16+
Лайт-версия сайта

Русоарийские культуры месопотамского круга

Блоги / Блог пользователя svobodny / Русоарийские культуры месопотамского круга

31 марта ’2021   10:08

О ПЕРВОЙ ОБЩЕМЕСОПОТАМСКОЙ КУЛЬТУРЕ САМАРРА

Первой общемесопотамской культурой является культура Самарра, основные памятники которой находятся на Среднем Тигре и в предгорьях Загроса. Самаррская керамика встречается на поселения Сирии, Киликии вплоть до Суз и Эреду на юге Месопотамии. Время существования этой культуры – раннепослепотопное.

Самарра – это первая культура, достигшая страны Шумер. Самаррская керамика, по своему происхождению, Чатал-Хююкского стиля и распространена в Киликии. Сюжетные рисунки керамики – фигуры людей и животных, размещенных по кругу. Реализм изображений сочетается со стилизацией. Присутствует желание передать движение. Именно культура Самарра – изобретательница формованного кирпича из глины-сырца.
Присутствует устойчивый домостроительный ордер: Т-образные дома; возводятся стены и укрепления в поселениях. Имеется специализация ремесел; керамического и металлообработки. Найдены древнейшие оросительные системы. Имеются слова: кирпичная форма, каменотес, строитель, ткач, медник, земледелец, пастух. Самаррцы этнически не являлись ни семитами ни шумерами и традиции самаррской расписной керамики были продолжены не в Месопотамии а далее к востоку в Иране, на территории занятой эламо-дравидами.
ВТОРАЯ МЕСОПОТАМСКАЯ КУЛЬТУРА ХАЛАФ

Культура Халафа так же как и культура Самарра не является ни шумерской ни семитской. Это эламо-дравиды и это та культура, которая ввела в шумерский словарь многое из своей лексики а это означает её культурное предшествование. Когда продвигающиеся на юг племена халафской культуры дошли до восточного побережья Аравии, оставив там свои культурные памятники, они сместили местных мореходов и рыболовов с островов Персидского залива, заставляя их переселяться, в частности, в Эреду. При этом халафцы смешиваются с самаррцами и усваивают такие достижения Ближнего Востока как религиозная система, земледелие, скотоводство, металлургия, обработка меди, архитектурный ордер.
Сменяя культуру Самарра, Халафская культура существует тысячу лет и принадлежит к кругу расписных керамик. Имеется сходство со стилем керамики Чатал-Хююка, что, вероятно, указывает на синхронность этих культур или частичную преемственность. Культура Халаф принесла в Месопотамию ряд инноваций, а именно: обряд трупосожжения, круглый план дома, высокие керамические технологии, что значительно отличает ее от Самарры. Однако жилые постройки подобны самаррским – Т-образные. Имеются общие символические образы в орнаментации – букрании, кресты, свастики. Из числа «догончарнокруговой керамика Халафа наиболее совершенна». Система верований включала культ Великой богини и мужского божества в виде быка.


О ТРЕТЬЕЙ КУЛЬТУРЕ МЕСОПОТАМИИ АЛЬ - УБАЙД

Культура аль Убайд – протошумерская, приходит в Южное Междуречье с Севера.

Наиболее древние культурные памятники убаидцев находятся на Аравийском п-ве, на побережье Персидского залива и островах Бахрейна, которые идентифицируются исследователями как страна Дильмун «рай шумеров». Культура Эль-Убейд распространяется в Южном Двуречье, вытесняя и ассимилируя Халафскую Культуру, при этом сама она, в свою очередь, перекрывается слоями Культуры Урук-Варки. Но если халафцы и убаидцы – несемитические племена, то Урук-Варки – это семитическая культура западных семитов. Следовательно, протошумеры НЕСЕМИТЫ.
Следующая после Дильмуна Бахрейна территория расселения убаидцев Культура Сузиана (современная Иранская провинция Хузестан), там она оказалась перекрытой урукцами. Аналогично, в Северной Месопотамии халафские поселения, в их числе Ниневия и Хассуна, оказались перекрытыми убаидскими слоями. Они также сменяются слоями урукского комплекса. На север убаидская керамика распространяется в верховья Евфрата, севернее Тавра до Элязыг и Палу.
Занимаются все поселения халафцев, при этом, где-то их совместное проживание было мирным а где-то пришельцам было оказано сопротивление. Так Северный Убейд распространяется от гор Ливана до предгорий Загроса.
К 4 тыс до Р.Х. признаки Убаидской Культуры прослеживаются от Сирии и Палестины до юга Средней Азии. И это вряд ли результат миграций а скорее всего – следствие межрегионального товарообмена.
Когда племена убаидской культуры продвигались в Малую Азию, там они встретили наследников протоцивилизации Чатал-Хююка. Пройдя долину Оронта, убаидцы подошли к области с семитской топонимикой, зафиксированной египетскими источниками в 3 тыс. до Р.Х. Видимо здесь встретились два потока, один из которых был этнически и культурно халафский а другой был вызван отделением от прасемитского южносемитских языков, а также западно и восточно семитских языков. Семитская культура переходит Евфрат с Запада на Восток и появляются «заречные народы» - хабири ( при Евере) и происходит их разделение при Пелеге, как это было сказано в Ветхом Завете. Это время формирования праеврейской общины города Ура.
Наличие племенных вождей, как определенная ступень общественного устройства, наверняка присутствовало у носителей убаидской культуры к тому моменту, когда они двинулись с островов Персидского залива, будучи уже опытными мореходами, на континент. Несмотря на определенные заимствования достижений от автохтонов Самарры, Халафа и Урука, убаидцы сумели сохранить свое культурное своеобразие. Культурно-дифференцирующим признаком убаидских памятников является погребальный обряд и культовая скульптура. Когда погребальный обряд меняется с эмбрионально-скорченного на вытянутый, это уже признак смены этносов. Появляются большие некрополи вне поселений. Погребальный обряд усложняется, возрастает число погребальных даров. Серпы, топоры, сосуды из глины, глиняные модели лодок, с помощью которых умершие возвращались на родину предков, в островную страну Дильмун. Этническим признаком убаидцев является керамика: с темной росписью на зеленоватом фоне с геометрическими и криволинейными орнаментами. В отличие от Халафских сосудов, орнаменты убаидцев занимали не всю поверхность сосуда. Принципиально иной была и технология обжига: высокотемпературный режим приводил к остекловыванию глины. Менялся и цвет краски, становясь черно-лиловым, что отличало от многоцветия красок халафцев.
В рисунках на печатях преобладают образы животных: козлов и оленей. Антропоморфные фигуры также имеют хвост и рога, отражающие мифологию или копирующие обрядовые маски-личины в ритуалах «плодородия».
Храмы убаидцев являлись предтечами храмов Урука и зиккуратов. Небольшая постройка из сырцового кирпича с нишей для алтаря занимала центральное место в поселении.

Орнаментация керамики геометрическая, доминирующий цвет черно-фиолетовый.
Происхождение убаидцев до сих пор остается загадочным для атеизированной истории и лингвистики. Дело в том, что эти пришельцы предстают перед нами с самого начала как носители высокоразвитой культуры. Люди убаидской культуры как-то сразу и внезапно осваивают плодородные земли низовьев Тигра и Евфрата, основывают здесь первые поселки, которые позднее вырастут в знаменитые шумерские города.
Холм Эль-Убайд, находится недалеко от Багдада. Рядом с ним расположен Эриду, самый южный изо всех городов древнего Двуречья. Отсюда, из древнего Эриду, убаидская культура ( УК) стала распространяться по долинам Тигра и Евфрата. УК имела большое влияние на северную Месопотамию: под ее культурным воздействием там складывается проубаидский комплекс поселений. Убаидские поселения существовали в разных местах Двуречья: например, в районе Ура Халдейского найдено свыше 40 городищ убаидцев, районе Урука – 23 поселения, каждое площадью свыше 10 гектаров. Такие поселения вполне можно было считать городами к тому же и множество поздних шумерских городов выстроено на основаниях убаидских поселений. Таковые поселения находили даже на землях нынешней Саудовской Аравии – это были небольшие выселки из Убайда. В целом убаидская цивилизация, как считают археологи, существовала более тысячелетия (по радиокарбонной датировке (С14) с середины 5 тыс. до Р.Х. и до начала 4 тыс. до Р.Х.)
Убаидцы активно использовали всё созданное до них цивилизацией ариев-бореалов. Ирригация была довольно развитой и поля орошались системой каналов. Знакомство с металлургией позволяло отливать медные орудия труда (таких найден большой набор), всевозможную утварь, украшения. В керамическом производстве широко использовался гончарный круг. Эти русоарии Двуречья, именно так их «пометила» гаплогруппа R1a, совершенствуют ремесла, у них появляются посуда и бытовые изделия более сложных форм, чем халафские, самаррские и хассунские: плоские тарелки с отогнутыми краями, кубки с затейливыми изгибами стенок, сосуды-чайники с выгнутыми носиками. Убаидские женщины, умело расписывающие свои горшки крестами-квадратами очень быстро нашли бы общий язык с русскими вышивальщицами из Малороссии или Русского Севера.
В их росписях не забывались и такие сакральные фигуры и символы как волнообразные линии, спирали, «языки пламени» и замысловатые рунические «черты и резы» , т.е. письменные знаки, не понятные нам, но, по всей видимости, ясные по своему смыслу для их современников. Совершенно чётка и устойчива мифотрадиция, идущая еще от ариев Балкан и Уральской Гипербореи: мать – земля, а отец – небо. Однако пышнотелые фигурки Матери Лады в селениях убаидцев постепенно отходят на второй план и если непредвзято рассматривать исходный образ Матери-сырой-земли, то начинаешь понимать, что он далеко не столь романтичен и мил, каким выглядит в поздних сказках и былинах и зачастую он страшен. Мы ясно видим: языческая богиня-мать, богиня плодородия праславян и ариев-русов – это темная, сырая, безликая и страшная земная сила.
У части таких фигурок именно в Убайде появляется странная ящеровидная голова. Видимо, убаидская богиня плодородия деградировала и приобрела какое-то отношение к владыке подземного мира в его змеином (драконьем) воплощении – т.е. к Вритре ведоарийцев, он же русско-славянский Юша Ящер. Возможно, она усилиями неожрецов уже представлялась женою ДраконаЯщера, подательницей подземных благ – в их числе и урожая, произрастающего из земли. Вот таким образом, гиперборейская матерь ЛадаЛето приобретает у убаидцев хтонический образ Матери-сырой-земли, рождающей урожаи и укрывающей в корнях Мирового древа. Так приходит и новый канон изображения богини Матери как женской ипостаси Рода в виде Рожаницы и её дочери, представленных в образе стройных, широкоплечих и широкобедрых стоящих женщин с тонкими талиями и поддерживающих груди руками.
Процветало ткачество.
В раскопах убаидской культуры найдено множество керамических и каменных фигурок быка, который становился уже патриархальным символом власти и могущества. Бык всегда занимал на Ближнем Востоке центральное место в пантеоне божеств, но именно с Убайда культ Рода Вала в бычьей ипостаси приобретает решаюшее значение. Именно здесь кроются истоки дальнейшего поклонения могучим и всесильным крылатым быкам, волам, ваалам с человеческими головами, как воплощениям богов и… царей-деспотов! На всё время существования великих цивилизаций Ближнего Востока, Крылатый Бык становится олицетворением небесного и государственного всесилия и мощи.
В захоронениях убаидцев помимо прочего начинают появляться терракотовые лодочки с парусом. Предполагают, это связано с тем, что в это время появилось представление о реке смерти, отделяющей загробный мир (будущий Стикс греков). Ещё встречаются отдельные захоронения голов, отдельные черепа в могильниках и вне их, т.е. в это время еще сохраняется культ «доброго предка-домового», который станет культом «терафимов» у семитов, культом «мертвой головы», но покойников чаще погребают не в скрюченом виде, их кладут на спину, в руки вкладывают фигурки «идолов», скорее всего, изображения самих усопших. Костные останки в это время покрыты красной охрой и при любых других нововведениях этот обряд сохраняется чрезвычайно прочно. И это понятно, ибо КРАДА (костер) и красить рядоположены.
Показательно, что восстанавливаемые в общеарийском языке лексемы, связанные с мифологией и ритуалами и с высокими проявлениями духовной деятельности вообще, находят аналогии в ближневосточных мифологиях, да и некоторые общеарийские обряды совпадают с древневосточными, как например, обряд погребения предводителя на колеснице, завершающийся кремацией трупа и собиранием праха в особые сосуды.
Совершенствовались строительные приемы и, несмотря на отсутствие дерева и камня, из глиняных кирпичей строились весьма внушительные и сложные сооружения. Над городищами русов-убаидцев высились монументальные святилища-храмы, которые строились на глиняных платформах, чтобы не проседала мягкая земля. К этому времени убаидцами возводятся высокие ступенчатые храмы – прообразы зиккуратов-пирамид Шумера. Они достигают в площади основания 500 квадратных метров. Рядом ставятся высокие башенки-конусы. Для украшения стен применяется мозаика.

Что касается ирано-месопотамских контактов, то их обилие и разнообразие неудивительно, ибо вместе с юго-западом Ср. Азии Иран и Месопотамия входили в единую культурно-хозяйственную зону. Когда в конце 4-го - первой половине 3-го тысячелетия до Р.Х. происходит переселение из Центрального Ирана племенных групп авестийских ариев на Юго-Запад Ср. Азии, в иконографии их расписной керамики и терракоты проявляется влияние предшествовавших убаидских традиций. Правда, большая часть Ср. Азии тяготела все же к Сибиро-Казахстанскому культурному кругу.



Комментарии:


Оставлять сообщения могут только зарегистрированные пользователи

Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта





Наш рупор










© 2009 - 2021 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft