16+
Лайт-версия сайта

Дочь Короля. Часть 2.

Литература / Сказки / Дочь Короля. Часть 2.
Просмотр работы:
26 марта ’2021   11:03
Просмотров: 682

Сказочная история о девушке, которой предстоит пройти много трудностей на своем пути, чтобы обрести то, что когда-то было потеряно. В второй части она отправляется в соседнее королевство, где попадает в ловушку разбойников. Как ей спастись, если о ней все забыли? Если она уже и сама не хочет уходить?
Сказка состоит из пяти частей, в каждой части все события развиваются непредсказуемым образом.

Волшебная флейта.
Глава 1
Я никогда не забуду лица тех людей, которые стояли вокруг на меня и сочувственно смотрели. Они хотели чем-нибудь помочь мне, сидящей на земле девушке в красивых одеждах и с заплаканным лицом. В их глазах читалось сострадание и жалость, они мягко разговаривали со мной - хотя я никому не отвечала - поглаживали по волосам и плечам... Я не забуду лица и глаза этих людей. Людей, которые считали меня сумасшедшей.
Но все начиналось очень даже красиво.
- Ваше Величество, - поклонился мне Советник, когда я подрезала розы в саду, весело напевая какую-то песенку. - Позвольте Вам напомнить, что всего через неделю ожидается ваш восемнадцатый день рождения...
- Да, я помню, - весело ответила я. - Вы хотите сказать, что нужно устроить большой праздник?
- Именно, Ваше Величество. - Советник, которого я несколько лет назад назначила на этот пост, выбрав среди жителей королевства, учтиво помолчал и потом добавил. - Нам нужно поддерживать связь с другими царствами, наладить хорошие политические контакты, договориться о поставке заморских товаров и продавать наши, то есть заняться торговыми договорами. Я думаю, празднование Вашего дня рождения - это прекрасный предлог, чтобы не только повеселиться и не только отметить Ваше совершеннолетие, но и наладить контакты с гостями.
Я отложила ножницы в сторону и присела на рядом стоящую скамеечку.
- Конечно, Роберт, вы абсолютно правы, - сказала я. - Сегодня же я займусь составлением списка приглашенных, а вы потом их разошлете... Я все обдумаю. Да, надо устроить большой праздник: с музыкой, шарами, цветами, прекрасным угощением...
Я даже мечтательно прикрыла глаза, мысленно переносясь на неделю вперед. Советник радостно закивал и пообещал, что также займется организацией, наймет лучших поваров, музыкантов и декораторов.
Приготовления начались. Я отправила приглашение в семь царств, ожидая королевские семьи и их приближенных, и в общей сложности набиралось около ста человек. Среди них, конечно, был принц Филипп, которого я не видела с тех пор, как он в шестнадцать лет покинул нашу страну Роз, уплыв на корабле к себе домой.
"Интересно, сильно ли он изменился за это время? - думала я. - Как у него дела? Как чувствует себя его отец и брат? Ох, как же я хочу его увидеть! "
Приготовить праздник для почти ста гостей - дело нелегкое. Я бегала туда-сюда по Дворцу, проверяла меню, репертуар музыки, согласовывала с декораторами украшение Дворца и Сада... Гости должны были прибыть на день раньше, двадцать пятого апреля, ближе к вечеру, чтобы отдохнуть с дороги в отведенных им комнатах на третьем этаже замка и приготовиться к празднику. Я так устала, что ближе к назначенному сроку уже пожалела, что затеяла такой грандиозный банкет, который должен был длиться, ни много ни мало, три дня. Но, с другой стороны, я любила праздники, общение, веселье и очень хотела, чтобы гости чувствовали себя очень комфортно.
Двадцать пятого апреля я стояла у ворот бóльшую часть дня, встречая гостей и провожая их в свои комнаты. Среди прибывающих были Короли и Королевы, молодые и старые, взрослые и их маленькие дети, вельможи и другие приближенные, занимающие разные посты. Не успевала я вернуться к воротам, как вновь провожала гостей в их апартаменты. К восьми часам вечера практически все приглашенные из списка заняли свои комнаты: всего сорок две комнаты, в каждой по два-три человека. Только одной семьи не было видно - из Жемчужного Королевства, где правила семья Королевича Филиппа. Я несколько раз спрашивала подданных, не приезжал ли принц, пока я устраивала других гостей, но нет, принца не было. Сорок третья комната, предназначенная специально для него (она была самой светлой и просторной и находилась прямо над моей комнатой) пустовала, как и соседние, для его семьи.

Честно, я была огорчена. Сначала я очень нервничала, но когда в десять вечера за воротами было все также тихо, поняла, что, возможно, эта семья не приедет. Вестей от них не было, и, наверное, в Королевстве решались более важные вопросы, чем празднование моего совершеннолетия. Я расстроилась, что не увижу Филиппа, но делать нечего, нужно было готовиться ко сну, так как следующий день обещал быть очень насыщенным.
Утром я встала раньше всех и первым делом побежала на кухню проверить, как повара готовят завтрак гостям, ничего ли не забыли, ничего ли не перепутали. Потом я отправилась в главный зал, где уже были накрыты столы для почти ста человек приглашенных. Зал был великолепно украшен шарами, цветами и разноцветными лентами, которые создавали ощущение большого праздника. Но, говоря откровенно, я его не чувствовала, потому что очень нервничала: а понравятся ли блюда гостям? Не будет ли им скучно? Не громкая ли музыка будет играть? Именно здесь, в зале, меня поймала служанка, которая чуть ли не насильно препроводила меня в комнату, чтобы нарядить меня в легкое розовое платье и вплести в волосы цветы.
Нужно признать, что выглядела я великолепно: служанка сказала, что в длинном шелковом платье и с розовыми цветами в распущенных длинных волосах я была похожа на фею из сказки. Чувствуя сильное напряжение от предстоящих дней и желая немного расслабиться, я спустилась в сад, вдохнуть прохладного апрельского воздуха и немного успокоиться. Я стояла среди уже покрывшихся листвой деревьев сада и все еще прокручивала в голове приветственную речь гостям, как вдруг услышала за спиной знакомый голос:
- С Днем Рождения, Принцесса Аманда!
Я оглянулась и замерла: перед ней стоял Филипп собственной персоной. Он заметно вырос, загорел; у него были все такие же черные и кудрявые волосы и такая же легкая и приятная улыбка.
- Филипп! - Я бросилась к нему и обняла. Филипп засмеялся и тоже обнял меня. Мне вдруг стало неловко за свою пылкость, и я сделала шаг назад, чувствуя, как краснеет лицо.
- Как я рада тебя видеть! - сказала я. - Когда ты приехал?
- Я прошу прощения, Принцесса, за опоздание, - поклонился принц. - Я приехал со своим старшим братом Арианом сегодня около часу ночи, и ваши слуги проводили нас в комнаты. Наш отец не смог приехать, так как у него были назначены важные совещания, и он передает свои извинения. Плыть нам три дня и три ночи, но море живое существо, и из-за небольшого шторма мы опоздали.

Филипп снова улыбнулся. Хотя ему уже был двадцать один год, в его глазах сияли озорные искорки шестнадцатилетнего мальчишки. Мне сразу стало гораздо спокойнее, ведь рядом был мой друг, с которым я общалась сначала как с голубем, и с которого потом было снято заклинание, когда он снова стал человеком. И как только это случилось, он стал для меня другом.
Из Дворца вышел другой юноша, такой же высокий и красивый, как Филипп. Это оказался его старший брат Ариан, молодой человек с темными гладкими волосами и такой же обаятельный. Но выглядел он намного серьезнее своего младшего брата: сразу чувствовалось, что он - Правитель, Главный Принц своего Королевства. Филипп представил нас друг другу.

- Давно мечтал с тобой познакомиться, Принцесса Аманда, - поклонился Ариан. - Я бесконечно благодарен тебе за спасение нашей семьи.
Я снова покраснела. Даже и не знала, что на это ответить. Разве я сделала что-то особенное? Просто все сложилось именно так, что чары спали... но сейчас было не время говорить об этом, тем более из Дворца появилась Кристи, которая меня искала, чтобы уже звать к столу. Кристи тоже повзрослела и стала еще красивее, чем раньше. На ней было длинное темно-синее платье, а в волосы также вплетены цветы.
- Это Кристи, моя старшая сестра, - представила я её Главному Принцу.
Ариан поклонился и поцеловал ей руку. Мне показалось, что на щеках сестры выступил легкий румянец. В этот момент из дворца уже вышел Советник и попросил всех пройти в зал. Пришло время завтрака.
Первый день был посвящен всевозможным развлечениям во Дворце. После завтрака, взаимных приветствий и знакомств, все приглашенные меня поздравили, преподнесли подарки и пожелали здоровья и процветания. Была отличная погода, поэтому музыка, приглашенные артисты и клоуны развлекали гостей в саду, туда же был подан обед. Я ходила от одного гостя к другому, вела беседы, шутила, слушала, улыбалась, хотя всегда глазами искала Филиппа, потому что с ним чувствовала себя в своей тарелке, расслабленной и спокойной. За весь день мы поговорили только один раз, перед ужином. Филипп начал было рассказывать о своем Королевстве и о Дворце, но снова нас прервал Советник, приглашая на ужин.
Вечер удался на славу: гости чувствовали себя прекрасно, они отлично проводили время, улыбались, танцевали и наслаждались прекрасным вечером.
Следующий день был посвящен знакомству с самим Королевством: гости расселись в кареты, и мы показали им главный город и его окрестности. На большой земляничной поляне был устроен фуршет. Все вернулись уже под вечер. Немного уставшие, но довольные. Мне снова не удалось поговорить с Филиппом, потому что я должна была уделять много внимания всем гостям и руководить поездкой. Но Филиппа и Ариана бóльшую часть времени сопровождала Кристи, поэтому я была спокойна: гостям не скучно.

Третий и последний день был посвящен переговорам между всеми приглашенными, а вечером ожидался заключительный пир. Переговоры прошли как нельзя лучше: удалось заключить много торговых сделок. Вечер выдался совсем чудесный: еще более теплый, чем в предыдущие дни, а в воздухе витал мягкий аромат уже начавших распускаться цветочных лепестков на деревьях. После застолья был объявлен бал, во время которого гости танцевали вальс. Красивая музыка, казалось, наполнила весь дворец, и сад, и даже город.
В промежутке между музыкой Советник вдруг объявил конкурс на самый красивый танец. Я заулыбалась: это была его инициатива. Зазвучала музыка, и я приготовилась выступить в качестве жюри, как вдруг передо мной вырос Филипп и пригласил на танец. Я очень испугалась: я же не умела танцевать вальс! Но и отказать принцу было никак нельзя. Видя мое замешательство, Филипп сказал:
- Не волнуйся, я сделаю так, что наш танец будет самым красивым!

Я вдохнула побольше воздуха и сделала шаг вперед. Мы закружились в танце. Ноги двигалась сами, а тело удивительным образом чувствовало музыку и скользило легко и плавно. Я забыла обо всем на свете: мы танцевали, и ничего вокруг не существовало. Абсолютно ничего и никого. Музыка вывела нас в сад, где мы кружились на поляне и среди деревьев. Уже почти совсем стемнело, но множество маленьких фонариков освещали дорожки и кусты цветов. Казалось, что время остановилось, а мы оба стали птицами, парящими в небе. Только потом я заметила, что все гости остановили свой танец и вышли на крыльцо, восхищенно глядя нас: как потом мне сказала Кристи, наш танец казался волшебным и безумно красивым. Он завораживал.
Но вот музыка кончилась, и мы остановились. Раздались бурные аплодисменты, я пришла в себя и удивленно огляделась. Филипп стоял рядом и улыбался. Все единогласно решили, что это был самый красивый танец, которые они когда-либо видели, и признали нас победителями.

В этот вечер мне, наконец, удалось поговорить с Филиппом. Пока гости продолжали развлекаться, мы сидели на лавочке с другой стороны Дворца, и Королевич рассказывал обо всем, что происходило в их Королевстве с тех пор, как он приплыл туда пять лет назад: как обрадовались ему отец и брат, как они решили, что всем будет управлять Ариан, как Филипп занимался в школе и учился разным видам мастерства. Он поведал о том, как выглядит главный город, какие в нем дома, какой Дворец, какая природа вокруг... И, завершая свой рассказ, пригласил меня и Кристи посетить их Королевство.
- Мой отец давно мечтает познакомиться с тобой, - сказал Филипп. - И я очень буду рад видеть тебя своей гостьей. Мы съездим в самые красивые уголки Королевства, к рекам и горам.
Как я обрадовалась! С большим удовольствием я приняла их приглашение. Позже мы встретили гуляющих в саду Ариана и Кристи, которые нашли много общих тем для разговора, особенно касательно военного дела и охоты. Все вместе мы решили, что приедем через месяц, как только я отдохну от большого праздника и улажу несколько дел. На том и порешили.
Гости, очень всем довольные, разъехались на следующее утро. Отплыли и Ариан с Филиппом. Мы провожали их на причале, наблюдая, как волны несут их корабль в открытое море.
- Я уверена, что это будет великолепная поездка, я жду ее с большим нетерпением, - сказала я Кристи. - Филипп рассказал мне, как у них красиво, какие цветут деревья, какие виды открываются с гор, какой красочный город, где стоит Жемчужный Дворец. Скорее бы все это увидеть!
Но Кристи только задумчиво кивнула.
- Разве ты не хочешь принять их предложение? - спросила я через некоторое время, удивленная молчанием сестры.
- Я очень хочу поехать, - ответила Кристи и, вздохнув, добавила. - Но у меня есть предчувствие, что наша поездка окажется отнюдь не такой радостной, как представляется. Не знаю, почему, но мне кажется, что она будет полна опасностей... Я даже боюсь, что мы не вернемся обратно.
Я засмеялась и обняла ее.
- Кристи, дорогая, - сказала я. - Сколько я тебя знаю, ты везде видишь опасность и угрозу. Но те времена закончились, и сейчас все будет прекрасно!
- Я очень на это надеюсь, - ответила сестра и улыбнулась, видимо, отгоняя мрачные мысли. - Вечно мне что-то мерещится....
Мы стояли и смотрели на море, где уже почти скрылся из виду корабль. Откуда мы могли знать, что времена меняются, и предчувствия Кристи не обманывают: надвигалась большая грозовая туча, которая несла в себе много опасности. Но сейчас море было спокойно, и солнце ярко светило в голубом небе.
Глава 2
Так совпало, что наш корабль, преодолев километры пути в море, причалил в порт Жемчужного Королевства в тот самый день, когда пять лет назад я проснулась и поняла, что могу двигаться и разговаривать. Это было шестого июня. Стояла прекрасная погода.

Я и Кристи с радостью ступили на землю, где нас встречала королевская семья: Старый Король, Ариан и Филипп с большой свитой. Королем оказался невысокий и пожилой человек, с маленькими и веселыми глазками и небольшой бородой. Он первый шагнул навстречу нам, протянув руку в знак приветствия и приятно улыбаясь.
- Приветствую вас в нашем Королевстве, - сказал Король. - Прошу вас, пожалуйста, чувствуйте себя как дома.
Мы раскланялись. Король мне сразу очень понравился: на вид ему было за шестьдесят лет, выглядел он статным, хоть уже и седым мужчиной.
Нас препроводили во Дворец. Он был совсем не похож на тот, в котором жила я: по размерам Дворец оказался гораздо меньше, комнат было не так много, как у нас, а стены украшали только редкие узоры. Вокруг Дворца также был сад и небольшой пруд, по которому плавали утки и лебеди. Несмотря на небольшие размеры и отсутствие многочисленных украшений, все же чувствовалось, что Королевство достаточно могущественное и богатое. Пока мы ехали по городу, я дивилась, насколько необычны дома, в которых жили простые люди: они все были одноэтажными, но, казалось, сделаны из белого, розового или голубого жемчуга. На солнце крыши домов и стены переливались так красиво, что создавалась впечатление, будто они светились.
Кроме свиты, семью Короля никто не сопровождал: необходимости в охране не было: настолько доверительные отношения были с народом. Жители нас приветствовали радостными возгласами. Все были одеты в красивые одежды разных цветов, которая тоже переливалась на солнце.
- У нас есть традиция носить яркие костюмы и платья, - объяснил мне Филипп, заметив мои удивленно-восторженные взгляды, которые я бросала на людей. - Такие наряды не просто являются отличительной чертой жителей нашего Королевства, но также создают праздничное настроение и являются показателем благополучия каждой семьи и Королевства. Если что-то идет не так, или произошло какое-то несчастье, то надевают простой коричневый костюм или платье. Но уже пять лет, как этого почти не происходит.
Я подумала, что по возвращению обязательно придумаю похожую традицию.
Во Дворце мне и Кристи выделили небольшие, но очень уютные комнаты, а также предложили надеть королевскую одежду: это были прекрасные платья, которые отлично сочетали в себе всевозможные цвета, но не казались слишком яркими и не резали глаз. Внешне она ничем не отличилась от той, что носили жители , хотя материал был более дорогой.
Каждый день, проведенный нами во Дворце, был наполнен яркими впечатлениями. Филипп и Ариан постарались на славу. Они делали все, чтобы мы отлично провели время: в первый день был устроен званый ужин с множеством вкуснейших блюд, где играли специально приглашенные музыканты. В другие дни нам показали весь город, мы побывали на спектаклях и концертах, которые нам очень понравились. Вчетвером мы ездили в самые красивые места в округе, по лугам и вдоль речек, устраивая пикник в самых живописных местах. Сразу было заметно, что Ариан старше своего брата: он был более собранным, иногда задумывался о чем-то своем. Все решения принимал он, так как был хозяином своего Королевства. Это был статный молодой человек, всегда с прямой спиной, но совсем не заносчивый. Филипп на его фоне казался совсем мальчишкой, который старался во всем подражать брату. Если Ариан больше занимался умственной деятельностью, много читал и думал, то Филипп был более активный, и его всегда можно было застать за каким-то делом. Он слушался брата и ему это нравилось. Одна черта отличала их обоих – они были прекрасными сыновьями своего отца, в их лицах читалось благородство и добропорядочность. А еще с ними было очень уютно и весело. Я заметила, как моя строгая старшая сестра расслаблялась в их обществе и превращалась в простую беззаботную девушку. Мы отлично проводили время. Так прошла неделя, и ничего не предвещало беды.
В то утро, когда все началось, Филипп предложил совершить прогулку на лошадях к утесу, который мы еще не видели. День был не очень жаркий, и в полдень мы вчетвером уже не спеша шагали среди полей, направляясь к лесу. Воздух был свежий: накануне прошел дождь, было немного прохладно. Может быть, именно поэтому Ариан предложил:
- Давайте наперегонки, кто первым доскачет до утеса! - и, не дожидаясь ответа, пришпорил лошадь и понесся в сторону леса, который был уже близко.

Кристи, которая любила гонки, понеслась следом, не отставал и Филипп. Я тоже пустила лошадь галопом, не желая упустить никого из виду. Но когда я оказалась совсем недалеко от леса, в котором уже скрылись все остальные, из кустов наперерез выскочил заяц и вскоре исчез в полях. Этого хватило, чтобы моя лошадь испугалась, резко затормозила, попыталась встать на дыбы и попятилась назад. Я еле успокоила ее, мне даже пришлось слезть и самой провести лошадь, потому что та определенно не хотела двигаться дальше.
В лесу была большая тропа, ведущая к утесу. По крайней мере, Филипп, Ариан и Кристи ускакали именно сюда. Я снова села на лошадь и пустила ее рысью, стараясь бежать осторожно, потому что лошадь все еще была напряжена и пуглива. Очень скоро я увидела, что дорога раздваивается: идет направо и чуть вверх, и налево и чуть вниз. Я остановилась в нерешительности, куда же ей свернуть? Оглядевшись в поисках следов, я удивилась: было видно, что здесь только что скакали лошади, причем как направо, так и налево.
"Возможно, они разделились, и поехали разными тропами, которые обе ведут к утесу? - подумала я. - Или здесь недавно кто-то еще проезжал? Куда же мне ехать? "
Рассудив, что все-таки направо, так как дорога вела вверх, а утес, насколько я знала, был очень высокий, я повернула именно туда.
"Даже если я ошиблась, то вернусь обратно. В любом случае, я их догоню. Наверняка они уже ждут меня", - решила я.
Это было ошибкой. Не успела я проехать и пятьдесят шагов, как вдруг, откуда ни возьмись, выскочили люди, одетые в темные костюмы, с повязками на головах. Все произошло так быстро, что я не успела даже сообразить, что происходит. Два человека прыжком остановили лошадь, еще двое стащили меня на землю и надели кляп, чтобы я не могла закричать. Они были очень сильные, поэтому я даже не пыталась сопротивляться: меня держали так крепко, что я не могла двигаться. Появился еще один человек, в руках которого была маленькая коробочка. Он схватил мои ладони и высыпал в них содержимое коробки - белый порошок, и заставил меня потереть руки. Я испугалась не на шутку, сердце стучало очень быстро от страха, руки дрожали. Я во все глаза смотрела на этого человека: он не прятал смуглого лица, на котором виднелись несколько шрамов, из-под грязного платка выбивались темные волосы. Он со мной не церемонился, крепко держал ладони. Белый порошок перекочевал обратно в коробку, после чего мне связали руки, посадили на лошадь к одному из бандитов и, в сопровождении одного из нападающих, мы поскакали во весь галоп по тропе дальше наверх. Вскоре мы съехали с Главной Тропы и проехали еще около двух часов, то замедляя шаг, то вновь ускоряясь. Мы поворачивали на разные тропы, виляли туда-сюда, то выезжая на открытую местность, то снова углубляясь в лес. Наконец, мы остановились. Меня заставили слезть с лошади, и надели на глаза черную повязку.
"Разбойники?! - думала я, стараясь подавить дрожь и вернуть себе ясность мыслей. - Меня похитили ради выкупа? Как же страшно! А вдруг они меня убьют, даже получив выкуп? Хотя тогда они бы не завязали мне глаза... но я же видела их лица! Как же страшно! "

Один человек взял меня за локоть и куда-то повел. Шли мы совсем недолго. Вокруг я слышала многочисленные голоса, в основном женские, но они были не рядом, вдалеке. И вот мы остановились.
Повязку сняли, и первое что я увидела, была железная дверь из прутьев, которую уже кто-то заботливо открыл. Мне развязали руки, сняли кляп и довольно грубо толкнули в спину. Я оказалась в сарае, одна из стен которого состояла из железных прутьев. В углу лежала груда соломы и старое потрепанное одеяло. По-видимому, это было место, где держали узников.
- Кричать очень не рекомендую, - сказал низким голосом один из разбойников и запер дверь на большой замок, положив ключ к себе в карман.
Я схватилась за прутья, пытаясь разглядеть, что же это за место, куда меня привезли. Я могла видеть только деревья и холм, за которым, судя по журчанию воды, была речка. Вокруг ходили люди, но они не обращали на меня никакого внимания. Это были и мужчины, и женщины, и старики, и дети. Я поняла, что нахожусь в каком-то поселении.
Я опустилась на деревянный пол, все еще держась за прутья, и с тоской провожала взглядом каждого проходящего человека, надеясь, что хоть кто-нибудь заметит меня, что-нибудь скажет... Но нет. Было такое впечатление, что я не существую, и моя клетка-сарай стоит пустой. Я думала о Кристи и о братьях, наверное, они ищут меня и очень беспокоятся и, возможно, скоро найдут, так как увезли меня не так далеко. Однако время шло, а ничего не происходило. Откуда же мне было знать, что они и не думают меня искать...
Под вечер ко мне подошел тот самый человек, который закрывал клетку. Он отворил нижнюю часть двери и просунул мне миску с какой-то кашей и стакан воды. Я попыталась спросить, что же происходит, но он ничего не сказал и ушел. Я успела заметить татуировку на его левой руке - это было темное крыло. Почему-то я подумала, что это крыло орла. Потом я видела этот рисунок на руках и у других людей, которые ходили мимо.

Воду я выпила, но к еде не притронулась: и не из чувства гордости, просто мое тело отказывалось от еды. Нервы были взвинчены до предела.
Наступила ночь, люди перестали ходить, стало довольно тихо. Около моей клетки сел охранник. Я поняла, что сторожить меня будут всю ночь. Мне ничего не оставалось делать, как лечь на солому и укрыться одеялом, потому что было прохладно. Заснула я быстро - сказались переживания дня. Я надеялась, что следующий день принесет какую-то ясность в то, что происходит.
Но он ничего не принес. Все также ходили люди, но ко мне никто не приходил, за исключением того человека, что охранял меня: он молча вытащил еду, которая за ночь успела затвердеть, и поставил другую миску и чашку с кипятком. На мои попытки что-то спросить он не отреагировал. Я выпила кипяток, но к еде снова не притронулась. Весь день я сидела у решетки, провожая взглядом людей и прислушиваясь к их разговорам, но они были, по большей части, бытовыми, самыми обычными. Дети таскали ведра с водой, женщины стирали и готовили. Мужчин днем было мало - они были на охоте или на полях. Такой вывод я сделала, увидев несколько человек вечером с дичью и с плугами. Из клетки меня выпускали только в туалет, который находился в двух шагах от моего заточения. И я ничего не могла увидеть за деревьями, хотя слышала там голоса. Думаю, там была довольно большая деревня.
Днем мне снова принесли еду, и снова я к ней не притронулась, но к вечеру почувствовала себя очень нехорошо: от переживаний и голода у меня кружилась голова, тело начало дрожать. Мне пришлось съесть теплую похлебку, которую мне принесли, я почувствовала себя гораздо лучше. Но сидеть в клетке в одиночестве, в полной неизвестности того, что происходит, становилось все более невыносимым.
На третий день моего пребывания я услышала топот копыт. У меня замерло сердце: не меня ли ищут? Но далекие голоса вскоре стихи, а прибывшие люди прошли, наверное, в какой-то дом. Только к вечеру голоса послышались снова, а еще музыка и шум, которые доносилось издалека. По-видимому, что-то отмечали. Мой охранник - уже другой человек - пришел ко мне поздно, и не один, а с товарищем. В руках у них были кружки с вином. Они чокались, хохотали и пили, товарищ постоянно бегал за добавкой. Я подумала, что, может быть, у пьяных развяжется язык, и снова попыталась задать несколько вопросов: кто они? Что хотят от меня? Что со мной будет? Но они все также не обращали на меня никакого внимания.
Вскоре они напились очень сильно, куда-то ушли, а потом вернулся, сильно покачиваясь, мой охранник, с новой кружкой вина, доедая на ходу огромный кусок жареной курицы. Он развалился напротив мой клетки, залпом выпил всё содержимое кружки и вскоре провалился в сон, громко захрапев. В свете луны я видела связку ключей, которые болтались у него на поясе. И хотя он сидел совсем недалеко, я никак не смогла бы до них дотянуться. Я так устала от всего этого и от своего бессилия, что тихо заплакала. Вдруг я услышала чьи-то еще всхлипывания, совсем рядом. Я замерла. В паре метров от клетки стоял мальчик. В темноте мне сложно было разглядеть его лицо, но выглядел он лет на десять. Он чуть слышно всхлипывал и вытирал рукавом глаза.
- Мальчик, - тихо позвала я. - Я вижу, что ты плачешь. Я тоже плачу. Что с тобой случилось?
Мальчик сделал несколько шагов в клетке и остановился. Он ничего не говорил и даже не смотрел в мою сторону. Он смотрел на охранника.
Я снова позвала этого парня, но он не поворачивался ко мне.
"Все ясно, - подумала я. - Меня не существует. Я пустое место. Меня никто не видит и не слышит. Даже ребенок".
Такая волна отчаянья накатила на меня, что я чуть не закричала. Слезы снова полились из глаз - это были слезы бессилия.
- Он ударил мою маму, - вдруг услышала я голос мальчишки. - Забрал наш ужин и ударил мою маму!
В его голосе чувствовался гнев. Он сжал свои маленькие кулачки. Я схватилась за прутья решетки и обратилась к нему, надеясь, что он меня все-таки слышит:
- Мальчик... Он пьян. Он ничего не соображает. Мне так жаль, что он посмел сделать то, что сделал, - сказала я ему, искренне жалея его и его маму. - Ударить женщину - это очень подло и низко, и неважно, пьян он или нет.
Я замолчала, подбирая слова, чтобы его успокоить и спросить что-нибудь о том месте, где я нахожусь. Но он вдруг повернулся ко мне и сказал твердым голосом:
- Я знаю, тетя, что с вами нельзя разговаривать и что вас охраняют. Но сейчас я нарушу это правило. Я отомщу этому мерзавцу Скотту! Пусть завтра ему влетит по полной!
С этими словами он спокойно подошел к спящему охраннику, снял с его пояса ключи, поднес их мне и просунул сквозь прутья. Я не могла поверить своим глазам.

- Отпирайте осторожно замок и бегите, - перешел на шепот мальчишка. - Идите вдоль этих деревьев, за ними стоят лошади. Возьмете любую, пройдете с ней шагом до дороги, это все время прямо, потом садитесь и пускайте ее в галоп. Все лошади знают дорогу до Главной Тропы. А там вы и сами поймете, куда вам надо ехать. Сейчас все мужчины и Атаман на празднике, вряд ли кто-то вас увидит, но будьте осторожны.
Сказав это, мальчишка повернулся и убежал. Я крепко сжимала в руке ключи и не могла поверить своему счастью.
Хотя руки от волнения дрожали, тем не менее, я без труда открыла замок, пусть и с третьей попытки. Открыла дверь, осмотрелась, прислушалась - никого. Тишина. Только музыка вдалеке. На цыпочках я подбежала к лесу и сделала все, как говорил мальчик. Я нашла несколько лошадей, все они были без седел, но с уздечками. Я выбрала самую большую лошадь, надеясь, что она также и самая быстрая. Мы прошли прямо, никого не встретив, потом я села верхом, и мы помчались вперед. Ехала я долго, все те же два часа. За нами никто не гнался, поэтому я давала лошади отдохнуть и спокойно везти меня вперед. Уже начало слегка светать, когда лошадь сама вывела меня на Главную Тропу. Мы проехались по ней недолго и вскоре выехали на ту развилку, где я три дня назад повернула направо. Ура! Теперь я могу возвратиться во Дворец!
Но радовалась я рано. Слишком рано.
Глава 3
К воротам города я подъехала, когда солнце уже взошло. Я почувствовала легкое недоумение, когда охранники города не выразили никакого удивления, увидев меня. Они молча открыли ворота.
"На мне одежда Жемчужного Города, - подумала я. - Поэтому они меня пропускают. Но разве они не знают, кто я? Что я пропадала? Разве меня не ищут? Ладно, не буду об этом думать, главное - скорее добраться до Дворца".
Город уже проснулся, и по улицам ходили или ездили на лошадях люди, но также не обращая на меня никакого внимания. Я даже взглянула на себя в зеркальной витрине одного из магазинов: может, со мной что-то не так? Что-то изменилось в моей внешности и поэтому никто во мне не узнает Принцессу, которую так встречали дней десять назад? Но нет, я выглядела как обычно, была только более растрепанной и бледной.
Наконец, я подъехала к воротам Дворца и сказала, что я - Аманда, Принцесса, которая пропала три дня назад.
- И что Вы хотите? - спокойно спросил один из двух Охранников.
Я даже растерялась, услышав этот странный вопрос.
- Как что? Я хочу видеть Королевича Филиппа и мою сестру Кристи! - недоумённо ответила я.
- Ждите, - коротко бросил мне стражник и скрылся за воротами сада.
Ожидание мне показалось бесконечными. Но вот ворота открылись, и передо мной оказался Филипп. Я спрыгнула с лошади и с радостью бросилась к нему на шею. Не успела я ничего сказать, как почувствовала, что чьи-то сильные руки потянули меня назад, отстраняя от Королевича: охранник оттащил меня на пару метров.
- Кто вы? - спросил Филипп, удивленно глядя на меня. - И что вы хотите?
- Филипп... Филипп... - У меня задрожал голос. Я не верила своим ушам. Мне казалось, что все это какой-то страшный сон. - Это же я, Принцесса Аманда из страны Роз... Филипп... Что происходит?
- Аманда? - задумчиво поспросил Королевич. - Страна Роз? Страну я знаю, но Принцессу...
В этот момент за его спиной появилась Кристи. Я рванулась к ней, но стражник крепко меня держал.
- Сестра! - закричала я. - Кристи, родная, скажи мне, что здесь происходит? Почему никто не узнает меня?
К моему изумлению и ужасу Кристи смотрела на меня также удивленно, как и Филипп.
- Что? - спросила она. - Кто вы? Почему вы называете меня своей сестрой? У меня нет никакой сестры...
Я потеряла дар речи. Не может быть! Кристи, моя родная Кристи, говорит, что у нее нет сестры! Я разрыдалась.
- Это же я, Аманда, твоя младшая сестренка, Светлячок, - я уже кричала сквозь слезы. - Почему меня никто не помнит? Что случилось? Сестра...
Вокруг нас стали собираться люди. Филипп и Кристи стояли в нерешительности и не знали, что им делать. Я все также пыталась вывернуться из рук стражника и продолжала кричать, что я Аманда, что я сестра Кристи, что я из страны Роз, но голос мой то и дело срывался от рыданий.
- Пошлите за врачом, - наконец сказал Филипп, обращаясь к охраннику и собравшимся людям. - Похоже, что эта девушка сошла с ума. Узнайте, кто она и помогите ей, отправьте ее в лечебницу.
Сквозь слезы я видела, как он и Кристи, бросив на меня взгляд, полный жалости, развернулись и скрылись за дворцовыми воротами.
- Постойте! Не уходите! - крикнула я им в след, но ворота захлопнулись. Охранник отпустил меня, и я от бессилия упала на колени на землю. Вокруг меня стояли несколько человек, качая головами. Одна женщина тронула меня за плечо и принялась ласково успокаивать. Какой-то мужчина был послан за врачом. Кто-то говорил:
- Бедная девушка! Красивая, молодая, а уже помутилась рассудком!
Я не двигалась с места и ничего им не отвечала. Меня все считали умалишённой. К тому моменту, как на карете приехал врач, я стала подозревать, что, может быть, я правда сошла с ума. Меня отвезли в лечебницу, где измерили температуру и пульс. Врач пытался узнать мое имя, но я молчала - все равно мой ответ его бы не удовлетворил. Сначала он хотел вколоть мне успокоительное, но, видя, что меня перестало трясти, и я больше не буяню, предложил поспать и продолжить беседу на следующий день. Я согласилась. Я была согласна уже на все, чувствуя, как уходят все силы. Меня заставили выпить какой-то бульон и лекарство и проводили в маленькую бедную комнату, где была только кровать и тумбочка. Я легла в постель и уставилась невидящим взглядом в потолок. Вскоре он поплыл перед моими глазами, и я провалилась в сон.
Я проспала до следующего утра. Когда я открыла глаза, комната уже была заполнена солнечными лучами. Мне потребовалось несколько минут, чтобы вспомнить, что со мной произошло. Меня снова захлестнула волна отчаянья, но я попыталась взять себя в руки.
"Спокойно, Аманда, - сказала я себе. - Надо разобраться, что же происходит. Рано отчаиваться и впадать в уныние. Мне это все равно не поможет".
С такими мыслями я подошла к окну: передо мной было несколько кустов с цветами и чуть подальше небольшая тропинка. Долго не думая, я открыла окно, вылезла на улицу, спокойно прошла по тропинке и увидела свою лошадь, которая паслась здесь же. Я вывела ее через маленькую калитку, держа под узды. Вероятно, никто не охранял пациентов: здесь они не сбегали. Я медленно пошла по улочкам, ведя за собой лошадь. Я понятия не имела, что мне делать и куда идти. Я просто шла, петляя по улицам города, смахивая изредка слезы, которые наворачивались на моих глазах: у меня не было никого, кто бы мог помочь мне. По крайней мере, на тот момент я думала именно так.
Я бесцельно ходила по городу целый день. Люди улыбались мне, кивали, признавая во мне одну из жительниц города, но не более того. Моя одежда не сильно отличалась от той, которую носили они, поэтому принадлежность к королевской семье нельзя было определить только по одежде.
Уже смеркалось, когда я дошла до самого дальнего угла города. Я чувствовала себя очень несчастной и уставшей. И я вздрогнула, когда рядом какой-то женский голос вдруг произнес:
- Ваше Величество Аманда из страны Роз! Приветствую Вас, Принцесса!
Я оглянусь на домик, мимо которого проходила. Около калитки стояла уже не молодая женщина приятной наружности. Она мне поклонилась и снова начала было приветствие, но я кинулась к ней и схватила ее за руки:
- Вы знаете меня? - спросила я, желая поверить, что не ослышалась. - Вы действительно знаете, кто я?
Женщина немного испугалась и закивала:
- Конечно, Ваше Величество! Весь город знал о Вашем приезде и встречал Вас, когда Вы только приехали. Столько раз видели Вас и Вашу сестру в компании молодых королевичей! Как же я могла не узнать Ваше Высочество?
Я не смогла подавить порыв и обнять эту милую женщину. Волна облегчения накатила на меня. Если меня кто-то помнит, значит, еще не все потеряно!

- Прошу вас, помогите мне, - сказала я ей, все еще крепко обнимая. - Никто в городе не узнает меня, в том числе моя сестра и Филипп! Меня отправили в лечебницу, решив, что я сошла с ума... Я ничего не понимаю.
Я посмотрела в лицо женщины. Она была очень удивлена и какое-то время растерянно на меня смотрела. Но вот она кивнула.
- Да, Принцесса, я прекрасно знаю, кто Вы. И я не понимаю, почему Вас никто не узнает. Проходите в мой дом. Вы выглядите уставшей и, скорее всего, не ели с самого утра. Отдохнёте и потом расскажете, что же произошло.
Я с радостью и воодушевлением прошла в дом. Он был маленький, но очень уютный. Переступив порог, я оказалась в небольшом зале, где стоял стол и диван. Даже изнутри дом, казалось, был сделан из жемчужин. Он был очень аккуратный и чистенький.
Женщина представилась Марией. Она налила мне большую тарелку супа, поставила на стол теплый хлеб и масло. Я с большим удовольствием поужинала: еда мне показалась настолько вкусной, что все тревоги ушли на второй план. Наконец, Мария налила нам чай, достала коробку конфет и сказала:
- Никогда не думала, что буду принимать в своем доме Принцессу! Какая честь для меня! Но я вижу, что Ваше Величество в беде. Расскажите мне, может быть, я сумею Вам в чем-то помочь.
И я поведала все в деталях: как мы решили поехать на утес, как я отстала, как напали разбойники и куда-то увезли, про клетку и про мой побег, благодаря тому мальчику. Мария слушала очень внимательно, хмуря брови. Когда я закончила рассказ, она спросила:
- Не заметили ли вы какой-нибудь отличительный знак этих разбойников?
Я вспомнила про татуировки, которые видела на руках людей.
- Да! На левой руке у всех, у кого я могла рассмотреть, я видела татуировку в виде крыла...
- Тогда все понятно, - Мария кивнула. - Вас привезли в одну из ближайших деревень. Насколько я знаю, все жители Королевства довольны своим существованием, но есть кочевые разбойники. По всему Королевству и за его пределами таких много, но я знаю про тех, которые именуют себя Крылом Черного Орла. Они часто останавливаются в той или иной деревне, живут там около трех месяцев и потом уезжают дальше. Их сложно поймать. Они ездят как цыгане, со своими семьями, не причиняют вреда коренным жителями деревень, в которых останавливаются. Более того, они платят им за еду и питье и живут во временных домиках, которые сами строят. Эта банда разбойников сооружает из дерева целый лагерь буквально за неделю. Но при этом они могут нападать и грабить богатые кареты, и очень сложно доказать, что это сделали именно они, потому что они все проворачивают очень профессионально и не около тех мест, где живут. Но чтобы они похищали кого-то из Королевской Семьи... и держали в клетке... Этого я не могу сейчас объяснить.
- Но почему же меня никто не узнает? - с горечью воскликнула я. - Это колдовство? Чары? Меня заставили протереть ладонями какой-то порошок...
- Порошок? - лицо Марии почернело. - Не может быть... Неужели...? Да, тогда это все объясняет.
Она вскочила их-за стола и убежала в другую комнату. Вернулась она через несколько минут, держа в руках очень толстую тетрадь, исписанную от руки. Она ничего не говорила, лишь молча ее открыла и стала листать. Я сгорала от нетерпения узнать, что же она ищет, но решила не отвлекать ее. Наконец, Мария воскликнула:
- Вот! Я так и знала! Гелла все еще служит у них...
- Гелла? Кто это? - спросила я.
- Это моя сестра, - ответила Мария и рассказала следующую историю.
Когда-то давно они были очень дружны, но Марии никогда не нравилось, что ее старшая сестра увлекается магией. Но та вошла в раж, и вскоре ее безобидные проделки, которые она устраивала над людьми, превратились в далеко не смешные случаи. Слух о том, что в городе живет колдунья, вскоре разлетелся по всему Королевству. Однажды к порогу их дома прискакали несколько мужчин на красивых лошадях. Они предложили Гелле жить с ними и работать на них, пообещав золото и самую лучшую жизнь. Как ни плакала Мария, как ни просила сестру не уезжать, та все-таки согласилась на предложение. Тем более, ей понравился Главарь. Она уехала в тот же день и за тридцать лет ни разу не навестила младшую сестру, хотя изредка Мария получала гостинцы, которая ей передавала сестра. Часто их привозили ночью и оставляли у крыльца. Но это происходило очень редко.
- Ходят слухи, что Гелла вышла замуж за Главаря, и у них родился сын. Недавно Главарь умер, и власть перешла к сыну, который называет себя Атаманом, но его именно я не знаю, - продолжала говорить Мария. - Гелла неплохая колдунья, хотя далеко не все в ее власти. У меня хранится ее тетрадь, которую она вела в молодости. Здесь она записывала все, что умела делать, но рецептов и заклинаний никогда не писала, чтобы никто не смог стать ей конкурентом. Уезжая, сестра хотела забрать тетрадь, но я спрятала ее в надежде, что без нее она не уедет. Но это, все же, не помешало ей убежать с разбойниками. Я прочитала всю тетрадь и прекрасно понимаю, что умеет делать Гелла.
Мария указала на раскрытую страницу книги:
- Здесь описывается действие порошка, который она умела готовить. Он называется Порошок Небытия. Сейчас я уверена, что именно его вложили тебе в ладони.

Я посмотрела на почерк в тетради и поняла, что не смогу его легко прочитать. Мария рассказала мне суть колдовства: если некий человек хочет исчезнуть для других людей, ему достаточно протереть в ладонях немного порошка, а потом распылить перед другими людьми. В тот же миг он перестанет существовать для них таким, каким они его знали, и станет абсолютно незнакомым им человеком. Любой другой человек, встретившись с тем, на кого подействовало волшебство, автоматически забывает про того, кто тер порошок в ладонях. Чары работают по цепочке: за короткое время человека забывает вся округа.
Теперь мне все стало понятно: Кристи, Филипп и Ариан, скорее всего, вернулись искать меня, но их поджидали разбойники, которые пустили порошок им в глаза. В тот же миг все трое забыли обо мне. Они спокойно вернулись в город, и у каждого, кто видел их, я стиралась из памяти. Люди общаются, поэтому за три дня обо мне забыл весь город. За исключением Марии.
- Но почему же колдовство не подействовало на вас? - спросила я хозяйку дома.
- Я уже пять дней, как никуда не ходила, да и не приходил ко мне никто, - ответила Мария, ласково глядя на меня. - Мой дом стоит на отшибе, и я люблю одиночество. К другим домам спускаюсь раз в неделю - за продуктами. Поэтому никто не смог заразить меня вирусом "небытия". Но стоит мне встретиться с любым человеком, как и на меня подействует колдовство. И тогда я тоже забуду, кто Вы.
Я снова задрожала. Значит, скоро меня забудет и Мария. Что же мне делать?
- И нет никакого средства, чтобы... - Мой голос снова задрожал, и я попыталась снова заглянуть в книгу.
- От любого колдовства есть противоядие, - ответила мне Мария. - Я думаю, разбойники приняли его, чтобы не забыть, зачем они тебя похитили. Всегда есть средство, которое снимет чары, но... Гелла никогда этого не записывала в тетради: никто не должен был ничего знать, чтобы не снимать ее заклятия. Но она сама знает, как заколдовать, так и расколдовать.
- Значит, мне нужно найти вашу сестру и попросить ее вернуть людям память обо мне, - воскликнула я.
- Не спеши, - покачала головой Мария. - Это не так-то просто. Она заколдовала Королевича и все королевство. Судя по твоему рассказу, разбойники готовились заранее к этому, значит, у них есть какой-то план. Гелла не будет тебя расколдовывать, ведь она подчиняется своему сыну, Атаману, который сейчас правит бандой. Это значит, что она сделает все, чтобы ты не смогла снять чары. Чтобы никто не смог.
Я похолодела и закрыла лицо руками. Что же делать?
- Принцесса, ложитесь спать, а я подумаю пока, как возможно все вернуть обратно, - ласково сказала мне Мария.- Утро вечера мудренее.
Я послушно прошла с ней в одну из комнат. Хозяйка постелила мне кровать, погасила свет и ушла обратно в зал. Я легла и попыталась уснуть, но в голове крутились и крутились мысли. Как? Как мне все исправить? Но решение не приходило, и, в конце концов, я все-таки уснула очень тревожным и беспокойным сном.
Утром меня разбудил приятный запах свежеприготовленных оладий. Я вышла на маленькую кухню, где Мария готовила завтрак.
- Доброе утро, Принцесса, - поприветствовала она меня, увидев в дверях. - Вы можете умыться во дворе, потом мы позавтракаем, и я расскажу Вам, что можно сделать, чтобы попытаться вернуть все на свои места.
Завтрак был изумительно вкусный. Я была бесконечно благодарна этой женщине за все, что она для меня делала, рядом с ней я чувствовала себя гораздо увереннее. Сделав последний глоток ароматного чая, Мария, наконец, начала говорить:
- Я обдумала всё, что Вы мне вчера рассказали. Я думаю, есть только один выход: Вам надо вернуться к разбойникам.
Я поняла, почему она дождалась, чтобы мы закончили завтрак, потому что я бы наверняка подавилась, услышав такое предложение.
- Что? Вернуться к ним?? Они снова посадят меня в клетку! - я не на шутку испугалась.
- Не посадят, я уверена, - спокойно ответила Мария. - Эти разбойники очень умны и совсем не халатны. Скорее всего, они очень быстро заметили Ваше исчезновение, но преследовать не стали. Они прекрасно знали, чем закончится Ваш побег: никто в Королевстве и представления не имеет о том, кто Вы. Так что они ждут Вашего возвращения: идти Вам некуда. Вряд ли Вы сможете вернуться на Родину, потому что ни один корабль не возьмет на борт сумасшедшую, какой Вас все считают. И даже если Вы проникнете тайком, все, кто увидит Вашу сестру или любого другого человека, кто поплывет в страну Роз, сразу же забудут о Вас. Но помните, Принцесса, Вас похитили не просто так, и заколдовали все королевство тоже не случайно. Вам нужно выяснить, что они хотят. Единственный способ это сделать - это вернуться к разбойникам с повинной и сделать вид, что Вы перешли на их сторону. Когда Вы будете в курсе их дел, Вы сможете придумать, как снять заклятие.
Я слушала очень внимательно. Мария была права. Как бы сложно это ни было, мне надо было вернуться к разбойникам. Другого выхода не было. Я не знала, как все повернется, но бежать от них означало сдаться: кто тогда вернет мне мою жизнь?
- Да, я сделаю это, - сказала я, вздохнув.
- Вы справитесь, - Мария крепко сжала мою ладонь, пытаясь подбодрить меня. - Лошадь, на которой Вы приехали, прекрасно знает дорогу, поэтому Вы без труда найдете ту деревню. Вам нужно собираться в путь.
- А вы... Вы ведь скоро забудете меня, не так ли? - спросила я с беспокойством.
- Да, - ответила Мария. - Но я записала Вашу историю на листке бумаги и вложила его в тетрадь Геллы. Если Вас понадобиться моя помощь, просто скажите мне заглянуть в ее тетрадь. Будь уверена, прочитав написанное, я сразу пойму, в чем дело.
Я вздохнула с облегчением. Хоть один союзник у меня точно есть.
Что ж, пора уезжать. Я не знаю, что ждет меня впереди. Сейчас меня одолевает смутное ощущение тревоги, но я надеюсь, что справлюсь.
Глава 4
Похоже, это конец всему. Сейчас я с ужасом понимаю, что натворила. Но сделанного уже не вернешь. Мой план был отличный, но я не оказалась хитрее разбойников.
Нужно доверять своим предчувствиям! Сейчас я это точно понимаю. Хотя, в тот день, когда я покинула дом Марии, у меня все равно не было другого выхода.
Лошадь действительно везла меня в сторону своего дома. Я не спешила, обдумывая то, как мне себя вести, когда я приеду в деревню. У меня созрел отличный план, и мне оставалось надеяться на то, что мне поверят.
Когда я оказалась в деревне, никто не обратил на меня внимание. Я прошла к ее окраине и подвела лошадь к тому месту, откуда ее забрала, и привязала ее вместе с другими лошадьми. Вокруг стояли небольшие домики, они отличались от других внешним видом и своими размерами. Маленькие, из досок, с соломенной крышей. Я поняла, что эти места заняли разбойники. Вдали, у самой деревни, стоял большой шатер, вокруг него валялись пустые бутылки из-под вина. Наверное, праздник три ночи назад отмечался именно здесь. Людей было немного, в основном, женщины и дети, хотя я видела и несколько мужчин. Я стояла, кусая губы, и не знала, что делать. Почему никто не спешит схватить меня и заточить в клетку? Я снова не знаю какого-то плана? Наконец, я решилась обратиться к одной женщине, полощущей неподалеку одежду.
- Здравствуйте, я ищу Атамана. Вы мне не поможете?
Женщина, не поднимая головы, махнула мне в сторону реки. Я направилась туда. Там же рядом находилась клетка, в которой меня держали. Дверь была открыта, в ней никого не было. Я поспешила скорее пройти это неприятное место.
На пригорке около реки спиной ко мне сидел мужчина и играл на флейте. Больше никого рядом не было, поэтому я догадалась, что он и был Атаман. Не рискуя прерывать его игру, я аккуратно села неподалеку от него и стала слушать. Атаман играл очень хорошо, одна мелодия следовала сразу за другой и, честно говоря, каждая проникла прямо в душу. Красивей музыки я никогда не слышала. Это были и грустные мелодии, и более быстрые и веселые, и слушать их хотелось бесконечно.
Я бы сидела так до вечера, наверное, потому что они успокаивали и ласкали слух, но вдруг Атаман закончил играть.
- Подходи, не бойся, - вдруг сказал он, и я вздрогнула от неожиданности. Когда он меня заметил? - Присаживайся со мной.
Я с опаской, но повиновалась и аккуратно присела слева от него. Атаман повернул ко мне свое лицо. Это оказался хорошо сложенный мужчина лет тридцати, очень смуглый и с черными глазами. Думаю, в нем была цыганская кровь. Черты лица были жесткие - видно, что его жизнь не была легкой - но смотрел на меня он вполне дружелюбно. Я была точно уверена, что он меня ждал.

- Я пришла к вам, чтобы.... чтобы... - я почувствовала, как мой голос начал предательски дрожать. Мне казалось, что он читает мои мысли и уже полностью в курсе моего плана. Но я взяла себя в руки и закончила фразу. - Чтобы попросить вас смиловаться надо мной и помочь мне. Пожалуйста.
Атаман с интересом посмотрел на меня.
- Расскажи, в чем дело. Может быть, я тебе помогу, - и он улыбнулся. Ничего зловещего в его улыбке я не увидела. Наоборот, она к себе располагала.
"Будь что будет", - подумала я.
- Я знаю, что происходит! Я знаю! - сказала я с надрывом. - Вас послали похитить меня моя сестра Кристи и Филипп, ведь так? И даже Королевич Ариан с ними заодно! Я права? О, да, я знаю, что права.
Я почувствовала, как начинаю входить в роль. Лицо мое разгорячилось, а глаза наверняка сверкали праведным гневом.
- Я давно заметила, что что-то не так! Филипп хотел жениться на мне и стать Королем Страны Роз, а я ему отказала. Тогда он сговорился с моей сестрой: они решили избавиться от меня и вернуться в страну Роз, объявив о моей смерти и о моем мнимом последнем желании, чтобы на престол вместо меня взошла сестра!
Я вошла в раж и уже не могла остановиться.
- А ведь я не хотела верить в это, сбежала от вас, вернулась в город, а они... Они все делают вид, что и понятия не имеют о том, кто я! Будто видят меня впервые в жизни! Какой же дурой я была, что поверила им!
На этих словах я разрыдалась. Мои слезы были настоящими: я вспомнила, как Кристи и Филипп отправили меня в лечебницу. Атаман осторожно дотронулся до моего плеча, пытаясь немного успокоить.
- Они все... все отказались от меня, - всхлипывала я. Потом с мольбой посмотрела на Атамана. - Пожалуйста, не убивайте меня! Я не знаю, сколько они вам заплатили, но у меня больше сокровищ, ведь я Принцесса Аманда Повелительница Страны Роз! Я дам вам столько богатства, сколько вы пожелаете... Возьмите меня к себе!
Атаман все это время слушал меня, не прерывая. Я замолчала, ожидая его реакции.
- Значит, они не хотят знать тебя, - медленно проговорил он. - И все отказались от тебя...
- Да, именно так. Мне так больно, - я с тоской смотрела в его глаза, пытаясь понять, верит он мне или нет.
- Не нужно плакать, Принцесса, - сказал Атаман. - Я не собираюсь причинять тебе вреда. Оставайся здесь, сколько хочешь. Я помогу тебе.
С моих плеч будто камень упал. Я начала говорить слова благодарности, но он прервал меня.
- Ты слышала, как я играю на флейте? - спросил он неожиданно.
Я кивнула.
- Тебе понравилось, как я играю?
- Да, эти мелодии невероятно красивые, - здесь я уже не лгала.
- Хочешь, я сыграю одну мелодию специально для тебя? - спросил Атаман, с мягкой улыбкой и глядя прямо мне в глаза.
- Да, очень хочу, - я обрадовалась тому, что опасный участок плана благополучно миновал. Я и подумать не могла, что ни в коем случае нельзя соглашаться на его предложение! Сейчас я с ужасом понимаю, что случилось дальше.
Атаман заиграл очень красивую мелодию. Нежную, волнующую, очень грустную. Она была прекраснее всех предыдущих. Казалось, все вокруг заполняется чарующими звуками. Мне стало очень грустно, на глаза снова навернулись слезы. Я вспоминала Кристи, Фабиана, Филиппа, моего отца... Мне стало невыносимо одиноко без них. Но их образы постепенно заволакивал белый туман. Мне становилось все труднее и труднее удержать в голове их лица, и они медленно исчезали за густым белым облаком. Я видела только Атамана, который играл для меня на флейте, и весь мир будто остановился. По моему тепло побежало тепло, и меня захлестнула волна нежности к этому человеку, к этому месту, к этой прекрасной мелодии. Ничего больше не беспокоило меня, а жизнь казалась такой яркой и прекрасной. Звуки мелодии пропитывали все мое тело и сознание, выжигая все страхи и тревоги. Я почувствовала себя легкой, как перышко. Трава стала зеленее, а небо - ярко-голубым, облака - белее снега. Мне больше не было грустно, наоборот, я чувствовала себя очень счастливой.
Атаман закончил играть и посмотрел на меня. Я широко улыбалась.
- Какая чудесная мелодия! - сказала я.- В жизни не слышала ничего подобного!
- Я рад, что она тебе понравилась, Аманда, - мягко сказал Атаман и поднялся. - Что ж, теперь займемся твоим домом.
Он подозвал одного из своих людей и приказал ему собрать людей и к вечеру построить для меня жилье со всеми удобствами. Пара женщин побежала в основную деревню, чтобы достать мне спальные принадлежности и другую утварь. Атаман провел меня по своему поселку, рассказывая о том, как и чем они живут, и знакомя со всеми, мимо кого мы проходили. Мне казалось, что я всегда здесь жила или, по крайней мере, уже давно. Но я помнила, что есть Страна Роз, где я являюсь Принцессой. В моей памяти периодически возникали разного рода воспоминания о прошлом, отрывками и смутно. Среди них был Фабиан, но Кристи, Филиппа и его семью я крепко забыла. Они для меня не существовали. Их место занял Атаман, который спустя какое-то время доверил мне свое имя. Его звали Карен. Несколько раз в неделю он уходил со своими людьми на охоту и возвращался поздно вечером. Это редко была охота на животных, чаще они охотились за имуществом людей. Но, как говорил Карен, грабили и воровали они только у тех, у кого богатства, на их усмотрение, было в избытке. Для этого они уезжали очень далеко, чтобы в окрестностях не пошел слух об их банде. Здесь они, наоборот, старались помогать обитателям деревни: работали на полях и в огородах, чинили дома, таскали воду... Деревенские жители относились к ним очень благосклонно, угощали плодами своих огородов, помогали с вещами и материалами для их временных жилищ.
То, что удавалось отнять у богатых, а также овощи и шкуры животных, мясо, продавали на рынках разных городов. Эту роль также выполняла и я - продавать у меня получалось хорошо: к вечеру торгового дня у меня почти не оставалось товара, и я, очень довольная, возвращалась в наш лагерь. Я никогда не ездила одна, со мной всегда был кто-то из людей Карена, чаще всего, женщины. Я подружилась с ними и чувствовала себя в этой среде очень комфортно. Все были доброжелательны и следовали четким порядкам: Карен внимательно следил за дисциплиной, хотя и без небольших конфликтов не обходилось.

Ранним утром и перед сном Карен играл красивые мелодии на флейте, иногда, в свободное время, гулял со мной по окрестностям и рассказывал истории из своей жизни. На флейте он играл с самого детства, поэтому умел очаровать своими мелодиями. Еще я узнала, что, будучи мальчишкой, он вместе с другими людьми банды был в одном городе, где они торговали награбленным. Там какой-то нехороший купец его похитил, решив сделать своим рабом. Карену пришлось работать на него два месяца, пока не удалось сбежать и найти свой лагерь.

В другой раз он поссорился с одним мальчишкой и, желая ему навредить, поджог его кровать. Таким образом, по его вине в лагере случился пожар, который еле-еле удалось потушить. В наказание, Карену пришлось месяц жить отдельно от всех: отец сказал, что если он не умеет жить в обществе, пусть попробует выжить один. Его отправили в какую-то далекую пещеру, откуда он сам должен был вернуться в лагерь. Он шел к нему целый месяц.
Я удивлялась жестокости его отца: оставить мальчика одного далеко от дома! А если бы он погиб? Но Карен заверил меня, что отец знал, что делает, и это было отличными уроком выживания. Однако тот погиб несколько лет назад от ножа: случилась стычка с какой-то другой бандой, и в ней оказался кто-то более ловкий, чем отец Атамана. Карен сказал, что та банда больше не существует. Думаю, месть за смерть отца была сильной.
Еще в первый день моего пребывания в лагере я познакомилась с матерью Атамана - Геллой. Ею оказалась женщина в возрасте, с короткими черными волосами и с глубокими морщинами на лице, хотя ей не было и шестидесяти лет. Она мало разговаривала. Весь день она проводила в лесу, собирая травы и ягоды, из которых потом варила лекарства и всевозможные отвары. Все ее называли Знахаркой и побаивались, зная, что у нее есть способности к ворожбе. Ее домик был полностью обставлен разными баночками с травами и порошком, которые категорически нельзя было трогать. Я представила, как в день смены места жительства она все баночки складывает в мешок и потом тащит на себе. Тяжело, наверное.
Меня все устраивало. Домик был уютный, хорошо обитый соломой. Стояла жаркая летняя погода, поэтому я никогда не мерзла. Мне очень нравилось быть частью этого народа, вместе вести дела и, самое главное, быть под защитой сильного Атамана. Больше всего я любила ездить в города (иногда такие поездки занимали три-четыре дня) и продавать на рынках наши товары. Карен всегда был мной очень доволен, ведь я продавала больше всех. Я старалась сделать все, чтобы угодить ему. А он меня защищал.
Как-то раз, когда я возвращалась поздно вечером из деревни с бидоном молока, дорогу мне преградил местный житель. Этот мужчина лет сорока был пьян и хотел компании, поэтому не давал мне пройти, мерзко смеялся и хватал за руки. Вдруг, откуда ни возьмись, появился Карен. Один его удар, и мужик отлетел в канаву. Атаман приставил нож к его горлу и сказал:
- Еще раз потревожишь мою Принцессу, и останешься без головы, я тебе обещаю.
Мужик что-то виновато и испуганно заверещал, а я покрылась румянцем от удовольствия. Карен произнес "МОЯ Принцесса". Как же мне это льстило! Сейчас мне тяжело об этом вспоминать.
Был еще один случай, когда Карен проявил обо мне заботу. Однажды с утра я почувствовала, что не могу встать с кровати. У меня сильно поднялась температура и началась лихорадка. Карен, узнав, что мне плохо, приказал Гелле приготовить лекарственные отвары, и провел около меня весь день и всю ночь, меняя компрессы и отпаивая травами. На следующее утро я была абсолютно здорова. Мое чувство привязанности к Карену возросло еще больше.
Разбойники, хоть и жили отдельно, но, тем не менее, поддерживали связь с теми, кто им был интересен. Здесь я остановлюсь подробнее. В тот день, когда я сбежала из клетки, в одном из шатров деревни проходил пир. Сейчас я уже знала, почему он был организован: Атаман принимал гостей. Приезжал Принц одного из недалеких королевств со своими людьми. Принца звали Тигран. Мне довелось его увидеть, когда он приехал снова. На вид ему было около сорока лет, очень властный и, как потом оказалось, жестокий мужчина. Он правил маленьким Королевством Глубоких Озер и приехал к нам по большому и важному делу: он планировал захватить Жемчужное Королевство и стать в нем властителем.

Карен нас представил друг другу.
- Это Принцесса Королевства Роз, - гордо сказал он Принцу. - Она может нам очень помочь.
Сначала я не поняла, при чем здесь военное дело и я. Но Карен объяснил, что если мы не завоюем Жемчужное Королевство, то у меня не будет шансов вернуться на Родину. Ариан и Филипп, по его словам, меня отвергли и изгнали (я такого не помнила, но решила, что провалы в памяти являются последствием лихорадки). Тигран тоже имел зуб на это Королевство: когда-то Страна Глубоких Озёр входила в состав Жемчужного Королевства, но потом была по каким-то причинам отсоединена (сейчас я понимаю, что на то были веские причины, так как Король, отец Тиграна, вел очень нечестную игру). Из-за этого людям стало очень туго жить, не было доступа ко многим ресурсам, начался голод. Поэтому Принц решил получить в свои владения всю территорию, часть которой раньше занимал их народ.

Меня не интересовали подробности этого конфликта. Я думала о том, что не хочу возвращаться в Королевство Роз.
- Карен, но мне не нужно ехать домой - сказала я ему.
- Почему? - удивился он.
Я замялась, но ответила на его вопрос.
- Потому что мой дом здесь.
Атаман понимающе улыбнулся и взял мои ладони в свои.
- Аманда... Ты хочешь, чтобы я поехал вместе с тобой? - тихо спросил он.
Конечно, я хотела! С Кареном я поехала бы на край света! А вернуться с ним домой... Он стал бы Королем, и мы бы вместе правили страной. Его люди могли бы обосноваться в городе... Или, если им нравится кочевая жизнь, путешествовать по всему Королевству... Оно намного больше, чем Жемчужное...
- Да, я хочу! - я радостно посмотрела в лицо Карена. - Ты ведь поедешь со мной?
Атаман улыбался и ласково смотрел мне в глаза.
- Конечно, поеду. Как прикажете, Ваше Величество! - весело сказал он. Мы засмеялись.
В тот вечер я предавалась мечтам. Я придумала множество вариантов того, как мы будем жить, что будем делать, как будут пристроены его люди, кто и чем будет заниматься. В своих фантазиях я кого-то назначила охранником, кого-то купцом, кого-то записала в школу... Я действительно мечтала обо всем этом.
Тигран и Карен обсуждали детали нападения. Карен прекрасно знал места, умел вести военное дело, он сам и его люди были отличными разведчиками. Тигран был несказанно доволен пусть немногочисленными, но все-таки очень полезными союзниками. На одно обсуждение пригласили и меня. Я не помнила лиц Короля, братьев, мой сестры, но я помнила все о стране, а точнее, о главном городе: расположение Дворца, количество охраны на главных воротах и внутри, какое оружие хранилось и где, какие традиции там соблюдались... Я также помогала выработать план нападения. Тигран сначала разговаривал со мной довольно резко и даже презрительно, но Карен смягчал ситуацию, всем видом показывая, что я тоже важный союзник.
Принц мне не нравился. Он был достаточно вспыльчив, часто срывался на крик, если его что-то не устраивало (в основном это касалось его людей, которых он мог и побить). Было заметно, что он высокомерен и в чем-то жаден, хотя и пообещал Атаману много золота в случае успешного завершения дела. Иногда Тигран напивался вина и бродил по лагерю, напевая какие-то песни. Карен попросил меня не обращать на это внимание и потерпеть. Несмотря на все свои недостатки, Принц был физически очень силен, умел неплохо обращаться с оружием и славился хитростью. Он был уверен, что его армия, в которой было ровно вполовину меньше людей, чем воинов Жемчужного Королевства, с помощью неожиданной атаки и хорошо продуманных действий сможет очень быстро захватить территории. Самое главное, любил повторять он, убить в первую очередь Ариана как главного Правителя, и его брата, а потом и Старого Короля. Я молча слушала его, не смея перечить. Я представляла правителей страны ужасными тиранами, эгоистичными и жадными людьми, которые выгнали бедный народ из своего Королевства.
Однако быстро заполучить Королевство не удалось. Атака началась пятнадцатого августа. К этому времени я жила в лагере уже два месяца. Приготовления начались за две недели, когда прибыло войско Тиграна. Они оккупировали всю деревню, нагнав страху на жителей, которые уже не могли покинуть эту местность. Им пришлось ютиться в десяти домах, которые им оставили, да в шалашах на окраине деревни. Воины заняли не только эту деревню, но и несколько близлежащих населенных пунктов. Надо было торопиться, пока слух о захватчиках не дошел до Короля и его сыновей.

В тот день я сидела в лагере и очень переживала за Карена, который вместе с Тиграном отправился к городу. Атака началась в пять утра, и первый удар нанесли на морской порт, захватив корабли. Но войско Ариана успело быстро среагировать, и Тиграну пришлось отступить от главного города. Но он занял очень выгодную позицию, перекрыв все дороги и заблокировав выход к морю, чтобы гонцы, которых могли послать за помощью в другие города и страны, не смогли бы проехать и выполнить свою миссию.
Основные бои велись в течение недели, и ни одна из сторон не могла продвинуться вперед. Потом наступила временная передышка. Тигран и Карен созвали срочный совет, потому что долго держаться на периферии они не могли: людей становилось все меньше. Солдаты города не подпускали их близко, а Жемчужному Королевству было выгодно выиграть время, чтобы использовать голубиную почту и вызвать помощь.
- Самое главное - пробить охрану у ворот и ворваться в город, - твердил Тигран. - Местные жители нам не помеха, поэтому мы дойдем до Дворца, убьем Старого Короля, Ариана и младшего брата. Тогда солдаты сдадутся, и им придется перейти на нашу сторону.
Разведчики донесли, что солдат, охраняющих главный город, не так уж много, и шанс прорваться есть. Запасы оружия, правда, были большими, но и Тигран хорошо подготовился: помимо лука и мечей, у него было пороховое оружие. Ружья и порох были большой редкостью и ценились дороже золота. Поэтому их приберегали на самый крайний случай, на самую важную атаку. Я думаю, оружие было откуда-то украдено. Армия Ариана, хорошо подготовленная, тоже владела оружием, но и они пока его не использовали.
Одним вечером Тигран ходил по лагерю, радостно потирая руки: оказалось, кто-то из его людей смог достать самую настоящую пушку. Наличие этого оружия, кстати, запрещенного во всех Королевствах, значительно перевешивало чашу весов в нашу пользу. Доставить пушку должны были только через неделю. Это время надо было как-то продержаться.

Я сама предложила свою помощь. Если я сидела в лагере, то не могла найти себе места от беспокойства за Карена. Я подошла к Тиграну и сказала, что хочу помогать на поле боя. Что ж, он был только рад.
- Ищи себе оружие и присоединяйся! - коротко сказал он и отвернулся. Конечно, всерьез он меня не воспринимал.
Я пошла к Карену. Он только усмехнулся.
- Куда ты лезешь? Тебя там убьют очень быстро, - сказал он, махнув рукой. - И чем ты собралась сражаться, ведь ты же не умеешь владеть оружием.
- Но я могу помогать раненым... Оказывать им скорую помощь... Попрошу у Геллы травы, - предложила я.
- Это неплохая идея, - согласился Атаман, подумав немного. - Сходи к ней. Она лечит только тех, кто к ней сам доходит. Ты же можешь помочь тем, кто после боя остался на поле. Я дам тебе в помощь еще пару женщин.
На том и порешили. Гелла вручила мне травы и мази, объяснила, как остановить кровь и сделать перевязки. Кому-то первая помощь могла спасти жизнь. Также Гелла дала мне самодельные шарики, которые при ударе об любую поверхность рассыпались. Пыль, из которой они состояли, разлеталась, и у тех, кто стоял рядом и вдыхал ее, начинало щипать глаза до слез. Действие длилось пять минут, и в этот период человек ничего не видел.
- Возьми их на случай, если рядом окажется враг, - сказала мне Гелла, вручая несколько шариков. - Постарайся попасть в грудь или в лицо - таким образом ты обезвредишь врага на какое-то время и сумеешь убежать. Только не забудь закрыть нос рукой, чтобы не вдохнуть порошка.
Я аккуратно сложила шарики в карманы сарафана. Это же почти оружие! Теперь мне совсем не было страшно.
Буквально на следующий день я смогла опробовать их в действии. Я пошла к полю, где велись бои, днем. Армия Ариана не подпускала нас близко к городу, но и не могла заставить нас отступить. За нами и по бокам был лес, где было очень удобно прятаться и стрелять из лука. У армии Ариана такой привилегии не было, в лес они тоже не могли проникнуть, потому что по периметру поля стояли наши солдаты.
Я пробралась по лесу чуть вперед, откуда могла аккуратно выглядывать из-за деревьев. Передо мной то и дело мелькали люди, дерущиеся на мечах. На лошадях или без. Я старалась рассмотреть людей Тиграна, чтобы, если кто-то будет ранен и как только рядом не будет врага, оказать первую помощь. Другие две женщины находились по другую сторону поля.
Я ждала. Где-то вдали были раненые, но я не могла далеко отходить от леса, это было бы очень опасно. Вдруг я заметила две лошади и два всадника, которые вели бой на мечах. Я присмотрелась, и у меня заколотилось сердце. В одном из них я узнала Карена. Он сражался очень хорошо, но и его противник не проигрывал. Им был юноша в красивых одеждах. Когда они оказались ближе ко мне, я его разглядела. Сейчас я знаю, что это был Филипп, но тогда я его, конечно, не узнала. Я поняла только, что это один из Королевичей.

Я очень боялась смотреть на этот бой, опасаясь, что Карен может его проиграть. Я бы не вынесла этого. Мне хотелось убежать вглубь леса, чтобы этого не видеть. Я уже сделала шаг назад, как случилось то, что заставило меня замереть и покрыться холодным потом: Королевич совершил какой-то маневр, и Карен упал с лошади. У меня зашумело в ушах от страха. Его лошадь ускакала, но сам он успел подняться и отразить несколько атак противника с помощью щита. Но было видно, что силы уже неравные. Филипп наступал, Карен пытался защищаться, отступая к лесу. Вдруг случилась вторая страшная вещь: Королевич выбил меч из рук Карена, и тот снова упал. Я поняла, что щит уже не защитит, и его гибель уже неминуема и бросилась вперед, выхватывая из кармана шарик.
"Лишь бы только не промахнуться" - стучало у меня в голове. - Только бы не промахнуться"...
Все произошло очень быстро. Карен все еще уворачивался от меча Филиппа, когда я оказалась рядом. Королевич заметил меня в тот момент, когда я уже замахнулась шариком. Я помню его удивленный взгляд перед тем, как шарик попал ему точно в грудь. Боже мой! Я использовала оружие против Филиппа, моего друга! До сих пор я дрожу, вспоминая этот момент. Я даже не знаю, жив ли он? Не воспользовались ли его состоянием солдаты Тиграна? Я себе никогда этого не прощу.
Шарик сразу разлетелся в пыль. Я успела закрыть половину лица и подскочила к Карену, который уже успел вдохнуть пыли и держался за глаза. Схватив его под руку, я потащила его к лесу, еще раз обернувшись на Филиппа. Он ничего не видел, пытался тереть глаза, которые резало от боли.
Мы успешно добрались до спасительных деревьев, и я отвела Карена вглубь, подальше от поля. Через какое-то время эффект слезоточивой пыли стал уходить, и Карен смог наконец открыть глаза. Он уже понял, что произошло, и крепко меня обнял.
- Ты молодец, - сказал он, гладя мои волосы. - Не зря я взял тебя к себе.
А я плакала. Сейчас напряжение отпустило, и слезы лились рекой. Карен долго стоял рядом со мной, пытаясь успокоить. Он молчал. А я твердила, что не хочу, чтобы он умирал.
Мы вернулись в лагерь. Карен остался без меча, но лошадь вернулась. Он мне дал обещание, что сделает перерыв и следующий день проведет в лагере. Я уже успокоилась и очень собой гордилась: не зря я просилась на поле, ведь я спасла жизнь Атаману!
Карен сдержал обещание и остался дома. Я снова пошла к полю, пообещав быть очень осторожной и помогать только в чрезвычайных случаях. Я была так окрылена своим первым успехом, что потеряла бдительность и чуть не лишилась жизни. Сначала все шло удачно: я использовала все пять шариков, которые у меня были, тем самым придя на помощь нашим людям. К вечеру бои почти прекратились. Я приготовила травы и бинты, чтобы помочь раненым. Недалеко от меня как раз лежал один солдат. Он был жив и пытался подняться. Я огляделась и, не увидев никого рядом, побежала к нему. В груди у него была неглубокая рана. Я наложила на нее травы и сделала перевязку. Мы уже начали подниматься, когда я всем телом почувствовала опасность. Подняв голову, я увидела двоих солдат из армии Ариана, они бежали прямо на нас. Я автоматически сунула руки в карманы в поисках шариков, но они уже закончилось. Бежать было поздно, и я с ужасом ждала, как сейчас их мечи опустятся на мою голову. В этот момент я вдруг услышала чей-то возглас:
- Защищать Принцессу!
Оказывается, из леса выскочили двое разбойников Карена. Они бросились наперерез солдатам. Недолго думая, я вместе с раненым побежала к лесу, насколько быстро это было возможно в его состоянии.

Мы успели. У леса находились еще наши люди, которые нам помогли. Вернулись и те два разбойника, один раненый, но они сумели пустить солдат в бегство. Я вздохнула с облегчением, хотя только сейчас пришло осознание того, что я была на грани жизни и смерти: тело пробирал испуг, ноги одеревенели. Но самое страшное уже было позади. Я чувствовала большое удовлетворение от того, что смогла вытащить раненого воина.
Следующие несколько дней прошли более спокойно. Хотя я видела нарастающее напряжение Тиграна, потому что его армия подошла уже ближе к воротам города, но дальше пройти не могла. Сам он практически не участвовал в сражении, приберегая себя на Главный Бой. Он выезжал в поле, чтобы контролировать ситуацию и отдавать приказы. Пришла весть, что пушка будет доставлена через два дня. Это успокаивало Принца, потому что с её помощью его армия гарантировано вошла бы в город. Я ждала этого дня, потому что хотела, чтобы всё поскорее закончилось: я боялась за жизнь Карена. Он явно ослаб, но не хотел этого признавать и снова выходил на поле. Из леса я постоянно искала его глазами, опасаясь, что он снова может проиграть. И боялась я не зря.

Это случилось вчера, за день до того, как привезли пушку. Я ходила вдоль леса и кидала шары в поле, когда считала это необходимым. Лес охраняли наши солдаты, но армия Ариана пыталась пробить эту бронь, если кому-то удавалось прорваться сквозь первую линию защиты и переместиться из центра к периферии. Уже под самый вечер несколько солдат дошли до второй линии: к лесу. Я использовала последние два шара и уже думала, что на сегодня бой окончен. Солдаты падали или отступали. Я видела Карена, который направлялся к нам, желая помочь поскорее прервать эту атаку.

Я не знаю, откуда появилась Она. Сначала я видела только стрелу, которая попала Карену прямо в грудь. Он покачнулся и упал. Вторая стрела просвистела рядом, а третья попала в нашего солдата, который бежал на помощь к Атаману. Не помня себя, я побежала тоже. К Карену. Мы оказались около него одновременно: я и Кристи. Наверное, она подкралась по лесу, обойдя банду Карена. Её длинные темные волосы были собраны на затылке, лицо - в пыли.
Кристи смотрела на меня невидящим взглядом, я тоже не узнавала её. Стрелы у неё закончились, а в руках был меч. Думаю, она как-то вычислила, что перед ней один из предводителей солдат и разбойников. Меня она не боялась. Кристи задержала на мне взгляд всего на пару секунд и повернулась к Карену, который был еще жив, он даже достал из груди стрелу. Я поняла, что сейчас она убьет его окончательно. А я не могла ничего сделать, чтобы ей помешать: оружия у меня не было. Наши солдаты не успевали до нас добежать. Тогда я просто бросилась между ней и Атаманом, заслонив его своим телом. Наши с ней глаза встретились. В моих была мольба не трогать его, а ее глаза светились яростью. Буквально на мгновение в них вспыхнуло удивление, но тотчас же пропало. Кристи занесла над нами меч.
- Не надо, - одними губами прошептала я. Голоса своего я не слышала.
Но Кристи была настроена решительно. Её меч уже опускался, когда я почувствовала руки Карена, схватившие меня за плечи. Он приподнял меня и перекатился вбок, тем самым заслоняя меня своим телом. Меч просвистел рядом с нами и опустился на то место, где мы только что лежали. Я поняла, что следующий удар точно достигнет своей цели, но его не последовало. К нам подоспел один из наших солдат, и Кристи пришлось отвлечься на борьбу с ним. Еще двое из нашей банды подняли Атамана и понесли его к лесу. Я встала сама и побежала за ними, задыхаясь от страха.
Карена положили среди деревьев, нас окружила стража, люди Атамана, готовые защищать своего Главаря до последней капли крови.
- Срочно беги за Геллой! - приказал один из разбойников другому. Тот бросился со всех ног к лагерю. Я же опустилась на колени перед Кареном. Руки мои дрожали: его рана была очень глубокой. Я попыталась положить на нее травы, хотя понимала, что сейчас они ему вряд ли помогут. Карен был в сознании, но дышал очень тяжело. Глаза начали мутнеть, но он силился что-то сказать. Я положила руку ему на лоб, с ужасом понимая, что он холодный как камень.
- Аманда... Прости меня... - проговорил Карен, с трудом произнеся слова. - Есть вещи, против которых ни одно колдовство не подействует. Ничто не изменит внутренней сущности человека...
Я решила, что он бредит. Он умирает. Умирает на моих глазах. Мои слезы катились по щекам, я только и повторяла:
- Пожалуйста, не уходи, не оставляй меня.
Я никого не видела и не слышала, кроме него. Его слова молоточком стучали в моей голове.
- Аманда... Ты хотела отдать свою жизнь ради меня... Я не заслуживаю это, - продолжал говорить Карен, все тише. Ему становилось всё труднее дышать. Я попросила его молчать и не тратить силы. Гелла еще могла успеть помочь ему.
Вдруг его голос чуть окреп, и он сказал:
- Есть только одна вещь, которая мне поможет... Беги в мой дом, найди мою флейту и сожги её. Это не простая флейта: её пепел вернет к жизни даже почти мертвого. Беги, беги быстрее.
Он снова начал задыхаться. Я не могла сдвинуться с места, но что-то в его тускнеющих глазах подсказало мне, что он не бредит. Взглянув на него в последний раз, я поднялась и побежала. Я не смотрела на дорогу, бежала прямо по кустам, обдирая руки и ноги, ничего не замечая. На тропе, в лесу, стояли наши лошади, я вскочила на одну из них и помчалась к лагерю.
"Быстрее, быстрее добраться до лагеря!"

Уже задыхаясь от бега, я, наконец, оказалась в его избушке. Здесь я была несколько раз, но не знала, где он хранит флейту. В домике были только кровать, шкаф и стол, заваленный книгами, чертежами и рисунками Атамана. На столе флейты не было, в шкафу тоже, но я все же нашла ее под его подушкой, в черном футляре.
Я выбежала во двор, кинула её в место, где он накануне разводил костёр, схватила с земли спички и подожгла. Огонь не сразу разгорелся, но вот языки пламени охватили флейту. Я, глубоко дыша, сидела на коленях перед огнем, молясь, чтобы флейта сгорела побыстрее. В руках я уже сжимала баночку для пепла. "Только бы успеть, только бы не опоздать!" - твердила я себе. Я смотрела на пламя, не отводя взгляда. Деревянная флейта горела всё быстрее и быстрее. И тут я начала всё вспоминать.

Наверное, я впала в легкий транс. Перед моими глазами проносились образы моего прошлого, начиная с того момента, как я рисовала пони в беседке у дома, где провела свое детство. Картинки мелькали, воссоздавая историю моей жизни. Первой, кого я вспомнила, была, конечно, Кристи. Мне сначала показалось, что у меня начался бред и галлюцинации, но уверенность в том, что память меня не обманывает, все крепла. Наш приезд с сестрой в Страну Роз, Фабиан, Король и его жена... Моё превращение в Принцессу, Дочь Короля... До этого момента я просто помнила, что являюсь правительницей страны, что у меня есть дворец и слуги, но подробностей своей жизни я не помнила. Сейчас всплыли все воспоминания, до мельчайших подробностей. Перед глазами стоял Филипп - мой друг, его отец и брат, а также всё, что произошло с тех пор, как меня похитили. Я вспомнила наставления Марии и план, который я разработала, когда я ехала к Атаману. И который сразу провалился. Я схватилась за голову, которая буквально разрывалась от нахлынувших на меня воспоминаний. Та жизнь, которую я вела в лагере, рухнула в один момент, мне казалось, что меня ломает изнутри. Я с ужасом понимала, что все это время была на стороне врага! Я помогала составлять план нападения на Главный Город, своими руками я использовала оружие против Филиппа и пыталась помешать Кристи, когда легла под её меч... Я спасала человека, который использовал колдовство против моей сестры и друзей, обманом завлек меня в свою банду, и который, с моей помощью, рассчитывал стать Королем в Стране Роз.
Меня трясло. Как же я ненавидела сейчас Карена! Он разрушил всё, что у меня было, ради своей личной выгоды! Теперь я даже не знаю, живы ли Кристи и Филипп, или их убили. Волшебная музыка, которую Карен сыграл специально для меня (я сама дала на неё согласие!), стёрла большинство воспоминаний, и моя жизнь завертелась вокруг Атамана. Я боялась представить, что могла бы вот так с ним прожить до самой смерти, не имея понятия о том, что он меня не только заколдовал и обманул, но и лишил близких мне людей. Если бы не пепел... Пепел!
Я вспомнила, что Карен сейчас умирает в лесу, и что он просил принести ему пепел от флейты. Первым моим порывом было залить его водой и растоптать, чтобы не оставить и следа. Я даже подбежала к ведру с водой, стоящему неподалеку и уже готовилась вылить воду на то место, где еще несколько минут назад была флейта, но в этот момент перед глазами промелькнули и другие картинки: темная дорога, где ко мне пристаёт пьяный мужчина, и как Карен лихо его осаживает; мой домик, где я лежу, охваченная лихорадкой, а Карен сидит рядом весь день и всю ночь, заботясь обо мне; и, самое главное, то, что произошло совсем недавно: будучи сильно раненым и уже не нуждаясь во мне, Атаман пытался прикрыть меня своим телом, приняв удар мечом на себя. Если бы Кристи попала, он бы умер мгновенно, но у меня оставался шанс выжить: Кристи могла не убивать меня специально, потому что в её глазах я вряд ли представляла большую опасность, или же воины Тиграна могли успеть прийти на помощь. Я вспомнила лицо Карена: хотя его выражение и было жестким, он никогда не смотрел на меня холодным и расчетливым взглядом. Атаман старался сделать всё, чтобы мне понравилось находиться в его обществе, и он защищал меня. Да, у него был мотив, а я сама дала согласие на то, чтобы мы вместе поехали в Страну Роз.
Я опустила ведро и села на землю, закрыв лицо руками. Я запуталась. Я ненавидела Карена и одновременно помнила его доброту. Он умирал в лесу, а Филипп и Кристи, если они ещё живы, не помнили меня. Я вспомнила последние слова Атамана, которые уже не казались мне бредом, и поняла, почему он просил прощения, а также почему послал сжигать флейту: он прекрасно знал, что ко мне вернется память.
Нет, я должна в последний раз помочь ему. Если он выживет, он расскажет мне, как вернуть всё обратно, если не будет слишком поздно. Каким бы негодяем он ни был, я не буду уподобляться ему.
Я собрала пепел в баночку и поспешила обратно, к тому месту, где оставила Атамана в окружении его людей дожидаться помощи от Геллы и от меня. Я знала, что поступаю правильно. Но, добравшись до этого места, я не нашла там никого: ни Карена, ни Геллы, ни разбойников. Они как сквозь землю провалились. Уже темнело, но, тем не менее, я обошла всё в округе, пытаясь найти их следы. На дороге, где я оставила лошадь, тоже никого не было. Решив, что они как-то вернулись в лагерь, не встретившись со мной, я повернула обратно. Но и здесь их не было. Я спрашивала у всех в округе, видели ли они Атамана. Но никто не знал где он, его мать и те пять человек, что были с ними. Тигран вообще от меня отмахнулся: Карен уже не был ему нужен, потому что пушка была на подходе.
Совершенно разбитая, я вернулась в свой домик. У меня было предчувствие, что я больше никогда не увижу ни Атамана, ни Геллу. Мне не у кого было спросить, что же делать дальше. Силы покидали меня, и я уснула очень тревожным сном.
Посреди ночи я разгул проснулась от того, что кто-то с силой тряс меня за плечо. Испугавшись, я редко села на кровати, пытаясь разглядеть, кто сломить передо мной. Это была Гелла.
- Ты пойдешь со мной, - жестко сказала она и, схватив за руку, с силой выдернула из кровати.
- Куда? - пролепетала я. - Где Карен?
- Вставай, - вместо ответа приказала Гелла. - Я хочу, чтобы ты осталась с ним.
Я вцепилась в изголовье кровати.
- Нет! - крикнула я. - Оставьте меня! Вы и так разрушили мою жизнь! Верните обратно память моим близким! Я хочу домой!
Гелла оказалась очень сильной женщиной. Без труда она оторвала меня от кровати и потащила за собой.
- Верните мою жизнь! - сквозь слезы кричала я. - Тогда я пойду куда угодно!
- Никто тебе ничего не вернет, - ответила Гелла. - Твоя судьба - быть с моим сыном, живым ли или мертвым.
Я похолодела. Приложив все усилия, я все-таки выдернула свою руку и отскочила вглубь комнаты, прижавшись к стене.
- Это неправда! Карен приказал мне сжечь его флейту, чтобы я все вспомнила! - в отчаянии воскликнула я. - Он хотел, чтобы я все вспомнила!
Гелла на мгновение заколебалась, но все-таки снова двинулась на меня.
- Тогда это будет милая личная просьба, девочка, - недобро сказала она и протянула руку, чтобы снова меня схватить.
- Мария, ваша сестра, совсем не такая как вы! - крикнула я и заплакала. Нет, мне не справится с этой женщиной!
Гелла замерла с вытянутой рукой.
- Мария? - тихо переспросила она. - Ты знаешь ее?
- Да, - ответила я сквозь слезы. - Она вас очень любит и скучает по вам! Она хотела помочь мне, а вы... Вы хотите меня уничтожить!
Гелла помолчала и вдруг отступила назад.
- Мария... - Прошептала она. - Мне стыдно перед сестрой, я оставила ее одну.
Гелла помолчала несколько секунд и обратилась ко мне.
- Ради моей сестры... Хорошо, будь по-твоему.
Она повернулась и пошла к двери. Уже переступив порог, Гелла вдруг обернулась и сказала:
- Передай моей сестре, что я люблю ее.
- Подождите! - крикнула я. - Как мне снять заклятье?
Но Гелла уже скрылась в темноте ночи.
Я хотела побежать за ней, но поняла, что это бесполезно. Я упала на кровать и накрылась одеялом с головой. Похоже, что я уже никогда не буду существовать ни для кого.
Утром ничего не изменилось. Все также продолжался бой, а я сидела у речки и смотрела на воду. У меня не осталось ничего и никого: родные люди так и не вспомнят меня - я им не нужна, а здесь, в лагере, я не могла больше оставаться - мне было тошно.
Я просидела на берегу до самого вечера. В лагерь привезли пушку, и Тигран готовился к решительному бою, решив также использовать пороховое оружие, чтобы проникнуть в город наверняка. Я слышала, как суетились люди, готовясь к завтрашней атаке. И тогда я поняла, чтó могу сделать, чтобы искупить свою вину.
В домике Карена, в шкафу, я нашла свою пёструю одежду и сложила её в небольшую сумочку. Он не выкинул её, оставив на тот случай, если понадобиться послать меня в город в качестве разведчика. Это была единственная вещь, которая связывала меня с Жемчужным Королевством. Я не знаю, пригодится ли она мне, но носить местную одежду я больше не собираюсь. Оставаться здесь я уже не могу, но, тем не менее, я решила дождаться окончания ночи, чтобы покинуть лагерь. Дальнейшая моя судьба мне даже не интересна: главное только, чтобы то, что я задумала, осуществилось. Что же потом будет со мной, мне уже всё равно. В руках у меня баночка с пеплом, который остался от флейты: если умирать, так с музыкой. Или, точнее, с тем, что от неё осталось.
*
Начало светать. Филипп готовился к бою. Ариан инструктировал воинов, которых стало намного меньше, чем было в начале войны. Битва с Принцем Глубоких Озёр серьезно затянулась. Помощи ждать было неоткуда, потому что никак не удавалось пробить броню: город был окружён, корабли захвачены, а сзади находились непроходимые горы. Все близлежащие деревни тоже были оккупированы, а в далеких местах до сих пор не знали, какая беда приключилась. Ариан уже не так был уверен в победе, как в первые дни. Хотя армия Тиграна напала очень неожиданно, первую атаку удалось отбить и оттеснить нападающих к лесу. Воинов у противника было гораздо меньше, чем в Жемчужном Королевстве, но призвать своих солдат на помощь из других частей страны до сих пор не получилось. Были отправлены несколько голубей, но это пока не возымело эффекта. Все жители города готовились к борьбе, если вдруг враг прорвется в город. Никто уже не носил яркие одежды, все были одеты в темно-коричневые костюмы.

Филипп был ранен в тот день, когда Аманда попала в него шариком, но ему на помощь пришел Ариан, увидев издалека, что с братом происходит что-то не то. Впрочем, рана была неглубокая, и сегодня Филипп планировал сражаться во всю силу. Накануне они разработали неплохой метод атаки, которые должен был сработать.
Сейчас Филипп первый ехал по пыльной дороге в сторону поля. За ним ехали воины. Было очень тихо, даже пение птиц не было слышно. В воздухе веяла прохлада.
Вдруг вдалеке, на горизонте, послышался хлопок, и из деревьев повалил дым. Королевич остановился, вглядываясь вдаль. Похоже, что произошел взрыв. Дыма становилось всё больше, он был густой и тёмный.
"Взорваться мог газ или... или порох! - подумал Филипп. - Если это порох, значит, у врага есть огнестрельное оружие!"
Это было очень опасно. Не зная, какие запасы пороха у Тиграна, Королевич тотчас отдал приказ нескольким воинам скакать что есть мочи во Дворец и предупредить Ариана и Короля (который следил за порядками в городе), что враг вооружён, и что срочно надо готовить ружья. Пороха было мало, но, похоже, пришло время его использовать, иначе поражение было неминуемым.
Филипп и первая группа войска, тем временем, осторожно двинулись вперед. Спустя какое-то время они приблизились к полю и остановились. Нужно было подождать Ариана, который отдаст команду начала нападения. С ним также должна была приехать Кристи, которая очень помогала армии, стреляя по врагу из лука.
Дым вдалеке всё ещё валил. На поле никого не было, но Королевич знал, что враг прячется в лесу, и в любой момент может напасть.
Вдруг Филипп различил одинокую фигуру, которая появилась из леса. Она была далеко, но он уже напрягся. Филипп внимательно следил за движущимся человеком, опасаясь, как бы он не был послан специально, как отвлекающий маневр. Фигура медленно шла прямо на армию. Это была девушка, одетая в яркую одежду Жемчужного Королевства. Она шла медленно, с гордо поднятой головой, глядя прямо перед собой. Воины выхватили мечи, но Филипп поднял руку, приказывая повременить. Он пытался догадаться, кто же это может быть, в яркой одежде Жемчужного Королевства? Сначала он удивился, потом обрадовался, решив, что пришла подмога, и навстречу идет их гонец, но когда девушка подошла совсем близко, он узнал в ней ту, которая пыталась проникнуть во Дворец, но они её не пустили. Ту, которая кинула в него слезоточивый шар. В руках Королевича мгновенно появился меч.
Этой девушкой была, конечно, Аманда. Она остановилась в нескольких метрах от Филиппа и прямо смотрела ему в глаза. В правой руке она сжимала баночку с пеплом, который вернул ей память. Кто знает, может, он поможет и другим вспомнить её? Но Аманда не двигалась. Она любовалась лицом Филиппа, радуясь, что он жив. Королевич, в свою очередь, медлил. Он не понимал, зачем эта девушка пришла сюда одна и что за оружие у неё в руке? Она принесла какое-то послание от Тиграна? Или же является частью его хитроумного плана? Филипп спрыгнул с лошади и сделал пару шагов навстречу Аманде, держа перед собой меч. Он был готов воспользоваться им, если она сделает хоть одно движение. Его воины все были напряжены и только ждали приказа, чтобы схватить или убить эту странную девушку.
Аманде так хотелось броситься к нему и обнять, но между ними был не только меч, но и пропасть забвения. Такое родное лицо ее друга! Но невозможность подойти к нему не позволяли Аманде двинуться, она стояла как вкопанная, только по лицу бежали слезы радости от этой встречи. Время остановилось.

Филипп ничего не понимал. Он уже спросил, что она хочет, а она молчала и слегка улыбалась. Вдруг он увидел за её спиной человека, который приближался к ним быстрыми шагами. В руках у него был лук. Человек что-то кричал. Он остановился на безопасном расстоянии от армии и вдруг закричал очень громко:
- Предательница!
Аманда даже не обернулась. Она знала, что Тигран последует за ней, как только поймет, что именно она ночью попрятала все мечи, которые смогла найти, перерезала тетиву у луков и, перед самым побегом, кинула зажженный фитиль в сарай с порохом и пушкой. Теперь воины Тиграна почти не имели шансов выиграть сражение.
Филипп увидел, как человек прицелился из лука и выпустил стрелу. Всё это произошло очень быстро. Стрела вонзилась прямо в спину Аманде, она покачнулась, но устояла на ногах. Пальцы правой руки разжались, баночка упала из её руки прямо на камень, который лежал у ее ног, и разбилась. Филипп снова перевел взгляд за спину Аманды и увидел, что уже летит вторая стрела. Недолго думая, даже сам не зная, почему, он отпустил меч и в два шага очутился возле Аманды, резко развернув ее, тем самым подставив свою спину под стрелу. Его воины бежали в сторону стреляющего, но его уже настигла стрела, выпущенная Кристи, которая подъехала в тот момент, когда Тигран начал стрелять.

Филипп и Аманда, со стрелами в спине, упали на землю. Оба уже начинали терять сознание. Но Аманда слышала, что Филипп, прежде чем закрыть глаза, произнес ее имя. Она мысленно улыбнулась, и наступила темнота.
Стрелы, которыми стрелял Тигран, были отравлены. Их яд убивал за пять минут.


**
В этот самый день война закончилось: потеряв Предводителя и оружие, войско Тиграна бежало прочь.
В Жемчужном Королевстве жизнь стала налаживаться, хотя были большие потери среди воинов. Король поседел очень сильно, переживая это трудное время. Жители все еще носили темную одежду, но потихоньку приходили в себя от пережитого страха.
Деревня, в которой размещалась основная армия Тиграна, почти не пострадала, хотя взрывной волной, когда взорвался порох, разрушило несколько построек. Люди снова вернулись в свои дома. След банды разбойников простыл: они очень быстро собрали свои вещи и уехали. Гелла, Карен и пять человек так и не появились, и с тех пор никто не знал, что с ними произошло.
Ариан понял, что надо усиливать армию в стране, чтобы подобное больше не повторилось. За время военных действий он очень сблизился с Кристи, без помощи которой, возможно, не были выиграны некоторые сражения. Она прекрасно ориентировалась в военном искусстве, хотя специально этому никогда не училась. Кристи взялась помогать Ариану укреплять армию.
Что же произошло с Филиппом и Амандой? Карен не придумал ничего, когда сказал, что пепел от флейты может поднять на ноги почти мертвого человека. В тот момент, когда стрела попала Аманде в спину, и баночка, которую она держала в руке, упала и разбилась, ветер мгновенно подхватил пепел. В ту же секунду, закрывая Аманду от второй стрелы, Филипп понял, что знает ее и что эта девушка для него родной человек. Память успела вернуться за несколько секунд до того, как он потерял сознание, а пепел успел проникнуть в их раны, нейтрализуя яд.
Филиппа и Аманду мгновенно доставили во Дворец, где лучшие врачи сделали все, чтобы быстрее поставить на ноги. Утром следующего дня они оба пришли в себя. Кристи долго обнимала сестру, не веря своим глазам и не понимая, как же так произошло, что та куда-то исчезла. Аманда поведала всю историю сначала до конца, приведя своим рассказом всех в ужас. Кристи и Филипп бушевали особенно долго, но найти виновного уже не было никакой возможности.
Город тоже уже помнил, кто такая Принцесса. Аманда навестила Марию, которая очень обрадовалась ее приходу. Они вместе пили чай с оладьями на ее кухне, и Принцесса рассказала все, что с ней случилось, передав также последнее послание Геллы. Мария молча выслушала ее, вытирая платочком глаза, на которые навернулись слезы.
- Что ж, - вздохнула она. - Моя сестра сделала свой выбор. Спасибо, что передали мне ее слова, Принцесса. Для меня это действительно важно.
- Куда могла пропасть Гелла с сыном? – спросила ее Аманда.
Мария помолчала. Потом грустно улыбнулась и сказала:
- Существует один обычай. Если бой проигран, и Главарь умирает, вместе с ним уходят его близкие люди. Они или умирают вместе с ним, или уходят из банды. Мы можем только предполагать, что могло случиться.
***
Кристи и Аманда собрались в путь: пора было возвращаться в Страну Роз: ждали дела. Их визит затянулся на три таких сложных месяца. Они договорились с Арианом и Филиппом писать друг другу письма.
За день до того, как их корабль отчалил в открытое море, Аманда прогуливалась в тех краях, где шли бои. Она хотела последний раз окинуть взглядом эти места, чтобы запомнить их уже как солнечные и мирные. Казалось, здесь никогда не шла война, и люди никогда не убивали друг друга. Из леса послышалась красивая музыка, и Аманда невольно ею заслушалась. Мелодия была очень плавная и нежная. Похожую когда-то играл Карен. Но сейчас ее мог играть любой из жителей ближайших деревень. Аманда не знала, кто ее исполняет, она просто слушала. А потом развернулась, и пошла обратно, в сторону Жемчужного Королевства.

Конец второй части.




Голосование:

Суммарный балл: 10
Проголосовало пользователей: 1

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта





Наш рупор

 
Можем ли мы постигнуть и понять Бесконечность?
https://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/photo/beskonechnost/2261276.html?author


Присоединяйтесь 








© 2009 - 2021 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft