16+
Лайт-версия сайта

Я ищу маму...

Литература / Повесть / Я ищу маму...
Просмотр работы:
18 сентября ’2020   15:40
Просмотров: 676

-1-
Наши дни. Санкт – Петербург, Шлиссельбургский проспект. 00:53
Александр Митин возвращался домой из командировки со спокойным сердцем и поющей душой. Он был адвокатом, и командировки в Ленинградскую область стали для него обыденной вещью. Его адвокатское агентство заслужило очень хорошую репутацию за десять лет работы, хотя ему и коллегам (в количестве аж трёх человек) пришлось изрядно попотеть. Зато теперь они спокойно пожинали плоды своего многолетнего труда – от клиентов отбоя не было.
Выиграв очередное судебное заседание, накупив любимой жене кучу всяких вкусностей, Александр вышел из маршрутки как раз напротив своего дома на Шлиссельбургском проспекте/31. Насвистывая, прошёл по двору к подъездной двери, открыл её и…Передумал заходить в подъезд.
«Перекурю, - подумал он. – Нина страшно не любит запаха табачного дыма в квартире, хотя балконную дверь я уже, по-моему, разве что не забетонировал».
Стоял прекрасный летний вечер. Вернее, ночь. Стрелки на наручных часах Александра упрямо ползли к отметке в час.
«Эх, почему вас хоть ненадолго нельзя остановить?! – подумал Александр, бросив взгляд на часы. – Хотя бы на пару дней?!»
Стрелки на часах не ответили ничего. Кроме: «тик-так».
- Эй! Господин Плевалкин! Вы не заблудились? Или не очень торопитесь к любимой и, я надеюсь, единственной жене?!
Это была супруга Александра – Нина. Она, конечно же, не спала.
- Не Плевалкин, а Плевако, сколько раз повторять?! – с напущенной сердитостью ответил Александр. – Это, между прочим, очень известный адвокат не только в Российской, но и в мировой истории, и я не хочу, чтобы он каждый раз переворачивался в гробу, когда моя благоверная коверкает его фамилию.
Нина засмеялась, а Александр, в который раз, поймал себя на мысли, что именно в этот смех он и влюбился три года тому назад. Смех был невероятно приятным, он просто ласкал слух…И пробуждал желание.
- Всё! Бегу!!! – Александр выбросил окурок в урну и бегом бросился по лестнице на седьмой этаж. Лифтом он не пользовался принципиально. Движение – жизнь!
Нина уже открыла входную дверь в квартиру и он с ходу бросился к ней в объятия. Поцелуи, из приветственных, быстро переросли в страстные.
- Подожди, солнышко, - в перерывах, когда мог оторваться от губ жены, прошептал Александр, - я в душ. С дороги ведь.
Нина нехотя усмирила пыл.
- Я быстро, - на ходу расстёгивая рубашку, сказал адвокат, – десять минут – максимум!
- Есть будешь?
- Сначала – десерт! – улыбнулся Александр.
- Развратник…
Александр закрыл за собой дверь в ванную комнату, посмотрел на себя в зеркало и отметил, что неплохо было бы побриться. Потом…После десерта.
Домофон затрезвонил внезапно и очень уж пронзительно.
«Кого черти приволокли в час ночи? – подумал Александр. – Наркоманы проклятые, наверное».
- Вы, скорее всего, ошиблись, – раздался голос Нины.
Через пару секунд домофон заверещал вновь.
- Выключи его к собачьей матери, Нин! – крикнул Александр.
Жена не ответила ему.
- Нина? – он вышел из ванной и увидел в прихожей жену, которая стояла возле двери с домофонной трубкой в руке.
- Дребедень какая-то, - смотря на Александра округлившимся глазами, сказала Нина.
- Кто там?
- Не пойму…Вроде ребёнок. Говорит: «Я ищу маму». Только голос очень странный. Будто бы электронный какой… - Нина протягивала трубку Александру.
Александр подошёл, взял трубку из рук жены и повесил её на стену.
- Испугалась что-ли, глупенькая?! - он обнял жену. – Это балуется просто кто-то.
Домофон зазвонил вновь. Александр поднял трубку и приложил к уху:
- Кто?
Дыхание. Тяжёлое, сиплое какое-то дыхание и следом голос:
- Я ищу маму…
- Послушайте, час ночи на дворе! Прекратите безобразие! Иначе выйду и накостыляю по шее, кто бы ты ни был.
- Саша… - голос жены испугал Александра.
- Что? – он повернулся к ней и увидел, что Нина сидит на корточках у противоположной стены.
- Не ходи никуда… Он звонит на отключенный домофон.
Александр повернул трубку в руке и увидел, что переключатель питания стоит в положении «OFF». Он остолбенел.
Домофон вновь зазвонил. Звук звонка становился всё выше и выше, пока не перешёл в противный писк. Казалось, ещё немного, и барабанные перепонки в ушах разорвутся от напряжения.
ЧТО? – Александр поднёс трубку к уху, зажав кнопку ответа.
- Я ищу маму… - всё тот же голос. Вроде и на самом деле детский, вот только… «Что только?» - сам себя спросил Александр, затем яростно схватил домофон и оторвал его от стены. На память о том месте, где висел домофон, осталось два оголённых провода до смешного малого сечения.
Александр рывком открыл входную дверь и выбежал в подъезд.
- Накинь куртку, - ляпнула совсем неуместную на тот момент фразу Нина.
Александр отмахнулся от неё, как от назойливой мухи, и бегом, перескакивая сразу через несколько ступеней, бросился вниз.
Он выскочил из подъезда, и всю его недавнюю прыть словно сдуло ветром. Прямо напротив подъезда стоял автомобиль. Александр не смог разглядеть марку, да и не особо пытался, если быть честным. Автомобиль был иссиня – чёрного цвета, но самое удивительное в нём было то, что он мерцал. Сквозь него проглядывались дома, которые были напротив, другие автомобили, стоящие позади него во дворе. Александр потёр глаза руками.
Когда он вновь посмотрел вперёд, автомобиль был уже не прозрачным. Он стал невероятно чётким, цвет его как-то особенно отличался от пейзажа вокруг, он стал как будто «вписан» в окружающий мир. И ещё… Он светился. От его хромированного, невероятно яркого и блестящего корпуса исходило сияние. Александр оторопел и стоял, смотря на автомобиль и не имея ни малейших сил оторвать от него взгляд.
Через пару секунд дверь автомобиля открылась. Александр, совсем как кролик, который медленно ползёт к удаву на верную гибель, стал переставлять ноги в сторону открывшейся двери…

-2-
Семью годами ранее. Федеральная трасса Е-20. 3 км. до г.Кингисепп.05:32
- Всю жизнь глядятся в ночь усталые глаза, в пути шофёр-дальнобойщик, - молодой мужчина 35-ти лет вторил автомагнитоле, разносящей по салону большегрузного тягача песню Татьяны Овсиенко. Ему страшно хотелось спать. Работая в частной фирме, занимающейся перевозкой мебели, он очень часто не досыпал, беря на себя по четыре-пять рейсов за неделю.
- Он знает лучше всех, он может рассказать, что наша жизнь шоссе – шоссе длиною в жизнь! – он запел уже в голос и с радостью заметил автозаправку, к которой, включив правый указатель поворота, немедленно свернул.
Заглушив двигатель, он спрыгнул из кабины на землю, и с большим удовольствием потянул задеревеневшие мышцы спины.
- Проклятье! Этак я к пятидесяти в развалину превращусь, - разговаривал он сам с собой. – Так. Принять ванну, выпить чашечку кофэ. И – в путь, амиго!
Он зашёл в придорожное кафе, стоящее рядом с заправкой.
- Доброе утро! – приветствовала его миловидная девушка в замызганном фартуке. – Что желаете?
- Вообще-то, желаю бутылку виски, знойную латинку и удобную кровать. Но, так как в вашем прейскуранте, скорее всего, ничего из названного мной нет – дайте кофе. Только покрепче, пожалуйста!
- Сделаю Вам двойной, - девушка, улыбнувшись, направилась к кофе-машине. – К кофе желаете что-нибудь?
- Нет. Просто кофе.
Мужчина окинул взглядом помещение кафе и заметил в углу, у окна, сидящую за столиком девушку, внешний вид которой не оставлял никаких вопросов о роде её деятельности.
« Опа! Вот это весьма кстати, - подумал он. - Неплохо было бы поразвлечься с такой милахой».
Кровь тут же прилила туда, куда она обычно устремляется у каждого здорового мужчины при мыслях о противоположном поле. Весьма непристойных мыслях.
Расплатившись, мужчина взял обжигающий руки бумажный стакан с кофе и направился к столику, где восседала представительница самой древней профессии.
- Скучаем? – спросил он, подойдя. – Можно скрасить одиночество?!
- Садись, красавчик! – сказала дама, эротично положив ногу на ногу. – Куда направляешься?
- В Ивангород. Мебель везу. – Мужчина отхлебнул чересчур большой глоток и, поперхнувшись, закашлялся.
- Давно не было? – рассмеялась девушка. – Могу посодействовать. Меня, кстати, Снежана зовут. – Она протянула ему руку с безупречным маникюром.
На самом деле, звали её Валентиной, но она посчитала, что Снежана звучит куда более привлекательно, нежели Валька.
- Андрей, - легонько пожав руку, ответил дальнобойщик. – Можешь, значит, помочь, говоришь?! И во что мне это встанет?
- Пустяки, красавчик! - Снежана откинула рукой волосы назад, выставив на обозрение мужчины грудь. Декольте её кофты было невообразимо глубоким и взгляд Андрея невольно задержался на её женских прелестях. В низу живота у него сладко заныло. – Здесь, совсем недалеко есть поселок. Первое мая называется. Добросишь меня? А я в долгу не останусь. – Она томно облизнула губы.
- Не вопрос, милаха! – Андрей встал, взял Снежану за руку и повёл к автомобилю. По пути смачно шлёпнул её по заду.
- Не спеши, - отреагировала проститутка, - всему своё время!
Они проехали отворотку на Кингисепп, когда Снежана резко рванула ширинку штанов Андрея и устремилась губами к его мужскому началу.
- Я руль не удержу, - тяжело дыша, сказал шофёр.
- А ты удержи, - откуда-то из небытия, как показалось Андрею, ответила девушка. – Я люблю скорость!
Яркий свет фар появился в зеркале заднего вида настолько неожиданно, что Андрею пришлось зажмуриться.
- Мудак, твою мать! – выругался он. – На кой чёрт с дальним светом прёшь?
Автомобиль позади грузовика пошёл на его обгон. Андрей, утопая в сексуальной неге, не заметил, что стрелка спидометра пляшет где-то в районе ста двадцати километров в час. Обходившая его легковушка (Андрею показалось, что это «Лексус», причём далеко не эконом, и даже не бизнес класса – скорее, премиум), почти завершив манёвр, внезапно вильнула вправо– почти под колёса его тягача.
- Блять!!! – вскрикнул Андрей, резко вдавив педаль тормоза. Снежана, от резкого торможения, не удержала равновесия и упала ему под ноги.
Резкое торможение тягача уже не помогло водителю «Лексуса». Автомобиль, задев передний бампер грузовика, накренился влево, затем вправо, а потом его подбросило и «Лексус», совершив несколько головокружительных кульбитов, рухнул в придорожный кювет.
Тормозной путь машины Андрея составил метров двести. Наконец остановившись, машина глубоко вздохнула, как вздыхает мать, провожающая своего ребёнка в первый класс. Андрей, оттолкнув Снежану, выпрыгнул из кабины. Краем глаза заметив, что по лицу проститутки течёт кровь, он бросился к валяющемуся в кювете «Лексусу».
- Эй, - крикнул он, нагнувшись около машины и посмотрев в салон. – Тут есть кто жив…
Дыхание Андрея перехватило. Словно рыба, выброшенная на берег, он беззвучно открывал рот и никак не мог вдохнуть.
- Нет…Не может быть…
Он выбрался из кювета и, как ошпаренный, побежал к своему грузовику. И, как раз вовремя. Спустя несколько секунд раздался еле слышный хлопок, а затем страшный грохот. Андрей инстинктивно пригнулся, но продолжал движение в сторону тягача. Снежана тоже вылезла из кабины и сейчас стояла рядом с ней, выпучив глаза от ужаса.
- Бегом в машину! – Подбежав, крикнул Андрей. – Ну, что встала, корова тупорылая? Ранена, что-ли?
- Что это такое? – Показав пальцем в сторону остова горящей иномарки, спросила проститутка.
- Авария, бля, вот что это такое! В машину залезай, или брошу тебя здесь к чёртовой матери!
Андрей, поняв, что словами от девушки ничего не добьешься, подошёл, поднял её на руки и силком запихал в кабину. Сам, быстрее ветра оббежав кабину тягача, прыгнул за руль. Завёл двигатель и стал стремительно набирать скорость.
- А ты что, не поможешь? – тупо смотря вперёд, спросила Снежана.
- Кому? – Андрей яростно ударил по рулевому колесу кулаком. – Горит всё, кому помочь-то?!
Он отъехал на расстояние, при котором отблески горящей иномарки перестали блистать в зеркале заднего вида, и вдавил ногой тормоз.
- Значит так, - сказал он. - Я тебя не знаю, ты меня – тем более! И не дай тебе Бог хоть кому-нибудь, что-нибудь ляпнуть! Пожалеешь, что родилась. Ясно? – Снежана кивнула. – Возьми в бардачке салфетки, сзади тебя аптечка. Рожу в порядок приведи. Твой этот Первомай далеко ещё? Там отворотка на него?
- Километров пять, - еле слышно прошептала Снежана, - да, отворотка.
- Высажу тебя на ней, в посёлок заезжать не буду. Доберёшься?
Снежана лишь кивнула.
- И забудь, слышишь! Меня, мой фургон, вообще день этот, будь он проклят, забудь!!!
Все его угрозы не стоили и выеденного яйца. Они были навеяны лишь одним чувством. СТРАХ. Андреем, на тот момент, управлял лишь страх! Не страх того, что случилось; не страх быть пойманным и осуждённым; а страх той картины, которую он увидел в салоне перевернувшегося «Лексуса».
« Этого не может быть, - думал он. – Просто не может!»
В салоне разбившейся иномарки Андрей не увидел никого, кроме маленького ребёнка, лет семи от роду.

-3-
Наши дни. Санкт-Петербург. Пр. Обуховской обороны – Шлиссельбургский пр. 04:00.
В то утро, когда Сергей Громов, майор полиции, двадцать лет уже отработавший в отделе по раскрытию убийств, собирался совершить свой обычный утренний ритуал; а именно – кросс три километра по Обуховской обороны, и пять-семь подходов подтягиваний на турнике – ему не дали этого сделать. Как раз в тот момент, когда он застёгивал куртку своего тренировочного костюма, в дверь позвонили.
Сергей, не то чтобы испугавшись (сложно уже чего-либо бояться, когда двадцать лет общаешься с покойниками), а скорее удивившись – пошёл открывать.
- Сергей Юрьевич, доброй ночи! Ага. Я тут это, за вами вот прислали, - за дверью оказался их бессменный водитель Юра Конев. – Там на Шлиссельбургском какое-то странное убийство. Ага. Говорят, генерал с Литейного должен приехать даже. Ага.
Юра потому и проработал всю жизнь за баранкой, что был не особо далёкого ума. А вот в болтливости ему равных не было.
- Генерал?! С Литейного?! А ФСБ – то что там разнюхивать собрались?
- Ага. Вот и я думаю, - Юра забавно почесал нос. - Я толком не знаю, Сергей Юрьевич. Меня дежурный пулей за вами отправил. Ага. Так и сказал: «Давай, Юра, жми на полную железку за Сергеем Юрьевичем, он всё равно не спит уже!». Ага. Вот я и принажал.
Сергей думал, стоит ли ему переодеваться по форме, потом вспомнил, что сегодня у него выходной, захватил лишь служебное удостоверение, и вслед за водителем спустился вниз.
Автопарк в их отделе недавно обновили и, вместо видавших видов «УАЗиков» и «буханок», они теперь могли с комфортом разъезжать на новеньких «Рено» и даже «БМВ». Больше всего этому был рад, само собой , водитель Юра.
- Вот всё не нарадуюсь! Ага. Зверь – машина!!! – радостно, как ребёнок, которому Дед Мороз наконец-то подарил что-то очень желанное, говорил Юрий. – Вот увидите, лет десять даже под капот заглядывать не придётся!
- Ага! - в тон водителю ответил Сергей и сел на пассажирское сиденье новенького «БМВ». – Давай только пошустрее рули, Юра, пока туда ФСБ не нагрянуло. Терпеть их не могу. И очень, знаешь ли, люблю, когда на моём участке их в радиусе километра не наблюдается.
- Долетим, как на ковре-самолёте, Сергей Юрьевич!
Они выехали со двора дома, где жил майор и двинулись к месту преступления, которое водитель назвал «странным».
- А я вот чего вспомнил, товарищ майор! В армии я тогда служил, ага. Это я по поводу высокого начальства вспомнил. Так вот. Ага. Служил у нас в части новобранец один и выпала ему честь «на тумбочке» дневалить. Вот. А там, значит, смотр какой-то, комдива аж ждут. А комдив (командир дивизии) у нас был тот ещё мужик. Он Афган прошёл, ага! А этот бедолага, новобранец тумбочный, до того переволновался, что возьми и случись с ним оказия, ага. Приспичило ему, маленько не рожает. А в гарнизоне кипиш - чуть ли не трава покрашена в зелёный цвет, чтобы цвету травы, собственно, соответствовать. Ага. Ну, этот несчастный, туда-сюда, и так и эдак… Но против природы ведь не попрёшь. На ту беду писарь наш полковой мимо него проходил, ага. Пожаловался ему новобранец на слабость живота своего, тот возьми, да пошути. На тебе, говорит, газетку – постелишь на пол, да справишь нужду. На тебе и вторую, говорит, естество своё в порядок приведёшь! Ага. Ну, тот новобранец, недолго думая, прямо возле тумбочки газетку расстелил и, что естественно – то не безобразно!
Сергей представил себе эту картину и прыснул со смеха.
- Ага, - водитель, видя, что поднял настроение майору, начал говорить ещё живее. - Вот, представьте себе теперь, Сергей Юрьевич, картину. Пост у него на втором этаже. Слышит он, что по лестнице поднимается кто-то, да судя по голосам, мама дорогая, сама комиссия во главе с комдивом и комполка! А остановиться-то не могёт, раз уж начал…
Сергей захохотал в голос.
- Ага! – продолжал водитель. – Поднимается, значит, генерал, и видит перед собой неподобающую картину. Вот. Сидит перед ним боец со спущенными штанами, автомат меж ног зажал, лицо серьёзное, как будто в разведке в данный момент находится и говорит: «Здравия желаю, товарищ генерал! Виноват! Но, согласно уставу, часовой не имеет права оставить свой пост ни при каких обстоятельствах!». Ага. А на тумбе, значит, знамя полка гордо так стоит, разве что на ветру не развивается!
Сергей уже не мог остановиться. Всё новые и новые приступы смеха накатывали на него с невероятной силой.
- И, самое интересное, Сергей Юрьевич, генерал постоял – постоял, а потом рассмеялся и командиру полка нашего говорит: «Вроде и наказать надобно бойца, да вроде как и не за что»…
Юрий резко оборвал свой монолог и тяжёлым взглядом посмотрел вперёд:
- А ведь правда, товарищ майор, что-то странное произошло…
Сергей, взяв себя в руки, тоже глянул вперёд. Во дворе дома № 31 по Шлиссельбургскому проспекту, куда они только что заехали, народу было, как в метро в час пик.
- Здесь притормози, Юра, не лезь в толпу, - распорядился Сергей. Юрий аккуратно припарковал «бэху» у бордюра.
Сергей вышел из машины и направился к подъезду, возле которого сновала толпа народу. Он разглядел в толпе лица своих коллег, медиков «Скорой помощи» и нахмурился. Лица эти были все, как одно, бледные и встревоженные. Заметив Сергея, из толпы вышел Николай Рогов, опер из его отдела, капитан полиции. По пути к Сергею, он закурил.
- Привет, Николай! – Сергей протянул коллеге руку для рукопожатия. – Что тут у нас?
- Дела херовые, майор, - тихо сказал Николай, крепко пожав Сергею руку. – Видишь машину?
Он показал рукой в сторону подъезда и только тогда Сергей разглядел стоящий там автомобиль. Увидев его, удивлённо протёр глаза. Автомобиль был невероятно красив. Чёрный седан, напоминающий машины премиум класса, невообразимо яркий и невообразимо блестящий. Ни на корпусе его, ни на стёклах, даже на колёсах не было ни малейшего следа грязи или пыли. Словно он был привезён сюда прямиком из автосалона.
- Не спеши удивляться, - видя недоумение своего начальника, молвил Николай. – Это чёрт знает что, а не автомобиль. У него нет номеров, нет никаких отличительных знаков, нет номера кузова, шасси…Мы даже не знаем, что это за марка.
- А движок? – спросил Сергей. – Тоже без номера?
- Движок, - недобро ухмыльнулся Николай. – А где он?
Сергей посмотрел на коллегу с недоумением:
- Как где? Под капотом.
- Пойдём, - затоптав носком ботинка окурок, сказал Николай.
Они, продравшись через толпу зевак, подошли к машине.
- Ну, попробуй этот самый капот открыть.
Сергей подошел, достал из кармана перчатки, надел их и хотел было открыть капот автомобиля. Он долго, как слепой, шарил руками по этому самому капоту, но никак не мог сообразить, что открывать, собственно говоря, нечего. Автомобиль будто бы был сделан из цельного куска металла. Невообразимо чёрного цвета куска.
- Видишь? – спросил Николай. - Экспонат, твою дивизию за все четыре колеса!
Внезапно автомобиль моргнул поворотниками и дверь со стороны водителя открылась. Сергей в испуге отскочил назад, едва не сбив своего коллегу с ног.
- Все назад! – крикнул он и стал потихоньку приближаться к машине сбоку.
Заглянув в салон, он едва сдержал рвотный спазм. Весь салон был залит кровью, а на пассажирском сиденье сидел мужчина с раздробленной головой. Можно сказать, совсем без головы.
- Твою-то мать! - раздался голос Николая. – Он что, из ПТУРСа себе башку снёс?
- Чего? - Сергей не расслышал и половины слов Николая.
- Я говорю, такое чувство, что ему в голову угодил противотанковый управляемый реактивный снаряд.
- Хер его знает…
- САША!!! – раздался истошный крик и Сергей, развернувшись, увидел, как через оцепление, которое быстро и грамотно организовали опера его отдела, к машине пытается прорваться женщина. – Сашенька мой!!!
- Медиков сюда, живо! – сказал Сергей и направился в сторону женщины. Подошёл, властно обнял её и попытался оттащить подальше. Подбежала какая-то докторша, всучила женщине стакан и та, разбивая себе зубы, выпила.
- Успокойтесь! - сказал Сергей. – Вы кто?
Женщина не реагировала на его речь. Она, полными ужаса глазами смотрела, как медики аккуратно грузят на носилки то, что совсем недавно было её мужем.
- Скажите: «Чашка»! – Сергей тряхнул женщину и поймал её взгляд на себе. – Чашка!!!
- Что? Ну, чашка.
- Ещё раз!
- Чашка, чашка, чашка!
- Хорошо, - Сергей осторожно отвёл женщину на скамью возле подъезда. – А теперь ответьте мне, кто Вы? И кем Вам приходится потерпевший?
- А Вы? Кто?
- Майор полиции Громов Сергей Юрьевич. Вот – удостоверение.
- Я не знаю, - тихо сказала женщина, даже не взглянув на документ, который ей протягивал Сергей. – Это мой муж. Он только пару часов назад вернулся из командировки. Он пошёл в душ и сразу зазвонил домофон. Я ответила. А там…Там…
- Успокойтесь! Возьмите себя в руки! Как Вас зовут?
- Нина.
- Хорошо, Нина, продолжайте. Пожалуйста, поймите, чем быстрее Вы мне всё расскажете, тем быстрее мы сможем выяснить, что здесь творится.
- Там был голос. Детский. Но, он был ненастоящий. Как из магнитофона. Я сказала, что Вы, наверное, ошиблись, и повесила трубку. А он сразу вновь зазвонил.
- И что говорили?
- Я ищу маму…
- Что?
- Да. Я ищу маму. А больше ни слова. – Женщина стала клониться вбок, как будто пытаясь прилечь.
«Это от лекарства, наверное», - подумал Сергей.
- А потом я выключила домофон, но он всё равно продолжал звонить…
- Как это? – не понял Сергей. – Вы хотите сказать, что домофон звонил даже тогда, когда был отключен?
- Мало того. Он звонил даже тогда, когда Саша оторвал его от стены.
- Что? – Сергей недоумевал.
- Саша ответил по домофону ещё два раза, а потом оторвал его от стены и выбежал в подъезд. И, видимо пока он спускался, домофон опять звонил.
- А Вам не показалось?
Взгляд женщины заставил Сергея пожалеть о заданном вопросе.
- Вы считаете, что я ненормальная?
Подошёл медик.
- Я прошу прощения, товарищ полицейский, но я вынужден забрать Вашу собеседницу. Я должен убедиться, что её здоровью ничего не угрожает.
- Хорошо, - Сергей встал и пошёл обратно к автомобилю.
- Сергей, - окликнула его овдовевшая женщина.
- Да?! – он обернулся.
- Не трогайте эту машину. Я думаю… Она не из нашего мира. Она – с того света, - палец женщины указал вверх.
- Успокойтесь, мы разберёмся, - сказал Сергей, не сильно веря своим собственным словам.
-4-
Пятнадцатью годами ранее. Санкт-Петербург. Лиговский проспект.
Дмитрий Суворов сидел за столом, обняв голову ладонями. На столе перед ним стояла непочатая бутылка виски «Jack Daniels» и непочатая пачка «Marlboro». Он в задумчивости катал туда-сюда по столу большую хрустальную пепельницу. Прикасаться к виски и сигаретам ему было строжайше запрещено его лечащим врачом. Выраженная недостаточность митрального клапана правого предсердия. Один глоток алкоголя или лёгкая затяжка сигаретным дымом могли тут же доставить его туда, откуда никто ещё не получал писем.
Дмитрий был совладельцем крупного торгового центра «Сириус». Работа постепенно выматывала его до чёртиков, но он упорно не хотел отдыхать. Особенно после того, как его жена, Кристина, забеременела. С этого момента ничего важнее, чем рождение наследника, для него не стало, и ради этого он был готов работать сутками.
Правда была ещё одна вещь, которая очень беспокоила Дмитрия в последнее время. Кристина, после того как узнала о беременности, изменилась до неузнаваемости.
Во входной двери заскрежетал ключ. Дмитрий встал из-за стола и вышел в прихожую.
- Привет! – сказала жена Дмитрия, зайдя в квартиру. Вместе с ней в квартиру проник стойкий аромат алкоголя. – Пупсик злится?!
Она ехидно улыбнулась, а потом вытянула губы трубочкой, словно целуя мужа на расстоянии.
- Ты снова пила?
- Ой, что Вы, Дмитрий Петрович, как можно?! Мы исключительно за здоровый образ жизни.
- Кристина, что с тобой происходит?! Ты что, сошла с ума? Ты ведь убьёшь нашего ребёнка!
- А ты знаешь… - Кристина села на пуфик, вытянув ноги, - мне всё равно. Ты не представляешь, как ты меня достал своими нравоучениями! Что ты из себя представляешь? Посмотри на себя! Обрюзгший, немощный…
- Закрой рот! Я работаю день и ночь, чтобы обеспечить тебя и нашего ребёнка!
- Да чтоб она провалилась к чертям в преисподнюю, эта твоя работа! Я – женщина!!! Молодая ещё, между прочим. А что я имею? Ляльку под боком и беспомощного в постели старика? Да на хер мне всё это нужно! Есть нормальные мужики… - она внезапно осеклась на этих словах.
- У тебя что, кто-то есть?! – Дмитрий подошёл вплотную к жене. – У тебя что, любовник? Отвечай! – с этими словами он схватил жену за подборок и поднял ей голову так, чтобы видеть её глаза.
- ДА!!! – крикнула Кристина, обдав Дмитрия слюной. – Ты это хотел услышать, старый маразматик? Да, у меня другой! В тысячу раз лучше тебя, между прочим! Сильный, смелый и умный!!! И мы с ним собираемся жить вместе!
- Сука… - прошептал Дмитрий, отпустив голову жены. – Какая же ты тварь, Кристина.
- Тварь?! – Кристина стала вновь застёгивать сапоги, которые до этого успела снять. – Пускай буду тварь! Только мне до жути надоело поднимать твой стручок домкратом! Ах, да! Чуть не забыла. Не забывай, что твой бизнес начал развиваться уже после нашего замужества. Так что, половина его, по закону, моя. Что же ты молчишь?
Кристина, застегнув молнию на сапоге, повернулась к мужу. Дмитрий сидел у стены, опустив голову. Изо рта у него шла пена, но он почему-то не издавал ни звука. Сердце его остановилось уже навсегда.
Кристина, по логике вещей, должна была бы запаниковать, броситься к телефонной трубке, чтобы вызвать ангелов в белых халатах, начать рвать на себе волосы и в голос выть о потере кормильца и любимого мужа. Однако вместо этого она спокойно подошла к Дмитрию, приложила руку к сонной артерии на шее, убедилась в отсутствии пульса и снова ехидно улыбнулась. Потом взяла трубку радиотелефона, лежащего неподалёку, но, вместо телефона «Скорой помощи», набрала совсем другой номер.
- Витенька?! Паночка помэрла! – с этими словами она засмеялась. – Да, милый мой, всё именно так, как мы и придумали. Только вот я надеялась обнаружить его хладный труп уже по приходу домой, но он, видимо, поздно сегодня ужинал. Твой врач будет? Ну, чтобы подозрений никаких не было. Да. И ещё… Надо избавляться от недоноска, который поселился в моей утробе. Решим вопрос?! Ну, я в тебе не сомневалась, дорогой! А бизнес теперь наш! Люблю тебя!!! Жду звонка.
На другом конце провода, молодой мужчина, Виктор Абрамов, в узких кругах известный как «Окулист» (он, в лихие девяностые, был наёмным убийцей и почерком его убийств было то, что он вырезал у своих жертв глазные яблоки), откинулся в кресле и потянулся.
- Клещ! – крикнул он. – Лепилу позови!
-Айн момент! – донеслось из-за двери.
Через минуту в комнату, где сидел Виктор, зашёл пожилой мужчина.
- Пётр Яковлевич, - сказал Виктор, - всё получилось. Ваше компетентное мнение оказалось как раз кстати.
- Я не сомневаюсь в своей компетенции, дорогой Виктор Андреевич. Что дальше?
- Ну, во-первых, вот причитающаяся Вам сумма, - Виктор открыл ящик стола, достал оттуда увесистый конверт и передал врачу. – Остались сущие пустяки. Сейчас Вы со своей бригадой выдвигаетесь на Лиговку, оформляете смерть Суворова и везёте его в морг. Только, чтобы комар носа не подточил, Пётр Яковлевич.
- Обижаете, Виктор Андреевич, обижаете. Я разве хоть раз подводил Вас?
- Прошу прощения. Есть ещё одно небольшое дельце, Пётр Яковлевич.
Врач многозначительно молчал, всем своим видом показывая, что неразрешимых проблем для него не существует в природе.
- Девушка беременна. Срок – четыре месяца, то есть об аборте речи идти не может. Познакомься я с ней раньше – вопросов бы не было. Ей этот ребёнок не нужен, мне – тем более. Но теперь уже придётся ждать, пока она родит.
- Я чем могу помочь? Я не гинеколог и не акушер.
- Суть не в этом, Пётр Яковлевич. От Вас потребуется мелочь. Сделать ей справку о выкидыше, чтобы не возникало потом лишних вопросов. А ребёнка я определю в детдом, на этот счёт у меня уже всё оговорено. А на Кристину у меня несколько другие планы, нежели те, чтобы сделать из неё заботливую мамашу.
- Справку сделать – две минуты делов, Виктор Андреевич, - ответил врач. – Да и место, где Ваша пассия сможет спокойно родить, найдём. Я вот только никак не пойму…Вы не боитесь Господа Бога? Это ведь ребёнок. И он не виноват в том, что его отец оказался богат, а мать…
- Я уже никого и ничего не боюсь, Пётр Яковлевич, - с раздражением в голосе сказал Виктор. – Будьте добры, езжайте на Лиговку.
Доктор, поняв, что разговор закончен, развернулся и вышел из комнаты.
Виктор закурил и посмотрел в окно.
« Отлично! – думал он. – Вот и на нашей улице разбилась инкассаторская машина. Повезло же мне с этой овцой, Кристиной. Ай, повезло! Влюбилась в меня, как кошка. Теперь осталось только дождаться, пока она родит, а потом избавиться и от неё, и от её высерка».
Кристина родила в срок. Ровно через пять месяцев. Правда вот отказалась она от своего ребёнка ещё до его рождения. Наивная, глупая влюблённость в бандита и убийцу толкнула её на самую страшную ошибку в жизни. Мальчик был опредёлен в детдом, как отказник. Во всём детском доме о том, кто является матерью мальчика, знал лишь один человек. Заведующая. Человек, страдающий наркотической зависимостью, о чём когда-то, узнав о беременности Кристины, позаботился Виктор Абрамов.
У Виктора всё было разложено по полочкам. Познакомившись с Кристиной и узнав, что из себя представляет её муж, он вмиг охмурил женщине голову и подговорил на отравление супруга. План был прост. Дмитрий Суворов откидывает ласты, вся часть его бизнеса (приносящая, между прочим, десятки миллионов баксов в год) отходит Кристине, которая, по дурости своей врождённой, со временем переписывает её на Виктора. Как её убедить в этом – он прекрасно знал. Он был хорошим психологом. Но потом вдруг появилась ещё одна неожиданная проблема. Виктор узнал, что Кристина беременна. Делать аборт все сроки уже вышли, поэтому он подсылает своего «коллегу», Клеща, охмурять очередную жертву – заведующую детским домом города Кингисепп. Женщина та одинокая и Клещу удаётся быстро подсадить её на наркоту. Всё – вуаля! Птичка в клетке.
Таким образом, единственным «ненужным» элементом в этой трагедии остаётся маленький мальчик, с рождения обречённый на вечные поиски своей мамы…
-5-
Наши дни. Санкт-Петербург. Шлиссельбургский пр. 05:30.
Сергей Громов стоял напротив неизвестного автомобиля, заложив руки за спину. Стоял уже довольно долго, не обращая внимания на суету вокруг. Стоял, смотрел на безумно красивый, словно с обложки дорогого глянцевого журнала автомобиль и, как ни старался, не мог ничего понять. Абсолютно ничего.
« Что ты такое? – задавал он один и тот же вопрос. – Откуда ты взялся? Что тебе нужно и чем тебе помешал вполне себе успешный адвокат?».
- Серёга! – голос коллеги Сергея, Николая, вырвал его из тяжёлых раздумий. – Эвакуатор подошёл.
- Что?
- Я говорю, эвакуатор подошёл, отойди в сторону. Будем экспонат этот спецам доставлять. Пусть разбираются, что это за чудо техники.
- Кто распорядился? – вдруг взволновался Сергей. – Каким спецам? Куда?
- На тебя посмотришь, такое впечатление складывается, что это твой автомобиль забирают на штрафстоянку, - не к месту улыбнулся Николай. – Нашим спецам, куда же ещё?!
- Отчёт мне лично. И чем быстрее, тем лучше! – Сергей пошёл к припаркованному неподалёку БМВ, на котором они с водителем Коневым приехали.
- Так точно, товарищ майор, - раздался позади голос Николая.
- Юра, поехали! – сев в машину, распорядился Громов.
- Куда, Сергей Юрьевич? В отдел? – водитель повернул ключ в замке зажигания.
- Нет. Домой. У меня выходной, я в спокойной обстановке подумать хочу.
- Ага. Домой, так домой, - Юра вырулил со двора дома № 31 по Шлиссельбургскому проспекту.
В отличие от пути к месту преступления, куда они ехали утром, на обратном пути разговорчивый водитель Юра не произнёс ни слова. Хотя, даже если бы он трещал, как попугай, Сергей бы этого просто не заметил.
« Не трогайте эту машину. Она…Она с того света», - слова жены погибшего адвоката крутились у Сергея в голове, словно белка в колесе.
« Нет. Бред это всё. Машина с того света… Это просто убийство. Которое мы непременно раскроем. Но почему этот автомобиль так странно выглядит?!»
- Приехали, Сергей Юрьевич! – теперь уже голос водителя вытащил Сергея на свет Божий.
- Спасибо, Юра! Заедь за мной завтра часов в семь, ладно?
- Ага.
Как это ни странно, но весь день Сергей тупо проспал. Хотя это было никак ни в его графике. Разбудил его вибрирующий сотовый. Сергей долго пытался сообразить, где находится эта жужжалка, пока не понял, что телефон прячется под подушкой, на которой он лежал.
- Алло?
- Он пропал, Серёга!!! – раздался крик из трубки. – Этот чёртов автомобиль исчез!!!
- Коля, ты?! Да не ори ты так, у меня сейчас перепонки полопаются…
- Нет, ты представляешь, этот мудило-эвакуаторщик его даже до места не довёз! Он пропал, Серёга! Растворился, блять, в воздухе!
Сергей сел на кровати. До него стал доходить смысл тирады его разгорячённого коллеги.
-Ты что, пьяный что-ли, Коля? Ты сам себя слышишь? Что ты несёшь?
- Да лучше бы я пьяный был. Укуренный и обосравшийся! Провалится мне сейчас сквозь землю, но водитель эвакуатора утверждает, что лично видел, как эта чёртова колесница растворилась в воздухе!!! Не верить ему, лично у меня оснований нет. Ты бы видел его! Трясётся, бедолага, как припадочный!!!
- Ты сейчас где?
- В отделе. Здесь суета такая, словно Армаггедец наступит вот-вот…
- Я сейчас приеду! – Сергей сбросил звонок и мобильник тут же вновь завибрировал.
- Слушаю!
- Сергей Юрьевич, Олег Быстров беспокоит, патологоанатом.
- Здравствуй, Олег! Ты по сегодняшнему трупу?
- Да. Сергей Юрьевич, причина смерти Александра Митина – резкое повышение внутричерепного давления. Никаких травм, ссадин, даже царапин на его теле нет.
- И что это значит?
- Я понятия не имею. Не имей я медицинского образования, я бы подумал, что его убили, скажем…С помощью насоса.
- Не понял, - Сергей стоял посреди комнаты и вращался, как маятник, в разные стороны.
- Просто ничего умнее, или, вернее сказать глупее, я не придумал. Смерть Митина наступила в результате того, что у него…Лопнула голова.
- С точки зрения медицины это возможно? – Сергей задал вопрос, на который сам заранее знал ответ.
- Что Вы? – патологоанатом невпопад хохотнул. – Если только создать невероятную разницу в давлении. Например, резко поднять человека со дна Марианской впадины. Тогда, вероятно, что-то и может лопнуть от разницы давления. Но не голова, не череп! Внутренние органы разорвутся, но, египетская сила, не кости!!!
- И каков вывод?
- Нет у меня никакого заключения, Сергей Юрьевич!
- Ладно, свяжемся позже. У меня тут ещё проблемы…
- С автомобилем?! – неожиданно для Сергея спросил Олег.
-…Откуда? Знаешь? – Сергей шумно сглотнул.
- Все уже знают, Сергей Юрьевич.
- Чёрт подери! – Сергей вновь сбросил звонок, но мобильник вновь зажужжал, будто издеваясь над своим хозяином.
- Да! – рявкнул в трубку Сергей.
- Сергей Юрьевич, чуть не забыл, - это снова звонил патологоанатом, - тут ещё одна странность с этим сегодняшним трупом.
- Что ещё? – Сергей присел на кровать.
- У него на плече странная татуировка. Очень странная.
- Ну? Не томи, Олег!
- Татуировка выглядит так, будто бы её наколол маленький ребёнок.
- В смысле? – Сергей снова встал с постели.
- Там детским, корявым почерком накарябано: « Я ищу маму».
У Сергея перехватило дыхание, он на автомате отбросил от себя телефон, будто бы ему звонили прямиком из преисподней, и опять опустился на кровать. Ему казалось, что он просто сошёл с ума.

-6-
Наши дни. Федеральная трасса Е-20. 3 км. до г.Кингисепп. Кафе на автозаправке «Лукойл».
Снежана (она же Валентина) сидела в придорожном кафе и потягивала уже третий коктейль «Маргарита». Вкус был противный, однако немногим лучше, чем разбавленное водой пиво, которым в этом кафе торговали. После аварии, которая случилась семь лет тому назад, она уже ни дня не могла прожить без алкоголя. Стоило ей протрезветь, тут же мерещился горящий перевёрнутый автомобиль, лежащий на крыше в придорожном кювете.
Честно говоря, в планах у Валентины был медицинский Университет, а отнюдь не занятие проституцией. Но судьба распорядилась иначе. С треском провалив вступительные экзамены, она познакомилась с Викой. Виктория тоже была из приезжих, тоже не поступила на тот же самый факультет, что и Валя и они решили поработать год в Санкт – Петербурге, а потом вновь попытать счастья на экзаменах. Однако, их мечтам не суждено было сбыться. Найти работу оказалось гораздо тяжелее, чем они думали. Помыкавшись месяц туда-сюда, истратив все сбережения, которые у них были с собой, Вика и Валя совсем отчаялись. И вдруг – встретили мужчину. Мужчину, который предложил им хороший заработок в ночном клубе. Нужно было всего лишь танцевать. Поначалу…
Из воспоминаний Валентину-Снежану внезапно вывело движение на стоянке перед кафе. Она сидела у окна и вначале даже не поняла, откуда это движение. И только через пару секунд сообразила, что на стоянке появился автомобиль.
«Откуда он? – подумала Валя. – Пять секунд назад не было и тут – на тебе! С неба что-ли свалился?».
Но вскоре думать ей стало некогда. Из автомобиля на парковку вышел мужчина. Валентина, смотря на него, не заметила, как у неё сам собой открылся рот от изумления. Мужчина выглядел так, будто только что сошёл с самой прекрасной картины в мире. Высокий, статный, подтянутый, в прекрасном белоснежном костюме, он осмотрелся и двинулся к двери в кафе.
Валя заметила, что продавщица у прилавка чуть ли не сделала стойку в сторону мужчины.
«Хрен тебе на весь макияж, хабалка! Уж этот экземплярчик я не упущу».
Мужчина зашёл в кафе, остановился у двери и огляделся. Заметив Валентину, пару секунд посмотрел ей в глаза, и вдруг поманил пальцем.
Валентина, словно загипнотизированная, встала из-за стола, опрокинула бокал с коктейлем и пошла в сторону мужчины. Тот не стал её дожидаться. Он вышел на улицу и сел в автомобиль. Валя вышла следом и только теперь, смотря на машину в упор, заметила, насколько та необычайно красива.
Мужчина сидел за рулём и твёрдым взглядом смотрел перед собой. Дверь со стороны пассажира была открыта. Валя села в автомобиль и закрыла за собой дверь. Навсегда…
78-й отдел полиции Невского района Санкт-Петербурга гудел как улей, когда туда, словно ураган, ворвался майор Громов.
Проскочив мимо стола дежурного, который держал в руках сразу две телефонные трубки, Сергей зашёл в кабинет Рогова.
- Серёга! – Николай встал из-за стола, за которым сидел, обхватив голову руками. – Наконец-то!
- Где эвакуаторщик? – с ходу спросил Сергей.
- Так это. В больницу забрали. Нервный срыв, говорят. А что ты от него хотел?
- Лично хотел убедиться, что не врёт.
- А мне, значит, ты верить перестал?! Я же тебе сказал по телефону – не врёт! Я лично с ним говорил. НЕ МОЖЕТ ЧЕЛОВЕК ТАКОЕ ВЫДУМАТЬ! Понимаешь?! НЕ МОЖЕТ!!!
- Рассказывай, - Сергей тяжело опустился на стул.
- А что рассказывать?! Патологоанатом тебе уже отзвонился, я в курсе. Загадки одни. Эвакуаторщик говорит, что остановился по пути купить бутылку воды, а когда вышел из магазина, увидел, что этот проклятый Гелентваген стал сначала прозрачным, а потом…Исчез. Растворился, испарился, как хочешь думай и называй.
- Мракобесие, - тихо сказал Сергей. – Что думаешь?
- Не знаю. Серёга, это всё на какой-то страшный сон похоже. Я себя уже раз десять ущипнул, в надежде проснуться.
- Сергей Юрьевич, вы где? – раздался крик из коридора. – Обнаружили. Нашли автомобиль этот!
Сергей с Николаем синхронно, как по команде, выскочили в коридор. Кричал дежурный. Подбежав к нему, Сергей выпалил:
- Где?
- Патруль ДПС обнаружил. На отворотке на Кингисепп. Сейчас они там дежурят. Говорят, стоит посреди дороги, и сигнализация орёт на всю катушку. А в салоне девушка сидит, говорят. Только они двери открыть не могут, а она, девушка эта, ни на что не реагирует. Как манекен.
- Ни хрена себе ближний свет, - сказал Николай.
- Едем, - Сергей пошёл к выходу. – Поехали, Коля! Юрка здесь? Конев?
- Здесь.
- Давай тогда с ним.
Юра Конев, видимо, родился сразу в потёртых джинсах, с сигаретой в зубах и за «баранкой». Доехали они за полчаса.
К чести сотрудников ДПС надо сказать, что они довольно грамотно организовали движение в объезд стоящего посреди дороги автомобиля. Сергей подошёл к одному из инспекторов и представился. Только открыл рот, чтобы расспросить о деталях того, как был обнаружен автомобиль, как вдруг сигнализация у того, до этого оравшая словно её режут, смолкла. Сергей обернулся в сторону автомобиля и напрягся. Ничего хорошего он не ожидал.
Автомобиль, тем временем снова моргнул поворотниками, как и в тот раз, когда Сергей впервые к нему подошёл, и дверь со стороны пассажира открылась.
- Стоять!!! – заорал Сергей, увидев, что Николай направился к авто.- Я сам!
Николай пожал плечами и остановился. Сергей подошёл к машине и заглянул в салон. На пассажирском сидении сидела девушка.
- Девушка! – окликнул её Сергей. – Девушка, что с Вами?
Ответа нет.
Сергей аккуратно, словно собирался прикоснуться к гранате, протянул руку и положил её девушке на шею.
- Пульса нет, - сказал он так, чтобы его услышал Николай, - она мертва.
Внезапно глаза девушки открылись. Сергей в ужасе отпрянул назад. Потом присмотрелся и чуть не потерял сознание. Глаза были полностью черного цвета. Немного отдышавшись, Сергей посмотрел в глаза девушки. И тут произошло совсем что-то невообразимое. На чёрном фоне проступили красные буквы. Три слова. «Я ищу маму». После этого мёртвая девушка вновь закрыла глаза.
-7-
Четырнадцатью годами ранее. Санкт-Петербург. Московский проспект. Квартира Виктора Абрамова. 21:15
Грудь Кристины мерно колыхалась перед взором Виктора в такт её движениям. Кристина оседлала Виктора в позе «наездницы» и извивалась сверху, словно кошка. Виктор обнимал её за талию и с каждым разом насаживал её на себя всё глубже и глубже. В конце-концов, терпению его подошёл конец, Виктор повалил Кристину на спину, и заработал как поршень в двигателе внутреннего сгорания на самых больших оборотах.
« А ведь мне будет её не хватать», - пронеслась мысль в голове Виктора и буквально через мгновение он, с рыком дикого зверя, кончил. Потом вышел из Кристины и повалился на спину.
- Ты – дикарь! – шумно дыша, промолвила Кристина. – Зверюга просто…
- Мне тоже было хорошо, - ответил Виктор.
- Фух… - вздохнула девушка, - я в душ.
Потом она встала и виляя бёдрами пошла в ванную комнату.
- Иди-иди, помойся напоследок, - шёпотом сказал Виктор и потянулся к телефону.
- Пётр Яковлевич?! Пора, - сказал Виктор в трубку и тут же повесил её.
Буквально через пару минут раздался звонок входной двери. Виктор накинул на себя халат и пошёл открывать.
- Где она? – в квартиру зашёл мужчина, больше похожий на огромный шкаф.
- В ванной, - ответил Виктор. – Пойди, присядь пока на кухню. Можешь коньячку дрябнуть.
Человек-шкаф удалился в сторону кухни. Вскоре оттуда послышался звук наливаемого в фужер коньяка.
Виктор прошёл в спальню, накрыл постель, свёрнутую в узел, покрывалом, и открыл верхний ящик письменного стола, стоящего рядом с кроватью. Достав оттуда лист бумаги, с ухмылкой его прочитал. Это была нотариально заверенная доверенность на его имя, согласно которой часть бизнеса Дмитрия Суворова, доставшаяся по наследству его жене Кристине, теперь переходила в собственность Виктора Абрамова. Доверенность эту они с Кристиной оформили накануне, а перед этим Виктор основательно запудрил девушке мозги на тему: «Бизнесом должен управлять мужчина и точка». Перечитав доверенность в сотый уже раз, Виктор снова ухмыльнулся и убрал лист обратно в ящик стола.
- Чего она там у тебя, утонула? – спросил Виктора человек-шкаф, когда тот зашёл на кухню.
- Сейчас вылезет, - сказал Виктор, налив себе коньяка, - куда ей деваться с подводной лодки?! У тебя всё при себе?
- Само собой, - человек-шкаф показал шприц с мутновато-белой жидкостью. – Лепила сказал, недельку поколоть и мозги набекрень. А потом он её в дурдом определит.
- Ну и гуд, - сказал Виктор, - давай за успех.
Они чокнулись фужерами и залпом выпили их содержимое.
- Любимый, что ты здесь делаешь? – Кристина зашла в кухню абсолютно нагая. Заметив ещё одного мужчину за столом, инстинктивно прикрылась руками. – Ой, простите…
Человек-шкаф, ни слова не говоря, встал, схватил Кристину за руку и неестественно её вывернул.
- Что Вы делаете? – взвыла Кристина. – Витя, помоги мне!
Однако Виктор стоял в стороне, хищно улыбаясь. Человек-шкаф всадил в плечо Кристины шприц и выдавил его содержимое. Через пару секунд Кристина обмякла и закрыла глаза. Человек-шкаф опустил её на пол.
- А фигурка-то ништяк, - сказал он, жадно рассматривая Кристину.
- Даже не вздумай! – строго сказал Виктор. – Твоё дело – доставить её врачу.
- Да больно надо, шеф. Баб что-ли мало?!
- Тогда тащи её в машину и вези лепиле. Мне потом отзвони. Да подожди ты, в покрывало хоть её замотай!
Всю следующую неделю Кристину держали в грязном подвале, постоянно обкалывая её сильнейшими психотропными. Правда, её никто не бил, не насиловал и вообще, обходились с ней довольно тактично. Через неделю она обнаружила себя в палате психиатрической клиники в Ивангороде. В состоянии, как говорится, ни тятя, ни мама. Ей предстояло провести здесь ближайшие четырнадцать лет…
А Виктор, в тот вечер когда так чудовищно подставил свою пассию, выслушал по телефону подробный отчёт о том, что Кристина доставлена Петру Яковлевичу на съедение, и стал собираться на встречу со своим давним другом. Он хотел обсудить с ним детали управления той частью бизнеса Суворова, которая ему досталась. Друг Виктора в этом деле был просто незаменим. Всё, что касалось денег – получалось у него лучше, чем у кого либо.
Виктор сходил в душ, надел на себя свой лучший костюм, предварительно вылив на него пол флакона туалетной воды, и вышел в подъезд. Почти уже спустившись вниз, вдруг вспомнил, что забыл ключи от своей машины.
« Вот же дырявая башка, - подумал Виктор, поднимаясь обратно в квартиру. – Возвращаться – плохая примета».
Нельзя сказать, что Виктор был суеверным человеком. Скорее – нет. Но в тот вечер мысль о примете почем-то его посетила.
Выйдя, наконец, из подъезда, Виктор подошёл к своему автомобилю.
- Мужик, закурить есть? – внезапно раздался голос за его спиной.
Виктор резко обернулся и вздохнул с облегчением. Напротив него стоял немолодой уже мужчина, на вид явно страдающий алкогольной зависимостью. Проще говоря – бомж.
- Иди ты на хер! – грубо сказал Виктор. – Рожу умой сначала, а потом уже к людям подходи.
- Ну, нет, так нет, - ответил собеседник Виктора и вдруг, совершенно неожиданно для Виктора, ударил его раскрытыми ладонями по ушам.
- Бля… - вскрикнул Виктор и приложил руки к голове, которая зазвенела так, будто внутри неё кто-то начал бить в набат.
Бомж, тем временем, схватил Виктора за голову, наклонил и ударил коленом в лицо. Виктор почувствовал, как у него хрустнул в нескольких местах нос и весь рот наполнился кровью из разбитых в хлам губ. Но это было не страшно. Неожиданно, но не страшно. Страшно Виктору стало, когда он в первый раз почувствовал острую боль в животе и краем глаза увидел в руках напавшего на него мужчины нож. Боль в брюшной полости Виктор успел прочувствовать ещё четыре раза, прежде чем потерял сознание.
Переодетый в бомжа мужчина, убедившись, что Абрамов мёртв, быстро прошёл к мусорному контейнеру, на ходу сорвав с лица наклеенную бороду, и выкинул туда нож, куртку и реквизит своего грима. Оглянувшись по сторонам, быстрым шагом вышел со двора прочь.
Всё дело в том, что у Дмитрия Суворова, преданного и отравленного собственной женой, был компаньон по бизнесу. Кроме того, он был хорошим другом Дмитрия. Узнав о скоропостижной кончине своего партнёра, он, конечно, не поверил в официальную версию смерти Суворова. И провёл собственное расследование. А когда нанятый им частный сыщик сообщил, что жена Дмитрия переписала часть их с Дмитрием бизнеса на Абрамова, сразу поставил все точки над «I». С того момента Виктор Абрамов стал вычеркнут из числа живущих на планете Земля людей. Приговор был окончательным и обжалованию не подлежал.
-8-
Наши дни. Федеральная трасса Е-20. Отворотка на г.Кингисепп.
Сергей Громов отошёл от машины. Картина, которую он увидел пару секунд назад, отпечаталась в мозге, словно фотография.
«Чёрные глаза-а-а-а!!! – внезапно выдал лихорадочно спасающий себя от сумасшествия разум. – Вспоминаю – умираю…».
- Дай. Сигарету.
- Серёга, ты чего?! – не на шутку встревожился подошедший к Сергею Рогов. – На тебе лица нет. Ты не куришь ведь?!
- Дай. Сигарету, - Сергей повернул голову в сторону коллеги и у того сердце ушло в пятки.
- Сейчас… - Николай от волнения уронил пачку на землю. – Чёрт возьми…
Он поднял пачку, сдул с неё дорожную пыль и протянул Сергею.
- Коля, - прошептал Сергей, - я, кажется, схожу с ума. Там, - он показал в сторону автомобиля, - там…Нечисть.
- Успокойся, Серёга! Как ты там говоришь обычно?! Скажи – чашка?! Вот и скажи – чашка!!!
- Мне сейчас китайский чайный сервиз не поможет.
- Что ты увидел?
Разум Сергея вдруг решил сохранить увиденное в тайне:
- Ничего. Вызывай опергруппу, - Сергей резким шагом пошёл в сторону сотрудников ДПС, которые продолжали регулировать движение автотранспорта в объезд загадочного автомобиля.
В этот момент по встречной полосе (относительно той, по которой шёл Громов) начал манёвр большегрузный тягач с надписью «Эллизиум – мебель». Водитель, по сигналу одного из ДПС-ников, начал объезжать стоящий посреди дороги «автомобиль с того света», как его назвала жена погибшего адвоката Александра Митина. Сергей как раз проходил мимо авто.
Вдруг, издав резкий и протяжный гудок клаксоном, иссиня-черная машина завелась. Сергей в испуге отскочил в сторону, но это не уберегло его от столкновения с вылетевшим с пассажирского сидения трупом женщины. Тело ударилось о Сергея с невероятной силой, от удара его отбросило в сторону обочины, а дверь автомобиля захлопнулась. Сергей ударился головой о какой-то камень и на мгновение потерял сознание. Труп женщины упал на него сверху.
Мистический автомобиль взревел двигателем, дал задний ход, сбив с ног сотрудника ГИБДД, некстати оказавшегося на его пути и, развернувшись, поехал вслед за стремительно удаляющимся фургоном.
- Чего стоим??? – кое-как выбравшись из-под тела мёртвой девушки, взревел Сергей. – Быстро за ним!!!
Он вскочил на ноги, покачнулся от накатившего головокружения, но всё-таки взяв себя в руки, подбежал к служебному «БМВ».
Юра Конев сидел за рулём, комично раскрыв от удивления рот. Сигарета, которая была его неизменным спутником, выпала прямо ему на штанину и теперь тлела на ноге Юрия, угрожая прожечь тому джинсы. Николай Рогов в оцепенении стоял рядом, всё ещё держа в протянутой руке пачку сигарет.
- Что встали, мать вашу? – заорал Сергей, вскочив на пассажирское сиденье. – Юра, ты что, умер?
Водитель, не отрывая взгляда от быстро исчезающего вдали грузовика с «чёртовой колесницей» на хвосте, скинул сигарету со штанины и лихорадочно принялся поворачивать ключ в замке зажигания. Вышедший из ступора Николай ввалился на заднее сиденье.
- Ну что ты копаешься, ёб твою за ногу?
- Не заводится, Сергей Юрьевич, - виновато пролепетал Юрий.
- Ёбаный ты в рот… - Сергей выскочил из машины и огляделся по сторонам.
Сотрудник ДПС (второй, а не тот, что был сбит рванувшим в погоню автомобилем) оказался проворным. Он уже сидел за рулём служебной «пятнашки». Вот только судя по его выражению лица, автомобиль тоже не хотел заводиться.
Сергей заметался, словно тигр в клетке. Пролетела буйная мысль отправиться в погоню бегом.
- Серёга, тормози попутку! – раздался крик Николая. – Вон колымага по встречке едет!
Сергей оглянулся и увидел медленно ползущий в их сторону «Москвич 412». За неимением ничего лучшего, сейчас этот раритет был не хуже гоночного болида «Формулы-1». Сергей бросился навстречу машине.
За рулём «Москвича» сидел видавший виды (совсем, как и его автомобиль) пенсионер. Увидев бегущего навстречу человека, бешено размахивающего служебным удостоверением, старик нажал на тормоз.
- Мне срочно нужен ваш автомобиль! – выпалил подбежавший Громов и чуть не за грудки выкинул несчастного дедушку из салона машины. – Дело государственной важности, отец! Прости! С меня – магарыч.
Пенсионер не успел даже рта открыть, как Сергей вдавил педаль акселератора в пол и машина, взвизгнув всеми четырьмя колёсами, стала набирать ход.
Сергей проскочил мимо жестикулирующего ему Рогова, что-то крикнув тому в окно, и стал стремительно набирать скорость. Правда, резвость и спешка была уже ни к чему. Он опоздал… Буквально через пять километров пути Сергей заметил тот самый тягач. Грузовик валялся в придорожном кювете, причём так, что кабина тягача была наглухо придавлена фурой. Шансов на то, что в кабине есть кто-нибудь живой, не оставалось.
Сергей остановил «Москвич» и вышел наружу. С тяжёлым сердцем подошёл к обочине и бросил взгляд на груду металла, лежавшую перед его взором. Достал из кармана мобильник и, увидев, что сигнал покрытия сотовой связи отсутствует, со вздохом убрал его обратно. Снова взглянул на разбитую фуру. И тут… Сердце застучало где-то в районе горла и на лице Сергея проступил холодный пот. Надпись «Эллизиум-мебель», написанная на борту фуры стала пропадать. Причём так, словно чья-то невидимая рука стирала её ластиком. А вслед за стираемой, на ярко-белом фоне, стала проступать другая надпись. Словно написанная кровью. Словно детской рукой. Неуверенным, кривоватым почерком. Через весь борт фуры кто-то невидимый, медленно, будто издеваясь над своим читателем, накарябал: «…Я ищу маму…».
-9-
Семнадцатью годами ранее. Санкт-Петербург, ул.Маяковского 12. Российский научно-исследовательский институт нейрохирургии им. А. Л. Поленова.
Пётр Яковлевич Шумилов, заведующий отделением нейрохирургии, в тот вечер задержался на работе допоздна. Собственно говоря, спешить ему было особо некуда, отдав всю свою жизнь науке, он не обзавёлся ни семьёй, ни друзьями. В этот вечер, когда его жизнь круто перевернулась на сто восемьдесят градусов, он пытался разобраться в одном очень интересном случае. За два дня до этого к ним доставили очень интересного пациента. Вернее, интересным его посчитал только Пётр Яковлевич, остальной персонал института высказал единоличное мнение: «Шизофреник». Об этом сначала подумал и сам Шумилов, однако после беседы с несчастным душевнобольным, отверг шизофрению в корне. Впрочем, дорогой читатель, нас этот пациент интересовать не должен.
Пётр Яковлевич сидел в своём кабинете, обложившись кучей литературы по нейрохирургии головного мозга, психических расстройствах и даже, прости Господи, экзорцизму и переселению душ, когда в дверь, без стука, вошёл мужчина. Шумилов поднял взгляд и увидел перед собой высокого, импозантного молодого человека.
- Ты Шумилов? – грубо спросил посетитель.
- Я. А Вы, собственно, кто такой? Почему Вы мне тыкаете? И как Вы прошли через вахту?
- Спит ваш вахтёр, как суслик, - мужчина без приглашения сел в кресло, стоящее в углу кабинета, и закурил. – Пётр Яковлевич, если не ошибаюсь?!
- Да. Что Вы вообще себе позволяете? Это мой рабочий кабинет и здесь не разрешено курить!
- Подожди, лепило, - мужчина стряхнул пепел прямо на пол, - говорить здесь буду я. Я сделаю тебе одно предложение. А ты…Без раздумий. Повторяю, без раздумий, либо соглашаешься, либо отказываешься и забываешь о моём визите.
- Выйдете вон из моего кабинета, - Пётр Яковлевич поднялся со стула, на котором сидел. – Немедленно!
Тут мужчина выдал фразу, из-за которой Шумилова прижало обратно к стулу словно гидравлическим прессом. Он тихо сказал:
- Я от окулиста.
Пётр Яковлевич со стороны выглядел, наверное, очень нелепо, потому как его незваный гость в голос рассмеялся.
- Ты не ссы, доктор! – сквозь смех сказал мужчина. – Глаза твои никому не нужны.
Имя окулиста в то время было знакомо всему Санкт-Петербургу, поэтому Шумилов просто не услышал последней фразы своего гостя.
- Эй, - визитёр Шумилова затушил окурок в ближайшем цветочном горшке и подошёл к врачу вплотную. – Тебя чего, карачун посетил?
Пётр Яковлевич поднял взгляд на своего гостя.
- Что Вам нужно? – заикаясь и сглатывая слюну, спросил он.
- Поначалу, пожалуй, представлюсь.
- Будьте любезны…
- Клещ! – улыбаясь во все тридцать два зуба, сказал мужчина.
- Что клещ?! Вас так зовут?!
- Погремушка, - видя, что врач не понимает его, Клещ добавил, - кличка, то есть.
- А имя есть у Вас?
- Для тебя оно не имеет значения.
- А…
- А теперь не перебивай и слушай меня внимательно! – внезапно громко и властно сказал Клещ.
Возражать ему у Шумилова не хватило смелости, сердце и так уже стучало где-то в ушах.
- Вот и ладушки, - Клещ сел обратно в кресло, с которого поднялся пару минут назад и снова закурил. – Значит так, Пётр Яковлевич. То, чем раньше занимался окулист, тебе, скорее всего, известно?
- Да, - еле слышно прошептал Шумилов.
- Так вот. Он отошёл от дел. Точнее сказать, от прошлых дел. Теперь у нас всё чисто и легально. Почти. По крайней мере…Я ведь могу говорить прямо?!
Ответом было всё то же, еле слышное: «Да».
- По крайней мере, пытаемся обходиться без мокрухи. Это если совсем прямо, - Клещ ухмыльнулся. – Короче! Что ходить вокруг да около. Нам нужен новый врач. Порой случаются, знаешь, всяческие эксцессы. А ты подходишь идеально. У тебя огромный опыт работы, мы знаем, что ты хороший хирург, нейрохирург, да ещё и психиатр впридачу. Я прав?
Шумилов кивнул головой. Молча.
- Кроме того, у тебя нет семьи. А это значит, что не будет проблем с вечно сующей нос не в свои дела супружницей и сопливыми детьми. Тоже верно?!
Снова кивок. Снова молча.
- Ты не думай, Пётр Яковлевич, никто тебя не заставит никого убивать и подводить это дело под медицинские сказки. Ну, типа там, съел человек чего-то, а у него аллергия страшная и скончался он, несчастный, от безудержного поноса. От тебя могут потребоваться справки, может потребоваться реальная медицинская помощь. Но не более того, - Клещ неожиданно замолчал и упёрся взглядом в Шумилова.
Несколько минут прошли в томительном молчании.
- А теперь – бонус! – сказал Клещ. – Сколько ты зарабатываешь в этом задрипанном институте?
- Немного.
- А пятидесятикратная прибавка к твоему жалованью тебя устроит?
Деньги – зло. Они имеют огромную власть над людьми. И когда человек слышит, что ему предлагают одномоментно стать богаче в пятьдесят раз, разум его затуманивается.
- Вы что, шутите?! – Шумилов снова заикался, хотя очень старался держать себя в руках.
Клещ встал, вытащил из внутреннего кармана пиджака конверт и положил его на стол перед врачом.
- Что это?
- Споры вируса бубонной чумы, - засмеялся Клещ. – Чудные вы люди, бюджетники! Это – аванс!
- За что?! Я ничего ещё не делал и согласия своего не давал. На сотрудничество.
- А ты внутрь глянь и подумай. Я тебе даю пять минут. Как ты помнишь, в начале разговора я сказал тебе, что ты можешь согласиться, а можешь и отвергнуть предложение. Ты не единственный в своём роде. Так что думай, - Клещ вновь сел в кресло и закурил в третий раз.
- Вы очень много курите, - зачем-то ляпнул Шумилов.
Клещ лишь усмехнулся и кивнул на конверт.
Шумилов открыл конверт, заглянул внутрь, и сердце вновь забилось где-то в центре головы. В конверте, даже если судить по первому, вскользь брошенному взгляду, лежала как минимум его годовая зарплата.
Вся жизнь Петра Яковлевича Шумилова пронеслась в тот момент в его мозгу, словно набор кадров из кинофильма. А потом, перед ним возникла картинка из будущего. Будущего, где не надо будет считать деньги от зарплаты до аванса. Не надо будет залезать в долги. Не надо будет тщательно следить за тем, чтобы туфли дожили до конца сезона и не развалились. Где можно будет позволить себе ЖИТЬ! Не существовать, а ЖИТЬ!
Короткое замыкание в голове. Полное помутнение разума. Исчез страх, инстинкт самосохранения. Стало вдруг плевать на друзей, коллег и вообще, социум. И Шумилов выдохнул:
- Я согласен!
- Мудрое решение, Пётр Яковлевич. Виктор Андреевич ждёт Вас завтра на Техноложке в кафе «Фламинго». Знаете о таком?
- Знаю. А кто такой, Виктор Андреевич?
- Окулист, - тихо сказал Клещ. – Он узнает тебя сам. И ещё… Обратной дороги уже не будет. Поэтому спрошу ещё раз…
- Плевать, - перебил Клеща доктор. – Я понял. Раз уж наше государство не даёт жить нам по-человечески, я пойду к тем, кто может мне это дать.
- Разумно, - Клещ встал и подошёл к двери. – До завтра, доктор! Надеюсь, мы сработаемся.
Когда дверь за посетителем Петра Яковлевича закрылась, он судорожно сунул конверт в свой рабочий портфель, накинул пальто и, подождав несколько минут, вышел из своего кабинета. Пациент, так заинтересовавший его два дня назад, вылетел из головы прочь. Шумилов пребывал в состоянии экстаза и эйфории. Он уже начал прикидывать, куда теперь тратить так внезапно свалившиеся на него деньги.
Пётр Яковлевич не заметил в разговоре Клеща фразы: «Нам нужен новый врач». Если бы услышал слово «новый», наверное, ему хватило бы ума спросить, а куда делся старый?! Но он не услышал. Клещ был хорошим психологом. Именно поэтому Окулист всегда отправлял на такого вот типа разговоры именно Клеща. Он не подвёл его ни разу.
«Старый» же врач Абрамова, в то время когда Клещ разговаривал с Шумиловым, уже два дня как кормил рыб где-то в Финском заливе…

-10-
Наши дни. Санкт-Петербург. Станция метро «Технологический институт».
Днём рядом с входом в фойе метро было людно. Народ сновал туда-сюда словно муравьи, не замечая ничего и никого вокруг. Именно это позволяло местному бомонду, в виде потерявших уже человеческий облик людей, беспрепятственно распивать спиртное, сидя прямо на ступеньках у входа. Правда, иногда их гоняли блюстители правопорядка, но это их интересовало мало. Они уходили, а через полчаса возвращались вновь. Спиртное, в основном, было в маленьких аптечных пузырьках. Муравьиный спирт, боярышник и прочая продукция аптечной промышленности.
- Ну, давай, Петруха! За тебя! – один из представителей маргинального сообщества поднял пузырёк над головой.
- Давай, Вася! – другой повторил тот же жест.
Запрокинув голову, они выпили. Достигшие уже крайней степени алкогольной зависимости, тут же захмелели.
- Там, где клён шумит, - затянул первый.
- Над речной волной! – подхватил второй.
Дело в том, что мы с тобой, дорогой читатель, обратились к этой потерянной для общества прослойке лишь только потому, что Петрухой, как его назвал собутыльник, был не кто иной, как известный нам Пётр Яковлевич Шумилов.
После смерти «окулиста» Абрамова Шумилов остался абсолютно не у дел. Клещ куда-то испарился, а вся команда Абрамова разбежалась буквально за неделю. Пётр Яковлевич пытался вновь устроиться на работу, но все больницы и клиники города будто знали о его криминальном прошлом и, не сговариваясь, делали ему «от ворот поворот». Он пробовал заниматься частным бизнесом, но ему не хватало коммерческой жилки, ведь он был всего лишь врачом, а не предпринимателем или бандитом. В итоге денег, заработанных у Абрамова, хватило ему на три года нормальной жизни, в которой он стал всё чаще прикладываться к бутылке. Затем алкоголь заставил его продать квартиру, и бывший нейрохирург стал обыкновенным бездомным. Впрочем, ещё через пару лет его это интересовать уже перестало. Сплотившись с кучкой таких же, как он сам, бродяг, Шумилов окончательно опустился по социальной лестнице на самое дно.
- Что делать будем, Петруха?
Шумилов опустил руку в карман, нащупал там купюру номиналом в сто рублей и, гордо улыбаясь, вытащил её на свет.
- О! Откуда сие богатство? – глаза собутыльника Шумилова загорелись адским огнём.
- Утром в подворотне нашёл! – гордо сказал Шумилов. – Так что, живём, Васятка!
- Живём! – улыбнулся собеседник Шумилова. – А пойдём в Юсуповский? Смотри, солнышко как пригрело?! Там и народу поменьше и крысы эти ментовские не ползают.
- Абсолютно с Вами согласен, - Шумилов встал. – Идём.
Жить ему оставалось ровно две минуты.
- Где дорогу будем переходить?
- Да давай прямо. Потом по той стороне как раз аптека и сад Юсуповский.
Они дождались зелёного сигнала светофора и начали переход.
- Вася, обожди секунду, шнурок у меня… - Шумилов присел посреди проезжей части, чтобы завязать некстати развязавшийся шнурок.
Однако его собутыльник не услышал его. Дойдя до тротуара, он обернулся и увидел Шумилова, который, чертыхаясь, завязывал шнурок.
Внезапно, как будто из ниоткуда, из-за поворота появился невероятно блестящий автомобиль. Проигнорировав красный сигнал светофора, автомобиль с бешеной скоростью понёсся прямо на Шумилова. Весь поток пешеходов уже перешёл дорогу, поэтому Пётр Яковлевич оказался с несущейся на него смертью один на один. В такой схватке победитель обычно очевиден.
Шумилов заметил автомобиль. Заметил, как тот сказочно красив. А ещё заметил то, что если бы, оставшись в живых, рассказал кому-нибудь об этом, слушателю оставалось бы покрутить пальцем у виска. За рулём машины сидел ребёнок. Ребёнок, который смотрел Шумилову прямо в глаза и хищно улыбался.
Пётр Яковлевич попытался отскочить в сторону. Но разбитые алкоголем периферийные нервы на ногах не позволили ему сделать это достаточно быстро. Левая часть бампера автомобиля буквально снесла ему голову.
-Петруха!!! – закричал друг Шумилова и бросился к нему. Со всех сторон тоже стали подбегать люди.
А иссиня-чёрный автомобиль внезапно остановился. Загорелся фонарь заднего хода. Никто не успел добежать до Шумилова, как машина переехала его задним ходом, а затем, взвизгнув покрышками – переехала тело несчастного ещё раз и, быстро набирая ход, исчезла в потоке автомобилей, движущихся по Московскому проспекту.
К телу Шумилова сбежалась толпа. Выскочили двое полицейских, дежуривших на станции метро и видевших ДТП по мониторам камер наружного наблюдения.
- Все назад! – крикнул один из полицейских. – Назад, я сказал.
Толпа отпрянула, пропустив полицейских к трупу.
- Тебя что, не касается? Пошёл вон! – полицейский схватил друга Шумилова за воротник куртки и отбросил от тела.
- Это друг мой!
- Пошёл вон!!!
Конечно, бродягу, который ещё десять минут назад распивал с Шумиловым на ступенях у входа в метро, интересовал не Пётр Яковлевич. Его интересовала купюра, лежащая у того в кармане. Но, судя по всему, придётся в этот день искать другой выход из положения. Непоняток с полицией ему совсем не хотелось.
- Дима, бля, что это такое? – спросил один из полицейских у другого, когда они подошли к телу.
- Где?
- Ослеп?! ВОТ!!!
И полицейский указал на лужу крови рядом с телом погибшего. Эта лужа вдруг «ожила» и растеклась по асфальту кроваво-красной надписью. «…я ищу маму…».
-11-
Наши дни. Санкт-Петербург. Пр. Обуховской обороны. Квартира Сергея Громова.
После происшествия на трассе Е-20, Сергей Громов проспал в своей квартире почти трое суток. На том месте, где он наткнулся на искорёженный тягач, вскоре появилась куча оперативников, медиков и экспертов. Они извлекли из кабины тело погибшего дальнобойщика. Вернее то, что от тела осталось. Сергей почувствовал себя очень плохо и под общую суматоху попросил Юру Конева отвезти его домой. А потом он спал. Просыпался только от жажды и позывов в туалет. Мобильный и домашний телефон отключил, запер двери на все замки и попытался спрятаться от всего того, что творилось в городе последние несколько дней. Вот только спрятаться не получилось…
Ему постоянно снился один и тот же странный сон. Будто он участвует в какой-то телевикторине, наподобие «Поля Чудес». Игроками были он, погибшая проститутка Снежана и половина туловища погибшего дальнобойщика. Завершал всю эту вакханалию ведущий. Им был первый погибший – адвокат Александр Митин. Естественно, без головы. Голос его раздавался откуда-то из недр его тела.
- Итак, Сергей Юрьевич, вращайте барабан! – громогласно провозгласил безголовый ведущий. – Задание перед Вами! Как видите, нам сегодня нужно отгадать не одно слово, а сразу три. Вращайте барабан, майор!
Перед Сергеем, на огромном экране, виднелись восемь закрытых букв, разделённых на три слова. Одна буква, затем три и, наконец, четыре. Сергей и без вращения всяких барабанов знал, что под этими квадратами скрыта фраза. Которую он ненавидел и боялся одновременно.
- Вращайте барабан, майор! – торопил его этот чёртов адвокат, лишившийся головы. – Иначе ход перейдёт второму игроку. Великолепной Снежане!
Сергей посмотрел на Снежану. Великолепной эту девушку мог назвать разве что ненормальный патологоанатом. Вся в трупных пятнах, она повернула голову в сторону майора, и улыбнулась. Сергей пошатнулся. У Снежаны были полностью чёрные глаза, изо рта, полного гнилых зубов, потекла кровь и вылетела пара каких-то насекомых, напоминающих огромных мотыльков. Затем по глазам побежала красная бегущая строка: «Вращай барабан! Мы хотим помочь тебе, придурок!».
Сергей взялся за ручку на барабане, но придать тому какое-либо ускорение он просто не мог. Как всегда бывает во сне, у него просто не было сил.
- Хорошо, майор! – внезапно заговорила половина туловища дальнобойщика. – Я помогу.
И он, единственной оставшейся рукой, вдруг толкнул барабан с такой силой, что сектора замелькали у Сергея перед глазами, будто в детском калейдоскопе.
- Сектор: «Называй букву»! – радостно вскричал ведущий. – Слушаем Вас, Сергей Юрьевич!
- Буква «М», - нежданно-негаданно для себя самого выпалил Сергей.
- НЕВЕРНО, НЕВЕРНО, НЕВЕРНО!!! – завопили ведущий, Снежана и половина дальнобойщика.
Сергей зажал уши.
- ПОСМОТРИ НА НАЗВАНИЕ ШОУ!
Сергей поднял взгляд выше экрана, на котором находилось задание, и увидел надпись: «Переведи буквы в цифры».
За трое суток Сергей пересмотрел этот сон раз двадцать, а то и больше. Но, всё равно, каждый раз просыпался в холодном поту и трясущийся в жутком ознобе. В последний раз он, на удивление, проснулся вдруг с чистым и ясным разумом. Встал с кровати, на которой провёл так много времени, сходил в душ, пожарил себе яичницу, заварил кофе и с аппетитом поел. Потом решил включить мобильник и домашний телефон.
Как только мобильный телефон ожил от трёхсуточного бездействия, на него градом посыпались смс. Сергей проигнорировал все, кроме последнего. Оно было от Рогова:
«Серёга, мать твою! Ты с ума сошёл? У нас полный отдел ФСБ-шников!!! Я еле-еле сдерживаю их, чтобы они не сломали дверь в твою квартиру! Немедленно приезжай!!!» - писал Рогов.
«Я сейчас буду», - написал Сергей и снова выключил трубку.
Он оделся, оглядел зачем-то квартиру и, глубоко вздохнув, вышел на улицу.
Вышел…И встал, как вкопанный. Прямо перед его подъездом стоял автомобиль. Тот самый. Сошедший с глянцевого журнала и безжалостно убивающий людей автомобиль. Нервы у Сергея не выдержали.
-ЧТО ТЫ ТАКОЕ??? ЧТО ТЕБЕ НУЖНО??? КАКИЕ БУКВЫ С ЦИФРАМИ, УБЛЮДОК??? – Сергей подскочил к автомобилю и начал яростно пинать его ногами. Затем попытался открыть дверь. Затем – оторвать зеркало заднего вида. Потом увидел под ногами кирпич и яростно запустил его в лобовое стекло. Эффекта не было никакого. Автомобиль оставался цел и невредим.
- Хорошо, падла, я тебя всё равно уничтожу! – прошептал Сергей себе под нос и бегом бросился к стоящим неподалёку гаражам. Там он подскочил к своему, трясущимися руками открыл замок, зашёл внутрь и нашёл канистру с бензином, которая стояла у него с тех ещё времён, когда у него была машина. Схватив канистру и валяющиеся на верстаке спички, побежал обратно, не удосужившись даже закрыть гараж.
Подбежав к автомобилю, Сергей открыл канистру и начал обливать его бензином.
- Эй, мужик! – крикнул Сергею какой-то, вышедший на балкон покурить, мужчина. – Ты чего рехнулся, что-ли?
- Пошёл на хер! – не оборачиваясь на голос, крикнул Сергей.
- Я сейчас ментов вызову!
- Я сам мент, вызывай кого хочешь, только заткнись!
Курильщик скрылся в квартире. Сергею было абсолютно всё равно, кого может вызвать этот человек. Облив автомобиль бензином и с ненавистью отбросив канистру, Сергей чиркнул спичкой и бросил её на крышу авто.
Ничего.
Абсолютно ничего не произошло.
Сергей присел на корточки, обхватив голову руками. От ненависти и бессилия из глаз потекли слёзы.
Автомобиль моргнул поворотниками. Стекло на двери со стороны водителя опустилось и на землю выпал конверт. Сергей настороженно наблюдал. Автомобиль, урча, завёлся и, развернувшись, выехал со двора.
Сергей осторожно подошёл к валяющемуся на земле конверту. Аккуратно поднял его и вскрыл. Внутри лежал сложенный вчетверо листок бумаги.
«Убийств больше не будет. Все наказаны. Помоги мне найти последнего виновного. Переведи буквы в цифры в том порядке, в котором они стоят в алфавите. Ты найдёшь место. Узнай, что произошло на этом месте. Ты всё поймёшь. Когда найдёшь, я буду знать. И сам найду тебя. Помоги мне, майор!».
Написано это всё было корявым детским почерком.
-12-
Семью годами ранее. Г. Кингисепп. Детский приют «Под крылом ангела».
- Я не знаю, где твоя мама, Гриша!!! – уже как полчаса воспитанник её приюта домогался с этим вопросом. – Не знаю!!!
- Вы обманываете, обманываете, обманываете, - мальчик семи лет, Гриша Суворов, сын Дмитрия и Кристины Суворовых, был непреклонен. – Мне точно сказали, что Вы знаете. Почему Вы не отпускаете меня к маме?
- Кто сказал тебе? – заведующая приютом, Валерия Тихомирова, пыталась сохранять спокойствие.
- Папа. Мой папа, - прошептал мальчик.
- Гришенька, - Валерия подошла к мальчику, присела возле него и обняла. – Твой папа там, где парят ангелы. Он и сам уже ангел, понимаешь. И, когда-нибудь, мы все станем ангелами.
- Я знаю, что папа не с нами, - сказал мальчик, отстраняясь от заведующей. – Но он говорит со мной. Всегда. И он сказал, что я должен найти маму, найти для того, чтобы мы вновь стали одной семьёй.
- Вероника Михайловна! – поднявшись, крикнула заведующая. – Заберите Гришу.
В кабинет зашла воспитательница Гриши:
- Простите, Валерия Андреевна, не уследила за ним. Такой юркий…
- Вы уж постарайтесь. И да, Гриша, если ты не перестанешь так себя вести – я буду вынуждена показать тебя доктору. А он может забрать тебя в больницу!
- Вы обманываете! – сказал Гриша, развернулся и вышел прочь из кабинета. Воспитательница, ещё раз извинившись, засеменила за ним.
Валерия Андреевна Смолова работала заведующей приютом «Под крылом ангела» уже почти двадцать лет. Всё бы ничего, но над женщиной как будто нависло вечное проклятие. Проклятие одиночества. И когда восемь лет тому назад в её кабинете появился мужчина, который с ходу начал осыпать её комплиментами и говорить, что давно уже мечтает с ней познакомиться, сердце её растаяло буквально за полчаса. А как красиво всё было в течение следующего года! Романтические свидания, дорогие подарки, внимание и, как казалось Валерии, настоящая любовь. Клещ (а этим романтиком был не кто иной, как наш старый знакомый собственной персоной) даже подарил ей шикарный автомобиль. «Лексус».
Но всё оказалось хорошо сыгранным спектаклем. Одного актёра. Валерия оказалась втянута в авантюру, из-за которой чуть не покончила жизнь самоубийством. Однажды Клещ предложил ей, для остроты ощущений при интимной близости, попробовать какую-то таблетку. Она безоговорочно доверяла ему, поэтому – попробовала. Ощущения и впрямь усилились в сотни раз. После, он предложил ещё. Потом – ещё. И вот однажды…Пришла ломка. А вместе с ломкой Валерия познала истинное лицо своего любовника.
История, в которую её втянули, оказалась истинным кошмаром в её понимании. Она всегда относилась к детям с любовью и старалась создать для них лучшие условия. Она хотела, чтобы её воспитанники стали одной большой семьёй. Поэтому, выслушав историю Клеща о мальчике, от которого, ради непонятно чего, отказалась родная мать – Валерия ужаснулась. Гриша был единственным таким отказником в её приюте. У остальных ребят родителей либо не было в живых, либо они вообще были неизвестны. Только вот отказать Клещу она уже не могла. Ломка от наркотиков оказалась сильнее её воли.
Валерия подошла к окну. По стеклу барабанил дождь. Он усиливался, а вскоре сверкнула молния и раздался первый раскат грома.
- Не ругай меня, Господи! – взглянув на небо, где сгущались чёрные тучи, сказала Валерия. – И прости…
Она отошла от окна, взяла свою сумочку и достала упаковку таблеток. «Амитриптилин». Сильнейший антидепрессант, который помог ей соскочить с наркотиков. Неизвестно, конечно, что было лучше. Иметь зависимость от наркоты или горстями засыпать в себя антидепрессанты, чтобы хоть как-то утихомирить бушующую в душе боль. Выпив четыре таблетки, Валерия села в кресло в углу кабинета, которое специально привезла сюда, чтобы иметь возможность оставаться в приюте на ночь. Дома, от одиночества она просто сходила с ума, а здесь всё-таки были люди. И Валерия оставалась ночевать на работе всё чаще и чаще.
«Амитриптилин» подействовал. Сильнейший седативный эффект. Валерия закрыла глаза и уснула крепким, почти беспробудным сном.
«Сынок, просыпайся! Пора! От Валерии Андреевны нам ничего не добиться, будем действовать сами. Вставай, Гришенька! И ничего не бойся, папа рядом!»
Голос отца появился в голове Гриши Суворова очень давно. Сколько он себя помнил. Он наставлял его, учил и подбадривал. А ещё он утверждал, что мама где-то рядом. Что нужно найти её. Найти и забрать с собой к нему. К папе.
Мальчик слез с кровати. Стояла глубокая ночь. На дворе был конец августа, и белые северные ночи уже уступили место темноте. Он достал из-под кровати заранее спрятанные кроссовки, нашёл в своём шкафчике куртку и джинсы, и, одевшись, прокрался к кабинету заведующей.
Бесшумно открыв дверь, огляделся. Валерия крепко спала в своём кресле. На вешалке, рядом с дверью, висело её пальто. Мальчик аккуратно облазил карманы и нашёл ключи от машины. После, он опять же бесшумно закрыл дверь и стал пробираться на улицу.
«Не бойся, сынок! Все крепко спят. Сегодня особенная ночь. Поэтому не надо бояться!» - голос в голове продолжал подбадривать мальчика.
Гриша тихонечко прошёл мимо храпящего, как паровоз, сторожа и вышел на улицу. Тёплый летний воздух словно обнял мальчика, безмятежное спокойствие словно окутало его разум тёплым одеялом. Он подошёл к машине заведующей, снял её с сигнализации и сел за руль.
Автомобиль завёлся почти бесшумно. Гриша подъехал к шлагбауму, перекрывавшему въезд на территорию приюта.
- Валерия Андреевна, куда же Вы среди ночи? – зевая, спросил охранник, вышедший из небольшого домика рядом.
Тёмно тонированные стёкла и темнота августовской ночи скрыли от его взора того, кто сидел за рулём.
- Дело хозяйское, конечно, - пробормотал охранник и поднял шлагбаум.
Гриша вёл машину очень уверенно. Голос отца чётко и внятно говорил, когда и что надо делать. Когда нажимать на педаль, когда отпускать. Автоматическая трансмиссия облегчала ему задачу вождения. Как включить фары, как показать поворот. Мальчик делал это всё на автомате, сам далеко не понимая, что он делает.
Он выехал на трассу и повернул в сторону Ивангорода. Так велел его отец.
«Надо поспешить, Гриша! Пока не рассвело, нам надо добраться до города. Там я помогу тебе найти маму».
Лексус разогнался до ста сорока. Потом до ста шестидесяти. Впереди показались габаритные огни большого фургона.
«Обгоняй его, сынок!» - велел голос в голове.
Лексус выехал на встречную полосу, на мгновение ослепив водителя грузовика дальним светом. И тут…Голос отца пропал.
- Папа! – испуганно крикнул мальчик. – Что дальше, папа? Папа, я боюсь!
Но отец молчал. Испугавшись, Гриша, не завершив обгон, крутанул руль вправо. Машину сзади как будто кто-то толкнул. Мальчик отпустил руль и закрыл глаза ладонями. Позже он почувствовал себя как на карусели, куда однажды их водила заведующая. Всё вокруг закрутилось, Гриша сильно ударился головой о рулевое колесо, затем о крышу, а затем его окутала густая тьма.
«Вот мы и вместе сынок! Осталось только найти нашу маму…» - эта фраза была последней, которую Гриша Суворов услышал при жизни.
-13-
Наши дни. Санкт-Петербург. Двор возле дома Сергея Громова.
Прочитав записку из конверта, который выдал ему этот проклятый Богом автомобиль, Сергей подошёл к ближайшей скамейке и тяжело опустился на неё. Стал шарить по карманам в поисках сигарет, пока не вспомнил, что бросил курить уже около девяти лет назад. Вздохнув, перечитал записку ещё раз.
Вдалеке послышался вой сирен.
«Вызвал-таки полицию, полудурок!», - подумал Сергей, вспомнив курильщика на балконе.
Но, вместо полицейского наряда, Сергей увидел въезжающий во двор «Nissan Patrol» белоснежного цвета и с надписью «Федеральная служба Безопасности» по бортам. Машина остановилась напротив Сергея, заглушила сирену и замерла. Через мгновение из машины вышла женщина. Высокая, статная, с идеальной фигурой, аккуратно уложенными в пучок волосами и невероятно пронзительным взглядом. Про таких говорят – «женщина-вамп».
- Сергей Юрьевич, что же Вы как ребёнок, ей-Богу?! – сказала она, подойдя к скамейке, на которой сидел Сергей. – Прячетесь? От кого? Вы же офицер, Сергей Юрьевич. Пройдёмте со мной в машину.
- Виноват, - ответил Сергей, поднимаясь. – Могу я узнать Ваше имя и должность.
- Истомина Тамара Александровна. Сотрудник сами видите чего, - она указала на надпись на машине.
- Чем обязан?
- Сергей Юрьевич, может, перестанете валять дурака?! – женщина достала из сумочки тонкую сигарету и закурила. – Вы прекрасно понимаете, почему я здесь и зачем. На Вашей территории был обнаружен первый погибший. Поэтому я хочу знать все подробности от Вас лично. Вы вообще в курсе, что трупов по этому делу уже четыре?
- Я знаю о трёх прецедентах.
- А я Вам расскажу. Давайте присядем, я вижу, Вы не торопитесь со мной никуда ехать.
Сергей сел на скамейку. Его собеседница присела рядом, случайно задев его бедром. По телу Сергея пробежал электрический заряд. Он только сейчас понял, насколько красива и желанна для него эта женщина. Впрочем, он быстро отогнал от себя эти мысли.
-Прошу прощения! – улыбнувшись, сказал Тамара.
Сергей лишь кивнул.
- Поймите, Сергей Юрьевич, я здесь не для того, чтобы мешать Вам. Я хочу помочь. История с этим автомобилем уже просочилась в СМИ. Весь город на ушах. Вот посмотрите, - Тамара достала из сумки несколько свёрнутых в трубочку журналов. – Прочтите заголовки на обложках.
«Преисподняя раскрыла врата», «Автомобиль из ада», «Чёртова колесница на улицах Петербурга» - Сергей пробежал глазами по заголовкам и вернул журналы Тамаре.
- Журналисты любят нагнетать ситуацию, – сказал он.
- То есть, по-вашему, то, что происходит – вполне себе объяснимо?
Сергей промолчал.
- Так я и думала. Ну, на счёт адвоката, дальнобойщика и проститутки Вы, я так понимаю, в курсе?!
- Какой проститутки?
- Девушка, которую Вы лично обнаружили в этом автомобиле мёртвой – была проституткой. Валентина Лазарева. Приезжая.
- Эти сведения мне были неизвестны, - сказал Сергей.
- Если бы Вы почаще появлялись на службе… - женщина замолчала, но через пару секунд продолжила. – Нет, я Вас не виню. Я бы, наверное, вообще написала рапорт об увольнении на Вашем месте. В общем, мы имеем четыре тела. Адвокат Александр Митин, проститутка Валентина Лазарева, дальнобойщик Андрей Кириллов и бывший нейрохирург, а ныне БОМЖ – Пётр Шумилов. Последний вчера был сбит на пешеходном переходе. На Московском проспекте возле станции метро «Технологический институт». Вот и ответьте мне майор. Это какая-то закономерность или убийства между собой никак не связаны?!
- Не хватает только аккордеониста и слесаря-сантехника в эту компанию, для того, чтобы придать всей этой истории хоть щепотку логики, - попробовал пошутить Сергей.
Тамара улыбнулась.
- Давайте всё-таки проедем в Ваш отдел и попробуем выстроить хоть какую-нибудь цепочку, - женщина поднялась со скамейки.
- Подождите, - сказал Сергей. – Вот, прочтите это.
С этими словами он протянул Тамаре записку «с того света».
- Что это? – спросила женщина, прочитав текст. – Откуда это у Вас?
- Он только что был здесь.
- Кто?
- Этот автомобиль был здесь. Почти на том самом месте, где сейчас припаркован Ваш. А эта записка выпала из него.
Тамара вновь села рядом и достала блокнот и ручку. Стала сосредоточенно о чём-то думать и что-то записывать в своём блокноте.
- Что Вы делаете? – поинтересовался Сергей.
- Следую инструкциям из письма, - ответила Тамара. – Какой по порядку в алфавите идёт буква «м»?
Сергей на мгновение задумался.
- Четырнадцатая. По-моему…
- Да, верно. Вот посмотрите.
Тамара протянула Сергею листок.
« 33.10.27.21 14.1.14.21» - прочитал Сергей.
- И что это за абракадабра?
- Не могу говорить с уверенностью, - Тамара почему-то перешла на шёпот, - но мне это напоминает координаты. Секунду.
Она достала из сумочки мобильный.
- Вот посмотрите, - сказала Тамара через несколько минут. – Если ввести первые четыре цифры – получается какая-то околесица; а вот если вторые четыре…
Сергей посмотрел на экран мобильного телефона Тамары.
- Это координаты места где находится отворотка на Кингисепп?! Именно там мы обнаружили эту девушку. Как её?! Валентину.
- Видимо, там ещё что-то произошло, - сказала Тамара и стала набирать номер на мобильном. – Алло! Валера?! Подними, будь добр архив. Я не знаю за какой срок! Узнай, что происходило на месте, координаты которого я тебе отправлю. Жду!
Тамара отправила смс и вновь закурила. Сергей молча сидел рядом абсолютно ничего в происходящем не понимая. Минут через десять телефон Тамары зазвонил.
- Слушаю, Истомина! – ответила женщина и следующие минут пять ничего больше не говорила, сосредоточенно слушая голос из трубки. – Это точно? Спасибо тебе, Валера.
Она повесила трубку и остекленевшим взглядом посмотрела на Сергея.
-Что? – Сергея немного напугал её взгляд.
- Семь лет назад на том самом месте произошла авария. «Лексус» столкнулся с большегрузной фурой. Погиб один человек, - Тамара замолчала.
- И что? Дальше-то что? Какое это имеет отношение к нашему делу?
- Погибшим был…Погибшим был ребёнок. Семи лет. Гриша Суворов – воспитанник Кингисеппского детского приюта. Как позже выяснилось, он угнал автомобиль заведующей и попал в аварию на трассе.
- Ребёнок? Угнал автомобиль? Что за сказки?
- Отнюдь, - грустно улыбнулась Тамара. – Есть ещё одна деталь. За рулём фуры тогда был Андрей Кириллов. Тот самый, Сергей…
Телефон Тамары зазвонил вновь.
- Слушаю, Истомина!
На этот раз голос из трубки говорил минут двадцать.
- Спасибо, Валера! – вновь поблагодарила своего собеседника Тамара и повесила трубку.
- Через год после аварии Андрея Кириллова судили по этому делу. По статье – «умышленное оставление места ДТП». Ты не поверишь, кто его сдал.
- Кто же?
- Ни кто иной, как Валентина Лазарева, погибшая проститутка.
- Вот как! – Сергей потихоньку начал складывать пазл в своей голове.
- А самое интересное то, что защищал Кириллова на суде..
- Дай продолжу, - перебил Сергей, не заметив, что обратился к Тамаре на «ты». – Александр Митин, так?
- Да, - сказала Тамара. – И отмазал его от ответственности. Ты понимаешь, что происходит, Сергей?
- Понимаю… - Сергей встал и взглянул прямо Тамаре в глаза. – Кто-то или что-то мстит за смерть погибшего мальчика, так?
- Верно, - Тамара направилась к своей машине. – Едем. Нам необходимо выяснить, причём здесь бывший врач. А самое главное – узнать, кто является матерью Гриши Суворова и где она сейчас находится. Если, конечно, она ещё жива…
-14-
Место, где не существует ни даты, ни времени.
- Гриша! Пора проснуться, сынок.
Мальчик открыл глаза. Он стоял на длинном, уходящем в никуда, широкополосном шоссе. В изумлении оглядевшись, он заметил, что шоссе абсолютно прямое, без поворотов и отвороток и уходит в обе стороны вплоть до линии горизонта. Глянув наверх, мальчик совсем лишился дара речи. Такой красоты он не видел нигде и никогда. На небе, будто разделённом вдоль на две равные половины, мерцали миллиарды звёзд. Мало того прямо над головой Гриши раскинулась широкая, невероятно яркая радуга. Справа светило солнце, слева – сияла луна.
- Ну, здравствуй, сынок! – раздался так знакомый Грише голос. Раздался позади него.
Мальчик резко обернулся. Напротив стоял высокий, широкоплечий человек, раскинувший руки в стороны, словно для объятий. От него исходил тёплый, немного желтоватого оттенка, свет.
- Папа?
- Иди сюда, Гришенька! Я, наконец-то, смогу тебя обнять.
Мальчик бросился вперёд. Человек крепко обнял его и, подняв на руки, крепко прижал к себе. Гришу окутало безмятежное, родное тепло, почти такое же, как и в ту летнюю ночь, когда он вышел на крыльцо детского приюта.
- Вот мы и вместе, сынок, - прошептал человек, державший Гришу на руках.
- Где мы?
- Можешь считать, что дома. Вот только тебе надо будет ненадолго отлучиться.
- Зачем, папа? Здесь так хорошо. Я не хочу опять в приют.
- А я тебя не за что туда и не отпущу, Гриша, - сказал человек, опустив мальчика на землю. – Тебе надо просто найти маму и привести её к нам. Чтобы у нас была хорошая, полноценная семья. Но ты будешь не один. Посмотри туда.
С этими словами человек указал рукой за спину мальчика.
Гриша оглянулся и увидел далеко на шоссе стремительно приближающийся к нему автомобиль. Иссиня-черный, блестящий, словно сошедший с обложки глянцевого журнала автомобиль. Подъехав, машина остановилась. Моргнули поворотники, открылась водительская дверь.
- Залезай, сынок, не бойся. Эта машина будет твоим помощником в поисках.
- Я боюсь, пап. Я ведь уже попал в аварию.
- На этой машине – не попадёшь. Она будет просто твоим проводником.
Гриша с опаской сел на водительское сиденье. Дверь мягко закрылась и автомобиль тронулся с места.
- Найди эту стерву, - с хищной улыбкой прошептал человек, - я должен её наказать.
-15-
Наши дни. Санкт-Петербург. Проспект Обуховской обороны – Литейный проспект.
Выехав со двора дома, где жил Громов, на проспект Обуховской обороны, Сергей с Тамарой увидели, что тот забит автомобилями, будто муравейник.
- Так. Пробок нам ещё не хватало, - тихо сказала Тамара. – Посмотрим.
Она нажала на экран навигатора, расположенного на «торпеде».
- Придётся делать крюк, Сергей Юрьевич. Обороны забит под завязку, будем часа два плестись.
Сергей промолчал.
- Значит, сейчас выскочим на Новочеркасский, а там, через мост Александра Невского как раз попадём на Литейный. Вы как? Не против?
Сергей только пожал плечами. Странные вопросы задаёт эта женщина. Против чего он может быть?!
- Вы безмерно разговорчивы, Сергей Юрьевич, - разворачивая автомобиль, произнесла Тамара.
Они ехали молча. Город изнывал от безумной жары. От асфальта поднимался густой, раскалённый, словно масло на сковороде, воздух. Ещё немного и на нём можно будет жарить яичницу.
- Я открою окно? – спросил Сергей. – Духота, как в преисподней.
- Не надо, - ответила Тамара, - лучше я включу кондиционер. От окна толку не будет никакого. Только смогом надышимся.
Сергей кивнул. Откинув голову на подголовник сиденья, он, лишь на мгновение, закрыл глаза…
Больничная палата. Спёртый воздух, который, казалось можно резать ножом. Сергей стоял напротив кровати, на которой лежала абсолютно лысая и до неузнаваемости худая, женщина. Его мама. Рядом стоял пожилой, но подтянутый и стройный мужчина.
- Серёженька, - тихо, с трудом выговаривая слова, сказала женщина. – Подойди ко мне.
Сергей медленно подошёл. Женщина, вытянув руку, нежно провела ей по волосам Громова.
- Я умираю, сынок, - ещё тише сказала она. – Ты будешь хорошим мальчиком? Леонид Сергеевич возьмёт тебя к себе. Слушайся его и веди себя, как настоящий мужчина.
- Хорошо, мама, - прошептал Сергей. – Я тебя очень люблю.
- И я тебя люблю, сынок. Проживи эту жизнь за нас двоих.
Это сновидение Сергея было вовсе не сновидением, а его воспоминанием. Когда ему было двенадцать, его мать скончалась от рака груди. Мальчика взял под опеку их сосед по лестничной клетке. Офицер в отставке, он сам предложил матери Сергея позаботиться о нём. Сергей вырос рядом с Леонидом Сергеевичем. И, по его совету, после армии пошёл в школу милиции.
- Сергей Юрьевич! Сергей!!! Проснитесь!
Открыв глаза, Громов не сразу понял, где находится. Сон его был настолько реалистичным и ярким, что ему потребовалось около минуты, чтобы вернуться, наконец, в реальность.
- Задремали, товарищ майор?! – улыбнувшись, спросила Истомина. – Вам снилось что-то.
- С чего Вы взяли? – протирая глаза руками, спросил Сергей.
- Бормотали Вы что-то. Я, правда, не разобрала толком.
- Да, что-то снилось. Не обращайте внимания.
- Это просто стресс, Сергей Юрьевич. Ничего, скоро всё закончится. Мы разберёмся, что к чему.
« Очень надеюсь» - подумал Громов.
Они ехали по Новочеркасскому проспекту. Здесь движение было посвободнее, но всё равно – особо разогнаться не удавалось.
На очередном светофоре Сергей бросил взгляд налево, на соседнюю полосу. И остолбенел. Чуть впереди их машины стоял тот самый автомобиль из ада.
- Тамара, - шёпотом сказал Громов, - посмотри…
Тамара Истомина посмотрела туда, куда ей указывал трясущейся рукой Сергей:
- Что Вы там увидели?
- Это он.
- Кто он?
- Тот самый автомобиль. Разве не видите, как он разительно отличается от остальных?
Тамара ещё раз окинула взглядом соседнюю полосу и, наконец, заметила блестящий, хромированный корпус непонятно откуда взявшегося автомобиля.
- Откуда он взялся?! – с изумлением в голосе спросила Тамара. – Голову даю на отсечение, его не было!
На светофоре загорелся зелёный сигнал. Поток машин тронулся, въезжая на мост Александра Невского. Тамара перестроилась, и теперь они ехали сразу за загадочным автомобилем.
- Ну и куда же ты держишь путь?! – прошептала Тамара себе под нос.
Далее всё произошло в мгновение ока. Автомобиль « с того света», доехав до середины моста, внезапно резко свернул влево. Руль автомобиля Истоминой тоже, сам собой, повернул налево.
- Куда? – заорал Громов. – Выруливай, Тамара!!!
Истомина вцепилась в рулевое колесо и попыталась вывернуть его обратно. Тщетно. Руль словно заклинило. Тут же, педаль газа сама собой выжалась до упора. Nissan взревел всеми своими лошадиными силами и выскочил на тротуар. Сергея как-будто кто-то схватил за шиворот и выбросил на мостовую через открывшуюся дверь. Он вылетел из машины словно пробка и с силой ударился головой об асфальт. Автомобиль Истоминой, пробив мощным бампером ограждение моста, всё так же надсадно ревя двигателем, свалился в Неву.
- Тамара!!! – вскочив, заорал Громов и бросился к ограждению моста.
- Куда? Мужик, стой!!! – какой-то молодой парень, кинувшись наперерез Сергею, сбил его с ног.
- Пусти!!! – всё так же орал Серей, но парень крепко прижал его своим телом к асфальту.
- Куда пустить-то?! Куда? Поздно уже. Сам посмотри.
Сергей поднял голову и увидел, что почти трёхтонный автомобиль Истоминой камнем уходил под воду. Спасти Тамару было уже невозможно.
- Дай мне встать, - сказал Сергей парню, который всё ещё прижимал его к земле. – Нормально всё будет. Слово даю.
Парень отпустил Громова. Сергей встал, отряхнулся и подошёл к краю моста. Автомобиля Истоминой уже не было видно. Вокруг собралась толпа очевидцев. Кто-то уже вызывал спасателей.
- Ты как, мужик? – спросил парень, сбивший Сергея с ног пару минут назад, и, тем самым, спасший ему жизнь. – Что произошло-то?
В кармане Сергея зажужжал мобильник. Громов вытащил его из кармана и, бросив взгляд на экран, оцепенел от ужаса. Номер звонившего ему был « 33.10.27.21 14.1.14.21» .
- Алло? – с ужасом в голосе ответил на звонок Сергей.
- Свидетели нам не нужны, Сергей, – электронный детский голос. – Я не зря выбрал в помощники тебя. Ты ведь тоже вырос без матери?! Значит должен меня понять.
- Кто ты?
- Не важно. Я тот, кто ищет свою маму.
Короткие гудки. Вновь звонок. На этот раз номер знакомый. Рогов.
- Да!
- Серёга, где тебя, мать твою носит?
- Долго рассказывать.
- К тебе посетительница. Ни с кем, кроме тебя, говорить не хочет. Говорит, дело срочное и связано с чередой последних убийств.
- Кто?
- Некто Валерия Андреевна Смолова. Заведующая детским приютом в Кингисеппе.
В голове Сергея будто сложился пазл.
- Ни в коем случае не отпускай её! Я еду!!! – Сергей положил трубку.
Окинув взглядом толпу вокруг себя, Громов увидел парня, который ненароком вмешался в его судьбу.
- Ты на моторе, друг? – окликнул его Сергей.
Парень кивнул.
- Докинь до 78-го отдела по Невскому району.
- Ментовка, что-ли?
- Полиция, - поправил Сергей незнакомца. – Вот тебе удостоверение.
Парень окинул взглядом документ, который ему протянул Сергей и снова кивнул:
- Поехали.
Больше Сергей и незнакомец не сказали друг другу ни слова.
-16-
Наши дни. Санкт-Петербург. 78-й отдел полиции Невского района.
- Где она? – с ходу выпалил Сергей, ворвавшись в кабинет Николая Рогова.
Николай оторвал взгляд от бумаг, в которых тщательно что-то изучал, и поднял его на Сергея.
- В твоём кабинете, - встав и протянув руку, сказал Рогов. – Йошкар-Ола! Серёга, что с тобой? Ты выглядишь так, словно только что с поля боя?!
- Я, можно сказать, только что оттуда и вернулся, - пожав руку товарищу, сказал Сергей.- Только что в районе моста Александра Невского погибла сотрудница ФСБ Тамара Истомина. Из-за меня…
- Что? А ты почему здесь? Ты покинул место происшествия?
- Я гоню к развязке, Коля.
- А что случилось-то?
- Потом. Если будет время, - развернувшись и выходя из кабинета Рогова, бросил Громов.
Сергей прошёл к своему кабинету и, открыв дверь, на мгновение застыл на месте.
На стуле у окна сидела женщина. Коротко стриженная, она сидела сгорбившись, будто на плечах у неё был груз, сопоставимый, как минимум, с железнодорожным рельсом. Руки, сложенные на коленях мелко и часто дрожали. Возраста у женщины уже не было.
- Здравствуйте, - тихо сказал Сергей. – Майор полиции Громов Сергей Юрьевич. Вы хотели меня видеть?
Женщина как будто очнулась ото сна. Она подняла глаза на майора, всё ещё стоявшего в дверном проёме. Белки её глаз даже издалека казались жёлтыми.
- Здравствуйте. Меня зовут Валерия Смолова. Я – заведующая детским приютом «Под крылом ангела» города Кингиссеп.
Сергей, наконец зайдя в кабинет и закрыв поплотнее дверь, сел за стол.
- Садитесь напротив, - сказал Громов, указав на стул, стоящий по другую сторону стола. – Что Вы хотели?
- Можно у Вас курить? – пересев на стул, на который ей указал Громов, спросила женщина.
- Ради Бога, - ответил Сергей.
Женщина долго пыталась достать из пачки сигарету, но руки её упорно не слушались. Сергей взял из её дрожащих рук пачку сигарет, вытащил одну и подал Валерии.
- Благодарю, - грустно улыбнувшись, поблагодарила она, - я умираю, Сергей Юрьевич. У меня цирроз печени и сепсис. И я решила рассказать Вам свою историю. Исповедаться, так сказать.
Потом она долго чиркала зажигалкой, пытаясь закурить. Наконец, у неё получилось. Глубоко затянувшись и выпустив дым в потолок, она продолжила:
- Я – чёрная вдова. Понимаете, о чём я?!
Сергей кивнул.
- Хорошо. Я дважды была замужем. Первый раз ещё тогда, когда мне было семнадцать. Первый муж погиб через месяц после свадьбы. Утонул на рыбалке. Через три года я вышла замуж вновь. На этот раз брак продлился полгода. Второго мужа убили в какой-то бандитской разборке. Он не был бандитом, нет. Просто случайно оказался не в то время, не в том месте. И получил шальную пулю. После этого я зареклась иметь отношения с мужчинами. Я решила помогать тем, кто, так же как и я, остался без семьи. Сиротам. Именно так я оказалась в приюте. И очень быстро получила должность заведующей.
Она замолчала. Сергею показалось, что Валерия на мгновение потерялась в пространстве и времени.
- Что дальше, Валерия?
- А дальше… Пятнадцать лет назад ко мне явился мужчина. Я сначала подумала, что он пришёл, чтобы усыновить или удочерить кого-нибудь из наших воспитанников. Уж очень добрым и обходительным он казался. Сволочь…Господи, если бы я знала, чем обернётся наше с ним знакомство! Но он – актёр! Очень хороший актёр!
Валерия взглянула в глаза Громову. Взгляд её выражал столько боли и тоски, что Сергею вдруг захотелось обнять её и успокоить.
- Может чай? – спросил Сергей. – Или кофе?
- Лучше чего-нибудь покрепче.
Сергей встал, открыл свой служебный сейф и вытащил оттуда бутылку коньяка. Налив полкружки напитка, молча поставил его перед женщиной.
- Спасибо, - Валерия залпом выпила коньяк, снова глубоко затянулась и, затоптав в пепельнице окурок, ненадолго закрыла глаза. Сергей терпеливо ждал. Он видел, что женщина находится на границе жизни и смерти.
- Его тоже звали Сергей. Ваш тёзка. А в узких кругах его звали Клещ.
Сергей чуть было не сел прямо там, где стоял:
- Что Вы сказали?
- Именно то, что сказала. Я связалась со страшным человеком.
Сергей прекрасно знал, кто такой Клещ. Знал, кто такой Окулист. Сам, будучи ещё сопливым сержантом, не раз участвовал в рейдах на этих «красавцев». Но взять эту банду так и не удалось. Поэтому, когда Окулист погиб, а его «бригада» растворилась в воздухе – весь город вздохнул спокойно. Но зачем Клещу понадобилась заведующая детским приютом?
- Он охмурил меня для того, чтобы я пристроила в свой приют мальчика, - словно услышав мысли Сергея, продолжила Валерия. – Мальчика, который был ненужным элементом в их делах. Его звали Гриша. Суворов Григорий Дмитриевич.
- И чем им мог помешать младенец?
- Убить его они не могли. Видимо, не совсем ещё озверели. Поэтому им нужно было его просто спрятать. Их интересовала мать Гриши. Кристина Суворова. Зачем и для чего она им была нужна тогда – ответить не смогу. Но, я…Влюбившись, как школьница, я согласилась. А потом этот подонок подсадил меня на «систему». Наркотики. А потом – исчез. А мальчик…Гриша… - Валерия закрыла глаза ладонями и зарыдала.
- Успокойтесь,- сказал Сергей, налив ещё полкружки коньяка. – Про мальчика я знаю.
- Откуда?
- Это не столь важно.
- Если бы я знала, - захлёбываясь коньяком, прохрипела Валерия. – Если бы я знала, никогда бы не оставляла этот проклятый автомобиль во дворе приюта. Но я не знала. Я виновата в гибели несчастного дитя.
- Не вините себя, - сказал Сергей. – У меня два вопроса. Почему Вы пришли ко мне? И, самый главный. Где сейчас находится Кристина Суворова? Мать Гриши?
- Я пока ещё читаю газеты, - сказала женщина. – Ваше имя там очень часто стало проскальзывать в последнее время. В связи с этой чёртовой машиной. И я решила рассказать…Всё равно – мне недолго осталось. А уходить с этой болью просто сил нет. А вот на счёт Кристины… Они определили её в психоневрологический диспансер в Ивангороде. Она там уже четырнадцать лет.
Сказав последнюю фразу, Валерия потянулась за сигаретами и, внезапно покачнувшись, плашмя упала со стула на пол.
- Что с Вами? – Сергей подскочил к женщине. – Валерия?
Валерия Смолова лежала на полу кабинета, широко раскинув руки в стороны. Остекленевшими глазами смотрела куда-то в потолок.
- Врача!!! – заорал Сергей.
Было поздно. Валерия Андреевна Смолова скоропостижно скончалась от обширного инфаркта. Успев напоследок всё-таки сбросить камень со своей души. Камень, который носила с собой последние четырнадцать лет. И, может именно поэтому, на её мёртвом уже лице, застыла грустная улыбка.
-17-
Наши дни. Санкт-Петербург. 78-й отдел полиции Невского района. Ивангород. Психоневрологический диспансер.
Сергей, окаменевший, словно статуя, стоял над телом умершей женщины, когда в кабинет ворвались Рогов и ещё трое оперативников.
- Что случилось? – Рогов запыхался, будто загнанная лошадь. – Что ты кричал?
Затем, увидев лежащую на полу женщину и сразу всё поняв, Рогов развернулся и бросил одному из сотрудников:
- Скорую! Живо!
Громов, неожиданно для всех присутствующих, вдруг подскочил к сейфу, схватил оттуда свой табельный «макаров», проверил наличие в нём патронов и, сунув пистолет под ремень, бросился к выходу из кабинета.
- Серёга! Куда?
Громов не ответил. Оттолкнув стоявшего в дверях оперативника и проскочив мимо дежурного, выскочил на улицу.
«Дежурку» брать нельзя. Засекут. – Подумал Сергей и побежал на проспект. Сзади послышались шаги догоняющих его коллег.
- Сергей Юрьевич! Остановитесь!
Громов выхватил пистолет и несколько раз выстрелил в воздух. Обернувшись и увидев, что его сослуживцы кинулись в стороны, как зайцы, ещё быстрее кинулся к проспекту. Он прекрасно помнил звонок. В котором чётко услышал, что свидетели им не нужны. Сергей не хотел больше смертей. Их и так было много в последние дни. Слишком много.
Выбежав на проспект, Громов с ходу бросился наперерез первому попавшемуся автомобилю. Автомобилем оказалась старенькая «девятка», водитель которой, увидев Сергея, вдавил педаль тормоза до упора.
- Мне срочно нужна Ваша машина, - открыв водительскую дверь, вскрикнул Громов в лицо сидящей за рулём женщине. Та, лишь открыв рот, словно выброшенная на берег рыба, впялила в него ничего не понимающий взгляд. Ждать у Сергея времени не было. Поэтому он, как можно аккуратнее вытащив владелицу автомобиля из машины, сказал:
- Я из полиции. Ждите здесь. Машину я Вам верну в целости и сохранности.
Потом он захлопнул дверь и с рёвом тронулся с места.
Выехав на трассу Е-20, Сергей вдавил педаль акселератора в пол. Машина стремительно двигалась в сторону Ивангорода. Туда, где находилась та, из-за которой погибло, как минимум, шесть человек.
Если бы Сергей хоть на секунду бросил взгляд в зеркало заднего вида, он сразу бы заметил следующий метрах в ста за ним иссиня-черный, словно сошедший с обложки глянцевого журнала, автомобиль. Но Громов не смотрел назад. Он слишком много перетерпел в последние дни и поэтому хотел лишь одного. Он хотел, чтобы эта история скорее закончилась. А ещё лучше, навсегда затерялась в чертогах памяти.
Заехав в Ивангород, Громов притормозил у первого попавшегося на пути прохожего.
- Подскажите, где тут у Вас психдиспансер?
Прохожим оказался пожилой человек, медленно прогуливавшийся куда-то по своим делам.
- А Вам зачем? – улыбнувшись, спросил он Сергея. Должно быть, старик был одинок и потому радовался любому подвернувшемуся общению.
- Да какая тебя разница, рухлядь ты плешивая, зачем? – теряя терпение, Громов вытащил удостоверение и сунул его под нос прохожему. – Из полиции я, не задавай лишних вопросов!
- А! Сразу бы сказали, товарищ майор. Метров триста прямо, а потом направо. Там сразу увидите.
- Спасибо! Извини, дед, нервы.
- Да ничего – бывает, - ответил прохожий старик. Правда вот Сергей его ответа уже не услышал.
Быстрее ветра забежав в здание диспансера, Громов, окинув взглядом помещение и увидев то ли врача, то ли медбрата в белом халате, подскочил к нему.
- Мне нужна Кристина Суворова, - запыхавшись, промолвил Сергей.
- А Вы, собственно, кто ей будете? Посещения у нас строго по согласованию с главврачом.
Сергей показал удостоверение.
- Это не имеет значения, гражданин майор, - вальяжно зевнув, сказал то ли врач, то ли медбрат. – Будь Вы хоть из небесной канцелярии. По соглас…
Договорить он не успел. Сергей схватил его за шиворот и приставил к животу пистолет.
- Суворова. Кристина. Где она?
- Что Вы себе позв…
- Пикнешь – пристрелю, - Сергей несильно ткнул своего визави дулом в живот. – Веди. Веди, тебе говорят.
Сотрудника диспансера прошиб пот.
- Вы понимаете, что это – преступление?!
- Мне наплевать. А что, если я тебе скажу, что с каждой минутой, пока ты тут выпендриваешься, растёт вероятность того, что могут погибнуть люди?! Нет у тебя ответа? Мне нужна Кристина Суворова. Это я для тех, кто в танке, повторяю. И чем быстрее ты мне её предоставишь, тем меньше вероятность того, что тебе придётся собирать свои кишки с пола. Я знаю, что она здесь. Поэтому – веди!
- Она находится здесь четырнадцать лет, гражданин майор. Четырнадцать. Зачем она Вам?
- Тебе что, беседовать больше не с кем? И в более приятной обстановке, нежели со стволом у пуза? Веди, валенок ты тупорылый.
То ли врач, то ли медбрат развернулся и пошёл по коридору вперёд. Сергей убрал пистолет и двинулся следом. Дойдя до палаты № 8, сотрудник диспансера остановился.
- Здесь, - он кивнул на дверь.
- Открывай и заходи.
- Я – то Вам зачем там?
- А ты думаешь, я глупее паровоза?! – не к месту рассмеялся Громов. – Хочешь, чтобы я туда зашёл и дал тебе возможность вызвать сюда всех, кого можно?!
- Понял, - вздохнув, сказал то ли врач, то ли медбрат. – Только она невменяемая совсем.
После он открыл дверь и зашёл в палату. Сергей прошмыгнул за ним.
- Дверь закрой и сядь в угол, - грубо сказал Громов.
Сотрудник диспансера повиновался. Забрав у него связку ключей, он, наконец, смог оглядеться. И увидел ту, ради которой ему пришлось идти на преступление.
На единственной в палате койке сидела женщина. Хотя по виду можно было смело сказать, что ещё девушка. С красивым лицом и хорошей (пусть даже и в больничной пижаме) фигурой. Со взглядом, не выражающим ничего. Сергей подошёл, присел на корточки напротив девушки и посмотрел ей в глаза. С тем же успехом можно было смотреть в глаза кукле.
- Как дела, Кристина?
Тишина.
- Хочешь чего-нибудь?
Тишина.
- Как твой сын?
А вот тут. Взгляд девушки внезапно обрёл ясность, она вскочила и бросилась к двери. Сергей еле успел перехватить её и прижал к себе. То ли врач, то ли медбрат посмотрел на эту сцену, оцепенев от ужаса.
- Что с ней? – спросил он. – Она четырнадцать лет не вставала практически. Откуда у неё такая прыть?
Громову некогда было отвечать.
- Значит помнишь, зараза? – обратился он к вырывающейся из его объятий, девушке. – Помнишь? А что ты сделала с ним, тоже помнишь?
С этими словами он прижал Кристине сонную артерию большим пальцем левой руки. Через несколько секунд девушка обмякла.
- Ты! – кивнул Сергей сотруднику диспансера. – Выведи нас отсюда!
- Вместе с ней? Вы с ума сошли?
- Жить хочешь? – Сергей посмотрел в глаза собеседнику с такой злостью, что тот мигом проглотил язык. Громов бросил ему связку ключей.
- Только без шуток юмора. Камеры видеонаблюдения у Вас есть?
- К-к-конечно.
- Блять. Как я раньше не подумал, - Сергей опустил Кристину на пол, мигом подскочил к то ли врачу, то ли медбрату и, сильным ударом пистолета по голове – отключил тому сознание. За дверью палаты послышались быстро приближающиеся шаги. Громов схватил Кристину и забросил её на плечо, словно мешок. Дверь открылась.
- Назад!!! Все – назад!!! – заорал Сергей в проём двери, даже не поняв, кто там стоял. Слепо тыкая пистолетом перед собой, он вышел из палаты.
- Ты, - обратился Громов к первому попавшемуся, - выйди на улицу и подгони к выходу стоящую неподалёку «девятку». Живо!!!
Ситуация была до глупости комичной. Майор полиции похищает пациентку психиатрической клиники. Если бы Сергею попалось на практике такое дело, он бы в первую очередь решил, что умом двинулся не пациент, а тот, кто его похитил. Однако, пути назад у него уже не было.
Он услышал, как к выходу подъехала машина. Видимо, сотрудники психбольниц, «заражаются» слабоумием у своих подопечных. Будь Громов на месте того, кого он послал за автомобилем, он бы любым путём нашёл, как сообщить о произошедшем куда следует. И уж всяко не дал бы похитителю спокойно покинуть место преступления.
Но им дали уйти. Сергей, бросив Кристину на заднее сиденье «девятки», вскочил за руль, и, заблокировав задние двери, с рёвом тронулся с места.
Выехав на трассу, адреналин, вплеснувшийся в кровь Сергея резко сошёл на нет.
«И что теперь?! – думал Громов. – Что мне теперь с ней делать?!».
Ответ не заставил себя долго ждать. Громов увидел в зеркале заднего вида иссиня-чёрного цвета автомобиль. Который быстро нагонял его «девятку».
Автомобиль «с того света» зашёл с правого борта. Сергей, бросив взгляд на него, увидел за рулём маленького мальчика, который, хищно улыбаясь, смотрел прямо Громову в глаза. Вид мальчика был страшен. Лицо было покрыто струпьями, а по рукам, которыми он уверенно держал руль, ползало полчище червей. Сергей, ещё не успев понять, что за рулём автомобиля напротив никто иной, как труп Гриши Суворова, ощутил страшной силы удар по затылку.
- Я не пойду к нему!!! – услышал он крик сзади.
- НЕ ПОЙДУ!!! – крик ещё раз повторился и Громов потерял сознание.
Очнувшись, Сергей не сразу сообразил, что его машина лежит на боку в придорожном кювете. Приоткрыв глаза и стоная от боли в голове, он услышал, что кто-то открывает заднюю дверь. С трудом повернув голову, увидел размытый силуэт мужчины, который вытащил из машины тело Кристины Суворовой. И услышал всего три слова:
- Ты нашёл маму…
Ещё через секунду Громов услышал страшный хлопок. Больше он не слышал и не видел ничего. И никогда. Сгоревший автомобиль с телом майора Сергея Юрьевича Громова обнаружил наряд ДПС. Останки опознал Николай Рогов. По ему одному известным приметам…
-Эпилог-
Мы, в последнее время, совсем позабыли о том, насколько важна и дорога в жизни каждого из нас семья. В погоне за прибылью, похотью, своими безумными желаниями, мы женимся и разводимся по два, а то и три раза за жизнь. Мы оставляем своих детей. Бросаем всё на самотёк. И, как слепые котята, вновь бежим за своими, несбыточными желаниями. Совсем не понимая одной элементарной вещи. Ни одна обманутая, брошенная и загубленная душа не остаётся безнаказанной для того, кто её бросил и предал…




Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

Волшебный мир

Присоединяйтесь 




Наш рупор

 
Оставьте своё объявление, воспользовавшись услугой "Наш рупор"

Присоединяйтесь 








© 2009 - 2020 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft