16+
Лайт-версия сайта

31 - Кошмарный сон - Хулиганское сказание в картинках (не для ханжей)

Литература / Приключения, детектив / 31 - Кошмарный сон - Хулиганское сказание в картинках (не для ханжей)
Просмотр работы:
11 сентября ’2020   10:45
Просмотров: 447

Видео по ссылке:
https://ok.ru/video/1112084187881

Озвучка, фотошоп, видео - Виктор Тарасов

2002 г.

Лишь только солнце коснулось своими первыми лучами зубчатых стен кремля, всё было готово к его штурму. В предутренней дымке сгрудились в общую кучу несколько тысяч «дармоедов» и «паразитов», желавших взять в полон ещё один русский город, стоящий на их пути. Повсюду раздавались гортанные выкрики людей и ржанье лошадей.

Джавдет оглядел свою сотню строгим взглядом командира. Воины преданно уставились на него, готовые сорваться с места, идти вперёд, жечь, грабить и убивать. Передовой отряд татарского войска, под командованием хана Магомета, ожидал сигнала к наступлению. К Джавдету подскакал посыльный от его Тысячного, веля подавать знак к штурму. Борис взмахнул плёткой, его сотня, все, как один, подняла зажжённые стрелы к лукам. Ещё один взмах плёткой, и смертоносные осы понеслись к кремлю, расцвечивая, ещё тёмное небо, огненными трассами.

Вслед за сигналом, татарское войско тёмной массой двинулось на приступ. Джавдет скакал на мохнатой коротконогой лошадке впереди своей сотни, крича:
- Алла!

Он с проворством доставал из колчана одну за другой стрелы и посылал их в проклятых неверных. Земля гулко дрожала от мерного топота, лавиной летящей конницы. Подскакав к стенам кремля, отважный Сотенный спешился и вместе с остальными воинами стал карабкаться по приставной лестнице к самому верху зубчатой стены. Оттуда на него падали тела убитых и раненых, так и не сумевших добраться до заветной цели. Мимо пронеслась чёрной кипящей рекой расплавленная смола, обдавая палящим жаром, от которого захотелось пить, и высох язык.

Джавдет посмотрел вверх. Из проёма стены, на него нацелился огромным булыжником улыбающийся воин с русыми волосами и лицом той девчонки, которая наподдала Захергутеру на дискотеке. В ушах русича торчали наушники, а на груди болтался плейер. Воин пел голосом Чичериной:
- Ту-лу-ла, ту-лу-ла, ту-ту-ту, лу-ла-а.
Голову мою надуло, ла-ла-ла-а.

Борис в недоумении потряс головой:
- Чертовщина, какая-то!
Он, снова стал карабкаться наверх, но было уже слишком поздно. Булыжник, по всем правилам земного притяжения, саданул Джавдету по голове... Наступил мрак.

Так, он пролежал неизвестно, сколько времени, потом, открыл глаза. Вокруг сплошная темнота. Ощупал руками пространство возле себя, под ладонями зашуршало сено. Страшно хотелось пить. Язык во рту взбух, царапая нёбо своей шершавой поверхностью. Голову сверлила одна настойчивая мысль:

- Где я? Почему ничего не вижу? Может быть, ослеп?
Он поднёс ладони к лицу, на голове лежала какая-то тряпка. Борис медленно стянул её. По глазам ударил неяркий свет наступающего утра.

- Блин! Я живой или мёртвый? В плену или на воле? Не пойму!
Он вытер тряпкой вспотевший лоб, потянулся, подняв руки вверх, и в клочке материи, зажатой в кулаке, узнал свои трусы.

В голове, напоминавшей чугунную гирю, постепенно стала всплывать ресторанная картина вчерашней дискотеки. С облегчением, вздохнув, он понял, что жизнь, пережитая им в шкуре татарского воина, являлась, лишь, только сном.

Понемногу оглядываясь вокруг, попытался сообразить, где его местонахождение. Каждый поворот головы отдавался гулким звоном внутри черепной коробки, словно там болтался огромный язык колокола, долбя, то в один висок, то в другой. Потом, Борис обратил внимание на тот факт, что лежит совершенно голый, а на его интимном месте намотан пук соломы, и никак не мог понять, почему.

- Фантастика, какая-то! Неужели, я зерно тут обмолачивал?
Неожиданно, перед ним возникла полуодетая девушка. Джавдет, аж вздрогнул:
- Ты, кто?
- Я, Лена, дурень! Не помнишь, что ли?

Он инстинктивно прикрыл ладонями промежность. Лена рассмеялась:
- Чего прикрываешься? Ты, как заснул, уже в таком виде был, нагляделась. Комбайнёр грёбаный - она опять расхохоталась.

- А ты рядом со мной была? - никак не мог вспомнить Боря.
- Ну, блин! Амнезией страдаешь? Мы на дискотеке познакомились, потом, сюда приехали. Помнишь?

- Что-то проблёскивает в уме. А на сене я почему? И голый...
Лена замялась, подбирая слова:
- Так мы с тобой любовью, вроде, заняться хотели.
- Ну?
- Ты хвастался, что как пионер, всегда готов.
- Ну?
- Что, ну? Запряг, что ли? - разозлилась она, - Не получилось ничего!
- Да не бушуй ты, Лен. Почему не получилось?

- Потому! Готов очень был. Если ты сейчас ничего не помнишь, то можешь представить, что за мужик из тебя был вчера. Так... - она махнула рукой, - Одни причиндалы только. Сена, вон, ворох намотал, а мог бы и со мной покувыркаться, - Лена присела рядом, положив возле него полиэтиленовый пакет, - Вот, давай здоровье поправим. Чего мучаться?

На свет, божий, появилась бутылка водки и пара рыжих апельсинов. Через несколько минут, Джавдета было не узнать. Похмельный синдром прошел, и он щебетал соловьём, мало помалу, вспоминая всё больше и больше. У Ленки, тоже пошла расслабуха. Она свободно откинулась на стену сарайчика, с удовольствием вдыхая ароматный запах, исходящий от сена. Боря, оправившись от алкогольного ступора, с любопытством оглядывал девушку. Отсутствие на ней лифчика, заставляло его сердце биться учащённей. К тому же, она поставила ноги так, что колени почти касались груди. Из-за этого, её лёгкая юбка съехала вниз, оголив бёдра до самых ягодиц. Лена чуть раздвинула ноги и Джавдет, отчётливо увидел то самое место, к которому, по словам девушки, он стремился весь прошедший день.

Молодой организм мгновенно отреагировал на это, наполнив, его бесполезный ранее аппарат, похожий на сардельку двухнедельной давности, до краёв бурлящей кровью. Сено с «него» разом осыпалось и он воспрял между ног, с повисшими на нём трусами, словно флаг победы. Боря рысью бросился на Лену и они, обнявшись, закопались в пахучем сене. Процесс пошёл! Она, лишь, успела подумать:

- Что за мужик нынче? Надо обязательно его напоить; спать уложить; похмелить, а уж потом, взять от него, что нужно. Да хоть так-то! В конце концов, не покупать же фаллоиммитатор.


***
Утро плотно входило в свои права. Солнце высветило кроны деревьев и ласково пригревало землю. Пели птицы, от нагретой травы исходил сладкий медвяный аромат.

Яркий солнечный лучик скользнул по закрытым векам Барана, разбудив его. Геша раскрыл свои очи, опухшие после бурной ночи, потянулся, облизнув пересохшие губы. Во дворе слышались крики, плеск воды.

- Кому-то, уже хорошо, - подумалось ему, - А мне, чегой-то не очень, - он сел на кровати, почесал всклоченную голову, - Надо Шампани немного глотнуть, а то головка бобо.

Гена скинул со свего ложа ноги и хотел встать... Раздался грохот, его тело тяжело стукнулось об пол.
- Ну, твою мать! - заматерился он, - Уже двадцатник лет с одной лапой прыгаю, а всё никак не привыкну.

Разбуженная Настя вскочила с кровати, подбежала к нему.
- Что, Гена, не с той ноги встал? - суетилась она.
- Конечно, не с той, она же за спинкой кровати стоит, - морщился Гена, указывая на протез.

Настя помогла ему подняться, усадила в кресло, подала деревяшку.
- На, пристёгивай, мой богатенький капитан Флинт.
- Ну, допустим, не Флинт. Я хорошо знаю «Остров сокровищ», - бурчал он, пристёгивая искусственную ногу, - Одноногий там был, Джо Сильвер, да будет тебе известно.

- Ладно, ладно! Образованный ты мой. Это сути дела не меняет. Всё равно, ты, богатенький, - упорствовала Настя, - Ребята, вон, тебя боссом величают.

Баран, услышав, приятное слово босс, расплылся в улыбке. Обняв девушку за талию, привлёк к себе, уткнувшись лицом в её живот. Вдыхая запах свежего тела, пробубнил:

- Щас бы сто грамм и солёненький огурчик.
- А в чём дело? Пойдём на улицу, там всего полно осталось.
- Что-то трудновато мне. Может, сюда принесёшь? - испытывающе, посмотрел на неё Гена.

- Сей момент! Сейчас сообразим. Ты посиди и не двигайся, раз тебе в лом, - заботливо проговорив, она сорвалась к выходу.

- Ишь, девка, какая шустрая, волнуется, - с удовлетворением подумал Баран, - Видать, я ей показался. Ну, что ж, это хорошо. Если она не против, пусть живёт у меня, жалко, что ли. А то буду к старости, как пёс выть, в одиночку. Хватит, нахолостяковался! - он хлопнул ладонью по кровати, и от жалости к самому себе, его глаза подёрнула влажная пелена.

Настя подбежала к столику возле бассейна. Там, в воде, уже кувыркались Джавдет с Ленкой.
- Настька, давай к нам ныряй! - крикнула Лена.
- Потом, потом, - отвечала девушка, собирая в коринку продукты, - Сейчас шефа на ноги подниму, тогда.

- А где, Захер? - отплёвывая воду, спросил Боря.
- Что-то не видела, - пожала плечами Настя.
Лена стукнула его по спине:
- Вот блин, не хрена не помнит! Его же, Лизка, вчера обещала на своей пожарной машине покатать. Может, до сих пор катаются?

Джавдет от удивления вылупил глаза:
- А она, пожарником работает?
- Ну, ты, братец, вчера и обожрался! Совсем память потерял? - не унималась Ленка, - Ладно, я тебе потом, всё расскажу, глядишь, и пройдёт твоя амнезия.

Пока они обменивались воспоминаниями, Настя собрала всё необходимое для поднятия на ноги своего покровителя, таковым, теперь, она его для себя считала. Показавшись в дверях особняка, девушка с порога крикнула:
- Гена, ты ещё живой? Я всё принесла!

Баранов, любуясь точёной фигуркой Насти, одобрил её расторопность, и у него, даже, появилась мысль, что он ей нравится. Слеза умиления мелькнула в уголку его глаза. Очень странно было видеть подобную слабость. Когда-то, он гремел на всю округу, и те, кто раньше имел с ним дело, ни за что не узнали бы грозу всего города. Неожиданно свалившееся на его голову богатство, сделало Гену спокойным и уравновешенным. Чего суетиться, шебуршиться, когда и так всего в достатке.

Баран с удовольствием поправил своё здоровье, но выпил он, всего один раз. У него давно уже существовало такое правило – ни каплей больше. А иначе, будет вторая пьянка, и дел никаких, точно не будет. Успокоенный, он обратился к своей лекарше:

- Насть, ты не хотела бы жить со мной под одной крышей?
- Хотела бы, - с радостью согласилась она, - А, Лиза, как же?
- А, что, Лиза? Пусть и она живёт.
Насте стало, как-то неприятно:
- Получается, вроде гарема, да?
Баранову понравилась её неожиданная ревность:

- Ну, что ты, Насть! Лизавета, дочка одного моего кореша, который давно уже сыграл в ящик, и теперь его хата на два метра под землёй. Она осталась одна. Вот я и взял её к себе, ну, типа воспитанницы. А ты, что подумала? Будто я с ней того самого?

- А как же ещё мне прикажешь думать? Вон обычаи здесь, какие фривольные, аж голые ходим.
- Ну, и что же тут такого? Человек, он и родится голеньким, - философски заметил Гена, - А одежда... Одежда это так, из-за климата.

- Ага, - согласилась девушка, - Я тоже так думаю. Просто, я не знала, что и твои мысли такие же. А то мне, поначалу, показалось, будто я в разврат, какой попала. И твоя правда, без одежды намного легче, ничего не стесняет. Красота!

Так, приговаривая, она помогала одеваться своему покровителю. После этого он побрился, пшыкнулся дорогим одеколоном и полностью стал готов к выходу в свет.

- Насть, ты давай, собери там ребят, я сейчас выйду поговорить.
- Ладненько! Это будет наподобие совещания в Филях? Слышал про такое?
- То самое, которое Кутузов проводил? - усмехнулся Баран.
- Да.

- Конечно, слышал. Что ты всё меня проверяешь? Подозреваешь, будто я тупее тупого? Не думай, пожалуйста, что ты одна здесь такая умная. Я тоже, когда-то, в школе учился, и не плохо. А в тюрьму попал, по глупости, молод был, вспыльчивый, ну, и понесло. С тех пор и занимаюсь, вот, полукриминальным бизнесом.

- А я и не считаю тебя глупым. С чего ты взял? Разве может глупый человек заниматься делом, пусть и криминальным. Просто, я хотела проверить, что у тебя за память? Не девичья ли, короткая? А то, сегодня скажешь – одно, а завтра – другое. Потом, скажешь, что ты меня не приглашал к себе жить. Теперь, я вижу, ты вполне нормальный мужчина, да ещё и обеспеченный, - горячо уверяла она, направляясь к двери, - Подождите минут пять, мой фельдмаршал, сейчас всех соберу.

Гена немного посидел, подумал, потом, пришлёпнул ладонями по коленям:
- Так, надо идтить принимать парад.
Всё его войско находилось в сборе. Ребята полулежали в креслах, покуривая сигареты, и наслаждались беззаботным существованием. Геша откашлялся:

- Я так, понимаю, здесь все свои, поэтому тайн не будет. Просто, обсудим дальнейшие планы. Я уже говорил, что для меня самым лакомым кусочком, является торговый дом «Франц Пастораль», - он бросил взгляд на Джавдета и Захергутера, - Придётся сделать разведку, наскоком тут ничего не решишь. Вечером я вам подробно расскажу, как надо действовать. А сейчас, можете идти в город, отдыхать. Но к вечеру, чтобы быть трезвыми, как стекло, а не остекленевшими. Вот вам денежки... Берите, не стесняйтесь. Девочек, я попросил бы остаться, надо помочь мне по хозяйству. На том и порешили.








Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта





Наш рупор

 
Оставьте своё объявление, воспользовавшись услугой "Наш рупор"

Присоединяйтесь 







© 2009 - 2020 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft