16+
Лайт-версия сайта

Катька

Просмотр работы:
03 июля ’2021   09:46
Просмотров: 445

Глава 1 «Катька»

Катьке тринадцать лет. В этом районном центре, где она обитает, у неё нет дома, нет родителей, она даже не ходит в школу. Катька сирота и «бомжиха». Нет, конечно, когда-то районные власти пытались её упечь в детский дом, но она сбежала оттуда уже через неделю. И если кто-то спрашивал, почему она не захотела там остаться, то Катька отвечала просто, что ей там не «климатило». У ментов назрели свои проблемы и поэтому никто из них её жизнью больше особо не интересовался. Сбежав осенью из детского дома, она занялась своим нехитрым бизнесом. Набирала в полях семена подсолнуха, выбирала из них самые крупные, жарила их с солью и продавала на улице у рынка. Поначалу постовые милиционеры прогоняли её, но потом сказали ей, что она может торговать, если каждый вечер будет отстёгивать им «двадцатку». Катька, конечно же, согласилась, учитывая, что к вечеру семечек продавалось рублей на пятьдесят. Ментов на их маленькой станции было очень мало, ну хорошо, если наберется с десяток. Есть один «гаишник», один «малолетка», так она называла сотрудницу комнаты по делам несовершеннолетних, один «опер», два участковых и пять милиционеров ППС. Последние постоянно ходили «бухие». Местные барыги, которые торговали спиртом роялем, Катьку не трогали, несмотря на то что с ними она не общалась. Денег ей хватало, чтобы купить хлеба, пачку чая, сахар и сигарет. Катька иногда курила. Её жилище своеобразное, обычный старый наполовину разломанный строительный вагончик, стоящий на свалке. В нём, когда-то обитал сторож со стройки. Раньше он стоял на автомобильных колёсах. Но в одну из ночей Катька проснулась от того, что вагон стал вдруг раскачиваться, и за его стенами стали послышались мужские голоса. Она побоялась выйти в темноту, и посмотреть, что там твориться. Когда всё стихло, Катька заметила, что её домик потерял горизонтальность и немного покосился на бок. А утром она обнаружила, что вагон попросту стоит на кирпичах. Вот такое было у Катьки горе.

Глава 2 «Родители»

Отец и мать у Катьки много выпивали. Жили они всей семьёй в старом доме, построенном ещё при Хрущёве. Дом располагался прямо в центре районной станции. Кто такой был, этот Хрущёв, она не знает, но отец Катьки часто упоминал эту фамилию, когда пил дома со своими дружками - собутыльниками. Квартира была большая с высокими потолками и даже с балкончиком, выходящим к фонтану. Отец любил их квартиру и называл её «Брестской крепостью» из-за толстых стен. Зимой там было всегда тепло, а летом прохладно. Работал он в ЖКО слесарем, кроме работы он чистил колодцы у людей, кто его просил. Деньги за работу приносил редко, в основном с ним расплачивались разведённым спиртом. Приходил домой и всегда скандалил с матерью, бил её, выгонял из дома. Мама работала уборщицей в магазине, одновременно мыла полы на вокзале. Очень уставала. Катька хорошо помнит, как мама приходила домой, садилась на стул и с грустью смотрела в окно. А ночами, когда пьяный отец, перевернув в доме всю мебель, засыпал, она заходила в чулан и, закрыв платком рот, рыдала навзрыд. А потом мама то ли от горя, то ли назло отцу стала пить вместе с ним. Этого Катька не забудет никогда. Однажды к ним пришли двое мужчин и стали о чем-то разговаривать с родителями. Катьку выпроводили на время разговора в другую комнату. После того как эти двое ушли, отец и мать о чем-то спорили друг с другом. Из обрывков фраз Катька поняла, что говорили они о каком-то переезде. Мама тогда кричала отцу, что никуда из этой квартиры она не съедет. А через месяц отца и маму нашли в каком-то притоне мертвыми. Катьку после смерти родителей забрала её бабушка, которая и сказала Катьке, что папа и мама отравились паленой водкой. Через полгода умерла и бабушка, и Катька вернулась в свою квартиру. Школу она забросила, собирала пустые бутылки и сдавала их в пункт приема стеклотары. Как-то раз рано утром, в дверь квартиры постучались. Вошли опять те же двое мужчин, которые приходили ранее. Катька их узнала. Один из них со шрамом на лице сказал Катьке, чтобы она собрала в мешок необходимые ей вещи. Именно тогда они и привезли её в этот вагончик на свалке. Уезжая, один из них сказал, что если он увидит её возле квартиры, то они отвезут Катьку за сто первый километр. Катька, конечно же, испугалась и больше не появлялась у своего дома. Так она и стала «бомжихой». Каждый свой день Катька изо всех сил старалась провести с пользой. Она научилась готовить супы, собирала в лесу грибы и сушила их на зиму, которые потом продавала. Разгребая свалку, собирала стеклотару. На вырученные деньги покупала себе дешевую одежду. В общем, делала всё, чтобы выглядеть по-человечески. Даже два раза в неделю ходила в баню. Так и шли дни, недели и месяцы.

Глава 3 «Гаишник Леха»

С «гаишником» Лёхой, Катька познакомилась в мае, когда шла на свалку в свой вагончик. Его «канарейка» стояла на перекрёстке при въезде на станцию. Было очень тепло, и Лёха облокотившись на машину, наблюдал за идущей по обочине Катькой. В обеих руках она несла сетки, доверху заполненные пустыми, жестяными банками. Когда она поравнялась с ним, Лёха спросил:
- Так, и что мы здесь бродим одни без родителей?
Катька остановилась, посмотрела на Лёху, как обычно врачи смотрят в дурке на пациентов, и тихо спросила:
- А я что под «кирпич» зашла?
Лёха оттолкнулся попой от машины и схватил её за руку.
- Э…малолетка. Тебя, что отвезти к папе, чтобы он за дерзость к представителю власти тебе ремня всыпал?
Катька скривила губы.
- Ты опоздал, он умер….
Лёха сделал умный вид, типа его голыми руками не возьмёшь.
- Ну, значит к маме.
Катька сдержанно дополнила.
- И мамы тоже нет.
Тот сдался и после секундной паузы растроганно проявил человечность.
- Давно?
- А тебе какая разница. Что ты ко мне пристал? Я что, на карбюратор твоего драндулета наступила?
Видя, что Катька не по-детски взвинчена, Лёха почувствовал себя бездушным и виноватым, и как это говорят, до максимума смягчил тембр голоса.
- Ну, ты это…извини. Я же не знал. Тебе сколько лет?
- Тринадцать.
- А живёшь то где?
Катька посмотрела в сторону свалки.
- А вон там. Видишь вагончик?
Лёха взглянул на виднеющуюся из зарослей плоскую крышу строительного вагончика.
- Вижу. Так ты что «бомжуешь»?
Катька по-детски огрызнулась.
- Это может ты «бомжуешь», а я живу.
Лёха ещё раз оглядел Катьку и содержимое её пакетов.
- А зовут как?
- Катька…
- Екатерина великая значит – съязвил Лёха.
Катька молчала.
- А ну-ка садись. – Лёха открыл ей заднюю дверь жигулёнка.
Катька отошла в сторону.
- Спасибо, я как-нибудь сама.
Она быстрой походкой пошла в сторону свалки. Сетки с банками переплетались с её длинными и худыми ногами, отчего раздавался жестяной звон.
Лёха сел в машину, завел двигатель и, развернувшись, догнал её, преградив Катьке путь.
- Садись, говорю, я довезу.
- Я в «ментуру» не поеду – в протестном тоне заявила Катька.
- Да не в отдел – успокоил Лёха. - До свалки подброшу. Слово даю.
- Офицерское? – поинтересовалась, переминаясь с ноги на ногу Катька.
- Конечно.
Пока ехали, Лёха мельком через зеркало заднего вида наблюдал за девчонкой. Худенькая, волосы немного растрёпаны, потёртые в коленях джинсы и растянувшаяся от частых стирок футболка. Но больше всего его тронуло то, что её руки были все в царапинах и в ссадинах. Высадив Катьку и не удержавшись от любопытства, он осмотрел вагончик изнутри. Для спартанской жизни здесь было всё: топчан, стол, табурет, печь «буржуйка», какая-то необходимая посуда.
Лёха по-отцовски посмотрел на Катьку.
- Жить, конечно, можно, но ты ещё слишком мала для самостоятельности. Слушай, может быть, я поговорю со своим начальством, и мы оформим тебя в детский дом?
Она бросила на него сердитый взгляд.
- Ты же дал честное слово, офицерское?
Тот тяжело вздохнул.
- Это я так, к слову. Ну, всё, я погнал, - он с улыбкой протянул ей руку. - Увидимся Катюха. Если нужна будет помощь, приходи либо в отделение, либо я всегда в центре стою у фонтана.
Катька ничего не ответила и взглядом проводила его до машины.
Встреча с Катькой взволновала Лёху до глубины души. «Сейчас бы конечно ей в школу, родителей приёмных или на худой конец в детский дом» - думал он. Даже мысль мелькнула об удочерении, но вспомнив, что на попечении у него больная мама Лёха отодвинул эту идею в сторону. «Хотя…можно обсудить с мамой» - домыслил он.

Глава 4 «Афган»

С безногим Витькой, у которого кликуха «Афган», Катька познакомилась на следующий день, как только стала жить на свалке. Ноги у него оторвало чуть выше колен, когда он служил в Афганистане. Он рассказал, что во время боя ему прямо под ноги упала мина, и очнулся он уже в госпитале. Сам «авган» родом из Казахстана. Кроме родителей у него никого не было. Есть какие-то дальние родственники по линии матери, а где они живут ему не известно. Была девушка, но как только она узнала, что с ним произошло, она тотчас нашла себе другого ухажера, а вскоре вышла замуж. С горем пополам довезли его из госпиталя домой сотрудники военкомата, ну и конечно навсегда потом забыли о нём. А жил он в небольшом посёлке, буквально несколько домов. Когда родители у него умерли, добрые люди написали письма, одно министру обороны, другое в военкомат с просьбой предоставить ему инвалидное кресло. Через полгода ему пришло два письма: от министра обороны и из общества ветеранов. Министр написал, что Родина гордится Витькой и желает ему крепкого здоровья. А общество ветеранов призналось, что денег нет, но они поставили Витьку на очередь. В итоге через знакомого плотника соседи сделали Витьке тележку на колесиках, собрали ему немного денег и отвезли его вокзал. Он своими силами поехал в Москву чтобы поискать клинику где смогут сделать протезы. За протезы он хотел отдать врачам дом, который остался ему от умерших родителей. Но в Москве на вокзале пока он спал, у него украли документы, а самое главное собранные деньги. Через несколько дней его голодного и грязного на вокзале заметили бандюганы и заставили попрошайничать. Говорит, что били его сильно, если он не набирал сумму, которую ему приказывали набрать. Через два месяца он сбежал от них, куда глаза глядят. Так он и очутился на нашей станции. Витька живёт в землянке, которую вырыл сам стоя на коленках, невдалеке от Катькиного вагончика. Часто Катька слышит, как «афган» поёт под гармошку песни. Сразу становиться ясно, что Витька «нажрался» в «уматину». Денег он собирает больше всех, кто живет на свалке, но пропивает их за один день. Иногда Катька и Витька вместе просят милостыню возле церкви, особенно на Пасху и на Троицу. Витькина тележка приходит в негодность и скоро надо делать новую, но он даже не откладывает на это деньги. Его землянка находится в низине и когда он едет на станцию, то с трудом поднимается по тропинке. А когда застревает, что есть силы, кричит на всю свалку: «Катька иди сюда помоги!» Приходится Катьке идти и выталкивать его на самый верх, где начинается асфальт. Когда они разговаривают, Витька занимается нравоученьями. Вот и вчера они с ним встретились у фонтана в центре.
- Кать, а который из них твой дом, - спросил «афган» прищурившись, глядя в сторону «хрущевских» двухэтажек.
- А вон тот, серый, с флюгером на крыше. Видишь угловую квартиру на втором этаже с белыми подоконниками?
- Ага, усёк – произнёс он. - Слушай, а краска то свежая. Ты бы узнала, что к чему. Твоя ведь хата дурочка.
Катька повернулась к дому спиной.
- Я не могу «афган». Помнишь, я говорила тебе о тех двух мужиках, которые привезли меня на свалку?
- Ну…помню.
- Вот они мне и сказали, что, если я появлюсь там, тогда мне «хана» будет.
- А может тебе к главе района на приём сходить? – не унимался Витька. - Объяснишь ему так, мол, и так, моя квартира и меня выпихнули на свалку. Он проверит и поможет, «ментов» подключит. Хочешь, я поеду с тобой?
Катька вдруг представила, как она в застиранной до дыр кофте, в рваных джинсах и в кедах войдёт в кабинет главы района. Этот глава сразу со стула грохнется, а если ещё рядом с ней полупьяного и безногого «афгана» увидит, то вообще убежит из управы.
Она с грустью отрицательно мотнула головой.
- Нет «афган», я боюсь.
Витька на минуту замолчал, поглядывая на Катьку, а потом как взвинченный заорал.
- Кать я понял. – Он поднял правую руку, показывая указательным пальцем в небо. - Тебе надо к нему ехать.
- К кому к нему? – Катька, усмехнувшись, посмотрела на Витьку.
- Да к Горбачёву! В Кремль! Скажешь ему, что вот, мол, Михаил Сергеевич, даже твоя фотография у меня на стене в вагончике. Помоги, мол, то да сё…
Катька с испугу огляделась по сторонам.
- Да тише ты чё орешь. Загребут нас с тобой сейчас по самое ни хочу.
Витька тоже огляделся.
- Да хрен с ним загребают. Всё равно через час отпустят. – Он достал бутылку с самогоном и, сделав несколько глотков, занюхал рукавом.
Катька собрала с коробочки брошенную людьми мелочь.
- Всё «афган» поехали, а то мне ещё бутылки мыть.

Глава 5 «Работа»

Лето выдалось жарким. На станции, проходя мимо столовой, Катька заметила объявление, на котором было написано, что в столовую требуется посудомойщица. Она зашла в фойе и подошла к буфетчице.
- Здравствуйте. А вы не могли бы взять меня на работу?
Буфетчица бросила на Катьку удивленный взгляд.
- А тебе доченька сколько годков?
- Четырнадцать скоро будет – ответила Катька, плавно приподнимаясь на цыпочках, чтобы казаться выше ростом.
- Малость подрасти надо голубушка – заботливо подметила женщина, поправляя на голове белую поварскую
шапочку. - Родители твои где?
Катька скрывать о себе ничего не стала и рассказала всё, как есть на самом деле.
- Да девка, хлебнула ты – сочувственно произнесла буфетчица, выходя из-за прилавка. – Ты постой здесь, а я зайду к заведующей, поговорю с ней.
Через несколько минут она вышла из кабинета в сопровождении женщины полного телосложения около тридцати пяти лет. Та подошла к Катьке и, оглядев её с ног до головы, басовитым голосом спросила:
- Как зовут?
- Катька.
- А ежели Катька ты упадешь у меня здесь от работы? – спросила заведующая. – Тут ведь посуды много, сидеть не придётся.
- Да я справлюсь, вы только возьмите меня – попросила Катька, скрестив за спиной пальцы обеих рук. Пацаны говорили, что так надо делать на удачу.
Заведующая посмотрела на буфетчицу.
- Иди, отведи её на мойку, там гора грязных тарелок. Завтра банкет, нужно всё успеть помыть. Справится, значит, пусть остаётся.
Катька обрадовалась. В этот день она работала до позднего вечера. Перед уходом из столовой буфетчица её накормила, завернула в газетку несколько котлет и немного хлеба.
- Вот возьми - она всунула свёрток в Катькину холщовую сумку, - вдруг проголодаешься, поешь у себя. – Катька заметила, как у буфетчицы увлажнились от слёз глаза. Та, утерев их салфеткой, предупредила Катьку.
- Завтра утром надо прийти пораньше, будешь помогать мне, накрывать банкетный стол.
Спала Катька, словно убитая, без сновидений, а утром с рассветом побежала в столовую.
Столы накрывали часа два, всё ровненько и красиво раскладывали. Ближе к вечеру к столовой начали подъезжать машины, в основном чёрные «Волги». В дверную щель Катька наблюдала за входящими в обеденный зал людьми. В основном было много мужиков в костюмах и галстуках, с огромными животами. При виде их Катьке становилось смешно. К ней подошла буфетчица.
- Ишь, как слетелись, одно начальство. Наш глава района якобы лично будет. С города даже понаехали. Достанется девка нам с тобой сегодня.
Катька согласно махнула головой.
Сегодня и буфетчица, и Катька выглядела просто великолепно. Заведующая дала им новые фартуки, белые, белые, просто белоснежные. В самый разгар банкета заведующая сказала, что гостям надо вынести жареного поросенка. Нести его на подносе предстояло Катьке и буфетчице, поскольку он был довольно тяжёлым. Катька очень стеснялась, но выхода не было. Прямо в столовой играл оркестр, все веселились, пили, говорили тосты. По условленному сигналу заведующей Катька с буфетчицей взяли поднос с поросёнком и понесли к столу. Катьку слепил свет, падающий с надраенных до блеска люстр, она боялась споткнуться и упасть. Сидящие за столом пьяные начальники сразу обратили внимание, что им несут коронное блюдо и стали громко хлопать в ладоши. Заведующая, расплываясь перед ними в улыбке, указала рукой перед кем из гостей надо поставить поднос. Не вглядываясь в лица людей и смотря себе под ноги, Катька помогла буфетчице поставить поднос с поросёнком на стол, и уж было развернулась, чтобы уйти, как вдруг кто-то взял её за руку. Она вскинула голову и увидела перед собой перекошенное шрамом лицо. Все в зале мгновенно заткнулись. Катькой овладел ужас. Для всех них он был всесильным главой района, а для неё тем, кто после смерти родителей вывез её из их квартиры и бросил на свалке. На глазах притихших гостей Катька выдернула руку освободив её от чужих пальцев и быстрым шагом пошла обратно в посудомоечную. Всем своим нутром, она чувствовала, как он смотрит ей в след.
Банкет закончился около двух часов ночи, после этого до рассвета Катька мыла посуду и полы. Из столовой она вышла в начале семи утра, уставшая, с одним лишь желанием поспать. Всю дорогу на свалку Катька переживала, что человек со шрамом обязательно найдет её, ведь он помнит, где находится вагончик. Сначала она решила на время попроситься пожить к афгану, но потом отогнала эту идею. Витькины пьянки ей были противны. А больше Катьке было идти некуда, и она успокоила себя тем, что попросту накручивает ситуацию, а на самом деле всё будет хорошо.

Глава 6 «Разведка»

Жуткая встреча на банкете с этим неприятным человеком всё-таки заставила Катьку призадуматься. Теперь она уверена, что тип со шрамом ни кто иной, как глава района. Из тех двоих, кто приходил к её родителям, без сомнения был именно он. Он же и вывез Катьку в злополучный вагончик. «Значит смерть родителей и то, что она очутилась на свалке это не случайность» - подумала она. Так или иначе, Катька решила провести разведку, дойти к своему дому и узнать, кто же поселился в их квартире. Со своей идеей она поделилась с афганом, рассказав ему и о том, что произошло на банкете. Витька одобрил её план, но посоветовал лишний раз не мелькать возле дома, где она жила.
На следующий день перед работой Катька пошла в районный центр. Подойдя к фонтану, она стала рассматривать окна и балкон их бывшей квартиры, надеясь, что хоть кто ни будь появиться в поле зрения. Время шло, но в окнах и на балконе, так никто и не появился. Не желая смириться с тем, что она зря пришла в такую даль, Катька решилась зайти в подъезд и подняться на площадку второго этажа, где жила их соседка бабушка Вера. «Уж у неё-то я всё и разузнаю» - подумала она.
В подъезде стояла приятная прохлада, да и его вид заметно преобразился. Уже не было ругательских надписей и царапин на стенах и лестничных маршах. Вместо единственной когда-то лампочки сейчас горели современные светильники, покрашенные стены были ровными словно стекло, а вместо железных лестничных перил уже стояли деревянные, покрытые черным лаком. Катька осторожно и крадучись поднималась вверх по лестнице. Когда она почти подошла к двери соседки, Катька вдруг услышала за спиной мужские голоса. Она испуганно повернулась и обомлела. В сопровождении двух амбалов по лестнице поднимался глава района, тот самый человек со шрамом. Все произошло молниеносно. Увидев Катьку, он схватил её огромной ручищей за шею и прижал к стене. Потом пригнулся и, брызгая слюнями, произнес ей прямо в лицо.
- Я вижу сучка, что ты не поняла меня? А я же внятно тогда сказал, что, если ты здесь появишься, я тебя раздавлю как блоху.
От нехватки воздуха у Катьки закружилась голова, и померкло в глазах. Она, молча, смотрела на него, сжимая свои кулаки, глаза наполнились слезами.
- Бросьте её в машину на пол, чтобы никто не видел – приказал он тем, кто его сопровождал. - И смотрите, чтобы не дёрнула от вас. Я сейчас спущусь.
У подъезда дома стоял чёрный внедорожник с тонированными стёклами. Катьку швырнули на пол. Один их охранников остался на улице, другой с ней в салоне. Катька свернулась калачиком и наблюдала за охранником. Тот вообще ничего не говорил и лишь изредка косился на неё. Минут через пять на переднее пассажирское сиденье машины грузно плюхнулся глава района, а второй охранник запрыгнул на водительское место. Глава района протянул охраннику тряпку.
- Завяжи ей глаза.
Тряпка была грязная и пахла бензином. От этого запаха у Катьки стали слезиться глаза, и она зачихала. Ехали около десяти минут. Куда её везут, Катька не знала, но готовилась к худшему. Она подумала, что если её убьют, то она скоро увидит маму. Значит, так будет суждено. Ругать себя за то, что она пошла к своему дому ей уже не хотелось. Остановились. Было слышно, как водитель-охранник и глава района вышли из машины и стали открывать какую-то металлическую дверь. Затем они вернулись, поставив к ногам Катьки, что-то квадратное и большое. Ехали ещё минут пятнадцать, затем притормозили. Катька услышала, что открылась дверца, где сидел глава района. Он вышел, и перед тем как захлопнуть дверцу сказал охранникам.
- Пропитайте хорошенько, чтобы запомнила.
Они поехали дальше. Дорога пошла с колдобинами и ямами. Она узнала эту дорогу. Без сомнения, её везли на свалку. Встали.
- Ну, вот и приехали, - с иронией в голосе сказал охранник, в ногах у которого она лежала. Катьку грубо взяли за шиворот и вывели из машины. Тряпку с глаз не снимали. Кто-то из охранников проволокой связал ей сзади руки. Катька съёжилась, ожидая боли и конца жизни. Послышался небольшой шум, напоминающий металлический скрежет и одновременно со смехом охранников на голову Катьки обрушился буквально поток вязкой и пахучей жидкости. Её было настолько много, что поначалу она затекла Катьке в рот и в уши и конечно под одежду. Все волосы на голове слиплись. Кто-то из охранников подошел к Катьке и куском какой-то деревяшки приподнял ей подбородок.
- Ещё раз появишься у дома или кому-то расскажешь, пеняй на себя.
Машина рванулась с места и скрылась за холмом. Катька заплакала от навалившейся безысходности. Постепенно к ней пришло спокойствие, вернее она заставила себя успокоиться. Дёргая по очередности руки, она пыталась сорвать проволоку, но безрезультатно. К ней пришла злость и снова слёзы. Повязка на глазах не спадала и только сильнее прилипла к коже. Что есть силы, Катька закричала:
- Афган ! Афган !
Сколько ещё раз она кричала, звала на помощь, Катька не помнит. Она замолчала, как только услышала за спиной чей-то голос. Катька обернулась.
- Кто здесь?
- Катька ты что ль? Да не бойся, это я дед.
«Деда» Катька знала, это одноглазый старик тоже со свалки. Он живёт ближе к трассе, и виделись они очень редко. Дед безобидный, собирает в основном полиэтиленовые пакеты, моет и продаёт по дешёвке торгашкам овощей на рынке.
- Дед подойди, сними у меня с глаз повязку – попросила Катька, еле сдерживаясь, чтобы не разреветься.
- Катюха, да кто ж тебя так доченька? - Он осторожно снял повязку с её головы и отшвырнул в сторону. – Господи, что за нелюди.
Катька зажмурилась от солнечного света.
- И руки развяжи. – Она повернулась к нему спиной.
Наконец освободившись, Катька оглядела себя с ног до головы. Вся одежда, лицо, руки были полностью испачканы зеленой масляной краской.
Она заплакала.
- Дед, что же мне делать? - пролепетала Катька. - Я же не в жизнь теперь не отмою это. Как я появлюсь на работе.
- Ты дочка главное не волнуйся – подбодрил её дед, пытаясь стереть листом сорванного лопуха краску с Катькиных ног. - Пойдем сейчас ко мне, у меня есть малость бензина, глядишь, смоем эту нехристь.
Дед взял Катьку за руку и повёл в сторону своей землянки.
Уже там она рассказала деду о том, что случилось. Тот жалостливо слушал Катьку, покачивая седой головой.
- Ничего тут доченька не поделаешь – говорил он, - приходится нам терпеть. Вон на прошлой неделе молодежь приезжала сюда на мотоциклах, с флагами со свастикой. Все стриженные наголо. Стреляли по банкам из оружия. Я крикнул им, чтобы прекратили, а они по мне стали стрелять. Еле ноги унёс.
Краска плохо смывалась с кожи, Катька взяла нож и лезвием стала сдирать её с рук.
- Главное с лица убрать - сказал дед, – а остальное надо убирать песком из карьера. Сегодня там вода прогреется, сходи, потри, а после искупайся. – Он протянул Катьке обломок зеркала и тряпку, намоченную в бензине. – На вот, стирай с лица.
Помучившись ещё около часа с краской, Катька пошла на песочный карьер, по пути зашла в вагончик, взяла последние штопаные джинсы и футболку.
Ближе к вечеру с растёртыми до крови руками и лицом она вернулась к себе в вагон. Всю краску удалить не смогла, решила на работу утром идти в платке. Ночь прошла в кошмарных снах, несколько раз вскакивала с топчана. Ей казалось, что кто-то крадется к ней, протягивая костлявые руки. Злость на весь мир взрывала её изнутри, она чувствовала себя маленьким волчонком, которого загнали в угол, чтобы убить.

Глава 7 «Неприятности»

Увидев Катьку с наполовину окрашенными в зеленый цвет волосами и лицом, с расцарапанными руками, буфетчица чуть не упала в обморок. Она обняла Катьку и расплакалась.
- Катенька, что случилось? Почему ты вся в краске?
Катька, ничего не ответив, подошла к раковине и стала мыть посуду. Буфетчица не могла успокоиться.
- Доченька, почему ты молчишь? Скажи же хоть что ни будь. Поняв, что Катька ничего не скажет, она, не скрывая переживания, стала мыть полы.
Из кабинета к ним вышла заведующая. Она, молча, посмотрела на Катьку, затем кивнув головой в сторону своего кабинета, сказала:
- Зайди.
Катька вошла, прикрыв за собой дверь. Заведующая уселась в кресло, достала из кошелька несколько денежных купюр, скрупулезно пересчитала и положила на край стола.
- Вот твой расчет. Иди с Богом.
У Катьки из глаз выкатились слёзы.
- Не выгоняйте меня, пожалуйста. Мне нужна работа. Хотите я буду ещё чистить картошку, воду таскать. Только не выгоняйте.
Заведующая хлопнула ладонью по столу.
- Я сказала, иди с Богом! Всё! Разговор закончен.
Она подошла к Катьке и открыла перед ней дверь. Катька перешагнула за порог и пошла к выходу не скрывая слёз. У ворот её догнала буфетчица. Она обняла Катьку, затем вложила в её руку деньги, очевидно, те, что остались на столе у заведующей.
- Доченька, ты главное не расстраивайся. Понимаешь, глава района после банкета строго приказал заведующей выгнать тебя и не пускать больше в столовую. Что уж у них там случилось, я не знаю.
Обняв Катьку, буфетчица, расстроенная зашла в столовую.
Катька же пошла в сторону вокзала. Там она иногда подметала перрон и ей за это платили небольшие деньги. У железнодорожного переезда на своей старенькой канарейке дежурил тот самый гаишник, который подвозил её до свалки. Катька хотела незаметно обойти его, но не получилось. Увидев Катьку в зеркало, он вылез из жигулёнка.
- А…знакомая личность. Куда это мы собрались? – спросил Лёха гаишник, покручивая на верёвочке старый деревянный жезл.
Она сделала на лице язвительную гримасу.
- Надо мне вот и иду. А ты что калымишь? – ехидно спросила Катька.
- Калымит девочка грузчик, а я служу народу – с сарказмом уведомил её Лёха. – Кстати видел тебя утром у столовой. – Он лукаво пригляделся. – А что это у тебя с лицом? Хипуешь?
- Забор красила – соврала она, пригладив на голове испачканные в краске волосы. - А тебе то что? Крутишь своей палочкой и крути себе.
Несмотря на её дерзость, Лёха был спокоен. Ему нравилось Катькина открытость в общении.
Она уходила в сторону вокзала.
- Ты это…дело к тебе есть – сказал ей в след Лёха. – Деньги нужны?
- Я на ментов не работаю – сказала Катька, даже не обернувшись.
- А машину помыть сможешь? Оплата двойная.
Катька остановилась, и, повернувшись, подошла к Лёхе.
- Уж не твою ли «калымагу»? – кивнула она головой в сторону старой «копейки».
Тот положил руку на крышку багажника.
- Ну да, её родную.
- А сколько платишь?
- Тридцатку.
Катька повеселела.
- Годится, поехали.
В карьере вода нагрелась уже давно, день был очень жарким. Лёха сидел на водительском сидении, курил и наблюдал, как Катька мыла машину.
- Кать, ты так и не сказала, что с лицом? – спросил он. - Да и волосы вон все в краске.
Она не стала отвечать на его вопрос, и задала ему свой.
- А за то, что я помою тебе машину, сможешь кое-что узнать для меня? – щурясь от солнца поинтересовалась Катька.
- Смотря что – ответил Лёха. – Если это в моих силах, то почему бы и нет.
Катька вылила воду, перевернула ведро и села на него.
- Год назад в апреле у меня умерли мама и папа – грустным голосом произнесла она. - Их нашли, в какой-то хате на станции, они там водкой отравились. Мне бы адресок узнать.
Лёха пожал плечами.
- Думаю, что смогу.
Катька вытряхнула песок из кед и встала с ведра.
- Ну, всё, я пошла.
Лёха согласно кивнул головой, и уже убирая пустое ведро в багажник крикнул ей в след: «А меня кстати Лёхой зовут!
Он смотрел на отдаляющуюся девчонку, пытаясь понять, как она одна выживает в этом мире.

Глава 8 «Находка»

Ещё не было и семи утра, когда Катька побежала на окраину свалки, куда со вчерашнего вечера два «камаза» привезли много старой мебели. Добравшись до этого места, Катька обнаружила, что она пришла первая, «афган» и «дед» ещё не приковыляли. Ей повезло, она нашла и отложила в сторону почти целый мягкий пуфик, декоративную вешалку, умывальник и кухонный шкаф. Всё это предстояло перенести в вагончик, расстояние было приличным, около пять сотен метров. Появилась идея унести находки за один раз. Катька нашла оторванную заднюю стенку шифоньера из тонкого листа ДВП, сделала в нем отверстие, просунула проволоку, чтобы было за что тянуть. Сложив свои причиндалы на лист, она потащила свою ношу, отдыхая через каждые двадцать, тридцать шагов. Минут через сорок, она наконец дотащила свой груз до вагончика. Пристроив у себя в жилище кухонный шкаф и повесив умывальник, Катька спустилась за пуфиком, и взяв его стала подниматься по лестнице в вагончик. Тут произошло неожиданное, оторвалась мягкая крышка пуфика и его нижняя часть упала на землю. К своему удивлению она заметила матерчатый свёрток, выпавший из пуфика. он был обмотан изолентой. «Какой тяжёлый» - подумала Катька, взяв его в руки. «А вдруг бомба» - мелькнуло в её голове. Она на минуту замешкалась в нерешительности. Набравшись храбрости, Катька присела на корточки и стала осторожно разворачивать свёрток. Показалось что-то металлическое, и уже развернув ткань до конца, Катька увидела пистолет. Лёгкий холодок пробежал по ее спине. Оглядевшись по сторонам, она засунула пистолет под футболку и забежала в вагончик. Закрывшись на крючок Катька стала его внимательно рассматривать. Чуть выше рукоятки разглядела две цифры, остальные, по всей вероятности, были сбиты. Вместо них было множество царапин. Пистолет был тяжелым. Она спрятала его под тумбочку, и, выйдя из вагончика, принялась затаскивать вешалку со стойкой. Отдышавшись, Катька зажгла примус и поставила чайник. Уже отпивая из алюминиевой кружки чай, она усердно думала о том, что же ей делать с этим пистолетом. В голове совершенно ясно появилась мысль, что тот, кто спрятал пистолет в пуфик, обязательно спохватится и приедет на свалку, чтобы найти пропажу. И если он не обнаружит там мягкий пуфик, то, несомненно, обойдёт всех бомжей, обитающих здесь. И тогда ей конец. Испугавшись такой развязки, она решила положить оружие обратно в пуфик и отнести его туда где нашла. Но в последний момент вдруг передумала. Вытащив пуфик из вагончика Катька бросила его в овраг, расположенный за лесной посадкой, облила керосином и подожгла, а пистолет надежно перепрятала. Ночью ей плохо спалось, и она прислушивалась к каждому шороху за стенкой. Под утро Катька решила, что сходит к афгану чтобы он посоветовал, как ей быть.


Глава 9 «Леха гаишник»

Лёха проснулся рано. Вышел во двор к турнику, сделал пару кувырков, подтянулся несколько раз, и, умывшись водой из колодца, зашел завтракать. Встала мама. Она подошла к нему, ласково пригладила волосы на его голове, после чего села напротив сына.
- Ешь хорошенько – промолвила она. – А то опять пропадешь на весь день.
- Не волнуйся мам, ты же знаешь, всё будет хорошо – успокоил её Лёха. Он вспомнил, что хотел рассказать маме о той девчонке со свалки.
- Знаешь, я тут недавно по работе был на свалке за станцией – заговорил Лёха. - Там я встретил девочку ей двенадцать лет. Представляешь, она сирота и живёт прямо на этой самой свалке.
- Как же так сынок? – удивлённо спросила его мама. - Она же ещё совсем ребёнок. – Мама разнервничалась и заёрзала на стуле.
– Тебе нужно немедленно сообщить о ней в городской отдел опеки – настоятельно заявила она.
Лёха отпивая чай отрицательно покачал головой.
- Не могу понимаешь, я дал ей слово, что ни в отдел и вообще никуда сообщать о ней не буду.
- Лёша, какое слово? Кому ты дал? Она же, наверняка голодает, не обута небось и не одета – теперь уже возмущённо заявила Анна Павловна. - Девочку нужно срочно спасать.
- Она мне сказала, что у неё нет желания ехать в детский дом – оправдываясь пояснил он маме, и в подробностях рассказал ей о своём разговоре с Катькой. Анна Павловна сдержанно его выслушала.
- Алёшенька, ну хотя бы привези её ко мне, - попросила она его. - Я бедняжку отмою и хорошенько покормлю. Пусть немного поживёт у нас.
Лёха обрадовался, что мама изъявила желание познакомиться с Катькой, но говорить ей об идее удочерить девочку пока не стал. Решил, что для начала надо их просто познакомить друг с другом.
- Я попробую, - пообещал он, - но не думаю, что она согласится. – Лёха посмотрел на часы.
- Всё мне пора в отдел. Пока, до вечера. Лёха поцеловал маму и сняв с вешалки фуражку с жезлом вышел из дома.
После планёрки он зашёл в дежурную часть. Дежурным по РОВД был его друг, Виталька Самохин. Вместе они учились в Чебоксарской школе милиции. Лёха подсел к сидевшему за пультом Виталию.
- Дружище помоги, информация нужна.
- Не вопрос. Говори, что нужно? – спросил Виталий.
- Мне бы выборку по обнаруженным трупам за апрель прошлого года. Позарез нужно.
- Да без проблем. Когда заберёшь?
- Около пяти вечера.
- Хорошо.
Вечером Лёха решил заехать на свалку и передать Катьке то, что она хотела узнать.
Тем временем Катька, проснувшись, пожарила яичницу, поела, и, положив в сумку вчерашнюю находку, пошла к Витьке «афгану». Тот был у себя, разделывал тушку кролика рядом с землянкой. Его руки были по локоть в крови. Появление Катьки его обрадовало. Не виделись дня три.
- Здорово Катюх. Садись, сейчас освобожусь, попьем чайку. Прикинь, - он показал рукой на кролика, – вчера качусь мимо почты, а на дороге этот бедолага от боли корчится. Почтовка отъезжала от почты и придавила его. Видно с ближайшего сарая выскочил. Чей, хрен его знает. Ну…я и взял. А что, дохнет ведь, ни туда, ни сюда. А мне Господь немного мяса послал.
Катька сидя на блочном кирпиче наблюдала, как Витька ловко управляется перочинным ножом.
- Слушай афган, ты же мне друг? – спросила Катька.
- Друг. Конечно друг – ответил Витька.
- Тогда поклянись, что разговор останется в секрете.
Витька вымыл в ведре руки, вытерев их о свою футболку. Затем налил в кружки кипятка, положил в них по листочку мяты и серьёзно посмотрел на Катьку.
- Ты же знаешь Кать, я в этом деле могила.
Катька отпила глоток чая и поставив кружку, вытащила из сумки тряпочный свёрток.
- Вот… – тихо произнесла Катька. – Мебель старую выгрузили. Внутри стула и нашла.
Афган развернул тряпку, и, увидев пистолет, на несколько секунд обомлел.
- Ну, ты мать удивила. Это же «тэтэшник». - Он взял его в руки, повертел, и, щелкнув чем-то, умело вытащил из рукоятки магазин.
Катька внимательно наблюдала за каждым его движением.
В магазине пистолета были патроны.
- Под завязку – важно сказал Витька. – Серьёзная «волына». Мечта киллера. Хозяин его, наверное, икру мечет. Ты что делать будешь со стволом?
- Я… не знаю – сказала Катька. - Ещё не решила.
- Я бы не взял – признался Витька. - За него башку отшибут. А если он ещё и палёный, тогда вообще в асфальт живьём закатают.
- А ты бы мог меня научить из него стрелять? — спросила Катька.
Витька удивленно взглянул на неё.
- Так-то, конечно, могу. Но тебе-то это зачем? – Он рассмеялся. – Ты что в киллеры собралась?
Она неохотно улыбнулась.
- Да нет. Просто, на всякий случай.
- Ладно – снисходительно буркнул Витька, возвращая ей пистолет. - Вечером пойдем в карьер, постреляем.
Катька кивком поблагодарила, встала и убрала пистолет обратно в сумку.
- На станцию сейчас хочу сходить, может, работу найду – сказала она. - Зайду к тебе после восьми.
Всю дорогу к вагончику Катьку не покидала внезапно появившаяся мысль. «Почему в её жизни появился этот пистолет» - думала она. «Почему не велосипед, который ей так нужен и о котором она мечтает. Почему не дамская сумка, с которыми сейчас ходят все девчонки на станции». Но сколько она не размышляла, а всё бестолку, так и не смогла найти ответы на свои же вопросы.
Было около восьми, когда Лёха заехал в дежурку.
- Держи. – Виталька протянул ему распечатанный лист оперативной сводки за определённый период времени. – Здесь то, что ты просил.
Поблагодарив Виталия Лёха в машине пробежался глазами по тексту сводки. В регистрации за четвертое апреля значилось, что в квартире пять, дома семь по улице Льва Толстого, без внешних признаков насильственной смерти были обнаружены трупы мужчины и женщины. Хозяйка дома состояла на учёте, как организатор притона. Результаты вскрытия трупов показали наличие сурогатного отравления.
Он свернул сводку и положил в карман. «Печальная история» - подумал Лёха. Сначала он решил, что не будет рассказывать Катьке об информации из сводки, но вспомнив, как она упорно драила его канарейку лишь за то, чтобы узнать правду о смерти родителей, Лёха решил ничего не утаивать от неё и рассказать правду.
Вечером Катька зашла за «афганом» и они пошли вглубь свалки. Витька был слегка выпивши, и Катьке пришлось на верёвке тянуть тележку, на которой он сидел. По указанию Витьки Катька поставила на кирпичи старое ведро. Затем «афган» рассказал и показал Катьке, как устроен пистолет, научил её проводить сборку и разборку оружия. Наконец дело дошло и до самой стрельбы. Витька скрутил самокрутку, закурил и, передернув затвор, стал объяснять Катьке, что является самым важным при стрельбе.
- Вытягиваешь руку с пистолетом, - говорил он, - целишься, и плавненько нажимаешь на крючок. Смотри внимательно.
Раздался выстрел, ведро, пошатнувшись, упало с кирпичей. Катька удивилась Витькиной меткости.
- Круто! – воскликнула она и сбегав к мишени, поставила ведро на место.
- А можно теперь я?- спросила Катька.
- Держи. - Витька аккуратно вложил пистолет в её руку. – Плавно Катюх, как я тебе показал.
Она прищурила левый глаз и выстрелила. Ведро снова свалилось с кирпичей. Витька обомлел.
- Ну ты мать снайпер! Вот не думал, что с первого раза влупишь в десяточку.
- Еле удержала. Он чуть не выскочил у меня из руки – с гордостью сказала Катька,
Витька вытащил магазин.
- Шесть патронов осталось. Шмальни ещё разок и пять оставь, если хочешь.
Катька отмахнулась.
- Нет, больше не буду. Ты прав, оставлю, может, потом постреляем.
Витька с подозрительностью посмотрел на Катьку.
- Катюх, ты какая-то странная. Давай выкинем эту пушку? Запалишься, чего доброго. А к ним в ментуру только попади, повесят на тебя все убийства и марихуаны полные карманы напихают. А…Катюх?
- Нет «афган». – Катька забрала у него из рук пистолет и поставила его на предохранитель, как он её научил. – Я его никому не отдам.
Витька достал «бычок» от самокрутки и закурил.
- Мне дед сказал, что на прошлой неделе тебя краской облили. Почему мне ничего не рассказала?
Катька махнула рукой.
- Забудь. Я сама виновата. – Она взяла камень и швырнула в овраг.
Витька не отстал с расспросами, и Катьке пришлось рассказать о том случае.
- Суки! Бляди! – орал Витька. – Шакалы! Справились с малолеткой. Эх, мне бы сейчас мои ноги, пасти бы им порвал!
- Всё «афган», успокойся – промолвила Катька и взявшись за верёвку, привязанную к его тележке, потащила Витьку в сторону землянки.
Когда она вернулась к своему вагончику, то увидела уже знакомый ей ментовский жигулёнок с мигалками. А сам гаишник сидел на ступеньке лестницы. Она вдруг вспомнила про пистолет лежащий в сумке, и не доходя до вагончика повесила её за ручки на торчащий в стволе дерева сучок.
Увидев Катьку, Лёха тут же вскочил, поправил на голове фуражку и подтянул галстук, словно вовсе не Катьку встречал, а генерала милиции.
- Здравствуй Катя! – поздоровался он.
Она устало присела на кирпич.
- Здрасте...
Лёха протянул ей листок, который дал ему Виталька из дежурки.
– Тут то, что ты хотела узнать.
Катька стала шёпотом читать, слегка шевеля обветренными и потрескавшимися губами. Прочитав, она свернула лист несколько раз и убрала его в карман.
- Спасибо. Если хочешь я могу помыть машину ещё раз.
Лёха улыбнулся.
- В прошлый раз ты её хорошо отмыла, а я после этого стараюсь не пачкать.
Он присел рядом.
- Кать, я рассказал о тебе своей маме, и она приглашает тебя в гости. Ты как к этому относишься? - спросил её Лёха.
Катька не подала вида, что удивилась такому неожиданному предложению.
- Да можно, но сейчас не могу, у меня много дел. Если только через пару дней.
Лёха обрадовался, что Катька согласилась.
- Тогда я заеду? – спросил он.
Она пожала плечами.
- Ну…заезжай.
Лёха встал и пошел к машине.
Дождавшись пока его «канарейка» скрылась за поворотом, Катька сняла с дерева сумку с пистолетом и зашла в вагончик.

Глава 10 «Притон»

Утром Катька одела единственное в её гардеробе платье, подаренное мамой. Белое в чёрный горошек. К нему по цвету подошли и туфли - лодочки, найденные на свалке. Как ни странно, они были в хорошем состоянии. Почему их прежняя владелица избавилась от них, Катька не понимала. Положив в пакет сваренное яйцо, кусочек хлеба и бутылку с водой она пошла на станцию. Стояла жара. У продуктового магазина Катька встретила «деда» со свалки. В это время он был здесь всегда, если конечно не болел с похмелья. После прошения милостыни «дед» обычно брал поллитровку, половинку выпивал тут же, а оставшуюся часть всегда нёс в землянку.
- Здорово дед – поздоровалась с ним Катька.
Тот, посмотрев на неё, встрепенулся.
- Катька, боже ж ты мой. А я ведь тебя и не узнал. Вон, какая красавица. Ты куда вырядилась?
- В поликлинику – соврала она. – Дед, ты сходи, купи мне бутылку водки. Мне же не дадут. А мне очень надо. – Она протянула ему деньги.
- Ну, надо так надо. – Он юркнул в двери магазина и через минуту вынес ей бутылку водки «Русская».
– Держи Катюха.
- Спасибо. – Она спрятала водку в тряпочную сумку. - Сам как? Много накидали то мелочи?
Тот по-стариковски сморщился.
- Бывало и лучше бросали, но и за это всех благодарю.
- Ну ладно, я пошла – сказала Катька. – Много не пей.
Он махнул ей рукой и прихрамывая побрёл к церкви.
Дом семь на улице Толстого она нашла не сразу. Он как бы спрятался в глубине двора. Двухэтажный, старенький, ещё революционной постройки, обветшавший. Его крыша немного покосилась. На углу дома висела давняя табличка с надписью: является историческим памятником, находится под защитой у государства. Подъездов было всего два, по три квартиры на этаже. Поднявшись по деревянной лестнице на второй этаж Катька нашла нужную квартиру. Она пригладила свои волосы и нажала на кнопку звонка. За дверью послышались чьи-то неуверенные шаги и женский хриплый голос спросил.
- Кто там?
Катька не знала, что ответить, но в самый последний момент из неё неожиданно вырвалось.
- Это соседка. Из другого подъезда.
Дверь приоткрылась, и в проеме показалось страшная пьяная физиономия женщины лет пятидесяти. Из квартиры повеяло сильным самогонным перегаром.
Женщина колючим взглядом осмотрела Катьку с головы до ног.
- Чего брешешь? - спросила она, заталкивая ногой обратно вышедшую из квартиры кошку. - Я там всех знаю, а тебя никогда не видала. Или говори кто ты такая или иди к чертям собачьим!
- Я по делу – сказала Катька, вытащив из сумки бутылку водки. – Выпить нужно, а не с кем.
Увидев целый пузырёк алкоголя, женщина живо подобрела, но подозрительности не потеряла.
- Ну заходи – отойдя в сторону сказала она, пропуская Катьку во внутрь.
Катька вошла, та тут же закрылась на ключ.
– Пошли на кухню – буркнула хозяйка.
Катька на ходу осматривалась. В квартире был ужасный беспорядок. Грязный пол, переломанная мебель, в раковине гора немытой посуды и много, много тараканов. Кроме запаха самогона пахло протухшими яйцами и чем-то ещё из области канализации.
Смахнув засаленной тряпкой со стола крошки, женщина подвинула Катьке табуретку, сев рядом с ней.
- Ну раз похмелить пришла тогда наливай – сказала она, поставив два граненных стакана и блюдце, на котором лежали два кусочка хлеба и очищенная луковица. - А пока наливаешь, говори, кто такая будешь. Тутошних малолеток я всех знаю, а вот тебя что-то пропустила.
Катька открыла бутылку и наполнила один стакан до краёв. Женщина сверлящим взглядом смотрела прямо на неё.
- А себе?
Катька нерешительно замотала головой.
- Я..пока не хочу. Пропущу первую. – Она вдруг вспомнила это выражение. Так часто говорила мама отцу, когда они выпивали дома. Хозяйка взяла стакан и преподнесла его к носу. Понюхала. Затем поставила обратно на стол.
- Одна не буду, а вдруг ты меня отравить хочешь – сказала она. – Давай ка подруга наливай и себе.
Не ожидая такого поворота событий, Катька, скрывая волнение взяла бутылку. Её рука затряслась словно осиновый лист. Слабый дребезжащий звон стекла об стекло разнёсся по кухне. Чтобы не уронить эту проклятую поллитровку Катьке пришлось встать с табуретки и уже обеими руками доливать водку.
Всё это время хозяйка наблюдала за ней.
- Как тебя зовут? – уже спокойно спросила она.
- Катька. А вас?
- Меня Веркой кличут. Тогда за знакомство котёнок – женщина протянула руку со стаканом чтобы чокнуться. Катька сделала то же самое. Понимая, что женщина без неё пить не станет, она преподнесла стакан к губам и сделала один глоток. Из глаз тут же брызнули слёзы, водка обожгла Катьке горло, отчего перехватило дыхание, и она чуть не задохнулась. Верка всунула ей в руку хлебную корку и кусочек лука.
- На ка занюхай – почти в приказном тоне сказала она Катьке.
Отдышавшись, Катька заметила, что в голове у неё слегка зашумело и появилось чувство эйфории. Она тут же взяла себя в руки, боясь того, что алкоголь спутает все её планы и она не узнает то, чего нужно узнать. Верка между тем выпила свой стакан, налив себе ещё.
- Что же ты Катюха мне старой тётеньке мозги запудриваешь? – повеселев в голосе и порозовев в щёчках проговорила Верка.
Катька напряглась, не понимала о чём говорит женщина. Между тем та выпила очередную стопку.
- Ты дурёха думаешь, что я не вижу, что это твой первый в жизни глоток водяры? – продолжала Верка своё дознание. – Думаешь, если Верка увидела пузырёк, то значит проканает? Давай, колись кто тебя сюда послал. Менты что ли? Козлы эти!
Катька вдруг почувствовала, как нарастает Веркина агрессия. На столе ни к месту лежал самодельный кухонный тесак. Испугавшись, что пьяная хозяйка схватится за него, Катька решила, что молчание ни к чему хорошему не приведёт.
- Тётя Вера, в прошлом году в апреле у вас…у вас умерли женщина и мужчина. Скажите, пожалуйста, как они попали к вам?
Верка замолчала и остепенилась, словно её окатили холодной водой. Она смотрела на Катьку, как смотрят люди в одну точку, когда их настигают врасплох каким-нибудь тяжким воспоминанием.
- Да… есть такой грех за моим домом – сказала она с грустью. - Царствие им небесное. Хорошие были люди. – Верка налила водки тут же выпив содержимое до дна, поморщилась, занюхала куском хлеба.
- А ты почему о них спрашиваешь? Знакомые что ли?
Обида словно ком подкатилась откуда-то изнутри и застряла у Катьки в горле. И ком этот был настолько большим, что даже проглоченная слюна проходила через него с сильной болью.
- Родители…- с хрипотцой выдавила из себя Катька.
Верка на секунду замерла.
- Бог ты мой…Прости дочка – умоляюще сказала она. – Я ведь с пьяну подумать об этом не могла.
- Так как же тётя Вера они к вам попали? – немного успокоившись спросила Катька.
- Знакомый привёз – ответила она. - Они выпивши все были. Николай, тот самый знакомый, принёс водки, много выпивали. Я уснула, а когда очнулась, тут уж по квартире менты шастают. Говорят: «Вставай Верка, спишь как лошадь, а у тебя, мол, трупы в квартире».
- А кто этот Николай? – спросила Катька.
- Племяш мой. Большой человек – с гордостью произнесла Верка. - Раньше то он помощником депутата был, а теперь главой района стал.
После этих слов Катька насторожилась.
- Как он выглядит тётя Вера? А то встретишь вот так и не узнаешь главу района, стыдобище будет. – Катька слукавила, хотела удостовериться в самом страшном для себя. Неужели Николай это, тот самый человек, который вывез её на свалку. И он же потом приказал своим телохранителям вылить на неё канистру краски.
- Шрам у него на лице, вот так, – Верка провела пальцем поперёк своего лица, – ножом его порезали.
Теперь Катька уже не сомневалась о ком идёт речь. В ней даже проснулось презрение к этой женщине.
- Что же ваш племянник квартиру вам хорошую не даст? – язвительно поинтересовалась она у Верки.
Та опять налила себе водки и тут же выпила. А потом вдруг со злобой произнесла:
- Да жлоб он поганый. Раньше погоняла была – палёный, всё из-за того, что водку палёную бадяжил. Зато шалаве своей хату сделал в центре, рядом с фонтаном. Хоть бы раз сигарет привёз, да пожрать чего. Хрен там! Жадный, собака! Весь в мать свою пошёл. Она была ещё хлеще сука, но Господь прибрал.
Видя, что женщина порядком пьяна, Катька встала, достала из кармана последние пять рублей и положила на край стола.
- Это вам на сигареты.
Верка, изрядно опьянев и беспричинно бранясь, шатаясь, шла за Катькой к выходу. Не попрощавшись с ней, Катька хлопнула дверью и устремилась на улицу. Ей хотелось скорее глотнуть свежего воздуха. Идя по улице, Катька мысленно перебирала подробности их разговора. Теперь она понимала для чего к ним в квартиру приходили двое амбалов, один из которых стал нынешним главой администрации района. Они настойчиво предлагали родителям съехать с нашей квартиры. Причин много. Во-первых, дом очень старинный, в квартирах высокие потолки, окна и балкон выходят прямо к фонтану. К тому же рядом находится старая церковь. Вид просто потрясающий. Судя по всему, мама с папой не согласились на их условия и тогда под каким-то предлогом эти двое выманили их из дома, где-то напоили, после чего привезли к Верке. А уж там и налили им эту паленую водку. Милиционеры, обнаружив тела в притоне даже не стали проводить проверку откуда эта водка и из чего она сделана. С того дня и начались Катькины мытарства, окончившиеся свалкой.
Всю дорогу к вагончику она проплакала, сжимая пальцы в кулаки. Она не знала, как ей жить дальше.

Глава 11 «Лёшка – он друг»

Провожая сына на дежурство, Анна Павловна попросила его привезти в гости Катьку. Поэтому вечером после службы Лёха поехал на свалку в надежде застать девчонку в вагончике. Заметив подъезжающую милицейскую «канарейку», Катька вытащила руки из тазика, в котором стирала вещи и вытерла их об надетую на себя футболку. Лёха вышел из машины оставив дверь открытой.
- Привет Екатерина!
Она не любила, когда кто-то неожиданно наведывался к ней, но гаишник был уже как друг. Тем более, что он помог прояснить факт со смертью её родителей.
- Здрасте… – как обычно поздоровалась Катька.
- Я это…за тобой приехал – сказал Лёха. - Мама просит привезти тебя к ней погостить.
Катька, молча, смотрела на гаишника ошарашенная таким предложением.
- Ну что, поехали? – Он боялся, что она скажет нет, и тогда мама очень расстроится.
- Я даже и не знаю – нерешительно проговорила Катька. – Мне вон ещё белье надо развесить.
- Так развешивай, а я подожду – сказал Лёха.
Катька отжала стираные вещи, разместила их на натянутой между деревьями проволоке. Затем закрыв на замок вагончик подошла к машине.
- Поехали, но только ненадолго – сказала она. - А то мне завтра рано надо идти в церковь.
Катьке понравилось, как Анна Павловна встретила её, словно родную дочь. Они все вместе пили чай с пирогами, играли в лото. Мама Лёхи просила Катьку остаться у них переночевать, но Катька категорически отказалась. Когда Лёха вёз Катьку обратно в вагончик, он заметил, что она несколько изменилась. Вернее, её сегодняшнее поведение не было похоже на то, которое было при их первой встрече. Куда-то пропала хулиганская манера общения свойственная беспризорным детям. Ему даже показалось, что Катька резко повзрослела.
- Ну вот и приехали. – Лёха остановил машину у вагончика.
- Спасибо, мне очень понравилась у вас – тихо сказала Катька. – Я пошла. – Она вышла и, хлопнув дверью, ушла в темноту. На душе у Лёхи было жутко и неспокойно, будто кошки скреблись. Ему было стыдно за себя, ведь он офицер милиции, а позволяет себе оставить ребёнка одного ночью на страшной свалке. Но ничего поделать было с этим нельзя, ведь он дал слово Катьке, что не сообщит об этом никому и в отдел её отвозить не будет. В то же время его поражала не по годам её взрослая смелость и выдержка. Заставь кого-либо одного здесь просто ночью поспать, уверен, сбегут со страха тут же. Расстроенный он поехал домой, твёрдо решив, во что бы то ни стало попросить маму стать опекуном для Катьки.
А Катька уже спала, положив под подушку найденный ею пистолет. Почему то, так ей было спокойнее. Перед тем как лечь спать она мысленно составила план следующего дня. Сначала надо будет сходить в церковь, и отстоять службу, затем на засолочную базу. Там она останется до вечера и переберёт картошку. За это она получит целое ведро картошки и тридцать рублей. Потом ей надо найти Витьку афгана по очень важному делу. На этой последней мысли Катька затерялась в полудрёме.
Доехав от свалки до дома, Лёха ещё долго сидел с мамой на кухне. Сначала он долго успокаивал её, убеждая в том, что Катька в безопасности, поскольку уже привыкла к местности, где обитает. Затем Лёха рассказал маме об идее с опекунством. Анна Павловна, глядя с улыбкой на сына рассудила по-своему.
- Лёша, сынок, ну какой из меня опекун – говорила она ему. - Я уже старая для этого. А вот ты прекрасно справишься с этим.
- Да ты что мамуль, я же постоянно на работе пропадаю – возразил он. - А с ней надо разговаривать чисто женским языком. Юбки, платья это не моё.
- С юбками и платьями Лёша я и Катя разберемся без тебя – настоятельно заметила она сыну. – А вот отцом и другом для неё должен стать только ты. Поэтому выбери свободное время, поговори с Катей и «дуй» в отдел по опекунству. Очень много бумаг надо будет собрать. Слава Богу, тебя хорошо знают в районе, соседи уважают. Думаю, если что они соберут подписи за тебя. Лёха выслушал её и наконец, согласно кивнул.
- Ну, хорошо мама. На неделе я заеду к ней и поговорю.
Анна Павловна улыбчиво погладила сына по голове.
- Иди спать дорогой. Завтра тебе на службу.

Глава 12 «Чиновник»

В кабинете главы района раздался телефонный звонок. Звонила секретарша. Он взял трубку.
- Да, слушаю.
- Николай Сергеевич, пришла ваша тётя.
- Я же просил тебя, что для неё меня никогда нет – раздражённым голосом произнёс чиновник.
- Я помню, – оправдалась та, - но она говорит, что у неё срочная новость для вас.
- Трезвая?
- Как бы да.
- Хорошо. Пусть проходит.
В проёме полуоткрывшейся двери показалась голова тёти.
- Коленька, можно? – спросила она.
- Проходи – не скрывая недовольство ответил тот, давая понять, что времени на разговоры с ней у него нет.
Верка вошла, прикрыв за собой дверь.
- Садись – произнёс он, кивком головы указывая на стул. – Только давай покороче. Дел очень много. Если опять пришла за деньгами тогда уматывай.
Верка заёрзала на стуле.
- Я племянничек зря не прихожу, и ты сам об этом знаешь – укоризненно проворчала она. – Приходила на днях ко мне девчонка. Такая шустренькая, лет двенадцати. Говорит, родители мои у вас померли в прошлом году. Хочу, мол, знать, как всё произошло.
Глава района заворочался в кресле и с любопытством прищурил глаза.
- Как выглядела? – спросил он. – Рост, вес?
- А небольшого росточка, худенькая, с такими светлыми волосами – сказала Верка проведя руками по своей голове. - И взгляд то, как у маленькой ведьмы. Хитрющая видно девка.
Глава насторожился.
- И ты, конечно же, ей всё рассказала?
- Что ты Коленька, господь с тобой – перекрестилась Верка. – Я ей сказала, что пьяная я была, не помню всего.
- А она что, девчонка эта? – спросил он. – Дальше то что?
- Посидела и ушла. Проводила я её с Богом.
Тот, посмотрел в сторону окна и тихо произнёс.
- Ведьма говоришь…
Верка попыталась уловить сказанное им.
- Что Коленька?
Он махнул на неё рукой.
- Всё ладно, проваливай. – Достав из кармана червонец, он бросил его на край стола. – Ещё раз пустишь кого, выселю тебя из твоей норы и отправлю жить на свалку. Ты меня поняла?!
Та схватила денежную купюру и тут же спрятала её в карман.
- Поняла Коля, поняла. Никому ничего. – Вскочив со стула она трусцой побежала к двери, за которой тут же скрылась.
Он набрал номер секретаря.
- Вызови ко мне мою охрану.
Сообщение его тёти заставило главу района призадуматься. «Получается, что я не до оценил эту девчонку? – подумал он. – Нет ты только посмотри на неё, узнала же где-то сучка про Веркину хату?» Он вдруг вспомнил, как встретил её в подъезде того самого дома, где они отжали у алкашей квартиру. «Стало быть, она приходила, чтобы разнюхать, кто сейчас живёт в их квартире. Не вовремя всё это. Тем более, что сменился прокурор района. Этот с первого дня назначения спит и видит, как бы мне в глотку вцепиться. Подмять под себя всё хочет. Если девчонка дойдёт до него, тогда мне конец. Надо что-то предпринять».
Он нервно из угла в угол заходил по кабинету ощущая себя загнанным на флажки волком.
В дверь постучали.
- Войдите – рявкнул глава района.
Вошёл охранник. Этого человека Николай Сергеевич знал давно. Когда-то вместе трясли челноков. Именно его он просил тогда наказать эту соплячку с помощью краски.
- Садись Вась. – глава района дружелюбно показал ему рукой на кресло. - Ты помнишь ту девчонку, которую ты так искусно обмазал краской?
Охранник улыбнулся, оскалив большие зубы.
- Да, помню Николай Сергеевич.
- Ты понимаешь Вася – издалека начал глава района. – У меня возникли огромные проблемы из-за неё. Влезает она в мою жизнь, боюсь свою репутацию подпортить. Выручишь шефа своего? – И тут же, не давая опомниться добавил: - Помнится мне, ты джип мечтал выкупить в администрации, но всё как-то у тебя не получалось. Вроде как денег у тебя не было таких. Я думаю, что сейчас, это не проблема. С удовольствием помогу тебе, причём безвозмездно. Считай это моим подарком.
Охранник расплылся в счастливой улыбке.
- Шеф, да я всё ради вас сделаю. Да я …, да я горы сверну.
Глава района сделал вид, что он тронут таким душевным признанием.
- Тебе Василёк не придётся воротить высокие горы. Дело то пустяковое.
Охранник истомился.
- А что делать то шеф?
Николай Сергеевич сделал многозначительное выражение лица.
- Нужно сделать так, - тихо сказал он, - чтобы эта девчонка заткнулась…навсегда.
Охранник Василий удивлённо посмотрел на шефа. Его глаза забегали так, что и дурак бы понял, какую райскую жизнь он себе представил, имея шикарный японский авто. Сил его хватило только на пару слов.
- Так…это….
- Ну…и? – протяжно произнёс чиновник. – Можно ли мне давать распоряжение, чтобы к утру джип уже ждал своего хозяина?
- Д…да – согласно кивая, выговорил Василий.
Глава района улыбнулся и несколько раз похлопал охранника по плечу.
- Ну, вот и славно. Как только дело сделаешь, вагончик на свалке сожги. Бензин возьмешь в моём гараже. – Николай Сергеевич встал с кресла, подошёл к бару, достал два фужера и налил в них коньяк. Один из фужеров он протянул охраннику.
- Давай Вася за твой успех.
Как только охранник ушёл тот сел в кресло, расстегнул верхнюю пуговицу рубашки и устроившись поудобнее задремал.




Глава 13 «Страшная и безумная ночь»

Утром Катька пришла в церковь, купила свечку, поставила за упокой родителей и отстояла службу. Затем побежала на засолочную базу куда любой желающий мог прийти и подработать. Директор базы подростков для работы брал с неохотой потому как во время работы они зачастую баловались, кидались друг в друга овощами. Записавшись на трудовой день, она стала перебирать картошку и лук вместе с другими рабочими. Занятие было не из лёгких, картошка была грязная и частично протухшая. В подвале стояла ужасная вонь. Зато на свалку после изнурительной работы Катька шла довольная, в одной руке она несла полный пакет картошки, в другой маленькую сетку лука. Придя в вагончик, она успела приготовить себе ужин, отварив несколько картофелин в мундире. К тому же с прошлого дня остались помидоры, которые Катька выбрала из кучи просроченных продуктов, привезённых на свалку из ресторана. Включив свой любимый «альпинист» она стала есть, как вдруг услышала за дверью голос Витьки «афгана».
- Катюх, ты здесь?
Она вышла.
«Афган» сидел на своей тележке, в новом камуфляже. На его груди красовались три медали. Он был побрит и пострижен.
Катька рассмеялась, пережёвывая картошку.
- Вить, что за праздник? Ты не жениться собрался?
Тот широко улыбался, приглаживая на голове стриженые волосы.
- Да кому я нужен Кать. Просто у меня сегодня день рождения. Я же за тобой приехал. Такси подано. – Он постучал ладонью по тележке.
Катька спустилась по лестнице и обняла его.
- Прости Вить, я не знала – сказала она. – Мы столько времени живём по соседству, но никогда не говорили друг другу, когда родились.
- Не парься Катюх – ответил ей Витька. - Пойдём ко мне, там «дед» шашлык жарит. Мясник на рынке мне сегодня кусочек хрюшки подогнал, за то, что я у ворот с его рекламой до закрытия просидел.
Мечтавшей пораньше лечь спать, Катьке ничего не оставалось, как согласиться. Через час они уже сидели у Витькиной землянки и ели шашлык с Катькиным картофелем. «Афган» с «дедом» пили самогон, а Катька чай. Было весело, «дед» рассказывал смешные истории, Витька играл на полуразбитой гитаре. Когда было за полночь, Катька пошла к себе.
Уснула она мгновенно. Разбудил её странный шум. Зазвенело пустое ведро, которое она ставила на ночь у порога. Так «афган» научил её делать, назвав это растяжкой от незваных гостей. Резко подняв голову, она увидела силуэт мужчины, стоявшего посредине вагончика. Сначала Катька не разглядела его лица. Но когда он подошёл к ней и слегка пригнулся, очевидно для того чтобы получше видеть её в темноте, лунный свет проникающий сквозь щель в стене полностью осветил ночного гостя. Катька узнала его. Это был один из охранников главы района, именно он тогда вылил на неё целую канистру краски. Катька машинально выхватила из-под подушки пистолет и направила на него. Здоровенный амбал с выступающей нижней челюстью увидев в руке у Катьки пистолет презрительно усмехнулся.
- Ты сейчас выбросишь на пол свою игрушечную пукалку – произнёс он, - и мы с тобой немного поговорим. А если закричишь, то я тебя убью.
Катьку охватил страх. Ей всегда казалось, что её родной вагончик защитит от всех недоброжелателей. «Значит это не так…» - мелькнуло у неё в голове в эти страшные секунды.
Сделав рывок в сторону Катьки, он попытался схватить её за шею. Увернувшись от его руки, она ткнула стволом пистолета ему в бок и дважды нажала на спусковой крючок. Охранника отбросило в угол, где висел умывальник. Рухнув на пол, верзила успел лишь произнести: - Ах ты…сука.
После того как он затих, Катька, сидя на топчане и прижимая к себе пистолет ещё около минуты оставалась в оцепенении. Запахи пороха, дыма и крови лезли в нос. Она чихнула и рукавом вытерла глаза. Затем словно очнувшись она кинулась к двери и что есть силы побежала к землянке, в которой жил «афган».
- Кто там? – крикнул сонным голосом Витька, услышав стук в дверь.
Что есть силы она закричала:
- «Афган» это я Катька. Открой слышишь меня?!
За дверью донеслось ворчание Витьки и было слышно, как волоча свои культяпки он подползает к двери. Увидев Катьку в темноте, он поначалу не обратил внимание на её испуганное лицо.
- Заходи. Ты чего это мать по ночам слоняешься? – афган зажёг керосиновую лампу и неспешно вскарабкался на деревянный ящик у самодельного стола. – Или случилось чего? А?
Катька молчала и потерянно смотрела на Витьку. Тут-то и шлёпнулся на пол пистолет, который она держала за спиной. Витька перевёл на него заспанный взгляд.
- Ты Катюх прямо как Рембо с пушкой бродишь.
Она по стене опустилась на корточки.
- «Афган» я убила его…- пролепетала Катька, показывая рукой в направлении её вагончика. – Он там…лежит у меня на полу.
- Да кто он то, Кать? – ничего не понимая произнёс Витька.
- Ну... тот, кто облил меня краской. Помнишь, я тебе рассказывала тогда?
Витька нагнулся под деревянные нары и достав оттуда недопитую бутылку водки немного плесканул содержимое в стакан. Затем слез с ящика и упираясь в пол руками переместил своё тело поближе к ней.
- На ка выпей, сейчас тебе надо успокоиться – он взял со стола стакан с водкой и протянул ей. Катька поднесла стакан ко рту. Противный запах спиртного заставил её сморщиться. Она уж было хотела отказаться, но Витька взял из Катькиной руки стакан и силой влил водку ей в рот. Она раскашлялась и видимо от того, что внутри неё всё загорелось лихорадочно замотала головой.
- Всё всё, сейчас будет полегче – успокоил её Витька. - Отдышись и говори, что случилось.
Катьке и вправду стало легче. Она рассказала ему что произошло. Витька внимательно её выслушал и лишь в конце переспросил.
- А это точно тот охранник? Может ты ошиблась, и завалила какого-нибудь грибника? – Афган рассмеялся.
Катька в слезах мотнула головой.
- Нет «афган» это точно он. Тогда, когда они везли меня в машине, он завязывал мне тряпкой глаза, а потом вылил на меня краску.
Витька с досадой и сочувствием произнёс.
- Видать Катюх ты этому главе района на самую толстую кишку наступила. – Витька посмотрел на старенький будильник. – Пол второго. Через два часа рассветёт. Пошли к тебе, надо труп спрятать, иначе будут искать. Наверняка кто-то знает, что он к тебе пошёл.
- Я боюсь «афган» туда идти – с дрожью в голосе сказала Катька. - Вдруг он был не один?
Витька убедил её что идти придётся. Ночь стояла тихая. Было лишь слышно, как колёса Витькиной инвалидной тележки натыкаются на мелкие камушки и высохшие сломанные ветки.
Подойдя к вагончику, они увидели через раскрытую дверь виднеющиеся в действительности мужские ноги.
- Ты стой здесь, а я слазию посмотрю на его харю. Дай мне ствол. – Катька протянула ему пистолет.
Витька слез с тележки, перезарядил пистолет и стал карабкаться по лестнице вверх. Через минуту он уже скрылся в темноте вагончика. Катька видела, как внутри он чиркал зажигалкой. Потом в дверном проёме показалась Витькина голова.
- Катюх, я сейчас пихну его вниз. Ты попридержи его чтобы шума было меньше.
Тело мужчины плавно перекатилось по ступенькам. Одежда его задралась, и Катька увидела две кровавые дырки между рёбрами.
- Лихо ты его – запыхавшись сказал Витька. – Видно в самое сердце. Лужа крови на полу. Всё зараз вытекло. – Он достал из внутреннего кармана прихваченную из землянки поллитровку и жадно сделал несколько глотков.
- Ты Кать не ошиблась. – Афган протянул ей коричневое удостоверение. – Это охранник из администрации. Смотри что я ещё нашёл. – Он показал ей пластиковую бутылку, завёрнутую в пакет. – Бензин. Сжечь тебя потом хотел. Сто «пудов».
- Что мне теперь делать ? – обречённым голосом спросила Катька.
- Тут у тебя кажется рядом траншея есть – смекнул Витька. - Давай оттащим его туда и присыплем немного землёй. А утром решим, что делать дальше. Однозначно Катюх, здесь тебе оставаться нельзя. До утра побудешь у меня.
Спрятав труп охранника, Витька с Катькой вернулись к нему в землянку. Допив самогон, Витька крепко уснул, а Катька сидела на ящике осознавая, что ситуация, в которую она попала, ничто иное как тупик. Было очень тяжело и больно ощущать себя никому не нужной в этом большом мире. С тех пор как она потеряла родителей Катька на себе испытала то, отчего мама старалась всегда её уберечь – от человеческой жестокости и равнодушия. Несмотря на отсутствие жизненного опыта Катька понимала почему при жизни мама часто прикладывалась к алкоголю. Просто она не могла устоять перед свалившимися трудностями: пьянство отца, его рукоприкладство, безработица, безденежье. Вот и выбрала она для себя водку. Если бы кто знал, как сейчас Катьке не хватает мамы, пусть пьяной, хоть какой, но лишь бы живой….
Увидев на столе тетрадку с ручкой, Катька вырвала чистый лист и стала писать. «Витька ты не сердись, но я решила так, что, если мне нет житья, значит так тому и быть. Он отравил маму и папу из-за нашей квартиры, ну той помнишь про которую я тебе рассказывала. Сейчас он хочет убить меня. Мне некуда бежать, а оставаться жить на свалке я не могу, и в тюрьму я тоже не хочу. Я сама пойду к нему. «Афган»! Спасибо тебе, что ты был для меня другом. Не забудь, что тебе надо заказать у мастера новую тележку, твоя то скоро уж развалится. И ещё прошу тебя об одолжении, найди гаишника по имени Лёха, он дежурит в центре у фонтана, ездит на старой «канарейке». Скажи ему от меня за всё спасибо.
Прощай «афган». Катька».
Она положила записку на стол, посмотрела на спящего Витьку и стала ждать, когда на будильнике стрелки покажут семь утра.

Глава 14 «Если жизнь теряет смысл»

Лёха проснулся как обычно в семь часов утра. Сегодня предстоял особый день. После работы он заедет за Катькой, привезёт её к маме, где и скажет, что хочет взять над ней опекунство. Буквально на днях он ездил в опекунский отдел. Там Лёха рассказал о Кате, и о своём желании стать опекуном. Сотрудники отдела выслушав его сказали, что препятствий никаких не будет. А Кате он так и скажет, что ей надо возвращаться в детство, снова ходить в школу, гулять с подружками, получить образование и жить счастливо единой семьёй. Эмоции переполняли Лёху, и он с нетерпением ждал вечера. За сына радовалась и Анна Павловна, ведь принять такое решение было ответственным делом. Поэтому провожая его на службу она всячески его поддержала.
- Езжай сын с Богом. К вашему приезду я испеку пирог, думаю, что Кате он понравиться.
Тем временем Катька, одетая в любимое платье, которое ей когда-то покупала мама, причёсанная, со сделанной второпях косичкой сидела на скамейке напротив администрации района. Дождавшись, когда к зданию подъехала чёрная волга и из неё вылез глава района, тот самый человек со шрамом, она неспеша направилась к дверям. В руке у Катьки был пакет, с рисунком воздушных разноцветных шаров и надписью: «Детям – счастливое детство!» Она его нашла на свалке чисто случайно. В коридоре администрации было пока безлюдно, народ в основном сюда приходил к девяти часам. Катька увидела висевшие на стене часы, они показывали восемь утра. Остановившись у кабинета главы района она заметила через полуоткрытую дверь сидевшую за столом секретаршу. Та суетилась, раскладывала на поднос чашки, ложки, печенье, очевидно собиралась занести всё это в кабинет главе района. Катька замешкалась и уж было направилась к выходу, но тут услышала за спиной стук каблучков от туфель секретарши. Катька оглянулась. Молодая симпатичная блондинка быстрым шагом вышла из приёмной и буквально трусцой побежала в другой конец коридора. В руке у неё был электрический чайник. Уловив момент, Катька вошла в приёмную, подошла к двери с табличкой «глава района» и без стука потянула на себя дверную ручку. Местный чиновник стоял к вошедшей Катьке спиной и разговаривал с кем-то по служебному телефону глядя в окно. Она достала из пакета пистолет, взвела курок и дождавшись, когда тот повернулся к ней, выстрелила в него два раза. Тот, вскинув руки отлетел к стене, и сползая по ней на пол оставил на обоях красный след. Его голова безжизненно повисла. Катька развернулась и вышла из кабинета. Всё что будет дальше её совсем не волновало. Как ни странно, но на душе у неё было спокойно и легко. Ей казалось, что в этот миг рядом с ней идёт мама. Только на улице она увидела, что до сих пор держит пистолет в своей руке. Бросив его в пакет, она побежала в сторону свалки. Ни разу не останавливалась чтобы отдышаться. Забежав в вагончик, Катька схватила со стола банку с водой и стала жадно пить, делая большие глотки. Напившись, она опустила голову и увидела, что стоит в луже ещё не высохшей крови охранника. Катька поочередности убрала оттуда ноги, закрыла дверь на крючок и вытащив пистолет забилась в пустой угол вагончика.
Проезжая по главной улице райцентра, Лёха заметил бегущих со стороны отделения милиции своих коллег. Следом за ними нёсся набитый сотрудниками милицейский «Уазик» из соседнего городского отдела. Лёха развернулся и поехал за ними. Уже через минуту он понял, что все они бежали в администрацию, где уже стояли огромной толпой и жители райцентра. Настоящее столпотворение было у кабинета главы района. Лёха прорвался через набежавших зевак. Посреди кабинета стоял начальник отдела милиции и его заместители. На полу распластавшись лежал сам глава района. Начальник, вытянув по сторонам обе руки судорожно кричал:
- Близко не подходить! Сейчас эксперты подъедут. Кривошеев! – крикнул он участковому. - Всех свидетелей и очевидцев загоняй в соседний кабинет и запиши приметы преступника и потом передавай на посты для задержания.
Как всё случилось, и кто убийца толком ещё никто из присутствующих не знал. Лёха уже собирался выйти на улицу, как вдруг из его радиостанции, прикреплённой на ремне и из радиостанций стоявших рядом сотрудников ППС донёсся торопливый голос участкового Кривошеева:
«Внимание всем постам! Всем записать приметы преступника! – После непродолжительного шипения и помех в эфире опять прорвался голос Кривошеева. – Приметы: Преступник — это девочка – подросток, на вид двенадцать – тринадцать лет, худощавого телосложения, волосы светло-русые до плеч. Была одета в платье бежевого цвета, на ногах обувь коричневого цвета. При себе имела пакет. Всем соблюдать осторожность преступница вооружена предположительно пистолетом ТТ. Побежала в сторону свалки. Постам и авто патрулям необходимо выдвинуться в указанный район и провести зачистку».
Лёха, остолбенев стоял у двери кабинета. Все приметы якобы преступницы совпадали с приметами Катьки. «Не может быть» - волнительно думал он. Ему не хотелось верить в то, что маленькая и запуганная девочка могла совершить убийство. «Но зачем ей убивать главу района?» - задавал он сам себе этот вопрос. «Наверняка совпадение или небылицы очевидцев». И лишь только сев в «канарейку» он вспомнил, что однажды Катька просила его достать информацию об адресе, где, умерли её родители. Тогда он ещё подумал, как важна ей эта информация. Она даже машину у него помыла, только лишь бы он ей помог. Чтобы никто не успел сесть в его машину Лёха нажал газ до упора и поехал на свалку прямыми дорогами чтобы оказаться первым у вагончика Катьки. Немного не доезжая до места, он услышал по радиостанции доклад участкового начальнику отдела:
- Сергей Васильевич! В траншее обнаружен плохо замаскированный труп мужчины. Рядом стоит строительный вагончик, он изнутри закрыт. Из вагончика слышен плач девочки. Предположительно это и есть преступница. Что нам делать? – Через секунду ему отозвался голос начальника отдела. – В вагончик не вламываться! Хотите, чтобы она ещё кого-то завалила?! Провести оцепление, я уже к вам подъезжаю.
У Лёхи в горле образовался ком. Слёзы сами выкатились из глаз. Он вытер их рукавом кителя чтобы никто не видел увлажнившие глаза. Когда он подъехал к вагончику там было оцепление и собралось множество жителей станции. Кто-то из них прибежал пешком, кто-то приехал на машине, на мотоцикле или велосипеде. Лёха подбежал к начальнику.
- Товарищ майор, разрешите я зайду в вагончик.
- Ты что сума сошёл, она вооружена! – закричал начальник. – Сейчас приедет городской ОМОН, и они будут штурмовать.
Лёха еле сдерживался от гнева.
- Да какой ОМОН! Она совсем ребёнок! Просто обстоятельства загнали её в угол.
- Отойди отсюда и не неси чепухи – уже немного успокоившись сказал начальник отделения.
- Понимаете, я знаю эту девочку – не унимался Лёха. – Я выведу её оттуда, и ничья кровь не прольётся.
Майор посмотрел на Кривошеева и своих заместителей, затем на Лёху.
- Ты уверен, что у тебя получиться это сделать? – спросил он его. – А если она тебя в заложники возьмёт и потом потребует сюда автобус или какой ни будь вертолёт? И потом смоется отсюда. Кто будет тогда нести ответственность?
- Я уверен товарищ майор – с дрожью в голосе сказал Лёха. – Разрешите?
- Ну…иди – нерешительно произнёс тот. – Только поосторожнее.
Лёха прошёл сквозь оцепление и направился к вагончику. Толпа людей увидев идущего к вагончику инспектора ГАИ молниеносно затихла. Лёха тихо поднялся по лестнице и прислонился ртом к щели в двери.
- Катя…это я Лёха гаишник. Помнишь меня? Мне надо поговорить с тобой. Ты откроешь? – За дверью слегка доносился всхлип. Катька не открывала.
- Я понимаю ты сейчас никого не хочешь видеть и даже не хочешь подходить к двери. Можно я сам сейчас открою дверь? Я поддену проволочкой крючок, и она откроется. Ты только не стреляй в меня. Хорошо? – Катька ничего не ответила.
Лёха снял висевший на гвозде кусок проволоки и просунув в щель нащупал крючок. Дверь со скрипом приоткрылась. Лёха на секунду закрыл глаза ожидая худшего, но оно не произошло. Толпа зевак, увидев, что гаишник просунул голову в вагончик окончательно замерла. Лёха увидел Катьку, сидевшую на корточках в углу. Она смотрела прямо на него. Опухшие и мокрые от слёз глаза, растрёпанные волосы со сломанной заколкой и пистолет, направленный худыми ручками под подбородок. Всё это больно ударило по его сердцу.
- Катюша, милая, я знаю, что тебе сейчас очень тяжело – тихо сказал Лёха. – Тебе кажется, что весь мир против тебя, но это не так…Я с тобой, понимаешь? Я найму лучшего адвоката, он защитит тебя. Я тебя дождусь и помогу всё это забыть навсегда. И мама моя ждёт тебя тоже. Знаешь, а ведь я сегодня хотел приехать к тебе чтобы сказать, что хочу взять над тобой опекунство. Удочерить тебя, если, конечно, ты не будешь против.
Катька ничего не говорила лишь изредка шевелила губами, когда на них скатывались слёзы. В это время к месту подъехал автобус, из которого выбежали вооружённые в бронежилетах омоновцы. Лёха увидел их боковым зрением и был уверен, что ему дадут закончить разговор с Катькой. В какой-то момент Катька, разрыдавшись перебила его.
- Он убил мою маму и папу, он отравил их водкой чтобы отобрать нашу квартиру. Он издевался надо мной, облил меня краской, выгнал с работы, а я хотела просто заработать деньги чтобы купить себе поесть. – Глядя на неё Лёха молчал и слушал, отчётливо понимая, что необходимо дать ей выговорится. Одно лишнее произнесённое им слово, сейчас может поставить точку в этом разговоре и тогда…тогда всё. Временами эмоции захлёстывали её,
от этого голос Катьки становился осипшим, и она продолжала рассказывать шёпотом.
– Он послал охранника чтобы убить меня. Мне было очень страшно одной! Слышишь?! – Лёха закивал головой. – Да я слышу Катя. Скажи…ты можешь мне поверить, что я буду бороться за тебя? – Катька молчала, но он видел, что в её взгляде промелькнуло желание поверить ему. Лёху изнутри окутала огромная радость, но он не хотел преждевременно её проявить.
Начальник отделения подозвал к себе командира ОМОНа.
- Так капитан. Я вижу, что зря послал на переговоры своего сотрудника. Она ему сейчас там будет вешать всякую лапшу и всё это растянется на неопределённый срок. Поэтому обходите вагончик сзади, мягко столкните моего офицера и задержите убийцу. Действуйте!
Увидев, что Катька успокоилась Лёха тихо спросил:
- Кать, а можно я зайду к тебе, а то так неудобно стоять на одной ноге на лестнице? Катька согласно кивнула, но в этот момент произошло непоправимое. Кто-то схватил Лёху сзади и стащил с лестницы. Уже падая, он мельком увидел врывающихся в вагончик омоновцев. Первый из них держал перед собой пуленепробиваемый щит. Лёха что есть силы закричал.
- Назад! Куда? Назад твари! – Двое других удерживали его на земле.
Раздался выстрел. Лёхе показалось, что он проваливается сквозь землю, его слух отключился, а в глазах появилась белая пелена.
Он пришёл в себя от того, что кто-то хлопал его по щеке и говорил.
- Да очнись же ты.
Лёха открыл глаза и увидел перед собой омоновца.
- Что с девочкой? – спросил он.
Тот отвёл взгляд в сторону.
- Застрелилась…
Всё что происходило дальше Лёха помнил плохо. Уже потом спустя неделю ему расскажут, что он подбежал к начальнику отдела и ударил того несколько раз по лицу прямо на глазах у толпы. Что Лёха кричал ему: «Что ты наделал мразь! Она же поверила мне и могла остаться в живых!». Со слов его знакомых на него надели наручники и увезли в психиатрическую больницу, где десять дней ему кололи сильные успокоительные уколы. Маму к нему не пускали, она каждый день приходила под его палаточные окна и тихо плакала. Следствие говорят было скоротечным, свалку прочесали, сожгли на ней и Катькин вагончик. Главу района увезли хоронить в другую область, якобы туда, где жили его родители. Прошёл месяц. Руководство отделения милиции учитывая пошатнувшееся эмоциональное состояние сотрудника отправило Лёху в отпуск. Начальник милиции не стал выдвигать в отношении него претензий по поводу избиения. Из дома Лёха никуда не выходил, был малообщителен. Однажды в дверь квартиры позвонили. Когда он открыл, то увидел на площадке безногого инвалида на тележке, одетого в военный камуфлированный костюм. Его сопровождал пожилой мужчина.
- Ты Лёха гаишник? – спросил его инвалид.
- Да.
- Тогда вот возьми и прочти. – Он протянул Лёхе свёрнутый лист бумаги. — Это её записка, которую она оставила перед смертью.
Лёха трясущими руками прочёл записку, присел у открытой двери и заплакал, рыдая как мальчишка.
- Сегодня сорок дней – сказал инвалид. – Он протянул Лёхе руку. - Я «афган», то есть Витька. Катька так меня называла. А это – он кивнул на старика, — это «дед». На самом деле он Иван Филипыч. «Дедом» его тоже Катюха называла. Давай посидим, помянем девчонку. – Он вытащил из пакета бутылку водки. Лёха кивнул: – Заходите.
Они выпили, объяснили Лёхе, где находится Катькина могила. После чего ушли, обещая, как ни будь зайти.
Несколько месяцев по району и области ползли слухи, что на станционном кладбище у одной из могил часто видят плачущего «мента».




Голосование:

Суммарный балл: 10
Проголосовало пользователей: 1

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:


Оставлен: 14 сентября ’2021   07:32
Ильдус, очень жизненно  
111On-line


Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

МИЛЕНЬКАЯ МУХА) Заценяйте, Друзья))

Присоединяйтесь 




Наш рупор







© 2009 - 2021 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft