16+
Лайт-версия сайта

Блин, Суини! или Джин, пироги… потанцуем?..

Литература / Проза / Блин, Суини! или Джин, пироги… потанцуем?..
Просмотр работы:
14 июня ’2022   07:05
Просмотров: 575

ПРЕДИСЛОВИЕ:
В данном фанфике характеры героев фильма-мюзикла "Суини Тодд, демон парикмахер с Флит-стрит" слегка изменены. Я лично просто сплю и вижу Суини именно таким, как описала его в фанфике. Что же касается Нелли Ловетт, то наше теплое отношение к Суинчику полностью совпадает.

ВКРАТЦЕ О ГЕРОЯХ:
Судья Торпин – отправил цирюльника Бенджамина Баркера на каторгу по ложному приговору, чтобы отобрать у него красавицу-жену.
Бидл Бэмфорд – сообщник и шестерка Торпина.
Суини Тодд (в прошлом Бенджамин Баркер) – сбежал с каторги, поменял имечко и живет припеваючи в том же доме, у той же хозяйки Нелли Ловетт. Кстати, по моему фанфику у них далеко не односторонняя любовь!
Люси, жена Бенджамина Баркера – отказала судье и осталась без мужа, без любовника и без денег. Немного тронулась умом и теперь бегает по улицам, прося подаяние.
Джоанна – дочь Бенджамина Баркера, живет у Торпина, который вдруг надумал на ней жениться.
Энтони, моряк – просто любит Джоанну.
На самом деле история в каноне весьма трагическая, я же постаралась обратить все в шутку. Поэтому стиль написания сосредоточен главным образом на живом юморе, а не на сложности литературных образов. Смейтесь на здоровье!

* * *

Не любите смеяться?
Суини нарисует вам улыбку…
даже там, где раньше ее никогда не было!
(Так гласит легенда)


Глава 1. ЧТО Б ТАКОЕ НАТВОРИТЬ, ЧТОБЫ БЫЛО С ЧЕМ СВАРИТЬ?

Нелли Ловетт грациозно развалилась на диване, легким движением закинув ноги на столик…
– Фууу-ух!.. Вы себе думаете – это вечер после трудового дня? Не тут-то было: это утро после трудового дня и трудовой ночи! Наконец-то: рубашки отстираны, тараканы накормлены, мусор сметен в угол… пироги… О, боже! Про пироги забыла!.. А мясо было хоть?..

«Торпин, зараза, перекромсал мне всю жизнь! – в отчаянии пожаловался как-то ее любимый. – И только потому, что он вдруг срочно захотел мою жену, а я ему, видите ли, мешал!»
По вине этого самого Торпина, верховного лондонского судьи, несчастный провел на каторге в Австралии целых пятнадцать лет! Еле ноги унес!
«Не грусти, Суини! – Нелли готова была всех тараканов потерять, только бы не видеть его таким. – Рано или поздно старый хлыщ придет к тебе в цирюльню: бриться все любят! Давай под креслом пружинку приладим, сзади – люк… Нажал на педаль и – вжи-и-ик! – его тушка разом в подвал свалится! А, если повезет – то и его прихвостень бидл Бэмфорд следом!.. Можешь еще кого-нибудь туда подкинуть – за компанию. А я из них пирогов напеку. Мясо нынче дорогущее – сам себе не купишь!» – в шутку предложила она.
«Аа-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!..» – протянул в ответ Суини.
«Ну, ты понял, – миссис Ловетт аж просияла. – Моя ты умница!»

Оглушительный звон колокольчика у стеклянной двери – и на пороге появляется изящная фигура в потрепанном костюме… СУИНИ!
– Угадала! – Лукаво улыбаясь, цирюльник бодро залетает в магазин.
Как всегда гладко выбритый и просто неотразимо растрепанный! («Я что – бритвой причесываться должен?» – «Могу вообще предложить ножницы!» – «А что это такое?..»)
– Ну, вот и я!.. – заявляет он, усаживаясь за ободранный стол. – Собственно, это не последняя плохая новость на сегодня. Как, впрочем, и не первая! Кто не верит – пусть заглянет в подвал. И мой сюрприз – вовсе не свежее мяско из цирюльни: я переполовинил запасы джина… ну, то есть оставшуюся половину! Кстати, где мой пирог?..
Миссис Ловетт неторопливо отряхнулась и, изящно волоча ноги, направилась к своему ненаглядному.
– Прости, дорогой, – Она звонко чмокнула его в маленькое симпатичное ушко, – ты кого-нибудь брил?
– Нее-ет! – изумленно ответил Суини. – А при чем тут это?
– А вот причем. – Нелли заботливо одернула на любимом потертый жилет. – Что побреешь – то и пожрешь!
– Если я каждый день отдыхаю, а другой цирюльник трудится, то в свете статистики мы работаем через день! – с умным видом заявил Тодд.
– Тогда – приятного аппетита! – Легким движением руки миссис Ловетт поставила перед мистером Ти пустую тарелку, предварительно сдув с нее слой пыли. – Будешь ложечкой или вилочкой?.. Ладно, бери руками. Тараканчик… Убить или так оставить? Ах да, чуть не забыла! – Возле пустой тарелки гордо возник пустой стакан. – Вот, запьешь, если пирог не понравится. Эй, куда ты, дорогуша, там еще есть!..

Старательно опуская уголки изящного рта, обиженный Суини решительно затопал обратно наверх, влетел в пустую цирюльню и неугомонно забегал из угла в угол, изредка ковыряя стенку серебряной бритвой.
– Ну, чего уставился?! – бросил он, проскакивая мимо треснутого зеркала. – Хоть ты не доставай!..
Для порядка мистер Тодд еще несколько раз пронесся туда-сюда (Так быстро, что хорошенький растрепа в зеркале почти перестал доставать!) и, наконец, устало упал в кресло.
– Блин! Это еще что за… чмо?!
Отражение неряшливой леди лукаво усмехнулось в ответ:
– Мистер Ти, можно задать тебе вопросик?
– ЧЕГООО?!..
– Как выглядела Люси?
– Какая?.. А, Лююююся, жена моя бывшая! Ты же сказала, что ее кондрашка хлопнула! Господи, да откуда ж я помню: сто лет ее не видел (Дай Бог еще столько же!) …А зачем тебе?
– Да так, – задумчиво протянула красотка, – перекраситься хотела. Ты говорил, у нее были светлые волосы?
– Что, в желтенький? Фууууу! – Суини поморщился и гордо встряхнул темными волосами. – Ты и так страшненькая! Ха-ха! Шучу. – Увернувшись от подзатыльника, он не поленился встать и обойти вокруг кресла. – Нам так хорошо вместе, а ты хочешь, чтобы опять все повторилось!
Ловетт в недоумении уставилась на Суини.
– По городу бегают пристав и ПРИСТАВучий судья, – пояснил мистер Ти, – причем пристают исключительно к блондинкам. Уууу! Два сапога… драных!
Нелли быстренько уселась в освободившееся кресло:
– А все-таки хочется перемен! – воскликнула она.
Суини кое-как пристроился на спинке:
– Хочешь, закрашу себе белую прядь? – бархатным шепотом просил он.
– Дурак! Только попробуй! Такое тебе устрою – на другую сторону поседеешь!
Суини вдруг осенило:
– Знаешь, а давай пойдем и мебель купим!
– Хахахахахахахахахахахахахахаха! Х…. Ха! Куда? Кому?.. На какие бабки?
Раздался настойчивый стук в дверь…

Глава 2. КОГДА ВОЛОСЫ ЕСТЬ – ОБЫЧНО ПЛЕВАТЬ, ЕСТЬ ОНИ ИЛИ НЕТ. А КОГДА ИХ УЖЕ НЕТ?..

Суини стрелой пронесся к двери и спрятался в угол. Так, на всякий случай: осторожность не помешает!
– Входите! – громко произнес он.
И тут, едва не прихлопнув Суини дверью, на пороге возник судья Торпин:
– Добрый день, мэм... хмык, если он добрый! Здесь обитает лучший цирюльник Лондона?
Недоверчиво оглядываясь, судья вдруг заметил через стекло двери демоническую рожицу, которую состроил ему Суини.
– ООО-ооох! – Торпин резко отпрянул, взмахнув руками. – Может, я не туда пришел?.. Что это за зоопарк?
– Зоопарк – там, внизу, – невозмутимо заявил Суини, выходя из-за двери и указывая куда-то под пол. – И мы как раз подбираем для него компанию. Из лучших экземпляров даже будем делать чучела! А если отражения своего испугались – не взыщите: стекло малость кривое и немытое… Впрочем, неча на зеркало пенять, коли рожа крива! Вы посмотритесь-ка лучше туда, – хитро улыбаясь, мистер Тодд гостеприимно провел растерянного судью в цирюльню. – Ой, тут и вовсе зеркало разбитое… Ну да ладно, так даже веселее! Садитесь, сэр, садитесь!
Суини выдал ему еще одну из своих притягательно-пугающих улыбочек, лукаво подмигнув миссис Ловетт, чтобы она оставила их с гостем «поболтать».
Не отличавшийся особой сообразительностью, Торпин оставил без комментариев наглые шуточки цирюльника и, закинув свое богатое старое пальто на убогий старый сундук, привычным тоном начал раздавать указания, периодически тыча пальцем чуть-ли не в самый нос мистеру Ти:
– Видите ли, я влюблен, и тоже хочу… нравиться! А посему: во-первых, смахните с меня пыль. («Можно прибить ее французскими духами, чтобы дамы не чихали!» – подумал Суини). Напомадьте волосы… («Или то, что от них осталось», – примечание Суини). Затем напудрите их… («Можно даже пылью с одежды!» – это опять Суини. Ох и проказливый же он мальчишка!). Сделайте мм… маникюр, что ли… (Слегка сдвинутые брови Тодда поползли вверх… Тут даже комментариев не нашлось!) Но сперва я собираюсь ПО-БРИТЬ-СЯ! Вот так! – выпалил судья, разваливаясь в знаменитом кресле, едва не сломав скрытый механизм тонкой работы, и вытягивая длинные толстые ножищи поперек цирюльни. – Короче, сделайте меня привлекательным!
Похоже, Торпин так и не признал в Суини Тодде того самого Бенджамина Баркера, которому в свое время «перекроил всю жизнь»! Или «перекромсал»?.. Да, судья был знатный портной! Или бездарный...
Суини в замешательстве оглянулся по сторонам, ища инструменты:
– Простите, сэр, сколько у меня лет на все про все?.. – нарочито любезно поинтересовался он.
– Будьте добры, побыстрее! – последовал ответ. – Я человек немолодой, к тому же деловой – я долго ждать не могу!
«Очень мило! Сначала, годочков так пятнадцать назад, этот кабан отправляет меня на каторгу – пахать ВОТ ЭТИМИ РУКАМИ! – возмущенный Суини помахал тонкими белыми пальцами, а теперь еще требует за минуты сделать то, чего за годы не осилить! Брр!.. Терпеть не могу – придут, развалятся, ноги свесят – и прыгай вокруг дурачком-с-колпачком! Вот, блин, про-фес-сия!..»
Замечу, как автор: по правде говоря, Суини Тодду особо жаловаться было не на что. В то время, как судья, пыхтя и отдуваясь, таскал горшочки за его дочерью Джоанной и кормил ее с ложечки, Суини отлынивал на руднике, гонял по Австралии кенгуру, менял наручники каждую неделю… часто царил совершенно один в прохладном карцере, пока остальные ютились в душном бараке… Хотя, при таком поведении, возможно, у него осталось немало отметин на заднице. Зато руки удалось спасти! Но главное – судья за пятнадцать лет поседел на всю голову и даже малость начал лысеть, а Суини – только на одну прядь, да и то от радости, что жена отстала. (Уж очень доставала его Люси в свое время!) Наконец, отмотав по-быстрому пожизненную каторгу, милашка Тодд вернулся в Лондон – подтянутый, стройный (на каторге особо не разъешься!), с белой кожей и пышными густыми волосами, обретя вместо наивной детской мордочки характерную мужественную привлекательность. Пожалуй, Торпину еще и спасибо надо сказать?..
«Эй, там! Какое еще СПАСИБО?!» Жену подержал – бросил, дочь вообще отобрал непонятно зачем, лишь бы хапать!.. Так, ладно, ближе к делу.
Неторопливой крадущейся походкой Суини направился к столику и раскрыл свою коробочку, где смирно лежали его «семеро козлят» – остро наточенные бритвы:
«Ха! А почему я должен в спешке, давясь, глотать свою месть, когда я могу пакостить этому борову практически каждый день, если захочу! И так – годочков пятнадцать-двадцать! А лучше – до конца жизни старика! – Изящный чувственный ротик цирюльника изогнулся в хитрющей улыбочке. – Начну-ка я, пожалуй, с причесочки!»
– Расслабьтесь, закройте глаза, – мягко произнес он. – Я спою вам песенку, – взбалтывая пену, Суини подобрался поближе к судье. – Труд парикмахера – таинство, на него не смотрят раньше срока! Это – как работа художника: он пишет картину, а увидеть можно лишь готовый портрет. Поспите пока – вас ожидает о-очень приятный сюрприз! (Ну, погоди, извращенец, улыбнется тебе Джоанна – широко и весело!)
– Поаккуратнее, мастер! Я очень трепетно отношусь к своим волосам, – предупредил Торпин, понаглее растекаясь в кресле.
– Оно и видно! – с почтительной иронией отозвался Тодд.
– Что вы сказали?..
– Ничего, сэр! Приступим! – И мистер Ти, довольный собой, взялся за бритву…
«Что-то мой приятель Энтони задерживается. Вроде, обещал с утра заскочить. Ну, да Бог с ним, а пока…»
Примерно четверть часика мирную тишину нарушали лишь мелодичное пение и умеренный храп с присвистом…
– ААААААААААААААААААААААААААааааааааАаАаА!!! – Невероятно высокий писк встряхнул цирюльню так, что последнее целое зеркало мгновенно пошло трещинами.
На самом деле это «Ааа!» означало: «Сегодня ночью Джоанна смывается со мной!..» – это влетевший без предупреждения Энтони буквально застрял в дверях, уставившись на Тодда и… его «работу». Уж на что бравый моряк, но пораженный бесплатным зрелищем, он внезапно позабыл все особенности человеческой речи.
Спросонья хлопая глазами, оглушенный Торпин тщетно хватал руками воздух вокруг своей обчекрыженной башки, не находя, за что зацепиться.
– Пожалуйста!.. – возвысил дрожащий голос судья, наконец, ощупывая лысину.
– Я восхищаюсь человеком, говорящим «Пожалуйста!» – с грациозным поклоном хихикнул Суини.
– «ЧоооО?! – возопил Торпин, вскакивая с кресла. – Не-е-ет!!!
Он гневно обернулся к цирюльнику, испепеляя его взглядом.
– Не расстраивайтесь, ваша честь, – волосы еще остались! – Ловко увернувшись от летучего подсвечника, Тодд указал на небритый подбородок судьи.
– Где?! На бороде? – Тут и миска с пеной научилась летать (к счастью, мимо цели!).
– Простите, сэр, вы так заросли, что мне трудно было отличить лицо от затылка! – пояснил Тодд, выглядывая из-за спинки кресла. – Кстати, говорят, что лысые мужчины никогда не седеют!..
– И с такими же шалопаями ты водишь дружбу! (Энтони поймал брошенную Торпином трость – открытым ртом!) Ну, погодите, я найду на вас управу! – Схватив пальто, судья изловчился и с размаху огрел им Суини по заднему месту, а затем вылетел из цирюльни, стыдливо закрывая свободной рукой блестящую плешь.
– Эй, а расплатиться? – крикнул ему вдогонку мистер Ти. – Ха-ха-ха! – И он вынул трость из зубов Энтони, чтобы тот мог вдоволь посмеяться…



Глава 3. ТА-А-АК – СМЕХОПЛЯСКА!.. А ГДЕ МЯСКО?

Двое шкодных мальчишек еще продолжали сотрясаться от смеха, время от времени смахивая слезы, когда Нелли Ловетт стремительно поднялась в цирюльню.
– СУИНЧИК! Ты чем занимаешься?! – Она крепко тряхнула Тодда за плечи так, что он, сбившись, закашлялся. – Я, как дура, в подвале жду, когда ты мне милостиво мяско сбросишь, даже тазик побольше подставила! А ты!.. – Ловетт яростно замахнулась за спиной Суини.
– Только не туда – я уже получил сегодня! – заслоняясь обеими руками, прокричал Тодд. – Беги, Энтони! (Пока она еще чего не разболтала!)
Видя такое обращение, Энтони взвизгнул – и был таков. И вовремя: Нелли совсем разошлась:
– Я что с тараканами пироги печь буду? Денег – кот наплакал, а есть просишь! Мало того – живешь тут на птичьих правах! Или забыл?..
– Нет, не забыл. – Суини с очаровательной улыбкой понизил голос, прижимаясь виском к ее губам. – Можешь не сомневаться, он еще придет: я не добрил ему бороду! С лысиной это не смотрится.
– Ага, придет – с охраной и собаками! – Ловетт явно не хватало ее любимой скалки.
– Значит, в любом случае, у меня будут клиенты, – успокоил ее Суини и наконец-то получил долгожданный поцелуй, а затем – по попе.
– Ну, Нелли, давай хоть возле печки потанцуем!..
– Тебе, что до сих пор холодно?..
– Нелл, не сердись: там еще джин остался – по две капли на брата…
– Блин, Суини!
– !!!
– А-а-а-а-х!
– …
– …
– О-о-о-о!
– Вау!!! А все-таки ты – прелесть, Суини!


Глава 4. ЯБЛОЧКО, ГОРШОЧЕК… ВИНЕГРЕТ!

– Фуу! Какое кислое! – Недовольно скривившись, Суини рассматривал надкусанное им зеленое-зеленое яблоко, случайно найденное в ящике комода.
– Иногда бывает: кусаешь яблоко, а там червяк! – поучительно выдала Нелли, задумчиво теребя пальцами свои роскошные нечесаные волосы.
– Дорогая, а знаешь, что может быть хуже?.. Это, когда кусаешь яблоко, а там… полчервяка! Понимаешь, что это значит?
– Намекаешь на мои пироги с тараканами? Даже не думай, иначе я не раскрою тебе свой секретик.
– Какой? – оживился Суини, аккуратно положив яблоко на тумбочку.
– Ну, ты же не хочешь нечаянно проглотить полтаракана… – Похоже, Нелли нарочно разжигала его аппетит!
– Дорогая! Сейчас, я, пожалуй, даже целого съел бы!
– Ну смотри мне!
С таинственной улыбкой взяв любимого за руку, булочница увела его вниз по внутренней лестнице. Почему-то стараясь ступать как можно тише, они осторожно подкрались к маленькому стенному шкафчику в самом темном уголке магазина.
– Вот! – Полузакрыв глаза, Нелли торжественно распахнула перед Суини покрытые паутиной дверцы.
– Что «вот»?
– Ничего?! Как? – Ловетт в недоумении шарила руками в пустом шкафу. – Я же сама лично испекла его для тебя (дней пять-шесть назад!) и положила сюда! Кстати, а где наш подмастерье? То-би!.. – нараспев позвала она.
– ХРУ-УПП! – внезапно раздалось из-под стола, и, сообразив, что его раскрыли, Тоби кузнечиком выскочил на свет божий, опрокинув кадку с тестом.
– Ах ты, шулер!.. – прикрикнул на него Тодди, нарочито грозно наступая на воришку с бритвой в руке. (На самом деле, он, похоже, был даже рад, что так вышло. Не очень-то хочется остаться без зубов в расцвете зрелой красоты!)
– Я… я боялся, что ты найдешь и подавишься!.. – залепетал Тоби, глотая крошки. – Кстати, Су, а знаешь, насколько хватает одного тюбика пены для бритья? – продолжал мальчишка, явно пытаясь отвлечь внимание.
– Что?!
– Вдоль по Флит-стрит до переулка, вокруг столба, в бакалейную лавку и обратно! – взвизгнул Тоби и понесся наутек.
– Стой!.. Да какой я тебе, Су? Я убью тя! – История о последнем тюбике с пеной задела Тодда за живое куда сильнее, чем кража черствого пирога.
Где-то за углом на лестнице в подвал что-то глухо стукнулось о пол, а затем – частый топот вниз-вниз-вниз…
– Зараза! – Тодд и Ловетт дружно бросились за ним, по очереди споткнувшись о недоеденный огрызок.
Нелли как своих тараканов знала этот старый дом: из довольно просторного вонючего подвала темный вонючий тоннель вел в самые глубины нестерпимо вонючей лондонской канализации... Мне дальше описывать, или постоите снаружи?
– Крыса! – внезапно вскрикнул Тодд.
– Кто – я? – чуть не плача пискнула Ловетт.
– Что ты, милая, это просто крыса! – успокоил ее Суини.
– Ой, пошли скорее отсюда!
Несколько раз, ради приличия, рявкнув в темноту красивые добрые слова, мистер Ти понуро поплелся наверх, а за ним неугомонная кокетливая Нелл:
– Суини!.. А у тебя… красивый голос! – и тут же без распевки выдала яркую высокую ноту: на пороге булочной стоял всем известный бидл Бэмфорд – посыльный судьи Торпина. На ловца и зверь бежит!
– Добрый вечер, мэм… – промычал пристав, ковыряясь в мясистом свинячем носу рукой в перчатке без пальцев (Возможно, для этой цели и фасон!) Он смачно чихнул, смахивая с лица (то есть, извините, морды) упавшую с потолка паутинку. – На ваше заведение, как, впрочем, и на то, что наверху, поступили жалобы! Мне ужасно неприятно… (Еще бы, кому приятно гулять по помойке!), но я должен осмотреть ваш… апчхи!.. подвал! – закончил он свою речь.
– Безусловно! – Находчивый цирюльник быстро справился с волнением. – Давайте-ка… – Он с легкой гримаской коснулся своей щеки, делая вид, что рассматривает след на пальцах, чем явно смутил гостя. – Давайте тогда сверху и начнем, а?..
– Чи-чи-чи-ЧИХ! – На этот раз бидл предусмотрительно прикрыл рот рукой. – Не-ет, мистер Тодд, вашу цирюльню уже видели – сегодня утром! То, что вы сделали с клиентом – просто возмутительно! Бедный судья буквально слег! А ведь у него в эти выходные готовилась свадьба!
– Неужели? – Цирюльник изумленно поднял бровь. – И с кем же это?
– Да с его подопечной Джоанной: зачем далеко ходить!
– А, мои поздравления! – ввернул Суини, старательно скрывая возмущенье. – Обожаю свадьбы!
Не обращая внимания на болтовню растрепанного парикмахера, бидл Бэмфорд протиснулся внутрь магазина:
– Узкие двери – раз! – констатировал он. – А если случится пожар – вы представляете, какая давка будет у выхода?.. Два: на столах – куча хлама!
– Ингредиенты! – возмутилась миссис Ловетт.
– Тогда почему они бегают даже по полу? – ехидно осведомился пристав.
– Они упали со стола – ведь это же и козе понятно! – вступился за свою даму Тодд, следуя за толстяком.
– Я даже слышал, что в вашем пироге нашли палец, – продолжал тот.
– А-а-а… с кольцом Соломона? Пить меньше надо! Хотя у нас и впрямь пироги – пальчики оближешь! А может, кто-то увлекся и свой откусил?..
– Это был палец с ноги! – возмущенно заявил бидл.
– Ну, тогда это был палец свиньи!
– УУУФФФФ! – Мистер Бэмфорд, краснея от усилия, бочком попытался протиснуться в узкий коридорчик, ведущий в подвал. – Еще раз по поводу пожара… – начал он.
– Да кто же бросится спасаться в подвал! – Суини уже порядком достала эта ревизия.
– Это не снимает с вас ответственности! К вашему сведению, судья Торпин может посадить вас в тюрьму просто за то, что вы дышите. Да еще таким воздухом! Фу!.. – Бидл с отвращением захлопнул железную дверь.
Мистер Тодд напротив глубоко и с видимым удовольствием вдохнул, наклонившись к незванному гостю. Похоже, забавная идейка уже осенила эту хорошенькую головку:
– Что за редкий аромат? Вероятно, духи вам привозят издалека?..
– Хмм, не то, чтобы… – Бидл смущенно помялся (Просто амбра из парфюмерной лавки за углом. Ну, если идти кругами, то довольно далеко…)
– А знаете. – Глубокие темные глаза игриво блеснули. – Я мог бы надушить вас так, как еще никто никогда не душил! Стоит только подняться наверх – и чудо не заставит себя ждать.
Ловетт с многозначительным видом кивнула Суини: мол, путь в подвал открыт и через чердак! Но Суини коротко и ровненько отрезал: «Нельзя: там Тоби!» Кроме того, у него были свои соображения:
– Нелли, ты сегодня выливала свой ночной горшок? – шепотом осведомился он.
Смутить Ловетт было трудно: связав вопрос о горшке с приложением надушится, симпатичная чертовка уже нарисовала в воображении свою пикантную картинку (О, Нелли была превосходной художницей! Не верите?)
– А может, лучше твой? – робко предложила она.
– Ты же знаешь, я хожу напрямую в тоннель!
– А я боюсь!.. Там крысы!
– Неси горшок!
– Чего вы там шепчетесь. – Бидл подозрительно направился к ним.
– Так, любовные забавы! – весело пошутил Тодд и, фамильярно положив руку на плечо Бэмфорда, увлек его по направлению к цирюльне. Ловетт же тем временем запрыгала в спальню.
Неторопливую доверительную беседу двух «порядочных» и «опрятных» людей прервал оглушительный звон колокольчика: в цирюльню, как к себе домой, ворвался Энтони в сопровождении щуплого пацана в забавном картузике, лихо заломленном набекрень.
– Мистер Тодд, вы должны!..
– Ах! – Мистер Тодд, всплеснул руками, метнув быстрый взгляд на Энтони. – Парень теребит меня по десять раз на день, потому что я должен ему денег!
– Мистер Тодд!.. – Ловя ртом воздух, Энтони все-таки порывался держать речь.
Гостеприимно протягивая руки, Суини прошел через всю комнату и наступил ему на ногу.
– Ай! Тебе че места мало?
Угрожающая гримаса Суини – моряк с обидой показал язык.
– Молчи, придурок! – прошипел ему Тодд.
– А!.. – Заметив бидла, развалившегося в кресле, молодой моряк живо спрятал язык и, вместо того, чтобы проглотить его, с облегчением выдохнул: – Человек судьи! Так сразу бы и сказал: зайди с Джоанной попозже, а то он все хозяину расскажет, да еще, может, и помешает, обидит или побьет!..
И тут начался водоворот!..
Бидл:
– Джоанна! Боже, до чего ты докатилась? Такие шляпки давно не в моде!..
Суини:
– Джоанна!!! Не узнал – богатая будешь!..
Джоанна, выглядывая из-под картуза: А вы кто?..
– …Где же, где же бидл, где же дуро-Бидл?.. – Еще одна звезда зажглась на нашей сцене! В помятом капоре и вылинявшем платье, похожем на мешок из-под картошки, она была неотразима. Вернее, почти не отражалась в полутьме разбитых зеркал.
– Где же, где же бидл? – Напевая, она грациозно кружила по комнате.
– Да вот он! – крикнул ей измученный Суини, хватаясь за голову. – Чего те от него надо?
– О! – Танцуя, дамочка подпрыгнула к цирюльнику и, вытянув перед собой не совсем чистые руки в перчатках, из которых время сделало ажурные, нежно обхватила его за ушки, потянув к себе. – Мне кажется, я вас знаю, мистер!..
– Много ты знаешь! – оборвал ее Тодд, но на всякий случай быстро сунул ей в рот надкусанное яблоко…
И в этот миг раздались грохот, всплеск и дребезжанье – войдя в цирюльню, Ловетт благополучно выпустила из рук бережно принесенный ею ночной горшок.
– Джоанна! Ах ты!.. А ну – живо домой! – Бидл Бэмфорд первым пришел в себя в этом поющем и танцующем дурдоме. Пробившись сквозь толпу, он бросился к Джоанне – схватить ее в охапку, но осекся.
– А ну убери руки! Я приказываю!.. – Вырвав уши из рук великой актрисы, Суини подскочил к дочери и с удовольствием отвесил приставу пинка. Ловетт отпрыгнула, и бидл всей тушей растянулся на помоях, избавив хозяйку от мытья полов.
– Я вспомнила! – радостно вскрикнула нищенка, прыгая от восторга. – Вы!..
Тодд с мольбой во взгляде огляделся в поисках заветного яблока.
– Вы…
Метнувшись к Бэмфорду, Суини Тодд в отчаянии заткнул ему уши.
– Бенджамин Баркер, – почти беззвучно выдохнула незнакомка.
Суини широко раскрыл глаза, вглядываясь в ее лицо, и невольно расслабил руки:
– Ты?!..
– Бенджамин Баркер! – с новыми силами выкрикнула Люси (А это была именно она!). – Ура! Бенджамин-Баркер! Бенджамин-Баркер! – Новая песенка веселила ее еще больше, чем первая.
– Жил здесь когда-то! – вставил Суини для связки слов. Срывающимся голосом он даже пытался подпеть. (И откуда он еще черпал фантазию и силы?) Но тут же, повернувшись к Ловетт, выдал себя с головой:
– Нелли! Почему ты не сказала, что моя жена жива?
Похоже, сегодня у всех ум за разум зашел!
– Я не хотела тебя расстраивать! – Молитвенно сложив руки, Нелл искала еще каких-то оправданий, но нашла только крышку от горшка. – Лучше бы она умерла, чем стала такой дурой!
– А ну брысь отсюда! – воскликнул Энтони, видя, что бидл, кряхтя, пытается подняться. – Выметайся, чтоб духу твоего не было! – И, разбежавшись, он изо всех сил пнул его под зад. – Вот тебе за меня… и за Джоанну!
Ловетт на лету успела нахлобучить на голову приставу свой горшок:
– Вот тебе за Суини!
– Вот тебе! – Неожиданно для себя Люси доказала, что тоже может быть полезной. Изящным толчком ноги она спустила орущего толстяка с лестницы. – За Бенни! – с благоговением добавила она.

Несколько мгновений – звенящая тишина, искорки в воздухе и звон в ушах.
Шатаясь от волнения, Суини кое-как пробрался к миссис Ловетт:
– Нелл, выйдем: поговорить надо! – шепнул он ей.
Жених, невеста и мать невесты остались в цирюльне одни.
– Ничего, пробьемся! – распушив хвост, хорохорился Энтони. – Потом сама поверишь, что тебе это приснилось!..
– Я никогда не видела снов – только кошмары, – сокрушенно вымолвила Джоанна, устало опускаясь на сундук.
– Да не расстраивайся ты так. – Энтони подсел рядом с Джоанной, подавая ей знаменитый огрызок. – Вот, яблочко хочешь?..
– Дай лучше мне – мы не гордые! – И Люси жадно принялась за угощение.

Глава 5. БЕЖАТЬ!.. К МОРЮ!


– Итак, на нашей ответственности неопытная девушка, моряк-с-печки-бряк и артистка погорелого театра! – Опершись о подоконник, Суини сосредоточенно вглядывался в темноту ночной улицы, словно ища ответы на свои вопросы. – Трудные времена настали, миссис Ловетт!
– Не говоря о том, что теперь за нами точно явятся! – подытожила практичная Нелл.
– Да, бидл знает, кто я; Люси знает, кто я… Остается только решить, что я скажу Джоанне: «Здравствуй, Джоанна, я твой отец, без гроша в кармане и в драных полосатых штанах! Джоанна, это Люси – твоя мать – в двух шагах от мусора не отличить! А это – Нелли Ловетт – капитан команды тараканов, твоя мачеха, тоже не далеко ушла…» – «Очень приятно – Джоанна!»
– Сейчас как дам!
– Не время – я по делу!
– Ее жених Энтони – не лучше.
– Да, этот малый – что не бросит, то уронит! Меня очень тревожит судьба дочери…
Нелли тихонько положила руку ему на плечо:
– Что же нам делать, милый?
– Бежать! – скомандовал Суини. – Причем немедленно! Скоро придут от судьи за Джоанной!
– Как? – Нелли просто не находила слов. – Все бросить?! А моя мясорубка, печь, самая большая в Лондоне… мои тараканы?
– В тюрьму все равно не возьмешь!
– Мистер Ти, денег нет! – в отчаянии воскликнула Ловетт.
– А ноги есть? – спросил Суини.
– Да! Куда бежать?
Он медленно повернулся к ней и решительно произнес:
– К морю! Все: берем бритвы, скалку, пару тараканов – и вперед!
– Ну что ж… – Нелли с некоторым сожалением оглядела свое жилище. – Я никогда не любила этот дом: посетители избегают его, как чумы. Теперь здесь будет убираться кто-то другой – ох, не завидую я ему! Ты своим врагам отомстил. Энтони и Джоанна, собственно, уже собирались уходить… Люси – вообще прости Господи!.. А что нам делать с Люси?
Суини, со вздохом:
– Берем!
– А как же я? Мы?..
– Господи, дорогая, да мы с ней уже лет пятнадцать «в разводе» – все быльем поросло!.. Скалку взяла?
– Ага!..

Глава 6. АХ, БЛИН, СУИНИ!..

Солнечный зайчик весело запрыгал по розовым обоям: ночью был дождик, а утром – бодрое солнышко пляшет по лужам. Вот тебе и Англия-Великобритания!
– Суини!.. – Вдоволь выспавшись, Нелли сладко потягивалась в кровати. Надо же, всю ночь ничего не делала! Вернее, делала – но разве это работа? Так, баловство всякое. (Хи-хик!) – Но где же Суини? С вечера тут был… Неужто прекрасный цирюльник и в выходной поскакал трудиться с утра пораньше? Не-ет, не похоже…
Вот уже пару месяцев им неплохо живется в уютном маленьком домике на берегу моря, за аренду которого, кстати, надо платить. Но если упорно трудиться, хотя бы шесть дней в неделю, останется даже на новое платье – раз в год! Нелли это не особо огорчало: проявив фантазию, она могла щеголять в одном и том же платье – каждый день с новыми пятнами. Чего Суини, впрочем, даже не заметит. Другое дело Джоанна... (У-у-у, лентяйка капризная!), но это уж заботы Энтони. Женился – терпи! Вон он – в доме напротив развешивает мокрые носки на занавесках, а Люси указывает ему как надо, пока Джоанна отсыпается. Зато есть над чем посмеяться! Все, черт возьми, идет хорошо!
– Так, где мой Суини?..
Обычно Нелли Ловетт с трудом поднимала с кровати этого скверного мальчишку. Для таких случаев у нее в арсенале было целых два способа. Воспитательница она была знатная – ну просто пирогами не корми, дай повоспитывать! Даже книгу написала об этом: «ВОСПИТАНИЕ СТРОПТИВОГО».

…Глава 29. Когда любимый уже проснулся, но делает вид, что спит:
Метод 1: Суини дрыхнет лицом вниз. Подходишь сзади, кладешь одну руку на спину, другой «гладишь» пониже. Сила и количество «поглаживаний» зависит от степени упрямства. Когда поднимется – обязательно поцеловать. Так будет ясно, что его любят таким, каков он есть, а заодно можно избежать лишней недовольной болтовни с его стороны.
Ну а в следующий раз – думаю, достаточно будет просто положить руку на спину.

Метод 2: Суини валяется на спине. Гладим по головке (только не с размаху!) Потихоньку нанизываем прядь волос на пальцы (только не белую, а то у него их куча вырастет!) Если не понимает, тянем вверх. Тянуть надо уверенно и непрерывно: ни за что не сдаваться! Срабатывает безоговорочно!
Поднялся – нежно целуем: Доброе утро, Суини!
В следующий раз достаточно будет только погладить по голове! Ну, в крайнем случае, намотать волосы на руку (Благо, есть что наматывать!) …»

Там было еще много волнующих миленьких наказаний, которые Ловетт заранее подготовила специально для своего ненаглядного цирюльника, но сейчас недосуг перечитывать: Суини пора будить!
Кое-как размотав одеяло, Нелли выбралась из постели и прошлась по комнате, критически осматривая их новые владения. Она еще не успела как следует захламить квартирку, потому и убирать особо было нечего.
– О, Суини! – растроганно выдохнула Нелли: Свини Тодд опять подложил ей свинью и даже захватил подушку.
Переведя дух Ловетт трезво констатировала ситуацию:
– Под кроватью, на боку, лицом ко мне! Что же делать? – Нелли бегло пролистала в памяти свои заметки. – Тянуть за… нос или двигать кровать? Бред, нафиг! О!.. Кувшин с холодной водой: наливать на пол и сгонять лужицу под кровать? Чушь такаранья!.. А ну признавайся: сам придумал или вместе с бритвами?!
– Угу!.. Сам!
– Ага!!!
– Дорогая, если тебе что-то понадобится, я встану ровно в десять – следующим утром, – мурлыкнул Суини, лукаво приоткрыв один глаз.
Ах, Ловетт, и почему тебе не пришло в голову вытянуть Суини за уши? – Ведь ты же такая сообразительная… и такая сильная!
Но Нелли уже пришла идея получше: надо непременно найти палку и потыкать тупым концом под кровать! Хотя – нет: забьется еще дальше! Что же делать?.. Так:
– А СЕЙЧАС Я ОТПРАВЛЯЮСЬ НА ПИКНИК – ОДНА! И забираю с собой ВСЕ ПРОДУКТЫ!
…Через пару секунд – позади торопливое топанье знакомых ботинок и обаятельный бархатный шепот:
– А можно я понесу корзинку?..
Ловетт невозмутимо натянула свои любимые ажурные перчатки, для порядка повернувшись к Тодду спиной:
– Нет! Ты наказан!
– Да?.. А в чем моя вина?
– Ты чертовски красив! – строго одернула его Нелли.
– Не доказано! – возмутился Суини.
– А доказательств и не требуется!.. Ах! – Это мистер Ти неслышно подкрался сзади.
– Ооо!..
– Я люблю тебя!..
– …А где моя бритва? Я обыскался ее со вчерашнего дня!
– Дня? – От негодования Ловетт подзабыла пару своих фирменных ругательств. – Так ты что – никого не брил?
– Не-ет! А при чем тут это? – Суини изобразил недоумение.
– Лентяй! Где моя скалка?! – Иногда Нелли воспитывала любимого подручными средствами.
– Ага! Так ты что – ничего не готовила?!
– Ладно. – Неожиданно смягчившись, Нелли взяла бритву с комода и подала Суини.
– Наверное, лежала под чем-то, – пояснил он, привычным жестом раскрывая лезвие и сдувая с него пылинки.
– Да, под твоим носом! – Строгая воспитательница с трудом сдержалась, чтоб не «стряхнуть пыль» с его штанов – сзади.
– Если честно, вчера я весь день работал ножницами и даже, как ее там… расческой! – С гордостью сообщил парикмахер. – Половина клиентов остались довольны!
– А остальные?..
– Ну, остальные – просто заплатили и пошли в надежде, что я скоро научусь, ха-ха! – Когда Суини смеялся, он был просто неотразим (Как, впрочем, и когда бесился!) – Они еще придут!
Пару секунд Нелли в замешательстве пыталась угадать причины такого снисхождения к «мастеру». Улыбка Тодда подсказала ей ответ:
– Наверняка, это – девчонки! И ты понравился им, поросенок длинноногий!.. – выпалила она.
– Конечно! – нарочито серьезно подтвердил Суини. – Некоторые даже просили сделать им прическу, как у меня!..
– Вот я тебе сейчас подправлю «прическу»!..
Увидев пальцы в кружевных перчатках возле своей шевелюры, мистер Ти тут же бросился бежать.
– Эй, что это? – воскликнул он, подскочив к окну.
По улице с деловым видом расхаживал Тоби с их заветной корзинкой, не забывая на ходу пинать камушки и задирать местных собак.
К слову, он появился у них буквально на второй день прибытия. Откуда? – «Все канализации ведут к морю!» – пояснил он и присел к столу в ожидании обеда… «Вау! Ну наконец МОЯ ТАРЕЛКА СНОВА ПОЛНА!..» – И принялся за еду.
Теперь в доме миссис Ловетт вместо одного непослушного мальчишки оказалось целых два: Тоби Рагг и… Том Сойер с бритвой – растрепанный, непослушный, с одной подтяжкой и с оторванной пуговицей на штанах. Как после хорошей порки! Только крысы на веревке не хватает... Но можно попросить у соседей!
– Эй, Тоби! – крикнул ему мистер Ти, высунувшись в окно. – Еще раз возьмешь еду без спроса, я тебя запакую в черный целлофановый пакет!
– В целлофановый? Ха-ха! – Тоби покатился со смеху.
– Прости, забыл добавить, что по частям! – закончил Тодд.
По правде сказать, несмотря на нелепые сплетни и пьяные байки, бестолковый Суини так ни разу не удосужился «отбрить» клиента тем способом, ради которого соорудил свой «аттракцион».
Но Суини Тодд всегда прав, если у него есть бритва!
Суини плотно закрыл окно и задернул занавески, затем, подойдя к Нелли шепотом произнес:
– Ну что ты выдумала, право – ревновать? С твоей прической вообще ничто не сравнится.
– Смотри мне! – Ловетт погрозила ему скалкой, которая случайно нашлась в… фарфоровой вазе. Мистер Ти нежно обнял ЕЕ обеими руками… и отодвинул от своего лица.

Весело болтая, они расстелили на песочке коврик и уселись поудобнее.
– Ай! – Суини испустил возмущенный вопль: кто-то ловко метнул ему в спину мелкий, но довольно остренький камушек.
Оглянувшись, они увидели удирающую со всех ног Люси. Глупые никогда не взрослеют, а эта еще и счастлива! Но похоже, ей явно было маловато ежемесячного пайка, который самоотверженно выделил ей Суини. (Видите, Люси оказалась не такой уж дурочкой!) Ох, и «подарок» же она – недаром когда-то понравилась судье!
– Кышь! – В один голос воскликнули Тодд и Ловетт. Затем, отвернувшись, полезли в корзинку.
– Слушай, Суини, а где же цыпленок?
– Я и сам тебя хотел спросить. – Суини задумчиво вертел в руке обглоданную косточку.
– Тоби!!!
– Я тут!
– Исчезни с глаз долой!
– СПА-СИ-БО, сэр!..
Нелли с удовольствием растянулась на коврике, греясь на солнышке. Мистер Ти примостился рядышком… поближе к корзинке.
– Ох уж эти детские шалости… Знаешь, Суини, я столько трудилась, что даже подзабыла, откуда берутся дети?
– Меня, наверное, нашли в пене для бритья… – Протянул Тодд… руку за бутербродом.
– А меня – в тесте!..
– Может, в большой мясорубке? – уточнил Суини.
– Эх, нет у нас мясорубки… – Нелли с тоской надкусила печеньку, глядя куда-то вдаль.
– Может, поищем другую?.. – игриво улыбнулся мистер Ти.
– …А зачем?
– Детей делать.
– Ой, ты серьезно?
– Как никогда, – улыбнулся ей Суини. – Только подкопим денег и обязательно найдем, Нелл! Только я хочу маленьких! Большие – они такие противные! И еще…
– Что, милый?
– ДАВАЙ ПОЖЕНИМСЯ!
– Ох!
– Ах!
– Блин, Суини!.. Что это?
– НИЧЕГО СТРАШНОГО: ЭТО Я – СЧАСТЛИВЫЙ КОНЕЦ ИСТОРИИ!

К О Н Е Ц






Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи


© 2009 - 2022 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft