16+
Лайт-версия сайта

Скажи мне:"Да!"

Просмотр работы:
31 октября ’2013   01:56
Просмотров: 12789

Поезд «Москва-Киев», скрипя тормозами, остановился на первом пути Центрального железнодорожного вокзала.
Сердце ухнуло: «Я дома!»
Но вспыхнувшую радость притушила зловредная память, вытащила из глубин подсознания день, когда с этого же вокзала я вместе с мужем уезжала в Москву, в чужой, незнакомый город, навстречу пугающей взрослой жизни.
День отъезда, день приезда — а между ними пятнадцать лет. «Супружеское счастье» на вкус оказалось горьким, как полынь; на ощупь — обжигающим, как крапива; на взгляд — обманчивым, как мираж в пустыне. «Все! С меня хватит», - сказала я себе и «покинула» брак, мчавшийся к полной катастрофе. И сделала это вовремя. Еще немного, и травмы оказались бы несовместимыми с жизнью. А так я отделалась легким "сотрясением мозгов" и, правда, весьма глубокими, но заживающими душевными ранами.
После развода в Москве мне делать было нечего, «гастрольный тур» закончился, мою игру не оценили.
«Слез неприкаянной «разведенки» никто не увидит, - разогнав соглядатаев своего фиаско, я приняла стратегическое решение: «Возвращаюсь в Киев!»
Однако решить оказалось легче, чем сделать.
Молодое деревце, когда-то пересаженное на новое место, успело глубоко укорениться. Сперва пришлось «разрезать» на две нашу большую квартиру в столице, затем обменять мою половину на Киев, упаковать и отправить массу вещей, которыми я обросла за пятнадцать лет. Еще у меня была собака. А вот разделить поровну неделимый живой организм никак не удавалось. Проблема зависла, и до самого последнего момента я не могла определиться: оставить лохматого мужу или взять с собой.
«Киев, ты ждешь меня?» Вот она — я. Прошу любить и жаловать». - В мыслях можно было позволить себе даже такой нелепый пафос.
Зашевелился и жалобно заскулил Саги, прозрачно намекая, что давно пора выйти «погулять».
«Сейчас пойдем, успокойся», - расстаться с другом я не смогла. Мой верный пес тоже поменял московскую прописку на киевскую.
Громко щелкнул замок, и проводник распахнул дверь вагона.
Растолкав пассажиров, плотно забивших тесный проход, мы пулей вылетели на платформу. Среди встречающих мелькнула знакомая фигура: «Ма-ма!» - я рванулась к ней, но Саги потащил меня совсем в другую сторону, к одиноко стоявшему невдалеке дереву. Сентиментальная встреча со слезами была скомкана.
Киев встретил меня чудесной погодой. «Господи, как хорошо!» - после промозглой, хмурой Москвы, где еще лежали черные кучи снега, и грязь хлюпала под ногами, было так приятно увидеть на небе Солнце, идти по сухому асфальту, расстегнуть куртку и снять шапку, так надоевшую за долгие зимние месяцы.
Всего десять минут пешком, и вот мы уже стоим перед домом, где я теперь буду жить.

* * *

Череда любопытствующих родственников, а мамочка всем успела сообщить о моем прибытии, потянулась цепочкой: «Надо же, какой ажиотаж вызвал мой приезд».
Ахи, вздохи, поцелуи. «Господи, да ты совсем высохла», - причитала тетя Нина
- Еще бы, я сбросила со своей и без того стройной фигуры чуть ли не с десяток килограммов.
Всеобщие восторги мы делили с Саги пополам. Черный, лохматый «мамонт» - а назвать гиганта-ньюфаундленда «собачкой» было трудно — миролюбиво подставлял свою огромную башку каждому, кто склонялся для приветственного поглаживания, и благодарно повиливал пушистым хвостом. Царственный пес принял мою родню и одарил своей благосклонностью всех без исключения.
Только поздно вечером все, наконец, разошлись, и я осталась одна в пустой квартире.
«А теперь прикинем, что там у нас в сухом остатке: тридцать шесть лет — это не возраст для современной женщины; в паспорте штамп, подтверждающий мой «свободный» статус; на лице никаких признаков раннего старения; отличная квартира с высокими потолками и просторной, четырнадцатиметровой кухней; солидный жизненный опыт не отягощает, а только придает уверенности. Совсем неплохо. А что дальше?» Подведя итог «настоящего», я смело заглянула в «будущее»
Страха перед новой реальностью не было. «Бояться нужно маньяка, спрятавшегося в кустах, пьяного хулигана, который может пырнуть ножом, компании отморозков, а не жизни с ее безграничными возможностями, воспользовавшись которыми каждый может «заново родиться», стать другим, найти правильное решение, обнаружить, что за тенью есть свет», - напоследок подумала я и провалилась в небытие, чтобы завтра встретить новый день, полный неожиданных и удивительных сюрпризов.

* * *

«Инна, здравствуй!» - звонила двоюродная сестра, - что ты думаешь насчет работы?»
Как тут не думать! Финансы иссякли, ремонт «съел» значительно больше денег, чем я планировала.
«Я переговорила кое с кем, есть свободное место. Завтра сможешь прийти на собеседование?»
«Конечно, смогу».
Опять НИИ! Но пришлось согласиться, так как выбора у меня не было. Ряды тружеников советской науки пополнились еще одной смышленой головой.
«Надо сразу проявить себя, показать на что способна. Не заметят, так и просижу до пенсии в младших научных сотрудниках». Но мой трудовой энтузиазм, как оказалось, никому не был нужен, взяли, только чтоб стул не пустовал.
Я изнывала от скуки, а новоявленные коллеги, «подняв перископы», втихомолку вели наблюдение за мной.
Среди сторонних наблюдателей нашлась-таки одна сердобольная особа.
«Детективы любишь?»
«Спасибо», - я взяла потрепанный томик и одарила коллегу благодарной улыбкой.
«Ира», - представилась она, - если что... не стесняйся, спрашивай».
Приспособление пришлого организма к спаянному коллективу прошло без осложнений, и вскоре я уже не отбывала восьмичасовую ежедневную каторгу, а как полноправный член сообщества участвовала во всех научно-творческих процессах и культурно-развлекательных мероприятиях.
Мой благородный пес, поскучав за московскими просторами, тоже адаптировался к новой жизни, смирился с моими долгими отлучками на службу, заимел хвостатых друзей, собрал солидный урожай наград на собачьих выставках и даже «влил свежую кровь» в увядающее поголовье местной элиты ньюфов.

* * *

В субботу утром Нина Петровна без всяких церемоний вырвала меня из сладкой дремы и с напускной строгостью сразу взялась за обработку: «Надо подумать о будущем, не всегда же ты будешь молодой и привлекательной. Поверь, твоя тетя хорошо знает, как быстро все проходит, останешься одна, как перст».
«Племянница тоже не вчера родилась, скоро тридцать семь», - непреложность данного факта не доставила мне особой радости, тем не менее энтузиазм родственницы позабавил и заставил улыбнуться.
«Тетя Нина, я в полном порядке, не волнуйтесь вы так по пустякам».
«Перед кем ты хорохоришься? Надо срочно выходить замуж».
«Ну уж нет! Спасибо!»
Брачный марафон настолько измотал меня, что мысль о возможном новом замужестве казалась равноценной предложению пробежать еще сорок два километра без отдых после первого марш-броска.
А тетя все наседала, оказывается, потенциальные женихи уже в нетерпении били копытами и мечтали об уютном теплом стойле.
«Оставим их на свободе, пусть себе гуляют, я совсем не подарок, потом будут предъявлять вам претензии».
«Дурочка, что за ерунду ты несешь! Подумай хорошенько. Я еще позвоню».
«Нет, дорогая тетушка, я не дурочка! Безвозмездная раздача закончилась. Жертвоприношений «божеству в штанах» больше не будет. Я не поступлюсь своими интересами ради какого-то злобного, агрессивного, своенравного жеребца, который так и норовит садануть тебя копытом под дых», - тетя давно повесила трубку, а я, раззадоренная ее словами, все никак не могла успокоиться, - у мужиков эта лотерея почти всегда беспроигрышная, а что выиграю я?» - никаких надежд вытащить счастливый билет у меня не было.
Казалось нереальным повстречать такого, кому бы я могла сказать: «Как я рада, что нашла именно тебя!»
Однако настырная родственница не отступилась, все названивала: «Ну, что ты решила? Не надейся, я от тебя не отстану».
Продолжая жестко прессинговать, тетя-таки добилась своего, и вскоре состоялось несколько блеклых, ничем не примечательных знакомств.
«Они все — козлы, - подумала я, провожая к выходу последнего претендента из ее списка, - чтобы выдержать такого зануду, нужен глубокий наркоз. Думал, не вижу, как спрятал под стул нечищеные ботинки, как брезгливо шарахнулся от моей собаки. Нет, всему есть предел. Если где-то и есть мой мужчина, то этот – явно не мой».
«Чтобы я когда-нибудь еще...» - голос Нины Петровны дрожал от обиды, - пожалеешь, но будет поздно». И она бросила трубку.
Устыдившись своей неблагодарности, я горько вздохнула: «Такова селяви. Ну не прозвучали достаточно громко ваши, дорогая тетя, женихи».

* * *

Научный люд свернул свой потенциал, приготовился к переброске уставших тел и мозгов по домам, а окончательно обленившиеся стрелки часов все топтались на месте.
«Господи, еще целый час сидеть, - Ира тяжко вздохнула, - может, рванем пораньше?»
«Тебе нужны неприятности?" - я видела, что Ире было плохо, похоже, ей было хуже всех.
«Спать хочу, ужас, - припухшие веки нависали над покрасневшими глазами, - вчера мой заявился с приятелем, раздавили бутылку и почти до утра «ля-ля» да «ля-ля», а мне эти бессонные ночи вот уже где, - движением руки Ира обозначила место на шее, до которого ее захлестнуло праведное возмущение, - сволочная жизнь!»
«Может, вдарим по кофейку?» - получив согласие, я включила электрочайник, и тот радостно загудел.
Первые глотки крепкого ароматного напитка вдохнули жизнь в мою утомленную подругу: «Я все хотела спросить, как у тебя дела на личном фронте?»
«Да ничего серьезного», - и действительно, похвастаться мне было нечем.
Куда подевалась усталость? Видимо, я переборщила и сыпанула в ее чашку слишком много арабики.
«Слушай, мне пришла в голову отличная идея! Я познакомлю тебя с Вовкиным приятелем».
Ее «отличная идея» повергла меня в уныние: «Да что же это такое? Неужели я выгляжу такой несчастной?» - колокольчик тревожно звякнул в моей голове.
"Чего скривилась? Хороший парень - категория три "П": порядочный, перспективный, платежеспособный, только таких и берем. Не будь у меня Вовки, то сама бы вышла за него. И не возражай, ничего не хочу слышать", - внеся замешательство в мою душу, Ира умчалась.
Усилия "свахи" натолкнулись на ожесточенное сопротивление с обеих сторон. Кандидат, как оказалось, сильно обжегся в первом браке и очень дорожил обретенной свободой, а я тоже никак не могла войти в форму, реабилитационный период затянулся, да еще тетины кавалеры набили оскомину, уж очень кислыми оказались предложенные ею "местные фрукты".
Незадачливая идея испустила дух, как говорится, "не срослось", два одиночества не пересеклись, а продолжили движение каждый своей дорогой.

* * *

В ноябре природе надоело одаривать Киев умиротворяющей благодатью, неожиданно рано выпал снег и засыпал город чуть не по колено.
Саги мгновенно оживился, это была его стихия. Очумелый, он носился по ботаническому саду, нырял в сугробы, пытался поймать снежинки своей огромной пастью, радостно лаял и, в нарушение всех правил, задрал хвост трубой, что породистым ньюфам делать было совершенно недопустимо.
"Саги, ко мне!" - образцово-послушный пес сразу подбежал и потерся о мои колени. Прогулка закончилась, но его игривое настроение никуда не делось. Хвост так и не принял своего естественного положения.
Возле метро "Университет" парил и извергал одурманивающие ароматы лоток с горячими пирожками. Чуткий собачий нос настроился на запах, и Саги потащил меня к чудотворящему источнику.
"Фу! Нельзя!" - я дернула за поводок, чем сильно обидела проголодавшегося пса, уже пустившего обильную слюну в предвкушении угощения.
Но соблазн был так велик, что Саги, потеряв всякое "чемпионское" достоинство, внезапно выхватил пирожок с мясом из руки мужчины, только что отстоявшего очередь и так неосмотрительно опустившего "наживку" на доступный посягательству уровень. Лакомство мгновенно исчезло в пасти, а хитрые черные глазки с признательностью уставились на благодетеля.
"Извините, ради Бога", - испуганно пролепетала я, но моя мольба о прощении не дошла до сознания человека, впавшего в состояние "столбняка", - он вас не поранил?"
Мужчина механически поднял руку и пересчитал пальцы. Все были на месте.
"Вроде бы порядок", - конечно, смириться с потерей пирожка, а не пальца, было намного легче.
Остекленевший взгляд с чудом уцелевшей руки переместился на наглого "хулигана", а затем тяжело надавил на меня.
"Что вы на меня так смотрите? Сейчас у меня нет с собой денег, я бы купила вам..." - мои конвульсии не разжалобили пострадавшего.
"Вы его что, не кормите?"
"Кормлю", - ответ прозвучал не совсем убедительно, а в голове мелькнуло, - наверное, недокармливаю".
"Так что будем делать?"
"Не знаю", - потупив глаза, я проклинала все на свете: Саги - за его беспардонную выходку, себя - за невнимательность, вредного мужика, который из-за ерунды готов был раздуть настоящий пожар.
"Я думаю, как порядочная женщина, вы должны..." - повисла тошнотворная пауза.
"Подсчитывает, гад, сколько с меня содрать", - я приготовилась защищаться.
"Вы должны... выйти за меня замуж. Так сказать, компенсировать моральный ущерб".
"Знаете, мне совсем не до шуток",
"А я не шучу".
Ко мне вернулось самообладание: нелепая ситуация стала порядком раздражать.
"Скажите, куда мне завтра принести деньги за пирожок... нет, за три... за десять! Хватит?"
"Меня зовут Александр. А вас?"
"Инна".
"Завтра в шесть. На этом же месте. Устраивает?"
"Договорились, - я дернула за поводок. Четырехлапый негодник покорно затрусил рядом. - Ну да, сегодня же пятница, тринадцатое, чему удивляться?"

* * *

С самого утра разрывался телефон. Звонили все, кому не лень.
"Что за день такой?" - я потерла покрасневшее ухо и снова подняла еще теплую трубку.
"Здравствуйте, Инна. Это Александр. Узнаете?"
Трудно было не узнать его картавый голос. Честно говоря, я здорово удивилась.
"Вы как меня нашли?"
"Кто ищет, тот находит".
"Ну и...?"
"У меня пригласительный на двоих... в Дом кино. Там сегодня премьера. Начало в пять. Составите мне компанию?"
Это было наше первое свидание.
А потом было еще одно... и еще... и еще.
Высокий, худой, с шапкой огненно-рыжих густых волос нежданно нарисовавшийся ухажер не вызывал у меня никаких эмоций - ни положительных, ни отрицательных. Но в развитии этой странной истории была одна непостижимая интрига - при наличии всех атрибутов, аксессуаров и причиндалов, отличающих кавалеров от дам, он не предпринимал никаких попыток залезть ко мне в постель. Отсутствие агрессивного напора спасло воздыхателя от неминуемого "прости-прощай", потому что я совершенно не была готова предаваться с ним потным кувырканиям на измятых простынях. Наши отношения плавно вошли в фазу его романтической влюбленности и моего привыкания к еще недавно совершенно чужому человеку.

* * *

В предновогодний вечер мы встретились на аллеях старого ботанического сада.
"Саги, тебе подарок", - условный рефлекс не дал сбоя, Саги рванул навстречу Саше и не прогадал, полкило колбасы были оприходованы тут же на месте.
"Прекрати баловать собаку", - возмутилась я.
"Никогда! Я его должник навеки".
В этот сказочный вечер где-то в потустороннем мире назначили сходку волшебники, колдуны, маги и чародеи всех мастей, чтобы показать на что они способны, уставшим и затурканным житейскими проблемами людям: мириады звезд засверкали в темном небе, а черная мгла, уже спустившаяся на землю, чего-то испугалась, вздрогнула и просветлела, снег заискрился, будто кто-то рассыпал пригоршни камешков "сваровски", воздух стал тягучим, как ликер, безмолвие взорвалось, и зазвенели тысячи колокольчиков, издавая нежные, волшебные звуки.
Мы долго бродили по пустынным аллеям, не чувствуя ни холода, ни усталости, а домой вернулись, когда стрелки часов уже почти подобрались к цифре "двенадцать".
"Ну, не получается", - Саша не мог открыть шампанское. Пробка, словно насмехаясь, никак не хотела вылетать из узкого горлышка.
"Встряхни".
В последнюю секунду эта подлая "затычка" с хлопком выскочила и ударилась в потолок.
С Новым годом! Ура!
"Поздравляю, - голос мужчины предательски дрогнул, - я хотел... я хочу...".
Что он "хотел" я так и не услышала. "Проснулся" телефон. Ну, началось! На мою виноватую улыбку Саша ответил понимающим кивком и битый час терпеливо ждал, пока я отвечала на многочисленные звонки.
Поздравления и пожелания народ рассыпал щедро.
"Ну да, - думала я, - пусть все так и будет. А еще... пусть меня, наконец, догонит счастье, пусть моя мамочка не болеет и живет долго-долго, пусть наступит время, когда мне не придется считать копейки до зарплаты, пусть я буду здорова, как индийский йог, пусть меня полюбят, как Ромео любил Джульетту, пусть мой Саги будет долгожителем и своим грозным рыком отгонит прочь день, когда завершится его собачий век. Я так хочу этого! Я сделаю все, чтобы Судьба была благосклонна ко мне. Я буду смиренной и не нарушу ни одну из десяти заповедей, ко мне не прилипнет ни один из смертных грехов".
"Может, не будем поднимать трубку?" - напомнил о себе гость, и я тут же отреагировала на его тактичный намек.
"Все! Меня нет дома. Ты хотел что-то сказать?"
"Да. Если будет позволено".
"Позволяю", - что еще он может добавить к вороху пожеланий?
Взволнованный и смущенный мой воздыхатель достал из кармана вырезанные из картона "руку" и красное "сердце" и молча положил на стол.
Белая скатерть, а на ней алое пятно. У меня затряслись поджилки.
"Ты делаешь мне... предложение?"
"Разве это можно понимать как-то иначе?"
Во дворе неистово грохотали петарды. А мое сердце, казалось, грохотало еще громче. Застигнутая врасплох, я заволновалась: "Почему сегодня? Я совсем не готова. Я не хочу, не могу принять его предложение".
"Давай не будем торопиться", - мое соломоново решение явно огорчило кавалера.
Очарование новогодней ночи вмиг куда-то испарилось, потенциальный жених как-то сразу сник, сдулся, глаза потускнели, лоб покрылся испариной.
"Хорошо, давай не будем. А это, - он указал на свои "артефакты", - я оставляю, подумай".

* * *

Дни мелькали один за другим, а я все пребывала в раздумиях. Суетливые, беспорядочные мысли перекатывались и трещали в голове, как сухие орехи в льняном мешочке. Извечный вопрос "что делать?" давил на каждый сантиметр моего воспаленного мозга. Если бы умственные усилия такой интенсивности я направила на научную работу, то в своем НИИ защитила пусть не докторскую, но, как минимум, кандидатскую диссертацию - точно.
"Значит так! Нужно все систематизировать и разложить по полочкам: первое - не женат, проверено, паспорт чистый; не бездельник - работает и еще подрабатывает в свободное время, с этим, вроде бы, порядок. А какой он в быту? Фу, черт! Да какое мне до этого дело? Я не хочу замуж. Не хочу!"
И так без конца - от плохого к хорошему, от хорошего к плохому. Серый зайчик увидел злого волка и затрясся от ужаса. После семейных баталий в первом браке я вернулась к "мирной" жизни, но вернулась такой ослабленной, разуверенной и запуганной, что даже райские кущи казались мне теперь колючим терновником. Саша хочет стать моим мужем - это плюс, я не хочу замуж - это минус. Плюс на минус - будет минус.
"Все, хватит, надоело! Я взяла тайм-аут, если хочет жениться, пусть ждет".

* * *

После новогодних праздников снедаемая любопытством Ира сразу взяла меня в оборот.
"Ну что там, рассказывай, - больше всего ее интересовали пикантные подробности, - было???"
"Нет!"
"Ну даешь! Мудреная ты какая-то, честное слово".
"Он мне сделал предложение", - роковые слова упали, как тяжелые камни.
"Значит скоро свадьба?"
"Не знаю".
"Не дури. Попался хороший человек, так чего раздумывать? Это же не прыжок без парашюта, не понравится - разведешься".
"А вдруг он пройдоха или бабник?"
"Познакомь. Проведем экспертизу быстро и безболезненно. Вот не захотела знакомиться с Вовкиным приятелем, там все схвачено, все проверено, мужик - супер, а тут - кто его знает. Уличные знакомства до добра не доводят".
"Сегодня обещал встретить после работы - познакомлю. Присмотрись хорошенько".
"Сделаю, подруга, не волнуйся, все будет тип-топ".

* * *

Ледяной ветер обжигал лицо. Невдалеке пританцовывала на морозе знакомая фигура. Заметив нас, Саша быстро пошел навстречу.
"О, привет! Кого я вижу! Какими судьбами?" - радостно защебетала моя подруга.
"Ира? Вот это сюрприз. Что ты здесь делаешь?
"Работаю. Забыл? Я же тебе говорила".
Наблюдая за парочкой, обменивающейся приветствиями, я безвременно онемела от потрясения.
Ира спохватилась: "Знакомься. Это Инна".
Все перевернулось с ног на голову. Это же я должна была знакомить Иру с Сашей, а не она меня с ним.
"Очень приятно", - Саша улыбнулся, его смешливые глаза прилипли к моему покрасневшему на морозе носу.
"Ничего не понимаю... вы что, знакомы?" - способность говорить ко мне вернулась, а вот соображалку приморозило.
"Помнишь, я хотела тебя познакомить, так вот это он - Саша".
"Помню", - урагану чувств можно было смело присвоить пятую категорию.
"Сваха", потерпевшая когда-то сокрушительное поражение, решила отыграться: "Вот и состоялось знакомство, поздновато только, увы!"
"Почему? Я не против, Инна мне понравилась".
"Поезд ушел, дорогой мой, - ее глаза победно зыркнули, - упустил. Птичка упорхнула. Выходит замуж".
"Интересно, за кого?"
Ира вдруг вспомнила ради кого и ради чего мы тут стоим:"Да, где же, в самом деле твой кавалер? Опаздывает?"
"Вот он", - я ткнула пальцем в коричневую дубленку.
"Иди ты!" - переварить сногшибательную новость было трудно, Иру заклинило. На восстановление жизнедеятельности потребовалось определенное время, после чего подруга выпалила знаменательную фразу: "Это Судьба! - и затараторила дальше, - нет, с ума сойти. Такого не бывает... Я не выдержу, я не доеду домой. Машину мне, машину!"
Саша побежал ловить такси, а мы хохотали до слез, пока я в очередной раз пересказывала ей нашу "пирожковую" историю.

* * *

Все сомнения развеялись. Саша - не пройдоха и не бабник, а мужик категории три "П". Ира дала стопроцентную гарантию, осветила его настоящее и сделала краткий экскурс в прошлое.
"Бояться нечего, если, конечно, ты видишь его своим мужем", - резюмировала Ирина.
Дух скорых перемен уже витал над нами, заигрывал, будоражил.
Тянуть дальше с ответом не имело никакого смысла, я плавно подошла к точке невозврата.
"Скажи мне "да" и не мучайся".
Ответное "да" прозвучало на удивление бодро и поставило жирную точку в конце недолгой холостяцкой истории и тягостного сюжета женского одиночества.
Последний день зимы - предвестник возрождения, обновления и расцвета. Сегодня еще зима, а завтра непременно наступит весна. В этот символичный день мы стали мужем и женой.

* * *

Небо еще не засинело, а Саги уже притащил поводок и положил на кровать.
"Намек понятен, - сладко зевнул Саша, - сейчас идем".
На пустынной заснеженной аллее три фигуры - Инна, Саша и их пушистый друг.
"Как я рада, что нашла именно тебя", - прошептала я и прижалась к мужу.





Голосование:

Суммарный балл: 10
Проголосовало пользователей: 1

Балл суточного голосования: 10
Проголосовало пользователей: 1

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Отзывы:


Оставлен: 17 января ’2016   18:43
Да,чего только не бывает в жизни..)))Рад что так всё сложилось!


Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

Светлое завтра — наша мечта

Присоединяйтесь 




Наш рупор

 
Оставьте своё объявление, воспользовавшись услугой "Наш рупор"

Присоединяйтесь 







© 2009 - 2019 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft