16+
Графическая версия сайта
Зарегистрировано –  106 361Зрителей: 52 638
Авторов: 53 723

On-line543Зрителей: 12
Авторов: 531

Загружено работ – 1 853 478
Социальная сеть для творческих людей
  

ПОСЛЕДСТВИЯ МИРОВОЙ ТРОЯНСКОЙ ВОЙНЫ. (Первая часть)

Блоги / Блог пользователя svobodny / ПОСЛЕДСТВИЯ МИРОВОЙ ТРОЯНСКОЙ ВОЙНЫ. (Первая часть)

19 апреля ’2021   14:01

ПОСТТРОЯНСКИЕ МИГРАЦИИ НАРОДО-ЯЗЫКОВ

ИДЕОЛОГИЯ ХЕТТОВ
ГОРОД АРИННА
Продвинувшись от Туваны к северу, мы окажемся в самом сердце Хеттского царства, на родине хаттов. Главным культовым центром здесь была Аринна – священный город, точное местонахождение которого неизвестно, но который, согласно текстам, находился в одном дне пути от Хаттусы. В Аринне верховным божеством была солнечная богиня Вурусему; бог грозы занимал второе место в пантеоне как ее супруг; почитались также их дочери Мецулла и Хулла и внучка Цинтухи. Теологи Хаттусы выработали официальный пантеон, ядро которого образовал культ близлежащего святилища в Аринне. Солнечную богиню Аринны превозносили как «царицу земли Хатти, царицу Неба и Земли, госпожу царей и цариц земли Хатти, направляющую царя и царицу Хатти в их правлении». Она стала верховной покровительницей хеттского государства и монархии; именно к ней царь обращался в первую очередь за помощью в битве и во времена, когда благополучие всего государства оказывалось под угрозой.
Бог Телепин, имя которого неразрывно связано с мифом об исчезающем боге, ассоциировался с четырьмя городами этого региона. Судя по всему, он был богом земледелия, так как его отец, бог грозы, говорит о нем следующее: «Этот сын мой могуч; он боронит и пашет, он орошает поля и взращивает урожаи». В мифе о Телепине, с исчезновением этого божества, вся жизнь на земле замирает, а потому исследователи причисляют его к классу «умирающих и воскресающих богов» – таких, как Адонис, Аттис или Осирис.
Скальное святилище в Язылыкая (тур. «скала изваяний»), расположено приблизительно в двух милях от Богазкёя. Стены естественного углубления в горном склоне здесь украшены горельефным изображением хеттских богов и богинь, которые шествуют двумя процессиями, встречающимися в центре дальней стены, напротив входа. Это один из центров государственной религии. Многие божества несут в руках символические предметы.
Расшифровки хеттских иероглифов обнаружили перед нами удивительный факт: оказывается, в 13 веке до Р. Х. теологи хеттской столицы восприняли хурритский/гомеритский пантеон. Цивилизация гомеритов-кельтов, точно так же как и русоарийская, несмотря на свою высокую материальную культуру, была скорее духовной, чем материальной. У них существовало развитое изобразительное искусство, обнаруживаемое, например, на знаменитых чеканках, была богатая мифология, на основе которой зародился и расцвел современный литературный жанр «фэнтези». Достаточно вспомнить их знаменитый институт жрецов со сложной и разветвленной организацией – друидов, филидов, бардов. Каждая категория специализировалась в определенном направлении деятельности: от изучения законов и священных текстов – до научных знаний, объем и глубина которых поражают даже современных ученых. Религия гомеритов-кельтов включала в себя сложные философские концепции. Растительная и астрологическая магия и взаимосвязи трех миров – небесного, земного и подземного (или духовного, физического и астрального). Существовала специальная жреческая система образования, в результате каждый друид получал колоссальный багаж знаний в области не только религиозных вопросов, но и географии, естественных наук, поэзии, астрономии и астрологии, медицины – в Англии и Ирландии обнаружены даже наборы хирургических инструментов, относящиеся ко II тыс. до н. э.
Слово «друид» имеет ведоарийское происхождение ибо на санскрите «друдх» значит «лес», а святилища кельтов чаще всего располагались как раз в священных рощах.
Север всегда почитался в кельтских сказаниях средоточием мудрости и тайных знаний. Да и главная школа друидов располагалась на севере Шотландии.
В хурритском пантеоне богиня Хебат (или Хепит, т.е. Ева) почти не уступает по значению своему, мужу Тешубу. Этой божественной чете поклонялись в Алеппо, Самухе (современная Малатья), Кумманни (античная Комана), Уде (античная Гида), Хурме и Апцисне. Хебат изображалась как степенная женщина без особых атрибутов, иногда стоящая на спине льва – своего священного животного. В Кумманни именно она возглавляет пантеон.
Хурриты поклонялись также божественному сыну этой супружеской пары – Шарруме \ Шарме, символом которого (внимание!) в изобразительном искусстве служит пара человеческих ног и который изображен на рельефах в Язылыкая дважды: в процессии богинь за спиной своей матери Хебат и на рельефе, украшающем малую галерею у входа в главное святилище, где он представлен в пропорциях крупнее натуральных и держит в объятиях царя Тудхалию IV. В текстах этот бог упоминается главным образом в связи с городами Уда и Кумманни.
ШАУШКА \ ИШТАР
Важную роль в хурритском пантеоне занимала богиня Шаушка, отождествлявшаяся с Иштар и подчас фигурирующая в текстах под именем последней. Царь Хаттусили III вручил себя ее покровительству и посвятил ей свою так называемую автобиографию. Эта богиня изображалась крылатой и стоящей на спине льва; ее можно опознать в изображениях крылатой богини на некоторых памятниках и оттисках печатей. У Шаушки было две прислужницы – Нинатта и Кулитта.
В Сариссе, Карахне и, по видимому, во многих других городах существовал культ бога, который фигурировал в текстах под эпитетом, означающим, вероятно, «дух защитник» или «провидение». Он был покровителем дикой природы; и, действительно, в одном из текстов он описывается как «бог открытой местности». Он изображается стоящим на олене (своем священном животном) и держащим в руке зайца и сокола. Культ этого бога был очень популярен и, несомненно, восходил к глубокой древности, так как статуэтки оленей встречаются в захоронениях, датируемых еще 3 м тысячелетием до Р. Х.
Кубабаона
Заслуживает упоминания богиня Кубабаона, которая, вне сомнения, послужила прообразом фригийской Кибебы Кибелы.
ЦАРСКИЙ КУЛЬТ
В период империи, вместо «табарна» чаще всего использовался другой титул со значением «мое солнце». Очевидно, такова была официальная форма обращения подданного к царю, наверняка заимствованная из практики, принятой в Митанни и Египте, вместе с символом царского достоинства – крылатым солнцем (ну чем не ваша светлость?). В эпоху империи впервые появляется и восточное представление о том, что царь наделен сверхчеловеческими способностями. При жизни хеттских царей не обожествляли. Но существовал официально признанный культ духов покойных царей, поэтому смерть царя обычно обозначалась эвфемистическим оборотом «он стал богом».
САНТА(царь) МАРДУК
Лувийским божеством был Санта («царь»), отождествленный хеттами с Мардуком, Санта сохранился вплоть до греческой эпохи под именем Сандона, которому поклонялись в Тарсе. Атрибутами, изображавшимися на стелах являются:
посох, булава, лук, боевой топор, ступни человеческих ног, знаки пола
и изображения борющихся воинов.
Признаки религиозного египетского влияния заметны в сфинксах с человеческими головами из Алачи и Богазкёя, и прежде всего в крылатом солнечном диске, парящем над головой всех хеттских царей и входящем в их «монограммы». Это – египетский символ царского достоинства, а в глазах сирийских и анатолийских царств престиж египетской империи в период правления XVIII династии был поистине колоссальным.
Первоначально данный символ переняли, по видимому, цари Митанни, соединившие его с символом неба, опирающегося на столб, наподобие того, что упоминается в «Ригведе». И только затем уже хетты заимствовали этот символ из Сирии, где он объединился с вавилонским символом солнца; именно поэтому в хеттском символе солнце изображается сияющей звездой, а не диском, как в египетском искусстве. Этот символ призван был обозначать принадлежность Хатти к числу великих держав.
Если в табличках содержатся только имена божеств и названия культовых центров, то на памятниках мы находим типизированные изображения божеств, связанных с определенной местностью. Отличительными признаками божеств обычно служат: а) оружие или орудие труда в правой руке; б) символический предмет в левой руке; в) крылья или иные дополнительные детали; г) священное животное, на спине которого стоит божество.
Семитских божеств Месопотамии (Ану и Уту, Энлиля и Наннара, Эа и др.) хетты считали чужеземными, хотя и познакомились с ними при посредничестве хурритов.
Однако, был и обратный процесс: пережитки русоарийской хеттской традиции сохранялись даже по другую сторону Евфрата, в Гуцане (ныне Телль Халаф). Здесь в изобилии встречаются крылатые чудовища и гении, прототипы которых нередко обнаруживаются в хеттском искусстве эпохи империи, в особенности на печатях. Но все же, по большей части, репертуар этой окраинной области заимствован из шумерских или сирийских источников.
В целом искусство всех неохеттских предвоенных государств роднит с архитектурными традициями империи Хатти (о которых мы судим по зданиям из Аладжа хююка) использование барельефов (ортостатов) для облицовки цоколей фасада – с той лишь оговоркой, что в зданиях, относящихся ко 2 му тысячелетию до н. э., как в Каркемише, так и в Аладжа хююке, рельефы высекались на крупных камнях самой кладки стен, а в неохеттский период плиты с барельефами накладывались на стену и выполняли чисто декоративную функцию. Общий план хеттских храмов в сирийских государствах не восприняли.
Образом божества служила статуя на пьедестале. Найденная на склоне холма близ Фасиллара каменная стела имела изображение бородатого бога, стоящего на двух львах. Описания культовых статуй встречаются во множестве, и из текстов становится ясно, что погибли эти изваяния главным образом потому, что изготавливались из драгоценных металлов или из дерева, облицованного золотыми или серебряными пластинами. Так небесный бог грозы был представлен золотой статуей с палицей в правой руке и золотым символом «добра», вероятно, треугольником, изображенным в центре некоторых печатей. Цабаба представлялся серебряным изваянием стоящего мужчины: «в правой руке своей он держит палицу, в левой он держит щит, под ним стоит лев, подо львом – пьедестал, облицованный серебром». Иштар (вероятно, особый тип этой богини) изображалась в виде сидящей женщины с крыльями за спиной, держащей в правой руке золотую чашу, а в левой – символ «добра»; она восседала на пьедестале, который покоился на спине крылатого льва или грифона, а по бокам от нее стояли богини прислужницы Нинатта и Кулитта.
В менее богатых святилищах божество было представлено символическим предметом или фетишем. Бог грозы нередко изображался в облике быка, как, например, на рельефе из Аладжа хююка, его прислужники, горные боги, – в виде палицы или другого оружия. Очень интересен в этом смысле «бог меч» из малой галереи в Язылыкая. Именно мечу, как земной ипостаси бога АреяАреса, поклонялись скифы. Весьма распространенным культовым предметом был камень хуваси – стела, или массеба , с высеченными на ней надписями, а иногда и фигурой бога, установленная на пьедестале.
Храм считался жилищем бога, а жрецы – его домашними слугами. С утварью, находившейся в святилище и даже в других помещениях храмового здания, обращались как с божественной, и в обрядах жертвоприношения она ассоциировалась с божеством. Как явствует из текстов, ежедневно служители храма удовлетворяли «телесные нужды» божества: его следовало омыть, одеть, накормить, напоить и ублажить танцами и музыкой. Распорядок дня был жестко фиксированным и, по видимому, общеизвестным. Служители должны представать перед божеством в совершенной чистоте – как физической, так и ритуальной. Если служитель соприкоснулся с какой-либо скверной или переспал с женщиной, то он не должен был приближаться к богу, не совершив предварительно ритуал очищения. Пищу и питье, посвященные богу, запрещалось выносить из храма и делить с мирянами. Храмовая дисциплина требовала от всех служителей на ночь возвращаться в храм, хотя вечер они могли проводить в городе; тех, кто проводил всю ночь со своей женой, карали смертью. Особые предписания следовало соблюдать и тем, кто поддерживал огонь или нес ночную стражу.
Любой человек мог в любое время принести умилостивительные жертвы божеству, которые, среди прочего, составляли часть магических обрядов врачевания. Богу посвящались первые плоды земли и годовалые животные; люди верили, что щедрыми подношениями могут заслужить его милость. Жертвенными дарами могли становиться практически любые продукты. Приносить в жертву животных с какими-либо дефектами или болезнями запрещалось; если животное еще ни разу не спаривалось, ценность его как жертвы повышалась. В жертву иногда приносили даже таких традиционно «нечистых» животных, как собака и свинья, но чаще всего жертвенными животными служили волы, овцы и козы. Изредка хетты приносили в жертву и людей – например в ритуале очищения после поражения на войне. Часто встречаются упоминания о периодических религиозных праздниках, которые, очевидно, были весьма многочисленны и разнообразны. В табличке с предписаниями для жрецов перечисляется 18 праздников, одни из которых, судя по названиям, связаны с временами года, в каждом культовом центре соблюдался свой священный календарь.
Одним из главных праздников хеттского календаря был весенний праздник пурулли, в ходе этого праздника декламировали и разыгрывали «Миф об убиении дракона », миф о поединке бога с драконом Иллуянкой, который, по видимому, принадлежит к широко известному типу сезонных праздников, символическая цель которых заключалась в том, чтобы пробудить землю от зимнего сна; ритуальный поединок при этом символизировал победу жизни над смертью или добра – над злом. О сезонном характере этого праздника свидетельствует не только его название, но и связь его с Лилвани – богиней земли. Хеттский «Миф об убиении дракона» существовал по меньшей мере в двух версиях. Обе они начинаются с сообщения о том, что при первой встрече с драконом Иллуянкой бог грозы Тешуба потерпел поражение. По одной из версий этого мифа, дракон не просто побеждает бога грозы, но и завладевает его сердцем и глазами. Чтобы вернуть их, бог грозы сам прибегнул к хитрости. Он сошелся с дочерью бедняка, и та родила ему сына. Сын вырос и посватался к дочери дракона, а бог грозы дал ему такие наставления: «Когда войдешь в дом своей невесты, потребуй у них мое сердце и мои глаза». Так он и поступил, и родные невесты вернули ему украденные органы без возражений.
«Затем он принес их своему отцу, богу грозы, возвратил богу грозы сердце и глаза. Когда тело его исцелилось и стало таким, как было прежде, он пошел к морю, на битву, и, когда вышли против него сражаться, он сумел сразить дракона Иллуянку».
Иллюстрацией к этому или к одному из схожих с ним мифов служит барельеф из Малатьи: бог, за спиной которого изображена фигура поменьше, наступает с поднятым копьем на извивающегося змея. От тела змея поднимаются языки пламени.
«Праздник года», вероятно, был новогодним праздником, на что указывает само его название. Согласно одному из текстов, восьмой месяц года приходился на осень; следовательно, начало года могло совпадать с весенним равноденствием, как в Вавилонии.
Когда царю предстояло возглавлять праздничные обряды лично, для него подготавливали специальную табличку с указаниями, в которой расписывалась вся церемония до мельчайших деталей. Сохранилось множество таких табличек; описаны праздники «холодной погоды» (или «зимы»), «месяца», «привратного дома», праздник камня хуваси в честь нескольких богов, а также представляющий особый интерес праздник растения андахсум, также посвященный нескольким богам. Андахсум – это съедобное растение, по видимому, расцветавшее весной, так как этот праздник вне всяких сомнений приходился на весеннее время.
Из молитвы царя Мурсили:
«Что же это, о боги, что вы наделали? Вы допустили мор – и вот земля Хатти умирает, и никто не готовит подношения пищей и питьем. А вы приходите к нам, о боги, и вините нас за это… и все наши поступки в глазах ваших нехороши».
Весьма распространены были молебствия особого типа – мугессары. Сначала бога призывали вернуться домой и благословить свой народ. Затем ему «прокладывали дорогу» и, чтобы привлечь его, выставляли вдоль этой «дороги» мед, масло и прочие яства. С той же целью совершали благовонные воскурения. В некоторых случаях бога «тащили» домой по обставленной должным образом «дороге» – возможно, даже физически, в образе изваяния.
Гадание у хеттов
Хетты признавали три метода гадания: по внутренностям жертвенных животных, по полету птиц и по жребию. По жребию гадали женщины ведуньи, которых называли просто «старухами». Искусство гадания хетты заимствовали из Вавилонии, где традиции прорицательства уходили корнями далеко в глубь веков. Яснее всего воля богов открывалась гадателям в расположении внутренностей жертвенных животных. Определенная форма печени и других внутренностей, определенное поведение птиц и т. д. считались благоприятными, другие – неблагоприятными. Хетты всегда рассматривали знамения перед началом военного похода и другими важными мероприятиями.
Значительную долю всей дошедшей до нас хеттской литературы составляют именно магические ритуалы. В хеттском своде законов черная магия признавалась преступлением той же категории, что и разбойное нападение и нанесение тяжких телесных повреждений. С помощью магии пытались врачевать болезни и восстанавливать нарушенные функции тела, а также избавляться от всевозможных несчастий – от раздоров в семье и привидений в доме, от неурожая на полях и в садах и мора в войсках; с помощью магии насылали порчу на врагов и привлекали удачу к друзьям; клятвы скрепляли призыванием проклятий на голову потенциального клятвопреступника; особыми заклинаниями привлекали внимание людей и богов, когда те пренебрегали своими обязанностями.
АРСАВА\ АРЦАВА
Сначала хетты с помощью политических интриг, а затем военным путем попытались присоединить к себе Арсаву. Первый хеттский царь Лабарна отвоевал у Арсавы часть средиземноморского побережья. При этом хетты присоединили к себе ряд городов-царств в Северной Сирии и проникли в Палестину, но были наголову разбиты. Предел их экспансии положили воины страны Митанни. Тогда в сер.2-го тысячелетия до Р.Х. появляется арийский язык гомеритов-митаннийцев, поскольку Северная Сирия отошла под власть политического союза хурритских племен - Ханигальбата, организованного ГОМЕРИТАМИ\ ХУРРИТАМИ около 1500 года до Р. Х. Власть ариев после этого распространилась на всю Малую Азию. Признавая это, египетский фараон Аменхотеп III (15 в. до Р. Х.) попросил руки и женился на дочери царя Арсавы. Тогда, после ряда серьезных столкновений с Египтом, митаннийские цари вступают в дружбу с фараонами и скрепляют ее династическими браками.
МИТАННИ
Государство Митанни возникло на территории Северной Месопотамии в начале 2 тыс. до Р. Х. Его создателем стало одно из хурритских племен – маиттане, от имени которого и произошло название страны. Хурритский язык и хурритская культура в целом оказали весьма заметное влияние на всех территориях от хеттской Анатолии до ханаанской Палестины.
Поработив Палестину и Финикию, египтяне вторглись в Сирию и в 1457 году до Р. Х. победы Тутмоса III положили конец владычеству там хурритов. На 30 лет сирийские жители частью попали под египетское иго, а часть их отступил к малоазийским пределам арийской Арсавы в западную оконечность Анатолии или влилось в число подданных Митаннийского государства, наследника Ханигальбата. После смерти энергичного Тутмоса египтяне не смогли долго удерживать Северную Сирию и вскоре были вынуждены отступить перед государством Митанни.
Разгром Митанни и Кадеша
Владыка хеттов Суппилулиума I взошел на трон около 1380 года до Р. Х. и вначале его первый поход на Сирию через Таврский хребет обернулся поражением и тяжелыми потерями: царь Митанни Тушратта часть военных трофеев, захваченных у хеттов, отослал своему союзнику царю Египта. Следующую кампанию подготовили более тщательно. Хеттам удалось узнать, что главные средства обороны митаннийцев сосредоточены в Северной Сирии. Новый план состоял в том, чтобы переправиться через Евфрат у Малатьи и атаковать Митаннийское царство с тыла. Это был опасный маршрут, так как в северных горах обитали дикие племена, и для покорения их предварительно пришлось совершить отдельный поход. В результате, с неким царством, именуемым в одних текстах Ацци, а в других – Хайяса, был заключен мирный договор, скрепленный браком между сестрой Суппилулиумы и вождем этой горной страны. Так хетты обезопасили себя с левого фланга. Переправив войско через Евфрат, Суппилулиума внезапно обрушился на столицу Митанни город Вашшуканни, захватил его и разграбил. Митаннийский царь не смог оказать сопротивления и уклонился от битвы. После чего Суппилулиума снова пересек Евфрат и возвратился в Сирию, где местные царьки, лишившиеся поддержки Митанни, поспешили выказать ему полное повиновение. В итоге этой экспедиции, проведенной около 1370 года до Р. Х., в состав Хеттского царства вошли Хальпа (Алеппо) и Алалах (Атшана). Однако Каркемиш, контролировавший главную переправу через Евфрат, и область, простиравшаяся вдоль Евфрата от Каркемиша к югу до устья Хабура и известная хеттам под названием «Астата», не подчинились хеттам и по прежнему могли рассчитывать на поддержку митаннийца Тушратты, ценой собственной репутации сохранившего войско.
К счастью для хеттов, в это время царство Митанни погрязло в междоусобицах. Сирийские княжества разделились на две враждующие группировки: одна поддерживала хеттов, другая – митаннийцев, и обе напряженно следили за борьбой двух великих держав. Конкурирующая ветвь митаннийской царской семьи решила захватить власть, воспользовавшись военным позором Тушратты. Эта группировка обратилась за помощью и поддержкой к властолюбивому ассирийскому царю Ашшурубаллиту, предшественники которого платили дань царям Митанни. В итоге, Тушратта был убит, а новый царь Артадама и наследовавший ему сын Шуттарна поспешили признать независимость семитской Ассирии и вознаградили ее царя богатыми дарами, несмотря на все опасности, которыми в будущем было чревато для арийцев хеттов и миннийцев это внезапное возвышение нового, полного агрессивных чаяний семитского государства на Тигре.
Завоевание хеттами Сирии
После крушения Митанни завоевать Сирию для хеттов уже не составляло труда. Вернувшись на сирийские земли около 1340 года до Р. Х. Суппилулиума всего лишь после восьми дней осады захватил огромную крепость Каркемиш. После чего вся Сирия от Евфрата до моря попала в зависимость от хеттов. Царевич Телепин стал царем Алеппо, а еще один из царских сыновей, Пияссили, – царем Каркемиша. Царство Киццуватна оказалось в изоляции и было вынуждено заключить мир с хеттами, которые признали ее дружественной державой. После этого владычеству хеттов в Сирии более ничто не угрожало и лишь Евфрат отделял хеттские земли от ассирийских, так что традиции хеттской культуры распространились на юг, проникая в Палестину; к примеру, в израильском войске служили хеттские наемники, такие, как Ахимелех (1 Цар., 26:6) и Урия (2 Цар., 11:3 и далее); в числе жен царя Соломона были хеттеянки. В ассирийских хрониках Сирия и область Тавра по прежнему именовались «страной Хатти». Там же упоминаются цари с такими именами, как Сапалульме, Муталлу, Катуцили и Лубарна (ср. Суппилулиума, Муватали, Хаттусили или Кантуццили, Лабарна), а в Ветхом Завете эти сирийские государи называются «царями Хеттейскими» (4 Цар., 7:6, 2 Пар., 1:17);
ВЫВОДЫ:
Если до троянской войны этнокультурные доминанты разыгрывались между семито-хамитами Египта, Ассирии, Шумера и иафетитами Магога (Мосоха и Фувала) Хеттии а также гомеритами Митанни и др., то с появлением на мировой авансцене ахейцев, происходит консолидация антиарийских сил в лице семитской торговой Финикии, Ассирии и ахейцев. Так что Троянская война была, по сути, мировой этнорелигиозной войной и, хотя формально и шла за проливы Босфор и Дарданеллы, это была война рас, религий и культур. Так что Европа в лице религиозно семитизирущихся критян и греков в союзе с семито-хамитским миром наступала на арийскую сармато-славянскую Малую Азию. При этом на стороне троянцев сражались пеласги, венеты и хетты, империя которых (а это конец 2-го тысячелетия до Р.Х.) уже приходила в упадок.
С устранением главного препятствия, Трои, семиты финикийцы стали активно колонизировать Средиземноморье, внедряя культ кровавого Молоха. Еще до того, как основать Карфаген в Африке, Фарсис\Тартерис в Испании, до того как занять острова Сицилию и Сардинию, финикийцы высадились на Балканском полуострове, в Беотии, где вскоре появился город с африканским именем Фивы, появились сфинксы и начали совершаться кровавые жертвоприношения, так что вся греко-фиванская с финикийским божеством Ираклом культура стала приобретать семито-хамитские черты.
О БОГАХ ТРОИ И ЭТРУРИИ
В самой Трое тройческий культ Езменя\Ясменя (т.е. бога азгов\язгов Аза\Яза) почитался выше языческих божеств Вима и Дима. По свидетельству Витрувия, этрусские города должны были иметь не менее трех ворот, трех главных улиц и трех священных участков, связанными с триадами верховных божеств. Большой популярностью в Этрурии и Риме пользовались трехфигурные композиции, которые изображались на этрусских зеркалах. Божественные близнецы Диоскуры нередко изображались вместе с Турмсом\Гермесом, гравировали также богиню Туран\Афродиту с любовными парами Парисом и Еленой или Еленой и Менелаем. Интересно изображение Эос и Фетиды, несущих тело убитого Мемнона. Храм в Вейях был посвящен трем богиням – Мнерве\Минерве, Аритими\Артемиде и Туран\Афродите.
После падения Трои троянский царь Еней\Юней\Эней, построив в Малой Азии два новых города Кемь и Пергам, перенес культ Езменя в Италию задолго до основания Рима. Однако ни в Риме, ни в других центрах языческих цивилизаций культ Всевышнего Бога не привился. На пути этого культа стояли фиванские божества, которыми увлеклись этруски.
Около 1200 г. всеобъемлющая катастрофа ввергает Восточное Средиземноморье и Анатолию в состояние хаоса, погибают Пилос, Тиринф и Микены. В это время появляются «олимпийские жертвы», сходные с практикой семитов. Но все еще остаются анатолийские культовые символы – двулезвийный топор «лабрис» и «рога». Появляются жестокие «праздники огня», когда для Артемиды Лафрии в огонь загоняли живую дичь. Появляется мотив человеческих жертвоприношений. Горные святилища явно напоминают явно напоминает «высоты Ваалу» в Ханаане, в Тарсе огонь был посвящен Гераклу.
Культ Древа поддерживается изображениями смоковницы и оливы. Возле «фолосов», круглых строений, предназначенных для мертвых появляются появляются мощеные танцевальные дворцы с глиняными цилиндрами-фаллосами, как культовые центры, где проводились танцы в непосредственной близости от мертвых. Перед могилами закалывают коней, везших колесницу мертвого хозяина.
В изобразительном искусстве два основных типа культовых действий – торжественное шествие в процессии женщин в дорогих одеждах и танцы. Еще в «Илиаде» говорится о площадке для хороводов, построенной Дедалом в Кноссе для Ариадны. Обнаженные мужчины в островерхих шапках водят хоровод между культовыми рогами. Такой ритуальный танец с искупительным и целительным ритмом у греков назывался «пеаном». В ритуальных действиях появляются гротескные чудовища с собачьими мордами, которых называют минойскими «демонами» и «гениями». Эти изображения соотносятся с египетской богиней-бегемотом Та-урт, которая носит на спине крокодиловую кожу.
Малоазийская традиция прослеживается в Карии и Ликии, когда ритуальный топор «лабрис» находится в руках божества погоды, низвергающего молнии. Очевидно это будущий Зевс. Двулезвийный топор – знак власти над жизнью и смертью. О победе над быком напоминают букрании. Как в Кноссе, так и в материковых Микенах существовали «сакральные монархии». Царь по микенски именовался «wanax», т.е. ван,иаван. На печатях и кольцах рядом с большой фигурой богини находится меньшая по размеру мужская.
Между богами минойского Кносса и микенского Пилоса большие различия: общие боги только Зевс и Посейдон и титул Потниа – Повелительница. На материке становится более значимым чем Зевс Посейдон. В минойской религии преобладание женского элемента на материке трансформируется в сторону участия жрецов-мужчин. Появляется институт «рабов и рабынь бога», например «дом Потнии в Фивах», что явно свидетельствует о семитском влиянии в религиозных заимствованиях греков.Такие рабы были прикреплены к священным участкам.
После катастрофы начала 12 века микенская культура отходит на север Пелопоннеса, часть старого населения переселяется в Аркадию а другая часть на Кипр. Появляются большие храмы ближневосточного типа с большими бронзовыми статуями. В Энкоми айдены святилища «рогатого бога», т.е. Ваала и «бога на медном слитке».Культовые рога используются все чаще.
Вот почему и фрески гробниц этрусков стали отражать сцены гладиаторских боев, развившихся, вероятно, из погребальных игр; художники охотно рисовали подчеркнуто жестокие сцены, кровь, ручьями льющуюся из ран, как, например,в сценах убийства пленных троянцев на могиле Патрокла. Пленников обнаженных и связанных, подводят к Ахиллу, который и осуществляет заклание. По бокам от него изображались крылатая богиня судьбы Ванф и демон смерти ХаруХарон, чудовище с молотом в руках. С особым старанием изображались братья Этеокл и Полиник, пронзающие друг друга мечами. Откровенно жестоки сцены фресок, изображающие убийство Кассандры Аяксом, мучения Сизифа и др. Позднеэтруское искусство отражает интерес этрусков к подземному царству Гадесу и к его мифологическим персонажам: змееногому гиганту Тифону (Кундалини), к Гадесу с волчьей шкурой на голове, к Персефоне с волосами из змей, к демону с тремя головами Гериону, к извивающемуся дракону Ладону, стражу сада Гесперид. В одном из углов гробницы чудовищ изображен юноша Тезей с грустным лицом а перед ним – чудовище с птичьим клювом, ослиными ушами, большими крыльями за спиной и с огромным змеем в руке, которого он поднимает над головой юноши. Это этрусский демон Тухулка, ( Тухула? не Хула ли это из «слова о полку»? Туга, тужить, тухлый) явно пришедший из Финикии, как и все те образы фантастических животных типа химер, как будто сошедшие с египетских папирусов.
Еще троянцы стали почитать богиню смерти ЕкатезиюГекату.
Погребения хеттских царей в каменных домах под курганами связаны с первоначальной функцией кургана как своего рода святилища, где почитался культ предков-питаров. В последние же эпохи остается лишь погребально-гробничная функция. В двух дольменах Новосвободной, имеющих форму «каменного дома под курганом», отмечается важная роль огня в погребальном ритуале, но кремация при этом отсутствовала.
Книга Бытия дает основания полагать, что у хеттов с глубокой древности (с 22 века до Р.Х.) существовал обычай захоронения в дольменах, вырубленных в скале. Именно так «достались Аврааму от сынов хеттовых поле и пещера, которая на нем, в собственность для погребения». (Быт. 23:19).
ПОСЛЕ ПОРАЖЕНИЯ В ПЕЛАСГО-АХЕЙСКОЙ ВОЙНЕ
Русоарии покидали малоазийский полуостров несколькими путями. Часть из них сконцентрировалась вокруг озера Ван и создала ВАНСКОЕ ЦАРСТВО.
Оно стало центром государства Урарту, занимавшего все Армянское нагорье. Название страны Армения, то есть страна мужей-ариев, говорит о пребывании на ее земле арийцев.
Русы Зарзи и Зави Чеми использовали черный обсидиан, привозимый с севера из районов озера Ван (напомним об устойчивой традиционной памяти армян – их предки тысячелетия назад были светловолосыми и светлоглазыми – т.е., русами, и это сохранилось даже в именах первых царей армян Руса I и Руса II; кстати, сам этноним «армяне» состоит из двух корневых основ ар и мэн. Аромани, Аромони, Яромони – этноним русов-индоарийцев, аналогичный более позднему – Росомоны, Русомони.
Важнейшим культовым центром бога Халди был храм в городе Мусасир; он был центром коронации урартских царей и одновременно их сокровищницей. Халди изображался воином, стоящим на льве. Его молили о победе над врагом. В посвященном ему храме отправляли культ копья и щита. Круглый сверкающий щит символизировал солнце, а копье – всепроникающие лучи света. Племени халибов приписывалось изобретение способа добычи железа из руды. Железное оружие было гордостью воинов этого племени, в битвах оно делало их неуязвимыми и подобными богам. Образ вооруженного бога обозначает не столько его воинственный характер, сколько обладание им новейшими металлургическими секретами.
Государство Урарту представляло содружество многих племен. Но объединяющим началом в нем выступали магогиты ванывенеты (жители Байского царства в центре нагорья) и гомериты халдеи, чей бог олицетворял верховную силу Урарту. Название их государства образовано сочетанием двух слов: Ура – это уже хорошо знакомое воспроизведение имени Яра на Востоке, и рту (рта, рита) – названия универсального принципа у древних ариев, космического закона, определяющего жизнь людей и развитие вселенной в целом, и равно приложимого и к богам, и к людям. Бог Коло (ср.Коляда- Халди) – лишь другое его именование.
В государстве Урарту (существовало на территории Армянского нагорья в первой половине I тыс. до Р. Х.) культ бога Коляды утвердился в качестве верховного бога под именем Халди. Именно халдеи принесли его в Азию.
Культура Закавказья тесно связана с хурритским миром, но в 12 в до Р.Х. после падения Хеттского царства наступает период самостоятельного развития закавказских племен.Создаются административные центры типа крепости Эребуни с дворцом царя Аргишти I, украшенный росписями в ассирийском стиле. Поддерживаются связи с Передней Азией и со скифами Сев.Причерноморья. Прямая письменная традиция восходит к канцеляриям Митанни и Хеттского царства, но большее влияние оказали ассирийцы, под культурным воздействием которых появляются высеченные монументальные царские надписи клинописью.
ХЕТТО-АРИЙСКИЕ ЯЗЫКИ
Царь Суппилулиума II, его ближайшее окружение, а также чиновники, военные и жрецы покинули город и отбыли в неизвестном направлении. За ними последовали прочие горожане — прежде всего ремесленники и торговцы. Это массовое переселение уничтожило городскую инфраструктуру. Очевидно, после отъезда знатных людей бедняки окончательно подчистили брошенную метрополию. Когда, в конце концов, враги добрались до Хаттусы, там нечем было поживиться».
На самом же деле было еще кому «подчищать» столицу, потому что уехали не все, а прежде всего «сливки общества» или «пена народная» - обладатели боевых и прочих колесниц — благородные люди (а благородные — это и есть арии), владельцы больших и малых земельных наделов-«домов», хеттские «дворяне», способные содержать упряжку лошадей и выезжать на поле боя в тяжелом вооружении. С собой они захватили ремесленников, которые в те времена почти всегда были полузависимыми служащими царской фамилии и высокопоставленных придворных. Разумеется, купцы, имеющие капиталы и возможность воспользоваться транспортом и охраной, примкнули к уходящим. Таким образом, все, что составляет культурно-силовую основу государства: правительство, чиновники, армия, обслуживающие их ученые, ремесленники, слуги, купцы — покинули гибнущее царство.
Сначала, вполне возможно, это было спланированное отступление на «заранее приготовленные позиции» — в города Восточной Анатолии и Северной Сирии. Из них наиболее известны Метилена, ставшая после разгрома Новохеттской империи столицей одного из ее осколков, т. н. Великого Хатти (Восточная Анатолия), и Каркемиш, главный город другого карликового «царства» — «просто» Хатти (Северная Сирия). Правители этих княжеств именовали себя впоследствии, подобно великим хеттским царям, «царями из Хатти». Но для такой преемственности в древности нужны были веские основания. Самозванства тогда не терпели.
Возможно, что именно сюда эвакуировался хеттский царь с придворными, армией и госархивом, который не найден до сих пор. Именно отсюда Суппилулиума II отправился в свой последний поход — морской. Флот хеттов, вряд ли многочисленный, отплыл из гавани Угарита, лежавшей на финикийском побережье, напротив о. Аласии (Кипра), чтобы отбить его у народов моря: «Я пустился в путь… и быстро достиг моря, я, Суппилулиума, великий царь. Но против меня прямо в море трижды выходили в сражение корабли Аласии. Я уничтожил их; захватив корабли, я сжег их в море. Когда же я достиг берега, толпы врагов, [захвативших] Аласию, вышли против меня сражаться…». Дальнейшая судьба последнего хеттского царя неизвестна. Однако мы знаем, что город Угарит был уничтожен катастрофическим землетрясением. Не исключено, что и флот погиб в море в результате того же землетрясения. Или царь был убит во время высадки на Кипр. Так или иначе, обратно он не вернулся. Во всяком случае, в гаплогруппах киприотов русоариев-хеттов заметно прибавилось.
А на суше, на руинах хеттского царства, разыгралась последняя сцена великой трагедии: как водится - междоусобица в царской семье. Как видно из сохранившихся хеттских текстов, в последние годы существования Хеттской империи были четыре ветви царского рода, претендующие на верховную власть: потомки Суппилулиумы I, Мурсили, Муваталли и Тудхалии. «Придя к власти, Суппилулиума II потребовал от сановников принести ему клятву на верность: «Я буду защищать лишь потомков моего господина Суппилулиумы. Я никогда не поддержу другого человека, потомка Суппилулиумы Первого, потомка Мурсили, потомка Муваталли и Тудхалии». Археологи нашли не одну подобную табличку». Победитель в этой гражданской войне остался править руинами империи. Остальные были вынуждены отправиться дальше на восток и стать авестийскими иранцами и ведическими индоарийцами, ибо единственной открытой оставалась для хеттов дорога на восток. На юге был Египет, на юго-востоке путь в Месопотамию закрывала Ассирия. Сзади напирали враги. Оставался один путь — через верховья Евфрата и Тигра, южнее озера Ван к озеру Урмия и далее на восток, на Иранское нагорье.
Новое государство на горах Арарат Урарту и значит Арарат по-ассирийски, сами же «урарты» называли свое государство Биайнили.
Первоначально племена урартов входили в состав государства Митанни. Но после того как оно пало, а наследовавшие ему хетты и ассирийцы ослабли, урарты объединились и создали собственное царство между двух крупнейших озер Армянского нагорья — Ваном и Урмией — со столицей в городе Тушпа (сегодня г. Ван).
Судя по близости языка к гомеритам-хурритам, урарты были иафетитами.
Они вместе с остатками хеттского этноса сыграли ведущую роль в формировании армянского народа. К концу IX века до Р.Х. Урарту распространяет власть на Северную Сирию и Восточную Анатолию, включая в сферу своего влияния и постхеттские княжества и «царства», отрезая, как некогда и Митанни, Ассирию от поставок металла из Малой Азии.
На юго-востоке от озера Урмия Урарту столкнулось с Ассирией в борьбе за Манну — первое значительное государство, созданное выходцами из Хеттии на территории Западного Ирана (в IX в. до Р.Х.).
Вторая группа венетов троянской Арсавы, возглавляемая Антенором, переправилась на северо-западное побережье Адриатического моря.
Маршрут третьей, видимо, самой многочисленной, группы венетов-троянцев вырисовывается при изучении топонимики причерноморских государств. С выходцами из Трои связаны следующие топонимы – города Троян в Болгарии, Траян в Румынии, два Тростянца (станы троянцев), Трихаты на Украине, где располагался летописный Треполь; Труа во Франции. Между легендарной Троей и древнерусским Треполем обнаруживается сразу несколько поселений со схожим, а фактически с одним и тем же названием. Они, подобно маякам, обозначают воспетую в «Слове о полку Игореве» знаменитую «тропу Трояню» – путь, по которому древние русичи-арии возвращались на свою прародину. Археологи установили, что в эпоху бытования в Среднем Поднепровье чернолесской культуры (10–7 вв. до Р. Х.) пашенное земледелие становится ведущим в системе хозяйства а на смену привозной, и потому дорогой и малоупотреблявшейся бронзе приходит железо, выплавлявшееся из местной болотной и озерной руды. Именно использование более распространенного железа произвело подлинный переворот в хозяйстве и военном деле местных племен. Люди, жившие практически в каменном веке, сразу же вступили в век сравнительно дешевого металла. При этом есть все основания предположить, что этот экономический скачок в развитии жителей Поднепровья связан с появлением здесь малоазийских венетов. В этот же период у земледельческих племен Среднего Поднепровья возникает целая система укрепленных городищ («страна городов», «Гардарика» письменной традиции). При этом всему Древнему миру венеты, начиная с Балкан, были известны как выдающиеся градостроители. Малоазийские венеты накопили и колоссальный опыт плавания по Черному и Средиземному морям. Он чрезвычайно пригодился их потомкам, пришедшим на берега Балтики. Луговые венеты «лужичане» не только колонизовали земли Скандинавии, но и осуществили первые морские походы вдоль северного побережья Европы. О балтийских энетах, добывающих янтарь, упоминает целый ряд античных авторов. Самое раннее свидетельство следует приписать Гесиоду (7 в. до р. Х.). К этому времени венеды не только обжили берега Балтийского моря, но и проложили торговые маршруты на юг.
Главный янтарный путь проходил по Висле, затем вверх по Дунаю и его притокам, потом по притокам и самой реке По, и завершался в ее устье, в земле адриатических венетов. вытесненные из Малой Азии венеты в течение следующего полутысячелетия прочно обосновались в Поднепровье, на севере Италии, в Прибалтике и Бретани. Некогда единый народ раскололся по меньшей мере на четыре части. Собраться вместе им суждено было много позднее. Центром притяжения стала днепровско-причерноморская группа венетов-ариев. В этнониме «борисфениты» вторая часть слова – фениты – искаженное венеты. Малоазийское племя венетов, пришедшее на землю бореевборисов, объединилось с ними в единый союз. Во II в. до Р. Х. в Поднепровье вторглись сарматские племена, пришедшие с низовий Дона. Часть скифов-пахарей (борисфенитов) под их натиском ушла на север, в зону лесов, другая же отступила за Днестр и Дунай. Там венеты сохранили свою государственную самостоятельность, что зафиксировано античными историками.
Один из древнейших богов Италии и Рима Марс – не кто иной, как наш дед Мороз. Римляне, а точнее латины, враждовали и воевали с потомками ариев – венетами – и называли их варварами (вандалы – те же венеды), хотя и пользовались их же плодами культуры.
Знаменитая Певтингерова таблица, дорожная карта, относящаяся к первым векам христианской эры и названная так по имени владельца, удостоверяет, что в начале I тыс. по Р.Х. венеды сосредоточились в двух центрах: в Северо-Западном Причерноморье и на Балтике, где они поименованы как «венеды-сарматы», что подчеркивает их негерманское происхождение.
Славяне, пришедшие на берега Балтики и принятые венедами как свои кровные родственники, восприняли культ бога Иавана, который стали называть Свентовитом. Его атрибутами были меч, знамя, копья и боевые знаки, изображавшие орла. Идол Свентовита имел четыре головы.
Черноморских венедов Певтингерова карта помещает юго-восточнее Карпат, в междуречье Дуная и Днестра. Этих венедов естественно связать с теми борисфенитами, кто отступил под натиском сарматов в Подунавье. Историкам раннего Средневековья они известны под именем антов, народа «бесчисленного и храбрейшего» (Маврикий, 6 в.). Анты (они же росомоны) составили первичное, южное ядро Киевской Руси. В 6–8 вв. их союз усилили славянские племена, переселившиеся из Центральной Европы, а еще позже и балтийскиесеверные венеды. Приход потомков Рюрика в Киев знаменовал воссоединение южной и северной ветвей русского народа. Образование Древнерусского государства венчает второй период русской истории. Так был преодолен раскол венетского (прарусского) этноса, произошедший в результате гибели троянского государства Арсавы. Венеты воссоединились на земле прародины их далеких предков – русоариев. Следующий, третий, этап нашей истории включает уже, собственно, историю государства Российского, от первых Рюриковичей до наших дней. Это время возрожденной Русены-Арсавы – державы, которая по праву унаследовала славу древних росов – ариев, антов и венетов. Но это и сегоденье с троянским конем греко-византийской версии православия внедренной в пространство русской души – в ее Церковь.
После разрушения Трои предки лувийцев заняли Западное побережье Малой Азии а предки хеттов и палайцев (пеласгов), т.е. строители дольменов Западного Кавказа, заняли Юго-Восточное побережье Малоазийской Пропонтиды и проникли в Южные районы Малой Азии. Их путь проникновения в Малую Азию пролегал по Восточному побережью Черного Моря через страну Хатти и древнюю столицу хеттов Куссара.



Комментарии:


Оставлять сообщения могут только зарегистрированные пользователи


Трибуна сайта
Лестница в прошлое

Присоединяйтесь 



Наш рупор






© 2009 - 2021 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal
Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft