16+
Лайт-версия сайта

6. История контактов народов через призму базовой лексики их языков

Литература / Статьи / 6. История контактов народов через призму базовой лексики их языков
Просмотр работы:
04 августа ’2013   11:57
Просмотров: 18722

6. ИСТОРИЯ КОНТАКТОВ НАРОДОВ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ БАЗОВОЙ ЛЕКСИКИ ИХ ЯЗЫКОВ

Попробуем обобщить частные наблюдения, сделанные в главах 2, 4, 5.
Во-первых, не будем более ограничивать какими-либо условиями выбор слов из базового лексикона, а рассмотрим 207-словный список Сводеша во всей доступной полноте для всех исследуемых нами языков.
Во-вторых, подвергнем сопоставлению базовую лексику не какой-либо отдельной группы языков с базовой лексикой других групп, как это делалось ранее, а исследуем все пары групп языков и некоторые тройки языков на предмет выявления созвучных слов, выражающих одно и то же значение из списка Сводеша.

Сопоставлять будем вначале следующим образом:
- выпишем 207-словные списки Сводеша для выбранных языков; поскольку для вымерших языков известны не все слова со значениями Сводеша, а для некоторых значений в разных языках известно разное количество синонимов, списки будут содержать разные количества слов k(a);
- отберём для дальнейшего анализа значения, представленные сходными словами не во всех языках из выбранных (слова, сохранившие сходное звучание во всех группах языков, для нас не информативны, поскольку не выдают особенностей контактов носителей этих языков);
- найдём количества k(a,b) сходных по звучанию слов базовой лексики для каждой пары языков A и B;
- отберём для дальнейшего анализа k(a,b) > 9, чтобы не все сходства можно было считать случайно сохранившимися.

Чтобы исключить тенденциозность при отборе слов для анализа, я воспользовался сетевой базой данных по спискам Сводеша IElex, составленной независимо от моих интересов.
Значения k(a,b) для выбранных языков приведены в таблице 1. В диагональных ячейках отображены количества слов для каждого выбранного языка, которые выражают 207-словный список значений Сводеша. Отбракованные значения (меньшие 10) позволяют предположить, что базовая лексика балтославянских и кельтских языков формировалась на большем удалении от ареала формирования лексики хеттского языка, чем базовая лексика санскрита, латинского, древнегреческого и германских языков: количество попарных сходств слов первой группы языков со словами хеттского лексикона оказалось в два и более раз меньшим, чем количество попарных сходств слов второй группы языков со словами хеттского языка. Кимрский язык проявляет сходство базовой лексики с базовой лексикой русского языка при значительно меньшем сходстве с базовой лексикой литовского языка и санскрита. Особенно заметны попарные сходства слов лексиконов русского и литовского языков.

Таблица 1
467....хет.....гот....рус....сан...др-гр..лат..ким....лит
хет....187......15......7.......17.....15......14......4.......3
гот.....15.....230.....14......18.....13......30.....17.....22
рус.......6......14....233.....38......13......26.....19.....50
сан.....17......18.....38.....290.....27......29......5......34
др-гр..15......13.....13......27....355......24.....10.....10
лат.....14......30.....26......29......24....255.....23.....26
ким.....4.......17.....20.......6........9.......23....233......9
лит......3.......22.....50......34.....10.......26......9....205

Попарные сходства слов древнеанглийской лексики со словами базовой лексики других языков практически повторяют аналогичные значения для готской лексики, за исключением значений для литовского языка. Это может означать, что какое-то время носители древнеанглийской лексики были удалены от носителей прабалтской лексики в большей степени, чем другие прагерманцы. Большей информации нам пока не удастся извлечь из базового лексикона древнеанглийского языка, поэтому мы не будем более подключать его к дальнейшему анализу. Этот анализ будет состоять в следующем.

Сначала оценим, каким могло бы оказаться число n(a;b,c) сходных по звучанию слов из k(a,b) со словами третьих языков C, в предположении, что язык C долго развивался независимо от языка B так, что множества сходно звучащих слов в парах A, B и A, C не коррелированы. Тогда слова, сходные для базовых лексиконов A и C, могут лишь случайно оказаться похожими на слова, сходные для базовых лексиконов A и B. Как видно из таблицы 1, значения k(a,b) можно считать много меньшими диагональных значений k(a) (k(a,b) << k(a) и k(a,c) << k(a)), тогда в первом приближении имеем: n(a;b,c) ~ k(a,b)/k(a) * k(a,c).
Если фактическое число k(a,b,c) сходных слов в трёх языках заметно превышает вычисленное ожидаемое n(a;b,c), то мы должны отказаться от предположения о независимости развития языков B и C. Тому могут быть две причины:
- либо базовые лексиконы языков B и C в значительной степени совпадают (относительно большие значения k(b,c) приведут к тому, что с большой вероятностью слова языка C, сходные со словами языка A, окажутся сходными с аналогичными словами языка B),
- либо носители языков B и C одновременно находились в контакте с носителями языка A и сформировали за это время сходные наборы базовых слов;
Если же количество тройных совпадений имеет порядок ожидаемого: k(a,b,c) ~ n(a;b,c), - то остаётся в силе предположение, что языки C и B не были в контакте с A в одно и то же время (или общий предок C и B рано отделился от A и сходства звучаний слов позже возникших C и B со словами A сохранялись случайным образом).
В таблице 2 приведены количества K = k(a,b,c) "тройных" совпадений звучаний, большие 9, и "коэффициенты соседства" S = k(a,b,c)/n(a;b,c) для этих совпадений.

Таблица 2
язык a – (язык b – язык c)..............K......S
санскрит-(русский-литовский).....19.....4,3
русский-(санскрит-литовский).....20.....2,5
литовский-(русский-санскрит).....18.....2,2

литовский-(готский-латинский)...12.....4,3
готский-(латинский-литовский)...12.....4,2
латинский-(готский-литовский)...12.....3,9

латинский-(русский-санскрит).....10.....3,4
санскрит-(русский-латинский).....11.....2,9
русский-(санскрит-латинский).....11.....2,6

латинский-(санскрит-литовский).12.....4,1
санскрит-(латинский-литовский).11.....3,2
литовский-(санскрит-латинский).11.....2,6

латинский-(русский-литовский)...10.....3,8
русский-(латинский-литовский)...11.....2,0
литовский-(русский-латинский)...10.....1,6

В финальный анализ попали 5 триад языков. В финальный анализ попали 5 триад языков. Неодинаковость значений k в каждой тройке в некоторых случаях отражает субъективный фактор при определении сходств слов. Например, слово санскрита и слово русского языка я счёл сходными со словом литовского языка, имеющим то же значение "умирать", но не счёл сходными между собой. В остальных случаях она означает ошибки, связанные с включением в счёт попарных сходств синонимов, которые не порождают троек сходных слов: например русское слово "ведать" похоже на слово санскрита, а слово "знать" – на литовское слово, при этом тройки сходных слов со значением "to know" нет. Я намеренно не подгонял результатов и не устранял ошибки второго рода, чтобы увидеть пессимистическую оценку погрешности метода, которая не превысила 10%.
Древнегреческий и кимрский языки не попали ни в одну из триад, что означает относительно независимую историю развития этих языков
.
Относительно большими количествами попарных сходств характеризуется триада "санскрит, литовский, русский", это не должно вызывать удивления. Коэффициенты соседства говорят о том, что балтославянский отделился от санскрита и только после этого распался на балтский и славянский языки, сохранившие относительно много (в 4,3 раза больше ожидаемого количества при независимом развитии) слов, сходных со словами санскрита.
Прочие триады заметно уступают первой по количеству тройных сходств, но практически не отличаются по этому параметру друг от друга.
Триада "латинский, готский, литовский" выделяется, однако, высокими коэффициентами соседства (~4) во всех сочетаниях по два. Это заставляет предполагать длительную историю контактов носителей пралатинского, прабалтского и прагерманского языков "на троих", и надо определиться с территорией и временем, где и когда такие контакты были возможны. При этом надо учитывать, что тройственные пралатино-прабалто-пракельтские связи в нашем анализе не проявились, что делает западную Европу сомнительным кандидатом на территорию пралатино-прабалтских контактов.
Триада "санскрит, латинский, русский" также характеризуется относительно высокими коэффициентами соседства (~3) во всех сочетаниях по два, при этом праславянский и санскрит демонстрируют несколько более тесные связи друг с другом, нежели с пралатинским.
Триады "санскрит, литовский, латинский" и "русский, литовский, латинский", аналогично предыдущей, показывают несколько более тесные связи санскрита и прабалтского (а также – праславянского и прабалтского) друг с другом, нежели с пралатинским. Этот и предыдущий абзацы говорят, что предок латинского языка выделился из общности "санскрит-балтославянский-пралатинский" ранее других.

ВЫВОДЫ
Полученные данные позволили нам сформулировать следующие предположения, выделим их:
- базовая лексика балтославянских и кельтских языков формировалась на большем удалении от ареала формирования лексики хеттского языка, чем базовая лексика санскрита, латинского, древнегреческого и германских языков;
- балтославянский язык отделился от санскрита и только после этого распался на балтский и славянский языки;
- носители пралатинского языка разошлись с носителями санскрита в ином направлении и, возможно, раньше, нежели носители прабалтского и праславянского языков.

Тройные соседские связи между кельтскими, германскими и славянскими языками анализ базовой лексики не выявляет, откуда следует, что одновременное длительное проживание носителей этих языков на одной территории не имело места, хотя попарные соседские отношения предков кельтов-кимров с прагерманцами и праславянами в базовой лексике проявились заметно (в отличие от контактов предков кельтов и предков эллинов и балтов).

Поскольку достоверна южная природа народа хеттов, то нам следует полагать, что связи базовой лексики санскрита, древнегреческого, латинского и германских языков с базовой лексикой хеттского языка обнаруживаются благодаря соседству носителей санскрита, предков эллинов, латинов и германцев с ареалом обитания хеттов. Соседство хеттов с носителями санскрита историей удостоверено: к востоку от страной Хатти располагалось государство Митанни, в котором, наряду с хурритским языком был в ходу диалект санскрита, язык митаннийских ариев. Соседство хеттов с предками германцев пока проявляется косвенно: через ряд совпадений или фонетических соответствий названий древних малоазиатских племён (гутии, хатты, хавки, германии и ряд др.) с названиями племён, обнаруженных античными авторами в начале нашей эры на территории нынешней Германии, и совпадений в образе жизни и культуре (германские хавки – с малоазиатскими кавконами, германские хатты – с малоазиатскими хаттами). Предки балтов, славян и кельтов во времена царства Хатти обитали вдали от хеттов.

Предки балтов, с одной стороны, находились в длительном контакте с предками славян, с другой стороны – в достаточно длительном контакте с предками германцев и латинов. Поскольку одновременно на смежных территориях предки славян, балтов и германцев долго не проживали, судя по отсутствию достаточного количества общей базовой лексики, то следует предположить, что ареал обитания прабалтов отделял ареал праславян от ареала южных народов, оставаясь в контакте и с северными соседями – праславянами, и с южными – прагерманцами и пралатинами. Контакты славян с германцами произошли уже в историческое время и к сближению базовой лексики не привели.

Тем самым, кстати, мы получили косвенный довод в пользу легенды (см. труды Снорри Стурлуссона) о древнем обитании предков германоязычных скандинавов в Малой Азии – то есть к югу от ареала формирования прабалтского языка.

Учитывая работы лингвистов, посвящённые установлению связей фракийского и балтских языков, я могу более уверенно предположить, что балтские языки сформировались в Северо-Западном Причерноморье, откуда и замеченные связи с латинским и греческим языками. Кроме того, литовский город Тракай имеет, по-видимому, ту же этимологию, что и болгарская область Тракия; не исключена и связь фракийской Прусы с западнобалтскими племенами пруссов. Есть совпадения названий племён, обнаруженных в начале нашей эры на севере Европы, с названиями достоверно фракийских племён. А этимология хоронима "Кавказ" связана с лит. kaukara "холм" (сюда же готск. hauhs "высокий"). Совпадений достаточно много, чтобы от них было легко отмахнуться.

Предки латинов получают "прописку" на территории Фригии – между прагерманцами и митаннийскими ариями. Возможную связь латинского quinque и армянского hing с северно-кавказскими словами, имеющими значение "кулак" (напр. ,багвалинское hunk'a, акушинское Xunk', арчинское Xik'), отмечали С. Старостин и Вяч. Иванов. Фонетический переход [ b] > [f], характерный для латинов, отметил у фригийцев Геродот: фракийское племя бригов, переселившись в Малую Азию, стало называться фригами. Отсутствие звуков [ b] и [p] характерно для лидийского языка, имевшего хождение как раз в окрестности Трои, на западе Малой Азии: лидийцы могли испытать влияние того же малоазиатского субстрата, который повлиял на фонетику прагерманского языка, армянского и осетинского языков (передвижение [p] > [f]), а также – фонетику диалектов древнегреческого (например, др.-греч. sPongos ~ ст.-атт. sFongos), и на котором сформировался пралатинский язык. Немногочисленная дошедшая до нас лексика фригийского языка выдаёт сходство с лексикой древнегреческого и балтославянских языков. Есть основания полагать, что фригийцы, родственники фракийцев, имели отношение не только к этногенезу армян, но и к этногенезу латинов, и к этногенезу эллинов.

Как именно мигрировали носители указанных языков во время, предшествующее Троянской войне, тем более – предшествующее царству Хатти, анализ их базовой лексики сказать вряд ли сможет, надо привлекать данные археологии. Последующие же миграции из региона Малой Азии в Европу история заметила. В тот же период времени, в котором произошла Троянская волна, в Европу и Египет хлынули "народы" моря, среди которых были, в частности, сикулы, язык которых, по свидетельству латинских античных авторов, близок к латинскому, при этом в нём имеются и следы древних связей с лексикой санскрита. Появление германоговорящих германцев на севере Европы античные авторы заметили в конце прошлой эры, этот же период подарил археологам захоронения по южному ритуалу – трупоположения, характерные в это время исключительно для южных народов.

Следует в заключение отметить, что хотя в этом исследовании, в отличие от описанных в предыдущих главах, из сравниваемых списков были исключены заведомо родственные слова, значения которых не совпадают (например, рус. небо "sky" не сравнивалось с лат nebula "fog", хет. kuttar "neck" не сравнивалось с др.-англ. guttas "guts" из-за разницы в значениях, и оба последних не сравнивались с лат. guttur "throat", выходящим по значению из списка Сводеша), закономерности в связях между базовыми лексиконами европейских языков, описанные в предыдущих главах, подтвердились, хотя и менее контрастно, чего, впрочем, следовало ожидать.

В частности, подтвердилось, что:
- формирование базовой лексики германского языка происходило не на севере Европы, как это принято считать, а к югу от Чёрного моря;
- формирование базовой лексики балтских языков происходило к юго-востоку от ареала расселения праславян, а не к северо-западу, как можно было бы предположить из нынешнего расселения русских, литовцев и латышей.






Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

Гладит тебя Ветер! Премьера

Присоединяйтесь 




Наш рупор

 






© 2009 - 2022 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  ВКонтакте Одноклассники Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft