16+
Лайт-версия сайта

Кровь демона. Арена Богов

Литература / Фантастика, фэнтези, киберпанк / Кровь демона. Арена Богов
Просмотр работы:
06 июня ’2022   16:26
Просмотров: 816

Пролог. Страх
Ночь. Я всегда боялась этого времени суток. Когда солнце спряталось за горизонт, оставило луну в одиночестве освещать эту жалкую землю. Если бы могла, исчезла бы вместе с ним. Скрылась от глаз людских хотя бы на время, чтобы остаться наедине с собой. Забыть о том, что случилось. Не думать о том, что произойдет.
Я приподняла свои веки и оглянулась. Никакой разницы в том, чтобы открыть глаза и не открывать – в обоих случаях темнота. Я вдохнула. Леденящий воздух наполнил мои легкие. В ноздри резко ударил запах сырости и…смерти (не знаю почему, но я была уверена, что это именно она). Я начала медленно двигаться вперед, размахивая руками перед собой, чтобы хоть как-то защититься от неизвестности, от зла, которое может таить в себе эта пугающая темнота.
Совсем скоро моя рука наткнулась на неровный твердый предмет, высота которого значительно превышала мой рост. О природе предмета я догадалась сразу – дерево. Когда я решила оглянуться вновь, глаза уже могли различать пугающие меня силуэты. Я оказалась в лесу. Вокруг ни души. Я одна. Внезапно я почувствовала, как на нос упала холодная капля дождя. Я посмотрела на ночное небо, такое темное и мрачное. Упала вторая, третья, и вскоре я насквозь промокла. Нужно двигаться хоть куда-то, искать выход. Оттого, что я буду просто стоять, ничего не изменится.
Внезапно в землю ударил неровный луч света. Благодаря яркой молнии, на миг все вокруг стало отчетливо видно. Я осмотрелась вновь. Быстро перемещая взгляд с дерева на дерево, я приметила темную фигуру. Не могла понять, что это. Очередное дерево или куст?
Нет. Когда неуверенно приблизилась, разглядела отчетливую фигуру. Человек. Возможно, он знает, что это за место.
Лишь сейчас, увязая в грязи и чувствуя холод и боль, я поняла, что босая. Я посмотрела на свою одежду – все еще в пижаме. Возможно, это сон? Хотя какое сейчас это имеет значение?
Вот уже между нами несколько шагов. Теперь стало ясно – он находится за моей спиной. А точнее – она. Это женщина. У нее рыжие кудрявые волосы до пояса и стройная фигура, которую идеально подчеркивает желтое платье.
Сделав шаг, я коснулась ладонью ее плеча и спросила:
– Извините, не подскажете, где мы находимся?
Она медленно начала поворачивать свою голову в мою сторону. Только голову, тело ее не двигалось. Я слышала, как хрустят кости женщины. Она повернула свою шею на все сто восемьдесят градусов, и сейчас я смогла рассмотреть ее лицо. Это был череп, самый настоящий, без плоти. Меня будто ударило током. Пустые темные глазницы казались черными водоворотами, которые затягивали меня и не хотели отпускать. А потом последовал пронзительный крик. Спустя время до меня дошло, что голос принадлежал мне. Все тело начало дрожать, а ноги подкашиваться. Мне стоило больших усилий устоять на земле.
Женщина вмиг схватила меня за левое запястье и закричала громким писклявым голосом сначала неразборчиво, а после – четко и ясно:
– Он найдет тебя! Найдет! Тебе не спрятаться!
Тогда чудовище громко засмеялось. С большим усилием я вырвалась из его цепких костлявых рук. Ноги казались чужими, игнорировали прямой приказ мозга «бежать». Когда же ноги услышали приказ, жалко перебирая ими, я кинулась прочь. Через секунду в скелет ударила молния. Существо продолжала что-то вопить, но я ничего не слышала, так как уже уносила свои ноги подальше от этой чертовщины.
Страшно, ужасно, мерзко.
Я споткнулась о толстый корень дерева и рухнула прямо в лужу грязи. Внезапно в соседнее дерево ударила еще одна молния. Казалось, следуя за мной, она меня защищала.
Благодаря молнии удалось уловить еще одну фигуру. На этот раз я напряглась в страхе увидеть еще один скелет. Я тихо поднялась и приняла решение просто наблюдать.
«Ну нет, теперь я не попадусь», – подумала я. Но попалась.
Человек стоял у пропасти, словно намереваясь прыгнуть, и снова спиной ко мне. Снова женщина. У нее были темные волосы, заплетенные в густую косу, длинная, до пола, желтая юбка и черная вязаная кофта. Эта одежда мне хорошо была знакома. Подул сильный ветер в мою сторону, и тогда я уловила слабый, но такой знакомый запах, напоминающий о родном доме. Запах цветов, которые так любила мама.
Женщина повернулась всем корпусом ко мне, и я увидела худощавое лицо, добрые глаза и заботливую, любящую улыбку.
Мама. Но что она тут делает? Неважно. Сейчас у меня было только одно желание: подойти к ней и обнять. Я начала звать ее, направляясь в ее сторону. Несколько раз я споткнулась, упала, но быстро поднялась на ноги и побежала к маме, такой родной и заботливой.
Она начала шевелить губами, говорить мне что-то, но дождь был такой сильный, а голос родной матери такой тихий. Я остановилась и попыталась прочитать ее слова по губам. Мама сказала: «Прощай». Она сделала шаг назад и упала вниз с обрыва. Я стояла в глубоком шоке, пытаясь осознать происходящее.
Мне не показалось. Она правда упала с обрыва. Исчезла, словно это был лишь мираж.
Я рванула к самому краю пропасти. Мама все еще падала, неотрывно смотрела на меня и улыбалась. Это была та самая улыбка, с которой она всегда желала мне сладких снов. Та самая улыбка, с которой встречала меня, когда я приходила с разодранными коленками и синяками. Эта любящая улыбка, с которой она смотрит на меня прямо сейчас.
Ее последняя улыбка.

Глава 1. Вера
Открыв глаза, я резко приняла сидячее положение, из-за чего сильно закружилась голова. В висках, казалось, раздавалась барабанная дробь, а сердце бешено колотилось, словно стремилось обогнать звуки громкого инструмента. Способность нормально дышать вернулась не сразу. Пижама стала мокрой в попытках впитать в себя весь холодный пот. Я дотронулась до щек и вытерла слезы.
Некоторое время я просто сидела: пыталась оправиться от последствий страшного сна, содержание которого никак не удавалось вспомнить. Когда такое происходило, рука тянулась к черному браслету, который находился на левом запястье. Браслету, который остался у меня от отца. Я покрутила его несколько раз вокруг запястья. По какой-то причине это всегда помогало расслабиться. Кожаный аксессуар напоминал об отце, вытесняя посторонние мысли из головы. Это единственная вещь, которая доказывала то, что и у меня когда-то был любящий отец.
Обнаженные ступни соприкоснулись с прохладной поверхностью деревянного пола. Казалось, совсем недавно мои ступни ощущали совсем иное – что-то более мерзкое. Когда добралась до ванной комнаты, закатала рукава своей пижамы, взяла в руку зубную щетку. Я уже поднесла ее ко рту, когда чуть выше браслета, в месте, которое ранее прикрывал рукав пижамы, заметила странный узор на руке. То был красный отпечаток, напоминающий силуэт чужих пальцев. На секунду в воспоминаниях всплыла костлявая рука, крепко сжимающая мое запястье. Однако видение растворилось в воздухе так же быстро, как и появилось.
Я встряхнула головой, чтобы прогнать пугающие образы, и сосредоточилась на умывании. Потом направилась к шкафу. Несмотря на жаркую погоду, я выбрала кофту с длинными рукавами. Красный след никто не должен видеть. Перед выходом из комнаты я взглянула на свое отражение в зеркале: серая кофта, идеально сочетающаяся с моими серыми глазами, и черные шорты. Я всегда выбирала удобную одежду, игнорировала платья и юбки, которые так любила носить моя мама. Я люблю бегать, лазать по деревьям, иногда даже дерусь с мальчишками. Такая одежда мне не подошла бы.
Я задержала свой взгляд на лице. Бледнокожая сероглазая девочка, на лицо которой спадали кудрявые медно-рыжие пряди волос – несвойственные нашей деревне элементы внешности, где у всех смуглая кожа, темные волосы и глаза. Это лишний раз доказывало, что мои корни в этой деревне не произрастали, видимо, предки мои жили где-то там, за чертой деревни – в месте, которое, возможно, прекраснее и оживленнее этого в тысячу раз. Возможно, даже в самом Верхнем Ордисе. А может и вовсе не дальние предки? Возможно, сами родители. Мама всегда была скрытной, однако ее ложь я чувствовала за версту.
Кроме мамы, у меня не было больше родственников. По ее словам, она и мой отец росли сиротами в местном приюте. Когда мне не было еще и года, отца убили грабители. Вот только никто в деревне об этом даже не слышал, сколько бы раз я не спрашивала.
Внезапно раздался стук в дверь. Он вывел меня из раздумий.
– Эбби, ты уже встала? – голос принадлежал маме.
– Да, мам.
– Тогда иди завтракать, – звук шагов медленно начал отдаляться.
Я аккуратно закрыла двери шкафа и направилась в кухню, обходя определенные дощечки в полу. Опыт подсказывал, что, если наступить на них, можешь провалиться «под дом».
Издали я услышала громкий голос, мелодичность которого не портили даже помехи. Завернула за угол и увидела в нашем стареньком телевизоре Бога Аурума, который величественно возвышался на Арене и говорил что-то о защите Простолюдин. По закону телевизор должен был быть даже у таких бедняков, как мы. Утро каждого жителя Ордиса начинается с речи Бога Аурума.
Дверь дома со скрипом распахнулась. С улицы зашла мама с ее любимыми фиолетовыми ромашками в руках. Она поставила цветы в вазу и нежно им улыбнулась.
Моя мама Элизабет – красивая женщина средних лет с густыми каштановыми волосами и серыми, пронизывающими душу, глазами. Именно глаза достались мне от нее. После смерти отца за ней пытались ухаживать многие мужчины из нашей деревеньки, однако она их к себе даже не подпускала. Я много раз ей говорила, чтобы познакомилась с кем-нибудь, но она не слушала. Максимум, на что я смогла ее уговорить однажды, это поговорить с местным торговцем овощей о чем-нибудь, кроме овощей. Они говорили о погоде. О погоде! Ну кто говорит о погоде полчаса? Что вообще можно говорить о ней столько времени?
Будто услышав телевизор только сейчас, мама резко изменилась в лице и перевела свой взгляд в его сторону.
– …знайте, что каждый из вас может рассчитывать на мою поддержку. Я…Нет, весь Верхний Ордис находится на вашей стороне. Мы будем защищать вас даже ценой…
Не дослушав до конца речь Аурума, мама фыркнула и выключила телевизор.
– Садись, – указала она на шаткий стул, затем продолжила разглядывать цветы.
На столе уже лежала половина буханки хлеба и молоко.
– Мам, что это за цветы? – спросила я, набив рот хлебом.
– Ромашки, дорогая.
– Конечно, я знаю, что это ромашки! Я имею в виду другое. Не проходит и дня, чтобы ты не принесла их в дом. В мире столько красивых цветов, а приносишь ты именно эти.
– Их каждый день дарил мне твой отец. Ты только посмотри на них: какой необычный цвет! – затем мама спохватилась и посмотрела на часы. – Солнце, не пора ли тебе в школу? Мисс Смитт снова будет жаловаться.
– Уже ушла, – крикнула я, убегая.
Я взяла сумку с книгами, захватила недоеденный кусок хлеба и выбежала на улицу. Снаружи уже ждали Эмили и Алан – мои лучшие друзья.
– Что, опять поесть не успела? – спросила Эмили и толкнула меня локтем в бок: – Ты не меняешься.
– Но ведь в этом есть и свои плюсы. Если бы я поела дома, вам бы не досталось, – я поделила буханку на три части и протянула две своим друзьям.
– Ты права, – улыбнулась Эмили, уже уплетая хлеб.
Путь до школы был коротким, ведь наша деревня невероятно мала. Здесь есть всего одна школа. В ней учатся дети со всех близлежащих деревень, но лишь до четырнадцати лет – именно в этом возрасте проявляется магия. В школе проходят экзамены, которые определяют, способен ли ты стать Магом. Людей, не под силу которым сотворить магию, называют Простолюдинами. После экзаменов всех Магов отправляют в академию в Вестабуле – столице всего Среднего Ордиса и самом большом городе, где профессора учат юных Магов контролировать свою силу. Простолюдины же в этом возрасте уже идут работать. Обычно это работа на ферме или же в домах у богатых Магов в качестве слуг. В Ордисе Простолюдины – это рабы, которые живут лишь для того, чтобы работать на Магов. У таких нет великого будущего. Но везде есть свои исключения. Иногда появляются уникумы, имеющие невероятный талант в каком-либо деле. Это, например, певцы, художники, великие ораторы. В мире очень мало талантливых Простолюдинов, но, если такие есть, почти все отправляются жить в Верхний Ордис. Это касается и талантливых Магов.
Что касается меня, с самого детства я мечтала стать крутым Магом и принять участие в Турнире Эредеса. Именно по этой причине попасть в Академию Вестабула сейчас – моя основная задача. Для этого я должна успешно сдать экзамен по магии через год, когда мне исполнится четырнадцать лет.
Минуя деревянную ограду, мы оказались на территории школы. Как и большинство зданий деревни, это ветхое, едва доживающее свои последние годы, здание. Оно имеет всего один класс, рассчитанный на пятьдесят человек, и одну столовую. Здесь учат детей читать и писать, преподают историю Ордиса, а также напоминают по несколько раз в день, насколько низкое место мы занимаем в этом мире.
Когда оказались на территории школы, заметили околачивающихся возле школы Рыцарей и сборище учеников на пороге школы.
– Что здесь происходит? – спросила я, когда подошла ближе.
– А вы что, не слышали? – раздался голос позади. – Ну конечно, что вообще может доходить до таких олухов, как вы? Трио неудачников.
Голос принадлежал Куперу – самому мерзкому мальчишке этой школы. Он доставал нас с первых дней моей дружбы с Эмили и Аланом. Хуже всего приходилось Алану. Купер постоянно дразнил его «девчонкой» из-за его внешности.
– Закрой свой рот, Купер! – выкрикнул Алан.
– Или что, сопляк? Ну что ты мне сделаешь? Попросишь своих девчонок избить меня? Ты сам-то точно пацан? Выглядишь, как баба.
Алан отступил, когда понял, что не в силах что-либо сказать или сделать задире. Купер такой массивный, к тому же высокий. А Алан? Из-за его тощего тела и милого личика его постоянно принимают за девчонку. Еще и волосы отрастил до плеч.
– Купер, завязывай! – встряла я, не в силах больше терпеть.
– А то что?
– А то сам превратишься в девчонку. Ты понимаешь, о чем я? – почти прошептала я Куперу, подойдя ближе.
– Л-ладно, – Купер сделал шаг назад, – Я, добрый Купер, расскажу, что происходит. Слышали, что стало с деревней Нэйза? – мы продолжили смотреть на Купера, – Ну конечно не слышали! Говорят, что ее полностью сожгли, а все жители мертвы. Тела же их разорваны на части. Мозги, ноги, руки – все разбросано по пепелищу.
«Так вот про какую защиту говорил Бог Аурум сегодня утром», – вспомнила я речь из телевизора.
– Фу-у-у, – простонала Эмили.
– Ха-ха. И все-таки говорят, что один житель выжил и тот с ума сошел. Утверждает, что видел дракона, извергающего пламя. Такой же чудик, как и вы! Вот Старейшина деревни и решил в качестве охраны приставить Рыцарей к ученикам, – мы переглянулись, а Купер прошептал: – По секрету, если все это правда, ну, то, что сказал тот ненормальный, то Рыцари не смогут защитить даже себя. Что уже говорить о нас? В таком случае, мы все по-кой-нич-ки.
Последнее слово раздалось мощным эхом в голове. Руки начали трястись. Казалось, между мной и окружающим миром появилась плотная стена, которая приглушала оставшиеся звуки с той стороны и усиливала тревогу и страх с этой. Однако два внезапных громких хлопка Мисс Смитт вывели из ужасного состояния.
– Так, дети! Из-за недавнего случая в соседней деревне эти господа, – она указала на мужчин, которые стояли позади нее, – будут находиться на территории школы. Так что, дорогие, вам нечего бояться. Вы в полной безопасности!
Все мужчины были одеты в ничем не примечательную одежду. И лишь знак в виде извивающейся кобры с открытой пастью на рубашке в области сердца выдавал Рыцарей армии Вестабула. Все они не внушали доверия и вызывали лишь отвращение, так как имели пивные животы и тупое выражение лиц. Видимо, не только во мне они пробудили подобные чувства. Ученики, искажая лица, начали перешептываться и осыпать «защитников» насмешками.
– И вот это должно нас защищать? – начала возмущаться Эмили. – Да от них разит алкоголем, не смотря на раннее утро!
Я посмотрела еще раз на Рыцарей. Один из всех выделялся больше. Мужик средних лет, настолько полный, что живот выглядывал из-под рубашки. Он заметил, что я на него смотрю. Рыцарь обнажил свои желтые зубы в улыбке и подмигнул мне. Я показала ему язык и быстро отвернулась.
– А теперь все в класс! Живо! – приказала Мисс Смитт, после чего поправила свои очки и направилась в здание школы, виляя бедрами.
Уж ей-то нравилась сложившаяся ситуация. Дама она одинокая. Так долго ждала своего рыцаря, а тут их прибыло с десяток.
Мы зашли в класс, а за нами последовали два мужика, которые затем встали у стены. Все ученики расселись по местам. Мое место находилось между Белль и другом Купера Майком – таким же идиотом, как и сам Купер.
– Итак, покажите нашим гостям, как вы знаете историю Ордиса, – Мисс Смитт прошлась взглядом по классу и остановилась на Изабелле Хофман. – Белль, дорогая.
– Х...хорошо, – она поправила свои косички и поднялась из-за парты. – Наш мир Ордис делится на три части: Верхний, Средний и Нижний Ордис. В Верхнем Ордисе живут только избранные. Ими являются Маги-Боги, Наследники и их семьи, а также некоторые талантливые Простолюдины. Верхний Ордис располагается над нами, в небесах. Их технологии и медицину нельзя даже сравнивать с нашей: находятся они на совершенно ином уровне.
Мы живем в Среднем Ордисе, или Середине. Большинство населения Ордиса проживает именно здесь. Нижний Ордис – самый ужасный. Туда отправляют преступников, убийц, воров – в общем, всех грешников. Он служит тюрьмой в Ордисе. Мало кто знает, как туда попасть, а тем более – выбраться, ибо попав туда единожды, ты останешься там навеки. Местные обитатели не позволяют никому покинуть это место. Даже сами Боги не осмеливаются туда спускаться. На землях Ордиса царит покой и порядок уже многие годы именно благодаря Нижнему Ордису. Никто не хочет туда попасть, поэтому и не грешит. Говорят, что наш мир сотворил Легендарный Фантом… – на этом Белль остановилась, так как прервал ее внезапный взрыв смеха всех присутствующих, включая меня. Смех Рыцарей был самым громким.
– Легендарный Фантом? Белль, это лишь жалкие бредни стариков, – сказал кто-то из класса,- Фантомов не существует и никогда не существовало!
– Но они были! Моя бабушка видела одного! – Белль не отступала.
– Твоя бабушка – старая карга, которой пора уже на тот свет, – позади меня раздался голос Майка. – Такой померещится всякое.
– Майк, следи за языком своим! – Белль, та, что всегда была сдержанной, посмотрела на Майка ледяным взглядом. По его лбу потекла струйка пота. В классе нависла тишина. Даже Майк больше не смог и слова проронить.
Сейчас люди не верят в существование Фантомов. По их мнению, есть только Простолюдины и Маги четырех рангов. Также каждый ранг имеет три уровни развития: низший, средний и высший.
Простолюдины – самые слабые из людей. Они не способны даже на самое простое заклинание. Если ты Простолюдин – не жди славы и богатств. Почти все они живут в нищете. Лишь единицы достигают высот.
Первый ранг Мага – уже что-то. Его обладателей называют Рыцарями. Обладая первым рангом, ты, конечно, не прославишься, но и голодать не будешь.
Второй ранг – особенный. Людей, имеющих его, называют Паладинами. Чаще всего люди с таким рангом охраняют деревни и города или же становятся наемниками. Всех Паладинов уважают. Они рискуют жизнями ради защиты селян, в отличие от Рыцарей, которые защищают народ лишь на словах.
Лицам, достигшим шестнадцати лет и имеющим второй средний ранг (Средние Паладины), разрешено участвовать в Турнире Эредеса. Он проходит каждый год в Верхнем Ордисе. Остров, на котором проводится это событие, называется Эредес. Эредес – центр всего Верхнего Ордиса и самый большой остров. Все остальные расположены вокруг него. К нему ведут сотни мостов. В центре острова находится величественная Арена Богов, где и проходит турнир.
С самого детства я грезила о том, что в один прекрасный день буду стоять на Арене вместе с Аланом и Эмили. Что однажды мы прославим нашу деревню на весь Ордис. И противный Купер больше не посмеет обзывать нас «трио неудачников»! Единственным неудачником будет он!
Третий ранг – Наследники. Они сильны и отважны. Особенно Высшие Наследники. Лишь один шаг отделяет их от самого сильного (кроме Фантома) ранга Бога. Да, здесь легко зазнаться. Все Высшие Наследники носят красные браслеты, большинство из них живут в Верхнем Ордисе в славе и богатстве. Они считают, что красный цвет отличает их от остального «стада».
Право жить в Верхнем Ордисе нужно еще заслужить. Туда можно попасть либо благодаря особым талантам и связям (в случае Простолюдин), либо участвуя в Турнире Эредеса. Девиз Турнира Эредеса прост – победитель получает все: славу, богатство, власть.
Четвертый ранг – самый желанный. Его носителей называют Богами. Все они бессмертны, богаты и невероятно красивы. Любой, кто их увидит, будет очарован неземной красотой. Их кожа бледна, взгляд серых глаз холоден, а волосы белы, как снег. И только три Бога по неизвестной причине имеют свою, отличную от других, внешность – Боги, правящие Ордисом. В Верхнем Ордисе правит Бог Аурум. У него золотые волосы и медные глаза. Никто не смеет перечить его словам, ведь он самый могущественный из трех Богов. Серединой правит Бог Аргентум – серые глаза и серебряные волосы отличают его от остальных. Нижним Ордисом правит Бог Арис, который имеет бронзовые волосы и карие глаза. За всю свою жизнь я видела лишь Бога Аурума и Бога Аргентума, и то только по телевизору – Бог Аурум появляется там каждый день. Бога Аргентума я видела всего несколько раз, последний из которых был довольно давно. Четыре года назад он исчез. Его поиски продолжаются до сих пор.
И, наконец, пятый ранг – легендарный. Его носителей называют Фантомами. Среди всех Фантомов был один, что имел неимоверную силу. В народе он известен как Легендарный Фантом. Естественно, Фантомы тоже бессмертны. Говорят, они имеют типичную для всех людей внешность. Их отличительной чертой является лишь шрам на спине, напоминающий крылья. Из шрама этого вырастают настоящие крылья. Звучит, как бред!
Мало кто видел хотя бы одного Фантома, поэтому люди перестали верить в их существование. Истории превратились в легенды, а затем – в нелепые россказни. Раньше люди боялись произносить вслух слово «Фантом». Они верили, что оно несет в себе величественную силу. Но потом появился Бог Аурум. Он всех уверил, что это сказки и людям не следует верить слухам, а следует верить глазам. Бог Аурум очень силен, поэтому возражать народ не осмелился. Все ему поверили. Все, кроме моей матери. Она продолжает верить в существование Фантомов. Она верит, что Бог Аурум и его приспешники злые и несут только разрушение на земли Ордиса. Но об этом знаю лишь я. Узнай кто другой, ее арестуют и казнят, как сделали это раньше с некоторыми жителями деревни.
Во что верю я? Все просто – я верю лишь своим глазам, и здесь я полностью согласна с Богом Аурумом. В существование Фантомов я поверю тогда, когда хотя бы один предстанет передо мной.
Как только прозвенел звонок, мы встали и пошли играть на улицу. Кто-то в «догонялки», кто-то с мячом – так проходят наши перемены. Рыцари последовали за нами. На протяжении всего дня они бродили за учениками и дышали нам в затылки своим перегаром. Лишь когда мы покинули территорию школы, они оставили нас в покое.
– Ну что, завтра как обычно? – спросила Эмили, когда мы подошли к ее дому. Ее дом был самым первым по дороге из школы.
– Ты же знаешь, мама не любит, когда я туда хожу, – выдохнула я.
– Разве это когда-нибудь тебя останавливало?
– Ха, ты права. Тогда до завтра!
– Ага.
Эмили ушла домой, оставила нас с Аланом вдвоем. Некоторое время мы просто шли молча, но я внезапно остановилась. Я заметила, что его нет рядом.только. Он окликнул меня. Я повернула голову и посмотрела на своего друга. Его щеки покраснели, а глаза смотрели вниз.
– Ал?
– …девчонку? – пробубнил Алан что-то себе под нос.
– Ал, говори громче. Я не обладаю сверхслухом, я ведь не Бог.
– Ты тоже считаешь, что я похож на девчонку? – повторил Алан громче, подняв, наконец, свои глаза на меня.
У Алана правда была женственная внешность. У него густые каштановые волосы до плеч, длинные ресницы и карие глаза цвета шоколада. Я никогда не видела шоколад, но, говорят, он именно такого цвета.
– Ну-у...
– Эбби! Я совсем не это хотел от тебя услышать! – крикнул он, развернулся и убежал прочь.
– Он плакал? – удивилась я, затем побежала за ним. – Ал, подожди!
Алан продолжал бежать. В этом он был очень даже хорош. На школьных соревнованиях ему не было равных…кроме меня. Наконец нагнав Алана, я схватила его за запястье.
– Подожди! Ты не дослушал! – он повернул голову и посмотрел на меня.
Его глаза были мокрые, а щеки все еще красные от смущения.
– Да, в тебе есть некоторые черты, которым позавидует любая девочка. Но это лишь пока. Ты еще мал, Ал, – я погладила друга по голове, – Подожди немного, совсем скоро ты еще покажешь всем, на что способен! Знаешь, тому, кто умеет ждать, всегда достается самое лучшее.
– Правда? – спросил Алан, вытирая слезы.
– Я не солгу, ты ведь знаешь. А теперь пошли домой.
На следующее утро, как и было запланировано, я начала свои сборы к Алой реке. Лес находился прямо за окном, поэтому улизнуть незамеченной не составило бы труда.
Наша деревня находится на востоке Среднего Ордиса, в самой гуще леса. На нас редко нападают, так как не могут найти. Лишь местные жители способны не сбиться с пути, однако лишний раз никто за пределы деревни не «суется». Никто, кроме меня и моих друзей.
Нам не нравится проводить время в деревне. Будто тесная клетка, она со всех сторон окружает решеткой. И в клетке этой ты не способен даже встать в полный рост, ты можешь только сидеть и надеяться, что кто-то ее для тебя откроет. Мы не стали дожидаться и открыли ее сами. Лес опасен, лес страшен, лес коварен. Но вот ведь парадокс: именно здесь я чувствую себя свободно. Особенно у Алой реки.
В лесу, недалеко от обрыва, к которому боятся подходить даже местные, находится эта река. И цвет воды красный, как кровь. Легенды гласят, что когда-то сам Легендарный Фантом окунал в эту реку свой серебряный меч, которым убил Демона.
«И земля разверзлась от их боя. И меч нечестивого, впитавший кровь Демона, окрасила всю реку в красный».
Со временем над рекой построили мост. Именно там мы с друзьями проводим большую часть времени. Это наш маленький мир. Но мама не разрешает мне туда ходить, поэтому я часто сбегаю без ее ведома.
В рюкзак я закинула пару книг с картинками, которые мы так любили рассматривать, приготовленные заранее кусок хлеба, воду и нож. Двигаясь в сторону шкафа с одеждой, я застыла на месте, когда услышала медленные шаги. Они становились все громче. Не было времени выбирать одежду. Я надела то, что попалось под руку, и выпрыгнула в открытое окно. Это были шорты цвета хаки и черная кофта.
Раздался сначала стук в дверь, затем мамин голос:
– Эбби, ты спишь?
Ответом на ее вопрос было молчание.
– Эбби, завтрак готов. Спускайся!
И снова молчание. И тут она повысила голос:
– Эбигейл Роуз, если ты сейчас же не ответишь мне, я съем все сама. И чтоб ты знала, это твой любимый суп из листьев Драко.
О нет! Только не он! Она знает, на чем меня подловить. У моей мамы тот еще характер. К счастью или сожалению, у меня такой же. Именно поэтому я не попадусь на ее уловку!
На всякий случай я осмотрелась по сторонам и только затем побежала в лес, к Алой реке, к друзьям, которые уже ждут меня там.


Глава 2. Боль
Бывает, проходишь по хорошо знакомому месту, где проводил так много времени, а оно кажется тебе чужим. Знакомые ландшафты, протоптанные тобою тропинки, деревья, среди которых всегда чувствовал себя защищенным – и внезапно понимаешь, насколько ты здесь уязвим. Ветер, что всегда сопутствовал тебе, теперь препятствует твоему движению. Птицы, которые всегда завораживали тебя своим пением, внезапно смолкли. А деревья, которые раньше оберегали тебя, теперь так высоко, что преломляют лучи солнца – казалось бы, единственного твоего союзника. Такое родное, но при этом чужое.
Я двигалась по лесу быстрее обычного. Чтобы добраться до Алой реки, требовалось около часа. Осталось еще немного – и я окажусь на мосту, что пересекает Алую реку. Там я всегда чувствовала себя в безопасности. Казалось, река отпугивала все зло, что могло случайно забрести в это лес. Кровь Демона ли этому виной?
«Нет, что за бред. Легенда про кровь Демона в Алой реке – всего лишь выдумка, – насмешливо отмахнулась я от этой мысли, – Но почему сейчас так неспокойно? Почему лес так пугает?».
Внезапно в голове раздался голос. Лишь раз он позвал меня по имени, но этого хватило, чтобы заставить мои руки трястись. Я ускорила свой шаг, но остановилась, когда по левую сторону от меня зашелестели кусты. Дрожащими руками я достала из рюкзака нож и приготовилась защищаться…от чего бы то ни было. На мгновение мне показалось, что пара красных глаз смотрит на меня, следит за каждым моим движением, ждет момента, чтобы напасть. Сами же кусты словно источали темную ауру. Будто в них затаилось некое, не принадлежащее этому миру существо, которое превратило этот любимый мною лес в пугающее место. Словно это оно забрало голоса птиц и весь свет из него.
Кусты больше не шелестели, но страх лишь нарастал. Когда поняла, что потенциальный враг больше не намерен выдавать себя, я начала медленно двигаться к месту его убежища.
Я была слаба. Магия во мне еще не проснулась и приемов боевых искусств я не знала: этому обучают лишь в Академии Магии Вестабула. Я ничего не могла сделать, но отступить я не могла. Казалось, сделав шаг назад сейчас – буду отступать постоянно.
Я медленно протянула свободную от ножа руку к ветвям куста, а другой приготовилась атаковать. Я вдохнула – и только приготовилась разоблачить противника, как услышала в стороне знакомый смех. Рефлекторно я повернула свою голову в сторону приглушенного голоса Эмили. Когда снова посмотрела на кусты, та самая тьма словно исчезла. Глаза эти отчего-то были мне очень знакомы. Кроваво-красные глаза, которые принадлежали какому-то мерзкому созданию.
Я облегченно выдохнула, спрятала нож в рюкзак и направилась в сторону смеха. Через несколько минут спокойной ходьбы я повернула за огромным валуном и увидела Алую реку, пересекаемую красным деревянным мостом. На мосту же том расположились мои друзья – Алан Уэст и Эмили Нельсон.
Эмили – веселая девочка тринадцати лет. Она переполнена энергией и задором, глаза всегда блестят, а душа стремится к приключениям. Именно по этой причине мы часто вляпываемся в неприятности. Чего только стоило наше с ней знакомство.
Однажды, когда нам было по десять лет, до деревни дошел слух, что в горе, которая находится в четырех часах ходьбы от деревни, есть пещера, а в пещере той – сокровища. Взрослые смеялись и отнекивались, на деле же им просто лень было тратить весь день на путь до пещеры и поиски золота. Но не мне.
Лишь услышав об этом, на следующий же день с первыми лучами солнца я направилась в путь. Мысль о том, что на найденные богатства мы с мамой купим хороший дом и много еды, заставляла меня верить и продолжать путь. И даже когда я поранила ногу, я продолжала двигаться, воображая удивленное лицо мамы, когда я принесу домой много золота.
Сокровища я так и не нашла. Я уже собиралась уходить, когда в пещеру зашел какой-то мужчина. Его цель определенно совпадала с моей – золото. Его ухмылка и медленные шаги в мою сторону заставили меня напрячься и начать отступать, однако совсем скоро я уперлась в каменную стену пещеры. Моя рука уже ходила по рюкзаку в поисках ножа. Внезапно сзади я увидела быстрое движение, после чего мужчина оказался на земле. Это была Эмили. Она ударила его по голове камнем, затем схватила меня за руку и повела прочь. Мы бежали довольно долго, пока не свались с ног.
– Меня зовут Эмили Нельсон, – протянула она мне руку, когда дыхание пришло в норму, – И я только что спасла тебе жизнь.
– Эбигейл Роуз, – протянула я руку в ответ, – И очень благодарна тебе за это. Проси, чего хочешь.
Хоть я это и сказала, в глубине души тряслась, ожидая, что она попросит денег или что-либо еще, чем я не обладала.
«В таком случае, – подумала я, – поклянусь быть ее рабыней».
Но ее просьба застала меня врасплох.
– Стань моим другом – это моя просьба! – Ее улыбка в тот день была лучезарнее, чем когда-либо.
– Я с-согласна, – ответила я в замешательстве.
Позже выяснилось, что ее семья совсем недавно переехала в нашу деревню, хотя, вернее сказать, вернулась. Пять лет назад семья Эмили уехала в соседний город, однако родная деревня продолжала манить, ведь здесь были их друзья и родственники.
Также в тот день я узнала, что уже через неделю Эмили должна пойти в мою школу. Эта новость обрадовала меня еще больше, ведь у меня никогда не было настоящих друзей. Как только она появилась в нашей школе, завела кучу знакомств. Вокруг ее парты всегда собиралось много людей. Она – душа любой компании. Не то, что я. Мне требуется время, чтобы раскрыться.
У Эмили типичная для нашей деревни внешности: темно-карие, почти черные, глаза, темно-русые волосы до плеч и смуглая кожа. Смуглая кожа почти у всех людей в нашей деревне. Здесь все Простолюдины, кроме семьи Эмили и нескольких Рыцарей, охраняющих нашу деревню. Семья Эмили живет в лучших условиях, чем кто-либо другой из нашей деревни. У нее лучший дом, лучшая комната, лучшая еда. Но она не избалованна. Часто она делится едой с нами. Я благодарна ей за это и принимаю еду, хоть и понимаю, насколько жалко выгляжу при этом.
Родители Эмили – Высшие Паладины, а ее родной брат Вернон – Средний Паладин. В этом году он хочет попробовать себя в Турнире Эредеса. Удачи ему! Он в ней нуждается, ибо победить его смогу даже я, и это без вмешательства каких-либо еще сил.
В Турнире убить тебя никто не сможет из-за специальных браслетов. Любой выживет со стопроцентной вероятностью да еще и прославится в своих краях. Именно поэтому желающих много. В нашей деревне есть девушка, которая принимала участие в Турнире более пяти лет назад, но, вернувшись, она уже не была собой: трепетала от любого шороха, заперлась в своем доме и не выходила на улицу. Аманда живет в соседнем доме и иногда, по ночам, я слышу ее крики. Я даже думать не хочу, что так испортило ее психику или кто. С ней никто не общается, кроме моей матери. Мама приносит ей еду раз в день, хотя ее у нас и так мало. Она слишком добрая. Один раз и я к ней приходила, но, увидев меня, женщина начала кричать. С того момента я в том доме больше не появлялась.
И, наконец, Алан. Как и нам, ему тринадцать лет. Отец Алана продает лекарственные травы, поэтому он часто путешествует и берет с собой сына. Он с Эмили был знаком еще с пеленок, потому что их отцы дружили со школы. Однако когда мама Алана пропала пять лет назад, их общение прекратилось. Именно тогда семья Эмили и переехала в другой город. Они все же вернулись в родную деревню, однако маму Алана так и не нашли. В деревне принято считать, что она бросила свою семью и ушла из деревни. Но Алан уверен, что она не могла так поступить и с ней явно что-то случилось.
– Ну где же ее носит? – начала возмущаться Эмили.
Они с Аланом пришли раньше меня и уже сидели на мосту, ожидая моего прихода. Недалеко от них стояла корзина: Эмили снова принесла еды. Оба стояли спиной ко мне, поэтому я решила не упускать возможность и слегка напугать их. Инкогнито, я подошла сзади и положила им руки на плечи.
– Доброе утро, дамы. Я вам не помешала?
Плечи обоих дернулись от испуга, однако Алана беспокоило совсем другое.
– Вообще-то я не дама! – рявкнул он, чем заставил нас с Эмили смеяться.
В корзине было много еды. Вероятно, Эмили планировала растянуть ее на весь вечер. Девочка подняла корзину и достала оттуда апельсин и шоколад. Шоколад! Как-то раз я рассказывала Эмили, что хочу его попробовать. Но я и подумать не могла, что она принесет его. Даже для нее достать шоколад было проблематично.
Она протянула апельсин Алану, а шоколад – мне:
– Возьми. Съешь его дома с мамой.
– Эмили...– только и смогла я сказать в замешательстве.
– Все в порядке. Я ничего для этого не сделала. Мать Эмили помогла поймать вора в одном городе, и местные жители в благодарность дали ей вместе с наградой шоколад.
– Но почему ты отдаешь его мне? Ты ведь тоже его хочешь, я знаю.
– Дома есть еще.
Я всегда вижу, когда моя подруга что-то недоговаривает. И сейчас она это делает, но я не стала ничего говорить. Если я откажусь, она меня не простит. Как в тот раз, когда на день рождения она подарила мне кофе, а я его не приняла. Как результат, Эмили целую неделю меня игнорировала.
– О большем я и мечтать не могла, – искренне сказала я.
– Будешь должна, – подмигнула мне Эмили.
Мы все трое рассмеялись.
– Вы ведь понимаете, что нам влетит? – спросил Алан, – Мы снова прогуливаем уроки.
– Если что, я все свалю на Эбби, – с серьезным лицом сказала Эмили, но мы понимали, что она шутит. – Я скажу, что она притащила меня сюда против собственной воли.
– Только попробуй это сказать, и тогда я расскажу Алану твой маленький секрет! – пригрозила я и ехидно улыбнулась, довольная своим преимуществом.
– Нет! Хорошо, я не скажу этого. Скажу, что Алан нас обеих похитил для своих извращенных задумок!
– Что? – Алан покраснел от стыда. – Н...нет. Я бы никогда не...
Мы с Эмили засмеялись. Алан выглядел растерянным, наблюдая за тем, как мы смеемся. Когда я заметила в его глазах тревогу и грусть, я вопросительно посмотрела на него. Это заметила и Эмили:
– Алан, я же пошутила. Это была шутка. Ты же знаешь – над шуткой смеются.
– Нет, я не из-за этого,– ответил Алан. – Просто...мне нужно кое что вам сказать.
Мы с Эмили переглянулись и снова обратили взгляды на него. Он продолжал:
– На самом деле, мой отец снова уезжает продавать свои лекарства в другой город...
– Так это же прекрасно! – перебили мы его.
– Я уезжаю вместе с ним. Это может занять некоторое время...
– Сколько? – отрезала Эмили с таким лицом, которого я у нее прежде не видела.
– Отец говорит, что здесь опасно из-за случая в деревне Нэйза. Он сказал, что мы не вернемся, пока все не утихнет, – Алан опустил голову.
Я посмотрела на Эмили. Ее бледное лицо стало пепельно-серым, ресницы намокли, а глаза наполнились слезами. Ее кулаки были сжаты, а руки тряслись.
Я положила свою руку ей на плечо. Я хотела сказать ей: «Не волнуйся, я-то никуда не уйду!», но слова застряли в горле. Должно быть, мой взгляд уже выразил все за меня, потому что она вытерла рукой свои слезы и показала свою ангельскую улыбку.
Я видела, что ей больно, ведь она знала Алана дольше меня. Для нее Ал словно родной брат.
– Ты главное пиши, – наконец, заговорила подруга, – Не забывай нас, ладно?
– Да, – ответил Алан, вытирая свои слезы.
– А куда вы едете? – мои глаза тоже намокли, но я старалась держать себя в руках.
– Отец все еще не сказал.
– Но почему? – удивилась Эмили.
– Он ждет с нетерпением этой поездки. Сказал, что этот город просто невероятен и это должен быть сюрприз для меня.
Постепенно напряжение ушло. Мы разговаривали весь день, и даже не заметили, как стемнело.
– Кстати, Эбби,– обратился ко мне Алан.– Откуда у тебя этот браслет? Ты носишь его, сколько я тебя помню.
Эмили любопытно посмотрела на меня: ей тоже было интересно. Если подумать, они никогда не спрашивали меня об этом. Я покрутила браслет на левом запястье и с улыбкой сказала:
– Мама надела его, когда я была малышкой. Сказала, что это оберег от злых сил и приказала мне его не снимать. Еще сказала, что мой отец сделал его специально для меня.
– Красивый. Могу я взглянуть на него поближе?
– Да, хорошо, – я сняла браслет и протянула его Алану. Было непривычно, ведь, сколько себя помню, никогда его не снимала.
Алан рассмотрел его, затем надел на правое запястье.
– Ну как, мне идет? – Алан покрутил правой рукой у нас перед глазами.
– На Эбби он смотрится лучше, – хихикнула Эмили.
– Ах вот как! Ну и ладно, – Ал начал снимать браслет со своей руки, но случайно порвал его.
– Упс, – он посмотрел на меня с сожалеющим видом, – Эбз, п-прости меня.
– Н-ничего, – улыбнулась я, но на душе было неспокойно.
«Солнышко, никогда его не снимай, чтобы не случилось. Так папа всегда будет оберегать тебя».
«Значит, теперь он не со мной?» – подумала я.
Мои глаза наполнились слезами. Они начали стекать сначала по моей щеке, потом по шее. Алан еще раз извинился, когда увидел мои слезы. Он потянул ко мне свою руку, чтобы успокоить, но внезапно одернул ее. Вид у него был испуганным. Я вытерла слезы ладонями, затем посмотрела на них. Ладони были в чем-то красном. Эмили растерянно заговорила:
– Эбби, у тебя из глаз к-кровь...
То, с каким выражением лица она это сказала, напугало меня больше всего. Чувство, что она вот-вот рванет от меня прочь. Могу поклясться, что она попятилась слегка назад. Вмиг меня пронзила резкая боль в животе – и я упала на колени. Внезапно я услышала резкий, пронизывающий крик. Я хотела было закрыть уши, чтобы его не слышать, но поняла, что кричу именно я.
А в голове раздался голос, похожий на мой, но отдающий эхом: «Он тебя нашел». Это был тот же голос, что совсем недавно позвал меня по имени. Отэтого стало страшно. Мне, в общем-то, и сейчас было не по себе, ведь кровь лилась прямо из глаз, а еще эта сильная боль в животе, как будто в меня вонзили меч, размером со ствол дерева, да еще и покрутили его. Но эти слова заставили почувствовать себя еще хуже.
«Что со мной происходит?» .
А затем раздался еще один голос, более реальный – голос матери: «Эбби, беги отсюда как можно дальше! Ни в коем случае не возвращайся в деревню! И…я люблю тебя, детка».
Очнувшись, я посмотрела на своих друзей. Тогда Эмили спросила испуганным голосом:
– Что это за чертовщина только что была?
– Я бы сама хотела знать. Нужно поскорее возвращаться! У меня плохое предчувствие.
Я ослушалась маму и решила поступить по-своему. Друзья помогли мне подняться, и мы быстро побежали в деревню. Лишь по дороге я поняла, почему сегодня знакомый мне лес так пугал. Сон, что совсем недавно был глубоко спрятан, всплыл в воспоминаниях. Костлявая рука, обхватившая мое запястье, пугающий темный лес и улыбающаяся мне мама, , направлявшаяся в раскрывшуюся пасть земли.
В нашей деревне никто не любил перемены. «Не к добру они», – так всегда говорила моя мама, так всегда говорили жители деревни. И если бы я только знала, что произойдет дальше и как это изменит мою жизнь, послушалась бы маму и убежала прочь отсюда вместе со своими друзьями.


Глава 3. Чужак
Мы бежали по лесу молча. Алан и Эмили больше не задавали вопросов. Они тоже чувствовали, что вот-вот что-то случится, что-то плохое. Мы добежали до деревни, ничего необычного не заметили и каждый побежал к себе домой.
Еще за версту я увидела дым со стороны моего дома, устремленный в небо. И алое пламя. Нервный смешок невольно вырвался, после чего скорость моего бега увеличилась в разы. То, что горит именно мой дом, для меня было ясно наверняка.
Сильно болели ноги, и в груди дышать становилось все тяжелее. А ведь я всегда была лучшей в беге на длинные дистанции, да и ежедневные «прогулки» к Алой реке неслабо укрепили меня. Казалось, именно в этот момент каждая клеточка моего тела решила воспротивиться моей воле и сделать по-своему. Голова была забита мыслями о маме и возможных вариантах происходящего из-за пожара. Я бежала вперед, но, казалось, расстояние не уменьшалось. Наконец, огонь оказался так близко, что мне приходилось щуриться от его яркости.
– Мама! – начала я звать ее, подойдя к дому. – Мам, ответь, прошу!
В ответ – ничего. Только огонь потрескивал. Надеясь, что она успела выбежать из дома вовремя, я оббежала вокруг пылающего участка. Ее нигде не было. Оставалось только одно место, где я не посмотрела – в доме. Меня не заботила мысль, что огонь может меня задеть. Я думала лишь о том, что будет, если я этого не сделаю. Что будет, если мамы не станет.
Я вбежала в пылающий дом и замерла на пороге. Пламя было в основном на кухне, и там же лежала мама в луже собственной крови, а над ее телом стоял человек в черном плаще. Когда заметил меня, незнакомец начал идти в мою сторону. Мне страшно. Я хотела отойти назад, но ноги не слушались. Хотела спросить, что с мамой, но слова застряли в горле. Я ничего не могла сделать.
Он становился все ближе и ближе. Его голову прикрывал капюшон. Пламя из кухни перебралось на шкаф, который стоял рядом со мной. Благодаря свету, который шел от огня, я смогла увидеть больше. И мельком заметила небольшую татуировку скрещенных между собой рогов на правой кисти человека. Когда нас разделяло всего два шага, увидела, как его губы расплылись в улыбке, но капюшон все еще прикрывал большую часть лица. Наконец, он заговорил:
– Ты дочь Элизабет?
«Такой красивый бархатный голос», – забавно, что именно эта мысль пронеслась у меня в голове в такой момент.
– Полагаю, что да. Тебе ведь мама говорила не возвращаться в деревню, – он улыбнулся шире. – Какая непослушная!
Я посмотрела на свою маму – она все еще лежала. Ее глаза смотрели в мою сторону, но не подавали признаков жизни: такие стеклянные и холодные, как у куклы. Потом мой взгляд перешел на незнакомца. Как будто прочитав мои мысли, он сказал:
– Да, она мертва. И да, это моих рук дело.
Он улыбнулся. Это выглядело так, будто он говорил не об убийстве, а о каком-то небольшом проступке. Мои мысли прояснились. Я больше не боялась. Тело все еще тряслось, но уже не от страха, а от гнева. Я сжала руки в кулаки и посмотрела ему прямо в глаза, готовая атаковать в любой момент. Я хотела показать, что я больше не боюсь.
– Как интересно! – он начал подходить ближе. На миг я перестала дышать. Оказавшись всего в десятке сантиметров от меня, он прикоснулся своими тонкими пальцами к моему подбородку и продолжил: «Какие красивые у тебя глаза!» Он убрал свои пальцы и отошел от меня: «Я решил! Пока не буду тебя трогать. Мне интересно, какой ты станешь. Если захочешь отомстить – ищи меня на Арене Богов. А пока что прощай, юная леди».
Он прошел мимо в сторону выхода, не переставая громко смеяться. Когда до меня перестали доноситься его убывающие шаги, я снова смогла дышать. После его ухода, как по волшебству, пламя погасло.
«Я так слаба! Я ничего не могла сделать».
Теперь, когда он ушел, я больше не сдерживала слезы. Я вспомнила о маме и быстро рванула к ее телу. Оно было холодным. Это уже была не она, а лишь холодное бездыханное тело, лежащее в луже красной жидкости. Я звала ее в надежде, что это обман. Что сейчас она поднимется и скажет: «Это за то, что ты убежала, не предупредив меня!». А потом мы вместе будем есть мой любимый суп из листьев Драко.
Но нет! Она все еще лежала. Я заметила, что на ней та же одежда, как в моем недавнем сне: длинная, до пола, желтая юбка, которую уже впитала кровь, и черная вязаная кофта. Если бы я раньше вспомнила содержимое сна, то предупредила бы маму, и она была бы сейчас жива. Это моя вина!
Я провела своей ладонью сначала по ее щеке, потом по руке и вернулась к лицу. Провела по глазам: опустила ее веки. Я взяла ее руку и заметила, что в ней что-то лежит. Она держала свой любимый серебряный кулон в виде звездочки. Я забрала его и повесила себе на шею, потом легла маме на грудь, закрыла глаза и уснула.
Разбудил меня стук шагов, приближающихся к дому. Снова он! Я взяла нож, которым мама обычно готовила, заняла боевую позицию и стала ждать чужака. Его шаги были все ближе, а мое сердце стучало все чаще и громче. Наконец человек оказался в метре от меня. Я замахнулась на него с ножом, но он уклонился.
– Тише, тише! Тебе мама не говорила, что детям опасно играть с острыми предметами? Ими можно и убить.
– Ты надо мной смеешься? Зачем ты это сделал?
Я кричала. При этом мой голос так хрипел, что я его не узнавала. Я снова набросилась на него с оружием. И откуда во мне взялось столько смелости? Как будто это не я управляю своим телом, ведь совсем недавно оно дрожало от страха и еле стояло на ногах. На этот раз незнакомец не увернулся от удара. Он схватил мою руку так, что нож выпал из ладони.
– Не понимаю, о чем ты.
Теперь, когда я к нему приблизилась, смогла рассмотреть его лицо. Мужчине чуть меньше тридцати. Смуглая кожа, серые глаза, светло-русые волосы, длиной до плеч, и щетина. Нет, это не он убил маму. У того был другой цвет кожи, который даже в полумраке выделялся своей неестественной белизной.
– Я тебя раньше не видела. Кто ты и что здесь делаешь?
– Ну, в общем, это длинная история…
– Говори! – я подняла нож с пола и снова направила на него.
– Ладно, ладно, – поднял он руки вверх, – Только убери эту штуку! – я послушно убрала нож. – Прохожу я, значит, мимо этого дома, гляжу – горит! Дай, думаю, зайду, мало ли кто еще живой остался, так помогу, чем смогу!
– Опять ерунду говоришь! – я снова достала нож из-за спины и приставила к его горлу: – Для тебя все это шутки? Зачем ты здесь на самом деле?
– Ох, – снова начал он. – Я путешествую по миру, продаю разные безделушки. Вот и все. Как только я пришел в вашу деревню, увидел пожар. Вот и направился сюда, чтобы помочь, как я уже сказал прежде.
Я заметила, как парень перевел взгляд в другую сторону. Глаза мужчины округлились, нижняя челюсть начала дрожать. Проследив за его взором, я снова увидела свою маму. Сердце сдавило при виде ее.
Нет, я не буду сейчас плакать! Не перед ним!
Незнакомец перевел взгляд с мамы на кулон, который уже висел на моей шее. Его лицо на миг стало серьезным, а потом снова исказилось в кривой улыбке:
– Ты ее дочь?
– Верно!
– Малявка, ты видела, кто это сделал? – казалось, он еле сдерживал свою ярость.
– Он был в плаще. Но я видела татуировку со скрещенными рогами на руке.
– Вот как. Тебе есть, куда идти?
– Нет... – я печально опустила голову.
Я и не думала об этом. Все, о чем я могла думать, это о маме.
Куда теперь идти? Может, родители Эмили меня примут? Нет, я не могу просто так стать частью их семьи. Как при этом я буду себя чувствовать? Нахлебница, эгоистка...Что еще про меня будут говорить?
А отец Алана? Примет ли он меня в свою семью? У него и так остался только сын. Ему одному тяжело будет справиться с двумя детьми. Это уже слишком! Как я смею даже думать об этом? Но...что мне тогда делать? Куда мне...
– Хочешь пойти со мной? – спросил чужак.
Снова шутит? Но когда взглянула на него, не уловила и нотки сарказма. Он говорил совершенно серьезно.
Согласиться? Но ведь я его не знаю. Как могу пойти с человеком, которого первый раз вижу?
– Не нужно отвечать сейчас. Я буду еще несколько дней в вашей деревне продавать кое-какие безделушки на площади. Приходи, буду ждать!
На душе внезапно стало тепло и спокойно. Мне хотелось верить этому человеку, хотелось пойти с ним. Я улыбнулась, но затем поняла, что даже не знаю его имени!
– Как тебя... – мужчина в момент испарился, – Что? Уже ушел?
Я вышла из дома. Ночь уже начала отступать. Из темноты постепенно проступали очертания домов, деревьев. На улице светало. Солнце разгоралось все ярче, рассыпая сквозь темный лес свои ослепительно-яркие лучи. Деревня и лес ожили. Стали слышны голоса людей и пение птиц. Закукарекали петухи. Наступил новый день.
Сначала я похоронила маму возле дома (того, что от него осталось), а сверху положила шоколад, который нам так и не удалось разделить с ней. Некоторое время я околачивалась в лесу, потом вернулась в дом. Мысли немного прояснились, и я осмотрелась. От былого дома остались только обгоревшие стены.
И что мне теперь делать? И что там с Аланом и Эмили? Нужно их найти!
Дом Алана был ближе всех, поэтому я направилась сначала к нему. Я зашла во двор – никого не было. Заглянула в окна – тоже никого.
Куда они пропали? Что, если с ними тоже что-то случилось?
Внезапно я услышала чей-то кашель. Затем рядом послышался охрипший женский голос:
– Эбигейл?
Это была соседка Алана Агата – пожилая женщина с теплой улыбкой. У нее седые волосы, заплетенные в пучок, и яркие зеленые глаза. Уверена, в молодости она была неписаной красоткой, но от былой красоты остался лишь едва заметный след. Лицо высохло от времени, появились морщинки.
– О, Эбби! – она подошла и обняла меня. – Мне известно, что случилось с твоей матерью.
Как она узнала об этом так быстро?.
Перед знакомым лицом старушки я не смогла сдержать слез, и они вырвались наружу. Она долго успокаивала меня, гладила по спине. Когда слез не осталось, Агата спросила:
– Ты искала Алана?
– Да! Вы знаете, где они с отцом? С ними все в порядке?
– Знаю, – она взяла мою руку и продолжила: – Они уехали недавно, дорогая. Он передал тебе письмо: знал, что ты придешь, – женщина протянула конверт.
– Уехали, – я грустно сжала конверт в руке.
– Послушай, ягодка, все будет хорошо. Тебе лучше пойти с тем человеком. Ему ты можешь доверять.
– Тем человеком? – когда до меня дошло, о ком идет речь, я сильно удивилась: – Н-но, бабушка Агата, откуда вы знаете?..
– Я пойду, – Агата обняла меня напоследок. – Удачи тебе, моя ягодка. И помни: Боги не дают человеку испытаний больше, чем он может выдержать. Они не настолько жестоки. По крайней мере, не все.
Я долго смотрела на скрывающийся силуэт пожилой женщины и думала о том, что она мне сказала. Бабушка Агата – добрая старушка, которая приглядывала за мной сколько я себя помню. Она всегда казалась мне мудрой. Но кто же она на самом деле? Откуда ей так много известно? Если подумать, я ничего не знала о ее прошлом. Как долго она живет в этой деревне? Есть ли у нее родственники? Я никогда об этом не задумывалась, но сейчас, как никогда раньше, я хотела узнать все об этой женщине.
Я снова посмотрела на письмо. На белом конверте красивым почерком было написано мое имя. Я села на лавочку, раскрыла конверт и начала читать:
«Эбби, прости, что тебе приходится читать написанные мною строки вместо того, чтобы слышать мои слова. Обстоятельства так сложились, что мне пришлось уехать раньше запланированного, и это сообщение я пишу в спешке. Сейчас 04:12, отец собирает свои вещи. Мне тоже нужно собрать вещи, но я решил, что письмо важнее, ведь оно для тебя.
Я всегда знал, что выгляжу, как девчонка, да и веду себя не лучше. Вы с Эмили постоянно защищали меня, а я только и мог, что прятаться за вашими спинами и дрожать. Мне так стыдно за свою беспомощность! Стыдно, что я постоянно вижу твою спину, хотя хочу быть рядом. Знаешь, я всегда любил дорожил тобой так сильно, что от собственной беспомощности хотелось кричать.
Не знаю, когда судьба сведет нас снова, но сейчас я тебе клянусь: к следующей нашей встрече я стану намного сильнее. Я стану тем, кто будет рядом, а не позади. Я больше не буду обузой для вас с Эмили, больше не буду «девчонкой». При виде того, кто меня сильнее, мое тело не будет дрожать, а ноги подкашиваться. Тогда я буду рядом, а пока прости.
Я бы хотел оставить вам свой адрес, чтобы мы обменивались письмами, но пока не знаю, где мы будем жить. Отец не хочет говорить, потому что знает, что я любым случае оставлю эту информацию для вас, а это может быть опасно. Мне сложно это понять.
Как только я увидел твой дом в огне, собирался бежать на помощь, но отец остановил меня. Сказал, что я все равно ничего сделать не смогу, поэтому он пойдет сам. Когда он пришел туда, огонь уже погас, а какой-то мужчина сказал, что заберет тебя, так как твоя мама... Я воспротивился этому, но отец сказал, что этому мужчине можно доверять. Получается, мы оба отдаляемся друг от друга в неизвестном для нас направлении.
Помнишь, как мы всегда мечтали оказаться на Арене Богов? Давай встретимся там через пять лет, встретимся на Турнире Эредеса. Даже если ты не явишься, обещаю появляться там каждый год, пока мы не встретимся вновь!
Ну вот, отец зовет: пора в путь. Пока я с тобой прощаюсь.
Помни, что у тебя есть друг, который думает о тебе каждую минуту прожитых дней.
С любовью, Алан».
– Ал! – слезы продолжали литься.
Наконец я смогла взять себя в руки. Я сложила письмо пополам и положила в карман, затем встала с лавочки и направилась к дому Эмили.
Дом подруги значительно отличался от других. Он был сделан из красивого красного кирпича. Во дворе было много красивых цветов и деревьев. За домом располагался небольшой фонтан. Роскошь, которая непозволительна для других жителей деревни, здесь была чем-то обыденным. Так живет семья Эмили. Так живут настоящие Маги.
Как только черная калитка распахнулась, я увидела Эмили, которая сидела на крыльце. Она посмотрела на меня сначала с изумлением, потом заплакала. Она поднялась с крыльца и побежала ко мне, оглушительно крича:
– Мама, папа, Вернон, скорее сюда! Эбби пришла!
Она чуть не сбила меня с ног. Ее руки крепко обняли меня, а ее слез становились все больше. В какой-то момент вся семейка Нельсон оказалась возле меня. Они все навалились на меня так, что я даже не могла вздохнуть. Первой заговорила мама Эмили:
– Дорогая, ты как?
– Со мной все хорошо.
Они немного отстранились, и я снова начала глотать воздух. Они смотрели на меня с сочувствием. Некоторое время назад я бы заплакала, но слезы уже не лились. Как будто их не осталось. Первой нарушила тишину я:
– Я пришла проверить, все ли в порядке. Теперь я знаю, что все хорошо, и могу идти...
– Постой, Эбби! – только я начала разворачиваться, как меня окликнула мать Эмили. – Вот, возьми!
Женщина протянула мне корзину, наполненную едой. Только сейчас я поняла, как проголодалась. Я приняла корзину и сказала, уже направляясь к выходу:
– Спасибо вам большое за все, что вы для меня сделали. Я буду сильно скучать...
– Так останься с нами! – наконец заговорил отец Эмили.
– Я не могу.
– Куда ты пойдешь? – спросила Эмили.
– Я буду путешествовать с одним человеком, – я посмотрела на Эмили. Ее беспокойный взгляд говорил сам за себя. Я улыбнулась и сказала: – Не переживай! Ему можно доверять: он знал маму. Прощайте!
Вся семейка снова навалилась на меня. Я обняла каждого. С Эмили я обнималась дольше всех. Она прошептала мне на ухо:
– Прошу, не забывай меня.
– Не забуду! – я помахала всем на прощание и ушла.
Я направилась на площадь, где должен был ждать меня тот Чужак. Теперь меня ничто здесь не держало. По дороге перекусила едой, которую получила от семьи своей подруги.
Ах, как же мне будет не хватать ее и Алана!
Как только добралась до ярмарки, на площади уже было много людей. Было много шума, однако когда все заметили меня, воцарилась тишина. Все взгляды устремились в мою сторону. Что, опять? Я уже узнаю этот взгляд. Он говорит: «Бедная девочка». Поэтому я больше не могу оставаться в этой деревне. Этот взгляд будет преследовать меня до самой смерти.
Я стала осматривать площадь. Наконец увидела в толпе уже знакомое лицо. Найти его было несложно. Среди всех этих людей только один не смотрел на меня с сочувствием. Он улыбался, а его взгляд говорил: «Наконец-то! Я ждал тебя». Чужак сидел на колодце, а возле него лежали разные виды ножей.
Так вот, о каких “безделушках” он говорил!
Теперь, когда было светло, я смогла рассмотреть его одежду. Он был одет в черные штаны, заправленные в коричневые ботинки на шнуровке, темно-зеленую рубашку, а сверху черный плащ. Я направилась в его сторону. Десятки глаз следили за каждым моим движением.
– А я думал, ты не придешь! – заговорил он первый и улыбнулся.
– Врешь! Ты ждал меня.
Он поднял руки вверх:
–Ха-ха. Ты меня подловила. Конечно, ты должна была прийти!
Глядя на него, мне хотелось улыбаться впервые за этот день. Каким-то образом он «заразил» меня своей улыбкой.
– Ты со всеми попрощалась?
– Да.
– Помни, что сюда мы больше не вернемся.
– Я знаю.
– Тогда пошли.
Он сложил все ножи в большой черный рюкзак, и мы отправились в путь. Нас провожали все те же десятки глаз. Теперь в них отражалось любопытство. Кто этот человек, с которым я иду? Можно ли ему доверять? Но мне уже было все равно.
Я остановилась на выходе из деревни возле таблички с надписью «Добро пожаловать в Силвис, население – 107 человек» и увидела перечеркнутую цифру «7», а рядом – цифра «5». Должно быть, Алан вычеркнул себя и своего отца. Я провела мелом по цифре «5» и написала «3», вычеркивая таким образом себя и свою мать. Потом я в последний раз окинула деревню взглядом. Я кинула «Прощай» и скрылась в лесу вместе с незнакомцем. Кто знает, когда в следующий раз я вернусь в это место. И вернусь ли вообще.

– Итак, сколько тебе лет, дитя? – спросил Чужак спустя несколько часов нашего пути.
– Тринадцать.
– И как тебя зовут?
– Эбигейл Роуз.
– Хорошо, Эбигейл Роуз. Теперь слушай внимательно: забудь свою фамилию. Человеку, что убил твою мать, известно кто ты. С этого момента ты просто Эбигейл или Эбби. Поняла?
– Да.
– Тот человек сказал тебе что-нибудь?
– Сказал, что я его заинтересовала, и он будет ждать меня на Арене Богов.
– Будешь участвовать в Турнире Эредеса?
– Очевидно же, что да! – сказала я сквозь зубы, – Я сделаю все, чтобы найти того подонка.
– А что потом, когда найдешь?
– Убью!
Я почувствовала, как с глаз потекла жидкость. Снова кровь. Я посмотрела на Чужака. На его лице я увидела удивление, а затем оно стало предельно серьезным.
– Быть этого не может, – начал он бормотать про себя, – Но если это действительно так, то все объясняет. Но для чего им нужна его кровь?
– Эй? – растерянно позвала я, возвращая своего спутника в реалию.
Меня не на шутку испугала его реакция. Я слушала его бормотание, но не могла понять. Он говорил, как мне казалось, бессвязно, смысл был понятен лишь ему одному. Точно ли я сделала верный выбор, когда отправилась с ним?
– Послушай! – Чужак положил свои руки мне на плечи, – С этого дня тебе придется носить линзы.
– Но зачем?
– Взгляни, – он протянул мне зеркало.
Я посмотрела на свое отражение и не узнала себя. Мои зрачки стали вертикальными, как у кошки, а цвет глаз сменился с серого на красный. Я не на шутку испугалась и сорвалась на крик.
– Они красные! И странной формы! Почему они такие?
– Никто не должен этого видеть! Ты меня поняла? – четко сказал Чужак.
– Н-но почему они такие?
– Что-то в тебе есть, Эбби. Это «что-то» нужно было убийце твоей матери. И если твои глаза увидит кто-либо, кому известна правда, он, несомненно, придет за тобой. И тогда любой, кто хоть как-то связан с тобой, окажется под угрозой.
– То есть, – я нервно сглотнула, – тот человек приходил за мной?
– Видимо, так и есть.
– Значит, мама умерла из-за меня?
– Она хотела защитить тебя…
– Из-за меня, – нервно повторила я и упала на колени.
Чужак подошел ко мне, присел и начал говорить тихим ласковым голосом:
– Ты – необычная девочка. И должна понять: твоя мама погибла, пытаясь защитить тебя, – он погладил меня по голове, как когда-то делала это мама. – Она спасла тебя, Эбби.
– Но если я нужна была ему, почему он меня отпустил? – я начала вытирать слезы.
– Этого я не знаю. Но, чтобы ни случилось, теперь я буду рядом, – затем Чужак поднялся и протянул мне свою руку с улыбкой: – С этого дня я займусь твоей подготовкой к турниру – и больше никто не посмеет навредить тебе и твоим близким.
– Я стану достаточно сильной, чтобы победить в Турнире?
– О, Эбби! Ты станешь достаточно сильной, чтобы победить Бога!
Я улыбнулась. Мое сердце выстукивало безумный ритм, предвкушая нескорую встречу со своим новым врагом. И встречу с Аланом.
Пять лет. Он будет ждать меня на Арене Богов через пять лет. К этому моменту я должна стать сильной.
Когда подумала про Алана, в воспоминаниях проскользнули строчки из его письма: «…отец сказал, что этому мужчине можно доверять».
– Послушай, откуда тебя знает отец Алана?
– Кто-кто?
– Майкл Уэст, – услышав это имя, Чужак удивился. – Откуда ты его знаешь?
Затем лицо мужчины стало непривычно серьезным. Некоторое время он словно обдумывал, что ответить и говорить ли мне правду. Спустя минуту он, наконец, заговорил:
– Это сейчас немного сложно объяснить. Лишь скажу, что мы…я был хорошо знаком с его женой.
–С мамой Алана? Но откуда?
– Мы вместе учились.
– В деревенской школе?
– Эм, не совсем, – почесывая подбородок, ответил Чужак.
Я посмотрела на него с подозрением, но не стала допрашивать, решила вернуться к этой теме позже. Времени у нас много. Вдруг я вспомнила, что до сих пор не знаю его имени.
– Эй, а как тебя зовут?
– Пабло.
– Пабло, – повторила я его имя.
Мой новый друг Пабло.

Верхний Ордис, Божественный Дворец
Мальчик с золотистыми волосами шел по длинному коридору. Он думал о том, почему он здесь, рядом с этим человеком, ведь он убил его отца. Поначалу мальчик презирал этого жестокого Бога, желая расквитаться с ним. Но затем появилось что-то еще. Другое чувство, которое вытеснило всю ненависть и полностью заполнило его сердце.
Восхищение.
Чем больше мальчик с золотистыми волосами находился в компании этого человека, тем больше хотел быть похожим на него. Он хотел быть с ним, защищать его, служить ему. А еще они внешне были очень похожи, и это усугубляло ситуацию. Чувство схожести придавало ему веру в то, что он для Бога особенный. Не то, что другие!
И сейчас, когда он шел по тихому коридору, чувствовал одиночество. Он скучал по своему Богу. Вот уже прошел месяц, как он ушел кого-то искать. И что будет, когда кто-то еще появиться здесь? А вдруг Господин будет проводить с ним больше времени! А вдруг и вовсе забудет мальчика! Этот человек еще не появился, а он уже ненавидел его всем сердцем.
Внезапно мальчик услышал звук колоколов, который ознаменовал возвращение Господина.
– Вернулся!
Мальчик с золотистыми волосами развернулся и побежал ко входу в замок. Его губы расплылись в улыбке. Он больше ни о чем не думал, кроме как о скорой встрече со своим Богом. Завернув за угол, он врезался в служанку. Та уронила поднос с чаем и сама упала на пол.
– Господин Эрик?
– Прости, Анна, – крикнул ей мальчик, который уже поднялся и бежал в прежнем направлении со счастливой улыбкой.
Служанка улыбнулась. Она, как никто другой, знала, как сильно мальчик ждал его возвращения. Он постоянно спрашивал ее, есть ли какие-нибудь новости о Господине. Но она лишь отрицательно кивала. Ей всегда было больно смотреть, как мальчик огорчался и уходил прочь от нее. «Если бы я только могла что-то сделать для него», – думала она в такие моменты. Но теперь, когда Господин вернулся, она в ближайшее время не увидит его грустное лицо.
Мальчик с золотистыми волосами уже успел добежать до входа в замок, и теперь ждал, пока ворота замка распахнуться. И, наконец, они открылись. В ворота зашел человек в черном плаще. Не успел он снять свой капюшон, как мальчик набросился на него и обнял. Господин сначала удивился, но обнял в ответ.
Когда мальчик с золотистыми волосами отстранился от него, заметил, что его Господин пришел один.
– Господин, а где же тот человек, за которым вы отправились?
– Произошла ошибка. Оказывается, нужна была девочка. Но ничего, она придет ко мне сама.
Мальчик не понял, о чем говорил Господин, но это не было так важно для него. Главное, что девчонки не будет еще какое-то время, а значит и внимание Господина будет приковано только к нему одному.


Глава 4. Одиночество
Наступили сумерки. Солнце уже начало уходить за горизонт, но его лучи все еще осветляли небо. Еще пару дней назад в рюкзаке у Пабло из еды было мясо, овощи и фрукты, которые, очевидно, он купил в нашей деревне. Всех продуктов должно было хватить на несколько дней двоим, однако они закончились еще утром.
– ...здесь, – сказал он что-то, но я была так голодна, что думала лишь о еде.
– Что?
– Пока остановимся здесь, – кинул он рюкзак возле ближайшего дерева.
Пабло разместился на земле, а я присела на поваленный дуб. Он достал из рюкзака флягу с водой и поднес ее ко рту, однако в сосуде больше не было жидкости.
– Черт, – скривил губы мой спутник.
– Не ругайся при ребенке! – стрельнула я в него своим взглядом.
– О-хо-хо, ну вот, началось, ребенок ты мой, привыкай! Я не твоя мама, чтобы следить за тем, что говорю.
При упоминании мамы я резко поникла. Пабло понял, что сказал лишнее, потому откашлялся и сменил тему:
– Я схожу набрать воды. Здесь недалеко был ручей. Заодно насобираю хвороста для костра. А ты поищи каких-нибудь ягод.
Солнце уже окончательно скрылось, погрузив лес в темноту. Я шла по лесу одна в кромешной тьме. Мне кажется, я это уже видела во сне. Все та же неизвестность, все тот же мрак. Однако, в отличие от сна, не было грозы, которая хотя бы минимально помогала видеть.
- Чем вообще думал Пабло, отправляя меня одну? И что я могу найти в такой темноте?
Видимо, причина была в том, что, в отличие от обычных людей, Маги высоких рангов прекрасно видят в темноте. Вероятно, он забыл, что не все способны на такое.
– Дурак, – буркнула я.
Я была благодарна ему за то, что он спас меня. Он забрал меня из той, теперь чужой для меня деревни, пообещал сделать из меня сильного Мага. Только тогда я смогу отомстить за маму. Но как же сложно воспринимать его в качестве взрослого, когда он постоянно показывает эту глупую ухмылку и ведет себя как ребенок!
В порыве я ударила кулаком дерево. Из него высоко в небо поднялись птицы, в спешке покидающие свое пристанище.
-Что это? Я ведь несильно ударила, чтобы их так напугать.
Внезапно сверху раздался хруст. А затем земля содрогнулась. Нечто живое спрыгнуло с ветки и приземлилось недалеко от меня. Большие красные глаза, святящиеся в темноте, подсказывали, что существо опасно. Нужно бежать, но ноги перестали слушаться. Снова. Уже в который раз они отказывались подчиняться, оставляя меня на произвол судьбы. Когда существо подошло вплотную, едва видные очертания дали понять, что оно похоже на волка. Но то был точно не волк. Я видела волков. Они в два раза меньше этого зверя.
В какой-то момент монстр издал страшный громкий рык и прыгнул на меня. Я упала на землю и закрыла голову руками, искренне веря, что это хоть как-то защитит. Я закрыла глаза и начала звать маму. Но спасла меня вовсе не она.
Я услышала голос Пабло. Он позвал меня по имени, заставил открыть глаза. И тогда я увидела молнию. Она ударила прямо в существо. Оно вскрикнуло от боли, а затем упало. Прямо как во сне, молния спасла меня.
– Ты пришел, – улыбнулась я, затем потеряла сознание.
Первое, что я увидела, когда закрыла глаза, была улыбка мамы. Она развела руки в стороны, пробуждая во мне желание кинуться к ней и обнять. Однако сделав лишь шаг, я упала прямо в грязь: споткнулась о что-то твердое. Корень дерева? Нет. Нога человека. А упала я прямо в лужу крови. Это была мама. Лицо перекосилось от увиденного, а тело все покрылось холодным потом.
Я ведь бежала к ней. Как она здесь оказалась?
Я посмотрела на место, где ранее стояла мама. Теперь там стоял человек в черном плаще, широко улыбаясь и распахивая руки для объятий: «Ну, иди же ко мне!».
Я резко открыла глаза и поняла, что уже утро. Я лежу на земле. Воздух пропитан ароматом мяса. Живот мигом отреагировал на вкусный запах, что заставило меня покраснеть от стада.
– Очнулась, наконец?
Пабло сидел на все том же поваленном дереве и держал над огнем нанизанные на две палки куски мяса.
– Держи, – протянул он мне еду.
– Ты убил того монстра? – спросила я, но уже знала ответ.
– Кто же еще?
– Спасибо, – сказала я с набитым ртом, поглощая пищу.
В ответ он лишь улыбнулся. Когда я закончила есть, Пабло протянул мне флягу с водой. Я благодарно кивнула и сделала пару глотков.
– Возьми это, – он достал из рюкзака какие-то вещи.
– Что это? – я приняла дары и начала их разглядывать.
Одна из вещей представляла собой черный плащ с капюшоном: такой же, как у Пабло. А вторая – черный браслет. Он был похож на тот, что достался мне от отца, но в то же время сильно отличался от него. Этот казался крепче. Также на нем были странные узоры, напоминающие изображение молнии. Уверена, браслет обладает магией.
– В плаще ты будешь не так выделяться, а браслет скроет твое местоположение…и не только.
– У меня был такой же. Значит, родители знали, что меня ищут? Именно папа сделал его для меня когда-то.
– Знали, – Пабло посмотрел в противоположную сторону от меня.
Проследив за взглядом, ничего необычного я не заметила. Однако это не означало, что ничего не происходит. Я была пока что лишь Простолюдином, а Пабло несомненно обладал высоким рангом Мага.
– Нас преследуют? – предположила я.
– Лишь наблюдают, – он начал собирать вещи в рюкзак, – Идем! Там нас не найдут даже Боги.
– Где «там»?
Пабло проигнорировал мой вопрос. Он взял рюкзак, в который собрал запас еды на несколько дней, я надела плащ и браслет, и мы отправились в путь.
Спустя несколько суток мучительной дороги, представляющей собой сплошную возвышенность, мы оказались у ворот какой-то деревеньки. Надпись гласила, что деревня называется «Горбатая». Вероятно, из-за своего расположения на возвышенности. Пройдя сквозь ворота, мы направились к одному из ветхих зданий с вывеской «У Боба». Это определенно был трактир. По дороге к зданию мы ловили косые взгляды местных жителей. Я вопросительно посмотрела на Пабло. Он улыбнулся и ответил:
– Чужакам здесь не рады.
Оказавшись внутри трактира, мы сели за свободный деревянный стол. Несмотря на дневное время, внутри лишь тусклые лампы едва освещали пространство. Рядом с нами сидели пьяные мужики. Их громкий смех заставил меня напрячься. Я сидела к ним спиной, однако даже так чувствовала на себе их недовольные взгляды. Это заставляло меня ерзать на месте, мешало расслабиться.
Наконец нам принесли две порции еды и пиво для Пабло. Один из мужиков встал и подошел к нам. Все голоса в один момент смолкли. Мужик достал из сапога нож и вонзил его в наш стол, прямо между пальцев Пабло.
– Убирайся! – рявкнул тот.
Но Пабло продолжал пить свой напиток, никак не реагируя. Мужику это определенно не понравилось. Он вырвал нож и накинулся на Пабло, однако тот даже не вздрогнул. Все также отпивая пиво, одним движением он забрал нож и приставил его к горлу мужика.
– Не стоило этого делать, – почти шепотом сказал мой спутник.
Мужик словно окаменел, пытаясь понять, что только что произошло. То же было и с остальными присутствующими, и даже со мной. Однако местные быстро приступили к действию. Из-за соседних столиков начали вставать остальные мужики. Я посмотрела на Пабло, а тот лишь кинул мне:
– Ты кушай, а их оставь мне.
Я махнула головой и продолжила есть. Пабло вышел из трактира, а за ним пятеро упитанных мужиков. По сравнению с ними, Пабло казался хилым и слабым, но я знала, на что он способен, догадывалась. Как только дверь захлопнулась, до меня начали доноситься крики и звуки драки. И смех Пабло, которому определенно нравилась сложившаяся ситуация. Через несколько минут Пабло вернулся и снова присел за стол. Тогда я спросила:
– Зачем они это сделали?
– Ну, кое-что случилось, когда я был здесь в прошлый раз, – улыбнулся он.
В подробности я решила не вдаваться, уже изучив его натуру. Когда я доела, мы отправились к стойке регистрации и попросили на ночь два номера. Стены в номере были будто картонные, обои ободраны, а кровать скрипела. У меня дом тоже был не дворец, но это с ним даже не сравнится.
Утром мы снова отправились в путь. И тогда я решила спросить:
– Куда мы все-таки идем?
– Туда, где я буду тренировать тебя.
– И где это место находится?
– Остров Монтис.
– А долго еще идти?
– Осталось всего ничего, ночью мы уже будем там.
– А что мы…
– Ты задаешь слишком много вопросов! – рявкнул Пабло.
Я тихо посмеялась, но Пабло это заметил. Он посмотрел на меня, а я виновато опустила голову.
К вечеру мы добрались до портового города Кортум. Там мы взяли лодку и поплыли к острову. До Монтиса мы добирались около часа. Потом высадились и развели костер на пляже. Мы сидели, глядя на пламя, и незаметно для себя я уснула.
Когда проснулась, увидела, что Пабло сидит на том же месте. У него были темные круги под глазами. Кажется, он не смыкал глаз. Он заметил, что я проснулась, и протянул мне жареную рыбу на ветке. Я ела, а Пабло говорил:
– Это необитаемый остров. Здесь, кроме нас, людей больше нет. Но это вовсе не значит, что тут безопасно. На острове полно хищников. Многие из них третьего ранга.
– Третий ранг? Как у Магов?
– Как же мало ты знаешь об этом мире, – выдохнул Пабло, – Ранги есть не только у людей, но и у зверей и даже оружия. Как и у людей, всего пять рангов.
– Если здесь так опасно, зачем мы сюда пришли?
– В этом и причина. Здешние хищники – хорошая тренировка для тебя, – Пабло откусил кусок от рыбы, – Для начала, скажи, что ты знаешь о Магии?
– Я знаю, что есть всего четыре ранга Магов, каждый из которых делится на низший, средний и высший уровень.
– А как же пятый ранг?
– Его же нет!
– Почему ты в этом так уверена?
– Я ни разу не видела Фантомов!
– Эбби, если ты чего-то не видишь, не значит, что этого не существует. Ты хоть раз видела Бога Аурума или иного Бога лично?
– Нет.
– С чего тогда ты взяла, что Боги вообще существуют?
– Но ведь все это знают! Ведь...по телевизору Бога Аурума показывают каждое утро.
– С чего ты решила, что человек, которого показывают по телевизору – Бог? У тебя есть сверхсила определять ранги Магов?
– Н-нет…
– Лично ты его не видела. Ты веришь всему, что говорят другие? – перебил меня Пабло.
Прежде я никогда об этом не думала. Много раз мне повторяли о том, что человек на экране – великий Бог Аурум. Но какое тому подтверждение?
– Так, значит, человек, которого показывали по телевизору, не Бог Аурум? – изумленно спросила я.
– С чего ты взяла? Конечно, это Бог Аурум, – спокойно ответил Пабло и посмотрел на меня, как на дуру.
– Тогда к чему ты…Аргх! – я начала вскипать, окончательно запутавшись.
– Я лишь хотел показать, что не все то, во что ты всю жизнь верила, может оказаться правдой, а то, что всегда считала правдой, может стать ложью.
– Тогда...тогда во что мне верить?
Он приблизился ко мне, посмотрел в глаза и улыбнулся.
– Верь мне.
Я хотела ему верить. Это все, что теперь оставалось.
– Хорошо, – сказала я уверенно.
– Тогда слушай. Пятый ранг существует! Фантомы существуют! Люди больше не верят в них, но ты должна верить. Я думаю, твоя мать верила, и ты должна.
Я ничего не ответила, лишь молча уставилась на песок. Все это время я считала Фантомов воплощением чьих-то фантазий. Я всегда верила Богу Ауруму, его словам. Вот так просто перестать верить в одно и принять другое? Это сложно.
Сейчас я вспомнила слова Белль: «Но они были! Моя бабушка видела одного!». Действительно ли это так? Сейчас это уже не кажется невозможным. Мама верила в Фантомов, бабушка Белль верила, и я буду!
– Я поняла, Фантомы существуют.
– Умничка! – Пабло победно улыбнулся.
Эта его улыбка мне нравилась. Она была солнечная и такая заразительная. Лишь взглянув на нее, забываешь обо всех проблемах. Такая же улыбка была у Эмили. Я улыбнулась в ответ.
– Тогда продолжим, – сказал Пабло, – Ты должна знать, что магия есть везде: в деревьях, в животных, в людях. Но не все могут управлять ею. Также существуют различные виды магии. Это может быть воздух, которым мы дышим, или вода, которую мы пьем. Или же это могут быть молнии.
Пабло поднял ладони вверх. Из обеих вышли молнии. Они издавали тихий жужжащий звук и слегка потрескивали.
Так вот, что за молнии убили то животное! И, возможно, они же защитили меня во сне.
– Это прекрасно! – не выдержала я и воскликнула: – На это можно смотреть вечно.
– К сожалению, у нас нет столько времени, – выдохнул Пабло и убрал молнии. – Тип магии также зависит от индивидуальных способностей человека. Не любую магию может выдержать человеческое тело. Как я уже говорил, не все способны использовать магию. Но ты...Ты обладаешь невероятной силой, которую, очевидно, кто-то очень желает получить.
– Но что это за сила такая?
– Я пока не уверен, – хоть Пабло это и сказал, я знала, что он многое не договаривает. – Но теперь знаю точно: за ней приходил тот человек, что убил твою мать. Пробудить магию можно постепенно тренируясь, чем мы и займемся. Сначала будем тренировать твою физическую силу и скорость для того, чтобы тело стало сильнее. Я тебя оставлю на этом острове на два года. Тебе придется сражаться со зверями, чтобы выжить. Это и будет твоя тренировка.
– Что? – спросила я, при этом глаза мои наполнились слезами – Ты бросишь меня? Здесь? Одну?
– Эбби, – обратился ко мне Пабло спокойным голосом, – ты должна понять, что мы здесь не для того, чтобы играть. Ты должна научиться выживать в любых условиях. Сделаешь все как надо – станешь намного сильнее. Это для твоего же блага.
– А как же здешние монстры? А если на меня нападет существо третьего ранга, что тогда мне делать?
– Об этом можешь не волноваться, – Пабло засунул руку в свой рюкзак и достал оттуда зеленый браслет: – Этот браслет сделан из листьев Драко. Высокоуровневые существа очень не любят это растение, поэтому нападать на тебя смогут только монстры низших рангов.
Он протянул мне браслет. Я надела его на ту же руку, где был черный.

Я сидела на пляже и смотрела на синий океан. Он был таким бескрайним. Думала о том, что сказал Пабло. Мне придется жить здесь одной целых два года. Какими же долгими и одинокими они будут. Ко мне подошел Пабло и сел рядом.
– Я никогда не видела океан, потому что никогда не выходила за пределы деревни. Чувство, будто у него нет конца, не покидало меня. Как будто он вечный.
– Ничто в этом мире не вечно.
– Это не правда! – выкрикнула я, – Боги живут вечно. Фантомы живут вечно.
– Но их тоже можно убить.
– Каким образом?
– Нужно выполнить два условия. Во-первых, уничтожить их сердце. Оно у них расположено не там, где у обычных людей и слабых Магов. Они сами решают, где оно будет находиться. Второе условие – уничтожить вещь, в которую они заключили свою душу. Обычно, это что-то ценное для них самих. Они могут носить это с собой, а могут спрятать в каком-нибудь месте. Если выполнить лишь одно из условий, Мага такого ранга не убить.
– Вещь, в которую они заключили свою душу?
– Высокоранговые Маги живут вечно не просто так. Всему есть своя цена.
– Но откуда ты знаешь об этом? – я надеялась, что он, наконец, скажет, кто он такой.
Немного помолчав, Пабло встал, снял свой плащ и пошел к океану. Он взял в руки немного воды и выплеснул ее на меня. Я рассердилась и тоже побежала к океану, набрала в руки воды и направила на него. Так мы плескались, пока не стемнело. Я обнаружила, что полностью промокла, но это стоило того веселья, что я получила. Вымокла не только я. Пабло снял свою рубашку и выжал ее. Я хотела было отвернуться от него, но увидела на спине странный шрам, который походил на крылья. Тут я вспомнила мамины рассказы:
– Детка, знаешь, чем отличаются Боги от людей?
– Нет, мама. Расскажи!
– Почти все Боги имеют белые волосы, серые глаза и бледную кожу. Только у избранных Богов другая внешность.
– Ого!
– А ты знаешь, чем отличаются Фантомы?
– Мама, Фантомов не существует!
– У них только одна отличительная черта: отметина на спине, напоминающая крылья. Она похожа на шрам.
– Вау! Но Фантомов все равно не существует!
Отметина на спине в виде крыльев, которая выглядит как шрам. Точно такая же сейчас была перед моими глазами. И сразу все стало на места. Мама верила в Фантомов, потому что была знакома с одним из них. Пабло знал ее ранее. Он не просто так пришел в нашу деревню и в наш дом. Я не верила в это, потому что Пабло был моложе мамы на десяток лет, но теперь…Фантомы ведь бессмертны.
– Ты ведь... – голос мой дрожал, – Ты Фантом?
Пабло повернулся ко мне.
– Тебе пора спать, – сказал он ласково и улыбнулся.
Видимо, это означало «да». Я послушно зашагала к костру. Заснула я не сразу, обдумывая произошедшее сегодня. Вот так поворот! Я предполагала, что он силен, но чтобы Фантом...
С этими мыслями я и уснула.
Проснувшись, я ожидала увидеть Пабло. Я планировала, что сегодня мы серьезно поговорим. Что он расскажет мне о себе. Расскажет о своей силе и, наконец, расскажет, откуда он знал мою маму. Но Пабло нигде не было, как не было и его вещей. «Я тебя оставлю на этом острове на два года». Выходит, он не шутил. Я застряла здесь на целых два года. Одна. С этими монстрами.


Глава 5. Отбытие
– Попалась! – победно выкрикнула я, когда, наконец, удалось поймать рыбу.
На то, чтобы наловчиться ловить рыбу, ушли месяцы. В первые дни моего пребывания здесь я пыталась поймать ее голыми руками. Когда же поняла, что это для меня почти невозможно, нашла большую палку, заострила ее конец и начала охотится на рыбу. Получилось не сразу, однако уже через день моих стараний я смогла, наконец, наесться досыта впервые за несколько дней. Были на острове и фрукты с ягодами, однако лишь ими питаться я не могла.
С тех пор, как Пабло оставил меня на этом острове одну, прошло почти два года. Я могла точно сказать, что стала сильнее. Чтобы выжить, мне приходилось неоднократно сражаться, охотиться, убегать. В первые дни я много плакала, звала маму, Пабло и даже Алана с Эмили. Однако в какой-то момент поняла, что помощи ждать неоткуда, и, если я продолжу в таком духе, умру с голоду.
Надкусив поджаренную рыбу, до меня донеслось рычание из-за спины, а также медленно приближающиеся чьи-то шаги. Шаги те были невероятно тихими, однако мой слух стал здесь острее, поэтому, когда неизвестный был в нескольких метрах от меня, я уже была готова защищаться…или бежать. Однако ни того, ни другого делать не пришлось.
– Жизель, ты пришла! – воскликнула я и обняла зверя. Тот в ответ лизнул мою щеку.
Это была двухметровая рыжая лиса второго ранга, которая стала моим другом на этом острове. Два года назад она защитила меня от двухуровневого зверя, который собирался превратить меня в свою добычу. В той схватке Жизель вышла победителем, однако у нее была серьезно ранена правая лапа. Долгое время я ухаживала за моей спасительницей: кормила, накладывала на рану лечебные растения. Когда рана Жизель затянулась, она пропала на несколько дней, а когда вернулась, принесла в своей пасти низкоуровневое существо и положила его прямо перед моим убежищем – небольшим сооружением, что находилось под деревом Драко. Таким образом она отблагодарила меня за заботу о ней едой.
Когда мы обе наелись, я запрыгнула на Жизель, и мы направились в лес. Мне нравиться ездить верхом на ней. Так я чувствую себя в безопасности. Ее скорость и прыжки намного превосходят способности обычной лисы. Сидя на Жизель и перепрыгивая с дерева на дерево, я чувствовала себя невероятно. Как будто я уже достигла высокого ранка Мага и теперь способна преодолевать большие расстояния за считанные секунды. Сейчас, казалось, мы быстрее всех на этом свете, или, как минимум, на острове.
Когда-нибудь и я смогу достигать такой же скорости без помощи Жизель.
Я положила голову на спину своего друга, закрыла глаза и прислушалась к звукам леса. Он живой. Хоть людей здесь и нет, но полно других существ. Большинство из них имеют низкий ранг, однако все же есть и те, что имеют высокий. За эти два года я оказывалась на грани жизни и смерти бесчисленное количество раз, однако Жизель всегда приходила мне на помощь. Если бы не она, не уверена, что наслаждалась бы сейчас этой красотой и звуками.
Спустя некоторое время мы оказались на вершине горы – самой высокой точки этого острова. Именно с этого места открывался самый потрясающий вид, который способен заставить даже самого равнодушного к природе человека потерять дар речи от представшего перед ним вида.
Бескрайний океан, цвет которого заставляет сердце трепетать, яркий шар солнца, расположившийся на нежном голубом небе, пение птиц и лодка, стремительно направляющаяся…Стоп! Лодка?
Не веря собственным глазам, я выждала некоторое время, чтобы убедиться в своей догадке. Глаза мои меня не подвели – к острову с невероятной скоростью направлялась деревянная лодка. На лодке той стоял человек, который придавал своей магией ей невообразимую скорость.
– Жизель, возвращаемся!
Я быстро запрыгнула на лису, и мы отправились к ближайшему берегу, в сторону, куда направлялся незваный гость.
Оказавшись возле берега, мы спрятались за ближайшими кустами. Человек сделал первый шаг на песчаный берег. Только его ботинок коснулся суши, он посмотрел в мою сторону, быстро раскрыв мое местонахождение. Затем человек снял с головы капюшон черного плаща и ехидно улыбнулся.
Ну наконец-то, явился! Ежедневно я отмечала на камне каждый прожитый мною здесь день. Я выживала, как могла, а он в это время наверняка пил в трактире и путешествовал. Нет! Я его так просто не прощу! Он мне за все ответит!
– Жизель, фас!
Жизель послушно выбежала из-за кустов и накинулась на человека из-за спины, однако внезапно остановилась. Она понюхала гостя, после чего, словно уловив знакомый запах, упала у его ног и начала лизать его руку. Человек положил ладонь на ее голову и начал гладить, из-за чего лиса стала издавать мурлыкающие звуки.
– Да выходи уже! – улыбнулся Пабло, гладя мою Жизель.
Только сейчас я поняла, как же скучала по этой улыбке. Я вышла из-за кустов, подкралась к нему со спины и накинулась со сделанным вручную из куска дерева ножом. Но он ловко увернулся и поймал мою руку, из-за чего нож выскользнул из ладони. Прямо как в тот раз, когда мы впервые встретились.
– Тише! Тебе никто из взрослых не говорил, что опасно играть с острыми предметами детям? Ими можно ненароком и убить кого-то.
– Говорит один идиот, который бросил меня здесь на целых два года!
– Для твоего же блага! – поднял он палец.
– Ага, конечно! – огрызнулась я ему в ответ.
– Как успехи?
– Успехи в чем? – удивилась я.
– Приспособилась ли ты к этой среде?
– Уже и уходить не хочется, – ответила я с сарказмом.
– И не придется, – улыбнулся он.
– Что? – испугалась я. – Ты меня снова здесь оставишь? Я же...
– Да успокойся ты! Одну я тебя уже не оставлю. Мы здесь будем тренироваться вместе еще некоторое время.
Я с облегчением выдохнула. То, что мне здесь нравится – это факт, но одной оставаться точно не хотелось. Есть Жизель, но это другое. Иногда хочется с кем-нибудь поговорить, а Жизель ведь не ответит.
– Как ты вообще мог оставить меня здесь совершенно одну? Я могла умереть от голода или меня мог сожрал какой-нибудь зверь! – слезы покатились по щекам не в силах больше сдерживаться.
– Малявка, успокойся, – казалось, Пабло не ожидал такой реакции, поэтому растерянно протянул свою руку к моей голове и начал гладить. – С тобой ведь был Ангус.
– К-кто? – удивленно подняла я глаза на Пабло.
– Ну, ты его назвала Жизель. Хотя вообще-то это «он».
– Ты знаешь Жизель?
– Ангус, – недовольно поправил Пабло, – Я оставил его приглядывать за тобой. Не мог же я всерьез оставить тебя здесь совсем одну. Ты же слабачка, тебя даже первоуровневый зверь мог убить.
– Так вот почему Жизель спасла меня! – вспомнила я наше знакомство.
– Но все же ты превзошла мои ожидания. Я думал, что Ангус постоянно будет тебя спасать, а оказалось, ты и сама неплохо справлялась, – Пабло раздраженно сделал акцент на имени питомца.
Я посмотрела на Жизель. Поймав мой взгляд, она подошла ко мне и начала тыкать носом в мою руку. Новость о том, что Жизель защищала меня по желанию Пабло, имела двоякое воздействие. С одной стороны, я была счастлива, что ему не плевать на меня и он беспокоился за мою жизнь. С другой же, меня расстроил тот факт, что Жизель была со мной только по приказу своего истинного хозяина.
-Это не так важно! – начала я гладить лису. – В любом случае, она была на моей стороне.
– Но как ты узнал об этом? – вспомнила я его слова.
– Ангус мне рассказал. А теперь снимай браслет, – прервал мои мысли Пабло.
– Который?
– Оба.
– Что? – испуганно спросила я. – Но тогда меня найдут…
– Пока я с тобой, никто тебя так просто не найдет, – перебил он меня.
Он был так серьезен, что я не стала противиться его приказу. Я послушно сняла браслеты и протянула их Пабло.
– Что ж, теперь подойди ко мне, – я медленно начала двигаться к парню. – Да не бойся! Я лишь хочу узнать, какого ты сейчас ранга.
– Как ты это определишь?
– Сейчас узнаешь.
Я напряглась. Когда я подошла, он достал какой-то круглый прозрачный шар и протянул мне.
– Это специальный предмет, с помощью которого можно определить ранг и уровень силы. Такой же используют в академии для определения уровня. Теперь возьми его в свои ладони.
Я послушно взяла шар. Тот оказался холодным и невероятно тяжелым.
– Представь, что магия движется в твоем теле, подобно крови. Она стремительно течет в тебе, направляясь к шару. Сначала сконцентрируй эту силу в ладонях, затем резко высвободи в шар.
Я сделала все, как он сказал. Прозрачное стекло сменило свой цвет сначала на зеленый, потом плавно – на красный. В самой середине шара появились две звездочки.
– И что это значит?
Пабло продолжал пялиться на шар, выпучив глаза. Я невольно напряглась.
– Пабло, что это значит? – повторила я, выдавая дрожащим голосом свою настороженность.
– Это значит, что ты развиваешься с невероятной скоростью. Цвета показывают твой ранг Мага. Зеленый цвет означает первый ранг Мага, красный – второй ранг, желтый – третий, синий – четвертый, а фиолетовый – пятый ранг.
– А звездочки? – я с нетерпением ждала ответа.
– Звезды показывают уровень развития ранга. Одна звезда – низший уровень, две звезды – средний, три звезды – высший.
– Это значит, что я…
– Значит, что ты Средний Паладин! И в твоем-то возрасте! – воскликнул Пабло. – Ты смогла всего за два года развиться так сильно даже при том, что я тебя ничему еще не обучал! Видимо, ты уже использовала магию подсознательно! Я боялся, что мы не успеем, но ты превзошла все мои ожидания! Да за оставшиеся три года твой ранг будет равен Среднему Наследнику, а то и выше! О большем я и думать не смел! Ты невероятна! Я даже не...
Пабло еще долго тараторил, но я уже давно перестала его слушать. Таким возбужденным я его еще не видела. Невольно я улыбнулась. Наконец, он опомнился:
– Кхм, так на чем я остановился?
– Мой ранг… – напомнила я.
– Ах, да. Итак, начинаем.
Целый год Пабло учил меня слежке. Мы охотились за животными высоких рангов, от которых ранее я лишь уносила ноги, лишь увидев их. Он учил меня затаиваться, скрывая свою энергию. Я не понимала, для чего мне это нужно. Я хотела научиться магии, а не охотиться на животных.
– Так же, как и люди, животные чуют магию в тебе, особенно высокоуровневые. Поэтому очень важно вовремя затаиться. В противном случае он учует тебя прежде, чем ты нападешь.
Параллельно он обучал меня боевым искусствам, но желание начать поскорее использовать магию нарастало с каждым днем. Пабло рассказал, что в семьях Магов принято обучать детей сражаться еще смалу, ведь чем старше ты становишься, тем сложнее обучить. Однако в нашей деревне даже Эмили не обучали боевым искусствам, несмотря на то, что она росла в семье Магов.
Следующие два года к привычным тренировкам добавились, наконец, и уроки магии.
– Знаешь ли ты, что энергию можно перенаправлять в различные части тела, таким образом усиливая их? Посмотри!
Он ударил трехметровый камень кулаком. Ничего не произошло. Я непонимающе посмотрела на него.
-Так и должно быть?
– Это для сравнения. Теперь смотри, я направлю некоторую часть своей энергии в кулак.
Затем он снова ударил камень кулаком. На этот раз в месте, куда пришелся удар, образовались трещины, после чего камень и вовсе разлетелся на кусочки.
– Ничего себе! – я присвистнула. – Это как так получилось? Я ведь могу тоже такое проделать?
– Конечно! Это можно использовать также и для защиты. Делай, как сказал. Закрой глаза. Почувствуй, что магия находится в каждом участке твоего тела. Теперь направь ее часть в кулак. Чувствуешь?
Я сделала все, что сказал мне Пабло.
– Чувствую, – уверенно ответила я.
Я ударила дерево и...ничего не произошло.
– А-а-а-я-й! – воскликнула я, почувствовав боль в правом кулаке.
– Ну, я и не надеялся, что с первого раза получится.
Мне удалось освоить эту технику за полгода. В течение этого времени я училась направлять энергию в различные части тела. Сначала в кулаки, потом в другие части тела. Например, направив энергию в ноги, я могла двигаться с невероятной скоростью. Я все еще была в разы медленнее Жизель, но намного быстрее, чем обычный человек.
– Теперь самое сложное, – сказал мне Пабло на третьем году обучения. – Буду обучать тебя самой магии.
Я восторженно вскрикнула.
– У каждого человека магия индивидуальна. Она зависит от различных факторов: от самого человека, от того, в какой среде человек рос. Мой элемент – молнии. А все потому, что меня как-то в детстве ударила молния. С тобой что-нибудь такое случалось?
Я побледнела от такой новости.
– Так все дело в этом! В смысле, все твои странности, – указала я пальцем на голову.
Пабло ударил меня по голове:
– Следи за языком, малявка!
– А-а-й!
Следуя его словам, чтобы я смогла управлять, например, водой, я должна тонуть? Заметив мое выражение лица, Пабло улыбнулся и добавил:
– Это не обязательно несчастный случай.
Я еще больше побледнела. То есть я должна намеренно утопить себя!
– Нет, ты не так поняла! – продолжал Пабло. – В смысле, есть что-то, что хоть как-то повлияло на тебя? Не обязательно в физическом смысле.
– Я не знаю. Вроде бы нет, – грустно ответила я.
Однако внезапно в воспоминаниях всплыл огонь. Яркое обжигающее пламя, переходящее с одного предмета на другой и испепелившее весь мой дом. Вместе с воспоминаниями появилась и ярость, которую я чувствовала в тот день – день, когда я лишилась всего, чем дорожила. В этот момент в ладонях я почувствовала тепло. По реакции своего учителя я поняла, что магия проявила себя, видимо, недостаточно.
Пабло быстро понял, что мысленно я не здесь. Что вернулась в тот день, когда появилась цель моей жизни: найти и отомстить. Он решил, что злоба и ярость, которую я испытываю, являются самыми сильными чувствами в данный момент. Что, возможно, они не только омрачают мое сердце и мысли, но и придают мне силы. Пусть нечистые своим естеством, но зато невероятные по своей природе. И если подтолкнуть их в нужном направлении, они превратятся в мощный двигатель моей силы.
– Он лишил тебя всего, – начал раздирать мою рану Пабло. – У тебя нет больше дома, и нет больше родного человека в этом мире.
– Заткнись, – прошептала я.
Кулаки сжимались все сильнее, и слова Пабло задевали все больше. Насколько же я должна разозлиться, чтобы он остановился?
– Твоя мать умерла от его руки. Ты теперь одна. А он? Наслаждается своей жизнью, ведь это не у него отняли самое дорогое. Только лишив его жизни, ты успокоишься. Кровь за кровь.
– Заткнись! – выкрикнула я громче. – Заткнись! Заткнись! Заткнись!
– Прочувствуй эту боль, что он причинил тебе, пропусти ее через себя снова. А затем выплесни… – немного подумав, он указал на дерево недалеко от нас, – Выплесни в то дерево.
Ладони страшно горели, больше не в силах держать в себе обжигающее пламя. Я послушно направила их в сторону дуба и выплеснула всю магию в него. Основание дерева осталось на месте, однако вся верхушка слетела напрочь, оставив лишь неровные корни в земле.
– Молодец! – Пабло восхищенно подошел ближе, – Кажется, я понял, как с тобой нужно…
Что было дальше, я помнила смутно. Лишь отдельные обрывки воспоминаний помогали частично собрать все в одну картину. Первое, что я помнила, это голос. Сначала он звучал в голове, приказывал направить ладони на своего учителя. Я старалась противиться ему, однако в тот момент это было сложно сделать. Своими словами Пабло разбудил во мне злобу, которую я годами прятала внутри себя. Казалось, я преградила ей пути со всех сторон, однако он разрушил все стены, которые я так долго выстраивала внутри. По этой причине я сама хотела причинить ему боль, заставить таким образом заплатить. Кроме того, я догадывалась, насколько он был силен, потому решила, что один удар слабой девчонки, только постигающей путь Мага, ни за что не ранит Фантома – сильнейшего из всех существующих рангов Мага. И поэтому, когда я услышала приказывающий голос, мое сопротивление было минимальным.
– Девчонка, это ты? У тебя странный голос, – второй обрывок, который я смогла вспомнить.
Видимо, голос вырвался наружу, доказывая то, что он не воображаемый и слышу его не только я.
И, наконец, последний осколок воспоминаний – обожженная правая рука Пабло, которую он совсем скоро спрятал за спину, скрывая от моих глаз. Его слегка растерянное, но старательно скрывающее это лицо смотрело на меня.
– Пабло, – тихо выдохнула я.
До потери сознания, помимо его лица, я помню еще брошенную его сожалеющим голосом фразу:
– Мы найдем другой путь, чтобы раскрыть твой потенциал.
Когда я очнулась, солнце уже скрылось за океаном, уступив место не менее яркой луне. Я присела и осмотрелась по сторонам. Пабло спал недалеко от меня, правая рука была накрыта рубашкой. В воспоминаниях всплыли ожоги, покрывающие часть его кожи. Я посмотрела на свои ладони – причину этих страшных отметин. Чистые и целые. Разве так должны выглядеть руки, которые оставляют такие ужасные раны?
Я согнула ладони в кулаки. Ногти впились в кожу, оставляя глубокие красные следы. Так-то лучше.
-Огонь – вот моя стихия. Как и у того человека, – осознала, наконец, я.
Нет! Более всего я не хотела иметь именно этот элемент. Есть ли еще шанс сменить свою стихию? С этой мыслью я поднялась с земли и направилась к дереву, на котором тренировалась, когда не могла уснуть. Дерево то было на холме прямо над лесом, а далеко позади располагался океан. Находился он в километре от места, где мы ночевали.
Почему появился огонь? Все, что я сделала, вспомнила тот самый день, а точнее – его пламя. Если воспоминаний достаточно, я могу попробовать воспроизвести молнии Пабло, их я тоже видела.
Так я решила попробовать сотворить магию, как у Пабло. Молнии – это не только его способности. В моих снах тоже были молнии. Возможно, это что-то да значит.
Сначала я представила молнии, вспомнила их звук, вид и выплеснула в дерево. Некоторое время ничего не получалось, однако уже спустя несколько часов моих попыток раздался громкий взрыв, и дерево упало с холма. Я испуганно посмотрела назад: Пабло должен был проснуться от такого шума. И правда проснулся. И даже успел преодолеть большое расстояние до этого места. Он уже стоял позади меня со скрещенными руками на груди.
– Так вот оно что.
– У меня тоже молнии? – спросила восхищенно я. – Я могу больше не использовать тот страшный огонь, который ранил твою руку?
– О чем ты говоришь? – удивился Пабло и покрутил обеими руками перед собой. – У кого это рука ранена?
– Но я была уверена, что ранила…
– Тебе это приснилось, – усмехнулся парень. – Правда думаешь, что кто-то вроде тебя может ранить великого меня?
– Но я…видела, – начала я сомневаться в себе.
– И почему ты так противишься огню? – сменил Пабло тему.
– Потому что огонь был у того человека, – разозлилась я, услышав глупый, как мне казалось, вопрос.
– И что с того? Разве не приятнее будет победить Мага его же стихией?
– Я могу победить его и молниями, ты ведь сам видел. Я сменила стихию!
– Стихию нельзя сменить, – улыбнулся Пабло. – Можно использовать добавочные стихии, однако основной всегда будет одна. В твоем случае это огонь.
– Добавочные стихии?
– Дополнительный элемент, который ты можешь использовать помимо своего основного. Обычно Маги могут использовать одну-две стихии, особенно талантливые – три. Основная стихия всегда сильнее добавочной более, чем в пять раз. Однако твои молнии были слабее основного элемента лишь в три раза.
– Что это значит? – не понимала я.
– Я не совсем уверен. Смотри внимательно!
Пабло кинул камень далеко вперед над лесом и выплеснул в них молнии. Эти молнии были намного мощнее тех, что я видела ранее. Камень раскололся на тысячи мелких частей и растворился в воздухе. А также все, что находилось вокруг камня в радиусе километра, исчезло, образовав в лесу идеально ровную яму. Затем Пабло сказал:
– Попробуй повторить это.
Он снова кинул камень. В это время я повторила движения Пабло. Все те же молнии вылетели из моих рук, однако раскололся только камень.
– Почему не получилось? – растерялась я.
– Молнии – не твоя добавочная стихия. Если быть точнее, ты можешь копировать любые техники Магов. Это невероятная способность, но ты должна быть очень сильна, чтобы повторить самые сложные техники. Сейчас я выплеснул силу ранга Бог. Эта сила пока что тебе не по зубам, поэтому и повторить ты ее не смогла. Ты способна на техники только своего ранга, что вполне логично.
– И чем копирование отличается от добавочных элементов? – мысли сильно путались от большого количества информации.
– Как я уже сказал, количество добавочных элементов, используемых одним Магом, ограничено до трех. Ты же можешь копировать любое их количество. При этом их мощь будет слабее основной стихии максимум в три раза, в отличие от добавочной, которая слабее основной в пять раз.
– Вот оно что, – выдохнула я, с трудом переварив полученную информацию.
– Это редкая способность. Многие великие Маги обладали ею. Из ныне живущих такой же способностью обладает Аргентум – Бог Среднего Ордиса. Хотя кто знает, жив ли он еще, – увлеченно продолжал Пабло. – Сейчас сконцентрируйся на своей основной стихии – огне. Пусть копирование будет твоим козырем. Используй его только в экстренных случаях, так как оно отнимает слишком много твоих сил.
– Хорошо, – смирилась я.
«Видимо, от огня мне не сбежать. Что ж, если взглянуть с другой стороны, как и сказал Пабло, не так уж и плохо победить противника его же стихией», – ухмыльнулась я.
Так незаметно для меня закончился пятый год моего пребывания на острове. И вот до Турнира оставался всего месяц. Боль в животе усиливалась при мысли, что совсем скоро я предстану перед убийцей мамы. А также совсем скоро увижу своего друга Алана.
– Держи! – смущенно протянул Пабло мне серый потрепанный рюкзак.
– Что это?
– Я не так часто дарю подарки, так что бери! – Пабло кинул рюкзак прямо в меня.
Я открыла его и обнаружила внутри черные ткани и черные ботинки. Моя рука потянулась сначала к одной вещи, потом к другой. Это были облегающие черные штаны, черный топ и новый черный плащ. На удивление, не смотря на то, что топ и штаны были облегающими, они хорошо тянулись. Сковывать движения не будут, это точно.
-Сразу видно, что одежда дорогая, – восхищенно подумала я.
– Твоя старая одежда за все эти пять лет сильно износилась, да и ты из нее уже давно выросла. А эти дешевые тряпки, в которых ты сейчас, совсем не для Верхнего Ордиса, – я опустила глаза на свой наряд. – Я потратил некоторые свои сбережения на качественную одежду.
Помимо смущения на лице в глазах учителя гордо читалось: «Девочка стала совсем взрослой». У меня никогда не было отца, но почему-то в тот момент я почувствовала, что если бы он у меня был, смотрел бы точно так же.
– Но почему все черное? – удивилась я, – Да еще и майка живот не прикрывает! Что это вообще за одежда?
– Это последний писк моды в Эредесе! Так ты не будешь выделяться, – серьезно сказал Пабло.
– Так я только и буду выделяться!
– Нет, не будешь! В Верхнем Ордисе это типичная одежда для девушек.
– Какие-то там вульгарные девушки, – буркнула я себе под нос.
– Ты что-то сказала?
– Нет! – резко ответила я.
– Что ж, пора! – сказал наконец Пабло. – Я тебя буду сопровождать до города Берт. Оттуда ты на корабле отправишься до города Кешин. Потом на телепорте прибудешь в Верхний Ордис. Ну, вперед!
Я попрощалась с Жизель, затем мы сели в лодку и оправились в путь.


Глава 6. Эредес
К вечеру мы доплыли до одного города, вернули лодку владельцу и направились в другой – город Берт. Он находился лишь в нескольких часах пути, поэтому совсем скоро мы уже были на месте. Пабло сопровождал меня до самого корабля. Некоторое время мы просто молча стояли. Я наблюдала за другими пассажирами, прикидывая, сколько из них являются Магами и насколько они сильны. Результат позволил облегченно выдохнуть. Лишь один Маг, парень с дредами, мог доставить проблем. Я повернула голову к своему учителю и увидела, что он задумчиво смотрит вдаль – туда, где совсем скоро скроется мой корабль.
Внезапно раздался громкий сигнал, ознаменовавший скорое отбытие корабля. Пришло время, наконец, подниматься на борт, и Пабло протянул мне все тот же рюкзак, наполненный чем-то тяжелым, черный, уже хорошо знакомый мне браслет, а также два черных меча с красными рукоятками. Все это время мне приходилось тренироваться с помощью деревянного оружия, поэтому при виде настоящего мои глаза загорелись.
– Возьми! Браслет, как ты уже знаешь, будет немного сдерживать твою магию. Сейчас ты Высший Наследник, а потому будешь привлекать слишком много внимания. Он запечатает часть твоей силы.
Когда я надела браслет, он добавил:
– Старайся использовать только основной элемент. Ты меня поняла?
Я махнула головой в знак согласия.
– Хорошо! Теперь про мечи: береги их! Это необычное оружие. Такое не сможешь найти ни в одном магазине, даже в Верхнем Ордисе. Его сделал мой хороший друг, оно единственное в своем роде. В отличие от обычного, это имеет максимальный ранг Фантома. Всегда держи мечи при себе.
– Поняла!
– Тогда иди! Возможно, совсем скоро свидимся! – улыбнулся Пабло.
– Да! – улыбнулась я в ответ.
Я поднялась на борт корабля и помахала рукой своему учителю. Сложно было сказать, когда наступит следующая наша встреча. Либо я принесу ему голову Аурума, либо не увижу его вообще, так как умру в бою.
Лишь только силуэт Пабло скрылся с глаз, меня настигла тоска. За эти годы он стал для меня родным человеком. Казалось, теперь я стала беззащитна, несмотря на мою силу, едва ли найдется хотя бы один человек моего истинного ранга на этом корабле.
Дорога до города Кешин должна была занять целых три дня. Некоторое время я потратила на анализ того, что случилось за эти пять лет: я потеряла маму, встретила Пабло, рассталась со своими друзьями и покинула деревню, стала сильнее. Так много событий, однако все меркнет перед тем, что меня ждет.
- Кровь за кровь, – вспомнила я слова Пабло.
Спустя некоторое время я почувствовала голод. В надежде найти в рюкзаке немного еды, я нетерпеливо раскрыла его и выложила все наружу. Как я и предполагала, в рюкзаке были фрукты, а также фляга с водой. Хоть на корабле и кормили, еда была отвратительна. Я обрадовалась фруктам и съела несколько штук. К сожалению, на все три дня этого не хватит. Уже сегодня они закончатся, и снова придется есть ту дрянь.
Также в рюкзаке я обнаружила мешочек с деньгами (их было немало) и маленькую аптечку. Помимо вещей первой необходимости в рюкзаке были альбом с карандашом и мой старый кинжал, который я с самого детства носила всегда при себе. При виде дорогих моему сердцу вещей я улыбнулась. О ценности кинжала для меня было не сложно догадаться, однако то, что более всего остального я люблю рисовать, узнать было не так просто.
– Спасибо, – прошептала я, как будто Пабло мог меня услышать.
Как только я открыла альбом, из него вывалился лист бумаги. Южный ветер уже подхватил его, чтобы унести от меня прочь, однако мне удалось его вернуть. Лист тот оказался моей фотографией с моим учителем. На фотографии я спала с тупым выражением лица, вовсю пуская слюни, а Пабло широко улыбался, расположив свои два пальца у моей головы, изображая рожки. Второй рукой он держал фотоаппарат.
– И когда только успел? – буркнула я, но все равно улыбнулась.
И где вообще достал фотоаппарат? В Среднем Ордисе его не так просто найти.
Я собралась было выкинуть эту дурацкую фотографию, но совсем скоро передумала и спрятала назад в альбом. Затем открыла чистый лист и принялась рисовать чаек, что кружили высоко в небе. Совсем скоро от рисования меня отвлекло неприятное чувство, пробежавшее по затылку. Чувство это означало, что за мной наблюдают. Прикованный ко мне взгляд незнакомца заставил отвлечься от рисования. Он не казался враждебным, однако уровень Мага не позволял расслабиться.
-Мы похожи, – подумала я в этот момент. – Он не так прост. Возможно, тоже скрывает свои силы.
В какой-то момент мой слух уловил медленно приближающиеся шаги, определенно принадлежащие тому же человеку. Незнакомец подошел с левой стороны и так резко наклонился, что я почувствовала на себе его дыхание. Правая рука уже нащупала кинжал. Готовая в любой момент обороняться, я повернула голову в его сторону, однако он лишь радостно присвистнул.
– Красиво рисуешь!
Его слова позволили мне облегченно выдохнуть и опустить рукоятку кинжала. Парень был слегка экзотической внешности: смуглая кожа, карие глаза и каштановые дреды средней длины. Таких смуглых людей не было даже в нашей деревне.
– Спасибо, – улыбнулась я в ответ.
– Тебя как зовут? Я Шон.
– Эбби.
Доброжелательный юноша протянул руку в знак приветствия, я ответила тем же. Шон был одет в легкую желтую рубашку и штаны цвета хаки. Приятные цвета, не мрачные в отличие от моих! И уж точно не оголяющие нежелательные части тела!
– Ты откуда? – спросил Шон и сел рядом, скрестив ноги.
– С Востока.
– А конкретнее?
– Ты не знаешь этой деревни, – я его не знаю, не могу выкладывать всю информацию. Он может быть заодно с теми, кто ищет меня.
Мне показалось, что Шон все понял, поэтому не стал настаивать. Моя интуиция подсказывала, что парень был очень умен.
– А я с Юга, с острова Шайнти. Бывала там?
– Нет.
– Тогда обязательно побывай! Там растут фрукты, которые ты ни разу не видела. Я уверен в этом! Они в-о-о-т таких размеров! – Шон развел руки максимально широко в стороны.
– Буду иметь в виду! – рассмеялась я.
– Куда ты направляешься?
– В город Кешин.
– Будешь участвовать в Турнире Эредеса?
– Как ты понял? – оторвалась я от рисования и с подозрением посмотрела на него.
– Ха-ха. Расслабься! Я почувствовал, что ты…необычная, и просто предположил.
– Чем же я отличаюсь?
– Глазами, – он с улыбкой посмотрел в мои глаза, а я напряглась. – Они наполнены решимостью. У тебя явно есть цель, ради которой ты готова на все.
На какой-то момент я испугалась, но потом вспомнила, что в линзах. и Шон не сможет увидеть мои красные глаза, даже если они проявятся.
– Глазами значит.
– Глаза – зеркало души. – сказал как-то один известный человек. Я неплохо разбираюсь в людях, Эбби. Тебя я заприметил сразу же, как увидел, – немного помолчал и добавил: – Я тоже еду на Турнир. Могу я составить тебе компанию?
– Ну...давай! – сказала я, немного подумав. Уж лучше вместе путешествовать, чем одной. Да и Шон меня тоже заинтересовал. Он был веселый и энергичный, напоминал Пабло, поэтому мне было с ним уютно. Кроме того, парень точно не так прост. То, что он имел блестящий ум, казалось для меня чем-то очевидным. Это читалось в его взгляде. Казалось, он анализирует, даже когда просто любуется пейзажами. «На какой точно высоте летают чайки?», «Как зовут капитана корабля?», «Через сколько километров уже будет видна суша?» – я была почти уверена, что получу точные ответы на любой из этих вопросов, если решу задать.
Разговоры с Шоном так увлекли, что несколько дней пути прошли незаметно. Как только я узнала его поближе, поняла, что сильно ошиблась и он совсем не похож на Пабло. Скорее на Эмили. Я вспомнила о своей подруге, и стало тепло на душе. Интересно, что с ней сейчас? Что с Аланом? Ждет ли он меня на Турнире, как и обещал?
Вечером третьего дня нашего пути мы наконец прибыли в Кешин. Только ступив на сушу, я почувствовала энергию, не свойственную ничему во всем Среднем Ордисе. Казалось, город не принадлежал этому миру, Середине. Будто маленький кусочек Верхнего Ордиса переместили сюда, на земли Простолюдинов. Вероятно, было это из-за того, что в городе находился телепорт – единственный путь, позволяющий обычным Магам попасть наверх, к Небожителям.
Как я и предполагала, не только энергия отличала этот город от других городов. Темное вечернее небо не помешало разглядеть, как сильно Кешин выделялся своей красотой и современностью среди бесконечной посредственности Среднего Ордиса. Красивые здания, необычная природа, а также большое количество Магов, прибывших в город, вероятно, с той же целью, что и мы – Турнир Эредеса.
Только когда прибыла на территорию города, я поняла, что Пабло мне ничего не сказал о том, куда идти дальше. Мне было известно, что попасть в Верхний Ордис можно только с помощью телепорта, однако как до него добраться, я не знала.
– Тебе известно, где находится телепорт? – спросила я в надежде, что Шону известно больше.
– Конечно! – я выдохнула, получив желаемый ответ. – Здесь недалеко находится Связной центр этого города. Там мы сможем и получить разрешение на телепорт и воспользоваться им.
– Тогда идем!
Сначала мы двигались в одном направлении. Несколько раз мы миновали одно и то же место, после чего развернулись и направились в другом направлении. Когда мне на глаза уже в четвертый раз попался коричневый пудель, хозяин которого дремал недалеко на скамейке, я поняла, что мы заблудились. Я сказала об этом Шону, но тот резко поднял палец вверх, сказал «вспомнил» и с невероятной скоростью направился куда-то.
– Эм, Шон, ты уверен, что это тот самый Связной центр? – недоверчиво спросила я, когда мы остановились напротив одного из зданий.
Ну не может Связным центром быть ярко-красное здание с вывеской «Райский Рай» и вульгарными девицами у входа.
– Хм, странно. Память меня редко подводит. Я был уверен, что мы идем в правильном направлении.
– Эй, малыш! Не хочешь поразвлечься? – промурлыкала одна из девиц у входа, одетая в короткое черное платье, обращаясь к Шону.
– Да…т-то есть нет! Конечно, нет!
– Ну как хочешь! – подмигнула вторая девица в красном платье с глубоким декольте и вырезом на левой ноге.
В это время мимо проходила молодая пара. Я решила, наконец, взять все в свои руки и подошла к ним, чтобы узнать о местоположении Связного центра.
– Да вот же он, – указал парень на здание, которое располагалось через дом от «Райского Рая».
– С-спасибо, – я покраснела от стыда. Как я могла не заметить большую вывеску?
Мы подошли к небольшому зданию бежевого цвета с вывеской «Связной центр». Несмотря на размеры помещения, территория участка была просто огромной. На серой двери здания висела табличка «Закрыто».
– Как я и думала. Пока мы искали Связной центр, он уже закрылся.
– Хм, странно, – сказал Шон, задумчиво почесывая подбородок.
-И что же здесь странного, умник? Мы три часа потратили на поиски этого здания, хотя ты сказал, что знаешь, где оно!
– Нужно где-то переночевать, а утром прийти сюда снова, – безнадежно заявила я.
– Знаю я подходящее место, – сказал Шон, при этом ехидно улыбнувшись.
– Правда, знаешь? – недоверчиво спросила я.
– О да!
И в этот раз я решила довериться моему новому другу, мысленно молясь Богам, чтобы это не оказалось очередной ошибкой. Пока мы шли, я решила разузнать больше. Неизвестно, что произойдет в Верхнем Ордисе. Я должна быть готова ко всему, даже к побегу.
– Телепорт в этом городе – единственный путь в Верхний Ордис и обратно? – спросила я, когда Связной центр был уже позади.
– Нет, конечно! – удивился Шон. – Какое бы здесь столпотворение было тогда! Всего три телепорта в трех городах – Вестабул, Кешин и Никстен. О Вестабуле ты должна была слышать, там находится единственная в Среднем Ордисе Академия Магии. Кешин славится тем, что здесь можно найти что угодно. Особенно место прослыло своим Грязным рынком, а также ежегодными подпольными аукционами, которые проходят здесь. – Шон задумался. – Здесь, правда, можно приобрести все: редкие артефакты, человеческие органы, людей. По этой причине Небожители здесь тоже частые гости, так как даже Небесный рынок не сравнится с Грязным рынком. А город Никстен известен тем, что там живет…жил, пока не пропал, Бог Среднего Ордиса Аргентум. Там постоянно идет снег. Красивый город.
– Значит, есть всего три пути, – заключила я.
– Ну, не совсем, – голос Шона опустился до шепота. – Вообще-то во многих городах, в частности в трех перечисленных, есть Проводники – люди, которые за кругленькую сумму переместят в любую точку Ордиса. Их услугами зачастую пользуются люди в розыске. Они проводят Магов по специальным «коридорам». Именно Магов, не Простолюдин, так как человека без магии попросту расплющит невероятным давлением, лишь только он ступит на территорию «коридора». Да и для Магов есть свои риски. Из того, что я слышал, в «коридорах» водятся твари, которые нападают на путников, перемещающихся между мирами. Также, если Маг отстанет от Проводника, застрянет в «коридоре» навечно.
– Так «коридор» – это…
– Пространство между мирами. По слухам, Проводники могут отправить и в миры вне Ордиса. На самом деле я мало знаю о том, как они это делают. Говорят, все Проводники – выходцы одного древнего рода, члены которого способны на магию перемещения в пространстве.
Я открыла рот от удивления. О таком не рассказывал даже Пабло. Уверена, эта информация ему известна, однако он не счел нужным поделиться ею. Как много я еще не знаю?
– Пришли! – воскликнул Шон, радуясь тому, что на этот раз смог вспомнить правильную дорогу.
Путь занял совсем немного времени. Уже через полчаса мы стояли у входа в таверну «Хромая лошадь». Оттуда выходили (некоторые выползали) пьяные мужики и распевали песни. Мы зашли в таверну и уселись за один из свободных столов. С виду здание ничем не выделялось: старые двери, еле державшиеся на завесах, скрипящий пол и одно разбитое окно. Таверна была переполнена народом: за столами сидели пьяные Маги, спорящие о чем-то, а на их коленях – не менее пьяные дамы. Шум. Играла музыка. Некоторые посетители пели и плясали. К нам подошла девушка с короткой стрижкой. Белая прядьволос спереди сильно выделялась на фоне черных волос.
– Решили, что будете? – спросила девушка, но внезапно замолчала, заметив моего спутника. – Шон?
– О, дорогая Симона! Сколько лет… – Шон не успел договорить. Девушка ударила его в челюсть – шон упал со стула. – З-за что?
– Как будто сам не знаешь! – рявкнула Симона, потирая кулак.
– Ну, опозорил я тебя перед твоими друзьями. Но не бить же меня за это!
– Такого не было!
– Да? Ах, это была Сабрина. Прости, ошибся, – улыбнулся Шон и почесал затылок.
– Гррр… – Симона разозлилась не на шутку.
Она отошла немного назад и замахнулась на Шона с ноги. Как только нога коснулась его левой щеки, мой друг улетел далеко в сторону. И если бы не стены таверны, которые несомненно были наполнены магией (обычная стена не выдержала бы такого столкновения), Шон летел бы еще некоторое время.
-Думаю, она Низший Наследник, – прикинула я.
Внезапно все посетители, и даже те, что плясали, застыли на месте. Испуганно посмотрели сначала в сторону Шона, затем на Симону.
– Ну вот опять, – выдохнула Симона, затем сказала мне: – Лучше отойди.
Я даже не догадывалась, что должно было произойти, но решила не рисковать. Когда я отошла к лестнице, один из мужиков взял в руки табуретку и выкрикнул:
– Драка!
Затем мужик ударил табуреткой по голове близстоящего мужика. Тот и без того еле стоял на ногах, поэтому с одного удара упал на пол. Его, по-видимому, жена встала с табуретки и ударила обидчика мужа кулаком в челюсть. Жена другого мужа также отомстила, потянув женщину за волосы. В результате все посетители были вовлечены в бессмысленную драку.
– Этим пьянчугам только дай повод подраться! – разозлилась Симона. – А мне потом убирай!
Каждый участник данной битвы был, по крайней мере, Магом первого ранга, поэтому люди, в прямом смысле этого слова, летали. Я наблюдала за всем происходящим со стороны. Симона заметила мое любопытство и пояснила:
– В этом городе больше Магов, чем Простолюдин, потому что здесь находится телепорт. Многие, потерпев неудачу в Турнире Эредеса, не хотят возвращаться на родину, поэтому остаются здесь.
Когда я увернулась от направляющегося в мою сторону тела, обладателя которого довели до потери сознания, Симона протянула мне ключ:
– Комната номер четыре. Поднимайся наверх и располагайся. В девять утра будет готов завтрак, – сказав это, Симона размяла шею, руки и направилась в сторону драки.
– А ну, выметайся отсюда, кусок дерьма! – ударила она самого буйного посетителя.
Тот вылетел из трактира через двери. Затем ударила еще нескольких, выкинув их на улицу тем же путем. Еще одного буйного она выкинула через разбитое окно. И, кажется, это был Шон. Видимо, только двери и окна не были защищены магией.
- Так вот, почему окно было разбито, – подумала я, направляясь на этаж выше. Я открыла комнату и рухнула на кровать. Некоторое время было шумно, но потом все утихло.
На следующий день мы позавтракали и направились к телепорту. Шон еле ковылял, так как был весь побит во вчерашней драке. Пока мы добрались до Связного центра, стали свидетелями трех сражений Магов. Одно имело летальный исход. За весь путь на глаза попались лишь три Простолюдина и множество Магов, четверо из которых были Высшими Наследниками.
Как только мы предстали перед Связным центром, тут же разинули рты от увиденной картины. Огромная очередь, которая выходила далеко за пределы здания, заставляла злиться.
– И как женский рот может произносить такие грязные слова? – усмехнулся Шон, отреагировав на мое высказывание.
– Сколько же мы здесь простоим? – удивилась я. – Час, два?
– Если не больше.
Мы заняли место в конце очереди. Ожидание отняло у нас три часа. Наконец парень, стоящий перед нами, подошел к женщине, которая сидела за стеклянной перегородкой, и протянул ей несколько монет в специальное окошко – плата за пользование телепортом. Далее он ответил на несколько ее вопросов. Казалось, спрашивал не человек, а робот. Голос был монотонным, без лишних пауз, без лишних слов.
Когда очередь дошла до Шона, тот протянул несколько монет, затем женщина спросила, не отводя взгляда от листа бумаги:
– Цель визита?
– Турнир Эредеса, – женщина записала на листик.
– Имя?
– Шон Брюне.
– Ранг?
– Средний Паладин.
– Возраст?
– Девятнадцать лет.
– Распишитесь, – женщина протянула листок бумаги и ручку через окошко Шону. Он расписался, тогда женщина поставила красную печать на бумаге и отдала лист Шону. Затем она добавила тем же равнодушным голосом:
– Этот лист – ваш пропуск в Верхний Ордис. Не потеряйте.
– Большое спасибо! – воскликнул мой друг. Проходя мимо меня, он прошептал: – Буду ждать снаружи.
В ответ я махнула головой.
– Следующий.
Я подошла, а женщина продолжила, все так же, не отводя глаз от листа бумаги:
– Цель визита?
– Турнир Эредеса.
– Имя?
– Эбби.
Женщина подняла глаза и недовольно посмотрела на меня:
– Имя и фамилия.
– Просто Эбби.
Она выдохнула и продолжила:
– Ранг?
– Средний Паладин.
– Возраст?
– Восемнадцать лет.
– Распишитесь.
Я послушно расписалась, затем женщина поставила все ту же красную печать, и я направилась к выходу. Снаружи ждал Шон.
– Куда дальше?
– Туда, – указал Шон на телепорт, находившийся за Связным центром.
Мы обошли здание и остановились перед огромным голубым кристаллом, который напоминал форму ромба. Он возвышался над белой плитой, на которой было написано что-то какими-то незнакомыми мне символами. Вокруг кристалла стояло четыре столба. Возле двух из них с нашей стороны находились два охранника, которые потребовали у нас пропуска. Мы протянули листки бумаги и заняли еще одну очередь. Стояли мы недолго. Уже через пять минут пришел черед Шона.
– Ну, увидимся на той стороне! – сказал Шон с улыбкой и дотронулся до кристалла ладонью. Совсем скоро его тело растворилось в воздухе.
Я встала перед кристаллом и решительно дотронулась до него, приказывая себе успокоиться. Вдруг перед глазами все поплыло, и внезапно я оказалась в лесу. Почему я здесь?
Место, что я видела перед собой, я думала, что не увижу еще долгое время. Под ногами находился деревянный мост, который пересекал Алую реку. Сюда я приходила вместе со своими друзьями, когда жила в своей деревне. А вот и они!
Спиной ко мне стояли два человека – Эмили и Алан. Словно маленький ребенок, я рванула с места в их сторону. Хоть двигалось мое тело, казалось, разумом овладела тринадцатилетняя версия меня.
– Ребята! – крикнула я.
Тела моих друзей синхронно повернулись, я вскрикнула. У них не было лиц. Но я четко слышала их голоса. Те одновременно повторяли:
– Это ты убила ее! Это из-за тебя она умерла! Это ты убила ее! Это из-за тебя она умерла!
Они повторяли это без остановки, медленно направляясь в мою сторону.
– О чем вы? – спросила испуганно я. – Ее убил тот человек! Не я!
Тогда они оба слились в одну фигуру, и предо мной появился человек, выглядевший точно так же, как моя мать. Она медленно начала направляться в мою сторону:
– Детка, я так скучаю! Здесь так темно и сыро, здесь нет живых, только мертвые, – она обхватила себя руками. – Я не хочу быть одна!
Она протянула мне руку. По моим щекам уже стекали слезы. Мама!
– Я так скучаю по тебе, – не выдержала я и начала двигаться навстречу. – Мне столько нужно тебе рассказать.
– Солнышко, иди ко мне! Пошли со мной, и мы будем вместе. Для этого ты должна убить себя.
Я резко остановилась и вытерла слезы.
– Убить?
– Именно!
– Нет! Ты не моя мама! Она бы такого не сказала!
– Эбби!
– Ты не она!
Тогда я достала из-за спины два меча, которые вручил мне Пабло, и рассекла ими тело женщины, словно выгравировав в воздухе своим орудием букву «Х». Ее лицо исказилось от боли. Тело начало таять, а потом и вовсе исчезло.
Перед глазами все поплыло. Внезапно лес куда-то исчез, и я увидела величественное старое здание под открытым небом, а точнее – его внутреннюю часть, ведь я находилась в его центре. Я всунула мечи в ножны и осмотрелась. В здании было много входов, а также трибун, которые располагались вокруг большой арены. И гадать не нужно – на этой арене совсем скоро участники схлестнут свои мечи, а с трибун за ними будут наблюдать тысячи любопытных глаз. Арене Богов.
Вокруг было много людей, появляющихся из ниоткуда. Они все удивленно ахали и перешептывались. Никто не понимал, что происходит. Большинство участников были серьезно ранены. Видимо, то, с чем я столкнулась совсем недавно, было ничем иным, как частью Турнира. Каждый через это прошел.
Почему я оказалась именно здесь? Посмотрев под ноги, я получила ответ. Вся арена были исписана символами, которые совсем недавно я видела под кристаллом телепорта. По плану, отправляясь из Связного центра одной части Ордиса, ты оказываешься в Связном центре другой его части. Однако данные символы, видимо, перенаправляли путь участников Турнира, заставляя оказаться именно здесь.
– Смотрите! – крикнул кто-то в толпе – и все взгляды устремились вверх на небольшой выступ, который находился прямо между трибунами.
Сначала на сцене появилась одна фигура, а за ней – еще две. Один из Магов имел золотистые волосы. Сам он было одет в белоснежный костюм с золотистыми пуговицами, сверху был наброшен белый плащ. Однако верхняя пуговица сверкала на солнце сильнее остальных. Двое других имели белые волосы и точно такой же наряд, однако пуговицы были серебряными. Все трое выделялись среди присутствующих своим мертвенно-бледным оттенком кожи, что говорило об их истинной сути – Боги. Внезапно в Маге с золотистыми волосами я узнала человека, которого каждое утро видела по телевизору. Образ Бога успел стереться из памяти за годы пребывания на острове.
– Приветствую всех, дорогие мои! – с улыбкой заговорил Бог Аурум, – Добро пожаловать на Турнир Эредеса! Я, Аурум Коэльский, поздравлю вас всех с тем, что вы прошли одно из испытаний «Преодоление своих страхов».
Голос, который я слышала ранее каждое утро, сильно отличался от того, что доносился до моих ушей сейчас. Помехи, которые создавал телевизор, искажали его до неузнаваемости. Однако впервые услышав его вживую, я поймала себя на мысли, что ранее уже слышала его. Нет, не в телевизоре, все так же лично. Красивый, мелодичный. В нем больше возбужденности, при этом меньше публичной наигранности.
В толпе послышались радостные возгласы и посвистывания. Однако странное чувство тревоги не оставляло меня. Внезапно я почувствовала на своем плече небольшую тяжесть. Я обернулась и увидела Шона. Его рука расположилась на моем плече. Вдобавок к старым ушибам на лице появилась небольшая ссадина: видимо, из-за испытания. Мы улыбнулись друг другу и продолжили слушать.
– Теперь вы стали ближе к победе. Сейчас мы находимся на Арене Богов. Именно здесь будет проходить Турнир Эредеса, именно здесь решится ваша судьба. Мы дадим каждому специальный браслет, на котором будут указаны ваше имя и состояние здоровья. Также наши медики будут готовы в любой момент прийти к вам на помощь, а специальные технологии не позволят вам умереть. Будьте спокойны за свои жизни на арене! Спешу вас обрадовать, что победитель будет не один. Наградой будет денежный приз и право жить в Верхнем Ордисе, а также исполнение любого вашего желания. Я желаю вам всем удачи! Наслаждайтесь Турниром, несмотря на исход!
Присутствующие воодушевились, услышав новость о денежном призе. Я осмотрела трех Богов с ног до головы. Небожители заметно отличаются от нас. Потом мой взгляд пробежал по Богу Ауруму и остановился на его правой руке: на кисти я увидела небольшую татуировку – скрещенные между собой рога. Это изображение я не забуду никогда. Его я видела в ту ночь на убийце матери. Тревога, которая появилась как только я услышала его голос, не оставляла меня. Это изображение рогов. Все сошлось. Он тот, кто убил мою мать – Бог Аурум. Тот самый Бог Аурум – правитель Верхнего Ордиса и самый сильных из трех Богов всего Ордиса.
– Н-но как? Зачем ему все это? – мой голос дрожал.
– Что? Ты что-то сказала? – повернулся Шон.
Я не могла сдерживать свои эмоции. Человек, убивший мою мать, стоял передо мной, а я ничего не могла сделать. Мои ярость и гнев больше не были мне подвластны. Те же эмоции, что я испытывала тогда, вырывались наружу. Я почувствовала жгучую боль в глазах. Можно было догадаться – обычные линзы и браслет не могли постоянно сдерживать эту силу. И если браслет кое-как защищал, то линзы, оболочка которых постепенно растворялась, в конечном итоге выявили яркий красный оттенок моих глаз.
Как я и предполагала, это не скрылось от глаз Бога. Лишь только его взгляд, блуждающий по толпе, остановился на мне, как внезапно на него нахлынул, казалось, целый поток эмоций. Сначала удивление, которое продлилось считанные секунды. Далее оно сменилось на безумие. Оно читалось в его глазах и невероятно широкой улыбке, его тело тряслось. Сначала он прикрыл губы ладонью, пытаясь сдержать смех. Постепенно его лицо вернулось к подобию прежнего, однако вместо наигранности сочилось еле сдерживаемое возбуждение. Двое других Богов вопросительно взглянули друг на друга. Происходящее не ускользнуло и от Шона.
– Эбби, – услышала я шепот, – как думаешь, почему он…
Ногти впились в ладони, вызывая нарастающую боль от формирующихся ран. Дышать становилось все труднее.
-Плевать на людей, просто убей, – раздался в голове уже знакомый мне голос.

– Значит слышишь голоса в голове, – повторил Пабло, когда я рассказала ему об этом впервые.
Он держал над костром мясо убитого мною третьеуровневого зверя, а я сидела и с нетерпением ждала ужин, пуская слюни на еще сырой кусок. Это был мой первый высокоуровневый зверь, на поимку которого я потратила целые сутки. Сутки без какой-либо еды.
Голос Пабло не возымел ни единой нотки удивления. Наоборот, казалось, он услышал что-то давно ему известное. Сначала я не придала этому значения. Пабло был умен несмотря на то, что вел себя как ребенок. Однако вытянуть из него какую-либо информацию было крайне сложно. Он рассказывал многое, но еще больше утаивал.
И лишь потом до меня дошло. В день, когда я потеряла контроль над собой и каким-то образом ранила Пабло, в момент, который не смог целиком сохраниться в моей памяти, я услышала вопрос, который не смогла забыть: «Девчонка, это ты? У тебя странный голос». Он слышал. То, что казалось плодом моего воображения, проявилось, доказало, что реально, пробудило еще больше вопросов у меня, но, вероятно, подарило ответы моему учителю.
– Лишь один, – я перевела взгляд на луну в надежде, что, перестав таращиться на еду, мой голод хоть немного утихнет, – Первый раз, когда его услышала, был незадолго до того, как умерла мама. После этого он появлялся, кажется, лишь раз.
Долгое молчание и серьезный задумчивый взгляд Пабло устранили прежние сомнения – он точно что-то знает.
– Что это за голос, Пабло? – перевела я взгляд на учителя. Я надеялась, что хотя бы в этот раз он скажет мне правду. Но этого не случилось...снова.
– Ты должна бороться с ним, – лишь ответил он.
– С голосом? Что это за голос? Как мне с ним бороться? Он как-то связан с тем, почему меня ищет тот человек?
– Ешь и ложись спать, – протянул он мне приготовленный ужин, а сам поднялся с земли и скрылся в лесу. Тогда был последний раз, когда мы поднимали эту тему.

Как и было велено, я боролась. Боролась с сильным желанием напасть на него, забыв о последствиях. Что выйдет из того, что незнакомый миру Маг нападет на самого известного Бога? Скольких участников заденет эта битва? И кто в итоге победит?
На последний вопрос я знала ответ. Мой уровень недостаточно высок для такой битвы. Тем более, мне ничего не известно о его способностях. Огонь – это все, что я знала. Но кто знает, на что еще он способен? Звание «самого сильного Мага» (за исключением Фантомов) дают не за красивые глаза.
Постепенно разум снова овладевал телом, однако глаза безумного Бога продолжали смотреть в мои. Казалось, все, что происходило у меня в голове, не скрылось от него. Аурум резким движением расправил руки в стороны и возбужденно заговорил, не отводя своих глаз с меня.
– Ну же, покажите, на что способны в этом Турнире! А я буду здесь, буду наблюдать, буду ждать!
– Как-то он ведет себя по-другому, – тревожно прошептал Шон.
– Перестал играть, – ответила я.
– Так ты все-таки помнишь обо мне! – воскликнул мой друг. – А я то уж подумал, ты забыла о моем существовании, учитывая, как много моих вопросов ты проигнорировала!
И я рассмеялась. Из-за своей злобы я даже не заметила, как после каждого проигнорированного мною вопроса Шон выходил из себя все больше.
– Боги, Шон, прости! Я слишком сильно погрузилась в свои мысли.
– Ладно уж! – отмахнулся друг. – Кстати, – Шон приблизился, заглядывая в мои глаза, – цвет твоих глаз изменился. До этого был зеленый, а теперь они серые.
– О, ну…такое иногда случается.
Я расслабилась, узнав, что глаза имеют не красный оттенок. Нужно будет купить новые линзы!
Шон продолжал таращиться с подозрением, однако это закончилось, когда к нам подошла группа Магов. Все были одеты в серую униформу, каждый в обеих руках нес кучу браслетов.
– Сейчас вы получите браслеты. Подходите по одному!
И хотя Магов в униформах было с десяток, участников было намного больше, поэтому к каждому змейкой выстроились огромные очереди.
Спустя некоторое время, как только каждый из участников получил свой браслет, к нашей группе подошел парень с темными взъерошенными волосами. На его правой руке был красный браслет, который сильно выделялся на фоне белого одеяния. Высший Наследник.
– Меня зовут Гарри, – раздался слегка надменный голос, – Я проведу небольшую экскурсию и кратко расскажу, о том, что вы обязаны знать. Для начала, внимательно посмотрите на браслеты. Сверху вы увидите свое имя. Ниже находится шкала вашего здоровья. Если она зеленая, то вы в хорошем состоянии. Желтая – здоровье ухудшается. Красная – все совсем плохо. Первый этап турнира будет проходить в виде дуэли одни на один. Бои будут у каждого в разные дни, начиная со следующей недели. Противники будут определены случайным образом. Подробнее вы узнаете на месте. Теперь следуйте за мной!
Пока мы шли за Гарри, осматривались вокруг. Только теперь я отчетливо видела разницу между нашими мирами. Здания выглядели совершенно иначе, нежели в Середине. Огромные стеклянные небоскребы, вершина которых скрывалась за облаками, находились с каждой стороны. На некоторых зданиях находились большие яркие экраны. На одном я увидела женщину, справа от которой показали Арену Богов и толпу людей – участников Турнира. Похоже, женщина сообщала жителям Верхнего Ордиса о начале очередного Турнира Эредеса. На другом экране была красивая девушка с голубыми волосами. Она открыла бутылку какого-то напитка и с невероятным наслаждением отпила из нее, после чего ее улыбка стала чрезмерно широкой. Затем появилась надпись: «Шелли – почувствуй истинный вкус небес».
Внезапно с левой сторону от себя я услышала странный звук, который слегка напугал меня. Рядом на большой скорости промчался железный объект на колесах. Лишь сейчас я увидела, что таких объектов очень много.
– Это машины? – уточнила я у Шона, уверенная, что он знает ответ.
– Наверно, – присвистнул он, – я тоже впервые их вижу.
Из объяснений Гарри мы поняли, что находимся на острове Эредесе – самом большом острове во всем Верхнем Ордисе. Население Эредеса – двадцать миллионов человек. Все жители Верхнего Ордиса, в особенности Эредеса, очень влиятельные и богатые люди. Здесь живут Боги, некоторые Высшие Наследники, известные артисты и писатели и многие другие выдающиеся личности. Также здесь временно проживают участники Турнира.
– И правда, – сказала я Шону, осматривая местных, – Столько беловолосых Богов! И все такие молодые и красивые!
– Ты знаешь, почему Боги бессмертны? – взглянул на меня друг. – Почему все они молоды? Почему волосы и глаза у большинства из них белы, как снег? – я мотнула головой, говоря «нет». – Тебе никто точно не даст ответа, ибо все они поклялись молчать. Но однажды один Маг проболтался, за что позже расплатился своей жизнью и жизнями своих родных. Он познал истину. В миг, когда преодолел ранг Высшего Наследника, перед ним раскрылись золотые врата. И там он увидел Бога, настоящего Бога. Оттого глаза и побелели, что увидели высшее существо. Волосы же не выдержали его сияния, потому также окрасились в белый. А живут они так долго, потому что Бог посчитал их достойными. Тех же, кого он не принял, он оставляет на уровне Высшего Наследника, а воспоминания о встрече с ним стирает.
Однако некоторые Маги, столкнувшись с высшим созданием, остались неуязвимы, отчего цвет глаз их и волос не изменился. Именно среди таких Богов и выбирают Богов Ордиса. Таких мало, но они есть.
Большинство Богов молоды же потому, что старики попросту не способны перенести такую встречу. У молодых Магов больше шансов, но были случаи, когда даже молодые внезапно погибали, а старики, наоборот, выживали.
Также я слышал о том, что Фантомы встречаются с самим Дьяволом. И Фантомами могут стать далеко не все. Лишь те, кто не испугался высшего создания, то есть чьи волосы и глаза не побелели.
Значит, возможно, Пабло видел дьявола?
– Так есть шанс, что, когда достигну ранга Бога, мои волосы и глаза не побелеют? – с надеждой спросила я.
– Из того, что сейчас сказал, тебя только это волнует? – усмехнулся Шон.
– Да. Круто! – воскликнула я, – Белые волосы мне не пойдут.
Наконец мы остановились у высокого красивого здания, в котором я насчитала всего тридцать этажей – ничтожное количество по сравнению с окружающими зданиями. Гарри сказал, что здесь мы будем проживать, пока не закончится Турнир, и что все называют это здание Фермой. Когда мы спросили о причине такого странного названия, он изменился в лице, посмотрел на нас и заносчиво заявил:
– А где еще жить стаду, как не на ферме?
Любопытные глаза наполнились гневом. Вся толпа готова была разорвать Гарри на куски из-за этих слов. Трое мужиков, которым было под тридцать, напали на Гарри одновременно. Молниеносно Наследник вынул из ножен два полукруглых клинка и отрубил всем троим головы.
Что это за оружие? Никогда такого не видела!
Тогда Шон словно услышал мои мысли.
– Это хопеши, – прошептал он.
– Не волнуйтесь, они не мертвы! – сказал парень из толпы. – Нам ведь сказали, что здесь нельзя умереть...
– Что за бред ты несешь? Нельзя умереть лишь на территории Арены, а мы сейчас за ее пределами, – перебил его другой человек. Мужчина казался намного умнее и опытнее большинства присутствующих. После его слов толпу накрыли волнения и страх. Все начали нервничать, а мужчина продолжил:
– Но я слышал, что даже на Арене, если вас ранит человек уровня Наследника и выше…
–Ты достаточно сказал! – лезвие оружия Гарри в мгновение оказалось у горла мужчины, «нарисовав» на коже небольшую красную линию, из которой небольшими каплями начала стекать красная жидкость.
– Д-да, – по лицу человека струились ручейки пота, а ноги тряслись.
– Кто-нибудь еще? – равнодушно спросил Гарри несмотря на то, что только что отрубил головы троих Магов. Похоже, для него это нечто обыденное.
Толпа тряслась в страхе, не решаясь даже шевельнуться или ответить что-либо наглому Магу. Рядом с собой я услышала, как Шон громко сглотнул. Гарри положил свое оружие в ножны и улыбнулся:
– Тогда продолжим.
– А что делать с телами? – прозвучал дрожащий женский голос из толпы.
– Женщина, просто забудь о них! – ответил ей кто-то в толпе.
Гарри молча направился в здание, а участники медленно последовали за ним, нервно оглядываясь на тела мужчин.
В здании слева от входа за столиком сидела девушка с белыми волосами и серебряными глазами. Бог.
– Добро пожаловать в отель «Небеса», который противные Наследники прославили как «Ферма №3»! – дружелюбная улыбка девушки на долю секунды сменилась на грозный оскал в сторону Гарри на последнем слове. – Меня зовут Мия. Вашу группу направили в мой отель. Иногда от скуки я здесь работаю, поэтому, если что-нибудь понадобиться, можете смело обращаться ко мне или другому работнику отеля за помощью. Справа на экране время от времени будет появляться турнирная таблица, – девушка указала в сторону, и только сейчас я заметила большой экран. – В ней будут указаны имена бойцов, а также даты и время боев. Также на экране будут транслироваться ваши сражения в прямом эфире, – девушка достала из-за стойки кучу белых карточек с номерами комнат. – Теперь подходите ко мне по одному за ключ-картами от ваших номеров.
– Мне пора уходить, – тихо сказал Гарри, после чего скрылся из виду.
Все облегченно выдохнули. Уход Мага породил целую волну возмущений.
– Ох, этот негодяй! В следующий раз он живым не уйдет! – начал один, а остальные подхватили.
– Это уж точно!
– Наглое небесное отродье!
Внезапный взрыв смеха девушки-Бога заставил всех замолчать и обратить все взоры к ней.
– Ох, как же вы правы! Самый настоящий кусок дерьма! – громкий смех сменился на несдерживаемый гнев. – Да если бы не Бог Аурум, я бы уже давно проломила ему череп! – девушка ударила, казалось, лишь слегка по столу, но тот исчез где-то внизу вместе с частью пола, на котором стоял. – Вырвала бы его глаза и съела на завтрак. И Эрика тоже!
Присутствующие боялись попасть под горячую руку Бога, поэтому в спешке начали расходиться по своим номерам.
Мы с Шоном среагировали раньше всех, поэтому в лифте были лишь мы вдвоем. Как и Шон, лифт я видела впервые, поэтому мы не сразу сообразили, что нужно делать. Кажется, такое случается со всеми, так как на стене лифта возле кнопок мы обнаружили инструкцию. На моей ключ-карте была выгравирована цифра «1024», на ключе Шона – цифра «1349». Мы прочитали краткую инструкцию и выбрали нужные этажи, после чего лифт резко двинулся вверх. Одна из стен лифта оказалась стеклянной, поэтому совсем скоро перед нами предстал изумительный вид. Многочисленные красивые здания, машины и…поезда (кажется, они так называются), а также странные летающие объекты, которые совсем скоро завладели всем моим вниманием. Стеклянные шары с большими прозрачными дисками диаметром около метра внутри. На дисках тех стояли люди. Казалось, они парили в воздухе в мыльных пузырях.
– Я слышал о них, – проследил за моим взглядом Шон. – С помощью этих Шаров можно перемещаться по территории острова.
– Я должна покататься на этой штуковине! – воодушевленно воскликнула я.
Когда лифт остановился на десятом этаже, я вышла. Шон попрощался со мной и поехал дальше на тринадцатый этаж. Моя комната находилась недалеко от лифта. Когда открыла дверь номера, я замерла на месте, не в силах сделать и шага.
Всю жизнь я жила в маленьком домике, который время ни капли не щадило. Наоборот, казалось, было беспощадно с каждым днем все сильнее. Болтающиеся двери, замки, которые уже давно перестали работать, дыры в полу, шаткая мебель. Так выглядел мой дом. А ветхое сооружение, служащее мне жилищем на острове, и вовсе можно было не упоминать.
Но, Боги, это место было словно из сказки. Настолько прекрасно для моих глаз, но, вероятно, тривиально для этого мира. Белоснежные, идеально ровные стены; огромные окна, заполняющие все пространство одной из стен от пола и до высоченного потолка; большой черный экран, в сторону которого направлен красный диван. На полу между диваном и телевизором лежал белоснежный, казалось, очень мягкий, ковер, на котором находился стеклянный столик с большим букетом цветов. Алые цветы, которых я никогда раньше не видела, источали пьянящий сладковатый аромат, заполнявший все пространство. Справа от входа я заметила еще две двери. За одной из них оказалась большая комната, посреди которой стояла невероятных размеров ванна. Я включила кран, из которого начала струиться вода. Я нажала на кнопку, которую обнаружила на дне ванны, после чего вода постепенно начала заполнять «резервуар».
На полке в комнате находилось все необходимое, и даже больше. Здесь были и шампуни, и мыло, и гели для душа, и много чего другого, что раньше использовать мне не приходилось. Среди всего разнообразия мне попалась на глаза соль и пена для ванны. Долго не думая, я высыпала половину содержимого каждой из банок, очевидно, сильно переборщив с количеством, и ушла в другую комнату.
Как я и предполагала, за второй дверью оказалась спальня. В ней были большая кровать, красный шкаф, зеркало во весь рост и туалетный столик. Также из комнаты был выход на балкон. Там находился небольшой белый столик и два мягких красных стула. На столике стояла небольшая ваза с красными цветами.
Высокие здания мешали что-либо рассмотреть, однако, наклонившись в сторону слегка за пределы балкона, я смогла увидеть часть Арены Богов. В воспоминаниях мгновенно всплыл образ Аурума, который пытался скрыть свое возбуждение, и его слова «…я буду здесь, буду наблюдать, буду ждать!».
– Он будет следить за мной, – я сжала кулаки. – А я – за ним.
Затем я вспомнила о ванне, которая уже должна была наполниться водой. Я вернулась и обнаружила розовую пену, которая пыталась вырваться за ее пределы. В спешке я спустила половину содержимого и снова включила воду. Спустя некоторое время я скинула с себя всю одежду и запрыгнула в ванну. Теплая ароматная вода приятно окутала тело. Я удовлетворенно выдохнула и закрыла глаза, положив голову на край ванны. Такого чувства наслаждения я не испытывала давно.
Насладившись купанием, через довольно большой промежуток времени, я вытерлась полотенцем и надела красный халат, который висел в комнате. Затем я зашла в спальную комнату, улеглась на алые простыни и незаметно для себя уснула.


Глава 7. Старый друг
Я проснулась оттого, что кто-то изо всех сил колотил в дверь, пытаясь привлечь мое внимание. Голос нарушителя моего сна я узнала сразу.
– Эбби, быстрее вставай! Пошли гулять! – вопил Шон, не переставая ломиться в номер.
– Ну, я его сейчас прибью! – пробормотала я.
Часы показывали одиннадцать. Я вскочила с кровати и направилась в ванную комнату, по пути приказала Шону немного подождать. Когда привела себя в порядок, захватила свои мечи и вышла за пределы номера. Первым делом мой кулак встретился с животом Шона, наказывая за то, что разбудил меня. Затем мы направились к лифту. Завтра должны начаться первые бои, и, кто знает, возможно, один из них будет моим или Шона. А может нас поставят друг против друга. В любом случае, бесполезно думать об этом сейчас. Пока мы не стали врагами или один из нас не покинул этот Турнир, у нас есть сутки, чтобы насладиться обществом друг друга.
– Куда мы идем? – спросила я, не отрывая глаз от прекрасного вида, открывавшегося из лифта.
– А ты не голодна?
Лишь благодаря Шону я заметила, что чертовски хочу есть. Словно получив сигнал, живот также издал соответствующий звук, чем заставил меня смутиться.
– Со вчерашнего дня ничего не ела, – улыбнулась я.
– Знаешь, а ведь всех участников Турнира кормят бесплатно.
– Серьезно? – обрадовалась я.
– Смотрю, ты о Турнире совсем ничегошеньки не знаешь, – Шон разочарованно выдохнул, когда увидел мое озадаченное лицо.
В ответ я кивнула, затем воскликнула:
– О, приехали!
– Доброе утро! – встретила нас Мия с дружелюбной улыбкой, когда мы вышли из лифта.
– Доброе! – ответили мы.
Когда вышли из отеля, Шон осмотрелся по сторонам, затем прошептал мне:
– От ее улыбки у меня мурашки по коже. Как только вспомню ее силищу...Ух!
– Эм, – нервно улыбнулась я, – Шон, разве слух Бога не превышает слух обычного Мага?
Глаза парня распахнулись, а голова медленно начала поворачиваться в сторону отеля. Из окна здания мы увидели, что в нашу сторону смотрит Мия и улыбается шире прежнего. Шон громко выкрикнул извинения и быстрым шагам направился в неизвестном мне направлении. К счастью, направление было неведомым лишь для меня, так как уже через десять минут мы оказались в кафе. Возле самого заведения стояло с десяток столиков. Погода была чудесной, поэтому внутрь здания мы решили не заходить. Я присела за один из столиков и осмотрелась. Совсем рядом, на другой стороне площади, находилась Арена Богов. Часть города, в которой мы были, немного отличалась от остальной своими невысокими, но все такими же красивыми строениями.
– Хм, что же выбрать? – вглядывался в стол Шон.
Присмотревшись на свою часть стола, я увидела голографическое меню. Я медленно провела пальцем, и одни варианты блюд сменились на другие. Выбрала омлет и чай, затем нажала на кнопку «заказать». Спустя некоторое время к нашему столу подошел робот (которого я также видела впервые, поэтому долго пялилась на него) и принес наши блюда. Шон заказал курицу с картошкой и кофе. Еда выглядела очень аппетитно, поэтому я с нетерпением взяла столовые приборы, отрезала небольшой кусок омлета и направила в рот. Предвкушая чувство наслаждения, я уже приготовилась восхвалять блюдо, однако вместо этого вырвалось нечто иное.
– Как-то это…
Шон, откусив кусок курицы, немедля выплюнул его в салфетку.
– Дерьмово? – дополнил он.
– Не то чтобы. Я долгое время питалась едой похуже этой, но все равно ожидала чего-то большего.
– Ну, что и ожидалось от бесплатной еды.
– Что ж, сойдет и это, – выдохнула я и начала есть.
Шон сильно удивился тому, что при этом я издавала звуки наслаждения. Когда моя тарелка была пуста, я сделала глоток чая и приятно удивилась.
– Хотя бы чай вкусный.
– Бедняга, чем же ты питалась раньше? – с сочувствием посмотрел на меня Шон.
Он с большим усилием съел еще немного и принялся пить кофе, отметив, что тоже вышло «ничего».
– А ты, кажется, жил в достатке, – предположила я, делая очередной глоток напитка.
– Можно и так сказать. Моя семья довольно влиятельна в наших краях.
– О-о, – удивилась я и продолжала смотреть на Шона в надежде, что тот расскажет больше, однако задумчивый и слегка печальный взгляд друга заставил воздержаться от интересующих меня вопросов.
Внезапно появилось желание как-то приободрить его или хотя бы отвлечь от мыслей. В этот момент я услышала какой-то шум. На площади, недалеко от места, где мы сидели, собралась целая толпа людей.
– Интересно, что там происходит?
– Не знаю, – Шон проследил за моим взглядом. – Пошли, посмотрим!
– Да!
Мы вскочили со своих мест и быстро направились в сторону происходящего. Мы пытались протиснуться сквозь толпу, однако сделать удалось это лишь мне. Оказавшись в самом центре, мне стала ясна причина такого столпотворения. Все эти люди были лишь любопытными зеваками. Действо же все происходило вокруг двоих мужчин. Один – в элегантном сером костюме и, кажется, с личной охраной за спиной. Второй – в обычной майке и джинсах, но с невероятно здоровым, в рост самого мужчины, мечом за спиной. Мускулистое телосложение доказывало, что мечом этим мужчина способен управлять без особых усилий. Он стоял боком, однако его лицо не получалось рассмотреть из-за длинных каштановых волос, которые благодаря ветру закрывали весь обзор.
Внезапный крик мужчины в сером костюме вернул меня из мыслей в реальность.
– Как ты посмел наступить на мои новые туфли?
– Я искренне прошу прощения! Я заплачу.
– Щенок, ты хоть представляешь, сколько они стоят? Да такому как ты и за две жизни не расплатиться за них!
– Если цену вы не говорите, то я пойду.
Мужчина с мечом развернулся в мою сторону, чтобы уйти, благодаря чему мне стало видно его лицо. Красивое, молодое – парню было максимум лет двадцать. На секунду мне показалось, что его взгляд остановился на мне, однако в тот же миг парень отвлекся на мужчину в сером, который напал на него со спины. Мужчина уже хотел ударить кулаком, но парень схватил его руку и сильно сдавил ее, отчего тот вскрикнул.
– Это ведь так низко – нападать со спины я имею в виду, – улыбнулся парень.
– Ты! Да как ты смеешь так грубо обращаться с господином Еши? – раздался голос из-за спины мужика. Телохранители Еши (а их было семеро) одновременно набросились на несчастного парня. Тот сумел отразить атаки четверых, однако несколько других достали из кармана ножи.
- Нужно помочь ему! – подумала я, уже направляясь к парню. Тело среагировало быстрее мозга. И только достигнув его, в голову начали лезть возможные варианты последствий.
Меня ведь не исключат из Турнира за это? И Пабло ведь велел не привлекать лишний раз к себе внимания. Зачем я только в это ввязалась?
Но было уже поздно. Я ударила кулаком в живот сначала одного телохранителя, затем второго. С остальными парень уже успел расправиться сам. Как оказалось, я его сильно недооценила. Те пятеро валялись на земле и корчились от боли. А на парне не было и следа борьбы, даже капли пота.
Мужчины начали медленно подниматься с земли. Они подхватили своего господина и поплелись прочь, со злостью поглядывая в нашу сторону. Некоторые из зевак начали расходиться. До меня донесся шепот двух девушек, что были ближе всех к нам.
– Может доложить полиции о случившемся? – спросила одна девушка.
– Лучше не надо! – ответила вторая. – Ты что, не видишь на них синие браслеты? Это же участники Турнира. Лучше с ними не связываться!
– И то верно. Пошли отсюда!
Постепенно толпа разошлась. Несколько парней продолжали наблюдать издалека в предвкушении новой борьбы. Совсем скоро и те поняли, что ловить было больше нечего, поэтому тоже покинули площадь.
– Я и сам мог с ними справиться, – кинул в мою сторону парень с мечом.
Неблагодарный грубиян!
Я начала поворачиваться в его сторону, чтобы ответить, когда услышала голос Шона.
– Эбби, ты как, цела? Все хорошо? Нигде не ранена?
Он подбежал и начал крутиться вокруг меня, осматривая со всех сторон. Казалось, если бы была хотя бы малейшая царапина, он бы ее ни за что не упустил.
– Шон, – остановила я парня, – я не ранена, так что успокойся!
– Ну зачем надо было ввязываться в это? – Шон нервно начал чесать свой затылок.
– И правда не стоило! – злобно посмотрела я на парня.
– Эбби? – удивленно повторил мое имя парень.
Теперь, когда я видела его лицо совсем близко, оно показалось мне довольно знакомым. Заглянув в его карие глаза, я внезапно подумала о шоколаде.
– Эбби, это правда ты?
– Алан! – наконец узнала я.
Парень уже медленно направлялся ко мне. Услышав свое имя из моих уст, он ускорил шаг и совсем скоро оказался в невероятной близости. Его лицо святилось от счастья так, что образ грубияна быстро улетучился. И только я хотела снова повторить его имя, все еще не веря свои глазам, как он обнял меня, сильно прижимая к себе. В какой-то момент я поняла, что мои ноги не чувствуют земли.
– Так много времени прошло, верно? – прошептал он мне в ухо.
Волна мурашек пробежала по моему телу. Голос Алана изменился до неузнаваемости. Такой грубый, с приятной хрипотцой. Он стал мужественным. От старого плаксы с внешностью девчонки не осталось и следа. Он превратился в настоящего мужчину, очень-очень симпатичного мужчину.
– Ал, – повторила я его имя, все еще не веря в происходящее, – знаешь, теперь ты гораздо выше меня!
– Правда? – все так же прошептал он.
Новая волна мурашек дала понять, что пора заканчивать с этим. Я слегка отстранилась от него. Почувствовав это, Алан ослабил свою хватку и позволил мне отпрянуть.
– Ты нашла меня первой, – улыбнулся он.
И лишь улыбка, казалось, ни капли не изменилась. Такая же светлая и теплая. На миг мне почудилось, что все, что произошло за эти пять лет, было лишь сном. Мы вдвоем находимся где-то в деревне, а совсем скоро прибежит Эмили с очередной корзиной еды.
– Кхем, – вернул меня в реальность Шон, – Я, эм, пойду, короче. Оставляю вас наедине! – бросил он.
– Шон! – крикнула я, однако его уже и след простыл.
- Ты не так понял! – осталось в голове. Я безнадежно выдохнула и подняла глаза на Алана, чтобы что-то спросить, однако слова вылетели из головы, стоило мне только увидеть его. Все это время он смотрел на меня с еле заметной улыбкой, а когда наши глаза встретились, его губы расплылись еще шире. По какой-то причине я сильно смутилась и отвела глаза в сторону.
- Что, черт возьми, происходит? – спрашивала я у себя, пытаясь разобраться в причинах такой реакции, хотя уже знала ответ. Мальчишка, которого я всегда воспринимала как брата, стал привлекательным мужчиной.
– Прогуляемся? – спросил Алан, наклонившись к моему лицу.
– Д-давай! – ответила я и направилась вперед в неизвестном мне направлении. Алан усмехнулся и последовал за мной.
Сначала мы шли молча. Я осматривала город и восторгалась его видами, при этом боковым зрением ловила на себе взгляд Алана. Когда мы оказались в парке, я спросила:
– Как ты жил все это время? И где?
– Мы с отцом переехали в Малисию. – Алан наконец направил взгляд куда-то вдаль, припоминая свое прошлое. – Чудесный город. Казалось, он был прямо на воде – так мало там было суши. И лодок было больше, чем лошадей или карет. Однако жить в таком большом городе такому, как я, на тот момент было сложно. Как и в нашей деревне, все подшучивали и смеялись над моей внешностью. Вот только там не было того, кто встал бы на мою защиту. Там не было вас. Тогда я понял, насколько жалок. Весь побитый местными детьми я пришел домой и отрезал свои волосы. Но это ничего не изменило. Однако спустя некоторое время, в день, когда меня в очередной раз избивали за территорией школы, судьба меня свела с одним стариком. Он прогнал тех детей и помог мне подняться. Я поблагодарил его, а тот лишь кивнул и ушел. На следующий день я увидел его снова в том же месте. Его окружили какие-то мужики и пытались стрясти с него деньги, однако когда у старика их не оказалось, не отступили. Наоборот, казалось, они искали повод, чтобы его избить. Я наблюдал за всем из-за угла не в силах что-либо сделать. У меня не было духа его спасти, но и сбежать я не смог . Тело так тряслось, что, казалось, при всем желании я бы едва сделал хотя бы шаг прочь от них. Звать на помощь тоже было бесполезно – никого рядом не было. И только я набрался сил, чтобы развернуться и убежать, как услышал клацающий звук. У одного из мужиков оказался нож. Тогда мой мозг отключился. Я не помню, как я побежал. Помню только, что стоял на трясущихся ногах между стариком и мужиками и что-то говорил со слезами на глазах. А те лишь рассмеялись. Затем я услышал голос старика:
– Отойди, малец! Дальше дело за мной.
В мгновение все трое оказались на земле без сознания. По тому, что я увидел, сразу понял, что старик был сильным Магом. Тогда я встал на колени и начал молить его о том, чтобы взял меня в ученики.
– Не имея сил защищать, ты стоял перед человеком с ножом. Не каждый Маг на такое способен. Я буду тебя обучать. С этого момента называй меня Учителем.
В тот день я был счастлив, как никогда раньше. Одна лишь мысль, что у меня появятся наконец силы защитить себя и дорогих мне людей, не дала мне заснуть той ночью. Также я был счастлив, что смогу сдержать свое обещание и появиться на Турнире.
– Да, – кивнула я, – не будучи сильным Магом, это было бы невозможно.
– Думаю, я нашел бы выход, – улыбнулся Алан. – Знаешь, у меня отличные актерские способности. Я бы пробрался в Верхний Ордис в качестве подающего надежды актера и встретился бы с тобой как зритель.
– Вот как! – прыснула я, – Я бы хотела увидеть тебя в телевизоре. Уверена, ты бы отлично смотрелся в главной роли в каком-нибудь фильме.
– Конечно! – подмигнул Алан, затем стал серьезнее, – А что ты делала все эти годы? И кем был тот человек, с которым ты ушла? Отец сказал, что он знакомый твоей матери.
– Угу, – кивнула я, – Пабло не рассказывал мне подробностей. Все, что мне удалось выяснить за все эти годы, что он знал мою маму и был знаком с твоей.
– Что? – Алан изменился в лице.
Его мать пропала много лет назад. О своем прошлом она также рассказывала немного. И теперь, спустя десять лет после ее исчезновения, слышать что-либо об ее прошлом было, как минимум, странно.
– Кажется, они учились вместе в одной школе.
– Вот как, – спокойно ответил Алан, однако я видела, что сейчас в его голове целый поток мыслей.
– Прости, мне нужно было спрашивать у Пабло до тех пор, пока он не рассказал бы больше.
– Все в порядке, – улыбнулся он. – Ты сказала, его зовут Пабло? – я кивнула, а Алан задумался. – Хм, я слышал это имя уже раньше.
– Что? – удивленно воскликнула я.– Ты уверен?
– Определенно. Это было за несколько дней до исчезновения мамы. Тогда меня разбудил громкий голос отца. Это было чем-то для меня удивительным, ведь отец раньше никогда не повышал свой голос. Я не поверил своим ушам, поэтому решил убедиться.
Медленными тихими шажками я вышел из своей комнаты, но не более. У мамы всегда был хороший слух, поэтому рисковать я не стал и решил слушать оттуда. По ряду звуков я определил, что находятся они на кухне. Я собирался рискнуть и сделать еще хотя бы шаг, но резкий голос отца заставил меня остановиться.
– Она никуда не поедет! – кричал он. – Это же самоубийство! Если они так опасны, пошлите отряд!
– Мы не можем, – равнодушно ответил незнакомый мужской голос. – Отряд привлечет внимание.
– Тогда пошлите кого-то другого! Эта жизнь в прошлом! Пабло, Элизабет, скажите хоть что-то!
– «В прошлом» говоришь? – повторил тот же голос, – Как может это быть в прошлом?
– Я поговорю с ним, – ответила Элизабет Роуз, – меня он послушает.
– Этот человек не слушает никого, – усмехнулся другой мужчина, предположительно Пабло. – Даже свою собственную дочь.
В этот момент я не выдержал и сделал еще несколько шагов. Босая нога касалась пола так тихо, что собственные уши ничего не слышали. Но они смогли. В мгновение ока за спиной оказался мужчина в белом костюме и темных солнечных очках.
– Сынок, ты проснулся! – улыбнулась мама.
Повернув голову к ней, я увидел, что каждый из присутствующих, кроме отца, вскочил со своих мест. Сейчас я понимаю, что они были в боевой готовности. Моя мама, обозначив своими словами мой статус, доказала, что я не опасен для них, после чего все расслабились. Еле заметное лезвие ножу у мужчины в белом костюме скрылось за правым рукавом.
– Здравствуйте, тетя Элизабет! – поздоровался я с единственным из гостей, лицо которого мне было знакомо.
– Привет, мышонок, – улыбнулась она.
Мои глаза прошлись по незнакомцам. У одного была смуглая кожа и длинные каштановые волосы, собранные в хвост. Возле его стула лежала пара мечей. Он уже успел снова сесть и безразлично смотрел куда-то в окно. Второй – мужчина в белом костюме и темных очках, его бледная кожа почти сливалась с костюмом. В глаза бросился шрам над ухом, который не могла скрыть короткая стрижка, а черный цвет волос, казалось, лишь подчеркивал его. Темные очки не позволили рассмотреть его лицо, однако в тот момент я был уверен, что он не человек, а робот. Он стоял на месте и не шевелился, не говорил, мышцы лица тоже не двигались.
– Ал, давай поиграем на улице! – отец взял меня за руку и повел прочь из дома.
– А как же мама? – не переставал оглядываться я, пока дверь дома не захлопнулась.
– Она скоро присоединиться! – заверил меня он.
Двери дома снова открылись только спустя час. Мама проводила гостей и позвала нас завтракать. В следующие несколько дней она была рядом больше обычного.
– Я всегда буду рядом, где бы ты ни был! – пообещала мне она в ночь перед исчезновением.
Наутро ее уже не было.
– А где мама? – спросил я у отца, который молча смотрел в сторону леса.
– Далеко, – грустно ответил он.
Этот момент из детства мне удалось вспомнить лишь сейчас, когда ты упомянула мою маму и имя твоего учителя.
Пабло, мама, родители Алана, какой-то мужчина со шрамом и Аурум. Все они связаны. Почему никто ничего не рассказывает? Сколько раз я спрашивала у Пабло о прошлом, связанном с мамой, но каждый раз он уходил от ответа! Причина, по которой исчезла мать Алана, причина, по которой Аурум искал меня…
– Скрыта в их прошлом!
– Что скрыто? – вопросительно посмотрел Алан.
– Причина, по которой исчезла твоя мама и умерла моя! – решительно сказала я.
– Разве твоя мама умерла не из-за несчастного случая? – удивился Алан, однако взглянув на мое лицо, он получил ответ. – Так это все ложь. Но что же тогда произошло?
– Это… – начала я было говорить, но запнулась.
А можно ли рассказывать об этом Алану? Но, Боги, это же Алан! Он не какой-то чужой человек, а мой друг. Я ведь не знаю точно, что с ним было все эти пять лет. Что, если он замешан в этом деле тоже? Пабло просил не доверять никому, даже самым близким.
– Эбби, если тебе сложно говорить – не надо! Но знай: ты можешь мне доверять, – решительно сказал Алан. Его искренний взгляд заставили меня понять, что это тот же Алан, которого я знала раньше.
Все, что произошло со мной ранее, сделало меня невероятно подозрительной. Как могла я сомневаться в нем, когда он так на меня смотрел?
– Когда я вернулась домой, мама уже была мертва. Однако в тот момент в доме был еще один человек.
– Что? – удивился Алан.
– Потом я выяснила, что он искал меня. По этой же причине он убил маму. Однако меня он почему-то решил пока не трогать. Сказал, что я смогу найти его на Турнире Эредеса.
– Ты уже встретила его?
– Угу, – кивнула я.
– Кто? – взгляд Алана был наполнен ненавистью, как и мой в тот день.
– На правой кисти убийцы я заметила татуировку. Точно такую же я вчера заметила у Аурума. Мои догадки подтвердились, когда наши глаза встретились, – лицо Алана побледнело. – Знаю, в это сложно поверить, и ты посчитаешь... – начала я тараторить, но Алан меня перебил.
– Я верю.
– Что? – спросила я удивленно.
– Я тебе верю, Эбби! – Алан сказал это с такой серьезностью, что у меня не осталось и тени сомнений. – Что ты собираешься делать теперь, когда встретила его?
– Мстить! – сказала я сквозь зубы.
– Нет, это я понял. Но какой у тебя план?
– Эм, ну… – начала я чесать подбородок.
– То есть плана у тебя нет? – приподнял бровь Алан.
– Ну, сложно это назвать планом, – нервно рассмеялась я. – Пока я буду просто изучать его силу, слабости, окружение и так далее.
– Что ж, и так сойдет, – улыбнулся он. – Что бы ты не задумала, я тебе помогу!
Стоило мне только раз взглянуть в его глаза, как те, казалось, невидимой силой были захвачены в плен. Они держали и не отпускали, уносили все глубже, обволакивали со всех сторон. Такие зачаровывающие, сводящие с ума и заставляющие забыть обо всем другом. Мы молча стояли и смотрели друг на друга. Лишь спустя время я нашла в себе силы оторваться.
Мы гуляли по парку еще довольно долго, вспоминая былые деньки, моменты из прошлого, которые, я думала, уже давно забыла. Они всплывали в моей памяти снова и снова. Дни, которые были полны смеха и задора. Беззаботное время, когда безжалостная судьба еще не осквернила наши мысли. День, когда мы впервые встретились. День, когда расстались.
– Смотри! – воскликнула я, указывая прямо.
Темное небо осветили разноцветные огни, источником которых был фонтан. Он же раскрасил и струи воды, которые направлялись в разные стороны, вырисовывая завораживающую картину.
– Идем! – невольно я взяла Алана за руку и повела в сторону представления.
Постепенно до нас начала доноситься музыка, которая перекрывала шум воды. Оказавшись у самого фонтана, я увидела много людей. Однако смутило меня то, что большинство из них были влюбленными парочками. Некоторое время влюбленные смотрели на яркое зрелище, которое совсем скоро им наскучило, и они все свое внимание уделили друг другу. Одни обнимались, другие ворковали, некоторые целовались. Лишь в этот момент я поняла, что все еще держу Алана за руку. Ослабив пальцы, я хотела выпустить его из своей хватки, вот только Алан сжал руку сильнее. Я кинула в его сторону вопросительный взгляд, но тот мило улыбнулся, не оставив мне и шанса.
- Что ж, мы всего лишь держимся за руки, – подумала я, но сама улыбнулась и снова приковала свой взгляд к разноцветному зрелищу. Я наслаждалась ситуацией не меньше его.
Вскоре представление закончилось. Музыка больше не играла, погасли огни, люди начали расходиться. Стрелка часов, которые стояли недалеко от нас, указывали на десять.
– Пора возвращаться, – сказала я и расслабила руку, и тогда Алан позволил мне вырваться.
Парк находился недалеко от отеля, поэтому совсем скоро мы были уже там. Зашли в холл, но замерли перед экраном. В Таблице боев я увидела, что завтра будет бой Шона, а мой – через два дня после его. Наши бои состоятся в час дня, а бой Алана – в тот же день, но на час позже. Я облегченно выдохнула: Ни Шон, ни тем более Алан не будут моими противниками.
– Какой этаж? – спросил Алан, когда мы оказались в лифте.
– Десятый.
– Вот как, – улыбнулся парень и нажал кнопку с цифрой десять.
На нужном этаже я вышла из лифта и повернулась к Алану, чтобы попрощаться, однако он последовал за мной. На мой вопросительный взгляд он ответил все с той же улыбкой.
– Это и мой этаж тоже.
– Серьезно?
Алан подошел к 1029-ому номеру, достал ключ-карту из кармана и сунул в небольшое отверстие в двери.
– Так рядом! У меня 1024, – сказала я, направляясь к своей двери, – И как это мы раньше не пересеклись?
– Сам не знаю, – Алан подошел ко мне ближе. – Я действительно был рад встретить тебя сегодня!
– Я тоже!
– Сладких снов, – нежно сказал Алан, глядя мне прямо в глаза.
Он сказал это тихо, почти прошептал, однако этого хватило, чтобы сердце начало отстукивать бешеный ритм, а по телу пробежали мурашки…опять.
– И тебе, – только и смогла ему ответить.
Я быстро вошла в свою комнату и, захлопнув за собой дверь, прислонила к ней лоб. В невероятной близости, но с другой стороны, стоял Алан. До моих ушей доносилось его тяжелое дыхание. Еще некоторое время Алан был там, по ту сторону двери, а я – по эту. Когда же он, наконец, ушел, я облегченно выдохнула. Волна эмоций, казалось, вот-вот готова была снести меня с ног.
Смогу ли я с ним нормально общаться, когда так реагирую на него? Я сползла на пол и уткнулась лицом в колени.
– Алан, – повторила я его имя вслух, отчего еще больше смутилась, но затем улыбнулась и повторила снова.


Глава 8. Первый этап
Как только ты попадаешь в Верхний Ордис, оказываешься в центре внимания: ведь раз уж ты здесь, то либо ты участник Турнира Эредеса, либо выдающаяся личность. Участники здесь пользуются особой популярностью. Сам Турнир Эредеса – это нечто особенное для каждого жителя всего Верхнего Ордиса. В эти дни люди со всех островов съезжаются в Эредес, чтобы посмотреть на бои, а также подзаработать, делая ставки на любимых участников. Также для различных группировок и важных персон это шанс привлечь на свою сторону сильного Мага, предложив ему кругленькую сумму. Поэтому трибуны всегда переполнены Богами и мерзкими мужиками с золотыми перстнями на каждом из пальцев и их свитой.
Почти на всех каналах говорили об очередном начале Турнира Эредеса. Поняв, что ничего другого я не найду, я остановилась на одном из каналов. Милая девушка с белыми волосами сидела за стеклянным столом. По ее внешности легко можно было догадаться, что она Бог.
– Наконец, настал долгожданный Турнир Эредеса. Сегодня на Арене Богов пройдут первые бои между Магами. На данный момент число участников насчитывает четыреста семь человек. На первом этапе Бог Аурум планирует сократить это число до половины. Всего этапов насчитывается четыре. Кроме того, в этом году Турнир удивил всех участников нулевым этапом, о котором не предупреждали заранее. Потенциальные участники столкнулись со своими страхами, когда преодолевали портал в Верхний Ордис. По имеющимся данным, предоставленной Ассоциацией Турнира Эредеса, около тысячи Магов не справились со своими страхами и так и не попали в Верхний Ордис. Первый этап – бои между участниками. Они будут проходить на Арене Богов. Что представляют собой другие три этапа – для всех загадка. Но тем и интересней, ведь каждый год это проходит по-разному! Итак, а теперь посмотрим, как идут приготовления к первым боям, – справа от девушки появилось окошко, в котором показали уже знакомое мне здание. – Мы ведем прямую трансляцию с Арены Богов. Как видите, все приготовления уже завершены. Бои начнутся через час, но на трибунах уже появляются первые зрители...
Девушка продолжала освещать события, однако я уже не слушала. Информация о том, что оставался лишь час до начала Турнира, заставила меня вскочить с дивана и в быстром темпе собраться.
Как я могла забыть? Я захлопнула дверь номера и побежала в сторону лифта. Несколько минут я нетерпеливо стучала пальцем о стену, ожидая его прибытия, однако затем направилась к лестнице, снова переключившись на бег. Резко завернув за угол, я наткнулась на Шона, который бежал в мою сторону. Благодаря реакции каждого из нас, удалось избежать столкновения.
– Привет, Эбби! А я как раз за тобой! Думал, ты забыла про мой бой.
– Ты что? – нервно улыбнулась я, – Да как я могла? Как раз бежала к тебе.
– Ну, тогда вперед! – воскликнул Шон.
Я думала, что он будет переживать из-за боя. Кажется, зря волновалась.
Оказавшись у Арены Богов, мы переглянулись. Большое количество людей стояли у каждого из входов и создавали огромное препятствие. Мы подошли к одному из них и начали проталкиваться вперед. Оставив толпу людей позади, нужно было сделать лишь шаг, чтобы оказаться на территории Арены Богов, однако лысый мужчина в черном костюме внезапно остановил нас. Он поднял свою правую руку (в глаза бросился красный браслет) и воскликнул:
– Куда собрались? В очередь!
– Но мы участники! – сказал Шон и показал свой синий браслет. Я последовала примеру Шона и вытянула руку с браслетом. Человек махнул головой и пропустил нас. Вслед он выкрикнул:
– Знайте, что для участников есть отдельный вход. В следующий раз не пропущу!
Пройдя по коридору, мы очутились у самой арены, где совсем скоро должны были начаться бои. В центре находилось четыре огромные плиты, на которых, вероятно, и должны пройти бои. Трибуны уже наполовину были заполнены. У каждого их входов стояло по охраннику. Они все были в черных костюмах, и у каждого по черному устройству в ухе.
Я повернула голову к Шону. Он задумчиво смотрел куда-то в сторону. Нельзя было сказать, что он волновался. Думал он вовсе не о бое. В какой-то момент я вспомнила лицо Шона, когда мы были в кафе. Тогда и сейчас – я точно была уверена, что объект его мыслей был тот же.
– Шон... – только я заговорила, как трибуны начали топать и хлопать.
Я посмотрела на арену. Между плитами появился маленький пухленький человечек с лысой головой и светлыми густыми усиками. Он был одет в полосатый черно-желтый костюм, а в руках держал микрофон. Человечек поклонился, затем, когда трибуны затихли, заговорил с акцентом, изредка поправляя свои усики:
– Здравствуйте дамы! Здравствуйте, господа! Приветствую вас на первом этапе Турнира Эредеса! Я, Франсуа Беланже, буду с вами на протяжении всех этапов Турнира, буду озвучивать их для вас! – зрители начали хлопать. – Перед вами находится четыре площадки. Спросите, для чего они? Каждая площадка – это ринг. На каждом ринге будет проходить бой. Правила совершенно просты: на одном ринге сражаются два бойца. Тот, кто не в состоянии продолжать бой или же выйдет за пределы ринга – проигрывает. Также, если один из бойцов сдается, победа присуждается второму. Начнем же! – Франсуа достал из-за спины планшет и начал читать:
– На первый ринг выходит Рауль Марион. Его противником будет Фрэнк Бриггс.
Раулем оказался хиленького телосложения парень, его противник имел внушающие размеры тела. Оба бойца поднялись на ринг и стали нетерпеливо ждать сигнала к бою. Даже отсюда было видно, как Рауль трясся от страха в ожидании начала боя. Казалось, даже маленькое дуновение ветра смогло бы сдвинуть с места бедолагу.
– Да уж, Раулю не повезло с противником, – толпа рассмеялась в ответ на замечание Франсуа.
Комментатор подошел ко второму рингу и снова начал зачитывать с планшета:
– Далее, на втором ринге будет проходить бой Пола Гилмора и Оливера Вуда.
На второй ринг поднялись два Мага. Оливер был старше Пола лет на двадцать. Он держал в левой руке булаву. От одного вида оружия у Пола лицо перекосило, ведь парень имел в качестве оружия лишь маленький кинжал.
Франсуа ничего не сказал, только жалостливо выдохнул в микрофон. Он передвинулся к третьему рингу и зачитал следующие имена:
– Третий ринг – Пирс Рейган и Шон Брюне.
– Шон! – я посмотрела на друга, а тот лишь улыбнулся.
– Я пошел!
– Удачи...
– Да не волнуйся ты так, Эбби! Это только первый этап. Здесь большинство бойцов – слабаки. Им не победить Шона Брюне!
Его оптимизм передался мне, и я улыбнулась. Однако совсем скоро меня охватила тревожность. Увидев Пирса, я содрогнулась. Мужчина состоял из одних мускулов. Я перевела взгляд на Шона, стоящего на ринге, такого хрупкого по сравнению с Пирсом. Вот только лицо друга не выражало никаких эмоций: ни страха, ни облегчения, ни удивления.
Франсуа подошел к последнему рингу.
– Четвертый ринг – Лидия Раске и Андрес Сильва Эспехо.
Лидия была единственным представителем женского пола на всей арене. Темноволосая девушка была одета в довольно откровенный наряд: бордовый топ, который с трудом прикрывал ее прелести, черные короткие шорты и длинные, до колен, черные сапоги на шнуровке. Как только девушка показалась, стали слышны возгласы и посвистывания мужской аудитории.
Андрес же был мужчиной лет тридцати с ничем не примечательной внешностью. Он держал в правой руке копье.
Франсуа немного засмотрелся на девушку, а когда вернулся в реальность, выкрикнул громче обычного:
– Все участники уже на своих местах. Начнем же наш Турнир Эредеса!
В большой гонг, который возвышался над ареной, ударили, и одновременно на всех четырех рингах началось движение. Франсуа подошел к первому рингу:
– Итак, посмотрим, что происходит на первом ринге. Здесь у нас Рауль и Фрэнк. Что же это такое? Прошло всего пять секунд с начала боя, а Рауль уже стоит на коленях. Кажется, он что-то говорит. Подойду ближе.
Франсуа забрался на ринг на своих маленьких ножках и приставил микрофон ко рту Рауля. Оттуда доносилось тяжелое дыхание и тихие слова:
– ...юсь.
– Что-что, Рауль? Говори громче, мы тебя не слышим!
– Сдаюсь! Я сдаюсь! Я проиграл, – Рауль тихо смеялся, опустив голову.
– У нас есть первый победитель – Фрэнк Бриггс!
Фрэнк принял победную позу: он поднял к небу свои громадные кулачища и заревел. При этом он больше походил на какого-то зверя, нежели человека. Трибуны снова начали топать и хлопать. Некоторые зрители особенно громко радовались. Видимо, те, кто поставил на Фрэнка немаленькую сумму. Комментатор пошел ко второму рингу, а Фрэнк исчез у выхода.
– На втором ринге бой тоже прошел довольно быстро. Пол Гилмор уже лежит в отключке. И снова победитель очевиден. Оливер Вуд также проходит во второй этап.
Снова трибуны зашумели, но Оливер их проигнорировал и молча скрылся из виду.
Франсуа приблизился к третьей площадке:
– На третьем ринге пока что ведет Пирс Рейган. Он без остановки нападает на Шона Брюне. Сможет ли Шон выстоять или же победителем окажется Пирс? Пирс наносит удар за ударом, а Шон...Погодите! Что же это? Только Пирс подумал, что победит, как Шон Брюне уклонился от последнего удара и атаковал в ответ! Вот парень стоит над телом Пирса и ухмыляется. Невероятное зрелище! Кажется, Шон Брюне играл со своим противником! У нас есть еще один победитель!
Шон подмигнул мне и улыбнулся. Мысленно я представила, как он говорит: «Конечно, я победил, ведь я Шон Брюне!» Уверена, он так и думает. Шон поднялся на трибуны ко мне.
– Шон, ты молодчина! – я протянула кулак.
– А то! – ухмыльнулся Шон и ударил своим кулаком о мой.
Я перевела взгляд снова на арену. Франсуа направлялся к четвертому рингу, но тут мимо него что-то пролетело. Вернее не что-то, а кто-то. По лицу Франсуа потекли струйки пота. Он медленно подошел к телу и дрожащим голосом сказал:
– П-поверить не м-могу! Боец Лидия Раске, такая хрупкая на вид девушка, вынесла своего противника за пределы ринга!
Франсуа начал двигаться в сторону Лидии. Затем он прищурил глаза и добавил:
– Кажется, она что-то держит в руках. О, Боги, это же кнут! Невероятно! Лидия Раске становится еще одним победителем сегодняшнего этапа!
Лидия гордо подняла голову и пошла прочь. Сразу после этого, стоило медикам приблизиться к проигравшим, те начали принимать здоровый вид. Их раны и травмы начали затягиваться на глазах у зрителей. Комментатор посмотрел на трибуны и сказал:
– О, я вижу ваши недоумевающие лица! Как вам прежде и говорили, на Арене Богов почти нельзя умереть благодаря браслетам. Также после окончания поединка все раны участников будут автоматически залечены.
– Он что, только что сказал «почти»? – я повернулась к Шону, но тот с открытым ртом внимательно смотрел куда-то в сторону.
– Шон? – я проследила за его взглядом и увидела Лидию, которая уже стояла на противоположной стороне арены.
– А? А, Эбби, да, что такое? – отвел наконец-таки Шон свои глаза.
– Так-так! Кажется, наш Шон в восторге от Лидии Раске? – ухмыльнулась я, скрестив руки на груди.
– Не понимаю, о чем ты, – Шон отвел глаза и почесал затылок.
Когда его взгляд вернулся ко мне, растерянность мигом испарилась. Он ехидно улыбнулся и пропел:
– А что на счет тебя?
– А что со мной? – непонимающе спросила я.
– Алан, это ты? Ты стал таким секси! – сказал Шон голосом на пару тонов выше обычного, а также играючи шевеля бедрами.
Я покраснела от стыда и выкрикнула:
– Не было такого!
Трибуны, рядом с которыми мы находились, повернулись в мою сторону. Я покраснела еще больше. Я взяла Шона за руку и поволокла подальше от трибун. Оказавшись в коридоре, ведущему к выходу из Арены Богов, мы остановились. Шон облокотился спиной о стену. Я подошла ближе, он нервно начал осматриваться по сторонам в поисках спасения. Шон медленно повернулся, чтобы уйти, однако я преградила ему путь к отступлению, прислонив свою ладонь к стене.
– Итак, осмелишься повторить, что ты там до этого говорил? – грозно посмотрела я на него.
– Эм, – сначала он растерялся, однако совсем скоро ситуация изменилась. В тот момент, когда чьи-то шаги начали эхом разноситься по коридору, Шон состроил невинный взгляд и промурлыкал:
– Эбби, может не здесь? Это как-то…
Я растерянно посмотрела сначала на него, затем на парней, которые стали свидетелями этой ситуации. Сначала они остановились, когда же я посмотрела в их сторону, отвели глаза и ускоренным шагом направились к выходу из Арены. До меня донеслось несколько фраз, брошенных ими:
– Вот бы все девчонки так приставали к парням.
– Дело говоришь, чел.
Я поспешно убрала руку от стены. Когда посмотрела на Шона, увидела ехидную улыбку.
– Ах ты!
– Извини, – буркнул Шон.
Любые действия в отношении Шона могли обернуться против меня, потому я только улыбнулась:
– Ладно, забудь. Лучше давай отметим твою первую победу.
– Что ж, а это мысль! – воодушевился Шон.

Прежде я никогда не пила алкоголь. Иногда я видела пьяных мужиков в нашей деревне. Они плелись из таверны и громко пели. Они всегда создавали проблемы. Тогда я и пообещала себе, что не буду пить, когда вырасту, чтобы не создавать проблем маме и жителям нашей деревни. Но сейчас я не в деревне и не вернусь туда больше.
Мы с Шоном опустошили бутылку вина. Сразу меня передергивало от его кислого привкуса, но после нескольких бокалов я привыкла к этому вкусу.
Мы разговаривали с моим другом о многом, о чем раньше не говорили. Шон и без того был довольно прямолинеен, но напиток придал больше смелости, поэтому некоторые вопросы выходили за рамки привычных.
– Так как далеко вы с Аланом зашли?
Внезапный вопрос подобного характера заставил выплюнуть последнее содержимое бокала прямо на Шона.
– Т-ты чего так внезапно?
– А что такого?
– Мы не встречаемся с ним! – я резко встала, чем напугала парочку за соседним столиком.
– Правда? – искренне удивился Шон. – Вот уж удивила! А так смотритесь!
– П-правда? – смущенная, я снова села на стул.
– Официант, еще вина! – крикнул Шон роботу, хотя для того чтобы его позвать, нужно было нажать на сенсорную кнопку на столе. Несмотря на это, уже через несколько минут на столе стояла еще одна бутылка напитка.
– Не думаешь, что это уже много? – спросила я, наблюдая, как Шон выпил бокал вина залпом. – И, кажется, вино пьют медленными глотками.
– Да не парься! – стукнул он кулаком о стол и потянулся за бутылкой снова. – Гулять, так гулять! Да и не опьянеем мы от такого количества!
Из-за моей неопытности я поверила своему другу, однако совсем скоро пожалела об этом.
– Слушай, вот ты такая хорошая! – говорил Шон заплетающимся языком, размахивая руками. – И сильная! И красивая! Ты достойна быть моим другом, как никто другой. Ты почти так же идеальна, как и я!
– Да что ты? – хихикнула я.
– Именно! Так что спрашивай, о чем хочешь! Отвечу на любые твои вопросы.
Я собиралась улыбнуться и предложить пойти домой, однако в памяти всплыло грустное выражение лица друга, которое я видела уже несколько раз. Я не должна была лезть в его дела, но мое любопытство взяло верх с безоговорочным отрывом.
– Зачем ты прибыл сюда? Только ли ради участия в Турнире?
Шон на мгновение затих, затем улыбнулся и сказал:
– Ты наблюдательная. Я расскажу.
Я придвинулась ближе, готовая внимать каждому слову.
– Я здесь, чтобы найти своего брата. Шесть лет назад он покинул деревню, чтобы принять участие в Турнире Эредеса. После того, как он покинул остров, связь с ним была потеряна. Если он все еще жив, то, вероятнее всего, где-то здесь, в Верхнем Ордисе. Так что, если я буду участвовать в Турнире, очень скоро он сам найдет меня. Если же нет, то право жить в Верхнем Ордисе, которое я получу после выигрыша Турнира, облегчит мои поиски. Это и есть моя причина.
– Вот как, – задумчиво ответила я.
– Но что насчет тебя? – Шон тыкнул в меня пальцем, затем сделал еще один большой глоток из бокала. – Ты точно не из тех, кто бросится на Турнир сломя голову ради жизни здесь.
– Ну…
– И в день нашего пребывания Бог Аурум и ты начали вести себя очень подозрительно, – пронзительный взгляд Шона, казалось, предупреждал о том, что пресечет любую мою ложь на корню. – Ты что, его внебрачная дочь или сестра, которую долгое время скрывали в стенах холодного замка?
– Шон, у тебя очень богатое воображение.
– А что-то у вас общее есть. Нос! И подбородок тоже! Ты, конечно, извини, но, кем бы он тебе ни приходился, от его взгляда мурашки по коже.
В какой-то момент я задумалась, а когда снова вернулась в реальность, Шон уже храпел, опустив голову на стол.
– Шон, ты правда невероятен!
Стоп! Шон заснул, а кто же его тащить будет? Я что ли?
Я попыталась разбудить друга: громко звала его, толкала, била по щекам, даже угрожала своим оружием, но тот лишь храпел и изредка вздрагивал. Тогда я безнадежно выдохнула и оглянулась. В кафе было еще много людей. Слава Богам, через пару столиков от нас я увидела троих парней, чьи лица я ранее уже видела в нашем отеле. Они собирались уходить.
Я подбежала к ним и попросила о помощи, указав на спящего друга. К счастью, Маги оказались дружелюбными и согласились помочь. Шон ранее уже упоминал, какой у него номер в отеле, поэтому нужную дверь искать не пришлось. Ключ-карта была в правом кармане брюк друга. Оказавшись в номере, в глаза бросился ужасный беспорядок. Казалось, парня ограбили или же он просто вывернул все содержимое своего гардероба на пол.
Когда Шон распластался на кровати, я поблагодарила парней и еще раз извинилась перед ними. Мы вместе вышли из комнаты и направились по своим номерам.
У двери своего номера я увидела чей-то силуэт. Приглушенный свет мешал распознать личность человека. Подойдя ближе, я узнала Алана. Он прислонился спиной к стене и скрестил свои руки на груди. Алан был без своего меча. Он увидел меня, и его губы расплылись в улыбке. Я непроизвольно ответила тем же.
– Ал, что ты здесь делаешь?
– И тебе привет. Жду тебя.
– И зачем ты ждешь меня? – я улыбнулась еще шире.
Боже, я что, флиртую? Что у меня с голосом? Он звучит так слащаво!
– Ты… – Алан удивился, – У тебя лицо красное. И глаза блестят…
– Твои тоже.
– Ты хорошо себя чувствуешь? Температуры нет? – Алан приблизился и приложил свою руку к моему лбу.
Это спровоцировало яркую волну мурашек по всему телу. Его рука казалась невероятно большой и теплой. Это тепло передалось в каждую частичку моего тела, а больше всего в сердце и живот. Непроизвольно я закрыла глаза и коснулась лбом его ладони.
– Кажется, горячий, – он схватил меня за руку и повел в сторону лифта. – Пошли к врачу.
– Стой же! – мне потребовалось немало сил, чтобы остановить его, – Я…просто немного выпила вина. Возможно, в этом причина, потому что чувствую я себя просто отлично!
– С кем ты пила? – Алан снова улыбался, однако от этого стало только жутко.
– С Шоном. Ты видел его в тот день, когда мы встретились. Парень с дредами, – я провела рукой над головой, неуклюже изображая волосы моего друга.
– Вот как, – его наигранная улыбка заставила меня почувствовать укол вины.
– С ним всегда весело. И-и сегодня ему понравилась одна девушка. Такой смешной был, когда наблюдал за ней! – я начала громко смеяться.
Боже. Что за бред я несу? К чему я сказала про девушку? Однако ответ я глубоко в душе знала. Так, я хотела показать, что Шон является мне только другом, как и я ему.
– Интересно. Но температуру ты все же должна измерить.
– Я видела градусник в ящике своей спальни. Сейчас измерю и вернусь!
В ускоренном темпе я забежала в свой номер и открыла ящик прикроватной тумбы. Как я и думала, там лежал прибор для измерения температуры тела.
– И как этим пользоваться? – я села на кровать и начала крутить его со всех сторон, пытаясь разобраться в том, как он работает.
Я обнаружила крышку на приборе и сняла ее, однако из-за этого вопросов появилось все больше. Инструкции нигде не было, поэтому я действовала наобум. Я нажала на кнопку и разместила градусник между губами – так делала когда-то моя мама.
– Это не такой градусник, – из-за спины послышался голос Алана.
Оказавшись напротив, он достал градусник из моего рта, нежно провел по волосам с левой стороны, заправляя их за ухо, и прислонил его к ушной раковине. Когда прозвучал сигнал, Алан достал прибор из уха и с облегчением сказал:
– 36,7.
Я ничего не ответила. В тот момент, казалось, я выпала из реальности – так мой разум отреагировал на его прикосновение. Я смотрела куда-то в пол и опомнилась только тогда, когда лицо Алана появилось в поле моего зрения. Для этого ему пришлось наклониться.
– Знаешь, я пришел, чтобы предложить тебе прогуляться, но, думаю, тебе лучше сегодня остаться дома, – он снова выпрямился и собирался направиться к выходу, однако я схватила его за руку, чтобы остановить. Когда же он посмотрел на меня, я поняла, что сделала это непроизвольно и теперь даже не знаю, что ему сказать.
– Я…хотела бы прогуляться, – я вскочила с кровати. – Алкоголь уже выветрился давно. И чувствую я себя просто прекрасно! Самый раз для вечерней прогулки!
– Вот это энтузиазм, – улыбнулся Алан. – Тогда пошли.
Людей на улицах было очень мало. Причина стала ясна, когда я посмотрела на часы – двенадцать часов ночи.
– Мы идем в какое-то определенное место? – догадалась я.
– Да.
– И куда же? – короткий ответ меня не удовлетворил.
– Кое-куда, – улыбнулся Алан, намеренно подогревая мой интерес.
Смекнув, что дальнейшие попытки выудить хоть какую-то информацию о нашей конечной цели – пустая трата времени, я сдалась и лишь молча следовала за ним. Спустя непродолжительное времени Алан остановился у какого-то стеклянного здания и развернулся в мою сторону.
– Закрой глаза, – с повелительными, не свойственными ему, нотками произнес Алан.
– Зачем?
– Хоть раз не задавай вопросов и сделай то, о чем я тебя прошу, – он говорил с улыбкой, но возражать совсем не хотелось.
Я послушно закрыла глаза. В какой-то момент на правом локте я почувствовала тепло. Это была рука Алана, медленно двигающаяся к кисти. Наконец его ладонь оказалась в моей. Только тогда Алан кинул «Идем» и направился в неизвестном мне направлении (скорее всего, в то стеклянное здание). Когда нога ступила на территорию здания, послышались различные голоса. Это сильно отличалось от той тишины, которая была снаружи.
– Побудь здесь. Я сейчас приду, – и Алан отпустил мою руку.
– Глаза все еще должны быть закрыты? – с надеждой на отрицательный ответ спросила я.
– Да.
Послышались отдаляющиеся шаги, а затем – голос Алана. Слова я не могла разобрать, но он определенно разговаривал с каким-то мужчиной. Сначала что-то спросил, затем дал утвердительный ответ. Далее последовали шаги, направляющиеся в мою сторону. Чья-то рука прикоснулась к моей ладони.
– Ал?
– Идем, – услышала я голос Алана и облегченно выдохнула.
Через пару минут мы снова остановились. Я услышала четкий звук механизма, а затем почувствовала, как мы начали подниматься вверх.
– Мы что, едем в лифте? – высказала я свою догадку.
Алан посмеялся.
– Не совсем. Можешь уже открыть глаза.
Приподняв свои веки, я непроизвольно ахнула. Мы находились на невероятной высоте. Все те небоскребы, что казались мне такими высокими и большими с земли (я даже запрокидывала голову, пытаясь увидеть их вершины), сейчас располагались подо мной, словно игрушечные.
Место, куда привел меня Алан, оказалось совсем не лифтом. Мы находились в Шаре – том самом механизме, на котором я зареклась прокатиться в свой первый день на острове. Ноги стояли на прозрачном диске, позволявшем нам увидеть все очарование Верхнего Ордиса.
– Как же прекрасно, Алан! – воскликнула я, не переставая осматривать город с высоты птичьего полета.
– Знаю, – улыбнулся он.
Как оказалось, Арена Богов находилась в самом центре города, а все здания расположились вокруг. Перед Ареной – площадь, на которой я совсем недавно встретила Алана впервые через пять лет после нашей разлуки. Чуть дальше я нашла кафе «У Морти», из которого пару часов назад мы с ребятами выносили пьяного Шона. Немного дальше – наш отель. Его было найти не сложно. Всего три здания по всему острову имели красные крыши, и только одно было так близко к Арене. Мия сказала, что ее отель называют «Ферма №3». Наверное, другие здания с красными крышами – тоже отели для участников Турнира, другие «фермы». Одна находилась на довольно большом расстоянии от Арены Богов, на самом краю города, и одна – чуть дальше нашей.
Эредес казался таким большим и прекрасным. Я успела прогуляться лишь по маленькому кусочку этого города, а ведь осталось еще так много интересных мест. Огни ночного города украшали Эредес, и не только его. Отсюда я могла видеть и другие острова тоже. Их было очень много, и все были соединены мостами между собой, словно огромная паутина среди облаков. А большинство мостов вело в Эредес.
Мы продолжали подниматься вверх. Когда преодолели самый высокий небоскреб, Алан сказал:
– Знаешь, а ведь сейчас мы выше Верхнего Ордиса, а значит выше всех, даже Богов.
– Наша мечта исполнилась, да? – улыбнулась я, запрокинув голову к небу.
Лишь сейчас, впервые за всю жизнь, я увидела звезды так ясно. Они были так красивы, как на картинках, которые я видела в детстве. Такой вид мне всегда казался чем-то нереальным. - - Так много звезд не может быть на одном небе, – думала я. Теперь я словно оказалась во сне – не могла перестать смотреть.
– Мечта? – не понял Алан.
– Помнишь, как мы лежали втроем с Эмили на холодной земле и смотрели вверх, мечтая оказаться здесь? Нас бесило то, что небо было плохо видно из-за бесконечных облаков и островов Верхнего Ордиса. Мы хотели увидеть его в истинном обличии. Увидеть звезды.
– Ах, эта мечта, – Алан спустился к диску и принял лежачее положение, направив свой взгляд вверх на небо, как тогда. – Теперь да.
Я последовала его примеру. То, что было высоко над нами, казалось намного прекраснее, чем огни ночного города внизу.
– Ал, – я повернула голову к нему и расплылась в улыбке, – спасибо.
Когда он повернул голову, его лицо оказалось невероятно близко. Он приоткрыл рот, собираясь что-то сказать, но, оказавшись в таком положении, передумал. Его лицо сначала выражало удивление, затем смущение, а после – решимость. Алан облокотился на руку и слегка привстал, приближая свое лицо к моему, сокращая между нами расстояние. Его дыхание, казалось, обжигало кожу, а взгляд парализовал все мое тело, в отличие от сердца, которое только усиливало свой ритм, как будто намереваясь сбежать.
Поцелуй. Он собирается меня поцеловать! Что же мне делать?
Однако я точно знала, что хочу этого. Мы больше не дети, и Алан перестал быть для меня просто другом в тот самый момент, когда я снова увидела его спустя столько времени. Что бы он ни делал по отношению ко мне, это заставляло сердце выстукивать бешеный ритм.
Я хотела его поцеловать, однако одна тревожная мысль не прекращала мелькать: поцелуй все изменит. Может повернуть все в лучшую сторону и превратить нас в нечто большее, чем просто друзей. А может испортить, разрушить нашу дружбу, перечеркнуть наше счастливое прошлое, превратив совместные воспоминания во что-то плохое.
Как поступить?
Однако поцелуя не последовало. Внезапно что-то задело наш Шар, Алан упал, так и не достигнув моих губ. Мне показалось, что он сильно ударился головой, поэтому я резко встала и подбежала к нему.
– Ты как?
– Плохо.
– Голова болит? Кровь есть? Дай посмотреть! – не дожидаясь ответа, я взяла его лицо в ладони и начала поворачивать его голову в разные стороны, пытаясь найти место ушиба, однако следов травмы не обнаружила.
– Не в этом дело. Хотя от твоих действий голова начала слегка кружиться, – улыбнулся Алан.
– П-прости, – я убрала руки и положила их на колени. – Тогда в чем дело?
– Момент был испорчен, – на лице Алана показалось раздражение.
– М-момент? – сначала я не поняла, однако когда до меня дошло, что он имел в виду, сильно смутилась.
Он со злостью посмотрел на объект, который задел нас. Это оказался другой Шар, в котором находились девушка и парень. Уловив настроение моего спутника, они извинились и в спешке улетели в другую сторону.
По какой-то причине ситуация заставила меня рассмеяться. Сначала Алан удивился, затем тоже усмехнулся. Совсем скоро мы забыли об этом инциденте.
– Как думаешь, как там поживает Эмили? – спросила я, внезапно вспомнив о своей подруге.
– Год назад я был в нашей деревне. У нее появился муж.
– Что? – удивилась я. – Но ведь ей на тот момент было всего семнадцать.
– Возраст любви не помеха, – улыбнулся Алан.
– Д-да, ты прав.
– Ты не поверишь, кто ее муж! – продолжал Алан. – Купер Мэтьюс.
– Не-е-т! Не может быть! Тот хулиган, который вечно над нами издевался?
– Да, ха-ха. Я тоже сначала не поверил. Но, заглянув в их глаза, мои сомнения испарились. Эбби, ты бы видела, с какой любовью они смотрели друг на друга! – Алан смущенно посмотрел на меня. – Знаешь, когда-нибудь может... – затем он перевел взгляд на вид острова, – Хотя забудь.
– Что? – любопытство разгоралось все сильнее.
– Нет, ничего, – смущенно ответил Алан.
– Ну что? – я приблизилась к нему, не унимаясь. – Что ты хотел сказать?
– Я забыл, – кинул он.
– Агх, – отчаянно выпалила я, – Боги, я теперь не усну! Как ты мог забыть?
Алан рассмеялся.
– А кого ты еще видел в нашей деревне? О, расскажи, что случилось с… – и мы болтали еще около часа.
Знаешь, когда-нибудь может и мы будем смотреть друг на друга такими любящими глазами, – пронеслось у меня в голове.

Глава 9. Небесный рынок
Я оказалась в номере лишь когда начало светать. Яркий циферблат часов показывал «04:16». Всю ночь мы с Аланом гуляли по Эредесу. После полетов на Шаре мы выбрали неизвестное для нас обоих направление: такова была наша задумка. Это предложил Алан.
– Так как мы оба не знаем этот остров, предлагаю не использовать карту, а идти туда, куда нам взбредет. Мы будем останавливаться на перекрестках и поочередно тыкать пальцем в любую сторону. Посмотрим, где окажемся!
Это показалось мне забавным, поэтому я не думая согласилась. В итоге, мы посетили не так много интересных мест, но как только оказались у реки, решили там задержаться. Некоторое время мы сидели на ее берегу и болтали. Когда оба начали безудержно зевать, решили вернуться. Помимо прочего, наши браслеты хранили в себе карту и могли даже создавать маршруты. Занесло нас не слишком далеко. Как оказалось, в какой-то момент мы повернули в сторону отеля, поэтому уже через полчаса мы были на месте. Мы попрощались и разошлись по комнатам. За все это время никто из нас не поднял тему несостоявшегося поцелуя. В спальне я забыла обо всем, упала на мягкую кровать и провалилась в сон.
Снова я открыла глаза, когда услышала воркование голубя, который разместился на балконном ограждении. Я улыбнулась незваному гостю и потянулась. Взглянула на часы – 12:30. Я поднялась с кровати и вышла на балкон, однако птица, увидев меня, сразу же улетела.
– Что, такая страшная?
Я вдохнула свежий воздух и осмотрела город. Наблюдая виды с высоты, я вспомнила вчерашнюю ночь…и несостоявшийся поцелуй. Инстинктивно пальцы прикоснулись к губам.
И почему я вообще об этом думаю? Поцелуя ведь не было!
Подумав об этом, я поняла, что вовсе этому не рада. Я встряхнула головой, чтобы прогнать назойливую картину, которая так и всплывала перед глазами, однако лучше не стало, поэтому я быстро собралась и вышла из номера. На глаза бросилась дверь, что была рядом с моей. А за дверью он – причина моего беспокойства. То, что я стояла и долгое время смотрела на дверь номера своего друга, стало казаться мне чем-то ненормальным. Только когда я услышала звуки, ознаменовывающие то, что объект моих мыслей вот-вот выйдет из своего номера и застанет картину «Девушка у двери парня», я быстро забежала за угол и направилась куда-то вверх по лестнице. Нужно было скрыться от глаз Алана, однако случайно забрела на тринадцатый этаж, потому решила проведать Шона. Вспоминая его вчерашнее состояние, я шла к его номеру с толикой беспокойства.
Стук. Тишина. Еще несколько ударов. Все еще без ответа. Я начала стучать настырнее, но результатов это не возымело. Либо он крепко спал, либо был не в номере. Тогда я решила спуститься в холл, предположив, что друг может быть там.
Интуиция меня не подвела. Шон сидел на диване и с интересом смотрел на экран, который транслировал бои с Арены Богов. Выглядел он свежо и бодро: от вчерашнего состояния не осталось и следа. Помимо него в холле находилось еще десять участников, внимание которых также было устремлено на экран. Некоторые сидели на диване, некоторые стояли, несколько разместилось на полу. Заметив меня, Шон жестом подозвал к себе. Места на диване были заняты, поэтому я села прямо перед ним на пол.
– Что интересного? – шепотом спросила я у Шона.
– Привет! Турнир только начался. Пока ничего, – ответил он, после чего мы начали внимательно слушать.
– ...и сейчас я нахожусь возле первого ринга, – звучал голос комментатора из колонок. Он был одет в яркий фиолетовый костюм, а на голове красовался такого же цвета цилиндр. – Бой только закончился, но Эрих Боэр сдался в первую же секунду. Победил Клаус Фрид.
Трибуны захлопали в ладоши. Комментатор Франсуа направился к следующему рингу:
– Итак, здесь также бой прошел быстро. Жак Мартен оказался за пределами ринга. Это значит, победил Джозеф Мейсон, – под аплодисменты комментатор отправился к третьему рингу. – Здесь сражаются Дэниэл Спаркс и Роналд Берк. Никто из них не собирается сдаваться. Роналд наступает на Дэниэла с булавой, но тот отмахивается щитом и наступает на Роналда с мечом. Дэниэл делает неуклюжее движение. Роналд пользуется возможностью. Он уворачивается и направляет в плечо Дэниэла свое оружие. Тот падает и корчится от боли. Да, булава – неприятное оружие! Хотя какое оружие приятное? Ха-ха. Роналд теснит Дэниэла. Тот теряет сознание. Победа остается за Роналдом Берком! Итак, у нас остался еще четвертый ринг. Посмотрим, что там! На четвертом ринге у нас Велизар и Питер Хант.
У Питера было мощное телосложение. Он был крупнее Велизара. Кулаки обмотаны белой тканью. Никакого оружия при нем не было. Франсуа продолжил:
– Оба противника стоят и не двигаются. Питер первый делает резкий рывок с места и наносит удар за ударом. Велизар защищается руками, но помогут ли они ему? Питер замахивается ногой. Велизар блокирует удар рукой и отлетает на несколько метров. Он кажется побитым, но он улыбается. Что же это? У него есть козырь в рукаве, или же ему просто нравится испытывать боль? Ха-ха.
На весь экран показали лицо Велизара. У него длинные черные волосы и такие же черные глаза. Парень и так выглядел жутко, а с этой улыбкой он был похож на серийного маньяка. Когда он повернул голову в сторону своего противника, на шее справа показалась уже знакомая мне татуировка – два скрещенных между собой рога.
Опять это тату. Оно то и дело мелькает перед моими глазами. Велизар и Аурум каким-то образом связаны или же это совпадение? Что за бред! Я давно перестала верить в совпадения.
Велизар достал из карманов какие-то металлические штуковины в форме когтей и надел их себе на пальцы.
– Кажется, Велизар до этого дрался не всерьез. Но теперь он готов к битве. Он достал свои железные когти. Довольно своеобразное оружие! Парень кидается на Питера и вонзает свое оружие ему в левый бок. Питер, чем же ты ответишь? Или же это конец? Нет, не конец! Питер набрасывается на парня и... В мгновение парень оказывается за спиной своего противника и перерезает ему горло своими когтями.
По обе стороны – и на трибунах в экране, и здесь в отеле – все наблюдатели застыли от удивления. Произошедшее секундой ранее заставило потерять дар речи каждого, поразило всех присутствующих. Мы с Шоном переглянулись: оба стали серьезнее.
– Что только что произошло? Все это видели? Велизар на мгновение исчез и оказался за Питером. Как он это сделал? Неужели телепортировался?
Вся Арена взорвалась аплодисментами, однако здесь, в отеле, нависла гробовая тишина. Раздавались только звуки клавиш клавиатуры, на которой Мия что-то печатала с невероятной скоростью. Для зрителей с трибун это лишь яркое зрелище. Нам же предстояло сразиться с этим монстром.
– Ч-что это? – донесся дрожащий голос одного из участников.
Бесполезно было оставаться дольше. Интересным оказался только один участник, а весь день находиться перед экраном в надежде увидеть еще хотя бы один занимательный бой – пустая трата времени.
– Шон! – начала я, но, кажется, Шон подумал о том же.
Он встал и направился к выходу, я – следом за ним. Только мы открыли дверь, что вела из отеля, как раздался испуганный голос:
– Что-то не так! – сказал кудрявый парень, один из тех, что сидели на полу.
– О чем ты? – спросил тот, что стоял рядом.
– Турнир закончился, и все раны должны были затянуться...
– Они у всех и затянулись!
– Кроме последнего, Питера. Он все еще лежит.
Все замолчали. Как и было сказано, Питер лежал на земле с бездушным выражением лица.
– Браслет не работает? Или нам соврали, что нельзя умереть? – спросила я у друга, но услышали все. Присутствующие посмотрели на Шона, ожидая ответа. Тот указал пальцем на экран:
– Подождем! Думаю, сейчас сам все расскажет.
– Почему Питер все еще лежит? Браслет не работает? – обеспокоенно крикнула с трибун девушка с золотистыми волосами.
Она со страхом смотрела на участника, что неподвижно продолжал лежать весь в крови. Обе руки были на ограждении, поэтому я увидела на правом запястье синий браслет – тоже участник. Может быть, она его подруга или…
– Дамы и господа! – сказал тихим голосом комментатор, как будто прочитав мысли Шона. – Здесь нет сбоев! Браслет работает! Я повторюсь: сбоев не было, браслет работает...
– Тогда почему он все еще лежит? – голос девушки сильно дрожал.
– Видимо, время пришло, – Франсуа возбужденно повысил голос, – Видите ли, браслет предназначен лишь для участников невысоких рангов. Если противником будет Высший Наследник или Бог, раны не излечатся!
Реакцией на новость были бурные аплодисменты и крики, которые не шли ни в какое сравнение с прежними.
– Тц, – за спиной раздался раздраженный голос Мии, – Всегда найдется какой-то чудак, который все испортит.
С самого начала я шла сюда, осознавая, что могу не вернуться, так как мне предстоял бой с сильнейшим из Богов. Однако остальные Маги здесь по иным причинам. Одни возжелали жить в Верхнем Ордисе, другие захотели проверить свои силы. Турнир казался чем-то интересным и захватывающим, из-за чего и манил Магов со всего Ордиса. А мысль, что при проигрыше участник ничего не теряет (включая жизнь), воодушевляла лишь сильнее. Но что же получается? Цена участия намного выше, чем все думали. И каким образом им удалось это скрыть от внешнего мира? Точно ли участники, которые проигрывают Турнир, возвращаются домой?
Внезапно в воспоминаниях возник образ Аманды, которая жила когда-то в соседнем доме. Она была единственной из деревни, кто вернулся из Турнира, но ее психическое состояние было безвозвратно нарушено. Не это ли следствие того, как Небожителям до сих пор удавалось сохранять эту тайну?
Воздух пронзил внезапный женский крик. Кричала та самая участница Турнира с трибуны. Она со слезами на глазах звала Питера, но тот все так же лежал. Тогда она перепрыгнула через ограждение и направилась к телу своего – тогда это уже стало очевидно – возлюбленного. Упав на колени у его тела, девушка начала молить его очнуться, но он всячески игнорировал просьбу. Она прислонилась лбом к его груди и продолжала громко плакать, пока ее насильно не увели с арены. Точно также я когда-то плакала на груди своей мамы. А трибуны все так же шумели, воодушевленные потрясающим зрелищем.
– Борьба насмерть? – дрожащий голос кудрявого парня медленно произнес эти слова, словно лишь они были способны ранить или убить. Казалось, фраза послужила сигналом к запуску шумного механизма, звуки которого были наполнены отчаянием, паникой и страхом.
– Как так?
– Нас об этом не предупреждали!
– Я пришел сюда, зная, что здесь нельзя умереть! Если здесь можно убивать, то я откажусь от участия в Турнире!
– Да, и я тоже!
– А нас отпустят?
– Конечно!
В то время, как помещение было наполнено напуганными криками участников, Мия улыбалась. Более того, казалось, она еле сдерживала смех.
– Эбби, пошли! – Шон взял меня за запястье и поволок за собой, не дождавшись ответа. То, во что в мгновение превратилось это место, пробудило во мне некую тревогу. Меня не волновало то, что я или кто-либо из участников может умереть в Турнире. Однако то безумие, которое я видела в глазах Небожителей, вывело меня из равновесия. Как трибуны реагируют на смерть и кровь. Как Наследники и другие участники без жалости убивают. Как это забавляет Богов. Шон тянул меня вперед, однако моя голова продолжала смотреть назад. Взгляд был прикован к улыбке Мии, которая в какой-то момент стала шире, обратившись в мою сторону.
– Безумцы, – сорвалось с моих губ. Отель уже несколько минут как скрылся с поля зрения, однако голова продолжала оборачиваться в его сторону.
Шон освободил мое запястье и чуть замедлился, чтобы сравняться со мной. Он ничего не сказал, ничего не спросил – лишь ждал, что я продолжу говорить уже начатое. Он чувствовал мое напряжение, понимал, что сейчас не надо вытягивать из меня слово за словом, они вырвутся и без его помощи.
– Да они все ненормальные! Как могут так относиться к участникам – таким же существам по природе, как и они сами? Как могут беспощадно измываться над нами, словно мы ничто не значим для этого мира? Словно игрушки в руках Небожителей, которые существуют, а затем умирают для того, чтобы развеять их скуку!
– Небожители – избранный класс, – немного подумав, заговорил Шон, – Они не сравнимы с остальными, по их мнению. Ты сама слышала, как они называют наш отель – «Ферма №3». Участники сами стремятся сюда, в Верхний Ордис. Они должны быть готовы стать «зрелищем», чтобы когда-нибудь быть «зрителями». С этим ничего не поделаешь.
– Я знаю, но это так… – я уставилась в землю, сжимая от злости кулаки. Ногти врезались в кожу до крови. Это было необходимо, чтобы сдержать мою неизведанную сущность и спрятать намеки на ее проявление.
– Жестоко, – дополнил Шон, заставив обратить мои глаза на него. – Ты права. Но в текущем положении мы ничего не изменим. По этой причине мы должны победить в Турнире. Только став частью этого общества, мы будем способны изменить его хоть немного. Так что давай победим, Эбби!
– Ты прав! – я улыбнулась и ударила своим кулаком о кулак Шона, который тот вытянул перед собой.
Шон ободрил меня, после чего мы снова двинулись вперед. Он умел красиво говорить. Его хотелось слушать. Мой друг был умен, и этот ум отражался в его глазах. Он всегда о чем-то думал. Меня это восхищало и одновременно пугало. В душе я радовалась, что он на моей стороне.
– Но почему могут убивать только Высшие Наследники и Боги? Остальные недостаточно сильны?
– Вероятно, что да, – предположил Шон. – Боги – наивысший из существующих уровень магии, кроме Фантомов, а Высшие Наследники – наиболее приближенные к ним Маги. Скорее всего, не все Высшие Наследники способны убить, но многие. В тот момент, когда открылась правда, Турнир перестал быть игрой. Более того, неизвестно, что еще они от нас скрывают. Эбби, мне крайне повезло с противником. Да, я говорил, что на первом этапе будут одни слабаки, и отчасти это правда. Но может попасться и серьезный противник, такой же, как Велизар или мы с тобой. Шанс на такое невелик, но все же. Я лишь желаю, чтобы тебе или твоему другу Алану повезло с с противником.
Некоторое время мы шли молча, но потом Шон крикнул:
– Что это у нас за настрой? Мы в Верхнем Ордисе, детка! В месте, куда мечтает попасть почти каждый житель любого другого Ордиса.
– Ты сейчас назвал меня «деткой»? – прыснула я.
– Кроме того, – проигнорировал мой вопрос Шон, однако его лицо слегка покраснело, – я слышал, сегодня будет фестиваль в честь открытия Турнира.
– Мы туда сейчас идем?
– Нет, туда еще рановато. Разве ты не знаешь, что самое интересное начинается, когда город погружается в темноту? – ехидно улыбнулся Шон.
– Ладно, а куда мы сейчас идем, умник?
– На Небесный рынок – самый большой рынок из всех существующих (это по официальной информации, конечно же). Грязный рынок побольше будет, – не услышав в ответ слов подтверждения или опровержения, мой друг пришел к логичному выводу. – Ты не слышала о них, да?
– Ну, ранее ты что-то упоминал про Небесный и Грязный рынки, – я немного смутилась, когда поняла, как мало знаю.
– О Боги, Эбби, ты словно всю жизнь прожила на необитаемом острове.
Ох, Шон, отчасти ты прав. Хотя на Пабло я невероятно зла, что так много важной информации утаивал от меня!
– В каждой части Ордиса есть свой рынок. В Верхнем Ордисе – «Небесный рынок», в Среднем Ордисе – «Грязный рынок», в Нижнем Ордисе – «Рынок Падших». Люди считают, что величайшим из всех является Небесный рынок, но это правда, когда речь заходит про обычные товары. Если же брать во внимание нелегальную продукцию, то самым большим является Грязный рынок. Про рынок Падших невозможно что-то сказать, так как в Нижнем Ордисе мало кто бывал. Однако мне известно, что если Грязный и Небесный рынки лишь отчасти нелегальные, то рынок Падших целиком забит украденным и добытым зачастую ценой жизни.
– Невероятно, – пролепетала я.
– Хорошо, что у тебя есть я! – воскликнул друг.
Я хотела было согласиться с его словами, но внезапно увидела знакомое стеклянное здание. Совсем недавно здесь я каталась на Шаре. Совсем недавно мы с Аланом чуть не...
Я смотрела на здание и прокручивала в голове вчерашнюю ночь. Я не остановилась, все еще шла на уровне с Шоном, однако выражение лица выдало мой интерес к объекту.
– Ах, да, ты же хотела прокатиться на Шаре! Хочешь…
– Нет! – отрезала я, однако опомнилась и смягчила свой ответ улыбкой. – Как-нибудь в другой раз.
Шон подозрительно покосился на меня, однако ничего не сказал, и мы пошли дальше. В какой-то момент мои мысли вернулись к недавнему бою Велизара и Питера. Тот прием, что использовал парень…Однажды Пабло использовал его против меня в нашем тренировочном бою. Только увидев его, я начала рьяно умолять обучить меня этой технике. Долго упрашивать не пришлось, так как именно с этой целью учитель и показал его тогда. Пабло говорил, что прием требует невероятной физической подготовки и уровня Магии, а значит, способен его выучить не каждый. Талантливый Маг потратит всего три месяца на его овладение. Мне понадобился месяц.
Прием под силу Магу ранга минимум Высшего Наследника. Шон, как и я, увидев этот прием, только стал серьезнее, не выказав и капли удивления. Он видел его уже раньше или сам…Но ведь в анкете он указал, что является Средним Паладином. Хотя кто бы говорил! Я и сама, являясь Высшим Наследником, указала тот же ранг.
– Знаешь, тот прием, что использовал Велизар, ну, когда он исчез и оказался позади Питера, был необычным, – я мельком взглянула на Шона.
– Согласен, – пробормотал Шон.
– Интересно, как он это сделал?
– Зачем спрашиваешь? Сама ведь знаешь, – ухмыльнулся парень.
Как я и думала, парень не только умен, но и, вероятнее всего, силен.
– Какого ты на самом деле ранга? – я остановилась.
– А сама? – Шон остановился следом за мной и повернулся ко мне корпусом. – Эбби, я скрываю свой ранг по той же причине, что и ты свой: стараюсь не привлекать к себе лишнего внимания, – он словил мой удивленный взгляд, потому улыбнулся и нежным голосом добавил: – Ты можешь мне верить.
Наконец я оторвала свои ступни от асфальта и подошла к Шону. Когда мы выровнялись, я улыбнулась.
– Я доверяю тебе!
– Как и я – тебе, – улыбнулся парень, и мы снова направились вперед.
Как я себе и представляла, Небесный рынок сильно отличался от любого другого, на каком я когда-либо бывала. Большие белые палатки с дорогим товаром, аккуратно разложенным на красивых стеклянных столешницах. А за теми – железные силуэты роботов, монотонным голосом завлекающие проходящих мимо людей и изредка издающие звуки механизмов. Но, как и на любом другом рынке, голоса присутствующих и прочий шум образовывали паутину из множества звуков. Несмотря на все отличия, одно лишь это сходство напомнило мне о давно забытом. Воспоминания нахлынули, сбивая с ног, как цунами, а я не могла (или не хотела) им противиться, я в них утонула.
Моя Деревня. Маленькая площадь. Продавец овощей, который часто нас угощал чем-нибудь. И мама, которая тщательно выбирает листья Драко. Мама исчезает, а чуть дальше, у колодца, появляется Пабло. Все взгляды направлены на меня. Они жалеют меня. И лишь Пабло улыбается. Он ждет меня. Скоро я подойду к нему, а он скажет: «Я думал, ты не придешь!». Воспоминания об этом греют мою душу. Они заставляют меня улыбаться и жить дальше.
Невольно я улыбнулась. Шон заметил это.
– Ты чего?
– Да так...Просто нравится это место.
Шон воскликнул:
– Тогда пошли. Это лишь начало! Все самое интересное нас ждет дальше!
Эти слова касались не только рынка. Я связала их (а может быть Шон имел в виду это тоже) и со своим будущим: событиями, которые ждут впереди, и целью, к которой я стремлюсь. Мой путь только начался. И проходить я его буду не в одиночестве.
– Шон, я обещаю, что так просто не умру на Турнире!
– Я знаю, – ответил Шон и улыбнулся. – Я тоже!
Мы ударились кулаками. Смешно, как часто мы это делали. Это был наш особый жест доверия и взаимного согласия. Это не просто слова – это обещание. И я его точно сдержу!


Глава 10. Рога Веламона
Старая деревянная лестница, издающая скрипучие звуки, когда ступня касается одной из ее ступеней. Темный коридор, ведущий куда-то вниз, и лишь несколько небольших источников света, ближайший из которых далеко внизу. Угнетающая тишина, которая вытеснила все посторонние звуки благодаря нескольким дверям, что находились уже где-то позади: одной – обычной деревянной (для вида с улицы), и второй – невероятно плотной, которая и служила главной защитой этой части здания от внешнего гула, а также от любопытных глаз. Дверь же эта, самая плотная, как оказалось, открывается только при определенной комбинации стуков.
– Шон, – шепотом сказала я, боясь привлечь внимание…кого бы то ни было, – Напомни-ка, куда мы идем?
Когда мы оказались на Небесном рынке, прошли только по нескольким его рядам. Шон, кинув что-то про то, что ему скучно и здесь есть место поинтереснее (хотя я была уверена, что он первый раз на рынке, да и в целом в Верхнем Ордисе), завел меня в безлюдный переулок, а затем – за эти двери. Так, мы направились…Да я сама не знала, куда мы направлялись!
– В подноготную этого рынка. Вернее сказать, на истинный Небесный рынок – Нору, – даже в темноте я почувствовала, как Шон улыбался. Однако его голос слегка дрожал. Хоть и шел он уверенно, точно зная конечную цель и путь к ней, было слышно (уж точно не видно в такой темноте), как парень волновался или даже предвкушал скорое прибытие в это место. Я собиралась задать еще несколько вопросов, однако вдалеке увидела полоску света. Постепенно до ушей начали доноситься звуки. Шон открыл еще одну дверь, и мы оказались в Норе. Рынок сильно отличался от того, что я видела на поверхности. Этот больше походил на обычный рынок Среднего Ордиса. Только размеры его казались невероятными и был он глубоко под землей, скрываясь от лишнего внимания. Товары казались потрепанными, как и большинство людей, торгующих ими (к моему удивлению, здесь не было ни одного робота). Вот только люди являлись не обычными торговцами. Каждый был Магом как минимум уровня Высшего Паладина – я это могла почувствовать даже отсюда, все еще находясь у двери. И товары, которые они продавали, отличались от тех, что были на поверхности. На первом от меня прилавке слева лежали разного рода предметы, некоторые из которых хранили на себе засохшие капли крови. Прилавок справа был наполнен драгоценностями. Когда я проходя мимо него, в глаза бросилась золотая подвеска с выгравированной надписью: «Джон и Эмили навсегда». Стало очевидно, что это украшение, как и остальные, было украдено. Торговец выскочил из-за прилавка, когда заметил мой прикованный к подвеске взгляд, и обхватил мою ладонь своими:
– Дорогая, не желаешь приобрести прекрасную подвеску? Она отлично будет смотреться на твоей прелестной тонкой шее!
Каждое его слово отпечатывалось на моем лице в виде слюней, что так и хлестали из его рта. Зловонный запах мужчины, а также его правый глаз, который без ведома хозяина крутился вокруг своей оси (был искусственный), заставили отстраниться от мужчины.
– Н-нет, спасибо, – я старалась скрыть свою неприязнь за натянутой улыбкой.
Однако Маг так просто не хотел отставать. Я уже повернулась, но он догнал меня и снова оказался перед глазами. Он показал свои желтые зубы и сказал, сложив ладоши вместе:
– Ну же, красавица, посмотри другие украшения! Может быть что-то понравиться, – затем он приблизился и снизил свой голос, словно намереваясь поведать секрет. – А я сделаю отличную скидку, только для тебя!
– Нет! – я снова отошла от него, но он схватил меня за запястье.
Он собирался еще что-нибудь назойливо предложить, однако кинжал у его горла, который я молниеносно достала из своего ботинка (жалко было пускать в ход на него мои драгоценные мечи), позволил произнести ему лишь слова извинения. После этого я снова сравнялась с Шоном, и мы пошли дальше. На удивление, инцидент привлек внимание только нескольких человек, проходящих мимо, однако и те не задержались надолго. Продавцы за другими прилавками и вовсе проигнорировали нас. Казалось, подобное было обыденным здесь.
– Такое происходит здесь довольно часто, – словно прочитал мои мысли Шон. – Никто бы и глазом не моргнул, если бы ты его убила.
Вот он какой – истинный Небесный рынок. Нет, вероятно, любой рынок, где торгуют краденым.
– Они все попали сюда благодаря Проводникам?
– Оу, – ухмыльнулся Шон, – а ты догадливая. Именно! Они не так уж и сильны, максимум ранга Низшего Наследника. Таких без особых талантов и связей не пустили бы в Верхний Ордис через обычный телепорт. Все, что они могут, это воровать и убивать – этим и добывают себе на жизнь. Здесь они продают различные безделушки, а иногда их нанимают для грязной работы. По ним Нижний Ордис плачет. Ха-ха.
– Почему же их до сих пор не изгнали из Верхнего Ордиса? Это место так сложно найти?
– Нет, конечно! – рассмеялся друг. – Я же смог найти информацию о том, как сюда попасть. Они тем более смогли бы. Просто зачем? Небожители сами пользуются их услугами, а также частенько здесь бывают. В Норе ведь можно найти что угодно!
Глаза Шона блестели, а голос взволнованно дрожал. Сейчас он казался ребенком, который впервые в своей жизни увидел небо.
– Ты так рад. Как будто давно мечтал сюда попасть.
Только сейчас, снова оглядевшись, я заметила белоснежные головы Богов. Относительно остального контингента этого места их было с четверть.
– Я невероятно волнуюсь, когда думаю о том, как много редких вещей можно найти в этом месте. Мы здесь ради одной из них.
– Что это за вещь? – об этом я слышала впервые.
– Идем туда! – он схватил меня за руку и поволок в определенном направлении.
В итоге остановились мы у магазинчика с книгами. Кроме них здесь было полно свернутых свитков.
Ну конечно, умник искал книги!
– Уважаемый! – обратился он к мужчине средних лет в очках. – Есть ли у вас Книга Падших?
Когда Шон говорил о книге, голос его стал тише.
– Есть, – торговец насторожился.
– Отлично! – ухмыльнулся мой друг, протягивая мешочек с монетами. – Я возьму ее!
– Не свети ею сильно, – посоветовал мужчина, протягивая книгу. – Мне стоило больших усилий выбраться из Нижнего Ордиса из-за нее. За эту книгу могут убить.
Маг внешне казался обычным по сравнению с остальными торговцами, однако его сила свидетельствовала о том, что все скорее наоборот: это они были посредственными по сравнению с ним.
– Знаю, – улыбнулся парень, – подскажите, есть ли здесь место, где можно…уединиться?
На последнем слове Шон направил свой взгляд сначала на книгу, затем снова на торговца. Он понял, что место нужно было для того, чтобы в безопасности открыть книгу, не привлекая ненужного внимания. А зная, что это за место, внимание точно было бы.
– Если так невтерпеж, можете воспользоваться моей кладовкой, – мужчина указал большим пальцем на место, находящееся за спиной.
Я оглянулась в надежде, что никто из посторонних не слышал этот двусмысленный обмен фразами. К счастью, так оно и было.
Шон и мужчина уже скрылись где-то за углом, поэтому я поспешила, чтобы догнать их. За углом оказался небольшой коридор с тремя дверьми. Открыв первую из них, что была слева, я увидела комнату. В ней была небольшая односпальная кровать, столик со стулом, а также небольшой шкаф. Я закрыла дверь этой комнаты и направилась к следующей с той же стороны. Только я собиралась ее открыть, как скрипнула дверь за моей спиной. Послышался голос мужчины:
– Что ты здесь делаешь?
– Я немного отстала, поэтому не видела, куда вы зашли, – нервно ответила я, когда повернулась к нему.
– Тебе сюда, – он указал на дверь, из которой вышел, и направился прочь.
Как только мужчина скрылся, я выдохнула и зашла в указанную комнату. То было небольшого размера пространство, заполненное разного рода хламом и небольшой стопкой книг в углу. Шон сидел на полу и внимательно листал книгу. Не поднимая глаз, он спросил:
– Чего так долго?
– Заблудилась, – улыбнулась я.
Шон никак не отреагировал. Вместо этого он хлопнул рукой рядом с собой и приказал сесть. Я послушалась.
– Что ты ищешь? – я внимательно посмотрела в книгу, пытаясь найти в ней подсказку.
– Думаю, тебе будет интересно, – усмехнулся Шон. – Рога Веламона.
Сердце екнуло.
– Что? – несмотря на то, что второе слово было мне незнакомо, я сразу поняла, о чем друг говорил.
– Заметил этот знак на руке Аурума, а потом увидел и у Велизара на шее и подумал, что где-то уже видел его. Потом вспомнил об этой книге. В моем доме находится точно такая же, хотя, судя по цене и ее состоянию, у отца в библиотеке ее копия, а оригинал сейчас у меня на руках. Ты ведь тоже заметила этот знак.
– Заметила, – пробубнила я, – но не знала, что он имеет название. Почему «Рога Веламона»? Кто такой Веламон?
– Демон, – ответ был ожидаемым, – это все, что я знаю.
Шон отвлекся от книги и взглянул на меня, однако я продолжала смотреть куда-то перед собой и обдумывать услышанное. Некоторое время я чувствовала на себе его тревожный взгляд. Когда же он снова обратил свое внимание на книгу, вздохнул и сказал:
– Послушай, я не знаю, что между вами с Аурумом произошло, – сначала я удивилась, но затем вспомнила, как пьяный Шон уже говорил что-то о том, что заметил какую-то связь между нами, – но точно знаю, что он мутный тип, а ты хорошая. И ты мой друг, поэтому я на твоей стороне! Просто знай это.
– Шон… – мои ресницы намокли.
Боги, спасибо вам, что подарили мне таких замечательных людей в моей жизни. Возможно, это награда за все мои страдания, которые были и еще будут?
– Черт, эта книга странная! – внезапно воскликнул мой друг, захлопнув книгу. – Я точно помню, что видел в книге, принадлежащей отцу, больше страницы, которых здесь нет. Уверен, именно на них была информация о Рогах Веламона.
Такое положение дел расстраивало. Мысль, что на один из вопросов я вот-вот узнаю ответ, вселила в меня надежду, что совсем скоро я смогу узнать и остальное. Но ответ ускользнул, оставив неприятный осадок.
Нет, надежда еще есть.
– Шон, можно ли как-то отправить копии этих страниц сюда, в Верхний Ордис?
– О, – воскликнул Шон, – ведь и правда есть! Сразу же по возвращении в отель отправлю Майклу сообщение! Он был доверенным лицом моего отца всю его жизнь. На всякий случай нужно будет зашифровать письмо. Уверен, здесь все под контролем, даже личные сообщения.
– Отлично! – снова обрадовалась я.
Шон положил книгу в рюкзак, и мы вышли из комнаты. Мы поблагодарили мужчину и отправились бродить по подземному рынку. Проходя мимо оружейного магазина, я невольно остановилась. Хоть у меня и были уже два крутых меча, кинжал оставлял желать лучшего. Этот кинжал был со мной еще с того момента, когда я жила в деревне. И если я и дальше буду использовать его, то однажды это может стоить мне жизни. Хотя он мне очень дорог.
Не сказав Шону ни слова, я забежала в магазин. Мой друг заметил мое исчезновение не сразу. Он заглянул в несколько других магазинчиков и осмотрел некоторые прилавки. Только спустя некоторое время обнаружил меня в оружейном магазине, размахивающую парой красивых серебряных кинжалов.
– Эбби, – выдохнул Шон, когда обнаружил меня, – ты предупреждай, когда хочешь куда-то зайти!
– Прости, – кинула я не прерываясь.
– А у вас глаз наметан! – из-за угла вышла женщина. – Кинжалы сделаны из локинского камня.
Женщина среднего возраста оказалась владелицей магазина, она выглядела довольно своеобразно. Ее тело было большим и мускулистым, непропорционально ее голове. Если бы не лицо и голос, я бы решила, что оно принадлежит мужчине. Волосы средней длины были собраны в хвост. Под глазами – небольшие морщины. Густые хмурые брови создавали ощущение, что она злиться, но слабая улыбка и бодрый голос развеивали иллюзию.
– Какого камня? – удивился Шон.
– Вы прибыли, видимо, из Среднего Ордиса, – посмотрела торговка на наши браслеты, – а потому не знаете этой истории. Около трех тысяч лет назад в Локинию – когда-то самый маленький из островов Верхнего Ордиса – приземлился объект неизвестной природы, спустился с неба. Люди назвали этот камень локинским по названию острова, на котором его обнаружили. Вот только остров тот со временем разлетелся на маленькие кусочки: сильный ущерб острову нанес этот камень. Многие Маги годами пытались найти этот камень, и лишь одной группе Магов удалось это сделать. Среди них был и мой отец. Именно из локинского камня сделаны эти кинжалы. Поэтому в прочности материала можете не сомневаться!
– Беру! – кинула я не думая.
– Одну секундочку! – улыбнулся Шон женщине, затем прошептал мне: – Слушай, ты правда поверила в ее белиберду? Это же явная ложь!
– Это неважно, – я подняла кинжалы на уровне глаз, – Я чувствую, что материал, из которого они сделаны, и правда необычный, даже если это и не локинский камень.
– Поступай, как знаешь, – смирился парень.
– Я беру! – повторила я еще уверенней.
– Прекрасно! – воскликнула женщина, – Эти кинжалы идеально вам подходят!
Я удовлетворительно улыбнулась новому приобретению и засунула кинжалы в стенки ботинок – это было самое удобное для них место. Там они не бросались в глаза, не мешали и так их удобнее всего было доставать. Свой старый кинжал я закинула в рюкзак. С ним я расстаться еще не была готова.
Мы вышли из магазина и направились дальше по рядам. Проходя мимо темного переулка, что находился между магазином с травами и магазином с аксессуарами, я остановилась. В какой-то момент остановился и Шон, когда заметил, что меня нет рядом (в этот раз понадобилось совсем немного времени). Он повернулся и направился ко мне, что-то ворча.
– Ну вот опять! Почему не предупреждаешь…
Я стояла и вглядывалась во мрак переулка. Оттуда не было ни звуков, ни чего-либо еще, что могло привлечь мое внимание, но по какой-то причине я почувствовала, что мне нужно идти туда, в самую тьму. Что-то заставило меня остановиться, а теперь тянуло к себе. Я сделала шаг, и тьма меня поглотила.
– Мы правда идем туда? – скривился Шон, но все-таки последовал за мной. – Черт!
Мы шли вперед, а до нас постепенно доносились голоса. Когда достигли части переулка, достаточной для того, чтобы свет с другой стороны доставал до нее, я увидела два мужских силуэта. Они перешептывались, а во время разговора один передал что-то второму. Они нас заметили и разошлись в разные стороны: один двигался в противоположную от нас сторону, к свету, другой – по направлению к нам. Когда он проходил мимо, его глаза встретились с моими, что заставило напрячься.
Кроме них, в переулке была женщина. Она сидела чуть дальше, почти у края переулка, который выходил на другую улицу, поэтому ее хорошо было видно. Женщина сидела на земле и что-то тихо напевала, качаясь из стороны в сторону. Платок, что прикрывал ее голову, спокойно развевался на ветру. Когда мы проходили возле нее, она резко схватила меня за запястье. Мелодия прекратилась.
– Хочешь, погадаю?
– Н-нет, спасибо, – ответила я, даже не взглянув на нее.
Я смотрела на шумную улицу, желая скорее оказаться там.
– Ягодка, ты уверена? – женщина поднялась с земли.
Ее платок подхватил ветер и унес в сторону мрака, но никто из нас не обратил на это внимания. Когда я наконец взглянула на женщину, передумала.
– Б-бабушка Агата?
– Бабушка? – удивился Шон.
Я смотрела на женщину. Она была намного моложе бабушки Агаты, что объясняло реакцию Шона. У нее тоже были яркие зеленые глаза, но лохматые волосы, не имеющие и намека на седину. Запачканное лицо без морщин заставило меня сомневаться. Глядя на нее, я была уверена, что именно так выглядела бы бабушка Агата в молодости. Даже голос имел некоторое сходство с голосом моей знакомой. Кроме того, бабушка Агата тоже называла меня «ягодкой».
На мой выпад женщина лишь улыбнулась.
Даже улыбка такая же.
– Хорошо, – выпалила я.
– Я уже ничему не удивляюсь, поэтому просто постою здесь в сторонке, – Шон оперся о стену.
Женщина взяла мою руку и, глядя на нее, сказала:
– Ты уже пересекла море, но это лишь часть большого океана. Ты часто будешь оказываться перед выбором, в какую сторону плыть, но любой твой выбор будет иметь свои последствия, которые будут влиять не только на тебя. Груз, с которым ты плывешь, также не облегчает твой путь, а тащит ко дну. Но плывешь ты не одна. Рыбы, которые рядом, станут тебе надежной опорой. Вот только среди этих рыб может оказаться акула, – затем женщина подняла глаза и посмотрела на меня. – Помни, что Боги не дают человеку испытаний больше, чем он может выдержать.
Боги не дают человеку испытаний больше, чем он может выдержать, – вспомнила я слова бабушки Агаты.
Как такое возможно? Почему в этой женщине я продолжаю видеть ее?.
И дело не только во внешности, словах или голосе. От нее словно веет той же энергией. Если бы я стояла перед женщиной с закрытыми глазами, я бы даже не сомневалась в том, что это она и есть. Но здравый смысл заставлял сомневаться.
– Кто вы? – я удивленно смотрела на нее.
Женщина лишь улыбнулась, оставив без ответа мой вопрос. Затем она протянула свою ладонь и сказала с улыбкой:
– С тебя одна золотая.
– Я так и знал! – Шон отпрянул от стены и направился ко мне.
– Золотая? – ошеломленно воскликнула я.
– Именно!
Я разочарованно вздохнула и достала из мешочка золотую монету. Внешность незнакомки отнимала всяческое желание спорить. Она схватила монету и улыбнулась еще шире, а мы с Шоном повернулись и направились к гудящей улице.
Она точно не может быть бабушкой Агатой!
Когда я обернулась, чтобы посмотреть на нее последний раз, женщины и след простыл. Только красный платок все еще лежал на земле.
Мы оставили позади темный переулок и оказались на другом ряду. Здесь было намного оживленнее: больше магазинчиков и палаток, больше людей. Кроме того, какой-то мужчина жонглировал горящими кинжалами, привлекая всеобщее внимание. Понаблюдав за ним, я вспомнила о фестивале, на который мы собирались пойти. На часах было почти пять.
– Может, пойдем на фестиваль уже? – предложила я.
– Рано еще. Давай погуляем! О, какой прикольный рюкзак! – Шон побежал к одному из прилавков и нацепил желто-красный рюкзак на свои плечи. – Как я тебе?
– Как клоун, – честно призналась я.
– У тебя никакого чувства стиля! – обиделся парень и повернулся к торговцу. – Сколько он стоит?
На улице было шумно, но в этом многообразии голосов один зацепил меня больше всего. Чтобы убедиться в своих догадках, я сказала Шону о том, что отойду, и направилась к прилавку с украшениями, который находился недалеко от нас.
– Эта, девчонка! Прошу, придержите этот рюкзак для меня! – кинул он торговцу и направился за мной.
Совсем скоро я увидела знакомые каштановые волосы и гигантский меч на спине. Как я и думала, голос принадлежал Алану. Возле него стояла девушка. Я ранее уже видела ее на Арене – Лидия Раске. Девушка о чем-то яростно спорила с торговцем. Алан молча стоял, а на его лице читались стыд и желание поскорее уйти.
– Лидия? Что она делает рядом с твоим парнем? – спросил Шон, нагнав меня.
– Не знаю. И он не мой парень!
Мы подошли ближе и прислушались, и тогда слова стали различимы.
– Неужели так сложно снизить цену хоть немного? Это же обычное ожерелье... – возмущалась Лидия.
– «Обычное» ожерелье? – перебил ее продавец украшений. – Дамочка, вы даже не представляете, насколько оно необычное! Жемчуг, из которого сделано это ожерелье, был добыт из Пещеры Дракона! Это опасное место. Мы с братом рисковали жизнями, чтобы найти его, а вы заявляете, что оно «обычное»!
– Но ведь нельзя же ставить такие заоблачные цены!
– Почему же? Мы находимся в Эредесе. Кроме того, этот рынок тоже не совсем «обычный». И как только вы сюда попали? Участники, да? – увидел он синие браслеты, – Да вы просто стадо!
– Эй, ты! Да как ты можешь так грубо разговаривать с дамами? – Шон встрял в разговор между Лидией и торговцем.
Я посмотрела на пустое место рядом с собой, где совсем недавно стоял Шон. Он оказался там слишком быстро!
– О, а вот и помощь! Как я и говорил, вы стадо...
– Да как ты... – начал говорить Шон, замахиваясь на продавца кулаком.
Я в мгновенно оказалась между ними и схватила Шона за запястье руки, которая уже направлялась в сторону мужчины.
– Шон, хватит!
– Эбби, – еле слышно вымолвил Алан, не ожидая меня здесь увидеть.
– Правильно. Послушай эту милую леди! – продолжал мужчина. Потом он обратился ко мне: – Спасибо вам. Я вижу, что вы отличаетесь от...
– Ты тоже замолчи! – рявкнула я на торговца. – Как смеешь ты сравнивать людей со стадом? Кем ты себя возомнил? – затем я повернулась к своим товарищам. – Пошли отсюда!
– Д-да! – выкрикнули они растерянно.
Торговец продолжал смотреть нам в след с разинутым ртом. Остановились мы только на другой стороне улицы. Кроме того, здесь был конец подземного рынка, поэтому за последним магазинчиком, кроме нас, был только один человек. Мужчина сидел на корточках, опершись о кирпичную стену, и курил. Его взгляд блуждал по всему пространству, и только один раз слегка коснулся нас.
– Вот это ты его заткнула! – воскликнул Шон, – Я даже немного испугался. Но это стоило того!
– Рад тебя видеть, – улыбнулся Алан.
– Я тоже тебя, – расплылась я в ответной улыбке.
– Оу, – Лидия подозрительно посмотрела на нас с Аланом, – я так понимаю, ты и есть та самая Эбби?
– Да, та самая! – Алан заткнул рукой девушке рот и не дал ей договорить.
Я вопросительно посмотрела на Алана, но тот даже не взглянул в ответ.
– Меня зовут Лидия. Давно хотела с тобой познакомиться!
Девушка протянула руку. Ранее я видела ее только на Арене издалека, и только оказавшись вблизи, заметила ее необычные фиолетовые глаза. Цвет их меня настолько заворожил, что я ответила рукопожатием не сразу.
– Что ж, очень приятно!
– А я Шон! – парень тоже протянул ей руку, но она его проигнорировала.
– Я Алан, – Алан достал руку из кармана и протянул навстречу Шону вместо Лидии, – мы ведь так и не познакомились.
– О-очень приятно, – по напряженному лицу Шона я поняла, что Алан слишком сильно сжимал руку друга. Тот продолжал хмуриться, пока их руки не разъединились.
– Вы, видимо, очень близки, – моя улыбка скрывала отчаянное любопытство и ревность.
– Мы познакомились несколько лет назад в одном городе, – начал говорить Алан. – С тех пор путешествовали вместе. Был с нами еще один старик, но мы разделились.
– Вот как, – вымолвила я.
Нависшая тишина прекратилась благодаря Лидии:
– Мы сейчас направляемся на фестиваль, который проходит на площади у Арены. Пойдете с нами?
– Конечно! – воскликнул Шон.
– Но ты ведь говорил, что… – хотела я припомнить слова Шону.
– …Что самое время пойти на фестиваль! – перебил меня друг. – Как раз это и говорил!
- Ах ты...да ты идешь только ради Лидии! – подумала я.
– Что ж, и где выход? – пыталась я скрыть свою злость на друга.
– За твоей спиной, милочка! – раздался незнакомый голос.
Это был мужчина, который все это время сидел и курил недалеко от нас. Он затушил сигарету о стену, молча поднялся на ноги и пошел в сторону рынка.
– Спасибо! – крикнула я ему, когда опомнилась. Он лишь махнул рукой со спины, даже не повернувшись.
Как мужчина и сказал, за моей спиной оказалась дверь. Она была похожа на ту, через которую мы зашли на этот рынок, но небольшие трещины и вмятины доказывали, что это точно была не она, хоть и место было похожим. Вот только когда она захлопнулась за нашими спинами, все та же темнота окутала нас. Мы поднимались по ступеням наверх, стремясь к ближайшему источнику света. Казалось, с каждым шагом узкие стены сужались. Место было мало, а нас было четверо, поэтому мы выстроились друг за дружкой – это было решено после нескольких столкновений.
Наконец долгожданная последняя из дверей была преодолена. Как оказалось, чтобы выйти, нужно было просто толкнуть дверь вперед, без комбинации стуков или чего-то еще. Нога шагнула в свободное пространство, а легкие наконец смогли наполниться свежим воздухом свободы. Только сейчас я поняла, что воздух под землей был тяжелее, а замкнутое пространство пробуждало ощущение тревоги.
Вчетвером мы направились к Арене Богов. На удивление, беседа между нами завязалась сразу, и все неловкости и стеснение пропали совсем скоро. Возможно, из-за энергичного Шона, у которого был талант к знакомствам и общению, или благодаря не менее активной Лидии, которая любила говорить о себе и своих проблемах.
– Да как он мог такую цену поставить на такое посредственное ожерелье! За такую стоимость я могла купить целый магазин с украшениями в своем городке!
– Да! – махал головой Шон.
– И еще что-то говорил о стаде! Как он посмел меня…то есть нас, прировнять к стаду? Смех!
– И не говори. Он просто клоун, – засмеялся Шон. – Точно, я забыл купить рюкзак, который попросил отложить!
– Это к лучшему, – кинула я.
– Никакого стиля, – помахал головой Шон.
– У тебя! – дополнила я.
– Нет, у тебя! Вспомни только о той сабле, на которую ты уставилась, как только мы оказались на рынке.
– Она была прекрасна, – при воспоминании о ней я слегка улыбнулась.
– Она была ужасна! – повысил голос друг. – Ее рукоять только чего стоила! Вся в каких-то гравировках и с непонятными элементами. Это оружие или скульптура?
Я рассержено посмотрела на Шона. И если бы не Алан, мы бы уже решали в сражении, кто из нас прав.
– А вы отлично ладите, – в его словах чувствовался сарказм и легкая ревность.
Еще не доходя до Арены Богов, мы услышали музыку и голосами людей. У одного из входов на Арену стояла большая сцена, на которой выступала какая-то музыкальная группа, состоящая из четырех парней. Кроме них, на заднем плане танцевали девушки в костюмах кроликов. Лидия с еле различимыми воплями оставила нас и побежала к сцене. Как выяснилось позже, это была ее любимая музыкальная группа.
– Милашка, – улыбнулся до ушей Шон, явно даже не заметив, что произнес это вслух.
Помимо сцены, на площади было много палаток с едой и сувенирами, а также другие развлечения и артисты. Красные светящиеся рожки в одной из сувенирных лавок привлекли мое внимание, и я незаметно для себя уже протягивала монеты торговцу.
– Опять она это делает! – выплюнул Шон.
Я надела рожки на голову и посмотрела на своих друзей.
– Ну как?
– Милашка, – пробубнил Алан, но я его услышала.
– В-вы тоже что-нибудь купите, – предложила я смутившись.
Алан тоже купил святящиеся рожки, но синие. Шон, как ни странно, заячьи ушки. При взгляде на него я не смогла сдержать свой смех.
– Ты, – держалась я за живот и говорила сквозь слезы, – такой мужественный сразу стал! Ой, не могу!
– Давай поменяемся! – он покраснел от стыда.
– Сам носи их! – я не могла перестать смеяться.
– А ты? – посмотрел он на Алана.
– Кхм, – тот старался казаться серьезным, но было заметно, что ему сложно сдерживать смех. – Нет!
Тогда Шон надулся.
– Эй, стадо! – услышали мы странный, но уже знакомый голос.
Когда повернулись, за спиной увидели девушку с белоснежными волосами. Сначала подумали, что это Бог, но совсем скоро поняли, что то была Лидия в белом парике. Она исказила свой голос и попыталась изобразить Небожителя. И мы снова взорвались смехом.
– Круто! – вымолвил Шон. – Поменяемся?
– Ну, давай, – на удивление, согласилась Лидия.
Когда небо стало совсем темным, внезапно послышались взрывы, а площадь осветилась разноцветными огнями. Каждый из нас настороженно посмотрели в сторону источника звуков, уже готовый принять боевую стойку и сражаться. Вот только это оказались фейерверки, разукрашивающие небо под громкие звуки. Мы почувствовали себя слегка глупо, но расслабились, когда увидели, что большинство участников поступили так же, и снова рассмеялись. Мы завороженно смотрели в небо, а моя рука незаметно слилась с рукой Алана. Я хотела запечатлеть этот момент в памяти надолго: улыбки моих друзей, красивое небо в огнях и теплая рука Алана.
– Замечательное представление, правда? – послышался голос из-за спины. Этот голос я не спутаю ни с чьим другим.
Я резко развернулась и убедилась в своей правоте. Следом за мной повернулись и мои друзья. Перед нами стоял с прекрасной внешностью мужчина. Его золотистые волосы и белоснежная кожа сверкали даже в темноте.
– Что...что вы здесь делаете, Бог Аурум? – удивленно спросил Шон.
– Что за выражение лица? Как будто призрака увидели, – Аурум издал смешок, успев прикрыть рот ладонью. – Я пришел насладиться зрелищем, как и вы.
– Бог Аурум, здравствуйте! Я так рад вас видеть! – начала тараторить Лидия, протягивая руку. Ее счастью не было предела. Из нашей четверки она одна была рада видеть Аурума.
– Здравствуйте, Лидия Раске, – Аурум улыбнулся и поднес ее ладонь к своим губам. – Не ожидал вас…
– Я всю жизнь мечтала с вами встретиться лично! Так рада, что это наконец произошло! И вы знаете мое имя!
– А, – слегка удивился Аурум, – что ж, я знаю имена всех участников, которые мне интересны.
Лидия завизжала от счастья. Новость, что она интересна самому Богу Ауруму, доставила ей неописуемое удовольствие.
– Также мне известны имена Шона Брюне, Алана Уэста и... Эбигейл Роуз, – на моем имени он ехидно улыбнулся, а Алан сильнее сжал мою ладонь.
Я зарегистрировалась здесь как Эбби, а он назвал мое имя полностью. Этим он хотел показать, что ему известно все обо мне и о моем прошлом.
– Просто Эбби, – ответила я ему холодно. – Именно так меня знают на Турнире.
– О, прошу прощения! Это было так бестактно с моей стороны, – сказал он с сожалением, но в его голосе явно звучала насмешка. – Что ж, на этом я вынужден с вами попрощаться.
Он взглянул последний раз на меня и направился прочь.
– До свидания, Бог Аурум! – долго махала ему вслед рукой Лидия, пока он не исчез с поля зрения. Затем она посмотрела на нас и спросила:
– Ребята, что у вас за кислые лица?
– Давайте уже возвращаться в отель, – сменил тему Алан. – Нам с Эбби завтра предстоят бои. Надо хорошенько выспаться.
Я махнула головой в знак согласия, после чего мы направились в отель. Как выяснилось, Лидия поселилась на пятом этаже в пятьсот третьем номере, поэтому вышла из лифта первой:
– Пока, ребята. Эбби, Алан, я приду за вас поболеть! Удачи завтра!
Потом вышли мы с Аланом. Когда я собиралась зайти в свой номер, он меня остановил, нежно прикоснувшись к запястью:
– Эбби, ты как, в порядке?
– Все хорошо, Ал, – улыбнулась я.
– Тогда до завтра.
– До завтра.
Я зашла в комнату и сразу упала на кровать. Нет, со мной далеко не все хорошо.


Глава 11. Фриц
Ночь тянулась невероятно долго. Казалось, пока я лежала и пыталась уснуть, мир тоже решил замедлиться. Минуты превратились в часы. Я ворочалась на большой мягкой кровати, словно это как-то могло помочь мне скорее провалиться в сон. Думала, что успокоилась. Считала, что сегодняшняя встреча ни за что не повлияет на меня, ведь это означало бы, что этому человеку легко вывести меня из равновесия – стоит только появиться и сказать пару слов.
Я была не права. Каждый его взгляд в мою сторону, каждое сказанное слово, его улыбка пробуждали невероятную злость, которая, если не усмирить, однажды обернется против меня самой. Я пыталась контролировать свои мысли, думать о другом, но ни мысли об Алане, ни о завтрашнем бое не могли завладеть сознанием полностью. Вихрь под названием «Аурум» проносился мимо и разрушал все на своем пути, не давая и шанса уцелеть.
Когда я поняла, что все мои усилия заснуть напрасны, надела первую попавшуюся одежду и вышла из отеля. Я хотела прогуляться по округе, полюбоваться садом, который находился, по рассказам хозяйки, прямо за отелем, но вскоре передумала. Как оказалось, не доходя до сада, сбоку в здании отеля располагалась небольшая уютная кофейня, которая, к счастью, работала круглосуточно.
Я открыла дверь и вошла внутрь. Кроме меня, в здании было два робота: бариста и уборщик.
Робот-уборщик был небольшого размера и по форме напоминал белую коробочку. Он ездил в разные стороны, издавая негромкий жужжащий звук. Робот-бариста был в человеческий рост и больше походил на человека: голова, туловище, руки и ноги. Он был сделан из черного блестящего металла, а вместо лица – экран. На экране – два больших глаза, брови и полоска вместо рта. Когда я вошла в здание, он вытирал пыль с барной стойки. Увидев меня, он отложил тряпку и встал у кофеварки. Линия рта изогнулась в улыбке.
– Добро пожаловать, дорогой клиент! – на удивление, голос был радостным, а не монотонным. – Присаживайтесь! Меня зовут T35, – я присела за барную стойку. – Как только решите, что заказать – просто скажите! Я буду стоять здесь и ждать вашего решения!
– Спасибо, – я начала изучать меню, – какао, пожалуйста.
– Принято! – воскликнул бариста и направился к противоположной стене. – Желаете ли добавить корицу?
– Да.
Спустя несколько минут робот оказался возле меня. Он поставил стеклянный стакан с какао передо мной и воскликнул:
– Наслаждайтесь!
– Сколько с меня? – я потянулась к карману, но вскоре поняла, что не взяла мешочек с деньгами, так как изначально вышла просто прогуляться и подышать свежим воздухом.
«Дурья голова!», – начала я ругать себя.
– Просто приложите свой браслет к экрану. Это место создано для удобства участников, а значит никакой суммы не требуется, только подтверждение вашей личности с помощью браслета.
Я выдохнула с облегчением и послушно протянула руку с браслетом к экрану. Затем поблагодарила робота и начала пить горячий напиток. Мягкий ароматный вкус заставлял расслабиться.
– Как же хорошо, – вырвалось у меня.
– 74% посетителей нашей кофейни, визит которых состоялся с 00:00 до 06:00, страдали от бессонницы, – отреагировал робот на сказанную мною фразу. – Сейчас 03:46. Вы тоже здесь потому, что не можете уснуть?
– Да.
Внезапно в кофейне заиграла тихая расслабляющая музыка. Робот приподнял свой металлический указательный палец, изогнутая полоска рта снова вытянулась, а брови слегка сдвинулись вверх.
– Этот плейлист был создан двумя известными умами Верхнего Ордиса, которые изучали бессонницу. Исследования показали, что в девяноста четырех из ста случаев благодаря песням из этого сборника подопытные смогли побороть бессонницу уже спустя неделю.
– Вот как, – улыбнулась я, – и правда усыпляет.
На миг я прикрыла глаза. По какой-то причине моя злость и тревога словно улетучились, не полностью, но в значительной степени. Послужило ли причиной ароматное какао, спокойная музыка или монотонное жужжание робота-пылесоса, я точно сказать не могла.
Как только стакан опустел, я поблагодарила бармена и, сонная, направилась в номер.
– Приятных снов! – кинул мне вслед робот.
Когда снова оказалась в спальне, моя голова коснулась подушки – и я, наконец, провалилась в сон. Тот оказался невероятно сумасбродным. Он состоял из цепи событий, едва связанных между собой. Когда проснулась наутро, помнила лишь несколько последних звеньев.
Я шла по тихому безлюдному переулку в кромешной тьме и полном одиночестве. В какой-то момент над головой включилась лампочка, а вместе с ней – спокойная тихая мелодия, которая совсем недавно играла в кофейне. Наконец, бесконечная дорога закончилась: я наткнулась на дверь. Она казалась уже знакомой, и чтобы ее открыть, я произвела определенную комбинацию стуков. Дверь скрипуче отварилась, я сделала шаг и наткнулась на человека. Подняла голову и поняла, что передо мной – Бог Аурум, а я уже сидела с обратной стороны барной стойки, которая внезапно оказалась в переулке. Его лицо расплылось в безумной улыбке, от которой я чувствовала себя неуютно даже во сне. Он поднес свою руку к лицу, чтобы прикрыть рот.
– Желаете ли добавить корицу? – спросил он и, не дождавшись ответа, протянул стакан с какао.
В это время к звучащей мелодии добавился жужжащий звук за спиной. Я повернулась и увидела белую коробку, которая ездила в разные стороны по переулку. Внезапно, она врезалась в стену, затем отъехала назад и снова вперед, издавая тот же стук. Это повторялось снова и снова, пока я не открыла свои глаза, и только тогда поняла, что стучат в мою дверь в реальности, не во сне.
Первым делом я смотрю на часы. 12:32. Сначала я просто сонно таращилась на циферблат, и только потом поняла, что опаздываю на собственный бой. И если бы не стук, я бы и вовсе его проспала.
Я начала собираться в спешке, схватила все необходимое и выбежала на коридор. Как я и догадывалась, человеком, что так старательно колотил в дверь и не позволил проспать мой собственный бой, был друг.
– Наконец-то! Как ты могла проспать именно сегодня? Если ты не успеешь, засчитают как поражение, – тараторил Шон, пока мы бежали к Арене. Он всю дорогу меня отчитывал, но я не слушала. Сейчас я думала только о бое. Каким будет мой противник? Я не поела, а потому молилась, чтобы сражение не заняло много времени, и победа досталась мне легко.
«Хочу курочку», – думала я набегу.
Спустя некоторое время до нас начал доноситься шум трибун. Мы пробежали мимо охранника и ворвались на шумную Арену Богов.
– Эй, я ведь говорил вам проходить через другое место! – кричал нам вслед знакомый лысый мужчина, но скоро мы перестали слышать его голос: шум трибун переглушал его вопли. Толба уже была возбуждена, что ознаменовывало скорое начало боев.
Мы бежали по широкому коридору. Совсем скоро в поле зрения показались трибуны, на них мы увидели Лидию и Алана. Они смотрели в сторону арены, на которой взбудоражено говорил комментатор. Нам были видны только их спины. На секунду в голове промелькнула картина: Алан и Эмили стоят ко мне спинами на мостике у Алой реки. Я улыбнулась, затем инкогнито начала двигаться в сторону тех двоих. Алан, видимо, почувствовал мое присутствие и обернулся.
– Эбби! Почему так поздно?
«Ну да! Алан уже не тот, что прежде. Раньше его напугать было проще простого. Теперь же я к нему даже подкрасться не могу», – подумала я и улыбнулась.
– Прости, я проспала.
– Как можно столько спать? – возмутилась Лидия.
– Так получилось, – с легким раздражением улыбнулась я.
– Я боялся, что не успеешь,– выдохнул Алан, – Постоянно заставляешь понервничать.
– Алан весь тут испереживался, – Лидия покосилась на друга.
– Лидия! – рявкнул Алан, но она лишь посмеялась.
– ...Эбби! – услышав свое имя, я посмотрела на арену. На один из рингов вышел какой-то парень. Затем комментатор кашлянул и повторил: – Кхм, на первую арену прошу выйти Ноа Хорн и Эбби.
– Эбби, быстрее! – Шон пихнул меня в сторону арены. Когда я очутилась на ринге, комментатор воскликнул:
– Кажется, появилась еще одна прекрасная роза на нашем Турнире! Давайте же ее поприветствуем!
Трибуны начали хлопать и свистеть. Франсуа продолжил объявлять других участников, но я не слушала: сконцентрировалась на своем противнике. Едва ли мускулистое тело, никакого оружия, слабая магия. Лицо выказывало спокойствие и легкую надменность – расслабился при виде девушки. Средний Паладин, но, видимо, совсем недавно достиг этого ранга. И хотя выглядел слабаком, нельзя было его недооценивать. Пабло всегда говорил: «Не суди книгу по обложке!».
Когда прозвучал гонг, мой противник встал в боевую стойку, а затем накинулся на меня. Сначала я уклонялась от ударов, но решила пропустить пару, чтобы проверить, насколько парень силен. Все оказалось хуже, чем я думала. Или, вернее, лучше? Когда его кулак прикоснулся (по-другому нельзя сказать) к моему левому плечу, легкая волна прошлась по моему телу, но не более. Я смогла устоять на ногах, едва ли двинулась.
– Ты ведь сдерживаешься? – спросила я с надеждой, на что противник только разозлился.
Мой живот слегка бурчал от голода. И хотя изначально я хотела скорее закончить бой, чтобы поесть, как только оказалась на Арене, появилось желание сразиться, проверить свои силы. И, стыдно признавать, показать Алану, что я уже не та слабая девчонка, а сильный Маг, которым всегда мечтала стать.
Если подумать, я всегда мечтала стать достойной того, чтобы участвовать в Турнире Эредеса, но никогда даже не мечтала о победе или о том, чтобы стать Богом (или выше – Фантомом). Возможно, с самого детства я насильно себя приземляла даже в мечтах. А что теперь? Я стремлюсь победить Бога. И даже захотела достигнуть ранга Фантом, в который раньше даже не верила.
– Тварь! – выкрикнул мой противник, чем вытянул меня из мыслей.
Было так скучно, что я задумалась о своем.
Парень выхватил из ботинка кинжал. Видимо, не только мне удобно было его хранить в этом месте.
– Так у тебя было оружие, – улыбнулась я с надеждой, что все-таки повеселюсь.
– И теперь я не остановлюсь, даже если ты будешь молить о пощаде на коленях, – показал свой оскал парень.
– Серьезно? – искренне удивилась я.
Маг перенаправил часть силы в кинжал, отчего тот стал зеленым, и побежал на меня с криком. Я безнадежно выдохнула и сделала шаг ему навстречу. Доставать оружие не было необходимости. Только парень оказался возле меня, я схватила его за нападающую руку и вывернула так, что кинжал оказался в плече противника. Тот закричал от боли. Тогда я ударила его в живот, и он упал на холодную плиту ринга.
Послышались шаги, совсем скоро за спиной появился комментатор. Его громкий голос объявил:
– Вы только посмотрите! У розы оказались очень острые шипы! Ноа Хорн – проигрыш, Эбби – победа!
Зрители взорвались аплодисментами. Я победно улыбнулась и направилась на трибуны к друзьям. Когда была уже почти у цели, боковым зрением уловила молниеносное движение – в мою сторону летел человек. Я увернулась и рассерженно повернула голову ко второму рингу. На нем находился парень с длинными ярко-рыжими, почти красными, волосами и широко мне улыбался.
– Прошу прощения! Ты не поранилась, принцесса? – насмешливо спросил он.
– Нет, – ответила я холодно и вернулась к прежнему маршруту.
Он специально ударил своего противника так, чтобы тот полетел в мою сторону? Спиной чувствую, как он буравит меня взглядом и ухмыляется!
Когда я поднялась на трибуны, на меня налетел Шон:
– Поздравляю, Эбби!
– Ты держалась молодцом! – воскликнула Лидия.
– Молодец! – воскликнул Алан.
– Спасибо, ребята!
Внезапно нос уловил приятный аромат, который только усиливал мое чувство голода. В глаза бросился небольшой бумажный пакет у Шона в руках.
– Я подумал, что ты не успела поесть, поэтому сейчас, должно быть, голодна. Вот и прикупил кое-чего.
– Шон, – казалось, вот-вот из глаз польются слезы счастья, – Ты самый лучший! Но когда ты успел?
Я ринулась к пакету. В нем оказались бургер с говядиной, две куриные ножки в панировке и небольшая бутылочка воды. Я достала бургер первым.
– Пока ты сражалась…
– Ты! – резко изменилась я. – Даже не остался, чтобы поболеть за меня!
– Конечно, я знал, что ты победишь! – ухмыльнулся Шон, – По-другому и быть не могло.
– Что ж, – успокоилась я и откусила кусок бургера.
Наблюдая, как я ем, Шон улыбнулся и воскликнул:
– А вообще-то твой живот издавал такие громкие звуки, что я … – я не дала Шону договорить, засунув оду из куриных ножек ему в рот.
– Достаточно, – грозно посмотрела я на него, на что Лидия и Алан рассмеялись, – Кстати, кто тот парень с красными волосами со второго ринга?
– Комментатор сказал что-то вроде Амарон, Агерон... – начал вспоминать Шон, прожевывая еду.
– Абаддон, – перебила Лидия. – Он чертовски силен. Вынес здоровенного противника с первого удара. И это еще не все. Бил он лишь ногой, не доставая рук из карманов. Невероятно!
– Да как такое вообще возможно? – начал возмущаться Шон. – При замахе руками поддерживают баланс и увеличивают скорость. Без рук невероятно сложно вынести противника за ринг…
– Именно поэтому я и сказала «невероятно»! – раздраженно ответила Лидия, – Если он достанет руки из карманов, его сила и скорость возрастут в разы.
– Следующий бой Алана, – напомнил Шон, а затем обратился к нему, – без победы не возвращайся!
– Хорошо! – сказал Алан, затем указал пальцем на свою щеку. – Не поцелуешь наудачу?
– Еще чего! – воскликнула я, потом улыбнулась и добавила: – Тебе не нужна удача, чтобы победить!
– Я начинаю объявлять следующий участников! – прервал наш разговор комментатор. – Первый ринг – Фрэнсис Уэбб и Малколм Райс.
На ринг вышли две громилы, которые больше походили на горилл. Мы все таращились и думали о том, как вообще возможно довести свое тело до такого состояния. Затем раздался голос Франсуа:
– Второй ринг – Обри Уотсон и Мориц Бауэр. Третий ринг – Жером Дюбон и Даниэль Майсснер. И, наконец, четвертый ринг – Алан Уэст и Фриц Меллер.
На четвертый ринг вышел Алан и его оппонент. Фриц выглядел внушительно: парень лет тридцати, мускулистое тело, короткие светлые волосы и голубые глаза. За спиной у него был меч меньше, чем у Алана, но тоже большой. Раздался гонг, и одновременно на аренах началось движение. И только на четвертом ринге время как будто остановилось. Никто из Магов не двигался. Они лишь смотрели друг на друга. Наконец Фриц улыбнулся и воскликнул:
– А ты подрос, пацан!
– Что? Они знакомы? – удивилась я.
– Фриц? Но что он здесь делает? – отреагировала громче обычного Лидия, опершись животом на перилла.
– Ты знаешь его? – подошел к ней ближе Шон.
– Да. Мы трое встретились два года назад. Хотя Фриц и старше нас на десяток лет, мы сдружились. С тех пор путешествовали вместе. Фриц заботился о нас, хотя с Аланом они часто ссорились. Но внезапно он ушел.
– Это тот «старик», который вместе с вами путешествовал? – вспомнила я вчерашний разговор.
– Да, – рассмеялась Лидия, – он постоянно его так называл, и ни разу по имени за все время знакомства.
Я надеялась, что Алан справится со своим противником так же быстро, как и я, но, взглянув на Фрица, поняла, что бой затянется надолго.
– А ты совсем не изменился, старик! – ухмыльнулся Алан.
– Все также дерзишь, пацан! Какой я тебе старик? Мне всего тридцать четыре!
– Я же говорю – ста-рик!
– Ах ты! Ну, я тебе сейчас преподам урок! Посмотрим, насколько возросли твои навыки! – Фриц достал из-за спины меч и встал в боевую стойку.
– А я думал, ты только и будешь чесать языком, – Алан также приготовил свой меч для сражения.
Первым с места сдвинулся Фриц. Он бежал вперед, направляя свой меч на Алана, но тот преградил путь своим оружием. Два меча соприкоснулись, затем отстранились. Так повторялось еще много раз, пока Алан не направил свой меч вниз, скользя оружием по мечу Фрица. Раздался режущий слух звук. Алан остановился у рукоятки меча Фрица и нацелил свой меч в левый бок своего противника. Сквозь желтую майку Фрица проступила кровь.
– Наглец! – рявкнул он и побежал к Алану с мечем перед собой.
Алан смог уклониться от первых трех атак, но четвертая ознаменовалась на его правом плече. Белая майка окрасилась в красный. Меч выпал из правой руки. Фриц остановился. Он ждал, пока Алан поднимет свое оружие и будет снова готов к сражению. Алан посмотрел на Фрица, затем наклонился к мечу. В его лице отразилось сначала недовольство, затем боль. Алан взялся за рукоятку обеими руками и набросился на Фрица. Их мечи продолжали сталкиваться снова и снова. Бои на других рингах уже закончились, и все внимание теперь было приковано к Алану и его старому другу Фрицу. Мастерство одного ни капли не уступало мастерству другого. Оба были ранены. Оба были Средними Наследниками.
Внезапно Фриц отскочил от Алана. Сражение прекратилось.
– Оба противника остановились и не двигаются, – озвучивал комментатор, увлеченно наблюдая за боем у самого края арены. – Хотя нет! Кажется, Фриц что-то задумал.
– Уж слишком все затянулось, – воскликнул Фриц.
Он провел рукой по лезвию меча, словно погладил свое оружие. От металла стало исходить желтое свечение.
– Решил наконец перестать сдерживаться? – ухмыльнулся Алан, желтое свечение вдруг стало голубым.
Два сияющих меча снова встретились друг с другом, но на этот раз столкновение вызвало сильнейшую волну, которая содрогнула всю Арену. Затем образовалась сильная буря, которая подняла песок с земли и обрушила на трибуны. Зрители зажмурились в жалании защитить свои глаза. На арене едва лишь можно было различить два силуэта, игнорирующих образовавшуюся бурю. Только Маги были способны видеть в полной мере продолжающуюся борьбу. До ушей Простолюдин доносились звуки ударов клинков, которые доказывали, что сражение все еще продолжалось, и вибрации, проносившиеся по телу при столкновении мечей.
Алан кинулся на Фрица, но тот увернулся и оказался возле Алана, начал теснить его. Не давая времени на восстановление баланса, Фриц атаковал снова. Алан уклонился и сделал выпад мечом. Удар за ударом, и до меня начало доносится тяжелое дыхание бойцов. Оба выдохлись и уже были на пределе. Они в последний раз соприкоснулись мечами, после чего меч Алана упал.
– Алан! – выкрикнула Лидия.
Некоторое время спустя Фриц также уронил свой клинок. Теперь Алан и Фриц сражались на кулаках. Еле передвигая своё тело, они ударили друг друга кулаком по лицу, после чего упали на землю.
– Оба противника выдохлись и не могут продолжать бой. Значит ли это, что будет ничья? Напоминаю, что если бойцы не дееспособны, оба вылетают из Турнира. Я начинаю отсчет. Если в течение десяти секунд никто из бойцов не поднимется, они вылетят из Турнира. Десять, девять…
– Алан, прошу, вставай! – продолжала кричать Лидия. Алан все еще не шевелился, как не шевелился и Фриц.
– Восемь, семь, шесть...
– Ну же, парень, давай! – прошептал Шон.
– Пять, четыре...
– Алан! – не выдержала я. – Ты правда хочешь, чтобы все так и закончилось? Неужели этого ты хотел: проиграть на первом же этапе? Вставай! – выкрикнула я снова, а затем повысила свой голос до максимума: – ВСТАВАЙ!
– Три, два...Стойте! Кажется, Алан Уэст начал шевелиться. Он тянется трясущимися руками к своему мечу, который лежит подле него, затем встает на ноги, опираясь на него. На последней секунде Алан поднимается, в то время как его противник лежит без сознания! Это безоговорочная победа!
Трибуны начали дрожать от аплодисментов. Шон и Лидия от радости обнялись, но потом опомнились, и Лидия оттолкнула его. Затем мы троём перепрыгнули через ограждение и побежали к Алану. Лидия набросилась на него, почти сбивая с ног. Меня это не на шутку разозлило. От неожиданности Алан покачнулся и начал падать, но сзади подошел Шон.
– Оп, поймал! – предотвратил он падение. – Лидия, осторожней! Он все еще слаб!
– Прости, – пробормотала Лидия.
– Хорошая работа, Алан! – похлопал Шон его по плечу.
– Я бы не справился, если бы вы не поддерживали меня, – улыбнулся Алан, затем его взгляд остановился на мне. – Спасибо, Эбби! Твой голос был громче всех.
– Ха-ха! – нервно улыбнулась я.
Постепенно раны Алана начали затягиваться прямо на наших глазах. Я завороженно наблюдала за тем, как рана на щеке Алана сошла на нет.
– Браслет начал действовать, – просвистел Шон. – Вижу не первый раз, а все еще поражаюсь этой технологии!
За спиной послышались шаги. Мы обернулись и увидели Фрица, от ран которого осталось лишь темное пятно на майке.
– А ты правда подрос! – начал смеяться Фриц, – Не ожидал от тебя такого. Раньше даже дотронуться до меня не мог, а теперь – победил!
– Прямо-таки не мог?
– Лидия, рад тебя видеть! – проигнорировал он вопрос Алана. – А ты стала настоящей красоткой!
– А ты постарел! – огрызнулась Лидия.
– Все также дерзишь старшим. В этом вы оба ни капли не изменились, – улыбнулся Фриц. Затем его взгляд обратился на нас с Шоном.
– А вы?...
– Я Шон! Приятно с вами познакомиться!
– Эбби.
– Эбби значит, – ухмыльнулся он и посмотрел на Алана, – та самая Эбби?
– Да, – прошептал смутившийся Алан.
– А ты милашка! Рад с тобой познакомиться, Эбигейл! – Фриц подошел ко мне и обнял, застав врасплох. – Я много о тебе слышал!
– Перестань! – разозлился Алан.
– Что ж, мне пора. Надеюсь, еще увидимся! – отстранился он от меня, затем взглянул на Алана, – Не опозорься перед дамой.
– Вали уже! – крикнул Алан.
Фриц рассмеялся и направился к выходу.
– Кхм, – громко раздалось возле нас.
Комментатор стоял прямо за нашими спинами и говорил в микрофон, из-за чего звук был невероятно громким:
– Людей, не участвующих в следующих боях, прошу немедленно покинуть арену!
Мы заткнули ладонями уши, чтобы хоть как-то спасти их от режущего громкого звука и направились в сторону трибун. Мы бежали и смеялись одновременно.

В тот же день по возвращении в номер Шон отправил, наконец, письмо Майклу с просьбой прислать копии недостающих страниц Книги Падших. Письмо было зашифровано таким образом, чтобы никто, кроме семьи Шона и их приближенных, не понял истинной его сути. Для большинства людей, включая меня, это лишь бумага с трудноразличимым шифром, которым было написано сообщение какой-то «Любимой Тетушке». И только для семьи Брюне и их близких – тайное послание.
– У моей семьи полно секретов, – сообщил мне Шон, когда писал сообщение. – Потому и придумали свой собственный шифр.
Он сидел за столом и аккуратно вырисовывал каждую линию. Сначала я стояла над ним и пыталась разобрать каракули. Я никогда не считала себя сверхмозгом, но верила, что мне удастся понять смысл сообщения.
– Даже не пытайся, – гордо улыбнулся Шон.
Когда нервы были на пределе, я недовольно выругалась, рухнула на диван и включила телевизор. Вскоре телесериал полностью завладел моим вниманием. Сюжет повествовал о двух влюбленных. Парень по имени Кристофер Голден – юный Маг высокого ранга. Он был рожден и воспитан в Верхнем Ордисе. С самого детства перед ним все бегали и лебезили, так как его семья была очень влиятельна. Такая жизнь казалась ему бесконечной скукой. Роскошные банкеты и другие важные для семьи события он проводил с очередной книгой в руках. Кристофер всегда мечтал путешествовать. Хотел побывать во всех частях Ордиса, а во время пути писать книги о людях, которых встретил, и местах, которые видел.
Как только он достиг ранга Низшего Наследника (на тот момент ему было семнадцать), сбежал в Средний Ордис. Вот только семья не смогла закрыть на это глаза. Она отправила за ним наемников, каждый их которых имел ранг Бога. Укрываясь от них в очередной деревне, он встречает девушку по имени Джейн. Она была сиротой и росла в приюте. На тот момент ей было четырнадцать. Она помогла беженцу скрыться от преследования. Парень поблагодарил девушку, после чего они разошлись.
На этом история только начинается. Спустя пять лет Кристофер становится известным писателем под псевдонимом Странник. В его новой книге действия разворачивались на Турнире Эредеса. По этой причине он тайно возвращается в Верхний Ордис в качестве зрителя Турнира Эредеса. Когда он занимает место на трибуне Арены Богов и обращает взгляд на саму арену, видит Джейн. Она одолела своего противника, но проведя взглядом по трибунам, увидела своего героя…
– Готово! Идем отправлять! – воскликнул Шон. Я чуть оторвала свой взгляд от экрана и направилась к нему.
– Уверена, даже Майклу придется повозиться с расшифровкой, – оценивающе посмотрела я на законченное сообщение.
– Это правда. И написание, и расшифровка занимают много времени.
– Когда мы получим ответ?
– Ну, – почесал подбородок Шон, – учитывая все влияющие факторы, ответ придет через две недели минимум.
– Так долго! – разочаровалась я.
– Другого выхода нет, придется ждать. Такое письмо по компьютеру не отправишь.
– По чему? К-комп… – удивилась я незнакомому слову.
– Ты слышала о машинах, но впервые – о компьютерах? Ох, тогда забудь, – махнул Шон рукой и высокомерно отвел глаза в сторону. – Беднякам не понять.
– Ах ты!...
– Идем отправлять письмо! – перебил он и направился к выходу.
– Ох, когда-нибудь… – пробубнила я.
– Что сказала? – спросил друг у двери.
– Ничего! – огрызнулась я и прошла мимо Шона, наступив ему на ногу.
– Ай!
Следующие восемь дней были для нас свободными от Турнира. Изредка мы все еще наблюдали за некоторыми боями, но большую часть времени посвятили отдыху. Времяпрепровождение в компании Шона, Лидии и Алана было комфортным и веселым. По этой причине почти все свободные дни мы были вместе. За это время нам удалось обойти весь город и посетить наиболее интересные места Эредеса. Мы посетили Академию Магии Эредеса, выходцами которой являются известные и влиятельные фигуры Ордиса (и Аурум в том числе). Мы побывали на самом краю острова, завороженно смотрели вниз на место, откуда совсем недавно прибыли. Средний Ордис, казалось, был совсем близко. Вот только тонкие полосы дорог и квадраты полей, просматривающиеся сквозь белоснежные облака, доказывали, что близость – лишь иллюзия.
Мы побывали на концерте любимой музыкальной группы Лидии, на который она нас затащила обманом, сообщив, что мы направляемся на «очень интересную выставку, на которой обязан побывать каждый уважающий себя Маг». Лишь только мы оказались у вытянутого белого здания с яркими прожекторами, направленными в небо, и большим ярким экраном у главного входа, мы поняли, что что-то не так. Только взглянув на изображение четырех парней и букв, которые складывались в словосочетание «Один шанс» на экране, мы сообразили, что оказались вовсе не на «очень интересной выставке, на которой обязан побывать каждый уважающий себя Маг». Когда концерт начался, я слушала с удивлением и интересом, а потом – с наслаждением. Лишь Алан и Шон сидели со скучающим видом.
– Все участники группы дружат с детства, – тараторила Лидия, когда мы уже возвращались с концерта. – Они учились в Академии Вестабула. С самого детства мечтали выступать на сценах Верхнего Ордиса, особенно Джо – их главный вокалист. Как только их показали в шоу «Кто станет звездой?», я поняла, что у них яркое будущее. Такие прекрасные голоса! А как красивы их лица, правда же? – посмотрела она на меня.
– Д-да, – здесь отрицать я не могла, парни и правда были хороши собой.
– Не так уж и красивы! – недовольно кинул Шон.
– Согласен, – еле слышно пробормотал Алан.
Все это время мы веселились и отдыхали, но мои мысли часто возвращались к предстоящему второму этапу Турнира, суть которого никому не была известна. Совсем скоро наступил последний день первого этапа. К вечеру большинство жителей отеля столпились в холле у экрана. Участники следующего этапа были определены.
– ...наконец закончился первый этап Турнира, – говорил Аурум. При виде его по телу пробежали мурашки. Хотя он и по ту сторону экрана, было чувство, будто он находится здесь, передо мной. – Двести два участника проходят в следующий этап. О месте и времени проведения его вы узнаете чуть позже, а пока наслаждайтесь свободным временем, ибо никогда не знаешь, наступит ли завтра!
Прозвучал свойственный Ауруму смешок, который он успел прикрыть ладонью.
– И что это значит? Он сказал, что завтра может не наступить? Неужели это он про второй этап? – спросил кто-то из участников.
– Это неважно! Он же сказал «наслаждайтесь свободным временем». Не знаю, как вы, а я... –участник говорил, направляясь к двери, но неожиданно врезался в человека и упал. Этим человеком был парень лет двадцати пяти, со светлыми волосами и в белом костюме. За ним стояли еще несколько мужчин.
– Ой, прости, чувак!
– Чувак? – удивился он. – Ты сейчас меня назвал «чуваком»? Как смеешь ты, отребье, называть меня так? Ты хоть знаешь, кто я?
– Н-нет, – растерянно ответил участник, что лежал на полу.
– Меня зовут Питер Конорс. Тебе фамилия эта знакома? Мой отец владеет компанией «Конорс груп». И ты, не знающий своего места выскочка, назвал меня «чуваком»?
Присутствующие начали шептаться:
– Неужели та самая компания, что выпускает электронику, которой пользуются по всему Ордису?
– Не может быть! Что сын владельца компании забыл здесь?
– Я в-виноват, – вымолвил паренек дрожащим голосом, до сих пор не осмеливаясь подняться с пола.
– Мне не нужны твои извинения! – Питер подал какой-то сигнал головой мужчинам позади. Те подошли к бедолаге и начали пинать его ногами. Никто из присутствующих участников и бровью не повел, чтобы помочь ему. Я не могла просто смотреть на это и направилась туда, где избивали парня, но меня остановил Шон. Он схватил за запястье и прошептал:
– Ты куда собралась?
– Конечно же, помочь ему! Зачем ты меня остановил?
– Помочь? А ты подумала о последствиях? Это не обычный хулиган из деревеньки, а сын влиятельного человека в Верхнем Ордисе. Поможешь ему – можешь вылетить с Турнира! Это тебе не Середина, Эбби, где все решается физической силой. Здесь правят власть и деньги.
– Я не могу просто смотреть, как невинного человека избивают у меня на глазах. Прости, Шон, но я не прощу себя, если не вмешаюсь! – я высвободилась из захвата Шона и направилась к виновнику драки. Не успела я сделать несколько шагов, как мимо меня пролетело чье-то надкусанное яблоко и попало в лицо Питера. Тот закричал то ли от злости, то ли от боли:
– Кто посмел?
– Сэр, думаю, это он, – охранник Питера показал пальцем в мою сторону. Все, кто находился передо мной, внезапно расступились. Я повернула голову назад и прошептала Алану, который стоял все это время позади.
– Ты что делаешь?
– Если бы я не вмешался, то это сделала бы ты, и тогда у тебя могли быть проблемы, – сказал Алан и, как обычно, показал свою милую улыбку, от которой сердце снова бешено заколотилось. Я не смогла ничего сказать и только молча провела его взглядом, когда он направился к Питеру.
– Ой, прости. Просто какая-то собака громко скулила и я не удержался. Только и всего! – Алан поднял руки, как будто говорил «я не виновен».
– Да как ты посмел...
– ...ударить меня, самого Питера, по лицу? Ты это хотел сказать? – передразнил его Алан. Все наблюдатели рассмеялись. Питер нервно осмотрел смеющуюся толпу, а затем добавил:
– Ты…Рэй, проучи его. Да, и не сдерживайся!
– Понял! – раздался голос из-за спины Питера.
В здание вошел мужчина в черном костюме. Его телосложение оказалось больше, чем у тех громил, что дрались на ринге. Ему только таблички не хватало: «Я – профессиональный киллер». Мне стало страшно за Алана, но тот совсем не нервничал. На миг мне даже показалось, что он наслаждается ситуацией.
– Все ли будет хорошо? – спросил Шон.
– Не думаю, что Алан ввязался бы в драку, не будучи уверенным в победе, – сказала я Шону, хотя сама в этих словах сомневалась. Кажется, я утешала больше себя, нежели Шона.
– Ты похож на букашку, – сказал Рэй басом.
– А ты – на носорога, – улыбнулся Алан.
Это не на шутку разозлило Рэя. Я уверена, что слышала, как он рычит. В следующую секунду громила набросился на Алана, но тот увернулся.
– А для носорога ты невероятно проворен.
– Ты тоже...для букашки, – ухмыльнулся Рэй.
– Почему Алан только уклоняется от ударов? – Лидия появилась за спиной Шона неожиданно и тем самым напугала его так, что тот вскрикнул.
– А ты откуда здесь? – из-за испуга тон голоса Шона повысился, что меня рассмешило.
Лидия проигнорировала его вопрос и продолжила смотреть бой. Когда Шон понял, что ответа не последует, он откашлянулся и заговорил своим привычным голосом:
– Возможно, он уклоняется, чтобы вымотать своего противника. Неплохой план, учитывая размеры его оппонента.
– Не уверена, – возразила я. – Он просто играется с Рэем. Взгляните сами, как улыбается.
Мне нравится улыбка Алана, но эта отличается от тех, что я привыкла видеть. Она тоже вызывала волну мурашек по коже, тоже провоцировала мое сердце биться чаще и усерднее, но чувства были совершенно другие. Казалось, передо мной был другой человек— высокомерный, хитрый, жестокий. Человек, который хочет развлечься, развеять свою скуку. Прямо как Небожитель.
Рэй вновь накинулся на Алана, но тот остановился. Ему надоело играть. Он достал из-за спины свой меч и атаковал им Рэя. На этот раз громила увернулся, но Алан спохватился и направил меч в правый бок противника. Рэй зарычал от боли и упал на колени, закрывая рану обеими руками.
– Ты не сможешь дальше сражаться! Сдавайся! – Алан уверенно стоял перед Рэем. – Я не хочу тебя калечить.
– Рэй, жалкий слабак, не смей проигрывать! – выкрикнул Питер раздраженно. – Ты такой же, как и твой отец!
Рэй напрягся и посмотрел на Питера. Питер продолжал:
– Да! Твой отец! Думаешь, он попал в автокатастрофу случайно? Нет же! Он стал бесполезен. Поэтому от него и избавились! То же будет и с тобой, если ты проиграешь!
Питер громко рассмеялся. Тогда противник Алана поднялся и направился в сторону Питера. Алан застыл от удивления. Кажется, такого поворота никто не ожидал, включая его самого. Когда Рэй вплотную подошел к Питеру, тот перестал смеяться и недовольно спросил:
– Т-ты чего это на меня так уставился? Твой противник – он! Какого черта ты сюда...
Не успел Питер договорить, как кулак Рэя врезался прямо в лицо парня. От удара Питер потерял сознание.
– Воу, – удивился Алан.
После Рэй повернулся в сторону Алана и медленно направился к нему. В это время Алан уже спрятал свой меч. Наконец Рэй подошел, вытер свою руку, которая была в крови, о пиджак и подал Алану. Сначала Алан смотрел удивленно на мужчину, а потом спохватился и пожал руку Рэя.
– Прошу меня простить за свое поведение, – начал говорить Рэй. – Я ввязался с вами в драку без причины.
– Все в порядке, – улыбнулся Алан. – Вы действовали не по собственной воле.
- Они на “вы” перешли? – удивилась я.
Тогда Рэй закинул Питера на плечо, как мешок с картошкой, и вышел из здания. Вся толпа начала расходиться. Мы подошли к Алану.
– Ал, ты как? – спросила я.
– Со мной все хорошо. Прости, если напугал тебя.
– Вовсе нет!
Я соврала. Я волновалась, что технологии могли не в полной мере излечить его раны, и они бы проявились в бою с Рэем. А также из-за его поведения, которое резко переменилось. Что, если тот Алан, которого я знала раньше, исчез в день, когда покинул деревню? Если то, что я видела до этого изо дня в день, лишь притворство, а это и есть его суть. Пабло всегда говорил, что сущность человека раскрывается в бою.
-- Нет, что за мысли? И вообще, кто бы говорил? Ты ведь сдерживаешься? – перекривила я саму себя, припомнив свой последний бой. – Вела себя не лучше!
– Раз представление закончилось, я пошел спать! – воскликнул Шон и направился к лифту.
– Думаю, мне тоже пора, – Лидия направилась за Шоном.
Мы с Аланом переглянулись и выкрикнули:
– Мы тоже!
Мы попрощались друг с другом и разошлись по комнатам. Тогда мы даже не догадывались, что ночь предстоит длинная, а для некоторых – смертельная.


Глава 12. Нападение
Пабло учил, что в мире снов я должна быть начеку, ведь даже самый сильный Маг во сне превращается в беспомощного человека.
Внезапный звук и резкий поток ветра вырвали меня из сна. Я резко присела и испуганно взглянула в сторону балкона. Ночной ветер ворвался в комнату и дерзко распахнул окна. Я опустила ноги на пол и направилась к окну. Руки потянулись, чтобы закрыть его, но упали на подоконник. Ночное небо, усыпанное яркими огнями, задержало мой взор и прогнало напрочь желание скорее вернуться в кровать и снова уснуть. Небо, на которое смотрела, еще пять лет назад было таким далеким и недосягаемым.
Вспомнились три наивных ребенка, которые по вечерам лежали на земле и смотрели ввысь. Они мечтали стать сильными Магами и оказаться в Верхнем Ордисе. Мечтали участвовать в Турнире. Мечтали увидеть это небо целиком, в его истинной красоте. Лишь двое исполнили эту детскую мечту, над которой другие смеялись, особенно взрослые.
- Видали? А вы говорили, что не сможем! – хотелось оказаться в деревне и выкрикнуть эту фразу, а потом услышать слова извинения или даже восхищения. Услышать похвалу, а может увидеть глаза, наполненные гордостью, а не той жалостью, которой были полны в мой последний день в деревне.
- Боги, о чем ты только думаешь? – строгий голос раздался в голове, осуждая мысли. – Так вот ты какая!.
Что ж, возможно. Я так давно была в тени, скрывала свою силу. И что теперь? Стремление показать себя било через край, вызывая подобные мысли, а после, как следствие, ¬– чувство стыда за них. Чтобы прогнать их, решила думать о другом. Перед глазами все еще было звездное небо, из-за чего первое, на что решил переключиться мой мозг – та самая ночь в Шаре.
-Нет! Давай-ка о другом! – приказала я себе, заливаясь краской.
Я хлопнула себя по щекам, чтобы прогнать мысли, и начала перебирать в голове события, на которые смогла бы переключиться.
Второй этап. Каким он будет? В голове продолжала крутиться последняя фраза Аурума. Что он имел в виду, говоря о том, что завтра может не наступить? Это была подсказка или жизненный совет? Что-то вроде живем один раз и прочее.
Ответ пришел незамедлительно в виде черного силуэта, который я уловила в отражении бокового окна. Он медленно направлялся ко мне с кинжалом в руке. Человек замахнулся? и острое лезвие кинжала сверкнуло у моей головы в отражении. Я мгновенно отскочила в сторону и повернулась лицом к противнику. Черная одежда покрывала все тело. На голове – черная маска. И лишь глаза были не тронуты. Не было времени внимательнее рассматривать противника. Он набросился на меня снова. Лезвие кинжала засияло зеленым светом. Я уклонилась в очередной раз, схватила руку, в которой было оружие, и сжала ее со всей силы. Послышался звук ломающейся кости, после чего враг вскрикнул. Я ударила его кулаком в живот, и незнакомец в бессознательном состоянии упал на пол.
Шорох за спиной. Я почувствовала потребность в своих мечах, поэтому незамедлительно кувыркнулась через кровать и взяла их с тумбы. Ножны оказались на полу, а два острых лезвия ожидали противника. Вскоре показались еще двое, облаченные в тот же черный наряд. Они накинулись одновременно. Одного я ударила ногой – он упал на пол. Второго ранила мечом в ногу. Некоторое время они не вставали, но совсем скоро снова зашевелились. Три фигуры оказались передо мной быстрее прежнего. В руке каждого было по кинжалу, все излучали разные цвета: зеленый, красный, серый. Скорость противников возросла в разы. Они нападали на меня по очереди. Сначала я отразила красный кинжал. Зеленый слегка задел мое плечо. Серый почти достал до левого глаза, но благодаря моей скорой реакции лишь задел щеку. Новый выпад – и их скорость снова возросла. Для себя решила, что в этот раз справлюсь без магии, задействую ее в следующей атаке. Сначала ударила одного локтем по затылку, он потерял сознание и упал. Второго вырубила, ударив в живот тыльной стороной меча, после чего тот тоже оказался на полу. Третьему прошлась лезвием по уже раненой ноге. Моей целью не была их смерть, поэтому я старалась не нанести серьезные раны.
Когда осмотрелась, все противники лежали на полу. Двое – в бессознательном состоянии, третий держался за ногу и что-то говорил себе под нос. Он словно разговаривал с кем-то, так как пару раз интуитивно кивнул.
Казалось странным то, как резко они становились сильнее и так же внезапно – слабее. Хотя я и не сражалась в полную силу, такие толчки не могли им навредить. Более того, я готова была задействовать магию. Было в них что-то пугающее. Интуиция приказывала быть настороже. Так почему теперь каждый лежал, словно при смерти?
Я посмотрела на незнакомца в углу. Когда он заметил, что я направляюсь в его сторону, начал слегка трястись и громко проклинать меня. Я приставила к горлу противника мечи и задала интересующий меня вопрос.
– Вы кто такие, черт возьми?
– Э-это всего лишь с-следующий этап, – голос Мага дрожал.
– Что?
– В-второй этап Турнира. Нам было п-приказано напасть, пока участники спят.
– Но ведь раны не заживают за территорией Арены Богов! – возмутилась я. – Если бы я была смертельно ранена…
– Так и было задумано, – внезапно парень перестал трястись.
По голосу было слышно, что он улыбается. Кроме того, рана на ноге перестала его беспокоить, как и мечи у его горла. Я внимательно взглянула в глаза – единственный возможный источник информации, ведь только они не были прикрыты. И, наконец, поняла, что не давало мне покоя все это время. Частички мозаики собрались воедино. Интуиция подсказывала с самого начала, что что-то не так с этими Магами. Они слишком преувеличивали реакцию на раны, полностью не выкладывались при сражении, а этот и вовсе как будто с кем-то разговаривал.
Серебряные глаза невозможного для обычного человека цвета и белоснежные ресницы, обладателей которых даже в Верхнем Ордисе лишь меньше половины населения. Настолько сильно была увлечена боем, что даже не заметила такой кричащей подсказки. Уверена, другие два «страдальца» не слабее него. Эти чертовы…они проверяли меня! Если бы они дрались в полную силу, от меня бы не осталось и следа.
Я убрала мечи в сторону. Более не было нужды держать лезвия у его горла. Если они захотят моей смерти, мне не удастся выжить ни при каких условиях.
– Какая честь, – я поднялась с пола и присела на кровать. – А что, слабее Магов не нашлось? Если вам было скучно во время сражения, уж извините.
Глаза парня сначала округлились от удивления, затем послышался смешок.
– Не переживай! Это веселее, чем кажется, – затем сказал, поднимаясь с пола, – Эй, нас раскрыли.
На последней фразе он приложил указательный палец к правому уху. Микрофон. Вероятно, разговаривал он не только с этими двумя. Был кто-то еще, кто следил за всем со стороны. В мысли закрадывался образ наиболее ненавистного для меня человека.
Как только первый парень встал, другие тоже начали шевелиться, и вскоре передо мной снова стояли три Мага. Рука, которую я сломала одному из противников, каким-то чудом оказалась цела. Нанесенные мною раны превратились в ничто на моих же глазах. Исчезли, словно произошла регенерация. Технологии? Вряд ли. Тогда чья-то магия, которая напустила на мои глаза иллюзию? Возможно.
Противник, что был с недавно раненой ногой, снял маску. Другие последовали примеру. Белоснежные волосы нежными прядями ниспадали на плечи незнакомцев. На месте черных масок теперь сияли прекрасные фарфоровые лица Богов. Тот, что первым решил снять маску, скорее всего, был главным в этой миссии. У него были легкие волнистые локоны длиной до плеч. В острых глазах читалась хитрость лисы. Да и сам он некоторыми чертами походил на это существо. Будь в моем окружении подобный человек, я бы не смогла доверять ему в полной мере.
Второй Маг имел идеально ровные длинные волосы и строгий непроницаемый взгляд. Создавалось ощущение, что за его плечами имелся огромный жизненный опыт и невообразимый интеллект. Если бы он сказал, что жил в одно время с Легендарным Фантомом, я бы ему беспрекословно поверила.
Третий парень имел короткие взъерошенные волосы. В совокупности с юношеским лицом он казался подростком, который сбежал от своих родителей. На некоторое время я задержала на нем свой взгляд. Отчего-то лицо казалось знакомым.
– Ты был в том сериале! – вскочила я с кровати, когда наконец вспомнила, – Кристофер Голден!
– О, – воскликнул радостно парень, – ты смотрела «Дневник Странника»! Только на самом деле меня зовут Мэтью.
– В общем, – демонстративно кашлянул кудрявый Бог, – ты прошла в третий этап, поздравляю!
Они развернулись в сторону окна. Белая луна на темном небе показалась над их не менее белоснежными головами. Волосы переливались на лунном свете. Прекрасная картина предстала передо мной. Хотелось иметь под рукой тот самый фотоаппарат и запечатлеть это. Недавнее сражение и даже изначальная цель – убийство во сне – забылись, словно что-то далекое и нереальное.
– Стойте! – опомнилась я, пока они не успели скрыться. – Неужели всех участников сейчас проверяют Боги?
– Вот еще, – фыркнул Мэтью.
– Нет конечно! – Кудрявый прыснул. – Это была особая просьба.
Даже Длинноволосый отвернулся в сторону, чтобы, уверена, скрыть свой смешок.
- Молодец, Эбби! – мысленно похвалила я себя. – Умудрилась рассмешить Богов.
– Особая просьба? Неужели… – догадалась я, – Аурума?
– Для тебя – Бога Аурума! – поправил Мэтью с серьезным лицом, – Хоть ты мне и нравишься (даже смотрела сериал со мной), непростительно называть его просто по имени!
– Видимо, у него особое к тебе отношение, – улыбнулся Кудрявый. – Не волнуйся! Твоих друзей и прочих участников проверяют жалкие крысы из Норы.
Нора. То есть на других напали те нелегалы, а значит уровня не выше Низшего Наследника. Уж Шон, Алан и Лидия точно с ними справятся. Но на всякий случай лучше проверить.
– Спаси… – хотела я поблагодарить, но Боги скрылись так же внезапно, как и появились.
Номер Алана находится ближе всех остальных, поэтому его я решила проверить первым. Когда постучала, никто не открыл. Я начала отчаянно колотить в дверь и кричать, воображая самое худшее.
– Алан! Ал, прошу, открой дверь! Ты меня слышишь?
До меня донесся звук приближающихся шагов. Я сжала мечи в руках, готовясь атаковать в случае необходимости. Металлическая ручка дернулась, дверь медленно начала открываться. В полумраке показалось лицо Алана.
– Эбби? – удивился он.
От знакомого голоса я расслабилась и кинулась в объятия друга, забыв обо всем.
– Как же я рада, что с тобой все хорошо, – выдохнула я облегченно.
– Да, – прошептал мне Алан на ухо и крепко прижал к себе.
Тело по привычке покрылось гусиной кожей. Когда я отпрянула от него, почувствовала, как лицо залилось краской: рука коснулась обнаженного мускулистого торса. Лишь тогда заметила, что из одежды на нем только джинсы. На груди – небольшой свежий порез. Значит, на него уже напали. А так как сейчас он стоит передо мной, все удачно закончилось.
– Милая пижамка, – улыбнулся Алан.
Черт! Забыла переодеться.
– С-спасибо, – смутилась я. – Очень торопилась.
– Вот как.
Опять эта улыбка.
Алан отошел от двери и пригласил войти. Я кивнула и послушно сделала шаг. Его номер по своей планировке был схож с моим, только цвета отличались: белые стены и черная мебель. Когда прошла в его комнату, хлынул резкий запах крови. На полу лежало три трупа, еще один – на кровати.
– Они напали на меня, когда я собирался ложиться спать, – подошел ко мне из-за спины Алан.
– На меня тоже напали, – повернулась я к нему лицом.
– С тобой все в порядке? – обеспокоенно спросил Алан и провел рукой по моим волосам.
– Да, – ответила я на автомате.
Голова отказывалась думать, мысли были как в тумане. Из-за темноты и адреналина все чувства обострились. Горячий обнаженный торс Алана находился в невероятной близости. Взглянув на его слегка влажные пухлые губы, я перестала дышать.
– Нужно найти остальных, – вымолвила я, все еще взирая на них.
– Нужно, – еле слышно согласился он.
«Не время! – пыталась убедить я себя, – Совсем спятила? Шон и Лидия могут быть в опасности!».
Ногти впились в ладони. Это было привычным поведением, чтобы успокоиться. Вот только сейчас этот способ словно перестал действовать. Тогда пальцы ущипнули кожу другой руки, и я наконец с большим усилием оторвала свой взгляд.
Молодец, Эбби!
– Поспешим! – кинула я и направилась к двери.
– Да.
Алан накинул белую майку, схватил свой меч, мы выбежали из номера и направились к лифту. Сколько бы мы не нажимали на кнопку, лифт не приходил.
– Не работает! – раздраженно ударил Алан кулаком по дверце лифта.
– Лестница! – я направилась туда. – Нам надо разделиться! Так будет быстрее.
– Эбби, беги в комнату Шона! А я помогу Лидии. Встретимся снаружи.
– Хорошо.
– Эбз! – окликнул меня Алан, когда я начала подниматься вверх по лестнице. – Будь осторожна!
– Ты тоже! – улыбнулась я, затем мы разделились.
Я быстро поднималась вверх по ступенькам, а когда оказалась на тринадцатом этаже, глаза начали искать нужную дверь. К счастью, номер 1349 располагался недалеко от лифта. Я начала было стучать, но заметила, что дверь уже открыта. Мечи были наготове. Когда переступила через порог, из-за двери кто-то накинулся с оружием в руках. Сначала я ударила фигуру тыльной стороной меча в живот, затем сделала выпад ногой. Противник упал на пол и вскрикнул от боли. Знакомый голос раздался эхом по коридору.
– Шон? – спросила я, готовая при случае ударить его. – Это ты?
– Эбби! – Шон включил свет. – Рад тебя видеть!
– Но, Шон, это у тебя лампа в руке?
Шон посмотрел на предмет, который крепко сжимал, и засмеялся:
– Не было времени искать оружие. Взял, что под руку попалось.
– На тебя тоже напали? – я уже знала ответ.
– Да, но они скрылись.
– Алан уже побежал к Лидии. Мы договорились встретиться на улице.
– Хорошо.
Мы направились прочь из здания. Когда покинули отель, на нас устремились глаза трех десятков человек: на улице оказались не только мы. Все участники, которым удалось выжить этой ночью, покинули свои комнаты и вышли. Половина была в пижамной одежде, пару человек с мокрыми волосами: только из душа. Алана и Лидии нигде не было. Мы прошли чуть дальше и встали у дерева. Спустя несколько минут наконец в дверях показались две знакомые фигуры. Стоило им приблизиться, в глаза бросилась глубокая рана на плече Лидии.
– Лидия! – испугалась я.
– Все хорошо, – улыбнулась девушка.
На ее лице были капли холодного пота и натянутое спокойствие. Глубоко в глазах спрятан испуг.
– Лидия! – крикнул Шон и подбежал к девушке: – Сколько же крови? Что же делать? Нужна аптечка! Точно, где-то в холле она точно будет!
– Я же сказала, что все хорошо! – крикнула Лидия на парня, но голос дрогнул, выказывая ее истинное самочувствие.
– Нет, – вмешалась я, – он прав. Ждите здесь! На всякий случай пойду вместе с ним.
Не дождавшись ответа, мы с Шоном вернулись в здание. Долго искать не пришлось – аптечка оказалась на столе у Мии. Оставила ее специально на видном месте? Пыталась таким образом помочь? Вряд ли. Скорее всего, кто-то другой это сделал. Аптечка была открыта, поэтому я остановилась на версии, что один из участников тоже был ранен, и когда нашел аптечку, не стал ее прятать или забирать с собой.
Мы взяли необходимое количество медикаментов и бинт (его было много в аптечке), затем вернулись к раненой подруге. Алан принялся обрабатывать рану. Его мать была врачом, поэтому ему был знаком процесс обработки раны. Пока Алан помогал Лидии, а Шон нетерпеливо бегал вокруг нее, я внимательнее осмотрела присутствующих.
Большая часть людей находилась в панике, некоторые были с уже обработанными ранами. Люди тревожно перешептывались и осматривались со страхом в глазах, пугались шороха кустов, да и любых других внезапных звуков. Среди десятков голов я заметила одну беловолосую. Мия ходила с аптечкой в руках и предлагала свою помощь в обработке ран. На лице – привычная улыбка, за которой скрывался наслаждавшийся представлением Небожитель. Помимо нас с Лидией и Мией, было еще несколько особ женского пола, однако только одна приковала к себе мое внимание. На скамейке сидела на вид десятилетняя девочка и крепко сжимала мягкую куклу в руках. Ноги болтались над землей. Она не была напугана. Наоборот, весело разговаривала со своей куклой, иногда громко смеялась. Многие участники в эти моменты особенно обращали на нее внимание, но никто не действовал – все чувствовали, что она опасна. Десятилетняя девочка в Турнире? Что за бред! Помимо необходимого уровня магии возраст участника Турнира Эредеса должен достигать как минимум шестнадцати лет. Кроме того, она смогла уцелеть при нападении, не получила ни царапины. Еще и ведет себя так, будто ничего страшного не произошло. Это дает понять, что она не только старше, чем выглядит, но и сильнее.
Помимо девочки была еще одна личность, которую все сторонились. Черноволосый парень разместился на земле вдалеке от собравшейся толпы. Он скрестил свои ноги и смотрел куда-то вдаль, мысленно был не здесь.
Внезапный звук разбивающегося окна привлек внимание, толпа устремила глаза вверх. Из окна пятого этажа выпрыгнул парень с огненными волосами. Аббадон. Он приземлился на землю и начал кричать. На лице была безудержная ярость.
– Уроды! Напали на меня! Я найду этих подонков и искалечу! Думают, сбежали – значит в безопасности?
– Что за фигня здесь происходит? Объясните мне кто-нибудь! – спустя некоторое время закричал один из участников. – Я смотрел телевизор, когда из ниоткуда напали двое неизвестных.
– А я выходил из ванной в этот момент. Их было трое, – сказал парень с мокрыми волосами. – Зачем они нас атаковали?
– Второй этап, – вымолвила я. – Это следующий этап Турнира.
– Без предупреждения! Что за ерунда? – начал кричать кудрявый рыжий Маг. – Это ведь нечестно!
– Нечестно? Парень, такого слова здесь, в Верхнем Ордисе, не существует! – заговорил мужчина средних лет.
– Что ты только что сказал? – парень напряг свои кулаки и подошел к мужчине вплотную.
– Перестаньте! – крикнул Маг с мокрыми волосами. – Не хватало еще нам подраться сейчас!
– А что, пусть дерутся, – раздался знакомы голос. – А то скучно у вас здесь.
На ступенях, что вели в отель, стоял темноволосый парень, скрестив свои руки на груди. На правой – красный браслет. Кривая ухмылка и высокомерный взгляд обратили весь скопившийся гнев в свою сторону. Участники нашли, на кого выместить свою злобу. Гарри.
– Гарри! Ты, подонок, – крикнул кто-то в толпе, – Тебе смешно?
– Обхохочешься, – улыбнулся тот.
– Ах ты, тварь! – крикнул другой.
– Ты ведь на меня напал, да? – крикнул еще один, – Это ведь был ты!
– Ты бы не выжил, если бы я участвовал.
– Как ты…
– Довольно! – громко крикнул он, после чего толпа замолчала, – Я не намерен выслушивать ваше дерьмо, так что завалитесь и слушайте, говорю только раз! Вы все прошли второй этап. Завтра в одиннадцать буду ждать на Арене Богов для третьего этапа. Если кто-то не придет, засчитается поражение.
– Вот так сразу? И даже не дадите время оправиться после второго этапа? – спросил рыжий кудрявый парень.
– А ты у нас неженка? – Гарри подошел к кудрявому вплотную. Рыжий от страха сглотнул, да так, что даже я услышала. Гарри продолжил:
– Слушай сюда, хлюпик! Если ты устал от такой ерунды, то можешь сразу катиться домой к мамочке. Это тебе не детские игры! Здесь на кон ставят жизни. Все уяснили?
Последнее он адресовал всем нам. Ответить никто не осмелился. Как только его взгляд падал на кого-то в толпе, тот сию же секунду отводил глаза в сторону. Участники даже не перешептывались, только мысленно молились Богам, чтобы этот подонок скорее ушел. И хоть бы никого не убил. Некоторые все же противостояли или вообще игнорировали нахала. Велизар не обратил даже внимания на присутствие Наследника, а девочка с куклой улыбалась. Когда взгляд пал на меня, я уставилась в ответ. Через секунду руки Гарри появились на его оружии. Мои рефлексы ничуть ему не уступили, ладони оказались близко от мечей. Но Гарри не стал действовать. Он недовольно скривил губы, спустился со ступеней и направился прочь от отеля. Хотел лишь припугнуть? Или же понял, что может проиграть схватку?
– Увидимся завтра, девочки, – крикнул он напоследок.
– Аргх! Как же я его ненавижу! – возмутился Шон.
– Тем приятней будет набить его морду, – Алан хрустел своими пальцами.
Участники начали расходится. Вскоре на улице не осталось ни души. Когда мы прошли в отель, лифт уже работал. Я открыла дверь своего номера, но посмотрела на коридор этажа. Были лишь я, Алан и девочка с куклой. Она стояла у самой дальней двери коридора. Когда заметила меня, улыбнулась и помахала мне, затем забежала в номер. Со всего этажа лишь мы остались живы. Я собиралась уже зайти к себе, но услышала голос Алана.
– Эбби!
Я прибежала на его зов молниеносно – боялась, что могло что-то произойти. Дверь была не заперта. Я прошла в комнату, однако не увидела ничего. Совсем ничего. Не было больше трупов нападавших, не было пятен крови, даже его резкий запах исчез. Только на кровати, где ранее был труп, лежала алая роза.
На следующий день все участники Турнира собрались в назначенное время на Арене Богов. Число конкурентов заметно сократилось после первого этапа – их было около шестидесяти. Только из нашего отеля около тридцати человек. Если я не ошиблась, все здания Эредеса с красной крышей – «фермы», значит всего три места пребывания участников. Уж точно не меньше трех, если нашу называют «Ферма №3». Получается, из трех других в совокупности выжило всего около тридцати человек?
Многие собравшиеся на Арене были ранены, некоторые сильно напуганы. Они тревожно осматривались по сторонам, опасаясь нового внезапного нападения. Второй этап унес множество жизней. Третий точно будет не милосерднее, а может и хуже.
Послышались шаги. Из-за трибун показались три фигуры: один в белой одежде, два других – в серой. То был Аурум, а за ним – два парня с красными браслетами: Гарри и один неизвестный. В отличие от надменного лица Гарри, второй Наследник имел теплое выражение с приятной улыбкой. Он был невероятно красив: смуглая кожа, золотистые волосы, карие глаза. Внешне напоминал более молодую версию Аурума.
– Рад снова вас видеть, мои дорогие! – раздался эхом голос Бога. – Поздравляю вас с прохождением половины пути к победе. Но это не значит, что вам можно расслабиться, ведь чем ближе конец Турнира, тем опаснее и сложнее будут задания, – Аурум кивнул головой, и в нашу сторону начали двигаться оба Наследника. Мгновенно они преодолели невообразимое расстояние и оказались перед нами.
– Мои друзья проведут вас к месту проведения третьего этапа и объяснят детали. Пусть победят сильнейшие!
– Следуйте за нами! – кинул Гарри и направился в сторону выхода.
Наследники покинули Арену и отправились куда-то на Юг. Мы двигались следом. Насколько я помнила, в той стороне начинался огромных размеров лес.
– Куда мы? – спросил кто-то в толпе. Ответа не последовало, но мы заметили, как оба Мага посмотрели друг на друга и улыбнулись. От этого страх лишь усилился.
Все участники перешептывались, выдвигая свои версии на счет предстоящего испытания. Выиграла та, в которой нас повесят за ноги вниз головой и будут бить металлическими дубинками, пока мы не сдадимся. Звучит абсурдно, но чего только не лезет в голову в подобной ситуации. Это намного лучше, чем другие версии, ведь в оставшихся нас всех убьют, оставив нескольких, что станут победителями. Только вера помогала не сбежать прочь. Вот только уже было поздно, и все это прекрасно понимали. Для каждого далее следовало лишь два варианта развязки: победа или смерть. Слово «сдаюсь» потеряло свою ценность после завершения первого этапа, и более не имело никакого значения. Теперь это просто шум. Для меня все было куда проще. Мне больше некуда возвращаться. Здесь находится моя цель. Поэтому я пойду до конца, даже если в этом конце смерть.
– Эй! Посмотри туда, – прошептал мне Шон и указал головой в толпу, что плелась позади нас. Сначала я не поняла, о чем говорит мой друг, и хотела было спросить, но заметила мрачную фигуру. Парень с длинными черными волосами плелся в полном одиночестве в конце толпы. Участники ускоряли свой темп, только бы не идти рядом. Его взгляд безумно метался по земле, будто выискивая что-то важное. А потом он оказался на мне. Сердце бешено застучало. Даже Боги не вселяли столько ужаса, сколько эти безумные глаза. Они словно кричали: “Убью! Я убью тебя! Убью!” Могу поклясться, что я слышала эти слова.
Я резко отвернулась.
– Это…
– Велизар, – Шон будто бы выплюнул имя. – Нужно приглядывать за ним. Здесь он самый опасный.
Я кивнула. Мысли превратились в путаницу. Я чувствовала его отвратительный взгляд на себе, и некуда было скрыться. Хотелось убежать или убить его, лишь бы избавиться от его общества. Вот только неизвестно, кто из нас сильнее. Уж точно можно было сказать, что он страшнее.
– Пришли, – весело пропел Гарри.
– Мне показалось, что прошла целая вечность, – Шон рухнул на землю и принял сидячее положение.
– Это уж точно, – выдохнула я, освободившись наконец от пристального взгляда, и приземлилась следом за другом.
Мы оказались на небольшой поляне, что располагалась в центре леса. Как будто из зеленого участка вырвали кусок вместе с деревьями. Под ногами – сухая трава. Участники начали падать на землю, чтобы отдохнуть и отдышаться. Невозмутимым остались только Велизар и какой-то человек в белой маске. Не могу поверить, что я раньше его не заметила. Маг был в черном плаще и с капюшоном на голове, несмотря на сильную жару. Лицо прикрывал белый овал с отверстиями для глаз.
– Здесь будет проходить третий этап, – прозвучал голос второго парня.
Он был настолько мелодичен, что тревога сменилась спокойствием. Вот только следовать и доверять этому чувству нельзя. Словно в подтверждение следующие его слова омрачили появившееся чувство и вернули все на круги своя.
– Через час после начала испытания отправятся наши солдаты. Они охотники, вы – добыча. Охотники будут разных разряда. С первым разрядом – самые сильные. Ими являются сами Наследники. За убийство такого начисляется сто очков. За охотников со вторым разрядом – пятьдесят очков, с третьим – сорок очков, с четвертым – тридцать очков, и с пятым – двадцать очков. За убийство другого участника начисляется десять очков. Каждый должен набрать не менее ста. Глубоко в лесу находится река. Испытание закончится, как только вы достигните ее с необходимым количеством очков. Мы будем ждать там. Время на прохождение испытания – двадцать четыре часа. За временем можно следить на своих браслетах. Там же будет указано количество очков, что вы наберете.
Внезапно на месте шкалы здоровья появился циферблат. 12:59. Внизу строчка: «0/100 очков».
– Убивать других участников? Да кому это надо? – раздался голос в толпе.
– Кое-кому, – ответил Аббадон. Все взгляды направились на черную фигуру в конце толпы. Велизар проигнорировал внимание к своей персоне. Он стоял у дерева и смотрел на говорящего Наследника.
– Желаю всем удачи! – улыбнулся золотоволосый Маг, после чего оба Наследника достали из своих карманов по маленькому, размером с куриное яйцо, кристаллу и в мгновение исчезли.
Я слышала о том, что такие кристаллы есть только у Небожителей. Они способны перемещать людей в пространстве. Так сказать, «мини-телепорты».
Внезапное исчезновение наших провожатых ошеломило всех присутствующих. Никто из участников даже не шевельнулся, всех как будто парализовало. Толпа стояла в замешательстве, не понимая, что делать дальше. В голове возникали вопросы: игра уже началась? Что теперь делать? И самый главный вопрос: кто сделает первый шаг? А потом раздался пронзительный крик. Затем еще один. Черноволосого Мага на прежнем месте не оказалось. Зато в той стороне начали падать тела участников, изливаясь красной жидкостью, одно за другим.
Игра началась!


Глава 13. Выжить
Велизар решил, не дожидаясь охотников, прикончить всех участников и заработать таким образом очки. На моих глазах Магов становилось все меньше.
Участники, словно обезумевшие животные, побежали в лес. Я растерянно оглянулась и заметила, что Шона нигде нет. Внезапно он оказался в стороне леса – тревога исчезла. Он поманил меня рукой к себе, затем развернулся и скрылся за деревьями. Нужно следовать за ним! Нужно держаться вместе! Нужно выжить!
Я лихорадочно побежала в сторону Шона. Атмосфера пугала, еще больше пугал Велизар. Тел между нами двоими становилось все меньше, как и расстояние, что нас разделяло. Я чувствовала – он направляется сюда.
Мимо пробежал какой-то участник. Я не обратила на него ни малейшего внимания, так как происходящее выбило меня из колеи. А потом почувствовала боль в животе. Мерзавец задел меня ножом. Как я могла пропустить удар от такого слабака?
За спиной раздался хриплый крик. Я обернулась и увидела рыжего кудрявого парня, летящего на меня с мечом. На этот раз рефлексы сработали быстрее мозга. Я достала свои мечи и пронзила парню живот. Лицо кудрявого застыло в испуганной гримасе. Он упал на землю. Глаза все еще выказывали страх, но уже не подавали признаков жизни. Сначала я стояла окаменевшая, пытаясь осознать, что сейчас произошло, а после – ринулась к лесу.
До этого я ни разу не убивала людей. Было много возможностей, но каждый раз что-то внутри останавливало. Я давно решила, что в любом случае стану убийцей, ведь моей целью был Аурум, а жалеть его я не намерена. Но когда подворачивался случай, будь то грабитель или просто бесящий Маг, мои мечи не были способны проткнуть ни единой живой плоти. До этой поры.
Я убила участника, хотя тот всего лишь поддался страху. Я могла его просто ранить, обездвижить, но убила. Я бежала и спотыкалась о трупы Магов, но снова вставала и бежала. Мой браслет загорелся, раздался женский голос: «Участнику Эбби начисляется десять очков за убийство другого участника».
– Убийца, убийца, убийца, – лихорадочно повторяла я, пока бежала.
В какой-то момент поняла, что нахожусь среди деревьев в лесу, а значит, где-то поблизости должен быть Шон.
– Чего так долго? – раздался голос друга.
Я подняла голову и увидела фигуру высоко в тени дерева. Шон сидел на толстой ветви, затем спрыгнул и оказался передо мной.
– Меня...задержали, – Шон вопросительно посмотрел. – На меня напал один из участников.
– С тобой все в порядке? – начал осматривать меня Шон, – Он тебя нигде не ранил?
– Нет, – солгала я ему.
Рана была неглубокая, и хотя кровь проступала сквозь майку, черная ткань оставляла рану незамеченной. На всякий случай я прикрыла ее рукой. Шон будет беспокоиться, если узнает. Не хочу быть обузой.
Сначала друг не поверил. Он сощурил свои глаза в подозрении, но резко улыбнулся и воскликнул:
– Вот и славненько! Тогда пошли к реке.
Шон направился дальше на Юг. Я последовала его примеру.
– Шон! С чего ты взял, что нам в ту сторону?
– О, а я не говорил? – он сложил вместе две ладони, а когда их снова разделил, между ними возник бесформенный сгусток воды. – Моя стихия – вода. Я чувствую ее, где бы она ни была. Поэтому знаю, где река.
Он еще больше растянул руки, и вода приняла форму дельфина.
– Это потрясающе! – воскликнула я, но замолчала, когда услышала вдалеке разговоры и смех. Охотники или участники – неважно! Сейчас каждый человек в этом лесу – наш враг. Когда голоса донеслись до Шона, он насторожился и прошептал:
– Поспешим!
Мы бежали больше семи часов, и уже начало темнеть. Голосов не было слышно, поэтому мы решили устроить привал. Место для отдыха выбрали у одного из деревьев. Присели на землю. Шон начал доставать из рюкзака различного рода еду: хлеб, колбасу, некоторые виды овощей и воду. Я долго смотрела на рюкзак, пока друг не протянул кусок хлеба и колбасу. Я вырвала еду из его рук и запихнула в рот: не ела весь день.
– Спасибо, – сказала я с набитым ртом.
– Если растягивать, еды хватит на двоих, – улыбнулся Шон.
– Откуда столько еды? Знал, что испытание будет таким?
– Лишь предполагал, что подобное может произойти. Согласно одному источнику, подобное было несколько раз на предыдущих Турнирах. Поэтому брал рюкзак с едой на каждый этап.
– Ты, правда, невероятен, – выкинула я, не подумав.
Сначала Шон удивился похвале, затем рассмеялся.
– Эбби, ты еще более невероятна! – он приблизился к моему лицу. – Так много скрываешь. Ах, как же я хочу все знать!
Я раскрыла рот от удивления. В глазах Шона читалось любопытство и нотки безумия. Он уставился в мои глаза. Я собиралась развернуться, но парень схватился за мою майку и слегка приподнял ее, оголив раненый бок.
– Долго собиралась скрывать? – Шон уставился на рану.
Оттого, что мужская рука коснулась обнаженного участка живота, я слегка покраснела. Затем словила себя на мысли, что чувствую неприязнь, так как рука принадлежала не Алану.
«Боги, серьезно? – мысленно злилась я. – Теперь ты в любой ситуации будешь вспоминать его? Надеюсь с Аланом и Лидией все сейчас в порядке. Их уже не было, когда я побежала в сторону леса».
Как оказалось, в рюкзаке была не только еда. Шон достал аптечку и аккуратно обработал мою рану, после чего мы легли спать.
– Как думаешь, с Лидией все хорошо? – спросил друг с закрытыми глазами.
– Наверняка она вместе с Аланом. Не переживай, он ее защитит, – ответила я и отвернулась.
Сама я невероятно переживала за них, особенно за Алана. Глаза начали закрываться, и я уснула.
Ночь пронеслась незаметно. Было раннее утро, когда Шон разбудил меня: тряс за плечи и говорил шепотом.
– Эбби, проснись! Эбби! – через силу я открыла глаза, и хотела было заговорить, но он прислонил палец к своим губам. – Говори тихо! Я слышал чьи-то шаги.
Я испуганно осмотрелась. Густой туман всячески мешал хоть что-то увидеть дальше вытянутой руки. Затем прислушалась. Некоторое время доносилось только пение птиц, но совсем скоро к ним подключился шелест листьев.
- Сверху.
Я запрокинула голову. В следующую секунду с дерева спрыгнул человек в черной форме: такой же, как и на втором этапе, но лицо было открыто. Охотник. На правой части груди располагалась цифра, обозначающая ранг Мага, «4». В ухе – черное устройство, которое, видимо, связывало всех охотников между собой.
– Попались! – весело пропел парень и нацелил на меня меч, объятый голубым свечением.
– Правда так считаешь? – улыбнулась я и потянулась за мечами.
«Всего лишь четвертый ранг. Мечи здесь лишние. Хватило бы и кинжалов, но лучше не рисковать. Он может быть не один».
Так и было. В следующую секунду за спиной Шона показался еще один охотник. Я окликнула друга, но было поздно – противник приставил к его шее клинок. Он стоял за Шоном и улыбался.
– Ты еще смеешь смотреть по сторонам? – крикнул первый охотник, затем кинулся на меня.
Я увернулась от удара и ранила его по правой ноге. Тот вскрикнул от боли.
Я снова взглянула на Шона. Друг смотрел на меня, не выражая каких-либо эмоций. Затем его губы скривились в ухмылке. Из-за спины противника, словно крылья, показались две прозрачные руки, полностью состоящие из воды. Они взяли голову охотника в руки и резко повернули вбок. Послышался хруст. Охотник упал на землю, а из браслета Шона раздался знакомый женский голос: «Участнику Шону Брюне начисляется двадцать очков за убийство охотника пятого разряда».
– Ах ты!… – охотник снова кинулся в мою сторону.
Шон убил своего противника. Мне тоже придется, ведь по-другому очки не заработать.
Лишь только тот оказался в невероятной близости, я отразила его удар и направила меч в живот. И снова голос из браслета: «Участнику Эбби начисляется тридцать очков за убийство охотника четвертого разряда».
– Эбби, у тебя больше очков! – воскликнул мой друг, направляясь в мою сторону. – Мне нужно…
Шон не успел договорить. Внезапно за своей спиной я почувствовала присутствие сильного Мага. То, что позади кто-то был, я поняла и по выражению лица Шона. Все произошло в долю секунды, из-за чего друг не успел издать и звука.
Я почувствовала, как Маг запрокинул ногу, и в мгновенно уклонилась он невидимого удара. Нога рассекла воздух в невероятной близости от меня. Я развернулась в сторону нападавшего. Синяя форма, а на груди цифра «1». Высший Наследник.
– О, а это интересно! – присвистнул парень.
Придется повозиться. В любом случае ему не победить, нас двое.
Стоило мне так подумать, как до ушей донеслись звуки шагов. Со всех сторон вышло с десяток охотников, еще один – в синем одеянии и с цифрой «1» на груди.
И как же нам так “повезло”? Точно ли это случайность?.
– Неужели опять особая просьба Аурума? – догадалась я.
Бровь Наследника дернулась. Этого хватило, чтобы понять – догадка подтвердилась.
– Вперед! – приказал сквозь зубы Маг.
Вокруг началось медленное движение в нашу сторону. К счастью, Наследники решили пока не ввязываться в бой. Я могла бы избавиться от всех за раз и испепелить каждого в радиусе двадцати шагов, вот только Шон находился подле меня, его заденет. И двое в синих одеяниях точно уцелеют. Необходимо было разделиться. Шон, вероятнее всего, как и я – ранга Высшего Наследника. Вот только, помимо других охотников, двое того же ранга. Скорее всего, если мы разделимся, все последуют именно за мной из-за приказа Аурума.
Если у Шона нет иного плана, придется так и поступить. Так появится маленький шанс, что хотя бы один из нас выберется отсюда живым.
– Шон, – прошептала я другу, – есть план?
– Что же вас связывает с Аурумом? Он к тебе явно неровно дышит – такой «подарок» отправил, – Шон бродил глазами по охотникам. – Эбби, кто же ты такая? Даже сейчас, находясь на пороге смерти, меня волнует только этот вопрос.
– Если выживем – расскажу, – ухмыльнулась я.
– Что ж, тогда мы обязаны выжить! Бери на себя тех, что слева. Я займусь теми, что справа.
– Тогда так и сделаем, – «если будем проигрывать, сделаю так, как планировала».
Только я потянулась за мечами, как услышала знакомый голос у себя в голове: «Закройте глаза!».
Голос Лидии.
Я, повинуясь приказу, зажмурилась. И тут появился свет, который словно просачивался даже сквозь веки. Он окутал все пространство, где мы находились. Такой сильный, что, будь я сейчас с открытыми глазами, лишилась бы зрения. Когда свет исчез, я открыла глаза. Все кругом расплывалось, но я смогла заметить: охотники стояли, не понимая, что происходит. Они осматривались, но ничего не видели. Потом тела начали падать одно за другим, а вслед за этими звуками доносился голос девушки: «Участнику Лидия Раске начисляется двадцать очков за убийство охотника пятого ранга», «Участнику Алану Уэсту начисляется двадцать очков за убийство охотника четвертого ранга», «Участнику...», «Участнику...». Голос девушки не успевал договаривать, а тела все падали.
Наконец, раздался голос в последний раз, на этот раз громче: «Участник Лидия Раске достигла цели в сто очков!», «Участник Алан Уэст достиг цели в сто очков!».
– Алан! Лидия! – выкрикнул Шон. – Вы наши герои!
Он слепо шагал в сторону Лидии, но та его оттолкнула, как только парень попытался ее обнять. Зрение вернулось в норму. Земля была услана девятью телами охотников в черных одеждах. Наследники сбежали.
Я не надеялась, что нас спасут и что это будут Алан и Лидия. Я чувствовала благодарность, ведь знала, что мы могли не выжить в этом неравном сражении. Но также были слабые отголоски раздражения. Тот факт, что мне понадобилась чья-то помощь, доказывал, что я все еще слаба.
Медленные шаги Алана приближались. Он обвел меня взглядом в поисках ран снизу вверх в поисках ран.
– Ты как? – спросил он, когда остановился передо мной.
– Все хорошо. Рада вас видеть. Как вы нас нашли?
– Поверишь, если скажу, что это случайность? – губы Алана изогнулись.
– Ни капельки.
– Я вас нашла, – подошла к нам Лидия, оставив обиженного Шона в полном одиночестве.
– Как у тебя получилось? – вопросы рвались наружу. – И как я могла слышать твой голос у себя в голове? Что у тебя за способность?
– Сила слов, – загадочно улыбнулась девушка, нарочно сказав лишь это, чем пробудила большее любопытство.
– Что это значит? – не поняла я.
– Ведьма, что ли? – послышался голос Шона.
– Ведьма? – повторила незнакомое для меня слово. – Что это такое?
– Не «что», а «кто», – пояснил Шон, наконец подойдя к нам, – они отличаются от Магов. Их сила не в стихии, а в словах. Это древний род, который появился задолго до Магов. Годами Ведьмы учат определенные сочетания слов, которые и высвобождают их силу.
– А ты много знаешь, – покосилась девушка на Шона.
– А, – смущенно усмехнулся парень, – я просто очень начитанный.
– Слишком начитанный, – Лидия подозрительно посмотрела в сторону друга, – он прав. Я произнесла одно словосочетание и смогла сделать так, чтобы мои слова услышали лишь вы. Для того, чтобы ослепить охотников, потребовалось семь слов. Сильные заклинания требуют целых предложений. Поэтому Ведьмам удобнее работать с напарниками. В то время, как те отвлекают противников, Ведьмы произносят заклинания. Также мы может выгравировать слова на оружии, чтобы придать им определенную силу.
– Я и не знала, что есть такой род, – призналась я.
– Это нормально. О нас мало кто знает, – улыбнулась девушка, затем перевела злой взгляд на Шона. – Поэтому и странно, что ты в курсе!
Шон лишь посмеялся. По его лбу пробежала капелька пота.
– Нам пора, – заметил Алан, когда услышал шорох в лесу. Источником шума оказался всего лишь заяц, но факт того, что нам нужно было торопиться, это не изменило.
– Охотники совсем скоро появятся, как только не получат ответа от тех, кого мы убили.
– Но что мы будем делать? – спросил Шон.
– Ты о чем? – поинтересовался Алан.
– У нас с Эбби все еще недостаточно очков. Вы-то набрали уже точно больше ста!
Все задумались. И правда! Неизвестно, попадется ли нам на пути кто-то еще, а до реки оставалось не так долго идти. Мне не хватало шестьдесят очков, Шону – восемьдесят.
Я посмотрела на трупы охотников:
– Что, если поохотиться на охотников?
– Звучит весело, – воскликнул Шон.
– Мы устроим засаду, затем нападем.
– А если они все-таки не придут? Или появятся сильные Маги? – спросила Лидия.
– Они уже идут, – ответил Алан, когда до нас донеслись звуки шагов. – Стоит рискнуть.
Мы спрятались в листве деревьев. К счастью, прибыло семь охотников, и лишь один был третьего разряда, все остальные – пятого.
– Этот – мой! – выкрикнул Шон и спрыгнул прямо на охотника с цифрой «3» на груди.
– Тебе нужнее, – ухмыльнулась я и напала на охотников с цифрой «5».
– Не забудь мне оставить двоих! – крикнул друг уже в сражении.
Я убила четверых охотников и оставила двоих Шону. Когда цель была достигнута, снова прозвучал голос: «Участник Эбби достигла цели в сто очков!», «Участник Шон Брюне достиг цели в сто очков!».
Теперь, когда мой меч проткнул не одну плоть, я стала убийцей. И чем больше Магов падало от моего клинка, тем больше я привыкала к этому. Убийство больше не казалось чем-то ужасным. Я утешала себя мыслью, что это защита, оттого совесть и не мучала.
«Правда приятно? – прозвучал отвратительно знакомый голос в голове, – Теплая людская кровь, стекающая по лезвию меча. Ах, как же прекрасен этот цвет!».
«Заткнись! – ответила я ему. – Заткнись! Заткнись! Заткнись!».
А в ответ – лишь продолжительный смех.

Глава 14. Проклятие
Солнце уже начало садиться. Выйдя из-за деревьев, нашему взору предстала огромная река. Настолько большая, что противоположная полоса берега была едва заметна. Вдалеке показался корабль. Видимо, они получили информацию о нашем прибытии, так как совсем скоро из корабля выплыла небольшая лодка. Она двигалась в нашу сторону с невероятной скоростью. На ней был всего один человек. По активным движениям его рук, я поняла, что именно его магия двигала лодку. Когда оказался у берега, приказал нам:
– Покажите браслеты!
Мы протянули руки. Из кармана плаща, что покрывал все тело незнакомца, и даже голову, мужчина достал какой-то камень. Он поднес его к браслету каждого из нас, при этом камень загорался зеленым цветом. Таким способом он проверял, набрали ли мы необходимое количество очков. Если бы очков было недостаточно, какого цвета был бы камень? Может быть красный?
Мужчина пригласил нас в лодку, когда закончил проверку, и мы направились в сторону корабля. Когда подплыли вплотную, скинули лестницу. На борту уже было четыре участника: Велизар, человек в белой маске, какой-то мужчина и девочка. Как только мы поднялись на борт, все участники оценивающе осмотрели нас. Взгляд Велизара был самым неприятным. Его глаза смотрели на меня…снова. Он всего лишь посмотрел, а я почувствовала, как острый клинок разрезал все мое тело.
– Поздравляю с прохождением этапа! – раздался голос позади. Я обернулась и увидела Высшего Наследника. Он вместе с Гарри сопровождал нас в лес на этом этапе.
– Спасибо, – ответила я. Парень смотрел на меня, ожидая еще что-то услышать. Не услышав продолжения, Наследник снова заговорил:
– Видимо, испытание было тяжелым, ведь некоторые из охотников были Высшие Наследники!
– Верно. Нам «повезло» на них наткнуться.
– Но вы здесь, а значит вы правда везунчики. Надеюсь, удача и дальше будет с тобой и твоими друзьями!
– Я тоже на это надеюсь.
Что с этим Наследником? При разговоре со мной он мило улыбается, и, кажется, даже немного нервничает. А ведь совсем недавно спокойным голосом говорил о том, что мы – добыча. Что он задумал?
– Ну, обращайся, если что! – кинул Наследник и начал было уходить, но остановился и добавил: – Ах, да! Я Эрик Коэльский!
Его легкомысленное поведение и наигранное дружелюбие раздражали меня все больше. Повестись на такое – значит проиграть. Однако эта фамилия…
– Эбби! – натянула я улыбку.
– Да, я знаю, – ответил он улыбкой и скрылся.
– Что это сейчас было? – услышала я голос Шона за спиной.
– Ты о чем?
– Конечно же, я говорю об этой милой беседе двух голубков!
– Ты с ума сошел? – выкрикнула я.
– Как, он сказал, его зовут? – быстро сменил тему Шон.
– Эрик Коэльский, – почти шепотом сказала я, – его родственник?
– Приемный сын, насколько я слышал.
– Он слишком похож на Аурума, – проговорила я сквозь зубы, – словно и не приемный, а кровный.
Эрик подошел ко мне не случайно. Он близок с Аурумом. Кроме того, точно знал, кто я.
– Так что у вас с ним? – приблизил свое любопытное лицо Шон. – С Аурумом. Ты обещала рассказать.
– Ты…
Внезапно раздался знакомый женский голос, который мы слышали из браслета не один раз. Однако сейчас его источник был определенно где-то на борту корабля.
– До конца испытания осталось два часа. Для тех, кто только прибыл, повторяю: для вас подготовлены еда и напитки, а также каюты, где вы можете отдохнуть. Столовая находиться на первом этаже. За более подробной информацией обращайтесь к рабочему персоналу.
– Ура! Еда! – воскликнул Шон. – Про Аурума расскажешь позже.
– Да, – я осмотрела людей на борту, – тем более здесь опасно об этом говорить. Давай позовем ребят.
– Да!
Все это время Алан и Лидия разговаривали с каким-то мужчиной. Когда мы с Шоном подошли, Лилия представила нас:
– Ребята! Познакомьтесь, это Тайлер. Тайлер, это Эбби и Шон.
– Здравствуйте, – кивнула я головой в знак приветствия.
– Приятно познакомиться! – Шон протянул руку, Тайлер ответил.
– Не надо так формально, – посмеялся мужчина, – И без того чувствую себя стариком здесь.
– Мы собираемся сходить пообедать…
– Ох, мы как раз обсуждали это, – перебил меня Тайлер, – идемте!
В столовой находилась всевозможная пища. Мясо, морепродукты, фрукты – все было красиво разложено по тарелкам. Мы набрали немного еды и присели за один из столиков. Недалеко от нас разместилась девочка с белокурыми хвостиками. Ее кукла сидела на соседнем стуле. Она разговаривала с ней, даже кормить пыталась. Мы смотрели на это некоторое время.
– Немного...жутко, – сказал Шон с набитым ртом.
– Да уж, – согласился Алан.
– Что здесь жуткого? – возмутилась Лидия. – Маленькая девочка кормит свою куклу.
– А то, что девочки не должно быть на этом корабле, а точнее – в самом Турнире, – не отрывая взгляд от девочки, сказал Шон. – А это значит, что она намного старше, чем выглядит.
– Лулу, почему ты не ешь? – донесся голос девочки. – Ты должна это съесть, или ты не вырастешь! Хочешь остаться маленькой, прямо как Сара?
– Маленькая? – повторил Шон. – И что это значит?
– А то, что она больше не вырастет, дурак! – воскликнула Лидия.
– Да понял я это! Мне просто интересно, почему она не вырастет? Болезнь? Или же это…
– Проклятие, – раздался детский голосок.
Девочка стояла позади Шона. Ее лицо было грустным. Она держала свою куклу, крепко обхватив руками.
– Вам интересно послушать историю Сары?
Мы переглянулись. В глазах каждого читалось любопытство. Мы не ответили девочке, но по нашим взглядам она поняла, что ей следует продолжать.
– На тот момент Саре было четырнадцать лет. В один из жарких летних дней Сара прогуливалась по своей деревне. Ей нравилось наблюдать за жителями деревни. Но еще больше ей нравился лес, что находился недалеко от деревни. Девочка чувствовала, как лес зовет ее. Но ее сестра (единственный родственник, что у нее остался) запрещала ей приближаться к лесу. Она говорила, что там живет страшное чудовище, которое ест людей. Сара ей не верила. Она уже выросла из того возраста, когда можно пугать монстрами. Тогда Сару одолевало неимоверное любопытство, что вскоре и стало причиной ее проклятия.
Сара решила для себя, что далеко не пойдет. Лишь сделает десять шажков в глубину леса. Сначала Сара сделала три шага и осеклась. Ее пронзил страх. Голову начали посещать ужасные мысли, что то, что рассказывала ее сестра, на самом деле правда. И если девочка пойдет и дальше, то станет очередным завтраком страшного монстра. Но отступать уже было поздно. Так решила сама для себя девочка. Тогда Сара сделала уже четыре шага и почувствовала стыд. Ей было стыдно перед сестрой за то, что она ослушалась ее и поддалась любопытству. Но и это ее не остановило. Она закрыла глаза и сделала еще три шага. Открыв их, девочка увидела деревянный домик. Его уж точно не ожидала увидеть в лесу. Она испугалась, что в этом домике живет тот самый монстр. Она хотела было уходить, но ее кто-то окликнул. Этот «кто-то» позвал девочку по имени. Этим человеком был мужчина средних лет. У него была небольшая борода, а сам он был в старой одежде. Настолько старой, что в некоторых местах были дырки. Хрипловатый голос сказал:
– Привет! Меня зовут Джонни.
– Откуда вы знаете мое имя?
– Мне рассказывала о тебе Лура.
Услышав это имя, девочка распахнула глаза шире. Лура была ее лучшей подругой, но неделю назад внезапно уехала из деревни. Саре было грустно, потому что ее подруга даже не попрощалась. Но Сара не обиделась. Она считала, что раз подруга так поступила, была на то причина.
Но сейчас было удивительно для Сары слышать это имя, ведь с тех пор, как девочка уехала, никто о ней не вспоминал. Кроме Сары, конечно.
Заметив вопросительный взгляд девочки, Джонни улыбнулся.
– Не хочешь зайти? А я расскажу тебе, откуда знаю Луру.
Сара не верила его словам. Она хотела отказаться, однако любопытство снова не дало сказать «нет». Мужчина приоткрыл для нее дверь, а когда она зашла, запер ее.
– Хочешь сока?
Девочка махнула головой, говоря «нет».
– Может тогда молока?
Снова «нет».
– Какао?
- Нет.
– Чего же ты тогда хочешь?
– Я лишь хочу, чтобы вы мне рассказали, откуда знаете Луру.
Мужчина грустно выдохнул и начала говорить:
– Так же, как и ты, она была очень любопытна. Услышав зов леса, она оказалась здесь и встретила меня. С тех пор она часто ко мне захаживала. Ей нравились куклы, что я делаю.
Мужчина показал на противоположную стену, и девочка ахнула. Только сейчас она заметила большой стол со стулом у стены, а рядом шкаф, что был заставлен куклами разной внешности. Но что-то в этих куклах было необычным. Сара долго думала, когда, наконец, поняла, что все куклы похожи на некоторых жителей ее деревни. Со всеми ними девочка уже не общалась. Не потому, что не хотела, а потому, что не видела их уже долгое время. Они как будто пропали. Она осматривала полки, куклу за куклой, когда наконец остановилась на одной единственной. Мужчина проследил взгляд девочки и взял с полки куклу с длинными каштановыми волосами и голубыми глазами.
– Лура? – проговорила девочка одними губами.
– Нет, что ты. Лишь часть ее.
На последних словах мужчина широко улыбнулся, оголив свои желтые зубы. Улыбка та была подобна оскалу злого чудовища, пришедшего из глубин Нижнего Ордиса. Сара решила отвлечься от мужчины и снова взглянула на куклу. Теперь она поняла смысл слов, что сказал мужчина. «Лишь часть ее». Волосы и глаза куклы были невероятно реалистичны. Словно они…настоящие. От этого девочку начало трясти.
Неужели это волосы и глаза Луры? Значит ли это, что она мертва?
Сара снова посмотрела на полки с куклами. Все они были разными, но в то же время их что-то объединяло. Сходство их в том, что глаза и волосы кукол были до безумия правдоподобны. «Все они…все те люди, на которых похожи эти куклы, мертвы» – к такому заключению пришла девочка.
Сара поняла – нужно бежать. Иначе с ней произойдет то же, что и со всеми этими людьми, что и с Лурой. Она посмотрела было на дверь, через которую зашла, но поняла, что к ней не подойти, ибо на пути стоит чудовище. Она медленно попятилась назад, когда наткнулась на какую-то дверь. Резким движением она открыла ее, забежала и заперла изнутри. Она было успокоилась, когда в нос ударил резкий запах. Как только Сара привыкла к темноте, она начала биться в конвульсиях. От увиденного ноги ее подогнулись, после чего девочка рухнула на пол.
Из потолка торчали десятки крюков. На каждом из них висел большой кусок мяса в человеческий рост, с которого стекала кровь. Девочка сразу поняла, что все эти туши – некогда бывшие жители ее деревни, которые пропали. Лишь одно тело выделялось своим маленьким размером. Тело девочки – Луры.
Сара поднялась и на дрожащих ногах подощла к телу, что так привлекло ее внимание. Чем ближе она подходила, тем больше тряслась. На голове девочки и других тел отсутствовали волосы. Достигнув цели, девочка услышала шлепок. Она посмотрела вниз и увидела, что стоит в какой-то жидкости. Девочка поняла, что это кровь. Она хотела было отойти, но услышала вздох. Это был вздох Луры.
Она жива!
Сара подошла ближе и протянула свою ладонь к лицу девочки. Снова раздался тихий вздох. Лура медленно подняла свою голову и посмотрела в сторону Сары. Та отошла, а затем ее вырвало на пол. Помимо волос у Луры отсутствовала пара глаз. Саре не могла вынести такого. Когда Сару перестало тошнить, она снова взглянула на Луру. Ее губы медленно шевелились, но звуков не было. Сара подошла к девочке, прислонила правое ухо к ее губам и начала вслушиваться. Сначала она ничего не могла разобрать, а затем услышала четкое «беги».
Она снова посмотрела на девочку, но внезапно раздался голос ее врага. Он напевал какую-то песню, но слов нельзя было разобрать. Затем ручка двери дернулась. Сара сильно испугалась, но вспомнила, что дверь она заперла и чудовище еще некоторое время не сможет ее открыть. Но ручка дергалась все чаще и чаще, а голос мужчины был все громче и громче:
В моей коллекции нет лишь тебя,
Нет лишь тебя, нет лишь тебя,
В моей коллекции нет лишь тебя,
Милая, не бойся меня.
Сара задрожала еще больше. Ее дыхание стало частым и громким, как и звук ее сердца, что готово было вырваться из ее груди и убежать прочь из этого проклятого леса. Сейчас Саре необходимо было сделать именно это. В голове все спуталось, но девочка не переставала повторять: «Успокойся! Успокойся! Успокойся!». Сара начала осматривать страшную комнату в поисках спасения. Вот оно! Окно! Через него девочка сможет выбраться.
Сара подошла к окну, но оно не открывалось. Она дергала ручку, и лишь спустя некоторое время окно поддалось ей и открылось. А вместе с окном открылась дверь комнаты. От ужаса бедняжка застыла на месте. Она услышала медленно приближающиеся шаги. Шаги, что предвещали нечто хуже смерти. Наконец девочка распахнула окно и забралась на него. Она почти оказалась на той стороне, но чудовище схватило за ногу. Сара трясла ею, пытаясь избавиться от тяжелого груза, но этого было мало. Тогда она заметила молоток, который лежал на подоконнике. Она взяла инструмент и со всей своей силы ударила по пальцам желтозубой твари. Тот взвыл от боли и отпустил ногу несчастной. Сара быстро метнулась в лес, в место, что сейчас казалось не таким уж и страшным.
Она бежала по темному лесу, казалось, целую вечность. Спотыкалась, падала и снова вставала. Наконец она увидела свой дом. Девочка забежала и быстро заперла дверь. Она прислонилась к ней спиной и сползла на пол. От долгого бега девочка сильно устала и теперь дышать было тяжело. Из гостиной послышались шаги, они направлялись в ее сторону. Она задержала дыхание от страха.
Этот монстр! Он нашел меня! Бежать некуда.
Но из-за угла вышел не ужасный монстр, а старшая сестра. Сара очень рада была ее видеть, хотя тогда она и сильно ворчала из-за того, что та сильно хлопнула дверью. Девочка поднялась с пола, подбежала к своей сестре и крепко обняла ее, как никогда раньше. Сестра сначала растерялась, потом обняла ее в ответ, затем отстранилась и посмотрела в заплаканное лицо девочки.
– Что случилось?
– М-монстр, – запинаясь, ответила девочка.
– Тебя обидел кто-то?
– М-монстр.
– Ты ходила в лес?
Девочка кивнула.
– Там ты видела монстра?
Снова кивнула. Сестра Сары выдохнула, погладила ее по голове и сказала:
– Нет никакого монстра. Я придумала это, чтобы ты не ходила в лес одна.
– Н-но я видела его! Там был д-дом, а из него вышло ч-чудовище! Потом оно…
– Нет никакого монстра! – медленно повторила девушка. – И дома в лесу никакого нет! Я много раз там ходила и не видела ничего подобного. Ты просто увидела зверька, а тебе показалось, что это чудовище.
– Н-но я видела…
– Хватит! Иди прими ванну и переоденься, а то вся грязная! Я пока разогрею еду.
У Сары всегда было богатое воображение. В детстве она многое якобы «видела». Конечно, ей никто не верил. Девочке просто хотелось думать, что она особенная. Что все, что она видит, существует, и это видит только она, больше никто. И сейчас, видимо, только Сара это видела. Голос леса, что звал ее, дом, которого никто не видел, и…чудовище. О, это чудовище! Сара никогда не забудет его улыбки. Сара никогда не забудет кукол, что были сделаны из волос и глаз жителей деревни. Сара никогда не забудет тел, что свисали с потолка, и как под каждой такой тушей была огромная лужа крови. Сара никогда не забудет Луру. Но Сара забыла. Забыла так же, как и все оставшиеся жители деревни, что еще не стали жертвами желтозубой твари, забыли Луру и других пропавших жителей той маленькой деревни.
Да, Сара забыла монстра, но монстр помнил о Саре. Он желал Сару в свою мрачную коллекцию. Монстр выжидал, пока та снова поддастся желанию и пойдет на зов леса. Он даже подготовил ей место на полке среди других кукол, рядом с Лурой. Но Сара не приходила. Сара чувствовала, что не следует идти в лес, иначе случиться что-то ужасное.
В один из дней терпение желтозубого иссякло, и он сам решил прийти к Саре в гости. Он принял человеческий вид и вышел из леса. Монстр без проблем нашел дом девочки по запаху. Он решил быть джентльменом: прежде, чем выломать дверь, постучался. Некоторое время никто не открывал. Когда же чудовище отвело свой локоть для удара, за дверью послышались шаги. Дверь открыла девушка. Монстр понял, что это не Сара, ведь она имела другой запах.
– Чем я могу…? – заговорила было девушка, но монстр оборвал ее, не дав закончить. В мгновение она отлетела на другой конец комнаты. Удар твари был настолько силен, что она бы летела и дальше, но преградой стала стена, что ограждала прихожую от кухни. Врезавшись в стену, девушка сползла на пол. А за ней – красная дорожка из крови.
Монстр решил прервать свои поиски Сары, ее сестра пока что сойдет. Он взял тело девушки за шиворот и поволок в лес. А Сара была там, в доме, все это время. Она видела, как сестра сначала подошла к двери, потом открыла ее и внезапно оказалась у стены. Взгляд сестры при этом был направлен на Сару. Девочка закрыла рот обеими руками, пытаясь не закричать. Она захлебывалась в собственных слезах, но руки не убирала, чтобы не выдать себя. Тогда Сара все вспомнила.
Когда монстр ушел, девочка побежала в соседний дом. Она рассказала все, что случилось с ней и ее сестрой соседям. Естественно, ей никто не поверил. Тогда девочка побежала в другой дом. И снова ей никто не поверил. Сара оббежала почти всех соседей. Оставался только один дом – дом Ведьмы. Так называли местные старуху, что жила в этом доме.
Сара приготовилась было стучать, но кто-то уже открыла дверь.
– Я ждала тебя. Проходи!
Девочка была шокирована. Дверь ей открыла вовсе не старуха, а маленькая девочка.
– Ты кто?
– Хочешь спасти сестру или нет?
Что? Откуда она знает?
– Хочу!
– Тогда не стой столбом и заходи!
Сара послушно прошла в дом. Маленькая Ведьма провела ее в гостиную. В комнате стояло два кресла, а между ними – стол. На столе лежал лист бумаги и длинная игла. Ведьма прошла вперед и села в кресло. Она закинула ногу на ногу, а руки – на подлокотники. И только потом предложила сесть своей гостье.
Сара села на второе кресло и обратила свои глаза на пол.
– Итак, я приготовила контракт. Тебе лишь нужно его подписать.
– Какой контракт?
– Хватит задавать глупые вопросы! Конечно же, контракт, который обязывает с моей стороны – спасение твоей сестры от лап жуткого монстра, а с твоей – в обмен на спасение отдать свою душу мне. После смерти, конечно.
– Душу? Но я не хочу отдавать свою душу!
– Даже в обмен на спасение своей сестры? – Сара задумалась. – Какая тебе разница, что станет с твоей душой после смерти? Ты будешь уже мертва. Тебе будет все равно.
Немного подумав, девочка ответила:
– Я согласна!
– Тогда проткни этой иглой палец и оставь его след на бумаге, – Ведьма протянула Саре лист бумаги и длинную иглу. Сара некоторое время колебалась. У нее возникало все больше вопросов: почему Ведьма так молода? Можно ли ей верить? Правда ли она спасет сестру?». Сара взяла себя в руки с мыслью «все ради сестры» и проколола свой палец иглой. Когда Сара вручила контракт Ведьме, та начала громко смеяться.
– Глупая девчонка, – говорила Ведьма между приступами смеха. – Тебя не учили читать все, что ты подписываешь? Ты знаешь, что ты сделала только что?
Девочка испуганно уставилась на Ведьму.
– Теперь я свободна, а ты проклята!
– Ч-что?
– Тридцать лет назад я встретила одного молодого человека. Это была любовь с первого взгляда. Он был красив, я была красива – мы подходили друг другу идеально. Но была одна девчонка, что постоянно бегала за моим Себастьяном. Ходили слухи по деревне, что у нее есть силы, которые способны испортить жизнь любого человека. Естественно, я не поверила в эту чушь! Я встретилась с ней, чтобы поговорить. Хотела, чтобы она отстала от моего мужчины и нашла себе новую цель, но девчонка отказалась. Она была помешана на нем, приказала бросить его и отдать ей. Я рассмеялась и сказала, что это глупость и ей следует отступить, ведь она еще ребенок и не пара моему Себастьяну. Тогда она мне сказала: «Я намного старше тебя, а ты еще пожалеешь, что связалась со мной». После этих слов мне стало жутковато, но я быстро успокоилась. «Бред!» – сказала я и ушла. Спустя годы я начала замечать, что не взрослею. У женщин моего возраста морщин становилось все больше, а моя кожа становилась все моложе. Вскоре разница в возрасте между мной и Себастьяном была заметна с первого взгляда. Он был уже мужчиной лет сорока, а я годилась ему в дочери. Но мы все еще любили друг друга. Он умер, когда я выглядела на пятнадцать лет. Я была с ним до самого конца.
После этого я скупила все книги по магии и начала их изучать в надежде, что это поможет найти выход. Но все было тщетно. Когда я уже отчаялась, наконец наткнулась на нужную книгу. В ней я прочла об одном проклятии. Там говорилось: «Время жертвы повернется вспять. Каждый последующий день будет днем предыдущим. В конце жертва станет младенцем, а потом вовсе исчезнет из мира сего».
Я начала странствовать по всему Ордису в поисках лекарства. В одной из деревень наткнулась на загадочного Мага с татуировкой скрещенных рогов на ноге. Он вручил мне лист бумаги и иглу, затем сказал: «Любой, кто проткнет свой палец этой иглой и оставит кровавый след на листе, заберет это проклятие. Тебе лишь нужно найти дурака, что это сделает». Затем появилась ты! Ты спасла меня!
Ведьма сдержала свое обещание. Она убила монстра и спасла сестру, но после куда-то исчезла. Сара же теперь была проклята. Она не вырастет в прекрасную девушку, а будет лишь становиться все моложе, пока не исчезнет. Девочка не хотела, чтобы ее сестра знала о проклятии. Если бы узнала, начала бы винить себя. И Сара сбежала. Единственное, что девочка взяла с собой, были еда и маленькая кукла Лулу, которую сестра подарила девочке на ее десятилетие.

– Сколько же лет прошло с того момента? – поинтересовалась я.
– Пять.
– Что ты делаешь на Турнире? – поинтересовался Тайлер.
Та некоторое время смотрела на свои пальцы ног, затем на куклу. Наконец девочка заговорила:
– Слышали ли вы когда-нибудь об Озере Жизни?
Мы, отрицая, закивали головой. Все, кроме Шона.
– Когда-то давно не было магии и разделения на ранги. Люди жили, не зная о вечной жизни. Но и без этого они были счастливы. В один из таких дней один мальчик прогуливался у берега реки, когда внезапно обнаружил пещеру. Зайдя в нее, он увидел ларец, но тот был заперт. Однако вместе с ларцом в пещере был скелет человека. Мальчик испугался и хотел убежать, но затем заметил, как на шее скелета что-то блеснуло. Это был ключ. Мальчик был таким же любопытным, как и Сара в свое время, поэтому он не смог противиться желанию открыть ларец. Он снял с шеи бедолаги ключ и открыл ларец. А оттуда вылетели все несчастья. Внезапно люди по всему миру начали умирать из-за неизвестной болезни. Вскоре в деревеньке осталось лишь пара здоровых жителей. Мальчик чувствовал свою вину и хотел все исправить, но не знал как. Тогда он обратился к Богам, настоящим Богам. Те сжалились и подарили мальчику склянку со своими слезами и сказали: «Приди в место, где все началось, и вылей наши слезы там. Земля превратится в озеро. Каждый, кто в нем окунется, вылечится от любой болезни». Мальчик сделал все, как сказали ему Боги. Он привел всех жителей деревни в это озеро. Люди сомневались в словах мальчика, но все же окунулись в озере. И произошло чудо: все они вылечились. И вскоре люди со всего Ордиса стали приезжать в эту деревню, чтобы избавиться от своих недугов.
Озеро Жизни – так его назвали. Около года я путешествовала и собирала информацию о том, как же мне снять свое проклятие. В одном из городов я встретила человека, что поведал мне об этом озере. Озеро исцеляет тело и душу человека, что искупается в нем. Тело твое было проклято, но Озеро Жизни сможет его исцелить. Поэтому я здесь. А Турнир – лишь предлог. Иначе меня не пустили бы в Верхний Ордис.
– Так Озеро Жизни здесь?
– Именно! Но я пока не знаю, где конкретно. Бог Аурум исполнит любое желание победителя. По этой причине я обязана выиграть в Турнире.
– Внимание! Прошу всех участников собраться на палубе! – раздался голос из рупора. – Повторяю: всем участникам собраться на палубе!
Мы быстро доели и поднялись на палубу. Количество участников не прибавилось. Зато, кроме Эрика и рабочего персонала, на корабле появился Гарри.
– Время вышло! – крикнул он. – В следующем этапе будут принимать участие Велизар, Аппалон, Тайлер Харрис, Сара, Шон Брюне, Лидия Раске, Алан Уэст, Эбби.
– По правде говоря, – прошептал мне Алан, – я ожидал, что тот парень, Аббадон, сможет пройти испытание.
– Я тоже, – с толикой грусти добавил Шон.
Это правда было странно. Аббадон точно не был слабаком, однако его все еще нет. Вероятно, на пути попался противник сильнее него. Попался Наследник.
– Посмотри, – Алан кивнул на Гарри. – Откуда у Высшего Наследника кровь? Уверен, Гарри ведь не так легко ранить.
Я посмотрела на руку Наследника. Красная жидкость стекала по его руке и падала кровавыми каплями на пол. Гарри заметил наши взгляды и с недовольным лицом спрятал руку за спину.
– …Последний этап пройдет на Арене Богов. Так как этап проходил вне Арены, браслеты не помогут вам излечиться, поэтому мы дадим вам неделю на отдых.
– Теперь они решили дать нам целую неделю! – бурчал Шон. – А после второго этапа наотрез отказывались…
– Стойте!
Мы повернулись в сторону источника голоса. Какой-то Маг, весь промокший до нитки, висел на периллах борта и пытался залезть на корабль. Когда ему это удалось, он облегченно выдохнул:
– Фух, успел.
– Ты сейчас о чем? – спросил Гарри. – Что успел?
– Н-ну, попасть на борт до начала следующего…
– …этапа? – Гарри улыбнулся во все зубы. – Ты опоздал.
– К-как опоздал? – удивился парень.
– Время вышло. Конец этапа уже был объявлен. Ты не прошел, – сказал на этот раз Эрик.
– Нет! П-постойте! Но я ведь уже здесь! Я лишь немного…. Прошу, дайте мне шанс!
– Парень, правила созданы не просто так.
– Я умоляю, сделайте исключение! Я ведь… – парень упал на колени и начал плакать. – Я лишь немного опоздал!
– Убирайся! Ты жалок, – Гарри подошел к участнику и плюнул рядом с ним. – Я не позволю, чтобы такой, как ты, участвовал дальше! – Гарри взял бедолагу за шиворот и перебросил за борт:
– Здесь не бывает исключений.


Глава 15. Аппалон
Река, по которой плыл наш корабль, проходила через весь Эредес. Нас высадили в десяти минутах ходьбы от отеля. Тайлер и Маг в белой маске не сошли с корабля. Новый знакомый проживал на «Ферме №2», а второй участник, вероятнее всего, на первой, так как Тайлер, как и мы, в своем отеле его раньше не видел. Река пролегала не только возле нашей «фермы», поэтому они оправились дальше.
Небольшой группой, мы направились в сторону нашего здания. Помимо Алана, Лидии и Шона, на некотором расстоянии от нас и между собой шли Сара и Велизар. Было некомфортно, и мы смогли спокойно вздохнуть, только когда оказались в отеле. При мысли, что придется ехать с Велизаром в одном лифте, меня передернуло. К счастью, тот решил подняться по лестнице и оставил лифт в нашем распоряжении.
– Я снова могу дышать, – вырвалось у Лидии, когда двери механизма закрылись. – Этот Велизар даже своим присутствием способен калечить.
– Лулу тоже его боится, – грустно сказала Сара.
– Д-да, – улыбнулась Лидия, больше не зная, как реагировать на состояние куклы девочки.
Когда лифт остановился на десятом этаже, двери открылись, и я, Алан и Сара вышли на коридор. Двери начали закрываться, и Шон выкрикнул:
– Эбби, как приведешь себя в порядок, зайди ко мне! Нам есть, что обсудить.
– Хорошо.
Я знала, о чем хочет поговорить Шон. Узнать о моей связи с Аурумом. Я раскрою ему свой секрет, как и обещала ранее. Как он отреагирует? Решит мне помочь или начнет отговаривать? Или, что хуже всего, вообще перестанет со мной общаться? Ведь, как ни посмотри, находиться рядом со мной опасно. Именно из-за того, что на третьем этапе он был подле меня, чуть не погиб. Если бы не Алан и Лидия, не могу сказать, выжили ли бы мы в том сражении. Силы были не равны.
– Что он хочет обсудить? – выровнялся со мной Алан.
– Я обещала рассказать ему про Аурума, – прошептала я, когда Сара прошла вперед.
– Пока! – махала нам девочка.
Мы стояли у моей двери и махали ей в ответ. Алан продолжал:
– Стоит ли ему доверять? Он очень подозрительный.
– Ты тоже, – развернулась я к нему, когда Сара зашла в свою комнату, – Это что, допрос? Почему так много вопросов?
– Н-ну, – отвел он глаза, – я просто беспокоюсь.
– Все будет хорошо, – улыбнулась я ему, – Шону можно доверять, в этом я уверена.
– Что ж, – усмехнулся парень, – Если ты так говоришь. Потом расскажешь, как все прошло.
– Да! – ответила я, когда Алан уже направлялся к своей двери.
Как только я оказалась в своем номере, сразу же включила кран в ванной. Пока она наполнялась, я почистила свое оружие, а затем сняла всю грязную одежду. Майку пришлось выкинуть, так как та была неисправимо порвана. Когда вода заполнила ванну, я добавила в нее морскую соль и пену, затем нырнула в воду. Сложно было поверить, что всего день назад я боролась за свою жизнь, а погружение в горячую воду казалось чем-то далеким и почти нереальным. Спустя целый час я наконец обмоталась полотенцем и вышла в свою комнату в поисках одежды. Когда открыла шкаф, горькая правда ударила изо всех сил – у меня почти не осталось нарядов. Пока жила на острове, мне вполне хватало нескольких видов одежды. Мысленно я сделала заметку пройтись по магазинам, натянула имеющиеся штаны и майку и направилась к другу. После первого стука дверь открылась.
– Я ждал тебя! – пропел Шон. – Заходи!
Номер был наполнен белым и фиолетовым цветами. На столике в гостиной стояли фрукты. Внезапно на кухне засвистел чайник.
– Чай или кофе?
– Кофе, – я присела на диван.
Шон быстро направился в кухню, совсем скоро принес две чашки с кофе и сел рядом.
– Итак? – нетерпеливо уставился он.
– Итак? – играючи повторила я.
– Боги, хватит тянуть! – взорвался друг. – Пока ждал тебя, чуть с ума не сошел, все строил догадки о том, что вас связывает с Аурумом! Мой мозг отказывался переключаться на что-то другое.
– И что надумал? – улыбнулась я шире.
– Прошу, – почти умолял он, – просто скажи, как есть!
Я сделала медленный глоток кофе и только тогда начала говорить серьезно. Я рассказала Шону чистую правду: о том, что Аурум убил мою маму, что меня подобрал и обучил ее старый друг и что я здесь, чтобы отомстить.
– Так за тобой по какой-то причине охотиться та группировка, – задумчиво произнес Шон.
– Какая группировка? – удивилась я.
– Это вторая причина, по которой я хотел с тобой поговорить, – парень положил на стол несколько листов бумаги. – Пришло письмо от Майкла с копиями страниц из Книги Падших.
– Он просто прислал копии? – я начала рассматривать листы. – А если их кто-то видел?
– Исключено. Здесь специальные чернила, которые реагируют только на Магов моего рода. Майкл тоже мой родственник, хоть и дальний. Что важнее всего – это знак! Смотри! – Шон указал на изображение двух скрещенных рогов на бумаге. – Согласно информации отсюда, татуировка со скрещенными рогами с древности обозначала приверженность к организации «Рога Веламона». Они существовали еще во времена Легендарного Фантома. Их целью являлось достижение демонической силы любыми средствами. Ходят слухи, что именно они призвали демона в наш мир когда-то. Несчастные верили, что смогут сравняться по силе с исчадиями тьмы. Неужели Аурум и Велизар состоят в этой организации? Не могу поверить, что группа до сих пор существует.
– Почему они выставляют изображение напоказ? – задумалась я. – Если кто-то узнает этот знак…
– Таких все равно единицы. Как ты помнишь, даже в оригинале Книги Падших не было никаких сведений об этой организации: они уничтожают все улики своего существования. Видимо, о копии книги они не в курсе. То, что я знаю о ней, лишь случайность. Не знаю, где отец откопал эту книгу. Но один вопрос остается для меня без ответа, – Шон приблизился к моему лицу. – Зачем им ты?
– Я… – (что я должна ответить? Это для меня самой до сих пор загадка), – Я не знаю.
– Значит, придется выяснить…вместе, – улыбнулся Шон.
– Это опасно, – предупредила я.
– Да.
– И, может быть, даже смертельно.
– Знаю! – его улыбка становилась все шире.
– Спасибо, Шон! – обняла я друга.
Я осознавала, что моя цель очень рискованная, но с самого начала все равно надеялась, что друг скажет именно эти слова. И когда это произошло, была вне себя от счастья.
Некоторое время мы просто болтали. Мы рассказывали друг другу забавные истории из своего детства. Я уже знала о том, у Шона есть заботливый старший брат. Ранее Шон говорил о том, что участвует в Турнире, чтобы найти его. Шон рассказал, что их семья самая влиятельная на острове, так как именно они построили город. Кроме того, они являются единственными сильными Магами на континенте, с чьим мнением считался даже Бог Аргентум. Однако после смерти его отца авторитет семьи значительно пошатнулся. Победа в Турнире не только поможет найти Шону его брата, но и укрепить положение семьи.
– Как думаешь, – сменила я в какой-то момент тему, – каким будет четвертый этап?
– Хм, – задумался друг, – испытание, что мы пережили в этот раз, было и на некоторых прошлогодних Турнирах, вот только раньше оно всегда проходило на четвертом этапе. Мы же столкнулись с ним на третьем, потому страшно даже представить, что нас ждет, ведь каждый этап сложнее предыдущего (за некоторым исключением). Возможно, они поставят нас друг против друга, а может и против Высших Наследников.
– Это плохо, – я нервно начала кусать ногти.
– Переживаешь за Аурума и Лидию?
Шон тоже понимал, что мы оба не слабее Высших Наследников, вот только Лидия и Алан имеют ранг Среднего Наследника. Если нас все-таки поставят против Небожителей, кто-то может не выжить. Даже наш с Шоном ранг не гарантирует победу. Вот только если это все же случится, какой им тогда смысл допускать до Турнира участников ниже уровня? Ведь любому ясно, что Средний Паладин не победит в таком сражении.
Верно. Должно быть, Шон ошибся, а потому не стоит об этом переживать сейчас.
– Все будет хорошо, – улыбнулась я, уверенная в своей правоте. – Кстати, не напомнишь, в каком номере живет Лидия?
– Пятьсот третий номер, – не задумываясь, выплеснул Шон. – Тебе зачем?
– Секрет! – воскликнула я и направилась к выходу. – Что ж, спасибо за кофе. Я пойду.
Скоро я оказалась на пятом этаже у двери с цифрой «503». Несколько минут я просто стояла, продумывая в голове фразу. Когда та была сформулирована, рука коснулась двери и постучала несколько раз. Послышались быстрые шаги, затем дверь открылась.
– Эбби! – воскликнула Лидия. – Какими судьбами?
Голова девушки была обернута в белое полотенце. Одежду она сменила после недавнего испытания. Короткие черные шорты и бордовый топ уступили место синему платью длиной чуть выше колен.
– Эм. Я хотела узнать, – еле слышно говорила я, – может ты бы хотела…
– Я тебя еле слышу!
– Пройдись со мной по магазинам! – крикнула я намного громче, чем планировала.
– Что? – удивленно уставилась на меня девушка.
– М-мне неудобно говорить об этом, – стараясь не смотреть девушке в глаза, начала я тараторить. – Никогда раньше я не покупала наряды. В детстве мне шила одежду мама. Когда ее не стало, одежду добывал мой учитель, но каждый раз он привозил мужскую. Мне было все равно, так как я все то время жила на острове, где почти не было людей, и только изредка покидала его. Однако теперь поняла, что одежды не так много, и вся она не соответствует…моде. Лишь перед отъездом на Турнир он подарил мне красивую дорогую одежду, но что-то порвалась, а что-то…
– С удовольствием! – радостно воскликнула Лидия. – Доверься мне! Я превращу тебя в настоящую модницу. Зайди пока внутрь! – она потянула меня за руку в свой номер. – Я быстро переоденусь, и мы пойдем покорять магазины Эредеса!
– Спасибо, – обрадовалась я.
Просьба казалась неуклюжей. Я тряслась при мысли, что девушка рассмеется в ответ или откажется мне помочь. Несмотря на то, что с Лидией мы провели немало времени вместе, я ее плохо знала. И уж тем более мы никогда не оставались наедине друг с другом. В итоге, прокрученная десятки раз в голове фраза превратилась в нечто другое, но ответ оказался все равно положительным, чему я была несказанно рада.
Я прошла в желто-белую гостиную и присела на диван. Лидия с макияжем на лице была одета. Оставалось только высушить волосы, потому ждать пришлось мне недолго. Уже через полчаса мы находились на главной улице Эредеса. Десятки витрин с бездушными манекенами в красивых нарядах приковывали наши взгляды.
Мы зашли в первый попавшийся магазин женской одежды. По реакции Лидии я поняла, что стоимость нарядов была невообразимо большой, однако мне была по карману. Перед отъездом Пабло вручил мне мешочек с монетами. Когда его раскрыла, сначала не поверила своим глазам. Тогда Пабло ухмыльнулся и сказал, что на самом деле невероятно богат. Я больше не задавала вопросов. Я знала, что он силен, а для сильного Мага деньги не проблема.
– Беру! – крутилась я перед зеркалом в одном из выбранных нарядов.
Черные короткие шорты и белый топ облегали тело, однако не сковывали движения, словно я и вовсе была без нее.
– Еще пару таких же шорт и…
– Нет, нет, нет! – помахала головой Лидия. – Никаких «таких же»! Это я тебе позволю купить, но дальше – дело за мной! Иначе зачем ты просила о помощи? – девушка затолкала меня назад в примерочную. – Ты пока переодевайся, а я принесу тебе наряды.
Лидия исчезла. Ее не было довольно долгое время, и я уже собиралась покинуть примерочную и отправиться на ее поиски, но совсем скоро девушка ворвалась ко мне с целой кучей одежды на руках, которая полностью закрывала ей зону видимости.
– Боги, я не управлюсь и за час! – тревожно оглядела я кучу нарядов.
– Не преувеличивай, – улыбнулась Лидия, – да и это только первый магазин. Нас ждут десятки других, так что вернемся мы в отель нескоро.
– Может, здесь все купим? – с надеждой предложила я.
– Нет! – пресекла девушка. – Сегодня будешь слушаться меня! А теперь переодевайся!
– Л-ладно, – я смиренно вздохнула и протянула руку к первому наряду.
Я сбилась со счета, как много магазинов мы посетили, как долго мы в них возились. Пакеты с новыми нарядами не помещались в четыре руки, потому вдобавок к одежде и обуви я купила большой чемодан. Он все равно был необходим для моего следующего переезда, так как в рюкзак все вещи уже не смогли бы поместиться. Одежда, которую выбирала Лидия, была невероятно красивой и отлично сидела на мне, но носить некоторые откровенные наряды и яркие цвета мне еще предстояло привыкнуть.
Когда проголодались, зашли в кафе, что располагалось на той же улице. Здание, как и сама еда, значительно отличались от того, что мы обычно посещали. Как только прошли внутрь, взгляд привлекла огромная люстра в самом центре помещения. Бежевые стены были украшены красивыми картинами, по углам – белые скульптуры в человеческий рост, которые изображали мужчин и женщин в полуобнаженном виде. Блюда выглядели, словно произведение искусства. Когда проглотила кусок стейка, глаза закрылись в наслаждении – такой мягкий и сочный.
В номер я вернулась, когда часы показывали «22:40». Не было сил раскладывать или примерять новые вещи. Я молниеносно облачилась в пижаму, и мягкая постель захватила меня целиком.
На следующее день, когда покупки уже разместились в шкафу, около часа мне понадобилось, чтобы выбрать мой сегодняшний наряд. Никогда раньше не думала, что буду так долго вбирать, что надеть. В какой момент это стало для меня важно?
Спустя долгие минуты я все-таки остановила свой выбор на легком красном платье на бретельках. На ноги надела черные босоножки. Сначала я разместила за своей спиной мечи, но те никак не вписывались в образ. Совсем без оружия я тоже пойти не могла, потому закрепила кинжал на правой ноге под платьем с помощью специального ремня. Я взглянула в зеркало в последний раз. Впервые за долгое время мои волосы не собраны в хвост, а ноги не прикрыты тканью штанов. Я отвернулась от своего отражения и вышла за дверь.
На диване холла я увидела четыре знакомых затылка: Алан, Лидия, Шон и Сара. Они внимательно смотрели на экран и тихо что-то обсуждали. Я подошла ближе:
– Что здесь происходит?
– Известны противники в завтрашних боях, – повернул голову Шон. – Поэтому…О черт!
Шон выпучил свои глаза и открыл рот. Преувеличенная реакция друга заставила меня рассмеяться. Вслед за Шоном повернулись и остальные.
– Красотка же? Моя работа! – гордо заявила Лидия.
– У Сары тоже есть много платьев, но они смотрятся на ней не так красиво, – грустно сказала девочка и отвернулась.
– С-спасибо! – смущенно улыбнулась я, затем обратила взгляд на Алана.
Как только наши глаза встретились, он резко отвернулся и слегка склонил голову. Мои губы вернулись в прежнюю линию. Не такой реакции я ожидала. Более всего я хотела услышать комплимент именно от него. Лидия посмотрела сначала на меня, затем перевела взгляд на Алана. Я видела, что ее это тоже разозлило. Она собиралась ему что-то сказать и даже замахнулась, чтобы ударить, но как только наклонилась, чтобы рассмотреть его лицо, резко начала смеяться. Мое любопытство возобладало – я подошла ближе.
Казалось, Алан смотрел на экран, однако мысленно он был не здесь. Лицо покраснело, левая ладонь прикрыла лишь его нижнюю часть.
– Кто бы мог подумать, что он смутиться при виде девушки в платье? – произнесла Лидия между приступами смеха.
– Замолчи, – сквозь зубы сказал Алан.
– Это, конечно, о-о-очень мило, – продолжала она, – но девушкам нужно говорить о том, что чувствуешь, иначе может возникнуть недопонимание.
Алан хотел возразить подруге, но понял, что она права. Тогда он убрал ладонь, которая прикрывала его губы, поднял свои глаза на меня и смущенно произнес:
– Тебе очень идет, – затем его взгляд снова вернулся к экрану.
Я почувствовала, как залилась краской. Ноги стали ватными, потому я присела на диван и только тогда произнесла тихое «спасибо». Более всего я так отреагировала не из-за слов, а из-за выражения его лица. Еще никогда я не видела Алана таким смущенным, даже в детстве. Мое сердце продолжало выстукивать бешеные ритмы. Я также переключила внимание на экран – сердце резко остановилось.
Шон оказался прав. В самом верху экрана большие буквы слились во фразу «Четвертый этап: бои против Высших Наследников». Чуть ниже экран был разделен на две части. С одной стороны – фотографии участников и их имена, с другой – их противников. Наши фотографии были сделаны еще на первом этапе в ходе сражения. На снимках мы стояли в боевых позах и смотрели в сторону (на противника), а на заднем фоне за нами наблюдали зрители.
Первая фотография принадлежала Алану Уэсту. А рядом с ним – фотография и имя Наследника, который внушал страх и одновременно злость всем участникам Турнира – Гарри.
На второй строке был Маг в белой маске, который, как выяснилось, имел имя Аппалон. В роли его противника – черноволосый парень в очках по имени Джек.
Противником Велизара был определен темноволосый парень с широкой улыбкой по имени Саймон. Рядом с фотографией Лидии Раске – милая девушка Изи с розовыми волосами, заплетенными в два хвостика. Она выглядела беззаботно и улыбалась во все зубы.
Саре предстояло сразиться со светловолосым мальчиком по имени Артур. Оппонент Тайлера Харриса – лысый смугловатый мужчина по имени Тэд. Противником Шона Брюне будет человек в черной маске Блэк. И далее, наконец, мое имя с фотографией, а рядом – уже знакомый мне Эрик Коэльский. Никто из участников, кроме Эрика, не указал своей фамилии. Более того, казалось, некоторые имена и вовсе были ненастоящими.
– Да уж, Алан, дружище, как же тебе не повезло! – вздохнул Шон. – Было приятно с тобой…Ауч!
– Что ты несешь? – хлопнула Лидия Шона по плечу. – Как будто прощаешься.
– Но ведь это Гарри! – крикнул он сквозь слезы боли. – Он такой жестокий! Его поведение вне боя – это еще розовые цветочки. Когда он в сражении, становиться самым настоящим берсерком. Он словно бешеный пес, который срывается с цепи. Бьется до последнего, пока противник не кричит от боли. А больше всего этому типу нравится звук ломающихся костей. Он просто сумасшедший!
– Откуда знаешь так много о нем? – удивился Алан.
– Да так, услышал где-то, – отвел глаза Шон. – А мой противник - только взгляните на него! Что за мода пошла на маски?
Друзья обсуждали своих противников, а я лишь молча смотрела на экран. В голове пронесся ураган мыслей. Я была рада узнать, что мы не будем сражаться друг против друга. И то, что мне предстояло сразиться с Эриком, не сильно меня волновало, несмотря на то, что он был близок с Аурумом. Однако я сильно волновалось об Алане и Лидии. Они ниже по рангу, чем их противники. Более того, противник Алана не знает жалости и будет беспощаден. В случае проигрыша расплатой будет его жизнь.
Мои руки тряслись. Мысленно, я кричала. Просила Богов быть милосердными к друзьям. Нормально ли беспокоиться о других больше, чем о себе? Ведь то, что моим противником будет приемный сын моего заклятого врага, не выглядит как совпадение.
– Эбби, – вырвал из мыслей Шон, – так ты будешь сражаться с тем парнишей, с которым ворковала на корабле!
– Эрик, – раздался голос Алана за спиной. Я настолько задумалась, что не заменила, как он там оказался:
– Ворковала?
– И-и вовсе я не ворковала! – резко поднялась я с места, – Мы просто разговаривали. Шон, перестань нести этот бред!
– Хе, – ухмыльнулся друг, наслаждаясь представлением.
– О чем разговаривали? – голос Алана казался спокойным, но чувствовались нотки металла.
– Он просто представился и пожелал удачи.
– Бои начнутся через шесть дней в 11:00. При этом все состоятся в один день, – сменила тему Лидия.
– Осталось не так много времени, – дотронулась я до правого бока.
Рана не глубокая, скоро заживет.

После окончания третьего этапа прошло пять дней. Рана успела затянуться, а силы восстановились благодаря медицине Верхнего Ордиса. Обычная мазь, которую я ежедневно наносила на рану, чудесным образом способствовала скорому ее заживлению.
В ночь перед четвертым этапом я так и не сомкнула глаз. Мысли о бое с Эриком волновали все больше. Случайно ли именно он оказался моим противником или это план Аурума? И если все-таки он стоит за этим, то, что задумал? Думала и о боях Алана и Лидии. Смогут ли они победить? Если нет, то могу ли я что-то сделать? Так, я решила, что, если жизнь друзей будет под угрозой, я вмешаюсь в битву, несмотря на последствия.
Попытки уснуть были тратой времени, потому я поднялась на последний этаж, где находился тренажерный зал. Огромное пространство заполнено манекенами для борьбы, спортивным инвентарем, а также большим разнообразием оружия. Противоположная стена обклеена человеческими силуэтами с красными точками в некоторых местах, которые служили целями: для метания ножей и стрельбы из лука.
Сначала я тренировала рукопашный бой с одним из синих манекенов, затем достала мечи и начала орудовать ими. Мысли о завтрашнем сражении сменились на бой с Аурумом. За спиной были все три этапа Турнира, и предстоял последний, а я так ничего и не добилась. Все, что мне удалось выяснить, это то, что Эрик - приемный сын, но что мне давала эта информация? Ничего. Чтобы победить Аурума, я должна была больше тренироваться. Аурум, конечно, не сравниться по силе с Пабло, ведь, если мои догадки были верны, Пабло являлся Фантомом. Но это также не означало, что Аурум слабее меня. Точно сильнее.
Чем больше я думала об Ауруме, тем сильнее тряслась от гнева. Каждый раз, когда думала о нем, переставала себя контролировать. Он словно открывал клетку и выпускал наружу все самое злое во мне.
Убью его, когда закончу с Турниром.
Я воткнула один из мечей в стену и сказала сквозь зубы, будто тот был способен услышать:
– Ты заплатишь мне за все!
Когда уже начало светать, я направилась в номер. Тренировка помогла выпустить пар. Это было необходимо, ведь «если разум затуманен гневом, твои шансы на победу малы», – Пабло не уставал это повторять.
Я решила не использовать лифт и спуститься пешком по лестнице. Когда проходила уже четырнадцатый этаж, услышала голоса. Ноги остановились. Один уже был мне знаком.
– Что ты хочешь услышать? – раздраженно спросил Эрик Коэльский.
– Почему Господин не схватит сейчас? Чего медлить? – раздался грубый мужской голос в ответ.
Лишь на секунду я выглянула из-за угла, чтобы увидеть второго участника диалога. Велизар. Сейчас до меня дошло: я не узнала его по голосу, ведь никогда не слышала его раньше.
– Я тоже не понимаю! Мне надоело ждать! – злость Эрика сочилась из него мощным потоком, – Завтра я покончу с Эбби!
Как только до ушей донеслось мое имя, я словно перестала дышать. Почему они говорят обо мне? И о каком Господине идет речь? Неужели...
– Аурум будет зол…
– Не произноси здесь его имени! – приказал Эрик, затем снизил голос. – Он ничего не предпринимает. Возможно, ему нужна вовсе не она. Завтра я лично проверю это.
– Если Господину правда нужна эта девчонка, тебе не победить.
– Если не использовать кое- какую вещичку в сражении, – скривился, ухмыляясь, Эрик.
– Неужели ты собрался … – испуганно повысил голос Велизар.
– Другого выхода нет.
– Не мели чепухи! – выкрикнул парень. – Ты прекрасно осознаешь последствия, и все равно собрался использовать это чертово…
Эрик внезапно дернулся. Словно почувствовал, что за ним следят, он испуганно округлил глаза, затем закрыл рот Велизару, не дав ему договорить. Его голова резко повернулась в мою сторону. Сердце забилось чаще, по лбу пробежала капелька пота. Инстинкты кричали об опасности. С ними двумя мне не справиться.
В мгновение ока Эрик оказался за углом, но меня уже там не оказалось. Я бежала вниз по лестнице с невероятной скорость в страхе, что меня могут преследовать.
Что происходит? Велизар и Эрик на стороне Аурума? Что им всем от меня надо? Почему я ношу эти чертовы линзы? Кто я такая? Больше невыносимо оставаться в неведении. Я хочу все узнать!
Я почувствовала себя в безопасности, только когда дверь моего номера захлопнулась за спиной. Резкий поток воздуха привлек внимание к открытому окну. Вот только было плотно закрыто, когда я уходила. Я потянулась за кинжалом. Яркий рассвет осветил комнату, но ничего странного я не заметила. Я собиралась осмотреть все комнаты, но услышала шорох за спиной. Я резко повернулась и приставила кинжал к горлу чужака. То был человек в черном плаще. Его лицо скрывала белая маска.
– И почему мы всегда так встречаемся?
– Аппалон? Нет, подожди, ты… – голос мне показался до боли знакомым, как впрочем и ситуация.
Чужак снял белую маску, и я узнала это лицо.
– Пабло!
– Я! Но что это еще за «Пабло»? – перекривлял он меня. – Как будто ты не рада меня видеть.
– Что ты здесь делаешь? И что за прикид? Что ты сделал с Аппалоном?
– Не было никакого Аппалона, так что, милая, опусти уже кинжал! – он указал пальцем на холодное оружие у своего горла.
Я вернула кинжал на прежнее место, но делала это долго и все время буравила его взглядом. Сложно было поверить в то, что он здесь.
– Что ты здесь делаешь?
– Как это что? Участвую в Турнире! – ответил он, будто это было очевидно.
– Тебе это зачем? Заняться больше нечем?
– За тобой приглядываю. Ты у нас – магнит для неприятностей, – ухмыльнулся Пабло.
– И почему только сейчас решил раскрыть себя? – раздражение нарастало.
– Выяснил кое-что, – Пабло сел на диван. – Кроме того, решил, что пришло время ответить на твои вопросы.
– Какое совпадение! – скрестила я руки на груди. – У меня как раз голова кипит от их переизбытка!
– Сядь! – произнес он повелительным тоном.
Его аура резко сменилась и, казалось, теперь подавляла. Возразить я не посмела. Чувствовала, что сейчас лучше присесть и молча слушать. Так я и поступила. Я заняла кресло напротив него и молча уставилась в пол. Учитель некоторое время молчал, затем заговорил. Этого человека редко можно было увидеть таким серьезным.
– Я проник на Турнир для того, чтобы подтвердить некоторые свои опасения. Они также касаются и тебя. Точнее, причины, почему Аурум охотиться за тобой.
Я подняла глаза. Пабло молча смотрел на меня, ожидал реакции. А у меня будто ком застрял в горле. Я открыла рот, но была способна вымолвить лишь слово:
– Подтвердились?
– Да, – услышала я желанный ответ.
Сквозь тело прошел мощный разряд. Неужели сейчас я узнаю правду? Причину, по которой Аурум следил за мной. Причину, по которой умерла моя мама.
– Говори! – процедила я сквозь зубы.
– Прежде, чем продолжить, я должен рассказать тебе, с чего все началось, – я кивнула. – Знаешь ли ты о Легендарном Фантоме?
– Конечно! Все знают, – я не понимала, как он причастен к этому разговору, но все же ответила на вопрос. – Он создал Ордис.
– Легендарный Фантом не создавал наш мир. Он его чуть не разрушил.
– Ч-что? – я не верила своим ушам.
– Слушай! Все началось с двух существ, которые принадлежали разным мирам: человека и демона. Так случилось, что демон влюбился в человеческую девушку. Та тоже полюбила это нечестивое создание. В результате их любви родился мальчик-полукровка. Мать мальчика не пережила роды, а отец исчез. Мальчик рос в детском доме, но не был частью его. Все дети, и даже взрослые, боялись этого ребенка. А все из-за демонических глаз, которые он унаследовал от своего отца. Однажды мальчик гулял вдоль реки и нашел пещеру, а в ней – ларец. Когда он его открыл, выпустил наружу все беды, которые когда-то в нем сокрыли. Все жители его деревни погибли, а соседнюю деревню поразила неизвестная болезнь.
– А потом мальчик попросил помощи у Бога. Тот даровал ему склянку со своими слезами и сказал вылить их в том месте, где все началось, – продолжила я за Пабло.
– Так ты слышала уже эту историю? – удивился Пабло.
– Лишь ту часть, что рассказывает про Озеро Жизни.
– Мальчик помог людям избавиться от болезней. За это его начали уважать и перестали бояться. Однако вместе с болезнями он выпустил из ларца нечто, что после уничтожило его деревню и всех ее жителей. Демона.
Лишь мальчику удалось выжить. Демон решил помиловать своего освободителя. Вскоре после этого мальчик отправился странствовать по миру в поисках учителя. Он желал стать сильнее, чтобы победить демона.
Прошли годы. Слабенький мальчишка превратился в настоящего мужчину. Он выучился магии, стал невероятно сильным, и наконец нашел способ запечатать существо. Для этого необходим был специальный меч. Долгие годы он искал это оружие. Когда, наконец, нашел, битва демона и человека длилась семь дней и шесть ночей. И только тогда демон пал.
Он спустился в место, что сейчас нам известно как Нижний Ордис, и там запечатал демона. И лишь кровь этого полукровки способна разрушить печать и выпустить демона наружу.
В воздухе повисло долгое молчание. Я обдумывала слова Пабло. То, что он сейчас рассказал, никак не вязалось с тем, что я знала ранее. Люди говорили, что Легендарный Фантом – человек, который создал Ордис. Говорили, какой он великий и бесстрашный. Но ни слова о том, что он был наполовину демоном. Или о том, что именно он стал причиной многих бед.
– Даже если это и правда, – заговорила, наконец, я, – как это связано с тем, что я нужно Ауруму?
– О, милая, это непременно связано! Видишь ли, если Маг выпьет кровь чистокровного демона, это за считанные секунды поможет ему перейти на следующий ранг. Он достиг ранга Бога, но, как ни пытался, не смог перейти на ранг Фантома. Поэтому он собирается разрушить печать и позаимствовать у демона крови. Но невозможно разрушить печать без помощи Легендарного Фантома, – Пабло, который до этого смотрел на вазу с цветами, впился глазами в меня, – или его потомка.
– Что? – я вскочила с места. – Наверное, ты что-то путаешь. Я? Этого…
– Не может быть? – договорил за меня Пабло. – Почему же? Прямое доказательство этому – твои глаза. Глаза демона, что породил когда-то Легендарного Фантома.
– Т-то есть я наполовину демон? – не поверила я.
– Не наполовину. Лишь на ма-а-аленькую часть. Твоя сила превосходит человеческую, но она намного слабее демонической.
– Н-не верю, – я опустила газа на свои руки, – как такое возможно?
– Скорость твоего обучения потрясает, твои раны заживают быстрее, чем у обычных людей, твои глаза становятся красными, когда ты испытываешь сильные эмоции – все это доказывает, что в твоей крови течет кровь демона.
– Невероятно, – я смотрела на свои глаза в отражении вазы.
Я направлялась в тренажерный зал, а потому не надевала линзы. Раньше думала, что глаза становятся красными, только когда я злюсь, однако сейчас я испытывала лишь сильное потрясение от услышанного. Значит любой эмоциональный всплеск может спровоцировать глаза сменить свой окрас. И если бы не линзы, Алан уже давно увидел бы мои демонические глаза? Ведь рядом с ним я постоянно на эмоциях.
– Это еще не все. Не только Аурум следит за тобой. «Рога Веламона», – на знакомое название я не отреагировала, – это древняя организация, которая всегда пользовалась силами демонов для своей выгоды. Многие из ее членов – влиятельные фигуры Ордиса. Моей орг…мне удалось выяснить, что всего в группе одиннадцать человек. У каждого – татуировка скрещенных рогов на разных частях тела. Бог Верхнего Ордиса Аурум, участник Турнира Велизар, а также Бог Среднего Ордиса Аргентум состоят в этой организации. Возглавляет ее Маг, которого называют Лордом. По недостоверной информации Лорд уже испил кровь демона и в данный момент является сильнейшим среди всех членов организации. Ауруму было поручено привести тебя к их Лорду, однако у него, кажется, свои планы на твой счет.
– Черт, – вырвалось у меня.
Все было намного сложнее, чем я могла даже предположить. До этого момента моим противником был только Аурум, но теперь мне предстояло сразиться со всей организацией «Рога Веламона», ведь если я все-таки сокрушу Аурума, за мной придет кто-то другой.
– И что нам теперь делать? – снова взглянула я на Пабло.
– А ты как думаешь?
– Нужно остановить этого психа! – выкрикнула я. – Если демон вырвется, никто не сможет с ним справиться.
– Умница, – улыбнулся Пабло.

В день окончания третьего этапа
Шон медленно плелся по коридору, волоча правую ногу следом. Этап оказался сложнее, чем он рассчитывал. За одеждой скрывалась серьезная рана чуть выше правого колена. Этот гребаный Маг в черном! Сперва он ранил парня и только потом приставил нож к его горлу. Ну кто так делает? Шону стоило больших усилий скрыть рану от своих друзей, а магия позволила только притупить боль, на это ушли все его силы.
И все-таки сражения не по его части. Вот стратегия – другое дело. В этом Шону не было равных. Однако третий этап превзошел все его ожидания. Лишь пару раз за всю историю Турнира Эредеса было подобное испытание, вот только на четвертом этапе.
Как же не повезло оказаться именно в этом году на Турнире! Но откуда такие сложности? Зачем делать Турнир настолько труднопроходимым, ведь сейчас он в разы превышает все прошлогодние? Неужели дело в девчонке? В таком случае, не опасно ли находится рядом с ней? Возможно, пришло время расстаться. Но, с другой стороны, как же хочется узнать, в чем кроется причина! Потому лучше остаться рядом. Удовлетворение любопытства всегда было ценнее жизни для Шона. Кроме того, с Эбигейл расставаться совсем не хотелось. Она – одна из немногих, кто его не раздражает и с кем он чувствует себя комфортно.
Когда завернул за угол, в глаза бросилась фигура Мага, который сидел у двери Шона. Парень приблизился, а Маг поднялся с пола и уставился на его правую ногу. То был его друг детства, с которым Шон давно не виделся.
– Эй, Клубничка!
– Какая я тебе «Клубничка»? – разгневался красноволосый друг. – Столько времени прошло, а ты все еще называешь меня этим прозвищем.
– Но ведь у тебя такие красные волосы, – Шон подошел ближе и пропустил прямые пряди мимо пальцев, – как моя любимая ягода.
– Ну хватит, сопляк! – парень грубо оттолкнул Шона. Щеки покрылись румянцем. Этот мальчишка всегда вел себя так и доводил Аббадона до нелепого состояния. – Я пришел сюда сообщить нечто важное.
– И что же? – Шон хлопал глазами в ожидании ответа.
– Гарри, этот мерзавец! – Аббадон ударил кулаком в стену, да так, что та треснула. – Он сильнее, чем кажется.
Шон открыл дверь и жестом пригласил друга. Аббадон молча прошел в номер и улегся на фиолетовый диван.
– Продолжай, – Шон уселся на краешек стола.
– Как ты уже заметил, я не прошел в следующий этап…
– Уж я -то заметил!
– А все из-за этого ублюдка Гарри. Мне пришлось сражаться с ним в лесу, пока вы, счастливчики, нежились со слабаками.
– Ну не сказал бы, – усмехнулся Шон. – Так это он сломал тебе руку?
– Ох, так ты заметил! – с сарказмом спросил Аббадон и широко улыбнулся: – Знаешь, Гарри такой душка вне боя. Видел бы ты этого берсерка в бою. Ему будто башню сносит. А больше всего он кайфует от звука ломающейся кости и криков. Сломал мне руку, а также все пальцы на ней. Но я тоже не так прост. Видел бы ты его физиономию, когда я сломал ему руку, еще и палец указательный отрубил. Хотя, конечно, его вылечили уже.
– Так вот, откуда кровь у него на руке!
– Так точно! Моих рук дело, – Абаддон приподнял загипсованную правую руку, – когда она еще была цела.
– Клубничка, спасибо за информацию! Это много значит для меня.
Снова эта улыбка. Она была такой нежной и светлой, будто принадлежала ангелу. Это заставило проигнорировать то, что его снова назвали дурацким прозвищем. Чтобы кто-то так сильно влиял на Аббадона! Шон даже представить не мог, как часто именно эта улыбка спасала его друга от смерти. Именно за нее держался Аббадон в трудные минуты. Даже когда мать безжалостно избивала, мальчик думал об улыбке и о том, что нужно потерпеть еще немного и скоро он увидит друга.
Парень понял, что слишком долго таращиться на своего приятеля. Он вскочил с дивана и направился к выходу:
– Я сказал, что хотел.
Аббадон повернул голову в сторону Шона. Он пытался запомнить лицо своего друга, ведь неизвестно, когда он его снова увидит и увидит ли вообще. Участники, проигравшие бои, всегда пропадали после окончания Турнира.
– Не сдохни, сопляк! – кинул он напоследок.
– Ты тоже, Аббадон!

Глава 16. Бой Сары
– Приветствую вас, дорогие мои зрители, на четвертом этапе Турнира Эредеса! Я, Франсуа Беланже, снова с вами!
Пухленький низкорослый мужчина, одетый в яркий зеленый костюм с блестками, вышел на огромный ринг, что располагался посреди арены.
– Четвертый этап – самый волнительный, ведь именно сейчас все решится. Кто те сильнейшие воины, что победят в этом Турнире? Кто те счастливчики, что получат денежный приз, право жить в Верхнем Ордисе, а также возможность исполнить любое желание? Точная сумма денежного приза остается тайной до самого конца, однако мы все знаем, какой наш Бог Аурум щедрый.
Толпа громко отреагировала: начала кричать и хлопать громче прежнего. После последних слов комментатора все взгляды обратились к Богу Ауруму, который величественно восседал на красном кресле над ареной. Рядом, на кресле чуть поменьше разместился Эрик. Я снова удивилась тому, как сильно он походил на своего Господина. Та же уверенная поза, те же черты лица, тот же цвет волос и глаз, то же двуличие. От вида обоих меня передернуло. Едва ли хватало сил видеть одного, так теперь их двое.
– Так начнем же наш финальный этап Турнира Эредеса! – Франсуа торжественно расставил руки в стороны. Он четко прокричал каждое слово, показывая тем самым важность этого дня.
В ответ толпа взорвалась громкими аплодисментами и возгласами. Франсуа закрыл глаза и молча слушал. Он наслаждался криками, даже если все эти люди собрались не ради него. Эти овации, радостные крики толпы, бесконечные ставки на участников. Здесь, как нигде больше, толпа особенно воодушевлена и требовала зрелища, настоящего кровавого зрелища.
– Участники уже ждут, когда услышат свои имена, – Франсуа указал рукой в сторону выхода.
Там, в проеме между трибунами, стоят восемь человек, готовых к битве. Восемь участников, ожидающие своего выхода.
– Не будем же более медлить! Порядок боев был заранее определен жеребьевкой. Первой покажет свои силы милая девочка Сара. Ее противником будет Высший Наследник Артур.
Сара начала двигаться в сторону арены. Девочка улыбалась, но ее руки сильно сжимали куклу Лулу. Ее преследовал страх, но вместе с тем и интерес. В последний раз, когда эти два чувства были настолько сильны, все обернулось проклятием. Что же произойдет сейчас? Каким будет ее противник? Исполнят ли ее желание или мука прекратится благодаря смерти?
Нога Сары ступила на ринг, а вместе с ней появился ее оппонент – светловолосый мальчик в темных очках, из-за спины которого виднелся чехол от гитары. Тоже проклят или причина детской внешности в другом?
Артур подошел к Саре и с улыбкой протянул ей руку.
– Удачного боя! Я буду стараться!
Сара посмотрела на Артура сначала с подозрением, но совсем скоро расслабилась и протянула ему руку в ответ.
– Сара тоже будет стараться!
Комментатор улыбнулся и громко вздохнул в микрофон. Как ни посмотри, а на воинов эти двое совсем не были похожи. Обычные детишки, которые случайно забрели на арену. Другое дело Велизар. Хотя он и стоял на трибунах вместе с нами, Франсуа то и дело нервно поглядывал в его сторону. Словно опасался голодного зверя, на глаза которому тот случайно попался.
– Итак, оба участника на ринге и готовы начать бой, – объявил Франсуа с арены. – Три, два, один. СТАРТ!
Как только комментатор выкрикнул последнее слово, он пулей соскочил со сцены и направился в сторону трибун – самое безопасное место на всей Арене Богов. А безопасным оно считалось из-за того, что, когда объявляли начало боя, вся территория трибун покрывалась невидимым барьером, защищающим всех присутствующих от любого внешнего воздействия со стороны ринга. Таким образом, участники могли не сдерживаться и вовсю «веселиться».
Едва комментатор в блестящем костюме объявил начало боя и прозвучал гонг, как Артур набросился на Сару. От его былой дружелюбности не осталось и следа. Девочка на миг удивилась быстрой смене отношения, но быстро среагировала. Она не переставала следить за ним, ведь он не просто мальчишка, а один из Небожителей.
Артур двигался быстро и четко, атакуя Сару со всех сторон. Никаких лишних движений, никакого страха, никакого намека на жалось. Сара только и успевала, что уклоняться.
– Чего же ты медлишь? Атакуй! Я даже поддамся.
Мальчик в темных очках издевался над Сарой. С каждым ударом он смеялся все сильнее. Некоторое время так и продолжалось: со стороны паренька – удар, со стороны девчонки – уклон. Удар, уклон, удар, уклон. Лишь изредка ему удавалось задеть Сару. Они уже оббежали все площадку около десятка раз, и с трибун начали доноситься возмущенные возгласы зрителей.
– Эй, хватит убегать!
– Я пришел посмотреть бой, а не догонялки!
– Девчонка, я на тебя столько поставил! Не смей проиграть!
Артуру также надоело безответно атаковать. С его лица спала улыбка.
– Как же ты достала! Я покончу с этим!
Наследник сделал несколько шагов назад, снял со своих плеч чехол от гитары и вытащил оттуда свое оружие.
– Пистолеты? – удивилась девочка.
– А ты думала, у меня там гитара? – пошутил Артур, но по выражению лица девочки понял, что так и было. – Пф…Пха-ха-ха. А ты забавная! «Близнецы» выстреливают пулями, наполненными моей магией. Стрелять я научился раньше, чем ходить благодаря отцу. А теперь я покажу тебе их в действии. Силу моих «Близнецов» ты испытаешь на собственной шкуре.
Два дула обратились в сторону девочки. Выстрел. Сара опять ускользнула, вот только два зеленых сгустка магии последовали за ней.
– Ч-что?
– Теперь не сработает! – улыбнулся Небожитель. – Они остановятся, только достигнув цели – твоего сердца.
Девочка раздраженно вскрикнула и ускорилась, но пули продолжали ее нагонять. Непродолжительное время Сара пыталась сбежать от назойливой атаки противника. Когда же поняла, что время пришло, резко развернулась лицом к пулям и выставила свою куклу вперед. Кукла начала излучать оранжевый свет и, к всеобщему удивлению, зашевелилась. Она запрокинула голову и открыла свой рот, что был размером с ее голову. Темная полость рта заглотила пули, и рот закрылся.
– Н-не может быть. Что произошло? – удивился мальчик.
– Лулу проглотила твои пули, – пояснила Сара. – Твое оружие бесполезно против Лулу. Она любит магию, и чем больше ее ест, тем сильнее становиться.
– Вот, значит, как, – усмехнулся мальчик, – Придется сражаться всерьез.
Арту снова потянулся к своему черному чехлу. Он спрятал «Близнецов» и достал из чехла железную биту. Сначала повернул ее в своей руке, затем несколько раз замахнулся, потоптался на месте и, наконец, исчез. В мгновение, Артур оказался за спиной у девочки. Он что-то прошептал себе под нос, затем ударил по ней своим оружием. Сара отлетела на десять метров. Удар нанес серьезные повреждения девочке, потому вставала она очень медленно. Невероятная боль отражалась на ее детском лице. Артур медленно направлялся в ее сторону, крутя биту в правой руке.
– Не понимаешь, что происходит? – Артур не дождался ответа, потому продолжил: – Моя мать была Ведьмой, а отец Магом. Маг из меня никудышный, честно сказать. Только «Близнецы» помогают высвободить магию, по-другому я не могу ее использовать, в отличие от вас. А вот силой слов владею на высоком уровне, ведь именно ею и славятся Ведьмы. На моей бите выгравировано сто восемьдесят семь слов. Это означает, что ее сила увеличена в сто восемьдесят семь раз.
Когда Наследник достиг Сары и атаковал ее, девочка все еще не успела подняться. Она соединила руки для блокировки удара, чем уменьшила количество повреждений. Если бы опоздала хоть на секунду или направила недостаточно магии в защиту, уже была бы мертва. И браслет здесь не смог бы ей помочь, ведь ее противник – Высший Наследник. Сара начала подниматься на дрожащих ногах, но Артур среагировал быстрее и опять повалил ее с ног. Наследник избивал ее снова и снова. Сначала просто ногами, затем, когда решил положить конец этой игре, замахнулся битой. Он знал, что девочка не переживет этот удар: уж слишком она была покалечена, об этой он позаботился. Однако последнего удара не последовало. Артур стоял над ней готовый для удара, но внезапно словно окаменел.
– Ч-что такое? Почему я не могу пошевелиться?
Мальчик осмотрелся. Глаза Простолюдинов не могли передать всю полноту картины. Об этом свидетельствовали вопросительные возгласы некоторых зрителей. Однако глаза Магов видели магию, в форме растений. Многочисленные стебли появлялись с разных сторон ринга, и все были устремлены в главного врага девочки – Артура. Они держали его руки и ноги, не давая и шанса пошевелиться. Лишь голова мальчика могла двигаться. Он осмотрелся вокруг, а затем с яростью взглянул на Сару. Девочка улыбалась.
– Так ты не просто так бегала по всему рингу от моих ударов. Все это время ты рассеивала свою магию по арене!
– Верно! – девочка поднялась, затем стряхнула с себя пыль. – К сожалению, в магии я тоже не так хороша, как, например, остальные участники. Моей магии требуется некоторое время, чтобы подействовать. Для этого приходится тянуть время.
Сара приблизилась к мальчишке и ударила его со всей силы в живот, из-за чего он начал кашлять. Артур не мог сопротивляться, ведь его держали стебли. Ох уж эта девчонка! Если бы Артур догадался раньше, покончил бы с ней сразу. Он затягивал бой, потому что хотел повеселиться, ведь ему так редко выпадал шанс проявить себя. Все Наследники насмехались над ним из-за того, что он самый маленький из них. Никто не воспринимал его всерьез и не отправлял на интересные миссии. А ведь в основном ими и зарабатывали Маги Верхнего Ордиса себе на жизнь. Если он проиграет какой-то девчонке, он станет настоящим изгоем.
Наследник сконцентрировал всю свою силу в руках и разорвал толстые стебли. Сара попятилась назад, не веря своим глазам. Ей не часто приходилось сражаться, но до сих пор никто не был способен вырваться из ее стеблей. Все-таки Артур отличался от прежних ее оппонентов. Он Высший Наследник. Сама Сара всего лишь Низший Наследник. Чтобы победить, девочке придется преодолеть свои нынешние возможности. Сара во что бы то ни стало должна выйти из боя победителем, иначе она не сможет добраться до Озера Жизни, а значит, продолжит становиться младше и в один день просто исчезнет.
Артур наступал на Сару, вынуждая отступать, но внезапно девочка остановилась.
– О, решила все-таки сражаться! – мальчик широко улыбнулся. – Глупое решение.
Он сорвался с места и ударил Сару своей битой со всей силы. Девочка еле успела блокировать удар, однако из-за этого ее кукла выпала из рук. Руки девочки были сломаны. Сила мальчишки неимоверно возросла по сравнению с прошлой его атакой. Причиной было желание поскорее все закончить?
– Сдавайся! С такими руками тебе не победить!
– Ни за что!
Сара начала сражаться ногами, но ситуация не менялась. Артур заметно теснил ее.
– Что тобою движет? – Артур ударил Сару по левой ноге, из-за чего девочка упала, – Ты ведь можешь попробовать и в следующем году. А если продолжишь – умрешь.
Все тело девочки было покрыто синяками. Обе руки и левая нога сломаны, не говоря о внутренних повреждениях. На затылке – уже запекшаяся кровь.
– Не смогу, – девочка стояла на правой ноге. – Если сдамся сейчас, когда моя цель близка как никогда, не смогу простить себе этого. Осталось не так много времени.
– Какого времени? – Артур остановился. – Это как-то связано с твоей внешностью мелюзги?
– Уж кто бы говорил! – крикнула Сара. – А если и так, тебя это не касается!
Некоторое время Наследник не двигался. Казалось, он обдумывал услышанное, так как задумчиво чесал свой подбородок. Затем голова Артура повернулась в сторону Франсуа:
– Судья, я сдаюсь!
– Что ты творишь? – девочка не верила своим ушам.
– Ну, видимо, тебе победа нужнее, чем мне, – во весь рот улыбнулся Артур.
– П-победа засчитывается Саре! – объявил озадаченный Франсуа.
Трибуны сошли с ума. Зрители разделились на три группы: те, кто был рад победе Сары и кто был недоволен проигрышем Артура и кто ожидал кровавого зрелища и, может даже, чьей-то смерти, а получил перемирие. Поэтому одни радостно хлопали и ликовали, другие же возмущались и кричали о несправедливости.
– Стой! – окликнула Сара Наследника, который уже направлялся к выходу. – Сара не хочет такой победы!
– А у тебя разве есть выбор? – повернул лишь голову мальчишка. – Ты не в состоянии и дальше сражаться. Если бы бой продолжился, ты бы точно не победила. Хочешь смерти?
– Ты!... Какая тебе выгода с этого?
Мальчишка улыбнулся, приподнял темные очки и взглянул на Сару своими зелеными глазами:
– Теперь ты должна мне одну услугу.
Девочку это не на шутку разозлило. О какой услуге идет речь? Что же в голове у этого мальчишки? Она обзывала его, а мальчик только шел и улыбался. Да, другие Наследники будут над ним измываться, но он не жалел о том, что сделал. Артур чувствовал удовлетворение и спокойствие. Возможно, у него появился друг.


Глава 17. Кто такой Блэк?
Сара не сразу ушла с арены. Еще некоторое время она кричала вслед мальчишке разные не очень хорошие слова, а потом просто стояла и пыталась понять, что совсем недавно произошло. Мы также не могли поверить в увиденное. Чтобы так просто кто-то сдался. Немыслимо.
Первый бой был окончен победой участника, что вызвало в большей степени негодование публики. Однако зрители успокаивали себя словами, что девочке просто повезло с противником: попался слабак.
Оставалось еще семь боев. Их порядок был решен жеребьевкой, которая состоялась за полчаса до первого сражения. Из глубокого сосуда с маленькими разноцветными шариками я вытянула один красный. Внутри была цифра три. Синий шарик с цифрой два вытянул Шон.
Парень стоял возле меня и смотрел куда-то вдаль. Франсуа уже назвал было его имя, но Шон так и не сдвинулся с места. Его взгляд был пустым, был где-то не здесь.
– Шон Брюне! – повторил раздраженно комментатор – Пожалуйста, выйдите на арену или засчитают проигрыш!
Противник Шона, парень в черной маске по имени Блэк, уже стоял на арене и ждал, когда тот выйдет. Он стучал указательным пальцем по бедру и топал ногой, показывая всем своим видом степень его раздраженности.
– Шон, – потрогала я его за плечо, – тебе пора.
– А? Что, уже? – очнулся, наконец, друг. – Прости, я задумался.
– Иди же, придурок! – подтолкнула его в спину Лидия.
Парень покачнулся. Ему стоило больших усилий удержать равновесие и не упасть. С трибун, что были возле нас, послышался смех.
– Такой неуклюжий. И как он дошел до четвертого этапа? – задал вопрос беловолосый Маг.
– Самой интересно. Должно быть, это случайность, – ответила беловолосая девушка рядом.
– Точно случайность.
– Вы… – начала было Лидия, но Алан ее остановил.
– Не стоит. Ты этим ничего не докажешь.
– Они его недооценивают! – выплюнула Лидия.
– Шон докажет в сражении, что они сильно заблуждались, – улыбнулась я.
Шон решил сократить путь до арены, потому перепрыгнул через железное ограждение и совсем скоро уже стоял на ринге напротив Мага в черной маске.
– Итак, оба участника здесь, – объявил Франсуа, – бой начнется через несколько секунд. Три, два, один. СТАРТ!
И снова, как только комментатор выкрикнул последнее слово, пулей соскочил со сцены и направился в сторону трибун, чтобы успеть до того, как поставят защитный барьер.
Блэк молниеносно достал из плаща кинжал и метнул его в Шона. Друг быстро увернулся, в мгновение оказался перед своим противником и начал атаковать кулаками. Наследник лишь защищался. Он даже не пытался ответить. Будто ждал определенного момента, чтобы подловить Шона.
– Неужели это все, на что способны великие Наследники? – дразнил своего противника Шон.
Конечно же, он знал, что то, что происходило, лишь прелюдия. Однако лучше заставить Мага действовать сейчас, нежели когда Шон выдохнется. Какова вероятность, что противник поведется на его детские дразнилки и разозлиться? Ничтожна мала.
Внезапно Блэк выставил ладонь вперед и дернул указательным пальцем, после чего кинжал, который он метнул ранее и уже торчал из стены арены, начал вибрировать, а после – полетел в сторону хозяина. Парень едва успел увернуться. Оружию удалось задеть левый бок Шона. В месте, где прошелся кинжал, серая майка изменила свой цвет, смешавшись с кровью.
– Что только что произошло? – удивилась Лидия, – Он ведь не использовал магию. Так как же кинжалы вернулись к нему?
– Так вот оно что, – Алан задумчиво почесал подбородок.
– Черт! Ты… – разозлился Шон.
Маска и капюшон плаща скрывали лицо Блэка, поэтому невозможно было увидеть его. Но Шон понял, что тот над ним насмехается, так как Блэк ходил вокруг парня и жонглировал пятью кинжалами. В какой-то момент он несколько раз дернул указательным пальцем, а затем резко остановился и метнул два кинжала в Шона, но он увернулся. Затем кинжалы вернулись к своему владельцу.
– Как я и думал, – сказал Алан.
– Это нити, – заметила я.
– Безусловно, они!
– Нити? – повторила Лидия, не улавливая связь.
Она смотрела то на меня, то на Алана в надежде, что кто-нибудь из нас пояснит. Когда надежды ее не оправдались, Лидия начала буравить Алана взглядом. Парень вздохнул и начал объяснять:
– Если приглядишься, то увидишь нити. Они идут от пальцев Блэка к кинжалам. Он бросает кинжалы, затем дергает за нити, и кинжалы возвращаются к нему.
– Теперь вижу. И как вы только их заметили? – удивилась Лидия.
– И ты смогла бы, если бы оторвала свой взгляд от Шона, – улыбнулась я.
– Ч-что? Я не… – покраснела Лидия.
– Лучше следите за боем, а то пропустите что-нибудь интересное, – раздался голос за спиной.
– Ладно, – ответили мы с Лидией.
Алан посмотрел сначала куда-то нам за спину, затем уставился на нас. Когда до нас, наконец, дошел смысл его поведения, мы округлили глаза и поспешно развернулись. За спиной стоял красноволосый парень и внимательно следил за боем.
– Аббадон? – воскликнула я, – Ты что здесь делаешь?
– Просто пришел посмотреть на одного придурка.
– Что? – Лидия перевела взгляд на арену. – Ты знаешь Блэка?
– Дура! – взглянул он на девушку. – Я говорил про Шона.
– Ты – друг Шона? – удивилась я.
– Нет! Просто пришел посмотреть, как его размажут.
Неужели Шон знаком с Аббадоном? Но он почти всегда находился рядом, так когда успел? Они были знакомы еще до Турнира? Шон даже не подавал вида, что знал его. Мне не хотелось забивать голову своими догадками, потому я вернулась к поединку своего друга.
В следующий раз, когда Блэк запустил кинжалы в Шона, тот снова увернулся, а после использовал магию, чтобы разрезать нить. К сожалению, попытка не возымела успеха: нить не пострадала.
– Ты правда думал, что сможешь уничтожить мои нити таким никчемным заклинанием?
Шон собирался атаковать снова, но опешил:
– Этот голос, – его глаза округлились, – из-за маски он исказился, но все равно кажется знакомым.
– Странно, – казалось, Маг улыбался, – я думал, не узнаешь, ведь прошло так много времени.
– Кто ты, черт возьми?
– Давай-ка сам, иначе будет неинтересно.
– Моя бывшая подружка? – ухмыльнулся Шон.
– Да, маска исказила голос, но не настолько. Думаешь, я девчонка?
Из фляги, что висела на поясе Шона, вылился ручей воды и, словно змея, направился по руке Шона вверх. Когда достигла правой ладони, вода приобрела вид длинного меча. Секунда - и Шон исчез со своего места и оказался за спиной противника. Когда меч прошел сквозь шею Блэка, вода начала окутывать его голову, и совсем скоро большой водный пузырь перекрыл воздух Магу. Наследник оказался в ловушке. Он хватался за воду своими руками, словно пытался разорвать ее в клочья, но попытки были тщетны. Шон повернулся спиной к противнику и направился в нашу сторону, ожидая, что в скором времени Франсуа объявит его победу. Тем временем всем стало ясно, что Блэк также умеет управлять водой, потому что внезапно магия Шона сошла на «нет», а вода, что использовалась до этого Шоном, обволокла руки Блэка, продлив их таким образом, что те стали похожи на щупальца осьминога. Он в мгновение нагнал Шона и ударил его по ноге. Шон вскрикнул от боли и упал на землю. Слава Богам, он был еще в сознании, но рана была серьезной.
– Шон! – выкрикнули разом я, Лидия, Алан и Аббадон. Причем последний – громче всех.
– Малыш, опять повернулся к врагу спиной? Я ведь говорил так не делать, – Блэк снял маску и улыбнулся.

Шесть лет назад, остров Шайнти
– Малыш, опять повернулся к врагу спиной?
Атакованный собственным братом в спину, мальчик начал подниматься на дрожащих ногах. Каждое движение давалось ему с трудом. Брат никогда не сдерживался в бою, но именно это мальчишке и нравилось. Он не жалел его, а значит, принимал за равного.
– Прости, братик. Я думал, что ты повержен.
– Ты правда думал, что меня так просто победить?
– В тот момент я не думал об этом. Просто был счастлив, что получилось задеть тебя.
Мальчик улыбнулся во все зубы. Как же он любил брата. И не только он. Вся семья, нет, весь город гордился его достижениями. Он с отличием окончил Академию Магии в Вестабуле, и его ожидало великое будущее. Парень подошел к Шону и потеребил его волосы. Мальчишка сморщил носик и выкрикнул, уцепившись своими руками в руку брата:
– Братик, ты же знаешь, что я не люблю, когда ты так делаешь! Почему продолжаешь?
– Ну, ты же меня не слушаешь, – улыбнулся парень и слабо ударил мальчика кулаком по голове, а затем побежал в сторону двери.
– Ах ты!... – надулся мальчишка и побежал следом за братом. – Стой же!
– Думаешь, я остановлюсь, потому что ты об этом попросил?
Мальчики выбежали на улицу и стали бегать вокруг дома. Продолжалось это довольно долго, пока наконец оба не устали. Они остановились и, жадно хватая ртом воздух, упали на траву. Взгляд обоих был направлен в небо, а точнее – на острова, которые заполняли его пространство. Старший из братьев вытянул руку перед собой, словно пытаясь схватить ладонью один из островов.
– Малыш…
– Я не малыш!
– Знаешь, я хочу попробовать себя в Турнире Эредеса, – проигнорировав парень замечание брата.
– Что? – резко принял сидячее положение Шон – Нет!
Парень удивился такой реакции. Он думал, что мальчик порадуется за него и поддержит, но все вышло совсем наоборот.
– Чего?
– Сестрица Люси участвовала в них пять лет назад, а вернулась больной на голову. Постоянно несет какой-то бред и не выходит на улицу.
– Думаешь, Турнир сделал ее такой? Она больна. Никто от этого не защищен.
– Нет! Я абсолютно уверен, что это из-за Турнира! Она только о нем и говорит постоянно.
– Хорошо, если тебе от этого будет спокойнее, я останусь с тобой.
– Правда-правда? – обрадовался младший.
– Правда-правда, – солгал старший.
Он прекрасно понимал, что Глава не упустит такой возможности вышвырнуть его из города.
Парень лежал с закрытыми глазами, наслаждаясь свежим весенним ветерком. Кухарка готовила пирог, потому на улице чувствовался легкий запах выпечки.
Внезапно словно потемнело: чья-то тень склонилась над ним. Парень открыл глаза и увидел серьезное лицо Майкла.
– Господин Адам, Вас ожидает Глава в своих покоях.
– Сейчас буду, – Майкл одобрительно кивнул и скрылся, парень посмотрел на брата, – Я должен идти.
Адам поднялся, снова потеребил волосы мальчишке и направился в комнату Главы, но замер у самой двери. Ему совсем не хотелось туда заходить. Этот человек всю жизнь унижал его и избивал, повторял, насколько он никчемен по сравнению со своим братом. А что его ждет сейчас? Он, несомненно, не в состоянии даже замахнуться, но его слова калечат сильнее его тяжелой руки.
– Долго еще будешь стоять там? – послышался хриплый мужской голос.
Парень распахнул дверь и вошел в темную комнату. В воздухе витал еле уловимый запах лекарств. На большой кровати, что располагалась у плотно закрытого шторами окна, лежал мужчина лет пятидесяти. Из руки его торчал катетер, который вел к капельнице. Выглядел он болезненно: темные круги под глазами, уставший вид, запутанные волосы и двухнедельная щетина, которая придавала грозному мужчине мягкий вид. Но Адам не верил этой его доброй внешности. Хоть Глава был уже в возрасте и выглядел сейчас наиболее беспомощно и жалко, парень знал, на что способен этот человек.
– Звал меня? – быстро исправился Адам.
– Да. Входи.
Адам нерешительно прошел вглубь комнаты и расположился на кресле недалеко от кровати.
– Как твои успехи в боевых искусствах? – поинтересовался больной.
– Неплохо, – неохотно ответил парень.
Адам понимал, что отец неискренне интересуется его достижениями. Все его вопросы всегда сводятся к…
– А как дела у Шона?
Парень прикусил губу и натянул улыбку:
– Он очень старается. Его прогресс поражает. Хоть в магии он не силен, его владение боевыми искусствами на высоте. То же касается и его ума. Он обыгрывает в шахматы каждого, кто бросает ему вызов, и решает задачи, которые не под силу некоторым ученым нашего острова. А его память… Я дал ему лист со случайной комбинацией пятидесяти цифр. За пару минут он запомнил их все и назвал в обратном порядке.
– Хорошо, – искренне улыбнулся старик.
Настолько искренне, что Адама передернуло.
– Я слышал, что ты собираешься на Турнир Эредеса.
– Не думаю, что мне...
– Нет, ты пойдешь! – Глава говорил тихо, но в голосе чувствовался металл. – Если проиграешь, то лучше умри.
– Что?
– Можешь идти.
– Но, отец…
– Для тебя я Глава! – крикнул мужчина так громко, насколько это было возможно в его состоянии, но затем сорвался на кашель.
Адам шел по темному коридору, а в голове звучало на повторе: «Лучше умри. Лучше умри! ЛУЧШЕ УМРИ!»
– Да как он может? – парень ударил кулаком в стену.
– Братик? – послышался обеспокоенный детский голос.
Шон смотрел на брата, потирая свои сонные глазки. Его комната находилось совсем рядом. Адам тихо выругался, виня себя за то, что забыл об этом. Сейчас ему меньше всего хотелось видеть именно Шона.
– Я услышал шум. Все хоро… – глаза мальчика перебрались на кулак Адама, – Это кровь?
Парень сначала не понял, затем взглянул на свою руку и встряхнул ею. Капельки красной жидкости упали на пол.
– Ах, это? – в глазах Шона читались страх и паника, – Просто ударился. Сейчас пойду и обработаю рану, а ты иди спать.
– Л-ладно, – Шон сонно поплелся в свою комнату.
– Малыш!
Мальчик повернул голову в сторону брата и стал ждать, пока тот что-нибудь скажет. Но Адам не издал ни единого звука. Тогда мальчик заметил, как руки брата дрожат, а скулы сильно сжаты. Адам все-таки сдвинулся с места, подошел к Шону и вместо того, чтобы потеребить его волосы, как он это делал обычно, обнял Шона. Мальчику показалось это странным, но он все-таки ответил на объятия.
– Мы еще встретимся, – тихо прошептал Адам.
– Братик, что ты сказал?
Адам оторвался от Шона.
– Спокойной ночи, малыш!
– Спокойной, братик! – мальчик развернулся и потопал к себе в комнату.
Адам смотрел вслед своему брату, а по его щеке стекали слезы. Это был последний раз, когда он видел Шона.


Глава 18. Адам
Я не мог понять, почему мне так знакомо это нервное подергивание указательного пальца перед ударом. Еще ребенком я говорил Адаму, что он словно дирижирует невидимым оркестром. Из-за этих движений вместо ринга мне всегда представлялась сцена. Когда начинался поединок, в голове звучала музыка, а когда бой заканчивался – аплодисменты.
А этот голос… Как только противник заговорил, я что-то почувствовал. То чувство было ностальгией, но по кому я так тоскую?
Я хотел сказать, что узнаю этот голос, но не могу вспомнить, хотел спросить, кто он, но как только открывал рот, все мои слова превращались в саркастические изложения. У меня были варианты, кем он мог быть, но я не осмеливался произнести ни один из них, особенно тот, в котором был уверен более всего. И как только мой противник снял маску, мои догадки подтвердились.
У меня было столько вопросов. Где он все это время был? Почему ушел? И самый главный вопрос: почему оставил меня одного? Но как только я открыл рот, только и смог вымолвить:
– Б-брат?
Все мои вопросы внезапно исчезли. Вся моя смелость и язвительность вмиг улетучились. Было чувство, словно земля из под ног исчезла вместе с уверенностью. Каждое мое движение, каждый вздох давались с трудом. Стоило больших усилий устоять на ногах и не упасть.
– Вот мы и встретились, малыш!
И снова боль в сердце. Как же давно меня так не называли? Как только Адам внезапно покинул остров, весь яркий мир наполнился серыми тонами. Просыпаясь по утрам, я хотел, чтобы скорее наступила ночь. Меня бросил мой брат – один из немногих, кого я любил в городе.
Я медленно переставил раненую ногу вперед, что далось мне с большим трудом. Затем я переставил другую, продолжая жалкие попытки приблизиться к брату. Ноги не слушались. Они словно отказывались подчиняться, пытаясь таким образом остановить меня. Я тихо хихикнул, представляя, как жалко это смотрится со стороны. Я мельком взглянул на своих друзей. Что за кислые рожи? Как будто я здесь умираю. А этот парень Аббадон – было похоже, что он вот-вот рванет с места, чтобы помочь мне идти. Я печально улыбнулся и снова взглянул на своего брата. В глазах ни капли жалости. Он всегда был таким: не жалел меня, несмотря на мой возраст, считал равным себе. Мне всегда нравилась эта его черта, но почему же сейчас она меня так бесит?
Адам стоял и терпеливо ждал, пока я доковыляю к нему. Все это время он не сводил с меня глаз и улыбался. То была улыбка, отличная от его прежней. Что-то в нем определенно изменилось за эти годы. И мне это не нравилось. Будто от старого «братика» осталась лишь оболочка.
Наконец, я достиг своей цели. Между братом и мной оставалось несколько шагов. Сердце все также отстукивало бешеный ритм, но тело больше не дрожало. Оно приняло тот факт, что передо мной мой брат, однако мозг все еще отказывался верить.
Я сжал свой кулак и ударил брата в грудь. Я был выжат как лимон, поэтому от удара не было никакого толка. Адам даже не качнулся.
– Ты где был, чертов засранец? – кричал я, продолжая серию из бесполезных ударов в грудь. – Хоть представляешь, как все переживали? Как мама расстроилась? А я…
Я перестал бить брата. Глаза стали мокрыми, затем по щекам полились слезы.
– Я не выходил из комнаты целый месяц. Отказывался принимать тот факт, что ты ушел, – наконец, я поднял глаза на Адама. – Скажи, это из-за отца? Он тебе сказал уйти и…
– Нет же! – выкрикнул Адам, отпихнув меня так, что я упал на землю. – Отец здесь ни при чем! Я ушел по собственной воле. Мне надоело жить в этом городе лжецов.
Я непонимающе посмотрел на него, но промолчал. Почувствовал, что если немного подожду, он сам все расскажет. Так оно и вышло.
– Все вокруг врали, говорили, какой я особенный, умный, что меня ждет великое будущее. На самом же деле таким был ты! Что бы я ни делал, отец не был мной доволен. Зато тобой он всегда интересовался. Весь святился, когда речь заходила о…
– Он умер, – сказал я еле слышным голосом, поднимаясь на ноги.
– Что?
– Я сказал, что он умер! – громко и четко произнес я.
– Когда? – спросил Адам, сжав челюсти.
– Спустя год после того, как ты ушел.
Повисло молчание. Через минуту я заметил, как кулаки Адама дрожали, а из его рта исходили какие-то звуки.
– Адам?
Я подумал, что он плачет, но внезапно Адам поднял голову и начал громко смеяться, долго и безудержно, лишь на секунды останавливался, чтобы вдохнуть воздух. Так продолжалось довольно долго. Зрители перешептывались и испуганно глазели, не понимая, что происходит. Я и сам хотел знать. Не такой я реакции ожидал увидеть, сообщив вести об отце.
Наконец, я увидел какие-то изменения в поведении брата. Он поднял свою ладонь, провел по волосам, убирая челку со лба, и посмотрел на меня:
– Ох, наконец-то этот старик помер. Даже не представляешь, как долго я ждал этого момента! Сколько раз я грезил о его смерти. Я уж думал, этот момент никогда не настанет и мне придется самому его убить, но Боги меня услышали!
– Как ты можешь так говорить?
– Как я могу? – повторил Адам и направил свои кинжалы на меня.
Я не смог увернуться от всех. Один попал в правое плечо. Боль была невероятной. Внезапно рана на ноге перестала ныть. Будто вся боль перетекла в плечо. Я взялся за кинжал и вытащил его с криком. Начала сочиться кровь. Я оторвал немного ткани от майки и перевязал рану. У меня было время, все это время Адам говорил.
– Твоя жизнь была похожа на сказку, моя же – на кошмар. Ты даже не представляешь, через что мне пришлось пройти за те годы, что я жил с тем человеком. На дни рождения ты получал подарки, а я – удары палкой с гвоздями за то, что родился. А иногда он запирал меня в комнате на несколько дней без еды и воды лишь за то, что я называл его «отцом». Этот ублюдок заслужил смерть!
Я начал вспоминать, как замечал у брата порезы и синяки, но тот отмахивался и говорил, что это из-за тренировочных боев. И ведь были моменты, когда он пропадал на несколько дней, но отец каждый раз повторял, что отправил Адама в деревню по поручению.
– Но почему? – казалось, я потерял дар речи, но все-таки смог втянуть из себя этот вопрос.
– Потому что я не был ему сыном, – Адам вертел кинжал в руке.
– В смысле? – удивился я.
– До отца мама была уже замужем. Мой настоящий отец был обычным фермером. Спустя какое-то время он умер по неизвестной мне причине. Позже мать встретила твоего отца, но на тот момент она уже была с ребенком на руках. Твой отец принял маму, но не ребенка, – грустно усмехнулся Адам.
– Адам, мне так жаль. Я…я не знал.
– Мне не нужна твоя жалось! – Адам сорвался с места, повалил меня на землю и приставил к горлу кинжал.
Затем я впервые увидел слезы брата. Передо мной он всегда был сдержанным, храбрым, сильным, каким и должен быть Маг. Тогда я не понимал, что Адам тоже человек, а человеку свойственно чувствовать и переживать. Я и представить себе не мог, как ему было тяжело. Все это время, пока отец баловал меня и угождал любой моей причуде, его обходили стороной. Я смеялся, рассказывал брату о всех подарках, что получал от отца на праздники, а Адам молча терпел и улыбался. Его сжигало это изнутри, но он все равно смеялся и играл со мной. Как же ему было больно!
– Убей, – прошептал я Магу, что склонился надо мной, затем прокричал: – Давай же!
– Ты так хочешь умереть? – изогнул бровь от удивления Адам.
– Ты так страдал, пока я веселился. Я заслужил это!
– Не мели чепухи, сопляк! – выкрикнул знакомый красноволосый парень с трибун. – Какое еще «заслужил»? Единственное, что ты заслужил – это победу!
Клубничка, так ли это? Действительно ли я ее заслужил? Нужна ли мне победа вообще? Я прибыл на Турнир Эредеса с единственной целью – найти и вернуть брата. Брата я нашел, но вернуть, видимо, не удастся.
– Ты что, готов сдаться, толком не поборовшись? – продолжал Аббадон.
А ведь он прав. Я даже не пытался переубедить его. Ясно как день, что будет непросто, ведь такая травма детства. Но ведь попробовать стоит.
Я вложил последние силы в удар и оттолкнул Адама, после чего начал медленно подниматься.
– Адам, прости, но я не готов так просто сдаться, – улыбнулся я и встал в боевую позицию.
Внезапно ноги перестали мне подчиняться, а затем я каким-то образом отказался снова на земле. Я услышал приближающиеся шаги Адама и его голос.
– Ну наконец-то! Думал, не дождусь, – Адам присел на корточки возле меня.
– Что…
– Почему тебя внезапно парализовало? – ухмыльнулся Адам, – Это яд.
– Когда?
– С самого начала мои кинжалы были пропитаны им. К сожалению, он действует не сразу. Должен пройти определенный промежуток времени, – немного помедлив, Адам добавил: – Не волнуйся, от яда ты не умрешь.
Солгу, если скажу, что я не расслабился от того, что узнал, что не умру от яда. Но ведь это не значит, что я вовсе не умру. Яд лишь парализовал, ничто не помешает Адаму закончить начатое.
– Шон! – крикнула Лидия.
Я повернул голову в сторону своих друзей, и тогда увидел ее. Темноволосые, почти черные, кудри и прекрасные фиолетовые глаза. Конечно, с такого расстояния их не было видно, но я хорошо их запомнил, ведь так часто смотрел и думал о них. Сейчас эти глаза были мокрые от слез. Лидия плачет. Из-а меня? Ну, кто бы мог подумать! Если я каким-то чудом выживу, обязательно напомню ей о том, что она плакала из-за меня. Ох, я уже представляю ее выражение лица. Несомненно, сначала она смутится. Потом, скорее всего, ударит меня в живот или по голове и назовет дураком. А потом…
Я начал медленно проваливаться в бездну. Окружающий мир в мгновение перестал существовать. Все краски мира растеклись, погружая окружающее в темноту. Шум сменился мертвой тишиной. Видимо, в функции яда входит не только паралич всего тела.
– Шон! – позвал меня знакомый голос, нарушая тишину. – Шон!
В темноте вдруг начал проступать свет и я понял, что нахожусь не на арене, а у себя дома в тренировочном зале. Я все также лежал, а надо мной возвышался чей-то силуэт. Он присел на корточки и лишь вблизи я смог разглядеть Адама.
– Малыш Шон, долго еще будешь валяться? – Адам ласково улыбнулся и потеребил мне волосы.
Мне вдруг стало тепло и уютно и вовсе не хотелось возвращаться на арену. Такой брат мне нравился больше. Он сидел и смотрел на меня, а нежная улыбка не спадала с его губ. Я потянул к нему руку, пытаясь дотронуться до него. Хотелось верить, что я правда нахожусь у себя дома и этот Адам – настоящий, а не та подделка, что приснилась мне только что. Что то был лишь дурной сон. Арена, Турнир Эредеса, озлобленный Адам – ничто из этого не было настоящим. Ни что не было реальным. Реальность здесь, сейчас.
Моя рука не достигла своей цели. Брат растворился в воздухе, и стало ясно, что он был только чудным видением, призраком из прошлого.
– Малыш Шон, долго еще будешь валяться? – услышал я снова голос брата.
Живот пронизывала резкая боль снова и снова. Я заставил себя открыть глаза и понял, что причиной той боли в животе был Адам. Он избивал меня ногами и ухмылялся.
– Вставай, жалкий неудачник!
Я снова оказался на арене, которую окружали трибуны, заполненные громкими зрителями. Эти жалкие неудачники, которые возбуждаются при виде крови!
Я сделал попытки подняться. Адам не позволил, на этот раз ударил меня по голове. Я выплюнул кровь и вытер рот, затем снова попробовал подняться. На удивление, Адам позволил мне это сделать. Он стоял со скрещенными руками и ухмылялся, словно говорил: «Ну и что, что ты встал? Это тебе не поможет!». И не поспоришь. Я то встал, но тело все дрожит, а ноги еле держат. О каком сражении может идти речь?
Я заметил еле уловимое движение его указательного пальца. Ох, эта его привычка! Я не раз говорил, что нужно от нее избавляться, но, видимо, он все же не воспринимал мои слова всерьез. Что ж, Адам, я благодарен тебе за то, что не избавился от нее. Эта слабость сегодня подарит мне победу. Сейчас Адам сделает свой ход!
Я вытянул руки вперед и закрыл глаза, осознавая, что данное заклинание станет в этой битве последним. Оно забирает слишком много сил, а у меня их осталось не так много. Я почувствовал, как на лбу выступили капельки пота, а вены вздулись. Вся жидкость, что присутствовала на Арене Богов, начала скапливаться в одном месте. А ее было много – каждый второй зритель принес с собой что-нибудь выпить.
Перед моими руками огромное количество жидкости начало приобретать вид дракона. Адам уже было начал наступление, но резко остановился и отпрыгнул назад.
– Решил положить конец одним ударом, значит, – улыбка спал с его губ. – Ну хорошо.
Адам повторил некоторые мои движения, но перед ним образовалась фигура льва.
– Давай же узнаем, кто все-таки сильнее, я или малыш Шон!
Лев сдвинулся с места, быстро набирая скорость. Дракон распахнул крылья и полетел в сторону льва. Животные столкнулись, словно две волны налетели друг на друга. Далее бесформенная субстанция снова преобразовалась в животных. Они то и дело сталкивались друг с другом, каждый пытался победить другого. Такое положение продолжалось довольно долго.
Затем я сделал некоторое движение пальцами, и из пасти моего дракона вырвалась пламеобразная магия. Лев издал жалостливый рык и превратился в лужу под ногами.
– Ах ты… – разозлился Адам.
Он попытался преобразовать жидкость во льва, но та не поддавалась.
– Давай же!
Его попытки были тщетны. Тогда он достал свои кинжалы и бросился с криком в лобовую атаку.
– В сражениях ты никогда не мог обуздать свою ярость, – я направил дракона в своего брата.
Мы оба прекрасно понимали, что кинжалы не ровня моей магии, но Адам был слеп из-за своей ярости. В детстве я был слабее него, но в сражениях с другими заметил, что он не контролирует свои эмоции. Кроме того, Адам всегда сначала действовал и только потом думал.
Дракон поглотил Адама. Брат начал захлебываться. Жидкость постепенно наполняла его легкие. Адам сделал последнюю попытку вдоха и потерял сознание. Я рассеял свою магию, после чего он упал весь промокший на землю. Когда очнулся, начал жадно хватать воздух ртом, кашляя в перерывах. Я подошел ближе и стал наблюдать. Когда Адаму стало легче дышать, он спросил:
– Неужели не убьешь меня?
– И в мыслях не было.
– Но я ведь пытался тебя убить! – сорвался Адам на крик, – Почему ты не сделаешь этого?
– Адам, ты был и остаешься моим братом, – нежно улыбнулся я, – Как я могу?
Брат открыл рот и в изумлении уставился на меня. Затем он посмотрел на свои ладони и медленно пробормотал:
– Но я ведь пытался…
– Все братья сорятся, – я подошел к нему и протянул руку. – Как насчет мира?
– Б…брат, – из глаз Адама выступили слезы, затем он громко прокричал: – Я сдаюсь.
Он потянул свою руку навстречу моей, а на фоне голос Франсуа объявлял мою победу. В тот момент я снова увидел улыбку брата. Ту ласковую улыбку, которую хранил в своих воспоминаниях последние шесть лет. Неужели у нас еще есть шанс?
Внезапно перед глазами пронесся клинок. Не успел я и глазом моргнуть, как рука Адама отлетела в сторону, а сам он начал корчиться и кричать от боли, хватаясь за то место, где совсем недавно была рука. Рука, которую он тянул мне в надежде помириться.


Глава 19. Кольцо Мудреца
Ситуация на Арене изменилась всего за секунду. Трибуны начали было хлопать, а мы радоваться победе Шона, но случилось невообразимое. С края арены кто-то бросил клинок, в последствие который лишил правой руки Адама. Брат Шона взвыл от боли.
– Брат, – крикнул Шон.
Сначала он сам пытался что-то сделать, но понял, что его старания бессмысленны, поэтому начал звать врачей. Так как бой уже закончился, врачи были готовы. Они мчались на всех скоростях, неся с собой все необходимые приборы для оказания первой медицинской помощи. В углу, откуда выбежали врачи, стоял кто-то еще. Я начала всматриваться в уже знакомое мне лицо. Эрик.
Не нужно было гадать, чтобы понять, что именно он швырнул меч. Когда заметил меня, он слегка улыбнулся и помахал рукой. Я ответила ему неприличным жестом. Сначала он удивился, но быстро натянул фальшивую улыбку, после чего направился к Шону и Адаму.
– Опасно, – сказала я скорее себе, но друзья меня услышали и поняли.
Мы сорвались с места и мгновенно оказались около Шона и Адама. К этому моменту Эрик уже настиг их.
– Адам, что это значит? – улыбка Эрика не сходила с его губ.
– Что вы имеете в виду, Эрик? – спросил Адам сиплым от криков голосом.
Сам он трясся, держась из последних сил, чтобы не потерять сознание. В это время врачи обрабатывали его рану. Руку Адама уже нашли и положили в ящик со льдом, чтобы в последствии пришить ее на подлинное место.
– Почему ты сдаешься? Ты должен был сражаться до конца. Либо победа, либо смерть, –спокойно говорил Эрик.
– Но ведь Артур тоже сдался…
– О, не волнуйся, Адам, – улыбка Эрика стала шире, – О нем мы тоже позаботимся.
– Ч-что? – испугался Адам, – Что вы с ним собираетесь сделать?
В ответ Эрик громко рассмеялся. В этот момент Шон поднялся с земли и встал между Эриком и Адамом. Шон защитит брата ценой жизни – это было понятно без слов. Парень еле стоял. Такими темпами он даже себя не сможет защитить. Я должна была что-то сделать!
Не успела я все хорошенько обдумать, как Эрик достал из земли меч, который ранее швырнул в Адама, и быстро направился в его сторону. Неожиданно я достала один из своих мечей и преградила ему путь. Клинки громко соприкоснулись.
– Эбби, дорогая, с тобой я расправлюсь чуть позже. Отойди пока в сторонку.
– Видишь ли, мне не нравится такой расклад дел, – улыбнулась я. – Насколько я помню, следующим будет наш бой. Не хочешь сначала разобраться со мной? Уверена, Адам подождет, – я повернула голову в сторону Адама. – Ты ведь не против?
– Н-нет, – ошеломленно ответил Адам.
– Адам согласен. Так как поступим? – я начала крутить меч в руке.
– А ты настырная, – шире улыбнулся Эрик. – Я тебе так понравился?
– Скорее наоборот, – ухмыльнулась я, – поскорее хочется стереть эту улыбку с твоего лица.
– Судья, объявляй бой! – скомандовал Эрик, не сводя с меня глаз.
Франсуа, как и все зрители, был в шоке от происходящего и не сразу заметил, что обращаются к нему.
– Живо!
– Эрик Коэльский и Эбби! – пришел в себя судья. – Не участвующих в битве попрошу удалиться с арены! Да начнется бой!
Как только на арене остались лишь мы с Эриком, прозвучал гонг. В мгновение ока он сдвинулся с места, оказался передо мной и замахнулся мечом. Мой меч уже был не в ножнах, потому мне удалось вовремя среагировать и отразить атаку.
Я недооценила Эрика. Он вложил в меч немало сил, мне пришлось постараться, чтобы его оружие меня не задело. Одной атакой он не ограничился и предложил мне серию из ударов. Я отразила почти все, но все-таки пропустила один. Эрик ранил меня по лицу. Рана была пустяковой, но кровь препятствовала моему зрению. Я вытерла красную жидкость рукой. В это время Эрик оказался позади и вновь атаковал. Мне удалось отразить атаку и отойти от него на приличное расстояние.
Эрик – серьезный противник. Его атаки сильны, а движения быстры. Но если я не смогу победить его, что уже говорить о победе над Аурумом?
– Неплохо двигаешься, – ухмыльнулся Эрик, затем снова атаковал.
Его атаки были напористы, не давали мне и секунды отдышаться. Он наступал на меня снова и снова, оттесняя к краю арены.
– Неужели это все, на что ты способна? – прижал меня Эрик к стенке трибун. – Ну же, дорогая, не разочаровывай меня!
– Эх, – я выдохнула и достала второй меч.
Теперь я атаковала уже двумя мечами. Оружие Эрика соприкоснулось с моими мечами, которые соединились в букве «Х», а затем отлетел на несколько метров в сторону. Пользуясь случаем, я ударила его по голове ногой. Он не выдержал удара и упал на землю.
– Я знал, что ты не так проста, – Эрик начал подниматься с земли. – Почему же не достала второй меч раньше?
– Это бы слишком быстро закончилось, – улыбнулась я.
– Ах ты! – Эрик вытер кровь с губ и перешел в наступление.
Улыбка наконец исчезла с его лица. Он поднял свой меч с земли и снова перешел в наступление. Атаки стали сильнее и настырнее, но уже потеряли былую неожиданность. Их легко было предугадать, а значит – отбить. Как я и думала. Если его слегка разозлить, он вспылит и перестанет думать над атаками, пойдет в лобовую.
– Такими простыми атаками мне тебя не победить, – Эрик ехидно улыбнулся. – Значит, мне тоже нужно стать серьезнее.
Он задрал рукава своей формы и снял широкие браслеты. Те с громким звуком упали на землю. Тогда я поняла, что это вовсе не обычные браслеты, а утяжелители. Далее Эрик наклонился и снял такие же браслеты с ног. По звуку, что они издавали, я могла с уверенностью сказать, что каждый весил около пятидесяти килограмм. Сложно было поверить в то, как легко Эрик двигался, скованный таким грузом.
Я пребывала в недоумении, наблюдая, как Эрик сначала снимал браслеты, а затем внезапно пропал из моего поля зрения. В долю секунды он оказался позади. Мне едва удалось увернуться. Его атаки стали не только быстрее, но и сильнее, так как теперь он использовал магию. Меч его излучал безобидный желтый цвет, но красота та была обманчива, так как после того, как меч не достиг своей цели (то есть меня), он врезался в стену трибун, проделав в ней внушительных размеров дыру. Если бы я не увернулась, точно осталась бы без правой руки.
Я также решила задействовать свою магию, из-за чего мои мечи начали излучать красный цвет, и атаковала Эрика. Он отбил атаку и контратаковал. Битва стала ожесточеннее и опаснее. После каждого удара, сделанного одним из нас, на арене появлялись серьезные повреждения. Тут и там были разрушены стены, остатки которых лежали на неровной от ударов земной поверхности. Если бы не защищающеее заклинание, которое шло вдоль трибун, пострадали бы и зрители.
Наш бой продолжался довольно долго. Мы оба понимали, что если атаки одного из нас не станут сильнее или же слабее, этот бой будет продолжаться вечность. Зрителям тоже надоело однообразие атак. Многие из них не успевали за нами, из-за чего у них пропадал интерес к сражению. Видимо, это заметила не только я, так как Эрик остановился и сказал:
– Думаю, пора заканчивать, как считаешь?
В правой руке он все еще держал меч, а в левой появился огненный шар желтого цвета. Тот с каждой секундой становился все ярче и больше.
Я вернула один из мечей в ножны, освободила правую руку и сотворила ту же магию.
– Оу, так твоя стихия тоже огонь. Покажи же мне все, на что способна, Эбигейл!
Выкрикнув последнее, он сдвинулся с места. Я не стала ждать, пока он меня настигнет, и тоже атаковала. Два огненных шара столкнулись и спровоцировали бурю, которая подняла весь песок и части конструкции арены, что до этого лежали на земле. Вмиг все перестало существовать. Не было видно ни трибун, ни арены, ни Эрика. Словно во всей Вселенной осталась лишь я одна. Нет, нас двое. Я хорошо понимала, что где-то здесь находится Эрик, выжидает момент, чтобы напасть, словно голодный тигр, охотящийся на добычу.
Я закрыла глаза и стала вслушиваться в звуки.
«Слух – чудесный дар, дающий человеку надежду в сложных ситуациях. Если ты не видишь глазами, твои уши способны их заменить. Стоит сконцентрироваться, и весь мир как на ладони. И для этого не обязательно смотреть. Нужно слушать», – сказал мне как-то Пабло.
Некоторое время ничего не было слышно. Эрик был умен, а значит – осторожен. Но кое-что он не смог утаить – свои раны. Видимо, в какой-то момент я его все-таки задела. В тишине я услышала, как капля крови упала на землю. Я немедленно достала второй меч из ножен и атаковала своего противника, почувствовала, как мои клинки столкнулись с его оружием. Атака была для него неожиданностью: не смог должным образом отразить ее. У Эрика не получилось устоять на ногах, и он упал на землю.
– Ах ты, тварь!
Я была рада и в то же время напугана. Сейчас он серьезен как никогда, кроме того, невероятно зол. В скором времени он использует свой козырь, о котором говорил с Велизаром. Что же это будет? Велизар тогда не на шутку испугался.
Эрик поднялся на ноги и попытался меня атаковать, но я увернулась. Предыдущие атаки нанесли ему серьезный урон. Затем я ранила его правую руку, после чего он выронил меч и упал на колени.
– Ты! Как же ты бесишь! Я ненавижу тебя с самого детства.
– С детства? – удивилась я его бреду. – Мы познакомились с тобой совсем недавно.
– О, милая, я знаю тебя уже давно. Аурум только о тебе и говорил. Какая ты особенная, сильная, красивая. Как будто меня не существовало. Как будто это ты с ним росла и заботилась о нем. Тебя с нами не было, но в то же время ты была везде. Меня тошнит от тебя! – Эрик плюнул в мою сторону, но слюна до меня не долетела, чему я была очень рада.
Еще вчера я бы подумала, что он несет какую-то нелепицу, но не сейчас. Я знала, что Аурум одержим мною, точнее – моей кровью. Какая-то малая часть меня сочувствовала Эрику и хотела его помиловать, другая же хотела убить.
«Эбби, сочувствовать? Ему? Тряпка ты половая, соберись! Он на стороне Аурума, а значит –заслуживает смерти!» – приказала я себе.
Я сжала рукоять меча крепче и направила его на Эрика. Злость на лице противника превратилась в страх. Он поднял свои руки и закрыл ими голову. Мой меч был уже близок. Лишь небольшое усилие, и голова Небожителя слетит с шеи и покатиться прочь. Но что-то остановило. Та самая маленькая часть, что не хотела его убивать, завладела телом и остановила удар. Я понимала, что он не Аурум и ничего плохого мне не сделал, а эта борьба – лишь в рамках Турнира. Эрик – просто ребенок, который ревнует меня к своему отцу.
Я убрала меч. Я не чувствовала, что поступаю верно. Как будто предала Пабло, который помогал мне все это время.
– Что ты делаешь? – спросил Эрик.
– Не хочу тебя убивать.
– Не боишься пожалеть? – ухмыльнулся Эрик.
– Боюсь, но и убивать тебя не хочу.
– Знай же, у тебя был шанс. Больше такового не представится, – Эрик засунул руку в карман и достал черное кольцо в виде черепа. – Это твой конец, девчонка!
Тревога во мне начала нарастать. Что-то в этом кольце было, какая-то сила, которая казалась такой знакомой и в то же время такой отвратительной и мерзкой.
– Тебе известно, что это такое? – ухмыльнулся Эрик, поднеся кольцо очень близко ко мне.
В висках начало пульсировать. В отражении кольца я увидела, как серый цвет моих глаз начал превращаться в красный. Линзы расплавились, и я могла видеть вертикальные зрачки.
– Это Кольцо Мудреца, – Эрик убрал от меня руку с кольцом, а затем указательным пальцем другой руки постучал по нему. – Внутри находится капля крови демона, которую одному Магу случайно удалось получить. Одна эта капля поможет на время увеличить мою силу в несколько раз.
Парень прокусил большой палец и приложил его к черепу. Кольцо поглотило кровь, а затем глаза черепа на кольце загорелись красным. Мои ноги слегка подкосились. Я оперлась на меч, чтобы не упасть. В висках пульсировало с каждой секундой все сильнее. Я не понимала, что происходит. Была некая связь между кольцом и мною, которая усиливалась по мере того, как сокращалось между нами расстояние. Было ясно, что все из-за крови демона. Связь эта не делала меня слабее, наоборот – пробуждала во мне ту темную сущность, которую я так боялась и которую так желал Аурум.
Эрик преображался на глазах. Моментально парень выплеснул всю свою ауру наружу. Она сочилась из него словно дым. Сначала она была желтого цвета, но резко начала переходить в красный, а его глаза стали красными, как глаза черепа.
– Что, испугалась? – захохотал Эрик жутким голосом, заметив мое состояние. – Не нужно этого стыдиться! Такой силы невозможно не боятся!
Аура продолжала выплескиваться наружу. Создавалось ощущение, что еще немного, и она закончиться. Зрители сидели с недоумевающим видом. Чувства у них были смешанные: был страх неизвестного и чувство опасности, но было и любопытство, интерес, предвкушение.
– Пришло время тебе умереть, девчонка!
Эрик сдвинулся с места и атаковал меня кулаками. Меч его остался на земле. Эрик решил, что кулаков его хватит, чтобы победить. Он ударил меня несколько раз по лицу, потом в живот. Силой его удара меня откинуло на десяток метров. В следующую секунду он нагнал меня, взял мою голову рукой и направил ее лицом в землю со всей силы. Я не могла сопротивляться. И дело было не в его силе, а в моей. Внутри словно шла борьба тьмы и света, добра и зла, человеческой сущности и демонической. Я не чувствовала боли, не чувствовала ненависти, ничего не чувствовала. Лишь я и демон, который с каждой секундой завладевал моим телом и разумом все сильнее.
Темнота. Свет лишь в одном месте. Он, словно прожектор, указывает на меня. Тишина. И только шаги, которые становились все громче, нарушали мертвое безмолвие. Вместе с шагами становилась все четче и фигура, выступающая из темноты. Наконец она уже стояла передо мной. Другая я. Та, что была заперта все это время, та, что вот-вот вырвется.
Внешне она почти ничем не отличалась от меня. Лишь глаза. Красная радужка, вертикальные зрачки и черные белки глаз заставляли содрогнуться. И ее голос. Похож на мой, но будто вместе с ней говорил кто-то еще. Этот голос уже не раз звучал у меня в голове.
– Ты хорошо постаралась. Теперь оставь этого человека мне.
Мое тело начало подниматься с земли. Я видела это, но не могла им управлять. Теперь здесь властвует демон. Он главный, а я лишь наблюдатель.
Как только Эрик увидел, что я встала, он снова приблизился для новой атаки.
– Видимо, кулаков для тебя все-таки недостаточно.
Он поднял меч с земли, окутал его своей красной аурой и пошел в наступление. А я стояла. Настоящая я, которая была лишь наблюдателем, напряглась. Если демон ничего не предпримет, мое тело пострадает! Такими темпами я могу даже умереть!
Клинок почти разрезал мою плоть, но в мгновение правая ладонь остановила его. Эрик недоумевал. «Как смогла она остановить меч, в который я вложил демоническую силу, голой ладонью?» – подумал он, вероятнее всего. Демон поднял глаза и взглянул на Эрика. Лицо моего противника исказилось в испуганную и полную непонимания гримасу. Я поняла, что он увидел мои глаза, глаза демона.
– Не может быть! Так ты все-таки…
Демон ударил Эрика по щеке ладонью, а тот улетел в бок на десяток метров и врезался в стену трибуны, которой и без того сильно досталось от предыдущих атак. Демон достал мечи из ножен и стал медленно надвигаться к Эрику.
– Остановись! – я схватила демона, что стоял передо мной, за запястье. – Дальше я сама.
– Он еще жив, – раздался равнодушный голос.
– Я сама, – повторила я ему спокойнее, но настойчивее.
Демон немного подумал, затем кивнул. Он сделал шаг назад и скрылся в темноте. На свету осталась лишь я. В реальности наш разговор длился секунды. На это время тело остановилось. Когда я снова стала его хозяином, возобновила движение к Эрику.
– Серые, – смотрел Эрик в мои глаза, – Значит, это снова ты.
– Это ничего не меняет, – я подняла мечи, – ты все равно умрешь.
Придется его все-таки убить.
Как только я собралась опустить свои мечи на Эрика, с ним начало твориться что-то странное. Его вены на правой руке начали чернеть. Он закричал от боли или же страха, а затем попытался оттереть их, словно это была грязь. На коже оставались красные следы от ногтей. Его старания были тщетны.
– Сдайся, и медики тебе помогут!
Сначала он меня будто не слышал, но потом все-таки выкрикнул слово «сдаюсь». Сразу же после того, как Франсуа объявил мою победу, на арену выбежали медики. Они остановились возле Эрика и просто наблюдали.
– Почему вы ничего не делаете? – спросила я.
– Мы не знаем, что здесь можно сделать, – струйка пота стекла по лбу доктора. – Это что-то из ряда вон выходящее.
– Думаю, вам нужна моя помощь, – раздался знакомый голос, который заставил меня снова взяться за рукояти мечей и вытащить их из ножен.
Внезапно возле Эрика появился Аурум. Врачи растерялись от неожиданного появления Бога и не сразу ответили:
– Б-бог Аурум! Вы знаете, как ему помочь?
В ту же секунду, как мои руки начали трястись, я почувствовала за спиной чье-то присутствие. Я повернула голову и увидела Алана. Он стоял позади, а Лидия и Шон – сбоку. Алан положил свою теплую ладонь мне на плечо. Его прикосновения действовали на меня как бальзам на душу, поэтому вскоре я перестала дрожать и немного расслабилась. Аурум не станет на меня нападать в присутствии зрителей. Если это случится, его перестанут уважать и он больше не сможет манипулировать жителями Верхнего Ордиса. Но во мне присутствовал не столько страх его внезапного нападения, сколько желание самой напасть на него. Благодаря Алану, я выкинула эту глупую мысль из головы, но мечи я не стала убирать. Он слишком опасен и непредсказуем.
– Знаю, – улыбнулся Бог, – но для этого придется сменить локацию.
– Если это необходимо для спасения участника, то мы обязаны так поступить!
– Почему же они так не старались ради спасения остальных участников? Так напрягаются только потому, что пострадавший – любимый питомец Бога Аурума! – высказал свое мнение парень с трибун.
– Дубина, ты что такое говоришь? – ответил ему другой. – Врачи пытаются спасти каждого участника всеми силами, но они не могут вмешиваться в поединок, лишь после его окончания попытаются помочь участнику. Многие бойцы погибли именно во время поединка.
Один из врачей услышал отрывок разговора и одобрительно кивнул, удовлетворенный ответом второго зрителя. Тут же я мысленно поругала себя за то, что отвлеклась на такой бесполезный разговор, когда объект моей ненависти стоял прямо передо мной.
– В силу уникальных способностей некоторых участников, мне понадобиться их помощь, поэтому мне придется телепортировать и их. Судья, вы не против? – дружелюбно улыбнулся Аурум.
– Бог Аурум, конечно! – растерялся Франсуа. – Делайте все, что необходимо! Я объявлю перерыв!
– Тогда так и поступим, – Аурум улыбнулся, но уже по-другому. Та улыбка таила в себе что-то злое и коварное – то, что, без сомнений, выйдет всем нам боком.
Как только Аурум получил разрешение, он еле уловимым кивком подозвал к себе Велизара и Гарри. Те послушно исчезли с трибун и оказались подле своего Бога. Аурум поднес большой и указательный пальцы к верхней пуговице своего одеяния и повернул ее.
В мгновение арена исчезла. Я оглянулась и поняла, что нахожусь уже не на Арене Богов и, возможно, даже не в Верхнем Ордисе.


Глава 20. Амелия
Место, где мы оказались, было похоже на пещеру, которую я иногда видела в своих снах в детстве. В них я блуждала по мрачным лабиринтам в поисках чего-то важного, и это был не выход. В конце таких снов я всегда натыкалась на пару красных глаз, после чего просыпалась. Эти сны уже давно затерялись глубоко в моей памяти.
Я уже знала, что искать и где. Обернулась, и увидела те самые кровавые глаза. Тело окаменело, когда я поняла, что они смотрели на меня. Взгляд тот был не живым и не мертвым. Словно проникал вглубь, видел все мои мысли и чувства, все мое прошлое, всю меня. Я чувствовала это вторжение, хотела отвести свой взгляд, но что-то не давало мне это сделать. И лишь вмиг, когда меня окликнул Алан, я очнулась.
Когда снова взглянула, больше не чувствовала в красных глазах ничего живого. Хозяин их тоже, казалось, был мертв. Существо с небольшими рогами и дырявыми мерзкими крыльями, как у летучей мыши, было приковано парой ржавых мечей к каменной глыбе, а из самого сердца торчал серебряный кинжал, ни капли не тронутый временем. Существо находилось в этом месте, несомненно, не одну тысячу лет.
– Эбз! – дернул меня за плечо Алан.
– А? – взглянула я на него.
– Ты как? – Алан был встревожен.
– Нормально, – машинально вылетело у меня.
Когда снова услышала крики Эрика, пришла в себя окончательно. Черная скверна поднималась по его венам все выше и уже доходила до плеча. Рядом стояли Аурум, Велизар и Гарри, полностью игнорируя его крики. Я сильнее схватилась за рукояти мечей.
– Что мы здесь делаем? – обратилась я к Ауруму.
– Ах, я просто хотел поговорить без лишних глаз, – улыбнулся Аурум.
– Поговорить? – недоверчиво уточнила я.
– Вам, наверное, интересно, где мы находимся? – проигнорировал мой вопрос Аурум и, демонстративно расставив руки в стороны, сказал: – Дамы и господа, добро пожаловать в печально известный Нижний Ордис!
– Н-не может быть, – недоверчиво вымолвила Лидия.
Это место нам хорошо был известно из детских рассказов и страшилок. О нем не раз рассказывали в школе, им запугивали нас в детстве, чтобы мы вели себя хорошо, «иначе попадем в Нижний Ордис». Я вспомнила рассказ Белль Хофман, моей одноклассницы: «Нижний Ордис – самый ужасный. Туда отправляют преступников, убийц, воров – в общем, всех грешников. Он служит тюрьмой в Ордисе. Мало кто знает, как туда попасть, а тем более – выбраться, ибо попав туда единожды, ты останешься там навеки. Местные обитатели не позволят никому покинуть это место. Даже сами Боги не осмеливаются туда спускаться. На землях Ордиса царит покой и порядок уже многие годы именно благодаря Нижнему Ордису. Никто не хочет туда попасть, поэтому и не грешит».
И прямо сейчас мы здесь, в Нижнем Ордисе, в худшем кошмаре любого ребенка.
Я посмотрела на верхнюю пуговицу Аурума. Он повернул ее перед тем, как мы здесь оказались. В пуговице был небесного цвета драгоценный камень. Видимо, это Кристалл, который позволяет телепортироваться. Но как такой маленький камушек телепортировать на такие большие расстояния такое количество людей?
– Ты ведь собирался помочь Эрику, – напомнила я.
– Ах, Эрик, – Аурум посмотрел на бедного парня, чьи вопли сменились слабым поскуливанием, – зачем же ты украл у меня это кольцо? Я ведь не раз предупреждал тебя о последствиях!
Эрик слабо шевелил губами в попытках что-то ответить, но не мог вымолвить и слова.
– Что говоришь? – Аурум присел на корточки возле Эрика и играючи приложил свою ладонь к уху, пытаясь что-то расслышать,
– П-прошу… – наконец удалось ему простонать.
Аурум выдохнул и поднялся на ноги. Еле уловимым движением, он вынул меч из ножен, отрезал Эрику указательный палец, на котором было злосчастное кольцо, затем вернул меч в прежнее место. Тихий стон Наследника сменился громким криком. Черная скверна начала отступать, и в месте, где ранее был палец, вышла наружу и рассеялась в воздухе.
– На чем мы остановились? Ах, да, я вам сказал, где мы находимся. Теперь должен объяснить, почему мы здесь.
Аурум посмотрел мимо нас и ухмыльнулся. Я уже знала, на что он смотрит. В той стороне была каменная глыба, к которой было приковано безобразное существо с парой красных глаз. Лидия, Алан и Шон проследили за взглядом Аурума и наткнулись на объект его интереса, который ранее в упор не замечали.
– Ч-что это за существо? – от изумления Шон начал запинаться.
Без сомнений, каждый из нас уже догадывался, с чем мы столкнулись, но отказывался признавать.
– Демон, которого победил Легендарный Фантом.
Мое сердце сжала сильная рука. Одно лишь его присутствие нагнетало мрак и ужас. В голове пульсировало с того самого момента, как я оказалась здесь. То, что причина была в демоне, для меня было ясно.
– О-он ведь мертв, да? – нервно улыбнулась Лидия.
– Нет, но и не жив, – Аурум подошел к демону, затем обратился ко мне: – Эбигейл, дорогая, подойди ближе.
В любом другом случае я бы ни за что не послушалась Аурума, но этот демон, казалось, сам звал меня. Совсем скоро я это не только чувствовала, но и слышала. Сначала слова было не разобрать – словно слышала другой язык. Но, подходя все ближе, слова становились четче.
– Амелия, это ты? – услышала я грубый голос. – Амелия, ты, наконец, пришла ко мне.
Он продолжал звать какую-то Амелию. В каждом его слове чувствовалась боль. Я больше не могла молчать.
– Амелии здесь нет.
– Но кто ты? Я чувствую присутствие Амелии, – демон сначала замялся, потом спросил: – Как тебя зовут?
– Эбигейл Роуз.
– Роуз, – ласково повторил демон, – значит ты ее потомок.
По какой-то причине я могла с уверенностью сказать, что опасность со стороны демона мне не грозила. Я посмотрела по сторонам и поняла, что нас никто не слышал. Никто из присутствующих больше не двигался. Время в пещере будто остановилось. Я решила не упускать возможности и разузнать истинную правду, ведь никто ее больше не расскажет.
– Что произошло? Ты мне расскажешь?
– Впервые я увидел ее, когда парил в небе от скуки. Пролетая над одной человеческой деревней, я увидел ребенка. Ее яркие волосы и такого же цвета глаза привлекли мое внимание – цвета крови, который я так любил. Я подлетел ближе, чтобы взглянуть на девочку. Ее доставала пара ребят, дразнили из-за того, что так сильно меня привлекало – ее цвета глаз и волос. Они дергали Амелию за прекрасные локоны, вымазывали их в грязи, кидали в нее камни, называли демоном. Сначала я просто наблюдал, но в какой-то момент почувствовал нечто, не свойственное мне ранее. Мне захотелось порвать этих человеческих детей на части, лишь бы они оставили девочку в покое. Я собирался вмешаться, когда кто-то уже сделал это вместо меня. Ее героем стал какой-то мальчишка. Я не стал что-либо предпринимать и просто улетел.
С тех пор я часто наведывался в эту деревню. На моих глазах она превратилась из ребенка в прекрасную девушку. Я захотел заполучить ее, но не знал как, ведь раньше никогда не разговаривал с людьми. И тогда мне представился шанс.
Однажды Амелия прогуливалась вдоль реки и случайно забрела в пещеру. В пещере той я был довольно часто: там находился портал из моего мира в человеческий. В тот день ее глаза впервые посмотрели на меня. Сначала она удивилась, затем улыбнулась. Ее красные волосы и желтое платье развивались на ветру, а улыбка сбивала меня, демона, с ног.
– Вот мы и встретились, – ее голос заставлял сердце биться сильнее. – Папа.
– П-папа? – не веря своим ушам, повторил я. – Я не твой папа.
– Нет? – удивилась она. – Но ведь ты демон.
– Я демон, но я не твой отец.
Девушка расстроилась. Такой ситуации я и вообразить не мог, поэтому не знал, что ей сказать. Тогда я спросил, почему она решила, что я ее отец. Девушка ответила:
– Ты, наверное, уже заметил, что у меня красные глаза, – я кивнул. – Все из-за того, что моя мать, человек, полюбила демона. После родов она умерла, а мой отец исчез. Все, что я знаю об отце, так это то, что он демон.
– Вот оно что, – я улыбнулся.
От ее слов мне стало спокойнее. Поселилась надежда, что раз ее мать полюбила демона, значит и она сможет.
– Прости, что разочаровал тебя.
– Нет, ты не виноват, – девушка подошла ближе и протянула руку: – Я Амелия Роуз. А тебя как зовут?
– Демон, – я, подобно ей, протянул руку, не понимая, что это значит.
Амелия ласково улыбнулась и дотронулась своей нежной ладонью до моей безобразной руки.
– Приятно познакомиться. Но что это за имя такое «Демон»?
– А что есть «имя»? Для меня это то же самое, что и сущность. Сущность моя – демон, значит и имя такое.
– Ты ошибаешься. Это то же самое, если бы меня звали Человеком. Кроме меня, было бы полно людей с таким же именем. Чем же мы тогда отличались бы друг от друга? Имя – это не просто слово, которым обзывают кого-то, – Амелия прижала свои руки к сердцу, – это твой характер, твоя личность, твоя индивидуальность. Я уверена, что если бы меня звали не Амелия, я была бы другим человеком. И может та другая «Я» не была бы такой трусихой и смогла бы за себя постоять.
Амелия печально улыбнулась.
– Мне нравится твое имя.
– А мне твое нет, – ответила девушка, чем слегка меня ошеломила. – Дай-ка подумать. Я буду звать тебя…эм…Ве́рни.
– Почему именно это имя?
– Так звали когда-то мою собаку.
– Ты назвала меня в честь собаки?
– Я ее очень любила, – Амелия скривила свой ротик в грустную улыбку.
Я не смог перед ней устоять и принял данное мне имя. С тех пор мы часто проводили время вместе. До встречи с Амелией я думал, что полюбить сильнее ее уже не смогу, но ошибался. Каждый день я узнавал о ней что-то новое, каждый день любил ее все сильнее.
– Значит твоя фамилия Роуз, – сказал я с набитым ртом.
Амелия принесла кучу еды, которую она называла «хлебом». Мне это слово было не знакомо, но на вкус было неплохо. Хотя мясо мне нравилось больше.
– Эта фамилия досталась мне от мамы, а ей – от бабушки. В нашей семье мы не берем фамилии своих мужей. Бабушка говорила, что это потому, что наш род был некогда очень знаменит и если мы поменяем фамилию, то предадим наших предков.
– Как интересно.
Нет, мне правда было интересно. Все, что она говорила, было интересно. Я чувствовал, что становлюсь зависим ею. Думал, что наше время никогда не кончится. Но я забыл, что, кроме нас, были еще и они – жители деревни, которые ненавидели и презирали ее и нашу с ней связь.
– Ты такая же блудница, как и твоя мать, – кинул Амелии вслед один из жителей деревни.
– Подстилка демона, – крикнул другой.
Они окружили ее и избили. Меня тогда не было рядом. Того паренька, который обычно околачивался подле нее, тоже. В тот день он отправился в другую деревню. Никто не мог ей помочь.
– Что случилось? – мой голос дрожал.
Мы сидели под дубом недалеко от пещеры. Это стало нашим излюбленным местом. Там было тихо и спокойно. Это спокойствие каким-то образом передавалось и мне. Но не сегодня.
Я провел тыльной стороной ладони по ее опухшей щеке. Все ее лицо и тело были в ссадинах и синяках, а прекрасные длинные волосы – криво острижены.
– Н-ничего такого, – Амелия грустно улыбнулась.
Она старалась не заплакать, но ресницы уже намокли.
– Люди из деревни…
– Я сама виновата, – поспешно перебила она меня, – давай забудем. Лучше расскажи, чем сегодня занимался.
– Летал.
– Снова?
– Я люблю летать и наблюдать…
– Да-да, я в курсе. И что интересного сегодня видел? – она улыбнулась и положила подбородок на сомкнутые ладони.
Когда пришло время расставаться, я обнял ее покрепче и поцеловал. Как ни странно, это был наш первый поцелуй…и последний.
Я не смог забыть всех бед, что сделали ей противные люди. На следующий день, когда Амелия вернулась под вечер в свою деревню с прогулки, она увидела лишь разорванные трупы жителей деревни. Вся земля пропиталась запахом и цветом крови, таким же красным, как и ее волосы. О, то была прекрасная картина! Когда я увидел ее – онемел. Моя любимая с таким прекрасным цветом волос и глаз стоит среди трупов, покрытых не менее прекрасным цветом крови.
– Амелия, – я улыбнулся и выбросил ногу человека изо рта. – Дорогая, ты пришла!
Амелия провела глазами по всей деревне в поисках хоть одного выжившего, но, когда таковых не обнаружила, печально взглянула на меня. Я демонстративно развел руки и возбужденно заорал:
– Это все для тебя! Теперь они тебя и пальцем не тронут. Мы будь жить только вдвоем! – заметив стекающие по ее щекам слезы, я спросил: – Ты не рада? Ты плачешь.
– Нет, что ты! – Амелия улыбнулась и поспешно вытерла слезы о свой рукав. – Это слезы счастья.
Удовлетворенный ответом, я подошел и обнял ее.
– Ве́рни, – раздался тихий печальный голосок, – у меня только что появилось сильное желание сходить в пещеру, в которой мы с тобой впервые встретились! – Амелия слегка отодвинулась и посмотрела мне в глаза. – Прямо сейчас.
– Пещеру?
– Жди здесь! – кинула она мне убегая, – Мне нужно кое что взять. Я скоро.
Вернулась она с небольшой корзиной, прикрытой белым куском ткани.
– Что там? – я кивнул на корзину.
– Ах, это, – Амелия засунула руку под ткань и достала оттуда яблоко, – просто корзина с фруктами на случай, если мы проголодаемся.
Амелия шире улыбнулась, взяла меня за руку и потянула прочь из кровавой деревни. Всю дорогу я наблюдал за Амелией, пытался понять, о чем она думает. Девушка была веселой и энергичной как всегда, но что-то меня все же беспокоило. Я решил, что мне показалось, потому перестал об этом размышлять.
Пещера была ничем не примечательна. Единственной вещью, бросающейся в глаза, был небольших размеров портал, который вел в мой мир. Портал этот открыл я сам. О нем никто не знал, поэтому, кроме меня, никто им и не пользовался. Найти его обычные люди также никак не могли, ведь он принадлежал другому миру. Но Амелия могла его видеть. Вероятно, из-за того, что в ее крови была кровь демона.
– Такой красивый, – Амелия подошла ближе к порталу, – словно разноцветный водоворот, ведущий в самую глубь океана.
– И правда.
Никогда не считал портал чем-то красивым и необыкновенным. Для меня это был лишь инструмент, позволяющий перемещаться между мирами. Ах, Амелия! Только благодаря ей я стал замечать прекрасное в простых вещах. Внезапно после нашей встречи серый мир наполнился красками и невероятными звуками.
Я подошел ближе взглянуть на портал, который предстал предо мной в новом свете. Тогда Амелия бросила корзину на землю и подбежала ко мне. Когда я повернулся к ней лицом, она обняла меня.
– Амелия, что ты…
– Еще немного, – я почувствовал, как плечо стало мокрым от слез моей возлюбленной, – давай просто постоим вот так.
Я видел, как она что-то вынула из корзины и спрятала в свой рукав, но ничего не предпринял, потому что слишком любил. Я навязал себе мысль, что она хочет мне что-то подарить и до самого конца верил в нее.
– Я люблю тебя, Ве́рни.
С этими словами Амелия воткнула в мою грудь кинжал, который до этого держала у себя за спиной.
– Аме-лия, – тело начало неметь.
Я хотел ей многое сказать и многое спросить, но каждое слово приносило невероятную боль.
– Тебе интересно, как у меня получилось ранить тебя?
Когда я больше не смог стоять на ногах и упал на землю, Амелия последовала за мной. Она села рядом, положила мою голову себе на колени и начала гладить меня по голове. Это успокаивало. Как только ее рука касалась моей головы, тревоги и страхи сменялись умиротворением. Я лежал, а на меня капали ее слезы. Это приносило счастье, ведь означало, что я ей не безразличен, и, если я умру, она будет вспоминать меня.
– Ты ведь знаешь, что мой отец, как и ты, – демон. Мама любила его, но не бабушка. Она была категорически против их отношений. Постоянно повторяла, что однажды он убьет всю нашу семью. Днями и ночами она молилась Богам о спасении. И они ее услышали. С небес спустилась Богиня и вручила этот кинжал моей бабушке, – на последних словах она грустно улыбнулась, – так что он не совсем обычный.
– Н-но з-зачем? – смог я, наконец, выговорить. – Я думал, м-мы счастливы.
– Ты абсолютное зло, Ве́рни! – слезы перестали литься, а ее лицо стало серьезным. – Я думала, что ты другой, но посмотри, что ты наделал! Я закрывала глаза на то, что ты убивал всю живность, что приближалась к нам хотя бы на десять шагов, но как мог ты убить жителей деревни?
Амелия снова заплакала, прикрывая свое лицо ладонями.
– Н-но ведь они… – я чувствовал, как постепенно перестою владеть языком, – и-издева-лись над то-б-бой.
– И что с того? – выкрикнула Амелия. – Они ведь не убить меня хотели. И не все жители такие!
Вспомнив про того парнишку, я напрягся, отчего мне стало еще больнее.
– Тот ч-чело-век… – еле выдохнул я.
– Я рада, что Алекса не было в деревне, – Амелия улыбнулась и снова погладила меня. – Спасибо, что оставил мне его.
Амелия протянула свои тонкие ручки к кинжалу, поцеловала меня в лоб и, произнеся одними лишь губами последнее «прощай», надавила на кинжал. Он глубоко проник в мою грудную клетку. В глазах потемнело, после чего я окончательно потерял способность двигаться и говорить.
Я думал, что погиб, пока не услышал ее голос. Тогда я понял, что не мертв, а лишь впал в вечный сон. После того случая, когда она меня запечатала, прошло уже пять лет. Она приходила ко мне снова и снова, рассказывала о своей жизни, о своем возлюбленном (том человеке, что бегал за ней), а также о сыне. С годами голос ее становился хриплым, а речь – медленной. Я был счастлив ее слышать, пока наконец настал день, когда она ко мне не пришла. Спустя какое-то время в пещере появились несколько мужчин. Они перенесли меня в другое место и приковали мечами к каменной глыбе.
– Ве́рни, – окликнул один второго, – теперь ты станешь героем. Всем расскажем, что это ты победил демона и запечатал в Нижнем Ордисе.
– Точно, – ответил второй, – нужно придумать тебе крутое прозвище.
– Хорошая идея, – воскликнул Ве́рни. – Как насчет…Легендарного Фантома?
– Эй, что за бред? – крикнул один.
– А мне нравиться! – сказал второй.
– Решено, – улыбнулся мужчина, – с этого дня я не Ве́рни Роуз, а Легендарный Фантом.
Когда услышал знакомую фамилию, сразу же открыл глаза. Людишки уже уходили, но один, что носил мое имя и ее фамилию, все же оглянулся. И я увидел знакомые черты лица.
– Эй, Легендарный Фантом, покоритель демонов, чего встал? – крикнул ему друг.
– Просто показалось…, – он развернулся и направился прочь. – Ах, неважно.
Мне хотелось позвать его, спросить, где сейчас Амелия и почему больше не приходит ко мне, но я не смог и слово вымолвить. С тех пор все, на что я был способен, – это смотреть и слушать.
Так вот, как было на самом деле!
Я стояла с открытым ртом и обдумывала услышанное. Амелия и Легендарный Фантом оказались моими предками, Легендарный Фантом на самом деле не убивал Демона, а просто перенес его в другое место, да еще и сам придумал себе прозвище. Еще и фамилия моя так важна была для предков, а я и вовсе от нее отказалась.
– Эбби, одолжи мне своей крови, будь любезна, – Аурум протянул мне свою руку.
Время возобновило свой прежний ход. Демон снова бездушно смотрел вдаль, друзья напряженно наблюдали, а Аурум нетерпеливо ждал. Я подняла свою руку с мечем и направила на Аурума. Как и ожидалось, тот ловко увернулся, не прилагая особых усилий.
– Значит, отказываешься, – сделал вывод Аурум.
Внезапно за моей спиной оказались мои друзья. Шон, Алан и Лидия стояли поодаль, готовые к смертельной схватке.
– Господин, – Гарри наклонил голову в знак уважения, – оставьте этих слабаков нам.
– Хорошо, – Аурум улыбнулся, – только не затягивай! У нас нет времени на игры.
– Вас понял, – Гарри достал хопеши, – Убью быстро.
– Вот ублюдок, – Шон уже начал закатывать рукава и двигаться в сторону Наследника, – я ему покажу…
– Шон, – Алан преградил путь рукой, – могу я взять его на себя?
– Но я…
– Шон, они все равно должны были сразиться. К тому же, – я посмотрела на Велизара, – вы с Лидией будете полезны в другом сражении.
О желании Алана сразиться с Гарри я знала с их первой встречи. Всегда спокойный, он невероятно заводился при встрече с Наследником. Его руки тряслись, а кулаки сжимались при любом с ним столкновении. Я смогла с легкостью определить это, так как сама испытывала подобное по отношению к Ауруму. Однако причину такой ненависти Алана к Наследнику я до конца не смогла понять.
Несмотря на свои слова, я сильно переживала. Алан стал намного сильнее с момента первого этапа Турнира, но хватит ли этого, чтобы победить Гарри? А что насчет Велизара? Все ли будет хорошо с Лидией и Шоном? Уверена, у Велизара также припасен козырь. Никто из нас ни разу не видел, как Маг сражается в полную силу. Более того, Шон был серьезно ранен в прошлом поединке со своим братом. Но, возможно, в паре с Лидией у них есть шанс на победу.
А что насчет меня? Могу ли я волноваться за других, когда предстоит сражение с Богом? По сравнению со всеми, мое сражение имеет наибольшие шансы на проигрыш, а значит – на смерть.
– Дерзай! – воскликнул Шон. – Но если проиграешь, я тебя сам прикончу!
– Заметано, – парни стукнулись кулаками, затем Алан направился к Гарри.
– Так наш поединок все-таки состоится, – улыбнулся Гарри. – Мог взять с собой и друга. Уверен, что справишься в одиночку?
– Даже не сомневаюсь, – улыбнулся Алан.
Парень достал из-за спины свой огромный меч и направил на Гарри. Сильный поток, образованный ударом меча о воздух, унес Наследника на несколько метров прочь от парня, однако он смог устоять на ногах. Гарри сразу же контратаковал соперника своими хопеши. Алан успел защититься, после чего нанес в ответ еще пару ударов. Гарри отскочил, когда заметил, что соперник его все-таки ранил. Он вытер со щеки кровь, которая сочилась из небольшой раны, и тихо ругнулся. Алан в ответ лишь улыбнулся и провокационно поманил Наследника пальцем к себе. Тот был страшно недоволен. Гарри направил свою магию в хопеши, из-за чего те стали излучать зеленый цвет, и грозно атаковал Алана. Лицо противника заметно изменилось. Оно словно кричало о том, как сильно жаждет чужой крови. Глаза будто перестали замечать окружающий мир и людей, видели лишь Алана – объекта, который необходимо жестоко разрубить, а все кости переломать. На ум пришли слова Шона:
«Когда он в сражении, становится самым настоящим берсерком. Он словно бешеный пес, который срывается с цепи. Бьется до последнего, пока противник не кричит от боли. А больше всего этому типу нравится звук ломающихся костей».
– Значит берсерк, – улыбнулся Алан, затем направил свою магию в меч, поэтому он начал сиять голубым цветом. – Посмотрим, чьи кости сломаются первыми.
Алан не стал ждать, кока Гарри станет его атаковать. Он направился навстречу своему противнику с азартной улыбкой.
Я подумала о том, как сильно Алан изменился за годы нашей разлуки, мы оба. Каким хилым и слабым он был в детстве. Начинал плакать, когда видел насилие, а уж когда оно касалось его самого, так вовсе чуть ли не терял сознание от страха. И лишь мы с Эмили защищали его от подобного. Мы чувствовали ответственность за него. Но так было раньше.
Он сражался с самым сильным Наследником Верхнего Ордиса. Более того, его это ни капли не пугало, наоборот – вызывало возбуждение и азарт. Если Гарри в бою становиться берсерком, то Алан – самим дьяволом. Меня пугал тот факт, что сейчас мне до жути нравилась эта его улыбка.
Когда мечи Гарри и Алана соприкоснулись, я поняла, что Алан не проиграет Гарри. Я силой отвела от них глаза и перевела на своего противника. Аурум равнодушно смотрел на бой этих двоих. Когда он, наконец, понял, кто сильнее, нервно укусил ноготь большого пальца, затем посмотрел на меня. Его нервозность меня позабавила, из-за чего я не сдержала улыбки. Увидев ее, Аурум слегка разозлился, затем натянул на себя до ужаса фальшивую улыбку.
– Может и нам пора развлечься? – Аурум еле уловимым движением достал свой меч и атаковал меня.
Он даже не использовал магию, а сила его движений потрясала. Чтобы выдержать удар, мне пришлось задействовать магию с самого начала боя. Мечи незамедлительно приобрели красное свечение. Я смогла защититься, но отбить атаку в полной мере мне не удалось. Я отлетела на несколько метров назад. Аурум не терял времени. Когда я еще была в «полете», он уже ждал меня с другой стороны с новой серией сильных беспощадных атак. Бог нападал на меня снова и снова, а я только и могла, что защищаться. И то это требовало от меня немалой концентрации. Я знала, что с таким противником, как Аурум, мне не следует расслабляться. Знала, что, возможно, придется выкладываться наполную с самого начала битвы, но все равно была удивлена его силой. Его удары точны и сильны, а двигается он невероятно быстро. Вот он – уровень Бога.
– И что это такое? – Аурум перестал меня атаковать. – Ты так высокомерно себя вела, что я ожидал от тебя чего-то стоящего.
Внезапно я вспомнила молнии Пабло и, пока Аурум говорил, воссоздала их и направила в свое оружие. Красные мечи начали издавать потрескивающие звуки, что привлекло внимание Аурума.
– О-о, – довольно пропел Бог, – я рад, что это не все, на что ты способна.
Я напала на Аурума первой. Ситуация кардинально изменилась. Я заметила, что Ауруму стало сложнее отбивать мои атаки. Когда и он понял, что опасно и дальше сдерживаться, его меч начал сиять белым светом. Забавно, что такой красивый светлый оттенок принадлежал такому темному по сущности Магу.
Теперь, когда наши мечи соприкасались снова и снова, победителя было невозможно предугадать. В какой-то момент моя сила превосходила его, но уже в другой – сильно отставала. Постепенно я начала чувствовать усталость, Аурум же наоборот разогрелся.
В момент, когда мои ноги слегка подкосились, Аурум ранил меня в шею. Кровь начала сочиться из раны. Маг потянулся в свой карман, приблизившись ко мне, дотронулся до шеи и отступил. Все это длилось не более секунды.
– Твой меч, – пробормотала я, – это…яд?
Только сейчас я заметила, что рана не только на шее. Я была слишком увлечена сражением и не заметила еще несколько незначительных царапин на руке и ноге. Этого царапин хватило, чтобы яд просочился в мое тело.
– В каком-то смысле, – улыбнулся Аурум, затем развернулся и направился к демону, – это яд лишь для таких, как ты.
Аурум с безумной улыбкой на губах и громким смехом открыл какую-то склянку с красной жидкостью и направил ее на серебряный кинжал, что торчал из туловища демона. Но что это за склянка?
«Ах, – догадалась я, – совсем недавно он не просто дотронулся до раны на шее, а наполнил склянку моей кровью!».
– Ч-что ты собираешься сделать? – испуганно воскликнула я, чувствуя опасность. – Н-нет! Прекрати!
Но было поздно. Несколько капель крови уже стекали по кинжалу по направлению к демону. Внезапно на кинжале прояснились красные символы, после чего оружие начало вибрировать.
Я собрала все свои силы и напала на Аурума. Бог остановил мой меч голой рукой, затем отбросил его в каменную стену пещеры.
– Тебе не о чем переживать, – Аурум схватился за кинжал и начал его вынимать из тела демона. – Я выпью его кровь до того, как он очнется.
Было очевидно – в таком состоянии Аурум мне не по силам. И если ранее у меня был хоть какой-то шанс, теперь мое тело было отравлено и каждое движение сопровождалось невыносимой болью.
На удивление, Аурум собирался сдержать свое слово. Он начал вынимать кинжал из тела существа, но вовремя остановился – кинжал все еще был в грудной клетке демона. Этого было достаточно, чтобы разбудить старую рану. Из тела существа начала сочиться черная кровь. Аурум достал еще одну склянку, чтобы заполучить кровь демона. На лице – ненормальное возбуждение и широкая улыбка.
Еще немного – и мечта станет явью. Цель всей его жизни – стать самым сильным Магом и превзойти Лорда – будет достигнута совсем скоро. Все, через что он прошел, будет оправдано невероятным результатом. Еще чуть-чуть. Совсем немного.
Вот только вмешалась непредвиденная переменная – Эрик. Аурум был настолько сосредоточен на крови демона, что даже не заметил, как за спиной оказался Наследник. Эрик протянул свою руку, лишенную указательного пальца, к кинжалу и вытащил его наружу. Аурум медленно повернулся к своему сыну и испуганным голосом спросил:
– Ты что, черт возьми, наделал?
– Нет, – отчаянно проговорила я лишь губами.
Эрик громко начал смеяться, после чего в спешке направился прочь из пещеры. Маг сошел с ума – Кольцо Мудреца отняло у него рассудок.
Аурум поспешно поднял кинжал с земли и снова воткнул его в грудную клетку демона, но было слишком поздно – существо начало пробуждаться. Страшное, изуродованное с годами тело приобретало живой, но далекий до человеческого облик. Глаза окрасились в яркий кровавый цвет, рваные дыры на крыльях и раны затянулись. Если ранее его «живые» глаза замечала лишь я, сейчас на них обратил внимание каждый.
Когда демон окончательно восстановился, он достал три ржавых меча из своего тела и шагнул вперед.

Глава 21. Демон
Сражения, что происходили все это время, в момент прекратились. В воздухе нависла жуткая атмосфера страха и отчаяния. Самый худшие страхи стали реальностью – существование демона подтвердилось, и прямо сейчас он стоял перед нами живее всех живых.
– Эй, девчонка, – обратился ко мне Аурум, когда демон начал идти в нашу сторону, – предлагаю временное перемирие.
– Согласна, – ответила я.
Яд все глубже проникал в тело. В глазах начало расплываться. Постепенно проблема с демоном уходила на второй план, уступая место мыслям о том, как устоять на ногах.
– Лови! – кинул он мне небольшой флакон с белой жидкостью, – Противоядие. В таком состоянии ты будешь только мешаться.
Я поверила Богу и сделала глоток. С Аурумом решила расправиться позже. Если эта тварь вырвется наружу, под угрозой окажется все население Ордиса.
В итоге, демону противостояло шесть Магов: я, Алан, Шон, Лидия, Велизар и Аурум. Гарри уже был повержен и лежал на большом расстоянии от нас.
Внешность демона, как и запах, отвращали от себя. А ведь по моим венам текла кровь не менее отвратительного существа. Хорошо, я демон лишь на малую часть, иначе моя внешность не сильно отличалась бы от его. Проявление демонической сущности посредством кроваво-красных глаз теперь казалось подарком. Рога и крылья мне вряд ли пошли бы.
– Какой план? – спросил Алан, не отводя глаз от существа.
– Выжить, – ухмыльнулась я.
Шон молчал, значит плана правда не было. Можно напасть на демона одновременно, однако сложно представить, что нам удастся сработаться. В любом случае, предложить стоит.
– Как насчет напасть всем вме…
– Я пошел, – Аурум вышел из нашего ряда и направился навстречу демону.
– Сражаться вместе? – усмехнулся мне Велизар. – Совсем спятила? Мы согласились на перемирие, но друзьями становиться не будем.
– Следи за языком, – Алан перевел меч с демона на Велизара.
– Что, обидел твою подружку? – начал смеяться он.
– Перестаньте! Нашли время! – разозлилась Лидия. – Нужно выяснить, насколько он силен! Тогда и придумаем план.
– Ну, сейчас проверим, – скривил губы в улыбку Шон.
– Великий Бог Аурум – приманка, – рассмеялась Лидия. – Мне это определенно нравиться.
Никто не сомневался в силе Аурума. Более того, была надежда, что Небожителя будет достаточно, а нам даже не придется вмешиваться. Однако так легко быть не может. В любом случае, благодаря ему мы сможем понять, на что способно это создание. Возможно, Аурум измотает его или даже ранит, тогда мы сможем добить демона, а потом возьмемся и за него самого.
Но вопреки всем нашим ожиданиям, случилось нечто невообразимое. Лишь только кулак демона коснулся Аурума, тот отлетел далеко в сторону. Его тело проделало дыру в каменной стене пещеры и исчезло за ее пределами.
– Н-ну все, – Шон нервно улыбнулся, – мы все умрем.
Одного удара хватило, чтобы сразить Бога? Что будет с нами в таком случае? Шон прав. Кажется, здесь наступит наш конец.
– Не кипятись, – Лидия старалась говорить спокойно, но голос ее слегка подрагивал, – Если нападем все вместе…
– Лидия, солнышко, взгляни правде в глаза, – Шон посмотрел на Лидию. – Как мы сможем…
Внезапно демон исчез, а после оказался возле Шона. Он ударил его, после чего тот исчез из поля зрения каждого.
– Шон! – выкрикнули мы все разом.
Шон упал у выхода из пещеры. Его грудная клетка медленно поднималась, но парень никак не реагировал на наши крики.
– Н-нет, – По щеке Лидии потекла слеза.
– Все хорошо, – начала успокаивать я. – Он все еще жив.
– Слава Богам, – улыбнулась девушка.
В следующую секунду существо оказалось за ее спиной. Никто не успевал за его движениями. Едва ли кто-то из нас мог за ними проследить или же предугадать.
– Лидия! – крикнула я, чтобы предупредить, но опоздала.
Момент – и девушка уже лежала недалеко от Шона. Тоже без сознания, тоже едва дышала. Но, слава Богам, оба все еще были живы.
Итак, нас осталось тро…Погодите! Где Велизар?
Я вспешке начала оглядываться, отказываясь принимать реальность. Велизар сбежал, а нас осталось лишь двое: Алан и я. Затем я взглянула в глаза Алану. Мы смотрели друг на друга всего мгновение, но этого хватило, чтобы понять наши мысли и чувства. Какой шанс на выживание? Его нет. Это понимала я, это понимал Алан. Но стоять и просто ждать смерти казалось невыносимым. Перед глазами словно промелькнула вся наша жизнь. Как мы познакомились, как дружили, как внезапно разлучились и встретились.
– Вместе? – прошелся он своими пальцами по моей руке.
– Да, – улыбнулась я ему, как мне казалось, в последний раз.
Мы направили всю магию в свои мечи и сдвинулись с места. Сначала бежали на демона бок о бок, но затем наши пути разошлись. Алан обошел существо и атаковал его с правой стороны, я – с левой. Одновременно. Быстро. Сильно.
Демон раскрыл свои руки в попытке схватить нас обоих. Каким-то чудом, нам удалось увернуться и контратаковать. Он был сильнее, но нас было двое. Сначала мы нападали вместе. Когда поняли, что начинаем уставать, атаковали поочередно.
Казалось, он стал слабее. Совсем недавно демон с такой легкостью победил троих Магов, одним из которых был Бог. Нет, просто Аурум не вкладывался в свой первый удар в полную силу, а Шон и Лидия были застигнуты врасплох. Когда же мы с Аланом приступили к схватке, были готовы к самому худшему, потому атаковали незамедлительно и со всей силы. Возможно, мы все-таки сможем победить?
Лишь только мысль о победе посетила мою голову, аура демона внезапно возросла. Ничего подобного я ранее не видела. Пугающая и мерзкая, она заставляла меня дрожать. Ноги подкосились. Был мой черед нападать. Казалось, только я почувствовала возросшую силу демона. Алан увидел проявление моей слабости, потому атаковал существо вместо меня. Это было ошибкой.
– Алан, не сейчас!
Было слишком поздно. Как только парень оказался в непосредственной близости от демона, тот схватил Алана за шею и поднял вверх. Он с большим усилием повернул свою голову ко мне. Я почувствовала его страх, но больше всего в глазах читалось сожаление. Он прошептал одними лишь губами «люблю», и рука демона проткнула насквозь его живот. Алан улыбался, не сводил с меня своих глаз, пока рука демона не отшвырнула его в стену пещеры. Из моих глаз полились слезы, впервые после смерти мамы.
В голове что-то щелкнуло. Вся злость словно испарилась, мысли исчезли. Во мне не осталось ничего живого. Теперь плевать, что станет с этим миром. И плевать, что станет со мной.
– Эй, – я опустила мечи, – ты ведь меня слышишь, не так ли?
Сначала была тишина, но совсем скоро в голове послышался ответ.
– Да.
– Забери мое тело, забери мою душу. Бери, что хочешь, только убей эту тварь.
– Хорошо, – был слышен только голос, но я поняла, что мой демон улыбается от предвкушения.
Сознание провалилось в глубокий сон. Я больше не видела окружающий мир, больше не слышала и не осязала. Было похоже на то, что случилось в бою с Эриком, но намного хуже. Сейчас я не просто спала, я исчезала. Чувствовала, как меня поглощает что-то мерзкое, что-то настолько порочное, что я могла ощутить это всем своим нутром. В какой-то момент я пожалела о своем выборе. Проваливаясь в мрачную пучину, я кричала и молила о помощи, но меня никто уже не слышал. Я даже саму себя не слышала. Голос пропал, окружающий мир пропал, и я пропадала. Тело погружалось в грязную лужу мрака, а мысли канули в забвение.
Что? Пожалела? О чем? Что происходит там? Где «там»? Есть лишь «здесь». Я здесь, и сейчас погружаюсь в неизвестность. Но там тоже неизвестность. О чем я совсем недавно сожалела? Ради чего хотела выбраться отсюда? Ради кого? Больше не важно. Во мне не осталось ничего живого. Я уже смирилась со своим исчезновением, но внезапно услышала голос. Такой нежный и приятный, он напевал тихую красивую мелодию.
– Кто? – смогла я вытянуть из себя.
Голова увязла лишь наполовину, потому, когда подняла веки, увидела рыжеволосую девушку с красными глазами. Она стояла надо мной и мило улыбалась. Девушка придерживала одной рукой свою плетеную шляпку с полями, другой – красивое желтое платье.
– Амелия, – внезапно всплыло в памяти имя.
– В точку.
– Я умерла?
– Пока нет, – улыбка спала с ее алых губ, – но если ничего не сделаешь, то это произойдет.
– Что мне делать?
– Вспомни, – прошептала она лишь губами, затем повторяла все громче, – вспомни! Вспомни! ВСПОМНИ!
– Что я должна вспомнить? – я не выдержала и крикнула в ответ.
– Где ты сейчас и что «там», – уже спокойно ответила девушка.
Амелия не унималась. Ее голос раздавался эхом в моей голове. Губы с бешеной скоростью шевелились, повторяя «вспомни».
– Вспомнить, – повторила я.
Я должна вспомнить, но что? Что «там» и что «здесь»? Красные глаза девушки словно сияли в полумраке. Почему они красные? Кто такая Амелия и откуда я знаю ее имя? Она наполовину демон! Демон? Кто такие демоны и почему я чувствую, что мы с ней похожи? Я тоже отчасти демон. И он, тот, кто проткнул живот моего возлюбленного, тоже демон. Алан. Он сражался вместе со мной с демоном. Он мертв? А как же Лидия и Шон? Мои друзья тоже мертвы? Нет, они все еще живы! Я должна помочь им! Еще есть надежда!
Я начала выпутываться из поглощающей меня скверны. Сначала удавалось с трудом, но чем больше я вспоминала то, что позабыла, тем легче становилось. Вязкое и черное, вещество стекало по моему телу. Сначала по шее, затем по рукам и ногам. Когда я выбралась на поверхность, оно исчезло на глазах, словно капля воды в сухой пустыне.
Теперь, когда я все вспомнила, когда выбралась из мерзкого болота ужаса, я смогла видеть, что происходило снаружи. Я все еще не владела своим телом, но была способна наблюдать за их сражением: моего второго «Я» и демона.
– Хочешь? – Амелия незаметно появилась у меня за спиной и прошептала на ухо. – Тело свое назад хочешь?
– Конечно, хочу! – я повернула голову в ее сторону.
– Так забери! – резко ответила она, затем снова смягчились. – А я помогу тебе.
Казалось, в одном человеке уживались две личности. Одна – милая и добрая, вторая – грубая и жестокая. Две натуры Амелии – человеческая и демоническая. По всей видимости, черты второй проявлялись наравне с первой, так как девушка была полукровкой. Моя же человеческая сущность превосходит демоническую во много раз, а значит, я смогу снова подчинить себе контроль над телом.
Амелия стояла рядом, а перед нами – словно огромный экран без границ, транслирующий все происходящее нам обеим. Мы смотрели на бушующего демона.
– Ве́рни не плохой, – нежно сказала девушка, – Просто все хорошее он спрятал глубоко внутри. Лишь я знаю его истинные чувства, – Амелия протянула мне руку. – Одолжишь мне свое тело?
– Он тебя узнает?
– Демоны способны видеть души людей. Теперь, когда он больше не запечатан, узнает.
В сомнениях не было никаких причин: другого выхода нет. Потому я кивнула и протянула ей руку в ответ. Тогда Амелия исчезла. Некоторое время я в одиночестве наблюдала за происходящим. Совсем скоро появился мой демон и нарушил тишину.
– Ты обещала, – монотонно проговорила девушка со схожей внешностью.
– Прости, что нарушила слово, – улыбнулась я ей. – Но я не хочу умирать. Не хочу исчезать.
– Ты обещала.
– Прошу, – умоляя, прошептала я.
– Сейчас я тебя отпущу, но стоит тебе хоть немного расслабиться – я завладею твоим телом, – и он исчез.
Я выдохнула и перевела взгляд снова на «экран». Когда демон снаружи в очередной раз пошел в атаку, Амелия, которая контролировала мое тело, уронила на землю мечи и распахнула руки для объятий.
– Дорогой, – улыбнулась она, – я так скучала!
– Ой-ей, – схватилась я за голову.
Что за безумная девчонка! Она так просила меня довериться ей, что я даже не подумала о том, что она собиралась делать. Сейчас этот демон не казался тем самым, который совсем недавно поведал мне о своем прошлом. Этот был безумен, словно его сознанием завладело все зло мира. Он спал в Нижнем Ордисе тысячи лет и теперь, когда проснулся, хотел только убивать. Сначала нас, затем жителей всего Ордиса.
Я решила подождать еще немного и не вмешиваться, но, когда поняла, что лицо демона ни капли не смягчилось и он все с тем же напором идет на меня…на нас, я взяла тело под свой контроль. На что я вообще надеялась?
Как только когти существа оказались в сантиметре от моего живота, я увернулась.
– Ты совсем сдурела? – обратилась я к Амелии. – Ты могла убить меня!
– Н-но это же Ве́рни, – запиналась Амелия, – он бы не стал меня…
– Сейчас он не различает, кто есть кто.
– Ох, – заговорила Амелия, когда я в очередной раз уклонилась от демона, – если я позову его по имени, которое дала, он меня узнает.
– Не думаю, что…
– Нет, – решительно сказала девушка, – он точно вспомнит!
– Ладно, – безнадежно выдохнула я, – я дам тебе пару секунд. Если увижу, что это не действует – верну контроль себе.
Конечно, сложно было поверить, что такое безумие сойдет на нет, лишь только он услышит свое имя. Но какая-то надежда все еще была. Демон любил эту девушку. Амелия была самым дорогим ему человеком, а Шон когда-то упоминал, что чувства демонов в десятки раз сильнее чувств людей.
– Ве́рни, – позвала Амелия демона, который уже несся на нее с новой атакой, – Ве́рни, это я –Амелия.
Сначала лицо Демона было непоколебимо, но в какой-то момент немного смягчилось. Он остановил свои длинные когти в сантиметре от ее лица, а затем убрал руку.
– А-аме-лия, – демон словно оправился от сна.
– Дорогой, иди же ко мне, – Демон начал двигаться в ее сторону.
О Боги, неужели это и правда сработает? Было страшно. Сейчас все шло хорошо, но в любой момент он мог свернуть мне шею.
Я наблюдала за происходящим с тревогой. Когда я еще контролировала свое тело, успела поднять серебряный кинжал и спрятать его в ботинок. Амелия знала об этом. В какой-то момент она успела его достать и спрятать у себя за спиной.
– Неужели это сработает? – обратилась я к Амелии. – Ты ведь так же его запечатала и в прошлый раз. Не думаю, что он попадется в ту же ловушку.
– Попадется, – ответила она мне мысленно, – ведь он меня любит, а любовь слепа.
Я внимательно следила за происходящим с надеждой. Как Амелия и сказала, Демон даже не подумал, что это может быть ловушкой. Все то время, что он был запечатан, думал лишь он ней. Возможно, сначала был расстроен из-за предательства, но как только она перестала его навещать, осталась лишь любовь и тоска по девушке. И теперь, спустя столько лет, Амелия снова предстала перед ним.
Когда Демон подошел к Амелии, она провела рукой по его лицу. Он закрыл глаза в наслаждении и снова повторил ее имя. Девушка подняла кинжал и воткнула его в сердце демона. Лишь только глаза существа открылись, он улыбнулся.
– Почему ты улыбаешься? – озадаченно спросила Амелия.
– Потому что ты плачешь из-за меня, – он вытер ее слезы рукой и обнял, – потому что все так же люблю тебя.
– Ве́рни, – она зарыдала еще больше, – на этот раз ты не будешь один. Я уйду с тобой.
Демон улыбнулся. Амелия отстранилась от своего любимого и обратилась ко мне:
– Прощай, Эбигейл!
– Прощай, – улыбнулась я.
Амелия прикоснулась к оружию, что снова торчало из сердца демона, и ее душа перенеслась в серебряный кинжал. Тогда демон довольно улыбнулся и упал на землю. Как только черная кровь вытекла из его смертельной раны, я вспомнила про Алана и начала тревожно осматриваться. Он лежал недалеко от меня с огромной раной в животе, такой бледный и слабый. Грудная клетка поднималась с каждой секундой все реже. Чудо, что он все еще был жив. А рядом с ним сидел человек в черном плаще, скрывая свое лицо капюшоном. Вероятно, только благодаря ему Алан все еще держался.
– Алан!
Я побежала в их сторону. Когда оказалась рядом, человек повернулся ко мне лицом.
– Пабло.
– Извини, что так поздно, – грустно сказал он, – я мог попасть сюда только через Проводника.
– О-он… – я упала на колени перед телом Алана.
– Почти, – перебил Пабло, – но еще есть шанс. Я могу ему помочь.
– Но как? – с ужасом посмотрела я на рану Алана.
В его животе была проделана большого размера дыра. Можно было с уверенностью сказать, что многие органы безвозвратно пострадали и помочь здесь могло только чудо…или очень сильная магия. И в этот момент я вспомнила, кем являлся Пабло. Фантом, в существование которого многие даже не верят. Они – самые могущественные Маги, обладающие невероятной силой, сравнимой лишь с такими же ужасающе сильными существами – демонами. И если бы Пабло оказался здесь раньше, он бы точно не допустил этого. Он не был бы так бесполезен, как я.
Пабло положил свои ладони на рану Алана и закрыл глаза. Руки начали излучать уже знакомый мне фиолетовый свет. Рана начала медленно затягиваться. Лицо Пабло выказывало сильное напряжение: челюсть сжалась, на лбу выступили капли пота. Его руки тряслись. Он начал тяжело дышать. Насколько же сильна была эта магия и как много сил она отнимала?
Когда Пабло закончил, облокотился на землю в попытках отдышаться и восстановить силы. Рана Алана чудесным образом затянулась. Некоторое время он не приходил в себя, из-за чего моя тревога снова начала нарастать. Внезапно указательный палец его правой руки шевельнулся и слегка затронул мою руку. Я вытерла мокрые глаза и посмотрела на его руку. Она медленно приподнялась и покрыла мою ладонь, затем сжала ее. Я перевела взгляд на лицо Алана. Его карие глаза уже смотрели на меня.
– Эбз, – медленно прошептал он.
– Теперь ты будешь жить, – улыбнулась я. – Пабло спас тебя. Если бы не он…
– Кто? – Алан с трудом принял сидячее положение.
– Пабло, мой учитель. Я уже говорила о нем.
– О, – разочарованно ответил он, когда увидел молодого учителя перед собой, – приятно познакомиться.
Уверена, Алан представлял себе в роли моего учителя старика с бородой. Какого же было его удивление, когда тот оказался привлекательным молодым Магом, на вид немногим старше его самого. Конечно, так казалось лишь со стороны.
– И мне, – Пабло приобнял меня, – надеюсь, ты хорошо заботился о моей девочке все это время.
Алан приоткрыл рот в изумлении. Как только до меня дошло, как это прозвучало, я покраснела, затем ударила Пабло в плечо. На удивление, слабый удар заставил его покачнуться. Магия, благодаря которой он спас Алана, все же отняла у него немало сил.
В любом случае, если у него есть силы на шутки, то все хорошо!
– Ты что такое говоришь? – выкрикнула я. – Алан, пусть тебя не обманет его внешность. Он очень стар! Ему, возможно, уже пятьсот лет, а то и больше!
– Правда? – облегченно вымолвил Алан.
– Что ты сказала, девчонка? Мне всего сорок три! – раздраженно выкрикнул Пабло.
– Ах, – вспомнила я и тревожно начала осматриваться, – Шон и Лидия!
– Не волнуйся, – ответил учитель, – о них я уже позаботился.
Пабло указал куда-то мне за спину. Я повернулась и увидела своих друзей. Они находились в полусидящем положении, опираясь спинами о стену пещеры. Раны каждого бесследно исчезли. И только кровавые пятна на одежде и теле свидетельствовали о наличии когда-то ран. Шон бормотал себе что-то под нос во сне, а Лидия тихо сопела, положив свою голову ему на плечо. Я улыбнулась.
– Ну, думаю, теперь… – начала я говорить, когда услышала какой-то звук.
Я медленно повернула голову в сторону демона, опасаясь самого страшного. Демон все еще лежал на земле, однако рядом сидел Аурум, склонив над его телом свою голову. Слишком близко для того, чтобы просто наблюдать.
– Пабло, – тревожно прошептала я, – он же не…
– Похоже на то, – ответил Пабло, – пьет кровь демона.
– Ублюдок! – выплюнула я и снова взяла мечи в руки.
Но я опоздала. В тот же момент Аурум встал и повернулся в нашу сторону. Его рот и руки были в черной крови демона. Глаза с безумием смотрели на меня.
– Эбби, молодец, что победила демона! Теперь ты отправишься со мной! Кое-кто желает встречи с тобой.
– Что?
Аурум направился в мою сторону. Сил на сражение ни у меня, ни, уверена, у Пабло, больше не оставалось. Более того, сложно было вообразить, насколько повысился его уровень после того, как он испил крови демона. Неужели мы все-таки здесь умрем?
Внезапно Пабло поднялся с земли и оказался между мной и Аурумом.
– Что ты делаешь? – прошептала я. – Сейчас он сильнее…
– Давно не виделись, мелкий! – перебил он меня.
«Ч-что? – мысленно удивилась я, – Он что, назвал только что Аурума “мелким”?».
– Эм, Пабло, – попыталась я снова, – это Аурум. Тот самый…
– Пабло? – прервал на этот раз Бог. – Ты Пабло?
– Конечно, это я! Забыл, как выгляжу?
«Что здесь, черт возьми, происходит?» – недоумевающе наблюдала я за разговором.
– Этого не может быть! – испуганно выкрикнул Аурум. – Ты ведь умер!
– Как видишь, живее всех живых!
– Нет! – разозлился Бог. – Ты должен быть мертв! Я лично убил тебя!
– Тогда у меня для тебя плохие новости, – усмехнулся учитель. – У тебя не получилось.
– Вот как, – тихо сказал Аурум, затем резко начал смеяться: – А вот Элизабет и Чарльзу не так повезло, как тебе!
– Что ты сейчас сказал? – тихо спросила я, но Бог услышал.
– О, так ты не знала! Твоего отца тоже убил я. Не без помощи конечно.
– Н-но зачем? – последнее я выкрикнула. – Зачем ты так с ними?
– Знаешь, это очень интересная история, – усмехнулся Аурум.
– Бред, – нагло перебил его Пабло, – скучнее не придумаешь.
– Замолчи! – крикнул Бог. – Вот всегда ты так…нет, вы все так со мной поступали! И твоя сестра, и Чарльз, и даже та девчонка, которая постоянно околачивалась возле вас.
– С-сестра? – посмотрела я на Пабло. – О ком он говорит?
– Как интересно! Так он не сказал! – рассмеялся Аурум. – Элизабет и Пабло были родными братом и сестрой.
Я с круглыми глазами смотрела на своего учителя, а он – куда-то в сторону. Было странным видеть виноватый взгляд Пабло. Всегда такой уверенный, сейчас он казался ребенком, которого застали за мелким хулиганством. Я знала, что он не просто один из знакомых моей мамы. Думала, что они были близкими друзьями, но как могла не предположить о родственной связи между ними? Сейчас это казалось единственным логичным объяснением. Ведь кто еще взялся бы опекать и, более того, обучать чужого ребенка?
Мне было неясно, по какой причине Пабло утаивал что-то настолько важное, однако я не могла его винить. В момент, когда узнала об этом, почувствовала счастье. У меня все еще были родственники. Я не одна в этом мире. Более того, моим дядей являлся именно Пабло – один из самых дорогих для меня людей во всем Ордисе.
– Пабло, – я улыбалась, – Пабло, спасибо!
– Брось ты! – смущенно повторил он. – За что благодаришь?
– За все! Спасибо!
– Я вам тут не мешаю? – прервал нас Аурум. – Тебе больше не интересна причина, по которой я убил твоих родителей?
Я снова напряглась. Злость сочилась из меня рекой. Я сделала шаг, больше не в силах выносить присутствия Бога, однако Пабло преградил мне путь рукой. Все было ясно без слов: сейчас я не выживу в этой схватке. Возможно, лучшим выходом будет оттягивать момент. В таком случае, Пабло восстановит некоторую часть своих сил и у нас появится шанс.
– Рассказывай!
– Что ж, – усмехнулся Аурум, когда все внимание наконец было приковано к нему одному, – знаешь, когда-то мы все учились в Академии Эредеса, она была лишь для избранных – чертовых выродков из знатных родов. Однако даже среди них были две семьи, которые выделялись своим происхождением – избранные среди избранных – Пабло и Элизабет Роуз и Чарльз Флауэрс. С ними все стремились подружиться ради собственной выгоды, конечно. Однако они всегда держались отстраненно. Лишь одну девчонку, которая хвостиком бегала за Элизабет, подпускали к себе. Ее семья служила Роузам многие века. Как же ее звали? Ах да, Патрисия Хармон.
– Ч-что? – я перевела взгляд на Алана.
Его лицо не выказывало никаких чувств. Словно бледная статуя, он стоял за моей спиной, и только кулаки сжались при упоминании его матери. Хармон – девичья фамилия Патрисии Уэст.
– Моя же семья была на самом дне иерархии Академии, потому надо мной постоянно издевались. Однажды меня привели в темную кладовую академии, где начали избивать. В это время мимо проходил Пабло. Он разогнал этих садистов, а затем отвел в медпункт. Постепенно я познакомился и с остальной троицей. Сначала с Элизабет и Патрисией, затем с Чарльзом. Так я стал одним из немногих, кого они подпустили к себе. Вот только потом я понял, что все это была иллюзия. Втайне, они презирали меня и ненавидели.
– Да, после того, как ты начал убивать слуг своих ненавистников, – вмешался Пабло, – больной ублюдок!
– Они это заслужили! – выкрикнул Аурум. – К счастью, все четверо были старше меня и совсем скоро покинули Академию Эредеса. Затем статус моего рода внезапно поднялся, меня начали уважать. Все внимание академии было приковано лишь ко мне одному…до некоторого времени.
Новость о том, что два самых влиятельных рода – Роуз и Флауэрс – решили объединиться, подняла Верхний Ордис на уши. Весь следующие год люди только и говорили, что о свадьбе Элизабет Роуз и Чарльза Флауэрса. Меня это серьезно бесило, но сделать я ничего не мог. Тогда со мной связался один Маг. Он предложил вступить в их организацию, целью которой была сила. Я согласился не задумываясь. Они пообещали помочь избавиться от всех моих ненавистников. Я решил начать с этих четверых. Я пригласил их в гости, вот только пришли лишь Пабло и Чарльз. В то время Элизабет уже была беременна, а Патрисия вышла замуж за какого-то Простолюдина в Среднем Ордисе.
Как только они оказались в моем доме, организация напала на них. Пабло убили (как мы думали), а Чарльза забрали с собой. Организации нужна была кровь Элизабет, потому он должен был послужить приманкой для нее. Но вместо того, чтобы спасать мужа, она сбежала со своим ребенком. Спустя долгие годы мы смогли найти ее след, но когда взяли ее кровь, поняли, что нужна была нам вовсе не она, а ее дочь, то есть ты.
Как только Аурум закончил рассказ, взорвался громким смехом. С самого первого дня пребывания в Верхнем Ордисе, лишь только увидела его безумную улыбку, поняла, что этот человек психически не здоров. Сумасшедший взгляд и ненормальный смех, желание быть постоянно в центре внимания, а также такая ничтожная причина для убийства моих родных, как зависть. Почему я вынуждена страдать из-за него? Я должна избавить этот мир от такого человека!
– Псих! – я сделала шаг вперед, игнорируя попытки Пабло остановить меня. – Бесчеловечный ублюдок!
– «Бесчеловечный»? – удивился он, резко прекратив свой смех. – Кто сказал, что человечность – это что-то хорошее? Люди по своей природе жадные, эгоистичные создания. Так почему человечность подразумевает что-то положительное? Вернее будет сказать, что я очень даже человечный, раз думаю о своей лишь выгоде.
– Да я тебя… – я уже собиралась атаковать Аурума, когда он внезапно схватился за лицо и начал кричать.
– Началось, – спокойно сказал Пабло.
– Что началось? – ошеломленно спросила я.
– Превращение, – я все также вопросительно смотрела на него, поэтому он продолжил: – Ему пообещали, что любой, кто выпьет кровь демона, станет намного сильнее. Так вот, это еще не все. Одной лишь крови мало. Нужно съесть сердце демона. Если выполнить условие только наполовину, ты либо потеряешь свой рассудок, либо безвозвратно лишишься способности к магии.
– Сердце? – нервно усмехнулся Алан. – Серьезно?
Аурум опустил руки, и мы увидели, что лицо наполовину стало таким же уродливым, как и у демона, а один глаз – красным. Его ногти выпали и уступили место длинным когтям. На этом превращение прекратилось.
– Почему я не чувствую силы? – уставился Аурум на свои руки.
– Оу, я тебя поздравляю, – улыбнулся Пабло, – тебе удалось сохранить свой рассудок.
Аурум, словно в замедленной съемке, побежал на Пабло в надежде ударить его, но тот с легкостью остановил удар.
– Что происходит? – Аурум поднялся с земли и снова накинулся на Пабло, но промахнулся.
– Тебя обманули, – Пабло скрестил руки на груди, – теперь ты обычный Простолюдин без капли магии.
– Нет! – заревел Аурум. – Нет! Нет! Нет!
Он продолжал кричать, пока у Пабло еще было терпение. Когда его бровь нервно дернулась, его кулак внезапно ударил Аурума в живот и тот потерял сознание. Я подошла ближе.
– Собираешься убить его? – наблюдал за мной Пабло.
– Была уверена, что сделаю это, как только представиться шанс, – я спрятала мечи в ножны. – Маг, который так желал силы, стал Простолюдином. По мне, так это хуже смерти.
Пабло ничего не сказал, лишь гордо улыбнулся.
– Пора выбираться из этого места, – заметил Алан.
– Да, – согласилась я, затем обратила внимание на Гарри, который лежал лицом вниз. – Алан, а почему у Гарри сломаны руки и ноги?
– Эм, – Алан отвел взгляд, – слегка увлекся.
«Стоит ли мне бояться?» – сначала подумала я, но быстро сообразила, что поступила бы также. Более всего Наследник любил ломать кости своим противникам. Теперь он почувствовал все на своей шкуре.
Только когда переживания остались позади, я заметила, что торс Алана наполовину оголен. Видимо, ранее Пабло избавился от той части майки, которая мешала лечить раны. Затем, словно яркая вспышка, возникли слова, которые сказал мне Алан перед тем, как его ранил демон. Он сказал мне «люблю». Сердце заколотилось, щеки начали пылать.
– Эбби, с тобой все в порядке? – испуганно спросил Алан. – Твое лицо…
– Все хорошо! – крикнула я и направилась к выходу из пещеры. – Пошли уже!
– Милая, нам не туда! – усмехнулся Пабло.
Тогда я поняла, что понятия не имею, куда идти. Выход вел из пещеры, но это все еще был Нижний Ордис. Я оперлась о стену пещеры и скрестила руки на груди. Мой взгляд метался из стороны в сторону. Я смотрела куда угодно, только не на Алана.
– Милашка, правда? – почти прошептал Пабло Алану на ухо.
– А-ага, – смущенно ответил Алан.
Внезапно я почувствовала сильный поток ветра, затем из ниоткуда появился портал. Он разрезал пространство, заглатывая воздух внутрь круговыми движениями, словно водоворот. Из него показалась нога, а после – уже знакомая мне женщина.
– Симона! – подбежала я к черноволосой девушке с белой прядью спереди. – Так ты Проводник?
– Эбби! – улыбнулась она. – Рада тебя видеть. О, – посмотрела она на Шона, – он тоже выжил каким-то чудом?
– Эй, меньше слов! Нужно валить отсюда. Нижний Ордис не место для таких, как мы, – крикнул Пабло.
Он вскинул Шона на плечо и направился в нашу сторону. Следом шел Алан с Лидией на руках.
– Да, командир! – раздраженно кинула Симона и прошла к порталу. – Следуйте за мной. И не отставайте, иначе останетесь в «коридоре» навсегда!
– Что будет с ними? – кивнула я в сторону Аурума и Гарри.
– Скоро сюда прибудут мои товарищи, – ответил Пабло, затем язвительно улыбнулся. – Не волнуйся, они как следует «позаботятся» об этих двоих.
Я довольно кивнула и прошла в водоворот.

Нижний Ордис
Парень шел по темному коридору старого замка. Ему удалось сбежать от обезумевшего демона и пары неудачников, которые играли в героев. Это было глупо, ведь понятно, что какие-то второсортные Маги не смогут одолеть настоящего демона. Хотя девчонка может и выживет. Почему же остальные остались? Так неразумно с их стороны. Парень улыбнулся, когда подумал о том, что большинство из них уже, скорее всего, мертвы.
Он пнул когой приоткрытую дверь. В большом зале за круглым столом сидело восемь человек, два места пустовало. Чуть дальше ¬– кожаный диван, на котором сидел его Лорд.
– Велли! – ласково промурлыкала девушка с розовыми волосами. – Ты пришел!
Парень агрессивно посмотрел на нее, но это лишь подогрело интерес девушки:
– Ах, этот взгляд!
– Почему все в сборе? – поинтересовался Велизар.
– Аурум провалил свое задание, – раздался хриплый голос Лорда, который сопровождался эхом в помещении.
– Но как? – не унимался парень. – Демона выпустили. Они там уже все подохли, скорее всего, – почувствовав нарастающую злость Лорда, парень добавил: – Кроме нее, конечно.
– Демона снова запечатали, Аурум теперь бесполезен, а все остальные все еще живы, – монотонно проговорил Лорд.
– Черт! – Велизар стиснул челюсти.
– Велизара уже видели, потому с этого момента задание переходит к Изи, Скале и Вэнди! – Лорд повысил голос, показав тем самым, что это вовсе не просьба. – Приведите Эбигейл Роуз ко мне. Живой!
– Неужели нам нужна именно она? Других нет? – щелкнула языком Изи, показывая свое недовольство.
Лорд моментально преодолел расстояние между ними и сжал горло девушки рукой.
– Ты сомневаешься в моих приказах?
– Н-нет, мой Л-лорд, – с трудом вымолвила девушка.
Он убрал руку с ее горла и обратился ко всем присутствующим членам группировки.
– У нее по венам течет кровь одного из первых демонов. Необходима именно она!
– Да, мой Лорд! – все присутствующие поклонившись своему Лорду.


Глава 22. Бал
И снова Арена Богов. Разрушенная и безлюдная, она казалась чем-то чужим для такого чистого и оживленного Верхнего Ордиса – места для избранных. Симона объяснила это тем, что время в «коридорах» течет иным ходом. По этой причине Пабло прибыл нам на помощь так поздно, и потому сейчас никого здесь нет – Турнир давно был завершен.
Внезапно перед нами появился человек в белом костюме. Черноволосый мужчина со шрамом над правым ухом осмотрел нас своим тяжелым взглядом, что скрывался за темными очками, затем кивнул Пабло:
– Я вас не видел больше семи лет. Рад видеть в целости…
Стоило ему начать, как Пабло скинул Шона с плеча, затем сам рухнул на землю. Этого стоило ожидать. Слишком много сил ушло на восстановление Алана. По сути, он вернул его с того света, ведь я отчетливо помню, как в какой-то момент он перестал дышать. В тот миг я уступила свой разум демону, так как решила, что потеряла Алана навсегда.
– Что ж, я это предвидел, – мужчина махнул рукой, и в следующую секунду возле нас появилось шесть человек с прозрачными капсулами на колесах. Они положили туда раненых Шона, Пабло и Лидию и также быстро исчезли. Видимо, медики используют кристаллы в экстренных ситуациях.
– Хоть вы и стоите на ногах, вас тоже попрошу пройти в больницу для осмотра. Следуйте за мной.
Мужчина направился к выходу из Арены, с обратной стороны которого нас поджидал белый элегантный автомобиль. Он был длиннее обычных, что сильно меня удивило. Внутри – вытянутое пространство с белыми сидениями. Нет, самыми настоящими диванами.
Я села недалеко от входа, Алан – рядом со мной. Мужчина со шрамом занял место напротив. Как только дверь захлопнулась, автомобиль тронулся с места.
– Это лимузин, – заметил мое любопытство мужчина со шрамом, – я, кажется, забыл представиться. Меня зовут Уильям. Я служу семье Роуз.
– Кажется, я вас уже видел ранее, – заметил Алан.
– Я в этом сомневаюсь, – слегка надменно заявил Уильям.
– Нет, точно видел! – затем глаза Алана округлились. – Точно! Вы тот самый, кто наведывался к нам домой перед исчезновением мамы!
– Напомните свое имя, – сузил глаза мужчина.
– Алан Уэст. Мою маму зовут…
– Патрисия, – равнодушно перебил Уильям, – да, вспомнил. Наши семьи всегда соперничали между собой.
– Где она? – резко спросил Алан. – Вы точно знаете.
– Она на задании, – мужчина поправил очки. – В свое время вы встретитесь.
– Какое еще время? – сорвался на крик Алан. – Почему я должен…
– Приехали, – мужчина открыл дверь, но сам из машины не вышел, – спросите Георгия Вергопуло. Скажете, что от меня. На этом я с вами прощаюсь.
Как только мы покинули лимузин, тот сорвался с места и совсем скоро скрылся с наших глаз.
– Я найду его! – все еще смотрел в след Алан. – Найду и вытрясу из него всю правду силой.
– Эй, – я положила ему руку на плечо, – сделаешь это после того, как тебя осмотрит врач. Пойдем!
Лишь только мы зашли в здание, робот монотонно спросил:
– Добро пожаловать в лучшую больницу Эредеса. Чем могу помочь?
Мы сообщили о том, что пришли от имени Уильяма, после чего нас провели к врачу Георгию. После осмотра пожилым мужчиной было принято решение поместить нас обоих в больницу. У меня обнаружили три сломанных ребра, а также множественные раны и ушибы по всему телу. У Алана все оказалось куда серьезнее. Снаружи он был полностью здоров, но работа внутренних органов словно замедлила свой ход.
– Благодаря нашим технологиям, вы, – обратился ко мне пожилой врач в очках, – сможете выйти из больницы через несколько дней. Вам же, молодой человек, – указал он ручкой на Алана, – придется задержаться здесь минимум на неделю.
– Почему так? – недовольно буркнул Алан.
– У девушки неглубокие раны и сломано несколько костей, – доктор указал на мой рентген-снимок. – С этим наше медицинское оборудование справиться без проблем. Но помощь вашим органам, – доктор поправил свои очки, – займет больше времени.
Позже мы выяснили, что в эту же больницу положили Шона, Лидию и Пабло. Как только нас развели по отдельным палатам, я редко виделась с Аланом. Из-за этого стала чаще о нем думать. В голове постоянно крутилась его, как я считала на тот момент, последняя фраза: «Люблю».
Новость о случившемся в Нижнем Ордисе разлетелась за один день. Жители всего Ордиса были ошеломлены, когда узнали о настоящей сущности их великого Бога. Информацию о существовании демонов, связи Аурума с преступной организацией «Рога Веламона», как и факт самого существования подобной группировки, было принято держать в секрете. В ином случае это могло серьезно повлиять на поведение людей в самой организации, а также на ход операции, в которой участвовала мать Алана.
Наших имен не называли, но упомянули, что весь Ордис был спасен пятью участниками Турнира Эредеса. Истинную сущность Пабло также держали в секрете от журналистов, представив его как участника Аппалона. Несмотря на то что Турнир был прерван, было решено присудить победу всем пятерым Магам. Бой Тайлера все же успел состояться в то время, когда мы все были в Нижнем Ордисе. Мы слишком долго не возвращались, потому было принято пропустить наши бои и приступить к следующим. К сожалению, Тайлер проиграл своему противнику. Однако мы были рад узнать, что, несмотря на многочисленные повреждения, он все же выжил.
Таким образом, в Турнире победили Сара, Шон, Эбби, Алан, Лидия и Аппалон. Велизар был дисквалифицирован и объявлен в розыск как сообщник Аурума. О судьбе самих же Аурума и Гарри никому, кроме Пабло, не было известно. На их поиски собирались отправить элитное подразделение Магов, но Пабло уладил дело. Его влияние в Верхнем Ордисе распространялось также на Совет Шести, на плечи которого легло временное управление всем Ордисом. Только им Пабло рассказал всю правду, которая была нам известна. Совет состоял из сильнейших и самых влиятельных представителей семей всего Ордиса. В них входила и семья Роуз.
– У меня есть еще родственники, – улыбнулась я.
Сидеть одной в палате было скучно, потому я временами навещала своих друзей. Шон и Лидия долго не приходили в себя, а разговаривать с Аланом я еще не была готова, потому первое время навещала только Пабло.
Я сидела на мягком кресле и болтала перед собой ногами, тихо усмехаясь, как ребенок.
– Я бы не радовался так сильно, – заметил Пабло. – Я скрывался от них семь лет. И, была бы моя воля, продолжал бы до сих пор.
– Но почему? – удивилась я.
– Давай оставим этот разговор на другой раз.
Я не стала допрашивать, как и рваться познакомиться с ними. Уверена, мои родители сбежали из Верхнего Ордиса не только из-за «Рогов Веламона». Семья также сыграла в этом роль.
Вечером того же дня я все же пожелала увидеть Алана. Когда это, наконец, случилось, поняла, что даже не знаю, что сказать ему. Я не была способна смотреть ему в глаза, не могла видеть эти разлохматившиеся волосы, которые так мило спадали ему на лицо. И как вообще больничная пижама, которая висела на мне безобразным мешком, могла смотреться на нем так фантастически? Почему так подчеркивала его мускулы на руках? Неужели нельзя было выдать одежду размером больше? Или они это специально? Кажется, я видела нескольких медсестер, которые слишком часто ходили мимо его палаты.
– Эбз? – окликнул он, чем привел меня в чувства.
Нагло ворваться поздним вечером, еще и бессовестно пялиться на него – не за этим я сюда пришла. Или все же за этим? Зачем я здесь? Даже не заметила, как ноги сами меня привели в его палату. Стоило увидеть его шоколадные глаза, как тело онемело, а голова отказывалась думать.
Когда оказалась в палате, Алан стоял у огромных размеров окна до самого пола и любовался огнями города. Его палата была на семнадцатом этаже, потому и вид был потрясающим. В полумраке света яркой луны и огней города его лицо сначала выражало любопытство, затем сменилось чем-то иным. Он провел по мне глазами сверху вниз. Его взгляд в какой-то момент стал обжигать, и мне стало интересно, как я сейчас выгляжу. Я посмотрела в зеркало, которое находилось как раз у двери, и мысленно накричала на себя. Пучок на голове, который я завязала еще утром, совсем не выглядел презентабельно. Огромная больничная рубашка в какой-то момент решила оголить мое плечо. Ко всему прочему, по лбу стекал пот, который появился в результате того, что я внезапно сорвалась к Алану. Даже не воспользовавшись лифтом, я преодолела расстояние в девять этажей. Я молча поправила рубашку и улыбнулась своему…другу?
И что я здесь делаю? Что собиралась ему сказать?
– Эм, – вымолвила я, – как ты себя чувствуешь?
– Уже лучше, – Алан отвел глаза. – Слышал, тебя завтра выписывают?
– Д-да. Именно поэтому я здесь, – наконец сообразила я, как оправдать мое здесь появление, – Пришла попрощаться.
– Ты ведь и завтра могла это сделать, – вырвалось у Алана.
– О, – я разочарованно опустила голову, – ты прав. Рада, что тебе лучше. Я пойду.
Последняя выброшенная им фраза задела чувства сильнее, чем мне показалось изначально. Ну зачем я пришла? У меня ведь даже не было особой причины здесь появляться, еще и так поздно. Просто захотела его увидеть и внезапно оказалась в его палате. Это было большой ошибкой. В какой момент я разучилась продумывать свои действия?
Я развернулась, чтобы уйти, но внезапно почувствовала руку Алана, которая схватила меня за запястье. Я собралась с силами и посмотрела на него. Когда Алан стоял у окна, его лицо хорошо было видно. Сейчас же с трудом могла разглядеть его глаза. Но я знала точно – они смотрели на меня.
– Не уходи, – почти прошептал Алан. – Прости. Я сказал прежде, чем подумал.
– Ты не сказал ничего… – Алан потянул меня к себе, затем обнял.
Сначала мои руки находились у бедер, затем оказались на спине Алана. Я чувствовала его дыхание у себя на макушке, я же дышала ему в грудь. Время остановилось. Здесь было спокойно. Здесь был Алан. Мои чувства стали настолько сильны, что даже страшно. Я больше не могла представить жизнь без него.
Внезапно открылась дверь палаты. Я обернулась. На пороге стояла девушка с белоснежными волосами. Сначала она удивилась, затем улыбнулась.
– Прошу прощения, – прощебетала она, прикрывая улыбку ладонью, – я, правда, не хотела вам мешать, но мне нужно проверить пациента перед его отходом ко сну. – Она убрала руку от губ и улыбнулась сильнее прежнего, обратившись ко мне: – Вы не против?
– К-конечно, – неожиданно громко крикнула я и выбежала за дверь.
Как только за спиной захлопнулась дверь моей палаты, ноги окончательно отказались меня держать. Я спустилась на пол и оперлась спиной о стену.
– Какого…черта? – я закрыла глаза и уткнулась лбом в колени.
– Так это и есть та самая любовь? – услышала я знакомый голос в голове.
– Ч-что?
– Это и есть любовь, которую люди воспевают в песнях? Любовь, про которую говорилось в книгах, что мама читала нам в детстве.
Голос принадлежал демону. Меня удивил тот факт, что он со мной заговорил после того, что произошло в Нижнем Ордисе. Я нарушила свое обещание, из-за чего он пообещал завладеть моим телом, как только представится такая возможность. А сейчас, как ни в чем ни бывало, спокойно рассуждает со мной о том, что есть любовь.
– Я... – хотела было возразить я демону внутри себя, но поняла, что не могу отрицать это, – я не знаю.
– Не знаешь? – удивилась другая «Я». – Мы с тобой – одно целое, а значит, я могу чувствовать все, что чувствуешь ты.
– Знаешь, это жутко.
– Мне ты можешь не лгать, – проигнорировала она мое замечание, – и себе тоже.
– Ты прав, – повысила я голос. – Я люблю его! Доволен?
– Да, – улыбнулся демон и замолчал.
Следующим утром я покинула больницу. Стоило мне выйти за ее пределы, как за спиной услышала свое имя. Я резко обернулась и увидела Шона и Лидию. Шон сидел в кресле на колесах, сзади стояла Лидия. Я кинула рюкзак и побежала в их сторону.
– Вы очнулись! – сначала я обняла Лидию, затем Шона.
– Конечно! – воскликнул Шон. – Через три дня обещают уже выписать.
– Ты ведь будешь приходить? – надула губки Лидия. – Здесь так скучно! Одни мальчишки вокруг.
– Да! – воскликнул Шон. – И принеси чего-нибудь вкусненького! Еда здесь отвратительная!
– Конечно, – улыбнулась я, – завтра приду!
– Отлично! – воскликнули они разом, после чего я направилась к выходу.
Я издали махнула им рукой и скрылась за высоким забором больницы.
Как и обещала, я накупила много различной еды, после чего пришла в больницу навестить своих друзей. Когда шла по одному из коридоров, увидела Алана. Он на ходу читал книгу, благодаря чему не увидел меня. Я поступила по-детски и завернула за угол, где переждала, пока он пройдет. «В следующий раз точно встречусь с ним, – подумала я, – но не сегодня».
Прошло несколько дней. Шона и Лидию уже выписали, потому я пришла навестить Пабло. Также решила, что в этот раз зайду и к Алану.
– А вот и ты! – воскликнул Пабло, когда я зашла к нему в палату. – Тебя не было несколько дней!
– А что, кроме меня, больше некому навещать, да? – я кинула в него корзину фруктов.
– Ах ты, мелкая! – Пабло поймал корзину и поставил ее на столик, что располагался возле его огромной кровати.
– Решила, в чем пойдешь на бал? – спросил он, когда я уселась на диван и начала есть его фрукты.
– Бал? – повторила я с набитым ртом.
– Ты получила приглашение?
– Какое еще… – начала говорить я, но остановилась, когда вспомнила о конверте, – а, ты говоришь об этом?
Я достала мятый конверт из заднего кармана и помахала им перед Пабло. Он кивнул в знак согласия. Когда я сегодня вышла из душа, он лежал у меня на кровати. Я немного торопилась, поэтому не стала его открывать, а поспешно положила к себе в карман.
Я пыталась вскрыть конверт аккуратно, но он не поддавался, и мне пришлось его разорвать. Внутри был плотный кусок бумаги, на котором было написано:
«Уважаемая Эбби, Вы приглашены на бал, который состоится 12 мая в Божественном Дворце».
– Ох, черт, – я резко встала с дивана, – нужно платье!
– Я рад, что тебе не пришлось объяснять это, – Пабло усмехнулся. – Тебе, что сроду платья не носила, туго придется. Ты хоть знаешь, как они выгляд…
Пабло замолчал, когда понял, что я его даже не слушаю. Я осознала, что бал состоится уже завтра, а у меня даже платья подходящего нет. Да, у меня есть некоторые наряды, приобретенные с Лидией в прошлый раз, но ведь это бал! Он определенно предполагал более элегантный наряд. Необходимо было снов пройтись по магазинам.
– Мне снова нужна помощь Лидии! – воскликнула внезапно я.
– Ох, – вздохнул Пабло, когда понял, что я сейчас далеко не здесь.
Я сорвалась с места и побежала в сторону двери, но внезапно остановилась.
– Ты заговорил про бал, значит, тоже приглашен. Но в качестве кого? Пабло Роуз или Аппалон? И как ты придешь, если бал уже завтра, а ты в больнице?
– Я буду там в качестве Аппалона, однако «верхушка» в курсе, кто я на самом деле. О моем прибытии уже узнала наша семья, так что бесполезно продолжать бегать от них. Завтра утром меня уже выпишут – я без проблем успею на бал.
– На балу будет семья Роуз? – нервно спросила я.
– Нет, – серьезно ответил Пабло, – но встречи с ними тебе уже не избежать. Уильям выяснил, кто ты. Теперь ты Эбигейл Роуз.
– Что ж, – смирилась я, – так тому и быть.
Я вышла за двери палаты. Там внезапно наткнулась на Алана. Казалось, он ждал меня все это время.
– Алан, – начала я нервничать, – я к-как раз собиралась тебя навестить.
– Правда? – подозрительно спросил он.
– Конечно! – воскликнула я.
Глаза все еще избегали Алана. Сначала я смотрела на врача, который разговаривал с каким-то пациентом. Он сильно жестикулировал, потому привлек мое внимание. Затем перевела взгляд на стену за спиной Алана. На ней было описание технологии, которая используется для заживления ран.
– Не хочешь поговорить? – когда прозвучал вопрос, глаза снова взглянули на него.
– Ладно, – ответила я.
Алан провел меня в лифт и выбрал самый высокий этаж. Мы ехали молча, и только тихая мелодия играла в колонке. Двери открылись – мы вышли на крыше больницы. Здание было довольно высоким, потому вид с крыши привел меня в восторг. Как тогда в Шаре, где мы с Аланом тоже были вдвоем. Место, а также ветер, успокаивали. Было немного прохладно из-за высоты. Жизнь в городе продолжала кипеть. Слышались звуки машин, разговоры из открытых окон палат, пение птиц. Словно произошедшее было лишь сном. И только Арена Богов, которую продолжали восстанавливать до сих пор, служила доказательством, что произошедшее было наяву.
– Как ты?
С момента, как мы вернулись из Нижнего Ордиса, прошла неделя, а значит, со дня на день Алана должны были выписать. Успеет ли он к началу бала?
– Прекрасно себя чувствую, воскликнул он, – завтра обещали выписать.
– Так ты, – повернулась я к нему, – успеешь на бал?
– Да, – улыбнулся он, – ты ведь тоже идешь?
– Конечно! Никогда не посещала подобные мероприятия.
– Тогда поговорим на балу, – Алан взял мою руку, – мне есть, что сказать.
– Хорошо, – я потянула его к выходу за руку, – А сейчас давай-ка возвращаться, а то еще заболеешь!
В ответ он рассмеялся. Он спустился вместе со мной на первый этаж. Все это время я не отпускала его руку.
– Увидимся на балу! – кинул он мне с порога больницы, когда я уже уходила.
– Увидимся на балу! – помахала я ему.
Я скрылась с его поля зрения, после чего резко сменила шаг на быстрый бег. Чтобы выбрать платье, оставалось не так много времени. Я поднялась в комнату Лидии и постучалась в ее дверь. Она долгое время не открывала, затем послышался ее голос:
– Да сколько можно стучать? Иду я! – когда дверь открылась, подруга выглядела удивленно. – Эбби?
– П-привет, – я оперлась рукой о дверной проем, пытаясь отдышаться.
Поход по магазинам вымотал сильнее сражения. Я готова была согласиться на первое же платье, которое примеряла, но услышала категорическое «нет». Пришлось потратить около пяти часов, прежде чем я, наконец, увидела одобрение в ее глазах. Но, должна согласиться, платье она выбрала сногсшибательное!
Кроме выбора одежды, Лидия вызвалась накрасить меня и уложить волосы, поэтому весь следующий день мы провели вместе в ее комнате и собирались на бал. Когда время пришло, я достала свой наряд из чехла и надела. Лидия собрала мои волосы в красивую прическу, оставив висеть лишь несколько прядей, и ярко накрасила меня. Когда я посмотрела в зеркало, не узнала саму себя. Я видела красивую девушку в длинном черном платье с разрезом на правой ноге и вырезом на груди. Платье было невероятно удобным. Оно не сковывало движения из-за того, что было довольно-таки свободным. Лишь на поясе оно шло по фигуре. На ноги я надела черные босоножки на, до безумия, высоком каблуке. Макияж был очень выразительный, такого же темного цвета, как и платье.
– Как я тебе? – Лидия вышла из комнаты и демонстративно покружилась.
Образ Лидии был невероятен. Пышное красное платье с оголенной спиной и чуть ниже колен и черные туфли. Яркая красная помада идеально дополняла образ.
– Бесподобно! – воскликнула я.
– Твой образ тоже, – она ехидно улыбнулась, – Алан будет доволен.
– Эй! – я покраснела.
– Машина уже ожидает. Идем! – Лидия схватила сумку и направилась к выходу.
Тогда я поняла, что совсем не подумала про оружие. Я взяла меч в руку, думая о том, где его спрятать.
– Эбби, ты с ума сошла? – крикнула она мне. – Это же бал, а не бой!
– Но вдруг на нас внезапно нападут?
– Помимо победителей Турнира, там будет куча Наследников и Богов. Кто в здравом уме решится на нас напасть?
– Ты права, – я выпустила меч из руки, но взялась за кинжал, который спрятала под платье, – Но это я все-таки возьму.
Машина подъехала прямо к лестнице, что вела в Божественный Дворец. Ступенек было не так уж и много, но из-за длинного платья и высоких каблуков время, что мы тратили, пытаясь забраться на лестницу, казалось целой вечностью. Чем больше мы приближались к дворцу, тем громче и шумнее становилось. Я услышала мелодию, которую, без сомнений, играл приглашенный оркестр. Музыка заставляла расслабиться и наслаждаться вечером, при этом не отвлекала, чтобы гости могли общаться друг с другом в свое удовольствие, не пытаясь при этом перекричать звуки инструментов.
Мы достали наши приглашения и вручили мужчине в смокинге у двери в здание. Тот удовлетворительно кивнул и пригласил нас войти. Все стены коридора были увешаны картинами и портретами неизвестных мне людей, а вдоль них стояли цветы. Мы шли по длинному бордовому ковру, украшенному прекрасными золотистыми узорами. В какой-то момент отчетливо стали слышны голоса людей. Наконец мы наткнулись на большую золотистую дверь, по бокам которой находились охранники. Как только мы подошли ближе, дверь со звуком распахнулась.
Как и ожидалось, помещение, где проходил бал, было просто огромных размеров. А как же оно было красиво! Чего только стоил потолок, который, в общем-то, полностью отсутствовал. Вместо него было стеклянное покрытие, позволяющее нам насладиться звездным небом. Прямо посередине зала весела огромная люстра, украшенная бесчисленными кристаллами. Официанты бегали по залу, раздавали еду и напитки гостям, которые беседовали и наслаждались атмосферой.
Я начала осматривать гостей в поисках знакомых лиц, в поисках Алана. Его нигде не было видно, потому я грустно вздохнула. Тогда Лидия положила свою руку мне на плечо:
– Шон написал, что они уже в пути, а пока давай веселиться! Здесь столько еды и алкоголя! – она с азартом начала осматривать гостей. – И столько симпатичных Небожителей!
Я прошлась глазами по залу и увидела Сару, которая мило беседовала с Артуром. Эрик пообещал наказать его, но после их с Аурумом исчезновения все изменилось. Более того, благодаря Шону я узнала, что все участники, которые проиграли в Турнире, в целости и сохранности вернулись в свои родные места.
Золотистые волосы Сары были собраны в два милых хвостика, однако образ дополняли голубые заколки, которые идеально подходили к ее пышному небесного цвета платьицу. Куклу она с собой не взяла.
Как только девочка увидела нас, она прошептала что-то Наследнику и побежала в нашу сторону.
– Как дела? – резво оказалась она около меня.
– Прекрасно! – воскликнула я. – А ты как проводишь время?
– Отлично! Саре нравится общаться со всеми.
– Я рада, – внезапно я вспомнила об Озере Жизни. – Что на счет твоего проклятия? Тебе удалось отыскать Озеро Жизни?
– Да, – девочка улыбнулась, – Сара искупалась в нем. Но она поймет, осталось ли проклятие, только с годами.
– Очень надеюсь, что оно исчезло, – улыбнулась я девочке.
Внезапно я задумалась. Если все истории лишь выдумка, то как на самом деле образовалось Озеро Жизни? Оно находиться в пещере в Верхнем Ордисе. Видимо, в той же, где демон впервые встретил Амелию. Однако демон об этом и словом не обмолвился, значит, возможно, даже не в курсе про озеро. И что стало с порталом после того, как существо запечатали?
– Шампанское? – прервал мои мысли официант.
– Нет, спа… – хотела я отказать, но тут встряла Лидия.
– Спасибо, – она взяла два бокала, затем вручила один мне – позволь себе расслабиться хоть сегодня.
Я выдохнула и послушно взяла бокал со светлым напитком, наполненный маленькими пузырьками. Сперва я поднесла бокал к носу, затем сделала первый глоток. Приятный аромат и сладковатый вкус заставили сделать еще пару глотков. Напиток был просто божественным!
Затем я взглянула на Сару и поперхнулась, когда увидела, что она залпом осушила весь бокал.
– Ч-что ты… – я растерялась, – это же алкоголь!
– Саре уже девятнадцать лет, – девочка топнула ногой.
Опять я повелась на ее внешность. Я смирилась и сделала еще несколько глотков. Каким-то образом я умудрилась опустошить весь бокал, поэтому, когда официант в очередной раз проходил с подносом, я взяла один бокал и снова сделала пару глотков.
– Эй, ты только взгляни! Какие красавчики! – воскликнула девушка недалеко от меня.
Я не стала поворачивать голову, чтобы посмотреть, но Лидии стало очень интересно.
– Вот черт! – воскликнула она, не отрывая глаз от объекта ее интереса.
Я проследила за взглядом и увидела трех хорошо одетых парней. Они только прошли через парадную дверь и уже направлялись в нашу сторону. Я сделала большой глоток шампанского, не отрывая глаз от них, как только поняла, что это Шон, Алан и Пабло.
На Шоне были черные штаны, белая рубашка, бордовый пиджак и такого же цвета бабочка, а его дреды собраны в хвост. Костюм, надо сказать, что надо. Как будто под наряд Лидии подбирал.
Пабло же был одет в темно-фиолетовый костюм с такого же цвета галстуком и в черную рубашку. Его волосы также были собраны в хвост. Выглядел он довольно-таки молодо и не уступал бы Шону и Алану в возрасте, если бы не щетина, которая сразу же прибавляла пару лет.
И Алан. На нем была белая рубашка и костюм с галстуком черного цвета. Его волосы были слегка зализаны назад, и лишь пара прядей спадала на лоб.
Сердце начало биться быстрее, отдавало в висках. Я сделала еще глоток шампанского.
– Дамы, прекрасно выглядите! – присвистнул Шон.
– Спасибо, – сказали мы с Лидией одновременно.
Я посмотрела на Алана и сразу же отвела глаза. Он пристально смотрел на меня, не говоря ни слова. Взгляд сильно обжигал все тело, сердце застучало быстрее.
– Эбби, – обратился Пабло с нежной улыбкой, – ты сейчас так похожа на Элизабет!
Эти слова меня успокоили.
– Мне…приятно это слышать, – я улыбнулась и дотронулась рукой до кулона.
– Знаешь, я подарил твоей маме этот кулон, – добавил Пабло, когда проследил за моим жестом.
– Правда? – удивилась я.
– Позже я расскажу больше историй о ней, если захочешь. О нашей семье, о нашей с ней жизни в Верхнем Ордисе, – Пабло сделал шаг назад. – А сейчас отдыхай.
И Пабло направился к какой-то группе Богов. Как только они его увидели, некоторые сильно удивились, другие радостно начали что-то говорить. Шон и Лидия также уже некоторое время назад отстранились от нас. Остались лишь мы с Аланом.
– Эм… – я хотела что-то сказать, но внезапно музыка перестала играть.
Тогда на сцену вышла женщина в серебристом платье и начала петь. Оркестр тоже не заставил ждать. Все гости прекратили общение. Парни начали приглашать девушек на медленный танец. Я увидела, как Шон подал руку Лидии, и она согласилась. По ее лицу было заметно, что она этого хотела.
– Потанцуем? – Алан подал мне руку.
Я неуклюже кивнула головой в знак согласия и поставила свой бокал на столик. И только теперь, когда стояла в его объятиях, поняла, что совершенно не умею танцевать. Словно учуяв мою панику, Алан прошептал мне на ухо: «Не волнуйся, я поведу». И я отдалась танцу. Алан вел. В его руках мое тело казалось таким легким! Мы кружились в танце, и вместе с этим кружилась моя голова. То ли от танца, то ли от шампанского, то ли от его соблазнительного запаха. Я прислонилась чуть ближе и вдохнула сильнее, пытаясь понять, чем от него так пахнет. Такой изысканно-тонкий и свежий, но отдающий холодком запах. Древесина, бергамот, мята. Запахи смешались, дополняя естественный аромат тела Алана.
«Эбби, сейчас же перестань его нюхать!», – приказала я себе и немного отстранилась от тела Алана.
– Ты сегодня неотразима, – выдохнул мне в ухо Алан.
– Только сегодня? – вырвалось у меня, затем я поспешно добавила. – Ха-ха, просто шучу.
«Ну все. С этого момента во рту и капли этого напитка не появится!»
– Ты хорошо себя чувствуешь? – поинтересовался Алан, когда музыка закончилась.
Голова все еще слегка кружилась и пульсировала.
– Я бы хотела выйти на свежий воздух, – вымолвила я, направляясь на балкон.
Внезапно на каблуках стало тяжело идти. В какой-то момент нога слегка подкосилась, и я чуть не полетела на пол. Это бы случилось, если бы Алана не было поблизости. Он подхватил меня одной рукой, благодаря чему никто ничего не заметил.
– С-спасибо, – я виновато опустила голову.
«Боги, как же стыдно!».
На балконе никого, кроме нас, не оказалось, чему я невероятно обрадовалась. Повеяло прохладой. Я вдохнула свежий воздух и довольно улыбнулась.
– Подожди здесь. Я принесу немного закусок.
Некоторое время спустя Алан вернулся с бокалом шампанского в одной руке и подносом чего-то непонятного – в другой.
– Эбз, посмотри, что я нашел здесь! – довольно воскликнул Алан.
Он протянул мне поднос с едой, но я ловко увернулась и оказалась около бокала с шампанским. Бокал почти был у меня в руке, когда Алан отвел руку со словами: «Это для меня».
– Жадина, – я надула губы.
– А это тебе, – Алан вручил мне поднос с едой.
– И что это за… – я остановилась, уловив знакомый аромат, затем воскликнула. – Шоколад!
На подносе лежало несколько полосок шоколада, клубника в шоколаде, киви в шоколаде, банан в шоколаде и даже апельсин в шоколаде. В белом шоколаде, в темном шоколаде, в молочном шоколаде!
Я радостно воскликнула, засовывая в рот все сладости по очереди. Ноги невыносимо болели от каблуков, поэтому я села на пол, прислонившись к стене спиной, и сняла каблуки. Алан улыбнулся и последовал за мной. Пока я поглощала содержимое подноса, он смотрел на меня с улыбкой, подперев рукой наклонившуюся голову. Я подумала, что, возможно, он тоже хочет немного взять, но когда протянула ему поднос, он отказался и сделал несколько глотков шампанского.
Когда я наконец опустошила поднос, довольно улыбнулась. Я посмотрела на Алана и увидела, что он смотрит куда-то вверх. Я задрала голову и увидела прекрасное звездное небо. Мне даже показалось, что одна звезда упала. Возможно, мне лишь почудилось, но я все-таки загадала желание.
«Чтобы мы почаще вот так, беззаботно, сидели с Аланом и смотрели на звезды, поедая шоколад».
В какой-то момент, я уловила боковым зрением, что Алан повернул голову в мою сторону и сейчас смотрел на меня. Сначала я продолжала взирать на звезды, но потом все-таки взглянула на него. Сейчас, когда он снял свой пиджак, его верхняя пуговица расстегнулась, а волосы слегка взъерошились, меня тянуло к нему как никогда.
Тогда я сделала что-то, чего никогда бы не сделала первая…на трезвую голову. Я, опершись на пол одной рукой, наклонилась к нему и поцеловала. Его губы дурманили меня похлеще шампанского, вкус которого еще чувствовался на его пухлых губах. Спустя минуту после того, как я сделала этот шаг, контроль полностью взял на себя Алан, обхватив мое лицо своими теплыми руками, а я лишь отдалась этому моменту и наслаждалась. Поцелуй был нежный и сладкий, но потом стал настойчивее и грубее. Тогда Алан понял, что пора остановиться, и отпрянул.
Я не могла на него смотреть. Я опустила голову и уткнулась лицом в колени, скрывая свое покрасневшее от смущения лицо. Когда снова взглянула на Алана, он опять смотрел на звезды. Я заставила себя расслабиться и положила свою голову ему на плечо. Наконец смущение и неловкость испарились. Я решила перестать сопротивляться и погрузилась в эти новые для меня чувства.
– Знаешь, я скучаю по Эмили, – сказала я спустя какое-то время, затем повернула голову к Алану и воодушевленно добавила: – Давай навестим ее!
– Хорошая идея, – одобрительно улыбнулся Алан.
– Сделаем это завтра же!
– Что… – удивился Алан столь скорым планам, – я не думаю, что завтра ты будешь в состоянии куда-то ехать.
Но я его уже не слушала, слишком увлеклась этой идеей.
– А еще купим ей много сладостей, в особенности – шоколада. Уверена, она будет рада шоколаду. О, она ведь теперь замужем за Купером. Нужно и ему что-то привести. Раз она выбрала его, значит, он не такой уж и плохой.
Алан улыбнулся тому, как я загорелась идеей. Он был рад видеть меня такой, как раньше. Свободной от мыслей о мести, наслаждающейся жизнью и думающей о своих друзьях.
Наутро голова взорвалась, как только до ушей донесся очень громкий стук в дверь. Я подняла свою голову, но вновь уронила ее на кровать.
– Что за…Почему же так плохо?
Мне все-таки удалось встать и добраться до двери, спотыкаясь и врезаясь в различные объекты интерьера. Когда я проходила мимо зеркала, мельком взглянула на себя и ужаснулась. Глаза были красными, под ними яро выражались синяки, лицо было опухшим. На левой щеке остался отпечаток от подушки. И когда я вообще вчера успела снять макияж и переодеться?
Стук в дверь повторился, и я негромко ругнулась. Когда открыла дверь, увидела на пороге Алана, который выглядел очень даже свежо.
– Ал, – сонно заметила я, – ты что здесь делаешь так рано утром?
– Рано? – удивился мой гость, – Уже час дня.
– О, – не слишком эмоционально сказала я, – вот как.
Алан громко выдохнул.
– Вот поэтому я и говорил, что поехать сегодня будет не самой лучшей идеей, – он протянул мне какой-то пакет. – Держи. Это лекарства от похмелья.
– Спасибо, – пробубнила я. (Чтобы парень приносил девушке лекарства от похмелья. Пьянь!)
– Сколько тебе времени собраться?
– Час, – как же хочется скорее в ванну залезть.
– Тогда встретимся через час. Я за тобой зайду.
– Хорошо.
Алан развернулся и ушел в свою комнату. Я все еще не пришла в себя, потому обрадовалась его уходу. Думаю, он это понял и не стал задерживаться. Я быстро рванула в ванную и включила воду. Пока ванна заполнялась горячей водой, я выпила лекарства, которые принес Алан, и запила большим количеством воды. Нет, лекарств было совсем не много. Воду я пила только из-за сильной жажды и сухости во рту.
Когда вышла из ванны, стало намного легче. Я слегка подкрасилась, скрывая доказательства насыщенной ночи, перекусила тостами, оделась, захватила мечи и выбежала из номера. По сравнению с тем, что было час назад, сейчас я выглядела и чувствовала себя намного лучше и свежее.
– Ал! – радостно выкликнула я.
Тот удивленно посмотрел на меня из-за быстрой смены настроения. Тогда он наклонился и нежно поцеловал меня. Это послужило доказательством того, что вчерашняя ночь не была сном. Я сильнее обрадовалась, взяла его за руку и потянула к лифту.
– Эй, а где твой меч? – спросила я у него.
– Он слишком большой и бросался бы в глаза в Среднем Ордисе, поэтому я взял кинжалы.
– Ну, ничего! Если что, я защищу тебя! – улыбнулась я.
– Ага, – ответил с улыбкой Алан, – Я не сомневаюсь в этом.
По дороге к телепорту мы заскочили в магазинчик со сладостями, где накупили целый пакет шоколада и конфет. Как только пришли к общему телепорту, сильно удивились огромной очереди. Спустя час ожидания Алан сказал:
– Знаешь, нужно будет купить мини-телепорт. Не придется стоять так каждый раз.
– Да, – устало согласилась я.
– Ваш пропуск? – равнодушно потребовала девушка, когда очередь, наконец, дошла до нас. Я достала листок с моими данными и красной печатью и вручила ей. Тогда она быстро застучала клавишами клавиатуры и, уставившись в монитор, сказала более эмоционально:
– Эбби, здесь указано, что Вам разрешено пользоваться телепортом без ограничений. Вам выдали безлимитную карточку?
– Эм, нет.
– Тогда к Вашему возвращению мы обязательно ее подготовим! А пока возьмите.
Она протянула мне тот же лист, что я ей вручила, но на бумаге была еще одна печать синего цвета и надпись «безлимит».
– Как только получите карточку, Вам больше не нужно будет стоять в очереди на регистрацию, а можно стразу направляться к телепорту. А теперь заполните анкету для запроса карточки.
Она вручила мне анкету с пропущенными полями. На первом же поле я запнулась. «Имя/Фамилия». Недолго подумав, я написала «Эбигейл Роуз». Больше нет смысла скрывать свою фамилию. Когда анкета была заполнена, я вручила ее девушке.
– По прибытию пропуск будет готов. Счастливого пути! Следующий.
С Аланом все повторилось. Я подождала, пока он заполнит свои данные для пропуска, и мы направились к телепорту. По пути в нашу деревню, мы заскочили в красивый город Малисия, который полностью стоял на воде. Именно там проживал отец Алана. Мы остановились у него на пару дней, затем продолжили путь. Наконец, мы увидели табличку «Добро пожаловать в д.Силвис, население – 103 человека».
– Идем? – протянул мне руку Алан.
Только сейчас я поняла, что застыла на месте, уставившись на перечеркнутую цифру «7», которая показывала, на сколько человек снизилось население. Алан, его отец, я и мама. С нашего ухода никто не покидал деревню и никто в ней не поселился.
– Можем мы сначала кое-куда заскочить? – спросила я у Алана, крепче сжав его руку.
– Конечно, – улыбнулся Алан, когда понял, что я имею в виду.
Мы прошли чуть дальше площади и других домов, и остановились у пострадавшего от пожара здания.
– Здесь все по-прежнему, – я прошла чудь дальше, затем тревожно добавила: – Хотя нет, не все.
Я подбежала к месту, где когда-то похоронила свою маму. Яма была вырыта, а камни, что когда-то лежали сверху – разбросаны.
– Где она? – сказала я сначала тихо, потом сорвалась на крик, – Куда она исчезла? Кто мог…
– Эбз, – Алан положил свои руки мне на плечи, затем обнял, – Успокойся. Возможно, они просто перенесли ее тело в другое место.
– Ты прав, – я успокоилась, – Прости.
Алан лишь крепче сжал меня в объятиях.
– Эй, вы, двое, – я отстранилась от Алана, когда услышала женский голос, – Что вы там делаете? Идите обниматься в другое место!
К нам направлялась темноволосая девушка с короткой стрижкой в коротком зеленом платье.
– Если ей показать меч или хотя бы кинжал, она оставит нас в покое, – прошептала я Алану.
– Ты чего? – тихо рассмеялся он, – Она же обычная девушка.
– Алан, – я повысила голос, – Иначе нам придется…
– Алан? – повторила девушка, когда услышала имя из моих уст, – Может ли быть, что ты Алан Уэст?
– Это я. А ты… – попытался вспомнить Алан.
– Ах ты, мерзавец! – ругнулась девушка, недовольно топнув ногой, – Забыл друга детства? Это я – Эмили Нельсон. Хотя моя фамилия уже Мэтьюс.
– Эмили! – воскликнул Алан и двинулся в ее сторону.
Он обнял ее, слегка приподняв над землей. Та весело вскрикнула и радостно запрыгала на месте, когда Алан поставил ее опять на землю. В общем, все в духе Эмили Нельсон.
– Эмили, – сказала я негромко, но девушка услышала.
Я подбежала к ней с желанием обнять столь дорогого мне человека, но девушка выставила руку, приказывая мне остановиться.
– Нет-нет-нет, дорогой, тебя я не знаю, так что будь добр…
Я ошеломленно уставилась на девушку. Когда я перевела взгляд на Алана, тот одними лишь губами проговорил «капюшон».
– Ох, – вырвалось у меня, когда вспомнила, что не сняла капюшон своей накидки, – Точно!
Я потянула руки к капюшону. Тот спал мне на плечи, и я обрадовалась, когда увидела, как поменялась моя подруга в лице.
– Эбби, – девушка со слезами на глазах кинулась мне в объятия, да с такой силой, что я еле устояла на ногах.
Эмили пригласила нас к себе домой, на что мы с радостью согласились. Небольшой, но очень уютный, дом находился недалеко от нашей старой школы. Когда мы прошли на кухню, у стола увидели спину Купера, который старательно нарезал овощи.
– Воробушек, чего так долго? – вымолвил он.
– «Воробушек»? – проговорила я одними лишь губами Алану, на что он улыбнулся и пожал плечами.
– Милый, не поверишь, кого я встретила, – прощебетала Эмили.
– Ну и кого ты могла… – Купер повернулся к нам и присвистнул: – Святые баклажаны! Это же Эбби и…Алан? Что, трио неудачников снова в сборе?
Я наполовину оголила свой меч, демонстративно показывая, что лучше ему так не шутить. Купер тревожно замахал руками.
– Это просто шутка. Шут-ка.
– Эбби! – воскликнул Алан, – Говорил же, что нельзя запугивать обычных людей!
– Он первый начал, – я засунула меч обратно в ножны.
– Милый, не надо так! – приказала Эмили.
– Да я правда пошутил! Рад видеть вас. Эбби, а ты стала красоткой. А Алан…мужчиной? Это что там у тебя, мускулы?
Алан достал свои кинжалы, но я вовремя его остановила. Я забрала у него оружие и взяла его руку в свою:
– Эй, он просто шутит!
Алан начал успокаиваться. Когда я увидела его улыбку, снова расслабилась.
– Ребят, вы что, типа вместе? – спросил Купер, тыкая ножом сначала на меня, потом на Алана.
– Если подумать, – Эмили подозрительно взглянула на каждого из нас, – я вас встретила, когда вы обнимались.
– Н-ну… – начала я говорить, но больше ничего не смогла вымолвить.
– Так и есть, – уверенно сказал Алан, – мы вместе.
– Ох, Боги, – Эмили со всей силы хлопнула Алана по спине. – У тебя получилось, Алан! Ты- таки сделал ее своей! Это надо отметить!
Пока Эмили рыскала в шкафу в поисках чего-то, я у нее спросила:
– Эмили, ты случайно не знаешь, куда дели…маму?
– Не волнуйся, – Эмили остановила свои поиски, – ее тело перенесли на кладбище. Она рядом с твоим отцом, – когда она снова возобновила их, сразу нашла, что искала. – Есть!
Она достала бутылку чего-то, по-видимому, алкогольного. Это было очевидно по ее ехидной улыбке, затем по такой же улыбке Купера.
– О, нет, – я вспомнила о недавнем похмелье, – без меня.
– Но ведь… – глаза Эмили намокли. – Но ведь мы так давно не виделись. Я так волновалась о вас все это время, и вот теперь, когда мы встретились…
Эмили закрыла глаза ладонью, а Купер так же наигранно начел ее успокаивать. И вот в следующую минуту мы уже сидели за столом и пили самодельное вино. Я поддалась ее уговорам.
– Это вино из слив, – довольно воскликнула Эмили. – Купер сам его делает. Есть еще из винограда и смородины.
– Ах, да, – Алан достал из рюкзака пакет со сладостями из Верхнего Ордиса, – а это вам!
– О Боги, – воскликнула Эмили, на которую алкоголь действует, видимо, похлеще, чем на меня, – это же сладости! Купер, это сладости! Неужели они из Эредеса? Купер, они из славящегося своими сладостями Эредеса! – Эмили вскочила и обняла нас с Аланом. – Спасибо вам! Спасибо!
Мы сидели и разговаривали с ними всю ночь напролет. Выяснилось, что Эмили стала врачом. Из-за своей профессии она часто путешествует и иногда берет с собой Купера. Купер же работает поваром в таверне в городе по соседству. Иногда его шутки нас злили, но, как говорил он сам, это лишь шутки. Мы повторяли это друг другу снова и снова, и когда наконец привыкли, даже смеялись. Как только мы опустошили бутылку, Эмили радостно выбежала и принесла еще две. Как оказалось, у них в подвале их столько, что спокойно можно открывать свой магазин спиртного.
Каким-то образом мы опустошили все три бутылки, и только тогда решили остановиться.
– Это ваша комната, – Эмили привела нас на второй этаж в пустую комнату.
Свет не пришлось зажигать, так как за окном уже светало.
– Спокойной ночи! – девушка улыбнулась и резво захлопнула за собой дверь.
Когда я начала осматривать комнату, заметила, что здесь всего одна двуспальная кровать.
– Я могу поспать на полу, – сказал Алан, заметив мой тревожный взгляд.
– Ни в коем случае! – воскликнула я и пихнула его на кровать. – Ложись!
– Л-ладно, – удивился Алан моей напористости.
Было заметно, что он тоже немного нервничал. Его щеки горели то ли от вина, то ли от ситуации, в которой мы оказались: предстояло спать вдвоем на одной кровати. И если бы не вино, я бы вряд ли согласилась на это. Однако алкоголь затуманил разум нам обоим, потому мы по очереди сходили в душ и переоделись в пижамы, которые прихватили с собой.
Когда гостили у отца Алана, мы спали в разных комнатах, потому лишь сейчас я заметила, что пижама Алан представляла собой только штаны. Оголенный торс пробуждал желание к нему прикоснуться. Я уже потянула руку к нему под тяжелым взглядом Алана, но вскоре убрала ее.
– Давай спать, – кинула я и легла на кровать.
Я отвернулась в сторону окна, потому не видела Алана. Я почувствовала, как матрас прогнулся подо мной от его тяжести.
– Спокойной ночи, – сказал он в мое ухо.
– И тебе.
Меня разбудил звук стука ножа о доску и приятный аромат. Купер что-то готовит на кухне. Вчерашний ужин был просто великолепен, а потому я уже предвкушала скорый завтрак. Когда я открыла глаза, увидела, что Алан смотрел на меня, подпирая свою голову рукой. Я двинула ногой от неожиданности, но внезапно осознала, что наши ноги сплетены.
– И давно ты не спишь? – спросила я.
– Не знаю, – сказал он хриплым голосом, – потерял счет времени.
– Хочу сходить сегодня к маме.
– Хорошо, – улыбнулся Алан, – схожу с тобой.
– Спасибо, – я обняла его.
Мы полежали так некоторое время. В какой-то момент раздался стук в дверь и веселый голосок Эмили:
– Ребята, пора вставать. Завтрак готов!
После завтрака мы еще недолго оставались у Эмили, но к обеду уже решили уйти. Расставание было долгим. Эмили не хотела нас отпускать и даже заплакала, Купер ее утешал. Когда она все-таки успокоилась, вручила пакет с четырьмя бутылками самодельного вина.
– Эмили, зачем так много? – удивилась я.
– Чтобы скрасить вечера, – она мне подмигнула.
Наконец, мы покинули деревню. Я была невероятно рада, что Эмили ни капли не изменилась. Ее жизнерадостность и энергичность подпитывали меня, как и раньше.
– Подожди немного, – потянула я Алана за рукав, когда мы проходили мимо поля, на котором росло бесчисленное количество фиолетовых ромашек, – сорву немного. Мама их любила.
Я прошла немного вглубь и начала срывать ромашки. Тогда подошел Алан и начал мне помогать.
– Нарвем побольше.
Добравшись до места, я без труда нашла их могилы. Мы с мамой частенько приходили навещать отца. Если бы не Алан, мне было бы тоскливо находиться здесь одной. Но его присутствие меня успокаивало. Сейчас казалось, что мы всегда будем вместе.
Я положила фиолетовый букет на могилу мамы, а Алан – на могилу моего отца. Мне приятно было осознавать, что мама тоже не одна. Надеюсь, они встретились на небесах.
– Привет, мама, папа. Простите, что так долго вас не навещала, – по щеке потекла слеза. – Мама, ты помнишь Алана?
– Здравствуйте, – Алан поклонился в знак уважения, затем повернулся к Чарльзу, – меня зовут Алан Уэст. С этого момента я буду хорошо заботиться о вашей дочери.
Я обняла Алана, затем взяла его за руку. В последнее время я не могу прожить и дня без прикосновений к нему. Будто он стал моим лекарством. Я поняла, что больше не смогу без него. Только сейчас, когда узнала, что такое любовь, осознала, какой сильной была мама, когда потеряла своего любимого. Если бы я потеряла Алана, не справилась бы с этим. Она старалась изо всех сил ради меня. Хорошо, что у нее был Пабло, который периодически навещал ее. Именно по этой причине я встретила его в тот день. Он пришел к ней, не подозревая ни о чем. Если бы я не встретила Пабло, что было бы со мной? Я точно не стала бы тем, кем являюсь сейчас. Возможно, мною завладел бы демон, и тогда я стала бы угрозой для людей. Тогда я бы не воссоединилась с Аланом, не встретила бы Шона, и Лидию, и Пабло.
Когда начало темнеть, мы направились в Верхний Ордис. Теперь начиналась новая глава моей жизни, нашей с Аланом жизни. И, кто знает, куда она нас приведет. Но я была более чем уверена, что не отпущу руку Алана…никогда.


Глава 23. Академия Эредеса
Как только мы вернулись в Эредес, в отеле наткнулись на Пабло. Он стоял у моей двери с серьезным выражением лица. Даже когда я подошла ближе, его лицо не изменилось, что сильно меня насторожило. Было две причины такого поведения: либо появилась новая информация про «Рога Веламона», либо пришло время познакомиться с родом Роуз. И я не знала, что из этого хуже. Пабло не просто так скрывался от своей родни так долго, потому я сильно нервничала.
– Моя мать хочет тебя видеть, – сказал Пабло и прошел мимо меня в сторону лифта.
Я тревожно взглянула на Алана. Он улыбнулся и протянул свою руку к моим волосам, после чего спросил:
– Хочешь, чтобы я пошел с тобой? – погладил он меня по голове.
– Хочу, – ответила я, – но пойду одна. Я должна справиться сама, иначе стану слишком зависима от тебя.
– Горжусь тобой, – погладил он меня по щеке.
Пабло нервно начал топать ногой, показывая всем своим видом степень его негодования. Что ж, он оказался моим дядей. Шутки шутками, но вряд ли ему приятно было наблюдать за нашими нежностями. Потому, не получив уже привычного поцелуя, я с хмурым выражением лица направилась в его сторону.
– Веди, – кинула я ему и прошла в лифт, – Как ее хоть зовут, мою бабушку?
– Слушай меня внимательно, – говорил он, пока мы спускались, – говорю всего раз, так как позже за нами будет хвостом бегать Уильям. Есть некоторые правила.
– Серьезно? – взглянула я на него.
– Ни в коем случае не называй ее «бабушкой». Зови просто по имени – Джулия. Веди себя тихо и сдержанно…
– С демоном и то меньше правил было, – фыркнула я.
– Эбигейл! – взглянул он на меня. – Она – не я. Ни в коем случае с ней не шути. Она может показаться милой, но это лишь оболочка. Уже многие столетия она и другие главы из тени управляют Верхним Ордисом. Без них Бог Ордиса – ничто. Думаешь, такие люди могли остаться жизнерадостными?
– Л-ладно, – смирилась я.
– И самое главное: не упоминай при ней Алана!
– Почему это? – воскликнула я. – Мы любим друг…
– Я так сказал! – выкрикнул он, чем сильно меня напугал. – Его семья ниже нашей по статусу. Она не примет его. Более того, если будешь настаивать… – он прикусил губу.
Кажется, я поняла, что здесь происходит.
– Что она сделала? – испуганно спросила я.
– Марго была из семьи музыкантов. Она мечтала стать певицей. Когда я представил ее, как свою возлюбленную, Джулия отняла у нее голос самым жестоким образом.
– Ты поэтому сбежал?
– Мы оба, – поправил он.
– С ней все хорошо? – с надеждой спросила я.
– Да. Она в надежном месте.
– Это хорошо, – облегченно выдохнула, – я ни в коем случае не упомяну про Алана при ней! Клянусь.
– Этого мало. В публичных местах ведите себя как друзья. Уильям следит за всеми нами.
– Поняла.
Все было куда хуже, чем я могла себе представить. Я все еще не была знакома с Джулией, но уже не хотела нашей встречи. В Верхнем Ордисе наши руки связаны. Когда все закончится, здесь нельзя будет оставаться. А пока, я должна сделать все, чтобы стать сильнее. «Рога Веламона» должны исчезнуть из этого мира любой ценой.
Как только вышли из отеля, нас встретил все тот же белый лимузин, у задней двери которого ожидал Уильям в белоснежном костюме.
– Эбигейл, – поклонился он, – прошу простить меня за такое невежество! Во время нашей первой встрече я не узнал в вас дочь Элизабет и Чарльза!
– Все хорошо! – улыбнулась я.
– Садись уже в машину, – раздраженно кинул Пабло Уильяму, – хочу скорее закончить с этим цирком.
Он открыл нам заднюю дверь, после чего занял место водителя. Мы ехали в полнейшей тишине. Сначала я видела в окне знакомые пейзажи и здания, совсем скоро увидела ворота. Когда выехали за их пределы, вокруг были лишь облака. Мы ехали по мосту, и я поняла, что Эредес был уже позади. Тогда я вспомнила о том, что многие Боги живут на собственных островах. Логично было предположить, что семья, которая входит в Совет Шести, живет не в Эредесе.
Спустя некоторое время я увидела белоснежные ворота. Над ними – надпись «Остров Джулия». По бокам находилось несколько человек в белых костюмах. Они увидели Уильяма и поклонились, после чего ворота распахнулись. Машина остановилась у белоснежного дворца, который располагался в центре небольшого острова. Помимо дворца было несколько других невысоких зданий. Остальная территория была покрыта зеленью. Недалеко от дворца я увидела площадку.
– Это теннисный корт. Она любит играть в теннис, – проследил за моим взглядом Пабло. – Это такой вид спорта.
Уильям открыл дверь автомобиля. Как только ступили на землю, начали подниматься вверх и остановились только у белой двери в замок.
– Она очень любит белый цвет, – прошептала я Пабло.
– До тошноты, – ответил он.
Охранники поклонились в знак уважения, и двери распахнулись. Я зашла внутрь. Белые статуэтки, белый пол, стеклянный потолок. Я любила белый цвет, но от него уже кружилась голова. И только теперь до меня дошел смысл фразы «до тошноты». Но, наконец, я увидела новый цвет. Золотые рамы окон, золотые ножки столов, золотые узоры на белых стенах. Уверена, золото настоящее, с ее то статусом.
Уильям шел впереди. Он провел нас по белому коридору. Совсем скоро распахнулась последняя белоснежная дверь. Мы прошли в гостиную, которая по интерьеру сильно напоминала прихожую. Все те же белый и золотой. И только потолок был расписан яркими цветами. Я видела ангелов с крыльями и уродливых демонов, видела облака и черную кровь. Роспись изображала войну сил тьмы и света.
В середине комнаты находился стеклянный стол между двумя белыми диванами на золотых ножках. У дальнего окна – золотой письменный стол, за которым сидела красивая женщина. Я не могла не любоваться. Настолько изящная и элегантная, она казалась неземным созданием. Ее рука медленно вырисовывала буквы на белом листе бумаги. Золотистые кудрявые волосы были собраны в низкий пучок. Белоснежное красивое платье ниспадало до самого пола. Женщина приподняла свои длинные ресницы. Серые глаза врезались в меня с огромной силой, и лишь с трудом я устояла. Даже демон не произвел на меня такого впечатления, как эта особа.
– Пабло, – эхом разнесся спокойный, но резкий голос, – рада тебя видеть спустя столько времени. Как Марго?
– Наслаждается спокойной жизнью, – сказал он сквозь сжатые зубы.
Женщина встала из-за стола и направилась в нашу сторону уверенным шагом, сопровождающимся цоканьем высоких каблуков. Она подошла ближе, и ее взгляд снова оказался на мне.
– Эбигейл, милая, – равнодушно сказала она с натянутой улыбкой, – я так рада познакомиться с тобой.
Сначала Джулия обняла меня, затем поцеловала в щеку. Когда немного отстранилась, взяла мою правую руку в свои.
– Я тоже, Джулия, – улыбнулась я. Играть я умела.
– Проходите, присаживайтесь, – указала она на белоснежный диван. – Скоро подадут чай.
Она присела первой. Пабло направился к дивану, что располагался напротив нее. Я последовала за ним. Уильям поклонился и покинул комнату. Мы заняли свои места, и двери снова распахнулись. Несколько человек на тележках привезли красивый сервиз, а также большое обилие закусок. Они выставили все на стол, налили нам чай в белые чашки и снова скрылись. Джулия элегантно взяла чашку и сделала глоток.
– Итак, Эбигейл, расскажи, как ты жила все это время, – серые глаза снова пронзили меня.
– Мы с мамой жили в Среднем Ордисе в одной деревне…
– «Деревне», – с отвращением повторила она, после чего я снова продолжила.
– Мы жили хорошо, пока однажды, когда мне было тринадцать, в нашем доме я не наткнулась на Аурума. Он убил маму.
В этот момент все окна, как и чашка в руке Джулии, разбились. Как бы строга и сдержанна она ни была, ее дочь убили. Такие чувства непросто держать под контролем. Я это знаю.
– Продолжай, – приказала она.
В комнату зашла девушка в белом костюме и принесла Джулии новую чашку. Она налила туда горячий напиток, после чего скрылась.
– Потом меня нашел Пабло. Он растил меня все это время и обучал.
– Что стало с Аурумом? – Джулия сделала глоток из новой чашки.
– Он потерял все свои силы и превратился в Простолюдина.
– Он все еще жив? – подняла она свой тяжелый взгляд.
Я нервно сглотнула. Джулия разочарована. Что мне ответить? Руки начали трястись. Тогда Пабло ответил за меня:
– Сейчас он молит о смерти. Мои ребята об этом позаботились.
– Что ж, ладно, – Джулия поставила чашку и снова обратилась ко мне: – Тебе известна причина, по которой он искал именно тебя?
Я взглянула на Пабло, неуверенная в том, стоит ли ей говорить правду. Он кивнул. Верно. По ее венам течет та же кровь. Уверена, она знает даже больше.
– Все из-за моей крови. Ему нужна была кровь демона.
– Ты не услышала видимо, – щелкнула языком женщина. – Я спросила, почему нужна именно ты? Почему не Элизабет или я?
– Я… – я нервно начала грызть щеки изнутри, – я не знаю.
– Ты тоже? – перевела она взгляд на сына.
– Предположу, что ты ей была не по зубам. А Элизабет…
– Насчет меня ты прав. Даже если члены этой жалкой организации нападут на меня все разом, они проиграют. Вот только Элизабет не имела ген демона. Не все в нашем роду его имеют. У моей мамы был, у меня есть, у Элизабет его не было, и у тебя нет. До сих пор неизвестно, какие факторы провоцируют его появление, – Джулия взглянула на Пабло. – Теперь я беру опеку над Эбигейл на себя.
– Нет! – вскочил с места Пабло. – Я хорошо о ней заботился все это время…
– И ты неплохо справился. Но на этом твоя роль окончена. О ее сущности мне известно больше.
– Я не позволю тебе сделать из нее свою марионетку! – руки Пабло сжались в кулаки. – Я не отдам ее!
– Я все еще здесь, – осмелилась прервать их я, – не думаете, что стоит спросить меня?
Я больше не могла терпеть. Они говорили обо мне словно о вещи, потому я перестала играть. Пабло немного испугался, опасаясь последствий моего поведения. Джулия же, наоборот, оживилась. Она скривила рот в ухмылке:
– И что же ты хочешь?
– Жизнь под опекой Пабло меня устраивала, – уверенно заявила я. – Но я больше не ребенок и могу жить сама. Так, как я пожелаю. Ни Вы, ни Пабло не сможете заставить меня сделать что-либо против моей воли!
– Я меньшего и не ожидала от дочери Элизабет, – уже недовольно хмыкнула она. – Вся в мать. Что ж, так тому и быть.
– Что? – удивился Пабло тому, как легко она согласилась.
– Но при одном условии! – она стукнула своим длинным ногтем о стол.
– Я так и знал, – вздохнул он.
– Чего вы хотите? – спросила я.
– Ты закончишь Академию Эредеса.
– На кой черт? – воскликнул Пабло.
– Она совсем не знает этикета, как и того, как устроен этот мир. Не хочу за нее краснеть перед другими.
– Идет, – согласилась я без раздумий, цена свободы была не высока, – но при условии, что мои друзья при желании также смогут поступить в нее, несмотря на их происхождение.
– Ох, черт, – пробормотал Пабло.
– Друзья? – повторила Джулия. – Что ж, так тому и быть. Все равно они не выдержат там и недели, если не одарены талантом или связями.
– Именно по этой причине они продержаться, – я вышла из-за стола и направилась в сторону выхода. – Рада была познакомиться, бабушка!
Как только дверь за спиной закрылась, до ушей донесся звук разбитой чашки, а после – громкий смех Пабло. К чаю я так и не притронулась.
– Домой, – кинула я водителю автомобиля, когда села на заднее сиденье.
Машина была другая. Не лимузин, но такая же белая и роскошная. И за рулем был не Уильям, но это меня не волновало. Я взглянула на водителя лишь раз, затем перевела взгляд в окно. Машина двинулась с места, и вскоре белоснежный дворец оказался позади.
Как только прибыла в отель, собрала всех своих друзей у себя в номере и рассказала о том, что произошло ранее. Также сообщила Алану, что необходимо скрывать нашу с ним связь. Он расстроился, но принял это. Мы должны ограничивать себя только на публике. Когда мы наедине, рамки пропадают. И все же мы не собирались задерживаться здесь. Этот мир, Верхний Ордис, не подходил нам обоим.
– Академия Эредеса? – воскликнул Шон. – Ничего нового там не услышу, но, думаю, будет весело!
– Что ж, – улыбнулась Лидия, – уверена, там будет много симпатичных наследников.
– Если ты идешь, – заявил Алан, – то и я.
Я улыбнулась. Если бы отправилась туда одна, мне было бы тяжело. Сила – это еще не все. Я не подходила этому обществу, но если для своей свободы должна обучиться их правилам, так тому и быть. Главное, что мы будем все вместе.
Внезапно в дверь постучали. Когда открыла ее, никого за ней не оказалось, однако на полу стояла белая коробка с золотым бантом.
Я занесла коробку внутрь и вывалила ее содержимое на стол. В ней находилось четыре униформы: две женские и две мужские. Женская состояла из белого пиджака с золотистой каймой и золотого цвета платья до колен с короткими рукавами. В мужскую униформу входили такой же пиджак, белая рубашка с короткими рукавами и белые брюки. На груди каждой униформы находилась золотистая эмблема – крыло ангела с полукруглой надписью снизу «Академия Эредеса». Кроме одежды, в коробке находилось четыре пары белой обуви. Вслед за одеждой из коробки вылетел лист бумаги. Я подняла его с пола. «Не опозорь род Роуз». Посылка пришла от Джулии.
Спустя месяц мы прибыли в школу. У самого входа останавливались многочисленные лимузины различных цветов. Из каждого выходили шаферы и открывали задние двери отпрыскам элитных семей. Мы вышли из белоснежного лимузина, двери которого нам открыл сам Уильям: на этом настояла Джулия, ведь «Роузы не ходят пешком». Мы прошли на территорию школы, которая больше походила на дворец. Она представляла собой роскошное четырехэтажное здание с огромными окнами от потолка до пола и фонтаном у самого входа. Когда оказались внутри, нас встретила девушка с белоснежными волосами в белом брючном костюме.
– Эбигейл Роуз и Алан Хармон? – обратилась она к нам.
– Алан Уэст, – поправил он.
«Хармон также довольно влиятельны в Верхнем Ордисе, – вспомнила я слова Пабло. – Они ниже нас по статусу, но выше большинства представителей своих родов в этой академии».
– Прошу, следуйте за мной, – она с презрением посмотрела на Лидию и Шона. – Вы тоже.
Мы шли следом за девушкой, а на нас оборачивались учащиеся академии. Некоторые перешептывались, однако большинство лишь любопытно наблюдали за нами.
Девушка открыла стеклянную дверь одного из классов. Внутри располагались былые парты с золотистыми мягкими креслами, устремленными в сторону белой стены. В углу стоял стол с десятком разноцветных маркеров. Рядом лежала желтая губка. Вероятнее всего, стена служила в роли доски, а маркеры легко стирались с помощью губки.
Прозвучала красивая мелодия. В класс начали проходить учащиеся и занимать свои места.
– С сегодняшнего дня эти четверо будут учиться с вами. Перед вами Эбигейл Роуз, Алан Хармон, Лидия Раске и Шон Брюне. Надеюсь, вы поладите!
Как только прозвучали наши имена, как и ожидалось, учащиеся сильно оживились. Уверена, не только наши с Аланом фамилии сыграли роль в этом. Их семьи были достаточно влиятельны, чтобы иметь информацию о том, кто стал победителем Турнира Эредеса и, возможно, кто сразил демона.
Стеклянная дверь снова открылась, и в класс зашла девушка с розовыми волосами, внешность которой от почему-то показалась мне знакомой.
– Изи! – воскликнула беловолосая девушка. – Опять опоздала!
– Прошу прощения! – воскликнула она, затем взглянула в нашу сторону.
Сначала ее взгляд метнулся в мою сторону, и она улыбнулась. В глаза бросился уже знакомая татуировка со скрещенными рогами на шее. Затем девушка удивленно посмотрела куда-то за мою спину. Я повернула голову и наткнулась на Лидию, нижняя челюсть которой внезапно начала трястись.
– Надо же, – усмехнулась Изи, – пришла за одной, а нашла двух. Лорд будет счастлив узнать, что его дочь жива.

Нижний Ордис, пещера демона
Девушка в красном платье стояла на самом входе в пещеру. Никто не видел ее, просто не был способен. Ее яркие зеленые глаза были устремлены на сражение противного демона и храброго человеческого дитя. Девочка сражалась с ним почти наравне, но ее личность понемногу пропадала.
Девушка поднесла бокал с красным вином к алым губам. Необходимо было действовать, иначе девочка исчезнет навсегда. Девушка наблюдала за ней всю ее жизнь, наставляла на правильный путь. Еще пару десятков лет, и это человеческое дитя превратиться в сильнейшего представителя своего вида. Еще немного, и, возможно, сможет спасти даже их. Но если демон завладеет ею, не останется и шанса на выживание. На кону стояли жизни не только людей.
И тогда девушка в красном платье вылила немного вина на землю. Всего пара капель напитка создала кровавую лужу перед ее ногами. Она наклонилась и взглянула в свое отражение.
– Амелия, – прошептала она своими красными губами.
Совсем скоро в луже она увидела девушку с длинными кудрявыми волосами.
– Чего тебе? – грубо спросила та.
– Спаси Эбигейл.
– Зачем мне это надо? – фыркнула она. – Хоть она и моя дальняя родственница, на ее судьбу мне глубоко плевать. Пусть Ве́рни…
– Я подарила твоей бабушке кинжал, благодаря которому ты запечатала демона. Твоя бабушка поклялась своей душой, что она и весь ее род должен мне одну услугу. Итак, я повторюсь: спаси Эбигейл, или ты и все твои родные будут мучиться даже на том свете, – девушка говорила монотонно, но каждое ее слово было словно сильный удар.
– Л-ладно, – хмыкнула та и исчезла.
Девушка в красном платье сделала еще глоток с бокала. Ах, как же было интересно наблюдать за этими созданиями! Люди всегда веселили ее. Особенно их лица в момент, когда встречались с ней за золотыми вратами небес. Как же она ждала, когда глаза Эбигейл увидят ее в истинном обличии. Она уже разговаривала с девочкой, но через другие оболочки. Сначала она многие годы помогала Эбигейл, превратившись в бабушку Агату. Затем разговаривала с девочкой в роли гадалки в Верхнем Ордисе. Но как же хотелось пообщаться с ней за бокалом вина в истинном облике.
Внезапный ветер слегка всколыхнул красное платье высшего создания. Она сразу же ощутила присутствие за спиной себе подобного.
– Ты что здесь делаешь? – спросила она, не отрывая глаз от Эбигейл.
Девочка уже разговаривала с мерзким человеком по имени Аурум. Еще с первого с ним общения она невзлюбила его. Даже не собиралась дарить ему бессмертие, но другие настояли на этом. К сожалению, не только она правила на небесах. И не она была выше всех.
– Пришел позвать на собрание, – прозвучал детский голосок за спиной.
– Ты можешь идти, я скоро буду.
– Заставишь его ждать? – усмехнулся мальчик.
Девушка в красном платье раздраженно повернула голову в сторону ребенка. И как вообще он мог быть созданием выше нее самой?
– Хорошо, – вздохнула она и кинула бокал в сторону.
– И как Богиня вообще может тратить свое внимание на таких никчемных созданий, как люди? – начал смеяться ребенок. – Оттого тебя никто и не воспринимает всерьез!
– Заткнись, противный мальчишка! – не выдержала она и сделала шаг из пещеры. – Пошли уже!
Два высших существа исчезли также незаметно, как и появились. И лишь Пабло на миг взглянул в их сторону, почувствовав неземную силу.
Свидетельство о публикации №414599 от 6 июня 2022 года





Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:


Оставлен: 06 июня ’2022   19:58
Очень интересно! А продолжение будет?

Оставлен: 06 июня ’2022   20:01
Спасибо! Планирую в будущем.


Оставлен: 06 июня ’2022   20:00
ОТЛИЧНЫЙ СЮЖЕТ! 

Оставлен: 06 июня ’2022   20:01
Спасибо!


Оставлен: 06 июня ’2022   20:02
Интересная история! Ничего подобного еще не читал!

Оставлен: 07 июня ’2022   08:42
Читабельно, понравилось...
Анонимный


Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

Гений необыкновенный

Присоединяйтесь 




Наш рупор







© 2009 - 2022 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft