16+
Лайт-версия сайта

Рок Грома - глава II

Литература / Мистика, хоррор / Рок Грома - глава II
Просмотр работы:
09 марта ’2022   01:03
Просмотров: 627

Той же ночью король Парис, едва вздохнувший спокойно, и его утомившееся войска были уже на полпути домой в мелкое и бедное от налётов королевство Орбод. К несчастью, не всем из выживших улыбалась удача – воины, не в силах стерпеть агонию и жар в груди, один за другим падали замертво от неизвестного яда отравленных стрел. Ужасно то, что никакие растения и известные способы лечения не помогали от отравы. Осознавая это, некоторые из рыцарей просто останавливались и садились отдохнуть, чтобы в последний раз перевести дыхание, ибо не хотели портить и без того упавший боевой дух соратников.
Вместе с Парисом шли и правители других земель со своими людьми, каждый из которых покидал компанию по мере возвращения из похода. Они знали, что слуги дьявола во плоти не посмеют организовать погоню, ибо они всяко были заняты похоронами лидера. По крайней мере, сегодня.
Победе, если так её можно было назвать, никто не был рад, ибо разительно много полегло простых людей, у которых могла быть вся жизнь впереди. Особенно у детей, которых Гром любил убивать и терзать больше всего, ибо те были абсолютно беззащитны и невинны перед лицом реальной опасности. А чем младше – тем интереснее для него. И как только кто-либо начинал думать о подобном, тому становилось не до улыбок. Потребуется много времени, прежде чем лёгкие начнут наполняться спокойствием, а сердце перестанет обливаться кровью.
И вот на молчаливую рать, погружённую в тоску, обрушилось новое испытание на твёрдость духа и ума. За горизонтом глухо прогремел ослепительный взрыв, невольно остановивший войско. Точно состоящий целиком из света, он озарил подлунную гладь бесплодной равнины, и вдали на мгновение ока настал яркий день. Его тёплая ударная волна дошла и до короля, едва колыхнув его чёрную мантию, надетую поверх доспехов, и длинное перо на голове. Стремительно сменившись непроглядной чернотой, взрыв оставил после себя витиеватую, слабо светящуюся солнечную нить. Исчезая где-то высоко в небе, она наводила Париса на странные мысли, от которых ему становилось дурно.
– Слушайте! Похоже, что боги явили нам нечто обратное Грому, – тяжело вздохнув, заподозрил Парис, волнительно потиравший ладони в красных перчатках, и при упоминании имени варвара в очередной раз плюнул в сторону.
– Но, зачем? Ты убил его. Откуда это в твоей голове? А даже, если это так, то может, стоит порадоваться? – заваливала того вопросами юная дочь, что тайно пошла с ним в битву вопреки его голосу разума, но одержимая отвагой и храбростью.
– Не знаю, – ответил он, чей взор был прикован к следу света. – Боги никогда не помогали человечеству. Даже в самое тяжкое время, и не важно – будь то война, зима, или чума. Боюсь только представить, что это может для нас значить, если они вот так вмешиваются в наш мир.
– Может, на разведку сходить? – предложил один из рыцарей.
– Да, на разведку, – согласился король, поправляя алую накидку.
– Можно я! Я! Я пойду! – прыгая на месте, взбудоражилась дочь короля, чьи короткие белокурые волосы растрясались во все стороны, а бирюзовые глаза отливали радостью.
– Только когда вырастешь, Тсоню. Ты и так не должна была идти с нами. Я тебе велел остаться под надёжной защитой в замке, а ты каким-то неведомым образом сбежала. Пойдёт Аксал.
– Слушаюсь, мой король, – преклонив колено, сказала Аксал, да с такой честью и уважением, что и не надо было кланяться и как-либо демонстрировать свою верность. – Я пойду одна. Буду в Орбоде к середине дня. Если задержусь – всё равно явлюсь.
– Так тому и быть. Пусть твой клинок не подведёт тебя, а броня станет подобна камню. Благословляю твой путь. Ступай.
Запрыгнув на одну из лошадей, Аксал, надев кровавый капюшон, устремилась к цели, освещая свой путь дрожащим пламенем факела.
Точный и быстрый выбор её в роли разведчика отнюдь не был случайностью. Аксал верно служила Парису и никогда не подводила его. Она всегда помогала в любой ситуации. И не важно, что это было: решение политического конфликта, устранение угрозы жизни, мудрый совет, банальная помощь людям и всё остальное, что полезно для короля. Однако Аксал никогда не снимала своего обмундирования, как и железную маску с прорезью в виде креста. Не рассказывала о себе и при этом говорила с таким диалектом, словно бы пришла из глубинки – не всегда правильно выговаривала слова.
Несмотря на свою таинственность, она отдала всю себя служению во славу мира и заслужила почётное место в личной гвардии Париса и репутацию среди людей Орбода.

***

Наступило раннее утро, казавшееся более радостным и приятным, чем обычно. Солнце ещё не возвысилось над горизонтом, но уже озаряло красоты Аркенпасиса. Роса сверкала в тёплых лучах, птицы неохотно просыпались от нарастающей яркости пламенного диска и начинали петь, а степь и её полупустынные просторы приятным образом поглощали тепло и радость нового дня. Кроме одного места.
Над полем, среди ясного неба, прямо по центру нависла плотная серая туча. Размерами она достигала габаритов амбара, а её мрачная тень падала на лежачую груду золотых доспехов необычайной роскоши и большого количества деталей. Лежали они так, словно кто-то упал с неба. В дополнение к этому от амуниции простиралось два следа. Очертаниями они напоминали крылья, выжегшие пожелтевшую траву. Не менее странным оказалось то, что в радиусе нескольких метров от доспехов природа вела себя аномальным образом. Ближе к ним росло обилие разной красоты цветов, над которыми порхали бабочки, а чем дальше – тем природа становилась мертвее, темнее, где-то даже превращаясь в пепел.
Внутри крылатого шлема возник змеиный, шепчущий голос, отдающий неясным, искажённым эхом:
– Агобакур. Я исполнил волю твоего владыки: ты ничего не вспомнишь и больше никогда не возвысишься. Любой вред, который ты получишь, окажется для тебя убийственным. Тебя может умертвить даже укол иглы. Всё для тебя – в моих интересах, чтобы ты не лез в грядущую ересь и скоро умер. Мне нужна твоя душа. Умри. Дай мне её. Дай.
На последнем слове сознание Агобакура, на миг, узрело тёмную, непроглядную тень, что расползлась по всему космосу. Посередине сияла манящая белоснежная сфера. Свет её заполонил всё вокруг, а на смену ему пришли просторы Аркенпасиса.
Внутри частей доспехов образовывались чёрные, как проклятая ночь сгустки дыма. Желая соединиться в единый пазл, они двигали собой золото. Став одним целым, внутри шлема, лишённого забрала, замигали забавные овальные огоньки. Проморгавшись, они стали непрерывно светить, подобно слепым звёздам, иногда смешно мерцавшим.
Оживший доспех, ввиду пробуждения, подозрительно оглядывал траву, в которой он бесцельно покоился. Он не понимал, где находился, но красота мира его завораживала, поражая девственный ум многообразием и цветами. А кем он являлся, не помогали понять даже собственные доспехи, вдоль и поперёк усеянные выгравированной на них историей. Знал он только одно – его зовут Агобакур.
Только появившись на свет, Агобакур услышал женский истошный вопль, доносившийся до него из глубины янтарного леса. Звук, словно схватил его за самое сердце, а тревога, возникшая в нём, насильно подняла на ноги, повелевая бежать в ту сторону. Молниеносно осмотревшись, он заметил около своего собственного следа золотое копьё. Лихо схватив его, он неповоротливо помчался в сторону крика, возникшего ещё раз.
С топотом пробираясь сквозь ржавые заросли и шелестя по траве, он добрался до источника звука и узрел страшное зрелище.
На толстой ветке, прогнившей верёвке висела туго связанная воительница, носившая на лице маску с красным капюшоном. Несмотря на свой внушительный и серьёзный вид, она стала жертвой пыток. Два мрачных дикаря, которых Агобакур спутал с ожившими мертвецами, с блаженством терзали её. Грубо заточенный каменный нож первого нескончаемым, но интенсивным потоком пробивал броню и вонзался в плоть сверлящими движениями. Варвар не трогал жизненно важные органы, желая насладиться страданиями человека и капающими струями горячей крови. Второй же пользовался факелом и подносил его к особо чувствительным местам тела: к пробитой ножом груди, голове, совмещая это с ударами по ней, и между ног. Каждый раз, когда она кричала, он смеялся, широко раскрывая пасть с безобразными зубами и большой глаз.
Не в силах стерпеть это поистине ужасное зрелище, Агобакур, так и хотел наказать умалишённых душегубов – всё указывало на это. Но его же собственное нутро остановило его от возмездия, которое он мог не пережить. Что-то необъяснимое так и подсказывало ему, что он так же хрупок, как и карточный домик, падающий от самого слабого дуновения. Всё же, медлить он не собирался и показался варварам. В свою очередь, одноглазые впали в ступор при виде Агобакура выглядящего для них не как жалкий и слабый крестьянин, а нечто магическое и неизвестное. Понимая, что мгновение это не продлится вечно, копейщик, во благо сохранения жизни и себя и воительницы, стал импровизировать:
– Я – бог смерти! Кто посмел явиться на мои земли? Я пожну ваши мерзкие тела, бездушные твари!– высоким тоном выдал Агобакур, чей искажённый голос отдавал слабым звенящим эхом.
Чтобы страх не выдал его и при этом казаться опаснее, он вытянул руку и медленно, наклонив голову набок, устремился в их сторону неестественной, шатающейся походкой.
Варвары, раскрыв, насколько это возможно, глаза и рты, бросились прочь так быстро, что уже через мгновение от них не осталось и следа. Кроме оружия, которое они бросили так же, как и свою храбрость.
Облегчённо вздохнув, копейщик взял замеченный нож и перерезал верёвку, придерживая воительницу. Он поспешно уложил раненую девушку на землю и только тогда смог более ясно осознать происходящее.
Страшно измученная, она могла только громко хрипеть, истекать и захлёбываться кровью. Жить ей оставалось меньше минуты. Мир ускользал от неё скоротечно.
Агобакур не знал, что делать. Он понимал, что в таком состоянии девушку не поднимут на ноги даже все лечебные средства мира, окажись они чудесным образом неподалёку. Такое количество травм и увечий ничто не могло взять. Осознавая это, он мог дать ей только одно:
– Всё хорошо. Тише. Тебя ждёт дивный мир. Там тепло и замечательно. Нет боли и страданий. Только смех и радость, – говорил он, со всей искренностью понимая, что никто не заслуживает такой жестокой смерти. Агобакур хотел подарить ей хоть что-то хорошее, сам при этом, не понимая почему.
Перед прощанием он дотронулся ладонью до её щеки, чтобы она меньше чувствовала одиночества.
Доспехи воительницы воссияли плавно появляющимся на их поверхности тёплым, будто божественным светом. Его присутствие очистило доспехи от крови и гари, а тело – от всех следов истязательств. В этот момент девушка, почти провалившись в небытие, почувствовала, как её резко вытянуло назад, и открыла глаза.
Как и дикари, она в оцепенении наблюдала за Агобакуром, испытывая, при этом как страх, так и непонимание.
– Я что, вылечил тебя? Ох! Какое счастье! – волнительно выпалил копейщик, не переставая радоваться произошедшему чуду как ребёнок. – Я не знаю, как это вышло. Я просто очнулся, пришёл на твой крик и решил тебя спасти. Как ты?
– Спасибо, – робко и очень тихо ответила она, удивляясь тому, насколько хорошо она себя чувствовала, даже на душе не осталось ничего плохого, связанного с произошедшим с ней.
Неспешно поднявшись на ноги, девушка осмотрела себя, всё поражаясь тому, что с ней всё было в порядке.
– Кто ты? Ты ангел-целитель? Где эти мерзкие животные?
– Я их прогнал. А кто я? Не знаю, – пожав плечами, сказал Агобакур. – Я живу от силы несколько минут, как полагаю. Но, спасибо за комплимент! Знаю только имя – Агобакур.
– Я обязана тебе своей жизнью, если не ты, меня бы не стало, – крепкой обняв копейщика, сказала воительница, следом с подозрением и интересом оглядывая его. – Моё имя Аксал ялд Ишуд. Можно Аксал.
– Приятно познакомиться! А как ты попала в эту передрягу? И кто это были?
Аксал кратко, но ясно, не разбавляя красок, изложила свой рассказ, начиная с истории о Громе и его демонах, заканчивая свой рассказ тем, как она пошла на разведку и попала в засаду.
– Бог ты мой! – тяжело протянул Агобакур, ощущая, как на него навалилась грусть и сочувствие от услышанного.
– Да, мой друг. Такие обстоятельства на этой земле. И мне кажется, что ты – и есть моя цель. Всё сходится. Даже к гадалке ходить не нужно.
– Но, как? – вопросил копейщик. – Я не понимаю. Как я мог появиться прямо после смерти Грома?
– Всё явно не просто. Надо разобраться. Боги, как предположил мой король, просто так ничего не делают. Если ты хочешь узнать, как и все мы что значит твоё появление – отправимся в Орбод. Может, и людям поможешь заодно. У тебя есть дар. Добрый дар. Ты здесь точно нужен хотя бы поэтому.
– Да! Хочу! – переполошившись, воспалил Агобакур. – Я хочу помочь, чем смогу! Честно, даже сам не знаю почему. Видимо, это моя природа.
– Тогда пойдём, – улыбчиво предложила Аксал, по-дружески похлопав того по плечу.
Неподалёку от места преступления оказалась целая и невредимая лошадь, на которой демоны, вероятно, хотели скрыться и потому оставили в живых. Сев на неё, двое отправились в путь, попутно беседуя на разные, несложные темы, дабы скоротать время и узнать друг друга лучше.






Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта





Наш рупор

 
"Забылись от невзгод в тиши библиотек"


Присоединяйтесь 







© 2009 - 2022 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft