16+
Лайт-версия сайта

38 - Макияж от 21 - го века - Хулиганское сказание в картинках (не для ханжей)

Литература / Приключения, детектив / 38 - Макияж от 21 - го века - Хулиганское сказание в картинках (не для ханжей)
Просмотр работы:
12 октября ’2020   09:19
Просмотров: 575

Видео по ссылке:
https://ok.ru/video/1607014484713


Озвучка, фотошоп, видео - Виктор Тарасов

Фантастические приключения
с хулигано-эротическим уклоном


Пусть никого не пугает словосочетание: Хулигано эротический уклон. Просто, обыкновенная жизнь обитателей выдуманного городка, сдобренная юмором, эротикой и, малость, фантастикой. Просьба не обращать внимания на несоблюдение хронологии, а также, на появление тех или иных изобретений. Текст написан на жёстком разговорном языке.

1943 г.

Майор Татаренко, оглядев хозяйским глазом приготовленное к посиделкам, велел вынести столы, лавки и табуреты на улицу, аргументировав, что так будет прохладней, да и простору больше. Алексей испросил у него разрешение, перетащить сюда с командного пункта усилитель для громкой связи и два переговорных устройства. На молчаливый, вопросительный взгляд командира, последовал загадочный ответ:
- Сюрприз будет.

Майор быстро отдал приказ, принести всё требуемое лейтенантом. Хотя он и знал этого парня всего несколько часов, а ему, казалось, что он знаком с ним тысячу лет. Цветков был моложе Татаренко года на четыре, находился на три ступени ниже в звании, про разницу в занимаемых должностях можно вообще не говорить, а Виктор, почему-то, доверял этому молоденькому пареньку, как своему родному отцу. Алексей вёл себя непринуждённо и раскованно. Камуфлированная форма очень шла к его открытому весёлому лицу. И пусть он прилетел хоть из преисподней, майор всё равно был уверен в нём, как в самом себе.

Когда принесли усилитель, переговорные устройства и громкоговорители, Цветков, со знанием дела, подключил аппаратуру. Немного подумав, он срезал две толстых ветви с куста орешника, заточил их с одного конца и острой частью воткнул в землю. Потом, примотал к каждому шесту по переговорному устройству. Одно – находилось на уровне его лица, а второе – точно по пояс.

Командир, да и все присутствующие, наблюдали за Лёхиными приготовлениями с нескрываемым интересом, будто перед ними находился великий и непревзойдённый фокусник. Воткнув вилку усилителя в розетку электросети, Алексей перекинул алую ленту, прикреплённую к гитаре, через плечо и корпус инструмента повис у него чуть ниже пояса. Покопавшись у себя в нагрудном кармане, достал маленькую зелёную пластиночку, напоминающую сердце, и подошёл к воткнутым шестам. Поднеся корпус гитары к нижнему переговорному устройству, он провёл зажатым в пальцах треугольничком по струнам возле кобылки, то есть, возле того места, где струны крепятся к корпусу инструмента. Из громкоговорителей раздался красивый звук, ни кем, никогда раньше не слышимый. Наградой, за Лёхины труды, послужили одобрительные выкрики и хлопанье в ладоши. Перекрывая шум, он приблизил лицо ко второму устройству и, почти касаясь его губами, неожиданно громко проговорил, обращаясь к майору:

- Ну, как, командир?
Тот, улыбаясь, молча поднял вверх большой палец. Алексей ещё раз провёл по струнам:
- Я же сказал, сюрприз будет, - он посмотрел на свою джаз-банду, - Ну, что, орёлики? Грянем?
- Стой, стой, стой! - Татаренко поднял руку, - Сейчас придут девушки, выпьем, закусим, а уж потом, споём.

Гремя ведром, к майору подошёл Силантий Греков:
- Командир, ничего не поймали. Так, с пяток рыбёшек.
- А я слышал, вы гранату взрывали.
- Да какой толк-то? Темно же, ничо не видно.

- Ладно, рыбу кошке отдай... А где же напарник твой?
- Возле речки, - Силантий потёр затылок, - Сейчас схожу, приволоку.
- Чего приволочёшь?
- Кузнеца, что б ему пусто было!
- А, что с ним такое?

- Захотел пить, и вместо воды, спирту полфляги охреначил. Теперь отдыхает... Нюх, что ль, у него заклинило?
- Жаль, - Татаренко потёр подбородок, - Уж больно поёт хорошо.
- Ага, и пьёт тоже нормально, - буркнул Сила.
- А может, он ещё ничего? А? Водой холодной окатим, и в бой!
- Хорошо, командир. Сейчас схожу за нашим петушком.

***

За полчаса до этого...
Закончив мыться, девчонки собрались в предбаннике, наводить марафет к предстоящей вечеринке. Девушки одевались опять в ту же одежду, что и раньше, тут уж не до разносолов. Ведь, не кто же не знал, что придётся посещать баню. Надя уже видела Ольгу в её одежде, а вот остальные... Первый удар она нанесла своими «Танга». Девки, аж охренели при виде верёвочек, которыми Оля прикрыла свою «норку», а задница-то, по их мнению, всё равно осталась голой. Бюстгальтер, тоже произвёл на них сильное впечатление. Он хоть и прикрывал лишь одни соски, но кружева были просто бесподобны. Девушки, одеваясь в свои выцветшие гимнастёрки и юбки, молча, удивлённо переглядывались. Расчёсывая волосы, Анна взяла заколку, до этого прикушенную в губах, и решилась спросить:

- И где же находится та пещера Али-Бабы, в которой ты смогла приобрести столь невиданные вещи, о многоуважаемая Ольга?
- В будущем, - сосредоточенно глядя вниз, и, поправляя только что надетую юбочку, ответила Овечкина.

- В каком будущем? - не поняла та, - Ты гляди в реальное настоящее, а машиной времени пусть фантасты развлекаются.
- Я хотела сказать, - Ольга, занятая своей юбкой, совершенно не думала, что говорит, - В будущем, все так будут одеваться, - она натянула на свой роскошный бюст оглушительной красоты блузку.

Девки, словно дикарки, раскрыв глаза смотрели на переливающиеся голубые блёстки невиданной одежды.
- Точно, девочки, - пискнула девушка с ямочками на щеках по имени Клава, - Помните? Когда мы прилетели, рядом с нами стояла остроносая, с двумя кабинами, крылатая машина, - она загадочно всех оглядела, - И винтов нет...

- Эх, расфантазировались, - засмеялась Ольга, - Никакая это не машина времени, а тот самый самолёт, на котором мы сюда прилетели. И когда я говорила про будущее, то имела в виду, что эти вещи, которые вы видите на мне, проходят апробацию. Теперь, понятно? - на неё смотрели ни хрена не понимающих, широко раскрытых пять пар глаз, - Слово, обкатка, вам что-нибудь говорит? - девушки одновременно кивнули головами, а Оля, с облегчением вздохнула,

- Ну, вот, а я дурочка боялась, даже юбка не помялась.
- Ты это о чём? - спросила Надя, ещё не успев привыкнуть к её шуткам.
- Да я говорю, как только, так сразу.
- Что сразу?
- Сразу эти вещи появятся в продаже. О, кей?

- Угу, - согласилась Надя, думая, про себя, - Кто такой о, кей? Может быть парень? Наверное, он хорош собой, раз она так часто о нём вспоминает, - а расспрашивать постеснялась.

Но вот, почти все были в сборе. Волосы расчёсаны, гимнастёрки туго перепоясаны широкими офицерскими ремнями, на ногах, как влитые, сидели хромовые сапожки. Когда Ольга надела свои голубые туфельки, девчонки аж в потолок писали от восхищения, сравнивая её с Золушкой. Овечкиной стало даже жалко этих воздушных тружениц войны, забитых «счастливой жизнью». Ни хрена не видевших и ничего не знавших хорошего, кроме страстной любви к своей Родине, и ещё большей любви – к великому Сталину. И Оля решила их хоть как-то порадовать.

- Девочки, давайте я сейчас из вас таких конфеток сделаю, что парням, глядя на вас, так и захочется развернуть фантик и съесть эту сладость.

Она достала из своей сумочки красивую толстую коробочку, в форме бабочки, и раскрыла. Девушки остолбенели. На что уж Герой Советского Союза Стрельцова, которая не боялась ни ножа ни х.., даже она раскрыла рот и осипшим голосом проговорила:

- Откуда же ты все эти вещи достаёшь, Оля? Ты, страшная женщина!
- Ну, милая моя, уж если я не женщина, то Волга – не река. Рассаживайтесь в ряд, сейчас я буду делать из вас моделей.

- Моделей чего? Танков, самолётов? - спросила Клава.
- Моделей женщин, чёрт побери! - с укором взглянула на неё Овечкина, - Вот, смотрите, - она стала раскрывать бабочку по секторам, - Здесь есть румяна, пудра, тени, кисточки и даже зеркальце.

Ольга каждой девушке наложила индивидуальный макияж, учитывая черты лица, цвет волос и глаз. Девчонки смотрелись в зеркало, оглядывали друг друга, и им не верилось, что это они сами и есть. Надежда даже прослезилась, обнимая Ольгу, и всхлипывая, проговорила:
- Ты, прям, как добрая фея из сказки.

- Хватит сантиментов. Эту коробку я вам дарю на всех. Как пользоваться её содержимым – вы поняли, а уж где и когда – ваше дело. Теперь, приступим к следующему этапу, так сказать, к подготовке артиллерии, - она, снова оглядела непонимающие лица, со вздохом достала из сумочки чёрный флакончик, - Прямо, детский сад, ей богу. Вы же отлично знаете, что мы, женщины, можем стрелять глазами, и вот эта вот штучка, - она подняла над головой флакончик, - Поможет вашим трёхдюймовым глазкам поразить чьё-то сердце. Бац, бац, и в самую точку! Ферштеен? - Оля открутила крышку с флакона и осторожно извлекла из него маленький чёрный ёршик, - Ну-с, дорогие мои, готовьтесь к следующей процедуре. Клава! - она поманила пальцем девушку к себе, - Встань передо мной, как конь перед травой. Сейчас, приступим к операции.

Клавдия боязливо подошла, опустив голову вниз:
- Уши, что ль, чистить будешь? Так мы ж только помылись.
- Ну, девушка, с вами не соскучишься. Я сейчас произведу операцию по наращиванию ресниц, - она взяла её за подбородок, вздёрнула голову вверх, - Не двигаться!

Пока Ольга колдовала над Клавой, Стрельцова выведывала у Надежды:
- Надь, а что она всё медицинскими словами пользуется? Лётчик же… Такая боевая, красивая, раскованная, всезнающая. Прямо, хоть пример с неё бери. И вообще, откуда она взялась?

- Ань, она не только лётчик, но ещё и хирург. Я ей сегодня ассистировала, три операции провели. Мама-а, - Надя покачала головой, - Если бы ты видела, как она работает? А ещё… - медсестра нагнулась к уху Стрельцовой, - С ней прилетел такой лейтенант, - она прикрыла глаза и сделала вид, как будто съела, что-то очень приятное, - Красавец, писаный.

- Кто же его описал? - пошутила мужененавистница.
- Дура ты, Ань! Если бы не он, то мы бы сейчас здесь не сидели.
- А, что было-то? Я же не знаю.

- А то! Немцы нас сегодня бомбить прилетали, да ещё так внезапно. Так вот… Алексей с Ольгой, за пять минут семь самолётов у фрицев расколошматили, только щепки летели. А ты, говоришь, описанный.

- Ань, - Оля повернулась к девушкам, - Давай я теперь и вас с Надюхой уделаю. Посмотри на своих подруг… Реснички такие, что взмахнёшь ими, и ветер с ног сшибёт. Сейчас и у вас такие же будут, - она обмакнула ёршик в чёрную краску, - Ну, вот, совсем другое дело. Кому отдать? - Оля, плотно завинтив колпачок, протягивала девушкам флакон.

- Да, что ж ты всё отдаёшь-то? - сказала Клава, - А сама, как же? Ведь, такого нигде не сыскать.
- А-а, - Ольга махнула рукой, - Мы всё равно отсюда улетаем, а там, где я буду, такого добра хоть пруд пруди, - она, задумавшись, повесила голову и еле прошептала, чуть не плача, - Вот, только, улетим ли… - потом, резко встряхнула своими волосищами, - Ой, что это я, совсем забыла! Губы, будем красить?

Девушки наперебой стали жаловаться, что помады нет, да и откуда ей взяться.
Дерьмо вопрос, - Оля порылась в своей волшебной сумочке, - Вуаля! Блеск для губ «Металлик». Можно целоваться, хоть до утра, всё равно не сотрётся. Я, понимаю, может быть кому-то не нравится цвет, так я не настаиваю.

Когда Оля покрасила губы Надежде, то всем, почему-то, захотелось покрасить губы именно в этот цвет. И каждая девушка утверждала, что такая помада больше всего подходит её к лицу. Девчонки по очереди смотрелись в зеркальце и с трепетом касались своих губёшек, проверяя, уж не сон ли это. Первой опомнилась Надя:

- Ой, девоньки, да мы здорово засиделись здесь! Мужики, поди, уж все слюни проглотили, нас ожидаючи.

На выходе из бани Ольга вспомнила, что у неё есть ещё духи «Клима», очень и очень дорогие. Девушки аккуратно капали себе на палец волнующего аромата жидкость и мазали за ушками. Запах настолько ошеломлял неповторимостью, что такие знаменитые духи, как «Красная Москва», отличались от этих, примерно так же, как запах помойки от запаха розы. Но вот, вроде, и всё, можно смело идти на вечеринку.

- Стоп! - крикнула Оля, - Совсем из головы вылетело, - она достала разрисованный всеми цветами радуги металлический цилиндр и сняла крышку.
- Ох, батюшки! - испугалась Надя, - Это, что же такое, граната новой конструкции?

- Вот, амазонка неугомонная, всё бы тебе воевать! Это лак с жемчужным блеском, - Ольга быстро прошлась струёй по причёскам девушек, приговаривая, - Вот так, вот так, делаем последний штрих и аля-улю, гони гусей.

В свете единственной лампочки над входом в баню, головы девчонок сверкали, будто густо обсыпанные бриллиантами. Ольга впёрла руки в боки:
- Ну, вы, прямо, как принцессы, блин!
Девушки радостно заверещали, хлопая в ладоши.

- Стойте, стойте, - уняла их радость Овечкина, - Вы, не принцессы, - и стала держать паузу, внимательно, оглядывая своих новых подруг.

Девушки стояли с растерянными лицами и ожидали услышать, что-нибудь неприятное на свой счёт. И тут, Оля тихо, но так, чтобы все слышали, сказала:
- Да вы, просто, королевы, мать вашу! Теперь, когда мужики вас увидят, они будут кипятком ссать. Вперёд, на Дарданеллы! Рим будет нашим! Надежда, веди!








Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

Немая боль любви... Конкурсная

Присоединяйтесь 




Наш рупор

 
Оставьте своё объявление, воспользовавшись услугой "Наш рупор"

Присоединяйтесь 







© 2009 - 2020 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft