16+
Лайт-версия сайта

Дочь Короля. Часть 1.

Литература / Сказки / Дочь Короля. Часть 1.
Просмотр работы:
25 марта ’2021   18:17
Просмотров: 716

Сказочная история о девочке, которой предстоит пройти много трудностей на своем пути, чтобы обрести то, что когда-то было потеряно. В первой части она получается очень важное задание - расправиться с Черным Королем. Но какой путь для этого выбрать? Поможет ли кто-нибудь ей? Сможет ли она это сделать? События вскоре принимают совершенно другой поворот, чем она ожидала. На кону ставится не только ее жизнь, но и жизнь сестры и обитателей страны. Выбрать можно только одно. Сказка состоит из пяти частей, в каждой части все события развиваются непредсказуемым образом.

Глава 1
Это случилось шесть лет назад. Был теплый июльский день, и я сидела в беседке недалеко от дома, рисуя цветными карандашами. Я очень любила рисовать, и в тот день я рисовала воздушные шары, цветы, пони и на нем себя и свою старшую сестру. Ее зовут Кристи, и ей тогда было двенадцать лет, а мне - шесть.

Мы совершенно разные: у нее волнистые каштановые волосы до пояса и каре-зеленые глаза, а у меня глаза голубого цвета, а волосы едва достают до плеч и очень-очень светлые. Именно поэтому сестра всегда ласково меня называла Светлячок, а не моим настоящим именем - Аманда. Мне нравилось быть Светлячком, и когда мы вместе играли на поляне перед домом или в саду, или носились по дому, она смеялась и кричала: "Погоди, Светлячок, поймаю тебя! " или "Ну же, Светлячок, догоняй меня! Не поймаешь, не поймешь!" Но я всегда ее ловила, и мы падали в мягкую траву или, если в доме, на диван в гостиной, и катались, щекоча друг друга.
Если Кристи очень активная и задорная, то я, несмотря на то, что очень любила играть, спокойная и даже иногда тихая. Я очень люблю Кристи, нам вместе очень хорошо.
Так вот, в тот теплый июльский день я сидела в беседке и рисовала цветными карандашами. Дул легкий ветерок, раскачивая деревья, окружающие беседку и полянку. Краем глаза я видела, что среди деревьев и кустов роз прогуливается Кристи, собирая листья для травяного чая. На какое-то время она скрылась в деревьях, и в этот момент послышался стук копыт. Я даже не успела ничего сообразить: так быстро все произошло. У беседки оказались пятеро всадников в черных костюмах и красных плащах. Один из них спрыгнул с лошади и вошел в беседку. Я не успела испугаться, как он схватил меня за воротник и выволок наружу, а потом снова забрался на лошадь, продолжая держать меня за шиворот. Это было больно и неприятно, и вот тут я заплакала во весь голос. Всадник встряхнул меня, и собирался было пришпорить лошадь, как из кустов выскочила Кристи. На самом деле, я ее не видела, но слышала, как она кричала, и как ее руки крепко вцепились в меня, пытаясь вырвать из лап того человека. Я кричала, сестра кричала, всадник кричал. Мне казалось, я сейчас оглохну. И вдруг Всадник со всей силой оттолкнул ногой Кристи, отпуская меня, и она упала на спину. Я упала на нее, но в последний момент почувствовала удар головой об камень. В этот момент я потеряла сознание, но в тот же миг оказалась будто наверху.

Я видела все, что происходило на поляне: как всадники вдруг поскакали дальше (наверное, что-то более важное привлекло их внимание), а Кристи сидела на коленях и крепко прижимала меня к себе (да, наверное, меня, хотя я все видела сверху). Сестра гладила меня по волосам, среди которых проступила кровь (сильно я ударилась!), и по ее красивому лицу текли слезы, не прекращаясь. Плечи ее вздрагивали, и, казалось, ее всю трясло. Как же мне было жаль ее! Мне хотелось крикнуть: "Кристи! Все в порядке! Все хорошо!", но я же была без сознания, поэтому ничего не могла ей сказать. А потом…
А потом я проснулась в своей кровати. Я лежала, укрытая одеялом, в воздухе стоял запах смога. Видимо, что-то горело. Голова немного болела, но в целом я чувствовала себя хорошо. Мои глаза смотрели на потолок. Почему-то он был не белый, как раньше, а серый. Медленно я стала вспоминать все, что произошло. Где же Кристи? Я хотела повернуть голову, оглядеться. Но тело меня не слушалось! По нему пробежал холодок. Как я ни старалась, голова не поворачивалась, зато рука сама по себе поднялась и опустилась. И тут я почувствовала чье-то дыхание, и кто-то крепко сжал мою ладонь. Я поняла, что это - Кристи. Она склонилась надо мной и с тревогой посмотрела на меня.
- Светлячок! Светлячок! Ты слышишь меня? Светлячок!
Да, я прекрасно ее слышала, о чем и поспешила сказать, но вместо слов изо рта вырвались непонятные звуки. Я опять похолодела. Что происходит? Я снова попыталась что-то сказать, но снова услышала то ли бульканье, то ли мычание.
Кристи заплакала. Она уткнулась лицом в мое одеяло, крепко сжимая мою ладонь.
- Я здесь, Светлячок. Я здесь, - повторяла она.
В тот вечер мы так и провели вдвоем на кровати. Я - глядя в потолок и пытаясь понять, что происходит, и Кристи, крепко держащая мою ладонь и гладящая второй рукой мои волосы. Она уже не плакала. Она молчала, но мне казалось, что она говорила со мной - много, о чем говорила, хотя я и не знаю, что именно. Так мы обе и заснули.
Оказалось, что тело перестало меня слушаться. Нет, меня не парализовало, я могла ходить, сидеть, лежать, но я не могла управлять им. Тело могло взять и пойти куда-то, а я не могла его остановить. И мне было бы очень страшно, если бы не Кристи: она проводила со мной практически весь день, и везде мы ходили вместе. Она поддерживала меня под локоть, другой рукой обнимала и... мы гуляли по саду, ходили по дому, сидели на террасе или в гостиной.… Через какое-то время я стала привыкать к новому состоянию себя, и у меня даже получалось двигать рукой или ногой или шеей, если мне очень этого хотелось (хотя, признаюсь, мне это стоило больших усилий). Взгляд мой блуждал повсюду или же, наоборот, застывал на месте, мне трудно было смотреть туда, куда я хотела смотреть, но порой мне это удавалось.
Кристи готовила для нас еду, купала меня, одевала, плела косички (мои волосы отросли, и иногда у меня даже получалось любоваться ими). А после завтрака… или вечерами… или даже после обеда, она садилась рядом со мной и начинала рассказывать истории. Она говорила о волшебных замках, принцах, сокровищах, о русалках, о царе всех морей и о многом-многом другом. Я слушала ее, затаив дыхание, хотя по моему виду было сложно сказать, слышу ли я вообще что-то.
Она никогда не упоминала тот июльский день, будто его не существовало. Будто всегда было так, как есть сейчас. Порой мне казалось, что я родилась такой, а игры с Кристи, наши забавы - это были сны. Жили мы вдвоем, я также не знала, что случилось с нашей семьей (отца я не помнила, а мама… ее я сейчас тоже плохо помню). Думаю, в тот страшный день произошло что-то ужасное, и наш дом стал пустым. Только Кристи и я, Светлячок. Она продолжает меня так называть, хотя мне уже не шесть, а двенадцать лет. Но волосы мои все также светлые.
Знала бы Кристи, как я хочу поболтать с ней! Как я хочу рассказать ей много-много всего, о чем я думаю, как я хочу обнять ее и как мне иногда так больно от мысли о том, что мы не можем бегать по саду и щекотать друг друга как раньше. Бедная Кристи! Она столько заботится обо мне, бережет меня, отдает мне каждую минуту свой жизни, а я? Я хожу по дому и по саду как привидение, не в силах даже поблагодарить ее за вкусный ужин.
Как-то вечером я сидела в своей комнате на втором этаже и смотрела в окно. Кристи находилась внизу, в гостиной. По-моему, она что-то вышивала. Она умеет это делать - ее вышивка всегда получается очень красивой и красочной, и она дарит мне платочки с вышитыми рисунками, которые стопкой лежат у моей кровати, в тумбочке. Иногда мне так хочется достать их, потрогать, полюбоваться. Но у меня не получается открыть ящик и вытащить их. Поэтому я очень радуюсь, когда Кристи время от времени достает эти платочки.
Итак, я сидела на свой кровати и думала, уже не помню, о чем, как вдруг на подоконник прилетел голубь. Взмахнув крыльями несколько раз, он прошелся по подоконнику туда-сюда, а потом остановился и стал внимательно на меня смотреть. Это был необычный голубь, и я даже не знаю почему. Может быть, потому что он был серый, а крылья почти черными? Или потому что взгляд его был очень умным, глядящим словно сквозь мое тело, прямо на меня...?

Мне стало не по себе, и я встала. Без проблем дошла до лестницы и спустилась вниз. Ноги сами несли меня, а я этому только радовалась. Кристи сидела на софе спиной ко мне. Я бесшумно подошла сзади, желая посмотреть, что она вышивала.
Но она не вышивала. Она склонилась над помятым листком бумаги. Я заглянула ей через плечо и увидела рисунок. Тот самый рисунок (я сразу его узнала), который я рисовала в тот июльский день. Это была поляна, в небе летали разноцветные шарики, и по траве скакал пони, на котором сидела Кристи, а перед ней - я. Это был очень яркий рисунок, красочный, но уже истертый временем и помятый. У меня сжалось сердце. Я стояла позади сестры и ничего не могла сделать. Я видела, как дрожат ее руки, сжимающие рисунок. Я поняла, что она плачет. А я... Я ничего не могла для нее сделать! Я также не могла больше рисовать, говорить, играть, бегать! Мне хотелось закричать от бессилия, от ненависти к этому телу, которое меня не слушалось, от ощущения полной беспомощности. Внутри сердце разрывалось от любви к сестре, которая столько делала для меня, а ведь даже мой рисунок приносил ей страдание.
Кристи обернулась, видно, почувствовав, что я стою сзади. Она вздрогнула, мягко отложила рисунок, подошла ко мне и усадила рядом с собой.
- Дорогой мой Светлячок, - сказала она. - Я так сильно люблю тебя. Не переживай, я всегда буду рядом с тобой.
Она гладила меня по голове, и слезы текли по ее щекам. Я тоже хотела плакать, но не могла. Какое ужасное чувство: ты хочешь плакать, а тело безвольно сидит, будто ничего не чувствует, а глаза смотрят в пол, будто ничего не видят.
- Но я вижу! Я все слышу! Я чувствую! - кричала я в полном отчаянии. Но вот Кристи встала, взяла меня под руку и провела наверх, в спальню.
В ту ночь она долго сидела рядом со мной, потому что я не могла уснуть.
- Знаешь, Светлячок... Я верю, что ты меня слышишь. Я все сделаю, чтобы, несмотря на болезнь, ты была счастлива. ...
Я лежала и думала, что не сказала ей про голубя. Его уже не было на подоконнике, но я была уверена, что он еще прилетит. И я не знала, хорошо ли это или нет.
Именно начиная с этого вечера, я начала, наконец, понимать, как страдает Кристи. Она практически никуда не выходила, проводя все время со мной. Гостей у нас не было, потому что Кристи не хотела, чтобы люди судачили о нас, и, не дай бог, обидели бы меня. Лишь раз в неделю приходила какая-то женщина и приносила нам еду. Я не знаю, кто она была, почему кормила нас, но я видела, что это очень добрый человек.
Именно начиная с этого вечера, я начала, наконец, понимать, что я обуза для Кристи, что теперь вся ее жизнь подчинена мне. И это понимание приводило меня в ужас.
Именно с этого вечера, я начала, наконец, понимать, что лучше бы я тогда умерла. Я бы с радостью умерла и сейчас, потому что зачем мне существовать? Несмотря на то, что я все видела и понимала, я была овощем, за которым ухаживали и ухаживали. Я с ужасом представила, что так будет продолжаться много-много лет, пока мы не состаримся и не умрем. Я была в отчаянии. Моя душа металась по телу, ее разрывало на части от безысходности. А Кристи даже не подозревала, как мне больно! Как горько жить вот так, не имея возможности проявлять свою любовь к сестре, которая выбрала жить для меня.
Но я также понимала, что найдя меня мертвой, Кристи сойдет с ума от горя. Смерть была решением только моего горя, но не ее. И поэтому я не видела выхода. Впереди была только безысходность.
Глава 2
Но прошло несколько дней, и произошло одно значимое событие. Голубь снова прилетел. Кристи была в саду, а я сидела в своей спальне, глядя в окно. Я почувствовала, что он летит, и действительно, вот он уже опустился на подоконник. Мне было очень любопытно, что он хочет, и я спросила его об этом - мысленно, конечно. И вдруг я четко услышала ответ, будто со мной говорил человек.
- Аманда, я знаю, как тяжело тебе живется. Но ты не знаешь, как тяжело живется народу, который угнетается Черным Королем. Есть только один человек, который может помочь - это ты.
- Я?! - Я очень удивилась. Слова я не произносила, они просто появлялись в моей голове. - Но как я могу помочь, если мое тело меня не слушается?
- Если ты согласишься, - ответил голубь, - тебе будет дана способность двигаться и говорить, в общем, как оно было раньше, но только сроком ровно на три месяца. За это время ты должна убить тирана, но если ты не сможешь это сделать, твое тело откажет тебе навсегда - ты погибнешь. Я правда не знаю, сможешь ли ты что-то сделать, но ты можешь попытаться. Если все получился, твоя болезнь уйдет навсегда. Подумай.
И он улетел.
Весь день, весь вечер и всю ночь я думала над тем, что услышала. Конечно, я хотела вернуть себе способность жить как жила раньше. Моя сестра была бы счастлива, ей не пришлось бы больше тратить на меня все время. И я смогла бы говорить с ней, петь, танцевать... Но если я погибну, горе убьет Кристи. Мне уже не страшно было умирать, так все были бы свободы: и я, на данный момент закованная в теле, и моя сестра. Но... В конце концов, я подумала, что мне просто страшно менять привычный уже образ жизни, поэтому я ищу оправдания, почему этого не делать. "Хватит! - сказала я себе. - Или жить, или умереть. Что-то среднее не дано".
Голубь не заставил себя долго ждать и прилетел на следующее утро. Я дала ему свое согласие, и он ответил, что на новый день я проснусь уже абсолютно здоровой. И еще он обещал привести лошадей.
"Интересно, как голубь приведет лошадей? - подумала я. - Ведь он же голубь!" Но тут я вспомнила, что раз голубь умеет мысленно говорить со мной, то ничего удивительно не будет в том, что он приведет лошадей.
И они пришли. Две лошади. Черная и белая. Кристи обнаружила их за воротами и, не дождавшись хозяев, ввела их в наш сад.
- Смотри, Аманда! Какие красивые лошади к нам сегодня пришли в гости! - говорила она, держа меня за руку. Глаза ее светились, она радовалась этим животным.
- Сегодня они переночуют у нас, ведь уже смеркается. А завтра поутру я попробую отыскать их хозяина. Лошади пришли уже запряженные.

Она привязала их около дома. Но за ужином я заметила, что она будто чем-то встревожена и нервничает. Руки у нее слегка дрожали, когда она кормила меня, а голос едва слышно иногда срывался. Думаю, она подумала, что неспроста у нас появились эти лошади.
В тот вечер мне так сильно хотелось спать, что я уснула раньше обычного, так и не дослушав новую историю, которую мне рассказывала сестра.
И пришло утро. Я открыла глаза и сразу вспомнила про обещание голубя. Я повернула голову... пошевелила рукой... приподнялась... мое тело меня слушалось! Какое же это было счастье! Я уже и забыла, как это прекрасно - двигаться, управлять телом, говорить... Говорить!
- Я двигаюсь, - прошептали мои губы, - я двигаюсь! - сказала я громче. - Я двигаюсь! - почти закричала я и запела. Мою любимую песню, которую часто пела Кристи, работая в саду.
Не успела я спеть и первый куплет, как слева от меня что-то с грохотом упало. Я обернулась: в проеме двери стояла ошарашенная Кристи, а на полу лежал поднос с разбитыми тарелкой и кувшином. Тосты с вареньем, которые мне несла Кристи, и молоко - все это было на полу.
Я звонко засмеялась, вскочила с кровати и бросилась к сестре в объятия. Это были долгие минуты слез радости, и слов, которые я так хотела ей сказать.
- Любимая сестра моя! Наконец-то я могу по-настоящему быть с тобой! - говорила я, крепко-крепко обнимая ее. Кристи мне не отвечала - она плакала и не могла остановиться.
А потом мы говорили, сидя в саду под яблоней. Очень много говорили, мне кажется, обо всем на свете. Но когда я рассказала ей про голубя, про мое чудесное выздоровление и про три месяца, Кристи замолчала. Ее красивое лицо стало очень серьезным и тревожным. Она испугалась. А потом испугалась еще больше. Я подумала, что сейчас ее охватит паника. Кристи пришла в ужас от того, что я должна сделать и что, скорее всего, я сделать не смогу и тогда…
Я же, напротив, совершенно не боялась. Я была счастлива в этот момент, и будущее мне казалось несуществующим. Но глядя на Кристи, моя улыбка померкла. Я поняла, что пора отправляться в путь и что-то делать (я не имела понятия, что мне делать), я не могла спокойно смотреть на Кристи. Она молчала, но я видела, как ее глаза затуманиваются тревогой, страхом и болью.
- Сестра, - сказала я твердо, беря ее за руку. - Прошу тебя, не разрывай мне сердце! Мне нужна твоя помощь и поддержка, и тогда, я уверена, все получится, потому что ты будешь со мной рядом.
- Я не переживу, если с тобой что-то случится, - сказала она дрожащим голосом. - Я не вынесу этого.
- Ты ухаживала за мной, защищала и берегла все это время. Тогда мое тело меня не слушалось. Но сейчас я полна сил, теперь я могу позаботиться о себе сама. И я хочу позаботиться о тебе. - Я вздохнула. - Пойми меня, я тоже люблю тебя, прошу, не терзай мое сердце. Нам прислали два коня, значит, мы должны поехать вместе.
- Конечно! - Кристи выпрямилась. - Мы едем вместе!
Пробил ровно час дня, когда мы выехали из дома и помчались в сторону города, на встречу с Черным Королем.
Глава 3
Ехать нам было нужно не менее трех суток. Мы, как могли, гнали лошадей, но понимали, что и они устают. Путь пролегал через поля и леса, Кристи знала дорогу. Это был самый короткий путь, поэтому нам не встречались обитаемые поселения. Еда у нас с собой была, и мы старались ее экономить: кто знает, какие препятствия нас могут ожидать.
Первая ночь прошла спокойно, у подножия горы. Мы развели костер, немного поджарили лепешки, взятые с собой, наполнили бутылочки водой из протекающего рядом ручья. Честно сказать, я чувствовала себя абсолютно счастливой, меня не пугала ни предстоящая встреча с королем, ни неопределенность того, что я буду делать. Я наслаждалась тем, что могла двигаться, говорить, смеяться, что я вместе с сестрой у костра ем лепешки... что я сама могу почистить лошадь, приготовить ночлег... это была настоящая жизнь! Ее нельзя сравнить с той, которую я вела внутри стен своего дома. Но Кристи выглядела очень обеспокоенной. Она напряженно думала о чем-то, периодически покусывая губы и морща лоб. Она старалась не подавать виду и весело болтала со мной, но от нее веяло тревогой, наверное, на целый километр. "Конечно, она переживает, - думала я. - Ведь она старше, и к тому же чувствует за меня ответственность. Но все будет хорошо, я справлюсь".
С этими мыслями я и уснула, положив голову на колени сестры, и сжимая в руках ее теплую ладонь. Кристи для меня была больше, чем сестрой. Сейчас она была также и моей мамой.
Но если бы я знала, о чем думает Кристи, я не спала бы так безмятежно.
Весь следующий день мы скакали по полям, обходили болота, еле прорываясь сквозь чащи леса, и к вечеру вымотались совсем. Более того, мы заблудились, и чем дальше продвигались в лесу, тем гуще он становился. Лошади уже еле протискивались сквозь деревья и кусты. Я очень устала, но внутри меня жила такая радость, ведь каждая кочка, ветка, обрыв, которые встречались на нашем пути, были самым настоящим и очень увлекательным приключением.
На ночлег мы остановились под большой елью, решив подумать над тем, как нам выбираться завтра. Снова развели костер, перекусили и улеглись спать. Кристи пела мне песни, под которые я и раньше сладко засыпала. Теперь я могла ей подпевать, хотя сон оказался сильнее нас, и вскоре мы обе умолкли. Я уснула очень крепко, но Кристи, казалось, не могла позволить себе глубокий сон. В какой-то момент я резко проснулась от ее крика, и, увидев, что происходит, вся похолодела. На нас шел волк. Костер еще слабо горел, волк был всего в метре от нас, и я прекрасно видела его морду. Это была морда голодного и злого животного, которого совсем не пугал наш маленький костер.

Я не успела сообразить, что же делать, как Кристи уже усилила огонь, и держала в руках палку с полыхающим концом. Она издала какой-то клич, и бросилась на волка, целясь ему в глаза. Я услышала его визг, снова крик Кристи, и вдруг волк побежал. Он скрылся в кустах, а моя сестра, тяжело дыша, сидела на том месте, где только что был хищник. Я бросилась к ней в объятия. Она попала огнем ему в глаза и бросила в пасть горячие головешки, что были в костре. А еще я уверена, что волк ее просто испугался. Испугался ее решимости и ее боевого клича. Так Кристи в который раз спасла мне жизнь.
Когда мы успокоились, она предложила мне поспать еще, вызываясь сторожить нас до рассвета, поддерживая костер. Я упорно не соглашалась, но очнулась уже только на рассвете. Кристи весело что-то напевала себе под нос и жарила лепешки. Казалось, что бессонная ночь совсем ее не тронула. И после завтрака мы продолжили наш путь, пытаясь выбраться из чащи.
Уже ближе к вечеру, часа в четыре, мы уже серьезно стали беспокоиться о том, что лес никак не кончается (Кристи была уверена, что мы верно идем, что скоро деревья расступятся, и мы окажемся на тропе). И вдруг мы вышли на поляну, где стоял самый настоящий фермерский домик. Какой же он был красивый! Кирпичные стены, соломенная крыша, аккуратный заборчик, где паслась козочка, а рядом кудахтали куры. Нас встречал веселый коричневый пес, который для приличия полаял, но активно вилял хвостом. Перед домом паслась корова, неподалёку жевал травку очень красивый ослик. За домиком была пристройка, где, как я потом узнала, и ночевали все эти милые животные. Я в таком восторге смотрела на этот просто райский уголок! Мы подъехали к дому, из которого вышел старик - невысокого роста, одетый бедно, но чисто, и с длиной белой бородой.

- Доброго вам пути, - поприветствовал он нас, ласково окидывая взглядом.
- Здравствуйте, дедушка! - сказали мы и спешились.
- Куда вы держите путь? Устали ли с дороги? - спросил старичок.
Да, мы устали. И мы были очень признательны, когда он предложил нам отдохнуть в его доме. Узнав, что мы едем в город, он сказал, что сегодня уже поздно добираться, и лучше продолжить путь с утра, тогда к вечеру следующего дня мы уже будем на месте.
Мы оставили лошадей пастись, и пошли в этот уютный и чистый домик. Зайдя, мы сразу оказалась на аккуратной кухне, посреди которой стоял большой стол, окружённый скамейками. Справа была большая печка, наверху которой, по-видимому, и спал старик.
Дедушка пригласил нас сесть за стол, и через мгновение перед нами уже стоял кувшин парного молока, горячая картошка ("только собирался доставить ее из печи!"), свежий салат из овощей и несколько яблок. За домом был небольшой огород, который я потом с удовольствием рассмотрела: там росли помидоры, огурцы, петрушка, укроп, смородина, картошка... Я подумала, что по возвращению домой надо обязательно завести животных и вскопать огород.
Пока мы ели, старик сидел рядом и рассказывал о своей козочке, о корове, о собаке Петрушке, о курах... Мы позабыли все свои трудности и с большим удовольствием его слушали. Закончив еду, мы предложили свою помощь в хозяйстве, но он ответил, что у него все в порядке и помогать не нужно.
- Зачем вы едете в город? - вдруг спросил он. - Находиться вне стен города гораздо безопаснее...
Кристи вмиг стала серьезной, что не укрылось от взгляда старика. Видя, что она сомневается, не зная, стоит ли его тревожить нашим проблемами, он добавил, обращаясь к ней:
- Расскажи мне все, не сомневайся. Возможно, я помогу вам. Я здесь знаю каждое дерево, а также все, что происходит в городе.
И Кристи рассказала. Что нам нужно встретиться с королем, что только тогда я смогу выздороветь, но что мы не имеем представления, как попасть в город и что делать дальше.
- Коней оставляйте здесь, - сказал старик, выслушав ее внимательно. - Есть короткий путь к городу, он также займет у вас часов десять пешего пути, но зато при въезде в город у вас не будет лишних проблем, да и не отберут лошадей. Сквозь гору, что находится в нескольких километрах от моего дома, есть скрытый проход. О нем мало кто знает, он очень хорошо спрятан за кустами. Таким образом, можно пройти сквозь всю гору, не объезжая ее, и оказаться ближе к городу. Завтра я покажу вам этот проход. А знаете ли вы, что сейчас происходит внутри стен города?
Мы не знали. Старик помолчал несколько минут, видимо, подбирая слова, и рассказал. Мы слушали напряженно, покусывая губы, потому что понимали: жителям приходилось очень туго. Вот уже шесть лет город жил в страхе и голоде, однако раньше он, да и вся страна, процветали, а правителя хвалили и даже немного любили. Но когда у него убили жену, все изменилось. Король будто сошел с ума, послал солдат по всей стране, приказав убивать всех, кто на их взгляд, мог убить его жену, а также всех женщин, похожих на нее. Условия для жизни резко ухудшились, работы стало больше, денег меньше, закрывались магазины, театры, музеи. Народ понял: власть в руках у тирана. Но войско Короля было очень большим, и для них условия жизни не поменялись, поэтому они не противоречили Его Величеству. В последнее время стало совсем туго, неурожай принес свои плоды: стали кончаться запасы еды, все больше людей умирали от голода, болезней или трудясь на королевских плантациях и рудниках.
- Народу живется тяжело. Каждую неделю войско короля объезжает все близлежащие поселения и отбирает все, что можно отнять. Тем и живут ближайшие подданные. По субботам всех собирают на площади, запугивают, кого-то забирают работать на поля, на рудники или во Дворец.... Говорят, мало кто возвращается потом домой. - Старик устало вздохнул. - И сын мой там. Пока еще при доме, при жене и детях, но в любой день могут забрать и его.
- Но почему он и его семья не приедут к вам? - спросила я.
- Из города никого не выпускают, мы можем писать друг другу только голубиной почтой, отсюда я и знаю все новости. Про мою ферму не знает никто, вот поэтому я так удивился, увидев вас. Наверное, вы свернули с дороги где-то?
Действительно, вспомнила я, подъезжая к лесу, мы не поехали по тропе, а углубились в чащу. Ведь уже стемнело, и мы просто не заметили дорогу.
Потом старик и Кристи стали обсуждать, как нам лучше проехать в город, что сказать охране и как найти дом его сына, который приютит нас, а я отправилась загнать животных в хлев и полить огород. Они долго разговаривали, до самого захода солнца. Мне же казалось, что все будет легко. Будет, как будет. Поэтому я радостно бегала с Петрушкой в окрестностях домика.
Когда я вернулась в дом, то увидела Кристи, которая сидела на крылечке и мастерила себе лук.

- Зачем тебе лук? - удивленно спросила я.
- Никогда не знаешь, какие опасности нас могут подстерегать, - ответила она, в этот раз очень строго. - А опасности будут точно, судя по рассказам дедушки. Ты не волнуйся, я буду защищать нас.
Я не волновалась. Мне казались излишними эти предосторожности. Я еще не очень представляла себе то место, куда мы направлялись.
Дедушка постелил нам на большой лавке в глубине дома. Я улеглась первой, и старик присел на краешек кровати и погладил меня по голове.
- Ты такая добрая и наивная девочка, - улыбнулся он. - Береги себя.
С этими словами он разжал вторую ладонь, в которой был деревянный кулон на веревке. Он вложил его мне в руку. Я с восхищением его осмотрела: это был небольшой деревянный прямоугольник, на котором было выгравировано женское лицо с кудрявыми волосами.
- Кто это? - спросила я, с интересом вглядываясь в приятное лицо женщины.
- Это твоя покровительница, - ответил дедушка. - Носи этот кулон под рубашкой и не снимай. Однажды, возможно, он тебе пригодится.
Я надела кулон на шею. Старик поцеловал меня в макушку, встал и потушил керосиновую лампу. В этот момент, прежде чем я повернулась к стенке и крепко заснула, мне показалось, что я слышала хлопот крыльев за окном.
Глава 4
Впереди виднелся город. Он казался очень близко, внизу. Но я знала, что у нас еще несколько часов пути. На рассвете, после очень вкусного завтрака - вареные яйца, хлеб, масло, молоко - дедушка проводил нас до подножия горы. Лошадей мы оставили у него, он обещал беречь их до нашего возвращения (интересно, а вернемся ли мы?). Дорога до горы заняла у нас четыре часа ходу. Среди зарослей можжевельника действительно был неширокий вход в скалу. Внутри было очень темно, но старик сказал, что там невозможно потеряться, и надо идти все время прямо. Мы сердечно поблагодарили его за все, что он сделал для нас, крепко его обняв. Мне не хотелось отпускать его, такого сейчас родного и теплого.
- Идите с миром, - сказал дедушка. - Мой сын, Фабиан, будет ждать вас. Вчера вечером я отправил голубку с сообщением, что вы едете к нему. Он с радостью примет вас.
- Спасибо за все, - сказала Кристи. - Не знаю, чтобы мы делали, если бы тогда не съехали с главной тропы и не выехали бы к вашему дому...
-Значит, так и должно было случиться, - улыбнулся старик. - Все, что происходит, должно происходить. А что не происходит, значит, и не должно.
Пора было идти. Кристи была очень серьезной и даже казалась воинственной с новым луком за плечами. Лук получился очень хороший, я и не знала, что моя сестра обладает таким талантом. Мы зашли в ущелье и двинулись вперед в полной темноте. Впереди Кристи, а позади нее, держась за ее платье, я. Мне казалось, что мы шли целую вечность, хотя прошло не более полутора часов. И, наконец, впереди задребезжал свет. Мы облегченно вздохнули и с радостью вышли на освещенный солнцем холм.
К городу мы подошли только вечером, уже смеркалось. У ворот стояли четверо стражников, да и по всему периметру стены была охрана. Действительно, убежать из города представлялось невозможным. Я оглянулась на горы, лес, поляны, которые мы прошли, возможно, в последний раз, чтобы запомнить этот пейзаж.
- Кто вы такие и куда идете? - строго спросил один из охранников, перегородив нам путь.
- Мы из села Красное Солнышко, нас послала мама к тете Флорен, которая живет в городе, - сказала Кристи заранее подготовленный ответ. - В нашем селе нечем прокормиться, работы нет, вот мы и пришли помогать тете работать на полях, да служить Его Величеству Королю.
Взгляд стражника смягчился. Кристи назвала адрес нашей "тети", и он пропустил нас в город. Закрывая за нами ворота, он усмехнулся и сказал:
- Не думаю, что вы когда-либо вернетесь домой. Так что приложите максимум усилий, чтобы выжить здесь. Нам нужны лишние руки.
Ничего ему не ответив, мы смело пошли вперед по пустырю, но впереди уже стали появляться одноэтажные белые и серые домики.

Они были бы очень милыми, если бы не казались такими заброшенными и неухоженными. В палисадниках редко у кого росли цветы, в основном они были заросшие травой. Людей на улице было немного, лишь изредка нам встречался случайный прохожий с усталым лицом, у которого мы спрашивали дорогу до дома дяди Фабиана и тети Флорен (жены сына старика).
После часового плутания по узким улочкам, около одного белого домика мы остановились. Это был маленький, но двухэтажный каменный домик недалеко от самого центра города, где и находился Дворец. Мы прошли в калитку и постучали в дубовую дверь. Послышались шаги, и вскоре дверь отворилась. Перед нами стоял человек в рясе - это был Фабиан, сын старика. На вид ему было около пятидесяти лет, голову покрывала копна седых волос. У него было усталое лицо с небольшой седой бородой, но глаза... Я никогда не видела таких глаз! Казалось, они смотрели прямо в душу. Они были темные и при этом буквально светились добротой. Фабиан был священником в местной церкви, единственной, которая еще оставалась открытой.
- Здравствуйте, - робко поздоровались мы и хотели объяснить свое появление, но священник уже улыбался.
- Я ждал вас, - сказал он. - Проходите, пожалуйста.
Мы зашли в дом. Изнутри он был такой же простой, как и снаружи. Прихожая плавно переходила в кухню, где посередине стоял деревянный стол, а за ним - печка. Слева от кухни была деревянная лестница, ведущая на второй этаж. Подняв глаза, у начала лестницы, наверху, я увидела женщину. Это была жена Фабиана. У нее были недлинные темные волосы, которые еле покрывал платок. Одета она была в длинное коричневое деревенское платье. Эта женщина мне очень понравилась: ее мягкие черты лица сразу располагали. Флорен улыбнулась нам и мягко спустилась вниз. Откуда ни возьмись, выскочили два мальчика, лет десяти и семи. Они были очень худенькие, но чистые. С большим любопытством они глядели на нас.
- Это мои сыновья, - мягко сказал Фабиан. - Карлос и Дуглас. Дети, это Кристи и Аманда, они наши гости, так что примите их как своих сестер.
Это был замечательный вечер. Оказалось, что тетя Флориан напекла блинов к нашему приходу (как я поняла потом, это была невиданная роскошь). Мы сидели на кухне при свете трех керосиновых ламп и пили чай. Мы рассказывали о том, как поживает дедушка, про его животных и огород, про то, как он нам очень помог. Тетя Флориан уже приготовила для нас одну комнату на втором этаже, которая до нашего приезда служила скорее чуланом. Там помещалась одна кровать, очень старая, но Флориан ее отмыла, старые вещи переместились в подвал, на единственном маленьком окошке висели простые беленькие шторы. После ужина, умывшись, и с благодарностью приняв одежду для сна, мы улеглась на кровать и мгновенно заснули. Мы не знали еще, что делать завтра.
Когда я проснулась, уже светило солнце. Было еще очень рано, но Кристи рядом со мной не было. Я спустилась вниз и увидела ее на кухне, разговаривающую с Фабианом.
- Доброе утро, Светлячок! - заулыбался Фабиан. - Ведь так тебя называет сестра, верно?
Но по его встревоженным глазам я поняла, что Кристи рассказала ему нашу историю. Я присела к ним за стол, а Фабиан налил мне молока и дал три булочки.
- Аманда, - осторожно начала Кристи, - мы пока не знаем, что нам делать. Мы уже в городе, а плана никакого нет, чтобы…
Она замолчала. Но я прекрасно понимала - чтобы убить тирана.
- В городе очень строгий режим, - объяснил мне Фабиан. - С утра и до самого вечера все на работах. Моя жена и дети трудятся на одном из местных полей, я же имею право провести утреннюю мессу, а потом отправляюсь на строительство новой стены для города. Месса начнется через полчаса, в храме, что стоит на небольшом холме недалеко отсюда. Хотя туда приходит очень мало народу (все работают уже), я никогда не пропускаю ее. Часто там можно увидеть и стражников города, и охрану короля - они тоже люди. Король понимает, что людям надо оставить хотя бы одно утешение - то, которое они находят в храме - чтобы не случилась революция.
- Как можно попасть во Дворец? - просто спросила я.
- Я не знаю никого, кто бы смог проникнуть туда, - ответил священник. - Дворец очень надежно охраняется. Сегодня пятница, а завтра будет общее собрание на главной площади. Оно проводится в третью субботу каждого месяца. На площади собираются все те жители, которые получают повестку. Они освобождаются на полдня от работ, чтобы выслушать речь первого советника короля. Кого-то могут ругать, кого-то хвалить или даже наградить лишним батоном хлеба или семенами, а кого-то могут бросить в тюрьму, отправить на рудники или пастбища, или даже расстрелять. Завтра я также буду на площади, мне пришла повестка.
- Где же живут стражники и слуги Короля? – спросила Кристи.
- На другой стороне города, за дворцом. Там условия гораздо лучше, въезд туда строго охраняется, - ответил Фабиан. – Будьте осторожны, не ходите туда.
Фабиан стал собираться. Перед тем как уйти, он показал нам тайную комнату, дверь в которую находилась за печкой. Проход скрывала гора старой одежды. Нужно было пролезть между стеной и печкой и нажать на тщательно скрытый засов. Дверь, практически незаметная в стене, отворялась, и за ней находилось очень маленькое помещение, где от силы могли поместиться три взрослых человека. Нам он наказал быть очень осторожными, если мы захотим выйти в город, потому что если нас увидят стражники гуляющими без дела, сразу отправят куда следует. Этого не следовало допустить. В случае опасности, мы могли бы спрятаться в этой комнате.

Мы пообещали быть осторожными. Оставаться дома не имело смысла. Чтобы подумать, что дальше делать, мы все-таки решили осмотреть город.
Стояла летняя жара, на улицах почти никого не было. Несколько стариков да совсем маленькие дети. Мы шли по улицам очень осторожно, то и дело оглядываясь, готовые в любой момент броситься на утек. Все улочки были чистыми, но очень пустынными и унылыми. Многие домики однозначно нуждались в хорошем ремонте. Редкие деревья и кустарники просили воды, но дождь, как было видно, не лил уже давно. Сам город стоял на возвышенности, между гор, поэтому выглядел очень массивным и красивым.

Мы опасались, как бы нас не увидели сверху, поэтому старались скрываться в тени крыш. Мы рискнули подойти к главной площади. Она была небольшая, окруженная несколькими домами. А за ней… За ней виднелся Дворец. Он был очень большой и очень красивый, переливаясь в лучах солнца. Насколько мы могли видеть, взобравшись чуть повыше в горы, он имел три купола: синий, красный и белый. Окружен он был красивым садом, за которым ухаживали очень хорошо: он был полон зелени и цветов. Вдоль высокого забора стояла стража. Больше ничего видно не было. Мы прошли вперед, обогнув Дворец, и с высоты вдалеке разглядели другую часть города. Дома там казались больше, а на улицах было движение. Эта часть города была совсем небольшая, наверное, ее можно было обойти за пару часов, но жилось слугам короля однозначно лучше, чем всем остальным жителям. Теперь мы поняли, почему ни о каком восстании речи быть не может.
Мы проходили по городу до вечера, не будучи никем замечены, и вернулись домой. Никого пока не было, и мы, в ожидании хозяев, вымыли дом и протерли окна. Мы очень хотели как-то помочь семье Фабиана, но кроме уборки пока ничего не могли сделать.
Вся семья вернулась около восьми вечера очень уставшая. Сегодня еды уже было совсем мало, поэтому мы ограничились горячей водой, черным хлебом да несколькими морковинами, которые росли за домом. Почти все овощи, которые можно было вырастить, засохли, потому что вода тоже была в дефиците. Ее набирали в одном из колодцев города, под строгим надзором стражи.
Сразу после еды все отправились спать. Следующий день предстоял быть таким же тяжелым. Только четверг и воскресенье были короткими днями, когда люди хоть немного отдыхали, возвращаясь с работ в четыре часа. Мы уже решили, что завтра пойдем на главную площадь – послушать, что будет говорить советник Короля.
- Вам следует поговорить с людьми, - посоветовал Фабиан. – Кто-то иногда попадает во Дворец, выполняя приказы Короля. Возможно, вы найдете какой-то способ проникнуть туда.
Кристи очень волновалась. У нас до сих пор не было плана. Я должна была как-то увидеть Короля! Что делать дальше? Я не знала. И Кристи не знала.
- Советника вы узнаете легко - на нем красный плащ, - продолжал Фабиан. – Король же всегда носит синий. Иногда он тоже приезжает на площадь, но это случается очень редко. Умоляю вас, будьте осторожны! Завтра я постараюсь поговорить с людьми, пока мы будем на площади. Может быть, кто-то знает, есть ли какая-то возможность проникнуть во Дворец…
Мы решили, что утро вечера мудренее, и отправились спать.



Глава 5
Все собрались на площади к десяти часам. Народу было около ста человек. Это были разного возраста мужчины и женщины, все одинаково бедно одеты. Лица их были встревоженными – никто не знал, что принесет собой сегодняшнее собрание. Все ожидали прибытия советника и его охраны. В целях безопасности, мы не вышли на саму площадь. Детей на ней не было, поэтому мы бы выделялись из толпы. Мы укрылись за одним из домиков, стоявшем на возвышении. Нам прекрасно была видна площадь, а нас скрывали ветви большого дуба. Кристи сжимала в руке лук, с которым не расставалась еще со вчерашнего дня, и внимательно следила за тем, чтобы рядом не оказались вдруг стражники.
Послышался стук копыт, и вот на площадь выехали несколько человек. Во главе ехали два всадника, посередине – два человека в плащах, а замыкали шествие еще три всадника. Я внимательно присмотрелась и с удивлением обнаружила, что на одном из всадников был синий плащ! Не может быть! Сам Король находился на площади.
- Кристи, смотри! Это же король! – взволновано воскликнула я, пытаясь разглядеть его лицо, но с такого расстояния это было не очень возможно.
Я во все глаза смотрела на Короля, не замечая, что делает сестра. Когда же я оглянулась, я онемела. Кристи стояла чуть сбоку от меня, натянув тетиву.
Она целилась в Короля! Я остолбенела. Кристи решила убить его! Прямо сейчас! Я даже не успела ни о чем подумать, как бросилась к ней, пытаясь толкнуть ее в локоть. Нельзя, нельзя было стрелять в Короля! Разве не мне было сказано убить тирана?!

- Нет, Кристи, стой! – закричала я, толкая ее в локоть, но стрела уже была выпущена. В этот же самый момент перед ее глазами пролетел голубь, едва не задев крыльями по лицу. Все произошло настолько быстро! Я с испугом посмотрела в сторону площади. Человек в синем плаще медленно падал с лошади. Из его спины торчала стрела.
Я онемела, с ужасом осознавая, что сейчас произошло. На площади начался жуткий переполох. Свист, гам. Три охранника и Советник бросились к Королю, остальные двое поскакали в нашу сторону.
- Бежим! – прошептала Кристи, хватая меня за руку.
И мы побежали. Нас все еще не было видно снизу. Мы неслись как ветер и очень скоро оказались дома, не встретив по пути ни одной живой души. Вбежав в дом, Кристи первым делом спрятала лук в потайной комнате. Я не могла отдышаться.
Кристи заперла двери. Если вдруг солдаты начнут обыскивать каждый дом, у нас будет время спрятаться в тайной комнате. Но все было на удивление тихо. Тишина была такая долгая, такая напряженная, что мы стали бояться вдвойне. Что происходило на площади? Не расстреляли ли всю толпу? Почему по улицам не проносится толпа солдат, охранников?
Я и Кристи молча сидели за столом. Кристи напряженно вглядывалась в окно, а я смотрела в одну точку. Я не могла ни о чем думать, мне просто было страшно.
Вдруг за окном промелькнула какая-то тень. Мы так и подскочили, но в следующий момент увидели, что это подходил к дому Фабиан. Живой и невредимый. Он тихонько постучался в дверь, и Кристи ему открыла. Лицо его было очень серьезным, но спокойным. Он слегка улыбнулся нам и, поймав наш вопросительный взгляд, покачал головой.
Пройдя на кухню, он сел на лавку. Мы стояли в дверях.
- Сегодня Король был ранен в лопатку выстрелом из лука, - сказал он спокойно. - Его жизни ничего не угрожает.
Я взглянула на сестру. Лицо ее было каменным. Не взглянув на меня, она поднялась по лестнице в нашу комнату. А я, резко почувствовав облегчение, бросилась к Фабиану, уткнулась лицом в его грудь и разрыдалась. Слезы текли, не переставая.
- Зачем?! - всхлипывала я. - Зачем она это сделала?! Почему она все решает за меня? Разве не я должна была встретиться с Королем? Разве это не моя миссия - убить тирана? Почему?!
Я рыдала в голос от бессилия, глотая слезы и крепко вцепившись в рубаху Фабиана. Он приобнял меня и медленно гладил по голове. Подождав, пока я немного успокоюсь, он посадил меня себе на колени и тыльной стороной ладони вытер мое лицо от слез.
- Аманда, - ласково сказал он. - Кристи сделала это, чтобы защитить тебя, она хотела помочь. Ошибка это или нет, но она не могла поступить иначе. Она твоя старшая сестра, она защищает тебя.
- Не нужно меня защищать, - всхлипывала я. - Я знаю, что это моя задача, что я должна сделать это сама! Иначе все пойдет прахом.
- Да, - неожиданно согласился Фабиан. - Но сделанного не воротишь. Пойми Кристи, она все делает из любви к тебе. Раз она так поступила, значит, она не видела другого выхода. Разве ты бы не постаралась защитить ее, если бы это было в твоих силах?
Я кивнула.
- Король жив, - продолжил священник. - И Слава Богу. Стрела попала ему в правую лопатку, рана совсем несерьезная.
Я вспомнила, что когда толкала Кристи под локоть, перед ее глазами пролетел голубь, едва не задев ее лицо крыльями. Да, он спас нас. Я не знаю, почему так думаю, но абсолютно в этом уверена.
- Почему так тихо? - спросила я, уже почти совсем успокоившись. - И что случилось на площади?
Фабиан нахмурился.
- Ничего. Король сам встал, сел на коня и приказал Советнику и страже следовать за ним. Они исчезли с площади очень быстро. Мы оставались на месте, опасаясь шевельнутся, уж больно странная реакция была у Короля. - Фабиан вздохнул. - Я удивлен, что сегодня сам Король оказался на площади. Уже около года мы его не видели. Как будто специально приехал, чтобы его ранили...
На этих словах я вздрогнула. Чтобы его ранили? Как так?
- Мы простояли на площади около часа, - продолжал Фабиан, - но поскольку ничего не происходило, стали расходиться по домам. Сейчас остается только ждать...
Я поднялась в комнату к Кристи. Она сидела на кровати, о чем-то глубоко задумавшись. Мне показалось, что ее одолевали сомнения - правильно ли она поступила, стреляя в Короля. Я ей рассказала все, что мне сказал Фабиан.
- Прости, - прошептала Кристи. - Я не знаю, должна ли я была это делать. Как же сложно!
На ее глазах выступили слезы. Я обняла ее. Она не виновата в том, что хочет защитить меня. Но мне предстояло опередить ее, прежде чем она повторит свою попытку.
Ближе к вечеру народ начал возвращаться домой после работ. Город уже облетела новость о том, что утром было совершено покушение на Короля. Мы с Кристи бродили по вечерним улочкам и слышали, о чем говорили люди. Кто-то восхищался смелостью того, кто посмел пойти против Короля, кто-то же очень боялся последствий этого покушения. Мы тоже боялись.
И не зря.
Ровно в девять вечера по улицам на черных лошадях пронеслись солдаты Короля. Они трубили в гонг. Это означало, что на площадях города людей ждало объявление. Мы побежали на главную площадь, потому что она находилась ближе всего к нам. Туда уже подходили встревоженные жители города. На щите, что стоял посередине, висело объявление:
"Завтра, 23 июня, отменяется рабочий день. Все жители города, получившие повестку, обязаны собраться на Главной Площади. Всем остальным строго запрещается покидать свои жилища под страхом смерти".
Что задумал Король? Что будет происходить завтра на площади? Все понимали, что завтра будет очень тяжелый день, облава, арест и, скорее всего, расстрел невиновных.
Фабиан получил повестку. Флориан была очень взволнована, но старалась не подавать виду. Кристи сидела у стола, понурив голову. Стреляя в Короля, она не думала о последствиях.
- Девочки, - обратился к нам священник. - Даже не думайте завтра выходить из дома. Вы можете вызвать подозрение у солдат, которые будут стоять на каждом углу, если снова будете наблюдать за площадью. А если вы окажетесь на ней, это очень опасно. Кто знает, может быть всех нас арестуют или…
- Мне нужно к Королю! - воскликнула я. - Как я к нему попаду, если постоянно буду прятаться?
- И я подойду! - твердо сказала Кристи. - Обещаю, что не возьму с собой лука, и не буду покушаться на его жизнь. Но если Аманде нужно попасть во Дворец, то я буду с ней.
Я думала, Фабиан начнет нас отговаривать, но он только очень внимательно смотрел на Кристи. Потом кивнул.
- Хорошо. Мы пойдем вместе. Вы - моя семья, охранники вас со мной пропустят. Это будет лучше, чем если вы втихаря удерете из дома.
На том и порешили. На следующий день, после молчаливого завтрака хлебом и слабым чаем, мы все вместе отправились на площадь. Флориан крепко обняла мужа и тревожно смотрела нам вслед.
На улице действительно было много солдат. Мы увидели несколько людей, направляющихся на площадь. У всех были обеспокоенные лица. Мы шли молча, не зная, что ожидает нас впереди.
Мы были одними из первых, кто пришел. Постепенно площадь заполнялась людьми. По ее периметру стояла стража. У меня начало стучать сердце от волнения. Казалось, что сейчас планировалось нечто масштабное. Мы стояли недалеко от щита, где все также весело вчерашнее объявление. На площади было на удивление тихо, хотя пришло не менее трехсот человек.
В этой тишине особенно зловеще прозвучал топот копыт: на площадь выехал человек в красном плаще - Советник Короля и несколько человек охраны. Советник величественно прошагал к щиту и остановился практически перед нами. Я могла его разглядеть: худое лицо с маленькими глазками, длинным носом и тоненькой черной бородкой. Снова воцарилась тишина. Советник ждал, нагнетая напряжение. Потом резко вытащил из-за пояса хлыст и несколько раз ударил им в воздухе. Люди отшатнулись. Я почувствовала, как Кристи потянула меня за плечи назад, в толпу. Я сделала несколько шагов и упрямо остановилась.
- Слушайте внимательно! - вдруг раздался очень громкий и резкий голос Советника. - Вчера утром впервые за долгую историю нашей страны было совершено покушение на Короля. Поэтому будут приняты самые жесткие меры, чтобы подавить желание неверных убить Его Высочество. Верные граждане должны трудиться на благо своей страны, а не устраивать мятеж!

Раздалось еще несколько ударов хлыстом.
- Сейчас солдаты обыскивают каждый дом, - продолжал Советник. - Но мы прекрасно понимаем, что стреляющий уже позаботился о том, чтобы избавиться от оружия. Тогда нам придется арестовать каждого пятого мужчину в надежде на то, что среди них есть убийца и мятежник.
Он замолчал. Снова это гнетущее молчание! Советник стал медленно объезжать площадь, глядя в толпу, будто выискивая кого-то. Потом вернулся к щиту и вдруг совершенно другим тоном сказал:
- Король - милостивый государь. Он не хочет учреждать расправы над всеми, кто мог быть причастен ко вчерашнему покушению. Невинные жертвы нам не нужны. Поэтому он выдвигает такое предложение: тот, кто выдаст преступника, будет освобожден от ежедневных работ - и он, и вся его семья! Более того, их жилищные и продовольственные условия будут улучшены. Король дает пожизненную гарантию. Вы знаете, Его Величество всегда держит свое слово.
Советник перевел дух. Никто в толпе не шелохнулся. Это был мой шанс! Я резко рванулась вперед, растолкав впереди стоящих людей. Боковым зрением я успела заметить, как Кристи было бросилась за мной, но ее схватил Фабиан и зажал ей рот. Я выбежала на площадь.
- Я видела! Я видела, кто стрелял в Короля! - закричала я и вдруг разрыдалась. - Я больше так не могу! Моя семья еле сводит концы с концами, дедушка совсем болен! Я все расскажу! Только освободите нас от работ! Нам нужны лекарства!
Советник пристально смотрел на меня. Казалось, он был несколько растерян. Я же отлично вошла в роль и продолжала:
- Я знаю этого человека! Вчера я была недалеко от того места, где он прятался, - я указала рукой в сторону холма, где стоял дуб, и откуда мы вчера наблюдали за площадью. - Я видела его и узнала. Я все скажу, только помогите мне и моим братьям и сестрам!
Тот факт, что я указала на пригорок, видимо, убедил Советника. Он медленно подъехал ко мне.
- Кто он? - просто спросил он.
- Я скажу только лично Королю, - упрямо ответила я. - Можете убить меня, если хотите. Но я скажу только лично Его Величеству. Я хочу знать, что вы меня не обманываете и правда сделаете то, что обещаете.
- Прекрасно, - Советник мне даже улыбнулся, обнажив маленькие желтоватые зубы. - Стража! Доставить девочку во Дворец!
Один из солдат подъехал ко мне на лошади и лихо втащил меня в седло, усадив перед собой. В толпе началось гудение. Кто-то крикнул "оставьте ребенка! Она не понимает, что говорит!", но стража держала толпу под контролем. Я успела взглянуть в ту сторону, где только что стояла и увидела бледное лицо Кристи. Фабиан крепко держал ее, все также не давая ей закричать и ринуться ко мне. Я неожиданно почувствовала себя очень смелой, чувствуя, что теперь все только в моих руках, что я сама могу справиться с поставленной мне задачей. Я гордо выпрямилась и подняла подбородок. Сейчас я чувствовала всю важность своего положения, только от меня зависела теперь не только моя жизнь, но и судьба многих жителей.
Советник отдал приказ возвращаться во Дворец, и мы поскакали. Я смотрела прямо вперед, преисполненная чувства важности и, в свою очередь, опасности, которая меня, скорее всего, ожидает. До приезда во Дворец оставалось не более пятнадцати минут.

Глава 6
Мы въехали в ворота, и оказалось в огромном саду. У меня даже закружилась голова: столько зелени, цветов, деревьев здесь было! В саду работали несколько человек, и я с тоской подумала о том, что растениям жилось гораздо лучше, чем людям... Но я не могла не восхититься этой красотой и, пока мы подъезжали к дворцу, любовалась розами, пионами, нарциссами, тюльпанами и другими цветами. Дворец тоже впечатлял своей красотой: высокий, с изящными колоннами, он переливается на солнце разными цветами, потому что его украшали камни самых разнообразных цветов.

У входа во Дворец к нам подбежали несколько человек, чтобы забрать лошадей и отвезти их в конюшню. Я, под присмотром Советника и одного человека охраны, переступила порог дворца и сразу же очутилась в достаточно большом холле. Он был устелен коврами, а мраморные стены поражали своим величием и красотой. Они были украшены золотом, но я не успела рассмотреть рисунки, потому что меня грубо подтолкнули куда-то направо. Я только успела увидеть дверь, также обшитую золотом, которая вела, по-видимому, в главный зал. Я посмотрела наверх: потолки были высокие, тоже в украшениях. Мы прошли совсем немного, и перед нами возникла дубовая дверь, тоже очень красивая. Советник отпер ее ключом и протолкнул меня внутрь, велев ожидать, и захлопнул дверь.
Я очутилась в небольшой комнате, очень даже приятной. Посередине стоял стол с пустой вазой на нем, у стен - шкафы с книгами. Пол был устелен ковром с различными узорами, а на окне, что находилось прямо напротив двери, легонько развивались тонкие белые занавески. Справа от двери стоял небольшой диван непонятного цвета. Надо сказать, я очень удивилась тому, что меня не кинули в темницу или, хотя бы, не препроводили в какую-нибудь коморку. Я подошла к окну, но вид загораживал большой куст, чья листва пропускала немного света в комнату. Я взглянула на шкафы с книгами, пытаясь прочесть название книг, которые были за стеклом. Как я поняла, это были книги об истории, политике и философии. Обойдя комнату, я скромно присела на диванчик, гадая, что мне скажет Король и, самое главное, что же сказать ему мне. Мне не пришлось долго ждать. Прошло около получаса, когда открылась дверь, и молчаливый и суровый охранник провел меня в зал. Он встал у двери, а я сделала несколько шагов вперед.

Зал был огромен. В нем ничего не было, кроме позолоченного трона впереди и огромных настенных часов позади него. Они показывали час пятнадцать. Стены зала были все также украшены золотом и разноцветными камнями, а с высокого потолка свисала большая и шикарная люстра. Я почувствовала себя такой маленькой в этом огромном и внушительном помещении. Хотя снаружи стояла жара, здесь было достаточно холодно, и мои руки покрылись мурашками. Было очень тихо, раздавалось только тиканье часов. Оно завораживало.
Король появился неожиданно. Он вошел очень тихо через другую дверь, которая таилась справа от трона. Я не сразу его заметила, так как восторженно осматривала стены и люстру. Король направился ко мне. Гул его шагов издавал эхо.
Сейчас я уже могла внимательно разглядеть его. Это был полноватый мужчина лет пятидесяти, с небольшими усами. Волосы его были скорее темные, но в них уже проникла седина. На нем был черный костюм, украшенный золотыми пуговицами, и синий плащ почти до пола. В левой руке он перебирал четки, иногда перехватывая их другой рукой. Он остановился в нескольких шагах от меня, и я посмотрела в его коричнево-зеленые глаза. Я смотрела с любопытством и не чувствовала ни капли страха. Мне показалось, что он также разглядывает меня с большим интересом. Я ждала, пока он начнет разговор. Взгляд его был настороженный и, что странно, какой-то неуверенный. Спустя минуты полной тишины, Король заговорил. Казалось, он пытался придать строгость своему голо су, но я уловила в нем мягкие нотки.
- Ты пришла рассказать мне, кто покушался на мою жизнь?
Хотя я так сказала Советнику на площади, говорить это Королю я не собиралась. И я честно ответила:
- Нет.
Король пристально смотрел на меня. И я без труда выдержала его взгляд. Он стал медленно ходить вокруг меня.
- Зачем ты пришла? - спросил он.
- Чтобы увидеть Вас, - это был честный ответ.
- Я знаю, - неожиданно сказал он.
В тот момент я и понятия не имела, что же он знает и откуда. Но то, как он вел себя, как говорил, должно было насторожить меня. Но у меня и в мыслях не было, что он, как потом я узнала, ждал меня, и достаточно давно.
Я продолжала стоять, не шелохнувшись, ожидая, что произойдет дальше. Он остановился передо мной и вдруг спросил:
- Что у тебя висит на шее?
- Это мой талисман, - ответила я и достала его, чтобы он мог его видеть.
Король стоял в шаге от меня и молча смотрел на талисман. Я не сразу обратила внимание на его выражение лица, так как тоже смотрела на него. Когда я подняла глаза, Король стоял с непроницаемым лицом.
- Отдашь мне его? - равнодушно спросил он.
- Нет, - я сжала амулет в ладонях.
С чего я должна его отдавать? Старик подарил его мне, а подарки не раздают просто так.
Я думала, что Король рассердится, но он только кивнул и, отойдя в сторону, встал ко мне спиной. Похоже, он о чем-то думал, что-то решал.
- Как тебя зовут? - спросил он, наконец, повернувшись.
- Аманда, - с готовностью ответила я.
- Аманда, пойдем со мной, - сказал Король и направился к главным дверям. Я поспешила за ним. Стражник посторонился, открывая нам дверь. Мы прошли по холлу и вышли в сад.
Я снова могла любоваться цветением цветов, кустарников и деревьев. По ухоженным дорожкам мы прошли в далекую часть сада, что находилась позади дворца. Среди всей этой зелени, казалось, можно гулять бесконечно. Король замедлил шаг. Я тоже. Мы стали медленно прогуливаться среди цветов.
- Дитя мое, - заговорил Король. - Я ждал твоего появления во Дворце. Тебе пока не следует знать, откуда я это знал. Просто поверь мне.
Я, конечно, поверила. Король вел себя совсем не так, как я себе это представляла. И он совершенно не был похож на злого тирана. Но я решила не спешить делать выводы.
- Где твои родители? - спросил он вдруг.
- Я не знаю, - созналась я. Почему-то я совершенно не помнила ни мать, ни отца. Будто не существовала до того июльского дня, когда к нам пришли солдаты. Кристи никогда про них ничего не говорила, в доме не было их фотографий... Мне казалось, что мы всегда жили только вдвоем. Кристи мне была за мать.
- Я живу у дяди с тетей и....
Но Король прервал меня.
- Я хочу предложить тебе остаться во Дворце. У тебя будет своя комната. Ты будешь есть за одним столом со мной. Более того, я объявлю, что ты - моя дочь.
Я опешила. Такого оборота я не ожидала. Что задумал Король? Таким образом взять меня в заложники? Или прослыть добрым правителем? Отца маленькой девочки сложнее убить, чем злого правителя. Или он знает, что это я, кто на него покушается на самом деле, и по каким-то причинам хочет взять меня в союзники, задобрить? Но не легче было сразу же приказать отрубить мне голову? Или это может привести к тяжелым последствиям?
Король остановился и медленно повернулся ко мне. Я была уверена, что на его лице - маска, за которой что-то скрывается. Но выглядел он серьезным и беспристрастным. Как будто он предлагал мне работать на его кухне, а не становиться его дочерью.
- Что вы задумали? - спросила с большим подозрением.
- Ты не случайно появилась во дворце, не так ли? - ответил Король вопросом на вопрос.
Я кивнула.
- Так и я неслучайно предлагаю тебе остаться, - продолжал он. - Я гарантирую тебе полную безопасность. Более того, я прекращу поиски того, кто стрелял в меня на площади. Я вижу, как тебе нравится этот сад, и предлагаю тебе ухаживать за ним. Есть только одно требование: не покидать территорию Дворца без меня или без моего согласия.
Я молча переваривала это предложение. Мы тем временем оказались у задней калитки сада. За ней, на улице, стояли три стражника. Король подошел к ней и медленно открыл.
- Или же ты можешь покинуть Дворец прямо сейчас, но назад пути не будет, - сказал он голосом, не содержащим никакой интонации.

Я посмотрела на калитку. Почему-то мне представилось, что если я сейчас выйду, один из солдат вскинет ружье и по приказу Короля выстрелит мне в спину. Да и зачем мне было уходить? Не зря я так стремилась во Дворец. Терять мне было нечего.
- Я остаюсь, - сказала я уверенно.
- Отлично, - Король запер калитку.- Тогда идем во Дворец. Твоя комната уже должна быть готова.
Вот оно как! Король казался очень прозорливым. Я решила внимательно за ним наблюдать и обязательно выяснить, какие у него планы насчет меня.
Комната моя находилась на втором этаже и, к моему удивлению, совсем недалеко от почивальни самого Короля. Она была просторная, с большой кроватью справа от входа, огромным окном, через которое был выход на небольшой балкончик. Напротив кровати был шкаф для одежды, в дальнем левом углу - письменный стол. У кровати, на тумбочке, сидел большой игрушечный белый медведь. Король сказал, что я могу спокойно передвигаться по дворцу и по саду, вызывать слуг и вообще делать все, что я захочу. Он оставил меня одну, сказав, что скоро время обеда, и мне надо отдохнуть, а также переодеться к столу. Почти мгновенно появилась служанка, милая женщина лет сорока, с добрым лицом, которая сообщила, что ее зовут Мэри, что она всегда к моим услугам и что через тридцать минут мне принесет новую одежду. Сняв с меня мерки, она удалилась. Уж не знаю, где она умудрилась достать новое платье моего размера, но к обеду оно уже было у меня.
Пока Мэри отсутствовала, я вышла на балкон и с восхищением смотрела на город. Из окна открывался красивейший вид на него, так как замок стоял на возвышенности. Очень ярко на общем фоне выделялся храм, где служил Фабиан. Я с тоской подумала о нем и о Кристи. Что сейчас происходит? Не сильно ли тревожится Кристи? Я надеялась, что она не строит планов пробраться во Дворец. Надо подумать, как связаться с ней.

Обедали мы внизу. Я и Король за огромным обеденным столом, который просто ломился от всяких вкусностей. Супы, жареная и вареная картошка, рис, гречка, всевозможные салаты, рыба, фрукты! Я в жизни не видела столько еды. Мне стало очень горько от того, что Король так хорошо питается, а люди в городе голодают. Я села напротив Короля, но к еде не притронулась.
- Разве ты не голода? - спросил Король, хлебая с удовольствием суп.
И тут я возмутилась.
- Как Вы можете так спокойно есть, иметь такой стол, когда жители вашего города еле сводят концы с концами?!
Король замер с ложкой в руке и внимательно посмотрел на меня.
-Ты права, Аманда. Завтра же я издам указ о реформировании провизионной политики. Хорошо?
- Обещаете?
- Да.
Тогда я со спокойной душой взяла ложку, придвинула к себе тарелку с ухой и жадно принялась есть.
Пока мы ели, Король мне рассказывал о жизни во Дворце, о расписании, которому он следует, о своих идеях и планах. Я слушала его молча, пытаясь разгадать, искренно ли он говорит со мной или это часть его плана. Но никакой фальши или подвоха я не услышала. Король был человеком, убежденным в своей правоте, в истинности своих идей и успехе всех будущих реформ. Многое из того, что он говорил, я не очень понимала. А что поняла, то мне не сильно понравилось. Его политика казалась жесткой, так как он без угрызения совести использовал труд жителей, чтобы построить Империю. Он сам не особо следил, как живет народ (этим занимался Советник и другие приближенные), его интересовал только успех страны, чье сердце билось в этом городе. В этот раз я ему ничего не сказала, позволив ему выговорится. Я еще не до конца понимала, как мне следует действовать.
После обеда я была представлена Советнику, тому самому узколицему мужчине, который забрал меня с площади. Не скажу, чтобы он был доволен решением Короля оставить меня во Дворце, но, похоже, все решения своего правителя он воспринимал как должные.
Вечер я провела в саду, помогая садовникам ухаживать за растениями. Мне казалось, что мы творим новый мир, пропалывая и поливая землю, подрезая кусты и оформляя клумбы.
После очень насыщенного ужина и вечернего чаепития, который также сопровождался речью Короля, посвященную тому, как он собирается переделать вскоре Дворец, мы, наконец, отправились по своим комнатам. В моей комнате уже было много новой одежды, письменных принадлежностей, книг со сказками и историями и другой мелочи. Это был очень тяжелый день, поэтому, как только моя голова коснулась подушки, я мгновенно заснула. На следующее утро было назначено мое посвящение в дочери Короля.

Глава 7
Я ехала верхом на белом коне в сопровождении свиты по улицам города. Король ехал рядом, слева от меня. Впереди ехал советник и три человека с музыкальными инструментами: наше шествие сопровождала торжественная музыка. Во избежание новых покушений или, возможно, чтобы придать торжественность данному событию, солдаты создали длинный коридор, выстроившись вдоль улиц.
Сегодняшний день был объявлен праздничным, поэтому никто не работал. Все люди вышли из своих домов, чтобы своими глазами увидеть то, чего они никак не ожидали увидеть - дочь Короля, Принцессу, Наследницу Трона (да-да, Король упоминал вчера, что именно так я буду представлена народу. Я не стала уточнять, насколько это могло быть правдой). На мне было шикарное белое платье, украшенное васильками и незабудками, а в волосы заплетены фиалки. Проезжая по улицам города, я слышала восхищенные возгласы ("какая она красивая!"), и исподтишка благодарно посматривала на жителей, хотя мне было велено сидеть прямо и смотреть прямо перед собой.
Я думала, что мы едем на ту самую площадь, но мы оказались совершенно в другом месте. Это была окраина города, которая состояла из очень широкой дороги, в конце которой находился Священный Алтарь. Он стоял посреди площадки, рядом с ним возвышались два дуба.

Здесь собралось очень много народу. Я видела, как они стараются рассмотреть наше шествие из-за спин охраны. Я бегала глазами по лицам людей, страстно желая узнать в одном из них Кристи. И где-то на середине пути я увидела ее. Она стояла у линии охраны, рядом с Фабианом. Я поймала ее взгляд и едва заметно ей кивнула. Ее встревоженное лицо немного расслабилось. Фабиан улыбался. Мне, конечно, очень хотелось спрыгнуть с лошади и подбежать к ним, но это было невозможно.
И вот мы доехали до алтаря. Около него стояло нечто, накрытое полотном. Мы развернулись лицом к дороге. Гул толпы мгновенно стих, и воцарилась полная тишина. Заговорил Советник.
- От имени Короля, его Величества, сегодняшний день, пятнадцатого июля, объявляется особенными днем. В нашей стране произошло важное знаменательное событие. Была найдена пропавшая дочь Короля, Ее Величество Аманда Повелительница Роз.
Я слушала с большим интересом. Интересно, когда я успела пропасть? И когда они придумали продолжение моему имени? И еще я глубоко задумалась над вопросом, почему же мне вплели в волосы фиалки, а платье украсили незабудками и васильками, если я - Повелительница Роз? Думая об этом, я прослушала часть речи. Когда я очнулась от своих мыслей, Советник уже заканчивал свое повествование.
- ... И сегодняшний день объявляется праздничным, все работы отменяются, мы будем праздновать возвращение Принцессы!
Толпа радостно загудела. Вперед выехал Король.
- Мы ждали ее появления много лет, и вот, наконец, она появилась в нашем царстве, - сказал он громким и низким голосом. - Моя дочь, только родившись, пропала без вести почти двенадцать лет назад, и это было большим горем для меня и Королевы. Мы не афишировали это событие, потому что считали, что она умерла. Я не буду вдаваться в подробности двенадцатилетней давности, главное, что сейчас она здесь, рядом со мной, и доказательством того, что это именно Она, послужит это!
Король подъехал к тому странному предмету, накрытому полотном, и сдернул покрывало.
Народ ахнул. А я чуть не свалилась с лошади, увидев перед собой... свой собственный портрет! Он был нарисован маслеными красками, и сходство было очень точным: мои волосы, спадающие локонами на плечи, в которых виднелись фиалки, форма лица, голубые глаза и маленькая родинка на подбородке. Только девочка (или это правда я?), изображенная на портрете, была гораздо младше, ей можно было дать лет десять.
- Этот портрет рисовался мной в течение пяти лет и был закончен три года назад, - громко объявил Король. - Я знал, как выглядит моя дочь, потому что часто видел ее во сне. И теперь она здесь! Я объявляю Аманду Повелительницу Роз своей дочерью и прямой наследницей трона!
Раздались аплодисменты и свист.
"Что за фокусы?" - думала я, не способная оторвать глаз от портрета. Судя по состоянию краски, его рисовали не вчера. Неужели все, что говорит Король, чистая правда? Но я что-то не заметила большой радости в его глазах, когда он меня увидел. И во Дворце он вел себя сдержанно, как и ведут себя, наверное, с малознакомой девочкой, которую пригласили пожить во Дворце. Может, есть кто-то, так похожий на меня, с кого был списан портрет? И теперь меня выдают за его дочь, используя сходство с другой девочкой? Может быть, у меня есть сестра-близнец, о которой я ничего не знаю? Я перебирала в уме варианты, но ни один не казался мне разумным. Я решила все выяснить у Короля во Дворце.
Король еще что-то говорил, потом снова выехал вперед Советник и тоже говорил. Но я уже не слушала.
Вскоре торжественное мероприятие закончилось, и мы вернулись во Дворец. Я очень устала от жары и эмоциональных потрясений. Еще вчера я была просто девочкой двенадцати лет, которая должна была попасть к Королю, а сегодня я уже его дочь и, более того, наследница трона. Я отправилась в свою комнату отдохнуть, сказав, что обедать не буду. Король не возражал, сказав, что ждет меня к полднику в пять часов. Жара сморила меня, и я уснула.
Разбудил меня стук в дверь - служанка извещала, что полдник будет готов через двадцать минут. Я подскочила на кровати, чувствуя, как бьется мое сердце. Я сразу вспомнила свой сон: мне снился наш с Кристи дом, где я лежу на кровати, не в силах управлять своим телом. На подоконник садится голубь и говорит мне: "Ты должна убить Короля! Иначе меньше, чем через три месяца тебя ждет смерть".
Я проснулась, а в голове так и стучало "или тебя ждет смерть". Сначала я сидела на кровати, пытаясь понять, где я и что я здесь делаю. Сон постепенно растворялся, и через пять минут я уже мыслила ясно. Вспомнив все утренние происшествия, я с тоской подумала, что или я скоро стану наследницей трона, или умру. Убить Короля? Это звучало так просто, когда я была далеко отсюда. Сейчас же, находясь рядом с ним, я не могла себе этого даже представить.
За полдником Король много шутил и веселился. Мне передалось его настроение, и на какое-то время я забыла обо всех своих тревогах. Мы ели очень вкусные блины с клубничным вареньем и пили чай. После полдника Король позвал меня в сад, где мы до наступления первых сумерек играли в мяч и в бадминтон. Передо мной был веселый полноватый мужчина, который резвился по траве также ловко и задорно, как и я. Мы смеялись и бегали друг за другом. В нем не было ничего от того замкнутого и делового Короля, каким он был день назад. Мне действительно стало казаться, что он не злой тиран, а любящий меня отец. Может быть, голубь передумает и отзовет свой наказ его убивать?
Вечером мы сидели в одной из дворцовых комнат, у камина. Он рассказывал какие-то веселые истории, которые мне было очень интересно слушать. Но когда наступила пауза, я заметила, как посерьёзнело его лицо. Я тоже сразу стала серьезной и спросила:
- Что это за история с потерянной дочерью? И откуда у вас портрет девочки, так похожей на меня?

Король молчал. Я не торопила его. Наконец он ответил.
- У меня не было дочерей. Как и сыновей. Моя жена умерла шесть лет назад, - лицо Короля исказилось болью. - Но спустя год после ее смерти мне стала сниться девочка, такая же, как ты, и моя жена, которая говорила, что однажды ты придешь, и я должен принять тебя как свою дочь.
Я слышала его с широко открытыми глазами. Мне казалось, что он говорил искренне, хотя все равно у меня оставалось впечатление, что не все из сказанного - правда. Король тем временем продолжал говорить.
- Я решил нарисовать образ этой девочки, что приходил во сне, чтобы не забыть его. Хотя я мог и не тревожиться по этому поводу, так как ее образ снился с определённой периодичностью. Рисовал я медленно, не спешил. Я не искал тебя, потому что твердо знал, что ты придешь сама. Когда я увидел тебя в моем Дворце, я сразу узнал в тебе ту девочку. За день до твоего прихода мне снилась Лоурен, моя погибшая жена, Королева. Она сказала, что ты близко, и что ты должна стать Наследницей Трона.
Король говорил таким спокойным и обычным голосом, будто рассказывал историю из какой-нибудь книги.
- А вы сами хотите, чтобы я была Наследницей Трона? - спросила я.
Король едва заметно усмехнулся.
- Мне не вечно править страной, а наследников нет. Я никому не верю, кроме как Королеве. Раз она сказала, что это будешь ты, значит, так и должно быть. Я не собираюсь завтра умирать, но мне за пятьдесят лет, поэтому уже пора задуматься о наследнике. Я бы предпочел, чтобы это был мужчина, но раз Лоурен так сказала... Посмотрим... Ты - Принцесса, а принцессы выходят замуж, и тогда появляются Принцы... И Принцессы становятся Королевами.
- Почему же мне дали имя Покровительницы Роз? - задала я мучивший меня вопрос.
- Роза - царица всех цветов, - ответил Король. - Тот, кто является повелителем роз, повелевает всеми цветами. Я подумал, что тебе подойдет это имя. Но твой цвет - синий, как мой плащ. Это цвет Королевской Семьи. Именно поэтому сегодня твои волосы и платье украшали фиалки, васильки и незабудки.
- Мне нравится имя Покровительница Роз, - сказала я, подумав.
Мы помолчали. Я думала о Кристи, Фабиане и его семье. Как же я хочу их увидеть! И тут я поняла, какой силой обладаю, будучи наследницей. Я же могу помочь всем жителям!
- Раз уж я Наследница Трона, я хочу начать учиться этому делу прямо сейчас, - сказала я твердо. - Я хочу осмотреть город и его окрестности и внести свой вклад в построение Империи.
Король не имел ничего против. Мы договорились, что с первыми лучами солнца, после раннего завтрака, я, в сопровождении его людей, поеду осматривать город. Я отправилась спать в прекрасном настроении, предвкушая завтрашнюю прогулку.
Мы выехали в шесть часов утра, верхом на лошадях. Король меня не сопровождал, зато дал мне пятерых солдат. Я - верхом на той же белой лошади, так похожей на ту, на которой я выехала из собственного дома неделю назад, а солдаты - все на темных. Первым делом мы шагом и рысью проехались по основным улицам города. Я внимательно осматривала дома, подмечая про себя, как их можно реставрировать, где открыть магазин, где парикмахерскую, а где кафе. В городе не было ни одного ресторана или кафетерия, и я хотела исправить это положение. На одной из улиц, по которым мы проезжали, находился дом Фабиана. Около него я попридержала лошадь, надеясь увидеть кого-нибудь из семьи и, главное, Кристи. Но двери и окна были плотно закрыты, и, казалось, никого не было дома. Все были на работах, но где же Кристи? Я пыталась ничем не выдать интереса к этому дому, чтобы никто не заподозрил, откуда я пришла, и чтобы не обнаружили мою сестру.
Мы объехали бóльшую часть города. Я видела старую больницу, чье состояние оставляло желать лучшего, три школы, полупустые, которые также играли роль детских садов - там оставались маленькие дети до 8 лет, пока родители работали. За ними присматривали несколько человек, а тех, кто постарше, обучали работать руками: сажать семена, мастерить, шить...
Во Дворец я вернулась к трем часам и, несмотря на усталость, первым делом побежала к себе в комнату, чтобы составить план того, как все можно изменить. Я делала первые наброски и так увлеклась, что совсем забыла про оставленный для меня обед.
Я спустилась к полднику в пять часов. Король уже ждал меня. Я сказала ему, что у меня есть идеи и большие планы по поводу города, но я ему все покажу, как закончу. Вечер, сказал Король, должен быть свободным от государственных дел, поэтому мы посвятили его приятному времяпрепровождению. Я поработала в саду, а потом он научил играть меня в шахматы, и мы до самого ужина в них играли. После еды я сразу отправилась спать, ведь на следующий день меня ожидало множество дел.
Дни следовали друг за другом. Каждое утро я выезжала за пределы Дворца и даже города, исследуя местность, наблюдая за работой людей, и делала выводы. Позже, в своей комнате, я рисовала и писала, чертила и подсчитывала: реформирование царства - дело не из легких. Но я была очень собой довольна, и с моего лица не сходила радостная улыбка. У меня получается быть Принцессой!

В один из первых дней я видела Фабиана и Кристи. Для этого я специально с утра заехала в Храм, помня, что Фабиан проводит с утра мессу. Я подъехала как раз к ее окончанию. Я не могла спрыгнуть с лошади и побежать обнять его, так как солдаты не отступали от меня ни на шаг. Им было велено не только охранять меня, но и быть в курсе всего, что я делаю. Поэтому я с довольно безразличным видом спешилась и, провожаемая солдатами, зашла в Храм. Те немногие люди, что выходили из него, поспешили расступиться, кланяясь мне чуть ли не до земли. Чувствовала я себя неловко, но виду не подала. Фабиан находился внутри Храма. Я медленно подошла к нему, говоря с ним глазами. Он прекрасно знал, что мы не должны были подавать виду, что знакомы. Я громко спрашивала о порядках в Храме, о расписании и другие мелочи, отвлекая охранников. Я успела также одними губами спросить, как поживает Кристи? Глаза Фабиана искрились радостью и добром, он улыбнулся, давая мне понять взглядом, что с ней все в порядке, и она здесь. Когда я выходила из Храма, я увидела ее в дальнем углу с накинутым на голову капюшоном. Она рада была меня видеть, но из-за наличия солдат вокруг меня подойти не могла. Я едва заметно ей кивнула, давая понять, что все идет хорошо. Кристи, зажав в ладонях цепочку с крестиком, поднесла руки к груди.

Через несколько дней после нашей встречи произошло еще одно событие. Как обычно, вечером я стояла на своем балкончике и смотрела на готовящийся ко сну город, когда вдруг на перила опустился тот самый голубь. Я не ожидала его увидеть и поначалу испугалась, ожидая от него каких-то вестей, связанных с моей задачей, о которой я не хотела думать. Но никакого послания я не слышала. Если в тот день, в моем доме, мысли так и возникали в моей голове, то сейчас она была пустая. Однако голубь прилетел не просто так: он все-таки принес мне сообщение. На его лапке я обнаружила маленькую записку от Кристи, в которой она спрашивала, что же происходит со мной во Дворце и нужна ли мне помощь. И что она очень беспокоиться обо мне и скучает.
Я вернулась в комнату и написала ей ответ. Что со мной все в порядке, все под контролем, что скоро она заметит видимые улучшения в городе, и что я тоже по ней скучаю. Я привязала записку к голубю, и он тут же улетел.
Прошло около месяца с тех пор, как я первый раз отправилась исследовать царство. У меня было много что показать Королю, и сегодня, наконец, этот день настал.
Я ждала Короля в одном из залов, подпрыгивая от нетерпения. На большом столе были разложены все мои записи и рисунки. И вот Король пришел. Я старалась не спешить и рассказывать свои идеи сдержанно, но я была так воодушевлена, что все-таки тараторила без умолку. Король слушал меня несколько рассеянно и при этом снисходительно улыбался. Пару раз мне показалось, что он уже и не слушает меня, но я была так захвачена своим повествованием, что не обратила на это внимание.
- ...И таким образом, в обществе наступит порядок и процветание! - закончила я свое выступление и выжидаемо посмотрела на Короля. Я даже запыхалась.
- Молодец, - похвалил он меня. - Ты проделала хорошую работу.
Я ожидала, что мы обсудим каждую идею в отдельности, что он задаст мне вопросы или хотя бы как-то прокомментирует мою работу, но он только еще несколько раз повторил, что я умница, и мне надо продолжать в том же духе, хотя сейчас следует сделать паузу и заняться чем-нибудь другим.
- Будет ли это все реализовано? - спросила я, растерянно показывая на план.
- Да-да, разумеется, - растерянно ответил Король. - Завтра Советник и я этим займемся... а сейчас пойдем обедать!
- Продовольственная реформа уже готова? - на ходу спросила, так как у меня уже было пара своих идей, как наладить продовольственное производство.
- Скоро-скоро, - уклончиво ответил Король.
И я покорно стала ждать, с нетерпением желая взглянуть на то, как реализуются мои планы. Однако довольно скоро настал день, когда я решила сбежать из Дворца, потому что произошли очень неприятные события.


Глава 8
Все началось в понедельник, спустя неделю после того, как я поведала Королю свои идеи. Так как мы их больше не обсуждали, я была уверена, что все уже готово, и работы по воссозданию моих планов уже идут полным ходом. Сразу после завтрака я отправилась на прогулку по городу. Как всегда, получив разрешение Короля и сопровождаемая охраной.
Первым делом я поехала к больнице, которая была первая в списке по реконструкции, но там не было никакого движения, никаких изменений. Я поехала к школам - то же самое. Я объехала весь город, я проехалась по его окрестностям - ничего. Солдаты, сопровождающие меня, а также те, кого мы встречали на своем пути, были не в курсе каких-либо реформ.
Я не знала, что и делать. Вернувшись во Дворец, я хотела немедленно поговорить с Королем, хотя в этот час никто не имел права его тревожить: обеденный сон. Но я нашла Советника и обратилась к нему с этим вопросом - идут ли уже какие-либо изменения в городе? Он посмотрел на меня удивленно и пожал плечами.
- Какие еще изменения?
- Ну как же, согласно моим планам, расчетам и рисункам! - вскричала я.
- Первый раз о них слышу, - равнодушно отметил Советник.
Я стояла, открыв рот. Как?! Не может быть!!! Шоку моему не было предела. Оставалось спросить все прямо у Короля. Я попросила Мэри известить Его Величество, что я жду его в комнате с камином, чтобы, как только его обеденный отдых закончится, он пришел сюда.
Я сидела как на иголках, перебирая в руках некоторые из своих рисунков. Когда Король, наконец, вошел, я сразу бросилась к нему.
- Что происходит? Почему в городе ничего не меняется? Разве мои расчеты недостаточно хороши? Почему никто, в том числе Советник, ничего не знает о новых реформах?
Я в нервном ожидании смотрела на Короля. Взгляд его был совсем не мягкий, как обычно. Он прошел по комнате, медленно повернулся ко мне и спокойно сказал:
- Аманда, детка, успокойся. Продолжай играть в Королеву, рисуй и вычисляй, сколько твоей душе угодно. Эта игра пойдет тебе на пользу.
- Какая игра?! - мне казалось, что я сейчас потеряю дар речи. - Это... Это не игра! Я серьезно! Разве вы не хотите создать царство со счастливыми людьми?
Лицо Короля почернело. Он начал большими шагами мерять комнату.
- Ты еще слишком мала, чтобы что-то делать серьезно, - резко сказал он. - Занимайся своими играми, садом, чем хочешь, но всеми делами в царстве управляю я.
Мне показалось, что моя голова стала тяжелой как свинец, а ноги - ватными. Я не могла поверить в то, что слышала. Даже скорее не тому, что говорил Король, а тому, кáк он говорил. Голос его был грубый и полный раздражения. Я почувствовала, что меня начинает трясти.
- Но... но люди же страдают, очень плохо едят и..., - попыталась сказать я, хотя голос уже предательски дрожал.
- Мне все равно, - грубо оборвал меня Король. В этот раз его лицо уже исказила ярость. - Народ будет страдать пока я жив! Он убил мою жену, Королеву!!!
- Но убил ее, наверное, не весь город, не все жители Царства! - попыталась сказать я, но он уже не слушал меня. Он уже почти кричал.
- Ее убили во время прогулки!!! Это сделали они - люди! Я их ненавижу! Я не собираюсь ничего менять, наоборот, я собираюсь ужесточить режим. Убийцу так и не нашли, хотя я надеюсь, что он уже отошел в мир иной вместе со всеми теми, кто отправился туда же! Будь прокляты все! Все!
Никогда, никогда я не видела Короля в таком гневе. Я очень испугалась, по щекам катились слезы, меня трясло. Король продолжал всех проклинать и ненавидеть, я уже не могла это слушать, даже пыталась закрыть уши руками. Наконец, Король перевел дыхание и грубо добавил:
- Так что забудь про свои чертежи, в ближайшее время они не понадобятся.
- Тогда я ухожу, - сквозь слезы с отчаяньем прокричала я. - Зачем я нужна, к чему весь этот маскарад с Наследницей?! Я отказываюсь быть вашей дочерью!
Лицо Короля побагровело.
- Никуда ты не пойдешь! С сегодняшнего дня я запрещаю тебе покидать территорию Дворца.
- Вы больны! Больны! - прокричала я сквозь слезы и выбежала из комнаты. Плача, я побежала к себе наверх. Упав на кровать, я уткнулась в подушку, сотрясаясь от рыданий.

Дверь я заперла изнутри и не отвечала, когда Мэри стучала, приглашая меня сначала к полднику, а потом к ужину. Выплакав все слезы, я стояла на балконе, с тоской глядя на город. В голове было пусто. Единственное, что я осознавала это то, что я больше не хочу здесь оставаться. Когда на перила снова опустился тот голубь, я испытала облегчение. Он снова принес мне весточку от сестры, в которой она спрашивала, какие есть новости и когда я планирую убить Короля.
Я схватила бумагу и карандаш и написала вкратце о том, что произошло. В конце я приписала:
"Кристи, сестра, помоги мне, вытащи меня отсюда, я не могу здесь больше оставаться. Я хочу убить Короля, но не знаю, как. Наверное, я не смогу".
Да, сейчас я очень хотела его убить. Но представив, как я с ножом подкрадываюсь к нему, мирно дремлющему в кресле после обеда, я поняла, что не смогу это сделать. Я не была рождена убивать. Кристи смогла бы, а я - нет.
Я прикрепила послание голубю, и он улетел. Я легла на кровать и сразу же уснула.
Наутро все уже не казалась мне таким ужасным, как вчера. Я испытывала опустошенность и тревогу, но при этом понимала, что погорячилась, рассказав в записке Кристи о последних событиях и, тем более, попросив о помощи. Я не только подвергала ее опасности, но и нарушала договор, заключенный с голубем, потому что хотела сбежать. Я решила дождаться его следующего прилета и обязательно сообщить Кристи, чтобы она ничего не предпринимала.
Я спустилась к завтраку, но разговаривать с Королем не могла: настолько плотно засела во мне обида. Он шутил, как ни в чем не бывало, но поняв, что я не собираюсь даже смотреть на него, замолчал. Видимо, он решил, что таким образом, объявляя бойкот, я хочу заставить его пойти мне на встречу и выполнить мои требования. Здесь была доля истины, но мне также не о чем было с ним говорить. И я не испытывала к нему никакого расположения.
Весь день я проработала в саду. Зная, что я не могу свободно выехать с территории Дворца, я исследовала шаг за шагом всю изгородь. И не зря. За одним из кустов роз, который рос впритык к изгороди, я увидела трубу, проходящую под забором: она поднималась над землей и снова в ней исчезала. Я решила, что по ней поступает вода во Дворец. Это было отличное место, чтобы сделать подкоп. По другую сторону изгороди, насколько я помнила, росли густые кусты, и стражи поблизости не было.
В саду никто за мной не следил, поэтому я, вооружившись небольшой лопатой, которой обрабатывала землю, начала копать. Дело это оказалось не таким легким, как я себе это представляла, но, тем не менее, за десять дней я справилась. Много раз мне приходилось прерываться, показываться на глаза слугам то в одной, то в другой части сада. С Королем я все также не разговаривала, а он - со мной. Хотя несколько раз он пытался вести себя, как раньше, но, видя мою неприступность, оставлял это дело.
Голубь больше не прилетал. Этот факт меня очень огорчал, так как я никак не могла связаться с Кристи. Я очень волновалась, боясь, как бы она правда не пришла меня спасать. Это было бы очень опасно.
Когда проход под изгородью был готов, и я прикидывала, когда лучше всего покинуть Дворец, вдруг случилось нечто неожиданное. Это произошло ранним утром, когда я только проснулась. Впервые за все мое пребывание во Дворце ко мне в комнату постучался сам Король. Думая, что это Мэри, я открыла дверь. Мне пришлось посторониться, и он прошел в комнату. Он был одет в шелковую синюю пижаму, но вид у него был помятый, волосы растрепаны, глаза красные и немного припухшие, будто он плакал и не спал полночи. Король выглядел таким поникшим и несчастным, что в этот момент мне стало очень жаль его. Он присел на мой детский стульчик и с мольбой посмотрел на меня.
- Прости меня, Аманда, - сдавленно сказал он.
Я в изумлении уставилась на него. Я не ослышалась? Он сказал "прости"?
Лицо Короля приняло болезненное выражение. Мне казалось, что он вот-вот заплачет.
- Лоурен…- Прошептал он. - Сегодня приходила Лоурен. Я видел ее.
Король сошел с ума? Да, именно так я и подумала. Надо было сразу догадаться, что он болен. Он продолжал:
- Впервые после ее смерти я видел ее не во сне. Она появилась в моей комнате сегодня ночью. Я неожиданно проснулся и увидел ее посреди комнаты, - его голос задрожал. - Я хотел встать и бросится к ней, но не мог пошевелиться.
О, как мне знакомо было это чувство!
- Лоурен… Моя Лоурен... Она злилась на меня. Она сказала, что я глупец, что она разочарована во мне...
На этих словах он все-таки не сдержался и зарыдал, закрыв лицо руками. Его плечи сотрясались от всхлипов. А я не знала, что мне делать, как вести себя. Аккуратно присев на краешек кровати, я стала ждать, пока Король успокоится. Через несколько минут он смог говорить дальше.
- Потом она произнесла твое имя - Аманда. И сказала "не забывай, кто она"... И исчезла. Я не смог уснуть до утра, все думал и думал... Аманда, - повернулся ко мне Король. - Ты - наследница трона, прости, что я забыл об этом. И все твои проекты мы начнем воплощать с сегодняшнего дня. Я знаю, тебя послала ко мне Лоурен.
- Но с чего ей было посылать именно меня? - удивилась я.
- Посмотри, что висит у тебя на шее, - сказал Король.
Я достала свой медальон и, в который раз, вгляделась в лицо женщины, изображенной на нем. Черты лица проглядывали очень смутно, но мне показалось, что она мне улыбается.
- Это Королева, - сказал Король. - Этот амулет был сделан по моему приказу, на День ее Рождения, давным-давно. А потом, после ее смерти, он исчез.
Вот оно как! Старичок из леса дал мне кулон самой Королевы!
Она защищает тебя, я уверен, - продолжал Король. - Иначе бы этот кулон не попал тебе в руки... Я не трогаю его, потому что его нельзя отбирать силой. Так когда-то сказала Лоурен, а для меня слово - закон. Я надеюсь, ты простишь меня, и мы сможем вместе воплощать твои идеи в жизнь.
Я очень обрадовалась этому. Не знаю, какое отношение я имею к Лоурен, но это замечательно, что она вмешалась. Наконец Король услышал!
Этот день прошел отлично. Король, Советник и другие приближенные собрались в одной из больших комнат дворца, где обсуждали мои планы и расчеты, что-то корректировали (безусловно, с моего согласия) и более детально рассматривали все нюансы.
И реформы начались. Ими занимались специальные люди, а вечером докладывали обо все Королю и мне. Я потирала руки от удовольствия. Хотя всем заправлял Король, я чувствовала себя очень важной, его главным партнером. Единственное, что меня огорчало - отсутствие вестей от сестры. Я несколько раз приезжала в Храм, но там никого не было. Я понимала, почему: все перемешалось в связи с реформами, и я знала, что люди очень рады изменениям.






В один из дней, проезжая мимо дома Фабиана, я, незаметно для сопровождающих меня солдат, бросила свернутую в трубочку записку для Кристи, в которой говорила, что все в порядке, и обо мне не надо беспокоиться, а также, что я жду от нее весточки. В этот же вечер ко мне на балкон прилетел голубь с посланием от Кристи. Она говорила, что все дни проводит в больнице, помогая ее реконструировать, и что она ждет меня там.
Мы увиделись. Я приехала ранним утром, с первыми лучами следующего дня. От меня не отступали солдаты, и так уже начавшие подозревать что-то, потому что не понимали, что принцесса хочет делать в такое время на этих работах. Кристи работала вместе с остальными, лицо ее было пыльным, руки в грязи, но по ее глазами я видела, как она мне обрадовалась. Я решилась заговорить с ней.
- Молодец, работай прилежно, не думай ни о чем другом, - сказала я ей, стараясь придать своему тону безразличие.
- Да, Ваше Величество, - подыграла мне Кристи.
- Все великолепно, - радостно сказала я, разговаривая с Кристи скорее глазами.
Вернулась во Дворец я со спокойной душой, уверенная, что Кристи больше не беспокоится обо мне. Я и представить не могла, что задумала моя сестра.
Глава 9
Время шло, все менялась. Возможно, не так быстро, как мне бы того хотелось, но все же работы шли. Иногда Король и Советник вносили корректировки в мои планы, но всегда говорили мне о них. Я много времени проводила в саду, ухаживая за растениями, вечерами с Королем мы играли во что-нибудь, или я слушала его истории, или я уединялась в своей комнате и рисовала. Я рисовала наш замок, Короля, Лоурен, Фабиана и себя. Мне хотелось все запечатлеть на бумаге не только в виде слов (то, что я сейчас пишу), но и в виде рисунков. Пошел уже третий месяц с того дня, как я встала на ноги, и я прекрасно помнила, что скоро он подойдет к концу. Мне не верилось, что срок кончится, и моя миссия здесь, в этом царстве, будет закончена, и я...
В тот день я сидела за шторой в главном коридоре Дворца, пытаясь срисовать розу через окно. Вдруг послышались чьи-то шаги, и вскоре мимо меня прошел Советник: он направлялся в комнату Короля. Мне показалось это странным, так как беспокоить Короля в этот обеденный час не разрешалось, если только не случилась нечто из ряда вон выходящее. Я соскользнула с подоконника и последовала за ним. На мое счастье, Советник был так возбужден, что неплотно прикрыл за собой дверь. Я аккуратно приблизилась к ней, чтобы подслушать разговор.
- Ваше Величество! - нервно говорил Советник, запинаясь. - Тревожу Вас по очень важному делу. Разрешите доложить.
Видимо, Король кивнул, потому что Советник продолжил:
- Только что стало известно, что против Его Высочества готовится заговор! Народ так доволен изменениями, что считает, что это дело рук Наследницы Трона, поэтому он желает избавиться от Его Высочества как можно скорее, чтобы трон заняла Принцесса.
Наступило глубокое молчание. От услышанного у меня чуть ли волосы не встали дыбом. Боже мой!
Тишину прервали проклятия, которыми начал сыпать Король. Видимо, он был в большом гневе. Я даже не буду пересказывать, что он говорил, но последние его слова заставили меня похолодеть.
- Этот чертов народ! Глупые люди! - кричал он. - Вот как они отвечают на добро! Не зря я их ненавидел! Ну, я им покажу, как плести заговоры против Короля! Сейчас же издадим приказ, что в случае моей насильственной смерти город будет полностью сожжен! Останется только городок избранных! Все остальные сгорят дотла! Да! Немедленно займись изданием этого указа!
Я отскочила от двери и спряталась за шторой. Из почивальни Короля вышел Советник, весьма довольный, с улыбкой до ушей, и поспешил в главный зал. Я давно подозревала, что он мечтает запугать народ, а еще лучше - расправится с большинством людей. Думаю, у него была на то причина, но о ней я узнала гораздо позже.
Мне срочно надо было увидеться с Кристи и поговорить с ней в отсутствии солдат и вообще людей. Я выбежала на свой на балкон и долго смотрела на город, молясь, чтобы прилетел голубь.
Я очень его об этом просила, потому что мне надо было срочно отправить сестре послание. И он услышал меня, появившись очень скоро: через минут тридцать он сидел на перилах балкона. Записка для Кристи уже была готова: я назначила ей встречу на эту ночь в единственном парке города, в половину четвертого утра, когда все спят. Наконец я могла воспользоваться своим потайным ходом. Я привязала послание, и голубь улетел.
Весь день до вечера я не находила себе места от беспокойства. Я интуитивно понимала, что если Короля убьют, то погибнет не только бóльшая часть царства, но и я. Это будет конец света!
Король метал гром и молнии и был очень зол. Я предпочла не разговаривать с ним. Вечер и ночь тянулись очень долго, но, наконец, когда пробило три часа ночи, я тенью выскочила в сад, пробралась к кустам, отыскала свой подкоп и с легкостью пролезла. Очутившись по другую сторону стены, я опрометью бросилась бежать в сторону парка.
В этот час уже начинало немного светать, но повсюду лежал туман. Я надеялась, что он не помешает нам с сестрой найти друг друга среди тополей и дубов. Мне было страшно одной блуждать здесь в такое время, и я также боялась, что Кристи по каким-то причинам не придет.
Но она уже ждала меня. Я заметила ее очень быстро, стоящую среди деревьев. Ее длинные темные волосы слегка развевались на легком ветерке. Я стремглав бросилась к ней. Она, заметив меня, побежала мне навстречу.
Я крепко обхватила ее за шею и даже заплакала от радости. Кристи крепко меня к себе прижимала, повторяя:
- Мой Светлячок... Мой любимый Светлячок...

Так мы простояли минут пять, не в силах оторваться друг от друга. Потом опустились на траву и, держась за руки, стали рассказывать друг другу все, что происходило с нами за последние два месяца. Сначала говорила я, про все-все, что случилось со мной, как только я переступила порог Дворца. Кристи слушала меня молча, лишь иногда сжимая в своих руках мою ладонь. Когда я дошла в своем рассказе до той неприятной сцены во Дворце с Королем, когда он отказался воспринимать меня всерьез, глаза Кристи недобро блеснули. Но я поспешила продолжить свой рассказ.
- Действительно ли жизнь в городе налаживается? - наконец спросила я.
- Да, - кивнула Кристи. - Благодаря тебе. Люди знают, что это твоя идея. Все начало меняться, как только тебя объявили Наследницей Трона.
Кристи рассказала о своих буднях. Она помогала во всем Фабиану и его семье, а как только начались изменения, сразу пошла на работы по восстановлению больницы. Люди были воодушевлены, хотя при этом опасались, что за всеми этими реформами что-то кроется, и что однажды Король опять все разрушит, так как он был достаточно неуравновешенный человек.
Когда в ее рассказе наступила пауза, я набрала в легкие воздуха и, наконец, решилась спросить:
- Кристи, что за заговор готовиться в городе против Короля?
Она удивленно посмотрела на меня.
- Ты о нем знаешь? Я как раз хотела тебе рассказать... Ты же знаешь, осталось совсем немного времени до...
Это была тяжелая тема для нас обеих, но мы должны были поговорить об этом.
- Ты мне написала, что не можешь убить Короля, - продолжала сестра. - И я тебя понимаю. Я хорошо тебя знаю, поэтому я так и предполагала. Когда я от тебя получила то письмо, я убедилась в этом и сразу стала готовиться. Светлячок... Если ты не можешь его убить, его убью я.
Последнюю фразу она сказала с такой решимостью, что я поежилась.
- Люди тоже этого хотят. Они уже любят тебя, все надежды только на тебя. Поэтому ты не должна погибнуть.
- Сестра, - прошептала я. - Король знает о заговоре, ему донесли. И этим же утром будет объявлен указ, что в случае его насильственной смерти город и вообще полцарства будут сожжены...
Кристи напряглась.
- Ничего, - сказала она резко. - Мы подстроим несчастный случай... Я знаю, что он скоро поедет загород, на кладбище. Он никогда не пропускает годовщину смерти свой жены.
Я понимала, что переубедить ее невозможно. И тут мне пришла в голову одна мысль.
- Кристи, не надо рисковать своей жизнью и жизнью других граждан. Принеси мне яд, и я подсыплю его ему в стакан. Убить ножом я не смогу, а вот насыпать что-то в его еду…
- Отличная идея, - обрадовалась Кристи, и, подумав, добавила. - Я займусь этим. Я найду такой яд, что ни один врач не распознает его. Как только все будет готово, я пришлю тебе весть вместе с голубем. Он живет в нашем дворике, хотя иногда его не бывает целый день.
Уже почти рассвело. Время близилось к пяти часам, и мне пора было возвращаться. Мы еще раз крепко обнялись, и я побежала во Дворец. Все прошло великолепно, и никто меня не увидел. Но у меня щемило сердце от мысли о том, что Кристи может попробовать свой замысел, а также, потому что я ей солгала: я не собиралась отравлять Короля.

Глава 10
Указ, предупреждающий граждан о последствиях покушения, был объявлен тем же утром. Я потом узнала, что это возымело эффект: люди побоялись расправы, и заговор был сорван. Об этом Королю донесли его разведчики. От меня секретов не было, я стояла рядом и все слышала. Это меня радовало, но я боялась, как бы Кристи не задумала действовать в одиночку. Спустя дней десять прилетел голубь с посланием о том, что яд готов. В ту же ночь мы снова виделись с Кристи. Она вручила мне пузырек с некой жидкостью, которую я должна была вылить в напиток Короля. Я кивала, слушая ее, но мне с трудом удавалось сохранить спокойствие и не подать виду, что я отравлять никого не буду.
Когда мы прощались, Кристи с тревогой посмотрела на меня и спросила:
- Аманда, ты же сделаешь это? Ты же понимаешь, что или твоя жизнь, или его?
Я молча кивнула, развернулась и бегом побежала обратно во Дворец. Щеки мои пылали от стыда, а сердцу было очень тревожно. Мне так хотелось надеяться, что Кристи мне поверила, и что она ничего предпринимать не будет. Но Кристи мне не поверила.
Время шло. Король не выезжал из Дворца, мы много времени проводили вместе, работая над проектами работ в царстве и играя в разные игры или на музыкальных инструментах (он научил меня играть на пианино, и по вечерам я ему играла разные мелодии).
Заканчивался сентябрь, подходил к концу и мой трехмесячный срок. Двадцать третьего сентября в городе был траур - день смерти Королевы, а двадцать шестого - ровно три месяца с начала моего договора с голубем. Мне было очень грустно, потому что я уже приняла решение, что не смогу выполнить поручение, данное мне, а, значит, скоро моя жизнь закончится. Мне было так жаль, прежде всего, Кристи, которая будет переживать сильное горе. Еще мне было жаль Короля, потому что я уже стала ему практически как дочь, да и кто тогда будет Наследником Трона? И я не увижу, как царство восстанет из руин, не увижу больше этих цветов в саду... Хотя кто знает? Может, я смогу наблюдать за всем с небес. И приходить ночью к Кристи и Королю, как это делала Лоурен... Эта мысль меня утешала. Я подумала, что если получится, сразу появлюсь перед Кристи и скажу ей, чтобы она не горевала без меня, чтобы никому не мстила и чтобы знала: я все равно с ней рядом.
Двадцать второго сентября прилетел голубь. Я очень его ждала. Мне надо было в последний раз встретиться с Кристи. Сестра спрашивала меня, почему Король все еще жив. В ответ я ей написала, что уважаю его траур и хочу, чтобы он съездил на могилу Королевы, а вечером двадцать третьего сентября я подмешаю яд. В ночь на двадцать четвертое число мы, как обычно, должны встретиться на нашем месте в парке.
В день траура город был увешан черными покрывалами и тряпками, а людям (которые в этот день не работали) запрещалось выходить из дома весь день. Я сопровождала Короля на королевское кладбище. Мы выехали в семь утра. Солнце уже не так пекло, как в летние месяца года, и в это время было даже прохладно. Все улицы были полны солдат, которые составляли живой коридор. Я волновалась, переживая, что Кристи могла решить расправиться с Королем сама, но, к моему великому облегчению, она так и не появилась.
Могила Королевы была прекрасна: очень аккуратная и вся в цветах. Рядом возвышался ее памятник. Я и другие приближенные остановились чуть поодаль и спешились. Король также слез с коня и подошел к могиле с охапкой цветов. Я смогла разглядеть лицо этой женщины: без сомнения, это было то же лицо, что и на талисмане, висевшем у меня на шее. Приятное лицо темноволосой женщины с кучерявыми волосами до плеч, лет тридцати пяти. Король опустился на колени, аккуратно положил цветы на могилу, склонил голову и долго не шевелился. Я понимала, как важна она была для него, и мое сердце сжималось при виде Короля на коленях, склонившего голову перед этой женщиной.
Я подумала о том, как будут хоронить меня и насколько будет опечален Король. И все-таки я спрашивала себя, зачем Лоурен провела меня во Дворец (я была уверена, что все задумала она и покровительствовала мне неслучайно)? Чтобы помочь Королю притупить его горе и злость на людей и начать поднимать свое царство? Но зачем тогда меня так быстро забирают на Небеса, оставляя страдать мою сестру?
Обо всем этом я думала, пока Король сидел перед могилой. Наконец, он поднялся. Мы сели на лошадей и в полном молчании и тишине отправились обратно во Дворец.
Я сразу поднялась к себе в комнату, стараясь не тревожить Короля. Но я слышала, как он что-то кричал в гневе и кидал предметы. Я понимала, что это была реакция на его горе, его нервы совсем сдали, и мне было его очень-очень жалко. Я видела в окно, как приехал придворный врач и вошел во Дворец. Вскоре крики Короля стихли, вероятно, ему дали успокоительное, и он заснул.
Я чувствовала себя очень подавленной, глядя на город с балкона. Я ждала голубя, я знала, что он прилетит. Завтра был последний день моей жизни.
Глава 11
Он прилетел. У него не было никакого послания от Кристи, так как о встрече с ней мы договорились заранее. Голубь просто сидел на поручне балкона и не улетал. Я знаю, что он хотел от меня.
- Прости меня, - прошептала я со слезами на глазах. - Я не смогу сделать того, о чем мы договорились.

Я старалась услышать ответ голубя, но его не было. Может быть, я утратила способность слышать птиц, как только ко мне вернулось здоровье? Голубь просто сидел на балконе, не улетая, а я смотрела то на него, то на город, и по моим щекам катились слезы. Его молчаливое присутствие казалось выжидательным, но я не знала, что он ждал от меня.
Только когда солнце почти зашло, он внезапно широко взмахнул крыльями и улетел, исчезнув в далеких крышах домов. На сердце было тяжело от того, что я не оправдала его ожиданий. Я почувствовала себя совсем одинокой и покинутой. Но мое решение было твердым, и я знала, что не уступлю ему. Впереди предстояла еще более тяжелая для меня встреча - свидание с Кристи.
В половине четвертого утра я была в парке. Кристи уже ждала и радостно бросилась мне на встречу.
- Как...? - спросила она с надеждой. - Все прошло по плану?
- Сестра... - я взяла ее ладони в свои и крепко их сжала. - Кристи, прости меня...
Я с мольбой посмотрела в ее глаза. Ее лицо застыло. Я даже почувствовала, как она похолодела.
- Нет... - Наконец прошептала она. - Аманда, Светлячок...
Голос ее задрожал. Мне было так больно смотреть на нее, особенно осознавая, что я вижу ее в последний раз в жизни.
- Аманда... - шептала Кристи. - Умоляю тебя... Почему ты...

Она пыталась говорить, но это давалось ей с трудом. Я смотрела на нее, чувствуя, как слезы застилают мне глаза, как катятся по щекам. Это было очень больно, так больно, будто душа выворачивалась наизнанку. Но у меня не было никаких сомнений. Боль была бесполезна - она ничего не могла изменить.
И Кристи это поняла. Слабый огонек, еще горящий в ее глазах, погас. Она крепко прижала меня к себе. Я обхватила ее за шею, вдыхая запах ее волос. "Прощай, Кристи" – говорила я про себя, не в силах молвить ни слова.
Мы простояли так очень долго, хотя мне показалось, что одно мгновение. Пора было возвращаться.
- Я нужна во Дворце, - сказала я, отступая от сестры и пытаясь улыбнуться. - Все будет хорошо.
- Аманда... - снова прошептала Кристи. Но я развернулась и побежала, что есть силы, не оглядываясь назад.
**
Последний день во Дворце я провела с Королем. Он уже чувствовал себя лучше, и я попросила его поиграть со мной, еще раз послушать мои мелодии, которые я играла на пианино, вместе прогуляться в саду и рассказать мне несколько увлекательных историй. Я хотела, чтобы этот день был радостным. И он таким был.
Под конец вечера Король вдруг мне сказал:
- Знаешь, Аманда. Я потерял Лоурен, но я нашел тебя.
Больше он ничего не добавил, а я еле подавила ком в горле. Сглотнув и, взяв себя в руки, я сказала:
- Кроме сестры, я не помню никого из своей семьи. Может, ее никогда и не было. Но теперь она у меня есть.
Я взглянула на Короля. Мне показалось, что в его глазах блеснули слезы.
В девять часов я стояла на балконе, в последний раз глядя на город. Дул теплый сентябрьский ветерок, на город медленно спускались сумерки. Город медленно погружался в темноту. Я с удивлением заметила движение на улицах. Многие люди направлялись к храму и, дойдя до него, не входили внутрь. Мне не очень хорошо было видно, что происходит, но мне показалось, что в руках они держали свечи.
«Наверное, сегодня какой-то религиозный праздник», - подумала я и вскоре вернулась в комнату.
Вот так и закончились мои дни, проведенные во Дворце. Сейчас уже скоро десять вечера, и мне очень хочется спать. Я решила пойти в комнату Короля – он уже спит, я уверена, и заснуть там. Мне не будет тогда так одиноко.

На этом я заканчиваю свой рассказ.

***
Кристи смотрела вслед убегающей Аманде. Ее белье платьице мелькало среди деревьев, а русые волосы развивались от бега. Ее силуэт все больше исчезал в утреннем тумане. Внезапно Кристи бросилась бежать за младшей сестрой. По ее щекам катились слезы, но она была полна решимости. Еще есть время все изменить.

Как только Аманда появилась в поле ее видимости, Кристи сбавила шаг. Она следовала за ней до самого Дворца и видела тот тайный ход, что сделала Аманда, чтобы незамеченной сбежать из Дворца. Как только Аманда скрылась за оградой, Кристи подошла вплотную к этому месту и исследовала его. Да, бесспорно, она найдет его сегодня вечером и проникнет во Дворец.
***
Фабиан застал Кристи задумчиво сидящей на кухне. В одной руке у нее был нож, и она периодически его подбрасывала и ловко ловила снова.
- Все в порядке? - спросил ее Фабиан.
- Да, - спокойно ответила Кристи и взглянула на хозяина дома. Лицо ее было каменным, ничего не выражающим.
Фабиан погремел ложками и чайником, поставил кипятиться воду и нарезал хлеб (с едой в городе уже заметно стало легче). Кристи молчала. Тишина была напряженной.
- Что ты задумала? - наконец спросил Фабиан.
- Я сегодня убью Короля, - равнодушно сказала Кристи. - Или он, или моя сестра. Я знаю, как проникнуть во Дворец, сегодня после захода солнца я это сделаю.
Фабиан глубоко вздохнул и присел на лавку.
- Послушай, - начал он. - Не совершай глупости. Ты погубишь и Аманду, и себя, и всех нас.
- Нет, - покачала головой Кристи. - Колдовство исчезнет, как только Король будет мертв, и моя сестра будет жить. Вы меня не переубедите.
Она встала из-за стола и вышла во двор. За домом было дерево, возле которого она тренировалась все эти месяцы: кидала ножи в мишень, с разного расстояния, с разной скоростью, несколько ножей подряд... Луком она не могла пользоваться в целях безопасности, так как если бы его нашли, солдаты сразу бы ее схватили.
Кристи достигла высокого мастерства в метании ножей. Она давно подозревала, что Аманда не сможет никого убить, поэтому тренировалась в любое свободное время.

Когда Аманду забрали во Дворец, Фабиан убедил Кристи, чтобы она пока не мешала сестре проводить реформы, и что та справится с Королем. Но когда Кристи получила письмо от Аманды, где та просила помощи, она поняла, что рано или поздно ей придется вмешаться. Было создано тайное сообщество из граждан, которые поддерживали идею покушения на Короля. Были разработаны несколько вариантов покушения, а также составлены подробные планы Дворца и расписание Короля. Однако когда информация о заговоре просочилась, и во Дворце о нем узнали, все было отменено. Люди верили в угрозу Короля и не хотели рисковать жизнями своих семей.
Но Кристи не собиралась сдаваться. Каждый день она перебирала в уме все варианты того, как убить Короля. Аманда подала хорошую идею, упомянув о яде - смерть тогда не казалась бы насильственной... Но Кристи так и не верила до конца, что сестра сможет справиться с задачей. И когда в ту ночь, предпоследнюю ночь ее жизни, Аманда во всем призналась, Кристи поняла: надо срочно действовать, иначе она потеряет сестру.
Сегодня ночью, в одиннадцать часов, Кристи будет у потайного хода. Если возникнут трудности, она перемахнет через ограду и побежит стрелой во Дворец, на второй этаж, в третью комнату слева по коридору. Не важно, увидит ли ее охрана или нет, главное - успеть вонзить нож в Короля до полуночи. Она будет сопротивляться до последнего и убьет столько охранников, сколько сможет.
В этот день Кристи не собиралась ни на какие работы. Она готовилась. В последний раз метала ножи, бегала, прыгала, лазила по деревьям и крышам домов, еще раз исследовала карту Дворца и привычки Короля, хотя уже все знала наизусть.
Чем ближе приближался вечер, тем больше Кристи нервничала, тем сильнее дрожали руки, и тем больше тревога охватывало ее сердце.
- Господи, помоги мне, - шептала она, крепко сжимая нож в левой руке. Внезапно Кристи поняла, чтó придаст ей храбрости и уверенности. Храм. Фабиана не было дома, и она не могла попросить его благословления. Кристи не знала, что в это время Фабиан ходит от дома к дому, молясь, чтобы успеть остановить Кристи и уберечь ее от роковой ошибки.
Вечер уже потихоньку спускался на город. Кристи находилась в Храме. В это время никого в нем не было. На стенах висели иконы, а посередине был крест. Перед ним и стояла на коленях Кристи. Пламя свечей мерцали и отражались в ее волосах. Кристи плакала. Она чувствовала себя абсолютно одинокой в этом мире, и только образ Аманды перед глазами придавал ей силы. Кристи так боялась ее потерять. До боли боялась. Если сегодня ничего не получится, все рухнет. Весь ее мир рухнет, вся ее жизнь. Здесь, в Храме, Кристи не была сильной, она была слабой. Она и раньше молилась за сестру, но сегодня она просила о помощи себе. Слезы катились из ее глаз, и она как заклинанье повторяла: "Господи, дай мне сил, помоги мне спасти Аманду". Ей так нужна была внутренняя уверенность, что она все делает правильно... и помощь свыше. Наверное, впервые в жизни Кристи не надеялась на собственные силы. "Помоги мне, помоги", - шептали ее губы, а в левой руке она сжимала нож.

Кристи провела в Храме много времени. Она еще не видела, как в это время все жители города выходят из своих домов и направляются к Храму. Мужчины и женщины, молодые и старые, подростки и дети - все шли к Храму, и у каждого в руках была свеча. Никто их не останавливал, так как религиозные праздники не были запрещены Королем. Лица у людей были печальны, все молчали и собирались у подножия Храма.
Вытерев лицо от слез, Кристи наконец поднялась с колен и, опустив голову, направилась к выходу. Только очутившись у подножия лестницы из десяти ступенек, ведущую с площадки перед храмом, она подняла глаза и замерла: перед ней стояли люди и смотрели на нее, держа перед собой свечи. Впереди стоял Фабиан, рядом с ним Флориан и их дети. Все молчали, в воздухе царила полная тишина. Кристи в изумлении смотрела на собравшихся людей. Глядя в их лица, она понимала, зачем они пришли. Их глаза молили о пощаде. Завтра мог стать последним днем их жизни, если Король будет убит. Кристи переводила взгляд с одного лица на другое, и вдруг ей стало абсолютно понятно: она не может жертвовать тысячами жизней ради своей сестры, какой бы дорогой та для нее ни была. Губы задрожали, а из глаз снова покатились слезы. Кристи не могла пойти против этих глаз, и хотя стояла полная тишина, она слышала мольбу каждого человека - отступить, сдаться, сохранить жизнь городу ценой жизни сестры.
















И она отступила. Ее левая ладонь медленно разжалась, и нож со звоном упал вниз. Кристи медленно опустилась на колени и закрыла лицо руками. Фабиан поднялся и остановился перед ней, взял ее ладони в свои и поднял с колен. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что все решено. Они стояли друг перед другом, не двигаясь с места, а люди все также молча смотрели на них, никто не уходил. Свечи горели, пока не пробило полночь.



***
С самого раннего утра на весь город протрубил тревожный гонг. Он означал, что кто-то во Дворце умер. Люди выбегали из домов, стремясь к площади, чтобы узнать, что случилось. Ни одного солдата на улице не было, а гонг трубил и трубил, заставляя сердца людей сжиматься от страха. Кристи, расталкивая людей, пробиралась на площадь сквозь толпу. Она не спала всю ночь, все еще надеясь, что сестра сама решилась на убийство Короля. Кристи стояла на площади и, не мигая, смотрела на ту дорогу, которая вела во Дворец. Рано или поздно с новостями кто-то приедет оттуда. Как же она надеялась, что там появится Аманда... которая сообщит о внезапной смерти Короля.

Внезапно гонг стих. Люди тихо переговаривались между собой, лица их были перепуганы. Раздался стук копыт, и на площадь выехали солдаты, одновременно образуя живой коридор. Долго никто не появлялся, но вот из-за угла улицы появилась фигура. Это был Король. Он шел пешком, неся на руках Аманду. Она была одета в то же белое платьице, одна ее рука безжизненно свисала вниз. Последняя надежда для Кристи растворилась в тот миг, как она их увидела. Она зажала себе рот рукой, чтобы не закричать. Все уже было бесполезно. Толпа загудела, кто-то кричал "Убийца!", но солдаты создали такую плотную стену, что никто не мог протиснуться. Король прошел по площади, не молвив ни слова, и пошел по одной из дорог дальше. Солдаты создавали ему коридор. Кристи следовала за ним вместе с толпой, пытаясь разглядеть за спинами солдат тело свой сестры. Ей казалась, что она была готова к тому, что случилось, однако сейчас поняла, что это далеко не так. Ее сердце разрывалось от боли.
Король шел долго. Толпа также следовала за ним, солдаты охраняли Короля, не позволяя никому пройти дальше положенного. Все понимали, что у Короля случилось горе.
Оказалось, Король следовал к Алтарю, к тому самому месту, где когда-то объявил Аманду Наследницей Трона. Приблизившись к священному месту, Король аккуратно положил Аманду на Алтарь, а сам опустился перед ней на колени и опустил голову. Наконец каменное выражение слетело с его лица, и он разрыдался. Третий раз в жизни (первый раз он плакал, когда умерла Королева, а второй раз в комнате Аманды после встречи с Лоурен). Плечи его тряслись, по морщинистым щекам катились слезы. Сейчас он совсем не был похож на Тирана. Он был просто человеком.
- Аманда, - всхлипывая и прерываясь, заговорил Король. - Аманда... Какой же я был дурак! Я дурак!
Король старался вздохнуть, но слезы душили его. Ему трудно было говорить, но он говорил.
- Я не признал тебя сразу, прости... - в отчаянии произносил он. - Ты моя настоящая дочь. Сейчас я окончательно это понял. Дочь. Моя дочь.
Вдруг он поднял голову наверх, к голубому небу, и закричал:
- Почему она, именно она, должна гибнуть из-за моей глупости!? Я хочу отдать свою жизнь за нее! Она должна жить! Она моя дочь и дочь Королевы! Она Принцесса!!!
Король зарыдал еще больше, не в силах остановиться. Ему было абсолютно все равно, что думают Советник, солдаты и толпа, которые в полном изумлении созерцали эту сцену.
Ранним утром было еще довольно прохладно. Утренние облака скрывали солнце, которое только поднималось над горизонтом. В какой-то момент показалось, что все вокруг замерло. Не было слышно ни единого звука, не видел ни одного движения. Наверное, время остановилось. Но вдруг подул легкий южный ветер.
Неожиданно кожа Аманды стала розоветь, по ее телу пробежало тепло. Король не мог поверить своим глазам: Аманда оживала! Вот она открыла глаза... приподнялась и посмотрела на Короля.
- Дочь... Доченька. Жива? - руки Короля задрожали. Он боялся, что это видение, и оно вот-вот исчезнет.
Аманда смотрела на него широко распахнутыми голубыми глазами, сначала удивленно, но потом произнесла:
- Папа?
Они бросились друг другу в объятия. Теперь плакали оба, но это были слезы радости, очень глубокой радости.
- Стоило жить и умереть ради этого мгновения, - сказал Король, гладя Аманду по голове.
Кристи тоже не могла поверить своим глазам. За спинами охраны она видела, как очнулась Аманда. Несколько раз она протерла ладонями глаза, уверенная, что сходить с ума, и ей это все только кажется. Слезы радости бежали по ее лицу, хотелось броситься к сестре, обнять. Но не сейчас. Кристи понимала, что между Амандой и Королем происходит что-то важное.
Король поднялся с колен, взял Аманду за руку и повернулся лицом к своей армии и людям. Его голос звучал очень громко и уверенно.
- Именем Короля, я издаю свой последний указ, которому все должны беспрекословно подчиниться! - произнес он. - С этого момента во главе Царства становится моя дочь, Аманда Повелительница Роз. Все обязаны подчиняться ее решениям, служить ей верой и правдой! Я покидаю свой трон.
В толпе пронесся удивленный и, тем не менее, радостный гул. Раздались аплодисменты, кто-то крикнул "ура"! Советник, стоящий неподалеку, побледнел, но, тем не менее, покорно поклонился. Несмотря на свой дурной характер, он был бесконечно предан Королю, а сцена воскрешения Аманды тронула даже его маленькое и порой злобное сердце.
Король покачнулся. Силы начали покидать его.
- С этого момента королевством управляет Принцесса Аманда! - еще раз объявил он.
Сказав это, Король не удержался и опустился на землю. Аманда схватила его за руку.
- Что с тобой происходит? - испуганно спросила она. - Нужно позвать врача!
- Нет... - проговорил Король, уже намного тише. - Пришло мое время. Я оставляю тебе свое Королевство, дочь. У тебя так хорошо получается заниматься им. Из тебя выйдет прекрасная Королева.
- Но ты... - голос Аманды дрожал. - Что будет с тобой?
- Со мной будет все в порядке, - улыбнулся Король из последних сил. - Она ждет меня.
Он протянул руку к кулону, который висел на шее Аманды. Она быстро сняла его и вложила ему в руку. Кулон был очень горячий.
- Лоурен... жена моя... Королева... Она ждет меня. Наконец-то я все понял, наконец, осознал. Я ухожу абсолютно счастливым, дочка. Мы будем наблюдать за тобой и помогать тебе с Небес. Лоурен - твоя мама, - Король счастливо улыбнулся, сжимая в правой руке кулон, и медленно упал на землю, закрыв глаза.
В этот момент Король умер, так и не разжав ладонь, в которой сжимал кулон с изображением Королевы.
Аманда все понимала. Ей было так жаль терять отца, которого она только что обрела, но она понимала, что это было необходимо. Она сидела перед ним на коленях, держа в ладонях его руки, прощаясь с ним. Слезы все еще катились по ее лицо.
- До свидания, папа... Ваше Величество..., - прошептала она. - Я верю, что увижу вас еще ни один раз... вместе с Лоурен. Спасибо вам за все.
Долго сидела так Аманда. Никто не тревожил ее. Наконец она поднялась и посмотрела на солдат, на жителей города. Первым на колени опустился Советник. Сразу за ним покорно опустилась солдаты, склонив головы. Жители начали скандировать "Да здравствует новая правительница, Принцесса Аманда Повелительница Роз!".
Аманда почувствовала всю значимость этого момента. Она хотела что-то сказать, как увидела в небе голубя, летящего прямо на нее с огромной скоростью. Он ударился об землю со всей силы в нескольких метрах от Аманды. Принцесса не успела испугаться, как увидела в поднявшейся пыли красивого темноволосого и кудрявого юношу лет шестнадцати с зелеными глазами. Он поклонился Аманде.
- Приветствую вас, Принцесса, - молвил он. - Меня зовут Принц Филипп, я из заморского царства. Сегодня колдовство было снято, я снова стал человеком. Благодарю вас.
Он снова поклонился.

****
Король был похоронен рядом с Королевой. Аманда первой положила цветы на его могилу. Как ни странно, люди приходили, кланялись и прощались с бывшим правителем.
Филипп остался во Дворце на три дня. Он рассказал историю, которая поразила Аманду, и которая все объясняла. Они сидели в той комнате с камином, вечером следующего дня, после похорон.
- Тринадцать лет назад Король и Королева приехали в наше царство, то, которое за морем, чтобы обсудить с моим отцом политические дела, - рассказывал Филипп. - Мне тогда было три года, а старшему брату - шесть лет. Наша мама умерла при моих родах. Король и Королева остались в наших местах надолго, потому что из-за шторма и непогоды на море не смогли вовремя уплыть. Король оказался очень ревнивым. Один раз он увидел Лоурен в спальне моего отца и закатил скандал. Он не верил, что они просто беседовали, ничему не верил. Я помню, как он кричал, потому что был неподалеку и прибежал к ним на крики. Случилась сильная ссора между Королем и моим отцом. Тогда Король проклял моего отца и заодно меня, так как я находился рядом и ревел во весь голос от испуга. Они уехали тем же вечером, а на следующее утро отец проснулся больным, а я... а я проснулся голубем. Проклятье имело огромную силу, и снять его мог только сам Король. Однако он не хотел иметь с нами никаких дел.
Филипп передохнул и продолжил рассказ.
- Делами в нашем королевстве занялся Советник, а потом и подросший старший брат. Я же улетел за Королем, потому что знал, что только там может что-то произойти, чтобы чары спали. Король и Королева были в сильной ссоре, а вскоре оказалась, что Лоурен ждет ребенка. Убедить Короля в том, что это его ребенок, не было никакой возможности. Он приказал избавиться от девочки, которая родилась 26 апреля. Королеве пришлось подчиниться, она отвезла ее в далекую деревню и отдала какой-то женщине. Лоурен не могла не подчиниться Королю, она опасалась за жизнь дочери. Король вполне мог ее убить, так как не признавал своей.
Отношения Короля и Королевы были сложные. Я видел, что Король очень любит жену, но ревность и страх преобладали. Королева очень скучала по дочери, иногда ездила в те края, чтобы хотя бы мельком увидеть ее. Но Король решил, что она тайно с кем-то встречается, снова случилась ссора. Однажды, после большого скандала, Королева убежала ночью из Дворца, и какие-то разбойники ее убили. Король сошел с ума: теперь он по-настоящему потерял того, кого всегда любил. Он отправил стражу в те края, где ты жила, думая, что ее убил кто-то оттуда, ведь она зачем-то приезжала в эти места. Но никого не нашли, при этом погубив много людей. Король сделался жестоким, нагнал на всех страх.
- И никто из поданных не был против? - удивленно спросила Аманда, которая впитывала каждое слово словно губка.
- Даже если кому-то не очень нравилась такая политика, все молчали, опасаясь за свои жизни. А самый близкий человек Короля, Советник, был на его стороне. Когда-то давно Король не дал нескольким людям из деревень забить его насмерть камнями за воровство, даже взял к себе во Дворец, увидев в нем умного и хитрого человека. Так он вскоре стал близким Советником, и свою работу выполнял лучше некуда, будучи предельно преданным Королю. Теперь он твой поданный, можешь доверять ему, потому что слово Короля для него - закон.
- Я подумаю над этим, - Аманда вспомнила узкое лицо и длинный нос Советника и решила, что найдет еще одного - уже на свой вкус.
- Потом Королю стало сниться твое лицо, как ты уже знаешь, - продолжал Филипп. - Он стал сомневаться в том, что дочь Лоурен не была на самом деле его ребенком. Я понял, что нужно тебя найти и привезти во Дворец. Но проклятия просто так не снимаются, поэтому они могли исчезнуть только в обмен на что-то. Я хотел вернуть дочь Королю, чтобы он раскаялся в несправедливом обвинении моего отца. Но прежде чем искать тебя, я летал домой. Мой отец, который еле ходил из-за болезни, сказал, что только смерть Короля от твоей руки снимет проклятие, и срок тому чуть больше трех месяцев - ровно столько, сколько ему оставалось жить. Поэтому я спешил. Я также знал, что тебе будет даровано здоровье на этот срок, чтобы ты смогла увидеться с Королем. И в случае невыполнения договора, ты должна была умереть. Как и мой отец. Я бы до конца своих дней остался птицей.
Филипп замолчал.
- Но когда ты понял, что я не буду убивать Короля, ты не испугался, что проклятие будет действовать до конца жизни? - спросила Аманда.
- Испугался, - признался Филипп. - Я прилетел к тебе на балкон в тот вечер. Но я видел твои глаза, я слышал все, что ты мне говорила. Я понял, что ты его любишь. Я ничего не мог поделать. Я оставил это решение за тобой. Я и представить не мог, что все так повернется... В ту ночь я прилетал еще раз, к окну комнаты Короля. Я увидел там не только его и тебя на кровати, но и саму Королеву. Ты лежала межу ними, счастливо улыбаясь во сне. Тогда я понял, что ты приняла верное решение.
Аманда удивленно взглянула на него. Неужели Лоурен снова приходила к ним? Лоурен... Ее настоящая мама... Ведь первые свои шесть лет Аманда жила в доме престарелой, но небедной женщины, с ее, как теперь становилось понятно, единственной дочерью - Кристи. И никто не знал тайну появления маленькой светлой девочки в их семье, как и сама Кристи.
- Как твой отец? Жив ли он? - обеспокоено спросила Аманда.
- Да, все в порядке. И он абсолютно здоров, - заулыбался Филипп. - Эту новость я получил сегодня утром от почтового голубя. Мне нужно возвращаться домой, меня ждут.
Аманда и Филипп крепко обнялись. На следующий день юноша отбыл к морю, которое находилась недалеко от границ царства, а оттуда уплыл на корабле, который послал за ним его отец.
Кристи была вне себя от счастья. Какое облегчение она испытала, увидев, как ее сестра ожила! Она не сразу смогла броситься на шею Аманде, но когда они встретились, радости не было предела. Они смеялись и смеялись, бегали по дворцовому саду и лужайкам, играя в салки - совсем как шесть лет назад, когда были совсем еще детьми. Им хотелось вспомнить то время, снова пережить эти мгновения... чтобы никогда их не терять.
Но Аманда быстро повзрослела, приняв ответственность за свой пост Принцессы. Она нашла еще одного советника (теперь было двое) и занялась государственными делами, сделав из полузасохшего царства Цветущее Королевство.
Кристи пожелала остаться жить у Фабиана, помогать его семье во всем, заниматься с мальчишками. Аманда всегда была им рада, когда они приходили в гости, или сама их навещала. Первое, что они сделали - отправились все вместе в гости к отцу Фабиана, который прослезился от счастья, узнав, что теперь нет никаких препятствий, чтобы видеть свою семью.
Двадцать шестого апреля Аманде исполнилось тринадцать лет. Она еще не могла знать, что через пять лет, на ее восемнадцатилетние, вернется в их королевство Филипп, сын заморского Короля. А потом произойдёт еще очень много событий. Но пока Аманде тринадцать лет и она только учится быть Королевой.


Конец первой части.




Голосование:

Суммарный балл: 30
Проголосовало пользователей: 3

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

Предлагаю послушать новую песню: Где то в ...

Присоединяйтесь 




Наш рупор

 
Оставьте своё объявление, воспользовавшись услугой "Наш рупор"

Присоединяйтесь 







© 2009 - 2021 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft