16+
Лайт-версия сайта

2. Предки германцев и их соседи

Литература / История, естествознание / 2. Предки германцев и их соседи
Просмотр работы:
04 января ’2013   01:43
Просмотров: 23536

2. ПРЕДКИ ГЕРМАНЦЕВ И ИХ СОСЕДИ

Чтобы разобраться в вопросе о месте формирования прагерманского языка, надо разобраться в связях германских языков с языками других групп. Обычно объясняют эти связи общим происхождением от индоевропейского языка, а дальше, мол, как повезёт. У одних языков сохранилось что-то одно от языка-предка, у других – что-то другое.

Следует всё же понимать, что сведение истории языков к построению усреднённого, в данном случае – индоевропейского, языка стирает конкретные особенности развития отдельных языков. Между тем, есть потребность понимать не только природу общности языков, но и природу появления конкретных сходств в неродственных, казалось бы, языках и частичного сохранения сходств лишь в некоторых из родственных языков. Ясно, например, что время от времени складываются ареальные особенности (явления субстрата-суперстрата и адстрата), которые заставляют диалекты, находящиеся в контакте, расходиться медленнее или даже начать схождение. Выявление параллелей в неродственных языках может пролить свет на древние продолжительные контакты их носителей.

Большую работу в этом направлении совершил уже упоминавшийся выше Ю. Кузьменко. Он рассмотрел развитие прагерманского языка в контексте связей с языками-соседями, в том числе, и не индоевропейскими, следующим образом. Связь с языком А приводила прагерманский к отклонениям от гипотетического ИЕ языка в одном, общем с А, направлении, а с языком Б – то же, но в другом, общем для прагерманского и языка Б, направлении. И так далее. Выявляя такие частные связи между отдельными языками и прагерманским и делая попытку определения их древности, Ю. Кузьменко уточняет историю взаимодействия ранних германцев с их соседями, историю миграций участников этого взаимодействия.

Держа в поле зрения результаты работы Ю. Кузьменко, мы попробуем продолжить работу в этом направлении.

Прежде всего, откажемся от неоправданного сужения поля исследования так называемыми "языками индоевропейской семьи". Ареальные взаимодействия не взирают на степень общности происхождения. Китайский язык иногда включают в гипотетическую сино-кавказскую макросемью языков, однако, в силу наличия серьёзного влияния со стороны соседних языков аустрической макросемьи, он с течением времени начал сильно отличаться от своих северокавказских сородичей.

Если нас интересует уточнение ареалов языков с определением их окружения, то самые заметные маркеры взаимодействия с соседями обнаружатся именно в том случае, если соседи говорят на далеко не родственных языках. Игнорируя же такие маркеры, мы будем приписывать все изменения, происходящие в языках, неким инновациям, каковой термин наводит на мысль о спонтанности таких изменений. Однако некоторые из изменений могут оказаться связанными с изменением языкового окружения. Так одна и та же народная латынь в галльской, италийской и иберийской языковой среде привела к разным языкам.

В меру своих возможностей попробуем исследовать контакты языков германской группы с языками других групп и даже семей.

Какие ареальные особенности, связанные с германскими языками, обратили на себя моё внимание? Это, прежде всего, форма инфинитива. Кузьменко исследует суть вопроса и приводит языки, в которых, как и в германском, инфинитив имеет форму винительного падежа существительных с древней основой на -*o 1). Для нас здесь важно, каковой именно оказалась форма винительного падежа в германском, когда сформировался германский инфинитив. В отличие от оско-умбрской и санскритской аналогичных инноваций, в германских суффиксом инфинитива оказался "-n". При этом, как пишет Кузьменко, со ссылкой на Казанского, в хеттском и греческом исконным инфинитивным суффиксом был -en(-n), причём, имел ли он отношение к винительному падежу существительных в этих языках (аккузативу), пока сказать никто не может, но близость германского суффикса к хеттскому и древнегреческому мы можем уже отметить.

Отметив сходство инфинитивообразующих суффиксов на "-n" в хеттском, древнегреческом и прагерманском (в готском – суффиксы "-an", "-on", в древнеанглийском – суффикс "-an"), обратим внимание на суффикс инфинитива в древнеперсидском: "-æn". Этот суффикс, как и в германских языках, добавляется к глаголу в конкретном времени, только, в отличие от германских, к форме прошедшего, а не настоящего, времени. Форма инфинитива показывает большее сближение древнегерманских языков с древнеперсидским, нежели с прочими языками.
Параллельно отметим, что инфинитив в аккадском 2), супин в латинском 3), инфинитивы в оскском, умбрском и санскрите имеют суффиксы на "-m", соответственно: -UM, -TUM, -OM, -UM, -AM (-TUM) – у них несколько другая история.

Показатели множественного числа имеют следующие особенности:
- в древнеанглийском существительные мужского рода слабого склонения имеют показатель "-an" (в английском несколько одушевлённых существительных сохраняют архаичное "-en", в остальных закрепилось "-s (-es)");
- в готском ряд существительных имеют показатель с "-n-", другие – показатель "-s" (в немецком ряд существительных имеют показатель "-en", а "-s" сохранялся ещё в древневерхненемецком);
- в древнеисландском показатель множественности не содержал "-n-", ср. готск. hairtō – hairtōna; др.-англ. heorte – heortan – но др.-исл. hjarta – hjortu – скандинавские языки "теряли" этот звук во многих случаях;
- в фарси – показатели "- ān" и "-hā" (в таджикском – аналогичные: "-он" или "-?о");
- в семитских языках, согласно Лёзову, показатель множественности во многих случаях содержит "-n-"; в геэзе показатель "-ān", в аккадском есть форма двойственного числа на "-ān" и множественного числа конкретных предметов на "-ānu/-āni", есть формы на "-ūtum/-ūtim" (м.р.) и "-ātum/-ātim" (ж.р.).

Мы видим, что показатели множественного числа в некоторых языках фонетически перекликаются с показателями инфинитивов в этих же языках. В немецком языке также отмечается сходство показателя множественного числа существительных и показателя множественного числа при спряжении глаголов 4). Латинский и санскрит из группы с показателями множественности, содержащими "-n", выпадают. В этих языках другие показатели множественного числа, в других европейских языках – тоже.

В типологии порядка слов в предложении немецкий и голландский языки занимают двойственное положение. Простое предложение и главное предложение в сложном предложении типологически относятся к группе "субъект – действие – объект", типичной для балтославянских языков. Пример: "Я бросал камень". Но в придаточных предложениях у немцев и голландцев типология порядка слов иная, а именно - "субъект – объект – действие", пример: "Я сказал ему, что я камень бросал". Такой же порядок (дополнение перед смысловой частью сказуемого) имеет место в предложениях с глаголами в перфектной форме, например, "Я камень бросил", где служебное "habe" ставится перед дополнением, а причастная форма от "бросать" – после дополнения. Такой порядок – "субъект-объект-действие" – характерен для хеттского, латинского, армянского и большинства индоиранских и алтайских языков, но не характерен для древнеегипетского и кельтских языков ("действие – субъект – объект") и не характерен для балтославянских языков ("субъект – действие – объект"). Будем помнить при этом, что порядок слов во многих языках и ранее был, и сейчас остаётся относительно свободным, а для выражения каких-то исключительных обстоятельств в любом языке возможны отклонения и от привычного порядка слов. У нас речь здесь идёт о наиболее типичном, а не об обязательном, порядке слов.

Отметим, что по типологии порядка слов в предложениях из языков германской группы выделяются немецкий и голландский, причём они занимает промежуточное положение между хеттским, латинским, армянским, индоиранскими и алтайскими языками, с одной стороны, и английским, скандинавскими и балтославянскими языками – с другой стороны. Это может говорить об ином языковом окружении в ходе развития этих языков, нежели у родственных им скандинавских языков и английского.

Фонетических параллелей общегерманский язык имеет, по Кузьменко, более всего с италийскими и балтскими языками. Все параллели с кельтскими языками являются одновременно и параллелями с италийскими языками. Все параллели со славянскими языками являются одновременно и параллелями с балтскими языками, Кузьменко считает, что такая картина является следствием древнего соседства германцев с италийцами, с одной стороны, и с балтами – с другой. В связи с этим, он помещает предков италийцев на север Европы, чтобы древние германцы не имели слишком ранних контактов с кельтами, которых Кузьменко, по традиции, помещает на самом западе Европы. Балты же изолировали древних германцев от предков славян, живших ещё восточнее. Это всё выглядит логично.

Оригинальным явлением в германской фонетике являются так называемые передвижения (у Кузьменко – "перебои") согласных. Остановимся на Первом передвижении. Если коротко, оно состоит в следующем. На многих позициях, где в древних словах большинства индоевропейских языков находятся взрывные и звонкие звуки, в соответствующих родственных словах германских языков оказываются фрикативные и глухие звуки: ср. древнекимрское pimp, где [p] – взрывной, и готское fimf, где [f] – фрикативный (оба со значением "пять"); латинское duō, где [d] – звонкий, и готское twai, где [t] – глухой (оба со значением "два").

А вот в качестве примера передвижения [k] > [h] я приведу фразу из труда Ю. Кузьменко, которая у него служит противоположной цели. Фраза выглядит так:
"Что касается германских заимствований в латинский, где спорадически появляются формы с /k/ на месте германского /χ/ < /kh/, cм. лат. Cimbri, но дат. Himmbersyssel, Himmerland, то эти данные не столь показательны, поскольку могут свидетельствовать не о Первом перебое, а о субституции отсутствующего в латинском германского /χ/ латинским /k/."

В этой фразе априорно подразумевается, что племя кимбров – германское, и если в датском языке германской группы оно произносится с начальным [h], то и в кимбрском германском оно должно произноситься с начальным [h]. Однако латины записали его с начальным [k] – Cimbri – и замену буквы "H" на букву "C" надо как-то объяснить. Кузьменко пытается спасти тезис о германской природе кимбров, говоря о применении латинами буквы "C" для обозначения отсутствующего в латинском жёсткого звука /χ/. Но это очень шаткое предположение, поскольку латинские авторы регулярно использовали для этой цели сочетание "Ch", например, в одном и том же тексте можно наряду с Cimbri встретить слово Chatti "хатты (германское племя)". Так что фразу Ю. Кузьменко о кимбрах можно использовать, наоборот, для подтверждения их названия на [k] и, соответственно, НЕ германской их природы.

Обратим также внимание, что в датских словах встретились два варианта корня: himmer и himmber. Точно то же мы наблюдаем и в древнегреческих словах, связанных с киммерийцами, впоследствии – кимбрами: Κιμμέριοι – киммерийцы; κιμβερικόν – киммерийское платье 5). Так что латины ничего в этом этнониме не меняли, а вот датчане, в силу Первого передвижения, поменяли [k] на [h]. В главе 1 о "двойниках" германцев я приводил ещё и такие соответствия: кавконы > хавки, кадусии > хатты.

В армянском языке тоже имело место передвижение согласных. Но армянское передвижение Ю. Кузьменко не считает как-либо связанным с германским передвижением:
"Армянское передвижение согласных рассматривается как типологически сходное изменение, поскольку нет других армяно-германских эксклюзивных инноваций ни в грамматической системе, ни в фонологической системе, ни в лексике".

Не входя в полемику, касающуюся фонетики, со специалистом высокого класса в этой области, я хочу отметить, что звук [p] в лидийском языке вообще отсутствовал 6) (Лидия – государство на западе Малой Азии середины 1 тысячелетия до н.э., к северу от Карии, рядом с Троадой) – и до сих пор отсутствует в арабском. Арабы персидскую область Парс назвали Фарс, отсюда и арабизированное название персидского языка: фарси. А передвижение [p] > [f] имело место не только в армянском, но и в осетинском языке (назову такие языки "F-языками"). Очень ареальная особенность, это передвижение, и если поверить легенде о троянском происхождении скандинавской элиты, то передвижение [p] > [f] могло произойти у предков скандинавов на западе Малой Азии.

В древненемецких языках некоторое время существовал фрикативный вариант звука [g] - спирант [ɣ]. Такой же звук был характерен для иранских языков. Он сохранился в украинском языке и в южнорусских диалектах. Это обстоятельство стоит запомнить до чтения третьей главы.

Наконец, в немецком языке имеется "твёрдый приступ" (нем. Knacklaut) или гортанная смычка – особый призвук перед слогами, начинающимися с гласных, типа призвука в русском "не-а" перед звуком [а]. Гортанная смычка характерна для семитских и кавказских языков (также для некоторых языков Юго-Восточной Азии, которые здесь нас не интересуют).

Ещё одна особенность германских языков – появление дентального суффикса в слабых глаголах прошедшего времени. Утверждается, что это – сугубо германская инновация. Однако в фарси прошедшее время образуется тоже с помощью дентального суффикса "-t".

Появилось некоторое сомнение в том, что предки германцев, действительно, жили на севере Европы. Размещение предков италийцев на севере, между кельтами и германцами, объясняет поздние контакты германцев и кельтов, но не может объяснить, как получилось, что:
- только германцы и персы имеют дентальные суффиксы для образования прошедшего времени глаголов;
- германцы, будучи носителями "F-языков", обитали в отрыве от других носителей "F-языков", живших в Малой Азии и на Ближнем Востоке;
- германцы в придаточных предложениях и в предложениях со сложными сказуемыми применяют порядок "субъект-объект-действие", типологически характерный для хеттского, латинского, армянского и индоиранских языков и не характерный для северных языков балтов и славян;
- имеют "-n-" в одном из показателей множественного числа, как в персидском и семитских языках, при отсутствии этой особенности в других европейских языках;
- имеют "-n-" в показателе инфинитива, как в хеттском, древнегреческом и персидском языках, при отсутствии этой особенности в других европейских языках.

Перечисленные особенности, я бы сказал, соответствуют размещению предков германцев – то есть людей, говоривших на прагерманском языке – между персами и семитами. То есть там, где историки размещают германиев, ариев-мидян, утиев и гутиев – двойников собственно германцев-тунгров, гариев, ютов и готов (последние называли себя gut-thiuda, а свой язык – tugga [tuŋga]).

Если ядро формирования прагерманского языка было на Ближнем Востоке и киммерийцы были предками кельтов-бриттов, то для того, чтобы латины могли разделять прагерманцев и пракельтов, латины тоже должны иметь родиной Юго-Западную Азию. Придётся отдельно заниматься латинами. Но о кельтах кое-что можно сказать сейчас. В очерках "О происхождении кельтов" и "Где и когда разделились кельты" я локализовал общих предков гойделов и бриттов – киммерийцев – на Северном Причерноморье, в междуречье Дона и Волги и к северу от Кавказа в период ~ 13 – 11 вв. до н.э., а до того – в районе Южного Урала (см. очерк "Что мне показывают поля диалектов"). Климатические неурядицы и давление кочевников с востока привели к уходу киммерийцев с этих мест двумя путями, один из которых шёл через Кавказ на юг. Таким образом, первое появление предков кельтов (уточняю: предков кельтов-бриттов) в Закавказье произошло после 11 в. до н.э. (начало киммерийских набегов в Закавказье 7)), то есть до этого времени ближневосточные предки германцев с предками кельтов регулярных контактов не имели. А с предками латинов (и других италийцев) – предки германцев контакты иметь могли, но об этом позже, когда дело дойдёт до предков латинов.

Сформулировав гипотезу о происхождении прагерманского языка на Ближнем Востоке и в Малой Азии, мы должны попытаться определить время, когда прагерманцы принесли эти особенности на север Европы.
Первое, что может нам помочь – это обращение к истории мореплавания.
Предположим, что предки германцев жили на севере Европы, на полуострове Ютландия и соседних побережьях Северного и Балтийского морей. Естественно предположить, что у прибрежных жителей, к тому же располагающих руслами крупных северных рек, за многовековое время обитания у воды сформировался опыт передвижения по воде на каких-то плавсредствах. Будь германцы коренными жителями побережья северных морей или мигрировали бы к ним до 1 тысячелетия до н.э., они бы освоили кораблестроение сами. Потому что к Скандинавии в это время даже финикийцы не ходили, они только-только Испанию осваивали.

Действительно, жители Скандинавии времён скандинавского бронзового века, судя по наскальным изображениям гребных судов, опытом мореплавания обладали. Наскальные изображения в Южной Швеции (например, в Бохуслене), относимые к бронзовому веку (1800 - 500 гг. до н.э.), говорят, что у тамошних жителей-земледельцев в это время уже были многовесельные ладьи 8). В начале 1 тысячелетия до н.э. заимствовать корабельные термины в Скандинавии было не от кого - верно?

Под предками германцев мы, повторим, будем понимать людей, говоривших на языке, родительском по отношению к языкам современной германской группы, то есть на языке, уже выделившемся из какой-бы то ни было языковой общности большего масштаба, включающей в себя предковые языки других языковых групп. Если свидетельства наличия гребных судов у прибрежных жителей севера Европы оставлены прагерманцами и если по каким-то причинам эти жители в ходе истории не растеряли навыков судостроения, то следовало бы ожидать наличия в языках германской группы древних оригинальных мореплавательных терминов.

Поищем в языках германской группы архаичные мореплавательные термины. Некоторое время назад была сформулирована гипотеза "догерманского субстрата", согласно которой в германских языках присутствуют слова, - в том числе, и термины мореплавания – которые не могут быть объяснены гипотезой о некогда существовавшем праиндоевропейском (ПИЕ) языке. А значит, принадлежали какому-то древнему северному не индоевропейскому народу.

Однако термины мореплавания, якобы принадлежавшие догерманскому субстрату, оказались при внимательном рассмотрении либо сводимыми к гипотетическому ПИЕ языку, либо заимствованными из древнегреческого языка (может быть, даже из догреческого субстрата), не имеющими реконструированных ПИЕ предков. Среди первых – страны света (North, East, South, West – в англ.), среди вторых – название существенной детали древнего гребного судна – люка для весла, предка современной уключины. Уключина – это один из важных элементов гребного судна, создающий опору для каждого весла как рычага, что позволяет грести более эффективно, чем, например, в каноэ, где незакреплённое весло надо удерживать обеими руками.
В английском, немецком и голландском языках название этой важной детали гребного судна заимствовано из древнегреческого языка.
Общеиндоевропейского слова с таким значением найти не удаётся. В словаре ПИЕ этимологий С. Старостина, во всяком случае, его нет, да и кораблестроения во времена ПИЕ единства, похоже, ещё не было. Какие-то простые плавсредства, конечно, были, поэтому "ручка весла" в словаре есть: *(s)kelǝm-. Считается, что это слово породило родственные хеттское, древнегреческое, армянское, германские и балтские слова (все эти языки взаимодействовали друг с другом на юге). Но даже при наличии ПИЕ-реконструкта значения производных слов варьируют от "уключина" в древнегреческом и "ручка руля, просто ручка, крышка люка" в германских и армянском – до "пень, корень, обрубок" в балтских языках и "полено" в хеттском. Не очень однозначное слово, это *(s)kelǝm-.

Привожу слова, которые, без сомнения, имеют значение "уключина" (язык - слово):

- древнегреческий – σκαλμός "весельный колок, уключина"
- испанский – escálamo
- турецкий – ıskarmoz

- древнегреческий – θαλαμιά "люк для весла, уключина", с кустом родственных слов, имеющих значения "нора", "комната" и т.п.
- английский – thole
- немецкий – Dolle
- польский – dulka
- литовский – dilė
- эстонский – tull

- литовский – įkaba
- чешский – havlenka, havlinka
- албанский – hallkë

Первая группа слов – оригинальное древнегреческое σκαλμός и заимствования в испанский (с иберским "вставным" "e-" в начале слова, так называемая "протеза") и турецкий, совсем не индоевропейский язык. Судя по языкам в цепочке (испанский и турецкий) и семантике "весельный колок", это относительно поздние заимствования.

Вторая группа слов – очевидная цепочка заимствований с упрощением слов по мере удаления от древнегреческого оригинала – θαλαμιά – включает в себя и слова германской группы. Заканчивается эта цепочка словом эстонского языка, также не индоевропейского. Люк для весла – древнейшая конструкция уключины, наиболее примитивная. Сам оригинал, судя по множеству родственных слов с разными значениями, является древним словом. (Английское слово "rowlock" - буквально: "гребной замок" - так же как и слова, родственные русскому "уключина" относятся к более поздней конструкции типа "замок для весла").

Третья группа слов – это тройка из литовского, чешского и албанского слов, возможно, связанных общим происхождением. Семантика литовского слова įkaba – "сцепление" – отражает, по-видимому, поздний конструктив типа "rowlock". Разброс слов со значением "уключина" в балтских и славянских языках говорит о неодновременном появлении кораблей у разных групп балтов и славян, а их семантика "замок для весла" – о более позднем происхождении, чем древнегреческое θαλαμιά. Поляки, в частности, заимствовали (или перезаимствовали в позднее время) этот термин от немцев, судя по сходству Dolle и dulka..

Из приведённого сравнения следует, что наиболее древние названия уключины как люка для весла восходят к древнегреческому θαλαμιά. Из древнегреческого языка они были заимствованы несколькими европейскими языками, в первую очередь – предками английского и прочих языков германской группы. Это означает, что предки германцев осваивали кораблестроение на примере древних эллинов, то есть не ранее 8 в. до н.э. К "серийному производству" кораблей греки перешли ко времени греко-персидских войн, когда обстоятельства заставили бороться за превосходство на море. А это произошло только в первой половине 5 в. до н.э.

Если бы прагерманцы осваивали кораблестроение раньше, то есть у финикийцев или египтян около 1 тысячелетия до н.э., термин для уключины в германских языках был бы иным.

Однако есть шанс, что слово θαλαμιά, несмотря на развитый куст родственных слов, само было заимствовано греками в далёкой древности, скажем, у тех же пеласгов. Древнегреческое слово θάλασσα (аттический диалект - θάλαττα), имеющее значение "море", имеет часть основы, совпадающую с частью основы слова θαλαμιά. А суффиксы "-ss-", "-tt-", которые мы видим в приведённых словах со значением "море", считаются пришедшими из языка пеласгов. Тем более, что, по Геродоту, аттическое наречие имеет связь с языком пеласгов, которые там проживали до изгнания их афинянами 9). Пеласги – северный по отношению к эллинам народ (об этом см. в главе 1) – были мореходами, и, теоретически, могли ходить по Дунаю на север, вплоть до земель германцев, если последние уже успели туда мигрировать. Там пеласги могли поделиться технологией построения плавсредств и соответствующей терминологией, от которой и произошли германские thole, Dolle и т.п. Могли даже поставить алтарь на Рейне, посвящённый Одиссею (имя пеласгского происхождения), и участвовать в переправке балтийского янтаря в Элладу. Гомер, рассказывая в "Одиссее" о финикийцах, привозящих на юг янтарь, мог счесть излишним описывать прочие каналы доставки красивой смолы.

В этом случае шведские ладьи скандинавского бронзового века могли быть построены прагерманцами, если только сами пеласги и не были прагерманцами – опять мы подошли к этой возможности, но уже без посредничества ионян. Но этот красивый вариант истории германцев наталкивается на серьёзные трудности. Первое: согласно Тациту, у "материковых" германцев в 1 в. н.э. не было флота 10), он был только у скандинавских свионов (в виде двуносых кораблей, могущих причаливать к берегу любым концом). То есть за то время, пока все морские державы наращивали морскую мощь, германцы по какой-то причине растеряли её без остатка. Есть и еще один вопрос: почему германцы, поселившись на севере Европы, скажем, в начале 1 тысячелетия до н.э., за 1000 лет не перешли нигде к оседлому типу ведения хозяйства 11), кроме как в Южной Скандинавии? Несмотря на то, что за 2000 лет до них люди культуры Шнуровой керамики устраивали там же, на севере Европы, долговременные поселения 12).

А двуносые корабли свионов Тацита – они-то когда возникли, при каких обстоятельствах?
Тацит в книге III "Истории", говоря о восстании бывшего раба Аникета (имя греческого происхождения, "Непобедимый") на юго-восточном побережье Чёрного моря в 69 г. н.э., пишет о камарах, двуносых судах, которые, как и корабли свионов, могут причаливать к берегу любым концом 13). Я не стал исследовать вопроса о камарах, потому что до меня современные исследователи о камарах уже писали следующее (http://militera.lib.ru/h/snisarenko/06.html):

"Достоверных изображений камар не сохранилось. Близ Варны обнаружена гробница, возможно дающая такое изображение. На ее внутренней стене найден рисунок узкой длинной ладьи «с сильно приподнятыми и одинаково заостренными носом и кормой» и с мачтой, несущей треугольный парус (86, с. 75). Ни одна деталь этой фрески не противоречит тому, что писали Тацит и Страбон о камарах! Во всяком случае это не греческое и не римское судно, и оно в некоторых деталях напоминает галльские суда, виденные Цезарем.
Происхождение названия «камара» тоже не вполне ясно. Страбон уверенно говорит, что это слово греческое. Но Геродот называет камарой вавилонскую крытую повозку (кибитку), Диодор — сводчатую комнату, похожую на кибитку, Гомер такого слова вовсе не знает. Значит, оно восточное? Скорее всего, да. Удивительная аналогия двойному значению «Камары» имеется в тюркских языках: «кибит» означает и крытую повозку, и небольшой глинобитный дом (особенно в Средней Азии).
Другое истолкование термина исходит из того, что это искаженное греками местное название, означающее просто «лодка»: hamarogi черкесов, hamagque аджарцев. Но кабардино-черкесский язык едва ли мог возникнуть намного раньше XIII в., когда в литературе встречается первое упоминание черкесов, а древнейшие сведения об аджарцах содержатся в армянских источниках. В армянском же языке слово hambary являет собой кальку обоих значений греческой «Камары», как и грузинское kamara."

Если оставить в стороне странное заключение о появлении черкесского языка "из ниоткуда" чуть раньше XIII века, то мы увидим, что и этимология слова "камара", и "обоюдоострая" конструкция лодки имеют кавказское происхождение. Напомню, что и предки галлов – кельтов-бриттов – мигрировали в Западную Европу из Закавказья (в киммерийские времена 8 – 7 вв. до н.э.), о чём, помимо прочего, свидетельствует и сохранившийся в звуковом ряде кимрского языка черкесский звук, выражаемый диграфом "лъ" в адыгейском и диграфом "ll" в кимрском. Отсюда, возможно, и сходство галльских судов с камарами.

Вместо того, чтобы обнаружить следы древней причастности северного германского народа к судостроению, мы обнаружили что конструкция кораблей с носом и кормой одинаковой формы могла быть заимствована свионами, живущими "среди самого океана", у черноморских "варваров". При этом командир варваров имеет греческое имя греческого происхождения, успел побывать командующим римским флотом, а его подручные строили камары с необычайной скоростью – то есть имели опыт такого строительства. Вряд ли Аникет ("Непобедимый", др.-греч.) и его подручные были свионами из Скандинавии: ведь "пограничные с Понтом племена" в отрывке из "Истории" Тацита – это и не германцы, и не даки, о которых он вёл речь в предыдущих главах, – это закавказские племена юго-востока Причерноморья. Кавказское происхождение слова "камара" выдаёт направление заимствования технологии и терминов. Интересно, не связано ли со словом "камара" название средневековых торговых судов викингов "кнорр"? Во всяком случае, свои боевые корабли викинги называли по-южному, а не оригинально: слово "драккар" происходит опять-таки от древнегреческих слов δράκων "дракон" и κάραβος "краб", с 7 в. – "корабль", изначально из др.-егип. слова со значением "скарабей".

Значит, многовесельные ладьи на скалах Скандинавии в бронзовом веке рисовали какие-то другие народы, но это тема другого разговора.

Исследовав корабельную тему, мы вновь возвращаемся к предположению о миграции носителей прагерманского языка на север Европы с её юга во второй половине 1 тысячелетия до н.э. как к наименее спорному.

Если описанные в начале главы морфологические, фонетические и синтаксические особенности прагерманского языка возникли в результате тесного ареального взаимодействия носителей прагерманского языка с носителями хеттского, древнегреческого, иранских и семитских языков, то одного только заимствования древнегреческой уключины для подтверждения такого взаимодействия было бы маловато. Поэтому, не останавливаясь на уключинах, поищем другие лексические следы контактов прагерманцев с носителями названных языков, а также носителей прочих южных языков, с которыми южные прагерманцы могли бы вступать в контакты.

Первая группа таких следов обнаруживается в базовой лексике древнегерманских языков. Значения слов базовой лексики представлены в так называемых списках Сводеша – слова с этими значениями, по договорённости между лингвистами, считаются наиболее консервативными в любом языке, менее других склонны к заменам на заимствования и неологизмы или к исчезновению из лексикона. Значения слов базовой лексики во многих интересующих нас языках выражены родственными словами, благодаря чему они и выделены в отдельную семью языков – индоевропейскую. В этих случаях нас будет интересовать фонетическая близость слов разных языковых групп, особо, если она соизмерима с фонетической близостью слов внутри одной какой-нибудь группы.

Прежде всего, изучим значения из списка Сводеша, для которых известны слова из самого древнего письменного индоевропейского языка – хеттского. Наш выбор группы слов связан с тем, что у хеттского языка мы уже обнаружили одну морфологическую общность с германскими языками – а именно, суффикс инфинитива, содержащий "n". Стало быть, мы вправе ожидать и некоторой общности лексического "инвентаря" в хеттском и германских языках, несмотря на кажущуюся изоляцию носителей этих языков друг от друга, если исходить из существующего представления о германских народах, как об исконно северных – при том, что хетты, оторвавшиеся ранее прочих от индоевропейского единства, жили всё оставшееся время в Западной Азии.

Кроме этого, нас будут интересовать слова отдельных германских языков, для которых не нашлось внятной ИЕ этимологии, – в силу того, что эти слова могут выдавать особенности окружения носителей этих языков в какой-то из исторических периодов. По большей части, эти слова я брал из Online Etymology Dictionare (OED) Дугласа Харпера, сверяясь со словарём индоевропейских этимологий (ИЕЭ) С.А. Старостина. Есть несколько цитат из этимологического словаря М. Фасмера. Если же германским словам не удаётся найти сближений со словами других языков – то эти слова мы пока обойдём вниманием. Так же поступим со словами, которые имеют фонетические сближения с аналогами в большинстве ИЕ языков без особых предпочтений, напр., числительные 2, 3, местоимение "ты", существительное "еда" и т.п. Эти варианты для нас не информативны.

1. я
а) хетт. uk; тох. А ñ-uk; гот. ik, др.-сакс. ik, др.-англ. ic, др.-норв. ek; лат. ego, др.-греч. ἐγώ [ego];
б) арм. es; лит. àš, лтш. es; др.-рус. азъ; др.-инд. ahám, авест. azǝm, др.-перс. adam.
Древнегерманским словам фонетически наиболее близки хеттское, тохарское (А), латинское и древнегреческое слова, содержащие заднеязычные взрывные звуки [g] или [k] (слова, характеризующие эти языки, как кентумные).
Армянское, индоиранские и балтские и славянские слова, не содержащие заднеязычных звуков, заметно от них отличаются (слова сатемных диалектов).

2. кто
а) хетт. kuish; лат. quis; гот. hwas, др.-англ. hwa;
б) др.-греч. ποῖος; валл. pwy;
в) др.-инд. kah (Skt); лит. kas; др.-греч. ион. κοῖος; авест. ko; др.-рус. къто; ирл. ce.
Лабиовелярные сочетания, кроме древнегерманских, содержат только хеттское и латинское слова.
Ионийский диалект древнегреческого не имеет начального [p] в местоимениях, как и балтославянские языки: др.-греч. [po] > ион. [ko], др.-греч. [pe] > ион. [te].

3. много
а) OED, many: O.E. monig, manig "many, many a, much," from P.Gmc. *managaz (cf. O.S. manag, Swedish mången, O.Fris. manich, Du. menig, O.H.G. manag, Ger. manch, Goth. manags), from PIE *menegh- "copious" (cf. O.C.S. munogu "much, many," O.Ir. menicc, Welsh mynych "frequent," O.Ir. magham "gift"). Уникальный случай исключительного сходства германских и славянских слов. В кельтских наблюдается изменение значения на "часто" и "дар".
б) ИЕЭ, all: хетт. humant-; лат. omnes, omnia; гот. {iumjōns} "множество"; готскому слову единственно близки хеттское и латинское слова.
Учитывая значение "множество" для готского слова из б), можно было бы предположить родство б) и а), что не вызывает удивления.

4. длинный
OED, long: O.E. lang "long," from P.Gmc. *langgaz (cf. Old Frisian, Old Saxon lang, O.H.G., German lang, O.N. langr, M.Du. lanc, Dutch lang, Gothic laggs "long"), perhaps from PIE *dlonghos- (cf. L. longus, Old Persian darga-, Persian dirang, Skt. dirghah, Gk. dolikhos "long," Gk. endelekhes "perpetual," L. indulgere "to indulge") – ИЕЭ отделяет долгий от long.
ИЕЭ выделяет для long: ср.-перс. drang, перс. dirang, др.-греч. λόγχη "копьё", германские – как у OED, лат. longus, алб. gjátё (dial. gljátё).
ИЕЭ выделяет для долгий:
а) хетт. daluki- (у Фасмера здесь же: daluga-); др.-греч. δολιχός; ст.-слав. длъгъ, польск. dɫugi;
сюда же, видимо, следует отнести из статьи OED "long" др.-греч. ἐνδελεχής "непрерывно, постоянно" и лат. indulgere "потакать, давать волю";
б) др.-инд. dīrghá-, авест. darǝga, др.-перс. darga-;
в) лит. ìlga-, лтш. il̃gs (о времени);
г) особняком по значениям, хотя и близко фонетически к лат. indulgere, стоят германские: гот. tulgus "надёжный, устойчивый", др.-англ. tulge "надёжно, устойчиво", др.-сакс. tulgo "очень".
Фасмер считает длина родственным долгий. Я считаю, что длина родственна long, length.
Здесь к древнегерманским словам ближе всего латинское слово (а хеттское слово очень близко к славянским).

5. огонь
5.1. OED, fire: O.E. fyr, from P.Gmc. *fuir (cf. O.S., O.Fris. fiur, O.N. fürr, M.Du., Du. vuur, O.H.G. fiur, Ger. Feuer), from PIE *perjos, from root *paewr- (cf. Armenian hur "fire, torch," Czech pyr "hot ashes," Gk. pyr, Umbrian pir, Skt. pu, Hittite pahhur "fire").
Мои впечатления. Родственны и фонетически более близки гот. hauri "костёр", хетт. pahhur, арм. hur. Здесь выделились хеттское, готское и армянское слова.
5.2. ИЕЭ: хетт. agnish, др.-инд. agni, лат. ignis, др.-лит. ungnis, лтш. uguns, др.-рус. огнь. В эту группу не попали древнегерманские слова. Первый раз, когда хеттские родственны славянским при отсутствии родственных германских (см. ткж. 7.2).
Примечание. Турецкое слово yangın "пожар" созвучно словам со значением "огонь" в балтских, славянских, др.-индийском, латинском и хеттском.

6. новый
а) хетт. newash, кимр. newidd, др.-греч. νέος, др.-англ. neowe, др.-сакс. niuwi, гот. niujis; в этой группе слов германские, хеттское, кимрское и древнегреческое слова выделяются наличием гласного переднего ряда после "n", в отличие от слов групп б) и в);
б) др.-инд. návya-, авест. nava-, лит. naũjas;
в) арм. nor, др.-норв. nǖr, тох. А ñu, тох. Б ñuwe, ирл. nūe; лат. novus, др.-рус. новъ

7. вода
а) хетт. watar, др.-сакс. watar, др.-англ. wæter, гот. wato, др.-норв. vatn, мари wǝt – эта группа слов имеет начало, близкое к [vat], тем и отличается от прочих; здесь только германские и хеттское слова;
б) тох. Б yot 'vital fluid, broth', манси üt́, сельк. yt;
в) др.-инд. udaká-, авест. vaiδi- "водоток", лит. vanduõ, лтш. ûdens, лат. unda "волна", др.-рус. вода, мокша ved́, эрзя väd́; эвенк. udun "дождь";
г) др.-греч. ὕδωρ, умбр. utur, кимр. dwr; арм. jour;
д) фин. vesi, венг. víz, манси wit́;
е) ирл. u(i)sce, алб. ujɛ, монг. ус, тур. su, кит. shui
Латинское и иранские слова обособились, к ним примкнули древнегерманские слова со значением "река":
а) лат. aqua, гот. ahwa "река", др.-сакс. aha "поток", др.-англ. ēa "река, поток", др.-норв. ā "поток";
б) хетт. hapas "река"; перс. âb, аналогично в других иранских.
Группа с aqua интересна исключительной близостью латинского и германских слов – особенно, готского и латинского. В палеобалканских языках "вода": фрак. *akele, фриг. ΑΚΑΛΑ.

8. звезда
Хетт. haster, др.-греч. ἀστήρ [(h)aster], арм. ast(ә)l, лат. stella, осет. стъалы, гот. stairno, др.-сакс. sterro, др.-англ. steorra, др.-норв. stjarna, кимр. s(t)eren, др.-инд. str̥ṇas мн.ч., авест. staras-ča мн.ч., др.-перс. setāre, тох. А śre (pl. śreñ) и тох. Б śćirye. Собрались слова всех языков – германские, хеттское, древнегреческое; армянское, латинское и осетинское ([r] > [l]); индо-иранские, кимрское (точнее – бриттские слова), тохарское (А) и тохарское (Б) значительно искажены.
В этой группе нет балтославянских слов: др.-рус. звѣзда, польск. gwiazda, лит. žvaigždē̃, лтш. zvaizde, zvàigzne.
Примечание. В русском есть слова, по-видимому, родственные западным "звёздам": "стерна", "стырь" и "стрела" (жесткие, длинные, направленные предметы). "Гвоздь", возможно, родственен "звезде", так же, как др.-греч. "stauros" и др.-англ. "steor" ("шест", "руль") родственны др.-греч. "(h)aster".
В этой группе нет и кельтских-гойделских слов: др.-ирл. rétglu, ирл. réalta, возможно, они близки к чуваш. çăлтăр, кирг. жылдыз, тур. yıldız, алб. yll. Гойделские слова, как и в группе с uisce "вода", оказались фонетически близкими к словам языков алтайской группы.
В словах со значением "звезда" проявилось обособление северных балтославянских языков и возможные особые древние контакты кельтских гойделских языков с восточными языками.

9. зола
ИЕЭ: хетт. hassa- "очаг", гот. *azgō, др.-англ. äsce, äxe, др.-норв. aska, др.-инд. ā́sa-, арм. ačiun, др.-греч. ἄζω "жечь, сушить", тох. А, Б ās- "сушить", лат. āreo "сушить"; я добавлю сюда абхазск. ахуа "зола", кабардинск. и адыг. яжьэ "зола", возможно, и яп. hai.
Примечание. В русском есть слово "ясень" = "ash-tree"; ясень любит зольные почвы более, чем большинство других деревьев. Ясень – "зольное дерево". Ср. ткж. др.-исл. askr "ясень" и aska "зола", алб. hirit "ясень" и hiri "зола", арм. hаçi "ясень" и ačiun "зола". В монгольском "зола" – яшил мод (есть синонимы, напр. үнс "зола"), также некоторые словари дают яшил мод "ясень" - калька с английского (ash-tree)?
Слова со значением "зола" созвучны в языках германской группы, древнеиндийском, армянском, абхазском, кабардинском, адыгском и монгольском (?) языках; в хеттском hās, hāss- "зола", близкое hassa имеет значение "очаг", а в древнегреческом [(h)adzo] и латинском areo имеют значения "жечь, сушить".

10. собака
а) ИЕЭ: хетт. śuwanis; др.-инд. ś(u)vā́, gen. śúnaḥ (Фасмер: c̨vā, c̨únas); лит. šuõ, gen. šuñs, лтш. suns, gen. sun̨a; авест. spā, gen. sūnō, spaka-; арм. šun, gen. šan; Фасмер: ср.-перс. sabah, мидийск. σπάκα; др.-рус. собака;
б) лат. canis, др.-греч. κύων; тох. А, Б ku, косв. пад. kon; др.-ирл. cū, gen. con, кимр. ci, pl. cwn; брет., корн. ki;
в) гот. hunds, др.-норв. hundr, др.-англ., др.-сакс. hund.
Второй случай, когда древнегерманские слова оказались фонетически далёкими от хеттского и латинского. При этом древнегерманские слова имеют значительное сходство друг с другом и некоторое с древнегреческим, тохарскими и кельтскими (с точностью до передвижения [k] > [h]), а хеттское – близко к древнеиндийским. Возможно, это древние слова, которые после сближения хеттов, латинов и германцев не подверглись соответствующему фонетическому сближению (и не были заимствованы). Славянских родственных в этой группе мы не нашли, собака считается иранским заимствованием.

11. птица
Хетт. suwais; лат. avis, фр. oiseau (?). Здесь древнегерманских слов нет, родство хеттского слова с романскими под сомнением.
"Птица (орёл)": а) хетт. harassa (ИЕЭ: hara(n)) "орёл", гот. ara "орёл", др.-англ. earn "орёл", др.-сакс. arn "орёл";
б) др.-греч. ὄρνις "птица", др.-норв. orn "орёл";
в) арм. oror "чайка", др.-ирл. irar "орёл"; ср.-брет. erer "орёл", кимр. eryr "орёл";
г) др.-рус. орьлъ "орёл", лит. erẽlis, лтш. ḕrglis.
К древнегерманским словам ближе всего хеттское.
Латинское слово и ряд древнегерманских не попали в группу с хеттским словом, OED, eagle: from O.Fr. egle, from Old Provençal aigla, from L. aquila "black eagle," fem. of aquilus, often explained as "dark colored" (bird); see aquiline. The native term was erne (ИЕЭ: earn?). ИЕЭ вписал нем. Adler в первую группу, хотя нем. Adler и ст.-прованс. aigla выглядят более близкими, чем нем. Adler и др.-сакс. arn, например. Почему лат. слово обособилось, наряду с названием рыбы aquilus "скат-орляк"?

12. жирное
а) ИЕЭ: хетт. salpa- "экскременты (собачьи – Hunde Kot)"; тох. А ṣälyp, тох. Б ṣalype "жир"; гот. salbōn "мазь", O.E. sealf (salf) "мазь", sealfian "мазать", др.-фриз. salvia, др.-сакс. salva "мазь"; др.-инд. sarpís- n., sarpi- n. "очищенное масло", sr̥prá- "скользкий, маслянистый, гладкий";
б) др.-греч. ἀλοιφή "жир, сало", ὄλπη "пузырёк для масла"; алб. ǵaĺpε "масло". Албанское и древнегреческие слова стоят несколько особняком в фонетическом смысле; хеттское, тохарские и древнегерманские – фонетически близки, древнеиндийское – где-то рядом ([l] > [r]).
Фасмер, жир: "Согласно Мi. ЕW (411), связано с жить, как пир : пить... Против этого возражает Лиден ... ввиду расхождения в знач. Он разделяет žirъ и žiti и сравнивает первое с арм. gēr "жирный, плодородный", греч. χοῖρος "поросенок". ... которые связываются, далее, с жрать". С арм. словом из статьи Фасмера очень близко др.-ирл. geir "жир". В пользу связи жир с жить говорит и параллельная цепочка: др.-греч. λίπος "жир" – O.E. lifer, O.N. lifr, O.Fris. livere, M.Du. levere, Du. lever, O.H.G. lebara, Ger. Leber "liver"="печень" (орган, накапливающий жир) – O.E. lifian (Anglian), O.N. lifa "to live, remain", O.Fris. libba, Ger. leben, Goth. liban "to live"="жить".
В статье Фасмера "жир" нет хеттского слова, но интересны связи значений "печень", "жир", "жизнь".

13. рог
ИЕЭ: а) хетт. karawar (r/n); др.-греч. κέρας; лат. cornūs; кимр., брет., корн. karn "копыто", галл. kárnon вин. пад. "трубу, рог", ср.-ирл. crū "копыто"; здесь ближе к хеттскому только древнегреческое;
б) гот. haurn, др.-норв., др.-англ., др.-фриз, др.-сакс. horn; древнегерманские несколько отстоят от латинского и кельтских, с точностью до передвижения [k] > [h];
в) авест. srū-, srvā- "рог, ноготь на руке или ноге".

14. перо
а) OED, feather: Old English feðer "feather," in plural, "wings," from P.Gmc. *fethro (cf. Old Saxon fethara, Old Norse fioþr, Swedish fjäder, Middle Dutch vedere, Dutch veder, Old High German fedara, German Feder), from PIE *pet-ra-, from root *pet- "to rush, to fly" (see petition (n.)).
ИЕЭ, feather: др.-фриз. fethere "перо", дат. : fjär, fjeder "перо";
б) хетт. pattar n. (r/n) "полёт", piddai- в т.ч. "летать"; др.-инд. pátati, patáyati "летать, парить", páttra- "крыло, перо", patáṅga- "летающее насекомое", pataga- "птица, крылатое или летающее животное" – "птаха"?; авест. pataiti "летит", fra-ptǝrǝǰāt- "птица"; др.-греч. πέτομαι "летать, выпадать, парить" (pétomai̯, pétamai̯, íptamai̯, aor. ptǟ̂nai̯, ptz. ptā́s, ptásthai̯, ptésthai̯, petasthē̂nai̯, ft. ptǟ́somai̯, pf. kat-éptǟka `fliegen'; potǟ́ f. `das Fliegen, der Flug', ptǟ̂si-s f. `id.'; ptǟnó- `beflügelt, flügge', potáomai̯ `fliegen, flattre', pōtáomai̯ `id.', ptǟ̂ma (Suid.) `Flug').
Я добавлю лат. petere "бросаться, устремляться; лететь, взлетать".
Фасмер, перо: "... лит. sраr̃nаs "крыло, сень (перен.)", лтш. spā̀rns – то же, др.-инд. parṇám "крыло, перо, сень", авест. раrǝnа- "перо", д.-в.-н. farn "папоротник". Далее связано с переть, парить (Мейе, Ét. 238; RЕS 5, 10; М.–Э. 3, 987; Кречмер, KZ 31, 427). Менее вероятно сравнение с греч. πτερόν "перо, крыло", πέτομαι "лечу", др.-инд. pátram, páttram "крыло, перо", д.-в.-н. fedara "перо"".
Точка зрения М. Фасмера слегка расширена по отношению к точке зрения С. Старостина: в ИЕЭ πτερόν не сближается с πέτομαι, при том, что последнее, действительно, сближено с páttra-, как и у Фасмера.
Древнегерманские слова со значением "перо" ближе всего, с точностью до передвижения [p] > [f], к древнеиндийскому ("перо, крыло"), древнегреческому ("перо, крыло"), латинскому ("летать") и хеттскому ("полёт") словам.

15. нога, стопа, пята
а) ИЕЭ, foot: хетт. pat- (pata-) "нога, стопа" (?); тох. А päts, тох. Б patsa "дно", тох. А peṃ, тох. Б paiyye "под, основание"; др.-инд. pā́d, acc. pā́dam, gen. padáḥ; авест. pad- "нога, стопа"; арм. votk; др.-греч. πούς, ποδός; др.-русск., ст.-слав. пѣшь πεζός; гот. fōtus, др.-норв. fȫtr; fet n. "шаг", др.-швед. fiatur, др.-англ. , др.-сакс. fot, нем. Fuß ; лат. pēs, gen. pedis, умбр. peři, persi; алб. pɛrpoš "внизу"; древнегерманские слова фонетически ближе всего к армянскому слову;
б) мои соображения: сюда же, с др.-греч. πεζός "пеший" – др.-русск. пята, ст.-слав. пѩта, болг. пета, сербохорв. пета, вин. ед. пе̑ту, словен. рẹ́tа, чеш. раtа, слвц. рätа, польск. pięta, в.-луж. рjаtа, н.-луж. рětа, полаб. р́ǫ́tа; лат. fundus "дно"; лит. pėdà, вин. pė́dą "стопа, след ноги", pėdė "ступня (чулка)", лтш. pę̂ds м. "след ноги", pę̂da "подошва, стопа" – потому что далее у Фасмера идёт др.-инд. раdám "след ноги, стопа", как в а) у С.А. Старостина. Исчезающий носовой согласный в корне встречается и в других случаях: англ. wind – рус. ветер; лит. vanduo – рус. вода (эпентеза?).
Хеттское слово в а) ближе всего к тохарским, славянским и индоиранским.

16. звено / колено, член
16.1.
а) OED, knee: O.E. cneo, cneow "knee," from P.Gmc. *knewam (cf. O.N. kne, O.S. kneo, O.Fris. kni, M.Du. cnie, Du. knie, O.H.G. kniu, Ger. Knie, Goth. kniu), from PIE root *g(e)neu- (cf. Skt. janu, Avestan znum, Hittite genu "knee;" Gk. γόνυ "knee," gonia "corner, angle;" L. genu "knee").
ИЕЭ: хетт. genu, лат. genu, др.-греч. γόνυ, тох. Б keni, гот. kniu, др.-сакс. knio, др.-англ. cneow, др.-норв. kne, арм. cunr;
б) Skt. janu, Avestan znum, рус. звено.
Как и в случае с "Я", сгруппировались кентумные языки: помимо древнегерманских – хеттское, латинское, тохарское (Б), древнегреческое и армянское слова. Сатемные слова фонетически заметно отличаются от приведённых кентумных, ср. гот. kniu и рус. звено.
16.2. ИЕЭ, колено: хетт. halija "становиться на колени", тох. А kolye "копыто", тох. Б kolyi "копыто", лит. kelis, ирл. glun, алб. гег. glju, др.-греч. κῶλον "член тела, преим. конечность", др.-рус. колено / член. В эту группу не попали древнегерманские слова, но хеттское родственно тохарским, албанскому, ирландскому, славянскому и древнегреческому. Слова со значением "колено" обособили латинский и древнегерманские языки.

17. сердце
а) хетт. ker / kard, др.-греч. κῆρ, κέαρ / καρδία, гот. hairto, др.-норв. hjarta, др.-инд. hr̥d, др.-англ. heorte, лат. cor, ирл. cride, кимр. craidd. Аналогично пп. 1 и 8, кентумным древнегерманским словам близки фонетически хеттское, древнегреческое и латинское слова, к ним добавились древнеиндийское, ирландское и кимрское слова; армянское примкнуло к сатемным балтославянским и иранским;
б) др.-рус. сьрдьце, авест. zǝrǝdā, осет. зæрдæ, др.-лит. širdès, лат. sir̂ds, арм. sirt.
Примечание. По Старостину, у индоеропейских слов есть ностратическое родство с картвельскими словами со значением "грудь": груз. mḳerd-, сван. mǝč̣wed-, muč̣od-, мегрел. ḳǝdǝr-, ḳidir-. Возможно, индоевропейские слова имеют связь и с тур. yürek "сердце".

18. живот, кишки
а) хетт. kuttar (r/n) "часть тела под шеей, но над грудью", лат. guttur "зоб"; др.-англ. guttas (pl.) "кишки; мужество"; монг. гэдэс "кишки; мужество"; алб. guxim "кишки, мужество";
б) гот. qiþus "живот, чрево", др.-англ. cwið "живот, чрево", др.-норв. kviδr "желудок, живот, чрево" (другие др.-сканд. – аналогичны), др.-верх.-нем. quiti "вульва";
в) тох А kāts, тох. Б kātso "живот, желудок, внутренности, чрево";
г) лат. botulus "кишечник", англ. bowel.
В группе а) весьма близки по смыслу и фонетически хеттское и латинское слова, немногим дальше – древнеанглийское и монгольское слова; албанское – ещё дальше, но оно совпадает с древнеанглийским и монгольским и в прямом, и в переносном смыслах. В группе б) – древнегерманские слова, получившие несколько иное фонетическое и смысловое развитие, но близкие к группе а).

19. грудь, лоб, бок
Хетт. istarna- "середина"; др.-греч. στέρνον "грудь", др.-рус. сторона "сторона"; др.-англ. steornede "смелый", др.-верх.-нем. stirna "лоб". Здесь есть семантические расхождения значений: середина, сторона, лоб, смелый, грудь – при фонетической близости хеттского, древнегерманских, древнегреческого и древнерусского слов. Фасмер на подобном основании отрицает сближение др.-рус. бокъ "бок" и др.-англ. bæc "спина" (см. ниже "спина").
Есть отдельная группа слов с гот. brusts "грудь", др.-рус. брюхъ "брюхо"; др.-англ. brēost "грудь", др.-фриз. briāst; brust, burst, borst "грудь", др.-норв. brjōst "грудь"; др.-ирл. brū, gen. bronn "живот", bruinne "грудь", кимр. bru "живот", bronn "грудь"; брет. bronn, bron "грудь"; сюда же я бы отнёс и древнегреческое βρόγχος [broŋhos] "дыхательное горло, трахея", поскольку и германские слова семантически связаны с дыханием: ср. англ. breast "грудь" и breath "дыхание". Здесь древнегерманские слова сближаются с кельтскими, древнерусским (и другими славянскими) и древнегреческим словом.

20. пить, глотать
а) ИЕЭ: хетт. pas- "глотать"; др.-инд. pāti, inf. pā́tave, pā́tavaí "пить"; pītí- "выпивка"; pā́na- n. "питьё, напиток"; др.-греч. πίνω "пить", ποτής "питьё"; др.-рус. пити (Фасмер: сюда же рус. пьяный, поить; моё предположение: пасти "кормить"?); лит. puotà "напиток"; лат. pōtāre "крепко выпить"; алб. pī "пить";
б) лат. bibere "пить"; др.-ирл. ib- "пить", др.-кимр. iben "пьющий"; др.-инд. píbati "пьёт" (Фасмер: сюда же рус. пиво).
Здесь слова группы а) примерно одинаково близки друг к другу, при отсутствии древнегерманских слов.
Древнегерманские слова имеют обособленное происхождение, OED, drink: O.E. drincan "to drink," also "to swallow up, engulf" (class III strong verb; past tense dranc, pp. druncen), from P.Gmc. *drengkan (cf. O.S. drinkan, O.Fris. drinka, Du. drinken, O.H.G. trinkan, Ger. trinken, O.N. drekka, Goth. drigkan "to drink"), of uncertain origin, perhaps from a root meaning "to draw." Not found outside Germanic.

21. лежать
а) хетт. laggar, лат. legere, др.-греч., λέγω, гот. lagjan "lay", др.-сакс. liggian, leggian, др.-норв. liggja, др.-англ. licgan, тох. А lake "ложе", тох. Б leke "ложе", ирл. lige "ложе";
б) осет. лæууын "находится", др.-инд. līyate (Skt), др.-рус. лежати, кимр. lle "место".
Примечание. Турецкое yalan связано ли с индоевропейскими словами (ср. с осет. лæууын)?
Слова со значениями ЛЕЖАТЬ, КЛАСТЬ и семантически близкими сходны практически во всех ИЕ языках. Несколько большее сходство – у древнегерманских, древнегреческого, хеттского, латинского, ирландского и тохарских (значение "ложе") слов.

22. говорить, казать
OED, say: хетт. shakiya "заявлять", др.-сакс. seggian, др.-норв. segja, др.-англ. secgian, лат. insequo, ирл. insce "речь", лит. sakyti, др.-рус. сочити "искать". Здесь мы видим хеттское, древнегерманские, латинское, ирландское, литовское и древнерусское слова.

23. видеть
OED, see: хетт. shakuwa, гот. saihwan, лат. sequor, др.-сакс. sehan, др.-англ. seon, др.-норв. sja. Здесь только древнегерманские, хеттское и латинское слова. Сходство готского saihwan и хеттского shakuwa, между которыми более тысячи лет истории, впечатляет.
Славянские и индоиранские слова обособлены, ИЕЭ: др.-инд. vindáti, vitté "находить", авест. paiti-vīsǝm "замечен", др.-русск. видѣти, лат. videō, -ēre, гот. witan "быть начеку; др.-сакс. wīsōn "проведывать", др.-англ. wītan "обвинять; добавлю др.-греч. εἴδω [(h)ido] – ещё один пример соответствия древнегреческого придыхания латинскому "v" [w].
Примечания.
1 В словаре ИЕ этимологий С.А. Старостина нет слов, родственных see, но есть seek и слова, родственные видеть, и со значением "находить" (в др.-инд.), близким к значению слова seek "искать", как у слова сочити.
2 Герм., лат. и хетт. "видеть" похожи на "показать" и "сказать" в этих же языках" (англ. see, say, show, ср. с "о-с-вещать и вещать", "по-казать" и "с-казать"). По-видимому, это говорит о семантической близости понятий "звучать" и "светить" для древних людей.

24. знать, понимать, уметь, осознавать
а) ИЕЭ: хетт. kanes- "признать"; тох. А knān- "знать", тох. Б nān- "появиться, показаться"; арм. canauth "известный"; др.-греч. γνώμων "знаток", γνῶσις "знание, узнавание, известность"; гот. kunnan "знать", др.-норв. kunna (kann) "знать, уметь", др.-англ. cennan "объяснять", cnāwan "признать, осознать", др.-фриз. kanna, kena "признать, осознать", др.-сакс. kunnan; kunst "способность", др.-франк. kund; kennan "знать"; лат. nōsco (gnōsco) "признать, осознать"; алб. ńoh "знаю";
б) др.-инд. jānā́ti "знает", jñātár- "знаток"; авест. zanā-t_, zanąn "осознаёт", znātar- "знаток"; др.-рус. знати; лит. žinóti "знать", лтш. zinât "узнать".
К древнегерманским словам ближе остальных слова хеттского и тохарского А языков.

25. шить
ИЕЭ: хетт. suel-, suil- "нить"; др.-инд. sī́vyati "шьёт", sevana- "шитьё, вышивание", sū́tra- "нить, струна", sūci-, sūcī́ "игла"; др.-рус. шити, шиıѫ; лит. siū́ti, siuvù "шить", лтш. šũt, šuju "шить" (особо ср. хетт. šum(m)anza "веревка" и др.-прус. schumeno "сапожная дратва"); гот. siujan, др.-норв. sǖja, др.-англ. siowian, др.-фриз. siā, др.-сакс. siuwian "шить"; лат. suō, -ere, suī, sūtum "шить". Сюда же, думаю, рус. сую, совать вместе с хетт. šuu̯āi- "толкать, теснить, двигать", др.-инд. suvati "приводит в движение", насмотря на отсутствие такого сближения у Фасмера.
Здесь ближе всего фонетически хеттское, латинское и древненорвежское слова, глагол в 1 лице похож и в латышском. Если зачесть сую, то проявилось сходство хеттского и слав. слов.

26. небо, облако, туман
26.1.
а) хетт. nepis- "небо"; др.-инд. nábhas- "дымка, облака, пар", nábha- "небо, атмосфера"; авест. nabah- "воздушное пространство, небо"; др.-греч. νέφος, νεφέλη "облако, туча"; др.-рус. небо, небеса; др.-англ. neowol (nifol, nihol, nihold, nēol, niwol) "стелиться, простираться, пасть глубоко", Old Norse: nifl-hel "преисподняя", nifl-heimr "мир", nifl-vegr "тёмная дорога"; njōl, njōla "мгла, ночь", др.-фриз" neval "туман", Old Saxon: neval "мгла, тьма", др.-верх.-нем. nebul "мгла" (8.в.); лат. nebula "дымка, туман; пар, дым; облако"; др.-ирл. nem "небо", nēl, gen. niuil "облако, туман", ирл. neamh "небо"; кимр. nef "небо", niwl, nifwl "облако, туман", брет. nef "небо".
б) лит. debesìs "облако", лтш. debess "облако".
Наиболее близки к древнегерманским (со значениями "мгла, туман") хеттское, древнеиндийское, авестийское, древнегреческое, древнерусское и латинское слова. Кельтские тоже близки. Это слово, пожалуй, стоит отнести к малоинформативным.
26.2. ИЕЭ: хетт. kammara- "облако, пар, дым" (Tischler 472-473 without convincing etymologies); гот. himins, др.-норв. himinn; др.-англ. heofon, др.-фриз. himul, himel, др.-сакс. himil; hevan "небо". Здесь только хеттское (под сомнением у С. Старостина) и древнегерманские.

27. ветер
OED, wind: Old English wind, from P.Gmc. *wendas (cf. Old Saxon, Old Frisian, Middle Dutch, Dutch wind, Old Norse vindr, Old High German wind, German Wind, Gothic winds), from PIE *we-nt-o- "blowing," from root *we- "to blow" (cf. Sanskrit va-, Greek aemi-, Gothic waian, Old English wawan, Old High German wajan, German wehen, Old Church Slavonic vejati "to blow;" Sanskrit vatah, Avestan vata-, Hittite huwantis, Latin ventus, Old Church Slavonic vetru, Lithuanian vejas "wind;" Lithuanian vetra "tempest, storm;" Old Irish feth "air;" Welsh gwynt, Breton gwent "wind"). По-видимому, наиболее близкими к древнегерманским словам оказываются хеттское слово huwantis, латинское ventus и кельтские (бриттские) слова gwynt, gwent.

28. гора, возвышенность
28.1. ИЕЭ: а) хетт. parku- "высокий", pargatar (r/n) "высота", parkija-, park- "возвышаться"; тох. А, Б pärk- "возникать, подниматься"; тох. А pärkär, тох. Б pärkare "длинный"; я бы рискнул добавить сюда и др.-греч. πύργος "башня, вышка";
б) др.-инд. br̥hánt- "высокий, большой, широкий"; авест. bǝrǝz- "высота, гора"; н.-перс. burz "высота, гора"; Фасмер, берег: арм. barjr "высокий", ст.-слав. брѣгъ "берег, склон"; гот. baírgahei "горы"; кимр. bre "гора, холм", ирл. brí "гора"; алб. burg "гора, горный хребет".
OED, barrow: "mound," Old English beorg (West Saxon), berg (Anglian) "barrow, mountain, hill, mound," from P.Gmc. *bergaz (cf. Old Saxon, Old Frisian, Old High German berg "mountain," Old North bjarg "rock"), from PIE root *bheregh- "high, elevated" (cf. Old Church Slavonic bregu "mountain, height," Old Irish brigh "mountain," Sanskrit b'rhant "high," Old Persian bard- "be high"). Obsolete except in place-names and southwest England dialect by 1400; revived by modern archaeology.
Здесь, в б), к древнегерманским наиболее близки албанское, старославянское и древнеирландское слова.

29. тёплый, греть
OED, warm:
а) Old English wearm, from P.Gmc. *warmaz (cf. Old Saxon, Old Frisian, Middle Dutch, Old High German, German warm, Old Norse varmr, Gothic warmjan "to warm"), Hittite war- "to burn"); OCS varu "heat," variti "to cook, boil;" and Lithuanian verdu "to seethe."; древнегерманские слова наиболее близки хеттскому и старославянским;
б) from PIE *gwher- (cf. Sanskrit gharmah "heat;" Old Persian Garmapada-, name of the fourth month, corresponding to June/July, from garma- "heat;" Armenian jerm "warm;" Old Irish fogeir "heated"; the root also may be connected to that of Old Church Slavonic goriti "to burn";
в) Greek thermos "warm;" Latin formus "warm," fornax "oven".

30. взрослый, старый
ИЕЭ: а) хетт. karu "более ранний"; тох. А, Б kwär- "стареть"; др.-норв. karl "человек, старший", др.-англ. ceorl "свободный человек";
б) др.-греч. γέρων "старый"
в) ст.-слав. зьрѣти "зреть"; др.-инд. járati, jī́ryati "становится дряхлым, трухлявым, стареет", járant- "старый, дряхлый", jā́ras "дряхлость"; авест. zarta- "немощный от старости"; арм. cer "старый".
Хеттское, тохарские и древнегерманские слова – наиболее близки друг к другу.

31. далёкий
OED, far: O.E. feorr "far, remote, distant, to a great distance, long ago," from P.Gmc. *ferro (cf. O.S. ferr, O.Fris. fer, O.N. fjarre, Du. ver, O.H.G. ferro, Ger. fern, Goth. fairra), from PIE *per- "through, across, beyond" (cf. Skt. parah "farther, remote, ulterior," Hittite para "outside of," Gk. pera "across, beyond," L. per "through," O.Ir. ire "farther").
Здесь ближе всего к древнегерманским (с точностью до передвижения [p] > [f]) хеттское и древнеиндийское слова.

32. имя
ИЕЭ: а) хетт. laman-; тох. А ñom, тох. Б ñem; др.-инд. nā́man-; авест. nąman-, др.-перс. nāma; гот. namō, др. норв. nafn, др.-англ. nama, др.-фриз. noma, др.-сакс., др.-франк., др.-верх.-нем. namo; лат. nōmen, умбр. nome, numem; ятвяж. nom(in)s;
б) арм. anun; др.-греч. ὄνομα; др.-ирл. ainm n-, pl. anmann, ср.-кимр., корн. hanow, ср.-брет. hanff, hanu ("h" в бриттск. словах – под влиянием др.-греч. придыхания?)
в) ст.-слав. имѩ; др.-прус. emnes, emmens, алб. geg. emǝr, tosk. ǝmǝn
К древнегерманским словам фонетически ближе всех древнеиндийские, древнеиранские, тохарские и италийские слова.

33. лёд
OED, ice: Old English is "ice" (also the name of the rune for -i-), from P.Gmc. *isa- (cf. Old Norse iss, Old Frisian is, Dutch ijs, German Eis), with no certain cognates beyond Germanic, though possible relatives are Avestan aexa- "frost, ice," isu- "frosty, icy;" Afghan asai "frost."
OED обнаружил возможность родства английского ice со словами языков иранской группы. Добавлю фарси yakh, курдское yex, мокшанское aej. Но у Т. Михайловой читаем примеры с хеттским аналогом и многими уральскими аналогами: "This has parallels not only in Hitt. ega-, agan ‘ice,’ ekuna ‘cold’ (IEW: 503), but also in Finn. jää, Hung. jég, Liv. jej, Mord. jej, ej, Lapp. jiegŋâ, Vogul. jöäŋk, also meaning ‘ice’" 14). Наиболее близки к древнегерманским, пожалуй, иранские слова, далее – финно-угорские и только затем – хеттское слово.

34. шерсть
а) ИЕЭ: хетт. ḫulana- (Иванов); др.-русск. вълна; лит. vìlna "волосок", pl. vìlnōs "шерсть", лтш. vil̃na "шерсть"; др.-греч. λῆνος, дор. λά̄νος "шерсть"; лат. lāna "шерсть"; ср.-ирл. olan "шерсть"; кимр. gwlan "шерсть", корн. gluan "шерсть";
б) Фасмер: др.-инд. ū́rṇā (руно?) "шерсть", vā́ra- "щетинка", válśa- "побег, ветвь"; авест. varǝnā (ИЕЭ: varǝsa- "росток", "ветвь");
в) ИЕЭ: хетт. hulija-, гот. wulla, др.-норв. ull, др.-верх.-нем. wolla "шерсть"; лат. vellus "руно".
К древнегерманским словам ближе других хеттское слово.

35. ночь
ИЕЭ: хетт. neku- "вечер"; тох. А nakcu, тох. Б nekcīye "ночью"; др.-инд. nak, nákti- "ночь"; др.-греч. νύξ, νυκτός "ночь"; др.-русск. ночь, ст.-слав. ношть "ночь"; лит. naktìs, лтш. nakts "ночь"; гот. nahts, др.-норв. nōtt, nātt, др.-англ. niht, др.-сакс. naht "ночь"; лат. nox, род. noctis; кимр. nos "ночь"; алб. natɛ "ночь".
К древнегерманским ближе других балтские и древнеиндийское слово.

Группы слов с нижеследующими значениями встретятся нам дважды, в связи с семантической близостью двоек неродственных групп слов, причем только в одной из групп в каждой из двоек есть хеттский аналог.

36-1 широкий (плоский)
ИЕЭ: а) хетт. palhi- "широкий"; алб. špaɫ "ясный"; др.-инд. pr̥thú- "широкий"; авест. pǝrǝɵu- "широкий";
ИЕЭ: б) др.-ирл. lār, кимр. llawr "плотная поверхность"; арм. lain "широкий";
ИЕЭ: в) лат. plānus "плоский, ровный"; лтш. plā̂ns "плоский", лит. plãnas "ток, гумно";
ИЕЭ: г) др.-греч. πλάξ "плоскость, равнина", πλατύς "широкий"; лит. plokščias "плоский"; др.-рус. плоскъ "плоский", пластъ "слой";
Фасмер: лит. platùs "широкий"; сюда же др.-англ., др.-сакс. flat, др.-норв. flatr "плоский, др.-верх.-нем. flezzi "пол";
ИЕЭ: д) др.-англ. flōre; flōr "пол".
Здесь при широком разбросе фонетики родственных слов в одном языке и с учётом передвижения [p] > [f], к древнегерманским словам со значением "плоский" ближе других древнегреческое, литовское и латинское слова (см. пп. в, г) со значением "широкий".

37-1 умирать
ИЕЭ: хетт. mer- (mir-) "отмирать"; др.-инд. márate, mriyáte "умирать", maŕta- "смертный, человек", mara-, māra- "смерть"; mǝrǝta- "умерший", mǝrǝɵyu- "смерть", др.-перс. amariyata "он умер"; арм. mard "человек", ma(r)h "смерть"; βροτός "смертный, человеческий"; др.-рус. мерети "умирать"; лит. mir̃ti "умирать", лтш. mir̃t "умирать", ятв. mard "смертный"; др.-норв. morð "смерть", др.-англ. morðor, гот. maurþr "убийство"; лат. morior, morī, mortuus sum, moritūrus "умирать"; др.-ирл. marb, кимр. marw "мёртвый".
К древнегерманским словам ближе других латинские, ятвяжское и армянское слова.

38-1 резать
ИЕЭ: хетт. iskar- "колоть"; тох. А kärṣt-, тох. Б kärst- "отрезать"; др.-инд. kr̥ṇāti, kr̥ṇoti "ранить, повредить, убить"; арм. khorem "чешусь"; др.-греч. κείρω "стричь"; лит. skìrti, лтш. šk̨ir̃t "отделять"; др.-норв. skera "резать", др.-англ. sceran, scieran "стричь, обрезать", др.-сакс. skeran "стричь".
ИЕЭ: хетт. kartai- "обрезать"; тох. Б kertte "меч"; др.-инд. kr̥ntáti, kártati "резать, отрезать"; авест. kǝrǝntaiti "режет", перс. kārd "нож"; др.-греч. κορμός "ствол, бревно (как обрезки?)"; др.-рус. черести "резать"; лит. kir̃sti "ударить (топором, мечом, кнутом)", лтш. cìrst "рубить"; алб. ḱeɵ "стричь".
У меня сильное впечатление, что эти группы слов родственны. И добавил бы рус. скрести "чесать". Итог подведу, как если бы это была одна группа. Древнегерманские слова фонетически ближе к балтским и к древнегреческому, в предположении, что "s-" – приставка.

Подведём краткие итоги по исследованной части слов списка Сводеша, в которой для древнегерманских слов известны хеттские аналоги.
Гипотеза об относительно более интенсивных контактах предков германцев с хеттами ярко подтвердилась, словам базовой лексики древних языков германской группы чаще всего фонетически и семантически наиболее близки хеттские аналоги – 27 случаев из 35:
1 2 3? 5 6 7 8 9 11 12 14 16 17 18 19 21 22 23 24 25 26 27 29 30 31 32
34

Сходств так много и некоторые настолько разительны, при разнице возрастов письменных свидетельств более тысячи лет, что можно было бы счесть хеттский язык одним из предков прагерманского. Ср. готское saihwan "видеть" и хеттское shakuwa "видеть" – в каком языке, кроме готского, можно найти такое подобие хеттскому слову? Объяснить этот результат только субъективностью в оценке фонетических сходств слов вряд ли возможно. Даже если ввести 20%-ю поправку на возможные разногласия разных сравнивающих субъектов (каковая поправка мне кажется завышенной), то хеттские слова всё равно окажутся чаще сходными с древнегерманскими словами, нежели слова других древних языков.

Далее лишь в 19 случаях наблюдается относительная фонетическая близость древнегерманских и латинского слов (из них 15 случаев совпадают со случаями германо-хеттских сближений):
1 2 3? 4 8 13 14 16 17 18 21 22 23 25 26 27 32
36 37

В 12 случаях наблюдается относительная фонетическая близость древнегерманских и древнегреческого слов (из них 10 случаев совпадают со случаями германо-хеттских сближений):
1 6 8 9 10 14 16 17 19 21 26
36

Фонетические соответствия древнегерманских слов со словами прочих языков выражены существенно слабее. В 8 случаях близки древнегерманские и тохарские слова (из них 7 случаев совпадают со случаями германо-хеттских сближений):
1 10 12 16 21 24 30 32

Древнеиндийские слова (8 случаев, 7 совпадают с германо-хеттскими сближениями):
8 9 12 14 17 26 31
35

Кельтские слова (7 случаев, из них 5 случаев совпадают с германо-хеттскими сближениями):
6 8 13 17 21 27 28

Армянские слова (6 случаев, из них 4 случая совпадают с германо-хеттскими сближениями):
5 8 9 15 16
37

Славянские слова (5 случаев, из них 4 случая совпадают с германо-хеттскими сближениями):
3 19 26 28 29

Балтские слова встречаются среди ближайших тоже 5 раз (если не зачитывать одиночное ятвяжское слово).
Для сравнения выполним такой же анализ по отношению к вышеприведённым словам древнерусского языка. Наиболее близкими фонетически к древнерусским словам для каждого из значений спика Сводеша оказались слова следующих языков (цифры обозначают номера выше рассмотренных слов со значениями из списка Сводеша):
1- иран.-авест. и балт.-лит.
2- иран.-авест. и кельт.-ирл.
3- др.-герм.
4- хетт., др.-греч. и лат.
5- хетт., др.-инд. и балт.
6- лат. и тох. Б
7- иран.-авест. (vaiδi- "водоток") и финно-угор.(!)
8- балт.
9- лат. (solum "почва")
10- иран.
11- балт.-лит. (erẽlis "орёл")
12- кельт.-ирл. и арм.
13- балт. (лит. rãgas "рог", мн. ragaĩ, лтш. rags, др.-прусск. ragis)
14- др.-греч. πτερόν "перо, крыло"
15- хетт., тох., др.-инд, иран.-авест., балт. (кстати, полабская "пята" с носовым "о" в корне ближе к древнегреческому, готскому и древнесаксонскому)
16- др.-греч и кельт.-ирл.
17- иран., балт.-лит., арм.
18- балт. (лит. gyvatà, др.-прусск. giwato "жизнь")
19- хетт., др.-греч., др.-герм.
20- др.-инд., др.-греч., алб., хетт. (pas- ~ пасти)
21- др.-инд. (в наибольшей степени)
22- балт.-лит.
23- лат. (в наибольшей степени)
24- др.-инд., иран.-авест., балт.
25- хетт., балт., лат., др.-герм.
26- хетт., лат.
27- др.-инд., иран.-авест., балт.-лит.
28- др.-герм., кельт.-ирл., алб. (брѣгъ "берег, склон"); др.-инд. giríṣ, авест. gairi-, ср.-перс. gar, gīr "гора" (здесь также просматривается появление "i" на месте славянских "о", ткж. в укр. мн.ч. гiри)
29- хетт. и др.-герм. (др.-рус. варити); лат. tереō, -ērе "быть теплым", tepidus "теплый"
30- др.-инд., иран.-авест. (ст.-слав. зьрѣти "зреть")
31- хетт. daluki-
32- балт.-прус., алб.
33- балт. (лит. ledùs "лед", лтш. lędus "лед", др.-прусск. ladis)

Для древнерусского и старославянского языков имеем:
14 случаев заметного сходства со словами балтских языков (чаще – литовского);
9 случаев – со словами авестийского языка иранской группы;
8 случаев – с древнеиндийскими словами;
8 случаев – с хеттскими словами;
7 случаев – с латинскими словами;
5 случаев – с древнегерманскими словами;
4 случая – с кельтскими (только ирландскими) словами;
3 случая – с албанскими и 2 случая – с армянскими;
1 случай (слова со значением "вода") фонетического сходства со словами уральской семьи языков (финно-угорская группа).

В той же группе значений из списка Сводеша, для которых мне известны хеттские аналоги и где к древнегерманским словам чаще всего фонетически наиболее близкими были хеттские слова, древнерусским (старославянским) словам наиболее близкими, со значительным отрывом, оказались слова балтских языков. Далее плавно убывает количество сходств с древнерусскими словами у индоиранских, латинских (отстают в 2 раза от балтских), хеттских и др. слов. Эти данные отображают характер ареального влияния на праславянский язык, и они показывают, что прагерманский язык формировался вдали от ареала формирования праславянского языка, в отличие от балтских языков. Кроме того, возникло впечатление, что формирование праславянского языка происходило вдали от ареала финно-угорских народов, но этим надо заняться в другой раз.

Конечно, ИЕ родство древнегерманских слов из списка Сводеша с балтскими или славянскими словами во многих случаях имеется, но фонетически эти древнегерманские слова заметно отличаются от соответствующих балтских или славянских слов. Это говорит о длительной относительной удалённости носителей балтских и славянских языков от ареала формирования прагерманского языка, в отличие от носителей хеттского, латинского и древнегреческого языков (ср. 5 случаев фонетического сходства древнегерманских слов базовой лексики со славянскими словами – и 27 – с хеттскими, 19 – с латинскими и 12 – с древнегреческими). Несмотря на дистанцию порядка полутора тысяч лет между памятниками хеттского языка и памятниками древнегерманских языков, фонетическая близость между словами базовой лексики этих языков оказалась большей, чем между словами кельтских и древнегерманских языков – современников и соседей в позднейшее время. Эта фонетическая игра очень ясно показывает, что предки германцев были в намного более тесных контактах с хеттами, нежели с носителями других языков.

С другой стороны, вывод Вяч. Вс. Иванова о древней уникальной близости хеттского, праславянского, прабалтского и праармянского языков 15) и вывод Ю.К. Кузьменко об отсутствии германо-славянских инноваций, которые не были одновременно и балтскими 16), говорят о том, что хетты в далёкой древности обитали между прабалтославянами и прагерманцами, а на закате своей государственности жили в тесных контактах с древними греками, предками латинов, германцев и с митаннийскими ариями – носителями диалекта санскрита. Более близкому древнему соседству хеттов и славян, по крайней мере, не противоречит несколько большая общность со славянскими словами хеттских слов со значениями из списка Сводеша, нежели у слов древнегерманских языков – 8 случаев сходства хеттских и славянских слов против 5 случаев сходства древнегерманских и славянских слов. Мы помним, что сходств древнегерманских и славянских слов в списке Сводеша больше, но для этих случаев сходства нам не известны хеттские аналоги, и в данное сравнение их включение не было бы корректным.

Некоторые из древнегерманских слов со значениями из списка Сводеша, для которых хеттские аналоги не известны, мы всё же рассмотрим. Они интересны тем, что для них нашлись неожиданные соответствия в других языках, иногда – при отсутствии иных надёжных этимологий.

36-2 широкий
OED, broad: O.E. brad "broad, flat, open, extended," from P.Gmc. *braithaz (cf. Old Frisian bred, Old Norse breiðr, Dutch breed, German breit, Gothic brouþs (в англо-готском словаре - braiþs), of unknown origin. Not found outside Germanic languages. No clear distinction in sense from wide.
Есть древнегреческое βραδύς "медленный". Известно, что чем шире речной поток, тем медленнее течение, и применительно к течению можно ожидать переноса значения "широкий" на слова, родственные греческому слову со значением "медленный". Аналогично, в физике массивные частицы (как отличные от безмассового фотона) называются брадионами, т.е. не "тяжёлыми", а "медленными", – потому что они принципиально не могут двигаться со скоростью света, только медленнее.

37-2 умирать
ИЕЭ: англ. die, dead, death имеют родственные слова только в германских, армянском (di "труп"), латинском (fūnus "смерть") и кельтских (OIr duine "человек (смертный?)", OIr dīth "смерть", кимр. dyn "человек") языках. Есть любопытное созвучие др.-англ. dead со старославянским дѣдъ "дух умершего предка", украинским дiд, родств. латышскому dẽdêt, dẽ̯du, dẽdēju "чахнуть, слабеть телом" (по Фасмеру).

38-2 резать
OED, cut: possibly Scandinavian, from North Germanic *kut- (cf. Swedish dialectal kuta "to cut," kuta "knife," Old Norse kuti "knife"), or from Old French couteau "knife." Однако есть ещё созвучие с монгольским хутга "нож" (выше мы встречались с яшил "ash" и другими монгольскими аналогами германских и кельтских слов).

39. все, каждый
OED, all: Old English eall "all, every, entire," from P.Gmc. *alnaz (cf. Old Frisian, Old High German al, Old Norse allr, Gothic alls), with no certain connection outside Germanic.
Однако, есть др.-греч. ἁλής "собранный в кучу, соединённый вместе", греч. όλα "все"; древнегерманским словам, особенно, готскому, фонетически близко единственное слово – древнегреческое.

40. большой
OED, big: northern England dialect, "powerful, strong," of obscure origin, possibly from a Scandinavian source (cf. Norwegian dialectal bugge "great man").
У английского слова big с тёмным происхождением и исходным значением "могущественный, сильный" есть, однако, любопытное созвучие с украинским бiг "бог", семантически очень близким к "могуществу".
Фасмер, бог: др.-рус. богъ, укр. бiг, авест. baɣa, др.-перс. baga-, др.-инд bhagas "дающий"... Наряду с этим постоянно предпринимались попытки доказать заимств. из ир., но фонетический аргумент (спирант ɣ в русск. бог) не представляется убедительным, вопреки Коршу (Сб. Сумцову 53), Микколе (РФВ 48, 278), поскольку это ɣ можно также объяснить укр. влиянием в московском церк. произношении. Совпадение знач. в слав. и ир. также не доказывает заимств. ввиду наличия еще и др. соответствий (ради, святой).
Наличие цепочки big – бiг – бог (с иранским и древненемецким спирантом ɣ) ведёт значительно дальше украинского влияния в московском церковном произношении, как мне кажется.

41. мясо
OED, meat: O.E. mete "food, item of food" (paired with drink), from P.Gmc. *mati (cf. O.Fris. mete, O.S. meti, O.N. matr, O.H.G. maz, Goth. mats "food," M.Du., Du. metworst, Ger. Mettwurst "type of sausage"), from PIE *mad-i-, from root *mad- "moist, wet," also with reference to food qualities, (cf. Skt. medas- "fat" (n.), O.Ir. mat "pig;" see mast (n.2)).
Алб. mish; арм. mis; лит. mėsa; монг. мах – выглядят родственными или заимствованными.
Английское слово со значением "мясо" восходит к германским словам со значением "еда, пища", древневерхненемецкое maz и готское mats созвучны слову маца (ивр. ‪מַצָּה‎; чаще мн. ч. ивр. מַצּוֹת‎, мацот, букв. "выжатое", "лишённое влаги") – лепёшки из теста, не прошедшего ферментацию. "Выжатое" семантически совпадает с "мятое", отсюда напрашивается предположение, что слова мять, месить, мясо и т.п. родственны и имеют ностратическое происхождение, в частности, английское meat и другие родственные слова германской группы родственны русскому мять. О появлении и исчезновении носового звука в родственных словах – отдельная тема, здесь время от времени она затрагивается, по мере необходимости: напр. wind – ветер, sand – осадок, send – sið и т.п.

42. шея
OED, neck: O.E. hnecca "neck, nape, back of the neck" (a fairly rare word) from P.Gmc. *khnekkon "the nape of the neck" (cf. O.Fris. hnekka, M.Du. necke, Du. nek, O.N. hnakkr, O.H.G. hnach, Ger. Nacken "neck"), with no certain cognates outside Germanic, though Klein's sources suggest PIE *knok- "high point, ridge" (cf. O.Ir. cnocc, Welsh cnwch, Old Breton cnoch "hill")) – (ИЕЭ) тохарское kñuk "шея", арабское unk, unuk "шея", арамейское ʔunḳā "шея, мясо шейного отдела".

43. спина
OED, back: Old English bæc "back," from P.Gmc. *bakam (cf. Old Saxon and Middle Dutch bak, Old Frisian bek, добавлю от Фасмера др.-верх.-нем. bah), with no known connections outside Germanic.
В этой группе нет хеттского слова, а у англ. слова зафиксировано отсутствие родственников за пределами германских языков, но есть уникальная близость к древнерусское бокъ, у которого, согласно Фасмеру, тоже нет внятной этимологии, ибо он считал, что значения слов back и бокъ противоречат друг другу. В то же время, С. Старостин полагал рус. сторона и нем. Stirn "лоб" родственными (см. выше "грудь, лоб, бок"). В чеченском тоже есть созвучие: букъ "спина".

44. думать, благодарить
В этой группе нет хеттского слова, эта группа интересна сходством германских слов с китайскими словами, близкими по смыслу, и с западнославянскими выражениями благодарности (ср. др.-англ. þancian "благодарить" и польское dziękuję "благодарю", др.-норв. þakka "благодарить" и украинское дякую "благодарю"); вспомним ткж. пример с англ. big "могущественный" ~ бiг "бог".
Примечание. В ИЕЭ С.А. Старостина германские слова со значением "THINK" – только с тохарскими и италийскими родственниками, причём с отклонением значений до "любить", "благодарить", "знать".
В древнегреческом есть семантически и фонетически близкое к вышеприведённым слово διακονέω со значениями "служить; оказывать услуги; помогать".
В китайском – xiǎng "думать"; tīng, tìng "слушать, прислушиваться к"; "внимать";"приводить в порядок"; "разбирать, решать".
А слово tíng или dìng "двор (особенно: императорского дворца)"; "[императорский] дворец"; "место собрания (сановников при дворе)"; "правильный, ровный"; "прямой, справедливый" семантически совпадает с др.-англ. þing, др.-в.-н. ding "вече, дума". Ср. с параллелью ведать, вече, вещь.

45. убивать
OED, kill: perhaps from an unrecorded variant of O.E. cwellan "to kill" (see quell), but the earliest sense suggests otherwise. Англ. слово созвучно и совпадает по смыслу с украинским кiл "кол": колоти означало "убивать". Ср. ткж. с ирл. сеllасh "война", родственное колоть, по Фасмеру.

46. охотиться, гнаться
OED, hunt "охотиться" от *kend-, и ИЕЭ, *kend- "светить", противоречат друг другу. Есть предположение, что охота сопровождалась травлей собаками, ср. hunt "охотиться", hund "собака" и древнегреческие κύων "собака", κυνηγέσιον "псовая охота", κυνηγός "охотник, зверолов".

47. колоть
OED, stab: first attested in Scottish English, apparently a dialectal variant of Scottish stob "to pierce, stab," of uncertain origin, perhaps a variant of stub (n.) "кол, гвоздь". Можно согласиться с предположением OED, тем более, что есть древнегреческий аналог: στυφοκόπος "ударивший палкой" (κόπος – "удар").

48. копать (кинжал)
OED, dig: early 14c. (diggen), of uncertain origin, perhaps related to dike and ditch, either via Old French diguer (ultimately from a Germanic source), or directly from an unrecorded Old English word. Native words were deolfan (see delve), grafan (see grave (v.)).
OED, dagger: apparently from Old French dague "dagger," from Old Provençal dague or Italian daga, of uncertain origin; perhaps Celtic, perhaps from Vulgar Latin *daca "Dacian knife," from the Roman province in modern Romania.
Оба слова, возможно, связаны с чеченским даг "топор", точнее, с его хурритским прошлым; аналогичное семантическое сближение названий инструмента и оружия мы видим в англ. spade / исп. espada "лопата / меч", в англ. bill "топорик / меч" и в кимр. clodio "рыть"/ cledd, cleddif "меч".

49. волочь, извлечь
OED, pull: O.E. pullian "to pluck or draw out," of unknown origin. Нет ли связи с русским волочь, с учётом возможного [p] ~ [v], как в авест. spaēta- – др.-инд. śvetá- "белый", авест. spenta- – ст.-слав. свѩтъ "святой", англ. spark "искра" – рус. сверкать?

50. петь
50-1. OED, sing: Old English singan "to chant, sing, tell in song," also used of birds (class III strong verb; past tense sang, pp. sungen), from P.Gmc. *sengwanan (cf. Old Frisian sionga, Middle Dutch singhen, Old High German singan, German singen, Gothic siggwan, Old Norse syngva, Swedish sjunga), from PIE root *sengwh- "to sing, make an incantation."
No related forms in other languages, unless perhaps it is connected to Greek omphe "voice" (especially of a god), "oracle;" and Welsh dehongli "explain, interpret."
50-2. Есть китайское созвучие: sòng "петь, декламировать, восхвалять" – sing "петь", song "песня"
The typical Indo-European root is represented by Latin canere (see chant (v.)); ИЕЭ: др.-ирл. canim "пою", кимр. canu "петь"; др.-греч. καναχή "звук, звон", лит. kañklēs "муз. инструмент, цитра".

51. играть
OED, play: O.E. plegan, plegian "move rapidly, occupy or busy oneself, exercise; frolic; make sport of, mock; perform music," from W.Gmc. *plegan "occupy oneself about" (cf. O.S. plegan "vouch for, take charge of," O.Fris. plega "tend to," M.Du. pleyen "to rejoice, be glad," Ger. pflegen "take care of, cultivate"), from PIE root *dlegh- "to engage oneself," forming words in Celtic, Germanic, Slavic, and possibly Latin. Сделаю альтернативное предположение: западногерманское *plegan "занимать себя" связано с украинским пiльга "облегчение", полабским рü᾽ölgа "польза".

52. море / озеро
OED, sea: O.E. sæ "sheet of water, sea, lake," from P.Gmc. *saiwaz (cf. O.S. seo, O.Fris. se, M.Du. see), of unknown origin, outside connections "wholly doubtful" [Buck].
Есть созвучия в китайском и древнегреческом: hǎi "море/озеро", др.-греч. ζέω [dzeo] "бурлить, клокотать, волноваться (букв. о море и перен.)" – ср. с гот. saiws, O.E. sæ, O.S. seo.

53. песок
Здесь рассмотрим также значения "сода" и "сажа".
а) OED, sand: O.E. sand, from P.Gmc. *sanda- (cf. O.N. sandr, O.Fris. sond, M.Du. sant, Ger. Sand, not recorded in Gothic), from PIE root *samatha- (cf. Gk. psammos "sand," L. sabulum);
б) OED, soda: late 15c., "sodium carbonate," an alkaline substance extracted from certain ashes (now made artificially), from It. sida (or M.L. soda) "a kind of saltwort," from which soda is obtained, perhaps from Arabic suwwad;
в) OED, soot: Old English sot, from P.Gmc. *sotam "soot" (cf. Old Norse sot, Old Dutch soet, North Frisian sutt), lit. "what settles," from PIE *sodo- (cf. Old Church Slavonic sazda, Lithuanian suodziai, Old Irish suide, Breton huzel "soot"), from root *sod-/*sed- "to sit" (see sedentary).
Есть альтернативное предположение относительно этимологии sand и soda: они так же, как и soot, связаны с русским осадок (sediment, ср. ит. sida и рус. сидеть). Носовой звук в корне для перехода к англ. sand есть в польском слове siąść "сесть". Неустойчивость носового согласного в корне есть и в родственных др.-англ. send "посылать, бросать" и sið "путь, поездка" (OED).

54. земля
1 – OED, earth: Old English eorþe "ground, soil, dry land," also used (along with middangeard) for "the (material) world" (as opposed to the heavens or the underworld), from P.Gmc. *ertho (cf. Old Frisian erthe "earth," Old Saxon ertha, Old Norse jörð, Middle Dutch eerde, Dutch aarde, Old High German erda, German Erde, Gothic airþa), from PIE root *er- (2) "earth, ground" (cf. Middle Irish –ert "earth"). Приведён лишь один пример использования ИЕ корня в словах за пределами германской группы языков. Однако есть и афроазиатские слова, созвучные германским aarde, airþa и т.п.: арабское ard и суахили ardhi "земля" – и тюркские: тур. arazi, азер., крым.-тат. yer (ср. с др.-норв. jörð), казах., кирг. жер "земля".
2 – OED, ground: O.E. grund "bottom, foundation, ground, surface of the earth," especially "bottom of the sea" (a sense preserved in run aground), from P.Gmc. *grundus, which seems to have meant "deep place" (cf. O.Fris., O.S., Danish, Swedish grund, Du. grond, O.H.G. grunt, Ger. Grund "ground, soil, bottom;" O.N. grunn "a shallow place," grund "field, plain," grunnr "bottom"). No known cognates outside Germanic.
Я усматриваю родство ground с Old English grindan "to rub together, grate, scrape," forgrindan "destroy by crushing " (class III strong verb; past tense grand, pp. grunden – ср. с grund) – значение "измельчать" – и полабским словом gŕǫda "садовая грядка" (см. прочие родственные у Фасмера в статье "гряда", в т.ч. и слова со значениями, указанными в OED в статье "ground", напр., сербохорв. греда "отмель"). Ground – культивированная, рыхлая земля, как на грядке.
3 – Исходя из определения "подзол – почва после пожога леса" и древнего распространения подсечно-огневого земледелия, я бы сблизил рус. зола и лат. solum "ground, soil", of unknown origin (OED).

55. чёрный
OED, black: Old English blæc "dark," from P.Gmc. *blakaz "burned" (cf. Old Norse blakkr "dark," Old High German blah "black," Swedish bläck "ink," Dutch blaken "to burn"), from PIE *bhleg- "to burn, gleam, shine, flash" (cf. Greek phlegein "to burn, scorch," Latin flagrare "to blaze, glow, burn"), from root *bhel- (1) "to shine, flash, burn;" see bleach (v.).
Это слово интересно созвучием с украинским блакить "голубой цвет". Разница в значениях "чёрный" и "голубой" заставляет считать сочетание black – блакить совпадением, однако в этимологии слова синий также встречаются тёмные, чёрные тона (Фасмер: синий родств. др.-инд. c̨yāmás "черный, темный"), при этом украинские слова уже встречались нам по ходу исследования истории германских языков (и ещё встретятся). Украинский этимологический словарь говорит, что природа этого польского заимствования не ясна, возможно, источником является франкское *blank "блестящий" через посредство позднелатинского и далее – какого-то из западнославянских языков.

56. ночь
OED, night: Old English niht (West Saxon neaht, Anglian næht, neht) "night, darkness;" the vowel indicating that the modern word derives from oblique cases (genitive nihte, dative niht), from P.Gmc. *nakht- (cf. Old Saxon and Old High German naht, Old Frisian and Dutch nacht, German Nacht, Old Norse natt, Gothic nahts).
Это слово интересно параллелью отношения древнеанглийского слова к другим древнегерманским ([ i] ~ [a]): ср. др.-англ. niht и гот. nahts – и отношения украинского и полабского слов к другим славянским ([ i, ü] ~ [о]): ср. укр. нiч, полаб. nüс и рус. ночь.

57. плохой
OED, bad: c.1200, "inferior in quality;" early 13c., "wicked, evil, vicious," a mystery word with no apparent relatives in other languages.* Possibly from Old English derogatory term bæddel and its dim. bædling "effeminate man, hermaphrodite, pederast," probably related to bædan "to defile." A rare word before 1400, and evil was more common in this sense until c.1700...
*Farsi has bad in more or less the same sense as the English word, but this is regarded by linguists as a coincidence. The forms of the words diverge as they are traced back in time (Farsi bad comes from Middle Persian vat), and such accidental convergences exist across many languages, given the vast number of words in each and the limited range of sounds humans can make to signify them. Among other coincidental matches with English are Korean mani "many," Chinese pei "pay," Nahuatl (Aztecan) huel "well," Maya hol "hole."
Возражение против родства англ. bad и аналогичного новоперсидского слова сводится к тому, что у персидского слова предком является среднеперсидское слово vat, отличное от английского. Исследуем это возражение. Среднеперсидский язык (пехлеви) – мёртвый среднеиранский язык юго-западной группы. Существовал со 2 в. до н.э. (древнейшие памятники) по 7 в. н.э. Слово vat "плохой" могло попасть в Парфию во время армянской экспансии 2 – 1 вв. до н.э. (Армянская империя Тиграна II Великого): по армянски "плохой" – vat. Смотрим, как выглядит слово со значением "плохой" в других иранских языках: в ягнобском и пашто – тоже bad, в курдском – bed, в талышском – bâd. Курдские и талышский языки относятся к северо-западной подгруппе иранской группы языков. Ягнобский язык и пашто вместе с вымершими согдийским и САКСКИМ относятся к языкам восточноиранской группы, не той, где персидские языки. А это, как мне кажется, уже другая история. Если в конце прошлой эры курды, талыши, согдианцы и/или саки имели это слово близким по звучанию к древнеанглийскому слову, то фонетическое возражение против родства английского (сакского?) и иранских слов заведомо отпадёт.
Даже если во всех иранских происходила метаморфоза типа vat > bad, то мы не можем быть уверены, что предки саксов, предположительно – саки в Сакасене (территория Армении), не прошли через ту же метаморфозу.

58. грязный, грязь
OED, dirt: 15c. metathesis of Middle English drit, drytt "mud, dirt, dung" (c.1300), from Old Norse drit, cognate with Old English dritan "to void excrement," from P.Gmc. *dritanan (cf. Dutch drijten, Old High German trizan). Помимо германских родственников, англ. слово имеет много славянских, см. Фасмер, дристать: укр. дриста́ти, блр. дрыста́ць, дры́щу, болг. дри́скам, сербохорв. дри́скати, дри̑скам, словен. drȋsk "понос", drȋst – то же, drístati, drískati, чеш. drístati, dřízdati, польск. dryzdać, drystać, drzystać, в.-луж. dristać; родственно др.-исл. dríta "cacare", англос. drítan; с другим вокализмом – англ. dirt "грязь, нечистоты" (из *drit), голл. dreet, вестфальск. driǝt "испражнение".
Возможно, сюда же дрянь, драть.

59. вошь
OED, louse: O.E. lus, from P.Gmc. *lus (cf. O.N. lus, M.Du. luus, Du. luis, O.H.G. lus, Ger. Laus), from PIE *lus- "louse" (cf. Welsh lleuen "louse").
ИЕЭ, louse: OCorn lowen, NCorn lūan, pl. lūan `Laus'; OCymr leu-esicc `von Läusen zerfressen', NCymr lleuen, pl. llau, Bret laouen `Laus'.
ИЕЭ, nit "гнида": лит. glìnda `Nisse, Lausei', glìndē `Lauskraut'; Latin: lēns, gen. lendis.
Германские слова в обоих словарях сближаются с кельтскими. Оказалось, что с ними созвучно и латинское слово со значением "гнида" (более подробный список романо-иберских слов со значением "гнида" – ниже, кроме того, см. очерк "Ареальные вши"). Неожиданно созвучие отыскалось и в китайском языке: luǎn, luǒ "яички насекомых".

60. круглый
OED, round: от rota, rotundus. Я полагаю, этимология связана с польским krąg, род. п. kręgu "круг, круга"; родственно др.-исл. hringr, д.-в.-н., англос. hring "кольцо".
Это с учётом расщепления древней аффрикаты типа македонского "гь" (среднее между "гь", "джь" и "дь"), см также польск. kręgiel "крендель", диал кренгель, где видно чередование "гь" – "дь".
Сюда же много других родственных: англ. range, read, русские ряд, кряж и мн. др. (ещё примеры – в очерке "Примеры расщепления древней средненёбной аффрикаты").

61. четыре
В африканских языках встречаются слова, напоминающие числительное "четыре" в языках германской группы:
FDW – в древнеегипетском (консонантная запись), такая же последовательность согласных, как в готском слове fidwor; египетские фараоны, как оказалось, имели "кельтскую" мужскую генетическую метку R1b, которая присуща и почти половине немецких мужчин;
fir, fay – в нигерийских языках ангас и монтоль; в регионе, где живут носители этих языков, также обнаруживают локальное сгущение "кельтской" гаплогруппы R1b. Неужели предки германцев проникли когда-то и туда?

62. пять
62.1. В языках народов Кавказа есть слова, которые В.В. Иванов и С.А. Старостин полагали возможными потомками источника индоевропейского числительного "пять" слова северно-кавказских языков со значением "кулак": багвалинское hunk'a; акушинское Xunk', арчинское Xik'; от себя добавлю интересные сходства "пятёрочных" чеченских слов с индоевропейскими: пIал-иг "палец", пхьад "нога" (ср. с "пята"), и, как можно было уже догадаться, – пхиЪ "пять".
62.2. Опять отличился нигерийский язык монтоль, в котором "пять" – "pat", близость угадывается также у албанского pesё и турецкого beş.

Такие факты могут означать, что, помимо выше исследованных контактов с ИЕ языками Европы и Малой Азии, у прагерманцев были исключительные контакты с носителями языков иранской группы ИЕ языков, алтайских, афроазиатских и синокавказских языков. О контактах с последними говорит и замеченная Вяч. Вс. Ивановым и С.А. Старостиным связь латинского числительного quinque "пять" (и герм. слов со значениями "палец", "кулак"), и восточно-кавказских слов со значением "кулак" (ср. лат. quinque, англ. finger "палец" и арчинский Xik', акушинский Xunk', оба – "кулак") 17). Восточнокавказские языки считаются родственными вымершему хурритскому, а хурриты жили в Закавказье, по соседству с хеттами и гутиями. К предкам латинов мы ещё вернёмся.
Кроме того, выявились совершенно уникальные контакты предков англичан с предками украинцев (отсюда английские слова с "i" в тех же корнях, что и в украинских словах с "i": big-бiг, kill-кiл, niht-нiч и др., есть ещё укр. гiри "горы" – др.-инд. giríṣ, ср.-перс. gīr "гора"). Как могло случиться, что эта параллель затронула не прагерманский и праславянский языки в целом, а выборочно: только древнеанглийский из германских (плюс какие-то слова из индо-иранских языков) и только украинский из славянских?

Германские числительные "четыре" и "пять" фонетически ближе всего к кимрским и оскским числительным (сравнение числительных 1, 2 и 3 не даёт контрастных результатов в семье индоевропейских языков) – это, по-видимому, говорит о связях прагерманцев с предками галлов и италийцев, но ничего не говорит о месте и времени формирования этих связей. О связях между этими языками более подробно написано у Ю. Кузьменко в монографии "Ранние германцы и их соседи". Мы, по крайней мере, можем считать племя марсов одним из источников этого влияния: говорили они на диалекте умбрского языка и жили в нашу эпоху среди германцев. Плиний писал о них, как об италийцах, а Тацит – как о германцах. О марсах подробнее я написал в первой главе о "двойниках".

Списком Сводеша хеттско-готские/германские, хеттско-латинские, латино-тохарские и древнегреческо-латино-готские сближения не исчерпываются, вот ещё несколько важных слов:

ОВЦА: хетт. hawas и гот.*aus, sf. (gen. *awais);
ЛОШАДЬ: хетт. aś(u)was, лат. equus, гот. aihws, др.-инд. áśva- m., áśvā f., авест. aspa- m., aspā f.; хурр. eššә;
БОГАТЫЙ: хетт. happin-ant- и гот. gabigs (?), O.N.happ "удача" > англ. happy "счастливый";
ВЕЧНЫЙ: др.-греч. ἀεi "вечно", лат. aeternus, гот. aiws "вечность";
ПУТЬ (хождение): хетт. itar, тох. А ytār, тох. Б ytārye "путь, дорога" и лат. iter "путь, движение".

Продолжим исследование следов лексики южных языков в языках германской группы, которые могли быть у мигрантов второго, третьего и четвёртого потоков, описанных в первой главе, – балкано-малоазиатского, ближневосточного и задонского. Причём следов исключительных, то есть не характерных для северных языков – балтских и славянских. Речь, надо постоянно помнить об этом, не о родстве языков, имеющих искомые схождения, а о следах древних контактов этих языков. Следов может быть немного, но попытка свести их к случайным совпадениям может привести, как и в случае с южными "двойниками" германских племён, к искажению действительной истории германского этноса.

В поисках таких лексических связей я сделал выборку английских слов из Online Etymology Dictionary (OED, by Douglas Parker) с пометками типа "происхождение не известно". Привожу некоторые из найденных примеров (часть из них рассматривалась в рамках значений списка Сводеша), пометки автора словаря приводятся в скобках.

Для ряда слов этой выборки в словаре приведены следы влияния древнегреческого языка, для некоторых других я выписал свои предположения – для морских терминов и названий животных:
- brim "прибой" (obscure origin) - βρέμω "реветь, шуметь, гудеть, бушевать";
- gaile "ветер" (origin uncertain) - γαλήνη "безветрие";
- segne "невод" (a West Germanic borrowing) - σαγήνη "невод, сеть";
- sponge, spunge "губка" (borrowed from an unknown source) - σπόγγος [spongos], староатт. σφόγγος [sfongos] "губка" (в староаттическом диалекте 6 – 5 вв. до н.э. было "германское" передвижение [p] > [f ]?!);
- heron "цапля" (perhaps imitative of its cry) - ἐρωδιός [(h)ero:dios] "цапля";
- carp "карп" (possibly Gothic *karpa. A Danube fish) – καρπός [karpos] "плод", а в сложных словах – "плодовитость" (дунайская, и не только, рыба карп – плодовитая);
- keel "киль" (probably from a Scandinavian source, cf. O.N. kjölr "keel," Danish kjøl, Swedish köl, from P.Gmc. *keluz, of uncertain origin) - κέλης "быстроходная лодка, чёлн";
- gay "весёлый" (ultimate origin disputed) - γαίων "радующийся, наслаждающийся".

Есть следы связей с индоиранскими языками, привожу ряд примеров английских слов с невнятной этимологией, согласно OED:
- anger "страдание", позже – "гнев" (from Old Norse angr "distress, grief. sorrow, affliction") – авестийское angra- "разрушительный, злой", ср. Ангра-Майнью – "злой дух" (возможно, здесь же древнегреческое ἄγριος – "дикий, жестокий"); сравнения со словами других языков, имеющими значение "узкий", мне кажутся сомнительными – слова со значением "узкий", возможно, родственны словам со значением "змея": ср. лат. anguis [aŋgwis] "змея" и гот. aggwus [aŋgwus] "узкий";
- bad "плохой" (a mystery word with no apparent relatives in other languages) – иранские: ягноб., пашто bad, курд. bed, талыш. bâd, др.-перс. и арм. vat "плохой", осет. фыд "злой";
- better "лучший" (from boot "profit, use") – фарси behtar "лучший";
- best "наилучший" (from boot "profit, use") – фарси behest "рай (лучший мир)";
- burden "ноша, бремя" (Old English byrðen "a load, weight, charge, duty"; also "a child"; cognates: Old Norse byrðr, Old Saxon burthinnia, German bürde, Gothic baurþei) – тадж. бурдан "нести" – ближайшее фонетическое соответствие в ИЕ языках, ср., напр. с рус. бремя;
- dark "тёмный, темно" (O.E. deorc, без этимологии) – осет. тар, тадж. торик, курд taro, пушту tarik "тёмный, темно";
- ice, нем. Eis "лёд" (O.E. is, with no certain cognates beyond Germanic))... – иранские: авест. aexa- "мороз, лёд", афган. asai "мороз", курд. yex, фарси yakh "лёд" (слово фарси практически совпадает с др.-исл. jaki; иранский след есть и в мокшанском aej "лёд" – племена мокши и эрзи были ближе других финно-угорских племён к сарматам, однако, возможно, что этот след тянется, наоборот, от языков уральской семьи, см. ссылку 14);
- sin "грех" (O.E. synn "грех, вина, преступление", probably ultimately "it is true," i.e. "the sin is real" (compare Gothic sonjis, Old Norse sannr "true"), from PIE *snt-ya-, a collective form from *es-ont- "becoming," present participle of root *es- "to be") - фарси, курд. zina "вина, преступление, измена", также ср. др.-англ. synn + dung "тюрьма" с иран. zindân "тюрьма" (из zina+dân) и кит. аналоги ниже;
- steer, нем. Stier "бычок" (O.E. steor, perhaps from PIE *steu-ro-, a root denoting "strength, sturdiness" (see taurus)) – авестийское staora- "крупный рогатый скот", курд. stro, пушту sutur "бык"; сравнение др.-англ. steor "бычок" с др.-англ. steorra "звезда" ведёт к интересным умозаключениям, см. очерк "Путеводные звёзды";
- squat "сиденье на корточках; нора, логово" (from es- "out" (from L. ex-) + O.Fr. quatir "press down, flatten," from V.L. *coactire "press together, force," from L. coactus, pp. of cogere "to compel, curdle, collect") – производить "нору" или "корточки" из причастной формы латинского "принуждать, собирать" через реконструкцию *coactire – очень туманный путь, на мой взгляд – ближе осетинское скъæт "хлев, стойло";
- индийское nāgá- "змея" – англ. snake "змея"; по С.А. Старостину, больше ИЕ слов с этим корнем нет; я допускаю метатезу *nagis > лит. angìs "змея" со многими родственными, однако фонетически английское слово и при таком расширении остаётся наиболее близким индийскому (об этом несколько подробнее, включая монгольскую и индийскую кальки к "snake-naked", - в очерке "Поля диалектов и англосаксы");
- индийское bhaga "доля, счастье, имущество" – англ. bag "мешок" (O.E. bagge, not found in other Germanic languages, perhaps ultimately of Celtic origin), ср. торба "мешок" и тороватый "удачливый";
- butter, нем. Butter "масло" (from bous "ox, cow" + tyros "cheese;" but this might be a folk etymology of a Scythian word. The product was used from an early date in India, Iran and northern Europe, but not in ancient Greece and Rome. Herodotus described it (along with cannabis) among the oddities of the Scythians.) – скифский кисломолочный продукт именовался скифами же "бутир" 18);
- по Геродоту, скифы называли единицу словом ἄριμα; это слово, очевидно, как-то связано с др.-греч. ἀριθμός "число, подсчёт", но главное в другом – в древнеанглийском и древневерхненемецком было слово rim "число", а в древнеирландском – слово rimid "считать"; эти слова, по-видимому, восходят непосредственно к скифскому прототипу (тем более, что этноним "аримаспы" Геродот, со ссылкой на скифов, переводил, как "одноглазые", spu – "глаз", а в английском есть spy – "следить", с родственными и фонетически наиболее сходными санскр. spasati "видит", авест. spasyeiti "следит", то есть оба корня скифского сложного слова аримаспы дожили до нашей эры и наилучшим образом "устроились" в германских языках);
- path "путь, тропа" (O.E. paþ, pæþ "path, track,"... (cf. O.Fris. path, M.Du. pat, Du. pad, O.H.G. pfad, Ger. Pfad "path"), of unknown origin. The original initial -p- in a Germanic word is an etymological puzzle. Watkins says the word is "probably borrowed (? via Scythian) from Iranian *path-" from PIE root *pent- "to tread, go, pass" (cf. Avestan patha "way;" see find (v.)), but this is too much of a stretch for OED and others.) – Уоткинс всё правильно написал, слово попало к предкам англичан, когда они ещё скифами были, и иранскую этимологию привёл уместную, несмотря на скепсис Дугласа Паркера. Добавим ещё осет. фæндаг, промежуточное между path и find, в родственные к нем. Pfad и Ко;
- нем. Höhe "высота" (from Proto-Germanic *haukhaz (cf. Old Saxon hoh, Old Norse har, Danish høi, Swedish hög, Old Frisian hach, Dutch hoog, Old High German hoh, German hoch, Gothic hauhs "high;" also German Hügel "hill," Old Norse haugr "mound"), perhaps related to Lithuanian kaukara "hill." – с последним согласен и Фасмер, см. статью "Кавказ", гда хороним связан с готским hauhs и литовским kaukara) – ср. с осет. хох и тадж. кух "гора";

Если мы уже заподозрили предков англичан в ранних контактах с предками восточных иранцев (носителей авестийского, ягнобского, пуштунского и афганского языков), то мы вправе искать следы контактов и с носителями языков алтайской группы.
Одно из схождений опять связано с горами: англ. top ("highest point," Old English top "summit, crest, tuft," from Proto-Germanic *tuppaz (cf. Old Norse toppr "tuft of hair," Old Frisian top "tuft," Old Dutch topp, Dutch top, Old High German zopf "end, tip, tuft of hair," German Zopf "tuft of hair"); no certain connections outside Germanic except a few Romanic words probably borrowed from Germanic) – крымско-тат. töpe, карачаево-балк. тёппе, азерб. täpä "вершина".
Опять схождение, связанное с крупным рогатым скотом (см. выше steer "бычок"): англ. ox "бык, вол" (Old English oxa "ox" (plural oxan), from Proto-Germanic *ukhson (cf. Old Norse oxi, Old Frisian oxa, Middle Dutch osse, Old Saxon, Old High German ohso, German Ochse, Gothic auhsa), from PIE *uks-en- "male animal," (cf. Welsh ych "ox," Middle Irish oss "stag", Sanskrit uksa, Avestan uxshan- "ox, bull"), said to be from root *uks- "to sprinkle," related to *ugw- "wet, moist.", добавим армян. ez, тоже южный язык) – азерб. öküz (ср. с венг. ökör – др. заим. из тюрк.?), башк. үгеҙ, тат. үгез.
Следующее связано с рубкой (ниже см. ещё о резке-рубке): англ. chop ("to cut with a quick blow," mid-14c., of uncertain origin, perhaps from Old North French choper (Old French coper "to cut, cut off," 12c., Modern French couper), from Vulgar Latin *cuppare "to behead," from a root meaning "head," but influenced in Old French by couper "to strike." – очень витиевато для бытовой операции рубки) – киргиз. чап, татар. чабу, казах. шабу.
Далее – известный немецкий Ordnung, англ. order (early 13c., "body of persons living under a religious discipline," from Old French ordre "position, estate; rule, regulation; religious order" (11c.), from earlier ordene, from Latin ordinem (nominative ordo) "row, rank, series, arrangement," originally "a row of threads in a loom," from Italic root *ord- "to arrange, arrangement" (cf. ordiri "to begin to weave," e.g. in primordial), of unknown origin.) - казах. orda "дворец, шатер султана, хана", тур. ordu "военный лагерь", уйг. Ordukänt "ординский город", монг. ordu, оrdа, калм. ordɔ "двор, лагерь, стоянка, орда" (Фасмер).
Наиболее убедительными из англо-монгольских схождений мне представляются следующие:
хёл – heel "пятка" (O.E. hela, from PIE *kenk- "heel, bend of the knee": получение hela из *kenk– очень сомнительная этимология, на мой взгляд);
хутга "нож" – cut "резать" (possibly Scandinavian, from N.Gmc. *kut- (cf. Swedish dialectal kuta "to cut," kuta "knife," O.N. kuti "knife"), or from O.Fr. couteau "knife.");
гэдэс – guts "кишки, мужество" (O.E. guttas (pl.) "bowels, entrails," related to geotan "to pour," from PIE *gheu- "pour" – OED приводит примеры родственных, однако, только в германских языках, и ни одно не имеет значения "кишки");
хэл "язык", араб. кааля "говорить"; калима "речь" – др.-греч. κᾰλέω "звать, называть, именовать ", лит. kalba "язык", англ. call "звать, называть, именовать" (from PIE root *gal- "to call, scream, shriek, shout");
урагшаа "вперёд", шуураг, шуурах "ураган" – hurry "торопиться" (perhaps a variant of harry (v.), or perhaps a West Midlands sense of Middle English hurren "to vibrate rapidly, buzz," from P.Gmc. *hurza "to move with haste" (cf. M.H.G. hurren "to whir, move fast," Old Swedish hurra "to whirl round"), which also perhaps is the root of hurl) – если только hurry не от courir;
зарлиг "ярлык, указ"– yarl, earl (O.E. eorl) "военачальник" (of uncertain origin);
яшил "зола" – ash "зола" (from PIE root *as- "to burn, glow");
возможно, мод "дерево" – wood "древесина"; модон = wooden "деревянный".

Под подозрением также китайско-европейские сближения (возможно, у китайских слов, как и у чеченских, были хурритские предки в 3 – 2 тысячелетиях до н.э.):
- sòng "петь, декламировать, восхвалять" – англ. sing "петь", song "песня" ([ i] > [o] см. ткж. в укр. (д)звiн > дзвона) – см. подробнее выше, в анализе списка Сводеша;
- tíng / dìng "двор (особенно: императорского дворца)"; "[императорский] дворец"; "место собрания (сановников при дворе)"; "правильный, ровный"; "прямой, справедливый" – др.-англ. þing, др.-в.-н. ding "вече, дума" – см. подробнее выше, в анализе списка Сводеша;
- tàishī "наставник императора по делам законности", Тейшеба́ (Dte-e-i-še-ba) – урартский бог грома и войны, второй по значимости бог урартского пантеона; у хурритов Тешуб – лит. tiesa "истина (банальная)", teisybė "высшая истина" (древнегерманских нет);
- tiān "небо" – лит. dangus "небо"; англ. cyan "тёмно-синий" от древнегреческого κύανος "синяя глазурь" – не имеет ИЕ этимологии, согласно OED (древнегерманских нет);
- hǎi "море/озеро" – гот. saiws, O.E. sæ, O.S. seo "море/озеро"; возможно, у герм. слов есть связь с древнегреческим ζέω "бурлить, клокотать, волноваться (букв. о море и перен.)";
- shuǐ "вода", тат. су, калм. үс [юс] – др.-ирл. uisce [ющке] "вода" (древнегерманских нет) – см. подробнее выше, в анализе списка Сводеша;
- wāshēn "углубить" – англ. wash (O.E. wascan, wæscan - "стирать (одежду)" - from P.Gmc. *watskanan (cf. O.N. vaska, M.Du. wasscen, Du. wassen, Ger. waschen), from stem *wat-, the source of water – OED приводит только германские аналоги, однако, семантически значения "углубить" и "стирать одежду" не слишком близки, чтобы я мог настаивать на сближении в списке Сводеша др.-англ. wascan или нем. waschen с китайским словом wāshēn, однако есть аналогичное соответствие: др.-инд. majjati- "тонет, погружается в воду" - лит. mazgoti "мыть", участники которого считаются ИЕ родственниками);
- luǎn, luǒ "яички насекомых" – созвучны словам со значением "гнида" иберо-лигуро-романской группы слов: Spanish liendre, Portuguese, Galician l'endea, Catalan ll'emena, French lente, Latin lens и т.п.; германские lus и кимрское lleuen "вошь" тоже странным образом перекликаются с этими словами; если родина иберов, как и кимров, - Кавказ, а язык – синокавказской макросемьи, то сходство лат. lens, кимр. lleuen и кит. luǎn может иметь контактную природу;
- fāng; в сочет. редко páng сущ. "клин", глаг. "захватывать" – созвучны англ. fang "клык", др.-англ. fang "захват"; ткж. финноугорским словам со значением "зуб": манси puŋk, ханты pöŋk, венг. fog, саами pānnj, удмурт., коми pin’ (подборка В. Стецюка);
- sǔngōng-féisī - наносить ущерб коллективным интересам - ради личной выгоды; sǔngútou, sǔngēnzi бран. "вредный тип, вредитель, язва" – кит. корень созвучен корню др.-англ. syngian "to commit sin", "грешить"; см. др.-англ. synn "аморальное действие, оскорбление Богу, нарушение" ... (ср. др.-сакс. sundia, др.-фриз. sende, ср.-голл. sonde, нем. Sünde "грех, оскорбление и т.п."), возможно, изначально "верно" (ср. гот. sonjis, др.-норв. sannr "верно"), из ПИЕ *es-ont-, причастие настоящего времени с корнем *es- "быть" ... – в др.-англ. и других германских словах видно и уже упоминавшееся колебание g' ~ d' (как в др.-рус. дожгь – дождь);
- чеченское херси "поросёнок" сближается с норв. и герм. hirse "просо" (просо – корм поросят, во всех славянских просо и поросёнок – родственны) и лат. hircus "козёл";
- чеченское даг "топор" – англ. dig "копать" (of uncertain origin, perhaps related to dike and ditch, either via O.Fr. diguer (ultimately from a Germanic source), or directly from an unrecorded Old English word. Native words were deolfan, grafan); англ. dagger "кинжал" (apparently from O.Fr. dague "dagger," from Old Provençal dague or Italian daga, of uncertain origin); аналогичное семантическое сближение инструмента и оружия мы видим в spade / espada "лопата / меч" и в bill "топорик / меч";
- чеченское саба "мыло" – англ. soap "мыло" (O.E. sape "soap" (originally a reddish hair dye used by Germanic warriors to give a frightening appearance), from W.Gmc. *saipo- "dripping thing, resin" (cf. M.L.G. sepe, W.Fris. sjippe, Du. zeep, O.H.G. seiffa, Ger. seife "soap," O.H.G. seifar "foam," O.E. sipian "to drip"), from PIE root *seib- "to pour out, drip, trickle" (cf. L. sebum "tallow, suet, grease") – наиболее близким фонетически к чеченскому слову саба оказываются латинское sebum и древнеанглийское sape);
- чеченское букъ "спина" - англ. back "спина" (Old English bæc "back," from P.Gmc. *bakam (cf. Old Saxon and Middle Dutch bak, Old Frisian bek), with no known connections outside Germanic);
- чеченское чIениг "подбородок", таджикское чона "подбородок" – англ. chin "подбородок" (O.E. cin, cinn, a general Germanic word (cf. Old Saxon, Old High German kinni; Old Norse kinn; German Kinn "chin;" Gothic kinnus "cheek"), from PIE root *genu- "chin, jawbone" (cf. Sanskrit hanuh, Avestan zanu- "chin;" Armenian cnawt "jawbone, cheek;" Greek genus "lower jaw," geneion "chin;" Old Irish gin "mouth") – наиболее близким и фонетически к чеченскому слову оказываются таджикское и германские слова (из скандинавских – только др.-норв.); в турецком "подбородок" – из того же ареала: çene;
- абхазское ахуа, кабард. и адыг. яжьэ близки к герм. словам со значением "зола".

Я предполагаю, с некоторыми сомнениями, ещё и такие взаимодействия германских (особо – скандинавских) с южными и восточными языками:
- таджикское пил, арабское фил "слон" – др.-исл. (др.-норв.) fill "слон" (любопытно португ. fila "змея": ассоциирование слона и змеи есть в индийском языке – др.-инд. nāgas "змея, слон", санскр. nāga "змея, кобра", nagaja "слон" – и в совокупности – в немецком и русском: Schlange "змея" – слон "слон");
- осетинское куырой фонетически близко шведскому kvarn, исландскому kvörn и норвежскому kvern, древнеанглийскому cweorn и др. германским (все - со значением "мельница"); родственное русское жёрнов "мельничный камень" фонетически явно отстоит от этих слов;
- слова языков алтайской группы: монг. хєрс "почва", тур. arazi, азер., крым.-тат. yer, казах., кирг. жер "земля" соответствуют германским словам со значением "земля" (др.-сакс. ertha, др.-норв. jörð и т.д.), а также арабскому aard и суахили ardhi "земля";
- слова языков алтайской группы со значениями "борода", "подбородок" сближаются с аналогичными словами исключительно скандинавской подгруппы германских языков и венгерским словом (особо впечатляет сравнение норв. skjegg "борода" и японское hige "борода", ещё примеры: дат. hage "подбородок", норв. hake "подбородок" и татарское ияк "подбородок");
- слова языков алтайской и уральской семей со значением "огонь", возможно, сближаются с аналогичными словами исключительно скандинавской подгруппы германских языков, с точностью до метатезы (дат. и норв. ild, исл. eldur, швед. eld – монг. дел – удм. тыл, эст. tuli), такие же перестановки есть:
- в осет арт и авест. atar "огонь", сюда же, наверное, кимрское tan "огонь", основа r/n (?);
- в ср.-ирл. ert и лат. terra "земля";
- в лат. albus и лит. baltas- "белый".

Оговорю, на всякий случай, что в задачу этой главы не входит выявление ВСЕХ сближений древнегерманских слов со словами других языков. Задачей является убедиться в наличии таких сближений, и здесь уместны наиболее убедительные их примеры. Я привёл те, которые считаю убедительными сам, подозревая, что значительная их часть вызовет у лингвистов несогласие. Общее количество лексических связей значительно больше. В. Стецюк в статье "Германские племена в Восточной Европе в эпоху бронзы", анализируя лексику древнегерманских языков с аналогичных позиций, приводит таблицу, в строках которой, числом более шестисот слов, размещены слова древнеанглийского, древненемецкого, иранских, балтских и уральских языков, сходные друг с другом (родственные или заимствованные).
Я обработал данные этой таблицы, и в статье "Статистика о древнем ареале англосаксов" привёл данные о сравнительной близости древнеанглийских и древненемецких слов с иранскими и уральскими словами. Результаты говорят о том, что восточноиранских заимствований – из ягнобского языка и пашто – в древнеанглийском языке более чем на 20% больше, чем в древненемецких. Этого можно было бы ожидать при более восточной дислокации праанглийских диалектов по сравнению с дислокацией пранемецких диалектов. Следом идёт талышский язык – сближений с его словами в древнеанглийском на ~20% больше, чем в древненемецких. Различия для осетинских, курдских и персидских слов находятся в пределах "шума" – менее 11 %.
Сравнение также показывает перевес в англо-финноугорских соответствиях над германо-финноугорскими на 20% в Мордовии, 16% у вепсов, 11% у эстонцев.

Шерон Тёрнер в первой половине 19 века написал книгу "The History Of The Anglo – Saxons from the Earliest Period to the Norman Conquest", в которой он называет скифов предками англосаксов и приводит, среди прочих обоснований таблицы слов, пришедших в английский язык из языков восточных. Я разделяю не все его предположения, но вышеприведённые результаты сравнения лексики древнегерманских, иранских и уральских языков заставляют считаться с мыслью о более восточном происхождении англосаксов, чем прочих германцев. Более высокая близость древнеанглийской лексики и талышской согласуется с длительным соседством (несколько сот лет) закавказских предков талышей – кадусиев, также возможных участников германогенеза (см. в главе 1 о хаттах) на территории Европы – с Сакасеной, страной скифов-саков в Закавказье.

Теперь особо остановимся на словах со значениями "конь", "лошадь". Эти слова оказались хорошим маркером миграций народов.

Если нанести на карту Евразии слова со значениями "конь", "лошадь", "кобыла", "жеребец" и т.п. и раскрасить их так, чтобы родственные друг другу слова, а также заимствованные слова и оригиналы были одного цвета, то получится картинка типа иллюстрации, приведённой ниже. На иллюстрации я оставил наиболее распространённые слова, а слова, например, замкнутые рамками какой-либо одной группы родственных языков, слова вымерших языков или не очень популярные (например, рус. орь; нем. Stute и англ. stud/steed/stallion; алб. kalё, hamshor и рум. cal, armasor) – исключил пока из рассмотрения.

Наиболее многочисленными на карте оказались следующие слова:
- родственники монгольского слова морь (С. Старостин включал в эту группу и слова других семей языков – дравидийской и афроазиатской – со значениями "корова", "молодой бычок", под вопросом попало туда и баскское слово beor, предположительно, сино-кавказской макросемьи языков); значение "жеребёнок" имели в древности и аккадские слова mūrum, mūru -мл.-вав. диалект;
- родственники латинского слова equus (сюда же С. Старостин отнёс хурритское слово eššә "лошадь", от которого пошли армянское ēš "осёл" и тюркские "ишаки");
- родственники немецкого слова Pferd;
- родственники русского слова кобыла (здесь же и старославянское слово комонь).
Первые три группы, очевидно, очень древние – поэтому слова каждой из них присутствуют в разных семьях языков и значения их заметно разошлись за истекшие тысячи лет.



Интересным оказалось географическое распределение слов этих трёх групп.

Родственники монгольского слова морь расселились по всей Восточной Азии, вплоть до Китая и Кореи (кит. mǎ, ср.-кор. mằr , кор. mal), самым западным могло бы показаться калмыцкое слово мөрн – но вот первый сюрприз, озадачивший лингвистов: родственники слов алтайских языков внезапно обнаруживаются в германо- и кельтоязычных странах севера Западной Европы в значительном удалении от алтайской и вавилонской родни. Здесь древнеирландское marc, древнеанглийское mearh, древненорвежское merr 19).

Родственники слова equus рассеялись почти во все стороны относительно Малой Азии с хеттским aś(u)was и хурритским ešše, как от эпицентра. Ст.-литовское ešva "кобыла" и древнеиндийское áśva-"конь", тохарское yakwe "лошадь" и латинское equus "лошадь", греческое ἵππος "конь, лошадь, жеребец" и кимрское ebol "жеребёнок", древнеирландское ech, древнеанглийское eoh и древненорвежское jor, древнеперсидское asa-, таджикское асп, курдское хесп и осетинско-дигоронское афса "кобыла" – такой вот имеется разброс координат и произношений слов этой группы. Возможно, эти слова имеют связь с тюркскими at (турецкое), ата (якутское) и т.п. – это не так важно сейчас. Важно другое: у готов лошадь была "малоазиатской" – aihws.

Родственники голландского paard и немецкого Pferd (Online Etymology Dictionary утверждает, что последние в родстве с кимрским gorwydd "лошадь"), обнаруживаются в Закавказье (откуда пришли и кимры, как мы помним) и на Ближнем востоке: арабское фаарис "конь", суахили farasi, протосеверокавказское *фарне "конь", а также аккадское perdum и древнееврейское päräd "мул".

Родственники славянских слов комонь и кобыла обнаруживаются, естественно, в славянских языках, в соседнем литовском (kumele) и "перепрыгнув" через полосу германоязычных территорий, обнаруживаются в греческом (καβάλλης) языке, в романских и кельтских языках. Несколько напоминают эти слова (комонь и кобыла) и финно-угорские hevonen (фин.), hobune (эст.) и heboine (мари) – было ли заимствование, не было ли, здесь не так важно.

Сформулируем найденное так.
В романских языках были/есть слова группы "equus" и "кобыла".

В соседних кельтских языках есть слова всех трёх групп: "equus", "кобыла", "морь" + выбивающиеся слова типа кимрского caseg "кобыла" в бриттской группе языков, созвучное арабскому хисаан "лошадь" и турецкому kisrak "кобыла".

В германских, следующих к востоку за кельтскими – слова групп "equus" и "морь" и выбивающиеся из общего строя слова типа голландского paard и немецкого Pferd. Online Etymology Dictionary утверждает, что последние в родстве с кимрским gorwydd "лошадь". Эти последние напоминают арабское фаарис "конь", протосеверокавказское *фарне "конь", аккадское perdum и древнееврейское päräd "мул". Есть ещё слова, родственные англосаксонскому слову hors, навевающие мысль о богах Солнца (др.-егип. Хор, перс. Хорс, др.-греч. Гелиос,). Солнечные боги часто ассоциировались с упряжками лошадей. В частности, конь в мифологии саков тоже связывался с солнцем и огнем. Отсюда, возможно, и созвучие тюркских слов со значениями "конь" (at, тур.) и "огонь" (ateş, тур.).

В скандинавских языках (датском, шведском, норвежском и исландском) родственники словам Pferd, paard отсутствуют. С. Старостин считал слова Hengst, hest ("жеребец", нем. и сканд.) родственными кимрскому caseg. С другой стороны, древненорвежское hestr близко тем же турецкому kisrak и арабскому хисаан.

В хурритском, армянском, хеттском, индоарийских и тохарских языках – слова группы "equus" преимущественно. Возможно, многие прочие до нас не дошли.

В литовском – старолитовское слово ašvà (диал. ešvà) группы "equus" и слово группы "кобыла" + возможный родственник "жеребцу" - жиргас.

В славянских – слова группы "кобыла" и слово группы "морь" (мерин).

В китайском, корейском, тунгусо-манчжурских и монгольских языках – исключительно слова группы "морь". Китайское сочетание gong-ma "жеребец" (буквально - "самец лошади") подобно комбинации др.-англ. слов "hengst-mare".

Внимательно проглядим вышеприведённый промежуточный итог и отметим, что распределение слов по языкам таково, как если бы слова вышеприведённых четырёх групп некогда занимали четыре ареала:
- группа "морь" – восточные территории от юга Урала – до Тихого океана;
- группа "equus" – южные территории: Причерноморье, Закавказье, Средняя Азия, Индостан;
- группа "Pferd" – Ближний Восток и Закавказье;
- группа "кобыла" – северные территории: Прибалтика, Северо-Восточная Европа (возможно, включая финно-угорские территории).

В результате передвижений народов:
- предки латинов и предки кельтов встретились в Европе с предками балтов и славян и добавили в свой лексикон слова группы "кобыла"; предки балтов приобрели южное слово группы "equus"; предки кельтов принесли с собой восточные слова группы "морь" и южное caseg;
- предки англосаксов, голландцев и немцев вторглись между носителями романских и кельтских языков, с одной стороны, и балтских и славянских языков – с другой – и разделили поле распространения слов группы "кобыла" (они эти слова не переняли), в образовавшейся бреши распространились слова, родственные словам морь, horse и Pferd; с этого времени начали формироваться контакты германцев и кельтов, германцев и славян.

Следы контактов прагерманцев и носителей языков алтайской семьи языков мы уже приводили выше, теперь имеет смысл поискать подтверждений контактов прагерманцев и носителей языков семитской семьи, помимо предположения о родстве аккадского perdum и немецкого Pherd. Предполагаемых следов не очень много, но они есть (часть встречалась нам выше):
- нем. Erde, англ. earth, гот. airþa "земля" (O.E. eorþe, from PIE root *er- (2) "earth, ground" – OED приводит только среднеирландское родственное слово ert, но ирландцы тоже пришли в Европу с юга) – араб. ard, суахили ardhi "земля";
- англ. neck "шея" – араб. уунк "шея";
- OED, meat: O.E. mete "food, item of food" (paired with drink), from P.Gmc. *mati (cf. O.Fris. mete, O.S. meti, O.N. matr, O.H.G. maz, Goth. mats "food," M.Du., Du. metworst, Ger. Mettwurst "type of sausage"), from PIE *mad-i-, from root *mad- "moist, wet," also with reference to food qualities, (cf. Skt. medas- "fat" (n.), O.Ir. mat "pig;" see mast (n.2)) – еврейское маца, мацот; русские мять, мякоть, мясо;
- др.-англ. fenester, нем. Fenster, швейц. нем. Fänschter, идиш fenster, швед. fönster "окно" – лат. fenestra (…others see in it an Etruscan borrowing, based on the suffix -(s)tra, as in Latin loan-words aplustre "the carved stern of a ship with its ornaments,"…); цыган. фэнчтро, груз. panjara, перс. pænjereh, тур. pencere, осет. фæрссаг, рум. fereastră, кимр. ffenestr, брет. prenestr, у ирландского fuinneog, возможно, тоже южные корни, а именно, еврейское panas "светильник" и/или древнегреческое φαίνω "светить"; перечисленные германские слова, по-видимому, происходят от др.-греч. φαίνω с этрусским суффиксом – так полагает OED, отсюда же и рус. фонарь; в норвежском и датском языках слова со значением "окно" родственны слову со значением "ветер", букв. – "ветровой глаз", отсюда и современное англ. слово window; в русском языке окно – тоже от око; в балтских (langas и logs) – ничего общего с fenestra; древнегреческое "окно" – θυρίς, родств. гот. auga-dauro ("дверь глаза", как и в O.E. eagduru, lit. "eye-door."; O.E. eagþyrl, букв. "дыра для глаза").

Интересен вопрос о направлениях заимствования слов со значением "окно", а именно, fenestra и Ко.
Первыми окнами для освещения помещений были просто щели ("дыры") в стенах или под крышей, потом появились окна-бойницы для лучников, и только в начале эры у римлян появились застеклённые окна нынешнего образца и назначения.
Если предположить, что латинское слово fenestra было источником, а германцы получили свои слова от латинов, то тогда трудно объяснить, откуда взялось "P" в названиях окон у грузин, персов и тюрков, при явном подобии этих слов и латинского слова.
Как-то нашёл в сети предположение, что и закавказские, и латинское слова со значением "окно" могут иметь источником евр. panas "светильник, фонарь". У арабов в слове со значением "окно" есть что-то похожее на метатезу (перестановку букв): на:физа – по отношению к *фаниза, потенциальному родственнику слова panas с учётом арабского передвижения [P] > [F]. Получается более логичный вариант распространения слов со значением "окно": грузины, персы и тюрки получили семитское слово без передвижения [P] > [F], а лидийцы и прагерманцы – с таким передвижением. И латинам fenestra досталось уже с "F", возможно, от лидийцев, а возможно – от др.-греч. φαίνω при посредстве этрусков.

И думаю, уже пора разобраться, где латины ознакомились с этими южными словами. Об этом довольно подробно – в очерках "Снова о пятерне, или Откуда взялись латины", "Дождь, ведущая вода и латины с готами". А если коротко – то предки латинов родственны сикулам. Сикулов некоторые исследователи отождествляют с одним из "народов моря" – шакалаша, а историк и археолог Гордон Чайлд полагает возможным 20), что шакалаша – беженцы из города Сагалассос в Писидии, что неподалёку от Трои. То есть общие предки латинов и сикулов были соседями хеттов, гутиев (будущих gut-thiuda – готов) и предков армян. Незадолго до Троянской войны они мигрировали на Апеннины и на Сицилию из Малой Азии, откуда в этот же исторический период ушли и этруски, и энеты-венеты. Вот почему так много лексических пересечений у латинов, древних греков, прагерманцев, хеттов, предков армян и индийцев – все жили на одной территории веками; на вымершем лувийском языке, родственном хеттскому, люди – Luite, ср. с нем. Leute "люди". Созвучия, связанные с именами богов (Baal, Thor), я описал в очерке "Что позволено быку?". Легенда о троянском (малоазиатском) происхождении Тора и скандинавских асов и здесь получила косвенную поддержку: на вымершем лидийском языке (Троя находилась там же, где потом возникнет Лидия) слово ciw означало "бог", а в немецком Ziu – имя одного из сыновей Вотана (др. исл. Tyr, зап. герм. Tiu).

Изучение лексических пересечений показало, что:
- слова списка Сводеша, для которых известны хеттские аналоги, обнаруживают максимальную фонетическую близость для латинских, хеттских, древнегреческих и древнегерманских слов; эта часть списка содержит местоимения, названия частей тела, понятия "вода", "огонь", "говорить", "видеть" – пожалуй, это самая глубокая часть базовой лексики;
- слова, выражающие важные понятия, но не входящие в список Сводеша, также обнаружили особую фонетическую близость для латинских, хеттских, индоиранских, древнегреческих и древнегерманских слов;
- следы контактов прагерманцев и праславян, согласно Ю. Кузьменко, в части древнейших инноваций опосредованы носителями балтских языков; лексические заимствования германцами от славян носят, в основном, хозяйственный характер;
- следы контактов прагерманцев и пракельтов, согласно Ю. Кузьменко, в части древнейших инноваций, опосредованы носителями италийских языков; лексические заимствования германцами от кельтов носят, в основном, военно-политический характер плюс термины металлургии;
- хурритское, алтайские и семитские слова со значениями "конь, кобыла, жеребёнок" оказались исключительными маркерами направлений миграций предков латинов, кельтов и германцев: из Западной и Передней Азии – в Европу;
- в лексике германских языков, в т.ч. и на уровне базовой лексики списка Сводеша, есть (помимо слов со значениями "конь, кобыла" и т.п.) исключительные следы взаимодействия с лексикой южных и восточных не индоевропейских языков. Это языки афроазиатской (арабский, древнееврейский языки), уральской и алтайской (в основном, монгольский язык) семей и сино-кавказской макросемьи языков (чеченский, китайский языки, см. также работу С.А. Старостина "Индоевропейско-севернокавказские изоглоссы", здесь приведён фрагмент по ссылке 15).

Несмотря на то, что лексическим пересечениям здесь уделено очень много места, они не являются базой доказательства южного происхождения германоговорящих народов, вдали от северного населения – праславян и прасаамов. Они служат цели косвенного подтверждения основных моментов, выносимых на обсуждение. Если бы не было в германских языках множества особых лексических следов южных и восточных языков, отсутствующих у тех же саамов и славян, то нижеперечисленные фонетические и морфологические особенности германских языков можно было бы пытаться объяснить общетипологическими закономерностями, не привлекая гипотезу о контактах.

Основными лингвистическими моментами, говорящими о формировании германских языков на Ближнем Востоке, в Малой Азии и в Закавказье, являются следующие (повторим их):
- суффиксы инфинитива с "n" (как в хеттском, древнегреческом, иранских);
- показатель множественного числа с "n" (как в ряде семитских и иранских);
- показатель прошедшего времени с дентальным согласным (как в иранских);
- фонетические особенности (спирант [ɣ], гортанная смычка [?], передвижения согласных), характерные для анатолийских, иранских, семитских и кавказских (осетинский, армянский и др.) языков;
- типология порядка слов в предложениях в немецком и голландском языках (как в хеттском, латинском, индоиранских и др. южных языках).

Выше мы пришли к выводу о том, что хетты разделяли ареалы формирования балтославянских и германских языков. Это было, очевидно, в 3 тысячелетии до н.э., поскольку к концу этого тысячелетия хетты уже создавали государство в Малой Азии и вряд ли были в контакте с праславянами. Поскольку лесной характер хозяйства праславян пока не вызывает сомнений, то носителям хеттского, прагерманского, древнегреческого, праиндоиранского и латинского языков остаётся степная и горная зона юга Европы и Западной Азии. Чёрное и Каспийское моря и Кавказский хребет образовали географическую границу между ареалами, отличия лесоболотного ландшафта от степного и горного создали предпосылки для разных способов ведения хозяйства. В частности, в лесной зоне к концу 2 тысячелетия до н.э. сложился погребальный обряд кремации, а в степной зоне продолжала господствовать ингумация. Об этом более подробно будет написано в третьей главе.

ПРИМЕЧАНИЯ
1) ^ В германском инфинитив выступает с огласовкой презенса и с суффиксом -n, который интерпретируется как исконный показатель аккузатива существительных с основой на *о > а (*-оm > -an). Параллельное германскому развитие мы находим в оско-умбрском. Умбрский суффикс инфинитива -om и оский суффикс инфинитива -um считаются застывшими формами винительного падежа основ на -о (Тронский 2001). Показатели инфинитива, восходящие к формам аккузатива обнаруживают и в санскрите (ср. суффиксы -аm, -tam в ведическом санскрите – Барроу 1976: 339–340; Елизаренкова 1982: 363). Барроу сравнивает форму аккузатива pratríam ‘продлить’ c оско-умбрской формой на -om/-um (Барроу 1976: 340). Трудно сказать, имеет ли отношение к исконному окончанию аккузатива вычленяемый Казанским в хеттском и греческом исконный инфинитивный суффикс -en(-n) (Казанский 2001: 153).
2) ^ Данные об аккадском языке и ряде соседних семитских языков взяты из книги Л.Е. Когана, C.В. Лёзова "Аккадский язык" (http://www.biblicalstudies.ru/OT/Lyosov01.pdf).
3) ^ Данные о формах инфинитива в латыни и санскрите – по статье Балуты А.А. "Особенности употребления инфинитива в санскрите (в сопоставлении с латинским и древнегреческим языками)" (http://www.vestnik-mgou.ru/mag/2010/ling/1/st27.pdf).
4) ^ "...надо отметить, что окончания –e, -en характерны и для глагольного спряжения: ich mache – я делаю, wir machen – мы делаем..." – Генидзе Н.К., Барташова О.А., "Грамматические категории имени существительного: Учебное пособие, СПб: Изд-во СПбГУЭФ, 2010 (http://elibrary.finec.ru/materials_files/333470980.pdf).
5) ^ Данные о древнегреческом лексиконе здесь и далее – преимущественно из "Большого древнегреческого словаря" на основе "Древнегреческо-русского словаря" И.Х. Дворецкого в двух томах, 1958.
6) ^ В лидийском языке звук [p] отсутствовал, в словах, родственных словам ИЕ языков, он, как и в германских, был заменён на [f], напр.: fa- - "on-, upon" [Slavic po-, Lithuanian pa-]" - Lydian Concise Dictionary; оттуда же – fratinid – "does, effects", ср. с англ. practices.
7) ^ Цитаты из научной статьи Городцова В.А., классика археологии, "К вопросу о киммерийской культуре", Труды секции археологии Российской ассоциации научно-исследовательских институтов общественных наук. 1928. III (читать эту работу надо целиком – прекрасный труд, проясняющий очень многие вопросы, запутываемые несерьёзными людьми впоследствии):
"... О. Шрадер, в своем труде об «Индоевропейцах» высказывает мысль, что предшественники скифов в русском Черноморье были не индо-европейские, но, вероятнее всего, урало-алтайские киммерийцы (стр. 26); тогда как А. Рогозина относит киммерийцев к арийскому корню, а Карамзин, Раулинсон и Миннз отождествляют их с кимврами (по Карамзину — германцами, а по Раулинсону и Миннзу – кельтами). М.
И. Ростовцев вводит киммерийцев в родственные связи с алородийцами (яфетидами), в особенности фракийцами и синтами, обитателями острова Лемноса, и более отдаленными по родству фригийцами, хеттами, халдами и митани, но считает их совсем не родственными иранским племенам: скифов и савроматов. В общем, однако, вопрос о расе и племени народа до сих пор остается нерешенным. Нерешенным остается вопрос и о той территории, откуда вышел этот народ в северное Черноморье. О. Шрадер выводит его из Урало-Алтайской области; Раулинсон, Рогозина и Любавский — из Средней Азии, откуда киммерийцы будто бы вышли с незапамятных времен."

Здесь, при описании постановки задачи исследования, мы видим, что кимбров кельтами и их же киммерийцами считали и профессиональные историки, то есть мысль не настолько примитивна, и она вполне достойна внимания. Кроме того, не укрывается от ока исследователей возможное родство и с фракийцами, и с индоариями митанни, и отсутствие этого родства с племенами скифов и сарматов.

Продолжаем цитировать работу Городцова:
"По Ф.Б.Бруну, северно-черноморские киммерийцы сделали первый поход в Малую Азию в 1076 г. до н. эры, а по И.И.Толстому и Н.П.Кондакову, киммерийцы задолго до нашествия скифов стали переселяться в М.Азию. М.И.Ростовцев отмечает влияние хеттов, древних обитателей М. Азии, на киммерийский культ великого женского божества. Наконец, Миннз указывает на киммерийцев «Одиссеи», как на несомненных древних обитателей Ю.России."
8) ^ "Наскальное искусство южной части Скандинавии и севера принадлежит не только двум разным эпохам, но и двум совершенно разным культурам.
На севере художниками были рыболовы и охотники каменного века (5000—1800 лет до н.э.), в то время как на юге — земледельцы бронзового века (1800—500 лет до н.э.).
...
Значительный интерес с точки зрения истории представляют петроглифы в Сольбакке, обнаруженные в 1923 году на территории фермы Наг в Странде, Норвегия. Они датируются примерно серединой I тысячелетия до н.э. Таких скал с изображениями в Странде много, но панель, которая находится в Сольбакке, самая большая и знаменитая.
...
Как и в других местах Скандинавии, особое внимание исследователей в Сольбакке привлекали изображения лодок.
Лодка — самый распространенный и самый важный сюжет в наскальных изображениях бронзового века. Короткие вертикальные линии на лодках, вероятно, обозначают команду или пассажиров.
Лодки представлены в Сольбакке двумя типами. Одни имеют закругленный корпус, и черточки (люди?) поставлены на них вертикально. Такие изображения характерны для южной Норвегии. Другой тип лодок — короче и более угловатый. Некоторые считают, что это лодки, сделанные из шкур, а их изображения родственны старейшим петроглифам Норвегии (например тем, что обнаружены в Альте). Если это так, то значит, эти рисунки сделаны на несколько веков ранее, чем остальные, и, возможно, принадлежат представителям другой культуры.
...
Обобщая все вышесказанное, можно сделать вывод, что наскальные изображения юга и севера Скандинавии принадлежат двум различным культурам (протосаамам и предкам современных скандинавов).
...
Петроглифов в Швеции насчитывается несколько тысяч, и большинство из них обнаружены в южной части страны: в Сконе, в Уппланде, в районе Норчёпинга и в Бохуслене.
Самые ранние из них относятся к 8000 годам до н.э., но большая часть была создана во времена бронзового века (1800—500 гг. до н.э.). В это же время — примерно в 1300-х годах до н.э. — стали появляться каменные могильники в виде груды камней. Такие могилы-кэрны встречаются как на побережье, так и во внутренних районах южной Швеции. Порой петроглифы соседствуют с такими могильниками бронзового века.
...
В двух часах езды на север от Гетеборга вдоль западного побережья Швеции в провинции Бохуслен находится знаменитый комплекс наскальных изображений, известный как Танум. Он расположен около поселка Танумсхеде, в 5 километрах от берега моря. Как и Альта в Норвегии, Танум внесен в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО: количество и качество наскальных изображений делает это место исключительным даже в богатом аналогичными находками Бохуслене.
На значительной охраняемой территории можно видеть тысячи изображений, нанесенных на открытые поверхности скал — как в лесу, так и среди лугов. Тропа приводит в конце к могильнику-кэрну на вершине холма Танум.
...
На петроглифах Бохуслена в Тануме можно видеть изображение кораблей с солнечными дисками и с людьми, размахивающими боевыми топорами, а также крылатых коней, кругов, спиралей и других символов солнца." – Непомнящий, Н., Кривцов Н. "Доисторическая Европа".
9) ^ "137. Лемнос же Мильтиад, сын Кимона, завоевал вот каким образом[122]. Афиняне изгнали пеласгов из Аттики – справедливо ли или несправедливо они поступили – этого я не знаю, и могу лишь передать, что рассказывают другие. Именно, Гекатей, сын Гегесандра, в своей истории утверждает, что афиняне поступили несправедливо. Они ведь отдали свою собственную землю у подошвы Гиметта для поселения пеласгам в награду за то, что те некогда возвели стену вокруг акрополя[123]. Когда же афиняне увидели, что эта, прежде плохая и ничего не стоящая земля теперь прекрасно возделана[124], их охватила зависть и стремление вновь овладеть этой землей. Так то афиняне без всякой иной причины изгнали пеласгов. Напротив, афиняне утверждают, что изгнали они пеласгов с полным правом[125]. Ведь пеласги, жившие у подошвы Гиметта, оттуда причиняли оскорбления афинянам. Дочери афинян постоянно ходили за водой к источнику Эннеакрунос (ведь в те времена у афинян и прочих эллинов еще не было рабов). Всякий раз, когда девушки приходили за водой, пеласги с заносчивым пренебрежением оскорбляли их. Но этого им было еще мало. В конце концов пеласги даже были пойманы на месте преступления, когда хотели напасть на Афины. А насколько афиняне выказали себя благороднее пеласгов, видно из того, что афиняне могли бы перебить их, когда разоблачили их коварные замысли, но не пожелали этого, а приказали покинуть страну. Итак, изгнанные пеласги переселились в другие земли, и в том числе на Лемнос[126]. Таков рассказ Гекатея и таково предание афинян." – Геродот, "История", Книга Шестая "Эрато". Гекатей, судя по рассказу Геродота, описывает пеласгов, как прилежных земледельцев.
10) ^ "Но если отправиться морем, то римлян оно не страшит, тогда как врагам совершенно неведомо; в этом случае можно раньше начинать военные действия и одновременно с легионами перевозить необходимое им продовольствие; всадники и лошади, переправленные по устьям и течениям рек, прибудут свежими в самое сердце Германии." – Тацит, "Анналы", книга вторая, 5.
11) ^ "Однако свевские племена, как я уже сказал, живут частью в самом лесу, частью вне его, на границе с гетами. Таким образом, свевы — самое большое племя, так как его территория простирается от Рена до Альбия; часть его даже живет наC. 291 другой стороне Альбия, как гермондоры и лангобарды; теперь они все до единого изгнаны и бежали на другой берег реки. Общей особенностью всех племен в этой местности является способность легко переселяться из-за простоты их образа жизни и из-за того, что они не занимаются земледелием и даже не делают запасов [пищи], а живут в хижинах временного характера. Средства пропитания они подобно кочевникам получают преимущественно от скота, так что по примеру кочевников нагружают свою утварь на повозки и со своими стадами направляются куда угодно." – Страбон, "География", книга VII, глава I, 3.
12) ^ "Общепризнанным считается, что племена культуры шнуровой керамики принесли с собой навыки ведения производящего хозяйства, основав на побережье крупные долговременные поселения, обитатели которых предпочитали заниматься скотоводством и (в меньшей степени) земледелием. Хозяйство носило комплексный характер. Большую роль играли рыболовство в прибрежных водах, охота на морского и сухопутного зверя.
... В результате проведенных многолетних и регулярных полевых исследований открытого автором поселения Прибрежное (Вальдбург), были выявлены новые и обширные материалы, относящиеся к концу IV - первой половине III тыс. до н. э. В целом, поселение принадлежит к свите культур с производящими формами хозяйства. " – из диссертации Э.Б. Зальцмана "Поселения культуры шнуровой керамики на территории Юго-Восточной Прибалтики"
13) ^ "47. Неспокойны были и другие племена. В Понте102 неожиданно взялся за оружие раб, варвар, некогда командовавший царским флотом, — отпущенник Полемона Аникет. Прежде он пользовался большой властью в этой стране; когда же она сделалась римской провинцией, принялся с нетерпением ожидать переворота. Именем Вителлия он привлек на свою сторону пограничные с Понтом племена, пообещал самым нуждающимся дать возможность пограбить и во главе значительных сил неожиданно ворвался в Трапезунд, славный древний город, основанный греками в самой отдаленной части Понтийского побережья103... Варвары с удивительной быстротой понастроили себе кораблей и безнаказанно бороздили море. Корабли эти называются у них камары106, борта их расположены близко друг к другу, а ниже бортов корпус расширяется; варвары не пользуются при постройке кораблей ни медными, ни железными скрепами; когда море бурно и волны высоки, поверх бортов накладывают доски, образующие что-то вроде крыши, и защищенные таким образом барки легко маневрируют. Грести на них можно в любую сторону, эти суда кончаются острым носом и спереди, и сзади, так что могут с полной безопасностью причаливать к берегу и одним, и другим концом." – Тацит, "История", книга III.
14) ^ Обсуждение природы связей кельтских и германских языков с языками алтайской и уральской семей, в частности, гипотезы об уральских источниках заимствования слов со значением "лёд" – с примерами слов – можно найти в докладе: Tatyana A. Mikhailova (Moscow State University, Russia), "Macc, Cailín and Céile – an Altaic Element in Celtic?"
15) ^ "Сходство между хеттским и славянским языками обнаруживается не только при изучении основ с суффиксом *-es-, но и при исследовании именных основ со сложными суффиксами, образовавшимися благодаря слиянию *-es-с другими аффиксами: -essarj, -esn- (см. выше) и -asti-. В научной литературе многократно отмечалось полное тождество хеттского аффикса -asti- и славянского *-ostь-, а также тождество содержащих эти аффиксы основ: славянск. *dъlgostь > noльск. dlugosc и хетт. dalugasti „длина", которое,по словам И. Фридриха, „выглядит совсем по-праславянски". Необходимо подчеркнуть, что налицо тождество производных с суффиксом вторичного происхождения; таким образом, этот факт свидетельствует о наличии в хеттском и славянских языках одинаковых новообразований, что особенно существенно для установления диалектной близости родственных языков. В этой связи следует отметить, что близкий к *-os-ti- суффикс *-es-ti- имеется в балтийских языках, близких к славянским, и в армянском, в котором многие ученые находят ряд черт, общих только с хеттским." – В.В. Иванов, "О значении хеттского языка для сравнительно-исторического исследования славянских языков", "Вопросы славянского языкознания", изд. Института славяноведения АН СССР, под ред. проф. С.Б. Бернштейна, 1957.
16) ^ " Германский – балтийский и славянский
... если мы примем во внимание установленные выше соответствия, то кроме лексических и словообразовательных мы обнаружим двадцать две фонетико-морфологических инновации, общие для германских и балтийских языков..., тринадцать из которых характерны и для славянских языков..., две из них (начальное ударение (11) и долгие согласные (12)) характерны только для части балтийских языков. Их нет в славянском, но они засвидетельствованы кроме германского в италийском и кельтском.
Количество общих германо-балтийских инноваций оказывается самым большим и превышает количество общих германо-италийских инноваций, которых насчитывается семнадцать.
Нет ни одной германо-славянской инновации, которой бы не было в балтийском." – Ю.К. Кузьменко, "Ранние германцы и их соседи", подраздел 4.2.4.
17) ^

– С.А. Старостин, "Индоевропейско-севернокавказские изоглоссы".
18) ^ Бутир упоминается в трактате Гиппократа "О болезнях" (В.Латышев. "Известия…", ВДИ, 1947, №2, стр. 298).
19) ^ Идея об алтайском *morV как возможном источнике названия верховой лошади *mark- у кельтов и германцев обсуждается в докладе: Tatyana A. Mikhailova (Moscow State University, Russia), "Macc, Cailín and Céile – an Altaic Element in Celtic?".
Цитата: "This idea was developed by T. Gamkrelidze and V. Ivanov, who had seen in it a borrowing from an Altaic language (or dialect). Indeed, Celto-Germanic *mark- has parallels with Altaic *morV- (Mong. morin, Kalm. morin ‘horse’; cf. Russ. merin ‘old horse, gelding,’ a late borrowing from Mong., cf. also Chin. ma < *mra, Tamil mā). Gamkrelidze and Ivanov explain this borrowing by early contacts of IE tribes with Altaic tribes. Moreover, they propose that this represents evidence of early migrations of IE tribes from the East to the West through Asia Minor (Гамкрелидзе (Gamkrelidze), Иванов (Ivanov) 1984: 939). But why in this case should this word be preserved only in Celtic and Germanic, that is in West IE languages?"
Далее следуют рассуждения о "блуждающих словах", о языковых контактах со скифо-сарматами или фракийцами, о неизвестных древнеевропейских субстратных языках, но идея о том, что предки кельтов и германцев сами в разное время принесли с собой в Европу часть алтайской (и уральской) лексики, так и не проявилась в докладе.
20) ^ "Наш подход к решению этой проблемы будет зависеть от решения вопроса о происхождении тех народов, натиск которых пришлось отражать Мернептаху. Среди них выделяются ахейцы, тиррены (этруски), жители Сардинии, Сицилии и ликийцы. До сих пор остается нерешенным вопрос, пришли ли этруски, сардины и сикулы в Египет со своих исконных мест обитания на западе, или они все еще только находились на пути туда. С одной стороны, обращает на себя внимание, что они напали на Египет с запада. Кроме того, ясно, что хорошо известные бронзовые статуэтки, найденные на Сардинии, одна из которых произведена на фото 4, изображают тот же самый народ, который сражался против фараонов или же служил у них в качестве наемников.
С другой стороны, наиболее достоверная традиция связывает происхождение этрусков с Анатолией. В таком случае народ шардана мог быть сарданами из Лидии, а шакалаша - жителями города Сагалассоса в Писидии. Мы могли бы предположить, что эти три племени предприняли путешествие морским путем, чтобы напасть на Египет, однако, встретив негостеприимный прием у Мернептаха, они продолжили свое путешествие, дав свои имена Этрурии, Сардинии и Сицилии." – Гордон Чайлд, "АРИЙЦЫ. ОСНОВАТЕЛИ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ", гл. III, часть Сведения о «народах моря» и северных стран в египетских источниках; http://www.istorya.ru/book/arii/index.php.
Свидетельство о публикации №58375 от 18 марта 2016 года





Голосование:

Суммарный балл: 10
Проголосовало пользователей: 1

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:


Оставлен: 21 января ’2015   17:45
Ещё попалось слово в германских, форма которого совпадает с иранской формой: англ. burden "ноша, бремя" ~ тадж. бурдан "нести".


Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи


© 2009 - 2022 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  ВКонтакте Одноклассники Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft