16+
Лайт-версия сайта

Дочь Короля. Часть 3.

Литература / Сказки / Дочь Короля. Часть 3.
Просмотр работы:
26 марта ’2021   11:09
Просмотров: 240

Сказочная история о девушке, которой предстоит пройти много трудностей на своем пути, чтобы обрести то, что когда-то было потеряно. В третьей части спокойствию соседнему Королевству ставится под угрозой, но никто этого не замечает. Кто эти молодые и красивые девушки, которые появляются нежданно здесь? Почему они так не нравятся Аманде? Что скрывается в таинственном лесу? Как можно выиграть битву против врага, если ты поссорился с самым близким тебе человеком?
Сказка состоит из пяти частей, в каждой части все события развиваются непредсказуемым образом.
Загадочный лес.
Глава 1
Я люблю зиму. Особенно сейчас, в январе. У нас очень хорошие зимы: всегда много снега, но в меру. Он чистый и пушистый, ложится на крыши домов и на деревья всегда аккуратно, но каждый день по-разному, будто создавая новую картину раз за разом. Я очень люблю наблюдать за хлопьями снега, падающими с неба и создающими целый мир узоров в своем особенном танце. А какой вид открывается с моего балкона, особенно вечером, когда темнеет! Горит много разноцветных огней, по улицам проезжают повозки с лошадьми, на которых висят звенящие колокольчики, открываются вечерние кафе, в которых играет музыка... Сейчас в Королевстве все стабильно и спокойно: у людей есть работа, которую они выбирают сами, достаточно часов для отдыха и развлечения. В городе работают пять больниц и много школ, уровень медицины и образования поднялся, наверное, в тысячи раз за последние пять лет. Жители очень всем довольны, то и дело можно услышать чей-то смех, или увидеть компанию, идущую вечером в кафе послушать музыку и попить горячий чай с вареньем и ароматными пирожками.

Надо сказать, что это далеко не только моя заслуга. Быть Принцессой было бы гораздо сложнее, если бы не помощь Советников. Очень многими вопросами занимается Роберт, Главный Советник и мой личный Приближенный, которому я безгранично доверяю. Второй Советник, тот самый, что служил Королю, занимается вопросами армии, и у него это отлично получается. Среди горожан также был назначен Главный - Фабиан. Он занимается всеми организационными вопросами города, следит за работой общественных учреждений, принимает жалобы населения, если вдруг что-то идет не так. Ему помогают еще другие люди, которые взяли на себя ответственность за порядок в больничной сфере, торговой, развлекательной... Среди них - Кристи, она отвечает за образование. Ей очень нравится заниматься с детьми, поэтому она создала несколько кружков: рукоделия, театральный и спортивный (метание из лука и езда на лошадях). Я очень ею горжусь. Она больше времени проводит в доме Фабиана, чем во Дворце, и видимся мы, наверное, только раз в неделю.
Прошло уже несколько месяцев с тех пор, как мы вернулись из Жемчужного Королевства. В нашей стране все было в полном порядке (спасибо советникам и ответственным за все сферы деятельности!), никто даже не подозревал, что с нами произошло на чужбине. Мы никому ничего не рассказали, кроме как Фабиану. Он слушал нас, только качая головой. Мы действительно могли не вернуться. Кристи могла погибнуть на войне, если бы Тигран успел использовать пушку, а я могла так никогда и не вспомнить о сестре и о Королевичах Кто знает, что было бы дальше со мной. Я даже не хочу представлять, что произошло бы, если бы я вернулась домой с Атаманом. Все эти события, к счастью, уже стали превращаться в туман. Мне порой казалось, что все это было страшным сном, и только.
С Арианом и Филиппом мы поддерживали связь через письма. Я очень радовалась, когда с утра, среди стопки корреспонденции на столе в главном зале находила письмо от Филиппа. Я перечитывала его несколько раз, потом весь день сочиняла ему ответ, а вечером, уютно устроившись в кресле в комнате с камином, писала ему длинное письмо. За окном шел осенний дождь или зимний пушистый снег. В письмах он рассказывал, что нового происходят в Жемчужном Королевстве, каких успехов он достиг в метании копья, какие нововведения собирается ввести Ариан... Я тоже рассказывала о нашем Королевстве, обо всем том, что происходит в стенах Дворца и за его пределами. Писала также о своих мыслях, планах, творческих задумках...
Письма от Филиппа приходили не чаще, чем раз в месяц. Ариан писал Кристи почти каждую неделю. Ранним утром по улицам несся на лошадиной повозке почтальон, выкрикивая имена тех, кому пришло письмо или посылка. Очень часто он останавливался у дома Фабиана, где жила Кристи, и она выбегала на порог и с радостью принимала письмо. Я не знаю, что они друг другу писали, но, думаю, они нашли очень интересные общие темы.

В конце января снега много. Дворники еле успевают расчищать его. Но мне так нравится эта погода! Зима очень красивая, и я люблю прогулки на лыжах в зимнем лесу. Еще у нас есть лыжные горки, которые мы организовали в горах, окружающих город. Люди все больше увлекаются различными видами спорта, во многом благодаря Кристи, поэтому площадок для коньков, лыж, зимнего футбола, для соревнований в снежки и других интересных спортивных занятий было достаточно. А на главной площади мы организовали творческую площадку: дети и взрослые лепят из снега замки, снеговиков, животных, людей... Площадь превратилась в настоящую выставку!

В Жемчужном Королевстве тоже много снега. Филиппу понравилась моя идея об организации разных площадок для игр, творчества и спорта, и они с братом тоже реализовали много идей. Мы даже хотели провести соревнование межу нашими Королевствами по метанию снежков.
Вчера я получила письмо от Филиппа, в котором он приглашает меня и Кристи на празднование его Дня Рождения, которое пройдет двадцать второго февраля. Как же я рада! Я очень соскучилась по нашим друзьям, по их Дворцу! Несмотря на неприятные события, произошедшие этим летом, я очень хотела туда вернуться. Прочитав письмо три раза, я сразу помчалась к Кристи: сообщить эту радостную новость.
- Сестра! Мы едем в Жемчужное Королевство! Филипп приглашает нас на праздник в честь его Дня Рождения, - радостно сказала я ей прям на пороге, как только она открыла мне дверь.
Ее глаза засияли. Ура! Ариан еще не сообщил ей эту новость!
- Будем собираться в дорогу. Еще есть время, чтобы урегулировать все дела, отплываем пятнадцатого февраля! Сейчас море полузамерзшее, нам плыть не меньше шести дней...
- Как я рада! - заулыбалась Кристи. - Я столько времени посвящаю своим занятиям, что уже и забыла, что такое отдых. Съездить в гости к нашим друзьям, да еще и на праздник... Какая великолепная новость, Аманда!
Мы даже взялись за руки и попрыгали от радости. Весь день у меня было отличное настроение, я даже пела что-то (а делаю я это очень редко).
Сегодня я отправила Филиппу ответ, что мы обязательно приедем. Потом я дала указ Советнику, чтобы он проследил за подготовкой корабля, а я сейчас же начну собираться в путь. Думаю, в этот раз мы обойдемся без опасных приключений.









Глава 2
Плыли мы семь дней. Море было холодное, полное льда, через который пробираться было порой нелегко. Но у нас хорошие корабли и отлично обученные моряки. Утром двадцать первого февраля мы прибыли в порт Жемчужного Королевства.

На заснеженной пристани нас встречали, как и летом, братья и Старый Король. Мы с радостью протянули им руки, хотя хотелось броситься на шею и крепко обнять, но этикет не позволял. Филипп и Ариан совсем не изменились, только одеты были тепло, но, по традиции, в яркие одежды. Король немного поседел, но выглядел бодрым и пребывал в отличном настроении. Я видела, что оба брата рады нас видеть. Хотя Ариан, как всегда, был сдержан в словах и улыбках, как и подобает истинному правителю, я заметила, как радостно блестят его глаза и как ему не терпится приехать во Дворец, чтобы в тепле и уюте пообщаться с нами. Особенно, конечно, с Кристи.
Филипп галантно распахнул перед нами дверь в карете, и мы забрались внутрь. Лошади тронулись, а я не могла отвести взгляд от окошка: мне было так интересно увидеть Жемчужное Королевство зимой! Снега здесь также много, как и у нас, его расчищают практически без перерыва. Домики, сейчас заснеженные, похожи на холмики, покрытые снегом, и только торчащие из крыш трубы, из которых идет дым, дают понять, что это все-таки дома.
По приезду во Дворец мы отдохнули с дороги в наших комнатах, переоделись и спустились к обеду. За столом много говорил Старый Король: нахваливал своих сыновей, особенно Ариана, который за время правления достиг того-то и того-то. Ариан снисходительно и слегка заметно улыбался. Думаю, он не слушал отца, а пребывал в своих мыслях, то и дело подавая Кристи разные блюда. Филиппу иногда удавалось вставить слово: он рассказал, что начал изучать гончарное и кузнечное дело, и обещал показать свою коллекцию глиняных предметов, которые успел изготовить к этому времени.
- Мой старший сын - человек рассудительный, решает столько сложных вопросов и все - успешно, - сказал Старый Король. - А младший, тоже молодец, осваивает разные профессии, у него золотые руки. Как хорошо, что они такие разные. Если во главе Королевства будут два брата с одинаковыми способностями, их правление не будет очень успешным.
Старый Король взглянул на нас:
- Что расскажете вы, красавицы?
Я посмотрела на Кристи, а она - на меня, давая взглядом понять, мол, рассказывай ты. Мне показалось, что она смущается и даже волнуется. Моя бойкая и бесстрашная сестра! Надо же!
И я начала рассказывать. Что у нас все в порядке, Королевство процветает, кто и чем занимается, какие достижения в образовании, медицине, спорте. Очень хвалила Кристи, ведь она собрала столько детей и подростков, для которых проводила спортивные уроки. Так мы и проговорили весь обед: я, Филипп и Старый Король. Ариан и Кристи ели молча, лишь едва кивая в знак того, что они нас слушают.
Вечером мы вчетвером сидели в гостевом зале, болтая обо всем на свете. Точнее, говорили снова я и Филипп, а Кристи и Адриан нас слушали. Я даже немного разозлилась на сестру, с чего такая молчаливость? В каких облаках она витает? Но на следующий день она уже пришла в себя.
Двадцать второго февраля был прекрасный солнечный день, снег сверкал, легкий мороз морозил щеки. Это была последняя неделя зимы, с первого марта в этих краях наступало резкое потепление, снег таял всего за несколько дней, появлялась трава и листья на деревьях. У нас весна наступала постепенно, только к маю. Здесь же в начале апреля уже было почти лето.
Сначала Филиппа поздравили жители города, устроив концерт в его честь. На нем пели, танцевали, показывали фокусы, рассказывали шутки и даже поставили маленький спектакль. Днем мы совершили прекрасную прогулку на санях в сопровождении музыкантов. А вечером был банкет, на который были приглашены приближенные королевской семьи со всего Королевства. На банкете мы с Кристи вручили Филиппу наш подарок: копье, сделанное лучшими нашими мастерами из лучшего дерева. Принцу оно безумно понравилось, и пол вечера он проходил с ним в руках, не желая расставаться.
Я никогда так вкусно не ела и никогда так много не танцевала. Звучала очень веселая музыка, вокруг меня находились только приятные люди, и я забыла обо всем на свете. Филипп просто светился, наблюдая за гостями и постоянно принимая поздравления и подарки.
Ариана и Кристи я потеряла еще в середине вечера: вот они только что танцевали, и вдруг куда-то исчезли. Потом снова их видела за столом, и снова их нет.

"Все никак не могут наговориться", - решила я.
Праздник закончился только под утро. Я еле дошла до своей кровати, настолько я устала. Этот праздник мне понравился гораздо больше, чем тот, который мы устраивали на мой день рождения год назад. Хотя, возможно, этот раз я не была хозяйкой и не беспокоилась о том, как себя чувствуют гости.
Начались очень веселые и легкие дни: мы так много гуляли, что вечером я без сил падала на кровать и сразу же засыпала. Мы катались на санях, на лыжах, на коньках, иногда на дощечках с ледяных горок, даже устроили в дворцовом саду игры в снежки. Ариан и Кристи против меня и Филиппа. Это было так весело! У себя дома я редко могла позволить себе что-то подобное: не подобает Принцессе носиться по двору как угорелая и стрелять снежками.
Мне было удивительно наблюдать Ариана за подобными делами: он мне представлялся таким взрослым, серьезным (он же старше меня на восемь лет!), сдержанным человеком. Но с нами он полностью расслаблялся, входил в раж и с большим удовольствием проводил время. А Кристи? Как же она радовалась всему, что мы делаем! Я постоянно слышала ее звонкий смех. Филипп тоже веселился как мальчишка, хотя ему исполнялось двадцать пять лет!
Мы приходили во Дворец румяные с мороза, уставшие, но довольные. Вечером, после ужина, пили горячий чай с вареньем или медом у камина. Иногда Ариан и Кристи гуляли в дворцовой оранжерее, а мы с Филиппом играли в шахматы. Я выиграла всего один раз, и гордости моей не было предела. Все шло замечательно, я и поймала себя на мысли, что не бывает все так замечательно. Действительно, прошло всего пару дней, и от моего прекрасного настроения ничего не осталось.
Мы готовились к следующему празднику: новому году, который здесь отмечается в ночь на первое марта. Все улицы и дома украсили разноцветными лентами и лампочками, и как же красиво это все смотрелось! Особенно вечером, когда зажигались огни, и включалась музыка. В эту неделю работали ярмарки, пели песни, играли на балалайках, гармошках, танцевали, пекли блины и булки... Люди веселились от души. Дворец тоже был наряжен, в зимнем саду горели лампочки: желтые, красные, синие, зеленые... Сказка! Мы свободно гуляли по городу. Здесь это было нормально: люди учтиво кланялись нам и продолжали веселиться, гулять, пить чай в кафе...
В ночь на первое марта во Дворце был бал. Я очень долго к нему готовилась: выбирала наряд, делала прическу... Перемерив кучу платьев, я остановилась на длинном шелковом бело-розовом платье, в волосы вплела ленты и, признаюсь, осталась довольна своим отражением в зеркале. В одиннадцать вечера я спустилась в зал, где уже собрались придворные: и взрослые, и дети. Здесь были накрыты столы с самыми лучшими яствами: горячее, салаты, всевозможные фрукты (и где они их нашли зимой?), соки, лимонад... Старый Король и Филипп, в нарядных костюмах, общались с гостями. Чуть позже появился Ариан, как всегда с прямой спиной и чинный. Он учтиво здоровался с гостями, когда на лестнице появилась Кристи. Моя рука, которая подносила ко рту виноградинку, замерла: настолько моя сестра великолепно выглядела! Нет, честно, я никогда не видела ее столь прекрасной (хотя она всегда для меня была самой красивой). Длинное темно-зеленое пышное платье с оборками, изумрудное колье и такие же серьги, блестящие туфельки цвета морской волны, вьющиеся волосы до пояса... Все в ней было красиво! Она была совсем не похожа на ту воинственную и спортивную Кристи, которую я знала. Мне даже показалось, что я меркну рядом с ней, и что она точно является королевой бала.
Не только я об этом думала, глядя на нее, не отводя взгляд. Ариан стоял у лестницы и смотрел на нее, как завороженный. В зале стало как-то тихо. Кристи медленно спустилась с лестницы и подала руку Ариану, который поцеловал ее. Затем он галантно проводил Кристи к гостям.
- Сестра, ты такая красивая! - восторженно сказала я сестре, когда, наконец, смогла к ней пробраться.
Она засмеялась и обняла меня.
- И ты тоже, мой Светлячок! Мы с тобой самые красивые!
Потом пробило полночь, все закричали "ура!", заиграла музыка, начались танцы. Благодаря Филиппу я чувствовала себя очень уверенно, танцуя вальс и другие парные танцы. Все смеялись, шутили, болтали... Это был один из самых лучших вечеров!

Филипп общался с гостями, но старался держаться рядом со мной: я - его гостья, и он следил, чтобы я всем была довольна. Король вовсю отплясывал, а когда устал, сел на свой трон и даже что-то пел, но, возможно, мне показалось.
Я с восхищением смотрела на Кристи, на ее танец, на плавные движения. Ее везде сопровождал Ариан. Раньше мы с сестрой посещали правителей других королевств, но нигде не были приняты так гостеприимно, как здесь. Я чувствовала себя как дома.
Но очень скоро я потеряла из виду и Кристи, и Ариана. Я так увлеклась праздником, что не заметила, как они ушли. Филипп только пожал плечами.
- Наверное, решили прогуляться, - предположил он. - Сегодня последняя зимняя ночь, и с первыми лучами солнца снег начнет таять.
- Давай тогда и мы погуляем! - предложила я.
И мы вышли в сад. Было чудесное звездное небо, легкий морозец ударил в глаза, но уже чувствовалось, что приближается тепло. Вдалеке, из самого города слышалась музыка, и чувствовалось, что веселье не прекратиться до утра. Филипп рассказывал мне, что очень долго мечтал встретить новый год в семье, устроить большой праздник, украсить город... Но все те годы, пока действовало проклятие моего отца, город был серый, никакие праздники не отмечались, о них даже не шло речи. Но с тех пор, как Филипп вернулся во Дворец, а Старый Король выздоровел, праздники отмечались на широкую ногу.
Кристи и Ариана мы так и не нашли. Вернувшись в зал, посидели еще немного с гостями и разошлись по своим комнатам. Я получила большое удовольствие от этого праздника.
Проснулась я поздно, около двенадцати часов дня. В окно било солнце, слышалось пение птиц, и с крыш уже капало: приближалась весна. Потянувшись, с улыбкой на лице, я подошла к окну и открыла рамы. Теплый воздух ворвался в комнату. Снег еще лежал, но потихоньку таял. Воробьи уже чирикали, видимо, обсуждая неожиданный приход тепла. Какое чудесное утро!
Зашла служанка и сказала, что поздний завтрак нас ждет в час. У меня было великолепное настроение. Что-то напевая, я спустилась к завтраку. Старый Король и Филипп уже сидели за столом, обсуждая новогоднюю ночь.
- Доброе утро, Аманда! - приветствовал меня Филипп. - Выспалась?
- Да, после такого замечательного праздника я спала очень крепко, - ответила я и села на свой стул. - Где же Ариан и Кристи?
- Опаздывают, - недовольно пробурчал Старый Король, но тут же улыбнулся. - В первое утро нового года я разрешаю немного опоздать.
Отворилась дверь, и вошел Ариан. Он сдержанно поздоровался и сел на свое место. Мне показалась, что у него хмурое лицо. Не выспался? Через пару минут вошла и Кристи. Я радостно заулыбалась при виде ее, но мое веселое "доброе утро" застряло у меня на губах, как только я увидела ее лицо. Нет, оно было прекрасно как всегда, но я обычно остро чувствовала ее настроение. Несмотря на то, что она улыбнулась и пожелала всем приятного аппетита, ее взгляд был потухший и встревоженный. Я сразу поняла, что случилось что-то неприятное, и взглянула на Филиппа, но он уплетал булочки с джемом и не обратил внимания на Кристи. Старый Король, похоже, тоже ничего не замечал. Он рассказывал, какие шутки вчера ему поведали придворные и как удачно пошутил он сам. Филипп смеялся, я вежливо улыбалась, но не могла отделаться от мысли, что что-то случилось. Кристи почти ничего не ела и не смотрела на Ариана, который пытался поймать ее взгляд. Сейчас я также заметила, что и он чем-то опечален. Неужели они поссорились? Конечно, за столом я не могла этого спросить и решила дождаться окончания завтрака. Но как только мы допили кофе, они оба очень быстро разошлись по своим комнатам. Филипп отправился в мастерскую, а я постучалась в спальню к Кристи. Но она через дверь сказала, что у нее очень болит голова, поэтому поговорит со мной позже. Разумеется, я ей не поверила и до вечера пребывала в большой тревоге.
Также я понимала, что мы уже и так задержались в гостях, пора бы и честь знать. Праздники кончились. От этих мыслей мне было очень грустно: так не хотелось расставаться с Филиппом и Арианом! За все это время они мне стали очень близки и дóроги.
Ужин прошел точно так же, как завтрак: Старый Король и Филипп болтали обо всем на свете, Кристи молча пыталась что-то съесть, Ариан все не произносил почти ни слова, а я исподтишка за ними наблюдала. Точно поссорились! Я подумала, что нельзя уезжать, пока они не помирятся.
- Девушки, как вам пребывание в нашем Королевстве? - обратился к нам Старый Король.
- Все чудесно! - ответила я. - Нам очень нравится здесь и даже жалко уезжать.
- После ужина я прошу вас всех пройти в гостиную, у меня есть одно объявление, - сказал Король и загадочно улыбнулся.
Значит, нас ждала хорошая новость!
Через полчаса после ужина мы собрались в гостиной. На Кристи уже не было лица, а я гадала, что же с ней происходит?
- Принцесса Аманда и Кристи! - торжественно начал Старый Король, усаживаясь поудобнее в кресле. - Я вам очень благодарен за то, что вы согласились приехать к нам в гости и отметить с нами праздники. Я вижу, что вы крепко подружились с моими сыновьями, и мне вы тоже очень нравитесь. Вы, наверное, думаете, что праздники у нас закончились, но они только начинаются.
Я удивилась. Еще праздники?
- Да-да, - продолжал Король, заметив мое удивление. - Вы не знаете, но у меня день рождения седьмого марта, поэтому я прошу вас еще немного задержаться в нашем Дворце. Что вы думаете?
- Мы согласны! - поспешила воскликнуть я, радуясь, что появилась возможность остаться здесь подольше. Я оглянулась посмотреть на сестру, но она смотрела в другую сторону.
- Замечательно, - кивнул Король. - Есть еще одна новость. Скоро в нашем Королевстве произойдут два важных события: мои сыновья женятся!
Я продолжала стоять и улыбаться, смысл слов еще не дошел до меня.
- ...Ко дню моего рождения к нам приедут обе невесты: Касандра, будущая жена Ариана и Королева Жемчужного Королевства, и Нэлли, принцесса, невеста Филиппа.
Только сейчас я начала понимать, о чем говорит Старый Король. Мне показалась, что я что-то неправильно поняла, или это шутка. Я снова оглянулась: лицо Кристи ничего не выражало, никакого удивления. Значит, она уже знала эту новость. Ариан отвел глаза и смотрел куда-то вглубь комнаты. Я взглянула на Филиппа, он слегка и как-то кривовато улыбнулся. Я ничего не могла сказать.
- Вам понравятся эти девушки, - сказал Старый Король. - Прошу принять их очень хорошо. Я уверен, что вы найдете общий язык. Что ж, а сейчас пойду, займусь своими делами, а вы отдыхайте.
С этими словами он поднялся и вышел из комнаты. Мы поклонились ему. На несколько секунд повисла тишина. Потом Кристи сказала, что ей нужно в свою комнату и тоже вышла. Ариан последовал за ней. Я осталась с Филиппом.
- Аманда, я вижу, что ты потрясена, - сказал мне Королевич. - Извини, что я тебе не рассказал о помолвке раньше. Я и не думал, что принцессы приезжают так скоро. Отец не говорил нам, что пригласил их на свой день рождения, видимо, хотел сделать нам сюрприз. Я думал, они приедут только летом.
Я стояла перед Филиппом, ничего не говоря. У меня просто пропал дар речи.
- Я сейчас все тебе расскажу, - продолжал Филипп. - У нас существует традиция: родители, Король и Королева, находят пару своим детям, когда те еще маленькие. Чаще всего, такой выбор обусловлен политическими взаимовыгодами, а также хорошим отношением с другим королевством. Когда Ариану исполнилась пять лет, отец сразу поехал по соседним королевствам, чтобы организовать помолвку с будущей супругой. Был заключен договор с Королевством Полевых Ветров, и Ариан был помолвлен с девочкой, дочерью правителя, Касандрой. Но, как ты помнишь, именно тогда приезжали твои родители, как раз через месяц после помолвки, и случилось проклятие. Поэтому мне пару отец подобрал, когда я уже вернулся.
- И ты... Ты уже видел ее? - наконец смогла спросить я.
- Да, я ездил вместе с отцом. Это очень красивая и умная девушка, из Королевства Голубых Бриллиантов, - ответил Филипп. - Она училась в то время, поэтому мы отложили свадьбу до тех пор, пока она не закончит обучение и не будет готова к замужеству. Ариан тоже откладывал свою свадьбу, потому что сначала хотел привести наше Королевство в порядок после шести лет проклятия.
Я постаралась улыбнуться.
- Поздравляю тебя! - сказала я.
- Спасибо, - Филипп даже не заметил, что я не особо рада этой новости. - Я пойду в мастерскую. Приходи, если захочешь смастерить что-нибудь.
Я кивнула, пробормотав что-то наподобие "скоро приду". Посидев немного в зале, я пошла в свою комнату.

Странное чувство охватило меня. Я спрашивала себя, почему я не радуюсь этой новости о женитьбе Королевичей? И как неприятно мне ни было это признавать, я поняла, что не хочу, чтобы они женились, потому что они наши друзья! Мои и Кристи! Потому что нам вместе очень хорошо, мы отлично проводим время, они окружают нас заботой и вниманием, но после свадьбы они станут чужими. Больше не будут приглашать нас в гости, а если вдруг и пригласят, мы не будем веселиться как прежде. Везде их будут сопровождать супруги. Да-да, они уже взрослые люди, и мне не десять лет, но ведь супружество делает людей такими серьезными! Теперь Адриан будет чинно прогуливаться с супругой по парку, а дома решать бытовые вопросы. Филиппа ждет та же участь. Надо будет держать лицо. Никаких катаний на санях или игр в снежки, никакого заливистого смеха, погоней друг за другом... Никаких ночных посиделок около костра и песен до рассвета. Именно так я представляю тех, кто создает свою семью. Последний праздник - свадьба - становится чертой, которую перешагивают люди, чтобы окончательно стать взрослыми, занятыми скучными делами. И, самое главное, на друзей не остается времени. Я не хочу терять своих друзей! Теперь я уже понимала настроение Кристи. Я думала, что она чувствовала то же, что и я. Как только приедут эти невесты, про нас сразу же забудут. Я не могла вынести этой мысли. Приняв решение, я достала свои сумки и стала бросать в них вещи.
"Надо уезжать как можно скорее, - думала я, запихивая кое-как одежду в сумки. - Я не хочу смотреть на то, как у нас отбирают друзей, как мы становимся здесь лишними. Скажу Старому Королю, что появились важные и неотложные дела".
За этим занятием меня и застала Кристи. Легонько постучавшись, она вошла в комнату.
- Аманда! Что ты делаешь? - удивленно спросила она.
- Мы уезжаем, сестра, - быстро ответила я. - Я не хочу здесь больше оставаться. Пусть братья делают, что хотят, нам здесь больше не место.
Кристи медленно опустилась на кровать, наблюдая за моими стараниями застегнуть первую, туго набитую вещами сумку.
- Но почему? - тихо спросила она. - Ты ревнуешь?
Я замерла. Ревную? Да, это было именно так. Я не хотела, чтобы братья принадлежали кому-то еще. Точнее, чтобы их мысли и внимание были направлены не на нас.
-Да, ревную, - резко ответила я. - Зачем нам присутствовать при новых гостях? Теперь их очередь развлекаться. Я не хочу ходить тенью по замку.
Во мне кипела большая обида, и слезы подступали к горлу.
- Ты же знаешь, Ариан и Филипп уже не будут обращать на нас внимание. Их будут сопровождать их невесты, которыми они будут показывать Королевство, катать их по окрестностям и развлекать, - продолжала я.- И они станут совсем далекими от нас, особенно после свадьбы. Когда Ариан женится...
- Он не женится, - тихо перебила меня Кристи.
Я замерла. Что?
- Да, Аманда, он не женится, - повторила Кристи.
Помолчав немного, она рассказала:
- На Новый Год, в то время, пока праздник был в самом разгаре, Ариан позвал меня в гостиную. Он попросил моей руки. Вот, - Кристи слегка коснулась золотой цепочки с кулоном в виде маленького сердечка. - Это его подарок и его слово, что он настроен серьезно.

В ее голосе прозвучала нежность.
- Знаешь, Светлячок, я признаюсь тебе: впервые в жизни я встретила человека, который настолько мне симпатичен, что я готова выйти за него замуж, - Кристи мягко дотронулась до моего плеча. - Нам очень интересно вместе, мы оба во многом похожи. Я с радостью приняла его предложение, но он сказал, что есть одно препятствие, о котором я должна знать, но которое будет преодолено в скором времени: он помолвлен с другой. Как только я это услышала, я сразу собралась вернуть ему его подарок, потому что я не хочу разрушать помолвку: это не просто плохо отразится на делах в Королевстве и отношениях с отвергнутой невестой и ее страной, но и станет нарушением традиции и приведет к ссоре со Старым Королем.
Я слушала сестру с изумлением. Вот так новость!
- Но Ариан очень тверд в своем решении, - продолжала Кристи. - Честно, я не хотела здесь оставаться и рушить изначальные планы. Мне очень тяжело. Ариан не просто Королевич, он настоящий правитель, и своим упорством только доказывает это. Сегодня, после того как Король рассказал нам о планах, я уже почти решилась забыть все и уехать. Но Ариан сказал мне, что он в любом случае разорвет помолвку, останусь я или уеду. Что эта принцесса не для него и не быть ей королевой. И тогда я приняла решение: я останусь с ним и пройду через все неприятности, которые, скорее всего, не заставят себя ждать. С его стороны это очень решительный шаг, от которого он не намерен отказываться, даже если его отец будет против.
- Он пойдет против воли своего отца? - я не могла в это поверить, ведь воли старших здесь всегда подчинялись, это вековая традиция.
- Да, пойдет, - кивнула Кристи. - Мне придется пойти с ним, как бы неприятно это ни было для Старого Короля.
Я молчала, пытаясь осмыслить услышанное. В глубине души я была очень рада: Ариан прекрасный человек, и будет отличным мужем для моей сестры, да и возраст уже давно такой, когда пора создавать семью. И я была уверена, что их союз не будет скучным, что они так же, как и раньше, смогут веселиться, устраивать соревнования и, конечно, следить за порядком в Королевстве. В них обоих я была уверена. Но тут я подумала о себе.
- А как же я? - голос мой задрожал, меня охватило чувство досады и даже злости, и я отвернулась к окну, чтобы Кристи не видела моих слез. - Почему? Почему Филипп не такой как Ариан? Он не решительный и не умный! Он следует воли отца, делает все то, что предписано. Тебе повезло, сестра, - я все-таки обернулась, - Ариан достойный человек! Не то что его бесхарактерный брат! Бесхарактерный!
Я разрыдалась. Кристи подошла ко мне и аккуратно обняла.
- Сестричка... Тебе нравится Королевич Филипп, правда? - тихо спросила она.
- Да, наверное, - ответила я. - Я хочу, чтобы мы были вчетвером, вместе занимались делами, устраивали бы мероприятия, следили за порядком... Но Филипп... Оказывается, он совсем не такой, как Ариан. Он не может сам принимать решения, он делает то, что говорит король и брат.
- Послушай, - сказала Кристи, садясь со мной на краешек кровати. - Невесты даже еще не приехали. Все может измениться. Давай посмотрим, что произойдет. Ты говоришь, что Филипп во многом слушается брата, поэтому он точно так же может передумать. А если нет, значит, нет, но вы должны остаться друзьями! Не нужно сейчас уезжать, ведь иначе ты не оставишь себе шанса на то, что все может измениться. Не руби с плеча, пожалуйста. Я знаю, что тебе очень обидно, потому что Королевич скоро может перестать уделять тебе то внимание, которое уделял. На твоем месте я бы тоже расстроилась. Но, прошу тебя, ради меня, не уезжай сейчас.
Кристи была права. Да и как я уеду без нее? Я вытерла слезы и кивнула.
- Хорошо. Я останусь до тех пор, пока смогу, - согласилась я. - И постараюсь чувствовать себя хорошо.
Этот разговор произошел вчера. Сумки я разобрала и постаралась снова вернуть себе бодрость духа и побольше думать о том, что моя сестра станет Королевой, выйдя замуж за Ариана, правителя Жемчужного Королевства. Через несколько дней приедут принцессы, и я со страхом жду этого момента. У меня предчувствие, что впереди нас ждут большие неприятности. Сегодня мне снился черный ворон, сидящий на моей кровати. Он пронзительно кричал, и его крик перешел в крик мой сестры. Я проснулась вся в поту, сердце бешено колотилось. Я уверена, что этот сон не сулит ничего хорошего.


Глава 3
Касандра приехала рано утром шестого марта, когда я еще спала. Как сказал Ариан за завтраком, она предпочла отдохнуть с дороги, и спустится только к обеду. Я украдкой поглядывала на Королевича и на свою сестру. В их лицах чувствовалось напряжение. Филипп же был в прекрасном настроении, как и его отец. Я же чувствовала себя усталой. Мне не хотелось здесь оставаться и притворяться веселой и беззаботной. Но, конечно, я старалась никак не выражать своего настроения. Пусть будет так, как будет.
Когда мы заканчивали завтрак, зашел, поклонившись, слуга, и сказал, что Принцесса Нэлли подъезжает к главным воротам города. Филипп одним глотком допил чай и поспешил встречать ее. Я уже поняла, что теперь здесь точно являюсь лишней. Кристи понимающе на меня посмотрела, пытаясь взбодрить легкой улыбкой. Мне не хотелось ни с кем разговаривать, и я ушла в свою комнату. Смотреть на Принцессу мне тоже не хотелось.
Я просидела в комнате до обеда, сославшись на головную боль. Я удивлялась сама себе: что со мной происходит? Почему все силы покинули меня? Неужели праздники забрали прекрасное настроение вплоть до последней крошки? Почему во мне кипит такая ревность? Филипп мне просто хороший друг, какое я имею право обижаться на то, что к нему приезжает невеста? Почему я чувствую себя такой одинокой и всеми покинутой? Не ревную ли я свою сестру? Ведь и ее внимание теперь принадлежит Ариану, она отдаляется от меня. Или мне это только кажется?
Такие мысли одолевали меня все утро. Пришло время обеда. У меня не было никакого аппетита и меньше всего хотелось спускаться вниз и знакомиться с принцессами. Но вот в дверь постучался слуга и попросил меня пройти в зал, где меня и Кристи официально представят недавно прибывшим девушкам.
Вздохнув, я привела себя в порядок и спустилась вниз. На лестнице мы встретились с Кристи. Она легонько сжала мою руку и прошептала:
- Не переживай, мы справимся со всем. Мне тоже очень неприятно будет находиться с принцессами.
В зале уже находился Король, Ариан, Филипп, а справа от них стояли принцессы. Нас представили друг другу, мы слегка поклонились и легонько пожали руки.
Касандра оказалась достаточно высокой, худенькой и стройной. Ее прямые черные, как уголь, волосы достают ей до лопаток, а лоб закрывает челка. Одета в тот день она была в дорогой костюм, украшенный золотом. Ее пронзительно-зеленые глаза смотрели на нас несколько высокомерно, а рука, которую она нам протянула, была холодной. Весь ее вид выдает в ней хищницу, умную и хитрую.
"Ох, не отдаст она Ариана так просто", - с тревогой подумала я.
А Нэлли... Она полная противоположность Касандре. Как только я ее увидела, сердце мое упало: в нее, наверное, было невозможно не влюбиться. Невысокого роста, с копной пышных светлых волос, с темно-карими глазами, в простом зеленом платьице - она очаровательна. Нэлли первая протянула нам руку, искренне улыбаясь. На щеках появились две милые ямочки. С первого взгляда она вызывала к себе большую симпатию.

Мы прошли в столовую. Был подан самый изысканный обед. Касандра сидела прямо, ее движения были плавны и изящны. Она практически ничего не говорила, даже когда мы все прошли в гостиную, чтобы побеседовать. Старый Король задал ей несколько вопросов о ее жизни, о Королевстве Полевых Ветров, об отце. Касандра отвечала вежливо, но не вдавалась в подробности. Я поняла, что она приходится единственной дочерью, живет с отцом во Дворце (ее мать давно умерла), помогает ему в управлении страной. Учебу она закончила уже давно, и больше та ее не интересовала. Ее главным увлечением стала биология. Касандра собрала уникальную коллекцию разнообразных растений, и знает о природе очень много. Но больше она ничего об этом не рассказала.
Зато болтушка Нэлли с радостью рассказывала о своей жизни: как она училась в университете на художника и инженера, как она любит помогать родителями, не боится выполнять и работу руками. Обожает готовить и часто пропадает на кухне со слугами (и даже обещала Старому Королю испечь свой фирменный торт). В праздничные дни она с родителями и младшим братом ездит на пикник, играет в бадминтон и еще умеет вышивать. Слушая ее, я почувствовала себя ничего не умеющей и необразованной дурочкой. Да, я много занималась с личным преподавателем, изучая разные предметы, такие как математика, география, история и литература, но я не была специалистом ни в одной области, в отличие от Нэлли.
Честно признаться, Нэлии очень милая девушка, улыбчивая и внимательная. Она даже успела поговорить со мной, спросить меня о моем Королевстве. В другое время и при других обстоятельствах, я была бы очень рада этому общению, но не сейчас. Какой бы хорошей Принцесса ни была, я знала, что она собирается отнять у меня друга. Филипп смотрел на нее, открыв рот, и совершенно забыл о моем существовании. Он готов был услужить ей в любой мелочи. Особенно неприятно мне стало, когда я собралась сесть на один стул, а Филипп подскочил и забрал его для Нэлли.
Я ловила понимающие взгляды Кристи, которая тоже была недовольна всем происходящим, но старалась не подавать виду. Ариан вел себя очень сдержанно и даже холодно по отношению к гостям. И только Король, Филипп и Нэлли не стеснялись своего отличного настроения.
Я постаралась уйти из гостиной как можно раньше. Уверена, что никто не заметил моего ухода. Я вернулась в свою комнату и легла спать, чтобы ни о чем не думать.
Наступило утро. Все Королевство отмечало день рождения Старого Короля. Мы проехались по городу, где жители отдавали честь Королю, приветствуя его криками и поздравлениями. Погода была самая весенняя: дул теплый южный ветер, светило солнце, снег почти растаял, и не верилось, что еще неделю назад здесь были сугробы. Деревья начали покрываться почками, пели птицы. Король побывал на концерте, организованном в честь праздника, и вернулся во Дворец, чтобы приготовиться к вечернему балу.
Я устала от этих праздников и даже собиралась сказать, что их-за резкой смены погоды у меня болит голова, и я не спущусь на бал, но Кристи попросила меня взять себя в руки и, хотя бы ненадолго, появиться на балу.
Как и на новый год, было очень много приглашенных. Зал заполнили люди в красивых одеждах, звучала музыка, говорились тосты, запускали салют. Король светился от удовольствия, шутил и смеялся. Касандра гордо восседала за столом, бросая на всех внимательные взгляды. Только один раз она потанцевала с Арианом. Со стороны Королевича это был жест вежливости. Я знала, что на следующий день он собирался расторгнуть помолвку. Нэлли, наоборот, общалась со всеми гостями, танцевала и веселилась. Я старалась держаться в тени и не привлекать к себе внимания, потому что танцевать мне не хотелось, а отказывать в танце кому-либо считалось неприлично. Музыка была очень красивой. На праздник был приглашен молодой и очень талантливый певец, который исполнял чудесные песни. Под одну из них танцевали Филипп и Нэлли, а я потерялась среди гостей. Мне действительно было тяжело, потому что Королевич за вечер ни разу ко мне не подошел и не спросил, как я себя чувствую - настолько он был увлечен новой подругой. Во время их танца звучала очень грустная, но красивая песня. Я танцевала с одним из гостей, и когда мы оказались недалеко от них, я посмотрела на лицо Нэлли и удивилась: в какой-то момент улыбка пропала с ее лица, и я могу поклясться, что видела в ее глазах слезы.
Не дожидаясь окончания вечера, я вернулась в свою комнату и, стараясь ни о чем не думать, легла спать.
Ариан сдержал свое слово. На следующий день, ближе к вечеру (после ночного праздника все проснулись только к обеду), он вышел с Касандрой в сад. Их разговор длился недолго. Я выходила из гостиной, когда увидела Принцессу, быстрыми шагами идущую по коридору. Лицо ее было каменным, но в глазах читалась самая настоящая ярость. Я испугалась и подумала, что она просто так это не оставит. Но Ариан сказал Кристи, что Касандра ему улыбнулась и ответила, что все понимает, и не будет настаивать на свадьбе, потому что уважает его решение. Оставалось только сообщить новость Королю.
Кристи очень нервничала. Я находилась с ней рядом, держа ее за руку. Ариан решил провести разговор с отцом наедине, и мы остались стоять за закрытыми дверями гостиной.
Я не знаю, что происходило внутри, но все стало понятно, когда через полчаса Ариан вышел. Лицо его пылало, глаза метали гром и молнии: он был сердит. Видимо, он крепко поспорил с отцом.
- Пойдем со мной, - Ариан взял Кристи за руку и повел ее в дальнюю часть Дворца. Я видела, как Кристи не находит себе места от беспокойства, и нервничала не меньше ее.
Заглянув осторожно в гостиную, я увидела Короля, который нервно мерил комнату шагами. Решив не попадаться ему на глаза, я поспешила уйти подальше.
Чуть позже я встретила Ариана и Кристи в саду. Они были спокойны.
- Как все прошло? - спросила я Ариана.
- Как я и ожидал, отца моя новость не обрадовала, - ответил Королевич.- Он человек консервативный, строго соблюдающий традиции, и пришел в ярость, услышав мое решение. Более того, разрыв с Касандрой означает ссору с Королевством Полевых Ветров и понижение нашего статуса на мировой арене. Но, - голос Ариана стал твердый и металлический. - Я Король этого царства, и только я принимаю решения. Даже отец не сможет мне перечить, потому что власть в моих руках. И я не позволю никому решать за меня, что мне нужно делать.
Я восхищалась решимостью и настойчивости Ариана. Да, он был упрям и если что-то решал, то следовал своим решениям до конца. В тот момент я прониклась к нему еще большим уважением. По лицу Кристи я поняла, что и она гордится им.
- А Касандра? - тихо спросила я. - Она...?
- Она умная девушка, - сказал Ариан. - Касандра не будет раздувать скандала и, тем более, войну, как думает отец. Я сказал, что готов публично извиниться перед ней, а также приехать в ее Королевство и лично попросить прощения у ее отца, но она ответила, что все в порядке. Конечно, новость ее не обрадовала, но она отнеслась к ней спокойно.
Спокойно? Я вспомнила выражение ее глаз на каменном лице и невольно вздрогнула.
- Не волнуйся, Светлячок, - Кристи взяла меня за руку. - Мы справимся со всеми трудностями.
- Я так рада за вас, - сказала я абсолютно искренне. Они стояли передо мной, и я кожей ощущала их любовь и решимость идти вместе до конца. Оба смелые, своенравные, упрямые, но, тем не менее, они отлично подходили друг другу. Я подумала, что вместе они образуют самую настоящую крепость.

- Да, сестренка, - Ариан наконец расслабился и улыбнулся, потрепав меня по голове. - Мы справимся. Я - Король, и никто не может мне перечить. Поэтому все будет так, как мы решили с Кристи.
И мы обнялись. Теперь я чувствовала, что мы - команда.
Пришло время ужина. К столу спустились все, кроме Короля. Да, он однозначно был очень зол. Филипп удивился:
- Почему отец не спускается?
- Он поужинает в свой комнате, - кратко ответил Ариан, всем видом показывая, что вопрос исчерпан.
Филипп и Нэлли еще ничего не знали и пытались вести с нами непринуждённую беседу. Надо отдать должное Касандре: она выглядела прекрасно. Никто бы и не подумал, что всего пару часов назад ее помолвку расторгли. Она даже улыбалась и участвовала в разговоре. Ариан был напряжен и явно находился не в своей тарелке, но вел себя предельно вежливо. Когда все блюда были съедены, и подали десерт, Касандра вдруг встала, держа в руках бокал с напитком.
- Я хочу произнести тост, - торжественно начала она. - Я хочу, чтобы все знали, что я очень уважаю Правителя Жемчужного Королевства, Ариана, и соглашусь с любым решением, которое он примет.
Касандра широко улыбнулась.
- Поэтому если Королевич выбрал в жены другую девушку, я могу только порадоваться за них. Я уверена, что любое его решение - верное, и они будут счастливы! - закончила речь Принцесса, высушив бокал.
Филипп в изумлении посмотрел на брата, а Нэлли не отводила глаз от Касандры.
- Что? - прошептала она. - Выбрал другую девушку?
Казалось, Принцесса из Королевства Голубых Бриллиантов не могла поверить своим ушам. Удивлению ее не было предела. Честно говоря, я сама не знала, что и думать, но по другой причине: была ли искренней Касандра?
-:Брат, - Филипп отложил приборы в сторону. - Это шутка?
- Нет, - спокойно ответил Ариан и, увидев, что Филипп собирается продолжать задавать вопросы, резко сказал. - Мое решение не обсуждается. Но если у тебя есть вопросы, обсудим все после ужина.
- Понятно, почему отца нет, - пробурчал Филипп.
Десерт мы доели в полном молчании. Было видно, что Нэлли тоже не терпится узнать подробности, но воспитание не позволяло ей спросить что-либо. Касандра сидела довольная, а я и Кристи - несколько настороженные.
Ариан первый встал из-за стола и сказал, что поговорит с братом чуть позже. Все разошлись. В замке воцарилась тишина.
Спустя час мне стало невыносимо сидеть в полной тишине в комнате. Я спустилась на первый этаж и прошла в библиотеку, чтобы окунуться в текст какой-нибудь книги и отвлечься от всего, что происходит в замке.
Дверь была приоткрыта. В библиотеке горел свет. Я тихо вошла внутрь. Было тихо. Библиотека была не очень большой, но достаточно вместительной, и состояла из двух небольших залов, разделяемых перегородкой с книгами. Я решила, что кто-то читает за стеллажом с книгами, поэтому решила не мешать, и, почти бесшумно, подошла к перегородке, решив долго не выбирать, что почитать.

- Нет, я не понимаю тебя, брат, - раздался внезапно голос Филиппа. Я вздрогнула от неожиданности и посмотрела сквозь книги. Действительно, во втором зале находились Филипп и Ариан. Я видела их только частями, сколько могла разглядеть за стеллажом, но слышала прекрасно.
- Ты понимаешь, как ты огорчаешь отца? - продолжал Филипп, нервно расхаживая по комнате.
- Филипп, послушай меня внимательно - Ариан сидел за столом и казался очень спокойным. Его голос был твердым и уверенным. - Здесь решения принимаю я. Я отказался от союза с Касандрой не назло отцу. Я прекрасно понимаю, что ему не нравится мне решение. Как, впрочем, и тебе. Но я не претендую на то, чтобы мои решения приходились по душе всем.
- Но зачем, зачем? - не понимал Филипп. - Ты прекрасно знаешь, насколько мы чтим традиции. Наше Королевство славится правителями, которые держат свое слово...
- Я полностью осознаю свою ответственность за нарушение данного слова, - спокойно ответил Ариан. - И я согласен, что это может вызывать негативные последствия. Однако я готов их урегулировать всеми возможными методами. Я также готов лично предстать перед лицом Касандры и попросить прощения, предложив что-то взамен.
- Но тогда репутация уже будет подорвана... - начал было Филипп, но Ариан перебил его, ударив ладонью по столу.
- Я не собираюсь подчинять свою жизнь репутации Королевства, - раздраженно сказал он. - Я повторяю еще раз: я готов нести ответственность за принятое решение. Если кто-то сомневается в моей чести и достоинстве, то это не мои проблемы. Скажи, брат, не лучше ли разорвать помолвку, чем всю жизнь претворятся любящим мужем?
-Причем здесь это? - Голос Филиппа начал срываться. - Мы объединяемся в семьи, чтобы укрепить наши Королевства, торговые связи с соседями, чтобы образовать государственные союзы...
- Что ж, я укрепляю связь с Королевством Роз, - ответил Ариан. - Кристи - старшая сестра Принцессы Аманды, пусть и названная, но это неважно.
- Но при этом ты портишь отношения с нашими соседями! - воскликнул Филипп.
- Послушай, брат, - Ариан встал и подошел к нему. - Мое решение не основывается только на чувствах, которые я питаю к этой девушке. Свое решение я долго обдумывал и взвешивал. Я люблю ее, но я женюсь не только поэтому. Кристи очень умная и смелая. Я смог хорошо ее узнать за время нашего общения, в том числе и в сложный период, когда у нас шла война. Кристи, как и я, человек решительный, с острым и гибким умом. У нее есть чувство собственного достоинства и ответственности за других. Она также прекрасный организатор и в первую очередь думает о других. Именно такую Королеву я хотел бы видеть в своем Королевстве.
Я слушала их разговор, затаив дыхание. Меня переполняла гордость за свою сестру и огромное чувство благодарности и уважения к Ариану: он не просто был влюблен в Кристи, а также уважал ее и ценил. Его разумный подход к их будущему, твердость в словах, решительность и готовность взять на себя последствия своих действий меня восхищали. Филипп же, наоборот, меня все больше разочаровывал. Его сомнения, страхи, нерешительность, желание во всем следовать прописанным правилам мне казались малодушными.
- Чем же тебя не устраивает Касандра? - спрашивал тем временем Филипп. - Разве она не красивая? Не умная? Разве она была бы плохой Королевой?
- Она красивая и умная, я согласен, - негромко ответил Ариан. - Но я не уверен, что она будет хорошей Королевой. Во-первых, мы не общались близко, и я даже не знаю ее характера. Но я и не хочу его узнавать. Разве ты не видишь, что все ее внимание направлено на нее саму? Посмотри, как она держится, во что одевается, как разговаривает... Эта девушка хитрая, которая прекрасно знает, что она хочет. А хочет она власти. Она надменна, и я уверен, что любое решение, которое она примет, будет решением в ее пользу, а не ради другого. В моем Королевстве мы прежде всего думаем не о нашем комфорте или о нашей личной выгоде, а о безопасности и благополучии всей страны.
- И ты принял решение быть с Кристи еще до приезда Касандры! - воскликнул Филипп.
- Да, потому что я уже нашел отличную Королеву, - мягко ответил Ариан. - Не просто умную, красивую, талантливую и добрую девушку, но и любимую.
- Хорошо, я понял тебя, - сказал брат, продолжая ходить по комнате. - Я ничего не имею против Кристи, она очень хороший человек, и я согласен со всеми характеристиками, которые ты ей дал. И все-таки я хочу отговорить тебя от этого шага, хотя и вижу, что ты непреклонен. Тебе следует еще раз поговорить с отцом, потому что он очень зол на тебя. Я беседовал с ним недавно, он очень расстроен. Я не хочу, чтобы в нашей семье возникли конфликты. Я заверил его, что он может рассчитывать на меня, потому что я женюсь на Нэлли, как и было обговорено.
- Она ведь нравится тебе, правда? - спросил Ариан.
- Да, очень нравится, - ответил Филипп. - Я рад, что мне повезло с невестой.
Я тихо вздохнула. Все ясно, наша с ним дружба подходит к концу.
- Я, в отличие от тебя, не собираюсь нарушать договор, - продолжал Филипп. Он явно злился. - И мне очень не нравится твое упрямство. Да что же с тобой происходит? Ты готов подвергнуть риску не просто репутацию, но и безопасность Королевства, нарушив традиции. Поссориться с отцом, с Королевством Полевых Ветров, обидеть девушку... Что ты еще...
Ариан снова прервал брата. В этот раз его в его голосе уже звучали металлические нотки. Я вжалась в стеллаж, понимая, что эта ссора вряд ли мирно кончится.
- Я приказываю тебе замолчать, - громко сказал Ариан, подходя близко к Филиппу. - Здесь Король - я. Решения принимаю только я. Если тебя что-то не устраивает, ты можешь мне об этом сказать. Но обвинять меня ты не имеешь права. Я тебе еще раз повторяю, что мое решение - окончательное. Своим гневом ты от меня ничего не добьешься. Поступай согласно традициям, следуй воле отца, женись на Нэлли. Я ничего не имею против. Но помни: времена меняются, традиции - тоже. Как Король я должен сам решать, что стоит делать, а что - нет. У меня своя голова на плечах, у тебя - своя. И мой тебе совет: не разговаривай со мной в гневе, это бесполезно.
Филипп ничего не ответил. Он резко развернулся и быстрыми шагами пошел прочь из библиотеки. Я вжалась в угол перегородки, но он даже не повернул головы. Адриан снова опустился на стул.
У меня билось сердце: я испугалась. Никогда раньше я не видела, чтобы братья ссорились. Сейчас я полностью была на стороне Ариана. Я восхищалась им, и была очень рада, что Кристи и он встретились и полюбили друг друга. Но я очень боялась, что планы могут сорваться, что что-то пойдет не так. Филиппа я уже считала чуть ли не предателем.
Я тихонько вышла из библиотеки и вернулась в комнату. Я очень нервничала, ходила из угла в угол. Как такое могло случиться? Ссора в семье страшнее любого врага.
В дверь постучались. Я удивилась, обнаружив на пороге Филиппа.
- Аманда, мне нужно с тобой поговорить, - сказал он.
Я прекрасно понимала, зачем он пришел. Честно, я даже не хотела смотреть на него.
- Я пытался поговорить с Кристи, - продолжал Филипп, заходя в комнату. - Но она и слушать меня хочет. Говорит, что полностью поддерживает волю Ариана. Может быть, хотя бы ты поймешь, какую ошибку они совершают. Их заявление о помолвке может привести к необратимым последствиям. Нарушение договора, оскорбление королевской семьи Касандры, возможная война, осуждение со стороны других стран, конфликт с отцом и...
Я больше не могла этого слушать. Меня переполняла злость. Я его резко перебила:
- Послушай меня, Филипп, - резко сказала я. - Какое право ты имеешь вмешиваться в личные дела Короля? Почему именно ты решаешь, что правильно, а что - нет? Ты не доверяешь своему брату? Ты, который сам не принял еще никакого важного решения. Ты, который во всем следует воле отца, традициям. Ты, который только умеет лепить гончарные горшки да стрелять копьем! Что ты понимаешь в политике? Тебя отец послал разбираться с братом и с нами? Если это так, то передай ему, что мы - Ариан, Кристи и я - ни за что не отступимся от этого решения. Я полностью поддерживаю их союз, и я так рада, что Кристи выйдет замуж за такого решительного, честного и умного правителя, который, в отличие от других, сам выбирает свой путь и который готов бороться за престиж своего Королевства. А ты женись на своей Нэлли и продолжай заниматься своими делами!
Я чуть не разрыдалась. Я уже не контролировала свои слова, тон голоса.
- Тебя интересуют только правила, да репутация Королевства! Ты думаешь только о себе, да и о том, что скажут родители невесты, узнав, что одна свадьба уже отменена, не так ли? Тебя совершенно не интересуют другие люди, их чувства, их планы! Кристи тоже из Королевской Семьи, она не какая-нибудь дурочка с улицы! Ариан принял самое верное решение, и я буду поддерживать их обоих до самого конца! А от тебя я такого не ожидала, Филипп!
Королевич смотрел на меня изумленным взглядом: он был ошарашен. Я перевела дух, а он сделал несколько шагов назад, к двери.
- Я вижу, нам не о чем больше говорить, Принцесса, - только и сказал он, вышел из комнаты и хлопнул дверью. Я в слезах упала на кровать. Теперь мы точно все поссорились. Давно мне не было так больно.
Чуть позже ко мне зашла Кристи. Она пыталась успокоить меня, говорила, что все уладится, гроза пройдет, все помирятся. Я рассказала ей все, что услышала в библиотеке и все, что сказала Филиппу. Я уже пожалела, что накричала на него, тем самым посеяв еще один конфликт. Но Кристи сказала, что не надо прятать своих чувств и молчать тогда, когда хочется сказать. Она обняла меня и пообещала, что вскоре все наладится.
Следующий день был совсем печальный. Король снова не спустился к завтраку. Филипп сидел мрачный как туча, не глядя ни на кого, кроме как Нэлли. Ариан держался как всегда, был вежлив со всеми и учтив. Мы с Кристи молчали, боясь сказать что-то не то и тем самым усугубить ситуацию. Касандра внешне никак не выдавала своего настроения: она вела себя точно так же, как и в первый день. Нэлли не скрывала своего огорчения и беспокойства по поводу ссоры во Дворце - это было написано на ее лице - но вопросов не задавала.
Днем Ариан снова попытался поговорить с отцом, но все также безуспешно. Тот и слышать ничего не хотел о новом браке. Тогда Ариан решил лично посетить Королевство Полевых Ветров и принести публично свои извинения. Это должно было убедить Старого Короля в том, что назад пути уже нет. Об этом Ариан заявил всем нам вечером. Филипп, ничего не сказав, развернулся и ушел. Нэлли казалась очень растерянной. Я думаю, она переживала за всех: и за Ариана, и за Касандру, и за Филиппа... Она всем улыбалась и говорила на отвлеченные темы, но я видела, как она нервничает. Интересно, почему это событие так на нее подействовало? Не боялась ли она, что и младший брат последует примеру старшего и отменит помолвку?
Касандра всех заверила, что все в порядке и что она даже рада, потому что сможет полностью посвятить себя своему хобби: биологии. Не знаю, поверил ли ей Ариан, но, тем не менее, благодарно поцеловал ей руку. Было решено ехать в Королевство Полевых Ветров через три дня.
Вечером мы узнали, что Старый Король заболел. Филипп очень суетился и уже не скрывал своего недовольства Арианом. Я слышала, как он обвинил старшего брата в болезни отца (насколько я поняла, это был резкий упадок сил). Филипп и Ариан снова поссорились. В этот раз я не стала подслушивать их разговор, чтобы не расстраиваться еще больше, и ушла к Кристи. Она была очень расстроена происходящим, и все еще сомневалась в правильности своего решения. Но я заверила ее, что все тревоги и расстройства – временные, и, скорее всего, скоро все утрясется.

Для Старого Короля вызвали врача, но на следующий день лечение никаких эффектов еще не принесло. Ариан подозревал, что отец просто нервничает и таким образом устраивает бойкот. Не знаю, насколько это было правдой.

Я стояла у окна на втором этаже и смотрела на улицу. Весна наступила: снега больше не осталось, ярко светило солнце и пели птицы. В любое другое время я была бы безумно рада такой погоде. Но не сейчас. Я увидела, как из Дворца вышли Филипп и Нэлли, а конюхи подвели им двух лошадей. Вероятно, они собирались на прогулку. Конечно, меня никто с ними не звал, да я бы и не поехала. В коридоре послышались далекие шаги: ко мне приближалась Касандра. Она тоже подошла к окну и посмотрела на улицу.
- Сегодня очень хорошая погода, не так ли? - спросила она.
- Да, прекрасная, - вежливо ответила я.
Касандра молча наблюдала, как Филипп с невестой взбираются на лошадей и покидают двор.
- Почему ты не поехала на прогулку с ними? Сегодня замечательный день, очень теплый, - сказала Принцесса.
Я подумала, что это не ее дело, но вслух сказала:
- У меня в последнее время очень болит голова. Наверное, из-за резкой смены погоды. Более того, я не хочу мешать этой паре: им следует побыть наедине, чтобы лучше узнать друг друга.
Я не смогла удержаться от этого несколько язвительного комментария в их адрес. Думаю, Касандра все прекрасно понимала. Она немного помолчала и вдруг начала рассказывать:
- Когда мне было пятнадцать лет, мой отец сообщил мне, что скоро приедет один Королевич, чтобы просить моей руки. В честь помолвки он организовал целый прием. Надо признаться, что я была очень взволнована, потому что не знала, а понравится ли мне этот Королевич? Может быть, он старый, страшный, глупый и толстый? Но когда я увидела Ариана, я с первого взгляда поняла, что передо мной стоит самый настоящий принц из сказки. Ему тогда было двадцать лет. До сих пор я помню, что он был одет в темно-зеленый костюм и бордовый плащ. Ариан был очень галантным и вежливым, его манеры сразу меня очаровали. За все три дня, что он провел у нас в гостях, я поражалась его уму - мне казалось, что он знает обо всем на свете. Когда он уехал, я очень сильно по нему тосковала. Изрисовала несколько альбомов: я и Ариан едем на озеро, или вот он рвет для меня букет цветов, или вот мы скачем на лошадях по полям... И всегда я рисовала нашу свадьбу: то в саду, среди цветов, то на берегу моря, то в лесу...

Я очень ждала того дня, когда мы поженимся. Но он никак не наступал. Я знаю, в его Королевстве были проблемы. А в моем есть закон, по которому замуж можно выходить только после того, как девушке исполнится двадцать один год. Сейчас я думаю, что Ариан не хотел ни на ком жениться, поэтому и выбрал меня: до свадьбы было еще много времени. Время шло, я училась. Отец не спешил выдавать меня замуж, хотя я много раз порывалась приехать в Жемчужное Королевство. Но папа говорил, что мне сначала надо научиться тому-то и тому-то, или что сейчас Ариан на обучении, или его нет в стране, или у вас война... Наша встреча постоянно откладывалась.
Голос Касандры дрожал. Я с удивлением посмотрела на нее: передо мной стояла совершенно другая девушка, не такая, какой она казалась эти дни. Мне казалось, что маска спала с ее лица, обнажив настоящую Касандру: простую девушку, которая долгое время жила мечтами. В ее глазах появились слезы, и я невольно взяла ее за руку.
- Когда я получила приглашение сюда, радости моей не было предела, - голос Касандры начал срываться. - Я готовилась два месяца к этой поездке, очень нервничала. Это должна была быть самой лучшей моей поездкой в жизни, но...
Ее плечи затряслись. По щекам покатились слезы. В этот момент у меня сжалось сердце: так мне стало ее жалко.
- Я ничем не выдала своего разочарования и свой грусти, - прошептала Принцесса. - Я привыкла держать все чувства в себе, никому их не показывать. Да и нет никакого смысла что-то просить у Ариана. Я прекрасно вижу, что он любит твою сестру, и уверена, что с ней он будет по-настоящему счастлив. А я... Я сама виновата, что создала столько иллюзий по поводу нашего с ним брака...
Касандра плакала. Я не знала, какие подобрать слова, чтобы ее утешить. Я лепетала что-то не очень вразумительное, понимая в глубине души, что никакие слова ей не помогут. Я протянула ей свой платочек, и она вытирала им слезы.
Наконец, Касандра успокоилась и даже улыбнулась.
- Прости меня, Аманда, - сказала она. - Я не хотела беспокоить тебя, но мне так нужно было выговориться. Спасибо, что выслушала меня.
Мне это оказалось совсем не сложно. Я очень ее понимала, наверное, потому, что сама была расстроена из-за грядущей свадьбы Филиппа.
- Аманда, ты знаешь, что я хорошо разбираюсь в травах, - снова заговорила Касандра. - Во время праздника, устроенного в честь дня рождения Короля, один из приглашенных мне рассказал, что недалеко от Жемчужного Королевства есть Синяя Речка, на берегах которой растет Мироцелия. Это очень редкое растение, и найти его можно только в самом начале весны. Трава эта уникальна тем, что приготовленный из нее отвар моментально успокаивает нервы, все переживания перестают казаться важными, а иллюзии рассеиваются как дым. Более того, эта трава лечит от любого недомогания.
Я никогда не слышала о такой траве. Но про существование Синей Речки знала - в прошлом году, во время наших поездок по Королевству, мы доезжали до нее.
- Мне рассказали, что эту траву можно найти там, где на берегу растут три ивы. Ориентиром является ферма господина Патрика. Ты слышала о ней? - спросила Касандра.
- Да, я была там, - вспомнила я. - Там очень много животных: лошади, коровы, быки, свиньи, козы... Это одна из самых больших ферм в окрестностях Королевства. Но она находится очень далеко. Я думаю, дорога туда займет не меньше шести часов.
- Послушай, - Касандра схватила меня за рукав и с мольбой посмотрела мне в глаза. - Ты можешь проводить меня туда? Эта трава - единственное мое спасение. Мне кажется, я уже схожу с ума. Пожалуйста, Аманда!

Мое сердце обливалось состраданием к Принцессе. Также я подумала, что и мне не помешает попить лечебного отвару. Я кивнула.
- Да, конечно, я провожу тебя, - согласилась я. - Мы можем выехать прямо сейчас. В четыре часа дня мы должны уже быть у фермы.
- Дорога к трем ивам начинается за фермой. Спасибо, Аманда! - Касандра в порыве радости крепко меня обняла.
- Мы даже можем переночевать на ферме, чтобы не возвращаться ночью, - продолжала рассуждать я. - Да, так и сделаем! Собираемся?
Лицо Касандры сияло от радости. Мне было очень приятно, что я хоть чем-то могу ей помочь.
Мы приказали седлать нам лошадей и стали собираться в путь. Я попыталась найти Кристи, чтобы сообщить о моем отъезде, но ни ее, ни Ариана не было во Дворце. Наверное, тоже отправились на прогулку. Я почувствовала укол ревности и обиды: меня они не позвали. "Ну и ладно, - решила я. - Я тоже хорошо проведу время. С Касандрой".
Ох, как я ошибалась! Если бы я знала, чем обернется эта поездка, ни за что бы никуда не поехала.
Но во мне бурлило море чувств: обида и ревность (меня все забыли!) и сострадание к Касандре. Поэтому я долго не раздумывала. Я предупредила одного из слуг, куда мы уезжаем и что вернемся только на следующий день. Даже оставила небольшую записку в комнате Кристи: "Сестра! Я с Касандрой отправилась на ферму Патрика, к Синей Речке, за лечебными травами. Вернусь завтра".
«Наверное, Кристи не очень понравится, что я куда-то еду с Касандрой, - подумала я. - Но, в конце концов, не сидеть же мне одной во Дворце", - рассудила я, и со спокойной душой вышла к воротам. Касандра уже ждала меня. Мы сели на лошадей и отправились в путь.
Дорога действительно заняла много времени, но я получила от нее большое удовольствие: теплый воздух, солнце, первая трава… Я дышала полной грудью и даже забыла на какое-то время о своих переживаниях. С Касандрой мы почти не говорили, каждая из нас думала о чем-то своем.

До фермы мы добрались только к пяти часам вечера. Господин Патрик, никак не ожидающий видеть Принцесс в своей округе, суетливо бегал по двору и по дому, стараясь угодить нам во всем. Его ферма была величественной, с большой территорией. Мне очень хотелось по ней пройти и посмотреть на животных, но у нас было мало времени: надо было добраться до Речки. Перекусив, мы отправились по тропе в лес, в сторону реки.
Солнце постепенно садилось, и небо стало розовыми, когда, наконец, послышался звук воды. Речка была неширокой и неглубокой, но с быстрым течением. Мы оставили лошадей на полянке, и пошли вдоль берега в поисках тех трех ив, о которых упоминал собеседник Касандры. Но сколько мы ни шли, их не было видно. Вокруг было много деревьев, но ив не было. Ни одной. Начало смеркаться. Мы уже порядком устали, и Касандра предложила мне отдохнуть немного, а сама пошла вперед, сказав, что если сейчас не появится то, что мы ищем, то нам надо будет повернуть назад.

Я устало опустилась на берег реки. Поднялся северный ветер, розовое небо затягивалось тучами. Было очевидно, что вот-вот начнется гроза. Она появилась внезапно, ведь всего полчаса назад не было и облачка. Я забеспокоилась: нужно было срочно возвращаться. Но Касандры не было видно. Я побежала вдоль берега, надеясь догнать ее, но она как сквозь землю провалилась. Ветер стал невыносимо сильным и холодным, крупные капли дождя упали на землю. Я и не заметила, как резко стемнело. Мне стало страшно, и я повернула назад. Я бежала и бежала, спотыкаясь о корни деревьев и пачкаясь в грязи: дождь уже лил вовсю и размывал землю. Вскоре я поняла, что не найду ту тропинку, по которой мы вышли к реке. Прогремел гром, и сверкнула молния. Деревья качались на ветру, их кроны, слегка покрытые первыми почками, не защищали меня дождя. Я промокла насквозь и сильно замерзла. Страх все сильнее овладевал моим телом и умом, я заметалась в панике, не зная, что делать. В нос ударил запах какой-то травы. Я успела подумать, что, наверное, это и есть Мироцелия – настолько необычным был запах. У меня начала кружиться голова. Последнее, что я помню – я споткнулась-таки об камень и упала на мокрую землю. Я хотела подняться, но перед глазами все поплыло, и я потеряла сознание.


Глава 4
Когда я пришла в себя, вокруг было темно. Я лежала на чем-то твердом, но сухом, укрытая какой-то тряпкой. Я пошарила вокруг рукой, приподнялась и огляделась. Глаза сначала не могли сфокусироваться ни на одном предмете, и мне стоило большого труда что-то разглядеть. На мне была другая одежда: теплая и сухая. Лежала я на кровати в маленькой комнате. Была ночь. Сквозь маленькое окошко дул легкий ветерок. Напротив кровати, у стены, стоял большой стол. Я хотела встать на ноги, но у меня снова закружилась голова. Я откинулась назад и закрыла глаза. Во всем теле была сильная слабость.
«Дурман-трава», - промелькнуло в моей голове, и я снова впала в глубокий сон.
Утро не было сильно обнадеживающим. Я чувствовала себя гораздо лучше, и ясность вернулась в мои мысли, но я обнаружила, что заперта в этом небольшом помещении. Кровать, на которой я спала, была очень широкой, накрытая матрасом, на котором я лежала. На столе стояла миска с какой-то похлебкой, кусок хлеба и стакан холодного чая. Надо же! Кто-то позаботился о моем завтраке! Кроме стола и пустого ведра в комнате не было ничего, даже стула. Сквозь маленькое окошко не удалось ничего разглядеть, только ветки кустов, да часть забора.

«Где я? Что случилось?» - спрашивала я себя.
Я прекрасно помнила события предыдущего дня, но не могла собрать мысли воедино. В носу все еще стоял запах травы, но голова больше не кружилась. Я подумала, что, наверное, меня нашел кто-то из местных жителей и привел в эту хижину. Получается, что спас меня от холода и, возможно, даже от смерти. Не поленился принести мне еды...
Похлёбку и чай я поглотила с большим удовольствием. Несмотря на то, что суп был холодный и совсем невкусный, я почувствовала себя сытой. Я не могла понять только одного: почему дверь заперта? Я пыталась стучать и кричать, но никто не появлялся. Мне оставалось только ждать.
Я просидела взаперти до вечера. Никто не приходил, снаружи не было слышно никаких звуков. Мысли о том, что меня спасли, сменились на другие: меня похитили. Сказать, что я переживала - это не сказать ничего. Что на этот раз? Кому я помешала? Или за меня хотят получить выкуп? Что же случилось с Касандрой?
Все ответы я получила поздно вечером. Уже стемнело. Снаружи послышались шаги и голоса. Щелкнул засов в двери, и на пороге возникла... Кристи! Она бросилась ко мне и крепко обняла.
- Сестренка! С тобой все в порядке? - спросила она, прижимая меня к себе. Она была очень взволнована.
- Да, все в порядке, - ответила я, ничего не понимая. - Что случилось? Почему я здесь? Почему ты здесь?
Я и не заметила, как на пороге двери появились новые порции похлебки. Я услышала только, как закрывается засов снаружи.
Кристи немного успокоилась, села на кровать и все мне рассказала. Теперь картина произошедшего была ясна.
Все организовала Касандра. Она заманила меня подальше от Дворца, где я осталась одна в ненастную погоду. Неудивительно, что я потеряла сознание, надышавшись какой-то травы. Думаю, Касандра прекрасно знала, куда едет, и план свой четко продумала. Ее люди перевезли меня в это место. Оказалось, мы сидим с Кристи в небольшом сарае, куда поставили кровать и стол. Во дворе стоит большой дом, где живет какой-то мужчина по имени Сэм. Двор охраняется вооруженными людьми.
Пока я сидела взаперти, обуреваемая вопросами, Кристи, ни о чем не подозревая, занималась своими делами, когда вдруг ее нашел слуга и сказал, что за воротами Дворца ее ждет какой-то молодой человек. Кристи удивилась, но вышла к нему. Им оказался красивый, стройный, скромно одетый парень лет тридцати. Рядом с ним стояли две лошади. Кристи подошла к нему и удивленно спросила:
- Кто Вы? Что вам нужно? Мы разве знакомы?
- Нет, - тихо ответил молодой человек. - Меня зовут Сэм. Я к вам по важному поручению. Поймите меня правильно, я все лишь исполняю приказ. Пожалуйста, оставайтесь спокойны и выслушайте меня до конца. Если вы поднимете шум, Ваша сестра пострадает.
Кристи похолодела.
- Что? - спросила она одними губами. - Что с Амандой?
- Вам нужно поехать со мной, прямо сейчас, - ответил Сэм. - Тогда с ней ничего не случится. Ее жизнь в Ваших руках. Прошу Вас, сделайте, что я говорю. Иначе не сносить головы ни мне, ни Вашей сестре.
- Кто отдал Вам этот приказ? - Кристи хотелось верить, что это плохая шутка. - Почему я должна Вам верить?
Вместо ответа Сэм достал из кармана небольшое зеркальце. Он провел по нему рукой и прошептал "Я хочу видеть Аманду" и протянул зеркало Кристи. Вместо своего отражения она увидела меня, понуро сидящей на кровати в темной комнате. В этот момент Кристи поняла, что Сэм не шутит.

- Вам надо просто сейчас уехать со мной. Мы поедем к Вашей сестре. Таков приказ, который я получил, - снова сказал Сэм.
Кристи колебалась недолго. Можно было, конечно, позвать охрану, арестовать этого молодого человека, выведать, кто отдает ему приказы... Но что, если мне причинят вред? Что, если потом меня не найдут? Кристи не могла так рисковать, и подчинилась. Так мы оказались с ней вдвоем, в каком-то сарае, за пределами Жемчужного Королевства.
- Разве Ариан не ищет тебя уже? - спросила я сестру, дослушав ее рассказ. - Он объедет каждый сантиметр земли, чтобы найти тебя!
- Знаешь, Аманда... Ты же видишь, что это все запланировано Касандрой. Она и не собиралась так просто сдаваться, - Кристи говорила негромко, о чем-то размышляя. - Я уверена, что она все прекрасно продумала. Подумай сама: я неожиданно сбежала из Дворца с каким-то парнем на глазах у кучи охранников. Касандра или кто-то из ее людей наверняка пустят слух, что объявился мой давний возлюбленный, и я сбежала с ним. Они уж придумают самую правдоподобную историю. Тогда Ариан разочаруется во мне, и скорее всего, женится на Касандре, как и обещал.
- Разве он поверит в эти глупости? Вы слишком хорошо друг друга знаете, чтобы просто так взять и поверить, что ты с кем-то сбежала! - уверенно сказала я.
Кристи только покачала головой.
- Касандра оказалась очень хитрой. Думаю, она сделает все, чтобы Ариан поверил в эту историю, - обреченно сказала она.
- Нам надо выбраться отсюда и срочно все рассказать Ариану! - я нервно зашагала по комнате. - Должен же быть способ! Мы можем подкупить этого Сэма и...
- Вряд ли, - ответила Кристи. - Сэм поплатится своей головой, если что-то пойдет не так. Он мне это сказал много раз, пока мы ехали сюда. А дом охраняет как минимум десять человек. Двое из них стоят у дверей этого сарая. Нам не выбраться отсюда, по крайней мере, пока Ариан не женится...

Я похолодела. Действительно, сбежать не представлялось возможным. Может быть, нас убьют. В лучшем случае, отправят обратно в Королевство Роз. Но только после того, как Касандра получит то, что хочет. Но вслух я сказала:
- Мы сможем что-то придумать. Мы всегда что-то придумывали, правда?
- Да! - глаза Кристи заблестели от ярости. - Эта Принцесса не добьется своего. Ей придется очень постараться, чтобы избавиться от меня! Я не собираюсь сдаваться, ни в коем случае!
Она прошлась по комнате, внимательно ощупывая стены и пол. Уже совсем стало темно. Окошко было размером с кирпич, вырезанное в плотных деревянных досках. Пол тоже был деревянный, но сделан на совесть: вряд ли бы нам удалось оторвать доски. А даже если бы и удалось, подкоп руками мы делали бы, по меньшей мере, месяц. А бежать нам надо было срочно. Мы не знали, насколько далеко может зайти Касандра, желая добиться своего. Я думаю, очень далеко, даже может убить нас. Пока мы нужны ей, на всякий случай, возможно, чтобы шантажировать Ариана на тот случай, если он поймет, что нас похитили.
В этот день мы ничего не придумали. Нам ничего не оставалось делать, как съесть похлебку и уснуть.
Три дня мы сидели взаперти. Нам приносили еду, но разговаривать с нами никто не собирался. За эти три дня мы окончательно убедились в том, что сбежать не получится - слишком крепкие стены у сарая. Мы стали бояться, что, пока нас нет, Касандра найдет способ женить на себе Королевича.
На четвертый день все изменилось. События стали сменять друг друга с большой скоростью. Ближе к полудню к нам вошел Сэм - тот самый красивый и высокий молодой человек, который исполнял приказы Касандры. Его сопровождали трое вооруженных мечами людей. Они приказали нам выйти на улицу. От дневного света, от которого мы давно отвыкли, заболели глаза. Один из охранников схватил меня за локоть и потащил в дом - старую одноэтажную постройку.
- Что происходит? Отпустите! - закричала я.
Кристи рванулась за мной, но ее остановили. Очень быстро меня грубо затолкали в дом и протащили до подвала. Он находился за деревянной дверцей, вниз вели две ступеньки. Толкнули в спину и сказали молчать как рыба: один писк, и моя сестра поплатиться жизнью.
За мной захлопнулась дверь, и щелкнул замок. В чулане, где я оказалась, было очень сыро. Земляной пол, прогнившие от старости доски, их которых состояли стены и маленькое зарешеточное окошко - все. Я попыталась выглянуть наружу, но увидела только сырую почву и первые ростки травы: окно находилось на уровне поверхности земли. Мое сердце тревожно забилось, предчувствуя неладное. Что они собираются сделать с Кристи? Этот вопрос меня очень пугал. Неспроста меня посадили в этот подвал. Я металась по этому маленькому чулану из стороны в стороны, напряжение только возрастало. Через пару часов оно перешло в отчаянье, с которым я уже не могла совладать. Я почувствовала полное бессилие от невозможности что-либо сделать, и расплакалась. Я смотрела на этот квадратик света в окошке и глотала соленые слезы.
- Как мне выбраться отсюда? Что же делать? - шептала я одними губами. - Как все исправить? Неужели невозможно ничего сделать? Отец... Папа... Где ты, папа? Ты бы мне помог, я знаю... Папа... Помоги мне...
Я звала его, потому что сейчас снова стала маленькой девочкой, которая не знала, как спастись, которая сама не могла ничего сделать. Я шептала и шептала "папа", а слезы все больше катились по щекам. Вдруг я отчетливо услышала:
- Я здесь.
Нет, это был не звук голоса. Казалось, кто-то говорил внутри меня, но, одновременно, будто этот кто-то находился сзади.
- Я здесь, дочь.
Да, абсолютно точно. Это был Король, мой отец. Я повернулась в сторону двери. В подвале никого не было, кроме меня, но я всем своим существом чувствовала, что папа стоит прямо напротив.
- Беги, Аманда, беги, - снова услышала я. - Беги через окно, оно открыто.
В тот же момент, ни о чем не думая, я бросилась к окну и схватилась за прутья решетки. На мое удивление, они очень легко поддались и сразу же отвалились. Мои руки работали очень быстро, я вырвала все прутья и принялась за гнилые доски. Они легко разваливались, за ними была земля. Чтобы протиснуться в проем, мне пришлось его расширить, роя пальцами землю и сдирая доски сверху. Я вся была в грязи, пальцы ныли от напряжения, но в тот момент я ничего не замечала.
Наконец, размер проема позволил моему телу пролезть: я подпрыгнула и, опираясь на локти, ползком выбралась наружу. Никого рядом не было: я оказалась по другую сторону дома. Деревянный заборчик стоял здесь только для виду, я легко пролезла между тонкими досками и устремилась вперед. Я не знала, куда мне бежать, я только знала, что надо ползти и как можно быстрее. Когда я оказалась среди деревьев, я аккуратно встала на ноги. Что делать дальше? Я углубилась в лес. Меня снова охватило отчаянье: я не знаю этих мест, я не знаю, где нахожусь и не знаю, куда бежать. Я заметалась из стороны в сторону как раненый зверь, который пытался скрыться от опасности. В этот момент я снова услышала Его голос - голос Короля, моего отца.
- Беги, я покажу тебе дорогу.
Я побежала, защищаясь руками от веток деревьев и кустов, которые пытались оцарапать мое лицо и туловище. Паника начала отступать, мое тело будто само прекрасно знало дорогу. Не знаю, сколько времени прошло, пока я вдруг не оказалась на широкой лесной тропе. Я остановилась, тяжело дыша. Теперь стало ясно, в какую сторону надо двигаться, и как можно скорее, чтобы привести помощь из ближайшего населенного пункта.
- Молодец, Аманда, - в моей голове снова раздался такой родной голос. - Дальше ты сама.
Я чувствовала, что отец где-то рядом.
- Папа, постой, не уходи, не бросай меня, - взмолилась я, вертя головой в мнимой надежде увидеть его рядом. Но уже что-то изменилось вокруг меня. Я перестала ощущать его присутствие. Он ушел.
- Хорошо, папа, я сама, - горько вздохнула я, и пошла вверх по тропе настолько быстро, сколько позволяли силы. Нельзя было терять ни минуты: я не знала, когда Сэм решить спуститься в чулан, чтобы меня проведать...
Тропа периодически поворачивала то вправо, то влево. Лес не становился реже, а наоборот, казалось, еще не скоро закончится. Одно хорошо - было довольно тепло, и в облаках слабо светило солнце.
Вдруг позади себя я услышала какой-то шум. Сначала я решила, что мне послышалось, но становился все более явным. Кто-то ехал по тропе. Я хотела соскочить с дороги и спрятаться в лесу, но не успела: из-за поворота появился всадник. Лошадь никак не ожидала встретить кого-то на тропе, поэтому в испуге затормозила. Я была готова снова спасаться бегством, но, взглянув на лицо всадника, меня накрыла огромная волна облегчения - передо мной стоял Ариан собственной персоной.

Казалась, он сильно удивился, увидев меня на дороге. Я же бросилась к нему, и вцепилась мертвой хваткой в седло лошади.
- Ариан, Слава Богу! Нам нужно срочно спасти Кристи, нельзя терять ни минуты, быстрее! - затараторила я.
- Я только что видел ее, - холодно прервал меня Королевич. - И я говорил с ней. Нам не от кого ее спасать.
Только сейчас я обратила внимание, что он едет со стороны хижины. Значит, они виделись? Но почему тогда...
- Кристи вернулась к своему возлюбленному с корабля, - продолжал Ариан. Его глаза сверкали яростью и горечью, лицо перекосилось, будто от сильной боли. - Она мне все рассказала. Нам не о чем больше говорить. Отойди с дороги, Аманда.
- Что? Что ты сказал? - вскричала я и еще сильнее вцепилась в седло, почти повиснув на нем. - Ариан! Как ты можешь в это верить! Послушай меня, я знаю, что происходит!
Я начала говорить, очень быстро. Я боялась, что он не будет меня слушать, пришпорит лошадь и ускачет. Это было бы катастрофой. И все же он выслушал меня: думаю, потому что надеялся в глубине души, что нет у Кристи никакого возлюбленного с корабля. Все выяснилось очень быстро.
Во Дворце Ариан спохватился Кристи только вечером, потому что днем он уезжал по делам. Охрана на воротах сообщила, что Кристи куда-то уехала с неизвестным молодым человеком. Ариан пытался найти меня, но Касандра ему сказала, что я осталась на ферме еще на один день. Королевич начал поиски по всему Королевству, хотя время близилось к ночи. Ночь прошла тяжело и, конечно, безрезультатно. Только к утру какой-то пастух сказал, что знает этого парня, с которыми уехала моя сестра. Сэм, по его словам, приехал с нами на корабле и выкупил домик за пределами Королевства, потому что так было дешевле. Иногда он помогал этому фермеру с хозяйством, поэтому тот знал его историю. Сэм хотел быть недалеко от своей любимой, ведь (что за глупость!) они были помолвлены уже давно. Но когда Кристи сказала, что выходит замуж за Ариана (кто же не хочет стать Королевой?), между ними случился серьезный разговор, во время которого Кристи поняла, что любит Сэма, поэтому решила немедленно покинуть Дворец. Фермер указал дорогу до дома своего товарища и посоветовал съездить туда лично и во всем разобраться, что Королевич и сделал.
Действительно, Ариан нашел Кристи во дворе дома: она вешала сушиться белье. Неудивительно, что она подтвердила слова того человека и слезно просила простить ее и понять: она знала, что я заперта в чулане и что малейшее слово - и меня убьет человек, который сторожил дверь в подвал. Сестра не могла рисковать моей жизнью, поэтому сделала все возможное, чтобы заверить Ариана в том, что она любит другого. Не сразу, но ей удалось. Королевичу пришлось уехать в полном смятении, обуреваемый гневом, болью и разочарованием.
Когда Ариан понял, в чем дело, глаза его запылали такой яростью, что мне стало страшно. Он приказал мне прыгать на коня, и мы со скоростью ветра понеслись обратно к домику.
Кристи сидела на лавочке во дворе рядом с Сэмом - видимо, на тот случай, если у Ариана возникнут сомнения, и ему вздумается поговорить с ней еще раз. Они никак не ожидали увидеть и меня с ним. Ариан спрыгнул с лошади, выхватил меч и в два шага оказался перед Сэмом. Острие меча коснулось шеи обманщика.
- Я убью тебя, - в гневе сказал Ариан. - Как ты смеешь обманывать Короля?!
Я тоже уже была во дворе, рядом с Кристи. Удивление на ее лице сменилось радостью, она крепко сжала мою руку. Но в этот момент из леса выскочили пятеро солдат. У всех в руках были мечи, и они окружили нас, но ни один мускул не дрогнул на лице Ариана.
- Вы посмеете драться с Королем? - закричал он. - Я не пожалею никого! Мой меч не знает проигранных битв. Вы знаете, что означает идти против самого Короля? Вы знаете, чéм вам это грозит!? И вашей повелительнице Касандре и ее Королевству?
Солдаты стояли в нерешительности, поглядывая на своего предводителя - Сэма, который и дышать забыл, чувствуя острие меча на свой шее. Его лицо было белее снега: он испугался.
- Опустить оружие! - прохрипел он. И, видя, что солдаты все еще колеблются, прокричал громче, - я приказываю опустить оружие! Немедленно!
Солдаты подчинились и сделали шаг в сторону. Мечи остались лежать на земле. Ариан снова грозно посмотрел на Сэма.
- Твое счастье, что ты всего лишь слуга, - сказал он спокойнее, хотя его глаза будто разрывали Сэма на части. - Передай своей Королеве, что она будет иметь дело со мной! И очень непростое дело!
Кристи нашла свою лошадь, а я воспользовалась лошадью Сэма. Никто не пытался нас больше останавливать - мы помчались домой, во Дворец Жемчужного Королевства.
Но далеко мы не уехали. Дорога не была близкой и, по большей своей части, проходила через лес. Мы ехали уже около часа, когда небо, затянутое облаками, стало чернеть прямо на глазах. Ветер усилился, от его порывов деревья качались все сильнее. Лошадям было очень сложно идти вперед, не говоря уже о том, чтобы бежать.
- Сейчас начнется гроза! - прокричала мне Кристи, когда я поравнялась с их лошадью. - Мы не можем ехать в такую погоду!
- Что же делать? - прокричала я в ответ, пытаясь укрыть лицо от сильного ветра.
- Я проезжал указатель к домику лесничего! - услышала я сквозь шум ветра голос Ариана. - Еще немного, и мы доберемся до него! Укроемся там!
Было очень тяжело дышать при таком ветре. Стало темно, и я даже не видела, куда мы едем из-за сильного тумана, который внезапно заполнил лес, не говоря уже о каких-либо указателях. Но Ариан увидел. От главной тропы вправо уходила маленькая дорожка, на которую мы и свернули. Они впереди, я - сзади. Ехать стало еще сложнее, ветки деревьев истерзали лошадей и наши тела. Когда упали первые капли дождя, мы, наконец, увидели небольшой деревянный домик с небольшим навесом перед ним.

Ливень все усиливался, мы еле успели добраться до крыши. Мы привязали лошадей, когда вдруг по моему телу пробежался холодок страха: я почувствовала уже знакомый мне запах дурманящей травы. Он становился все сильнее, голова начала кружиться. Меня начало шатать, я увидела, что Ариан и Кристи чувствуют себя не лучше. Дверь, ведущая в домик, оказалась открытой: внутри было пусто, только прошлогодняя солома покрывала пол. Я успела сказать, что ничего страшного не случится, потому что дурман скоро пройдет, и сразу потеряла сознание.

Глава 5
Очнулась я посреди ночи. Голова сильно болела, и очень хотелось пить. Дверь в лесничий домик была приоткрыта, и ветер свободно разгуливал в помещении. Все мое тело было покрыто мурашками от холода, я дрожала. "Надо закрыть дверь", - подумалось мне. Я с трудом поднялась и почти на ощупь двинулась к двери. Она скрипела, раскачиваясь на ветру. Я попыталась ее прикрыть, но она не желала этого делать, и снова распахивалась. Выйти в ночную темень в поисках какой-нибудь палки, чтобы подпереть дверь? Нет, это безумие. Но как же было холодно! Снаружи заржали лошади, и я все-таки решилась выйти. Успели ли мы их привязать? Бедные животные!
Я перешагнула порог и съежилась от сильного порыва ветра. Дождь прекратился, но небо, очевидно, было покрыто облаками, потому что свет луны практически не пробивался. Вытянув вперед руки, чтобы не наткнуться ни на что в темноте, я сделала несколько шагов. Лошади стояли рядом, под навесом. Значит, мы их привязали. Постепенно, мои глаза стали различать черты леса, и я стала шарить рукой по земле в надежде найти какую-нибудь палку. Ничего. Я сделала еще несколько шагов и еще, подошла к кромке леса и споткнулась о какое-то бревнышко. Я попыталась его поднять, но снова закружилась голова, и в глазах стало совсем темно. В нос ударил знакомый запах Мироцелии. "Срочно надо идти обратно" - в панике подумала я, но тело снова мне отказало. Я плохо помню, что происходило. Наверное, я опять потеряла сознание, потом все-таки очнулась и попыталась вернуться, но дурман травы был сильнее меня, и я опять теряла все ориентиры. Но мне удалось вернуться. Все кружилось перед глазами, но я помню, как почти вползла в домик, уже и не думая о том, что надо закрыть дверь. Очутившись внутри, я, в который раз, потеряла сознание.
Когда я пришла в себя, первое время мне сложно было вспомнить, что произошло, и где я нахожусь. Было немного прохладно, все части тела ныли от долгого пребывания в одном положении. В воздухе пахло сыростью и соломой. Я попыталась сесть, но это мне далось с трудом - тело слабо слушалось. Я ощущала слабый запах той самой травы. Постепенно мои мысли становились ясными, память выдавала картинки прошедших дней. Дверь все также была распахнута и скрипела на ветру. Я удивляюсь, как не замерзла в эту ночь до смерти.
Я огляделась в поисках Кристи и Ариана, но в помещении было пусто. Решив, что они на улице, я аккуратно поднялась на ноги и подошла к двери. На улице была не самая лучшая погода: дождя уже не было, но земля промокла насквозь. Дул слабый, но холодный ветер, солнца за облаками не было видно. Я не знала, сколько прошло времени, пока я спала. Но меня волновало другое: никаких следов сестры и ее жениха. Лошадей тоже не было. Я вспомнила, как ночью пыталась закрыть дверь... Лошади были на месте, привязаны. Где они?
Я почувствовала страх. Единственным звуком был шум деревьев. Я обошла домик, но никого рядом не было. И никаких следов на мокрой земле.
Постепенно стало происходить то, что я никогда раньше не испытывала: меня начал окутывать ужас. Да, это был не просто страх, это было совсем другое чувство, гораздо сильнее. Казалось, что вокруг меня кто-то есть, повсюду. От каждого дерева, куста веяло опасностью и угрозой. Я не могу объяснить причину этого ужаса, который окутал меня с ног до головы. Мне хотелось кричать и звать на помощь, но страх сковал горло, я не могла издать ни звука. Мне показалось, что я схожу с ума. Я дико озиралась из стороны в сторону, и все вокруг, казалось, тянуло ко мне щупальца из самых страшных ночных кошмаров. Я снова вбежала в дом, но внутри мне не стало легче. В единственное и разбитое окно дул ветер, дверь и стены скрипели. Было ощущение, что снаружи находится чудовище. Точнее, все, что есть за пределами домика - это чудовище. Я практически не чувствовала своего тела: оно похолодело и отказывалось мне подчиняться. Умом я понимала, что ничего страшного нет, но ужас никуда не исчезал. Куда пропали Кристи и Ариан? Не могли же они бросить меня здесь? Конечно, нет! Их таинственное исчезновение нагнетало еще больше страху. Мне казалось, что и я скоро вот так просто исчезну, что чудовище за этими деревянными стенами заберет меня.
Мне пришла в голову утешительная мысль о том, что, возможно, я сплю, и это просто кошмар. Я закрыла глаза и мысленно постаралась приказать себе проснуться, даже ущипнула себя за нос, очень больно. Но нет, ничего не менялось. Несмотря на сковавший меня страх, мой мозг работал довольно четко и ясно. Но он ничего не мог поделать с охватившим меня чувством. Мне стало трудно дышать. Еще не хватало задохнуться во сне! Я вспомнила, как однажды, давно, Фабиан говорил одному из своих сыновей, когда тот боялся возвращаться из школы, если уже стемнело:
- Попробуй пойти по улице вместе со своим страхом под руку. Пусть тебе будет страшно, но ты будешь не один. Не давай страху дышать тебе в спину, возьми его за руку.
Да! Нужно собрать все свои силы и выйти наружу, подумала я. Может быть, тогда я проснусь. Сон же должен когда-нибудь закончиться. Несмотря на всю реалистичность происходящего, мне хотелось верить, что это не больше, чем просто кошмар, вызванный действием дурманящей травы.
Только через какое-то время я смогла заставить себя встать с соломы и выйти за дверь. Все равно страшно было абсолютно везде, поэтому не было смысла сидеть в домике. Я хотела выйти на главную тропу и поскорее убраться подальше отсюда, но новый холодок страха пробежался по телу: дорога была сильно размыта, никакой тропы не было видно. Я даже не помню, с какой стороны мы подъехали к домику, куда идти?
Я пошла наугад прямо в гущу леса. Только бы уйти отсюда! Деревья шатались, шумели листья. Я постоянно оглядывалась, потому что мне казалось, что кто-то вот-вот тронет меня сзади за плечо. Я шла по лесу, совершенно не понимая, куда и зачем. Чем больше я продвигалась вперед, тем яснее понимала, что бежать от ужаса мне просто некуда. Он продолжал оставаться повсюду. Не оставалось никакой надежды, чтобы выбраться из этого места. Лес становился все гуще, и стало понятно, что я давно заблудилась.
В отчаянии, я прислонилась к одному из деревьев и заплакала. Так, наверное, плачет раненый зверь, у которого уже не остается надежды на спасение. Я поняла, что терять мне уже нечего - ничего мне не поможет. Ужас разбавился злостью. Я закричала, обращаясь к целому лесу:
- Я боюсь тебя, слышишь, я боюсь! Боюсь! Боюсь!
Мой крик потонул в рыданиях, но я продолжала твердить одно и то же:
- Я боюсь тебя! Зачем ты меня пугаешь? Зачем? Я так боюсь!
Я больше не собиралась никуда идти.
«Пусть ужас разорвет меня на част прямо сейчас, и покончим с этим», -подумала я.
Но вдруг я услышала чей-то голос:
- Ай-яй-яй!! Как нехорошо!
Я оглянулась и в нескольких метрах от себя увидела старичка. Немного полненький, невысокого роста, с усами и белой пышной бородой. Одет он был в очень простую и легкую одежду, в правой руке держал посох, а в левой – корзинку с грибами. Я даже почему-то не удивилась, откуда в марте грибы.

- Ай-яй-яй, - повторил он. - Как же неудобно! Что же ты творишь, друг мой?
Мое удивление было настолько велико, что я на какое-то время забыла про свой ужас. С кем он разговаривает? Старичок продолжал, качая головой и глядя по сторонам и чуть наверх:
- Нехорошо, нехорошо пугать девушек! Что же с тобой такое? Ну-ка, успокойся, пожалуйста!
Старик сделал несколько шагов ко мне. У него было приятное лицо, а глаза очень добрые. Я ощутила чувство большого облегчения. Старичок обратился ко мне:
- Внученька, ты уж не серчай. Лес сегодня в очень плохом настроении. Слышал я, как ты жаловалась на него, вот и пришел сразу. Плохо он себя ведет в последнее время, плохо. Обидел его кто-то, наверное. Вон какая гроза разразилась вчера! Да и несколько дней назад. Вот лес и ругается, народ пугает.
Старик постучал по стволу одного из деревьев и слегка наклонился к нему:
- Ты меня слышишь? Ну-ка прекрати! Знаю, знаю, ты обижен, расстроен, но ничего, все пройдет. Не пугай девушку, она гостьей моей будет.
Я стояла, раскрыв рот. Старик действительно разговаривает с лесом, и лес слышит его! Вот ветер поутих, выглянуло слегка солнышко, и я почувствовала, как ужас покидает мое тело.
- Кто вы? - спросила я.
- Рад знакомству, - старичок галантно поклонился и поспешил протянуть мне руку. - Меня зовут Афанасий, я лесничий. Ты уж прости, внучка, мой лес. Он сегодня в очень дурном настроении: вчерашняя гроза столько деревьев поломала! Вот он и злится, да людей пугает. Ты уже лучше себя чувствуешь?
- Мне еще немного жутковато, но гораздо лучше, - смущенно ответила я, будучи очень благодарна в глубине души новому знакомому.
- Тогда я приглашаю тебя к себе в гости, - радостно потер руками Афанасий. - Угощу тебя горячим чаем с медом и вкусными пирожками. Сегодня с утра испек. Ты согреешься, поболтаешь с одиноким дедушкой, а?
Я радостно приняла приглашение. После пережитого ужаса попить чай с пирожками казалось настоящим счастьем.
Я последовала за дедушкой дальше в лес. Мое настроение становилось все лучше и лучше. По пути Афанасий разговаривал с деревьями, ласково касаясь то веточки, то ствола, то молодого листика. И лес успокаивался, ветер уже практически не дул. Мне стало очень хорошо и спокойно.
Домик лесничего оказался в небольшом овраге. Его сложно было заметить среди деревьев и кустов. Издалека мне показалось, что это пряничный домик. Да-да, сделанный из пряников. Я бы уже ничему не удивилась. Но когда мы подошли ближе, я увидела, что стены сделаны из очень красивого камня. Точнее, из многих больших камней с очень красивой расцветкой. Я никогда таких не видела. Они переливались разными цветами, а оранжевая крыша придавала и так симпатичному домику радостный вид.

- Не холодно ли вам жить в доме из камней? - спросила я.
- Это не обычные камни, внучка, - ответил лесничий, ласково улыбаясь. - Они - часть этого леса и служат мне верой и правдой уже очень много лет. Они вбирают в себя весь холод, а внутри дают тепло. Иногда я развожу камин, и тогда в домике становится еще теплее. Тепло держится очень долго. Да ты не стесняйся, проходи.
Я переступила порог дома и оказалась в уютной комнатке. Слева находился маленький деревянный столик и небольшая плита, на которой стоял чугунный чайник. Справа от двери стоял большой коричневый шкаф, на стенах весели маленькие картинки с лесными пейзажами, напротив входа была еще одна дверь, которая, как потом показал мне дедушка, вела в маленькую гостиную и его спальню.
Афанасий усадил меня за столик и захлопотал, доставая из шкафа красивые блюдца и чашки. Столик он накрыл белой скатертью с вышитыми на ней красными розами. Вскоре на нем появился горячий чай, мед и пирожки.

- Как же я рад твоему визиту, внученька! - довольно сказал лесничий, разливая чай. - Как звать тебя?
- Аманда, - ответила я, с большим наслаждением надкусывая пирожок.
- Добро пожаловать, Аманда! - сказал Афанасий, торопливо подвигая мед ко мне поближе. Было видно, что он очень хотел угодить мне.
Мы разговорились. Он рассказывал о том, как живет здесь очень-очень долго, как любит свой лес, а тот отвечает ему взаимностью. Как он каждый день проверяет, не заболело ли какое дерево, не захромал ли какой кустик. За домом у Афанасия был свой огород (он потом показал мне его: очень ухоженные грядки, на которых, к моему удивлению, уже росли помидоры, огурцы, капуста и другие овощи. Лесничий пояснил, что у него всегда все растет, вне зависимости от времени года).
Афанасий мне очень понравился. Его было интересно слушать, очень приятно с ним говорить... Видя, как он радуется мой компании, я не спешила говорить ему, что не могу задержаться здесь надолго, потому что в Жемчужном Королевстве неизвестно, что происходит, и мне нужно найти сестру.
Ближе к вечеру я все-таки рассказала ему, что мне нужно выйти на тропу и вернуться во Дворец. Афанасий очень запереживал, всплеснул руками и попросил рассказать ему, что случилось, да и вообще о себе. Конечно, я не могла отказать ему в этом. Он слушал меня очень внимательно, тревожно теребя в руках салфетку.
Я рассказала о том, как с сестрой приехала из Королевства Роз, о двух братьях, о решении Ариана и Кристи пожениться, несмотря на его помолвку с Касандрой, и вскользь упомянула о Филиппе и Нэлли. Я объяснила, что Касандра оказалась настойчивой, похитила меня и Кристи, но когда приехал Ариан, нам удалось сбежать. Рассказала и о том, как нас застигла гроза, мы спрятались в домике, и как на следующий день я проснулась, никого рядом не обнаружив.
- Поверьте, мне надо срочно вернуться во Дворец! Я не знаю, где моя сестра, где Ариан... Проводите меня до главной тропы, пожалуйста, - отчаянно попросила я.
Афанасий встал и подошел к плите, чтобы подлить в чашки горячей воды. Я заметила, что его руки слегка подрагивали. Он снова сел за стол и сказал:
- Аманда, внучка, я тебе сейчас кое-что расскажу, выслушай меня внимательно. Мы смогли с тобой встретиться, потому что ты переступила черту.
- Черту? Какую? - удивилась я.
- В лесу есть черта, которая отделяет привычный для тебя мир людей от мира лесных жителей, - старичок говорил медленно, беспокойно заглядывая мне в глаза. - Сейчас ты находишься в Лесном Королевстве, о котором мало кто знает из людей, потому что найти сюда дорогу очень непросто. Мы, любители лесов, живем изолировано друг от друга, семьями, а собираемся вместе только в чрезвычайных обстоятельствах, например, если есть какая-то угроза извне нашим лесам, или нашим детям приходит пора создавать свою семью. Сыновья приводят домой молодую жену, которая имеет право навещать своих родителей раз в год. Но здесь время течет по другим законам, нежели в твоем мире. Мы живем гораздо дольше, чем вы, хотя дни сменяют друг душа в три раза быстрее. Здесь тебе покажется, что пройдет три дня, а во внешнем мире - только один. Но растем и старимся мы также как и вы. Только если для вас пройдет, например, шестьдесят лет, то здесь мы ощутим их как сто восемьдесят.
Я помотала головой, запутавшись в цифрах. Афанасий попытался объяснить еще раз:
- Моему телу семьдесят лет, как если бы я жил в мире людей. Но я живу уже двести десять лет, лесных лет. Ты провела здесь около шести часов, а в мире людей прошло только два. Сколько тебе лет?
- Почти девятнадцать, - растерянно ответила я.
- Если ты пробудешь здесь девять лет, то будешь выглядеть не на двадцать восемь, а на двадцать два года, - объяснил лесник.
Я крепко задумалась. Надо же, как необычно здесь течет время.
- Не скучно ли жить в лесу столько времени? - спросила я.
Афанасий рассмеялся.
- Нет, внучка, конечно, нет. Мы любим лес и заботимся о нем, дел у нас много. А если ты живешь со своей семьей, то вообще никогда не бывает скучно.
Упомянув о семье, Афанасий заметно погрустнел. Я не решалась спросить его, почему он живет один, но он рассказал сам.
У Афанасия была жена и сын. Жили они в мире и согласии, пока сын не вырос и однажды не привел домой девушку. Она оказалась не из рода лесников, а каким-то случайным образом перешла черту и заблудилась. Его сын случайно встретил ее, заблудившуюся, в лесных зарослях. Девушка осталась в гостях, и вскоре сын объявил, что встретил свою любовь, поэтому они поженятся. Афанасию и его жене совсем не понравилось это решение, потому что никогда еще люди не становились частью лесных жителей, это могло привести к плохим последствиям. Но поделать они ничего не смогли, да и девушка заверяла, что любит их сына, лес и хочет жить здесь, в уединении. Она во всем помогала и по дому, и в лесу, поэтому вскоре Афанасий успокоился. А когда родилась внучка, счастью не было предела.
- Мы назвали ее Колокольчиком, потому что на правой руке, у плеча, у нее было родимое пятнышко в виде колокольчика, - сказал старичок, предаваясь воспоминаниям, с грустью в голосе. - Это был очень хороший знак - родимое пятно означало, что лес ее принял, и она обладает всеми силами, которыми обладают лесные жители. В два года она уже знала о лесе все, гуляла сама, разговаривала с деревьями, лечила больные цветочки и другие растения, понимала язык животных.

Но потом пришла беда. Ее мать однажды устала от жизни в лесу. Это было неудивительно: она его не понимала и могла только вести хозяйство. Но ее тянуло обратно, в свой мир людей. Но есть одно правило: тот, кто по своей воле покидает лес, никогда обратно вернуться не сможет. Однажды она заявила нашему сыну, что уходит. Тот безумно любил ее, умолял остаться, но все было напрасно. Тогда он решил уйти вместе с ней. Она рассказала, что приходится дочерью какого-то короля, поэтому их ждет королевская жизнь. Мы с женой чуть с ума не сошли от этой новости, плакали и на коленях просили их одуматься, но они ушли. Рано утром, забрав с собой Колокольчика, которой только исполнилось три годика по вашим меркам. Нашему горю не было предела. Жена моя слегла, и ни одна трава не могла ее вылечить: если человек не хочет жить, ничего ему не поможет. Вскоре я остался совсем один.
Афанасий отвернулся, вытирая рукавом слезы. Я еле сдерживалась, чтобы тоже не заплакать. Какая грустная история! Как мне было жалко этого старичка! Но я не знала, какое слово ему сказать, чтобы утешить, поэтому молчала.
- Все в порядке, внучка, - сказал Афанасий, снова повернувшись ко мне. - Я уже свыкся с мыслью, что никогда не увижу сына и внучку, мою любимую девочку - Колокольчика. Ты понимаешь теперь, как я рад твоему визиту? Как давно никого не было со мной рядом!
Я протянула к нему руки и сжала его ладони в своих.
- Дедушка, как бы мне хотелось помочь вам! - сказала я, чуть не плача.
- То, что ты здесь, уже огромное счастье для меня, - улыбнулся Афанасий.
- Да, но... - Я помедлила. - Мне надо вернуться домой, я не смогу долго оставаться здесь.
- Побудь немного со стариком, пожалуйста, - попросил лесник. - Время здесь течет по-другому, поэтому тебе некуда спешить. Ты всегда успеешь уйти.
Я заколебалась, ведь моя сестра могла быть в опасности. Но, снова взглянув в глаза старичка, поняла, что не могу ему отказать. Я улыбнулась и кивнула.
- Конечно, я побуду с вами.
Так я осталась у Афанасия, в его красивом каменном домике, в Королевстве Леса.

Глава 6
День за днем Афанасий показывал мне лес, учил различать его настроения, разбираться в травах. Я узнала, что Мироцелия действительно успокаивает и избавляет от беспокойств - я пила несколько раз ее отвар, и на меня находило умиротворение, все тревоги исчезали. Но при контакте живой травы с водой наступает дурман, и можно потерять сознание. Что со мной раньше и случилось. Поэтому во время дождя стоило избегать мест, где она росла.
Мне было в удовольствие помогать старику в огороде, на кухне, а также с утра и вечером бродить по лесу, наблюдая за тем, как он разговаривает с деревьями, ласково гладит их стволы и веточки. Мы встречали некоторых животных: зайцев, лис, даже волка. Они без страха подходили к Афанасию, но от меня держались на расстоянии. Лесник очень много рассказывал о жизни в лесу, и мне было очень интересно его слушать.
Прошло две недели, как я жила у Афанасия. Я очень привыкла к нему, но мне нужно было уходить. Я никак не решалась сказать ему об этом, видя, какой радостью я наполняю его дни. Но в один день я решилась. Мы только пообедали, когда я сказала:
- Мне очень нравится у вас, дедушка, для меня было большим счастьем познакомиться с вами, но мне пора идти. У меня есть сестра, которая, возможно, очень нуждается в моей помощи, а еще целое Королевство, которое на время осталось без правителя. Покажите мне завтра дорогу к черте.
Мое сердце заныло, когда я увидела, как затряслись старые морщинистые руки старичка. Он отвернулся, чтобы поставить грязную посуду в раковину, но я заметила, какой испуг промелькнул на его лице. Мне было очень неловко, но не могла же я оставаться здесь навечно! Афанасий продолжал греметь посудой. Я терпеливо ждала ответа, но то, что я услышала, заставило меня похолодеть.
- Я не знаю, где черта, - сказал лесник, не поворачивая головы. - Увы, я не смогу показать ее тебе.
Мне показалась, что я ослышалась.
- Как? Как не знаете? - прошептала я онемевшими губами. - Но вы же говорили, что... Что мне не надо спешить... Что я всегда успею вернуться... Вы же говорили!!!
- Прости меня, внучка, - сказал старичок очень тихо. - Я не могу показать тебе черту. Не могу. Я не знаю, где она.
Он замолчал. В тишине гремели тарелки и ложки, которые он мыл и мыл, не решаясь оглянуться. Как может быть, чтобы лесник, хозяин этого леса, не знал, где черта?
- Но... Вы же можете спросить у леса! - вымолвила я, чувствуя себя так, словно меня облили ледяной водой.
- Лес не скажет, это его тайна, - все также тихо ответил старик.
- Но ваш сын! Невестка! Как же они нашли черту? - я все еще не верила его словам.
- Мой сын нашел ее. Не знаю, как, но нашел, - прошептал Афанасий. - Я не могу тебе ничем помочь.
В этот момент осознание того, что я не смогу выйти из леса, наконец, вошло в мое сознание. Старик обманул меня! Не стал пугать сразу, но теперь... Ком подступил к горлу.
- Тогда я тоже буду ее искать, пока не найду! - прокричала я и, в слезах, выбежала из домика. Я побежала в лес, не глядя по сторонам. Слезы текли ручьями, я была очень напугана. Нет, я ни в коем случае не должна здесь оставаться! Надо найти черту!
Чуть позже я немного успокоилась и огляделась. Меня окружал лес. Вокруг было тихо, хотя вдалеке слышалось пение птиц. Деревья уже покрылись листвой, лес становился другим. Я присела на старое бревнышко и попыталась придумать, что же мне делать. Надо попросить старика показать мне то место, где он меня встретил. Черта не должна быть очень далеко, хотя я шла очень долго в тот день, плутая среди деревьев. Мое временное спокойствие снова сменилась отчаяньем. Да, это чувство просто преследует меня. Я снова горько заплакала.

Вернулась я в домик только к ночи, понуро опустив голову. Я понимала, что не могла винить Афанасия в том, что он не знает, где черта. Да, он не сказал мне это сразу, но и я бы на его месте поступила также.
У меня не было сил говорить с ним. Он сидел на лавочке у дома, очень печальный. Старик хотел что-то мне сказать, но я слабо улыбнулась и поскорее прошла в дом, в выделенную мне комнатку с кроваткой и шкафчиком.
Я не смогла уснуть всю ночь, мучаясь от того, что, возможно, мне предстоит провести здесь всю жизнь. Лес стал для меня тюрьмой и пыткой. Жить здесь несколько сотен лет! Мне казалось, что меня разрывает на части эта мысль.
Весь следующий день я провела в лесу в поисках черты. С Афанасием мы почти не говорили: он видел, как я переживаю и не знал, что сказать мне. Предложил отвар из Мироцелии, но я не стала пить: я не хотела успокаиваться, я хотела выбраться отсюда! Он указал мне в сторону, откуда я пришла, и я ходила от дерева к дереву, умоляя их помочь мне найти черту. Но лес молчал.
Наступило новое утро, и я все также бродила по лесу. Безрезультатно. Афанасий становился все печальнее. Вечером он пытался поговорить со мной, что-то рассказать, как-то взбодрить... Но я только снова расплакалась.
- Я не могу здесь оставаться! - говорила я сквозь слезы. - Я не лесной житель, мне здесь плохо! Я хочу домой! Я хочу найти сестру! Я хочу в свое Королевство Роз!
Старичок только вздохнул. В какой-то момент мне показалось, что он не решается мне что-то сказать. Но я не стала ничего спрашивать. Я была погружена в свои грустные мысли и раздирающие душу чувства.
Однако в мире все меняется. Лесное Королевство не стало исключением. Следующий день изменил абсолютно все. Благодарить за это, как ни странно, надо Касандру.
Я шла по лесу, уже почти без надежды, что смогу найти черту. В небе светило солнце, его лучи проникали сквозь кроны деревьев, играя солнечными зайчиками. Вдруг что-то блеснуло на земле. Я сначала подумала, что мне показалось, но нет - опять блеснуло. Я аккуратно подошла к этому месту, желая, чтобы это оказалось той самой чертой, хотя я знала, что она была незаметной. На земле, в окружении прошлогодних листьев, лежало небольшое зеркало с ручкой, обрамленное серыми узорами. Удивившись своей находке, я подняла его и повертела в руках. Откуда зеркало в лесу? Или, может быть, я уже перешагнула черту и снова нахожусь в своем мире? А зеркало кто-то уронил? Оно выглядело как новенькое, хотя и было испачкано слегка в земле. Я взглянула на свое отражение, и сердце мое заколотилось: помятое и распухшее от слез лицо, потухший взгляд, всклоченные волосы... Но не мой вид взволновал меня, а волны, которые бегали по зеркалу. Мое изображение было не очень четким, оно расплывалось. Я провела рукой по зеркалу, но оно упорно отражало мое лицо нечетко, и все также бегали волны. Стало понятно, что это необычное зеркало.
В тот же миг я вспомнила рассказ Кристи о том, как у ворот Дворца Сэм показал ей волшебное зеркало, в котором она увидела меня, запертой в домике. Неужели это оно?
Я сразу решила это проверить. Я прикрыла ладонью стекло и прошептала:
- Кристи, я хочу видеть Кристи!
Когда я убрала ладонь и взглянула в зеркало, я не увидела своего отражения. Только белое облако, которое постепенно рассеивалось. Изображение на нем становилось все более четким. И то, что я увидела, заставило меня вскрикнуть: я увидела Кристи, которая сидела на полу в темном помещении, куда едва ли проникал свет. Ее руки были прикованы цепями к каменной стене. Чуть дальше от нее, у двери, находился Ариан. Он сидел, понуро опустив голову. Было явно, что они сидят в темнице. Она была просторной, с небольшим окошком у самого потолка.

Я задрожала. Значит, Касандра все-таки добралась до них! Скорее всего, тогда, когда мы добрались до домика и упали без сознания от запаха Мироцелии! Касандра прекрасно осознавала опасность того, что Ариан едет к моей сестре. Она сама и направила его, придумав небылицу о том, что у Кристи уже есть жених. Но Касандра не могла не подстраховаться на тот случай, если что-то пойдет не так, и Ариан увезет Кристи! Наверняка, в таком случае Касандра собиралась действовать силой, а не хитростью. Ее люди просто похитили их, пока мы были в домике и не могли себя защитить. А меня... Почему они не схватили меня? Неужели они приехали за нами как раз в тот момент, пока я в темноте пыталась найти палку, чтобы подпереть дверь, и какое-то время провела у леса, или в нем самом, без сознания? Да, это единственное объяснение....
Все эти мысли вихрем пронеслись в моей голове. Все встало на свои места. Настойчивость Касандры оказалась еще более опасной, чем я могла предположить. Изображение в зеркале стало медленно исчезать, и я снова увидела свое лицо и волны. Я попыталась взять себя в руки, не паниковать и спокойно порассуждать.
Получается, что Ариан и Кристи находятся в какой-то темнице. Судя по ее виду и размерам, это самая настоящая дворцовая темница. Мне не хотелось в это верить, но похоже, что они находятся в Королевстве Ветров, на территории Касандры, в ее Дворце. Сбежать оттуда невозможно, особенно, будучи прикованным к стене. Но зачем? Неужели, таким образом Принцесса собирается уговорить Ариана жениться на ней? Или она уже захватила Жемчужное Королевство другим способом? Филипп! Где же Филипп?
Я поспешно потерла зеркало и прошептала его имя, со страхом ожидая увидеть его тоже закованным в цепи. Изображение снова стало мутным, и спустя мгновение я четко увидела Королевича, и не поверила своим глазам: он сидел за столом в столовой Дворца и спокойно пил чай! Я даже встряхнула головой, чтобы убедиться, что мне это не чудится. Нет. Все так и было. И Филипп был не один. Рядом сидела красавица Нэлли. Они смеялись и что-то рассказывали друг другу.
"Вот оно как, - подумала я, опускаясь на землю: ноги меня уже не держали. - Его брат в темнице с моей сестрой, а он спокойно пьет чай и веселится с Нэлли! И его даже не волнует, куда пропала я!".
Только одно успокаивало: это значит, что Касандра не захватила еще Королевство. Вероятно, она придумала что-то новенькое, чтобы выиграть время. Ариан же собирался ехать в Королевство Полевых Ветров, чтобы официально попросить прощения у ее отца. Да, скорее всего Касандра и сообщила всем, что они уезжают. Ариан был в ссоре с отцом и братом, поэтому никто не удивился, что он никого не предупредил о своем отъезде.
Я спросила у зеркала о Старом Короле и увидела его в своей кровати. На тумбочке у изголовья стояли разные лекарства. Он все также болеет, как жаль. Касандру я увидела в ее Дворце - она причесывалась перед зеркалом в спальне: позади нее стояла кровать и платяной шкаф. Таких комнат не было во Дворце Жемчужного Королевства, поэтому я решила, что она у себя дома.
Я надеялась, что уже каким-то чудом перешла черту, поэтому попробовала выйти из леса. Но, увы, заветной тропинки не было видно, а вскоре я заметила, что хожу по кругу. Зеркало, когда я нашла его, лежало среди кустов, но обронить его могли только на дорожке, когда приезжали за Королевичем и моей сестрой. Это значит, что я все еще находилась за чертой, где не было никакого выхода из леса. Интересно только, как же сюда попало зеркало? Я положила его в тряпочную сумочку, перекинутую через плечо. Ее мне еще в первый день подарил Афанасий, чтобы я собирала в нее травы, которые он мне показывал.
Мне пришлось вернуться к домику. Смеркалось. Лесник сидел на лавочке перед домом, но, увидев меня, поднялся. Я слегка улыбнулась, насколько могла, и подошла к нему, опустившись без сил на лавку. Я собиралась рассказать ему о зеркале и попросить помочь мне найти выход из леса, любыми средствами, но он опередил меня.
- Внученька, ты простишь старого дурака? - нерешительно начал он дрожащим голосом. Я взглянула в его доброе лицо, всё усыпанное морщинами, с грустными голубыми глазами и неловкой улыбкой. Как он мне нравился! И как же мне было его жалко! Я никак не могла скрасить его одиночество, потому что сама уже была без сил от слез и переживаний. Как ему, наверное, тяжело было на это смотреть!
- Что вы, - ласково сказала я. - Вы ни в чем не виноваты. Не ваша вина, что вы не знаете, где черта. И ничего страшного нет в том, что вы мне не сказали об этом сразу. Я...
Но Афанасий перебил меня.
- Нет, Аманда. Я виноват. Я обманул тебя, - сказал он, печально глядя на меня. - Я старый дурак. Прости меня. Я живу здесь совсем один, уже очень-очень долгое время. Когда ты появилась в моем лесу, я не мог поверить своему счастью. Я все время думаю о своей внучке, о Колокольчике, но ее нет рядом, и вряд ли я ее когда-либо увижу. Но ты... Благодаря тебе, моя жизнь снова стала интересной, наполнилась общением. Мы, лесники, живем семьями, поэтому очень тоскуем, если остаемся одни. Поэтому... Поэтому я не хотел, чтобы ты уходила. Я подумал, что, может, тебе так здесь понравится, что ты решишь остаться. И я обманул тебя, сказав, что не знаю, где черта. Я знаю, где она.
Я так и подпрыгнула. Всю усталость как рукой сняло, и я почувствовала, как волна неудержимой радости накрывает меня.
-... Но когда я увидел, как ты переживаешь, я понял, что был неправ, и ты не забудешь о прежней жизни и будешь здесь несчастна, - старичок уже чуть не плакал. Я не стала слушать, что он скажет дальше, и бросилась ему на шею, крепко-крепко обняв. Я была настолько рада тому, что я не останусь в лесу навечно, что не держала на лесника никакой обиды.
- Как я вас люблю! - говорила я ему, обнимая за шею. - Все в порядке, я не обижена на вас. Я так счастлива! Спасибо, что сказали мне правду!
Немного успокоившись, мы оба присели на лавочку. Я видела, что Афанасий вздохнул с облегчением, будто камень с души упал. Я крепко держала его морщинистую руку, стараясь подбодрить. Он понимал, что теперь я точно его покину, и я хотела дать ему как можно больше тепла.
-Я нашла одну вещь в лесу, - сказала я, доставая из сумочки зеркало. - Это необычная вещь, если потереть стекло, то...
Я осеклась, увидев побелевшее лицо лесника. Он охнул и взял зеркало в руки, изучая пальцами каждый его сантиметр.
- Не может быть, - пробормотал он. - Я не могу поверить своим глазам...
Я с интересом наблюдала за ним. Было ясно, что ему знаком этот предмет. Несколько минут старик гладил зеркало.
- Где ты нашла его? - наконец спросил он.
- В лесу, недалеко от того места, где мы с вами встретились, - ответила я.
- Она была здесь! - воскликнул Афанасий, глаза его загорелись. Он пришел в явное волнение. - Она здесь была!
- Кто? - не поняла я.
- Внучка моя, Колокольчик! - лесник потер зеркало и несколько раз произнес ее имя. Но кроме белого облака в нем ничего не было видно.
- Неужели не работает? Сломалось? - растерянно сказал Афанасий.
- Нет, нет, работает! Я видела свою сестру, Ариана и других! - поспешно сказала я и замолчала. Удивительная догадка меня ошеломила.
- Значит, она сменила имя, - грустно сказал лесник. - Это зеркало когда-то давно сделал я сам. Оно единственное во всем мире. И подарил его внучке, когда ей исполнилось два годика. Она его очень любила и везде ходила с ним. Когда родители ее забрали отсюда, я не нашел в доме зеркала. Колокольчик взяла его с собой. И раз зеркало здесь, значит, она была в этом лесу! Как же мне увидеть ее? Зеркало показывает только тех людей, чье имя было произнесено. Кого ты, говоришь, видела в зеркале?
Я была настолько удивлена, что не сразу ответила на его вопрос. Получалось, что я лично знакома с его внучкой.
- Ее зовут Касандра, - тихо произнесла я. - Вашу внучку теперь зовут Касандрой.
Афанасий даже не стал спрашивать, откуда я это знаю. Он в спешке потер зеркало и произнёс имя внучки. В этот раз изображение было четким: Касандра все также находилась в своей спальне, причесывалась. Руки старика задрожали, он вцепился в ручку зеркала со всей силой.
- Это она! Она! - шептал он. - Как же она выросла! А волосы такие же жгуче темные, и глаза зеленые, как листья дуба, что растет под нашими окнами. Красавица! Какая же она красавица!
Я молчала. Мне не хотелось разочаровывать его и рассказывать правду о Касандре, но мне нужно было это сделать.
- Но как зеркало оказалась за чертой? - спросила я, решив подождать, пока волнение старика не уляжется.
- Это зеркало принадлежит лесу, и оно не знает границ. Может находиться и в том мире, и в Лесном, - объяснил Афанасий. - Я часто спрашивал себя, а помнит ли меня внучка? Мы столько времени проводили вместе! Ее родители всегда уходили вдвоем, оставляя дочь мне и жене. Я брал я ее с собой и учил лесному волшебству. А сейчас, помнит ли она меня? Как она оказалась в этом лесу? Почему она приходила сюда?
- Потому что она хочет завладеть Жемчужным Королевством и похитила Королевича и мою сестру! - не выдержала я. - Она хитрая и опасная!
Лесник с удивлением посмотрел на меня.
- Что? Хитрая и опасная? Моя внучка, дочь леса? - Афанасий пристально посмотрел мне в глаза. - Расскажи мне все, Аманда.
И я рассказала. Все, с самого начала и до того момента, как я проснулась в домике. Старик уже знал историю в целом, но в этот раз он перебивал меня и спрашивал подробности. Когда я закончила рассказ, он только покачал головой.
- Все это очень странно. Я не верю, что жизнь в том мире могла так сильно испортить ее, - сказал он расстроенно.
- Я очень боюсь, - тревожно сказала я. - Я не знаю, как далеко она зайдет. Если Ариан ей не подчинится, я боюсь, что она убьет и его, и мою сестру.
Афанасий вздрогнул.
- Убьет? Нет, не может этого быть, - обеспокоенно сказал он. - Сделаем вот что. Раз Колокольчик была здесь, значит, лес может рассказать мне о ней. Ведь она его дитя! Рожденная от чужой женщины, но ее отец - такой же лесник, как и я, поэтому лес должен знать ее мысли, ее сущность. Я сейчас постараюсь все узнать.
Старик поднялся с лавки и пошел к лесу. Я с нетерпением ждала его возвращения. Никак я не ожидала узнать, что Колокольчик и Касандра - это одно и то же лицо. Зная, что я могу уйти в любой момент, я была спокойна и никуда не торопилась. Нужно было все обдумать.
Афанасий вернулся примерно через час.
- Аманда! Аманда! - позвал он меня еще издалека. Я побежала ему навстречу. Он улыбался.
- Она не убийца! Не убийца! - радостно кричал он. - Лес сказал, что она не способна убивать!
Я вздохнула с облегчением. Лесник взволновано взял меня за руку.
- Но ее что-то очень волнует. Она действительно желает получить Жемчужное Королевство, но лес не сказал, зачем. Королевич ее не интересует, она хочет что-то другое.
Интересно, что же? Зачем ей это Королевство, когда у нее есть свое? - удивленно пробормотала я, вспомнив ложное признание Касандры в тот день во Дворце. Значит, вся эта история с детскими рисунками и мечтами была выдумкой.
- Я правда не знаю, - ответил лесник и, помедлив, добавил:
- Лес сказал, что она ищет тебя, Аманда.
- Меня? - Вот так новость! Я не переставала удивляться.
- Да, тебя. Она искала тебя в лесу, но не нашла. Сейчас ее люди ищут тебя повсюду. Ты ей зачем-то нужна, - сказал Афанасий. Лицо его стало серьезным. - Но ищет не с добрыми намерениями.
Ох. Час от часу не легче. Мы прошли в домик. Афанасий наливал чай, а я пыталась рассуждать, перебирая в уме все возможные причины того, что Ариан и Кристи сидят в темнице, а Касандра тем временем ищет меня. Что же хочет? Чего ждет?
- Запомни, Аманда, - сказал мне лесник, все еще будучи взволнованным. - Касандра не убийца.
"Не убийца, не убийца" - крутилось у меня в голове. Да, точно! Это единственное объяснение ее поведению!
- Я думаю, она ищет меня, потому что это условие, которая поставила Кристи! - медленно сказала я. - Конечно! Наверняка и Ариан, и Кристи заявили, что не сдадутся, и пусть Касандра делает с ними, что хочет. Но они не знают, где я! Будь я Касандрой, я бы сказала Кристи "ты можешь остаться с Королевичем, но никогда больше не увидишь сестры!" Это жестокий шантаж, и Кристи не сможет не принять условия. Касандра хочет заключить договор: в обмен на меня, Ариан и Кристи рвут помолвку, и тот женится на Касандре!
Афанасий задумчиво помешивал чай ложечкой и только вздыхал.
- Возможно, так и есть, - грустно сказал он. - Что же взбрело в голову моей внучке? Почему ей так нужно это Королевство!? Почему она превратилась в хитрую шантажистку? Как же мне сложно в это поверить!
- Завтра я перейду черту и сразу отправлюсь на ферму Патрика, возьму лошадь и поеду во Дворец, - вслух рассуждала я. - Соберем войско и пойдем на Королевство Полевых Ветров...
- Не стоит, - задумчиво ответил лесник. - Во-первых, ты можешь не доехать до города, потому что тебя ищут по всему Королевству. Во-вторых, дочь леса обладает силой управлять природными стихиями. Теперь я понимаю, оттуда в этих местах пришла гроза. А там, где выросла моя внучка, лес наверняка обладает еще бóльшей силой, и она нашлет такой ураган, что ни один воин и близко не подойдет к ее Королевству.
Да, Афанасий был прав. Нужно придумать другой план. Нельзя, чтобы меня схватили! Я уверена, что пока Ариан не исполнит свою часть договора - жениться на Касандре - я и Кристи не окажемся на свободе.
- Может быть, ты скажешь Колокольчику, что знаешь, кто она? Вдруг она меня вспомнит? - с надеждой сказал старик.
- Я бы сказала, но только будет ли она меня слушать! Если они схватят меня, Касандра может не соизволить поболтать со мной, - угрюмо ответила я. - Мне нужно тайно проникнуть в ее Королевство и попытаться освободить сестру и Королевича.
- Есть ли кто-то, кто может помочь тебе? - спросил лесник. - Как ты одна пройдешь охрану и проникнешь в темницы?
Я подумала о Филиппе. Нет, я не хочу просить его о помощи. Он занят с Нэлли, он против брака Ариана и, я уверена, вообще забыл о моем существовании. Это я и сказала леснику.
- Что ж, очень жаль, - Афанасий покачал головой. - В любом случае, Колокольчик не причинит вам вреда. Она может держать вас в плену, но потом обязательно отпустит.
- Нет, меня это не устраивает! - воскликнула я.
Новый приступ бессилия накатил на меня. - Я не хочу, чтобы она получила свое! Что же делать?
Мы не знали. Пришло время ложиться спать. Следующим утром я покидаю лес, а куда идти, я не знаю.

Глава 7
В ту ночь мне снился голубь, который сидел на карнизе балкона в моем Дворце. Когда я проснулась, я сразу подумала о Филиппе. Именно так, несколько лет назад он, будучи птицей, прилетал к моему балкону в ночь, когда заканчивался отпущенный мне срок убить Короля. Мне стало грустно. Сколько же всего изменилось с тех пор! Но мне также пришло понимание того, что как он когда-то не мог один справиться с трудностями, так и я сейчас нуждаюсь в его помощи. Неважно, с Нэлли он или нет, против брата Ариана или нет, но помочь брату и моей сестре он должен!
Об этом я рассказала Афанасию за завтраком. Я была полна решимости действовать, и как можно быстрее.
- Только как мне добраться до города? - задумчиво спросила я. - Чтобы меня не поймали люди Касандры?
- Я смогу помочь тебе, - улыбнулся старик. - Я кое-что дам тебе и попрошу взамен выполнить одну мою просьбу. Выйдем во двор.
Мы вышли на улицу. Афанасий свистнул три раза, и через мгновение в небе появилась большая птица. Она стала снижаться и села на вытянутую руку лесника. Это был очень красивый и большой сокол. Его красно-коричневые перья сверкали в лучах солнца, а маленькие глазки с интересом разглядывали меня. Я ахнула.
- Какой красивый!
- Да, - с гордостью сказал Афанасий. - Это мой сокол. Должен тебе сказать, что он - очень умная птица. Я попросил его помочь тебе. Он доставит любое послание тому человеку, которому скажешь. Стоит только произнести имя того, кому предназначается записка. Ответ он принесет тебе. Также он покажет тебе дорогу туда, куда попросишь. Я дарю его тебе в знак признательности за твою доброту ко мне и за подаренное время. Он будет служить тебе верой и правдой.
Я была в восторге. Я протянула руку, и сокол аккуратно прилетел ко мне.

- Здравствуй, Сокол! - поприветствовала я его. Он посмотрел на меня умным взглядом и пересел мне на плечо.
- Спасибо вам большое! - радостно поблагодарила я старичка. - Теперь я смогу добраться до фермы Патрика и послать записку Филиппу с просьбой о помощи! Что я могу для вас сделать? Какая у вас ко мне просьба?
Афанасий вернулся в дом и вскоре вышел, сжимая в руке какую-то вещь. Он нежно посмотрел на нее, погладил и протянул мне. Это была тряпочная кукла, очень старая, но в хорошем состоянии, с густыми темными волосами и голубыми глазами, одетая в серое платьице.
- Это была любимая игрушка Колокольчика, - сказал лесник. - Мы вместе сшили ее. Она не расставалась с ней, всегда брала с собой. Но когда ее увезли, я нашел куклу у ее кроватки. Наверное, в спешке она выпала, да так и осталась здесь. Я понимаю, что сейчас ваши отношения с моей внучкой сложно назвать дружескими, но, ради меня, прошу тебя, отдай ей куклу. Я верю, что она о ней помнит. Кто знает, может быть, она вспомнит меня и захочет повидать своего дедушку.
- И она сможет пройти черту, однажды уже ее переступив? - удивилась я.
- Помнишь, я говорил тебе, что не сможет вернуться тот, кто переступил ее по своей воле, - сказал Афанасий. - Колокольчика перенесли на руках, против ее желания. Она плакала и не хотела уезжать. Поэтому она может вернуться, если хочет. Я покажу тебе черту, и если...
Я все поняла. Конечно, лесник хотел верить в то, что его внучка вернется домой, но обнадеживать его не стоило. Касандра давно выросла и изменилась. Мы оба это понимали.
- Оставь мне зеркало, пожалуйста, - попросил Афанасий. - Так я смогу хотя бы через стекло видеть внучку.
- Конечно, - кивнула я, вытаскивая зеркало и протягивая ему. - Я постараюсь сделать все, как вы просите.
К полудню Афанасий проводил меня к черте. Ее нельзя было увидеть глазами, но ощутить - да. Когда мы подошли близко, я почувствовала необычную силу, идущую от двух дубов.

- Черта находится между ними, - сказал Афанасий. - Встань перед ней, закрой глаза и скажи про себя "я хочу выйти из Лесного Королевства", потом сделай шаг вперед и иди прямо, не оглядываясь назад. Всего через несколько шагов ты окажешься на тропе, которой сейчас не видно. Ты легко запомнишь дорогу к этим двум дубам, но вернуться обратно не сможешь.
Его голос дрогнул. Момент расставания всегда нелегкий, особенно если знаешь, что расстаешься навсегда. Я очень крепко обняла его и поцеловала в щечку.
- Обещаю, что сделаю все, чтобы передать ваше послание внучке, - сказала я ему на прощание.
- Будь счастлива, Аманда, - помахал мне Афанасий. Я в последний раз взглянула в его добрые глаза, поклонилась и отвернулась.
Я перешла черту. На моем плече сидел Сокол, а в сумочке лежала тряпочная кукла.

***
Тропинка, как и обещал Лесник, была совсем близко. Здесь было раннее утро, и солнце, которое я еще несколько минут назад видела высоко в небе, теперь только - только вставало. Вдалеке, среди веток деревьев, я разглядела тот самый заброшенный домик, где провела ночь, одурманенная Мироцелией, и откуда забрали мою сестру и Ариана. Я пошла в противоположную сторону и вскоре очутилась на уже знакомой мне широкой лесной тропе.
Я прислушалась. Вокруг было очень тихо. Только бы не попасться на глаза воинам Касандры!
- Сокол, лети в небо, покажи мне дорогу до фермы Патрика! И предупреди, если увидишь людей! - сказала я птице. Сокол тот час же взметнулся ввысь и плавно полетел у крон деревьев. Я пошла в том направлении, куда он летел.
Только к обеду я, наконец, вышла на поле, за которым находилась ферма. Сокол был спокоен, и я полностью ему доверяла.
Патрик немало удивился моему визиту. Он сказал, что на ферму приходили какие-то люди, которые назвались солдатами Жемчужного Королевства, и долго искали меня, не поверив хозяину, что он и знать не знает, где Принцесса Аманда. Они обыскали всю ферму и ушли ни с чем. На мое счастье, Патрик не стал меня ни о чем спрашивать, только посоветовал быть осторожнее, и первым делом накрыл вкусный стол. Я была ему очень благодарна за гостеприимность и попросила приютить меня до следующего утра, объяснив, что в Королевстве есть проблемы, которые нужно решать, но очень осторожно. Хозяин фермы только кивнул и пообещал, что сделает все, что я пожелаю.

Первым делом я написала письмо Филиппу. Я постаралась быть краткой и убедительной.
"Филипп! Ариан и Кристи в большой опасности. Мне нужна твоя помощь, я нахожусь на ферме Патрика, приезжай до завтрашнего утра. За воротами Дворца и городскими воротами следят, будь осторожен: тебя не должны узнать. Аманда"
Я не была уверена, что Филипп приедет. Во-первых, последний раз наша с ним встреча закончилась ссорой, а во-вторых, у него была гостья. Мне пришлось пересилить свою гордость и обиду, чтобы попросить его о помощи. Моя сестра и ее счастье мне важнее всего на свете, поэтому я не решалась действовать в одиночку.
Я привязала записку к лапам Сокола и назвала имя Королевича. Афанасий не обманул: птица меня поняла и сразу взметнулась в небо. Мне оставалось только ждать. Сокол долетит очень быстро до Дворца. Если Филипп сделает так, как я его попросила, он прибудет сюда к ночи. Я решила ждать его до рассвета, и, если он не появится, отправиться в путь одной.

Я спрятала волосы под платок и попросила у девушек, работающих на ферме, их одежду, чтобы походить на крестьянку. В Королевство Полевых Ветров нужно проехать тайно, чтобы Касандра об этом не узнала. Я придумала сойти за дочь фермера, которая продает свой товар. Патрик, не спрашивая ни о чем, одолжил мне повозку с тремя лошадьми, которую мы загрузили маслом, молоком и яйцами. Все было готово к тому, чтобы отправиться в путь.
К вечеру Сокол вернулся. Записки не было, значит, она дошла до адресата. Я простояла у ворот до захода солнца, но Филиппа не было видно. Путь предстоял в два дня, поэтому я прилегла на кровать, постеленную мне фермером в небольшой комнатке, чтобы немного поспать. Сон был беспокойным, я просыпалась от каждого шороха, потому что боялась визита моих недоброжелателей или с надеждой, что приехал Королевич.
Наступило утро, и я снова вышла к воротам, вглядываясь вдаль. Я ждала, что вот-вот вдалеке появится всадник на коне. Моя повозка уже стояла на дороге, и три лошади неторопливо жевали брошенное им сено. Солнце залило светом всю зеленую долину, это был очень теплый день. Я ждала и ждала, оттягивая каждую минуту, хотя знала, что нужно торопиться.
Но Филипп так и не приехал.
Я попросила Патрика собрать мне в дорогу еду и рассказала, куда еду на тот случай, если Принц будет искать меня. Фермер, конечно, знал его в лицо, поэтому ошибки случиться не могло бы.
Я отравилась в путь. Весь день по пыльной дороге, проезжая одинокие деревни и фермы. Я периодически оглядывалась назад в надежде, что меня догоняет Филипп. Но нет. Меня иногда обгоняли люди на повозках или лошадях, но это были незнакомые люди. Сокол то появлялся впереди, то исчезал в облаках. Дорога часто расходилась в разные стороны, но я ехала туда, куда летела моя птица, нисколько не сомневаясь, что держу верный курс.
Ночь я провела в небольшом постоялом дворе на краю одной из деревень. До начала территории Королевства Полевых Ветров оставалось всего полдня пути, а до города, где находился главный Дворец, еще половина. Я оплатила хозяину постоялого двора ночь в его доме монетами, которые мне дал Патрик в дорогу. Что бы я делала без него! Если я вернусь обратно жива-здорова, я обязательно отблагодарю его.
Ночь прошла спокойно, и на рассвете я уже двинулась в путь. Дорога пролегала среди красивейших лугов и лесов, но я практически не обращала ни на что внимания, погрузившись в раздумья о том, что же я буду делать по приезду.

Я так крепко задумалась, что не сразу обратила внимание на Сокола, который тревожно летал кругами вокруг повозки. Только когда он сел мне на плечо, крепко вцепившись в него когтями, я поняла, что он хочет меня о чем-то предупредить. Наверное, следовало сразу остановить лошадей, но дорога вела прямо, никуда не сворачивая, поэтому мне ничего не оставалось, как продолжить путь. Вскоре вдалеке появились силуэты людей. Когда я подъехала ближе, то поняла, что нахожусь на границе Королевства. Удивительно, что здесь находилась стража, потому что они обычно охраняли только главные ворота города, а не стояли посреди поля. Их было всего трое: крепкие мужчины в специальной темно-серой форме с вышитым знаком ветра в районе груди. Они приказали мне остановиться. Мое сердце испуганно забилось.

- Кто вы и куда следуете? - строго спросил меня один из них.
- Я дочь фермера, еду на Главную Площадь продавать масло, молоко и яйца, - ответила я в надежде, что это объяснение их удовлетворит. Я верила, что люди Касандры не знают меня в лицо, а ищут только по описанию. Впрочем, так и случилось.
- Снимите платок, девушка, - приказал один из них.
Вот тут я по-настоящему испугалась. Дрожащими руками я развязала платок, который обнаружил мои длинные светлые волосы.
- Вы задержаны, - твердо сказал стражник.
- Что? Почему? - задрожала я.
- У нас есть приказ задерживать всех девушек с длинными светлыми волосами, которые попытаются проехать этой дорогой. Ваши волосы как раз достают вам до талии, вы подходите под описание.
- Но... Я просто еду на Площадь! Мне нужно продать продукты, чтобы хоть немного заработать! - попыталась возразить я.
- Сожалею, но вы задержаны до вечера, - твердо ответил стражник. - К заходу солнца приедет смена, и мы проводим вас во Дворец, к Королеве. Таков ее приказ.
- Почему только вечером? - я поняла, что все идет насмарку.
- За день здесь могут проехать много светловолосых девушек. Мы обязаны задержать всех, - спокойно объяснил мне охранник и приказал отъехать на обочину дороги.
Мне ничего не оставалось сделать, как подчиниться. Бежать было некуда. Все трое охранников продолжали стоять на дороге. К полудню солнце стадо припекать очень сильно, и стало жарко, как летом. Я пыталась убедить охранников, что мне очень нужно в город, что продукты испортятся, а дома ждут родители и бабушка с дедушкой, что нам нужны деньги, но они только пожимали плечами и твердили, что приказ есть приказ. Мимо нас проехали несколько повозок и два всадника. Их всех остановили, но пропустили, потому что среди этих людей не было светловолосых девушек. Я поняла, что выхода нет, и впала в апатию. Бороться мне уже не хотелось. Да и Сокол куда-то пропал.
Около двух часов дня на дороге снова показался всадник. Он подъехал ближе, и я бросила на него безразличный взгляд. Но, увидев, кто это, чуть не вскрикнула: на лошади, обвешанной мешками, сидел Филипп. У меня от счастья даже слезы выступили на глазах. Он был одет как крестьянин, в простую одежду. Одного его взгляда было достаточно, чтобы понять, что он знает, что делать.

- Сестра, что случилось? - громко спросил Филипп, слезая с лошади. Я не успела и рта открыть, а он уже обращался к охранникам. - Почему вы не даете ей проехать? Стоило мне немного задержаться на ферме, как у нее снова проблемы!
Охранники объяснили ему, что это приказ Королевы.
- Как же так? - начал возмущаться Филипп. - Мы столько трудились, чтобы собрать продукты к продаже. Я вот везу хлеб.
Филипп махнул рукой в сторону лошади и продолжил:
- Нам очень нужно на Главную Площадь, иначе мы все потеряем! Что за приказ? Мы невинные крестьяне и...
Я подбежала к нему и взяла за руку.
- Я им это уже говорила, брат, - сказала я. - Но у них приказ...
- Забирай лошадей и повозку и езжай на рынок, если нужно, - дружелюбно сказал тот самый охранник, который разговаривал со мной. Похоже, что он был за старшего. - Тебя мы не задерживаем.
- Чтобы я оставил сестру одну? Нет уж! - воскликнул Филипп. Он превосходно играл сына простого фермера.
Я почувствовала, как он напрягся. Его рука метнулась под накидку, и я успела заметить клинок меча. Я тотчас сжала его запястье, чтобы он не торопился. Мне пришла в голову одна идея. За то время, что я провела здесь, я заметила, что все трое охранников совсем не злобные. Кроме того, было видно, что они сами не рады стоять здесь на жаре. У каждого на поясе была фляга с водой, которую они почти выпили, а еды не было. Я сказала им миролюбиво:
- Ничего не поделаешь, раз такой приказ. В таком случае, может, пообедаем? Брат привез хлеб, а у меня в повозке есть сыр, масло и молоко. Надо есть, а то испортится. Они у меня в контейнерах, поэтому еще свежие.
Охранники переглянулись. Я определенно попала в точку: они были голодны.
- Что ж, - заулыбался старший. - Мы, конечно, не откажемся.
Филипп понял, что я хочу их задобрить, и решил попытаться. Мы расстелили одну из тряпок, что покрывала повозку и разложили еду. Стражники с большим аппетитом накинулись на еду. Их настроение становилось лучше с каждой минутой. Они разговорились.
- Как же вкусно! - сказал один. - Почему нам не дают с собой поек? Неужели думают, что мы железные, и спокойно можем целый день голодать?
- Согласен, - ответил второй, жуя сыр и запивая его молоком. - И что взбрело в голову Королеве? Никогда здесь никто не дежурил, а теперь стой тут целый день.
- Вы каждый день здесь стоите? - сочувственно спросила я.
- Нет, к счастью, нет, - ответил третий. - Мы меняемся. Завтра мы будем охранять башню Королевы. Она уже несколько месяцев как перебралась из Дворца Короля в свой собственный.
- Говорят, не может уже жить рядом с отцом, вот и приказала построить себе башню на другом конце города, - сказал другой охранник. - Кстати, там недалеко вторая рыночная площадь, езжайте в следующий раз туда, там можно выгоднее продать товар, - посоветовал он нам.
- А почему вы задерживаете девушек? - спросил Филипп с наивным выражением лица.
- Кто ж его знает! - махнул рукой Старший. - Королева ищет кого-то, наверное. Говорят, что она уже успела посадить пару человек в своей башне, в темнице. Теперь ее крепость охраняет в два раза больше людей. Хотя, лично я не пойму, какая разница: десять человек или двадцать? Кто ж выберется из темницы?
Я напряглась, услышав про темницу. Значит, Кристи и Ариан находятся в ее владениях, а не в главном Дворце. И, скорее всего, ее отец ничего не знает. Потому что это был бы вызов Жемчужному Королевству и большой скандал.
- Скорей бы вечер, а то такая жара, - зевнул один. - А завтра мы на ворота. Вот там приятно стоять. И отобедать можно в полдень, пока главный на обходе. Тем более, Касандра завтра уедет в Главный Дворец на какой-то банкет, поэтому будет легкий день.
- Вот и нам скорее бы в город, продать хоть что-нибудь, - грустно сказала я, и вытерла рукавом несуществующие слезы.
- Уж простите нас, - неловко сказал Старший. - Но нам нужно кого-то привезти к Королеве сегодня, она похвалит. Может, лишний выходной даст.
Мы еще немного посидели. Я была очень опечалена. Охранники пока не поддавались. Филипп бросал на меня вопросительные взгляды. Ему очень не хотелось применять силу, но нам нужно было сбежать.
Когда я уже хотела ему кивнуть, вдалеке показалась карета. Вскоре она поравнялась с нами. Стражники перегородили ней путь. Кучер затормозил, и из кареты вышла молодая девушка с длинными светлыми волосами. Она начала махать руками и возмущаться, почему ей не дают проехать. Охранники пытались объяснить, в чем дело, но она не слушала, а только махала руками и кричала, что чья-то дочка и что они обязаны ее пропустить. Стражники заметно стали раздражаться. В конце концов, старший выхватил меч и грубо приказал ей замолчать. Но она вспылила еще больше, села в карету и приказала кучеру двигаться вперед. Охранники попытались перегородить им путь, но лошади побежали. Тогда двое вскочили на своих лошадей и бросились за ними вдогонку по команде Старшего. Тот же повернулся к нам и сказал:
- Видимо, эту девушку и ищут: вон, как она спешит в город. Ничего, сейчас мы ее привезем обратно.
Он взглянул еще раз на меня и добавил:
- А вы езжайте. Сразу видно, что вы простые фермеры, да и добрые люди. А с этой истеричкой мы еще потолкуем. Сопротивление стражам порядка и неподчинение приказам карается законом.
Я чуть не расцеловала его на радостях. Мы впрягли лошадь Филиппа в повозку и тронулись в путь, на радостях оставив стражникам еще сыра и хлеба. Карету они вернули и продолжали ругаться с той девушкой. Я была очень ей благодарна за то, что она появилась в очень нужный момент.
Наконец-то я могла поговорить с Филиппом.
- А теперь расскажи мне все, Аманда, - сказал он, когда силуэты охранников остались далеко позади. - Я получил твое послание, но сразу уехать не получилось. Мне пришлось сделать это тайно, как ты и просила. Патрик передал мне твои слова, поэтому я тоже набрал мешки с едой и поспешил за тобой.

Я рассказала Королевичу все с самого начала. Как Касандра обманом заманила меня в лес, как потом туда пропала Кристи, как приехал Ариан и как снова их похитили. И, конечно, про Афанасия и про зеркало. Филипп слушал молча, его лицо потемнело от гнева.
- Как она посмела?! - наконец воскликнул он, когда я перевела дух. - Я, конечно, поддерживал их брак, но ее методы мне совсем не нравятся! Угрожать и шантажировать! Кто бы мог подумать, что она на такое способна! А сейчас бросила Ариана и твою сестру в темницу, будто каких-то преступников! А нам всем заявила, что они уехали в Королевство Полевых Ветров просить прощения за нарушение договора. Мы даже не удивились, что Ариан ничего не сказал, потому что были в ссоре. Но скажи мне, Аманда, к чему такая секретность, почему ты не сказала мне собрать армию? Мы бы в два счета вошли в ее город и решили бы все проблемы…?
- Касандра обладает силами природы, и на своей территории ее сила еще более могущественная, - объявила я. - Она бы наслала такой ураган, что никто бы и близко сюда не приблизился. А потом объявила бы, что вы на нее напали. А уж руководить Арианом она может, потому что Кристи тоже в ее руках. Он бы еще и виноватым вышел. Я думаю, что ее отец ничего не знает, но если узнает, ему придется поддержать ее, иначе не избежать больших политических проблем.
- В этом есть смысл, - задумчиво кивнул Филипп. - Но чего она ждет? Если Кристи в ее руках, Ариану придется согласиться на все ради ее жизни, разве не так?
- Касандра не угрожает смертью, а только разлукой, - ответила я. - Кристи не успокоится, пока не найдет меня, и поэтому может помешать планам Принцессы. Думаю, они заключили договор: Ариан уступит Касандре, если меня вернут Кристи, и мы благополучно покинем эти земли. Другого объяснения у меня нет.
- Значит, нам нужно вызволить их из Дворца, - кивнул Филипп. - Как хорошо, что мы узнали, что Касандра проживает в своей собственной башне. Охраны там правда немного. И тот факт, что она завтра уедет, очень играет нам на руку.
- Мы должны придумать план, - сказала я. - Главное, выбраться за пределы Королевства, где ее силы хватит только на какую-нибудь грозу.
Всю дорогу до города мы думали, что же можем предпринять вдвоем. Вариантов было совсем немного, и самым быстрым и простым решением казалось проникнуть в башню, силой или хитростью, найти темницу и открыть ее, а потом убежать, отбиваясь от охраны. Двадцать человек все-таки много, но надо было рискнуть.
До города мы доехали без приключений. Сокол вернулся и летел над нами. Мы въехали в город через вторые ворота, потому что нам нужен был не Дворец, а башня Касандры. Солнце еще не село, было светло, на улицах много людей. Мы нашли гостиный дворик, где и остановились, заплатив пару медных монет хозяину. У него мы также узнали, где именно находиться башня. Оставив лошадей и повозку, мы пешком отправились к крепости Касандры. Ею оказалась башня из темного камня, не очень высокая и небольшая, но окруженная такой же каменной стеной. Она находилась на отшибе, где уже не было простых домов, но дорога к ней была окружена густыми деревьями. Сам город казался очень простым, с неширокими улицами и маленькими домами бежевых цветов. Чтобы незаметными подойти ближе к башне, мы сошли с главной дороги и пробрались сквозь деревья. Мы видели ворота, у которых стояли три стражника. Больше никого рядом не было. Думаю, здесь необходимость в охране не была высокой, и этот факт играл нам на руку.

- Должно быть, основная охрана находится внутри, - предположил Филипп. - Во дворе и в самой башне. Конечно, у темницы тоже. Но если завтра Касандра поедет во Дворец, то нескольких человек заберет с собой, что уже лучше. Нам нужно пробраться за ворота, а там действовать быстро.
- Но как мы пройдем мимо охраны? - спросила я и, вспомнив разговор на границе, добавила. - Неужели теперь мы нападем на тех, кто сегодня отпустил нас? Они говорили, что завтра будут дежурить на воротах...
- Не будем нападать, - ответил Филипп, подмигнув. - Очень хорошо, что именно они завтра дежурят. Мы им понравились, и это хорошо. В знак благодарности, что они нас отпустили, мы привезем им пирожков. И виноградного сока.
Я широко открыла глаза от удивления.
- Зачем? - не поняла я. - Думаешь, они тогда нас и внутрь пустят?
- Нет, конечно, - улыбнулся Филипп. - Есть одно отличное снотворное, которое мы подмешаем в сок. Они уснут очень крепко и надолго за полчаса. Завтра снова будет жарко, а виноград в этих краях не растет, особенно в это время года. Его привозят издалека, и стоит он очень дорого. Я уверен, что они не откажутся от такого лакомства. Скажем, наша тетя нас угостила, а мы угощаем их.

Что ж, хорошая идея. По крайней мере, нам не придется драться с этими милыми людьми. Хотя мне все-таки было их жалко. Филипп прочитал мои мысли и тронул за плечо.
- Если ты беспокоишься о них, то давай оставим им по три золотых самого высокого достоинства. На эти деньги они смогут жить на широкую ногу минимум полгода, если не год, - сказал он, указывая на мешочек денег, что висел на поясе.
- Что ж, это все, чем мы можем отблагодарить за их доверие, - кивнула я, радуясь, что Филипп это предложил.
Мы зашли в аптеку, где Филипп купил нужное снотворное, потом отправились на рыночную площадь, где еле отыскали продавца виноградных соков. Затем вернулись в гостиный дом, поужинали и стали готовиться ко сну. Завтра предстоит сложный день, и я совсем не уверена, что Филипп справится со стражей, и мы спокойно сбежим вчетвером. Мне кажется, что все пройдет совсем не так, как мы планируем.

Глава 8
Мы проснулась очень рано, когда солнце еще не взошло, запрягли лошадей и выехали со двора. Мы не знали, в каком часу Касандра покинет свою обитель, и хотели быть уверенными, что не пропустим ее. Еще накануне мы присмотрели хорошее место, где спрятать повозку. Сами же устроились среди деревьев, откуда прекрасно просматривалась дорога, ведущая к башне. Заметить нас оттуда было невозможно.
Ждали мы долго. Мы оба были очень напряжены, и Филипп не спускал руку с клинка меча. Мы сто раз обсудили план наших действий, но оба понимали, как мы рискуем. Наконец, около одиннадцати утра, на дороге показалась карета в сопровождении пятерых охранников. Они быстро промчались вперед и вскоре скрылись за поворотом. Было очевидно, что в карете находилась Касандра.
- Аманда, беги на площадь за пирогами, - сказал мне Филипп, доставая мешочек с деньгами. - К полудню охрана проголодается, и мы как раз заедем к ним в гости.
Я купила пакет пирожков с вишневым вареньем и вернулась обратно. Напряжение возросло. Мне хотелось сказать Филиппу, чтобы мы не рисковали, чтобы поехали во Дворец и лично обвинили Касандру на глазах ее отца, но мысль о том, что мы, скорее всего, потерпим неудачу, которая будет стоить счастья мой сестры и Ариана, меня останавливала. Конечно, отец Касандры не допустит обвинения его дочери в таком преступлении, как похищение и шантаж, и сделает все, чтобы мы вышли виноватыми.
Побил полдень, и, убедившись, что никого рядом нет, мы вывезли повозку и направились к башне, нацепив на лица приветливые улыбки. Когда мы поравнялись с воротами, сразу увидели уже знакомых нам стражников. Они удивились, узнав нас.
- Доброго вам дня! - поприветствовал их Филипп. - Сегодня мы возвращаемся домой. Благодаря вам, мы продали наш товар вчера вечером и сегодня утром, и заработали очень хорошо. Перед отъездом захотели поблагодарить вас.
Охранники заулыбались.
- Да не стоит, - сказал Старший. - Мы вчера отлично повеселились с графиней Матильдой. За свое поведение она лишилась некоторых привилегий, которые имела в этом Королевстве.
- Мы заезжали к нашей тете, и она угостила нас превосходным виноградным соком, - поспешила сказать я, ничуть не краснея от того, что мне приходилось лгать. - Хотим угостить вас, а еще у нас есть свежие пирожки.
- Мы приезжаем сюда раз в две недели, и не хотели бы иметь проблем на дороге, - добавил Филипп для убедительности.
Все трое стражников с радостью приняли угощение. Мы перекинулись еще несколькими словами, попрощались, развернули повозку и уехали. Но не далеко. Оказавшись среди деревьев, распрягли лошадей, привязав их к деревьям так, чтобы их не было видно с дороги, а повозку спрятали еще глубже в кустах. Пешком вернулись обратно, пробивая себе дорогу среди деревьев. Когда ворота появились в поле видимости, мы увидели, что охранники уже мирно спят, облокотившись на стены, окружающие башню. Мы немного подождали.
- Вперед! - скомандовал Филипп и первым побежал к воротам. Он выхватил мечи охранников, вручив один мне:
- Возьми на всякий случай, - быстро проговорил он, отбрасывая остальные в кусты.
- Но я не умею драться! - запротестовала я.
- Просто держи, на всякий случай. Вдруг я потеряю свой, - настоял Филипп.
Прежде, чем мы прошли за ворота, я успела сунуть в карманы стражников по три золотых монеты.
- Вы уж нас простите, - тихо прошептала я и последовала за Принцем.
Как только мы оказались во дворе, страху не осталось места. Только сосредоточенность. Я огляделась: двор был небольшим и пустым. Только одно маленькое дерево росло неподалеку. Филипп быстрыми шагами направился к дверям, у которых стояли двое охранников. Мне кажется, они даже сначала растерялись от неожиданности, но потом выхватили мечи. Филипп уже держал свой наготове. В один прыжок он оказался около них, и двумя ударами выбил оружие из рук обоих, оглушив их рукояткой меча.

- За мной, Аманда! - крикнул он мне. Я поспешила за ним, крепко сжимая тяжелый меч одного из стражников.
Мы открыли тяжелую дверь, шагнули внутрь и оказались в полутемном коридоре. Он вел налево и направо, напротив двери была большая красивая дверь, обитая темной тканью. Справа находилась лестница, ведущая наверх. Кто-то вскрикнул наверху, и я успела заметить женский силуэт, который метнулся в глубину башни. Скорее всего, это была служанка, которая непременно побежала звать на помощь. Надо было спешить. Из обоих коридоров на нас уже бежали несколько человек-охранников. Я прижалась к стене, а Филипп отбивался от наступающих с обеих сторон вооруженных людей. Он владел мечом во много раз лучше, чем они. Бой занял всего пару минут, в результате которого трое охранников бежало, потеряв оружие, еще двое лежали без сознания. В этот момент с лестницы буквально слетели еще два человека, но один сразу лишился меча и был оглушен, а второго Филипп в бою ударил ногой, и тот потерял равновесие.
- Веди нас в темницу, быстро! - крикнул Филипп последнему охраннику, подняв его за шиворот и приставив к груди меч.
Тот задрожал и указал на коридор справа.
- Вперед! - скомандовал Принц, развернув его так, чтобы он шел впереди.
Мы прошли вперед по коридору, где не было абсолютно ничего, кроме небольших окон. Охранник вскоре остановился перед одной дверью и указал на нее.
- Спасибо, - поблагодарил его Филипп и оглушил, как и других. На двери висела цепь с замком, но он легко ее разрубил. Дверь открылась, за ней оказались ступеньки, ведущие вниз. Вдоль лестницы, на стене, тускло горели факелы.
- Пойдем, - сказал мне Филипп. - Следуй прямо за мной. Если кто появится сзади, сразу говори.
Мы спустились по слегка винтовой лестнице и оказались в небольшом зале, также освещаемым факелами. Здесь была еще одна дверь, у которой стоял охранник. При виде нас, он тоже выхватил меч, но сделал шаг назад. Думаю, он понял, что шансов у него мало, раз мы смогли дойти до темницы через охрану.

- Именем Короля Жемчужного Королевства я приказываю тебе открыть дверь в темницу! - громко сказал Филипп, направляя на него меч. Охранник испугался, глаза его забегали.
- Помилуйте! - взмолился он. - Меня казнят за это!
- Ничего, мы скажем, что отняли у тебя ключи. Открывай живо! - снова приказал Принц. - Знаешь ли ты о том, что внутри заточен сам Король?
Охранник затрясся. Ему ничего не оставалось, кроме как подчиниться. Он вставил ключ в дубовую дверь и открыл ее. Филипп отнял у него меч и толкнул охранника внутрь. Я подошла ближе, постоянно прислушиваясь, не спускается ли кто по лестнице. Через плечо Филиппа я увидела сестру и Ариана, прикованных цепями к стене. Они выглядели изнеможёнными, но при виде нас сразу вскочили, насколько позволяли цепи. На их лицах отразилась радость.
- Брат...- прошептал Ариан, наверное, не веря своим глазам.
- Снять цепи! - приказал Филипп стражнику. Тот подчинился. Как же я была рада снова видеть их живыми! Кристи, как только с нее сняли цепи, бросилась ко мне и крепко обняла.
- Ты жива, золото мое, ты жива! - воскликнула она.
- У нас нет времени, надо скорее уходить отсюда! - прервал нас Филипп, протягивая меч стражника Ариану, который потирал затекшие руки.- За башней нас ждут лошади, нужно как можно быстрее покинуть эти земли!
На лице Кристи появилось решительное и сосредоточенное выражение лица. Она взяла у меня меч. Думаю, сил у нее было немного, но сейчас, в этот важный момент, они вернулись к ней.
Филипп первым стал подниматься наверх: за дверью нас уже могла ждать охрана.
Так и оказалось. Только Королевич поравнялся с дверью, как на него обрушился меч. Он вовремя отклонился в сторону. На помощь пришел Ариан, которому, как я знала, вообще не было равных во владении оружием. И мы прорвались наружу. Я видела, как разгорелась самая настоящая битва. Отбиваясь от стражников, мы медленно пробирались к выходу. А на улице нас ждали еще человек десять. Неужели успели вызвать подмогу? Схватка была ожесточенной, в ней участвовала и Кристи. Мне казалось, что все происходит так медленно, будто время затормозило свой ход, и длится бесконечно долго. Десять человек охраны ничего не смогли сделать против нас, и вскоре проход был освобожден. Мы, наконец, смогли выйти из двора. Пробежали мимо все еще спящих троих охранников и бросились в сторону леса, где были спрятаны лошади. Они были на месте. Без лишних разговоров мы вывели их на дорогу и, как можно быстрее, помчались к воротам города. Люди, которые встречались нам по пути, испуганно шарахались в сторону. Ворота уже показались впереди, когда я увидела, что с правой стороны к нам мчатся несколько вооруженных людей. На них была синяя форма, и я догадалась, что это уже солдаты, входящие в состав армии. Они должны быть лучше подготовлены в военном деле, чем простая охрана. Но мы успели выскочить из ворот и неслись вперед. Мельком я увидела моего Сокола: он летел прямо над нами.
Их лошади были лучше наших. Когда двое поравнялись с нами, Ариану и Филиппу пришлось отбиваться. Я крепко держалась поводья, опасаясь, что меня собьют с лошади. Теперь казалось, что все происходит очень быстро: лошади неслись сломя голову, а в затылок нам дышали стражники, от которых мы пытались отбиться. Наконец, трое из четверых упали с лошадей - их сбили Ариан и Филипп. А четвертого я не видела, наверное, он отстал. Кристи и Ариан вырвались вперед, Филипп скакал прямо передо мной. Нам нужно было как можно быстрее пересечь границу, пока Касандра не узнала о побеге и не устроила нам ураган.
Внезапно я почувствовала, что моя лошадь далеко не последняя в этом забеге: со мной поравнялся тот самый четвертый охранник. Видимо, он понял, что одному ему со всеми не справится, но хотя бы меня он может вытолкнуть из седла. Я краем глаза увидела меч справа от себя и попыталась уклониться. Но стражник обогнал меня с левой стороны, замахиваясь мечом. Я хотела крикнуть Филиппу, позвать на помощь, но на такой скорости, в таком напряжении, это было невозможно: я не могла издать ни звука.
Я попыталась отвести лошадь в сторону, уклоняясь от взмахов меча. Пару раз мне это удалось, но третий удар я пропустила. В ту же секунду перед моими глазами промелькнули два крыла: Сокол накинулся на солдата. Меч достал меня, но не попал в живот. Я почувствовала острую боль в боку, но удержалась на лошади. Сокол снова взметнулся в небо, а Филипп, на мое счастье, оглянулся. Его лошадь сразу развернулась, в два прыжка он догнал стражника и мечом выбил у него оружие. Королевич замахнулся еще раз, но наш противник уже вовсю уносился прочь.

- Ты в порядке? - крикнул мне Филипп, видя, что я держусь за левый бок.
Я чуть приостановила лошадь. Судя по ощущениям, рана была неглубокая: лезвие меча лишь слегка задело меня, но кровь шла. Я сняла с головы платок и перепоясалась им, затянув потуже, чтобы остановить кровь. Я кивнула Филиппу, и мы поскакали догонять Ариана и Кристи. За нами никого не было.
Лошади не могут долго бежать галопом. Нам пришлось давать им отдых и только потом продолжать путь. Мы были уверены, что охрана больше не будет нас преследовать, потому что это уже явная угроза Королю Жемчужного Королевства, чего Касандра не могла допустить.
Небо было голубым и чистым, но у меня сжалось сердце, когда вдалеке показались темные облака. Они медленно приближались нам навстречу, подул холодный ветер.
- Быстрее! - закричала я. - Касандра близко!
Конечно, у меня не было времени объяснять Кристи и Ариану про способности Касандры. Но они сами хотели поскорее выбраться отсюда.
Мы ехали через поле, когда небо полностью затянулось тучами. Я постоянно оглядывалась назад, ожидая увидеть разъяренную Касандру, пытающуюся догнать нас. Но сзади не было никого, потому что она ждала нас впереди, прямо посреди поля, одна, без лошади и без охранников.
Я не знаю, откуда она появилась: будто из-под земли выросла. Мы издалека не видели ее, потому что поднялась сильная пыль под порывами ветра. Как мы ни старались пройти вперед, это становилось все сложнее. Ветер усиливался, лошади не могли выдержать его и сами развернулись обратно. Нам пришлось спрыгнуть с них и пытаться идти вперед. Но вот в этой буре показался силуэт Касандры. Она стояла спокойно, и ветер лишь слегка трепал ее волосы. На ней было красное платье, которое развевалось на ветру. Нам ничего не оставалось, как идти прямо на нее. Как же Касандра здесь очутилась раньше нас? Только одно объяснение могло быть: она вышла к нам напрямую через лес, который мы объезжали по дороге. Дочь лесника не могла не знать лес, каждый камушек, и наверняка была и короткая дорога, о которой никто, кроме нее, не ведал.
Я видела, как Ариан достал меч, но ветер в тот же миг сбил его с ног. Кристи помогла ему подняться, хотя сама еле держалась на ногах. Дышать было тяжело. Я пыталась защититься от ветра руками, но это было сложно.
- Я не позволю вам просто так уйти! - громко сказала Касандра, сделав несколько шагов нам навстречу. - Мне больше нечего терять.
Она была зла. Ветер был игрушкой в ее руках, она управляла им как хотела, то ослабляя его порывы, то усиливая. Темные облака уже покрыли все небо, и вот-вот мог пойти дождь, снег, начаться гроза, не знаю - что захочет Принцесса. Новый порыв ветра буквально отшвырнул Ариана и Кристи в сторону. На меня с Филиппом Касандра не обращала никакого внимания.

- Я требую, чтобы ты, Ариан, женился на мне! Аманда жива и здорова, поэтому ты должен исполнить договор!
- Зачем я тебе нужен? - воскликнул в ответ Ариан, пытаясь перекричать ветер. - Ты же знаешь, к чему приведут твои угрозы!
- Мне уже все равно! Все было бы проще, если бы ты изначально не разрывал помолвку! - Глаза Касандры метали гром и молнии.
Я настойчиво шла вперед, чтобы сказать ей о том, что знала. Но Касандра взмахнула рукой, и меня ветром отбросило назад. Я больно ударилась спиной о землю, а рана в левом в боку уколола меня острой болью. Филипп подал мне руку.
- Я не знаю, что делать, - прошептал он мне, еле держась на ногах.
- Я знаю, - еле вымолвила я, морщась от боли. Я встала и снова двинулась к Принцессе.
- Тебе ведь не нужно Королевство! И я тебе не нужен! - снова крикнул Ариан. - Что ты хочешь?
- Мне нужно Королевство! И мне нужно, чтобы все, что случилось, осталось в тайне! - ответила жестко Касандра. - Или я просто убью этих девушек!
Кристи, сжимая меч, двинулась на Принцессу, но снова Касандре стоило только взмахнуть рукой, как ветер просто вырвал оружие из рук моей сестры и перенес его в руки Принцессы. Стало очень холодно, с неба неожиданно повалил снег. Маленькие комочки снега падали на зеленую траву и тот час таяли.
- Я не могу жениться на тебе! - крикнул Ариан. - Оставь нас в покое, и мы сохраним все в тайне!
Касандра засмеялась. Мне стало очень страшно, потому что это был истерический смех, а глаза светились безумием. Даже с того расстояния, где я находилась, мне было прекрасно видно ее лицо. Его исказила гримаса ярости. Она подбросила меч вверх, ветер закружил его и вдруг направил прямо на Кристи. Оружие летело прямо на нее. У меня замерло сердце от страха. Неужели она собралась ее убить? Кристи отшатнулась в сторону, и меч упал рядом.
- Я повторяю, что тогда просто убью ее! - в голосе Касандры смешались злость и отчаянье.
Наконец, я смогла я закричать.
- Ты не убийца! Ты не убийца! - я кричала изо всех сил, не переставая. Я не знала, слышит ли она меня. Бок очень болел, ветер не давал дышать, пыль летела в глаза, но я кричала и кричала.
- Откуда ты знаешь, девчонка? - снова рассмеялась Касандра. - Я тебе сейчас покажу, на что я способна.
Меч снова закрутило ветром, и он полетел ей в руки.
- Я знаю, ты не убийца! - кричала я, уже задыхаясь. Не только от ветра, но и от слез.
- Тогда кто же я? А? - Принцесса продолжала смеяться, и в этом смехе не было ничего хорошего. Меч снова оказался в воздухе и полетел на Кристи.
- Ты Колокольчик, дочь леса и внучка лесника! - я нашла в себе силы прокричать такую длинную фразу как раз в тот момент, когда меч был всего в паре метров от моей сестры.
Касандра резко опустила руки, ветер отпустил меч, и тот упал на землю у ног Кристи.
- Что ты сказала? - Касандра повернулась ко мне. Ее лицо выражало полное изумление.
- Я знаю, кто ты! Ты Колокольчик! Твой дедушка ждет тебя!
Ветер мгновенно стих. С лицом Касандры произошли коренные изменения. Вся злость, жестокость, безумие покинуло его, теперь оно стало даже каким-то детским, наивным. Губы ее задрожали, из глаз потекли слезы. Она бросилась ко мне и схватила за рукав кофты.
- Откуда ты это знаешь? - спросила она, крепко сжимая мою руку.
- Я видела его... Твоего дедушку. Афанасия, - ответила я, не переставая удивляться такой неожиданно сильной реакции с ее стороны. - Я была за чертой. У меня даже кое-что есть для тебя.
Я вспомнила про куклу, которая лежала в моей тряпочной сумочке. Свободной рукой я достала ее. Глаза Касандры расширились от удивления. Она медленно протянула руку и взяла куклу очень осторожно, будто та была сделана из хрупкого стекла.
Ариан, Кристи и Филипп с изумлением наблюдали за этой сценой. Касандра упала на колени, прижав к себе куклу и зарыдала. Я чувствовала себя даже неловко и не знала, что и сказать. Снег перестал падать, облака начали уходить, снова появилось солнышко.
Когда Касандра пришла немного в себя, она все рассказала. Оказывается, с тех пор, как ее увезли из леса, она не находила себе покоя, душа рвалась обратно. Жить в этом мире ей было невероятно сложно. Мама вскоре умерла от болезни, а отец к дочери относился скорее равнодушно. Он очень оплакивал смерть жены и, чтобы забыться, полностью погрузился в государственные дела. Касандра росла практически одна. С шести лет ее стали преследовать сны о лесе и о дедушке. Она отлично помнила свои первые годы в лесу, но имя дедушки вспомнить не могла. Отец запретил говорить на эту тему. Единственное, что знала Принцесса, так это то, что лес, где она родилась, находится на территории Жемчужного Королевства. Но как найти черту? Волшебное зеркало здесь помочь ничем не могло. Касандра даже не могла увидеть дедушку, потому что не помнила его имени.
- Я всю жизнь мечтала вернуться домой, - говорила Принцесса, вытирая глаза платком. Сейчас перед нами стоял совсем другой человек - настоящий, без маски высокомерия. - Простите меня, но ради этого я была готова на многое. Чтобы изучить лес, нужно жить рядом. Я же Принцесса, я не могу просто так надолго уехать из своего Королевства. Когда приехал свататься Ариан, я поняла, что это просто подарок судьбы. Более того, мне приснился сон, где мой дедушка мне говорил, что я обязательно вернусь домой, а поможет мне в этом Король Жемчужного Королевства. Именно поэтому мне было так важно выйти замуж за Ариана.
Касандра повернулась к нему.
- Прости меня. Если бы ты знал, как мне нелегко жить в этом мире... - сказала она ему. Ариан слегка кивнул. Кристи крепко держала его под руку. Все уже пришли в себя.
- Аманда, я умоляю тебя, проведи меня к черте, - Касандра снова схватила меня за рукав. - Пожалуйста. Я хочу домой.
- Конечно, провожу, - кивнула я. Будто камень с души свалился. - Афанасий ждет тебя. Черта находится рядом со старыми лесничем домиком.
- Отправляемся прямо сейчас! - воскликнула Принцесса. Ее лицо осветилось такой радостью, что я невольно заулыбалась.
- Но... твой отец? Ты не попрощаешься с ним? - удивилась я.
- Отцу уже много лет неинтересно, чем я занимаюсь. А мне неинтересна его политика. Передайте ему, что я вернулась к дедушке, - ответила Принцесса.
Я вспомнила про Сокола и поднесла голову. Да, вон он, на самой высокой ветке одинокого дерева. Я махнула рукой, и он сразу спустился.
- Сокол! Я его помню! - радостно воскликнула Касандра. - Мы в детстве даже играли иногда. Можно я попрошу его передать записку для отца?
- Конечно, для этого я его и позвала, - сказала я. - Тогда прямо сейчас двинемся вперед, ехать очень долго.
И мы отправились в путь. Касандра свистнула свою лошадь, которая прибежала из леса, мы нашли своих. Ариан нашел в себе силы не злиться на Принцессу, когда дослушал ее рассказ, да и Кристи была счастлива, что их союзу ничего не угрожает, а я в безопасности. Филипп немного поругался и успокоился, войдя в положение Касандры.
К вечеру мы доехали до маленькой деревни, где и остановились на ночевку. Филипп нашел местного лекаря, который осмотрел мою рану и сделал перевязку. К счастью, рана была поверхностной и ничем мне не угрожала. Боли я не чувствовала. Единственное, что могло случиться - пойти кровотечение, но лекарь сказал, что это маловероятно.
На следующее утро мы выехали очень рано, чтобы как можно скорее добраться до места. Касандре не терпелось скорее попасть домой, к дедушке. Как же она изменилась! Без макияжа и без высокомерной маски на лице она теперь походила на подростка, доброго и открытого.
Мы отправили с соколом письмо ее отцу и продолжили пусть. Вскоре дорога раздвоилась. Одна вела прямо в Жемчужное Королевство, по другой я ехала от фермы Патрика.
- Вы езжайте скорее во Дворец, - сказал Филипп Ариану и Кристи. - Отец, наверное, совсем упал духом, когда мы все куда-то пропали. А я и Аманда проводим Принцессу и сразу вернемся.
На том и порешили. Я, Филипп и Касандра отправились по левой дороге, а потом снова свернули, так как Принцесса знала все короткие пути. К полудню мы уже были совсем рядом от лесничего домика. Касандра очень волновалась, но старалась держать себя в руках. Когда мы оказались на тропинке и слезли с лошадей, я заметила, как от волнения Принцесса до крови раскусала губу.
- Неужели я совсем-совсем близко? - шептала она.
-Да, Касандра. Пойдем. Я уверена, что Афанасий уже ждет тебя, - тихо сказала я, в душе очень радуясь за дедушку и его внучку.
Мы с ней пошли вперед, Филипп остался с лошадьми. Я сразу нашла место, где нужно было войти в лес, и вскоре мы оказались перед двумя дубами.
- Черта между ними, - сказала я. - Поспеши.
Касандра крепко обняла меня.
- Спасибо, Аманда, - сказала она. - Я никогда не забуду того, что ты для меня сделала. Я хочу тебе кое-что сказать. Я вижу, что тебе нравится Филипп, поэтому дам тебе совет: не спешите сегодня во Дворец. Мои люди, которые следили за вашим Дворцом, мне доложили, что Нэлли собирается его покинуть сегодня навсегда. Не позволь Филиппу с ней встретиться, и тогда она больше никогда не вернется. Он не должен догнать ее.
Я совсем забыла про Нэлли, и слова Касандры заставили мое сердце быстрее забиться. Я ничего не успела ответить и только наблюдала, как Принцесса, вздохнув, проходит меж двух дубов и скрывается за деревьями. Ее красное платье промелькнуло среди веток и скрылось. Я представила, как она сейчас обнимает своего дедушку, и как оба плачут от счастья. Подул теплые ветерок, и мне в ладони упал большой красивый лист. В этот момент я окончательно уверилась в том, что Афанасий встретился со своей внучкой. Наконец-то Касандра оказалась дома.

Я вернулась к Филиппу.
- Все прошло хорошо? - весело спросил он.
- Да, все в порядке, - я попыталась улыбнуться, хотя внутри меня сидел испуг, вызванный словами Касандры. Что же делать?
- Тогда по коням! - Филипп первым оседлал свою лошадь. Я села на свою, взяв за поводья лошадь Касандры.
- Нам нужно заехать на ферму Патрика, оставить у него третью лошадь, - предложила я.
- Да, так и сделаем, - ответил Филипп. - На двух лошадях мы доберемся до Дворца гораздо быстрее. Знаешь, я беспокоюсь о Нэлли. Я уехал очень быстро, успев сказать ей только, что вернусь через несколько дней. Я очень по ней скучаю.
Я промолчала. Меня обуревали противоречивые чувства. С одной стороны, я хотела последовать совету Касандры и позволить Принцессе уехать как можно дальше от Жемчужного Королевства. Но, с другой стороны, я видела, как Филипп рвется поскорее встретиться с ней, и мне было стыдно за то, что я не рассказываю ему про отъезд Нэлли.
Всю дорогу до фермы Филипп комментировал то, что с нами произошло за последние дни, а я молчала. В моей голове крутились последние слова Касандры: "Нэлли собирается покинуть Дворец навсегда", "не спешите во Дворец", "не позволь Филиппу встретиться с ней". Я так распереживалась, что у меня заболел бок в том месте, где была рана.
Патрик встретил нас очень радушно. Он был счастлив, что мы вернулись живые и здоровые, закончив свои дела. От предложенного обеда Филипп хотел отказаться, но я попросила его позволить мне немного отдохнуть. Мы поели, но мне кусок в горло не лез, а рана болела все сильнее.
Наконец, мы снова сели на лошадей и галопом помчались в сторону Дворца. Я чувствовала себя все хуже и не столько из-за боли, сколько из-за того, что не рассказываю Филиппу о Нэлли. Мы проехали полпути, когда я почувствовала, что с боком совсем не ладно. Так и есть: повязка пропиталась кровью, а каждый шаг лошади на галопе вызывал резкую боль.
- Филипп, постой! - крикнула я и остановила лошадь.
- Что случилось? - спросил меня нетерпеливо Королевич, подъехав ко мне.
- У меня открылась рана, мне тяжело ехать, - ответила я, морщась от боли.
- До Дворца осталось всего три часа, как некстати! - воскликнул Филипп.
Мы слезли с лошадей. Принц аккуратно развернул повязку - она была пропитана кровью.
- Очень плохо, - покачал он головой. - Сейчас я перевяжу тебя своим платком, но нужно подождать, пока кровь не остановится, прежде чем продолжать путь.

Я без сил опустилась на землю. Филипп вытащил из кармана длинный платок и обмотал вокруг моей талии, пытаясь закрыть рану. Я понуро сидела на траве, думая о том, что это, наверное, знак: не надо торопиться. Королевич же заметно нервничал, то и дело поглядывая на дорогу.
- У меня смутное беспокойство, - сказал он, наконец. - Не знаю почему, но мне кажется, что нужно добраться до города как можно скорее. Но не беспокойся, мы поедем, как только твоя рана перестанет кровоточить.
И тут я решилась. Видя, что Королевич действительно рвется к своей возлюбленной, я поняла, что не должна сейчас думать о себе. И на сердце у меня будет спокойно.
- Филипп, - обратилась я к нему. - Поспеши во Дворец. Касандра сказала, что Нэлли сегодня его покидает навсегда. Если ты не встретишься с ней, ты не вернешь ее.
Филипп замер, услышав мои слова.
- Не может быть! - воскликнул он. - Неужели она передумала? Мне надо срочно увидеться с ней!
- Садись на лошадь и поспеши, а я отдохну и последую за тобой. Со мной все будет в порядке. - Я постаралась придать бодрость своим словам, хотя еле сдерживалась, чтобы не заплакать.
- Хорошо, я поеду, - Филипп, очень встревоженный, поспешно прыгнул на лошадь. - Постарайся вернуться до темноты.
И он скрылся за поворотом. Еще какое-то время я слышала звук копыт, который становился все тише. А потом я заплакала. Как никогда, я чувствовала себя одинокой и такой несчастной, с сильной болью в боку. В этом момент мне показалось, что я одна во всем мире, предоставленная сама себе.
Я недолго сидела на дороге. Небо затянулось темными облаками, и заморосил дождик. Нужно было двигаться вперед. Я забралась на лошадь, и мы неспешно двинулись вперед. Неприятный дождик не переставал, и вскоре я совсем промокла. Я осознавала, что такими темпами я приеду в лучшем случае к полуночи, поэтому пустила лошадь в галоп. Боль не стихала, но я старалась терпеть. Я проехала почти половину пути, когда боль стала совсем невыносимой. Каждый прыжок лошади отзывался на ране. Я остановилась под большим ветвистым деревом, чтобы отдохнуть. Было холодно и мокро, сил у меня почти не осталось. Я присела на траву и в тот же миг почувствовала резкую боль в ноге. К моему ужасу, в траве я увидела желтую змею, которая быстро скрылась из виду. Но я знала этот вид змей - календора, ядовитая местная змея. После ее укуса почти сразу немеет укушенная часть тела, а спустя несколько часов человек умирает, если ему вовремя не ввести противоядие. Нога моя онемела, я больше не могла ею пошевелить. Я разорвала ткань на одежде и попыталась высосать яд. Мне это давалось с большим трудом, я еле дотягивалась до места укуса. В конце концов, я бросила это дело.

Что ж. Думаю, это было мое последнее приключение. Я осталась сидеть под деревом, прислонившись к его мощному стволу. Ветви еще пытаются защитить меня от дождя. Но мне уже все равно. Сейчас в моей голове практически не осталось мыслей. Я и не подозревала, что умирать совсем не страшно. Я была счастлива, что моя сестра нашла своего возлюбленного, а Филипп - свою Принцессу. Они будут счастливы, я уверена. Сегодня мой день рождения, но мне здесь больше нечего делать. Я верю, что Фабиан и мои советники найдут достойную замену своей Принцессе. А сейчас мне просто хочется закрыть глаза и крепко заснуть. Я хочу увидеть своих родителей.



*
Филипп очень спешил во Дворец и гнал лошадь быстрее ветра. Он не замечал дождя и ветра, и только повторял про себя, что лишь бы Нэлли еще не уехала. Вот впереди показались ворота города. Охрана поспешила их открыть перед Королевичем. Филипп спросил, выезжала ли карета Принцессы, но они не знали, потому что заступили на смену совсем недавно.
Королевич поспешил во Дворец, спрыгнул во дворе с лошади и вбежал внутрь. Никого рядом не было: ни брата, ни прислуги. Он поспешно заглянул в зал – никого, и побежал на второй этаж, в комнату Нэлли. Перед дверью Филипп замер, ожидая самого худшего. Наконец, собрался с силами и постучал. Тишина. Он толкнул дверь, и она легко поддалась.
В комнате было пусто. Казалось, здесь никто и не жил: убранная кровать, чистый пол и никаких вещей. Нэлли уехала.
Филипп заметил на столе листок бумаги. Уже все понимая, он взял его в руки и прочитал:
"Филипп, прости меня. Я уезжаю, не попрощавшись с тобой, потому что не хочу передумать и изменить свое решение. Я не хотела нарушать договор, но меня гложет тоска по дому и по человеку, который мне очень дорог. Мне очень трудно, потому что сомнения разрывают меня. Но я верю, что не поверну карету обратно, а когда ты вернешься, я уже буду дома. Спасибо тебе за все и еще раз прости меня. Прощай".
Филипп скомкал лист бумаги и бросил его на пол. Нет, нельзя позволить ей уйти! Он выбежал в коридор и столкнулся со своим отцом, шагающим по коридору.
- Дорогой мой, вот ты и вернулся, - обрадовался Король, но бросил тревожный взгляд на сына. - Ты уже знаешь...
- Почему Нэлли уехала? Когда? - вскричал Филипп.
- Сегодня утром и, знаешь, мы с ней говорили и..., - Король не успел закончить фразу. Филипп бросился вниз, в конюшню, чтобы оседлать самую быструю лошадь. Нэлли, красавица и умница, вот-вот доберется до своей границы, он должен обязательно ее вернуть!
Королевич никогда еще так не спешил в свой жизни. Перед его глазами стоял образ Прицессы, и воспоминания сейчас были очень яркими... Вот она улыбается или звонко смеется, вот они гуляют в саду, а вот они танцуют на празднике в честь дня рождения Старого Короля... Во что бы то ни стало нужно догнать ее! Умолять на коленях, чтобы не покидала его, чтобы стала его женой!

Уже смеркалось. Последние лучи солнца еще освещали землю, но сумерки были совсем рядом. Дождик перестал моросить, оставив после себя мокрую землю и вечернюю прохладу. Королевич оказался на развилке дорог и притормозил лошадь. Он вдруг вспомнил об Аманде. Ему нужно было ехать налево, а по другой дороге должна была ехать Принцесса Королевства Роз. Филипп тревожно посмотрел направо: по его расчетам, он уже давно должен был встретить ее на своем пути. На горизонте не было видно никакого всадника. Филипп сделал несколько шагов в сторону Королевства Голубых Брильянтов, но вернул лошадь обратно.
- Где же ты, Аманда, - прошептал он, непрерывно вглядываясь вдаль. В округе не было деревень, поэтому она не могла где-то остановиться.
Филипп взглянул на дорогу, ведущую налево. Тепло пробежало по его телу, едва он представил Нэлли, и волна нежности захлестнула его. Но одновременно пришло и чувство тревоги за Аманду, которая, судя по всему, еще и близко не доехала до Королевства.
Лошадь нетерпеливо топталась на дороге. Филиппу предстояло сделать сложный выбор: с одной стороны, чувство ответственности за подругу, страх, что с ней могло что-то случиться и глубокая внутренняя уверенность в том, что он не может ее бросить. Но с другой стороны, его переполняла привязанность к Нэлли, тепло и нежность, которые накрывали его при мысли о ней, и мысли о том, что он может потерять ее навсегда. Потерять ту, которую он уже видел свой женой. Первую девушку, к которой у него вспыхнули чувства.
Чувства, эмоции, образы вступили в схватку с разумом, чувством ответственности и достоинством. Бросить подругу на произвол судьбы? Или позволить любимой покинуть его навсегда? Как он будет жить без прекрасной Нэлли? Как он будет жить, если Аманда погибнет? Может быть, она просто отдыхает? С чего он взял, что она в беде? Но если у нее снова открылось кровотечение, и девушка потеряла сознание? Потребность в любви и ласке, в этом новом для Королевича чувстве, боролась против его природы: преданности, чести и долга.

Это действительно было очень тяжело. Наконец, Филипп принял решение. Его глаза заполнились слезами, но он пришпорил лошадь, повернув ее на дорогу, ведущую направо. Он себе никогда не простит, если с Амандой что-то случится. Она могла потерять много крови, упасть с лошади... Он совсем забыл о ней, когда разыскивал Нэлли, а теперь тревога не отпускала его. Филипп чувствовал, что не может не поехать за ней. Чувство ответственности оказалось сильнее самых ярких эмоций.



Все больше смеркалось, и Филипп начал бояться, что в темноте он может не заметить ее на дороге. И вдруг мимо него пролетел Сокол: тот самый, который всегда был с Амандой. Он кружил над Филиппом. Королевич испугался, понимая, что действительно что-то случилось. Он снова пришпорил уже уставшего коня и вскоре увидел вдалеке лошадь Аманды у большого дерева. Чувствуя неладное, Филипп погнал коня еще быстрее. Поравнявшись с деревом, он увидел ее: казалось, она спала под деревом. Филипп слетел с лошади и бросился к ней. Ее тело было холодным, как лед.
- Аманда! Аманда! - позвал ее Принц.
Принцесса приподняла веки и посмотрела на Филиппа. Взгляд ее стал осмысленным, и она обхватила Принца за шею.
- Ты вернулся, - еле прошептала она, чувствуя, что обнимает самого родного ей человека. "Перед смертью это самое лучшее, что можно испытать", промелькнуло в ее голове.
Филипп крепко держал Аманду, будучи очень напуганным.
- Что с тобой? - взволнованно спросил он.
- Все хорошо, - тихо прошептала Аманда. И, не в силах ничего объяснять, добавила только: - Календора.
Филипп побледнел. Он прекрасно знал, что это за змея. Календоры встречались очень редко, но были невероятно опасны. Объятие Аманды ослабло, глаза закрылись, тело обмякло. Сейчас Филипп заметил разорванную ткань одежды на ее ноге.
- Боже, - прошептал он.
Руки его задрожали, взгляд исполнился ужасом. Не зная, жива ли еще Аманда, он быстро подхватил ее на руки и сел на коня, крепко прижимая к себе тело Принцессы, не продающие признаков жизни.
- Только бы успеть! - молился Принц, подгоняя лошадь. До Дворца оставалось ехать три часа. Рана Аманды уже не кровоточила, но яд проникал во все клетки. Филипп весь собрался, стараясь не паниковать. Он спешил, очень спешил. Лошадь будто понимала, что речь идет о жизни и смерти, и неслась вперед настолько быстро, насколько могла. Уже стемнело, но светила полная луна, прекрасно освещая путь.
Дорога до Дворца показалась вечностью. Но вот показались ворота.
- Немедленно вызывайте Главного Врача! - крикнул охранникам Филипп, едва добравшись до Дворца.
Началась суматоха. Из своих комнат выскочили Кристи и Ариан. Узнав, что Аманда умирает или уже умерла, Кристи чуть не потеряла сознание. Врач прибыл очень быстро и немедленно ввел Аманде противоядие. Ее уложили на кровать в той комнате, где она жила. Врач сказал, что Принцесса еще жива, но пульс очень слабый, и шансов, что она очнется, очень мало.

Филипп не находил себе места, проклиная себя за то, что оставил ее одну на дороге. Кристи не отходила от кровати сестры, плача и молясь, чтобы она пришла в себя. Ариан стоял рядом, обнимая Кристи за плечи. Он тоже очень переживал, но старался держать себя в руках. Старый Король беспокоился не меньше и ходил по коридору туда-сюда.
Но Аманда так и не очнулась ни в эту ночь, ни на следующую. Лицо Кристи опухло от слез. Филипп не уходил из ее комнаты. Он сидел в кресле напротив почти без движения, наотрез отказываясь покидать Принцессу. Врач сказал, что сделал все, что мог, и что если Аманда не очнется на третий день, то не очнется никогда.
Утром второго дня Филипп тяжело поднялся с кресла, подошел к Аманде и мягко погладил ее по волосам. Надежды на то, что она очнется, почти небыло. Королевич врервые открыл дверь и, как приведение, спустился вниз по лестнице и вышел из Дворца. Ноги сами несли его по улицам города, к главным воротам. Он не замечал удивленных и даже испуганных взглядов жителей, которые впервые видели Королевича без лошади, одиноко и понуро шагающему по улицам города. Охрана на воротах расступилась, пропуская Филиппа. Он даже не взглянул на них и не ответил на приветствия. Королевич шел и шел вперед по той дороге, по который мчался на лошади несколько дней назад. Филипп не знал, куда он идет и зачем. Лишь дойдя через несколько часов до той самой развилки, он шагнул на правую дорожку и остановился, опускаясь без сил на землю.
"Аманда, прости меня, - прошептали его губы. - Прости, что сомневался, прости, что так поздно поехал за тобой. Я не смогу себя простить за то, что оставил тебя одну. Я никогда себя не прощу, но я умоляю тебя простить меня".

На его глазах навернулись слезы. Он смотрел вдаль: туда, откуда они должны были приехать вдвоем. Туда, где он оставил ее. Туда, где она умирала от потери крови и укуса змеи. Туда, откуда он не должен был возвращаться без нее. Туда, откуда его гнали чувства к Нэлли, заставив забыть обо всем на свете.
"Я поступил как глупый мальчишка, - снова прошептал Филипп. - Нет мне прощения. Аманда, ты мне дорога больше жизни, пожалуйста, не уходи. Позволь мне искупить свою вину".
Филипп смотрел и смотрел перед собой. Глаза слезились и болели, но он не двигался с места. Никто не проезжал мимо и не тревожил его, и Королевич просидел бы там до ночи и даже до утра, но за ним приехал Ариан, обеспокоенный состоянием брата. Он остановил лошадь и мягко тронул Филиппа за плечо.
- Брат, - тихо сказал Ариан. - Ты берешь на себя ответственность за жизнь этой девушки, и я вижу, как совесть мучает тебя. Но, знаешь, я горжусь тобой. Только взрослый человек отвечает за свои поступки. Ты не поддался чувствам, и вернулся за Амандой. Пусть не сразу, но ты поступил по-взрослому. Вернемся во Дворец, брат. Сегодняшняя ночь может быть последней в жизни Аманды. Ты должен быть с ней рядом.
Филипп посмотрел на брата и кивнул.
- Я буду с ней, - ответил он, и, не сказав больше ни слова, вместе с братом сел на лошадь, и они вернулись во Дворец.
В эту ночь Ариан все-таки увел Кристи из комнаты сестры. В ней остался только Филипп. Он снова сидел в кресле напротив кровати Аманды и неотрывно глядел на нее, пока веки не сомкнулись от усталости, и он не заснул.
Это была тихая и теплая ночь. В комнату проникал слабый весенний ветерок. У кровати Аманды сидела женщина и держала Принцессу за руку. Она ласково ей улыбалась и тихонько напевала колыбельную.

Это была Лоурен, мама Аманды.


**
Несколькими днями раньше Нэлли печально сидела в саду, глядя впереди себя невидящим взором. Ее мучали воспоминания и вынужденная разлука с самым дорогим ей человеком.
Королевская семья была очень дружной, она ее очень любила. Родители старались посвящать много времени ей и младшему брату, устраивали для них много мероприятий. После обучения в Королевской школе Нэлли пожелала продолжить учебу в Главном Университете. Очень хорошо подготовилась к вступительным экзаменам и честно их сдала. Несмотря на то, что в группе с Принцессой учились не только дети знатных чиновников, но и простых людей, ее родители не имели ничего против этого.
Каждый день до учебного заведения и обратно Нэлли сопровождала охрана. Принцесса училась очень хорошо, но математика ей давалась с трудом. Однажды она задержалась после урока, пытаясь решить одну сложную задачу. К ней подошел высокий темноволосый молодой человек и предложил свою помощь. Так она познакомилась с Мартином, студентом с факультета географии. Они очень быстро нашли общий язык, о многом разговаривали, шутили, смеялись, все перерывы проводили вместе. Теперь Нэлли возвращалась во Дворец пешком, а сзади ехала карета с охраной. Мартин провожал ее, и по дороге они иногда забегали в кафе или прогуливались по Главной Площади. Охране было приказано держаться в стороне. Очень скоро молодые люди поняли, что любят друг друга. Учеба подошла к концу, и Мартин сделал Принцессе предложение. Нэлли была на седьмом небе от счастья и верила, что родители не будут против, ведь ее избранник был сыном важного придворного. Она радостно сообщила им, что Мартин готов просить ее руки и сердца, и впервые в жизни столкнулась со стеной непонимания. Король и Королева не только не дали свое согласие, но также запретили молодым встречаться.
- Ты выйдешь замуж только за королевича, - твердо сказал ей отец. - И этот вопрос больше не обсуждается.
Нэлли выбежала в слезах из комнаты. Она не могла поверить тому, что родители не примут ее выбор и ее чувств, ведь они всегда ее понимали и были ей очень близки. Вместо этого ей запретили покидать территорию Дворца.

Нэлли просидела в своей комнате несколько дней, не желая ни с кем разговаривать, однако на ее родителей это никак не подействовало. Через верную служанку она смогла передать письмо, полное отчаянья, Мартину. В тот же вечер он тайно проник на территорию Королевского сада. Они оба плакали, не зная, что им делать. Решив немного подождать, они встречались тайно в саду, но однажды Король узнал об этих встречах. Случился скандал, Нэлли заперли в ее комнате, а на следующий день служанка принесла печальную весть: Мартина отправили изучать ландшафты на другом конце света. А через месяц приехал Филипп, и состоялась помолвка. Нэлли очень переживала, но поняла, что не может пойти против воли родителей.
Когда Нэлли приехала в Жемчужное Королевство, она была готова выйти замуж за того, кого ей выбрали родители. Филипп ей казался очень приятным юношей, к тому же она видела, как он смотрит на нее, и поняла, что ему очень нравится. Днем она улыбалась и шутила, но вечером, стоило ей остаться одной, Нэлли лила горькие слезы.
Весть о том, что Ариан отменяет свою помолвку, ее очень взволновала. Да, Ариан уже Король и сам принимает такие важные решения, но его поступок затронул Нэлли до глубины души. Значит, возможно отказаться? Поступить также, как поступил старший брат Филиппа! Нэлли прониклась большим уважением к Ариану. Но ее мучали сомнения. Пойти наперекор своим родителями? А что она скажет Филиппу, который сказочно за ней ухаживает? Как это отразиться на отношении их государств? Нэлли думала об этом днем и ночью. А потом Филипп неожиданно уехал, и она почувствовала облегчение и свободу. Тем не менее, она не торопилась, и склонялась то к одному решению, то к другому. Но вот почтой пришло для нее письмо от той самой верной служанки, в котором говорилось, что Мартин вернулся домой и искал ее, но, узнав, что Нэлли гостит у своего жениха, несказанно расстроился и собрался покинуть Королевство навсегда, чтобы с головой уйти в работу.
Это письмо оказалось решающим: теперь Нэлли точно знала, что ей следует вернуться, и как можно скорее. Она пошла к Старому Королю и упала ему в ноги, умоляя простить ее и отпустить. Король, который только пошел на поправку, сначала рассердился и ответил отказом, но слезы девушки в какой-то момент затронули его душу. Он вспомнил о своей жене, родители которой хотели выдать ее замуж за другого Короля, но она настояла на своем. Также Король уже смирился с решением старшего сына, и эту новость он воспринял более спокойно.
"Все равно эта милая девушка сбежит рано или поздно", - подумал Король и дал ей свое согласие.
Нэлли уехала на следующее утро. Ее все еще одолевали сомнения, и она мечтала о том, чтобы не встретить по дороге Филиппа, потому что он мог вернуть ее обратно. То и дело она выглядывала из окна кареты, чтобы посмотреть, не догоняет ли их кто-нибудь. Но никто не появился.
Прибыв домой, она сразу отправилась к дому Мартина. Сердце ее билось очень быстро: Нэлли не могла не сдержать своего волнения. Сейчас она снова увидит любимого, спустя столько времени! Она молилась, чтобы он был дома, чтобы еще не уехал далеко.
Нэлли на дрожащих ногах вышла из кареты и постучалась в дубовую дверь. Послышались шаги, и она отворилась. Перед ней стоял Мартин, не веря своим глазам.
- Любимый! - слезы радости и счастья покатились по щекам Принцессы, и она бросилась ему на шею.
Мартин даже не мог ничего сказать. Он настолько был уверен, что больше никогда не увидит Нэлли, что потерял дар речи, увидев ее перед собой. Счастью их не было предела.


Весь вечер они провели вместе, не отрываясь друг от друга. Король и Королева узнали о возвращении дочери и сразу явились к Мартину, но в этот раз Нэлли была тверда в своем решении.
- Я очень люблю и уважаю вас, папа и мама, - сказала она. - Но первый раз в жизни я не смогу поступить так, как вы хотите. Я уже разорвала помолвку с Филиппом, и я хочу выйти замуж за Мартина. Даже если вы откажетесь от меня, от своей дочери, я это пойму и всегда буду вас любить.
Не сразу Король и Королева согласились с решением дочери, но, в конце концов, им пришлось пойти ей навстречу. Нэлли не покинет Королевство, если заключит союз с одним из его граждан, значит, не будет горькой разлуки. Да и Мартин им казался умным и достойным молодым человеком. После долгих раздумий было принято решение играть свадьбу.
Королевством Голубых Бриллиантов правили люди, которые ценили мир в семье выше, чем что-либо другое.
***
Первые лучи солнца проникли в комнату, и Филипп открыл глаза. Он сразу бросил взгляд на кровать: Аманда лежала все также неподвижно.
"Это третий день", обреченно подумал Филипп. Он протер красные, опухшие глаза и снова взглянул на Аманду. И сразу вскочил: Принцесса открыла глаза и жмурилась от солнца.
- Ты очнулась, Аманда, ты очнулась! - Филипп подскочил к ее кровати и упал перед ней на колени. - Боже, ты жива!
Аманде потребовалось время, чтобы вспомнить, что с ней произошло и почему все вокруг плачут от радости. Она быстро шла на поправку, чувствуя себя лучше с каждым часом.
- Это просто чудо, - повторял удивленный доктор. - Просто чудо.

****
После укуса змеи я достаточно быстро выздоровела, рана в боку зажила. Кристи и Ариан решили играть свадьбу как можно скорее, но приготовления должны были занять какое-то время. Вместе с сестрой я вернулась в Королевство Роз, чтобы разобраться с накопившимися делами. Кристи нашла себе замену: теперь кружками руководили другие девушки и юноши. Только к концу августа мы смогли отправиться в Жемчужное Королевство: до свадьбы, двадцать девятого числа, оставалось всего несколько дней.
Очень много людей участвовали в приготовлениях такого масштабного события. Улицы города уже украсили самым сказочным образом, люди надели самые яркие из своих одежд, повсюду играла музыка. Кристи волновалась, но ее глаза блестели от счастья. Старый Король суетился чуть ли не больше всех. Мы с Филиппом тоже занимались финальной организацией праздника: вместе украшали Дворец и дополняли программу вечера.
В назначенный день состоялась бракосочетание. На Ариане был шикарный костюм, красно-синего цвета, а Кристи смотрелась великолепно в легком и слегка пышном платье изумрудного цвета и с заплетенными в волосы цветами.
Церемония прошла великолепно. Во Дворце был много гостей, венчание проходило в главном здании. Ариан и Кристи приблизились к алтарю, где священник прочитал свою речь. Когда они обменялись кольцами и скрепили свой союз поцелуем, я не могла удержаться от слез радости. Раздались бурные аплодисменты. Рядом со мной стоял Филипп, и в какой-то момент я почувствовала, как он сжал мою руку: мы оба были очень рады счастью наших близких.

Я первая побежала обнимать сестру и поздравлять ее с замужеством.
- Аманда, сестренка, как же я счастлива! - широко улыбалась она.
Ариан тоже принимал поздравления. Его глаза светились от радости, и даже маска сдержанности чуть спала с его лица.
Потом начался праздник, огромный пир. Гулял не только наш город, но и все другие населенные пункты Королевства: такое событие - теперь у них есть Королева.
К ночи я уже немного устала. В какой-то момент мне стало очень грустно: Кристи теперь не будет рядом, и мы сможем видеться только несколько раз в год, может два или три раза. Мне было тяжело расставаться с ней, но я знала, что она находится на своем месте.
Я поднялась к себе в комнату, чтобы немного отдохнуть и погрустить. "Вот и закончилось все", - подумала я, вздохнув.
В дверь постучали, и в комнату вошел Филипп.
- Внизу начинаются фокусы, а ты здесь грустишь? - весело сказал он.
- Я сейчас спущусь, - заверила его я. - Просто мне будет очень грустно без сестры.
Филипп немного постоял в нерешительности, а потом подошел и присел передо мной. Он молчал. Мне стало неловко, и я встала.
- Сейчас не время грустить, пойдем вниз! - весело сказала я и потянула его за собой.
-Аманда, - позвал меня Филипп. - Я... Я...
Я остановилась и вопросительно на него посмотрела.
Филипп не закончил фразу. Он протянул мне руку, в ладони который что-то блестело. Это был очень красивый браслет, весь в разноцветных камнях.
- Это мне? - удивленно спросила я, любуясь украшением.
- Да, это подарок от моего отца и от меня. Позволь, я надену его тебе.
Я протянула руку, и замочек браслета щелкнул на моем запястье.
- Спасибо, Филипп! - смущенно сказала я и, не удержав порыва, чмокнула его в щечку. - Я не буду его снимать никогда.
Филипп улыбнулся, и мы спустились вниз.
Через два дня мой корабль отплывал от Жемчужного Королевства. Я стояла на палубе и с грустью смотрела на лица близких мне людей. Кристи махала мне с берега, и я ее могла сдержать слез. Как же тяжело расставаться! Рядом с сестрой стоял Ариан и Филипп. Филипп... Мне казалось, что и ему грустно от того, что мы расстаемся. Столько всего мы пережили вместе! Мое сердце невольно сжалось, когда я вспомнила наше последние объятие на причале. Я надеюсь, он будет счастлив и найдет себе прекрасную невесту. Жаль, что это буду не я.
Вскоре берег Жемчужного Королевства пропал из виду. Я возвращалась домой. Возвращалась одна.
Конец третьей части.




Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

Святые лики

Присоединяйтесь 




Наш рупор





© 2009 - 2021 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft