16+
Лайт-версия сайта

Книга Жизни Маргарет: Тайна Ночи (Три: Слишком странные странности)

Литература / Мистика, хоррор / Книга Жизни Маргарет: Тайна Ночи (Три: Слишком странные странности)
Просмотр работы:
01 июня ’2021   08:30
Просмотров: 783

— Здесь свободно? — Улыбчиво спросил он. В этот момент я обратила внимание на его глаза. Они были зеленые и радостные, что справляло впечатление светлого и очень доброго человека. Я немного в них засмотрелась.
 — Что, прости? Я прослушала вопрос. — Спросила я и немного смутилась, поняв свое глупое положение.
 — Да ничего страшного в этом нет. Не беспокойся так. — Улыбнулся загадочный незнакомец, и я слегка удивилась. Я ведь не говорила ему, что в замешательстве. Странный какой-то. — Эм. Просто у тебя на лице видно, что ты застеснялась. Не стоит. Я спрашивал, свободно ли возле тебя.
Опять-таки он это сказал, словно узнал, о чем я думаю.
 — Ааа. Да. Конечно. Присаживайся. А ты…
 — Я Макс. Новенький. Я переехал из другого штата. Из Сан-Диего.
 — Чужой значит. — Улыбнулась я. — Интересно.
 — У меня родители из Сисайда. Мы переехали в Калифорнию, когда мне было 5 лет. Но теперь мы решили вернуться на родину. Ситуация не из легких была. Ты ведь знаешь об отношениях наших мэров. Нам только год вырабатывали документы, а потом еще год мы тягались по судам, пытаясь доказать, что имеем право на переезд. У нас в районе только делали вид, что переселенцам из вашего региона там лучше. На самом деле, все тайно ненавидели нас и назло нам не хотели выпускать домой. А все из-за мэра. А вообще, там неплохие люди. Это нам так не повезло с местом жительства. Большинство очень даже хорошие. Хотя, разные есть.
Говоря о ситуации в городе, Макс имел в виду разногласия между правительствами наших городов. Это началось год назад. Виланд Путроу — мэр одного из городов Калифорнии и мэр нашего Портленда — Дэми Яроу начали «воевать». Практически началось то, что в мире называют «конкурентная война». Путроу начал лить грязь на Дэма, а Яроу на Уилла. Политические игрища, которые мне были совершенно неинтересны. Я всегда его называла Дэми, так как он был другом молодости моего отца. Папа рассказывал, что как только они с мамой переехали в Сисайд, им встретился молодой парень по имени Дэм, который на тот момент был обычным студентом на факультете политологии университета во Флориде, но он помог родителям обустроиться в городе. Как оказалось — у него одесские корни и его бабушка была хорошо знакома с моей прабабушкой. Его родители переехали в Америку, когда ему было два года и имя его на тот момент было Дмитрий Яровчук. Это я выяснила совсем недавно, когда заходила к Дэму в гости, в его офис. Мама и папа об этом раньше не знали. Да и Дэм тоже. Из-за чего я чувствовала себя археологом, который раскопал какую-то страшную тайну, и жутко гордилась этим.
 — Давай не будем о политике. Я всегда хорошо относилась к «вашим», но теперь мне сложно. Уж очень все изменилось. Думаю, время покажет что да как. — Ответила я и улыбнулась, — Кстати, я Маргарет.
 — Очень приятно. — Улыбнулся Макс. — Значит Рита.
 — Нууу. Вообще я не люблю эти уменьшительные формы. Но так меня еще никто не называл. — Скривилась я.
 — Ладно. Прости.
Вошел учитель и начался урок математики.
 — Прости, что отвлекаю. — Последовала реплика от Макса, — Скажи, а ты коренная жительница Сисайда?
 — Ну, ты такое спрашиваешь. Я живу здесь от рождения. Конечно, нет. — Насмешливо ответила я. — Вообще, мои родители из Одессы.
 — Что за разговоры на задней парте? Я вам не мешаю? Молодой человек, я так понимаю, что Вы новенький. Представьтесь, пожалуйста. — Неожиданно обратился к нам учитель Беркс.
 — Макс Браун, мистер Беркс.
 — Скажите мне Макс, как найти катет из прямоугольного треугольника?
Макс на мгновение задумался и ответил:
 — В зависимости от условий…
 — В смысле от условий? — Перебил его учитель. — Выражайтесь точнее.
 — От условий задачи, господин Беркс. Можно по отношению косинусов и синусов находить прилежащий и противоположный катеты. Так же можно за тангенсом и котангенсом. Это в зависимости от того, что мы ищем и, что нам дано. Но нужны значения углов, как минимум одного угла, отличающегося от 90 градусов. Или же можно еще за теоремой Пифагора вычислить. Но это если у нас дано другой катет и гипотенузу. Еще, если у нас дано угол, и он равен 30 градусам, то противоположный катет будет равен половине гипотенузы. Еще можно за теоремами синусов и косинусов, но в этом случае также необходимы измерения углов. В остальных случаях нужно выводить результат из других формул, уже исходя из задачи. Я все сказал?
 — Да. Вы все сказали. Садитесь и слушайте. И советую Вам не слишком умничать. И впредь не разговаривайте. — Немного растерянно и разочаровано, что не сумел завести ученика в тупик, ответил мистер Беркс и стал излагать тему урока.
Макс сел, перекривил мистера Беркса, повернувшись ко мне. Я посмотрела на него ошеломленными глазами, тихо засмеялась и одобрительно кивнула, мы оба улыбнулись и продолжили слушать урок.
 — Уважаю. До тебя никому не удавалось поставить мистера Донатана на место.
Донатан Беркс был из тех учителей, которые любят ставить плохие оценки. Таким образом наказывая любого ученика, который скажет хоть одно слово, которое ему не понравится. И был приближенным к директору Тифани Эклз, что позволяло в эмоциональных порывах становиться ее шестеркой и прислуживаться ей.
Вечером Макс провел меня домой и рассказал немного о себе:
 — Знаешь, я всегда хотел вернуться в Сисайд. Когда мы переехали в Калифорнию, я пошел в начальную школу и сразу завел друзей. С одним их парней и одной девочкой мы стали неразлучны. Так мы проучились до старшей школы. Теперь же я здесь. Я по ним очень скучаю. Хотя перед отъездом они не очень здорово проводили меня — сказали, что будут заняты и не смогут провести меня на автобус. Было крайне неприятно в тот момент, но все-таки, я думаю, что на это были причины — я им верю. Кстати, ты чем-то похожа на мою подругу: у нее тоже длинные темные волосы и бездонные голубые глаза, вот только твои глаза холодноваты, кажется, что ты одиночка, и тебя это не очень заботит. Или мне кажется?
 — Да не кажется. У меня только одна подруга — Лесли. Есть парочка недоброжелателей. Хотя их так трудно назвать — кто я такая, чтобы у меня были недоброжелатели. Поэтому я их называю просто «недругами». — Я ухмыльнулась. — Это такая себе компашка местных девочек. В общем, как ты понимаешь, друзей у меня намного меньше, чем тех людей, которые не хотят иметь со мной ничего общего. Но меня это только радует. У нас с ними все взаимно: они не любят меня, я соответственно не обязана любить их. Хотя мне их жаль. Мне бы надоело тратить всю свою жизнь на ненависть и подставы.
 — А ты философ. — Макс улыбнулся.
Всю оставшуюся дорогу мы шли и просто мило разговаривали.
Дома никого не было — родители еще не вернулись с работы, и я решила сделать то, что спонтанно и неожиданно пришло в мою голову. Я быстро подогрела в микроволновке вчерашнюю курицу и налила сок. Перекусила и вышла из дому, направляясь в мэрию. До Портленда пришлось ехать полтора часа, поэтому я решила проверить работу своей магнитолы. Я включила радио и начала переключать волны. Остановившись на рок-волне, стала подпевать Курту Кобейну:
 — Hello. Hello. Hello. How low?
Мне нравилась эта песня, поэтому слова знала на память. Слух у меня отличный, а вот с голосом не подфартило. Поэтому, мое пение легко можно было заменить более точным обозначением — горлопанство. Но, вот так с музыкой, время пролетело быстрее.
В прихожей мэра сидела миссис Карвен — молодая брюнетка лет двадцати. Она поприветствовала меня улыбкой.
 — Маргарет? Давно не заходила к нам. — Она искренне была мне рада. Я раньше часто заходила и, когда приходилось ждать в приемной, обсуждала с ней моду, красоту, разные девичьи истории. Мне это не слишком нравилось, но она была довольно милой со мной.
 — Привет, Шелли. — Я улыбнулась ей в ответ и ответила на замечание, вздохнув. — Выпускной класс.
 — Понимаю. Ты к Дэми?
 — Да. Он у себя?
 — Да. Поднимайся. Я ему сообщу, что ты пришла. — Она подняла трубку и нажала кнопку. Я побежала на верхний этаж по винтовой лестнице.
 — Привет, Дэми! — Я весело поприветствовала его, заходя в кабинет без стука, и сразу же плюхнулась на мягкое красное кожаное кресло, которое стаяло в углу.
 — Привет, Маргаритка. — Улыбнулся мне мэр.
 — Ох, эта твоя маргаритка… Цветочное имя. Украина, Украина… Я все-таки хочу там побывать. Давно не была. — Я мечтательно вздохнула. — Там красиво? А то я уже не помню.
 — Безумно. Везде. Там и море, и горы, и поля, и леса. И еще люди очень хорошие. — Он как всегда восторженно говорил, когда речь заходила об его родной стране.
 — Ммм. Точно как-нибудь соберусь и съезжу туда. Несомненно. — Мы улыбнулись. — А какие еще есть интерпретации моего имени на Украине?
 — Маргарита, Марго, Рита. Кажется, все. — Он задумался. — Да. Все.
 — Рита… — Я вспомнила Макса. — Мило.
 — Как у тебя дела? Как учеба? Как родители? Как молодая жизнь? Как выпускной класс? С прошедшим Днем Рождения. — Слова полились из него потоком, в то же время он параллельно занимался своими делами, перекладывая какие-то бумаги с места на место.
 — Я уже могу отвечать? — Он кивнул головой. Я засмеялась и быстро среагировала на его вопросы. — Хорошо. Нормально. Отлично. Может быть. Проходит. Спасибо.
Он улыбнулся.
 — Я хотела поблагодарить.
 — За что? — Он откинулся в своем кожаном кресле, заклав ноги на стол, и его губы растянулись в ехидной улыбке. Он провел рукой по своим слегка седеющим волосам.
 — Ты знаешь. — Я заклала ногу на ногу.
 — Ты о правах? — Он еще шире улыбнулся.
 — Именно. — Я щелкнула пальцами, радуясь, что правильно разгадала загадку.
 — Ну, а в чем дело? Тебе не нравится их дизайн? — Он колко посмотрел на меня.
 — Дэми! Хм. — Я уставилась на него состроенным злым взглядом, и мы засмеялись. — Просто я не сдавала на права. Вот думаю, не будет ли проблем?
 — Какие проблемы могут быть? Мэр сам дал добро на их выдачу. А ты говоришь о каких-то проблемах. Ты меня огорчаешь прям.
 — Да ладно тебе. — Я улыбнулась. — Просто экзамены и все такое.
 — Ну, а зачем мне твои экзамены? Я сам учил тебя водить машину, когда твой папа задерживался на работе. Я знаю, как ты водишь. Что мне еще нужно?
 — Ааа. Ну да. Тогда ладно. Значит, я могу ими легко пользоваться и не бояться стражей порядка? — Закивала я, ожидая его ответа.
 — Только если не будешь нарушать правила. — Серьезно сказал он.
 — Если буду — у меня есть твой номер. Ты ведь меня прикроешь. — Мы засмеялись. — Дэми, я, наверное, пойду. Но ты не думай: я еще зайду к тебе. Когда-то… У меня экзамены скоро, а я даже не готовлюсь. Но родителям не говори — они думают, что я с утра до ночи зубрю. — Я испуганным взглядом посмотрела на него, когда говорила об учебе.
 — Ты знаешь, что я умею хранить тайны. — Он движением руки будто закрыл рот на замок.
 — Ладно. — Засмеялась я. — Я пошла. Увидимся.
Дэми помахал мне рукой, и я вышла. В коридоре я улыбнулась Шелли.
 — Отличная блузка. — Я подмигнула ей, а она дружелюбно засмеялась.
Когда я пришла домой — сразу уселась за свой дневник. Открыв его, я была немного удивлена. На первой странице, которая вчера была абсолютно пустой, виднелась надпись «Если человеку суждено появится в судьбе другого человека — он появится. Но есть тени, которым судьбой предначертано оказаться в жизни людей, но они этого не делают. Они похожи на нас, вот только они не такие, как мы. Они… ДРУГИЕ. И нужно быть осторожным, встретив на своем пути ДРУГОГО. Так сказала судьба, так сказали свыше, так сказала Тайная Книга…».
Ничего не понимаю. Что за бред? Я ведь даже не дотрагивалась до тетради. Может родители?
 — Маааам, — Я спустилась в холл и немного требовательно, но вместе с тем и осторожно спросила. — Ты трогала мой дневник?
 — Нет, дочь. Зачем мне? Ты ведь знаешь, что я не трогаю твои вещи. — Удивленно ответила она. По глазам и тону я поняла, что вопрос был для нее неожиданным. Ведь действительно она никогда не трогает мои личные вещи.
 — А папа? — Продолжала я.
 — Он точно не мог. Он как утром ушел, так еще не вернулся.
Теперь уж точно ничего не понятно.
 — А что-то случилось? — Но я не ответила на этот мамин вопрос и лишь быстро поднялась к себе в комнату.
Усевшись за стол, я перевернула страницу и взялась описывать свой первый день в школе в статусе восемнадцатилетней. Но успела я написать всего-то ничего. Как только я поставила точку после первого предложения… оно исчезло, и страница стала пустой, как и раньше. Я снова написала то же предложение, но и во второй раз текст исчез.
Я ничего не понимала.
Я упрямо продолжала свое дело. И написав в третий раз, я отложила ручку и внимательно начала вглядываться в книгу. Надпись исчезла все так же быстро, как и раньше. Я осмотрела страницу. Ничего странного. Обычная книга, обычная бумага, обычная ручка. Вдруг окно в мою комнату распахнулось и, как и в предыдущий вечер, ворвался ветер. Хорошо, что я вазу переставила на полку над камином. Я подошла к окну, чтобы закрыть его и увидела темную тень под фонарем. Это была все та же тень, которая вчера следила за мной на улице, но только сейчас я могла быть уверенна, что это мужчина. Лица я не видела. Но в это же мгновение тень, увидев, что я смотрю в ее сторону, быстро исчезла в темноте. Почти так же быстро, как и текст в книге. Я закрыла окно, легла в кровать и выключила свет. Хочу спать…




Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

Ты Необыкновенная! и Александр Тюрин Конкурсная

Присоединяйтесь 




Наш рупор

 
КТО ЖЕ ТЫ?!... Музыка, исполнение: Андрей Третьяков
https://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/music/hard/2297547.html?author

1123

Присоединяйтесь 







© 2009 - 2021 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft