16+
Лайт-версия сайта

Хутор Гуляй-поле

Литература / Обществоведение / Хутор Гуляй-поле
Просмотр работы:
23 ноября ’2015   22:03
Просмотров: 7402
Добавлено в закладки: 1

Степан Богданович Гавриш - вице-спикер парламента при президенте Кучме, советник по конституционным вопросам президента Ющенко, заместитель секретаря СНБОУ при президенте Януковиче. Сегодня он пишет книгу «Украина между Габсбургами и Гогенцоллермы» и может позволить себе говорить то, о чем «придворные» политики предпочитают молчать.

Степан Гавриш, политик крупного калибра, который вместе с Кучмой стоял у истоков создания государства «Украина не Россия». Он один из его отцов основателей. Сейчас он пытается найти ответы на вопросы - почему его детище терпит крах:

«Я согласен - патриотизм Украинский сегодня довольно высокий ... Но проблема украинцев  в том, что мы не государственная нация ... Мы не понимаем ценности государства как единой, высшей национальной идеи ...

Проблема, на мой взгляд, в том, что в Украине не существует национальной элиты ...
Под национальной элитой я имею в виду людей, которые интересы государства, интересы собственного народа ставят выше своих собственных интересов ... Нынешняя власть не понимает простых вещей: когда успешной будет государство, успешными в ней будут все.»
http://yurasumy.livejournal.com/746488.html  

Да, "не по Сеньке шапка" Мономаха...

Если попытаться исследовать  эти выявленные проблемы, то следует обратиться к истории укроэтноса, сформировавшей его негосударственный менталитет с представлениями о «вильном» козаке, живущего на своем хуторе  в вышиванке и шароварах в хатке с вишневым садочком у ставочка.

«Хутор это маленькое поселение. Обычно хутор состоит из одного или нескольких домов с подворьем. Хутор не имеет статуса административной единицы. Можно сказать, что это обособленная часть станицы. По мере расширения хутора он может стать самостоятельным населенным пунктом.» 

«Боюсь ошибиться, но скажу, что деревня это административное поселение, в котором есть государственные структуры и государственная власть, как и в любом другом населенном пункте А.
Хутор - это индивидуальное поселение, в котором люди в основном живут натуральным хозяйством. Хутор может состоять из нескольких, или даже из одного двора. Не знаю, есть ли хутора сейчас. Раньше были, и, кажется, только на Украине
»

http://www.bolshoyvopros.ru/questions/464399-v-chjom-otlichie-mezhdu-derevnej-i-hutorom.html

Вывод из вышеизложенного: хутор есть недоразвитая деревня.

Если для хутора характерно изолированность и жизнь по принципу: моя хата с краю – ничего не знаю, то для русской деревни характерна общинность жизни, где «один за всех и все за одного», когда «наших бьют»; взаимовыручка и солидарность.

Украина пошла с хуторов на окраине Речи Посполитой (польско-литовского государства).

Корни России в деревне, точнее деревенской или сельской общине, до 1917 года называемым «миром» - со своим «социалистическим» уставом жизни: разделом и переделом общинной земли по справедливости (по числу мужчин работников в семье и едоков-иждивенцев), помощи всем миром вдовам и сиротам, круговой порукой при уплате десятины – подворной подати государству. За несостоятельных крестьян (безлошадных, бобылей или просто гультяев) платили зажиточные и рачительные.

По решению крестьянского схода староста ставил на правеж нерадивых крестьян, а жену и детей недоимщиков определяли к домовитым хозяевам отрабатывать долги.

Сельская община – это «расширенная» версия патриархальной семьи, где те же принципы подчинения младших старшим, солидарность и взаимная ответственность.
Государство понималось крестьянами также как Большая Семья во главе с властью царя-батюшки. «А всякая власть от Бога».

Такое представление "коллективного бессознательного", закрепленное у русских длительной историей их государства, а также горьким опытом Смутного времени, сформировало у них отношение к правителю как власти сурового отца, пусть и не всегда справедливого, в отличие от украинцев, относившихся к любой власти (польской, русской, советской, гетманской/президентской) как отчиму во главе "нэньки".

Матрица укроменталитета, как мы видим, предполагает доминирование не общинной идеологии, с наиболее ярко характеризующей её русской пословицей "На миру и смерть красна", а идеологии «хатоскрайщиков», у которых "своя рубашка ближе к телу".

И гетман у них – не царь "милостью божией", а выбранный казачьим кругом простой смертный. Если не люб будет – выберут другого. Посему и говорят: «где два хохла – там три гетмана».

"Казачество, по словам Мазепы, "никогда никакой власти и начальства над собой иметь не хочет". Казачья "демократия" была на самом деле охлократией.

Не здесь ли таится разгадка того, почему Украина не сделалась в свое время самостоятельным государством? Могли ли его создать люди, воспитанные в антигосударственных традициях? Захватившие Малороссию "казаченки" превратили ее как бы в огромное Запорожье, подчинив весь край своей дикой системе управления.

Отсюда частые перевороты, свержения гетманов, интриги, подкопы, борьба друг с другом многочисленных группировок, измены, предательства и невероятный политический хаос, царивший всю вторую половину XVII века. Не создав своего государства, казаки явились самым неуживчивым элементом и в тех государствах, с которыми связывала их историческая судьба.

Объяснения природы казачества надо искать не на Западе, а не Востоке, не на почве удобренной римской культурой, а в "диком поле", среди тюрко-монгольских орд. Запорожское казачество давно поставлено в прямую генетическую связь с хищными печенегами, половцами и татарами, бушевавшими в южных степях на протяжении чуть не всей русской истории.

Даже в поздние времена, в начале XVIII века, казаки не стеснялись называть свое ремесло его собственным именем. Когда Булавин поднял на Дону восстание против Петра Великого, он отправился в Запорожье с целью прибрать там себе помощников. Сечь заволновалась...

Булавин встал в Самарских городках и обратился к запорожцам с призывом:

"Атаманы молодцы, дорожные охотники, вольные всяких чинов люди, ВОРЫ и РАЗБОЙНИКИ! Кто похочет с военным походным атаманом Кондратием Афанасьевичем Булавиным, кто похочет с ним погулять по чисту полю, красно походить, сладко попить да поесть, на добрых конях поездить, то приезжайте в черны вершины самарские!" {26}.

До учреждения оседлого реестрового казачества в середине XVI века,
термином "казак" определялся особый образ жизни. "Ходить в казаки" означало удаляться в степь за линию пограничной охраны и жить там наподобие татарских казаков, т. е., в зависимости от обстоятельств, ловить рыбу, пасти овец или грабить.

Фигура запорожца не тождественна с типом коренного малороссиянина, они представляют два разных мира. Один - оседлый, земледельческий, с культурой, бытом, навыками и традициями, унаследованными от киевских времен.

Другой -- гулящий, нетрудовой, ведущий разбойную жизнь, выработавший совершенно иной
темперамент и характер под влиянием образа жизни и смешения со степными выходцами. Казачество порождено не южнорусской культурой, а стихией враждебной, пребывавшей столетиями в состоянии войны с нею.

Кто не понял хищной природы казачества, кто смешивает его с беглым крестьянством, тот никогда не поймет ни происхождения украинского сепаратизма, ни смысла события ему предшествовавшего, в середине XVII века.

А событие это означало не что иное, как захват небольшой кучкой степной вольницы огромной по территории и по народонаселению страны. У казаков, с давних пор жила мечта получить в кормление какое-нибудь небольшое государство.

Судя по частым набегам на Молдаво-Валахию, эта земля была раньше всех ими облюбована. Они ею чуть было не овладели в 1563 г., когда ходили туда под начальством Байды-Вишневецкого.

Уже тогда шла речь о возведении этого предводителя на господарский престол. Через 14 лет, в 1577 г., им удается взять Яссы и посадить на трон своего атамана Подкову, но и на этот раз успех оказался непродолжительным, Подкова не удержался на господарстве.

Невзирая на неудачи, казаки чуть не целое столетие продолжали попытки завоевания и захвата власти в дунайских княжествах. Прибрать их к рукам, учредиться там в качестве чиновничества, завладеть урядами - таков был смысл их усилий.

Судьба к ним оказалась благосклоннее, чем они могли предполагать, она отдала им гораздо более богатую и обширную, чем Молдавия, землю -- Украину.

Выпало такое счастье, в значительной мере неожиданно для них самих, - благодаря крестьянской войне, приведшей к падению крепостного права и польского владычества в крае.

В Запорожье, как и в самой Речи Посполитой, хлопов презрительно называли "чернью". Это те, кто, убежав от панского ярма, не в силах оказались преодолеть своей хлеборобной мужицкой природы и усвоить казачьи замашки, казачью мораль и психологию.

Им не отказывали в убежище, но с ними никогда не сливались; запорожцы знали случайность их появления на низу и сомнительные казачьи качества. Лишь небольшая часть, пройдя степную школу, бесповоротно меняла крестьянскую долю на профессию лихого добычника.

В большинстве же своем, холопский элемент распылялся: кто погибал, кто шел работниками на хутора к реестровым, а когда наплыв такого люда был большим, образовывал скопища, служившие пушечным мясом для ловких предводителей из старых казаков, вроде Лободы или Наливайки, и натравливался на пристепные имения польских магнатов.

Взаимоотношения же между реестровыми и нереестровыми, несмотря на некоторые размолвки, никогда не выражались в форме классовых или сословных распрей. Сечь для тех и других была колыбелью и символом единства.
Реестровые навещают ее, бегут туда в случае невзгод или ссор с польским правительством, часто объединяются с сечевиками для совместных грабительских экспедиций.

Реестровая реформа не только не встречена враждебно на низу, но окрылила все степное гультяйство; попасть в реестр и быть причисленным к "лыцарству" стало мечтой каждого запорожского молодца. Реестр явился не разлагающим, а скорей объединяющим началом и сыграл видную роль в развитии "самосознания".

Вчерашняя разбойная вольница, сделавшись королевским войском, призванным оберегать окраины Речи Посполитой, возгорелась мечтой о некоем почетном месте в панской республике; зародилась та идеология, которая сыграла потом столь важную роль в истории Малороссии. Она заключалась в сближении понятия "казак" с понятием "шляхтич". Сколь смешной ни выглядела эта претензия в глазах тогдашнего польского общества, казаки упорно держались ее.

Шляхтич владеет землями и крестьянами по причине своей воинской службы в пользу государства; но казак тоже воин и тоже служит Речи Посполитой, почему же ему не быть помещиком, тем более, что бок о бок с ним, в Запорожьи жили, нередко, природные шляхтичи из знатных родов, шедшие в казаки? Свои вожделения реестровое войско начало выражать в петициях и обращениях к королю и сейму. На конвокационном сейме 1632 года, его представители заявили:

"Мы убеждены, что дождемся когда-нибудь того счастливого времени, когда получим исправление наших прав рыцарских и ревностно просим, чтобы сейм изволил доложить королю, чтобы нам были дарованы те вольности, которые принадлежат людям рыцарским" {27}.

Скапливая богатства, обзаводясь землей и слугами, верхушка казачества, в самом деле, стала приближаться, экономически, к образу и подобию шляхты.

Известно, что у того же Богдана Хмельницкого было земельное владение в Субботове, дом и несколько десятков челяди. К средине XVII века, казачья аристократия, по материальному достатку, не уступала мелкому и среднему дворянству.

Отлично понимая важность образования для дворянской карьеры, она обучает своих детей панским премудростям. Меньше, чем чрез сто лет после введения реестра, среди казацкой старшины можно было встретить людей употреблявших латынь в разговоре.

Имея возможность, по характеру службы, часто общаться со знатью, старшина заводит с нею знакомства, связи, стремится усвоить ее лоск и замашки. Степной выходец, печенег, готов, вот-вот, появиться в светской гостиной. Ему не хватает только шляхетских прав.

Но тут и начинается драма, обращающая ни во что и латынь, и богатства, и земли. Польское панство, замкнувшись в своем кастовом высокомерии, слышать не хотело о казачьих претензиях. Легче завоевать Молдавию, чем стать членом благородного сословия в Речи Посполитой. Не помогают ни лояльность, ни верная служба. При таком положении, многие издавна начали подумывать о приобретении шляхетства вооруженной рукой.

Украинская националистическая и советская марксистская историографии до того затуманили и замутили картину казачьих бунтов конца XVI и первой половины XVII века, что простому читателю трудно бывает понять их подлинный смысл. Меньше всего подходят они под категорию "национально-освободительных"
движений. Национальной украинской идеи в то время в помине не было.

Но и "антифеодальными" их можно назвать лишь в той степени, в какой принимали в них участие крестьяне, бежавшие на Низ в поисках избавления от нестерпимой крепостной неволи. Эти крестьяне были величайшими мучениками Речи Посполитой.

Иезуит Скарга - яростный гонитель и ненавистник православия и русской народности, признавал, что нигде в мире помещики не обходятся более бесчеловечно со своими крестьянами, чем в Польше. "Владелец или королевский староста не только отнимает у бедного хлопа все, что он зарабатывает, но и убивает его самого, когда захочет и как захочет, и никто не скажет ему за это дурного слова".

Крестьянство изнемогало под бременем налогов и барщины; никаких трудов не хватало оплачивать непомерное мотовство и роскошь панов. Удивительно ли, что оно готово было на любую форму борьбы со своими угнетателями? Но, нашедши такую готовую форму в казачьих бунтах, громя панские замки и фольварки, мужики делали не свое дело, а служили орудием достижения чужих выгод.

Холопская ярость в борьбе с поляками всегда нравилась казачеству и входила в его расчеты. Численно казаки представляли ничтожную группу; в самые хорошие времена она не превышала 10.000 человек, считая реестровых и сечевиков вместе. Они никогда, почти, не выдерживали столкновений с коронными войсками Речи Посполитой.

Уже в самых ранних казачьих восстаниях наблюдается стремление напустить прибежавших за пороги мужиков на замки магнатов. Но механизм и управление восстаниями находились, неизменно, в казачьих руках, и казаки добивались не уничтожения крепостного порядка, но старались правдами и неправдами втереться в феодальное сословие.

Не о свободе шла тут речь, а о привилегиях. То был союз крестьянства со своими потенциальными поработителями, которым удалось, с течением времени, прибрать
его к рукам, заступив место польских панов.

В силу своего военного опыта и организованности, казаки завладели всеми
важными постами в народном ополчении, придав ему свое запорожское устройство, подразделения, обозначения, свою субординацию. Потому казацкие чины - полковники, сотники -- явились властью также для малороссийского населения тех мест, которые были заняты их отрядами.

И над всеми стоял гетман войска запорожского с войсковой канцелярией, генеральным писарем, обозным, войсковым судьей и прочей запорожской старшиной. Выработанная и сложившаяся в степи для небольшой самоуправляющейся военно-разбойничьей общины, система эта переносилась теперь на огромную страну с трудовым оседлым населением, с городами, знавшими и магдебургское право.

Как действовала она на практике, мы не знаем, но можно догадываться, что "практика" меньше всего руководилась правовым сознанием, каковое не было привито степному "лыцарству", воспитанному в антигосударственных традициях".
http://www.lib.ru/POLITOLOG/ulianow_ukraina.txt

Конечно, историческое прошлое не фатально детерминирует настоящее и будущее. Оно лишь через систему закрепившихся в сознании привычек, обычаев, традиций и прочих культурных стереотипов определяет рамки и перспективы развития.

Менталитет хуторянина иной, чем жителя деревни или села, также как склад ума столичного жителя отличен от провинциальных взглядов на жизнь; ракурс видения жителей империи шире, объёмнее, чем точка зрения обывателей каких-нибудь задворок Европы.

В периоды, когда Россия испытывала внутренние или внешние неурядицы, имперское сознание её жителей ослаблялось или вовсе исчезало, как это было в двух геополитических катастрофах XX века.

И тогда в национальных окраинах (украинах) Русской Земли выходило на первый (доминирующий) план местечковое (маргинальное) сознание.

Что мы можем наблюдать на примере той же Украины, начиная с предательства Мазепы и до сегодняшнего возведения в ранг национальных идолов Бандеры и Шухевича.

Для уяснения различий между "кацапами" и "хохлами" обратиться к истории этногенеза русских и украинцев, пользуясь мнением Льва Гумилева От Руси до России Очерки этнической истории М. 2015 «Русское слово» с.133: "Из долины Припяти и Поднепровья началась миграция смешанного русско-польского населения, которое впоследствии составило этнос, называемый украинским".

И далее: "этнические отличия «украинцев от великороссов определялись и этническим субстратом (в состав будущего украинского народа вошли торки, когда-то жившие на границе степи) и проявлялись в некоторых чертах стереотипа поведения (например украинцы и тогда были наиболее усердными служаками, нежели русские), а также в характере связи этноса с ландшафтом.

Великороссы, как и донские казаки, расширяя свой этнический ареал, селились, как правило, по берегам рек. Река, её пойма служили базой хозяйства русского человека, его основной связью с кормящим ландшафтом.

Украинцы, напротив, сумели освоить просторы водоразделов. Они выкапывали колодцы-криницы, делали запруды на ручейках и имели достаточное количество воды.

Так на водоразделах возникли хутора с садиками, и поскольку земля была плодородной, особых забот о хлебе насущном украинцы не знали. Когда же при Екатерине II (1762 – 1796) в результате двух военных кампаний были завоеваны сначала северный берег Черного моря, а потом Крым, исчезла и существовавшая ранее угроза со стороны татар.

При этом для заселения степи доступны стали новые степные пространства – Дикое поле".

Л. Гумилев От Руси до России М. 2015 с. 250 – 251

В отношении к государству у русских и украинцев разница подходов предопределена ходом самой их истории.

"Государство – организация политической власти, необходимой для выполнения как классовых, так и общественных задач, вытекающих из природы всякого общества на определенном историческом этапе его развития" (с).

Государство в Киевской Руси, а затем в Галичской Руси сначала имело свою элиту из князей Рюриковичей. Но с утратой представителями династии Рюриковичей суверенитета и полного исчезновения представителей этого рода, население Юго-Западной Руси стало жить под властью чужеродного государства - сначала Литовского, потом после унии Литвы с Польшей, Речи Посполитой.

"Государство – организация публичной власти, располагающая аппаратом управления, представляющая общество и осуществляющая руководство им" (с).

А публичной жизни в хуторской Украине никогда и не было. Как и в сельской, впрочем. Публичная жизнь начинается в городе (полисе) с обмена информации на торгах и рынках между торговцами и странниками и горожанами.

Публичная власть возникает для защиты города от внешней угрозы и обеспечения внутренней безопасности. Это отчасти отражается в самом русском названии города-града, как место с оградой, города-крепости. То же у немцев «бург» означает городскую крепость.

На украинской мове городское поселение называется просто местом. Местом ярмарочных торгов. Из города вырастает цивилизация. Место даёт лишь культуру, как выражение специфики народа.

"Нравится это кому-то или не нравится, но факт есть факт – до революции 1917 года никакой Украины как самостоятельного национального организма просто не существовало.

«Нации украинской ещё нет, – отмечал даже в середине 1920-х годов видный теоретик украинского движения Вацлав Липинский. – И – пока не будет на Украинской Земле отдельного и суверенного государства – её не может быть. Ни одна нация в мире – нация, как факт реальный, а не идеологический – не родилась ранее государства: всегда сначала было государство, а потом была нация.

Точно также и украинская нация не может начать родиться с конца, так как такие «рождения» и «возрождения» существуют только в фантазиях беллетристов. Эти – которые сегодня зовут себя «украинской нацией» – это только часть местного украинского общества, причем часть к строительству государства наименее пригодная»
...

Само создание самостоятельного украинского государства являлось задачей неимоверной сложности. Главная трудность заключалась в том, что коренные жители территории, на которой адепты «украинской национальной идеи» мечтали построить свою «державу», этой державы не хотели и эту идею не воспринимали.

Они, в громадном большинстве своём (по подсчётам того же Липинского – 99%), ощущали себя русскими, то есть – малорусами, которые вместе с великорусами и белорусами составляют единую русскую нацию. Соответственно, в отделении от России эти жители не видели необходимости.

Писания деятелей украинского движения той поры переполнены жалобами на отсутствие «украинской национальной сознательности». Именно по этой причине указанные деятели в своё время побоялись провести всеобщие выборы в Центральную Раду («Мы на это не посмели решиться», – признается потом в мемуарах председатель Рады Михаил Грушевский).

Прежде всего поэтому оканчивались тогда неудачей все попытки строительства независимой Украины. Этим объясняется всплеск эмоций Симона Петлюры, в отчаянии обозвавшего украинцев «недозрелой нацией».

И Грушевский, и Петлюра, и Липинский искренне хотели создать Украинское государство. Хотели, но не могли. Смогли большевики...

В 1919 году специальным постановлением наркомата просвещения Рабоче-крестьянского правительства Украины (сформированного по указанию Ленина) было объявлено, что украинцы являются самостоятельной нацией «сами того не сознавая». После чего началось насаждение в бывших Малороссии и Новороссии украинского языка и украинского «национального сознания».

Зачем это понадобилось большевикам в 1919 году? В году 1917 – понятно, они раскачивали ситуацию в России, чтобы захватить власть. А в 1919-м?

Дело в том, что и Ленин, и другие компартийные лидеры были одержимы идеей мировой революции. В целях такой революции они собирались преобразовать Россию в союз социалистических республик.

По замыслу ленинцев, социалистическая революция должна была охватывать всё новые и новые страны, которые бы присоединялись к новосозданному союзу. Присоединяться к России большинство стран вряд ли бы захотело. А вот вступление в братский (в перспективе – всемирный) союз национальных республик представлялось воображению революционеров весьма привлекательным.

Однако по состоянию на 1919 год создавать такой союз Ленину было практически не с кем. Большевики контролировали лишь территории (да и то не все), населённые, в основном, русскими. Ни Прибалтика, ни Закавказье, ни Средняя Азия красной Москве не подчинялись.

Пришлось «вычленять» из русской нации украинцев и белорусов со своими «национальными» республиками, чтобы потом можно было заключить с ними вожделенный союз. Сначала – военный, дипломатический, экономический, переросший затем в создание союзного государства (к тому времени власть большевиков распространилась и на Закавказье).

Так, ради мировой революции, возникла Украинская Социалистическая Советская Республика – государство пока фактически несамостоятельное, но имеющее задатки, чтобы стать таковым. В этом государстве проводилась политика украинизации. Проводилась в разное время по-разному. Иногда – ударными темпами, сопровождаясь пропагандистской трескотнёй. Иногда – тихо и постепенно. Но проводилась упорно и настойчиво...

Куда завела эта политика теперь хорошо известно. Трудно переоценить её последствия. Украинский язык, бывший ранее, по признанию украинских «национально сознательных» деятелей, «языком горстки полулегальной интеллигенции», получил широкое распространение.

А главное – широко распространилось украинское «национальное сознание». Нескольким поколениям малорусов, переименованным в украинцы, с юных лет внушали, что они не русские, а представители другого народа. Братского для русских народа, но другого, самостоятельного! Внушали через школу, литературу, кино, науку, СМИ.

Никакой иной информации на сей счёт люди узнать не могли. Взгляды на русских и украинцев как на один народ были объявлены «великорусским шовинизмом» и строжайше запрещены.

В результате: если в начале ХХ века 99% коренных жителей Малороссии считали себя русскими и только 1% – украинцами, то к концу того же века всё обстояло наоборот. Чем не торжество украинства? Основания же для этого торжества были заложены большевиками в 1917 году".

http://alternatio.org/articles/item/54388-

Для формирования украинцев как государственной нации с 1991 года историей было предоставлено время почти в четверть века, но оно бездарно растрачено из-за исторически ложных представлений о себе и своем месте в современном мире.

Интересное мнение украинца о специфики украинско-козацкого менталитета:
"Помню, жил я в детстве на/в Украине, на благословенной Полтавщине.
Смотрю однажды, моя соседка-восьмиклассница (гораздо старше меня тогда) ходит как чумная и учит какой-то текст. Я её спросил, что это. Она отвечает: "Да вот, в школе задали, Дума про козака Голоту".
Ну, я тоже её тогда прочитал.

Я тогда был маленький, но меня уже тогда удивил один нюанс в этом творении украинского народного духа.
Там злой татарин хотел этого козака захватить в плен и продать, но козак изловчился и замочил этого татарина, а уж потом...

...его одежду стягивает, на свои казацкие плечи одевает,
его хорошие татарские чоботы сдирает, на свои казацкие ноги одевает,
его коня себе забирает.
А потом пьет-ест-гуляет и такими словами промовляет:
дай Боже, чтоб мы, козаки, всегда ели-пили-гуляли
и всех ворогив всегда своими ногами топтали!

Никаких других высоких идей бравому козаку в чубатую голову не пришло.

Так вот, не вижу, отчего бы благородным донам панам-победителям Майдана и не вернуться к этому исконному народному идеалу?:)
Я к тому, что это не коррупция. Это козацкая лихость и удаль!"

http://pavel-shipilin.livejournal.com/556089.html

"Высокие идеи", как впрочем и прекраснодушная "маниловщина" - это не для всегда конкретно мыслящего хуторянина-рогуля. Апогей его менталитета и национальной мечты - образ гоголевского Парасюка, которому галушки сами в рот летят. Одним словом, "птица не высокого полета", вроде домашней курицы.

Если "Украина не Россия", тогда что есть Украина, кроме голого отрицания своего родства с "не братьями"?

Ведь на одном нигилизме ничего не построишь. Тем более на людоедской идеологии нынешнего Бандерстана с её: "Бей ляхов, жидов и москалей!". В долгую терпеть такого упыря истории соседи вряд ли станут, даже несмотря на внешнее управление и заокеанскую крышу Щеневмэрлы.

Исчерпывающую характеристику украинства, как "патологии духа и ума" дал Андрей Ваджра:

"Украинство, возникло в начале прошлого века как политическое течение сельского типа. Его носителями стала т.н. сельская интеллигенция, говорящая на малороссийском суржике. А ее врагом стал город с его городской культурой и языком. Украинство – это политическое движение низших слоев русского общества на юго-западных территориях России, выступающее против всего, что не вписывается в их сельский/хуторянский кругозор, ментальность, мышление и культуру.

Поэтому все эти т.н. «украинские революции», грубо говоря, – бунты сельского хама против всего, что, так или иначе, выше него, против того, что ему недоступно в социальном, культурном и интеллектуальном плане. Все, что он не понимает, все, что ему чуждо он стремится разрушить.

В свое время Ницше ввел в свою философию понятие «ressentiment». Оно обозначает психологические особенности, присущие низшим слоям общества, чья зависть и злоба по отношению ко всему высшему, порождают у них мечты о низвержении высшего. Кем были носители украинства в XIX и XX веке? Хлопчиками из крестьянских семей, возомнившими себя, по праву школьного образования, «элитою», «мозоком» некой «украинськойи нацийи». Их отношение ко всему русскому, это, по своей сути, не отношение к чему-то иностранному, как это пытаются сейчас подать, а отношение холопа к миру господ. Ведь для холопской интеллигенции общерусская культура, это культура созданная дворянством, культура всего не сельского, всего не крестьянского, а значит – не украинского, чужого.

На самом деле, по сути, конфликт между Украиной и Россией это конфликт между Селом и Городом. Это мятеж дикости против цивилизации и культуры. Это бунт Села, бессмысленный и беспощадный, против Города.

Ты думаешь почему «нэзалэжна» Украина так быстро потеряла науку, культуру, промышленность и прочие проявления цивилизации? Да потому что все это может создавать только Город, с его особой духовной и интеллектуальной средой. Но на Украине Город – сугубо русский феномен. Поэтому, когда украинство принялось уничтожать все русское, оно стало уничтожать науку, культуру, промышленность и прочие проявления развитой цивилизации. Ведь на Украине цивилизация – сугубо русская. Только идиот может отрицать тот очевидный факт, что все у нас в стране создано и построено либо «москальськым царатом», либо «москальскымы комунякамы». Сугубо украинское это – вышиванки, шаровары, «глэчыкы», «козачэнькы», «гарни народни письни» и Бандера с Мазепой.

Поэтому чем дальше украинство зайдёт в уничтожении всего русского на Украине, тем меньше на её территории останется цивилизации. Фактически украинство обрекает население нынешней украинской территории на примитивное существование в условиях доиндустриальной эпохи, с ее этнографической шароварно-вышиваночной культурой. Без России и русскости Украина это – тотальная «идиллия» в виде хаты-мазанки, дровяной печки, вышиванки, керосиновой лампы, «глэчиков» на плетне, «вишнэвых садочков» и миллионов селян, уехавших в далекие края на заработки.
Все сейчас на Украине идет именно к этому...

Чтобы преодолеть свою сельскую примитивность, нынешней Украине надо вновь пройти многовековой путь своего развития и создать всё то, что было создано за тысячу лет общими усилиями русских народностей, включая малороссов. Как ты понимаешь, это невозможно. Процесс превращения крестьянина в горожанина крайне долог и сложен. Для этого у Украины просто нет времени. Да и ресурсов. А города, оккупированные деклассированными селянами, – это уже не города. Это даже не села. Это просто места скопления людей. И не более того...

Именно поэтому Украина за последние 25 лет выпала из индустриального, культурного и исторического процесса. Крестьянская стихия внеиндустриальна и внеисторична. Она всегда была лишь «гумусом», на котором взрастал город, элита, культура и государство. Все это уже выросло. Но все созданное за долгие века великороссами, малороссами и белорусами было записано украинством в нечто чуждое и враждебное нынешним «украинцам». А то, что мы сейчас называем «Украина», это, по своей сути, гигантское выродившееся село".
http://hrono61.livejournal.com/2352398.html
Махновское село...Гуляй-поле...

Символично, что по весне 2014 года, захватившие в Киеве власть майдауны стали...выращивать на Крещатике(!) редис и завели поросят...

"Не люблю украинцев ... Так мало между ними нашел характеров, а так много мелочности, тесной заскорузлости, двуличия и гордыни, что действительно не знаю за что должен я их любить ... Может, должен любить Украину как расу, ту расу отяжелевшую, разнузданную, сентиментальную, лишенную закалки и силы воли, так мало способную к политической жизни на собственном мусорнике, такую плодовитую на оборотней самого разнородного сорта ... "
http://arguendi.livejournal.com/1968685.html

Украинцы те же русские, только другие -- сельские родственники с окраины Русского Мира с соответствующим кругозором и психологией.

"Украинцы предпочитают замалчивать темы, которые вредят их национальным мифам. Даже ностальгируя по былому, они не могут признать, что Советский Союз был «империей с позитивной дискриминацией». То есть, окраины государства получали гораздо больше благ от его «ядра», чем отдавали ему. Большинство союзных республик дотировались центральной властью и были оазисами процветания по сравнению с РСФСР. Чтобы не пускаться в пространные рассуждения о разнице подходов, стоит просто сравнить республики Средней Азии и Афганистан. Граница «оккупации» — является границей цивилизации. Впрочем, в 1991 году Россия ушла со своих окраин и эта граница стёрлась.

Самостийникам в голову не может прийти, что Империя может развивать свои окраины, вкладываться их в промышленность, инфраструктуру, науку, культуру. В их понимании Империя только тем и занимается, что эксплуатирует колонии, а население «завоёванных» территорий превращает в рабов. Это тот исторический опыт, который приобрели жители Западной Украины за сотни лет пребывания в польской неволе. Почти три десятка лет они распространяют его на всю территорию государства. С русским населением Украины они хотят сделать то же самое, что делали по отношению к ним поляки — эксплуатировать и ассимилировать.

Не желающие понять своё прошлое, украинцы обречены попасть в него вновь. История для них повторяется точно так же, как повторялся один день в американской комедии «День сурка». Герой известного фильма раз за разом переживал один день и, наверное, немногое потерял. Украинцы теряют всю свою жизнь, которая проходит в бессмысленном и болезненном беге по граблям истории".
http://alternatio.org/articles/item/54581-
Свидетельство о публикации №290505 от 23 ноября 2015 года



Голосование:

Суммарный балл: 50
Проголосовало пользователей: 5

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Отзывы:


Вниз ↓

Оставлен: 23 ноября ’2015   22:28
Интересная статья, спасибо Владимир.

Оставлен: 23 ноября ’2015   22:50
Благодарю Мефодий за отзыв, оценку, понимание.


Оставлен: 23 ноября ’2015   22:31
Интересное исследование. Такая точка зрения не лишена здравого смысла. Но надо понимать, что любая общность не бывает окостенелой, незыблемой. Нации бывают разные, молодые и дряхлые, развивающиеся и уходящие в небытие. Разные бывают и государства. Те же штаты - сбор блотных и шайка нищих, а какой могучий всплеск научной мысли.

Оставлен: 23 ноября ’2015   22:48
Согласен, что в муках исторического становления рождаются новые нации и государства. Лишь бы были у общества для этого здоровые силы и оно. что называется "дружило с головой", не принимая "волков в овечьей шкуре" за бескорыстных друзей, а проверенных не одной сотней лет друзей, за "не братьев". Спасибо за оценку и интересный отзыв.


Оставлен: 23 ноября ’2015   23:38
"Похоже, американцы пытаются давить на украинское правительство в нужном направлении. Если развивать мелкие фермерские хозяйства, а не агрохолдинги - село будет процветать. И туда потянутся городские, не связанные с сельским хозяйством.
Преобладание мелких фермерских хозяйств, хорошие дороги и дешевые автомобили после снятия грабительских пошлин. Остальное люди сделают сами.
Развитие городов не должно быть приоритетом. Развитие сел должно быть приоритетом".
http://pauluskp.livejournal.com/849125.html
Ну, значит Яйценюк политику деиндустриализации Украины проводит не спроста, а по заказу Вашингтонского обкома.
Что ж - "жираф большой ему видней". В случае "успеха" Украина возвращается к своему исконному состоянию - хуторской жизни.

Оставлен: 24 ноября ’2015   13:37
Благодарю за оценку и внимание filin1300

Оставлен: 26 ноября ’2015   08:43
Володя,очень верные и мудрые наблюдения! Прекрасная работа! С дружеским теплом.

Оставлен: 26 ноября ’2015   09:11
Спасибо, Света.


Оставлен: 26 ноября ’2015   16:34
Совершенно верно - на отрицании прибавления не дождёшься. Будешь отрицать - отнимется и последнее. Можно согласиться и с тем, что на Украине ныне нет национальной элиты. Вернее, она есть - но только не у власти, а в загоне.
Ну да время и беды лечат. Надежда ещё нэ вмэрла.

Оставлен: 26 ноября ’2015   16:37
Согласен. Спасибо за отзыв. Для полноты картины следует добавить о позитивной части программы укросвидомитов: "Украина цэ Европа!"
Что они там ищут - гей-ценности, "кружевные трусики" или компенсацию за комплекс младшего брата "монголо-кацапов" - трудно сказать. "Чужая душа потёмки".


Оставлен: 26 ноября ’2015   16:38
молодец....
желаю счастья

Оставлен: 26 ноября ’2015   16:43
Спасибо. И вам того же.


Оставлен: 19 января ’2016   16:25
Соединенные хутора Украины
"По мнению Юрия Романенко, сильные мира сего хотят закончить историю унитарной нэньки. Он даже придумал название для нового государства — Конфедерация хуторов Украины".
http://pavel-shipilin.livejournal.com/523317.html

Оставлен: 16 февраля ’2018   15:42
Российская элита обладает имперским мышлением, характерным для правящего класса любого государства с глобальными амбициями. Глобальные же амбиции диктуются одними только размерами России – насущными проблемами обеспечения ее безопасности и даже просто выживаемости.

Имперское мышление предполагает, что расширение зоны военно-политического и финансово-экономического влияния центра – всегда благо, поскольку обеспечивает регионам больший уровень зажиточности, безопасности, культурного развития. И это действительно так. Именно поэтому, пока Украина была имперской территорией, на которой проживала часть государствообразующего народа, она являлась самой лояльной частью империи, обеспечивая приток в центр военных, политиков, администраторов, деятелей культуры. Украинский же национализм (как в мягком варианте, так и в виде бандеровщины) был маргинальным политическим течением, не имевшим никаких перспектив на самой Украине. Сами же украинцы ощущали себя такой же составной частью русского имперского этноса, как сибиряки, поморы или донские казаки.
http://actualcomment.ru/osoznanie-neponimaniya-1802160931.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com


Оставлен: 08 апреля ’2018   08:29
«Мать моя – Малороссия, тетка моя – Украина», – писал Григорий Сковорода. Что же это за Украина была, если не Малороссия? И как она защищала Россию?
http://zavtra.ru/blogs/kak_ukraina_oberegala_rossiyu?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Оставлен: 15 августа ’2018   21:46
Предательство – главное свойство украинских элит
https://andreyvadjra.livejournal.com/844203.html?utm_referrer=https:%2F%2Fzen.yandex.com

Оставлен: 12 сентября ’2018   20:22
Украинцы абсолютно не озабочены правдоподобностью своей мифологии. Она распадается на ряд слабо артикулированных звеньев и собственно непонятно, что люди хотят этим сказать и что им надо. Похоже, что им нужна независимость, но независимость анархическая, НИКАК НЕ ПОДТВЕРЖДЁННАЯ РЕАЛЬНО. Это такое гуляй-поле, историческое сквоттерство. Хочу быть независимым. А на каком основании? А ни на каком, просто хочу и всё. Но для этого надо иметь собственную народность, культуру, историю. А их есть у нас. И начинается фантасмагория выдумывания таких турусов на колёсах, что сами выдумщики в них не верят. А им этого и не надобно. Наоборот, чем абсурднее ложь, тем сильнее ХУЛИГАНСКАЯ претензия. Придирка хулигана должна быть абсолютно бессмысленна:

- Дай закурить!
- Извините, не курю.
- Не куришь? А почему?
https://peremogi.livejournal.com/40306888.html


Вверх ↑
Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

ПРОСТО ОДНА ЖИЗНЬ

Присоединяйтесь 




Наш рупор

 
ЕЁ ВОЛОСЫ ПАХНУТ ЛАДАНОМ-
ПРИГЛАШАЕМ НА ПРЕМЬЕРУ КЛИПА И ПЕСНИ!
https://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/films/other/2043448.html?author


Присоединяйтесь 











© 2009 - 2019 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft