16+
Лайт-версия сайта

Минуты решают всё

Литература / Романы / Минуты решают всё
Просмотр работы:
24 октября ’2022   12:30
Просмотров: 510



Глава 1

Эмили Круз являлась женщиной со стальными нервами. Она возглавляла издательство «Men &Women» находящееся в Лондоне. Крупная компания, раскинувшая сети по всей Англии, в которую стремился попасть каждый уважающий себя журналист.
Всех сотрудников, несмотря на полную загруженность, Эмили Круз подбирала самостоятельно. Новичок тщательно тестировался и проходил всевозможные собеседования. Она присматривалась к кандидатуре пару недель, а затем решала, оставить или с треском выгнать. Несмотря на то, что в штате трудилось около двухсот сотрудников, все до единого прошли жесткий отбор и подверглись испытаниям на прочность.
Эмили была чуть ниже среднего роста, плотного телосложения, с абсолютно квадратной фигурой, возраста сорока восемь лет. Её коротко стриженые волосы каждое утро были аккуратно уложены, возвышаясь над её круглым лицом. Черты лица мелкие, что на крупном лице смотрелись весьма непривлекательно. Глазки маленькие, тёмные, близко посаженые друг к другу. Носик острый, а губы слишком размыты, без границ и контура.
Эта женщина очень, очень и очень богата! Может позволить себе личного стилиста на побегушках, который каждое утро усердно старается сделать из этой «субстанции» что-то похожее на привлекательную женщину. Колоссально затраченные старания мало спасали непривлекательность Эмили. И всё же она не переставала быть начальницей.
Меня зовут Абигейл Хант. Я работаю в издательстве «Men &Women» главным редактором журнала и по совместительству помощница и первый заместитель Эмили Круз.
На работу удалось устроиться пару лет назад, после того, как Эмили случайно заметила одну из моих многочисленных статей в одной бульварной газетенке. В то время необходимо было как-то выживать, только что окончив университет.
И вот в один из вечеров мне позвонили из редакции журнала «Men &Women» и попросили прийти на собеседование. Представляете моё состояние? Казалось, что я нашла лампу Алладина и мечты теперь станут явью. Пройдя огонь и пламя мучительные две недели, я была зачислена в штат рядовым журналистом.
Через полгода успешной, плодотворной, изматывающей работы моя карьера резко взлетела вверх. Мне удалось добраться до вершины Олимпа. Я честно заработала своё место «кровью и потом».
Эмили Круз спускает с сотрудников не три, а десять шкур, так что мы вертимся, словно белки в колесе днем и ночью. Именно благодаря такому напору и слаженной работе мы самое крупное издательство в Лондоне.
Что могу сказать о себе. Тридцать лет и если проводить параллель внешнего вида с Эмили, выгляжу я куда более симпатично. Стройная фигура, точеная талия, длинные ноги. Мама в своё время думала, что меня ждет карьера топ-модели но, к счастью, обошлось.
Природа наградила хорошими внешними данными, и я стараюсь держать себя в хорошей физической форме. Стала заниматься плаваньем в свободное время от работы. Случается это крайне редко, поэтому годовой абонемент, позволяющий приходить в любое время и посещать бассейн даже ночью, очень выручает.
Я слежу за фигурой без фанатизма. Не сижу на изматывающих диетах, не пью специальных таблеток, не высчитываю калории, а просто придерживаюсь общих правил правильного питания.
Так, ну что ещё? Длинные темные волосы, достающие до поясницы, ярко-голубые глаза и слегка пухлые губы. Мужчины без ума от такого «сногсшибательного коктейля».
Но пока в моих приоритетах только карьера. Семейная жизнь не входит в планы. Я получаю хорошую, стабильную зарплату могу себе ни в чём не отказывать, и такое положение вещей меня вполне устраивает.
Недавно прикупила загородный дом на берегу озера Серпентайн и машину последней серии «Мустанг». При всех крупных тратах я скопила неплохую часть суммы и положила в банк на хранение. Проще говоря, что ещё нужно для счастливой жизни? Я была на вершине блаженства и слазить оттуда не собиралась. К сожалению, обстоятельства не всегда складываются так, как нам хочется.
Однажды июньским вечером всё пошло кувырком.
Тогда я заработалась до позднего вечера. Часы показывали одиннадцать. В команде со мной работала помощница Бетти Стюарт и дизайнер Рон Фарадей. Остальные из нашего «крыла» офиса ушли домой. Нам троим предстояло доделать выпуск журнала. Мы не могли так просто бросить и уйти. Утром мы отдаём журнал в печать. Другого варианта не дано. Иначе в одночасье вылетаем со своих занимаемых должностей. Эмили Круз – жесткая деспотичная начальница, а с такими шутки плохи.
Рон как раз показывал многочисленные варианты обложки очередного выпуска, как на столе раздался телефонный звонок. Я попросила Бетти (мы зовем её Бет) снять трубку.
Бет - миловидная девушка, длинноногая блондинка с большими зелеными глазами. Достаточно молодая и целеустремленная. Ей двадцать три года и пока её глаза горят огнём, а стремление сделать всё на отлично порой зашкаливает. Мы работаем вместе тех пор, как меня повысили до главного редактором. Без Бет я бы не справлялась со всем объемом работы. Она добра и в тоже время амбициозна, чем вызывает во мне симпатию. Ей нравится Рон, а он, как обычно это бывает, её не замечает. Не то чтобы совсем, просто относится к Бет, как к другу. Этот сериал в погоне за любовью в лице бет тянется не первый год. Малейшее проявление внимания со стороны Рона воспринимается ей как нечто грандиозное.
Подойдя к телефону, она сняла трубку. Лицо Бет стало серьезным и непроницаемым. Мы с Роном, оторвавшись от лежащих на столе эскизов, стали прислушиваться к разговору, пытаясь понять, о чём она говорит. Бет лишь бесконечно мотала головой и односложно отвечала.
Повесив трубку, она развернулась и спокойным голосом произнесла. Глядя при этом на Рона:
– Только что сообщили, что Эмили Круз серьёзно заболела. Воспаление легких. Двухсторонняя пневмония.
– Наконец-то! – вырвалось у Рона. – Это правда? Или ты решила нас разыграть, Бет?
– Звонил дворецкий, – добавила она, корча ехидную гримасу. – Сегодня с сильнейшими болями Эмили доставили в больницу. Она отказалась от госпитализации, и её отпустили домой под присмотр личного врача.
– Все-таки есть господь на этой грешной земле! – заключил Рон, радуясь, как ребенок, хлопая в ладоши.
– Уймись, Рон! – оборвала его я. – Теперь, знаешь, на нас работы сколько навалится? Вдвое больше! Какие Эмили дала распоряжения?
– В первую очередь она хочет видеть тебя, Абигейл! Эмили попросила, чтобы ты, как освободишься, заехала к ней домой, несмотря на столь позднее время. Она хочет, чтобы ты захватила с собой материалы по завтрашнему номеру.
– Интересно будет посмотреть, где живет Её Величество! Найди мне адрес, – раздраженно попросила я Бет.
– Хорошо, но думаю, ты и так быстро найдешь нужный дом. Апартаменты Эмили в элитном районе. Самый шикарный дом номер 63.
Бет стала собирать необходимые бумаги, папки и эскизы.
– Готовься к тому, что тебя назначат временным руководителем этого «маскарада» Абигейл – приглаживая свои волосы ладонью, добавил Рон.
– Посмотрим. Перспектива хорошая, потребуется сразу перевезти сюда вещи из дома. О нормированном рабочем дне и вообще о том, чтобы во время возвращаться домой, можно забыть. Давайте-ка ребятки, ускоримся. Не горю желанием ехать к Эмили глубокой ночью на растерзание!

***
Дом оказался просто огромным особняком, окруженный многочисленными кустарниками и разнообразными цветами, с прекрасным видом на реку Темзу. В нём было точно на первый взгляд, больше десяти комнат и это только которые я смогла сосчитать, окинув быстрым взором. Шикарное местечко. Я не сомневалась, что так думают многие, входящие в дом, мило улыбаясь в лицо хозяйке, а в душе испытывая огромную зависть.
Справа от дома располагался огромный гараж на четыре машины, а слева крытый бассейн с прозрачной крышей и стенами. Помпезность напоминала «царские» убранства.
Я припарковалась перед домом и, выйдя из машины, быстро поднялась по лестнице к парадной двери. Не успела нажать кнопку звонка, как дверь отворилась.
На пороге появился, по всей видимости, дворецкий. Высокого роста старик с седыми волосами, в строгом костюме. Глаз не было видно, так как веки были сильно опущены. Складывалось впечатление, что они вовсе закрыты. Старик был похож на собаку пароды «шарпей».
– Доброй ночи, мисс Хант. – Он учтиво поклонился. – Проходите, вас ждут, – монотонно пробормотал он и жестом руки пригласил войти внутрь.
– Спасибо.
Я вошла и последовала за стариком через большой холл. Затем вверх по широкой лестнице. Так мы поднялись на второй этаж, где находилось бесконечное множество комнат. Дойдя до нужной, «шарпей» остановился и развернулся ко мне.
– Прошу прощения, мисс Хант. Не представился. Меня зовут Лео, – он натянуто выдавил из себя улыбку. – Подождете здесь несколько минут, сообщу миссис Круз, что вы прибыли.
Он быстро скрылся за дверью, а я осталась в коридоре рассматривать интерьер второго этажа. Обстановка музея. На стенах наклеены темного тона обои, повсюду висят картины, а вдоль коридора тянутся вереницы различных круглых маленьких столиков и ваз с цветами. Выглядит весьма безвкусно, от чего складывалось ощущение, словно вещи и предметы интерьера покупали и расставляли, как попало.
Через некоторое время Лео показался из-за двери.
– Миссис Круз готова принять, – отчеканил он.
«Шарпей» открыл дверь и жестом пригласил меня войти. Я повиновалась и прошла в большую просторную светлую комнату, которая была обставлена в дорогих убранствах: включая мебель, фурнитуру, шторы и всякие безделушки, украшающие её. Царские покои, не меньше. Очевидно, хозяйке не хватало величественной власти и покорности окружающих её людей.
На огромной кровати лежала Эмили. Возможно, следовало преклонить колено или пасть ниц, но я этого не сделала. Честно говоря, меня начинало мутить от окружающей театральности. Одно оправдывало затраченные нервы – мне хорошо платили. Настолько, что я была готова терпеть.
Внешний вид Эмили оставлял желать лучшего. Она была бледной как смерть. На ней не было ни грамма макияжа. Моему взору явилась старуха, которая едва дышала. Рядом с прикроватной тумбочкой горел торшер, а на кровати валялась куча бумаг.
Заметив моё присутствие в комнате, она, слегка приподняв голову и тихонько, хриплым голосом произнесла:
– Заходи, заходи. Абигейл, смелее! – голос едва было слышно, наверное, от того, что ей было трудно дышать. – Бери стул. Садись рядом, чтобы мне не приходилось повышать голос. Легкие ни к чёрту! Я едва могу дышать.
Взяв первый попавшийся под руку стул и подставив поближе к кровати, я уселась напротив. Для начала выразила слова соболезнования о случившимся и беспокойства, но Эмили жестом запретила продолжать дальше.
– Я не умираю, Абигейл. Всего лишь слегла на больничный, так что не особо расслабляйтесь в моё отсутствие. В моем возрасте опасно переносить пневмонию на ногах. Мой лечащий врач поселился в соседней комнате и теперь, словно коршун, наблюдает меня каждый час, пичкая пилюлями, уколами и сиропами. Если не отлежусь, сколько положено, возникнут осложнения. Такая перспектива не радует. Поэтому я приняла решение спокойно отлежаться и отдохнуть. Весь объем работы тебе придется взять на себя. Справишься? – Эмили с любопытством посмотрела на меня из-под своих тяжелых век.
– Конечно, миссис Круз. Не сомневайтесь!
– Ты принесла материалы по завтрашнему номеру? Хотелось бы взглянуть на них.
– Да, конечно! – я торопливо достала из сумки необходимые бумаги и протянула ей.
Быстро пробежав глазами документы, она отложила папку с бумагами в сторону и внимательно посмотрела на меня своими крохотными поросячьими глазками.
– Отличная работа, Абигейл! Издание остаётся в надежных руках, – с едва натянутой улыбкой произнесла она.
– Спасибо за оказанное доверие, – гордо произнесла я, будто сейчас мне вручали премию «Оскар».
– Если и дальше будешь так перспективно работать, замолвлю о тебе словечко в «New York Times». Им не помешает такой смышленый руководитель.
Я чуть было со стула не свалилась от услышанных слов. Не знаю, какие силы заставили меня усидеть. С такой возможностью открывались огромные перспективы и горизонты будущего.
– На завтра запланировано много встреч, Абигейл. Как ты догадываешься, тебе придется вести переговоры самой. Возникнут экстренные вопросы, только в этом случае звони. Но я думаю, ты и так со всем справишься. Возьми Бет с собой, она пригодится для бумажной работы, – едва договорив, Эмили начала сильно кашлять.
Когда приступ прошёл, мы пообсуждали кое-какие рабочие вопросы и новые стратеги на предстоящую неделю.
Примерно в начале первого в комнату вошёл худощавый мужчина в белом халате. Судя по внешнему виду – лечащий врач. Не удостоив вниманием, полностью игнорируя моё присутствие он подошел к кровати и резко прервал наше обсуждение.
– Довольно, миссис Круз! – возмущенно произнес он. – Вам необходим покой. Ы обещали мне следовать предписанию и лечению. Я неоднократно предупреждал о последствиях вашей болезни. Если не следовать указанному режиму, вас в скором времени вынесут вперед ногами. – По его испепеляющему взгляду стало ясно, что никаких возражений с её стороны он не потерпит. – Я велел спать три часа назад! – чуть повысив тон, произнёс он, делая абсолютно недовольный вид. – А вы чем тут занимаетесь!? – переходя ещё на тон выше, нахмурив брови, спросил он.
Невольно я сжалась и ждала, что сейчас Эмили просто пошлёт его несчастного, куда подальше за то, что он посмел обращаться таким тоном. К моему большому удивлению, подобного не случилось.
–Прости, Абигейл. Этот чёртов докторишка в могилу меня загонит своим режимом и наставлениями. – Забирай бумаги и завтра позвони в обед. Доложишь, как прошли переговоры на утренних заседаниях.
Мне максимально быстро удалось сложить бумаги в сумку. Быстрым шагом направляясь к двери, хотелось побыстрее убраться из этой преисподней, я услышала, как хриплый голос сказал вдогонку:
– Завтра вечером заедь, если тебе не трудно. Обсудим пару рабочих моментов и положение текущих дел.
– Хорошо. Не беспокойтесь, в девять вечера буду у вас. К этому времени планирую освободиться, если всё пойдет по плану.
Пожелав ей спокойной ночи и выпорхнув из комнаты, я с облегчением вздохнула. С ног уже валилась от усталости и мечтала поскорее добраться до своей кровати. Теперь предстояло найти выход из лабиринтов второго этажа.
Наконец-то добравшись до лестницы, быстрыми шагами стала спускаться вниз по массивным ступеням. Как вдруг услышала едва доносившуюся из глубины дома мелодию скрипки. Я остановилась и прислушалась, уж не показалось ли мне? Тихие звуки инструмента доносились откуда-то с первого этажа. Странно... В такое время…Может «шарпей» увлекается скрипкой?
Прибавив шагу и оказавшись внизу, я вновь остановилась и прислушалась. Звук стал намного громче. Мелодия исходила откуда-то с левой стороны дома.
Стало по-настоящему любопытно, кто в такое время мог играть. Довольно необычная ситуации, тем более в доме Эмили Круз. Она сама никогда не интересовалась искусством и была от этого очень далека. Вспомнилось, как однажды на Рождество я подарила ей билеты в оперу, так она посмотрела на меня таким уничтожающим взглядом, что на следующее утро я шла на работу, не зная, уволили меня или нет.
Кстати, личная жизнь Эмили была за семью печатями. И только сейчас, стоя в её прекрасном особняке, я поняла это. Я не знала ровным счетом ничего о её семье.
Как идиотка я продолжала стоять посередине холла первого этажа. Дом выглядел довольно пустынной и одиноко, не считая передвигавшегося дворецкого, мелькавшего в противоположной стороне.
Принято было решение рискнуть и пойти на звук красивой льющейся мелодии. Я двинулась по длинному коридору, вымощенному мраморной напольной плиткой. Проклинала себя за то, что на ногах туфли на тонком каблуке. Каждый шаг отдавался гулким эхом и разносился по всему длинному коридору. Наконец в конце показалась открытая дверь, и именно оттуда исходил звук.
Добравшись потихоньку на полупальцах до цели, я нерешительно заглянула в проём открытой двери, за которой скрывалась небольшая комнатка с большим панорамным окном, возле которого стоял молодой человек, самозабвенно играющий на скрипке. Перед ним располагался пюпитр с нотами.
Окинув взглядом помещение, заметила, что ноты, впрочем, валялись повсюду. Комната прибывала в творческом беспорядке, но всё это меркло по сравнению с тем, кто извлекал из прекрасного инструмента ласкающий слух мелодию.
Юноша был потрясающе красив собой. Более сексуального и очаровательного создания я не встречала за всю свою жизнь. Банально? Да. Но это была данность. Он был очень молод. Наверное, не больше двадцать лет от роду, или чуть старше, но не более. Грациозность, красота, лучезарность – всё от макушки головы до кончиков пальцев на ногах манило в нём, как мотылька на свет. Я стояла, словно зачарованная.
Он был в обтягивающих брюках и белой хлопковой свободного покроя рубашке с глубоким вырезом до груди. Выглядело потрясающе красиво. Будто сам Николо Паганини воскрес. Творилась какая-то чертовщина. В этот момент я плохо соображала, мне показалось, что я даже перестала дышать. Знаю, громко сказано, но это чтобы вы понимали состояние моего оцепенения. Словно пригвоздили к месту. Да, вы наверняка подумаете и упрекнете меня – «Ну конечно он типичный герой романа, как и в большинстве книг: сумасшедше красив, обаятелен, мил». Но внешность этого парня не смогла бы оставить равнодушной ни одну девушку. Придется вам поверить на слово.
Черные, как крыло ворона волосы, слегка смуглая кожа, сильные мускулистые руки, слегка просвечивающие из-под рубашки. Стройные ноги, упругие ягодицы, достаточно высокий рост и аквамаринового цвета глаза. Глубокая бездна, в которой хочется тонуть. Цвет невозможно описать как-то по-другому. Пожалуй, это первое, что пришло в голову.
Замерев на месте, стоя в дверном проеме, я смотрела, словно завороженная. Он потрясающе владел скрипкой, а эффект, которой производила игра такого красавца, был сродни атомной бомбы. Кажется, мне была знакома мелодия «Adajio» группы Secret Garden.
Во мне мгновенно вспыхнула искра, которая медленно стала разгораться в костер. Тело начало гореть, голова пошла кругом, во рту пересохло, а сердце готово было выпрыгнуть из груди. Я никогда не встречала мужчину, которого так бы яростно хотела ощущать физически. Опоясывающая страсть окутала за несколько минут и казалась невероятной и фантастической. Она возрастала на уровне животного инстинкта. Мне захотелось обладать этим юношей. Да, вот так, легкомысленно, безрассудно и бесстыдно.
Незнакомец, почувствовав моё присутствие, не переставал играть. Он бросал свой чарующий взгляд и мило улыбался. Я была единственным зрителем, и ему льстило, что его слушают, замерев на месте. Не оставалось сомнений, что юноша знал, насколько хорош собой и красив. Он намерено давал мне возможность полюбоваться им, но испытывать себя дальше я не могла. Резко развернувшись на месте, я понеслась прочь из этого дома без оглядки. Я задыхалась, меня била мелкая дрожь и вообще смутно понимала, что происходит. Словно дурман в голове. Растаяла, как малолетняя девчонка на дискотеке, которая увидела парня своей мечты. Глупо! Глупо! Всё это женские гормоны и сказки на ночь про принцев.
Добежав до входной двери, чуть не упала от страха от внезапно появившейся фигуры дворецкого.
– Вас проводить до машины, мисс Хант? – монотонно произнес он.
С таким голосом можно смело работать в церкви пастором, читая молитвы, и отпускать грехи.
– Нет, спасибо, Лео. Сама справлюсь, – резко отрезала я.
Когда я сделала шаг в сторону двери, старик учтиво открыл её, вежливо выпроваживая меня.
– Доброй ночи, Лео.
– Всего хорошего, мисс Хант.
Дверь наконец-то за мной закрылась. И я искренне была рада этому. Словно вернули в реальность.
Не помню, как добралась до машины, забравшись в неё быстрее. Хотелось убраться отсюда.
Через пять минут, двигаясь по тихой трассе домой, всё никак не могла выкинуть красивого парня из головы. Он, по меньшей мере, младше Эмили на двадцать лет. И что-то внутри подсказывало, что он ей не сын и не племянник, а муж или любовник. От этой мысли чуть не стошнило.
Ночью я никак не могла заснуть от разных мыслей, которые лезли в голову. Виски начало ломить. Я не переставала думать о том: какой объем работы предстоит тянуть, как благополучно провести заседания, чтобы все остались довольны. Придется работать в режиме многозадачности. Решать текущие вопросы, проблемы, сотни сотрудников, принимать на работу новых претендентов. Да и к тому же разрабатывать новые идеи, концепции, материал для нового выпуска. Так, как его любил читать сам сенатор города Майк Треверс. Господи! Я не справлюсь!
Эмили была в хороших отношения с ним и всеми силами стремилась быть лучшей. Метила в дальнейшем попасть в «песочницу» к политикам. Осенью намечен первый тур и первая предвыборная компания в качестве кандидата на пост сенатора. Эмили в последнее время была одержима этой идей.
Недавно сенатор Траверс заявил во всеуслышание, что подумывает уйти в отставку и сделать приемником своего сына Нила Треверса. Оппоненты восприняли такой ход сенатора как очередной вызов, а некоторые даже предположили, что это не более чем пиар для привлечения общественности к выборам. Каждый должен отдать свой голос, выполнив гражданский долг, а ничто так не подогревает, как сплетни и слухи. Но всё это, конечно, не прогоняло моих мыслей о парне со скрипкой, он так и стоял перед глазами.
Вот почему чёртов сон не идет ко мне! Если допустить страшную мысль, что он муж или любовник Эмили, неужели он женился на ней? Такой безрассудный поступок может оправдать только положение и кошелёк Эмили. Такие, как он не женятся по любви на таких «свинюшках» как Эмили Круз.
Не подумайте, что я такая стерва и не пыталась отогнать от себя подобные мысли, что юноша вовсе не моя забава, и какое мне дело, на ком он женился. Но ничего не помогало. Можете сколько угодно опровергать настоящую искреннюю любовь женщины в возрасте с молодым парнем – всё это полная чушь! Никто не проверял искренность чувств этих парней на детекторе. Нет в таких парах никакой искрений любви! Либо у парней не в порядке с психикой и сексуальным желанием, либо ими движет личная выгода. Третьего не дано. Как бы дамы преклонного возраста не тешили себя надеждами, это всего лишь иллюзии.
Шел четвертый час утра. Я ворочалась. Сон не шёл. Картинки, как юноша занимается сексом с моей начальницей, не выходили из головы. Как бы я не старалась, ничего не выходило. Это злило и раздражало. Дело не в том, что Эмили обладала таким «сокровищем», а в том, что он делал возле неё? Какой же должен быть мотив заставить себя лечь в одну постель с монстром, не говоря уже о том, чтобы заняться с ней сексом.
***
Утром я пришла на работу рано. В начале восьмого. Совершенно разбитая и подавленная. По дороге большой захватила большой стакан кофе американо, чёрный, без сахара, чтобы как следует взбодриться.
Следующей после меня в кабинет зашла Бет. Как всегда, она безупречно выглядела, будто каждое утро ходит в салон красоты или спит, стоя в таком виде.
– Ты чего так рано сегодня, Абигейл? – удивленно воскликнула она, словно не ожидала увидеть меня.
– Плохо спала всю ночь. Готовилась к авральной работе. Переживаю, вдруг не справлюсь с навалившимся объемом? – разводя руками, показала на огромную стопку бумаг, возвышающеюся на столе.
– Не говори ерунды! – защебетала Бет. – Мы с Роном рядом и всегда поможем тебе! Ты справишься, вот увидишь! Я вчера перетащила твои вещи в кабинет к Эмили. Теперь же ты временно новый управляющий?
– Да. Эмили взвалила непосильную ношу. И мне понадобится ваша помощь, – смущенно произнесла я.
Через несколько минут в кабинет влетел Рон.
Он нравился мне. Симпатичный молодой парень с хорошим чувством юмора и дружеским плечом. Слегла худощавый, высокого роста, волосы коротко подстрижены. Его обаятельная улыбка всегда согревала каким-то особым теплом, а харизматичная черта характера делала его почти идеальным другом. Рон не раз доказывал свою преданность.
– Привет новому боссу! – кивнул он в знак приветствия и склонился, чмокнув в щеку. – Как наша старушка поживает? – кидая свой портфель на стол, произнес Рон.
– Лежит в куче бумаг и еле дышит. Ничего интересного. Больничный продлиться около двух недель по моим подсчетам, работы предстоит много. Хотела попросить тебя, Рон, можешь отнести журнал в печать? Меня ждет заседание.
– Подумаешь, у неё заседание! А рассказать, как сама Эмили корчится от боли, не хочешь? – усмехнувшись, сказал он.
– Не мечтай! Её ничего не возьмет, даже вирус бубонной чумы. Так что иди, занимайся своими делами, а мне нужно готовиться к слушанию.
Рон иронично передразнил меня, затем послушно собрал необходимый материал и вышел.
Бет подошла к столу, за который я уселась, пытаясь настроиться на рабочий процесс, перекладывая с места на место папки.
– Ты что-то неважно выглядишь. Что-то случилось?
– Нет. Сказала же, плохо спала.
– Скажи, тебе удалось глазком посмотреть на новоиспеченного мужа Эмили? – присев на край стола и хитро прищурив глаза, спросила Бет.
Меня будто кипятком обдало. К счастью, я продолжала рыться в бумагах, поэтому ничем себя не выдала.
– Мужа? – произнесла я с максимальным безразличием. – Нет, не видела.
– Жаль. Ты такое пропустила, Абигейл! Я видела его всего лишь раз. Он заезжал за Эмили на работу, а я как раз сопровождала её до машины, неся целую коробку документации. Когда я увидела этого красавчика, то на месте обомлела! Ты не поверишь, но я была готова прямо там растаять и стечь в сточную уличную канаву. Признаюсь, парнишка до сих пор мне сниться по ночам!
Я набрала побольше воздуха в легкие, взяв себя в руки. По крайне мере, я не единственная, кто думает о нём по ночам. Значит, я ещё не окончательно свихнулась.
– Чего же в нём такого особенного, Бет? – вопросительно спросила я, взглянув на неё исподлобья.
– Ты просто его не видела! Иначе бы не задавала глупых вопросов. Часто думаю о том, как он достался Эмили?
Бет пожала плечами и скрестила руки на груди, делая вид полной несправедливости.
– Почему ты судишь о людях по первому впечатлению? Может, они оба счастливы в браке и в отношениях царит полная гармония.
– Ну конечно, рассказывай! Поставь себя на его место. Как он может быть счастлив с Эмили? Если только она не купила парнишку за деньги. Что вполне вероятно. Про семейную идиллию и воспламенившуюся любовь между людьми, у которых нет ничего общего выдумки сивой кобылы.
– Я, к своему стыду, не знала, что Эмили вышла замуж. Как-то никогда не интересовалась её личной жизнью.
– Так они поженились год назад! – округлила глаза Бет. – Он такой молоденький, совсем еще ребенок. Знаешь, если будет возможность, посмотри на него обязательно потом выскажешь своё мнение, – не унималась она.
– Хорошо, обязательно. А теперь давай приниматься за работу!
На этом я решила прервать этот бессмысленный разговор. До заседания оставалось меньше двух часов, нужно прийти в форму и выбросить лишние мысли из головы.
То, что Бет не ошибалась в свои предположениях, было очевидным. Просто не хотелось сплетничать на эту тему в кабинете Эмили. В конце концов, не он первый и последний, кто спит за деньги. Другого объяснения здесь просто не могло и быть! Чёрт бы его побрал!
Первая часть дня пронеслась незаметно. Ближе к обеду я позвонила Эмили и пересказала, как прошло заседание и пара совещаний. Чувствовала себя так, будто сознание пропустили через соковыжималку. Пришлось выложиться на полную катушку и изрядно попотеть, чтобы уладить насущные вопросы.
Вторая половина дня была ничем не примечательной. К вечеру я повторно набрала номер Эмили, предупредить, что сегодня раньше десяти вечера не появлюсь.
Трубку сняли после нескольких гудков, и мужской голос произнес:
– Да. Слушаю, кто говорит? – голос мягкий и спокойный.
Сразу стало понятным, что это не дворецкий, а парень из снов! Какие-то секунды я не могла произнести не слова, ближе прижимая трубку к уху.
– Говорите же! Алло? – повторил он, магическим голосом, который приятным эликсиром разливался так сладко, что хотелось слушать бесконечно.
– Это Абигейл Хант, – произнесла не громко я. – Могу услышать миссис Круз.
– Абигейл Хант? – уточнил он, как бы запоминая имя. – Ах, да. Она ждет весь вечер вашего звонка, сейчас передам трубку, – послышался сигнал, и через мгновение манящий голос сменился на хриплый.
Глава 2
Подъезжая к дому Круз, меня мучила мысль: увижу ли сегодня мужа Эмили? Смешно, не правда ли? Моим сознанием завладел чужой муж. Он не моя забота, твердила я себе, но почему-то подсознание было сильнее, и пошлые мысли не покидали меня целый день. На мгновение я забывала о нём, уходя в работу с головой, а как только выдавалась свободная минутка, чувства вновь накатывали. В настоящий момент не представляла, как поведу себя, вновь столкнувшись с ним. Скорее всего, провалюсь под землю от волнения. Нет, нет …так, не пойдёт. Необходимо сохранять полное безразличие и спокойствие и никоем образом не показывать свою заинтересованность. В последнем, я вообще не была уверенна.
Сегодня в доме горело больше окон, чем в прошлый раз, и подсознательно я стала гадать, в какой части дома может находиться мужчина мечты.
Собрав волю в кулак, я вышла из машины и вбежала по ступенькам на широкое крыльцо. Позвонила в дверь. Как всегда, через несколько минут её отворил все тот же мерзкий дворецкий.
– Добрый вечер, мисс Хант. Проходите. Миссис Круз вас ожидает, – он сделал знак рукой, приглашая зайти в дом.
– Добрый, Лео. Как сегодня себя чувствует миссис Круз? – пробормотала я, входя в холл и непроизвольно оглядываясь по сторонам.
Здравые мысли в мгновение ока улетучились. Да, мне захотелось увидеть хотя бы глазком его. К сожалению, со мной по-прежнему стоял только рядом «шарпей».
– Пока без особых изменений. Доктор постоянно ругается, что она отвлекается на работу. Поэтому постарайтесь долго не засиживаться, – он слегка приподнял свои веки и строго посмотрел.
– Хорошо, – кивнула я головой, в знак согласия.
Лео проводил на второй этаж и оставил возле комнаты Эмили. Я аккуратно открыла дверь и проскользнула внутрь.
Эмили, как и в прошлый раз, лежала на широкой кровати с закрытыми глазами и едва приглушённым светом. Вначале я подумала, может быть, она спит и не стоит сегодня беспокоить её понапрасну. Видимо, Эмили почувствовала чьё-то присутствие и открыла глаза.
– Ах, это ты, Абигейл? Входи! – негромко произнесла она, поднимаясь на подушках в постели.
Я взяла стул, подошла кровати и подсела поближе. Было ли мне её жалко? Нет. Скорее, в глубине души я теперь мечтала, чтобы пневмония превратилась в летальный исход. Мерзко? Пожалуй. Женщины – опасный, гнилой народ. Походу я не исключение, когда дело касается личного счастья. Впрочем, за время работы у Эмили я могла составить десятитомник её недостатков и невоспитанности.
И вот сейчас, сидя возле этого противного, мерзкого существа, с опухшими глазами, сальной головой, в моей голове крутились картинки, как парень мечты кувыркается с ней прямо в этой самой постели! Комок тошноты подкатил к горлу и готов был вырваться наружу. Пауза затянулась, Эмили смотрела на меня, ожидая, когда я справлюсь о её самочувствии.
– Как вы чувствуете себя, Эмили? – начала я, ловя ртом как можно больше воздуха.
Надо было спросить из вежливости, хотя мне глубоко чхать на её состояние.
Все подчиненные всегда хотят самого худшего своему начальству. Я не исключение. Просто так повелось, когда человека наделяют малейшей властью и от него зависит твоя материальная составляющая – то он ощущает себя господином твоей жалкой жизни. Хочешь получить свою долю? Вставай и бегай, как собачонка, лицемеря каждый день этой «мерзкой твари» в лицо. Нет? Смело проваливай прочь. На свободное место всегда найдется тот, кто готов преклонить колено и протянуть шею.
Эмили Круз – законченная стерва, любящая «иметь» всех и вся, каждый день в своём кабинете, доводя подчиненного до истерики. Кажется, подобная манера общения приносит ей истинное удовольствие. Хотели бы мы, чтобы она горела в аду! Конечно! Искренне желали ей этого каждый день, выходя из её кабинета.
И вот теперь лежащая передо мной «тварь» возомнившая себя Богом, раздает указания, а где-то на первом этаже одиноко на скрипке играет её сексуальный муж. Жизнь не справедлива.
Да, да и да! Не дают эти мысли мне покоя, как только вижу поросячью мордашку Эмили перед собой. Моё глубокое убеждение, что молодой парень должен получать удовольствие с девушкой, равной себе. Молодость, шарм, страсть, грациозность – все вихрем закручивает двоих и сносит напрочь голову. Я очень сомневалась, что Эмили способна на подобное. По мне, чем продаваться за благополучие и кусок хлеба деспотичной старухе, лучше стать геем.
Не знаю как, но я бы запретила впускать мужа в комнату и видеть меня в таком состоянии, в каком сейчас прибывала Эмили.
– Спасибо, милочка, сегодня чуть получше, – она села на кровати, наложив под спину несколько подушек. – Рассказывай, как прошёл первый день? И желательно с подробностями про каждого присутствующего на заседании, а то я умираю от скуки.
Опасения, что сегодня я задержусь здесь надолго, подтвердились. Эмили была как никогда настроена поболтать. Такие проявление нормальности бывают крайне редко. На работе она злая немецкая овчарка, которая вот-вот готова сорваться с поводка в любую секунду.
– Чтобы не очень задерживать, постараюсь быстро управиться и рассказать основные моменты.
– Звонил сенатор Треверс. Ему понравился новый выпуск журнала, – она засверкала глазами. – Продолжаем работать в том же духе! Не спускай поводка, Абигейл.
– О, это здорово! Я рада, что у сенатора сложились положительные впечатления. Для этого мы и трудимся, как пчелки, – улыбнулась я.
Дальше я лепетала безумолку, пытаясь не упустить мелких деталей и подробностей. Эмили слушала вдумчиво и внимательно, листая протоколы заседания. Когда я смолкла, она уронила бумаги себе на колени и облегченно вздохнула.
– Надо признать, что вы потрудились на славу! Тем самым превзошли мои ожидания. – Отлично! Такая работа мне по душе! Если и дальше пойдет в таком духе, тебя ждет блестящая карьера руководителя Абигейл и моего конкурента.
Услышать такое от самой Эмили Круз было лестно и приятно.
– Спасибо. Команда старается изо всех сил. Нам важно не подвести вас. Как временный руководитель я прикладываю все силы. Для меня большая честь, что вы доверились мне.
Как же просто и легко лицемерить ей в глаза. Эмили слушала с таким забвением, будто я её омывала успокаивающим бальзамом. Она улыбнулась и протянула бумаги обратно. После чего задала вопрос, который застал меня врасплох:
– Абигейл, милочка, скажи, как у тебя обстоят дела с личной жизнью? – её маленькие глазки начали быстро бегать, пытаясь уловить мою реакцию.
В эту минуту на меня словно обрушился потолок. Хреново с личной жизнью, пока ты жива, вертелось на языке. Ответила первое, что пришло на ум:
– На личную жизнь не остается совсем времени, к сожалению. В свободные минутки хожу с друзьями в клуб или бар и там с кем-нибудь знакомлюсь. Отношения мимолетные, ничего серьезного.
Разговор, заходившее в это русло, совсем мне не нравился. Нужно деликатно сматываться. Потихоньку я начала складывать в сумку папки с бумагами, но руки не слушались и никак не укладывались, ровно всё время падая на пол.
– Хочешь сказать, что никогда не влюблялись по настоящему? – продолжала Эмили с неподдельным любопытством.
О, Господи! чего ей от меня нужно? Какой правды добивается, чтобы я призналась: « На днях я увлеклась вашим мужем и теперь по ночам не сплю».
– Влюблялась, конечно, мисс Круз! Это долгая и скучная история с разбитым сердцем в финале. В данный момент я свободна. В приоритете сейчас карьера.
Собрав все бумаги, наконец-то в сумку и закрыв её на замок, я встала напротив Эмили, ожидая благословения отправиться домой.
– Знаете, Абигейл, я недавно поняла: никогда не знаешь, где подстерегает любовь. Год назад и подумать не могла, что выйду замуж. Абсолютно случайно встретила свою любовь и решила изменить жизнь, выйдя замуж за потрясающего человека, который полюбил меня всем сердцем. Как и любая женщина, мечтающая о принце с ранних лет, я ждала своего много лет и до встречи с ним пор не верила в существование большой и страстной любви.
Дальше я уже не слушала, что лепетала Эмили. Казалось, что сейчас меня вырвет прямо ей на кровать. Я просто хотела бежать из комнаты со всех ног. Её посыл в мою сторону был понятен. Эмили видела во мне соперницу и угрозу как её карьере, так и личной жизни. Зря, конечно, она переживает. Во-первых надо быть совсем отчаянной и глупой, чтобы перейти дорогу Эмили Круз. Во-вторых быть совсем чокнутой, завести интрижку с её мужем! Мысли мыслями, но я не выжила из ума.
Не сводя с меня глаз Круз закончила пламенную речь и, укладываясь поудобнее в постель, произнесла:
– Не работайте в субботу, Абигейл. Возьмите выходной. Съездите на пляж с Бет, отвлекитесь немного, развейтесь. Должна же быть у вас какая-то жизнь, кроме работы. На улице прекрасная летняя погода, а молодость так быстро проходит. Не упустите это момент!
– Спасибо, Эмили. Очень мило с вашей. Обязательно воспользуюсь шансом, так и сделаю. Отдых нам с Бет не повредит.
Любезно распрощавшись, я стремительно вырвалась из душной мрачной комнаты. Может Эмили была под кайфом от таблеток, но мне понравилась её щедрость. Немного постояв возле комнаты, я отдышалась и, поправив длинные роскошные волосы, стала спускаться по лестнице.
Не буду лукавить и признаюсь, что максимально напрягла слух и прислушивалась, пытаясь уловить хоть что-то похожее на музыку или мелодию. На этот раз меня ждало разочарование. Спустившись до первого этажа, я встала посреди холла и прислушалась повнимательней. Тщетно. Вокруг стояла полная тишина.
Навстречу спешил только дворецкий.
– Уже уходите, мисс Хант? – приподняв одну бровь, поинтересовался он, будто это было не очевидным.
– Да, как видите! – огрызнулась я, прибывая не в духе любезничать.
Он открыл дверь и жестом предложил выйти.
– Всего наилучшего, мисс Хант, – монотонно произнес он.
– Бывайте, Лео! Приятных сновидений, – огрызнулась в ответ.
Приятно было оказаться на улице. Воздух стоял теплый, слегка дул приятный летний ветерок. Я решила прогуляться перед сном и неспешно побрела к машине, которую оставила возле ворот. Отойдя на приличное расстояние, оглянулась и посмотрела на дом. В окнах по-прежнему горел свет, ничего не изменилось. Интересно, где же ты, «юный принц»?
Весь день я думала о нём и хотела увидеть, услышать. Какое-то неистовое влечение манило меня к нему. Я понимала, что это глупо, но совладать с чувством не могла. К тому же, оправдывала я себя, я не собиралась делать ничего противозаконного, просто встретиться с ним взглядом. Простояв в своих грезах несколько минут и подробно разглядывая части дома, я осеклась и подумала, что пора бы уходить. Вдруг кто-то наблюдает за мной из окна. Например дворецкий или чего хуже, Эмили. Что они подумают?
Я поплелась дальше по дорожке, доставая ключи от машины из сумочки. Дойдя до своего «Мустанга» чуть не закричала во весь голос от неожиданности. Облокотившись обеими руками на багажник машины, спиной ко мне стоял он! Можете в такое поверить? Вот и я обомлела. Это словно когда ты загадываешь желание, очень хочешь, чтобы оно сбылось и ву-а-ля!
Секунд пять, наверное, я стояла как вкопанная и смотрела на мужскую фигуру, не в силах что-либо произнести. До меня донесся легкий запах его парфюма, и мне показалось, что я готова упасть в обморок. Схватившись за ручку дверцы машины, крепко в неё вцепилась.
Услышав шум за спиной, он резко обернулся.
– Здравствуйте, Абигейл. Простите. Сильно напугал?
При свете луны он был ещё красивее, чем в первый раз. Мягкий, томный, бархатный голос лился, словно музыка. Бет права, можно растаять.
Пришлось собрать свои силы, чтобы ровным, не дрожащим голосом ответить ему:
– Да. Есть немного. Не ожидала вас здесь увидеть. Если вы знаете моё имя и кто я, может, для начала тоже представитесь?
– Конечно. Простите за моё бестактное вторжение. В мыслях не было вас пугать. Просто дома стало душно, решил прогуляться перед сном. Гулял по саду и вдруг увидел вашу машину. Быстрая штучка, отличная марка. Меня зовут Стив.
Оторвавшись от багажника машины, он двинулся прямиком ко мне, протягивая руку для приветствия. Я протянула свою и когда коснулась ладони, ощутила, как в этот миг меня разорвало на сотни микрочастиц. Будто пропустили мощный электрический разряд через всё тело.
– Мне она тоже по душе. Приобрела совсем недавно эту машину, и до сих пор никак не налюбуюсь, – едва выдавила я, стараясь при этом мило улыбаться. Казалось, язык онемел, а слова застревали в горле.
– Зачем столь хрупкой девушке такая мощная машина? Любите погонять?
Стив стоял слишком близко от меня, я могла ощущать тепло, исходившее от его тела.
Он потрясающе выглядел в голубой льняной рубашке и светлого цвета брюки.
– Люблю. Иногда.
– Прекрасно! Прокатимся? – изогнув одну бровь вверх, спросил он.
– Прямо сейчас? – изумленно спросила я, едва узнавая свой голос.
– Да. Если у вас, конечно, есть на это время?
– Хорошо. Давайте прокатимся, если вы так этого хотите.
Стив обошёл машину и, открыв дверцу со стороны пассажира, сел на сиденье. С трудом помню, как я открыла дверцу, движения мои были скованными и неуверенными. Машинально сев за руль, я повернула ключ зажигания.
Он наклонился вперед и провел рукой по панели приборов.
– Как же мне все-таки нравится эта тачка. Не подумайте ничего дурного, просто я большой автолюбитель. В моей коллекции пока отсутствует «мустанг», –разочарованно произнес он.
Луна пробиралась в окно машины, и профиль Стива был словно с картинки. Я сидела, как натянутая струна, схватившись за руль, и с трудом осознавала, что он сидит рядом и разговаривает, как ни в чём не бывало.
– У вас ещё все впереди, Стив! Вы слишком молоды. Успеете и «мустанг» приобрести.
– Не сказал бы, что вы по сравнению со мной слишком стары, – он улыбнулся, внимательно изучая мои глаза. – Сколько вам лет, Абигейл?
– Мне тридцать. А вам?
– Двадцать три. Вам говорили, что у вас красивое имя?
– Не припомню… Спасибо за комплимент, – я открыла окно со своей стороны, давая воздуху возможность ворваться внутрь и обдувать меня. Включила скорость, нажала на педаль газа и рванула с места.
Выйдя на свободную пустынную трассу, прибавила, как следует скорость. Гнала так несколько миль, потом сбавила немного и поехала чуть медленнее.
– Ну что, Абигейл! Вынужден признаться, вы настоящий ас! – радостно заключил Стив.
Я повернула голову, и наши взгляды встретились, вновь разжигая желание.
– Куда хотите поехать? – спросила я.
– Давайте остановимся где-нибудь в тихом местечке и просто поболтаем, если вы не против?
Он ещё спрашивает. Я кивнула головой в знак согласия. Миллионы вопросов ежесекундно рождались в голове. Что происходит? Парень моей мечты сидит в машине, и мы едем в тихое местечко. Какого чёрта? Главное держаться себя в руках и не наделать глупостей. Мда… сказать проще, чем сделать.
Мы ехали по трассе, вдоль которой располагался полосой хвойный лес. Свернув на небольшую просёлочную дорогу, я остановилась. Двигатель глушить не стала. Обстановка наэлектризовалась до предела.
Стив нарушил тишину первым:
– Расскажите о себе, Абигейл, – начал он, развернувшись ко мне и подогнув одну ногу под себя.
– Чтобы вы конкретно хотели узнать? Спрашивайте. А то, знаете ли, я слегка прибываю в недоумении от сложившейся ситуации. Объясните толком, в чём собственно, дело? – набравшись смелости, выпалила я, смотря прямо перед собой. Не хватило смелости взглянуть ему в глаза.
– Извините, не хотел смущать вас. Просто решил познакомиться поближе. Эмили часто говорит о вас. Решил, что стоит познакомиться с помощницей моей жены поближе.
Меньше всего сейчас хотелось вспоминать, что он женат на моей начальнице.
– Ладно, удовлетворю ваше любопытство. Ничего особенного, знаете ли. Эмили наверняка рассказала мою биографию. В данный момент своей жизни, занимаюсь карьерой. Недавно купила дом и машину.
– Какая следующая покупка? Или вы откладываете деньги на собственное дело?
Совсем не ожидала подобного вопроса.
– Кхм.. Как-то не думала на эту тему. У меня есть какое какие накопления, но я не задумывалась, куда их инвестировать.
Стив внимательно изучал моё лицо. В отличие от него, я не могла долго смотреть в манящие чарующие глаза, поэтому все время отводила взгляд. Настала моя очередь задавать вопросы:
– Скажите, Стивен, как давно вы играете на скрипке?
– Увлекся в юности и до сих пор совершенствуюсь. Беру частные уроки. Почему в прошлый раз, когда увидели меня, так быстро убежали? Не понравилась игра? –
Он придвинулся чуть ближе. Теперь его бедро касалось моего.
– Нет, что вы! Просто стало неловко, не хотела мешать, и к тому же было довольно поздно в тот день – выкрутилась я.
– Вы спрашивали, что мы тут делаем? Не знаю, просто захотелось проветриться, только и всего. Эмили сильно болеет, и я стараюсь без дела не тревожить её. Планировал сегодня поиграть ей на скрипке, но она не любит искусство и совсем не разбирается в нём. Эмили решительно отказалась от этой затеи. Поэтому после очередной репетиции у себя в комнате решил прогуляться и встретил вас, Абигейл.
Внезапно он взглянул на часы, светившиеся на панели, и произнес:
– Уже поздно, Абигейл. Давайте возвращаться, иначе Лео вызовет полицию и начнет искать меня. Это старик не дает мне прохода в доме, все время пасет меня. Ненавижу его!
Эти слова сделали нас как бы заговорщиками, и я ощутила какой-то горьковатый привкус во рту.
– Если можно, Абигейл, поезжайте максимально быстро. Не хочу столкнуться дома с неприятностями.
Я ничего не ответила, так как мало вообще что-то понимала. Нажав на газ, машина через несколько минут уже неслась сквозь ночь со скоростью сто двадцать миль в час. Ровно через пятнадцать минут мы прибыли к имению Круз.
– Спасибо, Абигейл! Вы здорово водите. Я замечательно провел с вами время и развеялся! – в его голосе слышался восторг. – Вы приедете завтра к нам?
– Да, завтра приеду, а на выходные уезжаю отдыхать.
– Тогда давайте завтра вечером снова прокатимся. Обещаю угостить мороженым!
Несколько секунд я колебалась, не зная, что ответить. Я отчетливо понимала, что вся эта авантюра не принесёт ничего хорошего.
– Что мы скажем, Эмили?
Стив протянул свою руку и положил поверх моей.
– Так зачем говорить? Эмили расстроится, начнет ревновать вас ко мне. В сложившихся обстоятельствах для всех будет лучше, если она ничего не узнает. Мы проведём дружеский вечер с поеданием мороженого.
Его прикосновение решило всё, что стало происходить дальше. Оно лишило меня последней капли здравого смысла!
– Хорошо, Стив. Завтра в это же время буду ждать вас за воротами.
Он открыл дверцу машины и выскользнул наружу.
– Спасибо за подаренный вечер. Абигейл, вы доставили мне массу удовольствия и вдохновения, а для творческого человека это эликсир. До завтра. И приятных сновидений.
Его силуэт неспешно удалялся в сторону дома, засунув руки в карманы брюк. Несколько минут я смотрела ему вслед, не в силах пошевелиться, то и дело вдыхая аромат его парфюма оставшейся в машине. Стив проникал в моё сознание, словно инфекция, но лишь бы она не оказалась смертельно опасной.
Не помню, как добралась до дома, как разделась и приняла душ. Одно знаю точно, я не сомкнула глаз до рассвета.
Как можно было уснуть после такого? Снова и снова тысячи раз проматывала в своей голове события вечера. Завтра...Завтра снова удастся его увидеть, нужно только потерпеть до вечера.
Глава 3
Уикенд на выходных пришлось отменить из-за навалившейся работы. Всю последующую неделю моя жизнь протекала по отработанному распорядку. Утром приходила на работу, вечером ехала в дом Эмили, где мы горячо обсуждали текущие дела, после чего я благополучно садилась в мустанг, выезжала за ворота, где меня ждал Стив. Так мы уносились прочь с этого проклятого места.
Ради этих встреч с ним я проживала дни, словно в эйфории. Ежедневно, чтобы дождаться вечера, я забивала себя ежеминутными делами. Хотелось поставить день на быструю перемотку. Свои обязательства я выполняла по отработанной схеме, без особого энтузиазма, мечтая только оказаться в машине рядом со Стивеном. Мои мысли были полностью поглощены им. Когда наступал долгожданный вечер, и он садился в машину, только тогда моя жизнь начиналась по-настоящему.
С десяти часов вечера и до двенадцати мы беззаботно катались по ночному городу, гуляли в парках, где никто бы нас не заметил, кушали мороженое, болтали обо всём и ни о чём, веселились. Я влюблялась в эти блаженные вечера, во время, проведенное со Стивеном, которое стремительно бежало вперед, не оставляя шансов насладиться общением столько, сколько хотелось. Конечно, бессмысленно отрицать, что я в него не влюбилась. Стив стал частью меня, без него стало трудно дышать.
Но вот что самое интересное в сложившейся ситуации не давало мне покоя. Стив обращался со мной только как с другом и не более того. Я пыталась разгадать такое сдержанное поведение, осознать и принять, взрывая себе ежедневно по ночам мозг. Стив максимально сдерживал себя, не выпускал эмоции из-под контроля. Хотя я не раз замечала, как они были готовы вырваться наружу. Судя по взглядам и прикосновениям, он действительно во мне видел только друга, с которым приятно можно было провести время, или же Стив настолько робкий и стеснительный, что боится проявить инициативу?
К концу недели отношение к нему меня стало всерьез беспокоить. Я не была уверенна, что при малейшем знаке с его стороны смогу удержать себя в руках. Это человек вызывал во мне сильные эмоциональные потрясения, сексуальное влечение, страсть, агонию. Я прекрасно понимала, что хожу по лезвию ножа. Если о наших тайных встречах узнает Эмили, о том, что происходит у неё за спиной, пока она лежит прикованная к постели, мне не видать карьеры, как своих ушей! Она не только выгонит меня с позором из редакции, но и загубит карьеру на корню! По крайней мере, в Лондоне точно.
Эмили всего достигла, всего сама. Она имеет высокое положение среди важных и высокопоставленных людей, сама завоевала обширную аудиторию читателей по всему миру. Её журнал стал известным брендом по всему миру и все это благодаря её стараниям и усилиям. Эмили имеет железную хватку, стальные нервы и, конечно, является ярой собственницей. Вряд ли она потерпит и поддержит наши отношения со Стивеном, будь они хоть дружеским, хоть приятельскими.
Надо завязывать с этими встречами, говорила каждый раз я себя утром. Я всё чаще об этом думала, до того момента, как вновь не встречалась вечером со Стивеном. Я пыталась придумать для самой себя оправдание. Раз он не проявляет ко мне никакого физического интереса, то волноваться не о чем.
Больше всего я ненавидела выходные дни. От безделья валялась дома, читала книги, смотрела фильмы и просто убивала время, дожидаясь понедельника, чтобы увидеть его. На душе скребли кошки, и я с трудом справлялась с собой. Мысли и желание быть со Стивеном яростно душили.
Чтобы как то отвлечься и переключиться, в следующие выходные мы с Бет серьезно настроились съездить за город ближе к морю и хорошенько провести время.

***
Прошла неделя. Наступила пятница. Проведя очередной вечер со Стивеном, мы прощались, когда я решила напомнить, что завтра меня не будет в городе.
– Договорись с Бет, что поедем купаться и веселиться, – пояснила я. – Так что расстаемся до понедельника.
– Как это? – спросил Стив, резко развернувшись на сиденье ко мне лицом.
– Вот так! Если, конечно, ничего не изменится.
– Но мне так не хочется тебя отпускать, Абигейл! Я бы хотел побыть с тобой подольше, – он коснулся рукой моей щеки и медленно провел по ней своими изящными тонкими пальцами.
Что сказать? Я едва сдержалась, чтобы не наброситься на него прямо в машине. Интересно, осознаёт Стивен, чем я рискую, играя в его игры? Или он настолько наивен? Почему же все так сложно… Господи, как же хочется броситься в его объятия и прижаться губами к его губам.
– У меня вся ночь впереди, а тебе пора возвращаться. Никому не нужны неприятности на ровном месте, Стив.
– Ты можешь подождать меня здесь минут пятнадцать? Только схожу в дом и тут же вернусь к тебе, – он заглянул в мои глаза, ища в них утвердительный ответ.
– Что ты задумал, Стивен? – с подозрением спросила я.
– Стивен? Из твоих уст моё имя звучит особенно мило, – усмехнулся он. – Ну, это и хорошо, ты будешь единственная, кто называет меня так.
Я пожала плечами и засмущалась.
– Доверься мне, Абигейл. Если я не увижу тебя последующее два дня, то тогда сегодняшнюю ночь хочу провести с тобой как можно дольше. Ты же не возражаешь?
– Ок. Я не против, – только и смогла произнести я.
Он выбежал из машины и скрылся в темноте за воротами. Почти целую минуту я смотрела ему вслед, не в силах пошевелиться. Что же это? Наверное, ответ на мой немой вопрос. Разве бы он предложил продолжить вечер, если бы не захотел сблизиться?
Тут я обратила внимание на тревожный сигнал. Словно маячащая красная лампочка, загоравшаяся в мозгу, предупреждала о грядущей опасности. Одумайся, Абигейл, ты хочешь переспать с мужем Эмили Круз, твердило моё подсознание. Достаточно сделать один неверный шаг, о котором я буду жалеть всю оставшуюся жизнь. Мда… Правда, такая противная вещь. Нужно было что-то решать. Шли минуты. В конце концов, я отмахнулась от тревожного сигнала тяжело, со стучавшим сердцем и стала ожидать возвращение Стивена.
Не знаю, сколько прошло времени, мне показалось вечность, а Стивена всё не было видно. Я уже стала подумывать смыться отсюда без объяснения, пока еще не поздно и мы окончательно не наделали глупостей. Мысли, мысли, мысли…их было так много в моей голове, что хотелось кричать. Подумав о том, что мы взрослые люди и пока мне вполне удается контролировать ситуацию, все-таки приняла решение остаться.
И вот, спустя несколько минут ожидания, наконец-то Стив показался вдалеке за воротами. Он шёл быстрым шагом, неся в руке футляр от скрипки. Я заметила, что он переоделся. Теперь на нём были джинсы и белая майка с глубоким вырезом, оголявшая часть его грудь, и оттеняющая смуглую кожу.
– Прости. Не слишком долго? – усаживаясь рядом, спросил он, задыхаясь, будто бежал со всех ног. – Я заставил себя долго ждать. Зато посмотри, я захватил скрипку. Хочу поиграть на ней сегодня только для тебя.
– Очень мило с твоей стороны и довольно необычно, – улыбнулась я.
Я действительно была тронута столь милым жестом с его стороны.
– Нужно было уладить с Эмили кое-какие вопросы. Сказал, что очень устал и пойду спать. Хотя она и так приняла снотворные таблетки и была в полусонном состоянии, – он положил инструмент на заднее сиденье.
– Разве вы не спите в одной кровати? – вырвалось у меня.
– Нет. Пока Эмили болеет, я не тревожу ее. Сплю в отдельной комнате. Благо, спален на этаже хватает.
– Ладно. Опустим интимные подробности вашей семейной жизни. Куда поедем?
– Ты не против, если я сяду за руль? Позволь отвезти тебя в красивое место, – его глаза засветились каким-то особым светом.
– Конечно! Я не против, пожалуйста, садись.
Я подвинулась на сиденье рядом, а он вышел и, обойдя машину, сел за руль.
Наконец-то мы тронулись с места. Стив вел машину достаточно быстро, но за рулем держался уверенно. Мы долго ехали по ночному шоссе. Включили музыку и наслаждались обществом друг друга, ни слова не произнося вслух. На душе стало тепло и хорошо от того, что в данный момент Стив находился рядом. Он вёл себя спокойно, расслабленно, напевая под нос мелодию.
Следя за дорогой, вдруг поняла, что мы едем неизвестным маршрутом, но страха или тревоги поэтому поводу никакого я не ощутила. Через несколько миль свернули на грунтовую дорогу, затем несколько поворотов и заехали в небольшой лесок. Проехав ещё несколько миль, показалась широкая полоса песка. Перед ней водоем. Скорее больше напоминал огромный широкий пруд. Луна отражалась в воде так красиво. И я пожалела, что не умела красиво рисовать.
– Вот это да! Какая красота, Стив! – вырвалось у меня, увидев перед глазами открывающеюся панораму.
Он широко улыбнулся и, подъехав поближе к воде, остановил машину на песке, выключив зажигание. Неосознанно я стала теребить пальцы рук, пытаясь унять появившуюся дрожь. Мы продолжали сидеть неподвижно, сердце моё почти замерло. Перед нашим взором расстилался: потрясающий пляж, вокруг высокие деревья, извилистой дорожкой в пруду отражалась луна, рядом сидит потрясающе красивый мужчина. Здесь не было ни людей, ни машин, только мы вдвоем.
– Давай прогуляемся по пляжу, Абигейл, – неожиданно предложил Стив.
Мы вылезли из машины. Теплый ветер сразу покрыл кожу приятным прикосновением, едва касаясь лёгким дуновением.
Стив открыл заднюю дверцу машины и достал скрипку. После чего подошёл к капоту, облокотился и заиграл. Мелодия стала разливаться по пустынному пляжу, проносясь над водой и отражаясь в ней легким эхом. Он играл божественно, проникновенно, вкладывая в движение смычка душу, и весь свой талант. Стив играл для меня ту самую мелодию, которую я услышала впервые, когда увидела его.
Я смотрела на него как завороженная. Музыка приятно ласкала слух, вызывая необыкновенное чувство эйфории и умиротворения. Она проникала в самое сердце и затрагивая тонкие материи души.
Стив не отрывал от меня глаз. Он управлял смычком так виртуозно, что это действовало, словно гипноз. Когда мелодия закончилась, Стив отложил скрипку на капот машины. Он молча взял мою руку своей теплой ладонью и повел за собой. Не хотелось нарушать магическую тишину. Хорошо было вместе помолчать. Это удивительный момент какого-то таинства и понимания.
Мы брели вдоль берега по тёплому песку, сняв обувь, которую оставили возле машины. Прошло несколько минут, как вдруг Стив произнес:
– Пойдем купаться, Абигейл?
Это предложение застало меня врасплох, и он это заметил.
– Кажется, купание не входило сегодня в мои планы, Стив. У меня нет с собой даже купальника, – смущенно произнесла я.
– Здесь ведь никого нет, кроме меня! Можешь искупаться в нижнем белье. Вода наверняка теплая, и весь пляж принадлежит только нам!
Стив, не раздумывая ни минуты, стянул с себя майку, джинсы, оголив смуглое тело. Одежда осталась валяться на песке, а сам он начал погружаться в воду.
Я стояла немного в растерянности от происходящего. Во мне начали бушевать разными красками эмоции. Казалось, ещё немного и я впаду в некую невидимую панику. Как поступить? Я внимательно наблюдала за Стивом, как он погрузился в воду и поплыл в луче лунного света, разрезая воду своими сильными руками.
Подсознание неустанно трезвонило звонким колокольчиком, что это муж самой Эмили Круз и ещё не поздно одуматься и повернуть назад, пока окончательно не потеряла рассудок. Оставался последний шаг до того, как моя жизнь полетит ко всем чертям. И чертов колокольчик в подсознании безумно раздражал. Хотелось отключиться от всех мыслей, раствориться и наслаждаться происходящим здесь и сейчас!
Итак, решение было принято. Стянув с себя платье, в следующую минуту я оказалась в бирюзовом кружевном нижнем белье. Хорошо, что сегодня надела именно его. Оно напоминало купальник.
Легкая дрожь стала покрывать моё тело, и я понимала, что это было не от легкого ветерка, который обдувал, а от возбуждения, от неизвестности, в которую я сознательно решаю погрузиться. Отбросив все страхи и сомнения, я решительно шагнула в воду.
Стив уже далеко отплыл и, услышав плеск воды за спиной, обернулся. Остановившись, он встал в воде, дожидаясь меня. Уровень воды доходил ему до груди, а свет луны светил на Стива, как прожектор. Картина напоминала мифическую историю. Я плыла интенсивно, вода была слегка прохладная, но это даже сейчас было, кстати, она слегка остудила пыл, приведя меня в чувство. Уже настигая Стива, я услышала, как он произнес:
– Знал, что ты не сможешь устоять! – улыбнулся он своей милой улыбкой. – Всегда мечтал искупаться здесь ночью, но Эмили не уговорить на такие приключения. Она более консервативна.
Даже не смотря на то, что я находилась в воде, показалось, что на меня вылили ведро ледяной воды. Во мне моментально вспыхнула ярость.
– Видимо ты привык нарушать запреты за спиной своей жен, втягивая меня в данную авантюру!
Добравшись до него, я подплыла близко, не сводя глаз.
– Вот именно поэтому ты мне и нравишься, Абигейл! Ты открыто говоришь то, о чём думаешь. Ты такая смелая, харизматичная, уверенная в себе девушка, авантюристка… – он оборвался на полуслове, так как в следующую секунду его мягкие губы коснулись моих.
– Сти-и-и…
Он не остановился. Поцелуй обрушился как снежная лавина, сметая все на своём пути, хор ангелов запел в моей голове. Стив был нежным и в тоже время настойчивым, губы обжигали, и показалось, что время остановилось. Одна его рука покрывала мои волосы на затылке, другая касалась щеки, все было бесконечно нежно и сексуально настолько. Как же тут не потерять голову? Поцелуй длился вечно, и когда Стив отстранился, то прошептал едва слышно:
– Ты прекрасна, Абигейл. Спасибо, что ты сегодня со мной. А теперь, если ты не возражаешь, поплаваем немного? – он заглянул в глаза, обхватив моё лицо руками и чмокнув в кончик носа.
Потрясенная столь стремительными событиями, я не совсем расслышала, что он сказал. Голос где-то далеко разносился в моей голове, пока я медленно возвращалась в реальность.
Стив поплыл чуть впереди, а я послушно последовала следом, стараясь не отставать. Мне хотелось побыстрее выйти из воды и погреться, обернувшись в махровое полотенце или каким- нибудь другим способом. Стив разжег во мне пламя одним поцелуем, не говоря о прикосновениях. При сложившихся обстоятельствах я бы предпочла его вместо полотенца.
Он плыл впереди, постоянно оглядываясь и улыбаясь безупречной улыбкой. А тем временем я думала: Какого дьявола происходит? Что со мной не так? Почему Стив бежит от меня?
Еще немного проведя время в воде, решила повернуть всё же к берегу и интенсивно поплыла обратно. Добравшись до суши, выбралась из воды и направилась прямиком к машине. Хорошо, что всегда с собой вожу спортивную сумку, в которой имелось полотенце. Достав его из сумки, насухо обтёрлась, наблюдая в процессе вытирания одновременно за Стивом. Он подплывал обратно к берегу.
Выйдя из воды, он направился в мою сторону. Подойдя поближе, я протянула ему полотенце.
– Потрясающая ночь! – произнес он, обтирая мокрый упругий торс. – Мне пришла в голову мысль. Что если завтра я поеду вместе с вами на уик-энд?
Слова прозвучали как гром среди ясного неба. Повисла недолгая пауза.
Нет! Исключено, Стив, – отрезала я. – Начать даже хотя бы с того, как ты объяснишь это Эмили? – сверля взглядом, озадаченно поинтересовалась я.
– Могу сказать, что поеду с друзьями.
Он подошел сзади, укрывая полотенцем и крепко прижимая к себе.
– Ты спятил? Мы едем на пляж вдвоём с Бет! Если ты поедешь с нами, любой уличный фотограф можешь заснять нас вместе и продать снимки за колоссальные деньги. Я уже вижу утренние заголовки: «Пока Эмили Круз лежит прикованная к постели, новоиспеченный супруг кувыркается на пляже с двумя красотками».
– Думаю, ты сильно преувеличиваешь, Абигейл. Я не ручная собачонка Эмили и волен делать всё, что захочу! К тому же мы будем аккуратными.
– Нет, Стив! – вырвавшись из объятия, я развернулась к нему лицом. – Я не собираюсь рушить столько жизней из-за нелепого желания.
Мгновенно обхватив одной рукой за талию, он прижал меня к дверце автомобиля, навалился всем весом и резко стянул мокрое полотенце, которое бросил в открытый багажник машины.
– Я просто хотел провести с тобой время. Здорово же было бы уехать на все выходные вместе. Можем не брать Бет, только ты и я, – Стив говорил тихо, покрывая мою шею нежными поцелуями, лаская руками обнаженное тело. Он едва касался губами, а я чувствовала его горячее дыхание на своей коже, и это сводило с ума.
– Не могу я так, Стив! Мы не можем рисковать, понимаешь? – сделав над собой колоссальное усилие, я оттолкнула его и побрела в сторону пляжа.
Всё нутро горело огнем, я хотела Стивена как никогда. Сейчас мне нужен был только секс с этим мужчиной! Проблема заключалась в следующем: как только я пыталась отдаться власти чувств, то вспоминала про эту чёртову Эмили! Будь она проклята!
Стив нагнал меня, взял за руку, и мы побрели тихонько вдоль пляжа.
– Стив, ты же не хочешь, чтобы Эмили узнала даже о нашем знакомстве?
– Нет, – помотал отрицательно головой он.
– А что будет, если она узнает? Например, про ночные прогулки под луной?
– Тебе не хуже меня известно, что будет нечто невообразимое. Ядерный взрыв. К чему ты ведешь, Аби? Пока о Эмили болеет, и неизвестно, когда она окончательно встанет на ноги. Мы бы с тобой потихоньку уехали из города, так, чтобы и никто не узнал. Устроили себе пикник, ели устриц и романтично проводили время.
Стив сжал мою руку плотнее, как бы умоляя уступить ему.
– Ты серьезно? – я остановилась и развернулась.
Посмотрев ему прямо в глаза, заметила секундную вспышку гнева и ярости, будто он был готов наброситься и убить. Я не поддавалась на уговоры, и это явно начинало его бесить. Пока у меня не находилось этому объяснения.
Стив быстро взял себя в руки и неожиданно для меня выпустил мою руку из своей, развернулся и зашагал прочь, двигаясь в сторону машины.
– Нет, Аби, не серьезно! – крикнул он, оборачиваясь и продолжая идти. – Подумай еще раз о том, что я тебе сказал! Пойду оденусь. Стало прохладно.
Пораженная столь разительной переменой, я послушно осталась стоять на месте.
Развернувшись к воде, стала наблюдать, как луна отражается в ней. Слезы навернулись на глаза, но я пыталась держаться. Пыталась осознать то, что в данный момент произошло и принять правильно решение в сложившейся ситуации. Происходящее казалось полнейшим безумием. Я села на песок, поджала колени к подбородку и обхватила их руками.
Я была в полной растерянности, хотелось сосредоточиться и как-то определиться, что делать дальше. Но мысли путались. Через некоторое время я услышала, как шаги за спиной приближаются, обернувшись, увидела Стива. Он подошел и сел рядом на песок.
– Давай спокойно поговорим, Стив, – не поворачивая к нему голову, произнесла я. Почему то чувствуя себя униженной.
– О чём?
– Ты действительно так сильно хочешь провести выходные со мной? – тут я развернулась, чтобы видеть его реакцию.
Все-таки Стив при свете луны был потрясающе красив.
– Ты же против этого, Абигейл! – вскинул он одну бровь.
– Это не важно. Как ты хочешь?
– Да я сотни раз сказал, как хочу!
Стив протянул руку к моей и, бережно взяв, сжал в своей ладони.
– Отлично! Тогда сам и сообщи Эмили, что поедешь с нами на уик-энд. Только после её одобрения поеду с тобой. Это будет справедливо по отношению Эмили, и так мы обезопасим себя от лишних домыслов со стороны общественности.
Стив слегка вздрогнул.
– Я не могу этого сделать Аби, ты прекрасно знаешь! Эмили не должна знать, чем мы с тобой занимаемся.
– А чем мы, собственно, занимаемся? Скажи правду, что мы познакомились, когда я к вам приходила!
– Чего ты добиваешься? Я не понимаю, что случилось с тобой? Все шло хорошо, мы так мило проводили время, и вдруг всё испортилось.
Я отвернулась от него. Во мне начинало расти раздражение. Чтобы удержать себя в руках, стала сгребать песок в ладони и пропускать его между пальцев.
Повисла долгая пауза.
– Скажи ей про нас, Стив. О нашей невинной дружбе, о том, как хочешь поехать с нами, – упрямо повторила я, – если она тебе доверяет, то отпустит.
– Не могу! Эмили не понравится подобное предложение, она сразу же начнёт подозревать меня в измене и ревновать. Хочешь выставить меня полным кретином в лице собственной жены?
– Ха! Это интересно ещё почему? – скорчила я гримасу.
– Не прикидывайся дуррой, Аби! – Стив явно начинал выходить из себя и заводиться, его тон стал немного выше.
– Не думаю, Стив, что я вообще сейчас что-то понимаю. Может, разъяснишь мне? – я выдернула свою руку из его ладони и, развернувшись на песке, забралась к нему на колени, сев верхом.
– Эмили меня и так ко всем ревнует. Она не поймет и не примет такой дружбы, которая случилась между нами, – он стал поглаживать мои волосы.
– Чего же она в этой дружбе не поймет?
– Эмили не любит, когда я общаюсь с женщинами без её присутствия.
Стив виновато повесил голову вниз.
– Это ещё почему? Она тебе не доверяет? Ты же сам несколько минут назад утверждал, что ты не её собачка.
Я придвинулась ближе, он в свою очередь поднял на меня свой взгляд и смотрел во все глаза. Вопросы сами срывались с языка:
– Боится, что будешь спать с девочками помоложе, пока она больная и потная валяется в кроватке?
– Абигейл, приди в себя! Чем я тебя обидел? Что происходит? – сделав невинные глаза, произнес он, абсолютно недоумевая.
– Ты не отвечаешь прямо на вопросы, Стив! Стараешься уворачиваться и юлить. Так ответь же: ей понравится, если ты начнёшь спать со мной!? – я приблизилась настолько, что мои губы находилась прямо возле его.
Стив силой оттолкнул меня обеими руками и резко соскочил, встав на ноги.
– Успокойся, Аби! Приди в себя! Если ты сейчас же не прекратишь устраивать истерики, я уйду! – закричал он.
– Проваливай! Проваливай, чертов кретин! Ты женат на моей начальнице! Неужели ты этого не понимаешь? Что ты сам хочешь от меня? Не могу понять твоего поведения! Ты же должен понимать, какие во мне чувства бродят, когда мы едем в уединенное место! Играешь на скрипке, целуешь, нагишом купаемся. И как это по-твоему называется? Или ты настолько глуп, Стив, что ты не понимаешь этого!?– я кричала что было мочи и была похожа в этот момент на разъяренную тигрицу.
Стив стоял неподвижно, выслушивая нападки, а потом дернулся, как от удара назад, и на его лице застыла маска гнева и полного потрясения.
Я тоже соскочила на ноги и сделала навстречу к нему несколько шагов.
– Будь смелее и признайся, наконец, что влюбился в меня!
Стив отступил на шаг назад.
– Откуда такие выводы, Абигейл? – удивленным спокойным голосом спросил он. – Влюбился в тебя?– он ухмыльнулся и покачал головой.
Это стало пределом моему терпению. Больше я не могла сдерживаться, мой гнев затуманил рассудок.
– Какого хрена ты тогда притащил меня сюда!? – я начала метаться по песку из стороны в сторону, закинув руки за голову. – Зачем весь этот маскарад с выходными!? Какого дьявола ты проводишь со мной ежедневно две недели подряд? – мой голос звенел достаточно громко. – За кого ты меня принимаешь?
– Прекрати орать на меня! Я немедленно ухожу отсюда! Я не должен тебе ничего объяснять! – Стив развернулся и быстро зашагал прочь.
Быстро догнав его, схватив за руку, я дернула, развернув его к себе со всей силы. Мы стояли теперь совсем близко, и мне показалось, что Стив едва сдерживался, чтобы не врезать пощечину. Аналогичное желание возникло и у меня по отношению к нему.
– Что ты вытворяешь? – произнес он, не отрывая взгляд от моих глаз.
– Я не твоя шлюха, Стив! И я не каменная леди, которую надо долго соблазнять!
Кровь начала стучать в висках от перенапряжения. Я впилась в его губы поцелуем, а потом, резко оторвавшись, хлестанула его по лицу.
Стив резко развернулся и побежал в сторону машины.
– Чертов трус! – кричала я вдогонку.
Пнув песок, я решительно побежала вдоль пляжа, чтобы сбросить напряжение и накопившуюся ярость.
Вдруг в окружающей меня тишине я услышала звук двигателя машины.
Сначала показалось, что я ослышалась. Пришлось остановиться и внимательно прислушаться. Слух не подводил.
Быстро развернувшись в сторону, где мы оставили машину, я понеслась со всех ног в сторону исходящего звука. С моим приближением он становился громче, в то же время удалялся. Добежав до места парковки, я увидела только задние фары удаляющегося мустанга.
– Стив! Стив! Остановись! – кричала я удаляющийся вдаль машине.
Мотор ревел. Но Стив лишь прибавил газу, и мустанг умчался прочь вдоль по дороге, оставив после себя лишь клубы пыли.
Со всех ног я побежала за машиной. Бежала без остановки, насколько хватило сил, а потом остановилась. Догнать все равно не получится, как бы я не старалась.
Я осталась одна в темном лесу. В одном нижнем белье. Лихорадочно я стала продумывать варианты, как выбраться и добраться до дома. Может, Стив просто решил припугнуть меня и сейчас развернется и приедет обратно, но интуиция подсказывала, что это не так! Рассчитывать придётся только на себя.
Примерно сориентировавшись на местности, прикинула, что от моего местоположения до дома ходьбы минут сорок. Делать было нечего. Незамедлительно я выдвинулась в путь по направлению к дому. Было не страшно под действием адреналина. В душе закралось одно желание придушить Стива, когда увижу.
В расчетах я ошиблась. Потребовалось около двух часов, чтобы добраться благополучно до дома и не встретив ни одной попутной машины на пути. Пока шла, было время подумать и трезво оценить ситуацию. Из головы не шла реакция Стива на вопрос о влюбленности. Снова и снова перед глазами вставало его удивленное лицо, а горькие слова, произнесенные им в ответ, отзывались в памяти противным эхом.
Мой дом стоял рядом с озером. Очень долго искала подходящее жилье, чтобы было уединено, тихо и рядом с водоемом. Люблю вечерами посидеть в кресле на веранде. Полюбоваться с крыльца видом природы. Дойти до озера, покормить уток. Район считается элитным. У каждого собственника дом с участком, а ближайший сосед располагается в нескольких сотнях метрах. Идеально. Моими соседями была пожилая пара. Семья Хейзанов. Их дом почти всегда пустовал, они приезжали только на Рождество, когда отмечали праздник шумно, с размахом и с кучей родственников. В их отсутствие мне поручали присматривать за их домом. Миссис Хейзон оставляла ключи, чтоб я могла поливать цветы и присматривать за гаражом и коммуникациями. Дважды в неделю я исполняла эти поручения.
Добравшись до крыльца своего дома, полностью погруженная в мысли и порядком замерзшая, вдруг увидела, что возле ворот с черного хода стоит какая-то машина. Фары включены, но свет пробивался сквозь щелки ворот.
Странно. Кто бы это мог быть? Тем более в такое время.
Для начала я решила хоть во что-нибудь одеться. Благо окно оставила не запертым, поэтому беспрепятственно проникла в дом и накинула махровый халат. Так продрогла, что дрожь никак не унималась. Взяв биту, обулась и пошла взглянуть на задний двор.
Вышла наружу, за ворота своего дома, обошла и, завернув за угол, остолбенела на месте, когда увидела свой мустанг. Откуда-то из темноты появился Стив.
– А-б-игейл! – начал он, заикаясь, подбежав ко мне.
Остановившись в оцепенении неожиданности, я уставилась на него.
– Извини меня, прости. Вот. Я пригнал твою машину, – смущенно произнес он, протягивая ключи.
– Хорошо, – произнесла, придя немного в себя. – Может, я тоже перегнула палку, наговорила тебе лишнего… Но ты, мерзавец, оставил меня одну в лесу! Ночью, совсем раздетой! О чём ты только думал!
– Извини, Аби. Мне так стыдно, – он виновато опустил глаза в пол. – Сам не знаю, что на меня нашло! Я взбесился, и ситуация вышла из-под контроля.
Нас разделяло несколько сантиметров друг от друга.
– Ладно. Ладно, главное ты осознаешь, что был полным кретином! Уже очень поздно, и ты не представляешь, как я устала, пройдя пешком два часа, Стив. Пойдем, отвезу тебя домой и забудем сегодняшнюю ночь, словно страшный сон.
Стив не сдвинулся с места. Его глаза были стеклянными, а взгляд ледяной. По моему позвоночнику пробежали неприятные мурашки, которые бывает, когда одним местом чуешь что-то неладное.
– Может, сначала зайдем к тебе? Надо бы перевести дух и выпить чего-нибудь крепкого, если ты угостишь. Мне необходимо тебе кое-что рассказать.
– Хорошо, пойдем. Самой не помешает согреться, если завтра свалюсь по твоей милости с температурой, будешь сам объяснять это, Эмили, – пожав плечами, ответила я.
Мы направились в дом. Открыв входную дверь, я пригласила Стива войти в холл. Оглядевшись, он вошел и, пройдя в гостиную, плюхнулся в кресло.
Я подошла к бару и налила в стакан виски, добавив немного льда. Мне показалось, что Стив выглядит слишком бледным или свет лампы так падал на его кожу.
Сделав вторую порцию, я подошла к нему и протянула стакан, а сама пристроилась напротив на диване. Когда Стив поднёс стакан ко рту, от меня не скрылось, как его рука сильно тряслась. Он попытался это как-то контролировать, но не выходило, тогда он разом осушил весь стакан. Неужели он так расстроился из-за произошедшего. И теперь топит вину в стакане.
– Абигейл, хочу признаться, – начал он, едва шевеля губами.
– В чём? – заинтересованно спросила я.
– Я повредил машину, пока добирался сюда, – смотря куда-то в пол, произнес он.
– Оу… Ну ничего страшного… Отправлю её в сервис. Не стоит так убиваться и глушить целыми стаканами виски, Стив. Все можно исправить. Не переживай, а то на тебе лица прямо нет.
Он вскинул свой взгляд, но его смертельная бледнота могла напугать кого угодно. В глазах застыло столько страха, что мне вдруг стало не по себе.
– Я не хотел… честно...клянусь, чтобы все так получилось, – Стив заговорил быстро и несвязно, теперь я вообще не понимала, о чем он толкует. – Понимаешь? Он… Он появился совсем рядом, а я не видел его. Что-то все время выкрикивал мне, а я продолжал гнать быстрее… А затем… затем… я открыл окно, чтобы крикнуть в ответ и не справился с управлением. Произошло столкновение. Сильный удар. У твоей машины помято крыло и многочисленные царапины.
Я почувствовала неприятный холод, который забегал по спине вдоль позвоночника, живот неприятно стянуло узлом, теперь и в моих руках появилась дрожь. Внутренне я старалась себя успокоить и пока не поддаваться панике, не выяснив толком, в чём дело. Глова жутко болела и трещала.
– Стив, успокойся. Объясни толком, что случилось? – Ты что сбил кого-то? – уставившись на него во все глаза, произнесла я последнюю фразу очень медленно.
Стив отвел взгляд в сторону и, соскочив с места, начал метаться по комнате.
– Я же пытаюсь объяснить! Абигейл! Ты не слушаешь! Я не виноват! Просто не увидел его! Я ехал спокойно, но быстро, а он появился совсем ниоткуда.
– Кого ты не видел?
– Парня на мотоцикле! Он словно призрак внезапно появился из темноты совсем рядом с машиной. Хотел погоняться и пытался обогнать, что-то бесконечно выкрикивая. Шум мотоцикла заглушал его слова, поэтому я не слышал их.
Чудовищность ситуации стала доходить до моего сознания, постепенно осознавая масштаб. Медленно я осела с дивана на пол, пытаясь до конца осознать суть происходящего ужаса и последствия. Мозг активизировался, пытаясь представить и сопоставить картинку происходящего.
– Почему ты так паникуешь, Стив? Расскажи, как развивались события по порядку. Необходимо сперва во всем спокойно разобраться, – сказала я, пытаясь взять себя в руки и не вдаваться в нарастающую внутри панику, не узнав подробности и детали до конца.
Стив продолжал метаться по комнате, словно заведенный сжимая и разжимая кулаки.
– Аби, парень все время что-то выкрикивал! Может, дразнил меня, что его байк быстрее? Парень был даже без шлема. Моя машина случайно вильнула в сторону, когда я отвлекся, и ударилась боком о его мотоцикл, – обхватив голову руками, доказывал Стив.
– Что было дальше? – теперь я тоже нервно затеребила свои волосы.
– Откуда мне знать! В панике я поехал дальше. Не оборачиваясь. Было так страшно. А что я, по-твоему должен был сделать?
Мне показалось, что на какое-то время я впала в кому. Сердце будто в этот момент перестало стучать, и я едва могла говорить.
– Ты что, просто уехал? Оставил парня?– мои глаза округлились.
– Да! Говорю же, я дико испугался! Не знал, что мне делать, поэтому решил приехать сразу к тебе. Абигейл, я в панике!
Стив действительно был на грани истерики, в какой-то момент мне показалось, он начнет крушить вокруг всё, что попадётся под руку. Внезапно он подошёл ко мне, сел напротив на пол, сложив ноги в позу «лотоса» и начал медленно раскачиваться вперед, назад.
– Парень сильно ранен? Или ты слегка задел, чтобы припугнуть?
Больше всего на свете боялась услышать ответ на вопрос.
–Не знаю, – не поднимая на глаз, ответил Стив, впав в полное отчаянье.
– Где это произошло? – не унималась я.
– Недалеко от того места, где мы были с тобой.
– Я шла той дорогой обратно до дома, два часа назад там никого не было. Если бы ты сильно задел его, он наверняка бы так быстро не оправился.
– Я поехал не в сторону твоего дома, а в противоположную. Дальше по трассе. Там это и случилось, – теперь Стив обхватил себя руками и раскачивался сильнее.
– Ты слышал, как он звал на помощь? Или хотя бы видел в зеркала, что с ним случилось? Думаю, если бы ты его не сильно задел, он догнал тебя обязательно, но ведь этого не случилось? Так?
Пришлось взять Стива за подбородок и поднять, чтобы видеть его глаза.
– Нет… Я ничего не слышал.. И в зеркала старался не смотреть. Я струсил, Абигейл. Бежал оттуда без оглядки. Был только удар, и я сразу уехал сюда. Тебя не оказалось дома. Я припарковал машину и стал дожидаться, когда ты появишься.
– А поехать мне на встречу не судьба? Сел он дожидаться…Господи ты боже мой! Что за мужики пошли! С какой скоростью ты ехал?
Он на минуту задумался. Стало не по себе, почему он так долго думает? Неужели не помнит, с какой скоростью двигался.
– Быстро, – сухо ответил он немного погодя.
Стив закрыл лицо руками и начал громко вздыхать. Требовалось время переварить услышанное. Немного поразмыслив, я резко встала.
– Сейчас вернусь. Оставайся здесь. Хочу взглянуть на повреждения машины.
Стив остался сидеть неподвижно, будто его пригвоздили к месту. Сейчас он выглядел напуганным и жалким, словно зверек, которого загнали в угол.
Вдруг меня неожиданно посетила мысль. Как я могла так слепо влюбиться в человека, который хладнокровно сбил парня. Или, может быть, даже убил. От этого стало не по себе.
Дойдя на ватных ногах до прихожей, стала вспоминать, открывая по очереди ящики комода, где фонарик. Без него невозможно будет ничего разглядеть на машине, на улице кромешная тьма. На заднем дворе со стороны улицы проведено освещение, но сейчас я побоялась его включать, дабы не привлекать внимание близлежащих соседей, ну или мало ли ещё кто мог бродить по ночам по улице. Пока никакой свидетель нам не нужен.
Пошарив в шкафчиках, в самом последнем фонарик обнаружился, я вышла на улицу. Было довольно прохладно, и я невольно поёжилась. Нельзя терять драгоценные минуты, уверенным шагом я направилась прямиком к месту, где стоял мустанг. По дороге била мелкая нервная дрожь.
Добредя наконец-то до машины, первым делом включила фонарик и стала медленно исследовать каждый клочок, ища повреждения. С левой стороны было чисто. Хорошо. Стала приближаться к правой, идя по кругу. Тут и начиналось самое интересное.
Переднее правое крыло было довольно сильно повреждено глубокой вмятиной. От правой фары до бампера вообще ничего не осталось. Дальше от передней до задней дверцы тянулись длинные полосы многочисленных глубоких царапин.
Я подошла ближе, чтобы лучше рассмотреть повреждения. На правом крыле, там, где бампер, на меня смотрело красное пятно. Не требовалось особых знаний, чтобы понять, что это кровь. Ведя лучом понизу вдоль дверей, отчетливее стало видно мелкие капли и брызги той же крови. Они были повсюду. Повсюду…
Приступы тошноты подкатил к моему горлу. Теперь картинка сложилась. Стив сбил мотоциклиста! Парнишка вылетел из седла и ударился головой о переднюю дверь, где было крыло машины. И после этого Стив спокойно уехал?
Возможно, человек лежит посредине дороги и истекает кровью! В том месте на трассе довольно пустынно, там не часто ездят машины. На несколько километров тянется лесополоса, и дорога ведет в другой штат. Может, парнишка умирает сейчас, а мы бездействуем! Руки задрожали сильнее, а горло сжала паника, живот стянуло узлом так, что я согнулась пополам и быстро побежала в дом.
Пронеслась мимо Стива, который продолжал сидеть на том месте, где я его оставила. Пулей залетела в уборную, и меня вывернуло наизнанку, после чего длительно время я просидела на унитазе с приступами диареи.
Нервы окончательно сдали. Приведя себя в порядок, умыла лицо холодной водой и посмотрела на себя в зеркало. От моего вида стало противно. Как же Абигейл, тебя угораздило вляпаться в такое дерьмо?
Выйдя из уборной, я направилась прямиком к бару, налила полный стакан виски и залпом осушила. Стив сидел на полу, согнув колени под себя, откинув голову назад на сидушку дивана. Ему тоже не помешает выпить. Налив хорошую порцию виски, я поднесла ему, протягивая стакан.
– Вот, выпей. Надо предпринимать какие-то действия. От злости и ярости толку никакого. Думаю, что сейчас доеду, посмотрю на место трагедии, что там и как. Возможно, человеку требуется помощь. А ты хочешь, оставайся здесь и жди. Или могу отвезти тебя домой.
– Нет, только не домой! Можно побуду у тебя, Аби, – умоляюще произнес он.
Я молча кивнула. Я стояла и смотрела. Как-то Стив был для меня слишком безразличен, хотя и вызывал чувство сострадания. Странное сочетание. У Стива явно отсутствовало чувство жалости. Любой другой на его месте предложил поехать вместе. Все это вызвало кучу вопросов в моей голове.
Отойдя от него, зашла в спальню, переоделась и не произнеся больше не слова, двинулась к машине.
Села, завела мотор и хотела было тронуться с места. Мыслишки бурно роились клубком в голове. Мне стало страшно, ведь я совсем ведь не знала Стива. Может он убийца? Или по крайне с зачатками такового. Ведь он не задумываясь уехал с места преступления, ему наплевать, что стало с парнишкой. Возможно ли, что Стив психически болен? Вполне. Вдруг я следующая жертва? Подобных случаев предостаточно в повседневной жизни. О, Господи, сколько вопросов!
Вспомнилось, где-то читала, что согласно принятым юридическим психиатрическим нормам, психопатические убийцы не считаются сумасшедшими. В основе их поступков лежит не душевная болезнь, а холодный и расчетливый рассудок вкупе с ужасной неспособностью относиться к окружающим как к мыслящим и чувствующим созданиям. Такое непостижимое с позиции морали поведение, казалось бы, у нормального человека часто выбивает почву из-под ног и загоняет в тупик. Однако должна заметить, что большинство психопатов прокладывают себе дорогу в жизни без убийств. Уделив чрезмерное внимание самым бесчеловечным и завораживающим примерам, мы рискуем не заметить большего: психопатов, которые хотя и не совершают убийств, но все равно вмешиваются в нашу повседневную жизнь. Намного вероятнее то, что мы отдадим свои сбережения мошеннику с подвешенным языком, чем будем застрелены убийцей со стеклянными глазами. Обычно такие экземпляры документируются и становятся для всех предупреждением о том, что такие психопаты существуют и что до того, как их поймали, они были родственниками, соседями или сотрудниками своих жертв. Эти же примеры иллюстрируют ужасающую и озадачивающую черту, которая отмечена в деле каждого психопата: разительную неспособность воспринимать чужие боль и страдание – другими словами, полное отсутствие сочувствия и, соответственно, любви.
О, чёрт! Что я делаю! Не могу же я поехать на этой разбитой тачке, ведь она может быть орудием преступления. Вот же черт! Я вылезла, хлопнув дверцей со всей силы, и разозлилась.
Но тут в голову пришла гениальная идея. Машина соседей Хейзанов стояла в гараже. Да, точно! Старенький разваленный «Ford» но, тем не менее, на ходу.
Я кинулась обратно в дом и, порывшись в ящиках, нашла связку соседских ключей. Стив, к очередному моему удивлению, свернулся калачиком на диване и, видимо, задремал. На шум он никак не отреагировал.
Выбежав из дома, я решила загнать свой мустанг в их гараж, а на их машине поехать.

***
Через несколько минут я спокойно мчалась по шоссе.
Прошло немного времени, и я оказалась на развилке, ведущей к пляжу, где мы были несколько часов назад. Поехала дальше, прилично сбросив скорость. Я старалась смотреть во все глаза и крутить по сторонам головой.
Через несколько минут впереди вырисовалось небольшое скопление машин и людей. Это очень плохой знак. Подъехав ближе, увидела, что на обочине собралось несколько машин. У всех горели фары.
Группы людей, мужчин и женщин, стояли вдоль обочины, кучкуясь возле своих авто, и что-то бурно обсуждали. Проезд дальше по дороге перегородили полицейские машины.
Набрав в легкие побольше воздуха, я припарковалась. Собрала последние силы, которые оставались, чтобы выглядеть максимально спокойно, хотя это удавалось с большим трудом. Уверенно вышла из машины и направилась в сторону жужжащей толпы.
Подойдя ближе, поинтересовалась, что случилось и почему проезд перекрыт:
– В чём дело? Что происходит? – ровным голосом спросила я.
Один мужчина, стоявший ко мне спиной, обернулся:
– Несчастный случай, леди. Насмерть сбили мотоциклиста. Сам виноват! Нечего без шлема так лихачить на скоростном спортивном байке, – поёжившись от прохладного ветра, буркнул он возмущенно.
Я замерла на месте, будто пригвожденная.
– Он умер?
– Да, леди. Насмерть – это значит умер! Водитель, который сшиб парнишку, скрылся. Не виню его за это. Будь я на месте водителя, поступил точно так же – заключил он. – Сбить сына сенатора Траверса – полная задница! Если парня найдут, точно прилюдно четвертуют. На его месте я бы бежал из страны.
– Сына сенатора? – едва узнав свой голос, переспросила я.
– Да, Нила Треверса! Бедный парнишка, все равно его жалко. Походу он хорошо ударился головой о машину. Полицейские, которые обнаружили его, говорят мало что осталось от головы. Мозги повсюду валяются на асфальте.
– Ужас! – только и смогла сказать я и спешно отошла в сторону.
Меня так сильно затошнило, побоялась, что меня вырвет прямо на этого мужика. Я рванула к машине, что было сил и, быстро заскочив в неё, сорвалась с места и понеслась прочь. Проехав несколько километров, остановилась и, уронив голову на руль, громко разрыдалась.
Все рухнуло в моей жизни в одночасье! Я не знала, что дальше делать!? Стив убил сына сенатора Майка Треверса! Хуже просто не придумаешь! Бежать из страны самая здравая мысль за последние несколько часов.
Да, теперь я вспомнила. Парнишку действительно звали Нил, он должен был участвовать в гонке на осенних выборах. Ему пророчили блестящее будущее. Отличник Оксфорда, закончил юридический факультет с отличием, отец готовил его в приемники. Примерный мальчик из хорошей семьи.
Я начала громко кричать, давая выйти скопившимся эмоциям наружу. В этот момент была готова пойти и покончить с собой. Будто я убила этого несчастного. Но ведь если Стива найдут, и правда всплывёт наружу, меня сцапают, как соучастница. Отношения раскроются, и никому не докажешь, что мы были просто друзьями, голышом бродившие на одиноком песчаном берегу. Мать твою! Что же делать?
Я так долго выстраивала свою жизнь, столько всего достигла кропотливым трудом, находилась на пике карьеры и просто от безрассудства похоронила себя заживо под плитой бестолковой влюбленности, минутного желания.
Очевидным стало только одно: Стив убийца. И сейчас предстояло вернуться к нему.
Глава 4
В гостиной было тихо. Едва горел приглушенно свет, падающий от торшера возле дивана. Стив спокойно спал.
Подойдя к дивану, я громко бросила ключи на стеклянный столик, стоящий посреди комнаты. От звука Стив проснулся и подскочил.
– Аби, ты уже вернулась? – заспанным лицом, часто моргая, прошептал он. – Ну что, есть новости? Удалось что-то выяснить? Всё в порядке?– он сел на диване, потягиваясь.
Я молча села рядом, не зная, с чего начать и пытаясь предугадать реакцию Стива.
– Нет, не в порядке, – тихо произнесла я.
– Не пугай меня таком голосом Абигейл, – поправляя слежавшийся волос, ответил он.
– Дело дрянь, Стив! Хуже и быть не может! Давай всё же отвезу тебя домой.
– Как это хуже некуда? – его голос вдруг стал выше обычного.
– Ты сбил парня насмерть.
– О, Господи! – он закрыл ладонями лицо.
– Но и это не самое страшное. Ты убил сына сенатора Треверса. Нила Треверса.
Стив застонал и разрыдался в голос, закрывая руками лицо. Плач был не совсем естественным, он граничил вперемешку со смехом. Я не понимала, кто рядом со мной сидит: человек, сожалеющий о содеянном непреднамеренном убийстве, или человек, который рад, что совершил его?
– Стив, Стив, Стив…Послушай, – пододвинувшись ближе к нему, произнесла я мягким голосом.
Он опустил ладони и поднял на меня свой взгляд.
– Сейчас не время паниковать. Нику Треверсу уже ничем не помочь. Мы попали с тобой в непростую ситуацию. Хуже не придумаешь, но нельзя терять голову.
Стив уставился на меня своими заплаканными глазами.
– Тебя не было со мной, Абигейл! – начал кричать он. – Ты являешься и заявляешь, что я убил человека! Я, я убил! Причем здесь ты?
– Ну, я тоже хороша. Накричала на тебя на пляже, выясняя отношения, спровоцировала бурную реакцию. Ты сорвался с места, не заметил парня и сбил его. Для моей вины в этом есть! – размахивая руками, объясняла я. – Ты психовал, может быть, этого не случилось, если бы я вела себя более сдержанно. Так что здесь мы виноваты оба.
Стив крепко обнял меня. Потом, отстранившись, произнёс:
– А что, если кто-то видел, как я сбил его?
– Ты замечал машины по дороге?
– Нет. Вроде бы было пустынно. Не могу сказать точно, как ты совершенно верно заметила, я был в ярости и зол, поэтому, если кто-то и проезжал мимо, я бы не обратил внимание.
Он отодвинулся от меня, усевшись на подлокотник дивана.
– Это очень важно, Стив. Пожалуйста, напряги память и попытайся вспомнить, – умоляюще произнесла я.
На несколько мгновений он погрузился глубоко в свои мысли, видимо, пытаясь воссоздать последовательность происходящего.
– Нет, кажется. Точно нет, – увереннее сказал он.
– Это хорошо. Уже утром об этом будут трубить в газетах и новостях, а главное, журнал, в котором работает твоя жена, сделает из этого мировую сенсацию! Возможно, у меня будет больше информации непосредственно из проверенных источников. А это даёт нам фору. На сегодня достаточно потрясений, пошли, отвезу тебя домой. Завтра к обеду приезжай ко мне. Ещё раз обо всём поговорим на свежую голову и обсудим, что делать дальше, как выбраться из этого дерьма. Приеду на часок домой, чтобы встретиться с тобой.
Стив соскочил с места и опять начал метаться, как зверь клетке.
– А если полиция узнает до завтра, что это был я? Они же посадят меня на электрический стул! Моя казнь покажут по всем каналам. И Эмили не поможет.
Внутри у меня все оборвалось. Да, тут он оказался прав, все будет отчасти так и даже хуже. Скорее всего, Стива пристрелят где-нибудь по-тихому. А может, для начала посадят в подвал и будут пытать не знаю, на что способен сенатор Треверс и какова будет месть за сына? Но знаю точно, что она будет кровавой и безжалостной. Я не решилась озвучить это вслух.
– Прекрати, Стив! От твоих пессимистичных мыслей ничего не изменится. Ты приедешь завтра?
– Если ты настаиваешь, то да. Может, рассказать Эмили о произошедшем? У неё большие связи, она поможет, – развернувшись ко мне и скрестив руки на груди, спросил он.
Больше не могла усидеть на месте. Подлетев к нему, взяла за подбородок одной рукой, а другой треснула хорошую пощечину, чтобы он пришел в себя.
– Ты совсем рехнулся! Ты убил человека! И не просто человека, а сына чертова сенатора! Произнеси это в своей голове несколько раз. Эмили тебе ничем не поможет, ты будешь темным пятном на её репутации. Если только помощь будет заключаться в том, что она уничтожит тебя быстрее сенатора Треверса. Не забывай, Эмили участвует в гонке на предстоящих выборах за место в белом доме. Как это будет выглядеть для общественности, если она кинется тебя спасать? Так, будто ты убрал соперника с дороги. Подумай, Стив! Ей будет выгоднее убрать тебя, чтобы забыть, как страшный сон.
Стив смотрел на меня во все глаза недоумевающим взглядом.
– Ты правда думаешь, что для Эмили карьера важнее меня?– округлив свои аквамариновые глаза, спросил он
– Это очевидно, очнись! – заключила я.
– Ладно, – он направился к выходу. – Я чертовски устал. Надо поспать. Пошли, отвезешь меня домой, а завтра я приеду сам.
Наконец-то удалось избавиться от него. Через полчаса после того, как я отвезла его домой, из последних сил приплелась домой. Нужно было поесть и лечь спать. Мозг слишком активно работал и не собирался отключаться, а кусок еды не лез в горло.
Я насыпала в турку кофе и, поставив на плиту, стала варить. Взглянула на часы, они показывали начало четвертого утра. Сон не шёл ко мне. Ложиться спать было бесполезно, через несколько часов на работу.
Поездка на пляж с Бет откладывается, завтра начнется авральная работа. Нужно написать смс и предупредить. Я взяла телефон и написала Бет и Рону о случившееся трагедии, отдав кое-какие распоряжения.
Я все размышляла над случившимся, прокручивая события ночи. Одно меня беспокоило больше всего: что делать с машиной? Нужно как-то от неё избавиться, но как это сделать? Наверняка сенатор поднимет всех и вся на уши, чтобы найти убийцу.
Так как спать все равно уже не собиралась, то было решено пойти и ещё раз осмотреть машину. Заодно необходимо смыть пятна крови. В гараже есть свет, так что повреждения будет видно лучше, чем при свете фонарика. К тому же в машине осталось мокрое полотенце, от которого нужно избавиться в первую очередь. Стив им вытирался, и это может стать уликой. Конечно, возможно, я опережаю события, и никто не распутает это дело быстро и никогда не выйдет на след Стива, но лишняя предосторожность не помешает.
Сварившийся кофе налила себе в бокал и поставила остужаться на стол. Надела теплый вязаный кардиган, взяла ключи от соседского гаража и направилась к нему, чувствуя себя преступницей.
На улице стало прохладно, но это пошло на пользу, немного взбодрив меня. В округе тихо и спокойно. Идя до гаража, где стояло мустанг, у меня были не самые хорошие мысли. На мили вокруг никого. Если бы Стив решил меня сегодня прикончить, будь он настоящим убийцей, никто бы не услышал этого. Помощи ждать неоткуда.
Добравшись до места, я достала из кармана кардигана фонарик и зажгла его, освещая перед собой тропинку к гаражу. Пройдя по тропинке к дверному замку́, стала искать ключ, как вдруг застыла на месте в полном оцепенении от увиденного.
Одна из створок гаража была приоткрыта. Замка́ нигде не было видно! Меня охватил и опоясал дикий страх. Первая мысль – бежать со всех ног. Но я не могла заставить себя даже пошевелиться. Тело не слушалось, сколько бы мозг не отдавал команду нестись прочь отсюда.
Свет в гараже не горел, а это было ещё хуже. Непроизвольно я стала светить фонариком по сторонам, сама не понимая, что ищу или кого. У меня не было в руках никакого предмета для самообороны, если бы я даже и обнаружила кого-то.
Адреналин был ключом в виски. Свет в доме Хейзанов не горел, да, они не могли вернуться так бесшумно. Значит, эта версия исключается. Самым паршивым было то, что я не могла позвонить в полицию и заявить о взломе.
Постепенно глаза стали привыкать к темноте и возле гаража я увидела садовый инвентарь. Не раздумывая, подбежала и схватила первое, что попалось под руку – оказалась садовая лопата.
Стала постепенно продвигаться к дверце гаража. Медленно приоткрыв её, держала лопату наготове, на случай обороны. Я стала внимательно прислушиваться, стараясь уловить хоть какой-нибудь шум, но ничего не услышала, кроме дуновения ветра. Был очень страшно.
Включила фонарик и направила лучи в щель гаража, стараясь что-то разглядеть, но увидела лишь тень своей машины. Аккуратно я открыла сначала одну дверцу ворот, затем другую.
Тишина.
Шагнув внутрь, луч фонаря упал на противоположную стену, освещая многочисленные висящие инструменты. В этой ситуации они выглядели как орудие пыток. Воображение работало на всю катушку. Левой рукой старалась нащупать выключатель на бетонной стене, предварительно взяв в рот фонарик, а в правой держа лопату.
Свет зажегся, на какие-то доли секунд ослепив меня. Щурясь с непривычки, я проморгалась и увидела, что в гараже кроме меня и машины никого нет. Заметно полегчало.
Я судорожно стала вспоминать, закрывали ли я гараж в спешке, когда переставляла машины, или нет? Сейчас я не была ни в чём уверенна. Но гараж был открыт. Здесь просто не могло быть случайности или совпадения, вокруг на сотни метров нет ни души. От моего дома до Хейзанов двадцать минут ходьбы. Скорее всего, в спешке забыла запереть гараж, надо срочно на рассвете найти замок.
Глубоко вздохнув и придя в себя от первого потрясения, стала продвигаться вдоль машины, осматривая при этом помещение. Всё было на месте. Ничего не перевернуто. Даже если здесь и побывал вор, первое, что бы он сделал – угнал тачку. Кстати, в данной ситуации это было бы чудом. Тогда со Стива были бы сняты все обвинения. Трудно будет воришке доказать в суде свою непричастность.
Я развернулась к мустангу и первое, что сделала – заглянула и проверила, на месте ли магнитола. Все было на месте.
Тогда, приступила к осмотру повреждений и пришла не к утешительному выводу: сила удара должно быть была не маленькая. Крови оказалось больше, чем мне удалось рассмотреть в первый раз и, почувствовав легкий подкатывающий приступ тошноты, решила поскорее избавиться от неё.
Поискав глазами средства, которые помогут удалить пятна крови, обнаружила в углу гаража бутылки с водой, а рядом небольшую емкость, в которую я и налила воды. С поиском тряпки оказалось сложнее. Нигде не валялось ни кусочка ткани и даже губки, чем можно было оттереть пятна.
В голову пришла мысль. В машине было влажное полотенце, которым мы вытирались на пляже. Его все равно необходимо уничтожить, так что махровая тряпка весьма кстати.
Я бросилась к багажнику и, отварив его, меня ждало очередное потрясение.
Подняв крышку, обнаружила абсолютно пустой, смотрящий своей пустотой багажник. В нем ничего не было. Он абсолютно пуст!
О, Боже, что происходит? Я же кинула полотенца в салон. Нет, точно помню, что убирала его лично в багажник! Что за чертовщина происходит! Я поспешила обшарить всю машину, весь салон, но безрезультатно.
Стив мог выбросил дороге? Нет, нет, исключено! У него не хватит мозгов на это. Или наоборот, хватит? Я окончательно впала в панику. Стало трудно дышать, горло, будто стягивали удавкой. Я выбежала на улицу и подбежала к ближайшим кустам, где меня вывернуло наизнанку.
Кто это мог сделать? Тот, кто видел, как Стив сбил парня? И теперь будет шантажировать? Все не могло произойти так быстро. Человек должен был следить за нами. А что, если Эмили наняла детектива? Такое вполне допустимо… и он наблюдал за нами и…
Я села на холодную землю. Кажется, я начинаю сходить с ума.
Всё подстроено так, чтобы я осталась крайней? Что-то здесь не сходится, и это чувствовалось с самого начала. Ведь это моя машина сбила парнишку! Никто не знает, что за рулем был Стив, а это значит, у меня хреновое алиби, а точнее полнейшее отсутствие.
Что же делать? Уничтожить машину я тоже не могу, это будет слишком подозрительно, и что сказать знакомым? Друзьям? В итоге правда все равно всплывет наружу. Через несколько часов на работу, и там будет очень жарко. Придётся стараться изо всех сил делать сенсацию про убийство Нила Траверса. Эмили не упустит шанса заработать лишнюю славу в копилку.
– Ладно, Абигейл, возьми себя в руки, ты сама вляпалась в это дерьмо, самой и придется выбираться! – сказала я вслух.
Первым делом отмою пятна крови с машины. Я пошла обратно в гараж, сняла с себя футболку и осталась в одном вязаном кардигане и стала тщательно отмывать брызги крови. Усталость и стресс валили с ног.
Закончив с мытьем, решила все-таки пойти прилечь на часок поспать перед работой.
Добравшись до кровати, рухнула в беспамятстве. События последних часов измотали меня вконец. В сон я погрузилась мгновенно.

***
Что-то беспрестанно звонило, долго и громко. Этот звук моментально выдернуло меня из сна. Соскочив и сев на постели, я посмотрела на время 6:30 утра.
Дотянувшись до телефона, посмотрела на дисплей. Номер не определен. Всё же я ответила.
– Вставай! Я сейчас к тебе приеду, послышался перевозбужденный голос Стива.
– Какого черта ты так рано звонишь? Мы же договорились встретиться в обед –возмущенно ответила я, пытаясь до конца проснуться.
– В новостях вовсю передают про убийство Нила Треверса, совершенное неизвестным человеком. Я не могу просто так сидеть, сложа руки. Мои нервы не выдерживают этого напряжения. Я чуть было не признался во всем Эмили, но решил сначала позвонить тебе, – его голос дрожал от страха.
– Ладно. Приезжай. А что ты скажешь Эмили?
– Что-нибудь придумаю. Отбой, жди меня через минут двадцать.
Связь отключилась.
Одевшись, я поплелась в ванную приводить себя в порядок, нужна была вода, чтобы взбодриться. Попутно поставила чайник на плиту. Взяв в гостиной на диване пульт от телевизора, включила и морально приготовилась услышать то, что меньше всего хотелось.
Телевидение – хитрая штука, которая формирует ложь из лжи. Правду журналисты не знают. Лишь обрывки слухов, долетающие до них из разных источников. Правду всегда хоронят, затем кидают «утку» журналистам и телевизионщикам, а те, в свою очередь, приукрашивают, сочиняя свою версию, которую доносят до зрителя.
Людям нужна пища для обсуждения. Средства массовой информации кидает народу кость, чтобы он верили то, что говорят и вещают по телевизору, радио, газетах. Нет там нигде правды! Могу сказать точно. Моя работа придумывать статьи для журнала, приукрашивать новости, насколько это возможно и выдумывать несуществующие факты, чтобы читатели покупались на уловки, тем самым приносили прибыль. Всё в нашей жизни бизнес и все хотят друг друга поиметь с лучшей выгоды для себя. Да, печально, но приходиться осознавать реальность жизни.
Экран загорелся. С него активно вещал ведущий новостей.
Конечно, главная новость-сенсация убийство сына сенатора Ника Треверса. Из сюжета стало понятно, что пока у полиции нет ни зацепок, ни очевидцев происходящего. На какое-то время это облегчало ситуацию. В сюжете продолжалось говориться, что зверское преступление совершил хладнокровный бессердечный убийца, возможно, психопат. За несколько дней до своей гибели Ник Треверс сообщил семье о предстоящей помолвке со своей будущей женой. Свадьба должна была состояться осенью, сразу после выборов. Отличный ход со стороны Ника, свадьба укрепляла его на позиции, но вчерашнего дня.
Журналист уточнил: полиция настроена решительно, а сам сенатор Майк Треверс назначил денежную награду за любую информацию о местонахождении убийцы. Полиция будет индивидуально прорабатывать каждое поступившее к ним заявление.
В кадре появился капитан полиции Гарри Рифольд. Он давал интервью, в котором твердо заявил, что они из-под земли достанут преступника. «Мы: перевернем весь город и поднимем каждый камушек, но поймаем этого ублюдка. Нам известно, что его машина сильно повреждена, поэтому каждому автовладельцу необходимо в течении недели пройти техосмотр и получить талон подтверждающий, что машина не причастна к делу. А пока на данный момент все границы из города закрыты. Повсюду выставлена пограничная охрана, которая не выпустит вас не проверив через базу данных, и подвергнет тщательному допросу. Работа предстоит огромная, но мы справимся! Ближайший штат выделил дополнительные силы. И в конце, если убийца смотрит и слышит меня, пускай знает, что он в ловушке. Попытается утилизировать машину, мы её найдем. Вопрос времени и бдительности наших граждан».
Я выключила телевизор и швырнула пульт в стену. Стало противно от самой себя. Полицейский прав - мы в ловушке!
Может, пойти к копам и рассказать все, как есть? Что я от этого выгадываю? У Эмили связи, она уничтожит меня, сотрет с лица земли, и никто не вспомнит обо мне.
Сперва я приняла душ, после которого заметно полегчало.
Послышался громкий стук в дверь. Я поспешила открыть. На пороге обнаружила Стива. Он быстрыми шагами вбежал в комнату и подойдя к бару, сразу налил стакан виски и отпил из него половину.
Телефон начал безумолку звонить. Время показывало 7:00. Все как с цепи сорвались, я стала бесконечно отвечать, раздавая поручения до моего прихода. В восемь предположительно я собиралась появиться на работе.
– Ты видела утренние новости? – начал Стив, подойдя ко мне.
– Да, видела, – сухо ответила я.
– Неужели они смогут действительно проверить все машины в городе? – он заправил мои волосы с одной стороны за ухо.
– Это слишком большой объём, но недооценивать полицию тоже нельзя. Если они привлекли дополнительные кадры, то за месяц, другой могут и управиться.
– Я так и не уснул сегодня, – он отошел к окну, поставив стакан с грохотом на стеклянный столик, стоявший возле кресла.
– Я тоже. Много думала и размышляла, может выкрутиться? – подойдя к нему, обняла его, обхватив руками вокруг талии.
– Как?
– Тебе нечего бояться, Стив. Давай сядем и спокойно поговорим, а то у меня ограниченно время, нужно пораньше заявиться на работу, – взяв его за руку, я увлекла его за собой к дивану и усадив, села рядом.
– О чём ты говоришь, Абигейл? Как это нечего бояться?– с недоумением спросил он.
– Нас вычислят в скором времени, а капитан полиции Гарри Рифольд мне показался вполне целеустремленным человеком. Какой смысл идти ко дну вместе? Одному из нас придется взять вину на себя.
Стив схватил меня за плечи и развернул к себе.
– Ты готова взять вину на себя? Нет. Потому что не ты его убила. Я виноват, я убил парня! Причём здесь ты? – тряся за плечи, доказывал Стив.
– Успокойся! Перестань меня трясти, – я убрала его руки со своих плеч. – Это несчастный случай! Если бы ты не уехал с места преступления, может, тебе бы всё и сошло с рук, и наказание не было столь суровым. Да, случилось непреднамеренное убийство, но на суде ты бы раскаялся и, возможно, заслужил бы снисхождение. Даже и при этих обстоятельствах все равно пришлось бы раскрыть правду о наших отношений и рассказать историю о том, как ты оказался за рулём моей машины. Теперь представь, как средства массовой информации разнесли эту новость по миру и раздули сенсацию. Будни Эмили Круз рухнут в одночасье и речь ни о какой гонке в предвыборной компании уже бы не шла. Ты сломал ей жизнь. Не знаю, что хуже. Убийство Ника Треверса или предательство Эмили Круз?
Я перевела дух и продолжила. Стив молчал и внимательно слушал.
– Стив, даже если сейчас ты пойдешь и сдашься властям, всем придется несладко, ты это понимаешь? – с надеждой заглядывая в его глаза.
Он молча кивнул головой и крепко обнял меня. Я была немного тронула этим жестом. Отодвинувшись, чтобы видеть его лицо, продолжила говорить:
– Есть надежда, что мою машину не найдут, а если есть хотя бы такая малейшая вероятность, то я готова рискнуть. Но если ее всё-таки вычислят, могу сказать, что уснула за рулём, а потом побоялась прийти и во всём сознаться. Если у меня будет хороший адвокат, повезет отделаться легким приговором. После этого, с опытом работы меня возьмут обратно в фирму. А если я пойду по делу, как твоя любовница, то навсегда могу забыть о карьере. Даже секретарем в самом захолустном издании. Моё имя навсегда будет в черном списке.
– Ты всё это сейчас серьёзно? – спросил он дрожащим голосом, смотря на меня во все глаза.
– Да! – твёрдо ответила я.
– Ну… если ты все так хорошенько обдумала, Абигейл, наверное, стоит тебе полностью довериться.
– На все сто процентов.
Стив встал. Он стал ходить передо мной слева направо, меряя шагами расстояние. Думала, после моей пламенной речи у него гора с печь упадет, но что-то на это не особо было похоже. Стив так воспринял мои слова, будто бы ждал, что я приду к такому выводу.
– Не знаю, что и сказать, Абигейл! – разведя руки в стороны, начал он. – Всё происходит как в сказке. Кстати, хотел забрать из машины свою мокрую футболку.
Меня словно молнией ударило.
– Какую ещё футболку? В машине ничего нет! – уставилась я тупо на него.
– Не может быть этого!? – возмущенно произнёс Стив. – Я переоделся, когда приехал к тебе. В футляре для скрипки была майка, запасная для переодевания. В той, в которой я уехал с пляжа, она вскоре стала мокрая. По дороге я сменил её. Странно, но я отлично помню, как закинул футболку к тебе в багажник. Просто вчера забыл забрать.
– Говорю же тебе, ничего нет в машине! – я поджала ноги под себя и сложила руки на груди. – Ночью я пошла осматривать машину, заодно собиралась смыть следы крови и убрать вещи из машины. Но гараж, в котором стоит мустанг, оказался открыт! И всё, что было в машине, включая вещи, пропало! Просто исчезло! Вспомни, может ты оставил её на пляже?
Состояние Стива заметно ухудшилось и казалось, сейчас он начнет всё крушить вокруг. Мне и самой приходилось не сладко, следующая «порция холодного ведра воды» майка Стива, загадочным образом пропавшая из машины.
Стив обхватил голову руками и стал ходил по комнате, как бы ища выход.
– Да, я точно помню, что клал её в машину, Аби! – его голос повысился и перешёл на высокие нотки.
– Я вчера перерыла всю машину. Хочешь, сходи сейчас сам и проверь ещё раз!
– Нет. Нет. Ты наверняка их сама куда-то дела! Признавайся, Аби, где вещи? – он склонился надо мной, как коршун.
Первое, что пришло в голову, треснуть его, что я и сделала. Дала хорошую затрещину, чтобы пришёл немного в себя.
– Ты что несёшь!? Я пытаюсь вытащить нас из дерьма и готова взять вину за убийство на себя, а ты, идиот, думаешь, что я взяла и спрятала футболку, как улику? – моему возмущению не было предела.
Стив стоял, немного оторопев, но глаза пылали яростью.
– Ты лжешь мне, Абигейл! Сейчас твоя задача прикрыть свой зад, если копы выйдут на нас.
– Ты рехнулся, Стив!
Я соскочила с места и стала двигаться на него. Он заметно изменился в лице, и его едва можно было узнать. Возможно, он готов был ударить меня и прикончить.
– Прекрати делать из меня идиота! – в бешенстве кричал Стив. – Я уверен, это ты их взяла! Признайся, Абигейл, куда ты их дела?
– Не знаю, как тебе ещё сказать? Я не делала этого! – схватив его за ворот рубашки, я стала трясти. – Кто-то вскрыл замок и забрал вещи. Я не стала вчера тебе звонить, было около четырех утра, когда пропажа обнаружилась.
Стив схватил мои руки и оттолкнул от себя со всей силы. Я отлетела на несколько метров и упала на пол. Стив остался стоять на месте.
– Сучка! Ты просто хочешь выйти сухой из воды. У тебя было время хорошенько всё обдумать и обставить именно так, как выгодно тебе. Расскажи мне, Аби, сознайся! Ты все подстроила и хочешь, чтобы я тебе теперь поверил? Теперь ясно, почему ты сегодня решилась предложить взять вину на себя. Наверняка подумала, что я брошусь к тебе в ноги от такого предложения, а потом проникнусь доверием и любовью и в итоге пересплю с тобой?
Сидя на полу, я потихоньку приходила в себя после удара. Слова Стива звучали на заднем фоне. Первая подвернулась под руку небольшая этажерка, на которой стояли цветы. Схватив горшок с цветком, не раздумывая кинула его в Стива. Тяжело описать словами состояние ярости. Мне не хотелось слышать то, что он говорил. Казалось, что я в бреду. Какого черта он несёт? В таком состоянии, когда ты не виновен, а из тебя пытаются сделать виновного, вот именно в этот момент человек готов совершить убийство! И если поточнее, я бы кинула керамический горшок с цветком, возможно, Стив умер. И самое страшное, в этот момент я об этом бы не пожалела.
Стив был ошеломлён, удар пришелся в район бедра, и теперь он смотрел на меня как на полоумную. Я поднялась на ноги.
– Выметайся из дома, чертов недоумок! – стала кричать я, хватаясь за второй горшок. – В сотый раз повторю, не видела я твоей майки!
Стив стоял и разглядывал грязь на джинсах, пытаясь её оттереть.
– Может ты и говоришь правду, я не знаю, – взявшись за голову, произнес он. - Извини, Аби. Не хотел так разозлить тебя и обидеть. Просто я на нервах. Мне кажется, что теперь люди будут смотреть на меня и видеть преступника. Нервы стали ни к чёрту. Прости меня, – он сложил ладони в жесте молитвы.
– Хорошо. Но впредь думай, что говоришь, не у тебя одного сдают нервы, Стив! – вставая с пола, сказала я раздраженно.
Я села на диван, подобрав под себя ноги, собирая волосы на резинку в пучок. Стив сел напротив. В кресло.
– Кому понадобилось воровать наши вещи? Может, полиция взяла след? – с подозрением произнес он.
– Нет. Это исключено, – помотала я головой.
Он задумался и погрузился в себя.
– Стив, тебе пора убираться отсюда. Не безопасно сейчас находиться здесь. Нас не должен никто видеть вместе. Мне пора на работу. Ты сам слышишь, как надрывается телефон. Звонят все, кому не лень, включая твою жену.
– Да, наверное, ты права. Но у тебя здесь никого поблизости нет. Даже соседей. Кто может нас увидеть? – запротестовал он.
– Не знаю. Просто мера предосторожности только и всего, а она сейчас нужна как никогда.
– Ладно. Хочешь, подброшу тебя до работы?
Он встал и направился к выходу.
– Нет. По-моему я только что сказала, нас не должны видеть вместе.
Идя к двери, Стив вытащил пачку сигарет из кармана брюк, остановился у окна и открыв одну створку, прикурил, глубоко затянувшись дымом.
Стив предложил сигарету мне, но я отказалась. Не люблю это дело. Хотя в юношестве баловалась на студенческих вечеринках.
Я встала с дивана и, подойдя к нему, облокотилась на стену рядом и теперь мы просто молчали.
И я задумалась. Что меня так привлекло в нём? Внешность? Оболочка, так сказать. Выяснилось, что в межличностных отношениях он вообще не может существовать. Стив импульсивен, непостоянен и часто применяет агрессию и недопонимание.
Пока я погрузилась в размышлениях, тем временем Стив докурил и, закрыв окно, встал напротив, оперевшись обеими руками в стену.
– Значит, теперь мы вместе за всё в ответе?
– Да, как и договорились. Стив, может, это был мелкий воришка? Или когда я переставляла машины забыла закрыть гараж, и какой-нибудь нищий забрел и собрал наши вещи? Хотя ума не приложу, кому понадобились мокрые вещи?
– А ты думала, что это может быть шантажист, который следил за нами? Или человек, видевшись, как я сбил мотоциклиста, решил поехать за мной и выследить? – приблизившись вплотную, он изучал мои глаза, как бы ища в них ответ.
– Не знаю, что ответить. Такие мысли не посещали мою голову настолько, чтобы я о них всерьез задумывалась, – слукавила я.
– Ладно, поеду, наверное. Не буду больше задерживать тебя. Но, если возможно, я бы хотел дойти до гаража твоих соседей и сам взглянуть на машину.
– У меня мало времени, если только быстро.
Я взяла в шкафчике ключи, а Стив пошёл впереди меня к входной двери. Он вышел на крыльцо, я вылетела следом и повернулась, чтобы запереть дверь. И вдруг позади раздался мужской незнакомый голос:
– Простите, молодые люди, эта ваша машина?
Ощущение было такое, словно меня кинули на оголенные провода. Тряхануло не так сильно, но, во всяком случае, чувствительно. Стив замер на месте и побледнел.
Я обернулась и посмотрела на дорожку, ведущую к воротам. Возле них стоял человек. Невысокого роста, полноватый, коренастый и какой-то несуразный. На вид лет шестидесяти. Он припарковал свой старенький «Пежо» рядом с моим, пока что одолженным на время «Фордом».
– Замри на месте и не слова! – выпалила я Стиву и двинулась в сторону старика.
– Простите, не хотел вас напугать, – начал старик, когда я подровнялась с ним. – Подумал, вы видели, как я припарковался возле вашего дома, поэтому и вышли на встречу.
У меня была только одна мысль в голове: какого черта он здесь забыл, возле моего дома?
Я пыталась разглядеть в нём знакомые черты, гадая, может это курьер по работе или знакомый репортер, но всё тщетно. Человека, стоящего напротив, я видела впервые.
– Нет, я не знаю вас и не видела, как вы подъехали, – пробормотала я недовольно.
– Это машина семьи Хейзанов? Старика Фрэнка? – он указал на «Форд».
– Да, всё верно, сэр.
– Вы Абигейл Хант?
– Верно.
Он знал мои инициалы, это вообще мне не понравилось.
– Рад познакомиться с вами, я Чак Стерфирт. – Он протянул свою сморщенную от морщин руку для рукопожатия. – Тетушка Роза Хейзон не рассказывала обо мне?
– Нет, извините.
– О, мне о вас часто говорила. Вы же работаете в крупном издательстве?
– Да.
– Тетушка рассказывала, что вы очаровательная девушка, которая присматривает за их домом, пока они в отъезде. Извините, не хотел помешать вам с супругом, – Чак указал рукой в сторону Стива.
Этот противный старикашка начинал порядком надоедать. А к тому же он очень пронырлив, это было не на руку, он достаточно владел информацией обо мне.
– Вы ошиблись. Я не замужем. Это мой коллега по работе, – соврала я.
– Я ехал мимо и, заприметив машину тетушки, подумал, что они вернулись и заехали к вам в гости, это так?
Он пристально смотрел на меня, облокотившись на дверцу своей машин. Его глазки бегали по всему моему телу, изучая прелести, которые он только мог рассмотреть.
– Нет. Они вернутся к Рождеству, – сказала я с раздражением в голосе.
– А… Ну, теперь понятно. Вот невезуха! А я решил заехать их проведать. Потерял номер их телефона, ехал наудачу. Приехал в Лондон в командировку на пару недель по работе, а кроме них здесь никого ни родных, ни знакомых у меня нет. Вот хотел погостить у них.
Только этого еще не хватало! Озабоченный старикашка теперь будет околачиваться возле моего дома в надежде сблизиться? Настало время слать его ко всем чертям сразу, чтобы забыл сюда дорогу. Не понравился мне это Чак.
– К сожалению, Чак, ничем не могу помочь. Меня ждёт много работы, в связи с последними событиями в городе, убийстве сына сенатора Треверса, её прибавилось вдвойне. Видите, с самого утра уже коллеги, поэтому я очень тороплюсь.
– Я вас понял, Абигейл. Вы как-нибудь согласитесь выпить со мной чашечку кофе?
– Извините, Чак, нужно спешить на работу, – выдавив из себя улыбку, большую, похоже на оскал.
Я развернулась и уже дойдя до ворот, которые бы скрыли меня от его глаз, услышала, как он спросил:
– Что с вашей машиной, Абигейл?
Кажется, страх парализовал тело так, что мой язык онемел.
– Она сломалась… – развернувшись и едва выдавив из себя эти слова, ответила я.
– Ничего страшного. Хорошо, что рядом добрые соседи, у которых можно одолжить машину, – похлопав рукой по крыше «Форда» произнес он.
– Да, думаю, Хейзаны не будут против, пока моя машина наладиться.
Пришлось скрестить руки на груди так, чтобы не было заметно мелкую дрожь в них.
– Хотите, я могу помочь починить вашу машину? Я часто ремонтирую друзьям и себе. Давайте взгляну на неё.
– Нет, спасибо, Чак! Машина в сервисе и скоро её починят. Сегодня я немного проспала, поэтому решила взять «Форд» чтобы быстрее добраться до работы, а то такси в час пик долго дожидаться.
– Ну, хорошо, если вы сама со всем справляетесь, дайте знать, если понадобиться помощь.
Чак вытащил из кармана брюк визитку и протянул.
– И напоследок… Захотите выпить кофе я всегда к вашим услугам, Абигейл. Можете прихватить с собой симпатичного коллегу, посидим, выпьем. Простите, вы столько раз намекали мне, что торопитесь, а я совсем заболтал вас. Мне тоже пора ехать, до встречи.
Он прыгнул в машину, помахав рукой, нажав как следует на газ, и укатил прочь.
Я стояла возле ворот, держась за дверь калитки и провожая его взглядом. Осадок остался неприятный после диалога с Чаком. Сердце готово было выпрыгнуть наружу. Я не слышала, как сзади подошел Стив.
– Он видел меня? – дрожащим голосом уточнил он.
– Да. Это мне тоже не нравится.
Я взяла его за руку и прошептала:
– Все будет хорошо. Мы выберемся из всего этого.
– Наверное. Ладно, поеду.
Он пошёл к своей машине. Мне не понравилось, что этот Чак видел и машину Стива.
– Аби, – окрикнул Стив. – У тебя масло вытекает из машины, – указал он на «Форд». – Собирайся быстрее, подброшу тебя до работы. На машине тонировка, никто тебя не увидит. Ты же собираешься появиться на работе?
– Да, умник! Вообще-то я исполняющая обязанности директора. Не могу же я всё бросить. Дай пару минут собраться, – психованная от насыщенных событий утра, я побежала домой.
Через несколько минут мы мчались по шоссе на машине Стива.«BMW» спортивной серии, сделанной на заказ специально для него. Эмили постаралась. Её подарок на день рождение.
Мы двигались в сторону центра к издательству. По дороге решили, что я выйду за пару кварталов и прогуляюсь до работы пешком.
Выехав на центральную улицу, мы увидели вереницу машин стоящую перед нами. Стив перестроился в соседний ряд, но и там движение всей колонны было 10 км/час.
Стив заметно занервничал, ерзая на кресле.
– Что тут происходит? – выругался он.
– Понятия не имею, – пытаясь сообразить, в чём дело, я крутила головой в разные стороны.
Медленно двигаясь, мы пытались осмотреться и выяснить, в чём причина происходящего. Машин вокруг было столько, что казалось, будто весь город здесь. Наша машина находилась в среднем ряду и с каждой стороны стояли колонны машин. Хорошо, что у Стива наглухо тонированные стёкла, это не давало возможности видеть нас.
Внезапно меня прошиб холодный пот, а сердце начало отплясывать «чунга-чангу». Вдалеке колонны, в которой мы стояли, я увидела двух приближающихся полицейских. Каждый из них шёл по своему ряду, останавливаясь у окошка со стороны водителя. Судя по-всему они запрашивали необходимые документы, а затем осматривали машины, обходя их вокруг.
Стив тоже их заметил.
– Всё, Абигейл. Они меня ищут! – воскликнул в панике он, схватив меня за руку.
– Сиди спокойно, дыши глубже и возьми себя в руки, Стив! Если полицейский заподозрит в тебе хоть каплю волнения, просто так ты не отвяжешься. В данный момент они ищут поврежденную машину, а не тебя.
Я положила руку ему на колено и почувствовала, как Стива бьет мелкая дрожь. Мы замерли и, казалось, оба не дышали.
К машине уверенно приближался патрульный полицейский. Не знаю, как Стиву удалось так быстро взять себя в руки, но дрожь прошла, и теперь он сидел абсолютно спокойным.
Полицейский крупный здоровяк, с лицом похожим на большую тарелку, обошел сначала нашу машину, внимательно осмотрел, сделал какие-то пометки у себя в блокноте. Затем приблизился к дверце со стороны Стива и постучал в окошко.
Стив опустил стекло и протянул права и документы на машину. Здоровяк заглянул вовнутрь и встретился сначала взглядом со мной, потом перевел взгляд на Стива. Видимо не заметив ничего подозрительного, он выписал квитанцию и двинулся дальше по ряду, пожав приятного пути.
Мы с облегчением выдохнули.
– Вот видишь, – начал Стив. – Вроде всё обошлось. Хотя, странно, что коп ничего не спросил, но, наверное, этот полицейский столько за сегодня обошел машин и столько раз объяснил, зачем он это делает, что просто устал от мелькания лиц.
Я кивнула в ответ, вообще мало сейчас соображала ясно. Пот стекал по спине тонкой струйкой. Дыша размеренно, пыталась восстановить нормальный ритм сердца.
– Надеюсь, обойдется. Самой стало казаться, что меня разыскивают.
–Ты же сама сказала, что они ищут всего лишь машину.
– Да, сказала, но если они её вычислят, что я тоже стану причастна к убийству. Машину вычислить недолго, она, как ты знаешь, спокойно стоит в соседнем гараже. И кто-то помимо нас об этом тоже знает. Ощущение не из самых приятных, будто мы прячем труп. Становиться по-настоящему страшно, Стив!
– Давай-ка не сходить с ума, Аби. Будем следить за новостями и слухами, тебе и так сегодня на целый день придётся погрузиться в эту историю.
– Вдруг меня посадят в тюрьму!? – ухватив прядь волос, стала накручивать её на палец. – Я не выживу просто в тюрьме!
– Хватит, Абигейл! – рявкнул Стив. – Если ты впадешь в панику, то я вообще съеду с катушек! Когда ты начинаешь себя так вести, мне сразу хочется рассказать о случившемся Эмили.
– Нет, нет, нет! Мы тысячу раз обсуждали это. Попытаюсь взять себя в руки и успокоиться, – пообещала я.
Наконец-то поток машин начал медленно продвигаться вперед. Мы перекинулись за дорогу парой фраз, и Стив высадил меня в ближайшем переулке недалеко от офиса.
Здесь совсем было безлюдно. Помахав на прощанье рукой, Стив унесся прочь, а я, смотря вслед удаляющейся тачке, гадала, что делать дальше. На плече притаилась маленькая девочка, которая рыдала от страха.
Идя по улице, погрузилась вновь в свои мысли. Предстояло подумать о предстоящей на сегодняшний день работе. Словно всё в тумане. Нужно везде успеть. Я за главную, а значит сотрудники будут сотни появляться в кабинете по массе вопросов. С обеда запланирована куча встреч. Эмили наверняка будет держать руку на пульсе. Первые колонки должны быть готовы и напечатаны, как только я их просмотрю. Как успеть? Я часто задаю себе вопрос: для чего тружусь работаю... Чрезвычайно редко случается так, что человек, выбрав себе профессию, становится нужным сразу для всего человечества. Для этого необходимо понимание хода развития в целом. Возможно, существуют другие планеты, на которых людям не нужно работать. Но для нас, вследствии нашей зависимости от земной коры, работа – необходимость и добродетель, поскольку добродетели проистекают из необходимости, из решения жизненных вопросов. И нет никакой другой меры, кроме чувства общности, ибо сохранение этой общности есть задача каждого и одновременно основа для развития каждого. Мы также обнаруживаем многочисленные трудности, связанные с ошибками, допущенными еще в воспитании. Эти ошибки заключаются в том, что они ведут к формированию чувства неполноценности. Вследствие того, что тот, кто находится рядом, лишает нас свободы действий и высказываний. Тем самым не позволяя осознать свою ценность в этом мире. Интересно отметить, что как из изнеженных, так и из дерзких детей вырастают взрослые, которые не могут найти себе работу по сердцу. Я очень люблю свою работу, много и усердно тружусь, и ни в коем случае нельзя потерять себя.
Как только я вошла в холл, меня сразу закружил водоворот стремительной работы. Добравшись до кабинета только к девяти часам, была загружена под завязку разного рода информацией.
– Наконец-то, Абигейл! – воскликнула радостно Бет, выскакивая на встречу из-за своего стола.
Рон сидел в другом конце кабинета. Он поприветствовал, жестом махнув рукой, разговаривая при этом по телефону.
– Много «горящих дел»? – поинтересовалась я у Бет, пробираясь к кабинету, чтобы быстрее сбросить на стол бумажные и пластиковые папки, которые поместились у меня в руках.
– Нет, не очень, пока не так критично. С частью дел я разобралась, остальное начнется после обеда. Предстоит несколько серьезных заседаний. Где ты пропадала всё утро? Хорошо себя чувствуешь? Выглядишь неважно, – с подозрением спросила Бет.
– У меня сломалась машина. Пришлось утром отогнать её в сервис, но ты видела, что твориться сегодня на улицах? Я попала в ужасную пробку. С убийством Нила Треверса полицейские посходили с ума. –
Я старалась говорить быстро, не смотреть на Бет, делая вид, что мне нужно разобраться со всем беспорядком бумаг на столе.
– Тебе звонила Эмили, хотела слышать тебя. Орала, что не может дозвониться тебе на мобильник. Пришлось приукрасить. Я сказала, что ты ушла к маркетологам в отдел.
Бет прошла, покачивая бедрами, на свое место и, плюхнувшись в кресло, стала быстро печатать на компьютере.
– Спасибо, дорогая! Не знаю, что бы без тебя делала. Ты моя «палочка-выручалочка». Мобильник сдох по дороге. Сегодня явно не мой день, он скверно начался с самого утра, – я одарила её улыбкой, послав воздушный поцелуй.
Бет действительно сейчас была нужна как никогда. Она всегда прикрывала меня, в этом ей не было равных. За хорошую работу Бет получает хорошие премиальные. Она работает у Эмили с начала становления издательства и знает, как и полагается секретарше, всё про всех и обо всём. Неважно, сколько сотен человек трудится в здании. Такая работа.
Я включила монитор и пробежала глазами письма на электронной почте. Как не пыталась, никак не могла толком сосредоточиться. Для начала нужно позвонить Эмили. Настроение предстоящий звонок не поднимал.
Набрав домашний номер телефона и прикрыв дверь кабинета, я стала терпеливо слушать в трубке длинные гудки, морально готовясь выслушать кучу критики в свой адрес. Уже хотела положить трубку, но в последний момент на другом конце провода ответили.
– Дом семьи Круз, говорите, – послышался монотонный голос дворецкого.
– Здравствуйте, Лео. Это Абигейл Хант. Соедините меня с миссис Круз, пожалуйста.
– К сожалению, пока это не возможно, мисс Хант. В данный момент она готовится к приему семьи сенатора Треверса. Они должны прибыть с минуты на минуту.
Я взглянула на часы. Было десять утра. Тяжело дыша в трубку, я молчала.
– Алло, алло, слышите меня? – повторил дворецкий.
Попыталась быстро осознать и переварить услышанную информацию и хоть что-то ответить.
– Да. Извините. Спасибо за информацию, Лео. Перезвоню позже.
Когда я положила трубку, в голове начало твориться что-то невообразимое. Миллиарды микрочастиц в воспаленном мозгу начали метаться со скоростью света. Как этот приём вынесет Стив? Я откинула голову назад на спинку кресла и закрыла глаза. Стало душно, тяжело дышать. Казалось, что если встану, то упаду в обморок. Телефон звонил не переставая. Я игнорировала. Глубоко погрузившись в размышления, не заметила, как на пороге кабинета появился Рон.
Видимо, увидев моё не лучшее состояние, он решительно подошёл и потряс за плечи.
– Абигейл, что с тобой? Ты бледная как мел. Тебе плохо? – Рон затряс усерднее и сильнее. Моя голова была готова отвалиться. Она раскалывалась от боли и была по ощущениям очень тяжелой.
– Бет! – закричал Рон – принеси воды. Абигейл плохо, на ней лица нет.
Бет ворвалась через минуту со стаканом воды.
– Спасибо, ребята. Всё нормально, сейчас приду в норму. Рон, открой, пожалуйста, окно, мне не хватает воздуха.
– Да что с тобой происходит? – обеспокоено спросила Бет, кружась вокруг меня со стаканом воды. – Ты беременна? Я и Рон самые близкие тебе друзья. Скажи, что тебя тревожит, милая, мы поможем.
Рон сел напротив меня по другую сторону стола и внимательно стал изучать. Слова, произнесенные Бет были правдой. Они самые близкие друзья. И на долю секунды, поддавшись слабости, я была готова всё им рассказать, чтобы как-то снять груз тайны, висевший на мне. Но вовремя опомнилась. После истории они невольно станут соучастниками. Я не могла их так предать.
– Нет, Бет я не беременна. Ты с ума сошла предполагать такое? Просто сегодня не мой день. С утра навалилась куча проблем, меня рвут на части. Возможно, это называется паника. Сначала трагедия с сыном сенатора, потом машина сломалась, Эмили звонила, не застав меня на месте!
Я схватили из рук Бет стакан с водой и залпом осушила его. Рон, сидевший напротив, по-прежнему сохранял молчание. Сложилось не приятное ощущение, что он не верит ни одному моему сказанному слову. Мерзко чувствовать себя, когда врешь в глаза друзьям. Оправдать себя за столь отвратительное поведение могло только одно, я спасала им жизни.
Рон нравился мне, я испытывала к нему симпатию. И он был бы не против более близких отношений. Но мы оставались друзьями, и эту черту никто из нас не смел пересекать. Я дорожила нашей дружбой, его доверием и преданностью. Может, всё-таки стоит довериться ему и рассказать?
– Ладно, Абигейл. Теперь поясни, что стряслось на самом деле? – начал Рон, словно прочитав мои мысли.
– Говорю же, много всего навалилось.
– В это я не верю. Ты и не такое в жизни проходила. Здесь что-то другое тебя беспокоит. Я слишком хорошо знаю тебя и твой характер. Ты никогда не пасуешь перед трудностями и не опускаешь руки. Новый ухажёр завелся? Или ты позвонила Эмили, и она тебе что-то сказала неприятное?
– Да, я ей позвонила. Она принимает дома сенатора Треверса. И это мне совсем не нравится Рон. Эмили начнёт выжимать из нас все соки, мы должны сделать сенсацию, но аккуратно, все-таки семья сенатора не шутки. Я вся на нервах.
– Теперь стало более понятней твои беспокойства. Абигейл, мы справимся. Нам же не впервой. Ты можешь положиться на нас с Бет, – мило улыбнулся Рон, подбадривая.
Бет обняла меня.
– Дорогая, не расстраивайся так, через полчаса первое заседание, ты должна быть в форме. Приводи себя в порядок и принимайся за работу. Если что, мы всегда рядом.
– Спасибо большое за слова поддержки. Мне это необходимо. Простите, что расклеилась. Давайте работать. Рон, тащи готовые утвержденные проекты к сегодняшнему номеру. Посмотрим, что у тебя.
Я потерла ладони друг об друга.
– Вот это моя девочка. Кстати, сегодня сюда заявится полиция, – бросил он как бы невзначай, выходя из кабинета.
– Полиция? – выдавила едва я из себя.
– Да, – уточнила Бет.
– Зачем? Что им нужно? – обеспокоенно спросила я, вытянувшись как струна.
– Да выбрось из головы. Придут по поводу убийства Нила Треверса. Наверняка только по-поводу этого. Хотят, чтобы журналисты и издательство фильтровали выпускаемый материал и не писали лишнего итд.
– Ладно, постараюсь разобраться с этим. Предупреди, когда они заявятся.
Бет кивнула и вышла.
Я не думала, что все так будет сложно, словно меня пустили под каток.
Вернулся Рон, таща в руках огромное количество эскизов:
– Согласись, Абигейл, когда сенатор обедает у тебя дома – это круто! Эмили высоко начала карабкаться и ближе подбираться к политике. Эта стена покорялась не одному человеку, но Эмили Круз не знаю… Достойный ли она кандидат на пост сенатора? Зная её премудрости, особенности, изнанку милой и приветливой женины, не хотелось бы видеть её на этом посту, – скорчил гримасу Рон.
– Как думаешь, её болезнь может быть некой ширмой? Да, она тяжело болеет, но может всего лишь простудой? По мне Эмили взяла самоотвод виде больничного, чтобы поработать над своей предвыборной компанией, Рон. У неё есть штаб, люди. Как то я случайно услышала, когда заносила документы ей на подпись. Это закрытая информация и меня она в неё не посвящала. Здесь не надо быть гением, чтобы сделать выводы.
Состояние значительно улучшалось, воздух попадал в открытое окно и становилось легче дышать. Рон был рядом. Он давал ощущение защищенности, надежности, опоры.
– Я думал об этом. Наверняка болезнь – пиар ход. Сейчас Эмили, такая бедняжка, болеет, но принимает сенатора Треверса и оказывая всяческую поддержку. Завтра она заявит, что мы должны сделать об этом сюжет и написать статью на первой полосе. Год назад Эмили удачно вышла замуж. Считаешь, по любви? Чушь! Она целенаправленно делает из себя мягкого пушистого зверька. А это то, что любит общество, – он щёлкнул пальцами.
Рон разложил эскизы на столе, мы немного поболтали, обсуждая Эмили, и погрузились с головой в работу. Минуты превратились в часы. Время стремительно бежало. За интенсивной работой тревожные мысли ушли на задний план. Опомнилась только, когда Бет принесла еду в кабинет.
– Поешь, Абигейл. Ты на износ работаешь, а впереди ещё пара серьезных и ответственных встреч. Хочешь поговорить о чем-нибудь или и оставить тебя в одиночестве?
– Оставь, если можно, а то голова гудит от информации и большого потока народа. Сегодня всё крутится вокруг смерти Нила Треверса и это здорово омрачает день. Траур витает в воздухе.
– Я поняла, удаляюсь, – улыбнувшись, сказала она.
– Спасибо за понимание, ты уникальна.
Она вышла и плотно закрыла дверь, оставляя меня одну. В кабинете стоял небольшой диванчик. Я сняла туфли и легла. Расслабилась и закрыла глаза.
Мысли о Стиве тут же вернулись. Что, если Эмили действительно притворяется только больной? Может, она решила проверить Стива, насколько он ей верен? А сама в это время наняла человека, например, частного детектива, который следил за ним. Нет, нет, опять дурацкие мысли. Но все же! Вдруг то, что случилось с Ником Треверсом хорошо продуманный план Эмили Круз? Что, если таким способом она решила устранить конкурента? Неплохо…Тогда он выпадает из гонки, а он был основным претендентом на место сенатора. Есть и другие кандидаты. Так себе мелкие рыбешки для такой акулы, как Круз. Ничего выдающегося, мало на слуху у народа, а значит, следующая по значимости кем интересуется народ за кем пристально следят СМИ личной жизнью и всеми успехами Эмили Круз!
Я резко открыла глаза. Подобные мысли заставили соскочить с дивана. Я стала босиком ходить по кабинету. Чем больше я думала, тем отчетливее видела разворачивающуюся картину. Господи, неужели она способна на подобное? Если все обстоит именно так, то Стив и я стали пешками в большой игре. Но разве такое может быть? Больше похоже на сюжет детективной книги. Бред! Очень жестоко, будь оно правдой. Но люди за власть готовы и не на такое. Мне по настоящему стало страшно, тошнота вновь дала о себе знать, а мелкая дрожь постепенно покрыла тело. Страх опоясал настолько, что я бросилась в уборную, где меня вырвало утренним кофе.
Сев на холодный пол прямо в кабинке туалета, я разрыдалась в голос. Хотелось повернуть время вспять. Мысли, как опарыши в банке роились в голове, их было много, и они были такими же мерзкими.
Может то, что я надумала – плод больного воображения? Но на кону стоит моя жизнь, я должна всё продумать. Если подозрения окажутся правдивыми, нужно сделать так, чтобы Эмили Круз села за решетку. Но как? У неё большие деньги, власть, связи. Мне самой не потягаться с таким монстром. Она купит любого свидетеля и заплатит любому, чтобы скрыть улики. Возможно, закажет убийство. Нужно что-то делать. Меня беспокоила пропажа вещей из машины. Кто мог их забрать? Проделки Эмили? Ведь это прямые улики и мой билет за решетку. А будь свидетель или шантажист, значит, их взяли с целью выкупа. Соответственно, шантажист в скором времени проявить и запросит определенную сумму за молчание. Сколько бы он не просил, всегда будет мало. На это шантажист не остановиться. Так и будет постоянно просить денег и угрожать, что расскажет всё полиции и отнесет им улики. Я в ловушке. Выходы пока перекрыты.
Ещё какое-то время я просидела на полу. Пора было вернуться к работе. Привести себя в порядок и хотя бы покушать. Через час совещание с инвесторами.
Я умылась, а когда посмотрела в зеркало, обнаружила черные круги под глазами. Цвет лица стал слишком бледным. Открыла навесной шкафчик, в котором хранилась косметика. Волшебство макияжа творит чудеса, через несколько минут в зеркало смотрел совершенно другой человек. И черта с два я уступлю Эмили Круз! Если за убийством стоит она, то правосудие должно восторжествовать! Осталось придумать, как вывести её на чистую воду.
Остаток дня прошёл усердно и плодотворно. Я позвонила Эмили во второй половине дня и сообщила, что заеду вечером для подписания документов. А так же необходимо было обсудить кое-какие вопросы и отчитаться за сегодняшний день. Мне было необходимо увидеть Стива и договориться о встречи. На мобильник я не хотела ему ни звонить, ни писать, чтобы не вызывать в дальнейшем подозрений. Сегодня я решила повнимательней присмотреться к поведению Эмили. Начну собственное расследование. Все-таки я первоклассный журналист и могу разоблачить кого угодно.
В шесть часов на столе раздался очередной звонок. Я сняла трубку.
– Абигейл, пришел капитан полиции Гарри Рифольд, – пролепетала Бет.
– Пропусти его.
В обед я приняла успокоительное. Приход капитана не вызвал особого волнения. Я дала себе слово во всем разобраться, а для этого требовалось сохранять хладнокровие и не паниковать. Но без таблеток вряд ли бы была такой уверенной и спокойной. Глубоко вздохнув и выдохнув, я пришла в состояние полного покоя, досчитав до десяти.
Дверь отворилась, и в неё вошел человек, обладающий недюжинной силой. Высокий, крупного телосложения, с квадратной челюстью и вытянутым лицом. Оно было настолько каменным и непроницательным, казалось, словно его высекли из камня.
– Добрый день, капитан Рифольд. Проходите, присаживайтесь, – я указала на кресло, стоящее по другую сторону рабочего стола.
Он молча плюхнулся в него.
– Чая, кофе, сока, воды? Чего-нибудь хотите? – спросила я, усаживаясь обратно на место.
– Нет, спасибо, – отрезал сухо он.
– Как скажите. Чем могу помочь? – уверенно начала, надев на себя маску начальницы.
– Капитан Гарри Рифольд. Что вам известно про убийство Нила Треверса, мисс Хант? – вопрос был задан напрямую, после чего он стал сверлить меня взглядом, изучая моё поведение и реакцию.
– Капитан, не более того, что всем и так известно, – любезно ответила я, стараясь не выдавать нарастающей паники внутри.
Таких, как капитан Рифольд, трудно провести. Полицейские с многолетним стажем подмечают даже прищур глаза и по нему могут сказать, врет сидящий напротив или нет. С этим верзилой надо держать ухо востро.
– Умно, мисс Хант, – ухмыльнулся он. – Видите ли, уважаемая, я детектив, а именно – ведущий следователь жестокого убийства. Мне необходима любая помощь. Вы, журналисты, ещё те пройдохи, и у вас всегда найдутся агенты и информаторы. Поэтому, дабы не терять время, каждому из нас нужно за сутки успеть сделать много работы, спрошу ещё раз: что на данный момент вам известно о смерти Нила Треверса? Сойдет любая информация, – безэмоциональным лицом уточнил он.
– Бедолагу сбил неизвестный, который скрылся в неизвестном направлении, – отчеканила я заученным текстом.
– Хорошо. Покажите статью, которую выпускаете завтрашнем тиражом. Или для этого потребуется запросить орден, мисс Хант? – он вопросительно поднял одну бровь.
– Нет, не потребуется, капитан Рифольд. К чему такие сложности? Издательству нечего скрывать. Как вы и сказали – мы всего лишь журналисты. Наша работа – донести информацию до читателя. Только и всего. Мы обязательно сообщим властям, если станет известно больше. Мы не меньше вашего хотим найти и наказать преступника.
Я подняла трубку телефона.
– Бет, занеси, пожалуйста, утвержденный на завтра выпуск.
– Хорошо, – отчеканила она на том конце провода.
– Мисс Хант, пока вы временно исполняете обязанности директора Эмили Круз хотелось напомнить об этике. Лишнего печатать не нужно. Ни то, что касается каких-то личных интересов семьи сенатора Треверса, ни всю ту грязь, которую обычно поднимают журналюги для улучшения продаж журнала. Мне плевать, в каком вы издании работаете, хоть в Белом доме! Пока я расследую убийство и отчитываюсь непосредственно перед сенатором, будет так, как я сказал! – Рифольд говорил, хладнокровно, буравя ледяным взглядом.
Ни один мускул на его лице не дрогнул. Не приведи господь попасть к нему в допросную, он может сломать психологически любого. Интересно, у капитана имеется семья? С таким мужчиной жизнь не сахар.
Повисла долгая пауза. Мы сидели друг напротив друга, не сводя глаз. Ситуацию спасла Бет, которая влетела в кабинет, держа в руках рабочий номер журнала. Она пожила его на стол перед капитаном Рифольдом. Взяв в руки, он многозначительно посмотрел на Бет, быстро пролистал нужные станицы и утвердительно кивнул головой.
– Можете выпускать в тираж, – заключил он.
Бет забрала журнал и скрылась так же быстро, как и появилась.
– Капитан, если вопросы исчерпаны, вынуждена в силу загруженности просить покинуть кабинет. Меня ждут дела и совещание.
– Сейчас шесть вечера, – не вставая с места, произнёс он.
– Да, верно.
– Какое может быть совещание? – недоверчиво спросил он.
– Рабочее. Захотите присутствовать, спросите у секретаря, куда пройти.
– В этом нет необходимости, мисс Хант, я просто уточнил. У меня вопрос личного характера. Вы замужем?
Скажу честно, вопрос застал врасплох. И мне начинал не нравится весь этот разговор. От Рифольда исходила мощная энергетика. Он создавал впечатление надежного, справедливого человека. Даже было совестно ему врать, но мою задницу никто не спасёт. Рифольд прищуривался, словно пытался просканировать мою душу. По ощущениям я держалась молодцом, и всё же его пронзительный взгляд сеял во мне панику. Казалось, что он видит меня насквозь и знает правду, или по крайне мере, видит в моих глазах панику.
– Нет, капитан. В данный момент моё сердце свободно.
– Бой-френд? – продолжил он, закидывая ногу на ногу.
– Нет. Знаете ли у меня работа и некогда заводить серьёзных романов.
– У нас у всех работа, это не мешает создавать семьи, мисс Хант. Вы очень привлекательная девушка, наверняка от поклонников нет отбоя. Работу никогда не переделать всю.
– Спасибо за комплимент, капитан Рифольд. Учту ваше пожелание на будущее, – я одарила его искусственной улыбкой.
– Договорилась. Не смею вас больше задерживать.
Он встал и направился к выходу. Я с облегчением выдохнула. Дойдя до двери, Рифольд внезапно обернулся.
– Извините, мисс Хант, забыл уточнить один момент. У вас есть машина?
Я заметно вздрогнула, будто пырнули шокером. Совсем не ожидала подобного вопроса. Вот теперь у меня началась паника.
– Да. Есть, – что было сил ответила я.
Что теперь делать? Следующим вопросом будет: Где она? Какая марка? Что же отвечать? Кажется, я уже вызываю у капитана подозрение. Истерика наполняла моё сознание.
Капитан Рифольд продолжил:
– Вы на ней сегодня приехали? – прищурившись, спросил он.
– Нет. Меня подвозил коллега, я оставила её дома. А что, есть проблемы? – я врала, потому что другого выбора не оставалось.
– Хм… Нет. Никаких проблем. Просто интересуюсь. Хорошего дня, мисс Хант! – он вышел и закрыл за собой дверь.
Я подбежала к окну, широко раскрыв его. Свежий летний воздух ударил в лицо, и я старалась вбирать его в себя максимально, насколько это удавалось.
«Дыши Абигейл, дыши, – уговаривала я себя». Оперевшись руками на подоконник, я посмотрела вдаль, сердце стучало как бешенное. Почему-то в голове вспомнилась песня Whitney Houston (I have nothing) и я стала её тихо напевать.
Телефон не умолкал. Нужно собраться и попытаться доработать день, не ударив в грязь лицом.
Глава 5
Подъехав к дому, Эмили обнаружила, что свет горел почти в каждой комнате. Интересно, где сейчас Стив? И знает ли он, что я приеду? Я решила во что бы то ни стало выпутаться из этой истории и найти виновных. Точного плана ещё не было. Пока необходимо насобирать информацию и проверить свою гипотезу. Интуиция никогда меня не подводила, вот и в этот раз я решила проверить поступающие тревожные сигналы.
Закрыв машину, я направилась к дому и, поднявшись по ступенькам, ведущим к двери, незамедлительно нажала на звонок.
Через несколько минут дверь распахнулась, на пороге появился дворецкий Лео.
– Добрый день, мисс Хант! Вам назначено сегодня? – пробурчал он.
– Да.
Он одобрительно кивнул и отошёл в сторону, пуская меня в дом.
– Проходите в гостиную. Я сейчас доложу, что вы пришли.
Послушно я двинулась в сторону гостиной. В этой части мне не доводилось бывать. Вокруг царила помпезность и роскошь. Я остановилась возле широкого мягкого дивана и села, осматриваясь вокруг.
В помещении было довольно мило и обставлено со вкусом. Наверняка потрудились дизайнеры. У Эмили отсутствовало чувства стиля, чтобы придумать такую планировку.
Мебель высокого качества из натуральных материалов. Один диван, на котором я сидела, стоит состояние. Много предметов старины и антиквариата. Из гостиной выходил коридор в другую комнату.
Итак, нужно придумать, как бы увидеть Стива?
За спиной послышались шаги. Обернувшись, я встала с дивана и увидела идущую навстречу Эмили. Рядом шел Стив, придерживая её за талию. На Эмили было одето что-то несуразное: фисташкового цвета платье в пол с бесконечными рюшками и кружевами. Она выглядела довольно забавно и смешно, а рядом с ней в картину совершенно не вписывался элегантный, обворожительный, в стильном дорогом костюме Стив.
Мы встретились взглядом, но он и виду не подал, что знает меня. Стив оставался абсолютно спокойным. Эмили подошла и приветственно протянула свою руку для рукопожатия, одарив натянутой улыбкой.
– Абигейл, я не ждала тебя так поздно. Сегодня был такой тяжелый день для всех. Что-то случилось? – удивленно произнесла она.
«Да! – захотелось прокричать её в ответ. Ваш муж убил сына сенатора и чуть не переспал со мной!».
Стив в это время отошёл к бару и стал наливать выпивку.
– Нет, миссис Круз. Я решила вас навестить и заодно подписать кое-какие документы на завтрашние встречи.
Открыв сумку и достав оттуда папку с документами, я протянула её и ручку для подписи, Эмили.
– О, Абигейл! Пока не забыла должна предупредить, завтра, несмотря на выходной день, вы работаете всей командой, как и сегодня, в авральном режиме. Извини, приходится нарушать твои планы, но такие события не происходят каждый день. Всю недельку придется потрудиться сверхурочно. Журналу нужна такая сенсация, это значительно увеличит рейтинг, – Эмили ехидно улыбнулась.
Чем её пичкает доктор? Эмили стала слишком доброжелательной, и это вызывало подозрения. Что-то – здесь не сходилось. Раньше бы Эмили просто приказала работать, а не извинялась бы перед подчиненной за испорченные выходные! Какого хрена её стало интересовать, нарушает она мои личные планы или нет? Или она выпендривается перед Стивом, строя из себя добропорядочную начальницу. Возможно ли, что Стив и не знает её с другой стороны?
В это время Стив подошёл к нам с бокалами виски и протянул их. Я украдкой взглянула на него, но не нашла ни малейшего намека на панику или что-то похожее. Кажется, Стив чувствовал себя совершенно спокойно и комфортно. Мне начало казаться, что я схожу с ума, медленно, но верно.
Куда делся Стив, которому страшно? Который плачет? Который так и норовит спрятаться за юбкой Эмили? Или тот, который ждет, что хрупкая молодая девушка возьмет вину за убийство на себя?
– Эмили, команда будет усердно трудиться, если потребуется. Мы трудимся на ваше имя, за это получаем хорошие деньги и престижную работу. Я передам на собрании об изменении в расписании. Сегодня все славно потрудились, отчет во второй папке. Ах, да, заглядывал капитан полиции Гарри Рифольд. Передавал вам привет и интересовался завтрашнем выпуском. Не написано ли ничего лишнего про семью сенатора, – я уставилась на Стива.
Он остался невозмутимым, потягивая из стакана выпивку. Будто бы оглох.
– Я знаю, дорогая. Капитан звонил, прежде чем заявиться в издательство. Ой, я совсем заболталась. Теперь позволь представить моего мужа Стива! – Эмили ухватила его за рукав.
– Приятно познакомиться, – кивнула я невзначай, делая безразличный вид.
Эмили лукаво улыбнулась.
– Стив, присоединяйся к нам, – произнесла Эмили, протягивая руки ему навстречу.
Стив покорно потащился за ней. Эмили села в мягкое большое кресло, а он разместился на подлокотнике. После этого отчетливо стало ясно: Стив – ручная «собачонка» Эмили.
Стив демонстративно чмокнул Эмили в макушку. Она взяла его за руку, как бы невольно доминируя и показывая свое превосходство над ним. Мерзкая сценка разворачивалась на моих глазах. Наблюдать было довольно противно и неприятно, но, естественно, я не показала этого своим видом.
– Абигейл, ты приехала прямо с работы? – вдруг спросила Эмили, беря в руки документы на подпись.
– Да, всё верно. Не было времени заехать домой. Решила по пути заехать, – я закинула ногу на ногу и поправила свои длинные волосы.
– А где твоя машина? Что-то на парковке я не вижу её? – подняв глаза на меня, поинтересовалась она.
Почему сегодня всех так интересует этот вопрос?
– Она в ремонте. Утром пришлось отогнать её в сервис.
– Серьезно? Вот неожиданность! А что случилось? – не унималась Эмили.
– Я не знаю всех заморочек с машинами. Масло утром вытекло, что-то стало греметь и издавать посторонний шум. Со времени покупки я не делала технический осмотр, возможно, какие-то детали вышли из строя.
Я пыталась сидеть неподвижно, ничем не выдавать волнение. Нервы натянулись как струна. Стив сидел напротив, но его влюбленный взгляд был устремлен в сторону Эмили. Складывалось впечатление, будто он ей реально восхищается.
– В сервисе её быстро починят. Не унывай. Абигейл, что думаешь по поводу случившегося? Об ужасной трагедии в семье Треверсов!
– Чудовищное преступление! Не знаю, как семье удастся пережить такую трагедию? Родители не должны хоронить своих детей, – с печалью в голосе ответила я.
Эмили встала со своего места и подошла к большому панорамному окну в гостиной. Теперь я видела только её спину. Она смотрела вдаль, медленно потягивая виски из бокала.
Я продолжила:
– Конечно, справиться с таким нелегко. Невосполнимая утрата ребёнка на всю жизнь. Надеюсь, что полиция и власти приложат силы, чтобы найти виновного!
Здесь я сделала акцент на последнем слове и посмотрела прямо Стиву в глаза. Он перехватил мой взгляд и уставился в упор. На лице играла лукавая улыбка.
– Сенатор Треверс был у нас на обеде со своей женой. Они оба убиты горем.
Эмили развернулась и направилась обратно к месту, где сидел Стив. Она двигалась плавно и сдержанно, словно пантера, чуя добычу.
– Эмили, детка! Не стоит так переживать за чужое горе, – подал наконец-то голос Стив.
В эту секунду мне хотелось запустить стаканом ему в голову. Эмили улыбнулась и села обратно в кресло, Стив заботливо обнял её за плечи.
«Заберите меня кто-нибудь отсюда! – кричало подсознание».
– Абигейл, только через недельку я приступлю к своим обязанностям. Тебе придется ещё немного потрудиться. На днях я подумала…Хочу предложить возглавить отдел по предвыборной компании. Ты проявила себя отличным руководящим сотрудником, на которого можно положиться в любой ситуации. У меня свой штаб. Он засекречен. Таковы условия политической «игры». Соперники не должны знать, где находится штаб конкурента, дабы не разведать данные ну и так далее. Мне не хватает такого человека, как ты. Я могу тебе полностью довериться. Ты согласна?
– О, это так неожиданно, миссис Круз, – я чуть не поперхнулась виски. - Мне кажется потрясающим такое предложение! Не знаю, честно, что и сказать. Какая то вы застали меня врасплох. – я действительно была удивлена до глубины души.
– Понимаешь, сын сенатора Нил погиб, мы все скорбим, но я игрок по своей натуре, а значит, не могу терять драгоценного времени. Мне необходимо набирать голоса избирателей! И сейчас самое время! Настал мой час. Нужна правильная стратегия, чтобы завоевать симпатии большего числа людей. Я предложила сенатору свою помощь: нанять лучшего детектива в городе, чтобы быстрее найти убийцу.
Это стало очередным потрясением для меня. Только частного детектива не хватало.
– Очень благородно с вашей стороны.
Стив заметно занервничал. Первое проявление эмоций. Он ослабил галстук и отошёл к бару за выпивкой. Обновив стакан, он негромко заговорил:
– Эмили, детка, а ты не думаешь, что детектив будет мешать полиции? Они не очень-то любят таких выскочек.
– Ты же видел реакцию сенатора, Стиви. Он был благодарен за подобную идею. Хоть у него целый город неограниченных ресурсов, и даже капитан Рифольд брошен на это дело, а он лучший из лучших, все равно лишняя помощь не помешает, – упрямилась она.
Стив вернулся и встал между мной и Эмили.
– Ты забыла уточнить, что сенатор открыл охоту за головами! Назначил награду за любую информацию о преступнике. Тебе предстоит столько работы впереди, когда заниматься детективом. Ты себя не щадишь! – Стив подошел к Эмили и, взяв за подбородок, чмокнул в губы.
О, Боже! Вы не представляете, как отвратительно видеть подобное! Я была готова провалить сквозь землю и мечтала только об одном, чтобы появились парни из фильма («Люди в черном») и стёрли мне память.
– Стиви, ты такой заботливый, – погладила она его по лицу. – Я всего лишь оплачу услуги, а детектив сам сделает работу, – гладя его по щеке, шептала она вполголоса. – За работу он получит кругленькую сумму. А я приближусь на шаг ближе к заветной мечте о Белом доме.
Ну что сказать? Мысли о том, что Эмили пойдет по головам, целиком подтвердились! Но я также убедилась, что своего мужа она бы точно не подставила. Оставалась я. Но мне она только что предложила высокий пост. Получается, Эмили можно исключить из гипотез с подозрениями.
На сегодня достаточно потрясений. Не хотелось больше испытывать себя и наблюдать за картиной двух голубков.
– Извините, Эмили. Если документы подписаны, пожалуй, я пойду. Необходимо как следует выспаться перед завтрашнем днем.
Встав с дивана, я стала искать сумочку, чтобы побыстрее убраться из этого дома.
– Как же ты доберёшься до дома? – спросила Эмили.
– На такси. Я на нём и приехала сюда. От вас можно вызвать его?
Это было правдой. Я не стала рисковать и ехать на форде Хейзанов.
– Зачем же такси? Стиви отвезет тебя домой, – она повернулась к нему и вопросительно посмотрела.
В этот момент звезды сошлись на небе. Появился шанс поговорить со Стивом. Утром мы договаривались встретиться у меня дома в обед, но дел было так много, что я не смогла вырваться с работы. Отослала Стиву смс, что планы отменяются.
Стив стоял совершенно растерянный, не зная, как правильно реагировать:
– Мы же собирались пойти спать. Ты подождешь меня, дорогая? – спросил он, развернувшись к Эмили.
– Да, любимый, конечно! Абигейл недалеко живет от нашего дома, ты успеешь вернуться.
– О, может не стоит так утруждаться, мне неловко вас беспокоить, – идя к выходу, сказала я.
– Не переживай, Абигейл, Стиви отличный водитель. Он мигом довезет тебя до дома. До свидания, дорогая, завтра позвоню в офис.
Круз прошла мимо меня и, поднимаясь по широкой лестнице, помахала пухлой ручонкой.
Откуда-то возник дворецкий. Он подошел, притянул Стиву ключи от машины и так же беззвучно удалился.
Стив распахнул входную дверь, и мы вырвались в благоухающую теплую ночь. Я молча шла за ним до гаража, где располагался автопарк. Мы сели в первую попавшуюся, я даже не обратила внимание на марку машины. Прибывала не в том настроении. Спектакль у Эмили меня окончательно добил.
Как только машина выехали за ворота, я обрушила на Стива очередь вопросов:
– Что происходит, Стив? Какого дьявола ты устроил? Что это за спектакль разыграл передо мной? – я развернулась на сиденье к нему лицом и ждала ответы.
– Так, давай по порядку. Что ты хотела увидеть, Аби? Как мне нужно себя вести, чтобы не вызывать подозрений? Об этом ты подумала? Ты хоть понимаешь, что мне пришлось пережить, сегодня обедая с сенатором Траверсом!? Я был на грани и хотел сознаться во всем! – не отрывая взгляда от дороги, тараторил Стив, как заведенная истеричка.
– Давай остановимся где-нибудь и спокойно поговорим, Стив. Я не хочу стать следующей жертвой. Ты слишком быстро едешь.
Он ничего не ответил. Проехав ещё несколько миль с предельной скоростью, он свернул в небольшой парк и остановился на парковке подальше от всех машин. Эта машина, как и предыдущая, была с тонированными стеклами. Заглушив мотор, мы остались в полной тишине. Лишь слегка её нарушала доносившаяся музыка из магнитолы.
Стив развернулся. На его лице читалось полное отчаянье и беспокойство. Но мне стало все равно не по себе.
– О чём ты хочешь поговорить? – начал он нахмурившись.
– Начнем с твоего наезда на моей машине на сына сенатора. Знаешь, тема актуальна сегодня как никогда. Мне сегодня пришло в голову, что произошедшее выглядит довольно странно, ты не находишь? – я внимательно наблюдала за его реакцией.
– На что ты намекаешь? – сдвинув брови, пробормотал он.
– Например, на то, почему Ник Треверс вообще оказался на это трассе? Она идет на выезд из города и не особо пользуется популярностью.
– Откуда мне знать!? Мы никогда теперь этого не узнаем. Почему бы ему просто не захотеть прокатиться по ночному городу? Захотел мозги проветрить, – жестикулируя руками, эмоционально заговорил Стив.
– Да, может и такое быть, но это один маловажный фактор.
– Зачем мы вообще тратим на это время, Аби?
– Каждая мелочь важна. Просто хочу все ещё раз прокрутить от начала до конца. Значит, ты утверждаешь, что после нашего купания ты переоделся по дороге, когда удирал от меня, верно? – теребя подол своего летнего платья, продолжала я.
– Да, – мотнул он головой.
– По дороге ты не встретил ни одну машину?
– Да. Так и было. Я говорил тебе это уже сотни раз! – раздраженно фыркнул он.
– Что ты ещё запомнил, когда ехал по дороге? Любая деталь важна. То есть, ты ехал по трассе в гордом одиночестве? Ни попутных, ни встречных машин не довелось встретить?
– Как то так. Я был очень расстроен из-за ссоры и гнал на полных парах. Как вдруг из ниоткуда появился он.
– Ты обгонял его?
– Нет! Он пытался меня обогнать! Я говорил уже; парень был без шлема, только в фирменном прикиде и что-то выкрикивал в мою сторону. Потом машину занесло и я услышал удар.
– С какой стороны был удар? – я затаилась, боясь услышать ответ.
– С левой. Точно помню. Видимо он пошел на обгон. Я запомнил свет его фар на мотоцикле, когда посмотрел в зеркало заднего вида.
–Ты уверен в этом? Точно не с другой стороны? – напряглась я.
–Ты меня за кретина держишь, Абигейл? – сорвался он.
Глаза Стива пылали яростью. Он начал чаще дышать и едва сдерживал себя в руках. Неоднократные вспышки ярости происходили мгновенно. Однако это не оправдывало сведущего: Стив соврал.
Все повреждения на моей машине были справа, в этом то и была загвоздка. Стив сознательно и намеренно зажал парня по правой полосе и затем умышленно сбил его.
– Хм… Интересный момент. Моя машина, Стив, повреждена с правой стороны! Что ты на это скажешь? Не думаю, что Ник Треверс настолько глуп, чтобы захотеть самому броситься тебе под колеса.
Стив, казалось, был загнал в ловушку. Он покраснел, а капли пота выступили у него на лбу. Затем он приблизил ко мне своё лицо максимально близко, настолько, что его кончик носа почти касался моего. Стив смотрел на меня глазами, полными ненависти.
– Если ты выводы сделала сама, зачем спрашиваешь? – прошептал он, приближаясь ещё ближе.
–Хорошо, давай оставим пока этот момент, – невольно отодвинувшись, сказала я. – Ты сбил Ника, что произошло дальше? – мне хотелось подальше отстраниться он него. Становилось страшно.
– Я не стал выходить из машины, Абигейл просто сильнее нажал на педаль и уехал.
– Почему?
– Наверное, от страха. Понял, что ударил парня, ужасно напугался последствий и поэтому быстрее погнал к тебе, чтобы рассказать, – оправдывался виновато он.
– Откуда у тебя взялся на тот момент мой адрес? – ровным спокойным тоном спросила я.
Стив заерзал на кресле и стал щёлкать пальцами.
Обстановка накалялась, стало вообще не по себе сидеть в замкнутом пространстве и, возможно, рисковать своей жизнью. Но я хотела узнать ответы на вопросы, которые мучили меня целый день.
– Нашел в бардачке твоей машины какие-то бумажки в виде документов, на них указан твой адрес.
Очередная ложь. Уже вторая по счету с его стороны. Если бы он заглянул в бардачок моей машины, то ничего, кроме влажных салфеток для рук там бы не обнаружил. Мне показалось, что я ступаю на очень опасную грань, последствия которой могут быть самыми не предсказуемыми. Но надо как-то спасать свою шкуру! Либо я сяду за решетку, либо Стив.
– Почему ты выспрашиваешь как следователь, Аби? Я не должен отчитываться перед тобой!
– Потому что ты балбес! Ты ехал ко мне, разбив одну фару. И если кто-то видел тебя, то обязательно запомнит этот факт и позвонит в полицию. Награда – лакомый кусок для людей. За халявные деньги они могут выдумать что угодно, лишь бы оттяпать своё и посадить любого невинного за решётку. Ты не понимаешь, что невиновный человек может сеть из-за тебя? Тебя это не волнует? Как только капитан Рифольд раскрутит клубок с моей машиной, то возможно уже сегодня меня будут ждать копы!
Стив побледнел.
–Ты права. На счет фары ты абсолютна права! Я не думал об этом раньше. Значит, остается только одно, как можно быстрее избавиться от твоей машины, Абигейл.
– Наконец-то до тебя стало хоть что-то доходить, и ты стал выдавать правильные мысли, – уронив голову на переднюю панель, я выдохнула. Сил больше не оставалось.
– Вспомни, поэтому я тебя так и прошу, может кто-то попадался по дороге? Случайная машина или прохожий? Не может быть, чтобы ты никого не встретил!? – умоляюще произнесла я.
– Боже! Я устал от вопросов! – ударив по рулю кулаком, повысил голос, Стив. – Просто надо сбежать из этого города подальше! Пока следствие будет разматывать клубки, я буду далеко.
– Ты сейчас серьезно? – я оторвала голову от панели и мой взгляд метнулся на него.
– Вполне! Мне больше нечего терять. Лучше нищая свобода, чем жить в одиночной камере в ожидании смертного приговора!
Стив смотрел на меня глазами полного безумия. Затем протянул руку к моему лицу и стал поглаживать по щеке.
– Бежим со мной, Аби, – с надеждой в глазах спросил он меня.
– Ты совсем умом тронулся? Если мы это сделаем, нас поймают быстрее, чем мы успеем добраться в соседней штат. Решил меня подставить? Сбежав из страны, хочешь повесить преступление, которого я не совершала, на меня? Нет, так не пойдет, Стив! Если я пойду ко дну, ты пойдешь вместе со мной!
– Я всего лишь предложил вариант. Не стоит так драматизировать, Абигейл. Ладно, не стоит продолжать разговор впустую. Пора ехать, а то Эмили начнет разыскивать меня. Такие разговоры по душам сильно утомляют. А как капитан Рифольд, кстати? Допрашивал тебя? – он повернул ключ в зажигании и стал сдавать назад.
– Были неприятные моменты, но могу сказать одно, нам что-то нужно в ближайшие дни решить с машиной.
Стив промолчал.
До дома мы доехали в полной тишине. Выходя, хлопнула дверцей машины, что было сил. Было понятно, что на Стива нельзя положиться. Он первым сдаст меня. Придется решать самой.
Я стояла на лужайке, наслаждаясь прохладным воздухом, который окутывал и приводил в более бодрящее состояние,
Достала телефон и посмотрела на часы: 23:30. Стив умчался прочь, и только вдалеке виднелись удаляющиеся огоньки задних фар машины. Стало одиноко, и появилось нехорошее предчувствие, будто за мной наблюдают.
Отвратительное чувство преследования. Можно подумать, что у меня хорошо развита психосоматика, услышав, что Эмили собирается нанять детектива, воображение буйно разыгралось, но нет. На фоне нервов и стресса психосоматика могла бы развиться, но я понимала, что это совсем другое. Ты как будто невольно чувствуешь чье-то присутствие. И совсем некуда спрятаться.
Я поёжилась, огляделась. Не обнаружив ничего подозрительного, медленно побрела по лужайке к дому. По дороге я пыталась выбросить дурные мысли из головы. На улице стоит полная тишина, и только фонарь на моем крыльце освещает путь. Фонари, стоящие вдоль дороги, сломались. Их обещали починить. Пошла вторая неделя и всё никак.
Поднявшись на крыльцо, я стала искать в сумочки ключи.
«И всё же, – продолжала я думать, даже если детектив и появится, почему он должен начать с меня или Стива? Он будет искать убийцу. Откуда он знает, что мы причастны?».
Ключи от дома не находились. Барахла в сумке было столько, что казалось, в неё умещался весь дом. Пришлось поставить сумку на деревянную перекладину, которая прибита крыльцу, для того, чтобы было удобнее подниматься по ступеням. Я стала активнее искать ключи, раскрыв сумку полностью, чтобы в неё попадал свет от светившего фонаря.
И тут мне показалось, что боковым зрением я уловила какое-то движение где-то вдалеке. Я резко развернулась и стала всматриваться в темноту. Я не ошиблась.
Вдалеке стояла машина. Черного цвета. Сразу заметить её трудно, с поля я её не видела. Мне и сейчас она казалась миражом. Лишь внимательно присмотревшись, я различила отчётливый силуэт машины. Ошибки быть не могло. Машина – «призрак» стояла довольно далеко от моего дома и была тщательно спрятана среди деревьев.
От потрясения я замерла на месте и не могла пошевелиться. Меня парализовал страх. Я не знала, что делать. Бежать, кричать, вызывать полицию? Что делать? В голове началась полная неразбериха, а к страху прибавилась паника. Я готова была закричать во весь голос. Ключи не находились в доме не пистолета, чтобы почувствовать себя защищенной. Позвонить в полицию… И что я скажу: «Мне кажется, возле дома машина-призрак, потому что я схожу с ума, так как муж моей начальнице убил Ника Треверса. Ну, я совсем не при чем, только одолжила свою машину для убийства».
Думай, думай, думай, Абигейл, что делать!? Ладно, первым делом надо попасть в дом. Вдруг наемник Эмили решил меня убрать? Машину оставил в кустах, а сам проник в дом, сейчас сидит внутри и ждет, чтобы я зашла, чтобы прикончить меня. Или это детектив, который начал выслеживать меня? А если так, то значит, все-таки Эмили подозревает Стива в измене. Иначе, какого хрена он бы следил за мной? Кто, он такой? А может это всего лишь парочка молодых ребят решила уединиться, чтобы их никто не беспокоил. Район тихий, вокруг ни души. Только лес, озеро, этакая романтика. Мысли бегали, а я всё стояла на места. В любом случае необходимо было что-то сделать, но я всё не решалась.
В следующую минуту я схватила сумку и вытрясла всё её содержимое прямо на крыльцо. Нужно попасть в дом, там точно безопаснее. Пошарив рукой среди разного рода вещей, все-таки ключи отыскались. Дрожащими пальцами стала открывать замок, всё время оглядываясь через плечо.
Страх настолько мной завладел, что казалось, будто кто-то подойдет сзади и начнёт душить меня.
Отварив дверь, я ворвалась вовнутрь и, заперевшись изнутри, прижалась спиной. Нашарив свет, включила и оглядела комнату. Все было тихо, без каких-то либо изменений.
Это хорошо. Значит, в моём доме никто не побывал. Немного придя в себя, первым делом зашторила окна. Вещи остались валяться на крыльце. Я не хотела выходить их собирать. Путь лежат себе до завтра.
Первым делом я переоделась и отыскала биту. Надела домашнюю пижаму, включила телевизор и налила бокал вина, сделав несколько глотков. Это немного подействовало, в ногах появилась слабость. Спиртное позволяет быстро человеку расслабиться, немного успокаивает нервы, этим оно мне и нравится.
Телевизор достаточно громко работал. С канала ведущий всё время вещал мировые новости. В том числе постоянно упоминая о вчерашней трагедии: жестокое убийство Ника Треверса.
Да, парнишку, безусловно, жаль. Чувство жалости прекрасно позволяет чувствовать себя офигительно чудесным человеком, но тем, кого ты жалеешь, оно ни черта не дает. Думая о страданиях умерших, ты размякаешь, теряешь концентрацию, слабеешь – и в одно прекрасное утро, оказывается, впадаешь в депрессию. Тебе ничего неохота, начинаешь загоняться о смысле жизни. Ничего хорошего в этом нет. Я попусту трачу время, ища ответы там, где их явно нет.
Думаю, если и стоит кого-то жалеть, то родственников жертвы. Им ничем не помочь, они ничего не могут сделать, кроме того, чтобы попытаться найти убийцу, наказать его, и тогда часть груза упадет с плеч. Конечно, родители будут себя корить, что могли всё предотвратить и так далее, но это напрасно, так случилось. Ник Треверс – взрослый мальчик и сам отвечал за свою жизнь. Взрослея, мы становимся ответственными только за свою жизнь.
Если однажды мне кто-то прострелит башку, значит, я сама в этом виновата, а слизывать раны придется моим родным, которые совсем тут ни при чём. Ничто не сбивает так с курса, как сострадание.
Мысли, мысли, сколько же вас? Предстоит столько обдумать! Что же делать с неизвестной машиной, которая стоит неподалеку от моего дома?
Необходимо подготовиться к завтрашнему брифингу по работе, но, откровенно говоря, сил уже не осталось. Я вторые сутки полноценно не спала, и меня просто валило с ног. Заведя будильник на пять часов утра, я просто «забила» на всё и пошла спать.

***
Меня разбудил звонок телефона, громко раздавшийся в доме. Он звонил настойчиво и не переставая, чёрт знает сколько времени. Я спала глубоко и не могла сразу понять, что звонит именно телефон.
Кое-как встав с кровати, точнее сказать, отковыряв прям себя от неё, я поплелась на трезвонивший звук.
Мой внешний вид оставлял желать лучшего. Волосы спутались, глаза полузакрыты, футболка от пижамы перекрутилась. Босыми ногами я шлепала по паркету. Пол холодный, а мне так было тепло под пушистым теплым одеялом.
Я взглянула на настенные часы, они показывали 04:40 утра.
Какой идиот может звонить в такую рань? Кто бы то ни был, сейчас я ему устрою взбучку! Подойдя к телефону, я сняла трубку:
– Алло! – Я едва узнала свой хриплый голос спросонья.
– Это Абигейл Хант? – послышался женский, совсем молодой голос, в котором послышались неприятные металлические нотки.
– Да, с кем говорю?
– Некогда объяснять. Вы должны были быть настойчивей, если так хотели переспать со Стивом. Мужчины созданы для того, чтобы ими могли манипулировать женщины, достигая желаемого.
Слова были произнесены ясно и отчётливо. Ошибки быть не могло, что я слышалась.
– Чего? Кто вы такая? Что всё это значит? – спросила я, чувствуя, как лоб покрывается холодным потом. – Кто вы?
Но трубку уже положили. Послышались короткие гудки на том конце линии. Стало не по себе. Девушка звонила с определенной целью, она не ошиблась номером. Такого поворота события я точно не ожидала.
Чтобы как-то взять себя в руки и совладать с собой, я сделала несколько назад и подошла к окну. Распахнув шторы, я посмотрела на солнце, которое только встало.
Первым делом надо сообщить Стиву о случившимся. Время раннее, он наверняка ещё спит. А плевать! Почему только я должна нервничать и стрессовать.
Мелкая дрожь стала покрывать тело, руки непроизвольно затряслись. Я взяла сотовый телефон и послала Стиву пустую смс. К моему удивлению, через пару минут он перезвонил.
– Аби, что случилось? – сонным голосом спросил он.
– Ужасное! Ты можешь приехать?– я ходила по гостиной, наматывая бесконечные круги.
– Сейчас!?
– А ты сейчас сможешь? Время пять утра, – я начала теребить пряди своих волос.
– Хорошо, приеду через час.
Стив оборвал связь.
Следующий час показался самым длинным в жизни, пока Стив добрался до меня.
Ровно в указанное время он сидел напротив и внимательно слушал мою бесконечную болтовню: о спрятанной машине в кустах, о звонке незнакомки.
Стив прибывал в напряженной, неудобной позе, а на лице постепенно вырисовался испуг.
– И кто это был, как ты думаешь? – еле слышно прошептал он, когда я закончила.
– Откуда мне знать! Предполагаю, звонившая что-то видела на пляже и теперь будет нас, или, по крайне мере, только меня шантажировать. Где она раздобыла номер домашнего телефона? Она знает, кто ты и чей муж. Для неё ты бездонная бочка с деньгами. За молчание мы готовы платить большие деньги.
– Что теперь делать?
– Хороший вопрос, – честно призналась я. – С каждым днем становится только хуже. Слишком насыщенными событиями становятся дни. Тогда на пляже никого не было кроме нас. Откуда же она могла узнать о свидании?
– Значит, я был прав. Есть человек, который хочет шантажировать нас.
Что-то я не припоминала, когда Стив выдвигал такую версию. Это меня мгновенно насторожило.
– О шантаже пока речи не шло. Не будем раньше времени забегать вперед, Стив. Может девушка фоторепортер или мало ли кто нас мог видеть вместе.
– Приди в себя, Абигейл! Всё куда более чем очевидно! Наверняка это она украла все вещи из твоей машины в гараже! Теперь мы на крючке. Она будет шантажировать. Видимо, её удалось проследить за нами, возможно, девушка видела, как я сбил парня. И она будет сумасшедшей, если вдруг не станет нас этим попрекать и вымогать деньги, – уверенно заключил он.
– С чего ты взял, что это именно она? И откуда ей знать, что ты сбил Нила? Это всего лишь теория, которую ты сейчас выдвинул. Пока речь идет лишь о том, что она видела нас на пляже.
– Ну как ты не понимаешь, Аби!? Это шантажистка. А если так, как я думаю, значит, она видела твою машину.
– Прекрати. Мы ничего не знаем наверняка, чтобы строить такие версии. Может, заявить в полицию? Пускай вычислят шантажистку и разберутся с ней.
– Какая полиция!? – сердито воскликнул Стив. – Полиция прямая угроза для нас. Хочешь, чтобы девушка сдала нас со всеми потрохами!? Раз она была на пляже, видела твою тачку, то наверняка и номер запомнила. Стоит ей открыть рот, ты сядешь, Аби.
– Даже если и так, какова вероятность, что она знает об аварии? Она что, ехала за тобой? Тогда ты должен был видеть идущую следом машину. Но ты твёрдо заверяешь, что ни одной машины не встречал. Единственное, она могла узнать меня из газет или журналов, а потом проследить, где я живу.
Я не исключала, что в вечер трагедии девушка могла видеть, как я перегоняла машину в гараж соседей. Это давало ей отличный шанс пробраться и забрать вещи, но всё это из разряда фантастики! Не сходится!
– Ты сама не веришь в то, что говоришь, Абигейл! Конечно, шантажистка всё видела и знает про аварию, – упорно настаивал Стив.
– Тогда почему она сразу не выдвинула требования? Почему промолчала? Это более весомый аргумент для шантажа, не так ли?
Стив вдруг в полном изнеможении откинулся на спинку кресла и бессильно уронил руки на колени.
– Думай, что хочешь! Ты упрямая, как баран. Я уверен, что прав. И что ты теперь будешь делать? У тебя есть план, мисс Гениальность?
– Ничего. Подожду следующий звонок. Если она шантажистка, ещё объявится. Меня сейчас беспокоит полиция и неизвестная машина, которая стояла возле моего дома.
– Но сегодня там никого нет, можешь убедиться в этом.
– Естественно, какой кретин станет светиться утром? Он же как белая ворона на поле среди деревьев. А эта девушка, даже если и будет шантажировать, может, удастся откупиться от неё, а вот от полиции нам не отвертеться.
– Аби, если она постоянно будет просить денег, проще её убить! – резко высказался он.
Слова прозвучали, словно гром среди ясного неба. Я вздрогнула. Стив сидел абсолютно расслаблено.
– Ты готов убить девушку? Вот так просто? – раскрыв рот, спросила я.
– Есть масса способов, я не собираюсь платить ей всю жизнь. За меня совершить убийство могут наёмные люди, не обязательно пачкать руки самому. У тебя есть другой план на случай обнародования улик?
– Ты о чём вообще таком говоришь? Ты не можешь просто так отнять у человека жизнь, – мороз стал покрывать мою кожу.
Он был слишком спокоен. Значит, и меня он может пришить в любую минуту.
Что происходит с нынешней молодежью. Нет не границ, ни рамок. Я не отношу себя к числу стариков, но у нынешнего поколения, совсем нет рамок, ни страха за содеянное. И иногда даже им по-кайфу отнять чью-то жизнь и завладеть ей. Быть владыкой чужой жизни.
Передо мной сидит убийца. И я осознавала это отчетливее с каждой секундой.
Психопат? Социопат? Убивал раньше? Я же совсем ничего о нём не знаю. Сидя рядом с ним на диване, я невольно вжалась глубже.
Стив заметил, какой эффект произвели его слова. Ему нравилось видеть страх в моих глазах. На лице появилась едва заметная зловещая улыбка. Он по-прежнему молчал. Давал мне время осознать суть произнесенной фразы.
Затем произнес, наклоняясь ко мне как можно ближе:
– Да, я могу убить человека, если он мешает жить. Для меня никакой проблемы устранить его, нет.
Я сидела неподвижно и часто дышала. Стив смотрел прямо на меня. Я часто моргала лазами, но по взгляду было понято, что он не шутит. Стало совсем не смешно. Стив стал для меня опасен.
Если он психопат – то это социальные хищники, которые очаровывают, используют в собственных целях людей и безжалостно пробивают себе дорогу, оставляя широкий след из разбитых сердец, несбывшихся надежд и пустых кошельков. Такие личности, начисто лишенные совести и сочувствия, они берут, что хотят и делают, что нравится, нарушая при этом общественные нормы и правила без малейшего чувства вины или сожаления. Их ошарашенные жертвы в отчаянии спрашивают: «Кто эти люди?», «Что сделало их такими?», «Как защитить себя?» Хотя над этими и некоторыми другими вопросами ученые бьются уже более сотни лет.
Я не знала, что ответить. Стив нарушил тишину первым:
– Ты обещала взять вину на себя, Абигейл – с улыбкой произнес он. – Думаю, девушку не следует исключать из списка опасных.
– Да, я обещала! Хотела поступить благородно, по совести. Все зависит от обстоятельств, в которых мы окажемся! Гарантировать ничего не могу, – ответила я дрожащим голосом – ты оставил майку в моей машине, если кто-то пойдет и отнесёт её в полицию, я ничего не смогу сделать. Хочешь, могу сказать, что за рулем была я, но ты все равно остаёшься соучастником. Дело принимает новый оборот, Стив, теперь каждый сам за себя. И у тебя проблем куда больше. В моём случае пострадает репутация и карьера. В твоём – жизнь.
Стив разозлился. Такой расклад ему явно пришелся не по душе.
– Все это понятно, но придётся заплатить, если девушка начнёт шантажировать нас! Или стоит обратиться к Эмили за помощью? Тут проблемка… собственных средств у меня не много на счету.
– Ты сейчас угрожаешь мне? – более уверенно и спокойно спросила я. Не хотелось, чтобы он видел страх, в котором я прибывала. – Это сейчас смахивает с твоей стороны как шантаж.
– Да плевать я хотел, на что это смахивает! Хочу знать, что ты будешь предпринимать, когда она озвучит требования!
– Я не знаю. Пока подожду продолжения. Как требования поступят, тогда и буду решать.
Стив откинулся назад на спинку дивана, в его глазах пылало пламя злости.
– Ты, наверное, сотни раз пожалела, что предложила взять вину на себя!? Но ты дала слово, Абигейл! – пытался продолжать давить на меня морально Стив.
– Какой же ты мелочный! Ты о ком нибудь кроме себя думаешь, хоть иногда!? Ведь ты всё время пытаешься выгородить себя, выйти сухим из воды. Как только каша заварилась, ты ни разу не подумал обо мне! Между тем, ты пытаешься, ловишь меня на слове, – я чеканила слова, не скрывая неприязни к нему. – Тебя беспокоит лишь то, чтобы не сесть за решётку за убийство человека!
– Если бы не ты, я бы не попал в эту канитель! – отрезал он холодным бесстрастным голосом. – Почему я должен думать о тебе, а мою шкуру кто будет спасать? – Он отвел глаза в сторону. – Ты виновата во всем, Абигейл! Ты с самого нашего знакомства пыталась меня соблазнить! Вот тебе теперь и расхлебывать последствия, – тыча пальцем в мою сторону, кричал Стив.
Внутри меня всё бушевало и кипело, я едва себя сдерживала.
– Значит, вот так ты повернул, Стив? Я во всем виновата!? А ты просто мимо пробегал, такой невинный ангелок? На пляж, где нет ни души, не ты ли предложил поехать? Вроде ты! Да на моём месте любая решила, что ты хочешь меня там поиметь. И долго уговаривать не надо было: романтика, пляж, скрипка, вода ,ночь, машина, все условия! На кой чёрт ещё туда было тащиться?
Стив мгновенно покраснел, кулаки ладоней сжались так, что костяшки на пальцах побелели. Морально приготовилась к тому, что он сейчас изобьет меня.
– Как ты смеешь такое говорить, Аби!? – прорычал он с места.
– Закончим! Хватит! Я обещала тебя вытянуть из этого дела, будет возможность, так и сделаю! Слов на ветер я никогда не бросаю в отличие от некоторых.
Стив поддался вперед. Его лицо оставалось злым и побелевшим.
– Да, будь любезна, сдержи слово! За последствия я не отвечаю. Не хочу терять Эмили из-за тебя. И я не собираюсь сидеть в тюрьме только потому, что ты вела себя как похотливое животное!
Поднявшись с дивана, я подошла к окну и остановилась, повернувшись спиной, чтобы не видеть на него. Меня охватила такая ярость и злость, что лучше было не выражать её словами.
– Мне пора ехать, – сказал он после небольшой паузы. Я не собираюсь больше говорить об этом, решай проблемы сама. Дала слово, вот и держи его!
В этот момент я развернулась.
– Я бы не была настолько уверенна в словах. Мы совсем не знаем друг друга, Стив, и никогда не были в близких отношениях настолько, чтобы я стала покрывать тебя. Так что выброси иллюзии из головы и не строй воздушных замков. Это слишком! Ты просто избалованный, эгоистичный, расчетливый, меркантильный человечишка. По воле судьбы ты теперь связан со мной одной веревочкой и бежишь в одной упряжке, и когда это до тебя дойдет, будет хорошо! Но если ты отрежешь верёвку и пойдешь самостоятельно, боюсь, последствия будут довольно печальными. И не надейся спрятаться за юбку Эмили.
Он вскочил со своего места.
– Надо было ещё вчера рассказать всё Эмили. А я как последний идиот слушал тебя! Но ничего, сделаю это прямо сейчас!
Я лишь рассмеялась в ответ. Мне стало безразличным, что он сделает. Даже с забавно наблюдать за спектаклем, который он пытался устроить, падая в моих глазах ниже и ниже:
– Давай, смелей! Какого чёрта ты здесь торчишь а, Стив? Ждешь реакции? Что я начну умолять тебя не делать этого? Или ползать на коленях? Хочешь, чтобы Эмили стала соучастницей? Я не против! Тогда поедем вместе, и я ей сама всё расскажу. Всё как есть. Как ты напросился ко мне со своим знакомством, как ныл каждый вечер покатать тебя на машине от скуки которую нагоняет Эмили. Как ты чуть меня не трахнул на пляже, как уговаривал провести с тобой уикенд! Поехали! Ну, смелее! Уверенна, Эмили сумеет сделать правильные выводы, коль она доверяет тебе. Ты же вечно под присмотром и уйти без её спроса не можешь из дома!
Стив хотел возразить, но, подойдя ко мне вплотную, ударил в стену кулаком. Не знаю, чего он собирался этим жестом добиться, скорее доказывал самому себе, что настоящий мужик. Хотя для меня он перестал им быть два дня назад.
– Ну что же ты молчишь, Стив? Передумал? Тогда оставайся здесь, поеду одна. С меня довольно бреда! У меня и так в соседнем гараже стоит разбитая машина, с которой я несколько дней назад смывала кровь и какие-то жидкие массы Ника Треверса. Хочешь меня подставить, валяй! Но ни тебе меня шантажировать, уж это точно!
Стив растерялся. Я схватила ключи от его машины, которые лежали на столе, пересекла гостиную, вышла в холл и распахнула парадную дверь.
– Абигейл, подожди! – окрикнул он меня.
Стив бросился за мной и в дверях схватил за руку:
– Нет, не надо! Прости меня! Прости, пожалуйста.
– Какая же я дура, что позволила себе в тебя влюбиться! Отпусти меня! Ты не хочешь нормально разрешать ситуацию. Ты далек от реальности. Будет так, как хотел ты изначально. Впутаем Эмили.
– О нет, милая, не нужно, – начал он умоляюще – сам не понимаю, почему так быстро выхожу из себя. Прости меня, Абигейл. Мне очень страшно, понимаешь? Я не буду ничего рассказывать, Эмили. Я доверяю только тебе. Просто сгоряча наговорил всего, мне нет оправдания, поверь, Абигейл. Только мы сможем помочь друг другу. Иногда я сам не понимаю, что несу.
Я внимательно посмотрела на него:
– Да неужели? А вот мне кажется, ты отлично понимаешь. Сначала говоришь одно, через минуту противоположное. Так не пойдет, Стив! Говоришь, что доверяешь мне, потом хочешь сдать меня: Эмили, полиции, всем, кому не лень, а затем снова доверяешь. Хватит «переобуваться» на ходу, Стив! Давай, раз и навсегда решим, будем мы втаскивать сюда Эмили или нет?
Он отрицательно замотал головой.
– Нет, Аби.
– Уверен?
– Да, абсолютно.
– Ты дашь мне самой во всем разобраться?
– Да. Полная свобода действий. Обещаю, не буду мешать.
– Ты слишком много говоришь и ничего не делаешь. Давай вернемся в дом и поговорим серьёзно.
В гостиной Стив сел в кресло, закинув ногу на ногу и скрестив руки на груди. Прямо само воплощение отчаянья.
– Дай сигарету, – начала я, садясь напротив.
Стив достал пачку и протянул мне.
Я редко балуюсь сигаретами, но сейчас отчаянно хотелось курить. Я достала одну и прикурила зажигалкой, которую протянул Стив.
– Ты не задумывался над тем, как же все произошло? Тебе никогда не приходило в голову, что смерть Нила выглядит довольно странно? Слишком много случайных совпадений. По мне так выглядит, как хорошо разработанный план. Тебе не кажется?
Стив заметно вздрогнул:
– На что ты намекаешь?
– Начнем с того, почему Ник оказался именно на той трассе, по которой ехал ты. Ведь по ней почти никто не ездит. Объездная дорога, обычно все едут другой, центральной, а не просёлочной.
– Понятия не имею.
– Была какая-то причина его местонахождения там? Или кто-то заранее знал, что он там будет? У тебя есть соображения или идеи на этот счет? – я выпустила струю дыма в потолок.
– Никаких, абсолютно. А это имеет значение? Зачем нам знать?
– Я думаю, это принципиально важно. Ладно, промотаем вперед. Значит, когда ты на пляже переодевался, никого не заметил? Может когда уносился от меня, что было сил, заметил?
– Нет, там никого, кроме нас не было.
– Видишь ли, дама, которая звонила, хорошо видела нас. Значит, наблюдала. Иначе откуда ей известно, что мы купались и что происходило? Там много деревьев, насколько я помню, спрятаться за любым не составит труда, мы бы и не заметили её. Странное совпадение, не находишь? Какая-то чокнутая сидит в кустах и ждёт непонятно чего. Или же он. Мы не знаем наверняка, кто шантажист. Девушке могли заплатить и попросить позвонить.
– Лично я никого не видел.
– Может, ты замешан в этой истории, Стив?
– На что ты намекаешь? – в глазах вспыхнул огонёк ярости.
– Какая уж тут намеки. Спрашиваю прямо. На пляже мы были вдвоем. Ты мог слить информацию девушке.
Повисла гробовая тишина. Стив сверлил меня взглядом и казалось, в следующую секунду бросится на меня.
– На подобный вопрос я не буду отвечать. Это уже слишком даже для тебя, Абигейл!
– И все же посторонний там был, – я замолчала, затягиваясь сигаретой. В данный момент мне нравилось ощущать вкус никотина у себя во рту.
– Что, если эта девушка позвонит мне? – встревожено спросил Стив.
– Ничего ей не обещай, это главное! – выпустив струю дыма в его сторону, ответила я.
– Но как же так, Абигейл? Вдруг она попросит определенную сумму денег? А у меня их нет! Мои счета пусты.
Наши глаза встретились, и Стив быстро отвел взгляд.
– Знаешь, ты все время зациклен на выкупе. Складывается впечатление, что ты горишь желанием отдать деньги, которых у тебя нет. Рассчитываешь на мои?
– Нет, Аби, что за глупость ты говоришь! Просто хочу всё мирно уладить, – он стал заметно повышать голос. – Знаю, она доберется до меня рано или поздно, как только узнает, чей я муж. А у меня нет денег! Как бы ты чувствовала себя на моем месте? Представь себе: тебя шантажируют, ты можешь в одночасье потерять всё, на карту поставлена жизнь, а откупиться нечем.
– Да хватит уже, чёрт возьми! – раздраженно воскликнула я. – Она ещё не выдвигала требования, а ты истеришь! Как доберется до тебя, сообщи. А сейчас убирайся с глаз, пора на работу собираться. Хочу спокойно обдумать детали, а ты действуешь на нервы своими истериками.
Стив поднялся с места.
– Хорошо, я уйду и оставлю тебя. Ты позвонишь вечером?
– Возможно, если будут какие-то новости.
Вдруг он прижался своими губами к моим. Я ощутила нежный трепещущий рот. Он обнял своими сильными руками и крепко прижал.
– Ты поможешь мне? Не бросишь меня одного, Аби? – прошептал он, поглаживая мой затылок. Я так боюсь.
Я с трудом оттолкнула его. Стало и приятно и противно. Поцелуй не мог оставить меня равнодушной, но то, что он из себя представлял, на самом деле пугало значительно больше.
Стив развернулся и ушёл, оставив меня. Я слышала, как удаляются его шаги, а потом дверь закрывалась. Признаться честно, далось немалых усилий, чтобы не вернуть его.
Замок щелкнул, и он ушел. А я долго стояла и смотрела на закрытую дверь.
Глава 6
Последующие несколько дней пролетели незаметно. Стив не объявлялся, загадочная шантажистка никак себя не проявляла. Меня с головой завалили работой. Убийцу Ника Треверса полицейские пока так и не нашли.
Один вопрос оставался открытым. Необходимо было что-то делать с машиной. Я не могла её ни утопить, ни сжечь, это привлечёт внимание. Утопить можно, но рано или поздно её кто-нибудь или случайно обнаружит. И тогда следы выведут на меня. А что, если скрутить номера? Другого ничего не оставалось. Вот только бы решиться сделать. Друзьям скажу, что продала машину. Родственников у меня нет, а это значительно облегчает жизнь.
Родители погибли в автокатастрофе, когда мне было семнадцать лет. Никого, кроме них не было, пришлось рано повзрослеть и начать зарабатывать на жизнь.
А вот «ночной призрак» стоял каждый вечер в глубине леса и под утро скрывался до рассвета. Я следила за ним, он за мной. Естественное не оставалось сомнений, что работает детектив, нанятый Эмили. Опасно, чтобы Стив появлялся у меня.
Сегодня вечером, после долгого утомительного дня, хотелось отдохнуть. Несколько часов подряд после китайской еды из ресторана я сидела с книгой в руках, читая потрясающий роман «Великий Гэтсби». Так углубилась в чтение, свернувшись на диване под теплым пледом, что подпрыгнула от неожиданности, когда раздался звонок на домашний телефон.
Я тут же насторожилась.
Обычно мне редко кто-то звонит на домашний номер, по работе звонят на мобильник. Шантажистка вернулась. Пропустив несколько гудков, наконец, я сняла трубку:
– Да, слушаю – тихо произнесла я.
– Ты решила, как уничтожишь свой мустанг, Абигейл? – послышался тот же молодой холодный голос девушки.
Мне совсем пришлось не по душе от слов, которые я услышала. Она знает больше, чем положено. Соответственно и цена выкупа будет не маленькой.
– Кто вы? Представьтесь. – Сухо ответила я, пытаясь сохранять спокойствие.
– Я та, от кого теперь зависит твоя жизнь, – рассмеялась она.
– Чего ты хочешь?
– Ну, милочка, не всё сразу. Вы со Стивом милая пара, так подходите друг другу. Видишь ли, в моём арсенале завалялось пару вещиц, которые ты захочешь купить. Давай назовем мероприятие – деловыми переговорами, Абигейл, – она вновь рассмеялась.
Сложилось ощущение, будто она под кайфом.
– Как тебя зовут?
– Ой, ну что ты заладила. Моё имя Габриэла. Тебе стало легче, дорогуша?
Все -таки Стив оказался прав о шантажистке. Но просто так поддаваться на её условия и интриги я не собиралась. Я намеривалась вытянуть из неё информацию, которой она обладала, чтобы знать, какова на самом деле угроза.
– Уже легче, спасибо. Что за товар? Выкладывай.
Я не собиралась церемониться с ней. Было ясно, что на том конце линии просто «курица». Один вопрос, подставная она или нет?
– Как-то ночью я одиноко сидела на пляже. Живу неподалеку и прихожу туда часто наблюдать за влюбленными парочками. В это место приезжают разные знаменитые люди со своими любовницами. Моя работа выслеживать их, делать фото и зарабатывать деньги. Вот так просто. Людишки настолько наивны и глупы, что готовы платить любые деньги ради сохранения карьеры и семьи. Они просто идиоты, согласись? Ведь можно заранее подумать о безопасности, раз тебе так важна семья, карьера, прежде чем засовывать член в кого-то верно? А знаешь, мне нравится держать их на крючке. Ой, я отвлеклась…
Я молча слушала её болтовню.
– Продолжим. Так вот, на пляже я и увидела вас. Мужа одной очень знатной дамы в мире издательства и его любовницу. Вы так забавно резвились, а он так красиво играл на скрипке, что моё сердце разрывалось. Не знаю, как ты устояла на месте, я чуть не кончила в кустах. Вот я и подумала, когда сделала пару снимков: голых в воде, страстно целующихся, а почему бы мне не позвонить тебе? Ты заплатишь тысячи долларов за снимки, а я не позвоню той самой Эмили Круз. Не представляешь, сколько таких, как ты, простофиль, роют сами себе могилу. За сезон выходит приличная сумма.
Я почувствовала резкую головную боль. У Габриэлы оказалось достаточно много информации, чтобы просто уничтожить меня раз и навсегда. Я стала массировать пальцами виски. Нельзя показывать ей панику и страх.
– Этого недостаточно, – проговорила я. – Всего лишь твое слово против моего фото сейчас легко подделать.
– Ха, а ты не дурна. Соображаешь. Обычно со мной не торгуются, а сразу перечисляют зеленые, но ты, видимо, особый случай. Видишь ли, в тот вечер я сорвала джекпот! Авария стала вишенкой на торте. Твой хахаль сбежал на твоей тачке и сшиб парня. Я была на месте аварии через несколько минут. После того, как он его сбил, парень дышал несколько секунд. Смерть была быстрой. Стив даже не остановился негодник эдакий! Но он помял твою машину, сделав тебя невольно соучастницей. Фотки Ника Треверса отменные. Ах да, забыла упомянуть: полотенчик и футболка у меня – целы и невредимы. Вот сижу и думаю, кто же заплатит больше? Эмили Круз, полиция, или вы со своим голубком?
Я нервно сглотнула. Да, у Габриэлы были все карты на руках. Крыть было нечем. Она здорово просчитала ходы. Я здорово вляпалась и не знала, что ответить.
– Алло, дорогуша, ты там? – тараторила она.
– Да.
– Думаешь? Это хорошо. Подожди, ты же не знаешь сумму. Не расстраивайся особо. Деньги – всего лишь бумажки, в жизни есть вещи куда более важнее, поверь мне. Сейчас подумай. Даже сотни миллионов не спасут вас с голубком в тюрьме не отмыться уже, а мне они очень пригодятся для дела. Короче, Абигейл, мне срочно нужны деньги. Переведешь на мой счет в банке и забудешь про меня, как страшный сон.
– Ты же будешь звонить и требовать снова и снова. Откуда мне знать, что фото будут уничтожены и у тебя нет копий?
– Верно! Хорошо, заплатишь, тогда встретимся, и я предам тебе всё, чем обладаю.
Я глубоко вздохнула:
– Сколько просишь?
– Так, дай подумать… Вас двое, – начала Габриэла издалека – наверняка у тебя счета не пустые, у Стива деньги сыпятся с небес… Сумма в пятьсот тысяч долларов вполне меня устроит!
Ощущение неотвратимой беды, поползло вдоль позвоночника. Сердце, казалось, остановилось на мгновение.
– Ты рехнулась, Габриэла! Откуда мы достанем такие деньги? Я согласна выкупить тысяч за пятьдесят, не более...
– У вас есть пять дней, Абигейл. Я терпеливая, подожду, дам время собрать необходимую сумму. В конце недели, жди звонка, сообщу, куда перевести половину. Остальное привезешь лично и получишь компромат.
– Габриэла, ни у меня, ни у Стива нет таких денег!
– Мне плевать. Пятьсот тысяч долларов окончательная цена! Капитан Рифольд будет рад получить неопровержимые улики. Собирайте, ищите, где хотите. Последствия не заставят себя долго ждать. Ваши фотки будут показывать круглыми сутками по всем каналам. К тому же у Стива столько тачек, которые можно продать, а ты можешь продать свой дом, как идейка? Видишь, стоит захотеть, и деньги найдутся. Тебе очень скоро придется с ними расстаться. В общем, выбор не велик: либо идешь на электрический стул, либо расстаешься со своим добром и платишь кучу зеленых. Позвоню к концу недели. Надеюсь, вы примите правильное решение. Извини, что пришлось испортить вечер. И, пожалуйста, предупреждаю без фокусов. Ты сидишь на крючке довольно глубоко и спрыгнуть с него нет никаких шансов.
Связь прервалась.
Я с трудом дошла до бара. Налила добрую порцию водки и залпом выпила. Хуже придумать нельзя. Я порылась в шкафах, где валялся всякий хлам и нашла начатую пачку сигарет. Выйдя на крыльцо, села и не торопясь закурила.
Вот, значит, как легко шантажировать людей. Габриэла, бывалая штучка, всё правильно разложила по полочкам. И действительно, крючок, на котором я сидела, был что надо. Получалось, чтобы я не выбрала, всё равно не выбраться не заляпанной из этого дерьма.
Допустим, решусь я прийти к Эмили и рассказать трагичную историю, в которую вляпался её муж. И? Она просто убьет меня. Второй вариант: иду в полицию к капитану Гарри Рифольду и выкладываю всё как есть. И? Он упечёт меня за решётку, сделав козла отпущения, а Эмили заплатит местным верзилам, чтобы меня прикончили в камере. Вряд ли она поверит, что мы не спали со Стивом. К тому же следствию мне не доказать, что за рулем был Стив. Эмили перевернет эту историю, как грязная клевета против её семьи, наймет лучших адвокатов, купит Стиву свободу если на то пошло. Сам Стив будет изображать раненого щенка и, верно, лежать у ног Эмили. С какой стороны не заходи, я остаюсь в дураках и сяду за то, чего не совершала. Вариант последний, набрать кучу денег и отдать Габриэле, но тогда я остаюсь просто на улице, и это всё равно не снимает с меня подозрений. Господи, я в полном дерьме! Что же делать?
Я докурила сигарету. Пока рассуждала, то и дело вглядывалась в даль, в темноту, пытаясь разглядеть машину - призрак.
Да, конечно, как по часам она была на месте. Я вернулась в дом и взяла ещё сигарету. Прикурила и вновь вышла на крыльцо. Стала размышлять дальше.
Как-то надо повернуть так дела, чтобы поставить на край Стива. Он должен понести ответственность за содеянное, я не сяду из-за него в тюрьму. Выбора у теперь точно нет, либо я либо он.
Первым делом уничтожу свою машину. Время ещё есть. До конца недели пять дней. А сейчас настала пора разобраться с «призраком» кто бы то он ни был. Хуже, чем есть, положение вещей уже не будет. Если парень застрелит меня, будет как никогда кстати.
Спиртное сделало свое дело, придав уверенности, и притупило страх.
Я докурила вторую сигарету, затушила окурок и отправилась прямиком к месту, где стояла машина.
Идти пришлось довольно долго, она стояла дальше, чем я ожидала. Я всё время всматривалась в лобовое стекло, пытаясь рассмотреть силуэт человека. Он, безусловно, там был, иначе какой смысл оставлять машину на ночь, если не наблюдать. Но как не пыталась, я не обладала соколиным зрением.
На улице стало довольно прохладно, на мне одета серая толстовка с капюшоном и спортивные штаны такого же цвета. Засунув руки в карманы толстовки, я шла, ёжившись от холода. Оставалось несколько метров до цели, когда рассмотреть силуэт человека, сидевшего на месте водителя, стало возможным. Мужчина. Он не стал дожидаться, когда я ближе подойду к машине.
Отворив дверцу с водительской стороны, он неторопять вылез, захлопнул дверцу. Засунул руки в карман брюк, закинув одну ногу за другую, и облокотился на капот.
Я остановилась метра за полтора до него, чтобы сохранять дистанцию на случай отступления.
На первый взгляд человек, который смотрел на меня, напоминал актера фильма «Дневник памяти» (Райяна Гослинга). Я стала прищуриваться и посмотрела внимательнее, слишком уж был похож. Не высокий, среднего роста, худощавого телосложения молодой человек с высеченными скулами. Зеленого цвета светлые глаза, насколько можно различить в темноте. Свет луны и звёзд освещал его фигуру. Черты лица острые, будто его высекли из камня. Светлые волосы, модно уложенные в прическу. Одет в костюм тройку. Эдакий модный детектив, очков тёмным не хватало.
Интересно, почему костюм? Это не очень комфортная одежда для детектива. Он больше смахивает на телохранителя. А может, приехал на работу прямо со свидания.
Мы стояли и смотрели друг на друга некоторое время. Он не нарушал тишины. Кстати, весьма и весьма не дурен собой, очень милый и симпатичный молодой человек. Да, женщины так устроены, природные инстинкты никуда не денешь.
Набрав воздуха в легкие побольше, все же решилась нарушить тишину первой, у парня терпение и выдержка были железными.
– Какого черта ты забыл возле моего дома четвертый день подряд?
– Это не частная территория. Стою там, где хочу, – ответил он весьма приятным голосом.
– Тебя Эмили Круз наняла? Следить за мной? – я решила спросить сразу в лоб, надоели тайны.
– Да, – совершенно умиротворенным голосом ответил он.
Не знаю, что меня удивило больше: что он ответил именно так или что совершенно не задумался, прежде чем ответить. Парень меня обескуражил.
– Что ей нужно? – слегка прищурившись, спросила я.
– Это тебя не касается, – сухо отрезал он, оставаясь стоять в той же позе.
– Вот как? А кого касается, если не меня? – возмутилась я. – Ты пасёшь меня каждый день. Вот теперь я пред тобой. Спрашивай. Эмили жаждет получить информацию, сегодня тебе выпал уникальный шанс. Жду. Задавай вопросы. Отвечу на любой, пока есть настроение.
Теперь, кажется, он растерялся и находился в неком смятении.
– У тебя серьезные проблемы, Абигейл, – начал он. Может, зайдем в дом, и ты угостишь меня чаем? Заодно проясним ситуацию.
– Да-а-а-а… Скромности тебе не занимать. Пошли, раз настаиваешь, угощу чаем. Работенка не позавидуешь.
Я направилась в сторону дома, он шел позади, на несколько шагов отставая от меня.
«Наверное ты сошла с ума, Абигейл! – повторяла я себе». Опять незнакомый мужчина в доме? Ни к чему хорошему, как показывает практика, это не приводит.
Но терять было нечего, и к тому же любопытство, чего от меня хочет Эмили, наняв частного детектива, раздирало.
Зайдя в дом, я пошла ставить чайник, а детектив уселся за кухонный стол, сложив руки перед собой. Он чувствовал себя достаточно комфортно, как дома.
– Вся во внимании. Представитесь, детектив? – лукаво спросила я, доставая пачку чая из навесного шкафчика.
– Роберт Кенвуд.
– Отлично, Роберт. Абигейл Хант, хотя это вы и так знаете.
– Расскажите, во что вляпались, Абигейл?
Прозвучало довольно смело с его стороны. Я развернулась и оперевшись на кухонный гарнитур руками, строго посмотрела.
– С чего вы взяли, что можете просто так явиться ко мне в дом, назвать своё имя, и я выложу все, что вы пожелаете услышать?
– С того, что я намерен вам помочь, – спокойно ответил он, внимательно всматриваясь в мои глаза.
– О, как! Прямо рыцарь на белом коне приехал спасать меня! – я рассмеялась.
Роберт остался невозмутимым.
– Я знаю правду. Стив убил Ника Треверса.
Кажется, время замедлило на минуты свой ход. Слова, как гром прозвучали в комнате и отдавались эхом в подсознании.
– Вижу, вы удивлены, Абигейл?
Соглашусь, тут он меня подловил.
– Мягко сказано, Роберт, – едва не задыхаясь, произнесла я. – Так я выпью, вы будете что-нибудь покрепче чая?
– Нет, спасибо.
Я открыла шкафчик бара и налила в стакан остатки водки, на дне бутылке. Слишком много событий для одного дня, мозг не справлялся с такой нагрузкой. Иногда начинало казаться, что я брежу и события происходят не наяву.
Чайник закипел. Налив чашку, я поставила перед ним. Достала из тумбочки ореховое печенье и положила на стол.
– Даже печенюшки.. мило. Пришли немного в себя? – спокойно и монотонно произнес он.
– Это что, розыгрыш?
– К сожалению, нет.
– Кто ты, мать твою, такой? А, Роберт! Объяснишь толком, что вообще происходит?
– Перейдём на ты?
– Давай.
– Тогда сядь и успокойся для начала, Абигейл. Начну с начала, а ты постарайся не перебивать. Затем настанет твоя очередь. Думаю, по ходу диалога ты поймешь, что мне можно довериться, а в твоем случае это необходимо сделать.
Отхлебнув из бокала чай, он начал.
– Я работаю на Эмили Круз с того самого момента, когда она вышла замуж за Стива. Ей нужна была гарантия того, что муж ей верен. Она наняла меня следить за ним. Точнее, за каждым его шагом. Своего рода, за этот год я стал его тенью. Стив ни разу не заметил меня и не заподозрил слежки. Несносный болван. Но в этом и заключается моя работа. – Роберт потянулся за печеньем, выбрал одно из тарелки и надкусил его. – Видишь ли, Абигейл, тебе не хуже моего известно, что Эмили метит попасть в белый дом. Для удачного исхода на выборах ей необходима легенда о семейном благополучии. Американцы, любя идиллию в паре. Счастливый барк и все такое: дети, лужайки, собаки. Или какие-нибудь невероятные истории любви. Вот Эмили и задумала нечто такое, – он замолчал, наблюдая за моей реакцией.
– Продолжай, – с замиранием в сердце ответила я, будучи ко всему готовой. По крайне мере, мне так казалось.
– Стива она подобрала в баре. Эмили искала идеального кандидата: молодого, красивого, талантливого. Стив в то время подрабатывал в барах. Играл на скрипке, рояле, веселил публику. Надо сказать о главном, Стив гей. Для Эмили это стало ключевым моментом и идеальным вариантом. Она состоит в давних отношениях с человеком, о котором я не могу сказать, чтобы не нарушать конфиденциальность. В силу жизненных обстоятельств они не могут быть вместе, как бы им этого не хотелось. Они регулярно встречаются не смотря на то, что он живет в другой стране.
Вмиг я осела на пол и закрыла лицо руками. Просто не могла поверить в то, что слышу. Это не может быть правдой. Всё, что рассказывает это человек – ложь. Откуда я знаю, кто он такой? С чего вдруг ему помогать мне? Стив гей? Вот же хрень! Эмили тайно влюблена в того, чьё имя нельзя называть… Я громко разрыдалась.
Роберт спокойно оставался сидеть на месте. Он дал мне время осмыслить услышанное и не вмешивался.
– Как будешь готова слушать дальше, Абигейл, скажи.
Потребовалось несколько минут, чтобы взять себя в руки и заставить дослушать себя дослушать историю до конца. Состояние словно погрузили в чан с дерьмом и продолжали опускать на самое дно.
– Я готова слушать, – убийственным голосом промямлила я. – Сперва вопрос: если Стив гей, на хрена Эмили нужна его верность?
– Он подписал контракт. До вступления Эмили в должность сенатора он будет верен. В его обязанности входит лишь на людях разыгрывать семейную идиллию. За это она ему хорошо платит. Мало ли куда он может податься с такими деньжищами. Эмили тщательно контролирует счета Стива, а я его перемещения. Но вот незадача, совсем неожиданно на горизонте появилась ты. И всё закрутилось, как в боевике. Я стал следить за вами. Обо всех встречах докладывал Эмили ежедневно.
Мне показалось, что сейчас меня стошнит прямо на пол. Голова сильно закружилась, а тошнота усиливалась.
Нет, этого не может быть! Меня накачали наркотой? Я брежу! Остановите, кто-нибудь это безумие.
– Всё, заткнись, Роберт! Хватит! Не могу больше выслушивать полную ересь! Почему я должна тебе верить? Возможно, ты все выдумал, для каких-то своих соображений. Просто скажи, что ты хочешь или кто там хочет и проваливай!
Схватив стакан который стоял рядом со мной, не раздумывая, бросила в его сторону Роберта. Он ловко увернулся и стакан разбился за его головой о стену.
Роберт резко соскочил от неожиданности с места, подбежал ко мне, схватил за руки, поднял с пола и стал трясти за плечи.
– Приди в себя, Абигейл! Ты пьяна? Боже…тебе бы протрезветь.
Он потащил меня, подхватив на руки, в ванную. Я не сопротивлялась. Действительно, алкоголь был в крови и блуждал по всему организму.
Роберт стянул с меня одежду и засунул под прохладный душ в нижнем белье.
– Так и будешь тут торчат и пялиться на меня? – поинтересовалась я. – Или присоединишься? – облокотившись на стену ванной, выкрикнула я.
Роберт послушно задернул шторку и вышел, тем самым подчеркнув моё нетрезвое состояние.
Включила душ на полную мощность, сделав его почти холодным, чтобы быстрее прийти в себя. Требовалась ясная голова. На теле ощущался приятный аромат от парфюма Роберта. Чувствовала себя психом, тысячи голосов наперебой пытались что-то сказать. Стив гей! Не укладывалось ни в какие рамки, но по крайне мере, объясняло странное поведение по отношению ко мне. Эмили продумала каждый шаг, как я и предполагала, но услышать подтверждение не очень приятно. Какие ещё меня ждут сюрпризы от Роберта? И кто он во всей этой шахматной партии?
Я вышла из ванной комнаты, укутавшись в теплый махровый халат лимонного цвета. Роберт стоял возле музыкального проигрывателя и перебирал виниловые пластинки, стоявшие на полке. У меня собралась неплохая коллекция. Люблю хорошую музыку. Я не видела, что он выбрал, только услышала, когда музыка заиграла. Andrea Bocelli и знаменитый хит (Les Feuilles Mortes).
– Нравится такая музыка? – удивилась я.
Роберт обернулся, видимо, не ожидая так быстро меня увидеть.
– Да, нравится исполнитель. У тебя неплохой вкус в музыке, Абигейл, что нельзя сказать о мужчинах, – он ехидно улыбнулся.
– Спасибо. Ты щедр на комплементы.
– Тебе лучше?
– Да, немного взбодрилась. Продолжим разговор? Если ты не передумал.
Я прошла в гостиную и села на кресло, предоставив ему место напротив на диване.
Роберт сел, широко расставив ноги и вскинув взгляд на меня.
– Итак, ты появилась, и всё полетело к чертям! Я докладывал каждый день о ваших вечерних променадах, назовем это так, – фыркнул он, – пока Стив не сшиб человека.
Роберт замолчал, делая паузу.
– Ты не рассказал Эмили об этом? – в надежде спросила я.
– Нет.
– Почему?
– Потому что понимал – убийство повесят на тебя. Я видел, как Стив сшиб парня. У меня тогда, после вашей ссоры на пляже, был выбор: следить за тобой, как ты доберёшься домой пешком, полуголая, или же ехать за Стивом. Моя работа он, так что долго я не раздумывал. Признаюсь, отпускать тебя в нижнем белье по трассе не очень-то хотелось.
Я хотела вставить, что уже двое, кто видел убийство. Но решила пока попридержать язык за зубами. Мда… оказывается, на пустынном пляже не так и пустынно.
– Тогда почему ты переключился на слежку по ночам за мной?
Роберт замолчал, повесив голову.
– Не знаю, как честнее ответить. Моя личная инициатива, – отведя взгляд в сторону, сказал он.
– Так, красавчик, полегче с этим. Как прикажешь понимать? – я встала со своего места и, подойдя к дивану, встала напротив, смотря сверху вниз.
Роберт тоже встал и теперь поравнялся со мной. Он зашел в мою зону комфорта, перейдя как-то слишком легко эту линию. Роберт стоял совсем близко, настолько, что я могла чувствовать его дыхание.
– Просто…Эм…влюбился в тебя, – тихо сказал он, заправляя прядь мокрых волос мне за ухо.
В следующее мгновение Роберт обхватил меня за затылок и притянул к себе, впиваясь своими губами. Это было неожиданно, и я хотела возразить, но Роберт, пользуясь моментом, проник настойчиво своим языком в образовавшиеся отверстие и начал исследовать мой рот. Мы слились в эротическом, страстном, бурном, полным эмоций поцелуе.
Теперь он держал меня за подбородок, едва касаясь своими пальцами. Его язык обжигал, дыхание участилось ровно в пару раз. Я чувствовала его горячее дыхание, сексуальность, брутальность. Эндорфины начали блуждать по моему телу, и волна возбуждения накатывала сильнее. Я ощущала, как Роберт хочет меня, а я хочу его прямо здесь и сейчас. Полное безумие, я не знала, в какую авантюру в очередной раз ввязываюсь, просто захотелось расслабиться и отдаться этому незнакомцу.
– Ты такая потрясающая, сладкая, – стал шептать он мне на ухо.
Роберт накрывал, как лавиной, снова и снова покрывая поцелуями. Нежными и настойчивыми. Когда сносит голову и ты во власти гормонов и эйфории. Я издала протяжный стон и увидела, слегка приоткрыв глаза, азарт в его глазах, как у охотника, который вот, вот затащит добычу в угол.
– Я хочу тебя, – прошептал он.
Роберт стянул с себя пиджак, жилетку, я помогла расстегнуть рубашку. Его волосы на голове спутались от того, что я тереблю их. Губы горят огнём, зеленые глаза смотрят на меня смело и пылко. Он медленно развязал пояс на халате и сбросил. Я осталась обнаженной. Роберт начал покрывать мою шею мелкими поцелуями, кровь застучала в висках.
Его тело такое рельефное, оно упругое и слегка смуглое. Идеальное тело. Сексуальный и уверенный в себе. Его длинные и изящные пальцы аккуратно исследуют моё тело.
– Иди ко мне, Абигейл, – шепчет Роберт, запуская руки в мои густые, темные, влажные от душа волосы. Его язык находит мой, и мы снова сливаемся в поцелуе, я не могу сдерживать стоны, которые непроизвольно рвутся наружу. Брюки явно лишние, и я ловко расстегиваю их, а он избавляется от них. Он подхватывает меня, привлекая к себе, обхватываю его бедра ногами, после чего он аккуратно садится на диван, а я остаюсь сверху в позе наездницы.
Одна рука остается в моих волосах, другая сползает по талии и ложиться на бедро. Роберт держит меня на своих бедрах крепко, я чувствую его эрекцию, которая готова снести всё на своем пути. Я поглаживаю сильные мускулистые руки, упругое тело, вдыхаю аромат парфюма и аромат шампуня, исходящий от его волос. Мне нравится его острый подбородок и изящные мужественные скулы.
– Роберт, не выносимо больше терпеть, – протестую я.
– Ты так красива и изящна, Абигейл. Я хотел тебя с той смой минуты, когда увидел впервые.
Обхватив меня одной рукой за талию, он переворачивает меня так быстро, что в следующее мгновение я лежу на спине, а он нависает сверху, смотря мне глаза. Роберт обхватывает мои груди и начинает играть с сосками, он явно решил испытать меня на прочность. Я выгибаюсь ему навстречу, и он зажимает мне рот поцелуями, вбирая стоны.
Наконец-то я почувствовала его у себя между ног. Он медленно погружается, стараясь заполнить каждую клеточку сознания этим моментом. Сдерживать себя просто преступление, моё тело с жадностью принимает его. Роберт начинает ритмично двигаться, опираясь на локоть одной руки. Чувствую его тело на себе. Бедра движутся ему навстречу в заданном темпе, который начинает нарастать все быстрее и быстрее. Роберт покрывает мои плечи, шею поцелуями, издавая сладостные стоны. Прикусывает нижнюю губу, и я тону в его глубоких глазах, от которых не могу отвести взгляд.
–Ты готова, Абигейл?
Я взрываюсь, достигнув пика блаженства, рассыпаясь на миллиард крупиц. Сразу вслед за этим Роберт проникает в меня глубоко и со стоном замирает.
Это было восхитительно – хотя, может, большинство подумает, что банально, но на минутку задумайтесь и вспомните свой самый потрясающий секс. Он, как правило, бывает: быстрым, страстным, сногсшибательным и банальным.
Хорошо, что я принимаю противозачаточные таблетки. Роберт упёрся лбом в мой лоб. Его глаза закрыты, он пытается восстановить дыхание. Через несколько секунд открывает глаза и встречается с моим взглядом, после чего аккуратно выходит из меня.
Никто из нас двоих не решается нарушать повисшую тишину.
Всё закончилось так быстро, вновь вернув в реальность, от которой Роберт украл меня на несколько мгновений.
–Я не сделал тебе больно? – спросил он, неуверенно натягивая на свою одежду.
–Нет, – смущенно произношу я. – Идем спать, я очень устала.
Роберт хотел было возразить, но не стал.
– Только схожу в душ и догоню тебя. Иди, ложись, – он обнял меня и ласково чмокнул в макушку.
Странное чувство, будто мы знакомы и расставались на время. Кто бы он ни был, в данный момент, мне было с ним хорошо, а остальное я решила оставить до завтра. Сегодня же я засну в постели с потрясающим мужчиной.
Глава 7
Наступило утро следующего дня. Я не знала, который час. Открыла глаза и пытаясь осознать, что вчера произошло. Память мгновенно вернулась ко мне, промотав на быстрой перемотке события вчерашнего вечера. Я соскочила, придерживая одеяло двумя руками.
Роберт, как ни странно, сидел в кресле, стоящее в углу спальной комнаты, и наблюдал за мной.
– Ты напугал меня. Который час? – первое, что пришло на ум спросить.
Была немного удивлена тем, что он не сбежал, как обычно это делают мужчины после одноразового секса.
– Начало пятого.
– Почему ты не в постели?
– Не спалось, наблюдал всю ночь за тобой. – Наверное, я должен извиниться за вчерашнее, – он посмотрел виновато.
– За что? За то, что мы, двое взрослых людей, утолили жажду похоти? Или за то, что рассказал правду? – я села на кровать, тупо уставившись на него. Внешний вид оставлял желать лучшего, но некогда было привести себя в порядок.
– Я никогда так не поступаю с девушками, Абигейл. Не принуждаю их к сексу. Не знаю, что на меня вчера нашло, но чтобы ты знала, я не о чём не жалею, - он встал с кресла и, подойдя ко мне, обхватил обеими ладонями моё лицо и чмокнул в нос.
–Слишком рано, чтобы начинать мое утро так я бы ещё поспала, – откинувшись на подушки я накрылась одеялом.
Роберт сел рядом.
– Можно мне с тобой?
– Конечно, забирайся.
Роберт лег и обнял меня. Я свернулась калачиком, и на душе стало спокойно.
Через несколько минут он задремал. Не хотелось тревожить его, наверняка он чутко спит, поэтому продолжала лежать как мышка. В голову стали приходить разные мысли. Вспомнился вчерашний разговор.
Роберт сказал, что влюбился в меня? Больше похоже на историю из книжного любовного романа. Бессмысленно отрицать тот факт, что он и меня заинтересовал с первого взгляда, так что я отдалась ему спустя час после знакомства. Теперь необходимо разобраться. Роберт утверждает, что видел момент аварии. Может ли он быть связан с Габриэлой? Вдруг это он заставил её позвонить мне и требовать выкуп? Они заодно? Господи, как всё запуталось.
Да, согласна, переспать с Робертом было безрассудным поступком, но что сделано, то сделано. Этого не вернешь. Одно ясно точно: женщине под алкоголем всегда нужен секс. Так, пора вставать. Пока Роберт спит, неплохо сходить проверить машину в гараже. Я никому не могу доверять. У каждого в этой партии своя игра и свой интерес. Рассказывать о Габриэле я ему точно пока не буду. А что же Стив? А он, как выяснилось, гомосексуалист. Я ничего не имею против этого, но от одной мысли, что я с ним целовалось, когда он предпочитает парней, стало не по себе.
Что я знаю о гомосексуалистах? Только то, что они проявляют интерес к существам одного с ними пола. Хотя все выглядит так, будто мы имеем дело с "интересом" и только в действительности же это нечто гораздо большее. Зададим себе вопрос: что происходит с нормальным человеком, который проявляет интерес только к другому полу? Этот интерес представляет собой отнюдь не изолированное побуждение, а связан с множеством тенденций, устремлений, установок, с общей подготовленностью, которая сказывается и в решении других вопросов. Следовательно, то, что мы склонны принимать за "интерес" в действительности является значительно большим в причинах и направленности, в которой и следует разобраться. Из изучения детства гомосексуалистов, если полагаться на научные исследования ученых, мы можем заключить, что в большинстве случаев мы имеем дело с детьми, у которых развилось весьма сильное чувство страха по отношению к родителям противоположного пола. Так, например, если у мальчика очень строгая мать, не слишком балующая ребенка теплом и лаской, то у него развивается чувство страха или, по меньшей мере, трепетного уважения по отношению ко всему женскому полу. Таким образом, возникает такая форма жизни, которую при всей толерантности следует считать ошибочной, ибо при этом игнорируются важнейшие задачи общества. Ошибки, допущенные при воспитании, имеют многообразные последствия, и их действие начинает сказываться тогда, когда человек лицом к лицу сталкивается с жизненными вопросами. И здесь на его пути оказываются, наряду с недостатками в общей подготовке, также чувство страха и незащищенности. Такие люди, будь то трудновоспитуемые дети, преступники, больные или страдающие сексуальными отклонениями, даже приближаясь к желанной цели, всегда сворачивают с пути, не достигнув ее, и переключаются на какие-либо другие задачи. Это похоже на то, как если бы они, вместо того, чтобы идти на фронт, окапывались бы где-нибудь в тылу, ибо решение их жизненных вопросов представляется им неминуемо связанным с каким-то тяжелым поражением или утратой.
Разобраться в затруднениях этих людей порой далеко не просто. Часто мы можем видеть, как такой человек исхитряется превратить нечто в свою противоположность. Он, к примеру, стремится к любви, но из-за избранного им несообразного способа действия сам же закрывает себе путь к достижению цели.
Стив просто нашел во мне друга, но признаться в своей ориентации стеснялся. Поэтому так отреагировал на то, когда я призналась в своей симпатии к нему и влюблённости. В нём нет мужского стержня, поэтому он так часто меняет своё настроение, импульсивен, нестабилен. С ним предельно ясно, ему нельзя в тюрьму – это точно.
Ну а что же наша Эмили? Хитрая оказалась штучка. Она предложила мне место начальника её предвыборной команды. Эмили не видит никакой угрозы для себя во мне, потому что Стив полностью под её контролем и властью. Что теперь делать? Если Эмили узнает, что Стив убил Ника Треверса, она сама его уберёт!
Во что бы то ни стало, мне надо встретиться с Габриэлой. Для этого необходимо перевести часть суммы, которой у меня нет. На счету лежит около тридцати тысяч зеленых. С ними я как-то не особо горела желанием расставаться.
Выскользнув потихоньку из-под руки Роберта, я прошмыгнула в гостиную нагишом и, найдя халат, накинула его на себя. Дома было прохладно, почему бы не затопить камин.
Накидав дров в топку, я подождала, когда они схватятся пламенеем. Люблю смотреть на огонь, он завораживает и успокаивает. За окном лил дождь, небо затянуто тучами, на улице стало серо и мрачно.
Я пробралась потихоньку в спальню, взяла вещи и переоделась. Накинув на себя ветровку, тихонько выбралась из дома, прихватив ключи от гаража Хейзанов.
Добравшись, открыла замок, который купила несколько дней назад, так как старый унесла с собой Габриэла.
Открыла гараж. И ничего в нём не обнаружила, кроме пустоты…Я застыла на месте. Меня ждало очередное потрясение.
В гараже моей машины не было. Совершенно чудовищное чувство. Куда она подевалась? Мозг начал лихорадочно соображать.
– Её здесь нет, – послышался мужской голос позади.
Я резко обернулась. Это был Роберт. Складывалось ощущение, будто он застал меня на месте преступления.
– О, как ты меня напугал! – выдохнула я. – Что ты здесь делаешь? Я думала ты спишь.
Роберт подошёл ко мне и обнял.
– Выспался. Тебя нельзя оставлять ни на минуту одну, Абигейл, ты обязательно вляпаешься в какие нибудь неприятности, – погладив меня по голове, сказал он.
– Где же машина?
– Ночью, пока ты спала, я её уничтожил. Да, можешь не благодарить.
Я не могла поверить своим ушам.
Так просто? Пришёл какой-то парень, взял и уничтожил, то, что мне неделю не давало покоя? А именно орудие убийства!
Я высвободилась из его объятий и подняла свой взгляд. Спросонья он выглядел привлекательно. Щетина на лице, не бритая несколько дней и смотрелась сексуально. Вчера я не особо придала этому элементу внешности значение.
– Но как!? Как ты это сделал? Это просто не укладывается в голове!
– Просто отогнал твой мустанг ночью на свалку, заплатил знакомому старожиле приличные деньги. Машину загнали под пресс и уничтожили. Заранее предотвращая твой вопрос, Абигейл – он не проболтается. Однажды я спас его семью, он передо мной в долгу. Это проверенный, надежный человек, что не скажешь о Стиве, который подставит тебя при первой же малейшей возможности.
– Я что, всё ещё сплю? Откуда ты на хрен взялся такой? Вчера ты мне сказал, что влюбился, сегодня спасаешь от тюрьмы, – я отошла на несколько шагов и села на корточки.
Да, блин, я не знала, как себя вести! Уничтожение машины в корне меняет ситуацию. Главной улики теперь нет. Оставалась Габриэла. То, что она имеет на руках теперь тоже, не имеет значения. Но что-то не давало мне покоя эта Габриэла. Слишком неправдоподобная история про пляж и её наблюдение. Я все-таки склонялась к версии, что Габриэла наркоманка и пешка в игре. Только чья?
Роберт прошёл мимо меня к гаражу. Закрыл дверцы и повесил замок. Затем подошёл ко мне, взял за руку и повел к озеру.
– Пойдем прогуляемся. Тебе необходим свежий воздух.
Его ладонь была теплой. Он уверенно держал меня за руку и вел за собой. Мы вышли к небольшому озеру за моим домом и побрели не спеша вдоль берега.
– Абигейл, знаю, ты не веришь ни одному моему слову. Я не тороплю. Дам тебе время как следует всё взвесить и обдумать. Не хочу давить на тебя или заставлять поверить мне на слово моментально. Хочу сказать только одно: увидев тебя, я влюбился, как мальчишка! Сам долго боролся с этим чувством, не хотел пускать тебя в своё сознание, ведь я тебя совсем не знаю. Но чем больше я следил за тобой, тем больше привязывался.
– Да, история более чем удивительная, извини, – шмыгнула я носом.
–Тебе не за что извиняться. Невольно я ввязался в эту историю с тобой и Стивом и понимал, чем она тебе грозит. Закончиться хеппи-эндом она точно не могла. Я убеждал себя не лезть не в своё дело, но не мог дать тебе погибнуть. Я влюбился. Обычно я не говорю о чувствах открыто, но в нашем случае хочу стать для тебя опорой и надежным другом.
– Во мне столько смешанных чувств, Роберт. Я пока совсем не знаю тебя, но могу признаться, ты симпатичен мне, и проведенная ночь была замечательной. На следующей неделе я перехожу работать в штаб Эмили.
– Знаю. Это я уговорил её перевести тебя.
Я прямо открыла рот, чтобы протестовать, но Роберт развернул меня к себе и закрыл его поцелуем. Мы простояли несколько минут, наслаждаясь друг другом и решили вернуться в дом.
– Роберт, что мне делать, если капитан Гарри Рифольд опять заявится ко с расспросами? В предыдущий раз он интересовался моей машиной, и я была вынуждена сказать, что она в сервисе, – разливая чай по чашкам, бормотала я.
– Я работаю над этим. Скоро появится копия твоей машины с твоими номерами. Доверься мне.
– Ты так говоришь, будто я могу пойти совершить любое преступление и мне это сойдет с рук!
Я стала наставлять на стол разные вкусняшки.
– Абигейл, ты не способна совершить преступление. Ты была готова сесть ради другого человека в тюрьму! – усмехнувшись, произнес он.
– Ты что установил в моей квартире жучки и подслушивал? – удивленно произнесла я.
Роберт улыбнулся.
– По-моему ты задаешь слишком много вопросов, Абигейл.
Когда он произносил моё имя, у него получалось это делать как-то по особенному.
Нет, Абигейл, ты не можешь влюбиться в человека с первого взгляда. Нельзя быть такой легкомысленной. А что такое вообще влюбленность? В моем сознании и она выглядит примерно следующим образом, попробую описать.
Человек, в которого мы влюбляемся, назовем его «любимый» – «ключ» от двери, кладовой подсознания, за которой хранятся наши психические, назовем их «бриллианты».
Образ любимого – один из этих бриллиантов – гармоничная грань нашего нутра, которая подавлена под слоями переживаний глубоко в подсознании. Любимый – это и есть сам влюбленный в той своей ипостаси, которую еще не способен в себе принять. Почему мы не можем быть собою без всяких иллюзорных проекций? Наше бессознательное неизмеримо больше того, что собой представляет повседневная сознательная часть психики. Высокоуровневые процессы бессознательного «содержат» в себе как «светлые» и упорядоченные переживания, так и переживания, которые принять и «переварить» человек пока не готов. Некоторые из этих переживаний могут проявляться как тоска, грусть, душевная боль, «пустота», печаль, тревога. Можно обозначить их как «блоки» на пути к психическим бриллиантам. В этом смысле человек часто, как бы странно это ни звучало, не способен быть собою и поэтому проецирует свои психические процессы на внешний мир. Психический «бриллиант» подсознания воплощается в образе любимого. Душевная боль, вызванная «прохождением» через «блоки» подсознания, приписывается разлуке с объектом влюбленности. Рядом с объектом своей влюбленности человек начинает принимать самого себя на глубоком уровне и поэтому впадает в зависимость от любимого. Человек ощутил «вкус» и красоту психического бриллианта и теперь жаждет им овладеть. Этот бриллиант, словно психический магнит, который притягивает сознание, заставляет его прорываться через чащобы подсознания и переживать весь тот мрак, который стоит на пути.
Влюбленность – иллюзия любви, которая оборачивается болезненной зависимостью, чувством собственника и ревностью. Иногда, если убрать эти переживания, от любви ничего не остается. Влюбленность, иллюзия еще и потому, что образ любимого, в отличие от других образов в голове, как правило, кардинально отличается от реального человека («объекта» влюбленности, на которого этот образ проецируется). Влюбчивость говорит о том, что у человека есть связь со своим «сверхсознательным» но связь столь опосредованная, что принять психический «бриллиант» как грань собственной психики человек не способен. Тяга бывает страстной, слепое желание «овладеть» проявляется на всех уровнях: духовном, эмоциональном и телесном. Насколько сильно человек хочет завладеть своим психическим «бриллиантом» настолько ему хочется владеть любимым как «объектом» своей иллюзорной проекции.
Любимый – лишь «инструмент» способ отразить происходящее в собственном сознании влюбленного. На самом деле, сам того не понимая, влюбленный жаждет единства с самим собою, так как именно это – и есть величайшее блаженство. И влюблен он в самого себя, потому что только он сам и есть тот, в ком может произойти истинное единство.
Да может я со своими «тараканами» в голове, но так устроено мышление. Я реалист без всяких там финтифлюшек. Поэтому, смотря на человека, стоявшего передо мной, я не знала, испытываю то самое чувство влюбленности или просто списать на минутное влечение. Но я осознавала точно, что с этим нужно разобраться в ближайшее время. А пока можно пить чай и слушать рассказы Роберта о его детстве.

***
Через пару часов я сидела в кабинете и подписывала горы бумаг. На работе было суетливо и напряженно, не было и свободной минуты чтобы передохнуть.
Все работали в авральном режиме, если у кого-то поступали сведения из проверенных источников по поводу смерти Ника Треверса, информация стекалась ко мне. В мои обязанности входило лично прочесть каждую букву, прежде чем дать зеленый свет и запускать статью в журнал.
Бет отбивалась как могла, от надоедливых репортеров, которые наровились взять у меня интервью. От бесконечных звонков зевак, которые хотели дать ложную информации по местонахождению убийцы, считая, что журнал уцепится за наводку и заплатит дополнительный гонорар.
Эмили находилась все время на связи и контролировала работу издания. Через неделю она должна заступить на свой пост. А для этого мне необходимо подчистить хвосты, чтобы оставить бумажные дела в безупречном виде.
Мобильник, лежащий на столе, вдруг стал настойчиво звонить. Абонент не определен. Некогда было отвечать, и я решила пока проигнорировать этот вызов. Но телефон продолжал звонить, не прекращая.
– Слушаю! – схватив раздраженно трубку, прокричала я.
– О, дорогуша…смотрю, кто-то сегодня не в духе? – залепетал женский голос.
Габриэла.
– Чего тебе?
– Деньги. Они понадобятся сегодня. Нет пяти дней на сборы. Планы изменились. Так что советую поторопиться!
Габриэла нервничала. А может у неё была утренняя ломка от вовремя не принятого наркотика. Теперь я была уверена, что она употребляет.
– Иди к черту! У меня нет денег, и плевать, расскажешь ты Эмили или нет! – я бросила трубку и принялась дальше заниматься своими делами.
Конечно, мне было не плевать. Я блефовала. Габриэле достаточно отнести фото на телевиденье, чтобы уничтожить меня. Но сейчас она прибывала в таком состоянии, что кажется, она и паре баксов была бы рада.
На этом можно сыграть. Я решила пойти ва-банк. По всем расчётам, Габриэла должна перезвонить. Наркоматы так просто не отступают, когда им требуется доза.
Именно так и произошло через несколько секунд. Габриэла стала беспрерывно названивать. Подевав ей нервы на восьмой раз, я сняла трубку.
– Что на этот раз Габриэла?
– Ты что, считаешь себя самоуверенной сучкой? Или самоубийцей? Принесешь сегодня деньги! Столько, сколько наберешь! А иначе завтра утром будешь смотреть на себя по телевизору целыми днями напролет. Поверь, репортеры превратят твою жизнь в ад! – закричала она в трубку.
В этом она была права. Тут нечем крыть. Оставалось одно, встретиться с ней с глазу на глаз. Забрать фото и компромат на меня. Судя по интеллекту Габриэлы, это будет не сложно сделать.
– Ладно, ладно, успокойся, я постараюсь набрать несколько тысяч баксов, всё, что есть на счету. Тысяч пять тебе хватит для начала?
– Другой разговор, детка. Неси, разберемся.
Конечно, я не собиралась нести Габриэле ни цента. Нужно было, чтобы она заглотила приманку.
– Диктуй адрес, – попросила я.
Она продиктовала. Заброшенный район на окраине Лондона. Туда чёрти сколько надо добираться. Мы условились встретиться в девять вечера. Роберту придётся соврать, что задержусь на работе. Не хотелось впутывать его в эту авантюру. Пускай следит за Стивом.
В восемь часов вечера, оставив рабочее место и предупредив Бет, что отъеду по делам, и я вернусь к десяти, а до этого времени они не должны с Роном покидать офис, отправилась к Габриэле.
Заказала такси и поехала. Прибыв по указанному адресу, который указала Габриэла, я обнаружила жилое здание гостиничного типа. В Лондоне их предостаточно в любом районе города. Именно тот, который предстал передо мной невысокого пошиба. Выцветшее, обветшавшее здание, построенное несколько десятков лет назад, и выглядело так, будто с минуты на минуту развалиться.
Я расплатилась с таксистом и велела ждать моего возвращения, пообещав хорошие чаевые. Таксисты не любили этот район города, но за хорошую плату маму родную продадут.
Прошла к входу подъезда и, войдя внутрь, очутилась в тускло освещенном вестибюле. Слева располагался лифт, справа должен был сидеть в коморке швейцар. Ну или что-то похожее на него. Квартира под номером 12 находилась на третьем этаже.
Вошла в лифт, так как швейцара не оказалось на месте, чтобы порасспрашивать его про жильцов из интересующей меня квартиры.
Лифт потащился наверх, гремя и шумя, так что пришлось скрестить пальцы и молиться, чтобы не рухнуть вместе с кабиной в шахту. Посмотрела на часы на левом запястье, без пяти минут девять.
Нужно было идти пешком до третьего этажа. Наконец колымага доползла до нужно этажа и со скрипом остановилась. Я с облегчением выдохнула и вышла из лифта.
Передо мной предстало два широких коридора направо и налево. Вдоль них шли квартиры. На первой двери справа стоял № 8. Быстро отыскав нужную дверь, остановилась пред табличкой №12 на которой указано имя Габриэла Скендиш.
Хотя бы с именем не обманула. Нажав на дверной звонок, прислушалась.
За дверью тихо. Полная тишина.
Я стояла и ждала, а потом позвонила ещё раз. На этот раз послышались быстрые шаги, и дверь чуть приоткрылась.
– Кто это? – спросил женский голос из-за двери, так что лица говорившей не увидеть.
– Абигейл Хант, – ответила я. – Ты ещё кого-то ждешь?
Дверь отварилась нараспашку.
Передо мной стояла худенькая девушка с валившимися глазами, полными отчаянья. Волосы непонятного цвета, так как видимо их много раз красили разным цветом. Круги под глазами тёмного цвета означали, что девушка давно не принимала дозы и была на взводе. Она явно куда-то собиралась. На Габриэле было надето тоненькое платье, а сверху накинута джинсовая куртка.
– Долго будешь стоять или войдешь? – рявкнула она, со страхом выглядывая в коридор. – Учти, детка, ты попала в неблагополучный район, тут повсюду притон.
Я быстро прошмыгнула мимо Габриэлы и оказалась в довольно небольшой комнате. Бедно обставленной, где повсюду валялся всяких хлам и царил полный беспорядок.
– Не обращай внимание на бардак. Некогда убираться, – проговорила она. – Слава богу, я сегодня свалю из города подальше! Подальше от борделя. Здесь дешевая аренда, это единственный плюс, почему я снимала эту халупу.
В том месте, где я стояла, можно было назвать гостиной. Рядом находилась ещё одна комната, похожая на спальню. С односпальной кроватью, на которой стояла спортивная сумка с вещами. Габриэла не успела уложить ещё вещи до конца. Кажется, и действительно она собиралась сматываться.
– Ты принесла деньги? – спросила она, усаживаясь на стул, стоявший почти посредине комнаты, что показалось мне довольно странным.
– Да, – я достала сверток из сумки. – Хотелось увидеть то, ради чего всё затевалось. Где доказательства?
В конверте лежала тысяча баксов. Остальное поддельные купюры. Губы Габриэлы скривились в горькой улыбке.
– Покажи деньги для начала, красотка, – кивнула она головой, указывая на сверток в моей руке.
Я развернула сверток и показала банкноты. Габриэла была готова сорваться с места и вырвать их у меня из рук.
– Здесь пять кусков? – с недоверием спросила она.
– Да, – уверенно соврала я. – Как и договаривались, можешь пересчитать.
– Мне некогда. Тороплюсь. Поверю на слово! Нет времени на пересчёт, поезд вот- вот отойдет от станции, а нужно ещё успеть попасть на вокзал. Ладно, теперь я покажу то, что у меня для тебя есть, – Габриэла встала и подошла к шкафу, стоявшему в углу комнаты, выдвинула один из ящиков и стала в нем рыться и что-то усердно искать.
С самого начала у меня закралась мысль, что ей нельзя доверять. Нужно все – таки, наверное было сказать Роберту, куда я отправилась. Человек глуп, а его наивность беспредельна!
Габриэла замерла, а потом резко развернулась в мою сторону. В её руке, уставившись прямо мне в грудь, блестел пистолет 45-го калибра.
– Давай без шуточек, детка – негромко приказала она. – Положи деньги на стол.
Габриэла стала медленно приближаться, держа пушку, точно наведя на меня.
Ничего не оставалось, как стоять, замерев на месте. Мои глаза смотрели прямо на дуло пистолета. Меня словно парализовало. Никогда и никто не наставлял на меня пистолет. Никто не угрожал застрелить меня.
В фильмах обычно, когда героя берут на мушку, они и глазом не ведут. Но, оказавшись на месте героя в реальной жизни, я скажу, что дела обстоят далеко наоборот. Реально можно наложить в штаны от страха.
Это совсем другой страх, не тот, который есть у каждого. Этот парализует неожиданностью. Будто бы стоишь на канате над пропастью. И именно в эту минуту наркоманка решает забрать мою жизнь или нет!?
– Опусти эту штуковину, Габриэла. Это тебе не игрушки, – еле выговорила я. – Он ведь и выстрелить может.
– Я буду стрелять, крошка, если ты не отдашь деньги, – улыбнулась она, подойдя к столу.
Глаза Габриэлы блестели. Она увидела деньги, а на них она сможет купить много дури, а больше её ничего не интересовало. Этим то она и была опасна.
– Не стоит этого делать. На выстрел сбегутся соседи, ты не успеешь удрать до приезда полиции, – пыталась я образумить её.
– Милочка, оглядись, где ты находишься. Здесь всем плевать, грохну я тебя или нет. Никто не захочет проблем, а тем более, когда сюда явятся легавые. Я сказала здесь притон и бордель. Так что кончай болтать и выложи деньги на стол.
Габриэла была серьезно настроена и я понимала, она не шутит. Пальцы крепко сжимали пистолет и немного дрожали. Она могла выстрелить в любую секунду!
Я аккуратно подошла к столу и положила деньги.
– Хорошо. Встань возле стены! – рявкнула она, не опуская пушку.
Габриэла подлетела к столу и спрятала сверток у себя в кармане брюк.
– Далеко тебе не уйти, Габриэла, ты совершаешь большую ошибку, – буркнула я, уткнувшись носом в стену.
– Что ты сделаешь, а? Заявишь в полицию? Валяй! Заодно расскажи сказку о том, кто убил Ника Треверса. Мне пора валить из этой страны. Для начала не плохо бы убраться из города и залечь на дно. Теперь понимаешь, зачем бабло? Стой, где стоишь, Абигейл! Подними руки наверх, чтобы я их видела.
Я сделала так, как она велела. Мысленно попрощалась с этой жизнью и закрыла глаза.
Выстрела не последовало.
До меня донёсся шум, как Габриэла забегала по комнате, и, судя по звукам, она зашла в спальню и забрала сумку.
– Чао, Абигейл, – бросила она. – Ты оказалась очень кстати, на эту приманку клюют только простофили, такие как ты!
Дверь сильно хлопнула.
Я медленно развернулась и отошла от стены, пот медленно стекал по лицу.
Стояла мертвая тишина, только слышались удаляющиеся шаги Габриэлы по коридору. Подумала побежать за ней вслед, хотя, что я могла сделать? Отобрать деньги назад? Ведь на самом деле у Габриэлы ничего не было на меня.
Подойдя к двери, я вдруг резко остановилась, услышав по ту сторону крики Габриэлы:
– Оставь меня! Нет! Не надо! Отпусти меня!
Я замерла на месте и вслушалась, чувствуя себя в ловушке. В голосе Габриэлы звучал ужас, я его чувствовала, даже стоя по другую сторону двери.
Вдруг она пронзительно вскрикнула. Я шарахнулась, словно от удара током, и прижалась к стенке рядом с дверью.
Затем послышалась возня. Драка или борьба, а затем глухой хлопок. Выстрел, затем ещё один. Зажав уши руками, я села на корточки. Как же стало страшно.
Наступила тишина. Послышалось, как скрипучий лифт пополз вниз. Прошли бесконечные минуты, и скрип прекратился, доехав до первого этажа.
Стала вслушиваться в тишину, которая повисла в воздухе. Никакой паники и реакции со стороны соседей не последовало. Хуже некуда. Я не решалась открыть дверь, заведомо зная, что увижу.
Встал новый вопрос: как выбраться из дома незамеченной и не стать в глазах людей, которые меня случайно встретят и в будущем смогут опознать – убийцей?
Я долго стояла и тупо смотрела на дверь. Нужно было решаться. Другого выхода из квартиры не было. Через окно лезть с третьего этажа не вариант, а значит, я должна уйти так же, как и приехала.
Наконец, собравшись с духом, я решилась. Досчитала про себя до десяти, распахнула резко дверь и выглянула в коридор, посмотрев налево в сторону лифта.
Рядом с лифтом лицом вниз лежала Габриэла в огромной луже крови. При виде трупа меня начало по-настоящему трясти и лихорадить. Пред моим взором лежало мёртвое тело.
Осторожно выйдя в узкий коридор, и старалась ступать осторожно, не производя и звука. Добравшись до тела, я наклонилась к Габриэле. Лицо её было повернуто в сторону лифта, а волосы испачканы кровью.
Кто-то застрелил бедолагу в упор! Она лежала в огромной луже крови вперемешку с какими-то субстанциями. Наверное, это были мозги. Зверское зрелище, которое будет снится по ночам до конца дней. Я едва сдержала рвотные массы, которые пытались вырваться наружу. Закрыв глаза и снова посчитав до десяти, понемногу стала приходить в себя.
Однако я заметила, что сумки Габриэлы нигде не было видно. Засунув руку ей в карман брюк, денег я там не обнаружила. Убийца забрал все её вещи. Но раз у неё ничего не было на меня, за что её убили?
Меня охватила паника. Нужно как можно скорее убираться отсюда. Нельзя здесь оставаться. На этот раз я решила спуститься по ступенькам, а не на лифте.
И я побежала со всех ног. Два пролета незаметно остались позади.
Вдруг я замерла на одном лестничном пролёте, увидев, как навстречу поднимается парень. На какую-то секунду я оцепенела. Мелькнула мысль: быстро наверх! Наверх! И причем бегом! Хотя это вызовет большие подозрения.
Распустив волосы, чтобы скрыть лицо от незнакомца, я удержалась от соблазна дернуть обратно наверх и пошла дальше вниз.
На лестнице было довольно темно, но я вполне смогла бы узнать парня, идущего навстречу при следующей встрече. Значит и он меня тоже!
Довольно молодой парень, блондин, с усталыми и невыразительными глазами и изможденным лицом. Он был одет самым простым образом: в джинсы и замыленную футболку.
Парень безучастно прошел мимо, мельком посмотрел, удивился и двинулся дальше. Скорее его удивило, что такая дама, как я, разодетая в дорогое шмотье, забыла в их районе. Пошла дальше и я. Как только он поднимется на третий этаж, наткнется на труп Габриэлы. Поднимает шум и тревогу. Полиция прибудет сюда раньше, чем я успею выбраться.
Когда я спустилась до поворота первого этажа, мои нервы сдали, и я побежала со всех ног. Добежала до вестибюля и, схватив ручку парадной двери, остановилась и прислушалась.
Наверху хлопнула дверь, но никаких криков слышно не было. Значит, парень жил этажом либо ниже, либо выше. Осторожно открыв парадную дверь, я прямиком направилась к такси, которое одиноко ждало на парковке.
С облегчением забравшись на заднее сиденье, скомандовала ехать, назвав адрес. Только в такси я полностью осознала весь ужас случившегося. Вновь я оказалась заложником ситуации, где присутствовал труп. Оставалось только догадываться, кто так сильно жаждал меня подставить?
Заехав в офис, я забрала вещи и отпустила домой Бет и Рона. Взяла необходимые документы домой, чтобы закончить кое-какие дела.
Спустившись вниз, проследовала к старенькому соседскому «Форду» Хейзанов. Теперь оставалось добраться до дома и принять душ. Заодно переосмыслить случившееся.
На парковке обнаружилась машина Роберта. Только этого не хватало для полного набора событий на сегодняшний день. Открыв дверцу его машины, я села рядом и улыбнулась.
– Привет, почему ты здесь? Мы вроде не договаривались о встрече? – перешла я сразу в наступление.
– Привет, решил забрать тебя с работы, но не застал тебя на месте. Куда ты ездила? – буравящим взглядом спросил Роберт.
– Нужно было отъехать по делам. И с каких это пор я перед тобой отчитываюсь?
– С сегодняшних. Пока находишься в зоне риска, в числе подозреваемых убийства Ника Треверса, – ехидно улыбнулся он.
– Ладно, умник! Поехали домой, я очень устала. Отвезешь и проваливай, – усмехнулась я.
– Так и сделаю, – Роберт прижался губами к моим губам и подарил сладкий поцелуй.
Мотор завелся, и мы двинулись с места.
– Завтра утром я улетаю с Эмили.
– Я думала, твоя работа наблюдать за Стивом.
– Эмили попросила сопровождать в деловой поездке. Сегодня она встречалась с сенатором Треверсом, только что отвез её домой.
– Она была одна или со Стивом?
– Одна. Это была личная встреча. Стив сидел дома, пиликал на своей скрипке.
– Когда обратно вернёшься?
– Через пару дней. Думаю, Эмили летит на встречу к своему кавалеру.
– Меня это мало заботит,– безразлично ответила я. – Стив остается один, а значит, непременно явится ко мне.
– Не факт. Обычно Стив приглашает к себе компанию парней и устраивает закрытую вечеринку. – Кстати, завтра пригонят твою новую тачку. Постарайся в ближайшее время получить справку от полиции об осмотре.
– О, мне не составит труда сделать. Спасибо, Роберт. Спасибо, что помогаешь. Спасибо, что появился в моей жизни, я не могу привыкнуть к этому, всё происходит очень стремительно, а каждый день насыщен какими-то событиями. Обещаю, когда ты прилетишь из командировки, устроить романтический ужин дома, – я мило улыбнулась, глядя в его сторону.
– Очень любезно с твоей стороны, Абигейл. Я тебе говорил, что не тороплю с решением. Мне нравится, что ты просто рядом. Большего пока не прошу.
Роберт положил свою руку мне на колено.
Остаток дня мы провели вместе до самого утра, пока он не собрался и не ушел на рейс самолета.

***
Я осталась одна. Был выходной день, но телефон все равно надрывался от звонков. Совсем не возникало желания отвечать на них.
Лежа укутанной под одеялом, я пыталась собрать события последних недель в кучу, словно пазл.
Моя жизнь круто изменилась, но всё же есть тот человек, кому я определенно мешаю. Я терялась в догадках и приходила к выводу, что Эмили не причастна, иначе она давно бы устранила меня. И вряд ли, может быть, Стив, многое не совпадает в его характере, чтобы стать убийцей. Ника Треверса и Габриэлу убил один и тот же человек.
Но кто? Кто-то забрал деньги и сумку бедной Габриэлы? Этот человек всё время следил за мной. Может все-таки Роберт? Только он хорошо осведомлен о моей жизни. И появился из ниоткуда. Свалился прямо как снег на голову: весь такой позитивный, сексуальный, обворожил. Не для того ли, чтобы я потеряла бдительность? Роберт подходит идеально по всем параметрам. Нитка вновь вернулась к Эмили.
Хм... Надо думать, думать, думать. Я решила позвонить Стиву и узнать про вечерний ужин Эмили у сенатора Треверса. Проверить искренность Роберта. Дотянувшись до тумбочки, на которой лежал телефон, послала Стиву смс, чтобы он перезвонил. Кто знает, чем он сейчас занят. Через несколько минут он перезвонил:
– Привет, Абигейл. Как раз думал наведаться к тебе, легка на помине! – довольно оптимистичным голосом произнес он.
– Я слышу хорошее настроение?
– Да. Эмили улетела в командировку, предоставлен сам себе. Решила, как избавиться от своей машины? Полицейские активно ищут убийцу, по телевизору все время передают новости.
– Можешь не беспокоиться. Машины больше нет.
– Вот как? Почему не сказала мне?
– Вот только что сказала. Только не спрашивай подробности.
– Значит, я теперь не подозреваемый? Ведь главная улика, указывающая на меня, уничтожена!
Кажется, Стив запрыгал от радости возле телефона.
–Сколько Эмили не будет в городе? – как бы невзначай спросила я.
– Пару дней. У неё какие-то неотложные дела, связанные с предстоящей предвыборной компанией. Вчера она ездила к сенатору на переговоры.
– Всё время хочу задать тебе один вопрос, с тех самых пор, как увидела тебя.
– Задавай, – весело пробормотал он.
– Почему ты женился на Эмили?
Повисла пауза. Казалось, это самый не любимый вопрос Стива. Немного помолчав, он начал заученным тексом:
– Так случилось, любовь – непредсказуемая вещь, Абигейл. Мы любим друг друга, что ещё можно добавить.
– А как же я?
– Ты была мимолетным увлечением, только и всего, – отрезал он. – Ладно, извини, мне нужно идти. Отмечу радостное событие своей невиновности! Теперь полиции никогда не докопаться до истины.
– Будь осторожен, Стивен, – ответила я и отключилась.
Время обеденное, но кушать не хотелось. Найдя на кровати пульт от телевизора, включила его, чтобы посмотреть какой-нибудь сериал. Сегодня выходной и хотелось бездельничать и ни о чём не думать. По телеку показывали кулинарное шоу, я стала бесцельно щелкать каналы и остановилась, когда увидела знакомые очертания улицы и дома. Ведущий передавал новости:
– Вчера ночью произошло ужасное убийство. В одном из жилых домов, в подъезде возле своей квартиры была убита Габриэла Скендиш. Молодая девушка двадцати восьми лет, работающая стриптизершей в клубе «Клеопатра». Она застрелена двумя пулями в сердце и голову, – журналист вёл репортаж с места событий. – Это второе убийство за две недели. Капитан полиции Гарри Рифольд не исключает версии, что преступления связаны между собой. Девушку, обнаружил утром швейцар, когда делал обход по этажам. Местные власти тут же отреагировали и начали расследование. По последним данным, есть один свидетель. Адам Скартер. Мужчина, возвращаясь вечером домой, видел выбегающую из подъезда молодую девушку одетую в темно-зеленое платье. Брюнетка лет тридцати. Сейчас свидетель работает с полицейскими и художником, чтобы телезрители могли опознать возможную преступницу по фотопортрету. Все, кто обладает какой-либо информацией, просим обращаться в отдел полиции.
Я не могла поверить ушам. Желудок скрутило тугим узлом, а сердце, казалось, того гляди выпрыгнет из груди. В этот момент даже пробежала мысль покончить с собой.
Парень блондин все-таки запомнил меня. В голове быстро стал прокручивать момент, когда мы столкнулись на лестнице. Я могла точно его описать по внешности, наверняка он тоже. Значит, сейчас парень сидит напротив Гарри Рифольда и составляет мой автопортрет, а уже в вечерних новостях его опубликуют. Соскочив с кровати и начала метаться по комнате и всё, что попадало под руку, бросать и швырять в разные стороны.
Надо успокоиться, пока точно неизвестно, каким выйдет фотопортрет. К тому же миллионы девушек подойдут под описание. Возможно, парень не так хорошо запомнил мою внешность. Так, так… сжечь одежду, в которой я была вчера, чтобы ничего не напоминало об этом дне. Даже если Рифольду удастся вычислить, что я была в доме Габриэлы, у него не будет весомых доказательств. Только слова случайного парня.
Я быстро метнулась в гостиную, разожгла камин и сожгла к чертовой матери одежду, в которой была вчера. Затем стала лихорадочно вспоминать, дотрагивалась ли я до чего- нибудь в квартире Габриэлы, ведь полиция наверняка снимет отпечатки пальцев.
О боже! Я держалась за ручку двери! Точно! Вот же… я же сама открыла её, когда выходила в коридор. Это смертный приговор. В любом случае меня вызовут, допросят и попросят объяснить наличие отпечатков на дверной ручке в квартире наркоманки! Усевшись на пол, я разрыдалась.
Сейчас так не хватало Роберта, с ним не так страшно проходить через трудности. С ним я чувствую себя уверенно и в безопасности.
А теперь остаётся набраться терпения и пождать выпуска вечерних новостей, чтобы решить, что делать дальше со своей жизнью.
Глава 8
На следующее утро, сидя в кабинете, я разбирала кучу всяких бумаг. Мы только что попили с Бет кофе, поболтали об её насыщенной бурной жизни.
Бет – пятый ребенок в семье. Имея много родственников, её жизнь всегда проходит бурно и эмоционально. Каждый день приносит ей массу новых эмоции. А главное, она бесконечно присутствует на всяких праздниках: то рождение детей каких-нибудь кузин, то свадьбы, то дни рождения. Поэтому Бет постоянно в поисках подарков. Она обожает мотаться по магазинам и даже в обед бегает в торговый центр, чтобы поглазеть и присмотреть что-нибудь интересное. Иногда утаскивает меня с собой, но в последнее время мне не до походов по магазинам. Бет постоянно стремится меня с кем- нибудь познакомить и всерьез заняться моей личной жизнью. Пришлось рассказать ей о Роберте. Приукрасить и выдумать правдоподобную историю.
Вот и сейчас Бет сидела на краю стола, болтая ногами и треща без умолку:
– Абигейл, ну может, ты все-таки передумаешь и останешься в издательстве? Как мы будем без тебя справляться? – надувая губки, спрашивает она.
– Нет, исключено! А что, если Эмили сделает тебя своей помощницей?
– Не хочу занимать твою должность, Абигейл. Мне нравится заниматься своей работой. Когда предвыборная гонка закончится, ты же вернешься? – умоляюще смотрела она на меня.
– Конечно, куда мне ещё идти? В предвыборной компании временная работа, но если Эмили победит на выборах, думаю, ей некогда будет заниматься журналом. Для меня открываются перспективы стать руководителем издательства. И тогда ты точно станешь моей заместительницей, официально, – улыбнулась я ей.
– Когда ты познакомишь меня со своим красавчиком?
– Не знаю, – пожала я плечами. – Он сейчас улетел по работе в другую страну, как только буду уверена, что у нас с ним серьёзно, сходим в бар выпить.
– Тебе пора выходить замуж и рожать детей! – заявила Бет.
– Только после вас, девушка! – рассмеялась я.
– Пойду, принесу расписание сегодняшних встреч и пора приступать к работе, – соскочив со стола, деловито заявила Бет.
– Да, давай займемся работой. И кстати, Бет, не могла бы ты связаться с капитаном полиции Гарри Рифольдом? Пусть пришлет кого-нибудь из своих ребят и всем сотрудникам осмотрят автомобили и выдадут справки. Мы слишком заняты, чтобы таскаться к ним в участок. Пообещай, за выезд к нам расходы возьмем на себя. Тут несколько сотен сотрудников и полная парковка машин, пара- тройка копов точно понадобится.
– Ты гений, Абигейл! Так и сделаем, а то я все время думала, когда мне доехать получить эту проклятую справку. Кстати, твою машину наладили?
– Да, сегодня я приехала на ней. Всё в порядке.
Бет вылетела за дверь.
Не знаю, какие у Роберта связи, но копия моего мустанга вчера вечером стояла возле моего дома. Я вышла на улицу, когда услышала шум мотора. Машина стояла возле ворот.
Первая половина дня пролетела незаметно, полностью поглотив меня делами и работой. Вторая половина обещала быть не менее насыщенной.
Когда я взглянула на часы, время показывало начало седьмого вечера. Бет заглянула, просунув голову в щель, слегка приоткрыв дверь кабинета.
– К тебе посетитель, Абигейл – удивленно сказала она.
– Кто?
– Кажется, парень из новостей. Свидетель, обнаруживший убитую девушку. Говорит, что хочет переговорить с тобой лично. Представился Адамом Скартером, пропустить?
На мгновения я потеряла дар речи. Первой мыслью было бежать, но куда? Поэтому я молча кивнула головой. Что ему то надо от меня? Разузнал, кто я и теперь пришёл требовать за молчание денег? Черт бы побрал этих шантажистов!
Вчера в новостях никакой информации не сказали по поводу опознавания личности девушки, которую он видел. А значит, Адам решил сам наведаться ко мне.
На пороге кабинете появился парень. Именно тот самый блондин с потухшими главами. Просто ходячий «обморок» так его хочется охарактеризовать.
Сегодня он выглядел хуже, чем при первой встрече. Лицо совсем белое и прозрачное, скорее таких людей называют «альбиносами» кожа как мел, так же как и волосы. При дневном свете его можно лучше рассмотреть. Одет в какие-то потертые джинсы и тёплую рубашку в крупную клетку.
Адам был худым и высоким. Видимо, когда-то ему было дискомфортно от своего роста, отчего появилась сутулость, чтобы оказаться ниже. Так она и осталась.
Он стоял, словно статуя на пороге и не сводил бледно-голубых глаз с меня.
– Закройте дверь, Адам. Проходите, садитесь, – начала я, вставая с места и указывая рукой на кресло.
Он послушно прошёл и сел.
– Выпить хотите?
– Да, – подал он голос. – У вас есть скотч или виски?
– Есть.
Я достала из шкафчика в столе бутылку скотча и два стакана. Пока наливала порцию спиртного, Адам внимательно следил за мной. Будто искал подтверждение в самом себе, не ошибся ли он, действительно ли он видел именно меня.
Я протянула ему стакан. Он неуверенно взял его из моих рук.
– Чем обязана, мистер Скартер? – я решительно взяла инициативу в свои руки.
– Мы оба знаем чем,– еле слышно ответил он. – Это вы, были той ночью там. С вами я столкнулся на лестнице. Теперь я точно в этом уверен.
– Допустим и что? – спокойно ответила я.
Мне с трудом удавалось играть роль безразличной и хладнокровной.
– Вы убили бедняжку Габриэлу? – буравя безликим взглядом, произнес он.
– Нет.
– Почему не позвонили в полицию?
– А что бы это дало? – спросила я, не отводя взгляда.
Адам молчал.
– Я знал Габриэлу много лет… Пытался вытащить из порочного круга, когда она пошла по тропе наркотиков и проституции. Габриэла была хорошей девушкой, чтобы вы себе там не думали. В подростковом возрасте сбежала от родителей, хотела заняться танцами, но попав в Лондон устроилась в клуб «Клеопатра» танцовщицей. Тут то ловушка захлопнулась. Мафия. На них она и стала работать. Сначала начала танцевать стриптиз, а затем стала оказывать услуги проститутки. Через год психика не выдержала. Габриэла сорвалась и подсела на наркоту, – казалось, Адам сейчас заплачет. Габриэла была дорога ему как друг.
– Успокойтесь, Адам. Мы её не можем вернуть. Я правда не знаю, кто убил вашу подругу. Одного пока не пойму, почему вы не сдали меня полиции?
– Я любил Габриэлу, понимаете? – слезы покатились по его щекам. – Я много раз предлагал ей завязать, хотел поместить в клинику и готов был сам оплачивать лечение, лишь бы она пришла в норму. Я работаю в ресторане быстро питания поваром. Работаю сутками напролет, живу в лачуге, ну вы и так видели где из-за копеечной аренды.
Мне стало очень жалко парнишку.
– Сразу не мог вспомнить, откуда вас знаю, но дома валялся журнал, и на обложке я увидел ваше фото. Тут меня и осенило, – Адам допил свою порцию и протянул стакан, чтобы я повторила. – Стал размышлять, зачем такой, как вы, даме понадобилось приходить к Габриэле? Знаю, она частенько шантажировала разных богачей, таким образом добывая деньги на дозу. Я живу этажом выше, прямо над её квартирой. Много раз приходилось вытаскивать её с того света, когда она доводила себя до передоза. Но вернемся к вам, Абигейл. Если я не ошибаюсь, вы наверняка принесли деньги Габриэле? Она недавно упоминала, что собиралась свалить обратно к родителям в Канаду.
– А что, если и так? – спросила я.
Адам уставился на меня:
– Вы серьёзно? Неужели вы дали ей денег?
– Мы уходим от темы, – перебила я его. – Вы не ответили на вопрос, почему не сдали меня властям?
Адам пожал плечами.
– Понимал, что вы бы не убили Габриэлу так хладнокровно. У вас в глазах был страх и паника, когда я вас впервые увидел на лестнице. Вряд ли бы у вас хватило духу пустить Габриэле две пули в лоб. А я много раз предупреждал её не связываться с этим типом.
– О ком вы говорите? – заинтересовано спросила я.
Адам колебался. Он взял стакан и отхлебнул содержимое, будто это придавало силы говорить. Немного помолчав, он продолжил:
– Сам не знаю, зачем сюда пришел. И почему говорю с вами. Может потому, что больше мне не к кому пойти. Я предупреждал сотни раз Габриэлу не связываться с типом, который появился в её жизни с месяц назад.
– Вы видели его?
Настал важный момент – услышать правду и наконец-то опознать убийцу или хотя бы приблизиться к разгадке.
– Нет, только слышал о нём. Его деньги плохо пахли. Он предложил Габриэле огромную сумму денег, если она согласиться провернуть одно дельце, а именно будет понаблюдать за одной парочкой, чтобы начать их шантажировать. Он обещал, что деньги, которые она поимеет с простофиль, будут её. Плюс он щедро заплатил несколько сотен за работу вперед, – Адам оскалился и стал вертеть стакан в руках. – Я говорил, что добром это не кончится и её втянут в грязную афёру, но Габриэла не хотела меня слушать и всё время называла занудой! – Адам отхлебнул виски из стакана. – Вот, как я и предсказывал, доигралась и получила две пули!
– А почему она так стремилась уехать из города?
Адам надул щеки, потом выпустил воздух.
– Здесь ей больше нечего было делать. Она хотела вернуть к родителям и стать нормальным человеком. У неё иногда случались минуты просветления.
– Габриэла не просто хотела уехать, она рвалась из города, почему?
– Так вы дали ей денег?
– Да, но их забрал убийца! Так что плакали мои денежки.
Адам потер рукой переносицу.
– Боже… Если вы владеете информацией, значит, вы видели Габриэлу накануне смерти. Это вас шантажировала! Значит, вы и есть тот самый заказ! В тот день, когда мы с вами столкнулись, вы, должно быть, принесли указанную сумму, как на блюдечке. Так может, это все-таки вы убили? Может, вы были не одна, а ваш партнёр её хлопнул? – Адам явно стал пьян, но все ещё, надо отдать должное, соображал хорошо. – Пожалуй, стоит вернуться в полицию и рассказать эту версию. Мотив у вас, Абигейл, вполне подходящий.
Я старалась не выдавать себя, но сердце громко застучало.
– Я отвечала вам, Адам. Не убивала я вашу подругу. В ту трагичную ночь я была одна в её квартире, – отчеканила я, выдерживая его взгляд. – С таким же успехом могу пойти с вами в полицию и заявить, что это вы убили Габриэлу. Кто знает, вы же обнаружили тело, может, предварительно грохнули её? А меня, допустим, решили подставить. В общем, улавливаете ход мысли? Могу насочинять десяток истории версий. А что касается меня, для полиции версия, что наш журнал делал репортаж о неблагополучном районе, вполне сойдет. Оглянитесь, где вы находитесь, Адам. Вы пьете виски за несколько тысяч баксов, сидите на дорогой мебели, думаете, у издательства не хватит денег похоронить это дело? – я решительно перешла в наступление.
Адам слабо усмехнулся.
– Ладно, ладно, леди, я вам верю, – миролюбиво признал он. – Мне тоже неприятности ни к чему. Между нами говоря, даже не желаю знать, кто убил Габриэлу. На допросе я сказал, что не помню точно внешность девушки, так как было темно, и я не смог как следует рассмотреть лица, – Адам встал со своего места. – Простите. Наверное, я пойду домой, очень устал. Теперь моя совесть чиста. Не буду на вас заявлять. Габриэла шантажировала вас, выполняя чей-то заказ, вы тоже жертва. В этом мире я стремлюсь творить добро, его так мало в наших жизнях. В последнее время люди злые и агрессивные стремятся уничтожить друг друга, применяя самые различные методы и способы.
– Вы абсолютно правы, Адам. Спасибо большое за понимание, – я протянула руку через стол.
Он пожал её своей холодной сухой ладонью и слабо улыбнулся.
– Подождите минуточку, – попросила я.
Потянулась за сумкой и достала из кошелька несколько сотен баксов. Всё, что лежало в кошельке, протянула ему. Адам стоял в нерешительности.
– Берите, это самое малое, чем я могу отблагодарить. И заберите выпивку с собой, дома допьете.
– Спасибо! – радостно пробормотал он, быстро спрятав банкноты в карман и схватив со стола бутылку скотча.
Адам медленно вышел и закрыл за собой дверь. Через несколько минут влетела Бет.
– Чего он хотел, дорогая? – своим кукольным личиком спросила она.
– Статью на первой полосе! – не задумываясь, соврала я. – Что он герой, и мы должна написать об этом статью.
– Бедняжка, я слышала, девушку растеряли в упор. Таки страшные вещи происходит в городе, нигде небезопасно, – залепетала Бет.– Какие планы на вечер?
– Есть предложение?
– Да, Рон зовет в клуб. Пойдём отметить конец рабочей недели?
– Сегодня пятница. Мы работаем сверхурочно, так что я не против! Собирайтесь, через час выдвинемся, только доделаю кое-какие дела. Эмили выходит в понедельник.
– О, тогда я сегодня напьюсь! – захихикала Бет. Ладно, скажу Рону, что ты в деле!
Бет испарилась, я радовалась, что сегодня пойду с друзьями в клуб и отвлекусь от всех темных и мрачных мыслей.
Мне тоже было что отметить. Адам не выдал меня полиции, и благодаря его благородству я могу продолжать жить нормальной жизнью. Теперь я обязана этому человеку многим. Нужно будет как-нибудь заехать к нему и отвезти корзинку фруктов и выписать чек. В наше время такой человек, как Адам – настоящая находка. И он прав, человечество лишено милосердия и рыцарства.
На телефон пришло смс. Я взглянула на дисплей. Сообщение от Роберта.
«Скучаю. Думаю о тебе каждую свободную минуту, твой Роберт».
Приятные чувства и эмоции растеклись по телу теплом и наполнили каждую клеточку эндорфинами радости.

***
Ровно в десять часов вечера я, Бет и Рон оправились в клуб. Раньше вырваться не получилось.
В клубе мы отрывались до двух часов ночи. Все проблемы на часы испарились. Я вселилась, танцевала, пила коктейли и хохотала до упада.
К началу четвертого утра порядком протрезвела, поэтому решила поехать домой на своей машине и не вызывать такси.
Развезла сначала по домам Рона и Бет и двинулась, не торопясь, к своему бунгало. Я могла думать только об одном: как побыстрей добраться до кровати.
Спустя двадцать минут я добралась до места.
На ватных ногах прошла по дорожке к дому, отварила дверь и вошла в тёмный холл. Свет включать не стала, к чему? Пересекала холл, сбрасывая на ходу одежду, на ощупь побрела в спальню. Открыв дверь, я шагнула в глубокую темноту и вдруг остановилась. По спине пробежал неприятный холодок. В застоявшемся воздухе комнаты явственно чувствовался запах знакомых духов.
Вытянув руку и нащупала включатель на стене. Сердце резко ударило по рёбрам.
Лицо закрыто простыней, руки свисают с кровати, спящий или мёртвый передо мной лежал Стив!
Я оперлась на стену и закрыла рукой рот, чтобы не закричать. Хотя, кто меня мог услышать. Стив лежал, не двигаясь и, как мне показалась, вроде бы дышал. А что, если он мертв? Меня охватил такой страх, что я не могла сдвинуться с места.
Очередное убийство мне не вынести. От пары трупов мне удалось выйти сухой из воды, но от этого точно не спрятаться, а самолёты на другую планету не летают!
Стив лежит в моем доме, на моей постели! Черт! Черт! Черт! Сделав усилие, я оттолкнулась от стены и мелкими шажками подошла к кровати. Трясущейся рукой осторожно дотронулась до руки Стива. Он пошевелился и слегка застонал. Я отошла назад со вздохом облегчения. Потом огляделась и увидела, что на полу разбросана одежда. Синяя футболка и джинсы.
Как он попал в дом? И почему оказался в постели? Ладно, ладно, все вопросы потом, главное, Стив жив. Безумно хотелось спать. После потрясения это нелегко сделать, но алкоголь давал о себе знать, и меня клонило в сон.
Пройдя в гостиную, сбросила до конца одежду и, укутавшись в плед, легла на диван.
Голова коснулась маленьких подушек, которые разбросаны на диване, и я мгновенно заснула. Спала крепким сном. Проблемы и страхи сидели у изголовья кровати и ждали пробуждения.
Когда я открыла глаза, часы показывали первый час дня. Через шторы слабо пробивалось солнце, рисуя на полу лучи.
Некоторое время я лежала, не шевелясь и смотрела в потолок. Не могла сообразить, приснился мне Стив или он был наяву. Как только сознание окончательно пробудилось, сразу стало понятно, что всё же Стива я видела в реальной жизни. Сбросив плед, я встала с дивана и поплелась в ванную.
Приняв душ, стала чувствовать себе гораздо лучше. Голова с похмелья немного раскалывалась.
Накинув халат, я вышла из ванной комнаты и тут же услышала движение в спальне. Дверь открылась, и из неё вышел Стив.
Мы стояли и смотрели друг на друга.
– Привет, – произнесла я. – Как тебя занесло ко мне в постель. Помниться я не приглашала? Или ты захотел меня поиметь, пока Эмили в отъезде?
Стив мгновенно вспыхнул:
– Опять ты за своё! Я прождал тебя вчера весь вечер, потом устал и лёг на кровать. Сам не заметил, как заснул. Мне необходимо с тобой серьезно поговорить. Появились новые неприятности! Поэтому и решил приехать к тебе.
– Да столько можно!
– Объявился новый шантажист. Возможно напарник той самой девушки. Я не знаю, кто он, но он шантажирует меня!
– Ясно. А как ты попал внутрь моего дома? – спросила я совершенно безразлично.
Стив отвел глаза:
– Нашел открытое окно.
– Да? – удивилась я. – Нужно впредь проверять окна, выходя из дома. Вот что, сегодня у меня болит голова с похмелья, вчера мы веселилась с друзьями, так что мне не хочется вести долгие беседы. Давай в другой раз.
– Ты, кажется, не слышала, что я сказал Абигейл! Меня, вернее нас шантажируют! – начал закипать он.
– Да, да, прекрасно расслышала и с первого раза. Просто я проще отношусь к такой информации. Ладно, ты же не отвяжешься. Сперва мне надо позавтракать. Выпить аспирин и кофе, чтобы снять головную боль, а потом поговорим.
Пройдя в кухню, я поставила на огонь кофейник и сковороду для жарки яичницы. К тому времени, как я накрыла на стол кофе, яйца, тосты, Стив вернулся из душа. Его кожа приятно пахла гелем для душа, волосы были аккуратно уложены, он переоделся и выглядел весьма не дурно.
– Садись, покушай. Только молча. Поедим, потом будем вести беседы, – приказала я недовольным тоном.
– Хорошо.
Стив уселся напротив и налил себе в бокал кофе. Ситуация даже забавляла. Напоминала картину супругов, которые прожили лет десять вместе. Полная тишина за столом, когда не о чем поговорить. Жена думает о своём, муж сидит, уткнувшись в газету.
Мы закончили завтрак в полном молчании. Иногда только поднимали друг на друга глаза, но и только. Самый странный завтрак в моей жизни. После него я помыла посуду и вышла в гостиную.
Села на кресло и приготовилась слушать очередные байки Стива. Вообще, я даже как-то всерьез не восприняла информацию о шантажисте.
Стив его выдумал? Хотя зачем? Или убийца Габриэлы вышел на связь? Так, пора включать мозги.
– Давай, выкладывай, Стив, – начала я, глядя на него. – Значит, опять шантажист? Я правильно уловила мысль?
Стив сидел прямо, стиснув кулаки, и его глаза были широко раскрыты.
– Да. Мужчина позвонил вчера вечером. Я как раз был дома. Он потребовал пятьсот тысяч долларов! И сказал, что если мы не достанем деньги, то он примется за нас.
– Даже не удивлена. Почему они считают, что мы обладаем такими суммами? У тебя они есть? – подняв бровь, спросила я.
– Конечно, нет!
Я глубоко вздохнула.
– Ну, а сколько ты готов заплатить за свою жизнь?
– Не знаю. У меня на счетах не так много, ещё есть подаренные Эмили часы «Rolex», она подарила их в день нашей помолвки. Думаю, если заложу в ломбарде, можно за них что-то выручить.
– Покажи поближе, – попросила я.
Он подошёл и сел рядом со мной на подлокотник от кресла. Я внимательно посмотрела на часы. Они действительно были настоящими, не подделка. Во всяком случае, за них не особо много дадут в ломбарде.
– Несколько сотен ты за них и выручишь… не более того. Несмотря на то, что это оригинал.
Моей жизни угрожала смерть, а я почему-то на удивление была спокойна. Может потому, что устала от всего. Нервы не выносили такой нагрузки.
– Осталось найти четыреста девяносто девять тысяч долларов, – съязвила я.
– Аби! Почему ты не серьёзно относишься ко всему происходящему? – в сердцах воскликнул Стив. – Что я опять такого сделал!? Я тебе говорил, что нас будут шантажировать, ты мне и в первый раз неохотно верила. А теперь опять делаешь из меня виноватого!?
– У меня вчера был очень тяжелый день, Стив. Твои проблемы отходят на второй план. Мне необходимо подумать кое о чём более важном.
– Что значит мои проблемы!? Ты оглохла? Нас хотят убить, на минуточку. Они и твои тоже, мы двое в этой лодке! Где будем искать деньги?
– Я не знаю. У тебя есть предложения?
– Ты можешь снять со своих счетов деньги? У тебя же есть такая сумма. Ты сама мне говорила, что откладываешь.
– Не могу я отдать деньги какому-то проходимцу. Я зарабатывала так долго и усердно, чтобы просто так выкинуть на ветер? Пусть лучше он меня убьет, чем я расстанусь с ними.
– Аби! Ты серьезно не понимаешь трагичность ситуации? Он сказал, что все расскажет прессе и полиции! Якобы мы любовники и занимаемся любовью везде, где можно. И в машине, и на пляже. У него имеются фотографии Габриэлы, чтобы шантажировать. Фото твоей машины с пятнами крови и всеми повреждениями. Мы оба замешать в этом! Глупо отпираться. Что же делать? – Стив схватил меня за руку.
Я оттолкнула его.
– Давай без истерик, Стив! Мы не будем ничего платить! А теперь проваливай из моего дома! Ко мне могут заявиться друзья и, обнаружив тебя тут, у нас будут опять большие проблемы.
Стив весь вытянулся.
– Значит, ты сознательно отказываешь платить? – глаза его округлились. Он же сдаст нас прессе и полиции. Он всё расскажет! Ты должна заплатить ему!
– Ничего я не должна этому мошеннику! Заплатив раз, мы не решим проблему, он будет терроризировать нас до конца дней. Я заплачу только в том случае, если действительно другого выхода не будет. Когда шантажист придет ко мне и приставит дуло к голове, вот тогда и подумаю. К тому же он звонил тебе, мне не за что переживать. Машина уничтожена, я не имею к тебе никакого отношения. Как видишь, Стив в лодке остался ты один.
– Он может пристрелить меня первым! Зачем его злить и провоцировать?
– Мне плевать! Хватит! Убирайся из моего дома, Стив! Ты взрослый мальчик и должен сам решать свои проблемы. Ты мне даже не любовник, чтобы впрягаться за тебя.
Стив медленно поднялся:
– Ты не передумаешь? Это глупое упрямство может стоить нам жизни!
Я улыбнулась.
– Успокойся. Время есть, давай подумаем. Почему ты не исключаешь того, что это чей-то очередной розыгрыш? Тебе не кажется, что слишком много людей хотят с нас поиметь деньги?
– Не нравится мне всё это, – Стив посмотрел настойчивым взглядом. – Лучше заплатить и избавиться от него раз и навсегда.
– Возможно, так лучше тебе, это же не твои деньги. Если так приспичило, и ты боишься шантажиста, возьми у Эмили пятьсот тысяч баксов и рассчитайся. В чём, собственно проблема?
Стив гневно взмахнул руками, потом повернулся, встал и быстро зашагал к барной стойке. Голова по-прежнему жутко болела и я пошла в ванную, чтобы взять таблетку аспирина. После чего вернулась в комнату через какое-то время, сев на диван, стала обдумывать положение вещей. Минут через пять вернулся Стив. На нём была одета джинсовка. Он остановился в дверном проеме, явно рассчитывая произвести какое-то впечатление.
– Аби! Подумай, детка, отнесись к этому посерьезней.
– Заканчивай с этим, Стив. Я знаю всё, что ты скажешь наперёд. Ты решил, что я должна вложить сбережения за нас двоих? До последнего цента снять со своих счетов? Но ты забываешь, что заплатив шантажисту, и он на этом не остановиться. Начнётся бесконечная череда по отмыванию денег с помощью угроз. Это мои деньги, Стив! – заорала я на него.
Стив беспокойно зашагал по комнате. Наконец, остановившись возле меня, он сказал, не глядя в глаза:
– Тогда я вынужден рассказать Эмили. Уверен, она согласится заплатить ему, чтобы не потерять меня.
– Один и тот же сценарий, Стив! Меняй пластинку. Проваливай, пока ты окончательно не разозлил меня. Рассказывай кому хочешь и что хочешь!
Стив побелел от гнева.
–Будь ты проклята, Абигейл! – крикнул он, замахиваясь рукой, которую вытащил из кармана куртки для удара.
Я вся сгруппировалась, ожидая пощечины, и она бы произошла, если бы не один предмет, который выпал из кармана Стива. Пропуск в стриптиз клуб «Клеопатра»! Тот самый, в котором работала Габриэла.
Взгляд Стива упал на меня, потом на визитку, и он быстро подобрал её с пола. Я соскочила и вцепилась ему в куртку.
– Откуда у тебя это, Стив?
– Что? – делая недоумевающий вид.
– Не валяй дурака! Пропуск в клуб, откуда он у тебя? – я со всей силы трясла его за ворот куртки.
– Остынь, Абигейл! – Стив с силой убрал мои руки с куртки и толкнул так, что я отлетела на несколько метров. – Я мужик, мать твою! И имею полное право ходить по таким клубам и смотреть на девочек, когда захочу! – гордо заявил он.
– Да когда ты же перестанешь врать! Ты гей, Стив! Гей! Какие девочки!? – выпалила я.
Кажется, произнесенные слова его поразили в самое сердце. Стив сделался белее снега и замер на месте, не сводя изумленных глаз. До него стали доходить сказанные слова постепенно. Стив стоял, переосмысливая услышанное. Его лицо резко изменилось, будто стала раскрыта его страшная вселенская тайна.
Он опустился передо мной на колени и, закрыв лицо руками, замотал головой.
– Откуда ты знаешь? – наконец произнес он.
– Не важно! Может, объяснишься? – я сама тряслась от страха.
Все произошло так быстро и внезапно.
– Хорошо, постараюсь.
– Да, сделай милость, – согласилась я, вставая с пола. – Кажется, будет что послушать.
Стив встал с колен и, подойдя к окну, встал ко мне спиной.
– Послушай меня, Аби… Я знаю, сейчас ты сердишься, но я не всегда лгал. Если бы ты попросила показать пропуск, я бы дал посмотреть.
– Слушай, моему терпению приходит конец.
Он замолчал, затем продолжил.
– Не хотел злить тебя, почему ты мне не веришь?
– Не слышу объяснения по поводу пропуска. В этом клубе работала Габриэла! Девушка, которая нас шантажировала. Совпадение? Не думаю…
– Видишь ли, я влюбился в тебя с первого взгляда, – начал Стив, развернувшись ко мне лицом и сделав влюбленные глаза.
Так этот номер у него не пройдет.
– Да ты что? И когда же ты влюбился? Кажется, мы снова отходим от темы.
– В самый первый раз, как увидел тебя на пороге своей комнаты, когда играл на скрипке. Я очень одинок, Аби и говорил тебе это не раз. Эмили ужасая зануда. И мне так захотелось сблизиться с тобой. Я знал, с тобой будет весело и интересно. Вот и придумал кататься каждый вечер на твоей машине, приятно проводить время, общаться, обмениваться эмоциями. Так я узнавал тебя постепенно…
– Ага… просто гениально с твоей стороны! Значит, нашёл предлог, чтобы познакомиться со мной?
– Да! – Понимаешь, кажется, что Эмили меня не любит.
– Ты выяснил это до женитьбы или после?
– Конечно, после! Она потеряла ко мне всякий интерес, как к мужчине. Поначалу это раздражало, потом я злился и впадал в депрессию от одиночества.
Стив оперся на стену.
– Стив, хватит нести чушь про любовь. Ты гей! Какой у Эмили должен быть к тебе интерес? – нахмурившись, спросила я.
– Откуда ты знаешь про мою ориентацию? – не унимался он.
– Я журналист, у меня свои источники, – отрезала я. – И что дальше? Тебе стало тоскливо, и ты выбрал меня ради забавы для досуга?
Он гневно вспыхнул.
– Знаю, тебе неприятно подобное слышать. Женщине обидно, когда мужчина использует её, словно вещь, – ответил максимально мягко. – Окажись я на твоём месте, чувствовал себя так же. Я прошу простить меня. Это моя вина. Я чувствовал себя одиноким, а ты подарила мне позитивные эмоции и вернула к жизни.
– Хм… Соглашусь, благодаря тебе моя жизнь полностью вышла из нормальной колеи и наполнилась яркими красками и убийствами! А теперь прекращай строить из себя невинную овечку, Стив. Всё это байки сивой кобылы. Как ты связан с клубом «Клеопатра»?
– Работал раньше барменом и подрабатывал, играя на скрипке и рояле. Веселил элитным клиентов, – признался он, опустив голову. – Геев специально отбирают в такие заведения. Мы не трогаем девочек, они не интересуют, и это не мешает обслуживать только клиентов.
– Там ты познакомился с Габриэлой?
– Да. Она пришла работать совсем молоденькой девчонкой.
Я поднялась с пола, подошла к нему, встав напротив.
– Ответь на один вопрос, Стив. – Сколько времени вы проработали вместе, шантажируя богачей?
Лицо Стива исказилось. На нём появилась ярость дикого зверя. Рука мгновенно метнулась мне в лицо и ударила пощечину так сильно, что я почувствовала вкус крови на губах. Молниеносно я нанесла ответный удар, ударив его по лицу и расцарапав шею.
Стив взвизгнул от боли и зажал царапины ладонью.
– Итак, Стив, продолжим… Что ты ответишь?
Он попытался отстраниться, но я нападала вновь, нанося удары по лицу.
– Ты ошибаешься, Абигейл! Я никогда не работал Габриэлой! Почему ты так думаешь обо мне? – сейчас Стив стал похож на побитого пса.
Я отступила.
– Ты заблуждаешься, Стив, когда думаешь, что твои тайны не видны. Все предельно ясно. Твоей задачей было обворожить меня, влюбить в себя. Притащить на пляж и разыгрывать похоть. В то время в кустах притаилась Габриэла, удобный ракурс для съемки. Вы заранее сговорились и всё подстроили. Тебе нужны деньги, ей нужна доза. И ты решил заманить меня в ловушку и шантажировать, чтобы я отдала свои сбережения. Но что-то пошло не так, и люди вдруг стали умирать вокруг, как мухи. Где-то ты допустил серьезный прокол, Стив! Да так, что пару дней назад напарницу убили. Попробуй доказать обратное, у тебя это отлично получается!
Стив доковылял до кресла и разрыдался. Слишком быстрая смена настроения и эмоций беспокоила меня.
Я пошла к бару и налила выпить, положив в стакан довольно много льда. Стив вдруг перестал плакать и теперь сидел, вытирая глаза руками, словно обиженный ребенок, которому только что задали взбучку и теперь ему очень жаль себя.
– Аби, почему ты так безжалостна ко мне!? – в отчаянии, утирая слезы, закричал он.
Это что-то новенькое, но я была сыта по горло спектаклями.
– Габриэла шантажировала меня тоже! – вдруг выдал он.
– Серьезно и давно?
– Да, почти целый год!
– С этого и стоило начать повествование. И ты решил: будет неплохо, если она заодно пошантажирует меня?
– Я не знал, что делать. Был сбит с пути. В очередной раз, когда Габриэла требовала определенную сумму, я сказал ей, что у тебя есть деньги.
– Зачем? – изумилась я.
– Ей нужно было срочно уехать из города. Она грозилась рассказать Эмили, с кем я встречаюсь за её спиной, но мне нечем было платить Габриэле за ёё молчание, поэтому я подумал о тебе, – Стив стал заламывать себе пальцы на руках.
– По крайней мере, хоть это правда. Я знала с самого начала, что здесь нечистая игра. Ты специально затащил меня на пляж и устроил любовную сцену, потом сбил Нила Треверса, а уж потом наступила очередь Габриэлы меня шантажировать. Есть версии, кто мог её убить?
Я внимательно посмотрела на него.
– Нет, сам был в панике, когда узнал, что она убита!
– Зачем ты убил Ника Треверса?
– Я не специально! Этого не было в наших планах, но это значительно прибавило плату за выкуп. Габриэла была счастлива и говорила, что Ник вовремя подвернулся.
– Я тебе не верю, Стив! Я не верю ни одному слову!
– Ты думаешь, умнее тебя никого нет, да, Аби? – соскочив и двигаясь в мою сторону, закричал он, задыхаясь от ненависти. – Тебя трудно обвести вокруг пальца, согласен! Только деньги ты все равно заплатишь! Я могу легко тебя подставить, у меня тоже есть копии фото, которые сделала Габриэла. Как тебе такой поворот? Ты заплатишь мне столько, сколько я скажу. Иначе я отправлю их и расскажу свою версию капитану Рифольду. И как ты догадываешься, найдутся за определенную плату свидетели, которые обеспечат мне железное алиби. Может, это будет Эмили, я не решил.
Я стояла напротив и разглядывала искаженное злобой лицо и вдруг вспомнились пятна крови на машине на заднем бампере. Я тогда подозревала неладное, но только сейчас меня осенило, что Стив специально убил Ника, ещё до того, как сбил!
– Господи… Ты… ты сознательно убил Ника, вот ты и проговорился. Вы сделали это вместе с Габриэлой! И инсценировали под несчастный случай, чтобы шантажировать меня…. Умно… Только вы допустили ошибку. Ты сбил Ника не той стороной. Нужно было бить левой стороной, а не правой. Думаю, для присяжных это будет весомая улика, упечь тебя за решётку надолго.
Стив попятился назад, и его лицо стало внезапно серым.
– Нет, я не убивал его! – резко замотал он головой в разные стороны.
– Признайся, это был ты и Габриэла! Ник мертв, место в сенате очищено для Эмили, а значит, и для твоей лучшей жизни. Ну и заодно вы бы поживились моими деньгами.
– Нет, нет, не правда! Ты ничего не сможешь доказать! Если ты мне заплатишь…
– И не подумаю, – отрезала я, подходя комоду, стоящему в холле. – Меня ждут неотложные дела. Хочу выяснить, кто убил Габриэлу.
Открыв первый ящичек, нащупала рукой электрошокер, когда-то подаренный мне Бет для безопасности. Резко развернувшись, в два прыжка я оказалась возле Стива и прислонила шокер к его груди. Он моментально начал дергаться. На мгновение его парализовало, после чего он с грохотом рухнул на пол передо мной. Это дало немного времени найти в оставшихся ящичках веревки, скотч и связать Стива.
С трудом оттащила его в спальню и прислонила к батарее, он пока был без сознания. Затем отправилась в гостиную, быстро переоделась, привела себя в порядок.
Вошла в спальню, и я увидела, как Стив стал приходить в себя.
– Извини, дружок, вынужденные меры. Будь паинькой. Пристегну тебя наручниками к батарее. Посиди тихо, пока, мамочка уладил дела. И не делай глупости до моего прихода. Все равно тебя здесь никто не увидит и не услышит.
– Ты за это ответишь, Абигейл! Когда ты вернешься, я доберусь до тебя! – в ярости кричал он так сильно, казалось, из рта пойдет пена.
Минуту другую я понаблюдала за ним, потом пошла, взяла со столика шокер и ещё раз пустила разряд Стиву в шею. Он вновь рухнул без сознания. Отлично, а то его болтовня порядком надоела.
Пристегнув его наручниками, которые были в доме со времен моих романтических, встречалась с полицейским, я осталась довольна результатом. Стив надежно прикован и связан веревками, теперь можно оправляться к выходу. Прихватив по дороге сумочку и заперев дом, я побеждала по дорожке к автомобилю.
Было семь утра. Что же, пора наведаться в клуб «Клеопатра» хотелось побольше разузнать о жизни Габриэлы.

***
Подъехав к клубу, несмотря на ранее утро, стоянка была загружена машинами. Секс индустрия никогда не отдыхает. Работа двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю.
Я с трудом нашла место и припарковалась. Стоял неплохой денек, и погода обещала быть солнечной. Поднявшись по ступенькам, вошла в холл, который сразу погрузил в темноту.
Веселье шло полным ходом: девушки танцевали на столах, шестах, разносили напитки и еду в обнаженном виде, не считая тонкой полоски из бус, струящийся вдоль бёдер.
Мужчины наливались алкоголем, просаживая огромные деньги и разговаривая как можно громче. Всё делалось ради выпендрежа, произвести впечатление на девочек и конкурентов за соседними столиками.
Я пробралась к стойке. Меня встретил приветливый официант, судя по «сладкой» внешности, нетрадиционной ориентации.
– Пришли повеселиться, дамочка? Чего налить выпить? – обворожительной улыбкой спросил он.
– Мартини со льдом, пожалуйста, – приветливо одарив улыбкой, ответила я, с опаской оглядываясь по сторонам.
– Что- нибудь ещё? – поинтересовался он.
– Вы не могли бы сказать, с кем переговорить о Габриэле. Она работала здесь стриптизершей.
Его глаза заметно округлились.
– Я не справочное бюро, милочка. Ты из полиции?
– Нет, я её подруга. Её убили пару дней назад. Хотела узнать, может необходимо забрать вещи, которые остались здесь. Из близких осталась только я.
Казалось, парень проигнорировал услышанное, или оно его мало заботило.
– Хорошо. Десять долларов и будет информация, – наклонившись ко мне поближе, пробормотал он.
Я вытащила из сумочки банкноту и протянула ему.
Бармен нажал на кнопку под стойкой и сделал жест рукой кому то из персонала подойти.
Через минуту к стойке подошла девушка с копной рыжих волос и очень, очень худая.
– Привет, – окликнула она сзади, хлопая меня по плечу. – Пришла развлечься?
– Нет, мне нужна информация об одной из ваших бывших танцовщиц.
– Хорошо. Пойдемте, я провожу вас.
– О, спасибо. Я думала, возникнут какие-то осложнения с этим.
– Нет. Я отведу вас к главному человеку, который отвечает за девочек. Как вы сказали ваша фамилия?
– Хант.
– Что же, следуйте за мной, мисс Хант.
Она повела меня через весь зал, затем в холл к какой-то двери. Мы вошли в большой просторный коридор с лифтом. Рыжая уверено вела меня к нему. Не говоря не слова, она нажала кнопку, после чего мы зашли в маленький уютный лифт, который начал подниматься очень медленно. На втором этаже остановился. Рыжая украдкой поглядывала на меня, словно давая оценку.
Неужели всё пройдёт так гладко? Лифт остановился и двери раскрылись.
Мы вышли в маленький холл. Почти всё пространство занимали возникшие передо мной амбалы, видимо сторожившие этаж. Выглядели они довольно внушительно. Глыбы стояли неподвижно, слегка поигрывая мускулами.
Охранники окинули рыжую взглядом и, мотнув головой, посмотрели на меня. Выражение на лицах стало таким, будто они совершали священный ритуал и тут им на голову свалился балаганный шут.
Рыжая быстрыми шагами направилась к двойным дверям на противоположной стороне маленького холла, я старалась держаться рядом и не отставать. Чем глубже мы заходили в лабиринты клуба, тем меньше мне это нравилось. Обратно выбрать становилось сложнее. Ещё сейчас было время повернуть назад и покинуть здание без приключений, но я не из тех, кто привык отступать.
Наконец двустворчатые резные двери отворились, и мы оказались с рыжей в большой комнате, заставленной всяким дорогим хламом. Видимо «vip» зал.
Нас окружали мужчины и девушки, только в деловых костюмах и вечерних элегантных платьях. На каждой девушке был надет браслет с номером. Часть из них одета в красные платья, часть в чёрные.
Потихоньку я стала догадываться, куда попала. Наш журнал делал репортаж о секс индустрии. Черные и красные платья девушек означали цвета рулетки. Только мужчины ставят в этой игре крупные суммы на женщин. Та, чей номер выпадает, удаляется в специальную комнату для развлечений.
В этом зале работают только элитные проститутки. Их охраняют, как Священный Грааль. Девочки стоят больших денег, за счёт этого и процветает заведение.
До одного только тогда журналу не удалось докопаться, кто стоит этим. Акционеры тщательно скрываются за вымышленными именами. Притон пытались накрыть сотни раз, и каждый раз им удавалось откупаться. Видимо, заправляет большая «шишка» раз всё так тщательно скрывается. Может, и сенатор Треверс отмывает так деньги? Лишние никогда не помешают.
Мы прошли через зал, не привлекая внимания, каждый игрок был сосредоточен только на своей ставке. Через минуты показались очередные двери. Мы снова вошли в них и попали в длинный коридор. Рыжая передала меня двум другим верзилам охранявший.
Здесь мне стало не по себе. Теперь выбраться невозможно.
Оба охранника стиснули меня между собой и начали сопровождать прямо по коридору, плотно зажав между собой. Словно две обученные овчарки продолжали плотно конвоировать меня, подталкивая вперед. Господи, как сейчас не хватает Роберта. Мне стало дико страшно, а защитить меня некому.
Дойдя до единственной двери в коридоре, мы услышали громкое «войдите» и один из верзил открыл дверь. Другой ткнул меня в бок локтем, так все трое мы вошли в комнату. Хотя больше напоминало кабинет.
В помещении было довольно тускло, окна задернуты тяжелыми тёмными шторами, по середине круглый стол и директорское кресло, в углу стальной сейф. Остальную часть комнаты занимал диван и кресло отдыха, небольшой бар и рояль, что меня больше всего удивило.
За столом восседал крупный мужчина. Нет, скорее правильнее описать жирный потный мужик. Волосы редеющие и седые, маленькие быстро бегающие глазки, которые пытались сфокусироваться на моей фигуре.
Почему-то сразу представилась одна из девушек в «vip» зале. Как бедолага скачет на этом жирном существе, справляя его нужду. Зрелище отвратительное даже при моём не идеальном воображении. На месте девушек, как и Габриэла, я не слезала бы с наркоты.
На вид существу глубоко за шестьдесят. Жирный, с огромным пузом, рубашка трещала по швам, а пот, струившийся по лицу, он промокал платком. С трудом верилось, что эта мразь – директор заведения. Хотя чему я удивляюсь, в стране сплошь и рядом подобные свиньи сидят у руля.
Первый верзила толкнул меня вперед, и я услышала как за спиной закрылась дверь. Кажется, щелкнул замок. Положение стало прямо таки скажем хреновым!
Жирный взглянул на меня и вопросительно поднял брови.
– И как зовут прекрасную мисс? – мягким тоном начал он.
– Абигейл Хант. Я была близкой подругой одной из девушек, работающей у вас, наверняка вы слышала о Габриэле. Её убили пару дней назад возле квартиры. Вот, я только хотела забрать вещи, если это возможно.
– Как давно вы её знали?
– Пару лет, – соврала я.
– Знали, чем она зарабатывала на жизнь? – вытирая пот со лба, спросил он, иронично улыбаясь.
– Да.
– Замечательно. Видите ли, мисс Абигейл Хант, Габриэла задолжала клубу кучу денег… она крепко сидела на наркоте. Ей предлагалось их отработать, но она, видимо, задумала побег, а тут раз, и кто-то её грохнул. Сделал за нас грязную работу. – Жирный улыбнулся, зубы оставляли желать лучшего. – Но долг так и остался не погашенным... Вот проблемка…
– Какое это имеет ко мне отношение? – собрав волю в кулак, спросила я, понимая, в какое русло идет разговор.
– Ну как же… У вас, мисс Хант, хорошие внешние и физические данные. Вы, когда шли ко мне, обратили внимание на девушек, работающих в соседнем зале? Они приносят заведению огромные деньги, да и сами неплохо зарабатывают. Вы могли отработать за подругу должок! – оскалил он свои желтые прокуренные зубы.
– Кажется, вы ошиблись адресом! – выпалила я.
Вариантов было немного. А точнее один – бежать! Я резко развернулась и бросилась к двери. Первый амбал попытался схватить меня, но я умудрилась проскользнуть у него под рукой. Он потерял равновесие и рухнул на пол, преграждая дорогу второму. Это дало небольшую фору, я успела повернуть замок на двери и, выбежав в коридор, побежала со всех ног, не оглядываясь.
А дальше… почувствовала, как что-то тяжелое обрушилось на голову. Потолок поплыл перед глазами, и через мгновение стало темно.
Глава 9
Очнувшись от сильнейшего удара, я почувствовала на лице лучи тёплого солнца. Сквозь веки пробивался дневной свет.
Был какой-то странный шум. Через несколько минут стало понятно, что я нахожусь в машине и меня куда-то везут.
Слегка я приоткрыла глаза, чтобы с ориентироваться. Положение вещей оставляло желать лучшего. Я сидела на заднем сидении старого «понтиака». Рядом с грузным большим человеком, который тяжело дышал. Ему бы не помешало проверить легкие. Это был амбал под номером один.
За рулем восседал амбал номер два.
Быстро закрыв глаза, притворилась спящей. Голова трещала так, будто мне проломили череп. Я не сомневалась, что отчасти так и было. Главное, что не произошло кровоизлияние в мозг, иначе я была бы на том свете. Глядя сквозь полузакрытые веки, мне предстояло попытаться определить местоположение.
Через полузакрытые веки удалось только разглядеть, что машина двигается по окраине города.
Скорее всего, амбалы через какое-то время меня пристрелят и закопают. Так, надо собраться и точнее определить, куда эти идиоты меня везут. Через несколько минут дорога стала узнаваемой. Она вела к моему дому.
Я была связана. Кисти рук обмотаны изолентой, причем крепко. Попыталась немного высвободить их, но ничего не выходило. Руки заведены за спину, а кисти плотно прижаты друг к другу.
– Сейчас поворачивай налево, – произнес тот, кто сидел рядом со мной. Сказал так уверенно, будто бывал здесь не раз. – Её домик совсем рядом, через двести метров. Милое гнездышко, а главное уединенное, так что все пройдет гладко. Ни хрена себе бунгало, я бы не отказался в таком жить.
– Попроси шлюху перед смертью написать завещание на твоё имя. Эти сучки такие пугливые, когда видят пистолет, – заржал второй. – Всё равно домишко ей не пригодится.
В этот момент у меня остановилось дыхание. Теперь глупо было надеяться на спасение. Меня везли в собственный дом, чтобы убить.
– Приехали! – сообщил второй.
– Давай вытаскивать сучку, – пробурчал нехотя первый.
Крепкие руки подхватили меня и вытащили из машины.
– Ей бы пора прийти в себя, – проговорил второй. – Ты здорово ей заехал по черепушке. Может, проломил ей череп, и она отъехала в мир иной? Надо взглянуть.
– Да не паникуй, ударил как положено, придет в себя совсем скоро, – заверил уверенно первый.
Меня поволокли по дорожке и положили на ступеньки.
– Есть ключи? – спросил первый.
– Они в её сумочке.
Я услышала, как дверь отварилась, потом меня потащили через холл в гостиную и бросили на диван.
Одно радовало точно, по крайней мере, умру я в своём доме. Наверняка обставят под несчастный случай. Если им нужны деньги, без меня они их со счета снять не смогут. Значит, я нужна живой и, скорее всего, пыток не избежать. Ах, Роберт, будь ты не ладен! Где ты, когда так нужен?
– Ты уверен, что она очнётся, приятель?– снова с беспокойством спросил второй.
На шею легла его тяжёлая мозолистая рука, и он стал пытаться нащупать пульс.
– Да, через пару минут придёт в себя.
Я испустила слабый стон и пошевелилась.
– Видишь, что я говорил. Тащи стул, привяжем её хорошенько.
Так они и сделали. Моё тело было расслабленным и тяжелым. Амбалы, усади меня, как тряпичную куклу на стул и привязали, как следует, плотно зафиксировав тело.
– Ну, кажется, всё! Мы свою работу выполнили, надо сматываться отсюда. Эй, куколка, сейчас с тобой будет разговаривать наш босс, так что пора бы начать приходить в себя.
Первый подошел и слегка похлопал меня по щекам. Пришлось сделать вид, что я прихожу в себя. Он подергал веревку на груди, потом проверил, хорошо ли держит клейкая лента кисти рук, удовлетворительно махнул головой и отошёл назад.
– Счастливо оставаться, детка! – бросил он.
Амбалы вышли из гостиной в холл, захлопнув дверь за собой. В доме наступили тишина. Наступило время действовать. Пыталась вырваться и освободиться, но как бы я не вертелась, ничего не выходило.
И тут я вспомнила о Стиве! Ведь он прикован в спальне к батарее. Может, ему удалось освободиться? Тогда он мне поможет!
– Стив! – заорала я. – Стив! Ты слышишь меня?
Но в ответ гробовая тишина. Ответа не последовало.
– Стив! – громче закричала я.
Полная тишина.
На лице выступил холодный пот. А что, если с ним случилось несчастье? Или всё-таки ему удалось сбежать?
Где-то в коридоре тихо открылась дверь. Я не могла видеть, кто вошёл, так как сидела спиной к входу и была крепко связана. Лишь слышала, как шаги начали приближаться ко мне. Амбал что-то упоминал про своего босса. Придётся вновь встретиться со старым жирным существом. Пока мои банковские счета будут полными, они не успокоятся. Меня охватил такой страх, который я до этого никогда не испытывала.
Это был не Стив. Я ощущала по шагам, что за спиной далеко не Стив. Это были медленные, спокойные, крадущееся шаги.
– Кто вы? – решительно спросила я, едва узнавая свой собственный голос.
Шаги резко прекратились. Тишина.
Теоретически я могла повернуться, при желании, прыгая на стуле. Но я не спешила этого делать. Ладони вспотели, и лицо стало покрываться капельками пота. Тело затрясло мелкой дрожью.
За спиной кто-то спокойно и ровно дышал.
– Давайте же уже! Покажитесь, мать вашу! – закричала я, и нервы сдали.
Шаги направились вновь в мою сторону, а потом я ощутила, как на спинку стула легли крепкие руки. Меня резко развернули вместе со стулом на 360 градусов.
Подняв взгляд, я посмотрела перед собой. Глаза отказывались верить. Сердце сковал ледяной холод, а сознание никак не могло воспринимать стоящего человека за реальность.
Передо мной стоял Рон! Мой друг Рон! Что? Да как такое может быть? Разбудите меня кто-нибудь! Рядом с Роном стояла Эмили Круз. Такое бывает только в кошмарном сне. Эмили и мой лучший друг Рон! Это полный…..
Эмили вышла вперед. Я не отрываясь, смотрела во все глаза, пытаясь прийти в себя и понять, что происходит. Очевидно, что эти двое не пришли меня спасать. Лицо Эмили было злым и непроницаемым. Она пугала своим видом до смерти.
– Кажется, мы напугали тебя, Абигейл? – начала она с легкой ухмылкой.
Рон отошел на несколько шагов назад и скрестил руки перед собой, облокотившись на стену. Маска не проницательности убивала меня сильнее, чем стоящая рядом Эмили. Погодите, не все так быстро. Всё перемешалось в голове, и мысли не поспевали обрабатывать информацию.
Рон мне как брат, я отказывалась верить своим глазам. Мозг напрочь отказывался верить в случившееся.
– Да, напугали, – проговорила хрипло. – Вижу, вы совершенно здоровы.
– Я не болела, – сообщила Эмили, останавливаясь около меня. – Все подстроено для пиара и для того, чтобы познакомить тебя со Стивом.
Во рту стало сухо, я едва могла произносить слова, ничего не оставалось, как тупо смотреть на неё.
– Неплохие апартаменты, Абигейл, – проговорила Эмили, окидывая комнату взглядом. – Немножко далековато от города, зато уютно, девственная природа, за окном птички. И часто ты развлекаешься с чужими мужьями тут?
– Это вас не касается. Вам не хуже меня известно, что Стив гей. Так что особо не повеселишься, – огрызнулась я. – Может, освободите меня для начала? Вас всё-таки двое. Справитесь с одной хрупкой девушкой.
Я вспомнила про Стива. Удалось ли ему сбежать? Или он все ещё оставался в спальне? Наверняка они прошманали все комнаты, прежде чем войти в гостиную.
Эмили достала пачку сигарет и закурила.
– Пожалуй, не стоит торопиться. Ты оказалась на редкость бойкой. Посиди смирно. По крайне мере, пока.
В голову пришла дикая мысль. Меня сковало. Первый верзила сказал, что должен придти босс. Боже… Эмили Круз и есть босс амабалов! Человек, которым для меня стала Эмили, был всегда примером для подражания, авторитетом. Выходит, она и есть владелица клуба «Клеопатра»? Безумная мысль, но против фактов не пойдешь.
– Как? Пазл сложился? – спросила она, наблюдая за моей реакцией. Ты права, я владелица клуба.
С ужасом я смотрела на неё во все глаза. Слов не было. Рон на заднем плане расплылся в улыбке.
– Рон, – скомандовала она. – Принеси-ка стул.
Он послушно пошел на кухню и притащил ей стул. Эмили уселась напротив меня, закинув ногу на ногу и покуривая сигарету.
– Ты видела, как я живу Абигейл? Неужели думаешь, что журнал приносит такой доход? Несколько лет назад я рискнула и вложила большие деньги в бардельный клуб. Вот там делаются настоящие деньги, детка, – она самодовольно улыбнулась. – Ты понимаешь, какими серьезными клиентами я обрастала пока поднимала издательство на ноги? В последствии они стали клиентами в бардельном заведении. Трахаться всем хочется и всегда. Ты испытала это на совей шкуре. Мы живем в богатом городе, сама понимаешь, богачам только дай волю сосать виски и трахаться со шлюхами. Закон запрещает это делать в открытую. Приходиться делать хорошие скидки органам власти и закона. Все постепенно прогнулись, кроме чертового Гарри Рифольда! Ничего, стойкий оловянный солдатик, скоро я доберусь и до него.
Я смотрела на Эмили, слушая и до конца не понимая, как же так случилось? Эмили моя начальница, королева в мире журналистики! И теперь по совместительству содержанка публичного дома.
Она погасила о пол сигарету и достала другую, мило улыбнулась, закурила и продолжила:
– Рифольд пару лет назад начал всерьёз копать под меня. Пару раз его пресекали, но ему нипочём. Так мне пришла в голову гениальная идея, разыграть примерную женщину. Я нашла Стива. Бестолковый, продажный мальчишка! Тогда в клубе за барной стойкой он казался милым и недолюбленным. Я привела его в порядок и заставила жениться на моих условиях. Да, ты верно заметила, он гей. У Стива были парни. Бесконечное множество. Он оказывал интим услуги в клубе, пока не женился на мне. Конечно, я не могла позволить ему вести подобный образ жизни в статусе моего мужа. Стив доставлял массу хлопот, словно я усыновила ребёнка. Одной из проблем была его родная сестра–наркоманка. С ней ты тоже знакома. Габриэла. Да, да, дорогуша, ты не ослышалась. Довольно печальная история: дети сиротки, приехавшие покорять большой город в надежде моментально разбогатеть, но судьба определила их ко мне в лапки. Габриэла постоянно сидела на дозе и просилась пожить в моём доме совместно со Стивом. Ты же понимаешь, я не могла этого допустить. Девчонку и так хорошо содержали в клубе: кормили, платили, давали кров, но дурёха всё спускала на наркотики. В конце концов, она получила по заслугам. И вот на горизонте для меня замаячили новые перспективы попасть в Белый дом. Я так увлеклась гонкой, как свежим мясом для хищника. Неожиданно сенатор решил, как ты знаешь, сделать приемником своего сынишку Нила. Это было неприемлемо для большой политики. Он мешал мне, стоял на пути, словно преграда. Это портило все планы, а я привыкла двигаться к своей мечте любыми способами!
Я продолжала слушать спокойный, таящий в себе столько опасности голос Эмили, а мысли периодически возвращались к Стиву. Неужели он тихонько сидит в спальне? Спросить Эмили я не решалась. Вдруг ему удалось сбежать? Но это был не единственный мучавший меня вопрос. Где Роберт? Он должен был приехать с Эмили. Хотя, если меня предал Рон, то на Роберта не приходилось рассчитывать. Они все работали ан Эмили. Я была пешкой в её игре. Роберт выполняет поручения Эмили, как верный пёс, сомнений не оставалось, что и он использовал меня.
– Итак, требовался гениальный план по устранению мальчишки. Решено было сделаться больной и поставить тебя у руля. В план входило познакомить тебя со Стивом. Он милашка и не мог не влюбить тебя в себя. Мы предусмотрели это заранее, наняв Роберта. Ты наверняка с ним тоже уже познакомилась поближе? – она затянулась сигаретой и выпустила струйку дыма мне в лицо. – Задачей Стива было затащить тебя на пляж, обольстить и уехать, разыграв спектакль. Здесь я не учла один момент, что в игру включиться с целью наживы сестра наркоманка. Габриэла. Она начала портить весь сценарий. Стив проговорился ей, сколько у тебя денег на счету, и она загорелась их заполучить. Бедолага Габриэла не понимала, что накинула себе петлю на шею. Пришлось в конечном счете её убрать с дороги. Кстати, черную работу выполнил Рон, – Эмили повернулась в его сторону и улыбнулась.
Я стала чаще дышать. Рон убил Габриэлу? Вот же дерьмо! Рон убийца? Мне не хватало воздуха, и я мечтала, чтобы поскорее всё закончилось.
– О, дорогая. Ненужно так переживать. Я знаю, о чем ты подумала. Да, Рон убил Габриэлу, а что оставалось делать? Она была наркоманкой и лезла не своё дело. Рон убил и Ника Треверса. Ещё до того, как его сбил твой автомобиль. Стив приехал на место, а Роберт позаботился, чтобы устроить трагедию, как несчастный случай, только внезапно этот кретин наехал не той стороной на труп, тем самым погрузив в тебе сомнения. Отвечу на твой немой вопрос: почему ты? Почему я выбрала тебя и захотела подставить, засадить за решетку, сделав из тебя убийцу Ника Треверса.
– Мда, в самое яблочко. Не могли бы вы любезно ответить, – съехидничала я.
– Деньги и власть, детка! Мне стало известно, что твой отец был очень богатым человеком. Ты хорошо скрыла эту информацию. Он оставил тебе после смерти огромное состояние в наследство. Оно лежит на замороженном счете, но деньгами ты не пользуешь. На счету миллионы долларов, и они мне необходимы, дорогуша, – Эмили уставилась на меня, сверля злобным взглядом.
– Мой отец был в своё время наркобароном! – выкрикнула я. – Его деньги пахнут кровью и тысячами невинных загубленных жизней! Мне они ни к чему! – фыркнула я. – Вы не хрена не получите без моего согласия.
– Знаю, знаю, дорогая. Я подумала, что усадив тебя за решетку по обвинению в двух убийствах, ты заплатишь любые деньги. Тем более, на кого-то повесить двоенное убийство всё равно надо было, ты стала идеальной мишенью. Мне нравилась твоя уверенность, бесстрашие. Ты шла по лезвию ножа, встречаясь с моим мужем, планировала переспать с ним за мой спиной! Ты собиралась предать меня, Абигейл! Какое у меня должно было сложиться к тебе отношение? Да если бы Стив не был геем, я бы самолично удушила тебя и закопала. Как видишь, многие аспекты пошли не по плану. Стива ты быстро расколола, и доверия он в тебе не вызывал. По-прежнему оставался один козырь в рукаве – твоя похоть. Проще простого. Было решено подослать рыцаря в роли Роберта. Его задачей стало расположить тебя к себе. Ты купилась, можешь не отрицать. Рано или поздно ты бы прониклась к нему доверием и, возможно, разблокировала многомиллионный счет, но пришлось бы долго ждать. Времени у меня нет. Вариант с тюрьмой стал мне нравиться всё больше. Необходимо как можно быстрее было тебя психологически сломать. Пока я возилась с тобой, жизнь не стоит на месте и сенатор Треверс выдвинул условия. Чтобы сделать меня своей преемницей, необходимо заплатить колоссальные деньги. Так что, Абигейл, твои деньги будут кстати. Своими не хочется рисковать.
– Вы, наверное, не в своём уме, считаете, что подобное вам сойдет с рук? - хрипло проговорила я.
– Конечно, в своем. Ты сейчас разблокируешь счет. Мы напишем за тебя чистосердечное признание. Позвоним капитану Рифольду и сдадим тебя властям, – улыбнувшись произнесла Эмили, наклонив голову набок. – Ах, да! Забыла сказать… На пистолете, из которого Рон всех пристрелил, в том числе и прикованного в спальне Стива, твои отпечатки пальцев, милочка. Пока ты была в отключке, мы позаботились и об этом.
Меня сильно затошнило и затрясло.
– Вы, вы что? Убили Стива? – прошептала я, смотря на неё и Рона ошарашенными глазами.
– Разумеется! Он был слишком эмоциональным и занудным. Глупо было не воспользоваться шансом. Мы нашли его у тебя в спальне. Ещё одно убийство, совершенное твоими руками. И заметь, не я его приковала к батарее. Мне не нужны свидетели, Абигейл. Я работаю чисто.
– Все равно вам не отвертеться и не повесить всё на меня! Ты не можешь всех купить, Эмили! – яростно пытаясь высвободиться, билась я в истерике на стуле.
На её лице заиграла легкая ухмылка.
– Ты ошибаешься. Можешь разблокировать счет и потом мы подстроим всё как самоубийство. Выбирать тебе: умереть на электрическом стуле в камере или Рон пустит тебе пулю в лоб прямо здесь.
Рон внезапно достал из-за спины пистолет и, уверенным шагом подойдя ко мне, направил его мне в правый висок.
– Ты хороший работник и друг, Абигейл, – начал он – исполнительная, ответственная и слишком умная. Это и раздражает. Выстрел в висок убьет тебя мгновенно.
Нервы мои были на пределе. Парализующий страх застлал глаза туманом. Я понимала, разблокирую я счёт или нет, в любом случае они избавится от меня. Так что я решила, что чёрта два так поступлю.
И вдруг раздался звонок в дверь. Я никогда в жизни не забуду этой минуты.
Эмили замерла и обернулась в сторону двери. Рон тоже замер, оттолкнув предохранитель с пистолета вперед. Он словно окаменел.
– Там кто-то есть! – затараторила я. – Вы приехали на тачке. Человек поймёт, что в доме кто-то есть.
–Закрой свою пасть, Абигейл! А не то я пущу тебе пулю в башку, – прорычал Рон.
Эмили тихонько встала и на цыпочках подошла к входной двери.
Мелькнула чья-то тень. А в следующее мгновенье через окно справа от двери в комнату шагнул капитан Гарри Рифольд. Он держал пистолет перед собой, наведя его на Эмили. Следом за ним в комнату шагнул Роберт, наводя пушку на Рона.
– Рон, бросай оружие! Руки вверх, чтобы я их видел! – прокричал Роберт.
Эмили вдруг бросилась на Рифольда, и тут он выстрелил!
Рон направил пистолет на Роберта, и выстрелы прозвучали одновременно, как гром, оглушив меня на несколько минут.
Я зажмурилась, боясь отрыть глаза. Когда дым от пороха развеялся и всё стихло, я слегка приоткрыла веки. Рон лежал перед моими ногами. Во лбу зияла дырка, из которой струилась кровь. В нескольких сантиметрах от него лежала Эмили с пробитым плечом и корчилась от боли.
Тут же раздались торопливые шаги, и в комнату ворвалась толпа полицейских.
– Ладно, ладно, с ними кончено! – замахал руками Рифольд, ворча на них.
Роберт подлетел ко мне и стал быстро освобождать.
Когда я была свободна, он крепко обнял меня и стал целовать лицо.
Сказать, что я прибывала в шоке – ничего не сказать. В целом я не понимала отчетливо, что происходит. Картинки сменялись быстро.
– Ты в порядке, Абигейл? – тряся меня за плечи, спрашивал Роберт.
Я так была напугана, что не могла говорить. Только кивала головой.
– Теперь я могу признаться, что работал под прикрытием на полицию штата. Мы давно с капитаном Рифольдом выслеживали Эмили с её подпольной империей. Ты была идеальной наживкой. Прости. Мы всё время курировали тебя, наставив в доме кучу жучков. Нам нужно было их признание, чтобы взять Эмили с поличным. Только сделав тебя приманкой, полиции удалось поймать преступницу. Никто бы не дал тебе умереть. Мы и так рисковали твоей жизнью. Прости. Прости меня, что заставил пройти через это. Я люблю тебя. Правда, люблю тебя!
Роберт целовал меня в губы и крепко прижимал к себе.
– Ну ладно, вы двое потом будете целоваться, – прокричал Рифольд. – Подойдите-ка сюда.
Я заковыляла с помощью Роберта в сторону капитана.
– Спасибо, Абигейл! – посмотрев на меня, заговорил капитан своим грубым монотонным голосом. – От лица всего отдела полиции примите наши извинения. Вы выдержали и смогли пережить не легкие минуты. Особо теперь ни о чем не беспокойся. Эмили ранена только в плечо. Она скоро оклемается и ответит за содеянное перед судом. Дам вам пару часов прийти в себя, после чего Роберт привезет вас в участок, и вы расскажешь всё с самого начала, договорились? – он вопросительно посмотрел меня.
– Конечно, – едва пробормотала я.
Роберт вывел меня на улицу, потому что толпа полицейских, которая скопилась в моём доме, была огромной.
Стив лежал мёртвый в спальне. Криминалисты не скоро закончат.
Мы побрели неспешно на задний двор к озеру. Роберт бережно поддерживал меня, обнимая за талию. Он снял свою куртку и укрыл меня.
Когда мы дошли до воды, то просто стояли, обнявшись, смотря на воду.
А затем он прошептал мне на ухо:
– Переезжай ко мне…







Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта





Наш рупор

 
ФЕВРАЛЬСКИЙ РОМАНС… ВСЕМ ПРИЯТНОГО ПРОСЛУШИВАНИЯ!!!
https://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/music/romans/2425781.html?author


Присоединяйтесь 





© 2009 - 2023 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  ВКонтакте Одноклассники Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft