16+
Лайт-версия сайта

7. Джекилл и Хайд. Красиво... убивать не запретишь!

Литература / Анекдоты / 7. Джекилл и Хайд. Красиво... убивать не запретишь!
Просмотр работы:
05 сентября ’2022   07:34
Просмотров: 156

Анекдоты написаны по мотивам мюзикла «Джекилл и Хайд» (В результате медицинского эксперимента Доктор Джекилл превращается в воплощение чистого Зла (по имени Эдвард Хайд) с целью научиться контролировать его в себе, а затем и во всем мире. Но со временем превращения начинают происходить уже помимо воли Джекилла, и Зло вот-вот сотрет его собственную личность…)

_________________________________________________________________________________


Чем безупречнее человек снаружи,
тем больше демонов у него внутри… (Зигмунд Фрейд)
И в лихом добродетель находится (Народная мудрость)

1. Люси и Хайд ожидают на пристани парохода, который отправляется в круиз на Гаити. Внезапно Эдвард как стукнет себя кулаком по лбу: «Эх, почему я не надел сегодня шубу!..».
«Зачем она тебе? – смеется Люси. – Там жарко!».
«Да так… билетики на пароход как раз остались в кармане шубы», – объясняет Хайд.
«Но ты же у меня боец. Пробьемся!».
«Нет, не пробьемся, – тяжело вздыхает Эдвард. – Я и трость забыл!».
2. Объявление в газете: «Из лаборатории доктора Джекилла сбежала подопытная мышка. Мохнатая, в шляпе и с тростью. Поет, смеется, а в руки не дается! Просьба хотя бы сообщить, где ее видели в последний раз».
«Ух ты! – обрадовался шарманщик. – Надо себе поймать».
«Ах ты! – тюкнул его по репе Хайд – Не зарься на чужое!».
3. Пул, заходя в лабораторию с подносом:
«Мистер Джекилл, я принес вам чай».
«Вылей за окно и неси мне виски: я не Джекилл, а Хайд! – рявкнули в ответ. – Мы же разные, как добро и зло!».
Пул, почесав затылок: «Простите, я их постоянно путаю… с тех пор, как вы воюете с моим хозяином».
4. «Ты только не подумай, что у меня на уме одна только постель, – смущенно поясняет Люси, впуская Хайда в свою комнатку, где кроме кровати – ничего. – На самом деле я мечтаю о столике, о стульях, о шкафчике… Что скажешь?».
Хайд, подумав секунду: «А ты изобретательная! В шкафу, я думаю, нам будет интересно!».
«Ура, один подарок обеспечен! – мысленно порадовалась Люси. – А потому я запру тебя в шкафу и не выпущу, пока не купишь остальное!».
5. «Прошу, освободи меня!». ТЮКККК!
«Ой, щекотно…».
«Ничего, спи, любимый».
Это какой же мюзикл закончился: «Джекилл и Хайд» или «Дракула»?
6. «Почему ты постоянно дерешься? – возмущенно спрашивает Хайда Джекилл. –Неужели без палки нельзя обойтись?».
У Хайда аж глаза на лоб полезли: «Как?!».
«Да просто словами».
«Ты, может, и умеешь убивать словами, а я нет!» – отрезал обормот.
7. Джекилл в гневе дергая себя за хвостик: «Хайд, если ты опять убил кого-то, я убью тебя!».
Хайд невозмутимо: «От убийства убийцы сумма живых убийц не изменяется».
8. «В газетах пишут: в Лондоне орудует убийца!» – сообщает леди Биконсфилд королевский адвокат.
«И что же?» – с любопытством спрашивает леди.
«Пока что не нашли!».
«И не найдут. Я лично целый год уже ищу убийцу одного моего старого знакомого… Пока никто не согласился!».
9. «А-а-а! Насилуют! Помогите!» – вопит во мраке Люси.
«Да не переживай: сам справлюсь!» – шипит с обидой Хайд.
10. Едва стемнело, Хайд отправился искать себе жертву в парке… но там ему попался лишь другой маньяк.

11. Хайд едет в кэбе домой из «Красной крысы». По дороге еще один пассажир попросил подвести его за компанию.
«Залазь!» – великодушно разрешает Хайд.
«А вам не страшно: вдруг я – убийца и маньяк?», – в шутку спрашивает его попутчик.
«Вы – нет», – последовал уверенный ответ.
«А откуда вам это известно?»
«Шансы на то, что два убийцы и маньяка случайно сядут в один и тот же кэб – крайне ничтожны!».
12. Подкараулив Люси как-то вечерком, Хайд затащил ее в тупик и сразу же распорядился: «Раздевайся!».
«А я стесняюсь…» – попыталась уклониться Люси.
«Не стесняйся: я доктор по совместительству!» – успокоил ее Хайд.
13. Леди Биконсфилд, сидя у камина, вспоминает свою молодость: «Эх, иду я как-то ночью по Гайд-парку, и вдруг откуда ни возьмись – маньяк… Я бежала так быстро, как только могла!».
«И что потом?» – облизывая губы, спрашивает Саймон Страйд.
«Догнала!» – с гордостью закончила дама.
14. Как-то Эмма заглянула в лавку «Все для свадьбы» и была поражена, не найдя там самого необходимого: женихов.
15. Психиатр, проверяя пациента на вменяемость, загадал ему простейшую загадку: «Зимой и летом – одним цветом. Что это?».
«Кровь!» – радостно воскликнул Эдвард Хайд.
16. «Не смейте меня трогать!» – оглушительно заверещала леди Биконсфилд, увидев Хайда с тростью наперевес.
«Почему это? – иронически спросил маньяк. – Чем вы лучше остальных?».
«Я – недотрога!» – заявила леди.
«Отлично, а я – тронутый. Сойдемся!».
17. «Вот пошлешь кого-то сгоряча, а потом переживаешь: добрался или нет…», – переживала Люси, прогнав беднягу-Хайда.
18. «Вы ведь сами понимаете: я пришел к вам ужинать не столько ради ужина, сколько ради чашечки утреннего кофе», – с очаровательной улыбкой признался Эмме Хайд.
19. «Настоящая леди никогда не ругается матом, но как матом умеет смотреть!» – поразился Эдвард Хайд, попавшись на глаза невесте Джекилла в его лаборатории.
20. Эдвард Хайд всегда умудрится щедро одарить вас матом, даже играя в карты!

21. Эмма Кэрью зашла навестить своего жениха. Растрепанный мужчина в шубе с большим приветом тут же устремился ей навстречу, но Эмма почему-то неприветливо поджала губы и отвернулась…
22. Хайд наконец решил исправиться и даже выбрал себе профессию… учителя. Явился в школу, собрал вокруг себя детей и заявил: «А сейчас я во всех сокровенных подробностях расскажу вам, как появился третий человек на земле!». Кружок сомкнулся настолько тесно, что Хайд едва не задохнулся. Но Джекилл все-таки отважно пробрался в самый центр, чтобы лучше слышать. Чем не рискнешь ради науки?!
23. «О Боже, мистер Генри, наводнение!» – кричит испуганный дворецкий, влетая в кабинет.
«Пул, успокойтесь и доложите, как положено в приличном доме», – поправляет его Джекилл.
Дворецкий выходит за дверь, потом церемонно ее открывает и важно докладывает:
«Извольте, Темза!.. Можете принять?». И в кабинет врывается стремительный поток воды.
24. Люси подло обманула Джекилла, заманив к себе на чай. А на месте оказалось, что чаек будет только утром, и его еще надо заслужить!
25. Лондон. Утро. Туман. Генри Джекилл, зевая, подходит к окну и говорит дворецкому: «Сегодня смог…»
«О, я так рад за вас!» – восклицает Пул.
26. «Настоящий джентльмен должен уходить незаметно, по-английски, а не прятаться в шкафу, как вор, когда приходит муж его любовницы», – разглагольствует о воспитании Эдвард Хайд.
27. Быть мальчиком – вопрос пола. Быть мужчиной – вопрос возраста. Быть джентльменом – вопрос воспитания. Быть доктором – вопрос выбора. Быть Эдвардом Хайдом – вообще не вопрос!
28. Люси рассказывает своей подруге о Хайде: «Был у меня один своеобразный джентльмен, в такой красивой шубе! Я встретила его в двадцать, а в двадцать три…».
«Что, бросил?.. Или бросила?».
«Нет, поиграли три часа, а продолжение назначили на завтра».
29. «Интересно, почему такой приличный джентльмен, как Шерлок Холмс, так и не женился?» – спрашивает как-то Пул, вытирая полки в библиотеке.
«Ну это же элементарно!» – развязно отвечает Хайд.
«Что –…?» – Дворецкий так и не решается закончить фразу.
«Ватсон!!!».
30. На ужине в честь помолвки Страйд нарочно утащил у Джекилла салфетку, и тот весь вечер целовал руку леди Биконсфилд, сидевшей слева. Но Эмма была умной девочкой и сразу все поняла. А потому ничуть не ревновала, и помолвка не расстроилась.

31. «Да-да, мисс Кэрью, Джекилл и Хайд – это две части одного мужчины! – закончил Аттерсон свой фантастический рассказ. И тут же со всей серьезностью спросил: – А какую часть выберете вы?».
«Да что тут выбирать – конечно, нижнюю!» – вскричала Эмма.
«Но… это Эдвард Хайд!..» – содрогнулся Аттерсон.
«Потому я его и выбрала!».
32. «Хотел стать знаменитым дирижером, но не удалось. Теперь я буду мстить, но палку возьму побольше и впустую махать не буду!» – предупреждает Хайд.
33. «Эх, поизвелись-то нынче джентльмены, – вздыхает Аттерсон. – В мире все больше Хайдов…».
«А вот и нет, – оспаривает Генри. – Я, например, вчера держал над Эммой зонтик пока она тащила мешки с покупками!».
34. «Люси, что тебе нравится во мне больше всего?» – коварно спрашивает Хайд, устраиваясь поудобнее в кровати.
«Ум!» – пошутила Люси.
«А еще?».
«Сила».
«Да, если она есть, ума не надо. Еще!».
«Ну, юмор».
«Уже серьезнее, а дальше?».
«Прическа…».
«А еще?»
«Слушай, еще немного и я ляпну тебе правду!..».
35. Гуляет ночью Эдвард Хайд по Лондону. Навстречу ему – леди Биконсфилд, порядком навеселе: «Ну что, внучек, насиловать будешь?».
Хайд посмотрел, поморщился и отмахнулся: «Ты что, бабуля, мозгами закусила? Конечно, нет!».
А та, как гарпия, крылья раскрыла – и на него: «А-а-а, будешь-будешь!!!».
36. «Генри, а Ген, почему от меня все девчонки разбегаются?» – жалуется Хайд.
«Будь как я: ко мне женщины приходят сами и раздеваются по первой просьбе!» – хвастается Генри.
«Ух ты! Да как это?».
«Все просто: выучись на доктора».
«Фу! – скривился Хайд. – Потратить годы на учение, чтобы потом осматривать и, облизнувшись, отпускать?».
«Ну, я, к примеру, не облизываюсь. А иногда даже плеваться хочется», – признался Джекилл.
37. Освоившись в доме у доктора Джекилла, Хайд собрался освоиться также и в Лондоне.
«Эй, папаша, куда у вас тут ночью можно сходить?» – спрашивает он у дворецкого.
«Ну… на горшок», – почтительно отвечает Пул.
38. Эдвард заказал художнику портрет. Какой?.. Конечно, свой! Когда работа была окончена, Хайд аж залюбовался, но что-то вдруг его насторожило. И так смотрел и эдак и, наконец, потребовал:
«А нарисуй-ка нимб».
«Зачем?» – не понял живописец.
«Рога прикрыть».
«Но вы же сами попросили нарисовать правдиво душу – какая есть…».
«Я тут подумал: могут неправильно понять! Эх, нельзя раскрывать свою душу…».
39. «Генри, а ты хоть знаешь, почему у мужчин пуговицы справа, а у женщин слева?» – спрашивает как-то Хайд.
После трех часов глубокого раздумья у Генри было такое выражение лица, что даже Хайду стало его жалко:
«Элементарно, Джекилл! Правой рукой расстегивать удобнее», – хихикнул он.
Генри долго еще размышлял, но в итоге так и не понял, чем же это удобно для женщин…
40. «Постель готова, простыни согреты, липовый чай – на столике. Расческу принести?..» – суетится Пул ровно в девять вечера.
«Зачем? Растрепанный пойду! Шубу, трость и цилиндр», – отчитали в ответ.
«Ой, кажется, я снова вас перепутал…», – испуганно пролепетал дворецкий.
«Ну, это понятно: мы с Генри похожи, как брат и… сестренка!» – расхохотался Хайд.

41. «Эммочка, ты видела, какие дорогущие часы прикупил себе твой папочка?» – заговорщицки шепнул ей Хайд, примостившись рядом на диване.
«Не-ет, а что-о?».
«А хочешь, покажу?».
«Где, на папе?».
«Нет, уже на мне!».
42. «Знали бы вы, сколько дам я держал в этих самых руках!..» – сочиняет подвыпивший Джекилл.
«А, ты опять о пациентках?..» – зевает Эдвард.
«Ик!.. Нет!»
«О, Генри, что за чертовщина: ты играешь в карты?» – поразился Хайд.
43. «Такого маньяка, как ты, еще надо поискать!» – обругала своего клиента Люси.
«Не ищи, я здесь, – ответил Хайд. – А найдешь другого: убью обоих!».
44. Супруги Джекилл были исключительной, чудесной парой, можно сказать – единым целым.
Эмма, предприимчивая, аккуратная, самостоятельная:
«Дорогой, надо помыть посуду. Где у нас тряпка?».
Генри внимательный, послушный, мягкий по характеру:
«Я здесь!».
45. Один из пациентов Джекилла явился на прием, но по рассеянности принял за него Хайда.
«Скажите, доктор, как мои анализы? Я буду жить?».
«Нет!» – без объяснений рявкнул Хайд.
«Ой, господи… А сколько мне осталось?» – пролепетал несчастный пациент.
«Десять…».
«Месяцев или недель?».
Хайд грозно поднял трость и двинулся вперед:
«Девять, восемь, семь!..».
46. Доктор Джекилл в пограничном состоянии попадает в руки полицейских.
«Обыскать», – приказывает старший.
«Смотрите, у него какие-то таблетки…» – докладывает подчиненный.
«Нет, это НЕ МОЕ! – срывая голос, кричит несчастный Генри. – Мне их подкинули!».
«Слабительное», – читают хором полицейские.
«Фу-ух, пронесло! – подумал Генри, а вслух сказал: – Уже не надо…».
47. Очередная трансформация закончилась. Туман рассеялся, настало время полюбоваться в зеркало…
«О Боже, что это? Клыки?! – в ужасе заорал несчастный Генри. – Я снова что-то перепутал и превратился… в Дракулу!».
«Не волнуйся, – раздается сверху голос Фрэнка Уайлдхорна (композитор «Джекилла и Хайд»). – Этот мюзикл я тоже написал. Можешь приступать!».
«Но я же слов не знаю!..» – растерялся Джекилл.
И тут ему на голову падает увесистая папка:
«А в чем проблема? Садись, учи…».
48. Эдварда Хайда не на шутку беспокоил грозный соперник – мачо по прозвищу Биг-Бен, пока наш «доблестный» герой случайно не узнал, что это просто башенка с часами!
49. «Ой, Генри, – захлопала в ладоши Эмма. – Ты уже становишься похожим на мужчину моей мечты!».
«Я что – как-то иначе выгляжу?» – промямлил Джекилл.
«Нет, но оно тебе прямо в голову ударило!».
50. Один психолог посоветовал Эдварду Хайду способ избавиться от приступов неистового бешенства: «Напишите письмо человеку, который вас бесит, и сожгите его».
На следующий день пациент явился снова: «Готово. Полегчало!».
«Вот и прекрасно! Если честно, я не ожидал, что вы так быстро справитесь».
«Да что там… – скромно усмехнулся Хайд. – А с письмами что делать?».

51. «Джекилл, ты полный Д!» – обзывает Генри Эдвард Хайд.
«А ты!.. Ты вообще хоть раз задумывался, кто ты?!» – не растерялся Джекилл, но вслух произнести не смог.
«Ой, ладно, все, сменили тему!».
52. «Ну и слюнтявый же ты, Хайд, когда не выпьешь!» – призналась Эмма, увидев Джекилла.
53. Встретив генерала Глосопа, Хайд, как обычно вместо «здрасте» звучно приветствовал его ударом трости по голове.
«Да чтоб ты провалился, барабанщик бешенный!» – выпалил Глосоп, но «пуля» не попала в цель. Скорее навела на новую опасную идею: «Срочно купить вторую трость, работать двумя одновременно. А барабаны всегда найдутся!».
54. «Аттерс-о-он! – плачется Джекилл. – Эдвард Хайд опять меня… ме-ме-ме и ня-ня-ня!..».
Аттерсон: «Генри, надо наказать его. Слушай рецепт: готовишь чай с малиной, хорошенько солишь и подаешь на розовом подносике».
Генри, тупо глядя в одну точку: «И что – это поможет ему исправиться?».
Аттерсон: «Нет. Зато испортит ему малину!».
55. Хайд: «Ай, Генри, ухо отпусти: мне больно!..».
Эмма: «Дорогой, ты что – снова Хайда обижаешь?»
Генри: «Я его не обижаю, просто он хамит!».
Эмма: «Не хамит, а говорит, как надо. Сколько можно повторять: не рассказывай в постели о работе!».
56. Зябко кутаясь в шубу, Генри под утро пробрался домой через кухню. «И все-таки я пересилил его!» – гордо признался он сам себе.
И тут его застукала жена…
«Ах, вот ты где! А я и не заметила, как ты удрал!..».
«Я никуда не удирал! – в отчаяньи воскликнул Генри. – Всю ночь в лаборатории работал, потом мне стало холодно, и я накинул шубу. Потом пошел, пошел… помыть посуду в тепленькой водичке, чтобы руки согреть и…».
«Боже, до чего ты докатился, Генри! – поразилась Эмма. – Врешь, как по писаному, не краснея. Даже посуду мыть готов, чтобы поверили! А Эдвард все мне рассказал: и про лекарство, и про гулянки… Чего он только без меня не вытворял, но уж посуду мыть – ни за что б не согласился!».
57. «У меня муж не курит, не пьет, не ругается, не дерется, а все работает, работает, работает…», – рассказывает Эмма своей подруге, не зная даже, чему порадоваться.
«Слушай, да это просто… жена какая-то!» – не выдержал растрепанный мужчина в шубе, дремавший под столом.
58. «Генри, даже, если ты набьешь мне морду, синяки останутся и у тебя, – угрожающе предупреждает Хайд. – Может, хоть так поймешь, кто ты на самом деле!».
59. Сначала Генри Джекилл просто делил с женой постель. Но, когда она узнала, что на самом деле это – Эдвард Хайд, постель была разделена… атласной ленточкой. Что, впрочем, ничего не изменило!
60. Скромный Генри даже со своей женой ложился спать… в носочках. И оставлял поблизости халат. «Целомудрёно! – поразился Хайд, проснувшись в его теле. – А где же трусики? А-а, их же еще не придумали… Не то бы обязательно напялил!».
61. «Самое грозное оружие против летающей трости – это не другая летающая трость, а вежливость – убийственная, безупречная, железная! Таких, как Хайд, она шокирует. А иногда и поражает наповал!» – ораторствует Генри Джекилл перед практикантами.
62. Прогуливаясь по Петербургу, Эдвард Хайд едва не перекувырнулся, наступив на что-то мягкое… в таком же черном новеньком цилиндре, как у него.
«О, Пушкин?! – прыснул со смеха Эдвард. – Я и не думал, что на свете есть ребята еще меньше меня ростом. Ты уникален – тебя не убью!».
«Да чтоб ты, гад, не в шутку занемог!» – выругался в Пушкин в кулачок. Но спорить с большим человеком не стал.
63. На экскурсии по современным магазинам Хайда серьезно заинтересовала «оплата в одно касание»… Вопрос: насколько сокрушительным оно должно быть? Или это бордели такие для особо благородных девиц?..
64. С появлением Эдварда Хайда у лондонских хирургов существенно прибавилось хлопот. Но Хайд грозит оставить без работы всех дантистов!
65. «Эмма говорит, что со мной в постели не соскучишься! – хвастается Эдвард перед Генри. – И на диване, и на столике, и на качелях, и на рояле, и…».
«Ты хоть когда-то отдыхаешь, самохвал?» – обрывает его Джекилл.
«Да, когда превращаюсь в тебя!».
66. Эдвард Хайд – как большой ребенок. Но между ребенком и мужчиной существует маленькая разница: первого можно оставить с нянькой наедине, а второго – нет!
67. «Хайд, у тебя вообще есть мозги?».
«Конечно, Генри. Просто я не помню, где ты их оставил… перед тем, как выпить сыворотку!».
68. «Эй, ты, бандюга, куда тело потащил?» – бросается на Хайда полицейский.
Эдвард без всякого смущения: «Тише, приятель! Это мой друг Ленион. Он нализался, как свинья, но я хотел, чтобы он нем все думали, как о приличном человеке. Вот и тащу его домой».
«Ой, горе-то какое… А может, вам помочь?» – услужливо предлагает полицейский.
«Лучше не надо: это привлечет внимание».
«Да-да, вы правы. Ухожу. Я ничего не видел».
И полицейский начисто исчез в тумане.
«Ну вот и ладненько. – Эдвард, хихикая, похлопал по щеке убитого. – А мы с тобой – на речку… буль-буль-буль!».
69. «Согласны ли вы, Генри Джекилл, взять в жены Эмму Кэрью, любить ее и день и ночь, не отходя ни шагу прочь?» – торжественно спросил священник.
«Какое низкое коварство!» – мысленно возмутился Генри, но скрепя сердце согласился. «Эдвард, отныне вся надежда на тебя!».
70. «Нелли, ты не знаешь, почему Люси прогнала того богатого клиента в шубе?» – спрашивает хозяйка борделя.
«Да, вроде он сказал ей что-то неприличное…». (!!!)
71. Эмма: «Генри, я послала тебя в магазин за едой на неделю, а ты что притащил?».
Генри: «Соль, сыворотку, памперсы… для взрослых. А что еще?..».
Эмма: «Возьмись за ум – купи сметану, сахар и огурцы. Извлеки из себя ЧИСТОЕ ДОБРО! Ой, что-то я такое неприличное сказала…».
72. Люси запугивает Хайда: «Вот возьму и напишу над своей кроватью, что ты дурень – через неделю весь Лондон будет знать!».
Хайд: «Я могу написать то же самое о тебе – на двери в приемную доктора Джекилла!».
Люси со вздохом: Ах, Боже, как мир тесен…».
73. У Хайда появляются поклонники среди подбитых им прохожих:
«Ты смотри, ведь дурак-дураком, а как поет-то, как поет!..».
«Оно и понятно: в пустой голове акустика великолепная».
74. Самое опасное заблуждение маньяка, гуляющего в темном переулке в поисках жертвы – это думать, что он здесь один такой.
75. «Генри, а ты мне никогда не изменял?» – на всякий случай спрашивает Эмма.
«Знаешь, настоящий джентльмен должен обязательно изменить своей жене…» – вдруг изрекает Генри с умным видом.
«И ты посмел?!» – Эмма в ярости хватает первый попавшийся подсвечник.
«Да!.. Ай, постой! Как же я мог не изменить тебе фамилию?..».


Эдвард Хайд обладает исключительным достоинством – полным отсутствием греха, которым страдают все: в нем нет ни грамма лицемерия. Не для того он вырвался на волю, чтобы трусливо прятать все в себе!

ЛИЦЕМЕРИЕ – НЕОТЪЕМЛЕМАЯ ЧАСТЬ ВОСПИТАНИЯ

– Зачем ты врал?
– Я думал, ты поверишь…

1. Все мужчины – лжецы, болтуны, лицемеры, гордецы и трусы, похотливые, достойные презрения. Все женщины – хитрые, хвастливые, неискренние, любопытные, развратные. Но самое святое и возвышенное в мире – это союз этих несовершенных отвратительных существ (Альфред де Мюссе).
2. Только добро может оказаться фальшивым, зло же всегда настоящее.
3. В двадцать первом веке люди перестанут лгать, лицемерить, красть и убивать: за них все это будут выполнять машины.
4. Когда тебе перестают красиво врать другие, остается лишь одно спасение – самообман!
5. «Боже, он столько гадостей наговорил мне! – возмущалась леди Бэконсфилд после беседы с Хайдом. – И ни разу не солгал, зараза!».
6. Недавно Эдвард Хайд занялся новым интересным делом: подбегает к людям с небольшой линейкой вместо трости и пытается измерить им лицо. На вопрос: «Зачем?» по-деловому отвечает: «Учусь на лицемера, чтобы стать таким, как все!».
7. Джекилл: «Эмма, красавица, солнышко, лапочка! Целую, тоскую, люблю!.. Сегодня ко мне не приходи».
8. «Не люблю я двуличных людей: сразу и не разберешься, по какой физиономии заехать», – размышляет Эдвард Хайд.
9. «Как поживаете?» – осведомился Аттерсон у Джекилла.
«Отлично!» – через силу улыбнулся Генри.
«Что делаете?».
«Вру!» – вмешался Хайд.
10. «Милый, как я выгляжу?» – спросила Эмма «Джекилла» после первой брачной ночи. Хайд, подменивший ночью своего товарища, даже не открывая глаз, понимал, что жутко. Но пожалел бедняжку и впервые в жизни соврал: «Великолепно!». И это спасло ему жизнь!
11. «Никогда не становись двуличным, даже когда твоя единственная морда… ой, лицо – отвратительно!» – записал на зеркале Эдвард Хайд.


В СОМНЕНИИ ВОЗДЕРЖИВАЙСЯ, В СРАВНЕНИИ ОБЛИЗЫВАЙСЯ

Черви сомнения заводятся только в зрелых душах.

1. «Лучше промолчать и показаться дураком, нежели заговорить и не оставить никаких сомнений на этот счет», – поучает Эдварда Генри Джекилл.
«Проблема в том, что люди умные всегда полны сомнений, а идиоты переполнены уверенностью», – неожиданно ответил Хайд, смерив его взглядом.
Джекилл не на шутку удивился, как у этого забияки могли появиться такие глубокие мысли… Но так и не смекнул, кого назвали идиотом.
2. «Надпись на соли «Маdе in Vеlikоbrуtаniа», конечно, вызывает некоторые сомнения, – подумал Джекилл, вертя в руках пакетик, – но чем судьба не шутит?..».
3. «Самый неприятный выбор — это когда надо выбирать, чего бояться больше», – случайно дошло до Генри.
«Наша жизнь – это постоянный выбор: кому доверить свой безымянный палец, а кому средний, – хихикнули из темного угла его души. – Порою ты приходишь к правильному выбору. Стоишь возле него, стоишь… а потом задумчиво уходишь».
«Ой, Хайд, молчи уже!..».
«Генри, не дрыгай ножками: я только что поел!».
4. «Слушай, Люси, а я не кажусь странным?» – спросил однажды Хайд.
И тут же получил искренний ответ:
«Кажешься? Да нисколько. Я точно знаю, что ты маньяк!».
5. «Весьма непросто сделать выбор, когда бесплатно предлагают белое и красное вино столетней выдержки, а ты уже, как идиот, набрался виски. Теперь вопрос такой: готов ли ты к тяжелому похмелью или… все-таки готов рискнуть? Да-а, вопрос риторический – стало быть, выбора нет», – обрадовался Хайд.
6. «Деньги дают свободу выбора греховных удовольствий», – изрекает Генри Джекилл.
«Спасибо, гений, что просветил безмозглого, – аплодирует Эдвард Хайд. – Ну, слезай с трибуны и давай мне деньги!».
7. «Эдвард, почему моя жена постоянно сравнивает меня с тобой? – негодует Генри. – Мы же абсолютно разные!».
«Вот и она так говорит, – усмехнулся Хайд. – А потом идет ко мне!».
8. Когда хороший человек и плохой поливают друг друга грязью, разница между ними быстро размазывается.
9. Для Эдварда Хайда нет разницы между «нельзя», «абсолютно нельзя» и «строго запрещено». Впрочем, вся эта дребедень вообще не имеет для него значения.
10. Генри Джекилл: «Я мог бы перебить своих врагов, опустошить все бары и поставить на уши все бордели в Лондоне, но… не хочу испортить себе карьеру».
Эдвард Хайд: «А мне плевать на репутацию и всякие там глупости! Просто меня не выпускают погулять!».
Так выпьем HJ7, чтобы наши желания совпадали с возможностями!



ПЕСЕНКА ЛЮСИ:

С любовью спорить, увы, бесполезно.
Его глаза были небом и бездной,
И я сходила по нем с ума,
А он был просто… куском дерьма!

Громил, убивал, напивался
Потом вдруг взял да исправился…
Зачем?! Гуляй-ка ты вальсом
Беспутным ты больше мне нравился!












Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

"СУШИ И ВИНО" песенка,ПРИГЛАШАЮ.

Присоединяйтесь 




Наш рупор

 
Приглашаю на премьеру песни и клипа!

https://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/films/music_clip/2391370.html?author

Конкурсы!


Присоединяйтесь 







© 2009 - 2022 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft