16+
Лайт-версия сайта

Не бросайте песок в крокодила. Глава 31

Литература / Детективы / Не бросайте песок в крокодила. Глава 31
Просмотр работы:
10 мая ’2021   10:09
Просмотров: 450

Лара еще раз перечитала послание. «Убирайся! Змеи — это еще не все, что может с тобой случиться». Радужного настроения словно не бывало. Пока она в десятый раз читала записку и переосмысливала написанное, в двери постучали. В дверях показался Мирославский.

— Я решил за тобой зайти, а ты еще даже не переоделась, — в его голосе проскальзывали нотки досады. — Что это у тебя? «Письмо счастья»? «Дорогой друг, перепиши это письмо от руки 50 раз, отправь своим друзьям, выпейте на ночь стакан воды и будет тебе счастье»?

Лара молча протянула ему лист. Мирославский присвистнул:

— Да на тебя здесь целая охота… В случае со змеей, окажись она ядовитой, тебе бы и страховка не помогла — в большинстве случаев смерть от змеиного укуса наступает тогда, когда человека не успевают довезти до больницы…

— Ну, допустим, я и сама скоро уеду. Но это произойдет не раньше, чем за нами прилетит самолет. Саш, кому я здесь поперек горла стала? И, главное, почему? Что со мной не так?

— Наверное, ты слишком много знаешь или близко подошла к разгадке тайны, кто и зачем убил Марину. Правда, сама не догадываешься об этом. Но они так боятся разоблачения, что перешли к угрозам. Если раньше два ночных происшествия можно было списать на случайность, то теперь все понятно. Они хотели тебя устранить, только планировали это сделать так, чтобы все подумали на несчастный случай.

— А я не оправдала их ожиданий? Но это им только со стороны кажется, что я все знаю.

— Согласен! Все наши версии лопнули одна за другой. Сейчас мы так же далеки от истины, как и в первый день убийства.

— Писал человек, который учил английский в школе, — сказала Лара. — В отеле на английском говорят практически все. Кто-то лучше говорит, а кто-то хуже. Но вот писать, причем грамотно писать, умеет не каждый.

— Ты заметила, что письмо написано на обратной стороне анкеты для гостей отеля? Такие лежат на ресепшене, подходи и бери сколько хочешь.

— Заметила. Также заметила, что написано от руки, печатными буквами, вероятно, на тот случай, если автора строк начнут искать по почерку.

— Ну, еще потому что у человека нет под рукой компьютера и принтера, чтобы можно было распечатать это письмо. Здесь для многих компьютер и принтер — невиданная роскошь.

— Ты прав. Это тоже деталь. Буквы по размеру средние, не исключено, что автору строк не более 45 лет, а то и меньше. Что еще? Сочиняли второпях, но писали осознанно, понимая, какую реакцию вызовет записка.

— И, конечно, этот человек имеет отношение к ночному инциденту, потому что змея в номере — это его рук дело, — подытожил Мирославский. — Вычислить автора у нас не получится. Самое обидное, что мы ходим с ним по одним коридорам. Он, может, даже здоровается при встрече, улыбается в глаза, а сам в это время вынашивает планы и воплощает их в жизнь.

— В чем я точно уверена, так это в том, что письмо писал не наш «объект», с которым мы пытаемся поговорить. Во—первых, он не стал бы писать на английском, а во—вторых, когда я утром направлялась в ресторан, — письма не было, а мужчина уехал за несколько минут до этого.

— Ладно, ты догоняй. Я ушел, потому что, если мы задержимся здесь еще на полчаса, в ресторане из еды ничего не останется.

Лара нырнула под душ, наспех высушила волосы, и, нырнув в голубое платье, пошла в ресторан. Возле лобби бара стоял Мохсен и ловил интернет. Мужчина стоял так, что пройти мимо него незаметно было невозможно.

— Добрый день, принцесса! Как настроение?

— Не называй меня принцессой, хорошо? А настроение у меня, как в том анекдоте про фею с топором.

— Я не слышал этот анекдот.

— Ну, конечно, не все же тебе знать и слышать. Может, когда-нибудь позже расскажу.

Ларе захотелось почему-то уткнуться носом в его плечо и расплакаться. Но она сдержалась. Открыв сумочку, она протянула Мохсену записку.

— Вот что я нашла сегодня у себя в номере. Прочти. Ее просунули мне под дверь.

Мохсен пробежал глазами написанное.

— В отеле, на каждом этаже в коридорах есть камеры видеонаблюдения. Это делается в целях безопасности отдыхающих. Я просматривал сегодня днем записи, но кроме парня, убирающего номера, в коридоре никого из посторонних не было.

— Неужели Ашраф?

— Что ты имеешь в виду?

— Неужели этот парень подложил мне записку под дверь? Но зачем? Мы так с ним мило всегда разговаривали. И еще — неужели змея, это дело его рук? Как-то не верится. Он работает до восьми вечера, а потом спешит домой. У него даже времени нет
этим заниматься.

— Его вчера вечером в отеле не было. Он даже не знает об этом случае. Никто в отеле, кроме нас, не знает.

— Ты еще скажи, что и на ресепшен из парней никто ни о чем не слышал. Знаешь, как у нас говорят? Знает один — знает один. Знают два — знают тридцать два.

— Я обязательно разберусь и узнаю, зачем он писал эту записку. А если он не писал, то узнаю, кто ему ее дал и попросил подложить в твой номер. Только у него были ключи от всех номеров.

Мохсен кому-то позвонил и стал разговаривать на своем языке. Говорили они недолго, потому что он почти сразу сказал:

— Парень сегодня после обеда уехал домой, в столицу. Он написал заявление на отпуск месяц назад.

— Ты его прикрываешь? Скажи? Но ему-то какой резон подбрасывать мне змею в номер? Во всем должен быть мотив. Какой мотив у него?

— Мне кажется, что записку писал не он. Единственное, что он мог сделать, так это выполнить просьбу того, кто его попросил об этом. Ашраф честный парень, я знаком с его семьей.

Было видно, что Мохсему хотелось как-то утешить Лару, но он понимал, что вокруг полно отдыхающих и коллег, и его действия истолковали бы неправильно. Или вернее — истолковали бы, как оно есть на самом деле.

— У меня закончился обеденный перерыв. Извини, мне нужно идти. А тебе приятного аппетита.

Мирославский был прав — обед подходил к концу, и столы, которые к открытию ресторана всегда ломились от различных салатов, лазаньи, тушеных овощей, нескольких видов рыбы, тефтелей в подливе и без, курицы и винограда с яблоками, стояли практически пустыми. И если бы Мирославский не взял ей заранее куриную ножку с помидорами и огурцами, Лара осталась бы голодная.

— Спасибо, друг! — поблагодарила его Лара и принялась уплетать.

— Из спасибо шубы не сошьешь.

— Ты еще скажи, что я должна буду это отработать.

— А то… Вот приедем домой, купим с твоим мужем пива с рыбой, и посмей нам хоть слово сказать против…

— Это уже как получится, — улыбнулась Лара.

После обеда они снова пошли на пляж. Лара уточнила у Карима, когда приблизительно может вернуться группа с экскурсии. По словам парня, выходило, что приедут они после пяти. А значит, времени у них с Мирославским еще полно. Словом, в начале шестого вечера они заняли «пост». Ждать пришлось недолго. Автобус подъехал подпорог отеля, и уставшие, но довольные туристы стали заходить в фойе.

— Смотри, вот и «наш»… — толкнула Лара Мирославского локтем в бок. — Ну я пошла? Ты, в случае чего, помоги мне.

— Владимир Иванович, можно вас на минутку? — окликнула Лара мужчину.

Он недовольно оглянулся.

— Что вы хотите? Вы видите, мы только приехали, и у меня нет ни времени, ни желания разговаривать.

Женщина, с которой он приехал, прошла пару шагов вперед и оглянулась.

— У меня фотографии, которые сделала Марина. Поэтому в ваших же интересах уделить мне несколько минут.

— Наташа, все хорошо. Ты иди, я сейчас тебя догоню, — кивнул Владимир Иванович своей спутнице. И повернувшись к Ларе, сухо сказал:

— Я вас слушаю. О чем вы хотели со мной поговорить?

— Давайте присядем на пару минут, потому что я не одна.

Они подошли к диванчику, на котором ее ожидал Мирославский.

— Присаживайтесь. Это мой друг, и он в курсе всех событий, — кивнула Лара в сторону Мирославского. — Скажите, вы знали, что Марина сделала фотографии, и что вы с вашей спутницей случайно попали в кадр? Марина стала вас шантажировать?

Лара атаковала, словно вести допросы было делом всей ее жизни.

— Эта женщина потеряла всякую совесть. Она разыскала меня на второй день и сказала, что у нее есть неоспоримые доказательства, что я изменяю своей жене. И если я хочу, чтобы о моей тайне никто не узнал, я должен купить ей двухкомнатную
квартиру. Потому что ей, видите ли, надоело жить с родителями.
Словом, вела себя развязно и нагло.

— И поэтому вы ее решили убить?

— Боже упаси! Вы за кого меня принимаете? Конечно, с точки зрения общественной морали я поступаю неправильно, что живу на две семьи. Но это моя частная жизнь, и она никого не касается! Вот если я буду нарушать закон, тогда — добро пожаловать.

— Это вы убили Марину? — повторил Мирославский.

— Я сказал ей, что постараюсь решить вопрос, когда мы вернемся с отдыха. Платить я, конечно, не собирался, просто пытался оттянуть время. Я ведь понимаю, что шила в мешке не утаить, и рано или поздно о моих отношениях с Наташей все узнают. Просто я пока не готов уходить из семьи, но и эту женщину не могу бросить. Нет, Марину я не убивал.

Лара и Мирославский испытывающе смотрели на чиновника.

— Что вы собираетесь делать с этими фотографиями? Они у вас?

— Мы их удалили, — ответил Мирославский на правах старшего.

— Я вам не верю.

— Придется поверить.

Продолжение:




Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

ТАК НАДО. ЕЛЕНА КУЗНЕЦОВА АРМЕН АКОПОВ ЖДУТ

Присоединяйтесь 




Наш рупор

 
ТАК НАДО. МУЗЫКА ЕЛЕНЫ КУЗНЕЦОВОЙ. ИСП АРМЕН АКОПОВ. СТИХИ ЕЛЕНЫ БЕЛОВОЙ. ЖДЁМ ВАС!

https://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/music/other/2274735.html?author



Присоединяйтесь 










© 2009 - 2021 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft