16+
Лайт-версия сайта

Герой Советского Союза Коробков П.Т.

Литература / Очерки / Герой Советского Союза Коробков П.Т.
Просмотр работы:
07 июля ’2014   19:31
Просмотров: 12018

Коробков Павел Терентьевич родился 5.10.09 г. в деревне Липник Суджанского района Курской области, в семье крестьянина. Русский. Окончил семилетку.
В РККА с 1931 г. Член ВКП(б) с 1932 г. В 1933 г. окончил Луганскую военную школу летчиков им. Пролетариата Донбасса. Служил в 8-й школе пилотов Киевского военного округа. 5 раз подавал рапорт с просьбой отправить в Испанию.
Участвовал в национально-революционной войне в Испании с 10.06.38 по 26.10.38 гг. Летал на И-16. Совершил 90 боевых вылетов, провел 32 воздушных боя, сбил 4 самолёта противника лично.
Сначала старший лейтенант Коробков был заместителем командира 5-й эскадрильи Грицевца, а когда тот был назначен командиром группы, принял под командование эскадрилью.
«Боевое крещение он получил летом 1938 года под Валенсией. Оно запомнилось ему взысканием и поощрением одновременно.
В тот памятный день он вместе с другими лётчиками сопровождал группу бомбардировщиков к линии фронта. Шёл правым ведомым. Неожиданно впереди показались вражеские самолёты. Они летели встречным курсом на одиноковой высоте. Хотя и был строжайший приказ держаться кучно, Коробков в миг забыл обо всём на свете. Сделав поворот, он тут же оторвался от своих и оказался лоб в лоб с неприятельским истребителем. Исход решали секунды. Нажим на гашетку, и по вражеской машине хлестнул огненный ливень из 4-х пулемётов. Ослепительно блеснул взрыв, и у всех на глазах к земле полетели обломки расстрелянного им вражеского самолёта.
Республиканцев охватило ликование. Радовался боевому успеху и Коробков. Но нарушение приказа едва не стоило ему жизни. Отрезав смельчака от своих, вражеские лётчики стали обстреливать его со всех сторон. В один из моментов боя на советского лётчика ринулись два неприятельских истребителя, взяв его в клещи. На помощь Коробкову подоспел другой наш лётчик, и они вдвоём расправились с обоими «Фиатами». Но противник продолжал наседать. Выход оставался один - бросить машину в глубокое пике...
На аэродроме Павла Терентьевича встретили восторженно. С земли наблюдали бой и восхищались его отважными, точными действиями. Техник - испанец, обняв Коробкова и прокричав по-русски «Молодец!», потащил его к самолёту:
- Камарадо Павлито, идём посмотрим твой авион.
На козырьке кабины, на плоскостях и фюзеляже они насчитали 15 пробоин...
Однако командир эскадрильи встретил Коробкова серьёзным внушением за невыполнение приказа... «А за боевую находчивость, объявляю вам благодарность», - сказал в заключение командир[1]».
Отличился в заключительных, тяжелых боях на реке Эбро[2].
14.08.38 г. 32 И-16 (в том числе 12 самолетов 5-й эскадрильи во главе с Грицевцом) вступили в схватку с 12 Не.111, 30 «фиатами» и 9 Bf.109.
В первой фазе боя было сбито 2 Не.111 («один – сгорел, второй падал в беспорядке»), 1 Bf.109 и 7 «фиатов». Спустя короткое время на помощь республиканцам подошли 20 И-16 (в том числе – 10 самолетов из 2-й эскадрильи во главе с В. Семенко) и 28 И-15. Подошла помощь и противнику. Во второй фазе боя были сбиты 1 Не.111, 1 Bf.109 и 6 «фиатов»… Из 5-й эскадрильи на свой аэродром не вернулись 4 истребителя. Мотор одного самолета был поврежден стрелками Не.111… В время планирования истребитель пытались добить 3 «фиата», но были отогнаны Михаилом Федосеевым. На истребителях Павла Коробкова, Петра Глушкова и Николая Фомина[3] моторы отказали без воздействия противника, и летчики были вынуждены сесть на аэродроме Реус[4].
По состоянию на 15.08.38 г. старший лейтенант Коробков совершил 44 боевых вылета и провел 12 воздушных боев[5].
26.08.38 г. возвращаясь после вылета по тревоге, он потерпел аварию на своем аэродроме – «при выпуске шасси лопнул шаровый болт, в результате на посадке сломал левую плоскость»
По состоянию на 6.09.38 г. старший лейтенант Коробков совершил 68 боевых вылета и провел 23 воздушных боя[6].
7.09.38 г. после того как советские эскадрильи И-16 были сведены в одну группу под командованием старшего лейтенанта Грицевца, старший лейтенант Коробков был назначен командиром 5-й эскадрильи.
18.09.38 г. вечером на патрулирование в район Корбелы вылетели И-15 и 15 И-16 с советскими летчиками. Последовательно произошло три воздушных боя: два – с Не.111, и третий, когда горючее уже было на исходе, - с 8 Bf.109. В последнем бою самолет Павла Коробкова получил 6 пробоин. Противник по отечественным даны, потерял 1 Не.111.
27.09.38 г. в первой половине дня две эскадрильи И-15 и три эскадрильи И-16 патрулировали в раоне Корберы. Вскоре над линией фронта появились две группы «фиатов» общим числом около 40 машин. Советские летчики атаковали нижнюю группу. Во время маневра столкнулись 2 И-16. Петр Глушков[7] спасся на парашюте, ст. л-т Василий Старков[8] погиб – это была последняя потеря советских летчиков-истребителей в Испании. Во второй половине дня республиканские истребители вновь патрулировали в районе Корберы. Через 10 минут после начала патрулирования эскадрилья из 6 И-16 (летчики Грицевец, Федосеев, Коробков, Фомин, Быковский[9] и Луковников[10]) из-за облаков была атакована 6 Bf.109 из 1.J/88. В последовавшем 20-минутном бою советскими летчиками был сбит 1 «мессершмитт». Немцы заявили о 4 сбитых И-16, однако попадания получили только 2 самолета: в капоте мотора самолета Сергея Быковского оказалось 6 пробоин и в крыле И-16 Павла Коробкова -1[11].
26.10.38 г. загранкомандировка Коробкова завершилась и он вернулся на Родину.
22.02.39 г. капитан Коробков Павел Терентьевич был удостоен звания Герой Советского Союза. Ему вручили медаль «Золотая Звезда» N 119.
Избирался делегатом XVIII съезда ВКП(б).
2.06.39 г. в составе группы летчиков, имеющих боевой опыт, прибыл в Монголию для укрепления частей, участвующих в советско-японском конфликте у реки Халхин-Гол.
Участвовал в боях на реке Халхин-Гол. Командовал эскадрильей 70-го истребительного авиаполка. Совершил 109 боевых вылетов, провел 13 воздушных боев. Эскадрилья под его командованием сбила 15 самолетов. Награжден орденом Красного Знамени (29.08.39) и монгольским орденом «За воинскую доблесть» (10.08.39).
Участвовал в освободительном походе в Западную Белоруссию.
Участвовал в советско-финской войне.
Участвовал в Великой Отечественной войне с июня 1941 г. Командовал 12-м истребительным авиаполком 64-й сад ВВС 12-й армии Киевского особого военного округа.
12-й иап базировался на аэродроме Богушев, близ г. Станислав. К началу войны полк имел 48 летчиков и 66 самолетов И-16 и И-153 (в том числе 3 неисправных).
22 июня в результате вражеского налета 12-й иап потерял тридцать шесть самолетов на стоянках. В воздушных боях летчики полка сбили одиннадцать самолетов противника, потеряв при этом еще три истребителя И-153.
В 5.15 утра в небе над г. Галич один из первых таранов Великой Отечественной войны совершил командир звена 12-го иап младший лейтенант Бутелин[12].
За два первых дня войны летчики 12-го иап действуя на Юго-Западном фронте, уничтожили 8 бомбардировщиков Ю-88, из них 2 самолёта сбил командир полка Герой Советского Союза майор П.Т. Коробков[13].
26.12.41 г. 12-й иап был переименован в 486-й иап[14].
За первые десять месяцев войны летчики полка совершили около 1000 боевых вылетов, уничтожили 95 самолётов противника. Майор Коробков совершил 50 боевых вылетов.
Весной 1942 г. полк Коробкова участвовал в ожесточенных боях в Крыму.
11.03.43 г. подполковник Коробков был назначен командиром 265-й истребительной авиадивизии[15] (291-й, 402-й и 812-й иап), которая вошла в состав 3-го истребительного авиакорпуса РВГК.
Вспоминает Маршал авиации Савицкий[16]: «Я вышел из кабинета командующего, стараясь осмыслить только что услышанное: «Вы назначены командиром истребительного авиакорпуса... В вашем распоряжении двести боевых машин... Корпус как мощный Резерв Верховного Главнокомандования будет использоваться для борьбы за господство в воздухе, изменения соотношений сил в нашу пользу...
Корпус должны были составить две дивизии — по три полка в каждой[17]… Комдивов в штабе ВВС мне представили как опытных летчиков и руководителей коллективов. А вскоре познакомили и с начальником моего будущего штаба… Вместе мы носились по кабинетам управления формирования и укомплектования ВВС, подмосковным аэродромам, вместе уговаривали управленцев подбросить 3-му истребительному полки, имевшие боевой опыт. К сожалению, генерал А.В. Никитин, ведавший вопросами формирования, лишь широко разводил руками и вопрошал:
«Где я на всех напасусь с боевым-то опытом?..» Но все-таки мою просьбу, чему я, признаться, был чрезвычайно рад, выполнить он согласился. Алексей Васильевич, выделив нашему корпусу несколько полков из внутренних округов, один полк — 812-й истребительный - разрешил взять с Дальнего Востока, полк, входивший в дивизию, которой я командовал до войны. Летчики этого полка в совершенстве владели боевой техникой - летали не только днем, но и ночью, мастерски пилотировали, точно стреляли. А что для истребителя еще надо?..
Я продолжал знакомство с командирами полков - с каждым из них слетал на воздушный бой, проверил технику пилотирования, потом очередь дошла до командиров эскадрилий - всеми остался доволен…
Наш резервный корпус направляли на Воронежский фронт. Предполагалось, что мы будем в распоряжении командующего 17-й воздушной армии, и один полк уже успел перелететь в район Обояни. Вдруг телефонный звонок генерала Никитина:
- Перебазирование корпуса прекратить. Вам немедленно прибыть в штаб ВВС… На Кубани, в районе Новороссийска и станицы Крымской, очень тяжелая обстановка. Фашисты сосредоточили там четвертый воздушный флот, эскадры «Мельдерс», «Удет», «Зеленое сердце». Решением Ставки ваш корпус и перебрасываем на Кубань.
- Когда?
- Немедленно! Генерал Судец[18] получил указание лидировать ваши истребители на «пешках»…
Немцы в соединениях своего 4-го воздушного флота сосредоточили около тысячи самолетов. У нас в составе 4-й и 5-й воздушных армий насчитывалось 450 боевых машин. Кроме того, с нашей стороны привлекалась авиация Черноморского флота, одна дивизия авиации дальнего действия. И вот из Резерва Ставки на Северо-Кавказский фронт направляют 2-й бомбардировочный авиакорпус, 2-й смешанный авиакорпус, 282-ю истребительную авиадивизию и мой 3-й истребительный авиационный корпус.
Таким образом, соотношение сил в воздухе было примерно равным. Немцы, правда, превосходили нас в бомбардировщиках, но мы обходили их в истребителях. И завоевать господство в воздухе, надежно прикрыть сухопутные войска, бомбардировочными и штурмовыми ударами уничтожать живую силу и артиллерию противника, содействуя наступлению 56-й армии, помогать нашим десантным частям юго-западнее Новороссийска - такая задача ставилась нашей авиации на северо-кавказском направлении.
- А будет ли время для ввода в бой моих летчиков? - спросил я Никитина. - Боевого-то опыта - ни у кого.
Алексей Васильевич посмотрел на меня, не то, сожалея, не то, сочувствуя, и ответил:
- Думаю, что не будет».
18.04.43 г. корпус был переброшен на Северо-Кавказский фронт и вошел в оперативное подчинение 4-й ВА.
С 20.04.43 г. дивизия Коробкова сражалась в самом пекле над Мысхако.
В своих мемуарах Маршал авиации Савицкий лишь вскользь касается боев над Кубанью, в которых летчики 3-го иак получили боевое крещение. А начались они весьма неудачно.
Рассказывает писатель Тимофеев: «О том, сколь важна предфронтовая подготовка даже летчиков высокого профессионального уровня, особенно ясно показали действия на Кубани 3-го истребительного авиакорпуса под командованием генерала Е.Я. Савицкого... Честную книгу о тех и последующих боях «В небе Украины ведомые «Дракона» (Черкассы, 1997) написал Герой Советского Союза И.В. Федоров[19]. Он приезжал в Центральный архив Министерства обороны, его рукопись не черкали цензоры. В первый же день, 20 апреля, 265-я, одна из двух дивизий корпуса, потеряла погибшими десять летчиков, в том числе командира одного из полков! Еще двое произвели вынужденную посадку, один спасся на парашюте.
Молодые летчики, рвавшиеся на фронт с Дальнего Востока, имели большой налет часов (хотя и на устаревших самолетах), хорошую огневую подготовку. Их появление над Малой землей действительно изменило обстановку в нашу пользу. Как пишет И.В. Федоров: «Вечером вспоминали каждого: их внешний облик, характер, малейшие детали совместной учебы и службы. Их влюбленность в профессию нетчика-истребителя, единственный и последний проведенный ими воздушный бой с противником — это целая героическая жизнь и уход в бессмертие».
Другой летчик того же 812-го полка Герой Советского Союза А.Т. Тищенко[20] в книге «Ведомые «Дракона» (М., 1966) вспоминал подготовку истребителей в 1941-1942 годах - фронтовой опыт доходил в неискаженном виде не через различные служебные информации и статьи в прессе, а из редких рассказов летчиков, побывавших в бою... В боях пришлось самим переучиваться на скоростные атаки с малой дистанции…
В начале 1943-го командир 265-й дивизии П.Т. Коробков сказал дальневосточникам, что «и времени, и бензина мало... посоветовались с вашим командованием и решили: дать вам по два-три полета вывозных на учебном самолете; отработать технику пилотирования и стрельбы на боевом самолете, на этом все». Комдив был из той группы «испанцев» - Героев Советского Союза, которые ничем себя не проявили в Великой войне. После Кубани он был переведен в инспекцию ВВС.
За девять дней битвы дивизия потеряла один полк из трех. К 10 мая в полках насчитывалось всего 22 боеспособных экипажа... Как пишет А.Т. Тищенко: «На первых порах вся наша боевая деятельность зависела от воли начальников штабов, которые сами не летали. Они определяли не только районы, но также высоты и скорости барражирования истребителей. И, конечно, «навели порядок». Каждый день мы летали по одним и тем же маршрутам, на одних и тех же скоростях и высотах. Фашисты не замедлили воспользоваться шаблоном в наших действиях...»
И.В. Федоров вспоминает, как каждый летчик стремился атаковать, забывая о боевом порядке группы и даже пары. Вспоминает и такой приказ из штаба дивизии - летать во время боевых действий в сомкнутом порядке, на малой скорости и заданной высоте: «Все это, как нам разъясняли, вдохновляет защитников Малой земли. Высокому командованию это нравилось: так сказать, психологический фактор для наземных войск - небо закрыто краснозвездными истребителями. И только в конце боев на Кубани, понеся большие неоправданные потери, мы освоили знаменитую «кубанскую этажерку»...
Комкора Е.Я. Савицкого летчики на Кубани помнят расстроенным и мрачным. Даже начало предвещало недоброе. 17 апреля лидер Пе-2 по преступной ошибке привел одну из эскадрилий корпуса вместо Ростова-на-Дону в занятый немцами Таганрог. Пока это заметили, за командиром приземлилось два летчика. Еще двоих сбили зенитки. Пять потерь на пути к фронту! На трофейных «яках» немцы потом неоднократно атаковали наши самолеты, в первую очередь «аэрокобры» и «спитфайры»…
Возвращаясь к боевым действиям 3-го истребительного авиакорпуса, следует сказать, что у летного состава Савицкий имел авторитет, поскольку сам (наверно, это единственный пример среди командиров-истребителей такого ранга) принимал участие в боевых вылетах. Ожидали от боев, конечно, совершенно другого. 32-летний генерал принял корпус из хороших летчиков на новых «яках» с задачей - добиться господства в воздухе. Перед вылетом на Кубань молодого комкора принял И.В. Сталин...
Как пишет И.В. Федоров, 46 летчиков 265-й дивизии погибли, 17 лечили раны в госпиталях, остальные, получив заслуженные ордена, в начале июня были выведены на отдых в Липецк «после такого кошмара, каким представлялось нам теперь все происходившее на Кубани[21]».
23.05.43 г. Коробкову было присвоено воинское звание полковник.
С 27.06.43 г. по 21.06.44 г. он командовал 320-й истребительной авиадивизией ПВО (652-й, 785-й, 862-й, 963-й иап)[22].
Затем был старшим инспектором Летной инспекции ВВС.
В годы Великой Отечественной войны полковник Коробков воевал на Южном и Юго-Западном фронтах, в Крыму, под Сталинградом, на 1-м и 2-м Белорусских фронтах. Свой боевой путь завершил в поверженном Берлине.
Всего за четыре войны он сбил 14 самолетов противника.
Вспоминает генерал-майор авиации Коробков: «Вот взять мою семейную жизнь, только женился - началась война в Испании. Надел гражданский костюм - и «В далекий край товарищ улетает». Дрался там, а жена здесь переживала. Вернулся домой, пожил как во сне - и на Халхин-Гол. Прилетел с Востока - война с белофиннами. После финской надеялся пожить спокойно. И тут на тебе: не прошло и двух лет, как снова грянула война. Чуть семью не потерял. Теперь живем вместе, но не проходит года, чтобы я месяца на три-четыре в командировку не улетел... Я не жалуюсь, нет, другой жизни и не мыслю себе».
После войны продолжил службу в ВВС. В 1954 г. окончил Военную академию Генштаба. Затем был начальником Высших академических курсов ПВО.
С 1960 г. - в запасе.
Жил в Калинине. Много лет работал в Комитете содействия при Новопромышленном райвоенкомате, а затем руководил секцией ветеранов войны Центрального района города Калинина.
Умер 12.04.78 г.
Герой Советского Союза (22.02.39). Награжден тремя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степени, Красной Звезды, медалями, иностранными орденами.

Литература:
1. Долгов И.А. Золотые Звезды калининцев. Кн. 1. – 3-е изд., доп. и перераб. – М., 1983. С. 14-17
2. Золотые Звезды курян. – Воронеж, 1966. С. 213-214

Примечания:
[1] http://airaces.narod.ru/spane/korobk.htm
[2] Подробнее об этом рассказано в биографии дважды Героя Советского Союза Грицевца С.И. http://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/literature/ocherki/1211228.html?author
[3] Фомин Николай Яковлевич (1916-?). Русский. В РККА с 1934 г. Соужил мл. летчиком 4-й истребительной эскадрильи 56-й иаб КВО. Участвовал в национально-революционной войне в Испании с 10.06.38 по 26.10.38 гг. Летал на И-16. Совершил 53 боевых вылета, провел 25 воздушных боев, сбил 1 самолет лично. Награжден орденом Красного Знамени
[4] Абросов С.В. Указ. соч. С. 260.
[5] Абросов С.В. Указ. соч. С. 261.
[6] Абросов С.В. Указ. соч. С. 269.
[7] Глушков Петр Герасимович (1913-1945), майор. Русский. В РККА с 1933 г. Служил летчиком в 36-й истребительной эскадрилье 56-й иаб КВО. Участвовал в национально-революционной войне в Испании с 10.06.38 по 26.10.38 гг. Летал на И-16. Совершил 39 боевых вылетов, провел 20 воздушных боев. Награжден орденом Красного Знамени. Участвовал в Великой Отечественной войне. В апреле 1945 г. пропал без вести.
[8] Старков Василий Васильевич (1908-1938) , ст. лейтенант. Русский. В РККА с 1931 г. Был командиром звена 8-й военной школы пилотов КВО. Участвовал в национально-революционной войне в Испании с 10.06.38 по 27.09.38 гг. Летал на И-16. Совершил 51 боевой вылет, провел 34 воздушных боя. Награжден орденом Красного Знамени. 27.09.38 г. погиб в воздушном бою.
[9] Быковский Сергей Дмитриевич (1912-?). Украинец. В РККА с 1933 г. Служил инструктором по технике пилотирования 4-й истребительной эскадрильи 56-й иаб КВО. Участвовал в национально-революционной войне в Испании с 10.06.38 по 26.10.38 гг. Летал на И-16. Совершил 40 боевых вылетов, провел 25 воздушных боев, сбил 2 самолета противника лично. Награжден орденом Красного Знамени. Участвовал в Великой Отечественной войне. Погиб в воздушном бою.
[10] Луковников Сергей Александрович (1912-?). Русский. В РККА с 1933 г. Служил в 4-й истребительной эскадрильи 56-й иаб КВО. Участвовал в национально-революционной войне в Испании с 10.06.38 по 26.10.38 гг. Летал на И-16. Совершил 44 боевых вылета, провел 27 воздушных боев, сбил 2 самолета противника лично, в т.ч. один таранил. Награжден орденом Красного Знамени. Участвовал в Великой Отечественной войне. Погиб в воздушном бою.
[11] Абросов С.В. Указ соч. С. 274.
[12] Бутелин Леонид Георгиевич (1919-1941), младший лейтенант. Русский. Окончил 8-ю Одесскую военную авиашколу лётчиков им. Полины Осипенко. Участвовал в Великой Отечественной войне. Был командиром звена 12-го иап Киевского особого военного округа. 22.06.41 г. на И-153 таранил Ju.88 и погиб при этом. Посмертно награждён орденом Красного Знамени.
[13] ЦАМО СССР, ф. 32, оп. 22149, д. 18, л. 6.
[14] Впоследствии 486-й истребительный авиационный орденов Суворова и Богдана Хмельницкого полк.
[15] Впоследствии 265-я истребительная авиационная Мелитопольская Краснознаменная ордена Суворова дивизия.
[16] Савицкий Евгений Яковлевич (1910-1990) Дважды Герой Советского Союза (11.05.44, 2.06.45), Маршал авиации (1961), Заслуженный военный летчик СССР (1965). Русский. В РККА с 1929 г. В 1932 г. окончил 7-ю Сталинградскую военную школу пилотов. Был летчиком-инструктором авиашколы. Затем служил на Дальнем Востоке. Был командиром 61-го отдельного отряда особого назначения. С 1938 г. - пом. командира, а с 1939 г. - командир 29-го иап. 15.05.41 г. капитан Савицкий был назначен командиром 29-й истребительной авиадивизии 2-й ОКА Дальневосточного фронта. Участвовал в Великой Отечественной войне с мая 1942 г. Был командиром 205-й иад. С декабря 1942 г. – командир 3-го иак РВГК. Совершил 216 боевых вылетов, сбил 22 самолета лично и 2 в группе. С 1948 г. - командующий истребительной авиацией войск ПВО. В 1955 г. окончил Военную академию Генштаба. С 1966 г. – зам. Главнокомандующего войсками ПВО. С 1980 г. - в Группе генеральных инспекторов МО СССР. Избирался кандидатом в члены ЦК КПСС и депутатом ВС СССР. Лауреат Ленинской премии (1978).
[17] Кроме 265-й иад в состав корпуса вошла 278-я иад (впоследствии 278-я истребительная авиационная Сибирско-Сталинская Краснознаменная ордена Суворова дивизия) в составе 15-го, 43-го и 274-го иап.
[18] Судец Владимир Александрович (1904-1981) Герой Советского Союза (28.04.45), Маршал авиации (1955). Украинец. В РККА с 1925 г. В 1927 г. окончил военно-техническую школу ВВС, в 1929 г. - военную авиашколу летчиков, в 1933 г. - КУКС при ВВА. В 1933-37 г. служил в МНР. Был инструктором-советником командира авиабригады МНА. Участвовал в советско-финской войне. Участвовал в Великой Отечественной войне с 1941 г. Командовал ВВС 51-й армии, ВВС Приволжского военного округа, 1-м бомбардировочным авиакорпусом. С 1943 г. - командующий 17-й ВА. В 1950 г. окончил Военную академию Генштаба. Был начальником Главного штаба и зам. Главнокомандующего ВВС. В 1962-66 гг. - Главнокомандующий войск ПВО – зам. министра обороны СССР. С 1966 г. - в группе генеральных инспекторов. Избирался депутатом ВС СССР и кандидатом в члены ЦК КПСС.
[19] Федоров Иван Васильевич (1920-2000) Герой Советского Союза (26.10.44), генерал-майор авиации. В РККА с 1940 г. В 1941 г. окончил Качинскую Краснознаменную военную авиашколу им. тов. Мясникова . Участвовал в Великой Отечественной войне с апреля 1943 г. Был комэска 812-го иап. Совершил 416 боевых вылетов, в т.ч. 180 на разведку и 84 на штурмовку. Провел 106 воздушных боев, сбил 36 самолетов лично, в т.ч. 1 – таранил, и 1 в группе, 9 самолётов уничтожил на аэродромах. В 1952 г. окончил ВВА. С 1978 г. – в запасе.
[20] Тищенко Александр Трофимович (1919-1983) Герой Советского Союза (15.05.46) полковник. Украинец. В 1939 г. окончил 8-ю Одесскую военную школу пилотов им. Полины Осипенко. Участвовал в Великой Отечественной войне с 1943 г. Был штурманом 812-го иап 265-й иад. Совершил 351 боевой вылет, провел 83 воздушных боя, сбил 16 самолетов лично и 1 в группе. В 1952 г. окончил ВВА. С 1960 г. – в запасе.
[21] Тимофеев В.П. Указ. соч. С. 285.
[22] В действующей армии с 1.07.43 г. по 9.05.45 г.




Голосование:

Суммарный балл: 10
Проголосовало пользователей: 1

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

Премьера. Текст Elizabeth. Не найдя собеседника.

Присоединяйтесь 




Наш рупор

 
Оставьте своё объявление, воспользовавшись услугой "Наш рупор"

Присоединяйтесь 







© 2009 - 2020 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft