16+
Лайт-версия сайта

КРИТ, ПЕЛАСГИ, ЭТРУСКИ - это наша история

Блоги / Блог пользователя svobodny / КРИТ, ПЕЛАСГИ, ЭТРУСКИ - это наша история

28 марта ’2021   20:03

Светлана Молева пишет: «только яростная борьба, ставившая русских на грань выживания на протяжении многих веков, мешала воплотить высокие духовные заветы христианства». «Церковная идея служения легла в основу сословного строя России, основанного на разделении общих обязанностей, а не на иерархии прав, как это было на Западе <…> ключ к пониманию русской жизни лежит в области религиозной, церковной, и не усвоив этого, не поймем мы ни себя, ни свой народ, ни свою историю»
По подсчетам В. О. Ключевского, великорусская народность только «за 234 года (1228–1462 гг.) вынесла 160 внешних войн. В XVI веке Московия воюет на северо-западе и западе против Речи Посполитой, Ливонского ордена и Швеции 43 года, ни на год не прерывая между тем борьбы против татарских орд на южных, юго-восточных и восточных границах. В XVII веке Россия воевала 48 лет, в XVIII веке – 56 лет. В целом для России XIII–XVIII веков состояние мира было скорее исключением, а война – жестоким правилом» /17/. С глубочайшей древности росы представляли особое, организующее звено в семье арийских народов, тысячелетиями являясь «удерживающим» народом, т.е. сдерживающим распад единой еще Адамовой веры и и единого праязыка. В недрах этого высокоорганизованного народа сохранялась живая светоносная материя, способная усвоить живое слово Бога Слово, Второго Лица Троицы Живоначальной.
Для Древней Руси очевидно стремление к устроению государства по принципу будущих христианских представлений об иерархии (подобные воззрения на иерархичность вселенной, видимого и невидимого миров ранее всего мы обнаруживаем на разных этапах существования древнейших государств – Шумера и Египта). Очевидно, к тому были существенные предпосылки, на что указывают прежде всего многие жития русских русских святых, и в их числе – русских князей.
Геродот называл греков варварами, при том, что греки, ставшие образцом для подражания европейской цивилизации, заимствовали у пеласгов не только алфавит, технологию строительства, мореходные навыки, но и религиозные верования и обряды. Да и великим народом греки стали лишь после того, как они ассимилировали покоренных пеласгов. «До своего объединения с пеласгами эллины были немногочисленны» — пишет Геродот. Не желавших терять свою этническую идентичность, т.е. не огречившихся пеласгов ахейцы изгоняли за пределы страны.
Название «Аттика» в самых разных европейских языках может быть связано с понятием «отец» «атта», он же тятя, и потому его можно перевести как «отечество». Первой волной миграции в Южную Европу с территории Русской равнины были подняты сикулы, они же сколоты, они же лигииликийцы. По времени эта волна была синхронна активному заселению теми же племенами и юга Греции и Крита а это рубеж 4 и 3 тыс. до Р.Х. Греки называли их пеласгами. Уже общепризнано, что археологическим эквивалентом пеласгов является культура Димини, вобравшая в себя элементы доарийского субстрата из Северо-Балканской культуры Винча а ахейцы стали родоначальниками классических греков только когда они в значительной степени усвоили культуру первопоселенцев. Так, их оборонительные укрепления в городе Микены, согласно письменной традиции, строили так называемые циклопы, т.е. исполины. Примечательно, что во главе их государства стоял правитель, носивший титул «ва-на-ка», соотносящийся с корнем «ван», от которого происходит также и название племени ионийцев (ванийцев, поскольку буквы соответствующей звуку «в» у др. греков не было). Ахейцы сохранили и культы многих пеласгических богов.
ЦИКЛОПЫ - СИКУЛЫ
В латинской традиции циклопов называли сикулами, от их имени произошло название острова Сицилии (Сикелии). Помимо сикулов в числе древнейших обитателей Италии упоминают также лигиев, или лигуров (это ликийцы!). Но другая часть этого народа, известная античным историкам как лигии, перебралась в Европу. Лигии проживали в Верхней Италии и Южной Франции, на Балеарских (Белоярских!) островах, Корсике и Сардинии (впоследствии их вытеснили отсюда кельты).
О коренных жителях Сицилии Фукидид сообщает: «Уже в древности весь остров был заселен различными народностями. По преданию, древнейшими обитателями Сицилии были жившие в одной ее части киклопы и лестригоны», но лестригоны в переводе с греческого означает «прирожденные грабители» – так, по-видимому, называли базировавшихся на Сицилии пиратов а циклопы напоминают о сообществе древнеэлладских бронзокузнецов. В их честь группа островов Эгейского моря названа Кикладскими. На них, наряду с культурой материковой Греции и Крита, в медном и бронзовом веке (XXVI – конец XII в. до Р. Х.) существовала особая культура, названная кикладской. Во II тыс. до Р. Х. она испытала влияние критской и микенской (материковой) культур. Поселения жителей Киклад состояли из построек прямоугольной, реже – закругленной формы; в основном эти поселения не были обнесены укреплениями. Наряду с одноцветной керамикой на Кикладах изготовлялись сосуды с цветным процарапанным орнаментом (т. н. кикладские сковороды, сосуды из камня; сосуды были главным образом выпуклой формы – кубки, кувшины и т. д.). Найдены на Кикладах и мраморные идолы – непропорциональные, часто с утрированной головой, различного размера (до 3/4 человеческого роста), стоящие или сидящие (например, изображение играющего на арфе).

Один из Кикладских островов, возвращаясь из Троянского похода, посетил Одиссей. Полифем вполне миролюбиво начал разговор с гостями, но его отношение к ним сразу изменилось, как только он узнал, что странники прибыли, «город великий разрушив и много врагов истребивши». Циклоп, очевидно, сочувствует троянцам, и оттого пытается отомстить ахейским воинам. Кстати, Троянская война датируется началом 12в. до Р. Х., и не случайно, что чуть позже, в этом же веке исчезают следы кикладской культуры. Циклопы и греки поклонялись разным богам. Полифем говорит Одиссею:
Видно, что ты издалека иль вовсе безумен, пришелец,
Если мог вздумать, что я побоюсь иль уважу бессмертных.
Нам, циклопам, нет нужды ни в боге Зевесе, ни в прочих
Ваших блаженных богах; мы породой их всех знаменитей…
Собственно, Гомер устами циклопа проговорил ту истину, что греческая мифология возникла и развивалась (уже самостоятельно) на славянской и русской основе. Пример. Коза – священное животное Коляды. Остров Коз был религиозным центром циклопов, и пришельцы осквернили его убийством. Перед тем как попасть в пещеру к Полифему, Одиссей со спутниками высадился на соседнем пустынном острове, где паслись тучные козы. Гомер сообщает, что ахейцы истребили их в несметном количестве. Ясно, что после этого ни о какой дружбе Полифема со спутниками Одиссея не могло быть и речи. Праздник колядок у пеласгов неизменно сопровождается выпивкой, над этой ритуальной традицией, характерной и для скифов и вообще славян, и глумится Одиссей, когда, перед тем как убить, опаивает великана до полного бесчувствия. ЛИХОЛИКОЛИКИЙЦЫ
Ликийцы – исторический народ с ликийским языком. Ликией называлась область в юго-восточной части Малой Азии, но были также ликийские поселения и в Троаде. По преданию, ликийцы переселились сюда с Крита. Геродот сообщает также, что «обычаи их частью критские, частью карийские», что они тоже не греки а варвары. У ликийцев долгое время сохранялся матриархат и называли они себя по матери а не по отцу. «Если кто-нибудь спросит ликийца о его происхождении, тот назовет имя своей матери и перечислит ее предков по материнской линии. И если женщина-гражданка сойдется с рабом, то дети ее признаются свободнорожденными».
В Троянской войне ликийцы сражались против греков. В «Илиаде» они упоминаются Гомером большее число раз, чем все союзники троянцев вместе взятые. Царь ликийцев Сарпедон – один из наиболее авторитетных вождей защитников, именно он от лица пришедших под Трою народов заявляет (Илиада. V, 473–479):
Гектор! где твое мужество, коим ты прежде гордился?
Град, говорил, защитить без народа, без ратей союзных
Можешь один ты с зятьями и братьями; где ж твои братья?
Здесь ни единого я не могу ни найти, ни приметить.
Мы же здесь ратуем, мы, чужеземцы, притекшие в помощь;
Ратую я, союзник ваш, издалека пришедший.
Лихо – чрезвычайно древний образ русской мифологии. Лихо – более древний персонаж, нежели Хор и Коло. Оттого и изображают его не красивым и светлым, а уродливым и мрачным. Таков удел первобогов. Но именно их имена живут в названиях племен! Лихо – воплощение Великой богини (верховного бога), ее людоедство, как и в случае с Бабой-Ягой, отголосок тех древнейших времен, когда ей приносились человеческие жертвы. Изначально имя божества было Лико – Одноглазое Лико, лицо с одним-единственным глазом. Оно может являться также и в облике худой женщины без одного глаза, иногда – великанши, пожирающей людей. Как видим, этот образ Лиха он же и портрет Полифема. Полифем собственноручно доит коз. Лицо с одним глазом посередине соответствует солярному знаку. Сам глаз символизирует круг, божество Коло. Одноглазое ЛикоЛихо – это символ бога, наблюдающего с Небес, образ Вечного Неба, на котором днем сияет солнечное око, а вечером лунное. В известной русской сказке Колобок, он же Коло-бог, представляет поэтический образ солнцалуны, которая из круглой может превратиться в тощий месяц (откушенный колобок), а то и совсем пропасть во время затмения (быть съеденной ).
Из всех арийских племен, оказавшихся в Средиземноморье, ликийцы долее других исповедовали культ Великой богини.
Конец кикладской культуры (12в. до Р. Х.) совпадает по времени с последней фазой вытеснения русоариев с материковой части Греции, Крита и близлежащих островов. Перебраться на западное побережье Анатолии побежденные не могли, поскольку и там, выиграв Троянскую войну, господствовали греки. Поэтому отступление велось только в направлении Фракии (область на юго-востоке Балканского полуострова). Именно отсюда, ахейцы вторглись в Анатолию, разгромили Хеттскую державу и прошли победным маршем по всему Междуречью, вплоть до Вавилона.
В это время Фракия, отделенная от Малой Азии лишь узким проливом, была связана с ней многими нитями, как это и было испокон веков. Сын Зевса и Плеяды Электры царь Дардан считался родоначальником Приама, Ила, Троя, Анхиса и Энея и был родом из Самофракии. После смерти своего брата Иасиона он покинул родной остров и переправился в Асию Ассуву.
Там местный царь Тевкр (перегласованное Свекр) принял радушно пришельца и отдал ему в жены свою дочь Батию а также часть земли, где он и основал город Дардан. По имени его сына Ила и был назван город Илион, а Троя – по имени внука Троя. К этому же царскому роду принадлежал и Эней, сын Анхиза.
В Троянской войне фракийцы были союзниками троянцев и во главе с Акамантом воевали вместе с дарданцами, пафлагонцами, фригийцами(мосхами), пеласгами, киконами(от кика), пеонами, гализонами(галичанами) и др. союзниками. Именно пафлагонцев возглавлял пеласгийский вождь Пилемен, приведший их из родных мест- «из генетов», по Гомеру, т.е. венетов.
С падением Трои, один из старейшин троянцев Атенор, бывший советник Приама, нашел себе убежище во Фракии вместе с сыновьями Главком и Геликаоном и частью троянцев. И уже оттуда он переправился в так называемую Генетику на Адриатическом море. Софокл сообщает, что ахейцы при разрушении города не тронули дом Атенора в благодарность за его миролюбивую политику. Он, в частности, предлагал для избежания войны вернуть Елену ее законному мужу спартанскому царю Менелаю.
По одной из версий, Эней Веней тоже некоторое время жил на Балканах, но все же с отцом Анхизом и сыном Асканием «собрал большое число спутников и отплыл морем».
После разрушения Трои потомки лувийцев заняли Западное побережье Малой Азии а потомки хеттов и палайцев, строители дольменов Западного Кавказа, заняли Юго-Восточное побережье Малоазийской Пропонтиды и проникли в Южные районы Малой Азии. Позднеанатолийские языки лидийский и ликийский - потомки соответственно хеттского и лувийского фиксируются в сер. 1-го тысячелетия до Р.Х. на крайнем западе Малой Азии, на восточном берегу Эгейского моря. И такое движение анатолийских диалектов в западном направлении не прекращается на всем протяжении их существования.
Геродот пишет, что у ликийцев обычаи критские и частью карийские.
Карийцы и лелеги – матрилинейные обитатели анатолийского побережья. То есть они именуют себя по матери а не по отцу. Матрилинейность проявлялась там и в передаче наследства, когда имущество в первую очередь переходило не к сыновьям а к дочерям.
Пеласги долго сохранялись на побережье Македонии в Акте, в Крестоне, на острове Лемнос (Пропонтида), в Самофракии, в Лидии, на Лесбосе, на Хиосе.


ПЕЛ - УКРЕПЛЕННОЕ ПОСЕЛЕНИЕ КРЕПОСТЬ.
И КРИТ И КЧХ - НАСЛЕДНИКИ ВИНЧА
На территории современной Турции, в древней Анатолии, несколько тысяч лет назад жили носители очень похожей на минойскую археологической культуры, халафской – и керамика у них сходная, и культ быка присутствовал, и антропологически они были почти такими же, как минойцы – крупноносыми, темноволосыми и смуглыми; ученые называют такой тип «кавказоидами». Предполагают, что носители удивительной и живописной культуры пришли как раз оттуда, из северной части Анатолии. Первые следы их существования на Крите датируются более чем 5 тысячелетием до нашей эры – задолго до вторжения эллинов на территории материковой Греции. Сами греки, намного позже пришедшие с Севера, со стороны современной Македонии, называли аборигенов пеласгами. Это был самый многочисленный народ из так называемого «догреческого субстрата», а еще были карийцы и лелеги. Островитян греки-ахейцы называли «народами моря», причем совершенно заслуженно – они были настоящими хозяевами морей, причем полноправными. Ведь минойцы жили не только на Крите, но и на других островах архипелага.
Легендарного царя Миноса первым назвали талассократором – властелином морей. Минойцы активно контактировали с Сирией, Финикией, Египтом, имели большой флот и с легкостью достигали их земель на кораблях. Поэтому своеобразные минойские изделия сейчас находят на большой удаленности от Крита. Критяне были прекрасными мореходами и угроз с моря не боялись совершенно. Поэтому дворцы их полностью лишены оборонительных сооружений – им некого и нечего было опасаться, кроме, пожалуй, страшных землетрясений, сотрясавших их остров практически постоянно, причем крупные, разрушительные землетрясения происходили с регулярностью примерно раз в 50 лет.
Впрочем, «народами моря» греки, похоже, называли всех, кто к грекам не относился, так же, как римляне потом называли варварами всех пришельцев. Долгое время нам о минойцах было ничего неизвестно. Историков очень удивляло то обилие значимых мифов и легенд, в которых упоминался Крит, но в то же время в обозримом прошлом остров являлся такой себе глухой провинцией, в которой и следа не осталось от мифических героев. Не могли же эти легенды появиться на ровном месте?!
У Европы родилось три сына – Минос, Радаманф и Сарпедон. Зевс, как это принято у женатых мужчин, со временем охладел к несчастной, но судьба у нее все-таки сложилась неплохо, как ни странно: она вышла замуж за бездетного царя Крита.
Рядом с великой богиней, воплощением женственности и материнства, символом вечного обновления природы, мы находим в минойском пантеоне и божество, воплощающее в себе разрушительные силы природы — грозную стихию землетрясения, мощь бушующего моря. Эти наводящие ужас явления воплощались в сознании минойцев в образе могучего и свирепого бога-быка. На некоторых минойских печатях божественный бык изображен в виде фантастического существа — человека с бычьей головой, что сразу же напоминает нам позднейший греческий миф о Минотавре. Чтобы умиротворить грозное божество и успокоить таким образом разгневанную стихию, ему приносились обильные жертвы, в том числе и человеческие (отголосок этого обряда сохранился в мифе о Минотавре).
Религия играла огромную роль в жизни минойского общества, накладывая свой отпечаток абсолютно на все сферы его духовной и практической деятельности. При раскопках кносского дворца было найдено огромное количество всякого рода культовой утвари, в том числе статуэтки великой богини, священные символы вроде бычьих рогов или двойного топора — лабриса, алтари и столы для жертвоприношений, разнообразные сосуды для возлияний и др. Многие помещения дворца использовались как святилища—для религиозных обрядов и церемоний. Среди них крипты — тайники, в которых устраивались жертвоприношения подземным богам, бассейны для ритуальных омовений, небольшие домашние часовни и т.п. Сама архитектура дворца, живопись» украшающая его стены, другие произведения искусства были насквозь пронизаны сложной религиозной символикой. Это был дворец-храм, где все обитатели, включая самого царя, его семью, окружающих их придворных «дам» и «кавалеров», выполняли различные жреческие обязанности, участвуя в обрядах, изображения которых мы видим на дворцовых фресках.
Миф о Минотавре фиксирует переход от матриархата к патриархату, когда всесильная магия начала уступать свое место героической воле человека. Как Аполлон убивает Пифона, Персей — Медузу, Кадм — фиванского дракона, Геракл расправляется со многими мифическими чудовищами, а Беллерофонт умерщвляет Химеру, точно так же и Тезей убивает Минотавра; и это не только зооморфический или космический фетишизм, но отражение одного из величайших социальных переворотов человеческой истории.
Далее, историзм образа Минотавра проявляется еще и в том, что здесь перед нами отражение каких-то сложных взаимоотношений между Критом и Аттикой. Мы знаем, что значение Крита, этой древней страны величайшей культуры, падает во второй половине II тысячелетия до н. э. Социально-экономическое превосходство постепенно переходит с этого времени к материковой Греции, чтобы потом с еще большей силой проявиться в Малой Азии.
Черты реально исторических отношений носит на себе и миф о построении на Крите Лабиринта не кем иным, как именно афинским художником Дедалом. Это прямо какой-то Леонардо да Винчи бронзового или железного века. Лабиринт — это огромное здание, по преимуществу подземное, с массой внутренних дворов и целыми тысячами комнат, с бесконечно длинными, извилистыми, взаимно перепутанными коридорами, с малодоступным входом и труднонаходимым выходом; построено оно Дедалом для Миноса, который спрятал туда Минотавра. Мотив запутанности ходов во всем этом образе наиболее основной, и он содержится почти в каждом античном тексте о Лабиринте. Мыслится Лабиринт, вообще говоря, под землей и погруженным в абсолютную тьму. Лабиринт — это что-то бесконечно запутанное, хаотическое, стихийное, гибельное и ужасающее.
Прежде всего необходимо отметить космическую значимость этого образа, характерную вообще для древнего хтонического мышления. В более ранние периоды земля вообще ничем не отличается ни от неба, ни от подземного мира и представляет собой единое и нераздельное с ним общекосмическое тело, так что все земное (в том числе животные и человек) есть в то же самое время и небесное. Поэтому нередко встречалось понимание, например, пещер как символов неба или космоса. Лабиринт, обязательно имеет помимо других значений еще и космическое значение. Вместе с тем малоазиатская архаика вводит нас в атмосферу хтонических культов Великой матери, связанных с матриархатом и начальным патриархатом. Лабиринт — это, несомненно, прежде всего культовый танец; и еще большой вопрос, что было сначала: Лабиринт — пещера или Лабиринт — культовое действие и танец.
Лабиринт — это один из самых древних символов хтонизма, Дедал же — это символ очень развитой техники художества, изобретательства, прогресса и даже какой-то безумной научно-экспериментальной отваги. Тут перед нами два совершенно разных периода развития человечества, разделенные между собой тысячелетием. Это странное соединение двух исторических, социальных и художественных стилей мифологии, конечно, никак не может быть случайным, потому что эти лабиринты в большом количестве существовали в разных местах — и в Египте, и в Малой Азии, и на островах.
В этом дворце, который не уступал по своим размерам Букингемскому, были и водоотводные каналы, и великолепные банные помещения, и даже вентиляция. Параллель с современностью напрашивалась и в изображениях людей, позволявших судить об их манерах и критской моде. Если в начале среднеминойского периода женщины носили высокие остроконечные головные уборы и длинные пестрые платья с поясом, глубоким декольте и высоким корсажем, то затем их одежда приобрела еще более изысканный вид.
Одним из древних символов Крита, связанных с его верховным божеством, была обоюдоострая секира, которую можно представить в виде двух пар рогов, одна из которых направлена вверх, другая вниз. Эта секира связывалась со священным быком, культ которого был широко распространён на Крите. Она получила название Лабрис и, согласно более древней традиции, послужила орудием, с помощью которого бог, позже получивший от греков имя Арес-Дионис, прорезал Первый Лабиринт. Когда Арес-Дионис, бог изначальных времён, очень древний бог, сошёл на землю, ничто ещё не было сотворено, ничто не обрело ещё форму, существовал лишь мрак, темнота. Но, согласно легенде, с небес Аресу-Дионису было дано орудие, Лабрис, и именно этим орудием, этим оружием он сотворил мир. -
Арес-Дионис начал ходить посреди мрака, описывая круг за кругом, рассекая темноту и прорезая борозды своей секирой. Дорога, которую он прорезал и которая с каждым шагом становилась светлее, и называется «лабиринт», то есть «путь, прорубленный Лабрисом».
Когда Арес-Дионис, рассекая мрак, дошёл до самого центра, до цели своего пути, он увидел вдруг, что у него уже нет той секиры, что была вначале. Его секира превратилась в чистый свет — он держал в своих руках пламя, огонь, факел, который ярко освещал всё вокруг, ибо бог совершил двойное чудо: одним остриём секиры он рассёк тьму вовне, а другим — свою внутреннюю тьму. Таким же способом, как он создал свет снаружи, он создал свет в самом себе - так же как он прорезал внешний путь, он прорезал и путь внутренний. И когда Арес-Дионис дошёл до центра лабиринта, он достиг конечной точки своего пути: он достиг света, достиг внутреннего совершенства.

Итак, связь Пасифаи с Быком и рождение Минотавра имеет отношение к древним расам и к тем давним событиям, которые в определённый момент стерлись из памяти людей. Проходят годы, продолжает рассказывать легенда, и Минотавр в своём лабиринте действительно превращается в нечто ужасающее. Царь Крита, победив афинян в войне, облагает их страшной данью: каждые девять лет они должны направлять семь юношей и семь невинных девушек в жертву Минотавру. Когда наступает срок выплаты третьей дани, в Афинах против этого восстаёт герой, обладающий всеми достоинствами, — Тесей. Он даёт себе обещание не принимать правление городом до тех пор, пока не освободит его от напасти, пока не убьёт Минотавра.
Тесей сам записывается в число юношей, которые должны стать жертвами чудовища, отправляется на Крит, пленяет сердце Ариадны, дочери Миноса, и добивается, чтобы она дала ему клубок ниток, с помощью которого он сможет пройти через лабиринт и затем, убив Минотавра, найти из него выход. Клубок сыграл в этой истории важнейшую роль. Тесей входит в лабиринт и, проникая всё дальше в его сложные и запутанные коридоры, разматывает нить. Дойдя до центра, он благодаря своей колоссальной силе и воле убивает Минотавра и находит выход. В самых древних повествованиях, а также на изображениях на древних аттических вазах Тесей убивает Минотавра секирой с двойным лезвием, т.е. герой, проложивший себе путь в лабиринте, дойдя до центра, совершает чудо с помощью ритуального Лабриса, двойной секиры.
В Англии, в знаменитом замке Тинтагель, где, согласно легенде, родился Король Артур, тоже есть свои лабиринты. Мы встречаем их и в Индии, где они были символом размышления, сосредоточения, обращения к истинному центру. В Древнем Египте в древнейшем, основанном почти в додинастический период городе Абидосе существовал лабиринт, представлявший собой круглый храм. В его галереях проводились церемонии, посвящённые времени, эволюции, а также бесконечным дорогам, которые проходил человек, прежде чем достичь центра, что означало встречу с истинным человеком. Согласно истории Египта, лабиринт из Абидоса был, судя по всему, лишь очень малой частью огромного лабиринта, описанного Геродотом, который считал египетский лабиринт столь колоссальным, удивительным и невообразимым, что рядом с ним меркнет даже Великая Пирамида.
Один из самых известных, изображения которого довольно распространены, — лабиринт, выложенный на каменном полу главного собора в Шартре. Он был создан не для того, чтобы кто-то в нём затерялся, но для того, чтобы по нему шли: это был своего рода путь инициации, путь свершения и путь достижений, который должен был преодолеть кандидат, ученик, тот, кто стремился быть принятым в Мистерии. Действительно, потеряться в лабиринте Шартра крайне сложно: все его дороги исключительно символические, все повороты и перепутья видны. Самое главное здесь — достичь центра, квадратного камня, на котором гвоздями обозначены различные созвездия. Для человека это аллегорически означает достичь Неба и стать в один ряд с божествами.
Керамика Камарес
Керамика на Крите, действительно, была изумительная – тонкостенная, украшенная удивительными извитыми узорами. Самая ранняя называлась «Камарес», ее делали в раннедворцовый период (2000-1700 лет днэ). Название Камарес стиль получил от названия грота, где были сделаны первые подобные находки. Подвалы дворца, скорее всего, служили для всяческих хозяйственных нужд. Какие-то темные делишки в них все-таки творились: ведь не зря родилась легенда о жертвоприношениях чудовищу. Учеными во время раскопок были найдены человеческие кости со следами коровьих зубов и насильственной смерти.
Сосуды покрывали очень своеобразными светлыми орнаментами на темном матовом фоне. Использовалась черная, коричневая и красноватая краски.
С 1650-х годов до х.э. появляется морской стиль – очень красивая роспись темным на светлом фоне в виде осьминогов, раковин, моллюсков и рыб. Были и другие минойские стили керамики – ранний, исчерченный, а еще растительный. Но на более поздних керамических изделиях (с середины 15 века днэ), с приходом греков-ахейцев, рисунок стал грубеть и упрощаться. После смешения культур пеласгов критян и ахейцев, Минойская культура сменилась Микенской, керамика изменилась, рисунок на ней стал совсем другим – стилизованным и формальным.
Культура существовала, вполне себе процветая, до 13 века, пока не произошло ЭТО. Крит в наибольшей степени пострадал от сильнейшего землетрясения, эпицентром которого был вулканический остров Тира (Санторин, Санторини). Поселение на самом острове Тира было разрушено сильнейшим землетрясением, а потом засыпано многометровым слоем пепла и пирокластическим потоком. Остров буквально взорвался, наполовину уйдя под воду! В центральной части его образовалась воронка. Извержение вулкана продолжалось несколько дней, засыпая вулканическим пеплом все вокруг.
Гигантская волна разом уничтожила минойский флот, сделав остров абсолютно беззащитным перед любым вторжением. От Санторина в сторону Крита направились убийственные пирокластические массы (раскаленная смесь газов и пепла), довершив смертельную жатву. Когда воды вернулись в море, почва была напитана солью, отравлена и размыта, сильно пострадал плодородный ее слой. Плотное вулканическое облако закрыло небо на долгое время, отчего, вероятно, произошли некие необратимые изменения в климате. Ученые находят в глубоких слоях антарктического льда, датируемых тем же временем, что и эта катастрофа, следы вулканического пепла с Санторина!
В довершение всего, по некоторым сведениям, после катаклизма наступила засуха, уничтожившая и без того жалкий урожай. Наступил голод. Дикие и воинственные народы в поисках пищи снялись с насиженных мест и двинулись к некогда богатым городам, разрушенным землетрясением, в поисках припасов. Они без труда смели с лица земли все, что сохранилось после землетрясения и связанных с ним пожаров. Минойские дворцы погибли сразу и все практически одновременно. Кносс запустел почти сразу. Он остался стоять в руинах, его никто больше не восстанавливал, только оголодавшие жители окрестных селений, а также полудикие пришельцы, грабили его на протяжении долгого времени, пока больше не осталось ничего, что еще можно было стащить. Поэтому на территории дворца при раскопках найдено было не так много артефактов. Похожая участь постигла и другие дворцы. Часть была заброшена, забыта и занесена песками, как Кносс, на других выросли новые города. Из разрушенного Феста люди не ушли, они стали строить новые дома; город просуществовал до нашей эры.
Примерно в 17-16 веках д н э уже на материковой Греции стали появляться города-государства – Афины, Тиринф, Микены, основанные прибывшими с Балкан греками-ахейцами. Они, очевидно, переняли у минойцев их утонченную культуру, полностью упростив и огрубив ее. Эванс отзывался о культуре Микен с некоторым презрением, считая, что греки ахейцы всего лишь копировали все то, чего удалось достигнуть пеласгам минойцам. Причем переняты были всего лишь художественные и некоторые технические приемы (кораблестроение, например). Жизненная философия и менталитет у ахейцев был совершенно иным. Если у минойцев сохранились отголоски древнейшего матриархата, то культура микенцев была совершенно иной – брутальной, более агрессивной. В фресках появляются охотничьи и военные мотивы, изображения вооруженных воинов мы видим на вазах, постройки становятся не просто огромными – циклопическими! Чего стоят «львиные» ворота в Микенах – уму непостижимо, как древним строителям удавалось обработать такие исполинские глыбы камня! Блоки ворот весят в среднем 12 тонн, а самые большие - до 20!
ПЕЛАСГИ И ВАРВАРЫ ГРЕКИ
Минойская культура – это сплав двух арийских культур, пришельцев-греков и автохтонов-пеласгов. Серая минойская керамика, датированная около 1900 года до Р.Х. преобладает в это время в материковой Греции и распространяется с востока на запад, фиксируя перемещение греческих диалектов на Пелопоннес и острова Эгейского моря в исторически засвидетельствованные места их жительства. Археологическим эквивалентом пеласгов является культура Димини, вобравшая в себя элементы доарийского субстрата (ВНИМАНИЕ!) из Северо-Балканской культуры Винча. Пеласги были коренным протославянским населением Малой Азии, долгое время существовавшим чересполосно с протогреками. Именно пеласги послужили этнической основой для ионийского племени – одной из трех составляющих эллинского народа. Потомки Иавана Ионийцы, по мнению Геродота, были пеласгийского происхождения, т.е. в отличие от эллинов-дорийцев – местными автохтонными варварами. Да и сама Эллада первоначально называлась Пеласгией. Мифом о Данае Геродот подтверждает гипотезу о нескольких волнах проникновения греков на Юг Балканского полуострова. Такие волны сопровождаются сменой племенных этнонимов: пеласги; кекропиды; афиняне; ионяне. Дорийская Спарта этнически резко отличается от ионических Афин.
Судя по рассказу Гекатея Милетского, переданному Геродотом, пеласги находились на более высоком уровне культурного развития чем пришельцы греки, значительно превосходя знаниями не только их, но и другие народы. Они, в частности, были и прекрасными земледельцами, научившими пришельцев-греков в Афинах получать хорошие урожаи на каменистых почвах Аттики. Пеласги были каменотесами и строителями крепостей. Первопредок пеласгов Фороней основал рынки и был родоначальником меновой торговли.
Религия пеласгов была усвоена греками и вошла составной частью в их пантеон. Так древнее пеласгийское божество, аналогичное богине Матери из Чатал-Хююка, стало богиней греков Деметрой. Матрилинейность наследования по женской линии зафиксирована в историческую эпоху у пеласгов, минойцев, лидийцев, басков, этрусков, пиктов (автохтонов в Британии до кельтов). У пиктов, докельтских автохтонов Британии, матрилинейная система родства сохранялась до 842 года по Р.Х.
Известный советский этрусколог А.И. Немировский, анализируя исторические данные о появлении пеласгов в Италии (точнее, в Этрурии), соглашаясь с Ю.Откупщиковым, пишет: «...пеласги — народ не грекоязычный, а говорящий на языке, близком к греческому. Они родственны иллирийцам, фракийцам, фригийцам и, возможно, праславянам».
В книге «Пеласги», вышедшей в Вене в I960 году и написанной Ф. Лохнер-Хюттенбахом, автору удалось убедительно показать, что пеласги обитали на Балканах, в северной части Пелопоннеса (не говоря уже о центральной Греции), на Крите, в Трое, а также и на других островах Эгейского моря и Эгейском побережье Малой Азии.
Среди авторов, писавших о пеласгах, были Эсхил и Софокл. Судя по трагедии Эсхила «Просительницы», пеласгийское царство охватывало на юге Аргос (в Аркадии), на севере – всю Фессалию и Халкидику ( до реки Стримон), на северо-востоке – Додону и область пернов. Во главе этого царства стоял Пеласг, сын Палайхтона. Но впервые название «пеласги» появляется у Гомера. В «Илиаде» «пеласгийский Аргос» употребляется как обозначение Фессалии. Гекатей Милетский, первый греческий историк, писавший о пеласгах, считает их древнейшими обитателями Фессалии. В числе ее пеласгийских городов он называет Кранон. Что касается пеласгийской Фессалии с точки зрения археологии, то около 2500 года до Р.Х. в Фессалии возникает так называемая культура Димини(КД), родственная культурам придунайских племен, и в частности трипольской. Эта культура постепенно распространяется на юг, вплоть до Крита: образцы характерной для этого периода керамики были обнаружены в древнейших слоях Трои и на Крите. Эпитет «пеласгийская» Гомер прилагает и к Лариссе, одному из фессалийских городов. Гомер знает о пеласгах на Крите, где они обитали вместе с этеокритянами, кидонами, ахейцами и дорийцами, причем сами пеласги, согласно Гомеру, были жителями Малой Азии, судя по тому что они выступали союзниками Трои. Если принять сведения Гомера о пеласгах и дугие исторические факты, напрашивается вывод что пеласги – это народ, населявший Фессалию, часть Малой Азии и часть острова Крит. Потомки Иавана Ионийцы, по мнению Геродота, были пеласгийского происхождения, т.е. в отличие от эллинов-дорийцев – местными автохтонными варварами.
Существовали какие-то древние предания, на которые опирался Гесиод, связывавшие и Аркадию с пеласгами. Во время «дорийского переселения» пеласги могли оказаться в числе «народов моря» и попасть в Аркадию и уже оттуда могли выдвинуться в направлении Италии. Гекатей сообщает о пребывании пеласгов в Аттике и о последующем изгнании их оттуда афинянами. Когда потерпевшие поражение вместе с троянцами пеласги были изгнаны из Фессалии, они рассеялись во всех направлениях, но главная их масса двинулась к Додону, к своим единоплеменникам, где, согласно Гомеру, имелся культ «пеласгийского Зевса» Додоны. И уже оттуда, в поисках средств к существованию пеласги-тиррены-хетруски переправились в Италию, где и высадились в устье реки По. Часть высадившихся основала город Спина, но под натиском варваров, вынуждены были его покинуть. Другая часть мигрировавших на Апеннины пеласгов двинулась в страну умбров и там, сломив их сопротивление, захватила город, названный Кротон. Это произошло уже при третьем поколении после Троянской войны.
Что касается еще одной ветви троянских пеласгов, то после падения Трои произошло переселение части троян в район Лужицкой культуры. Археологическим индикатором, удостоверяющим реальность этого события, служат местные ящичные погребения, спиралевидные бронзовые перстни, витые браслеты и т.п.
ВЫВОД: Начало формирования среднеевропейской сербо-венетской культуры лужичан по времени совпадает с окончанием Троянской мировой войны и массовым исходом венетов из Малой Азии и расселением их не только на Балканах, в Норике, на Буковине, на Апеннинах, но даже и в Скандинавии. Ю.А.Шилов считает, что переселение из Троады в Этрурию имело не одномоментный характер, подобно массовому бегству вследствие поражения в Троянской войне, а было нечто вроде миграционной диффузии праславянских, вернее пеласгийских лелегов, брежан, венедов, продвигавшихся «янтарным путем» на север в 17-11 вв до Р.Х. к Прибалтике и Левобережью Дуная.
Эллада первоначально называлась Пеласгией. Фукидид, сообщая об обитателях полуострова Акте, указывает на обитавших там пеласгах, которые когда-то жили на о. Лемнос и в Афинах. На Лемносе они были известны как тирсены.
Гелланик Лесбосский отождествляет пеласгов и тирренов, говоря: « тиррены первоначально назывались пеласгами». В поэме Ликофрона «Александра» дочь Приама говорит о катастрофе Трои и о возрождении ее в Италии, в могущест-венном Риме. Пеласгами называет Ликофрон и фессалийских участников похода аргонавтов, он знает о поселении пеласгов в Италии между латинами и давниями. Мессинский пролив Ликофрон называет Тирренским.
Диодор Сицилийский считает пеласгов первыми обитателями Крита и выходцами из Ликии, куда они, в свою очередь, попали из Арголиды.
Согласно Страбону, пеласги населяли в древности Фессалию и Эпир. Часть пеласгов переселилась из Фессалии на Хиос. Фессалия, по Страбону, – родина пеласгов, откуда они переправились ( с пересадками?) в Италию и основали там Агиллу (впоследствии Цере). Возглавлял переселявшихся в Агиллу пеласгов царь Малей (Мал?), резиденция которого находилась в окрестностях Остии. Античный географ пишет: «Наиболее общепризнанным является мнение, что эти энеты были самым значительным Пафлагонским племенем, из которого происходил Пелемен (вождь,упомянутый Гомером). Кроме того, большинство энетов сражалось на его стороне; лишившись своего вождя, они, после взятия Трои переправились во Фракию и во время своих скитаний пришли в современную Энетику». Их возглавлял Антенор, поселившийся с соплеменниками в северной части Адриатического моря.
Грамматик и географ Деметрий Скепсийский (2-й век до Р.Х.), считал, что после разрушения Трои столицей Энея стал город Скепсис (Кебрена), расположенный в верхней части Иды, в Троаде. Там утвердились два царских рода: Аскания, сына Энея, известного также под именем Юл, и Скамандрия, сына Гектора.
Для самих же ахейцев победа над Троей оказалась пирровой. Истощив силы в ней, они не смогли оказать сопротивление пришедшим в Грецию с севера племенам дорян (дорийцев), которые противопоставили бронзовым мечам ахейцев более эффективное железное оружие. Дорийцы считали себя потомками Геракла. Ахейское население было либо подчинено власти завоевателей, либо ушло в окрестные горы. При этом дорийская «миграцион-ная волна» почему-то миновала Аттику, издавна населенную ванийскими ионийскими племенами. Возможно, что свою роль сыграло присутствие в рядах дорян какой-то части русоариев. В пользу этого говорит и то, что древнейшее упоминание дорян связывает их с Критом. В сер. 2-го тысячелетия до Р.Х. дорийцы добираются до Крита где полнокровное искусство пеласгов уступило место сухой и безжизненной стилизации ахейцев, когда традиционные для минойской живописи мотивы – цветы, морские звезды, осьминоги на вазах дворцового стиля исчезают или перерождаются в абстрактные графические схемы.
Греческая литературная традиция связывала энетов с именем Энея, героя Троянской мировой войны. В «Илиаде» говорится, что предводитель троян Эней был отпрыском древнего царского рода Дардана. Афродита, дочь Зевса, зачала его от героя Анхиза на многолесных вершинах богатой оврагами Иды», в горах близ Трои. Когда Энея ранил его противник Диомед, боги Лето и Аполлон восхитили сына Анхиза и перенесли его в свой храм на вершине Пергама. Так повелитель морей Посейдон спас Энея, чтобы не погиб род Дардана, «Зевсу любимого более всех человеков». У Вергилия Эней наделен новыми чертами, хотя и остался тем же. Это герой Трои, что вынес на своих плечах из осажденного города своего отца Анхиза. Согласно «Энеиде» Вергилия, богов из Трои Эней перенес в Рим и на Апеннинах стал распространяться культ Венеры(Афродиты) и Марса(Ареса). Сын Энея Юл был основателем династии Юлиев, к которой принадлежал Юлий Цезарь.
Италия (Апеннины)- это территория венедо-расенской культуры хетрусков, т.е. праславян. В Венецианской лагуне до сих пор возвышаются небольшие острова с названиями Бурано, Мурано, Торчелло, на которых сохранились тысячи каменных надгробий с архидревнерусскими надписями.
В седьмой книге своей «Истории» Геродот упоминает портовый город Энея в Македонии. А в первой книге описывает распространенный у иллирийских венетов обычай продажи невест, которые славились своей красотой еще со времен Елены Троянской. Совместно с коренными жителями Италии пеласги основали Агиллу, Пизу, Сатурнию, Альсий и др. города. На территории Лация вместе с латинянами и сикулами находились борейгоны (они же «аборигены»), выходцы из Греции. Среди имен этрусских командиров кораблей, посланных на помощь Энею, имелись имена Абас и Купавон, т.е. явно пеласгийские. Абас был прародителем абантов, вероятно иллирийцев. После Троянской войны они убыли в Эпир.
Персонаж Вергилия Купавон, выступающий в роли человека-лебедя, близок к иллиро-славянскому Купале. Плиний Старший считал пеласгов предшественниками тирренов, прибывших из Лидии и поселившихся в Лации, Лукании и Бруттии.
ТРОЯНЦЫ-ТЕВТЫ
В гомеровском «каталоге кораблей» упоминаются предводители пеласгийского отряда, явившиеся по призыву Трои: Гиппофоос и Пилей. Упоминаются Леф и Тевтам, как их называют - соответственно – отец и дед. При этом, в Италии, куда переселились пеласги, на лигурийском побережье засвидетельствован народ тевтанов или тевтов, говорив-ший на греческом языке и основавший город Тевты. Это пеласгийское племя тевтов сменили этруски, вероятно тиррены, построившие там свой город Пизу. Известно, что Италия в греческой литературе называлась Тирренией, что тиррены изгнали пеласгов из их городов.
В греческой традиции Тевкр считался родоначальником тевкров и (!) троянских царей. Согласно Геродоту, тевкры переселились во Фракию до Троянской войны, за исключением одного племени, оставшегося в Троаде.
ПЕЛАСГИЙСКАЯ ЭТРУРИЯ
Земли Италии оставались к тому времени еще малообитаемыми.
Этруски почитали Тура под именем ТурмесаТурмса, а его женская ипостась богиня Турана выступала в качестве ВенерыАфродиты, богини любви.
Нет сомнения в том что пеласги были письменным народом. Хотя Диодор Сицилийский, используя не дошедшие до нас рукописи, пишет, что пеласги первыми заимствовали финикийские знаки письма, изменив их характер, однако известно, что до Гомера имелось лишь линейное письмо Б не финикийского происхождения. Существует мнение, что линейное письмо В микенцев – это греко-палеобалканское койне.
В Италию, став соседями умбров, пеласги, они же тиррены, переселились из Лидии или с острова Лесбос. Диодор считает пеласгов первыми обитателями Крита и выходцами из Ликии, куда они, в свою очередь, попали из Арголиды.
Самая важная миграция в истории древней Италии, однако, произошла в начале I тыс. до Р. Х., когда сюда переселились выходцы из Малой Азии. Кто же мог покидать этот полуостров в то время? Мы едва ли ошибемся, если предположим, что это было население разрушенной в ходе Троянской войны малоазийской Русены. Вот почему сами себя этруски называли расенами! Сохраняя свое родовое имя, они как бы восстанавливали связь времен, поддерживали связь с теми поколениями своих предков, которые участвовали в создании великих цивилизаций Древнего Востока.
После поражения в Троянской войне часть населения Арсавы Русены осталась в Малой Азии и продолжала называть себя русенами.
В последней четверти XIX века на острове Лемнос у побережья Анатолии, недалеко от местонахождения древней Трои, был найден надгробный памятник. Изображено в профиль лицо вооруженного воина и выбиты две надписи. Одна из них расположена над головой воина, а другая – на боковой поверхности стелы. На Лемносе было найдено множество других надписей на том же языке. Все они датируются 7 в. до Р. Х.
По пути из Анатолии в Италию этруски (или какая-то их часть) могли задержаться на острове Лемнос на время достаточное, чтобы оставить о себе следы. Два потока переселенцев – один из бассейна Дуная, другой из Анатолии (как и утверждал Геродот) – в конце концов образовали в высокой степени разнородное население местности, которую мы называем Этрурией и которую они попытались превратить в свою новую родину. Исконной территорией этрусков являлась Средняя Италия, она несколько превышала по размеру район современной Тосканы. Границами собственно Этрурии являлись: с юга и юго-востока – река Тибр, с востока – Апеннинские горы, с севера – Арно, с запада – побережье Тирренского моря. В период наивысшего могущества этруски подчинили своему влиянию как Северную Италию, включая долину реки По, так и более южные к ним области Лациума и Кампании. На этой достаточно обширной территории процветала самостоя-тельная своеобразная культура этрусков, сохранились многочисленные памятники их высокоразвитого искусства.
Характерные для начального этапа истории Этрурии интенсивные торговые связи со странами Переднего Востока, прежде всего с Финикией, к концу 7 в. до Р. Х. сменяются прочно и надолго установившимися связями с Грецией и греческими городами на юге Италии. Отношения с ними далеко не всегда дружественные, иногда переходящие в военные конфликты, оказали большое влияние на этрусскую культуру, особенно искусство. Этрурия этого периода представляла собой союз двенадцати городов, каждый из которых вместе с прилегающей к нему территорией являлся самостоятельным государственным образованием. Этими городами были Вейи, Цере, Тарквинии, Вульчи, Руселла, Ветулония, Воллатеры, Арецци, Кортона, Перузия, Клузий, Вольсинии.
Тарквиний первоначально назывался Тархны, а это название практически тождественно Тарханам. Во главе городских общин стояли цари-жрецы (римляне называли их лукумонами). Первым царем у этрусков был Тархон. О Тархоне известна такая легенда. Однажды он усердно пахал свое поле, взрезая плодородную целину. И вдруг его изумленному взору предстала человеческая голова, слегка приподнимавшаяся над бороздой. У этого диковинного существа было лицо маленького ребенка, но седые, как у старика, волосы. Испуганный этим чудом, Тархон позвал на помощь. Другие лукумоны, работавшие неподалеку на своих полях (в те времена нравы отличались простотой, и никто не гнушался труда пахаря), поспешили на призыв Тархона. На глазах изумленных людей из земли явился бог Таг (Тагес), чтобы передать лукумонам установления, в согласии с которыми они должны были учить людей. Легенда утверждает, что жрецы записали эти законы на восковых табличках. Важнейшей частью его установок стали правила гадания по внутренностям животных. На их основе позже возникла целая наука – гаруспиция, которую развили и широко использовали римляне.
Как только чудесный ребенок, рожденный землей, исполнил свою миссию, он тут же погрузился обратно в борозду, и больше его никто уже не видел. Гадание по внутренностям жертвенного вепря было обычным делом и на Руси. Писатель В.И. Щербаков в книге «Века Трояновы».
Жители Передней Азии еще в 3 тыс. до Р. Х. соблюдали культ подземного бога Дагона. Дагон, Таг – имена практически одинаковые. Если же применить правило перехода «г» в «ж», то мы с полным основанием можем считать имя Тага аналогичным имени Дажьбога. По существу, это разные написания одного и того же имени. Даж-бог, как Таг или Дагон, связан с Матерью-Землей. Поэтому и гаруспики в Древней Руси были, скорее всего, служителями Дажьбога (Даждьбога). В древние времена переселение с одного места на другое было рискованной процедурой: приходилось опасаться, что обожест-вленные предки разгневаются и обрушат свою кару на колонистов. Эней, например, привез с собой своего отца и отцовских богов.
21 апреля 753 года до Р. Х. произошло одно из главных событий мировой истории: был основан Рим. Сам ритуал закладки нового города осуществлялся в строгом соответствии с древними обычаями этрусков. Когда гаруспики выбрали на Палатинском холме подобающее место, там разожгли огонь. Через этот костер перепрыгнули все, кто пришел с Ромулом на новое поселение: тем самым они очистились от зла. Затем гаруспики велели Ромулу выкопать в земле круглое углубление в том месте, где он желал разместить центр будущего города. Это углубление, или мундус, должно было стать каналом, через который обожествленные предки смогут посещать мир живых в определенные три дня года. Ромул и каждый из его спутников благоговейно опустили в мундус по горсти земли, принесенной с собой из Альба Лонги. В ходе следующего обряда Ромул должен был провести границу будущего города. Он запряг в бронзовый плуг белого быка и белую корову. Облачившись в священные одеяния, Ромул провел вокруг мундуса на нужном расстоянии глубокую борозду.
В промежутке с середины 4 в. до Р. Х. по 280 г. до Р. Х. этрусские города четырежды выступали против Рима, но каждый раз оказывались биты. В результате этих неудач все этрусские города переходят на положение подчинения Римской республике: им запрещалось проводить собственную политику, их мужское население обязано было служить в римской армии. Особенно жестоко поступили римляне с одним из самых непримиримых этрусских городов – Вольсиниями. Согласно византийскому историку XII в., после подавления мятежа римляне сровняли город с землей, чтобы затем заново отстроить его на озере Больсена, где положение города было гораздо более уязвимым.

РЕЦИЯ-НОРИК
У римлян существовало мнение, что этруски родственны ретам – народу, обитавшему на территории античной Реции. Ее территория охватывала нынешнюю Восточную Швейцарию, Южную Баварию и область Тироль. Помимо ретов здесь проживало также арийское племя винделиков ( венедо-ликийцев). Те из этрусских граждан, которые не хотели служить Риму, пробирались в Рецию, к дружественным венедам. Ученые-слависты, к сожалению, не обратили внимания на эту важнейшую для славянского мира миграцию, что ближайшей восточной соседствующей землей Реции была так называемая область Норик (земли между верхним течением Дравы и Дунаем). Не ресы ли (реты) хранили там свое древнее этническое имя? Кстати, и среди славян, оставшихся в Западной Европе, зафиксирован народ, который тоже называл себя расенами – это… сербы! Почему бы не предположить, что в их числе были и расены-реты, хранившие свое древнее этническое имя?
Наиболее вероятным представляется следующий маршрут расселения малоазийских расенов, который был предложен Е.В. Кузнецовым:
Калабрия &#8594; Южная Франция &#8594; и далее {Северная Испания, Северный Уэльс, Балтика}.
В первые века христианской эры в Галлии существовало племя рутенов (в Западной Европе так именовали русинов). У Прокопия Кесарийского (6 в.) в сочинении «О готской войне» о том, что в Бруттии (древнее наименование Калабрии) «на том русском (!) берегу древние римляне соорудили крепчай-шую крепость». До сих пор в 7 километрах от берега на высоте (от уровня моря) 227 метров существует город Россано. В нем живут «россанези» в количестве 20 000 жителей.
773—774 гг. Во французской поэме об Ожье Датчанине (XII–XIII вв.) упоминается русский граф Эрно, возглавлявший русский отряд, защищавший Павию – столицу лангобардов – от войска Карла Великого. В Северной Италии русы занимали район Гарды близ Вероны. Русские поселения существовали в Западной Европе задолго до образования Киевской Руси! И создавали их выходцы из малоазийской Русены – расены-этруски. Они не исчезли, не растворились в среде римлян, а отдельными группами разошлись в самых разных направлениях, гна Дунай и далее в Поднепровье, в Испанию, Францию и даже на Британские острова.
Между балтийскими и адриатическими венетами пролегал знаменитый с глубокой древности «янтарный путь». Страбон пишет: «Области за Падом населяют генеты и истрийцы, живущие на пространстве вплоть до Полы». «Над генетами живут карны, враги римлян. Здесь находилась древняя Норея (т.е. Норик), город, через который проходил янтарный путь». Археология подтверждает появление в Балканском регионе жителей средиземноморского типа во времена после окончания Троянской войны. Предания о Троянских временах и князе Палемоне (Пилемене) сохранялись до средневековья и включались в летописи. У болгар это было любимое чтение. Заглянем и мы в якобы нечитаемый этрусский словарь. Нам известно, что праславянская письменность, которой выполнены и этрусские надписи, была слоговой и для нее были характерны только открытые слоги типа СГ и Г. Такой строй письма, как мы знаем, не допускает cдвоения согласных. Но поскольку грамматический строй языка древних славян был все же несколько сложнее, то для более полной передачи его особенностей славяне использовали при письме особый знак — косой штрих, стоящий обычно в нижней части строки, справа от знака. Знак был призван снимать огласовку, чтобы создавать слоги типа ССГ(СГ\ + СГ = ССГ). В индийском слоговом письме деванагари аналогичный знак, выполняющий ту же функцию, назывался «вирамом». Матею Бору удалось доказать, что язык этрусков содержит существенные элементы венетской грамоты. По мнению Матея Бора, «Единственное отличие между венетским и праславянским языками состоит в алфавите». Венеты были близки к этрускам, но последние смешались с южным населением
Из словаря этрусков:
Аис\ яис – первоначало; Бог; яйцо;
Авил – овал (времени); год
Авила – личное имя, у римлян – Авл. (Сравн. с русск. Вавила)
Аде\ яде – яд;
Местоимения
ан\ён – он;
али – или;
Асил – изделие, продукт;
Ар - делать, воздвигать;
Арз – лев;
Велкитан –месяц март;
Венде – вести, увести;
Венеды – уведенные, ушедшие, согласно Велесовой книге, на запад
(в Слове о полку Игореве упоминается о венедичах а не о венецианах);
Венев – венок (венец);
Зилак\силак – должностное лицо, могущественный человек, предводитель ( от силак, силач) а злак?
Зилк – предводитель рангом ниже;
Зилак мехл расенал – предводитель силы расенов
Жинаце – жать; лепить ( сжимать\сжинать);
Жиси – жизнь (сравн. с польск. Жиче);
Зар – жар; (зарница – жар-птица?);
Зарфнет- воскурять; свидание;
Зусле – сусло (а русло?) корнеслово СЛ;
Зрех – зоркость; Звидан\свидан –
Ита – эта ( сравн. с англ. местоим. It - это, как о неодушевленном);

Римская Минерва – продолжение этрусской Менрвы, которая была божеством эгейско-анатолийского ареала и покровительствовала материнству, ремеслу и воинам.
Менрва, подобно Афине, изображалась этрусками в доспехах и с копьем в руке.
Вместе с богом неба Тином и Уни, покровительницей царской власти, Менрва входила в верховную триаду известную как

Тин – Менрва – Уни\ Юпитер – Минерва- Юнона\ Зевс – Афина – Гера

Бог Тини
Этруски считали запад страной мертвых. Свои кладбища они располагали у реки: на одном берегу они строили город живых а на другом хоронили умерших. По их представлениям, это символизировало порядок вещей, установленный на земле богами, некогда покаравшие людей за их прегрешения. Имя главного бога этрусков звучит как Тин. Но день также у этрусков – тин.

Прямое религиозно-духовное родство просматривается между этрусками и критянами минойской эпохи. Ливий пишет, что впереди этрусского войска часто бежали жрецы со змеями в руках. Из раскопок же на Крите известно о культе почитания там змей и о жрицах со змеями.



Исеп\усеп – усоп, уснул;

Кутун – сосуд (кадушка?);
Лар – гроб (ларь?);
Лепо – прекрасно;
Пуин, пуинел – буйный, буян; вспомним буй-тур Всеволода; Пуи пир – кровавый пир ( о битве);
Пуя \ поя – жена- поилица ( по обычаю встречать мужа с чашей сурьи-медовухи?) Возьмем у А.СШишкова славянское слово БУЙ с его производными: буесть, буйство, буйный. У этрусков Боян (имя) – в переводе выпивший хмельную чашу (медовухи-сурьи).;
Как «смелый, храбрый, отважный» слово БУЙ употреблялось в русских былинах и сказах - ой ты, добрый молодец, удалая, буйная головушка;
в Слове о полку Игореве: «а ты, буй Романе, и Мстиславе, храбрая мысль носит ваш ум на дело»; « Стреляй, господине, поганого Кончака за землю Рускую, за раны Игоревы буего Святославича»;
ваю храбрые сердца в жестоцем харалузе скована, а в буести закалена;
в летописи « Данилу бодену бывшу в перси, не чуяшежъ раны, младенства ради и буести». Здесь буесть означает горячность, запальчивость.
Как негативное определение, слово буйный превращается в буян, придавая оттенок дерзости и насилии (из летописи: они же слышавше се восприяша буй помысл, и начаша гневатись нань). Поговорка: невозможно мужу бую умудриться.
Буй\вол – немецкое buffel, английское buffle, итальянское buffalo, латинское bubalis – только варианты повторения древнеславянского буйного, «дикого вола», т.е. тельца а значит - тура.
В Этрурии мы снова встретим куретов. Их изображения встречаются на различных изделиях этрусских мастеров. Рассматривая эти изображения, в частности на стеле из Ветулонии ( VII в. до н.э.), и соспоставляя их с изображениями куретов на греческой вазе и на Фестском диске вы отметите характерную деталь: гребень (петушиный!) на голове или, стилизованную под гребень, каску, вызывающий сравнение с казачьим чубом — "оселедцем' .
Хетрусками пришельцев назовут латиняне, а сами же Рысичи\ Куреты станут называть себя Росами ("раса Рось"). Это подтверждают тексты этрусских надписей, исполненных слоговой праславянской письменностью. Рысичи\ Куреты — воины назовут себя Тюр ("раса Тюр").
Древнерусское слово Туръ означает: "Буйвол, бык"; "осадное передвижное укрепление". "Придоша къ Володимеру... и начаша туры рядити и пороки ставить"; в "Слове о полку Игореве": "Игорь ждет мила брата Всеволода. И сказал ему буй туръ Всеволод:... Седлай же, брат мой, своих борзых коней, а мои-то готовы, оседланы из Курска еще раньше. А мои-то куряне — опытные воины...". В приведенных примерах ясно, что слово "туръ" имеет преимущественно воинскую направленность, но князь у которого воины куряне (читай, — куреты), величается словом туръ, надо думать в ином, возвышенном плане. Он тоже Курет, но Курет — бог.
Для разъяснения этой ситуации вернемся снова на Крит — эту классическую страну "животной" мифологии культа животных, особенно быка\тура. Даже сам Зевс, чтобы похитить Европу, принимает образ прекрасного быка и, переплыв море, доставляет на своей спине дочь финикийского царя на Крит. Здесь Европа и родит трех сыновей, один из которых, Минос станет первым правителем критского государства.
В знаменитой Зевсовой пещере на Крите в свое время были найдены мечи, топоры, ножи, браслеты и т.п., а также "бронзовые статуэтки изображающие египетского (?) Бога Солнца Аммона Ра — поскольку Зевс отождествлялся с Богом Ра". После падения Трои троянский царь Еней\Юней\Эней, построив в Малой Азии два новых города Кемь и Пергам, перенес культ Езменя в Италию задолго до основания Рима. Однако ни в Риме, ни в других центрах языческих цивилизаций культ Всевышнего Бога не привился. На пути этого культа встали кровожадные фиванские божества, которых совместно с финикийцами почитали и этруски.
Сцена жертвоприношения. Юноше, стоящему на коленях, мечом отрубают голову. За этой сценой наблюдают стоящие в стороне «демоны» с маленькими рожками на голове. Текст состоит из двух фрагментов: 1-й помещен слева, под юношей; 2-й — справа, под группой «демонов».
Текст надписи (окончательный):
ЖЕР&#276;КИЙА Т&#334; БЕСЪКИ
ЖЕР&#276;КИЙА-жертвоприношение. Жьрђти " жрђти = жьрьти, жьру — приносить в жертву; совершать жертвоприношение (Срезневский).
ТО - ТЪ — указ. мест. — то; это.
БЕСЪКИ — бесы; демоны. Бђсьскыи — бесовский (Срезневский).
Перевод текста:
ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ. ЭТО — БЕСЫ.
Из сказанного можно сделать вывод, что в Этрурии воины - Рысичи, красные или рыжие Куреты, буйные Тюры считали себя «богами» или полубогами и первым среди них был Таги, научивший этрусков искусству прорицания. Собственно, об этом и говорится в строке Б.-5, у Кюе Тегиня: "Корень арейского дерева тюркским называют, каким был Таги".

Таги — этрусский бог, внук Юпитера и фраза из строки Б.-5 "Вы Юпитером повитые, плоть от плоти были рысичи" становится оправданной именно в таком переводе.
Со своим Богом и сами боги Рысичи — Куреты, — Тюры — Этруски.

Из словаря этрусков:

Суффиксы онок\ёнок идут от ун\он\ён;
Карчазь\ карчаже – кабан (сравн. с корчевать);
ми - я;
ти – ты;
Мини мулуванеце Авиле випена – меня малеванец (художник) выполнил;
мини – меня;
Маним – склеп;
Мат – молоко;
Млак – приношение;
Рес – Рекс – Рески\Реску
Лат. REX – царь. Эпитафия на могильной плите Энея начинается словами, обращенными к троянскому божеству « Рески вес». Рески вес – это царь всего, т.е. Всевышний. У расенов Трои он именовался Езмень\Язмень. Земля «рос» - это не только царская земля Геродота, но и скифские владения на карте принца Оранского. На боспорских монетах имеются личные имена царей Савромат и Рескупорид. Как и «рески вес», «реску порид» - составное имя. Ясно что «реску» означает царский или русский а вторая часть «порид» - это «борид», т.е. борей из древнего рода боридов-северян. Но савры-савроматы - это именование сербов или «севера», живших в земле «рос», так что семантически оба имени синонимичны. С учетом того, что латинский алфавит не в состоянии передать некоторых венето-этрусских звуков, мы имеем в этрусском словаре такие слова как:
Араж –лев
Али – разд. союз или
Бог – бог
Вольтио – князь
Ерей – духовный (ср. иерей)
Ен – он (сравн. с диалект. Ён)
Ени – они
Зар\жар – жар
Ита – указ. мест. эта
Буква И имела функцию мягкого знака
Мак – мак
Мол – ил, земля
Лаутни - люди
Огон – огонь
Каней – коней
Стихат – утихнуть
Спур – сбор\город
Сон – сон
этрусская буква У является О\Е.
Этрусское Ч передавалось латинами как ТХ.
Лар – ларь\гроб
Лад – ладо\дорогой
Пулу – поле
Робос – раб
Рей - рай
Раш – рожь, пшеница, зерно, хлеб;
Рыс – леопард, пардус, помогал охотникам;
Руш, руште – русичи ( сравн. с греч. «рош»);
Расна – государство;
Разторопеви – расторопность;
Сил – сила;
Скатера – покрывало; скатерть;
Синивица – синица;
Сутхи – гробница;
Спур – сбор;город ( а на санскрите пур\спур?);
Спурина – народ, город;
Слав – слава;
Тай –тайна
Тур – дар (сравн. с « буй-тур» былин, с Яр-тур, с Артуром );
Туруце – подарил;
Туран –дарительница ( сравн. с Туран\Афродитой);
Туляр – граница, доля, межа, межевой знак;
Тёс –тёс;
Тал\тел – делать
Торна – дорога;
Трин – выливать;
Тум – дума, мысль;
Туи – здесь;
Тупи – топь, потоп;
Тит – дед ( укр. Дид), в значении «старейший»;
Тис – посвящать;
Уна – юный, юная;
Уне – лучше;
В соединении с частицей отрицания «ни» УНЫ производит УНЫНИЕ, как отрицание радостной, молодецкой бодрости духа.
Уноша – юноша;
УНЫ – на древнерусском означало «молодцы», «юнцы»;
Уний – лучший, от чего идет ветвь ЮНЫЙ как «молодой» и «прекрасный». Откуда мы имеем слово УНИКАЛЬНЫЙ а также болгарское имя Юний ( Юний Брут из этрусков?) и греческий его вариант Эней.
Усил\ осил – солнце;
Удерай – ударяй
Фасе – хлеб;
Хал – смерть
Хибна – погибнуть, умереть
Хости – гости
Царес – царица



Комментарии:


Оставлять сообщения могут только зарегистрированные пользователи

Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта





Наш рупор










© 2009 - 2021 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft