16+
Лайт-версия сайта

Счастье земное. Книга 11.Старчество

Литература / Стихи / Счастье земное. Книга 11.Старчество
Просмотр работы:
08 июля ’2016   09:38
Просмотров: 6632

В книгу вошли избранные стихотворения, написанные поэтом за последние три года. Это и размышления о родине, красоте, о любви и надежде в материнской судьбе, о природе стихотворчества, о проблемах современной семьи, и стихи, рожденные чарующей красотой Прикамья и ПоИзба-Читальня - литературно-художественный портал

Моя страница (0)
Редактирование
Выход
Рейтинг авторовРекомендованные авторыТворческая мастерскаяФонд Игоря ЦарёваРедакция сфайтаНовостиОбщероссийское движениеО судьбе РоссииТворческие союзыКолонка редактораКнижная полкаКниги и журналы
"Счастье земное". Книга 11 "Старчество".
[Ольга Полторецкая] Версия для печати Удалить Редактировать

Ольга Полторецкая
Счастье земное
Книга одиннадцатая
Старчество
Стихотворения
Избранное
Волгоград
2016
ББК 84 (2Рос=Рус)6-5
П52
Полторецкая, Ольга Борисовна
Счастье земное. Книга одиннадцатая «Старчество». Стихотворения. Избранное. Составитель
книги А.А.Полторецкий. – Волгоград, 2016. – с.
Книга «Старчество» – одиннадцатая книга сборника стихов «Счастье земное» русского поэта
Ольги Полторецкой.
В книгу вошли избранные стихотворения, написанные поэтом за последние три года. Это и
размышления о родине, красоте, о любви и надежде в материнской судьбе, о природе стихотвор-
чества, о проблемах современной семьи, и стихи, рожденные чарующей красотой Прикамья и
Поволжья.
В 2014 году поэт стала дипломантом Международной премии «Филантроп – 2014» и
дипломантом Международного конкурса «Александр Невский» – 2014, 2015гг в номинации
«Поэзия»
Автор нередко пишет о горестях, тяжести быта, печалях, а получается – о свете, надежде,
счастье и любви. Пишет – о страждущей приземленной плоти, а получается – о странствующей,
не усмиренной душе.
Ее способность преображения делает всё окружающее фактом поэзии. Вся эта обыденность
жизни, любовная маета, многотрудные годы воспитания сына и тут же – память детства и
отрочества с их нежностью и верностью семейному очагу, беспокойство за судьбу подрастающего
поколения – все это – пот и кровь той крылатости, с которой читаются ее стихи.
Эта книга является прекрасным подарком всем любителям изящной словесности.
.ББК 84 (2Рос=Рус)6-5
Охраняется действующим законодательством об авторских правах (ГК, ч.4, гл.70).
\\ Полторецкая О.Б, 2016
3
Сыну моему, единственному и
любимому, посвящаю...
4
От автора.
Когда судьба на крутом вираже…
2014 год стал для меня судьбоносным.
Я – шестидесятидевятилетняя пенсионерка
заявила о себе, как поэт, и стала дипломантом
двух международных конкурсов: «Филантроп» –
2014, г. Москва и «Александр Невский» – 2014, г.
Волгоград. За 2011 – 2015 годы издала
четырнадцать книг своей поэтической эпопеи
«Счастье земное» и подготовила к изданию – ещё
три книги в электронном варианте. Десять изданных книг нашли приют в
библиотеках г. Волгограда, г. Казани, г. Чистополя и все – на сайтах:
«Нейзвестный гений» http://www.neizvestniy-geniy.ru/users/40569/works/
«Стихи.ру» http://www.stihi.ru/avtor/poltoreckyaolga .
Лето 2014 – 2015 гг. провела в творческих поездках по городам и весям
Татарстана с поэтическими вечерами «От сердца к сердцу…», «Фронтовыми
дорогами Великой Отечественной…», «Это сладкое слово – Победа…». Проехала 30
городов и сёл Татарстана, провела 60 поэтических вечеров. В результате в 2015г
появилась новая книга «По городам и весям Татарстана».
Большая творческая работа ведется и в Волгограде. В 2015 году стала соавтором
трёх поэтических сборников: «Во имя жизни», «Свет родины», «Александр Невский»,
изданных участниками литературных объединений «Патриот» и «Мамаев курган».
Провожу также свои поэтические вечера в колледжах и библиотеках Волгограда. Три
последних года являюсь внештатным корреспондентом волгоградской газеты
«Сталинградская трибуна». Информацию о моей творческой работе Вы сможете
найти в Интернете под рубрикой «Поэт Ольга Полторецкая в Татарстане…»
Так начальник «МБУ» Управление культуры Исполнительного комитета
Нижнекамского района Республики Татарстан Г. М. Мубаракшина в
благодарственном письме пишет: «Вы посвятили свою жизнь благородному делу
сохранения и приумножения литературного богатства… Литературные произведения,
вышедшие из-под Вашего пера, посвящены важной теме нашего Отечества: огромного и
печального пласта нашей истории, который нельзя забывать будущему поколению. Без
преувеличения можно сказать, что Вы – поэт и гражданин мира. Ваша поэзия,
олицетворяя голос народа, продолжает великое дело Просвещения…»
Вот оно – счастье земное, чудо земное! Все мои поэтические мечты исполнились
абсолютно! Я – народный поэт. На сайте « Неизвестный гений» – более 30 000
5
прочтений поэтической эпопеи «Счастье земное». О чём ещё мечтать поэту и
гражданину в конце жизни?
Предлагаю Вашему вниманию новую одиннадцатую книгу «Старчество»
поэтической эпопеи «Счастье земное», написанную за последние три года. Старость, к
сожалению, не так проста в нашем обществе, и единственное, что ей остаётся в
утешение – это Бог, природа, искусство и любовь близких людей…
С уважением любовью,
Ольга Полторецкая
6
Поэзия человечности и правды
«Стихи – это боль и лекарство от боли, а если возможно
– игра...» Эти строчки поэта В.Шаламова как нельзя точно
определяют существо ее поистине выстраданного сборника
«Счастье земное». Поэтическое credo автора можно
обозначить евангельской установкой:
Живи достойно, мир не обижая,
Чтоб не было ошибок, не греши,
И ты – прижизненно достигнешь рая
Распятьем изболевшейся души.
Эти стихологемы, наполненные сутью нашего сумбурного времени, должны быть
услышаны всеми, кто не омертвел душой. И они рефреном перекликаются с
тютчевскими раздумьями: «Не мир, но век растлился в наши дни,// И человек
отчаянно тоскует – //Он к свету рвется из ночной тени,// А свет обретши – ропщет и
бунтует». А мы:
«Бредем по жизни – в никуда,
То ль к мудрости, то ль к детству,
И путеводная звезда
Мелькает по соседству».
Это точное обозначение сиротства наших сердец и «...одиночества конца, забыты
мы детьми...» «И ждем покорно тьмы». Но «Мир – весь – Божья благодать,// Если
мудро видеть вещи...», «Бог везде – в тебе – и в храме,// Лишь умей творить добро...».
А вернуть утраченную в нашей извращенной жизни благодать – это творить
добро. И успеть. Ибо жизнь коротка. В этом – вся книга стихов.
Но самое ценное, автор сумела вобрать лучший опыт классической русской поэзии,
то есть это – не графоманская версификация поэтического материала, а выражение
подлинности нашего трагического бытия: «И нет спасения в грядущем, и нет пути
назад».
Поэтому не важно, что ее стихи пролежали в столе более пятидесяти лет. Они не
потеряли своей актуальности, свежести и новизны.
Жизнь прожита. Как подведение итогов жизни – за последние годы выпущено в
свет двенадцать книг поэтической эпопеи «Счастье земное», соответственно периодам
жизни: детство, юность, зрелость, материнство, старость – «Золотое Чистополье»,
2012г., «Свой мир творила я счастливо», 2012г., «Удерживать тебя не стану», 2012г.,
«Материнское сердце», 2012г., Раздумья», 2012г., «Волшбою счастья и экстаза»,2012г.,
«Золотые обереги» 2012г., «Метаморфозы» 2014 г., «Поэт – Господень сотворец»,
2015г., «По городам и весям Татарстана», 2015г. «Безвременье»2015г., «Старчество»
2016г.
Все книги поэтической эпопеи «Счастье земное» – исповедь автора, нашедшего
идеалы Чести и Совести в религии и ставшего поэтом-миссионером главных
христианских ценностей: любви и уважения к человеку.
Свою поэтическую эпопею «Счастье земное» автор открывает стихотворением
«Золотое Чистополье», которое в некотором смысле можно назвать визитной
карточкой поэта. Тема преданности и любви к малой родине пронизывает все
7
творчество автора на фоне перипетий житейского моря, и как итог: «...Все найдено у
камских вод – //Родное небо, улиц память.// Мой жизненный круговорот // Обрел
причал навек – на Каме...» или «Земля родная, Родина – причастьем // Татарину и
русскому мила,// И каждый благодарен ей за счастье,// Что от рожденья всем она
дала...», или «Лишь здесь навек моя отрада, // Русско-татарский отчий край,// Где
райской прозвучит наградой// Мне и гармошка, и курай...»
Житейское море наряду с реальным морским пейзажем, как и у Марины
Цветаевой, является в ее поэзии, символом осознания судьбы: «О сны, подобные
волне...», «Как упоительно суров// Был рокот моря величальный...», «Расцвел на гребне
темных вод// Луч света – чуден и прозрачен...», «Рыбка вьется в синь-пучине,// Сердце
бьется в боль-кручине...», «...Что ждет судьбы ладью слепую...»
Но более всего ее житейское море ассоциируется с небесным океаном, с высоты
которого «...все – суетно и мелко // И выстраданное – горестно-смешно...» в ее
программном стихотворении «Все в облаках, как перьях лебединых,// Мои
возлюбленные небеса...», которое раскрывает суть Кантовской пролегомены: «Звездное
небо над нами и нравственный закон внутри нас»
Небеса ее Отчизны, ее судьбы слиты «...в единенье вечном с высотой...».
Поэзия Ольги Полторецкой, словно небесный океан, текуча и полна динамики, и в
этом – ее следование правде жизни, чувствования, которое у поэта обострено и в
последних книгах «Раздумья», «Золотые обереги», «Безвременье», «Метаморфозы»,
«Старчество» – трагично из-за вечного противоречия возвышенных идеалов житейской
прозе современной жизни.
Превратности материнской любви (по названию цикла стихов) в развращенное
сегодняшними СМИ время, отражают трагическое состояние семьи, где дети и
родители – на разных полюсах, и свидетельствуют об ее активной жизненной позиции.
Автор пытается предупредить и уберечь современную молодежь от опасности
агрессивной безнравственности, мощным потоком льющейся с экранов и калечащей
юные, незащищенные души подростков, в которой часто даже любящая семья не
является панацеей от трагического конца сына или дочери, ведь, наркомания и
алкоголизм стали обыденным явлением.
Автор стремится поэтически осмыслить социальные причины этого явления, в
пластических и зримых образах передавая нюансы душевных материнских волнений.
«...Игра – в смерть! – насмерть обожжет// Твой отрицающий рассудок,// Смотри,
как зло не бережет// Мать бедную твой друг-ублюдок...», потому как «...Мир рух-
нувший – обломком сжат,// Прессуя и печаль и радость,// В обломках мусора бредут//
Отчаянные наши дети...» и вопросом – «...Обрящут ли иль обретут// Свет радости на
этом свете?// Не темноты – от наркоты,// А счастье – от труда и света...»
Мастерство и мудрость ее поэзии – не «манна небесная». Ее исследовательское
прочтение классиков поэзии мировой литературы в течение всей жизни и творческая
работа по их пропаганде в стенах библиотек, где она работала, чувствуется в культуре
ее поэтического слога и чистоте литературного русского языка. В нем не найти
штампов и выражений низкого стиля. И если вещи названы своими именами, значит,
они того заслуживают. Ведь, и Пушкин допускал подобное в своих небезызвестных
творениях.
Автор семьдесят лет живет в контексте своего времени, образно и точно
отражает его, несмотря на недовольство некоторых критиков. Его мало волнуют
8
аспекты исторически-отдаленных событий, когда наша сегодняшняя жизнь – кипит
высоким градусом драматизма. Поэтому вся ее жизнь, а, следовательно, и поэзия –
отражение сиюминутного дня, его агонизирующих проблем Чести и Совести, и где
лишь высокая строка страдающего поэта еще способна, обращаясь к религии любви и
добра, удержаться на плаву, передать свои золотые обереги думающему молодому
читателю.
Ольгу Борисовну Полторецкую вполне справедливо следует обозначить поэтом
цветаевского накала, ибо ее установка на правду слова становится категорическим
императивом, определяющим отнюдь не только слово, но и установку на выживание, а
рефлексия, чувственное анализирование событий часто переходит в самопо-
жертвование, ибо есть у нее стихи, которые прожигают насквозь и хочется
уклониться от их осмысления, как от струи расплавленного свинца. А ведь они не из
горна – из женского горла вышли. В её поэзии словесные коды к жизни подобраны не
просто так, не выгоды ради, а только затем, чтобы в тайнодействии слова поправить
один – единственный! – знак минус на плюс.
Поэты – дети гармонии в дисгармоничном мире, «Но Словом останавливали
Солнце, словом поднимали города», в этом его главная правота, и в том числе правота
поэтического слова Ольги Полторецкой.
Ольга Борисовна Полторецкая родилась в 1945г. в городе Чистополе на Каме от
фронтового брака военной медсестры Полторецкой Лидии Тихоновны с лейтенантом
Котельниковым Борисом Яковлевичем. Воспитывалась дедом со стороны матери
Полторецким Тихоном Владимировичем и бабушкой Левиной-Полторецкой Анной
Степановной, выходцами из Саратовской губернии. Другой дед, Котельников Яков
Георгиевич, видный советский военачальник, генерал-майор 19 СД 24 Армии геройски
погиб 14.10.1941г. при прорыве окружения из вражеского кольца в районе г. Вязьмы.
Бабушка, Ольга Петровна Котельникова, врач-стоматолог по профессии, проживала с
отцом в г. Москве. Отец Котельников Б.Я. помогал в воспитании дочери. Детство и
юность поэта прошли в г. Чистополе на Каме.
В 1963 г., закончив школу с золотой медалью, поступила и в 1968г. закончила
физический факультет Казанского Госуниверситета им В. И. Ульянова-Ленина.
Восемь лет проработала ведущим инженером на казанском заводе «Радиоприбор».
Будучи заведующей библиотеками в городе Виннице, десять лет знакомила читателей
с творчеством классиков мировой литературы. В постсоветское время вынуждена
была освоить рабочие профессии: оператора, фотографа, экскурсовода и т.д. Живет в
Волгограде и в Чистополе, помогает сыну. В 2014 году стала дипломантом Между-
народного конкурса «Филантроп» – 2014, г. Москва и дипломантом Международного
конкурса «Александр Невский» – 2014, г. Волгоград. Член литературного объединения
«Мамаев Курган».
Автор хочет, чтобы ее книги в наше не простое, обремененное семейными
проблемами время, дошли до каждой матери. Но среди писательской среды, как у
всякого неординарного поэта, у нее есть недоброжелатели, так как творчество Ольги
Полторецкой не укладывается в рамки господствующего сегодня сервилизма и приспо-
собленчества. Здесь стоит сказать, что известные литераторы г. Казани: Лиля
Газизова, Ахат Мушинский и поэты г. Волгограда: Татьяна Батурина, Татьяна
Брыксина, Елизавета Иванникова, Владимир Мавродиев, старший научный сотрудник
9
Мемориального музея Б.Пастернака г. Чистополя Рафаил Хисамов оказывают ей
поддержку, оценивая ее творчество, как талантливое.
Поздний, в шестьдесят семь лет, поэтический дебют позволил ей сохранить в
своем творчестве и выстраданное достоинство, которое она пронесла через всю свою
нелегкую жизнь, и сострадательно-критическое отношение к нашей современной
действительности, и уникальность своего поэтического мировоззрения, а
соответственно дарования.
Так пожелаем поэту Ольге Полторецкой, мелодика стиха которого
завораживает, творческого счастья и долголетия, о котором она сама говорит в своем
маленьком стихотворении:
О, Боже мой! Какая тишина!
День клонится к закату безмятежно.
Цветущих веток белая волна
Глядится в мир доверчиво и нежно.
Изящный слепок томных лепестков
Не шелохнет воздушное касанье,
И рвется сердце из седых оков,
И на устах – мечта и ликованье.
Весна – юна, и в твой остаток лет
Вновь дерзкой волей полнит твои очи.
А небо – в алых росчерках комет
Так бесконечно в ожиданье ночи.
И верится, что вечно можно жить,
И наслаждаться нежностью цветенья,
И вновь, и вновь судьбу благодарить
За жаркое весеннее волненье
О, Боже мой! Какая тишина...
Заслуженный работник культуры Татарстана ,
Рафаил Хисамов
10
В свеченье закамских зарниц…
1
Синее, синее небо,
Синяя, синяя радость,
Запад тепло принесёт.
Сколько, родной, мне осталось,
Может быть самую малость
Счастья молить и высот?
Может быть самую малость
Радостей мира осталось?
Сердце доверчиво ждёт.
Ну, а душа возрастает,
Горестью произрастает,
Радостью рвётся в полёт!
Не улетай, ещё рано,
Не зализала все раны.
Ну, а Господь подождёт!?.
2
В почитании Корана…
И созданы из праха мы –
Наука не противоречит.
И сгустки добиблейской тьмы
Рассеяны Господней речью:
– Да будет свет – звезда зажглась!
Да будет тьма – луна и звёзды!
Божественный услышав глас,
Земля означила форпосты.
Мильоны дышащих существ
Вздохнули – и ветра родились!
И рай раскрылся до небес,
И в нём Адам и Ева слились.
Господь желанье дал – и вот
Свершился грех в запрет запрету.
И расплодился райский род,
В грехах рассеялся по свету.
11
Бог хоть и рядом – далеко!
И кто подскажет, кто поможет?
Пророки из глубин веков
Ведут народ заветом Божьим.
Мудрей пророков – не ищи –
И иудейских, и исламских!
Они сокровища души
Рассыпали в веках оглаской.
Пророк ислама Мухаммед
Вершителем стал южных судеб
И обновил Христа завет,
Чтоб воссияла правда сути:
Господь един! И обобщил
В восточно-праведном разрезе
Суть человечье-божьих сил,
И – сын пустынь жив и обрезан!
И освящён – на род веков,
И ограничен мудрым словом,
Чтоб ложь и злоба, страх оков
Не рушили любви основы.
О Мухаммед, о Божий перст –
Для люда, призванный для счастья!
Ты обозначил Божий крест
Источником добра, участья.
Пророки – гении ума,
Провидцы философских истин,
А жизнь поправит всё сама.
Нет мёртвых правил! Милость им всем …
лето2015,Чистополь.
3
Хороним старых матерей,
Вдруг вспомнив, что – не досказали,
В недосягаемые дали
Шлём покаянные печали
Вслед отошедшим – от дверей.
Теперь душа их, отгрустив,
На наш укор и недомолвки,
12
Как запоздалые уловки,
Себя утешить словом ловким,
Внимает нам в своём пути.
Но ей так тяжко улетать,
Рыдать в надмирные пространства,
Холодные от постоянства,
И в звёздно-праведном убранстве
Порою вспоминать, что – мать.
Чем дале от родной души,
Тем легче позабыть былое,
И доброе твоё, и злое…
А ты свечу у аналоя
Всё жжёшь в помин её души,
Сквозною болью век прошит.
Хороним старых матерей…
4
Я заново сегодня родилась,
Смотрю на мир влюблёнными глазами,
Боль помнить не хочу пред образами,
По коим в ночь бежит славянства вязь.
Мне душен стал церковный грозный мир,
Вещающий мне о конце дороги.
Пусть в судьбах своих путаются боги,
А я хочу вкусить житейский пир!
Хочу всех неизведанных, впрок, яств,
Плодов присноземных и дичь небесну.
Хочу достатка, изобилья, царств,
Всего, чем соблазны открывают бездну.
Ещё я не насытилась вполне,
Душа так далека от пресыщенья!
Хочу всю сладость мира, чтобы мне
Не сожалеть о благостных мгновеньях.
Всем соблазнам заложу я дух:
От вечной святости – о! – как устала,
Я жить хочу за всех! За трёх! За двух!
И ненасытно восклицать: всё мало!
Где моя сила, где лихой задор?
13
Природа – нет! – ничем не обделила.
Так отчего – о, Боже! – до сих пор
Я счастья не нашла, хоть жизнь просила?
Хочу жить! Устала от немощи…
5
Бывают дни средь немощи годов,
Взорвётся миг безумьем наслажденья,
И юности волшебные виденья,
Ворвутся, словно волны в решето.
Напор их упоительно счастлив.
Но тело удержать уже не может,
И только дрожь в озноб пройдёт по коже,
Все болести твои на миг затмив.
И как же хочется назад вернуть
Свою недоцелованную юность,
Мечты шальные, золотую лунность,
Любви недозвеневшую струну,
И счастье от того, что мир велик,
И мне одной единственно подвластен,
И все свои печали и напасти
Не помнить, позабыть, хотя на миг.
В мечтах – мой сын удачлив и умён
Житейскою премудростью довольства,
Что делает мужчину всех времён
Венцом духовных сил и благородства,
Что он печётся о своей семье,
Не забывая матери-старухи…
Но где те божества, те птицы-Рухи,
Что ублажат меня? Я ж – на скамье
На берегу закатного мгновенья,
Спустилось солнце, блёстками – теченье.
Мой день бунтарский прожит до конца
В судьбе без счастья брачного венца….
11.08.2015.
6
Лето кончается, камский вояж,
Кажется, я завершила.
14
Булгар, Казань, Бугульму и Свияжск –
В ларчик стихов положила.
С вольным пределом, приютом орлов
Крепко душою и телом
Нежной волшбою просвеченных слов
Слиться навеки сумела.
Пусть мне и веку остался – лишь миг,
Не погрешу – насладилась!
Где-то и шёпотом, где-то и в крик
Слово мысль опередило.
Боже! И – ах! – и волна, и экстаз!
Что ещё хочется сердцу?
Родина! – кличу в который я раз –
Дочь я твоя – до смерти!
Многого хочется сердцу…
7
Шелка крылами – на плечах,
И синева небесна,
В мерцанье позднего луча
Даль камская отвесна.
А в той дали – леса, луга.
В подкрылие полёта,
Зависли чайки на кругах
Волны и небосвода.
И волны льнут к нагим ногам.
Теплынь забрав от лета…
Я не завидую богам:
Всё забирает Лета.
С богами или без богов
Волной стекает в вечность,
В пространство, где босой ногой,
Коснусь её беспечно.
Теперь уж поздно душу рвать,
Всё спелось и сложилось,
Лишь старческая благодать
Осталась мне, как милость.
15
Я – женщина и стыд пенять
На влюбчивую душу,
И я люблю, люблю, как мать
Сынов, в тоске старушьей.
Умолкли гены навсегда
Желанья размноженья…
В сынах надеждою всегда
Мы ищем продолженья…
11.09.2015.
8
Я славлю Божью красоту,
Не ту, что храмы наполняет,
То – бледный отпечаток рая,
А ту, что рвётся в высоту:
Дерев огрузневшие чащи,
Ветвей, что тянут лист к звезде,
Листвы, что в мир животворяще
Врывается назло беде.
Сожжённая! Она воскреснет!
Распятая! Вновь оживёт!
И в облака сольёт, как песни,
Дыхание подземных вод.
Замёрзшая! Сломавшись хрустко,
Снег распечатает весной,
Почти что вечная, по-русски,
Живущая мечтой одной.
Ту Божью благодать я славлю,
Ту красоту вблизи, вдали,
Когда снега слезами плавлю,
В краю, где краше нет земли!
И эта красота не в храме,
Она над миром и душой.
И в ней душа чиста, а в сраме
Лишь бедный храм, что под грошом.
Он мнит, что верх великолепья,
Но как убоги лики жён!
И даже Бог, в своих отрепьях,
16
Бездарно кем-то сотворён.
Лик не несёт печати жертвы
За человеческий притон:
Святые – тусклы, взгляды мертвы
И люду не несут свой стон,
Боль неизбывно не сливают
К кресту распятого Христа…
И вряд, Бог безусловно знает,
Где обитает красота.
И вряд ли он перстом угасшим
Нам к жизни путь мог указать…
Но… Лист – озлобленным, пропавшим –
Нам Утешеньем смог создать,
Как символ Божьей красоты
и воскрешенья!..
9
Там, где берёзы шелестели,
И в небе ясный месяц плыл,
Коттедж воздвигнут в камне белом,
И облаков наплыв закрыл.
А двор щетинится травою,
Зажатый длинный, как тоннель.
Тайн жизненных я не открою:
Мой чёлн здесь прочно сел на мель.
И не нужны мне перекаты
И буйство русел вечных рек:
Глядеть б, как в детстве, на закаты,
А лавка – якорь мне и брег.
И помнить шёпот разговоров
Седых соседок у ворот.
И слышать треньк ночных запоров,
В час, когда дед нас позовёт
На ужин вечерять к коптилке –
По вечерам горел фитиль.
Гудела печь в лихой ухмылке:
В житейском море – вечный штиль!
17
Где печка, там покой и нега,
Огонь за дверцею трещит.
Белёная! Белее снега!
Горячая! От боли – щит!
Ладошки детские прижаты
От детства к ней до седины,
Теплом её всю жизнь богаты,
Хоть в старости – так холодны!
Там, где берёзы шелестели…
08.09.2015.
10
Огненной речкой стекает закат
На купола золотые,
Взгляд этой роскоши тающей рад,
Словно в года молодые.
Это свеченье закамских зарниц
Неповторимо мгновеньем,
Масса алеющих туч без границ
Льётся чудесным виденьем.
Калейдоскопом причудливых форм
Солнце и ветер играют,
И, вознесённые в вечный простор,
Ангелы с неба взирают
На обнажённую немощь и страх
Душ человеческих в груде.
Озеро счастья в закатных ветрах
Яростно плещется в грудь мне.
Взгляд обнимает пространство огня.
Господи, дай мне слиянья!
Господи, грешную милуй меня
В благости расставанья.
Мне ли грехи сбросить в жаркий огонь,
Мне ли от горя отречься?
Господи! Каюсь, но сына не тронь!
Боль его дай мне на плечи!
И пощади и прости напослед,
Вечный огонь – мне спасеньем!
18
Пусть только сын поглядит мне вослед
С благостью тёплой прощенья…
Осень2015,Чистополь.
11
Я жалуюсь судьбе и Богу.
О, непокорный мой язык!
Но, слава Богу, слава Богу,
Бог меня любит, он привык!
Благословил на непокорность,
Что возрастает от труда,
А человеческую гордость
Господь приветствует всегда,
Когда она на благо роду,
Когда зовёт на труд и бой,
Благословенному народу
Встать вровень разрешит с собой.
Христос – бунтарь, смирён – в угоду,
Когда того сам возжелал!
И безграничную свободу
Смиреньем люду преподал:
Свободен ты в благих пристрастьях,
Лишь вразумись, где благодать,
И научись в аду несчастья
Добро от зла, сын, отличать.
Добро, когда трудом прилежен,
Творишь семью, детей, гнездо,
Хоть блудный интерес – всем грешен,
Но игровой – грешней раз в сто!
Обманываешь, нет, не мир ты,
Обманываешь ты себя!
Под старость годы будут биты,
Накажешь ты себя, губя.
Я жалуюсь судьбе и Богу…
12
Раскрылилось небо облаками,
Кама гонит на берег волну.
Ах, обнять бы мне тебя руками
19
И забыться, и забыть вину.
Ах, бы вечно слушать шёпот дивных,
Набегающих на берег волн,
И забыть, что жизнь вся креативна,
Мир отчаяньем небесным полн.
Ах, прижаться б мне к тебе желанно,
Мой далёкий дорогой сынок,
Чтоб забыл ты, как меняет планы,
Напевая в уши твой божок.
Оглянись! Вокруг цветут девчата,
Юные, прекрасные, как свет,
Ты ж старухой тешишься усатой,
Словно для тебя судьбы и нет.
Ждёт тебя девчонка озорная,
Станет юной матерью в свой срок.
В это верю, ангел мой, и знаю,
Материнский выучишь урок!
Ты прекрасен, словно бог явленьем.
И умён не нажитым умом.
Поздравляю, милый, с днём рожденья!
С счастьем, что найдёшь в себе самом!..
25.07.2015.
13
Боярышник! Счастливая присуха
От многих хворей и сердечных ран,
И знает молодая и старуха,
Что он целебнее восточных пран.
Созрел. Качает тяжко ветвь кистями,
Что солнечно-оранжево горят.
Вот так ж, горит осенними страстями
Лишь созревающей рябины ряд.
Но до её до изморозной сласти
Ещё не скоро, ну а он созрел!
В боярышниковой чудодейной власти
Горстями ем, а косточки – в отстрел.
Как семечки грызу, смакую сладость,
20
И кровь живее в венах потекла,
И словно отошла слепая старость,
И – выше свод небесного стекла.
Боярышник, боярин разлюбезный,
Подольше грей мне кровушку зараз,
Чтоб старости капризной злая бездна
Не омрачала вновь оживших глаз.
И, сердцем радуясь, опять ликую,
И дали мне приближены опять!
За ягодкою ягодку смакую
И не хочу годочков я считать!
Боярышник – боярин разлюбезный…
14
В ночь новолунья подниму глаза,
Повис двурогий месяц надо мной,
Народ мой лунный, гордая Казань,
Прощаются на целый год со мной.
Скорее – я. Покинув отчий край,
Следить за ходом лун не устаю,
Оранжевым серпом обрезан край
Восточной сути в сказочном раю.
Там – пенье, хвост павлиний и вино,
Там – сладкозвучный танец райских дев,
Там – человек, все страсти одолев,
Под шествием луны обрёл одно:
В святом раю под шествием луны,
Мечтай, бедняк, ты заслужил эдем,
Теперь тебе все ангелы должны,
А в жизни ты был должен, бедный, всем.
Народ мой лунный с месяцем в ладу,
Аллахом просвещён на каждый день…
Мне ж оставаться на земле в аду,
И в вечности со мною ад везде.
В согласье я с размирием живу,
Слеза печали катится из глаз,
И знаю счастья я не наживу,
Но и несчастья счастьем чтут у нас.
21
В ночь новолунья подниму глаза…
Осень,2015
15
Мой лунный край…
Как край мой изменился за полвека!
Волшебно появились города,
Там, где плескались лишь ручьи и реки,
В фонтанах плещется теперь вода.
Взлетают к лунам эти водомёты,
А днём в них сладко радуги цветут.
Народы Предуралья все заботы
Совместно в век с надеждою несут.
Там, где народ мой лунный процветает,
Добычей нефтеносною гордясь.
Земля ухоженная расцветает,
Что ни хозяин на земле, то князь.
Кресты и полумесяцы парадом
Даруют благочестие земле.
Душе молитва – высшая награда
И обещанье рая средь полей.
Отличные здесь рождены культуры,
И разнятся традиции в домах,
Но в сути человеческой натуры –
Гостеприимство и любовь сама!
И этою любовью перемешан
За долгие века родимый род
И мусульман, и христиан, и крещан,
Чтоб здравствовал и множился народ!
О, как прекрасны земли Татарстана,
Как процветают добрые поля
Трудами Магомедов и Иванов,
Блаженствует российская земля!
И родственны мы стали и приветны
Единством благ украшены пути.
Пусть добрые над нами веют ветры,
Чтоб детям легче было в век идти!
22
Народ мой лунный мудростью увенчан,
Залогом процветанья сделав мир,
Принявший, чтобы третий – был повенчан,
И в семьях каждых – возрастал Дамир!
Как край волшебно изменился…
2015.Казань.
16
Надежде Дьячковой
В степях распаханных Прикамья
Не племена – живёт народ,
Что почитает святость камня,
Прошедшего из рода в род.
На надмогильных этих плитах
Начертана судьба земли:
Тюркско-булгарской вязью свиты
Родов татарских короли.
И тут же древне-русский – сыщешь,
Что раб де Божий здесь почил…
В земле их – миллионы, тыщи,
В церквах – мгновение свечи.
Смешались племена в Прикамье,
Народ единый род ведёт,
Ген, отшлифованный веками,
Любовно люд передаёт.
Кричу внучонку: я – бабуля!
Скажи: бабуля, не забыл?
Лепечет в трубку – в детском стуле:
Эней, этий. баба – эбий!
В любви народ творил зачатье,
И, слава Богу, что Аллах
Взрастил в сердцах любовь и счастье
Удачней всех восточных свах!
Пусть татарстанский люд встречает
В любви и дружбе новый век.
Эбий – бабуля означает,
Что роду жить из века в век
В степях распаханных Прикамья…
09.09.2015.
23
17
Хуторское моё королевство
Грёз старушечьих, птичьих сполна
Привечает весну, словно девство,
Что у гнёздышка страстью вольна.
Это птичье немолчное пенье –
Гимн весенней любви и весне.
Этих гнёзд бесконечные звенья –
В сладострастной любовной возне.
В птичьих хлопотах, в птичьих стараньях
О потомстве на будущий срок
Птахи кружатся май с ранней рани,
Лишь слегка заалеет восток.
Допоздна здесь тревожатся птахи,
До закатных алеющих снов:
Отыскать себе пару без свахи.
В том – природный источник основ
Продолженья и жизни, и рода –
Генератор на генных правах.
Не раздумывая, всю свободу
Отдаёт за соитие птах,
За родительский труд и тревоги,
Чтоб поднять всех птенцов на крыло…
В человечьей судьбе и дороге
То же чувство любовь обрело.
Вьются матери над сыновьями,
Дочек милых напутствуют в жизнь,
После свадьбы гордятся зятьями,
Что умеют любить за гроши,
Дорожат домом в скромном довольстве,
Лишь бы мир и покой правил бал…
Я желаю тебе те же свойства,
Чтобы верным Супруге ты стал…
29.04.2016.
18
В защиту тополиных чащ…
В тополином пухе, словно снеге,
Улочки старинных городов,
Тополя – природы обереги,
Там, где тополь, жить – до ста годов!
Там, где тополь, кислород – в избытке,
Дышится вольготно и светло,
24
Тополиный запах у калитки –
Чище воздух! Ясно то, без слов.
И стоят – столетние! – сметая
Горести и болести твои,
Это их обязанность святая,
Богом данная, несть сны свои.
Под зелёный шум земных гигантов
И целебный дух до края лет –
Жить тебе у неба, как атлантам,
И мощней в Прикамье древа нет!
Ни берёза, ни сосна златая
Столько жизни, воли не родят,
Пухом землю, с веток облетая,
Тополиные снега рядят.
И какая это радость летом
Убелённой землю повстречать!
И не надо вовсе быть поэтом,
Чтобы древо жизни величать,
В тополином пухе, словно снеге…
16.06.2016.
19
И тополя, осыпанные пухом,
И облака пуховые летят,
И землю опушило их присухой,
И улочки оконцами глядят.
Ну, здравствуй, золотое Чистополье!
Истосковалась по тебе навзрыд.
О, долгожданное моё приволье,
Где только вдохновенье вне игры!
Где чувства потаённого мерцанье
До всполоха закатного порой
И до восторженного восклицанья:
О Чистополье, душу мне открой!
И вспомню вдруг, как молоды мы были,
И как доверчивы, и как нежны!
Считаю сказками теперь те были,
И сказки те – о! – как еще нужны.
25
Не проживёшь жизнь в нежности девичьей,
Легчайшим пухом унеслись года,
И в старом незатейливом обличье
Душа осталась детством молода.
И день, соизмеряя с днём прошедшим
В далёкой юности златой поры,
Благодарю живущих и ушедших,
Что в старости – юны и не стары,
Что сохранили искорку восторга,
Пред Божьей благодатью синь-небес,
И сердце, жаждущее нежности без торга ,
Жизнь принимая чудом из чудес!...
06.06.2016.
20
На встречу с сокурсниками
по университету (физфак),
Казань…
На качелях – и ах! – солнце, сосны – в лицо –
Рядом дети хохочут восторженно!
О Казань, – цитадель татарстанских отцов!
И слеза – в благодарность непрошено.
Я на родине милой! Любуюсь тобой,
Красотою твоей сохранённою:
Вся – в решётках дворцов и резьбе завитой,
Умудрённо навек обновлённою.
А берёзы и сосны плывут в небесах
За ветрами разгульными, свежими.
Всё ж скатилась отвесно счастливо слеза
От волненья, что юность забрезжила.
О, Казань! Даришь щедро награды душе,
Неожиданные, но так жданные:
Встречи с юностью на вековом рубеже
И с друзьями, что мне – богоданные!
Я приветствую вас, слёз своих не стыдясь,
Кандидаты наук, профессура,
Не ударили – мальчики, девочки – в грязь!
Вознесла всех пытливых натура!
26
Все – мечтатели и властелины наук,
Волос – сед, а глаза – молодые!
Нет дедов, нет усталых сердитых старух,
Всем – за семьдесят! Но все – крутые!
И студенчества юность ведут за собой:
Лишь успеть передать нажитое,
Мыслью старой советской, всегда золотой,
И души солнце – щедро-святое!
О, как долго мечтала увидеть вас всех,
Но судьба жизнь сложила иначе…
Поднимаю бокал я за вечный успех!
И за вечную дружбу, то – значит!!!
04.06.2016.
21
Моя родовая усадьба
В окружии старых берез…
Уж лучше, пожалуй, не знать бы:
Намечена властью под снос.
Старинный купеческий замок
Кому-то, увы, помешал
Столетней лепниною рамок
Уютных семейственных зал.
Здесь детство мое пролетело,
Счастливая юность цвела…
Построил дом мастер умело,
Усадьба прочна, как скала.
Её по уму бы отстроить
И новый открыть здесь музей,
И он не в пример новострою
Мог радовать люд и князей.
Куда же историки смотрят,
Коль рушат эпоху саму?
Усадьбе – под двести – и создан
Сей дом как дворец потому.
А мертвый чиновничий разум
Всё выгоды ищет, где храм.
27
Спасите! Единою фразой
Окупите жадность и срам!
Моя родовая усадьба…
15.06.2016.
22
Там русский дух, там Русью пахнет…
Хотите Русь почувствовать сполна?
На Алексеевские перезвоны
Российская сзывает сторона,
Где колокольный звон гремит бессонно!
О край родной, любимый Татарстан!
Здесь – благочестие хранит глубинка,
Здесь – полумесяц гордо осиян,
А крест – благословит дух и травинку!
Всё – под единым Богом мир творит,
Народы Татарстана дружбой слиты,
И Бог за то сокровища дарит
Душе, благословеньем не забытой.
Татарин, русский – род здесь обрели,
И о добре молитвы шепчут губы…
Нет на земле щедрей моей земли,
И пусть гремят колокола и трубы!
Взывают к чести, совести людей,
А колокольный звон – посланьем Бога,
И смолкнет богоборец и злодей,
Откроются пречистые дороги!
Хотите Русь почувствовать сполна?
На Алексеевские перезвоны
Российская сзывает сторона,
Где колокольный звон гремит бессонно…
12.06.2016.
23
Две акации, две сороки,
Раскустилась дурман-трава.
Есть на всё роковые сроки,
Поняла, мать во всем права.
Та – страдалицей век коротала:
28
Благородства – не занимать!
Я такой же под старость стала,
Как смиренная моя мать.
Утро вечера – мудренее,
И с судьбой не поспорит дочь,
И не легче, а трижды больнее,
Без детей коротать день и ночь.
Сыновья подросли, упорхнули
От беспомощных старческих дней…
На погосте вдвоем мы вздохнули
Во сто крат тяжелей и больней.
Небо общее, а квартиры
Как отторженные миры,
Ты, родной, отдалился от мира…
До какой? До предсмертной поры?..
24
Колечко травное на палец наверчу
И обручусь в который раз со степью,
Тем обрученьем час озолочу
В Прикамском полевом великолепье.
И час златой в сокровищнице лет
Искомой лептой прозвенит под ветром,
И вековых степей подлунный свет
В четверостишье лёг не гексаметром.
Я русским слогом мыслю и живу,
Не заморочиваясь ипостасью греков,
На Джукетау вольную траву
Пою за то, что та спасает реки,
Леса спасает, значит, божий свет
Живущих в голоде – от вырожденья,
И каждый корешок – златой обет
На то, что будет жизни продолженье!
Когда земелюшка мертвым-пуста,
Жальчее зрелищ в свете не бывает!
Травы степной живая красота,
С землёю погибая, умирает.
29
И разрушается земной покров,
Рождая людям смертную пустыню…
Трава – главней всех божеских даров!
Там, где трава, там жизнь кипит и ныне…
25.06.2016
25
Запахи скошенных трав,
Веют ветра Джукетау,
Песни божественных слав,
Господу слава взлетает.
В эту бездонную синь,
Облачной цепью раскрытой,
В русском прошенье – аминь!
Глядь, и обиды забыты.
И на копне из цветов,
Высохших за день укоса,
Сладко мечтать мне о том:
Станет ли сутью вопроса
Это прошенье за всех,
Кровью ко мне прикипевших?
А за прощенье – всем грех
Вновь согрешать нам, как прежде?
Взоры я в синь подниму,
Травы, лазурь – снова – рай мне,
В час предпоследний пойму,
Что только жизнь – была тайной.
Вечной загадкой в вопрос:
Ад ли ждет, рай – преисподней?
Мозг свою суть перерос,
И нет ответов сегодня…
Жить ли по-старому нам?
Новым бездольем ль кичиться?
Чтоб повторить по слогам:
Стоило ль нам всем ро-дить-ся?
05.07.2016 Джукетау, Чистополь.
30
Пусть царит любовь в дому…
1
Над Волгою покой витает вечный,
Огромные полотнища огня,
И чайки лёт замедленный и встречный,
И туч, летящих слепо, колготня.
Не уследишь! В надвершии пространства
Текут потоки мощные ветров
Истоком и финалом твоих странствий.
И ты – за ними в благости даров.
Душа – незримой путницей, влекома
Их влажной дланью, прихотью сквозной,
Из мест родных в край вечно незнакомый…
Остановись! Как горько быть одной!
Остановись! Безбрежие пространства
Развеет сладость приручённых губ,
Трагедия – сердец непостоянство
Бессмысленностью иерихонских труб.
Не осаждай себя простором ветра…
Куда лететь за птицами вдогон?
Гнездовье наше – два на десять метров
Четыре стенки, угол – без окон.
Душа-печальница в нём стонет денно,
А нощно мечется за сыном вслед.
Пространства без души – пусты мертвенно,
Лишь теплый взгляд – защитою от бед.
И в нём отыщешь синих птиц и ветер.
Как сладко искорки тепла следить!
Мой ангел, нет родней тебя на свете,
А Бог дал –
без тебя
на свете жить…
2
Чадо, заступи в старости отца твоего
и не оскорби его в животе его.
Всем сердцем прославляй отца твоего…
Спрятаться в доме от мира и окон,
Спрятаться в строчках, отцветших грозой,
Западным ветром и ветром востока
Начисто смыть боль горючей слезой.
Смыть, чтоб душа не чернела от боли
За непутевую жизнь пацана,
Всхлипом, что жаркою влагою полит,
31
Криком, оборванным, словно струна.
Вот и рожаем, и яростно любим,
Ждём, нас полюбят хотя бы на миг,
А непослушные детские губы
В нашей душе обнаружат тайник:
Клад потаённый от нежности жаркой
Не запечатан открыт настежь им.
Набело чтоб полюбил, без помарок
Так же, как сам вечно будет любим.
Матери плачут от горькой недоли
В тихом безлюдье домашних углов,
Где нет ни жалости, нет ни любови
От сыновей, не нашедших им слов,
От дочерей, позабывших заботу
Рук, постаревших в трудах за кусок,
А на вопрос материнский: «Так кто ты?»
Вновь подожгут твой последний мосток.
Спрятаться в доме…
3
Родина – мать, умей за неё постоять…
Нет Родины, когда не любят мать.
Своих детей не любят, жен невольных…
Кого, мужик, ты станешь защищать
На этих грустных пажитях и войнах?
В дома война «за угол» пробралась,
И каждый стал бойцом, родство забывшим,
Развеялась родительская власть,
Сближают домочадцев только крыши.
Цепляются в отчаянье за рубль –
Непрочную опору в жалкой жизни,
И сын в борьбе безжалостен и груб,
И каждый для него – не нужен, лишний!
Продать, пропить, одним живет он днем,
Всё промотать не сложно, и что дале?
Горят сердца завистливым огнем,
А материнские – в глухой печали.
Никто не нужен, Боже, никому,
И люди, словно нелюди, лихие,
А матери – сберечь бы крест в дому,
Замаливать, отмаливать грехи их…
А Родину любят, когда любят мать,
Детей, жен, чтоб кровью семью защищать!
32
4.
Хвала мужчине – мужу…
Злых примеров озлобленье,
Где же образ Доброты?
Посему Зло и сильнее,
Нагло с добротой на – ты…
Ольга Полторецкая
Ты – оплот моей семьи,
Ты – защита нашим детям,
В доме нет такой скамьи,
Чтоб её ты не приветил.
Всё устроил в доме ты,
Золотые твои руки.
Ты – итог моей мечты,
Взявший сердце на поруки.
Знаю, верю: не предашь,
Я – за каменной стеною.
А в беде – хотя б шалаш
С детушками мне построишь.
Ты – работник, ты нам – князь.
Слово мудрое промолвишь,
Не позволишь деткам в грязь
Пасть. С тобою не утонешь:
Не соломинка – в волнах,
А плечо, что нас спасает!
Пусть ярится Сатана,
Соблазнами бросает.
Мы спасемся всей семьёй,
Ты – наш вождь в сей жизни бурной,
Спасший нежностью самой
Нас от дней пусто - гламурных.
Слава Богу за покой,
Что тобой – подарен дому
Твоей любящей рукой,
Слову твоему простому.
Не привыкну вновь любить
Каждым днем, как новой жизнью,
И тебя благодарить
До последних вздохов тризны…
Как я люблю тебя, уважаю,
Бесценный мой супруг…
33
5
Хвала женщине – жене…
Семей-то нет, детей-то нет,
А если есть, – приблудные…
Сошелся клином в сексе свет
За пьянкой беспробудною.
Работы нет – и нет домов,
И жен, к труду приученных.
Есть мат, когда нет нежных слов
Любви от жен прирученных.
Семья, семья и лишь семья
На вере и доверии
Спасёт от пьянки и блудья,
Гордынь высокомерия!
Лишь женщина – любви оплот,
Доверья, божьей нежности,
А если всё – наоборот,
В ней – дьявол неизбежности!
И неизбежно рухнет дом,
И дети остаканятся…
Лишь женским праведным трудом
Семья в любовь обрамится.
Ухожен дом, мужик и сын,,,
Хвала тебе, работница!
Старайся, чтобы господин-
Муж стал тобой трезвониться,
Гордиться: «Славная жена
В судьбе мне Богом дадена!
Не предала! Затем одна
На всю жизнь, как украдена.
Мой свет очей, мой ночи свет,
Жена – мать и любовница,
Другой такой на свете нет,
И детям, как иконница.
Судьбу, тебя благодарю,
Жена моя родимая,
Я не живу с тобой, парю
Любовью неделимою!
Как я люблю тебя,
уважаемая, бесценная супруга моя!..»
6
Несчастная семья, где нет довольства.
Все разбрелись по свету – не достать!
Казалось, что друг другу все без пользы,
34
Но смерть всех начала объединять,
И возвращать всех на порог семейный,
Где надлежало им стоять всегда,
Дядья и тетки все лежат в ничейной
Земле, над ними – смертная звезда.
Их шестеро вчера ещё дышали
И жизни радовались, как могли,
Малоизвестный брат в сибирской дали
Почином лёг в клочок родной земли.
Не свиделись при жизни, брат любезный,
Теперь ли свидимся на свете том?
И плачут: оправданья бесполезны,
Ведь мы однажды на земле живём!
Все в нищебродский свой кусок вцепились,
Копейку жаль потратить на проезд,
Как по - чужому мы разъединились,
А не за горами наш стоит отъезд!
Стесняться нищими – предстать пред братом.
Как младшему – не протянуть руки!
Не пригласить и не вернуть обратно…
И плачут от вины и от тоски.
Покоя дай и царствия святого,
Единой кровью не смогли мы стать.
Родной наш! За упокой простого
И грешного тебя, дано рыдать…
7
Ищите, мальчишки, нехитрое счастье:
Лебёдушку, а не врановый грех,
Чтоб дом – полной чашей в удаче, в ненастье
Растил добрых деток и жизни успех!
Чтоб пьянство и блуд позабыли дорогу
В нехитрый, добротный, семейный приют,
А матери – просят за вас перед Богом,
И молятся, и добра для вас ждут,
Помоги, Господи…
8
Загулял мой ненаглядный,
Вот и жди – не жди,
Поглядела день – и ладно,
Что там впереди?
Мечется, как вольный ветер,
Рвёт преграды чувств,
На звонки, нет, не ответит:
35
Весь в чаду беспутств.
Время злое, разбитное,
Может, я строга?
Что не может быть с одною,
Что не дорога.
Господи, святая матерь,
Помоги женить
И дорогу, словно скатерть,
Сыну расстелить,
Чтобы стал во образ Сына,
Жёнушка – под стать,
И оставшеюся силой
Милых величать.
Где невестушка-свет родна?
Встань ему на путь!
И любовь вам – доброй сводней!
Бога помянуть…
9
Распре – Красная Горка на Пасху пришла,
А погода осенне-дождливая,
Но влетела голубка, то мать подала
Знак с той воли, где все мы счастливые.
Кротко в фрамуге села белейшим комком,
Подошла – упорхнула, как не было.
Чем привечена? Бело-цветущим цветком,
Иль букетом гвоздичек да хлебом ли?
На столе возлежал ереванский лаваш:
Благочестье армян – подаянием.
Голубь в небо взлетел в свой пасхальный винтаж
О душе, о родной, поминанием.
Пролетела судьбою в погоне за час,
На пригляды – так мало отпущено,
А теперь говорю каждый день и не раз
Я с тобою, родная, опущено.
Виновата, во всём виноватая я,
Не до жалости было по голоду,
А сейчас мой сыночек – родная семья
Глаз не кажет к старухе по-молоду:
Скучно с праведной старой – ему коротать,
Развесёлые годы, по младости,
И смириться должна я и сердцем понять:
Говорить со мной будет он в старости.
Вот тогда и поймёт, вот тогда и простит,
Что случилось по воле-неволе ли,
36
И голубкой душа вновь ко мне возлетит,
Чтобы встать наравне и не более…
10
О Господи, и вымолвить-то страшно:
Я привыкаю жить, сын, без тебя,
А слёзы превратились в горечь брашны
И опьяняют, жалостью губя.
Не достучаться, не нужна я ныне,
Где душу ты, мой ангел, растерял?
Подруги доброй нету и в помине.
И отчий дом грязнее хлева стал.
Сил за тобой ухаживать не стало,
А самому тебе – всё по фигам!
Прокуренная никотином зала –
Прибежище не рода, а врага.
Не каждый враг загадит так жилище,
Как ты загадил бабушкин приют,
А на дворе зияет пепелище,
Сад и летник сгоревший, кладки ждут.
Мужик как будто! Руки золотые!
Всему научен и, когда поймёшь,
Что годы молодые – трудовые:
Не разрушать, а строить – хоть за грош?
И слушая меня, как и не слышишь!
Смирилась, старая я с грязью сей,
Не ценишь, что живёшь под отчей крышей,
А отчьи стены чистотой родней.
В грязи живут алкаш, слепец незрячий,
Да ленью измусоленный, дебил…
Трудись! За труд, что был тобой потрачен,
Роднее станет дом, вернее тыл.
Я привыкаю жить, мой ангел, без тебя…
11
Ну, вот и вышла я к своим лесам,
Синички здесь роднее, чем прохожий,
Здесь сосны так целуют небеса,
А это уж на осень не похоже!
И осень не спешит златую сень
Раздеть перед суровостью морозов
И греет мир, а в нём синичек теньк,
Что, Боже, просятся под рифму – «грозы».
Покровский снег истаял, как не шёл,
Газоны зелены, свежи травою,
37
И я молюсь: «Всё будет хорошо!» –
Качаюсь и качаю головою.
– Родной мой, извратил ты смысл судьбы
Своей, да и моей, несладкой тоже,
Не можешь дня прожить ты без гульбы
Среди пропойц и выпивох расхожих.
Ни уговоры, чаяний гроза,
Ни материнская слеза плакуче,
Ни крик: «Спаси!» – молитвой в образа,
Всё – бесполезно в ярости блескучей.
Я сердце вырвать и отдать могу,
Чтоб к жизни возвратить тебя лишь мне бы.
Такая боль – не пожелать врагу!
Уходит ангел в никуда, как не был.
И снова обращаюсь к небесам
С отчаянной молитвою о счастье.
Где, ангел мой, спасительный бальзам,
Что даст судьба тебе в твоём ненастье?..
12
Шар огненный спускается за Волгой,
И медью вспыхнула листва дубрав.
Сближаемся невыносимо долго,
Доискиваясь, прав кто иль неправ.
И все мои житейские запреты
Ломаешь противленьем бунтаря.
Так что находишь ты взамен за это?
Не первую ль страницу букваря?
А впереди опять лишь неизвестность
И метод проб – ошибок перебор…
Дороги обживут любую местность,
А ты беспутье выбрал, как задор.
Так рыба вольно без уды резвится,
И на неё всё ж припасён крючок!
Пора тебе, дружок, остепениться,
Беспутьем грезит только дурачок.
Дороги все обкатаны, обжиты,
И безопасность правил прижилась.
Давай решим, кто прав – и будем квиты,
Дорогою одной идти нам власть…
13
Апрельский день пришёл в сухие степи,
И город одевается листвой,
Земь ожила в зелёном благолепье
38
Под раскрылённой вешней синевой.
И горизонты розовы в закатах,
Сквозь тучи рвётся к пашням жаркий луч,
И нежится вечернею прохладой
Всё поднебесье сладко из-под туч.
Почти что в горы, поднялась к погосту:
На Пасху убирают сор могил,
Пришла к родной доверчиво и просто
К могилке чистой средь дерев нагих.
Все спорные вопросы разрешились,
Все горькие обиды прощены,
Осталась только жалостная милость
И боль, что не забыть своей вины.
Боялась, чтоб со мной – не повторилось:
Чуждалась я в обиде на упрёк.
Чего страшилась, то и получилось:
На одиночество меня сынок обрёк.
Четыре стенки, зов ветров, дороги
Хоть на край света, лишь не быть одной!
И страх за сына, непокой тревоги,
Как выживет в сем мире мой родной?
Беспомощный цыплёнок в лапах хищных,
Не думает, погибель принесут,
Считает, материнские советы лишни,
А сам плутает в жизни, как в лесу.
Протянутые руки – нежеланны,
Живёт в плену наркотных повитух,
И каждый день ему, как соль на раны,
И к мудрому совету – слеп и глух…
14
Какое детство, право, горькое
У сына было моего,
Когда предутреннею зорькою
Бросала спящего его,
Под ангелом, а не под ворогом.
Бежала в очередь принять
Стакан молока и ложку творога
Да вместе на труды бежать:
Пол драить – по три смены, выдюжить! =
Клозет вонючий, заодно,
А он у ног моих, он туто же,
Иного в жизни не дано.
С лифтами – карусель, всё прежняя:
Везде – малец у моих ног.
39
На оператора мы, грешные,
Вдвоём учились, Бог помог!
На лекции, с ночной, уснула я,
Не тронул лектор: спи чуток!
Так шли по жизни рядом снулые,
От голода – на волосок.
Котлы гудят, здесь – я, бессонная,
На топчане сын, как на юру,
И в пересменку в школу – сонного! –
Я отправляла поутру.
А вечерами, в голод длинными,
Мы хлеб бежали продавать,
И паровозными махинами
Вокзал рычал, как злая рать.
Ох, полароид! Как он выручил!
Вдвоём снимали за кусок…
И рос мальчишка, горько выучив,
Куском сыт только свой роток!
И не в глаза, глядели в зубы мы:
Кто сколько съест в раз за столом…
А я гордилась: не без супа мы,
Смогла! Бог знает, что потом?..
Ах, эта карусель дорожная,
Цыганский подвиг за кусок,
Сытней наверно жизнь острожная:
Там хоть накормлен – всяк роток.
Какое детство было горькое…
15
Таких стихов нигде не напишу,
Не опишу жизнь злую, горевую,
Да и пишу, как будто ворожу,
Иль требую, или, скорей, реву я.
Таких зелёных, ярко-голубых
Под шелестящим ветром и ветвями,
Таких родных, как запахи избы,
Где боль роднит, за чужестью, словами,
Таких не напишу уже нигде!
Степные травы мне их навевают,
В них я, полынью вянущей, звезде
Горчайшие молитвы напеваю.
А что молитва? Просьба о любви!
А что молитва? Зов о верной встрече!
Наверное, у каждого в крови
Судьбою миг его любви помечен.
40
Не фаталистка! Жизнь вершу сама!
Но там, где изменить жизнь не по силам,
Судьба моя всевластна и весьма:
Реванш берёт за то, что не просила!
И вот в бессилье старческом прошу:
О, пощади ты сына напоследок!
Раз ты считаешь, что я ворожу,
Веди по навороженному следу!
И дай ему достойную судьбу,
Не перевернуться чтобы, мне в гробу…
16
Небольшое озерцо
Пара уток обживает,
Ветер плещется в лицо,
Волны плещутся о сваи.
Чайка виснет над водой,
Солнце на волне играет,
Блеск дорожки золотой
Тянется от края к краю.
За апрелем грянет май
И прогреет глубь по верху,
Вот тогда, душа, ныряй,
Лишь тепло купанью – веха .
Берег в зимних камышах
Будет зеленью украшен,
Вот тогда ныряй, душа,
Той поры не будет краше!
Майская взойдёт теплынь,
Родниковые истоки
Переполнят чашу вхлынь,
Жди, всему есть свои сроки.
Что всегда торопишь жизнь?
Не спеши, она быстрее!
Радуйся, что день прожит,
Чем спокойней, тем вернее.
Не гони коня в запал,
Он и так устанет скоро.
Ты – стара, и день устал,
Загнанному коню впору.
И когда ты отдохнёшь,
И когда печаль отринешь?
Всё ты, мать, перемогёшь
И для сына душу вынешь.
Всё перемогёшь…
41
17
Под сладкой лаской ветерка
Мне, древней, ничего не надо.
Колышутся травой луга,
Волны прохладная услада,
Ласкают ноги – Божий рай!
Касанья с ангелами схожи.
Приветлив мой сорочий край,
Утешить душу всё ж не может!
И думаешь, была б жена
Своей природой таровата,
И ласкова, всегда нежна,
Не пили бы совсем ребята!
Лепила бы своих мужей –
По образу и по подобью:
Не надо наркоты уже!..
Ан, нет! Всё – взгляды исподлобья!
А наркоманки знают толк,
Как вытрясти всё из неверных,
И муж бредёт злой, словно волк,
К такой же злющей, благоверной.
И не семья – одна беда:
На стороне мужик обласкан…
Есть, было, будет так всегда,
Когда любовь идёт к развязке…
18
Горькие травы – от горьких обид.
Да исцелят, от прилипшей в час, хвори!
Сердцу помогут, коль ты позабыт,
И укрепят, когда счастлив, в фаворе.
Тысячелистник уж горек, как смерть,
Да лучший лекарь сердечной невзгоде!
Сладкие травы, как тонкая лесть,
И не на пользу при разной погоде.
Так вот и мы избегаем друзей,
Что правду-матку в глаза горько режут,
И покидаем отцов, матерей,
И без ножа, отстраняясь, их режем.
А горечь правды на пользу бы нам,
Хоть иногда и нелицеприятна!
Лучше довериться горьким словам,
Чем сладкой лжи и улыбке фасадной!
Горькая правда – горькие травы…
42
19
У счастья лика два – печаль и радость
И радуется им одна лишь младость.
Печали – миг, а радость – на года:
Так думают влюблённые всегда!
А зрелость по-другому рассуждает:
Печаль и радость поровну терзают,
Печалишься. Ждёшь радости – скорей! –
Миг радости – печаль вновь у дверей.
Печаль царицей величает старость,
Ведь радости нам, старым, не осталось:
У старости не кончены дела,
Когда печаль детей в полон взяла.
А детство? Мог бы радоваться детству! –
Боль неудач витает по соседству,
Без радости нет счастья полноты.
В итоге – лишь с печалью мы на ты…
Увы, и мне! Бежала я за счастьем,
А счастье стало мне печали частью.
Печаль, одна печаль да липкий страх,
Что сын заверчен на семи ветрах…
20
Пиши на зорях ты стихи:
В них – столько света и надежды!
В них – только алые одежды,
И в них отвергнуты грехи.
А ты закатную печаль
Всё воспеваешь неустанно,
Всё, что прошло, чего так жаль,
Зов дальних стран и океанов.
Ты насмотрелась в жизнь сполна,
Предательство родных ты знаешь.
Забудь! Зелёная волна
Чудесней водной, понимаешь?
Но понимая и щадя
Всех, вся за боль свою и слёзы,
В покое ждёшь лишь хлад и грозы,
Привычку боли обретя.
Нет мне надежды на покой,
Покоем вечным успокоюсь,
Сын беспечальною рукой
В душе ничтожит всё благое.
Мальца, беспечного, мне жаль,
Голодный по миру он бродит.
43
И потому моя печаль
И плачет, и тоской изводит…
09.05.2016.
21
И в болести, и в здравии так нужно нам
Взгляд ободренья, утешенья отыскать!
Его несут любимым нам, в окружную,
Послушный добрый сын и любящая мать.
А если наши дети своенравные
И позабыли, как утешить свою мать,
В слезах живут их матери бесправные,
Готовые и жизнь за добрый взгляд отдать.
Да где найти им доброту сердечную,
Когда жизнь их, несчастных, круто обвела?
И шепчут матери молитву вечную:
Родной, я жду, как долго я тебя ждала…
07.05.2016.
22
Облако, как сказочная птица,
Распустило перья в небесах
Розовою гордою орлицей
Глянуло мне в душу и глаза.
А закат течёт рекою алой,
Степи потемнели – ко звезде.
Долюшки спокойной, веры малой
Не сыскать наверное нигде.
Небо чисто в розовых отсветах,
Даль бескрайня – руки протяну,
Нет тебя дороже мне на свете,
Мне бы жизнь с тобою, сын, одну,
Чтобы видеть, чем живёшь и дышишь,
Знать, что худшего не надо ждать,
Что меня в последний час услышишь,
И не позабыл родную мать…
08.05.2016.
23
В твоей любви нуждаюсь я,
Сын мой единственный, желанный,
Ты – я, сынок, одна семья,
Не должно быть нам врозь, мой званый.
И не заменит круг друзей
Заботы материнской нежной,
44
Души её затем безгрешной,
Что жизнь свела к твоей стезе.
Всё, что могла, тебе дала,
И ожидаю в горьком трансе
Лишь крохи малого тепла,
И жду, но зов к тебе напрасен!
Ты жизнь осилить должен сам:
Жениться и семью построить,
И я молюся небесам,
Чтоб стало нас на свете трое.
Чтобы молодушку привёл,
Дитя мне положил на руки,
А то ведь гол, как тот сокол…
Дождусь ль младенцев милых звуки:
Их лепет, смех и звонкий плач?
Как старости всё это нужно!
А годы мчатся, милый, вскачь,
Старею, становлюсь недужна.
Порадуй мать родным дитём,
В нём – смысл и радость нашей жизни,
И жизнь мы заново начнём
В заботе и без укоризны…
24
Распогодился день, буйный ветер утих,
На цветах мотыльки закачались,
И на солнце – теплынь, и живу за двоих,
Изнемогши от дум и печали.
Сын судьбину свою раскрутил под откос,
Белый свет в ней померк, сникла воля.
Жизнь оплачу навзрыд у весенних берёз,
Его горькую чёрную долю.
И не верит он матери старой, в упрёк,
Доверяет лишь крале-путане,
Мать заставил забыть свой родимый порог,
Не дождётся, когда срок настанет.
Отойти от невзгод в мир не лучший иной?
Вот уж крале ничтожить в свободе!
Оболванить, склевать, дорогою ценой,
То – стервятнице злой – по природе.
Её проклял отец до бессильных икот,
Не спастись сыну в ведьмином рабстве,
Пропила свою жизнь, пропивает – его,
Не подвластен он мне в супостатстве.
Как спасти мне тебя, ангел мой дорогой,
45
Перекрыты к тебе все дороги:
Ты – ко мне ни ногой, я – к тебе ни ногой,
Злая тварь развела, тварь – без Бога!
И Господь отошёл, не помощник тебе,
И меня позабыл Боже правый.
Горько никну к кресту я в напрасной мольбе.
Нет на ведьм старых видно управы,
Помоги, Господи…
24.04.2016.
25
Расцвели леса, как в сказке,
Чёрные дубы стоят.
А Анютиные глазки
Радостно в глаза глядят.
Год – прелестницы Анютки,
Поминанья всех Анют,
Золотистые малютки
Мне глазёнки в дар несут.
Как тут всех Анют не вспомнить,
Все красавицы – в роду,
Кроткий взгляд их от бессонниц
И в лесах, и во саду.
Все Анюты Богом живы,
Анна – божья благодать!
Смолоду была красива
Моя бабушка, и знать
Все – красавицы Анюты –
Статью , взором и умом.
Дай Бог здравия на чудо!
А отшедшим – божий дом.
Помяну я бабу Анну,
Глядючи в глаза цветка,
Вот и цветик помнить станет
Ту, что жгла весь век тоска.
Сколько горя испытала.
Молвить, век не рассказать!
Жёстче – твёрдого металла,
Мягче – не отыщешь мать!
46
Пятерых похоронила
На земле российской всей.
Лишь троих земля носила
На покой и радость ей:
Лида, Рая, сынка Петя,
Разбрелись все далеко.
Пусть живут, пусть не заметят,
Как жилось ей нелегко.
Слава Богу – детки в силе,
И надёжный всем – кусок.
Прождала их до могилы,
Весь земной свой краткий срок.
Что же мне так больно, страшно
За сыновнюю судьбу.
Словно жизнь моя напрасна,
Словно сын давно в гробу?
Словно я, мертвым-мертвее,
И не свидеться уже…
Ах, Анюта, Лида! Где я? –
В материнском кураже…
26
Какая масса вод
Плывёт над чёрной Камой,
Сливая небосвод
Дождями, как строками.
Так в час ненастных бед
Душа сливает тяжесть,
И жалок ей совет.
Что время боль развяжет.
Тугим узлом в груди
Она сжимает сердце,
Без света впереди,
И пульс – в режиме скерцо.
Дай утро, неба мрак,
И воссияй лучами!
Дай солнца тёплый зрак
47
Над старыми плечами!
Души не угаси,
Что в боли птицей бьётся,
И крылья вознеси
Хоть напоследок к солнцу!
Пусть старость – плоти мрак,
Но свет закатов ярок.
А боль – какой пустяк!
Она, скорей, подарок!
Знать, не мертва душа,
И хочется ей счастья,
Хоть в доме – ни гроша,
И на небе – ненастье.
А над лесами – ночь,
А под волной – мгла глуби,
Себя не превозмочь.
Когда любить взгляд любит…
27
Дал Господь – и это благо!
Семьдесят прожить мне лет,
Женщине, мне, дал отвагу,
Матери – благой совет,
Дочери – дал в утешенье
Осознать ошибок боль.
Обрести в цепи сомнений
Кривды смысл и правды соль.
И, страстями ослеплённой,
Женщине он дал понять:
В жизни предопределённой
Женщина свята, как мать.
Мать – основа и защита
Всех достоинств и всех благ.
Дай мне, Господи, забытой
Всё прощать, не помня зла,
Дай мне, Господи, опоры
В светлых праведных делах,
48
Чтоб осилить реки, горы
На пути к тебе смогла.
Ангел мой, ты – вечный мальчик
Для меня до края лет.
Плачет мать и это значит:
Сердце греет жали свет.
Жаль моя, любовь до гроба,
Дай, мой Бог, добра тебе.
В горести с тобой мы оба
И в одной живём мольбе…
28
Мольба
Любите нас, пока мы живы,
Пока надеемся любить,
Пока мы любим жизнь, правдивы,
Пока навечно жаждем быть!
Простите нас, когда в болезнях
И немощью бессильны мы,
Вам жизнь свою пропели песней,
Вас выводили мы из тьмы.
Любите нас, когда, как к детству,
Ползем мы старческой тропой,
Оправдывая самоедством,
Грехи под вашею стопой.
Простите за погостным раем
Нас, всё отдавших вам навек,
И пусть наш голос – вопрошаем:
«Как, на том свете, человек?»
Любите нас, как любят дети,
Всех по младенческой поре!
Любите! Вы теперь – в ответе.
Любите ваших Матерей!..
29
Степановне
Последнюю родную плоть
Оставил под крестом погостным.
Теперь и к бабушке – лишь в гости,
Как раньше к матери, как гость,
Теперь и бабушка лежит,
Её мы хоронили утром…
49
И поминальной фразы мудрость:
«Достойный век – в сто лет прожит!»
И мы, соседки, на помин,
Сидим, негромко вспоминая:
«Была певица записная,
Как солнышко, пекла нам блин!
Всех приглашала на блины,
Был пирогами стол украшен,
И рюмочки настоек-брашен
Приветом были нам полны.
Обжегшись о крутой глоток,
Мы песни сладостно рыдали –
Совсем недавно мы певали,
Совсем недавно мы пивали…
Царство небесно! Пробил срок.»
Как девочка, лежишь светла,
Сто лет промчались без отказа…
Бросаю горсть земли наказом,
Чтоб берегла нас и ждала…
30
Да слава Богу, что ошиблась:
Жив братец мой, то – мать ушла!
Слезой прощальною прошибло,
Жаль, что проститься не смогла.
Красавица-хохлушка Тоня,
Украшен ею древний род,
Славянкой крови польской вольной
Украинский и русский свод.
Пережила мою родную
На целых десять светлых лет,
И я немножечко ревную:
Со мной давно уж мамы нет.
Пусть пухом – вам земля сырая,
Ровесницы, подруги дней,
С дальневосточного ты края
Вернулась умирать к родне.
Хоть в Таганрог, близ – Украина,
Святая родина твоя.
Хохлушка Тоня – Антонина,
Могилы – на Руси стоят.
Наш старый род украйнско-польский
Почил на русской мать-земле.
Все сыновья служили в войске,
Отметили простор полей
50
Татарско-русско-украинских:
Единой стала нам земля!..
Всем родичам усопшим, близким –
Поклон, покоя вам моля.
Царство вам небесное…
03.03.2014
31
Не надо возвращаться к тем,
С кем были счастливы,
Там кроме слёз разлуки –
Нас не ждёт ничто,
Одни – сей мир оставили участливо,
Другие – позабыли:
Мы для них никто.
И что любовь,
Годами погребённая?
На горестных твоих устах –
Лишь тайный вздох,
А на кресте
Строкой посеребрённою
Начертано: жил некто,
Кто тебе – лишь бог.
Отец детей и муж
Супруги верящей,
Что он останется
По-доброму с семьёй…
Увы, неутешительное зрелище:
Остался ни с женою, ни с тобой –
С другой…
Ты пожалела их семью разрушить,
Любовь другая
Умудрилась дом сломать…
Но дочку, ставшую
Им счастьем лучшим,
Твоим он именем
Не позабыл назвать.
Не надо возвращаться…
32
Родных сестёр мне не дано,
Но вы, татарские сестрицы,
Дороже всех родных давно,
Хоть жизнь прошла от вас сторицей!
По молодости – мир широк!
51
Сомкнулся старостью прицельно,
И шепчут губы: даст-то Бог
Вновь с вами встретиться удельно.
Удел от старчества святой:
Тянуть к родным прощально руки,
И кубок детства золотой
Допить счастливо пред разлукой.
Мы – старицы, увы, увы,
Но счастьем души молодеют,
Когда свет розовой листвы
В осинках нежных вновь зардеет,
И зацветут вновь тополя,
И первый клейкий лист очнётся,
И отогретая земля
Вдохнёт от преизбытка солнца.
К вам на свидание спешу
Из сталинградской серой скуки,
На вспаханную, в ширь, межу,
В родные камские излуки.
И вновь увижу: нет, не стар
Ваш взгляд, умытый блеском детства.
Седые пряди – Божий дар
От мудрой зрелости в наследство.
Седые, ждём на свой порог
Лишь радость, что украсит старость.
Надежка, Люсенька, Нинок,
Вы – всё, что у меня осталось.
Нет внука, сыну не нужна
Ни я, ни мир мой в одночасье,
А я ему навек верна,
Хоть и не жду к себе участья.
Синдром остывшего гнезда
Витает над моим жилищем,
И только теплится звезда
Над опустевшим пепелищем,
И только небо на постой –
Впустила в чающие очи
Да жар слезинки золотой
В пустой квартире старой ночи.
Приеду – и поговорим,
Всё о житье да за застольем,
Мирок свой летний сотворим
И посиделки хлебосольно.
И пусть безумствует весна,
Златые ивы серебреют.
52
Я с вами, значит, не одна,
А наши встречи не стареют.
Родных сестёр мне не дано…
17.04.2015
33
Месяц рыжий сел за Волгу,
Ночь светла от ярких звёзд,
В ночь девчонку ненадолго
Паренёк, украв. увёз
На высокий волжский берег.
Под сосною золотой
Распахнуло счастье двери
Пред девчонкою простой.
Нагадала ей кукушка
Сто счастливых долгих лет,
А мальчишка ей на ушко –
Заклинание от бед.
И любимой, и желанной
Этой ночкой её звал,
И любил! Всё без обмана,
Отлюбил да и пропал.
А девчоночка весною
Сына с дочкой родила,
Зачатых под той сосною,
В том и счастье обрела.
Нагадала ей кукушка,
Не ошиблась: счастья – воз !
Дети – это не игрушка!
Парень в загс её повёз.
Были детки одиноки,
А теперь – забот полны,
И единые дороги,
Ох, как той семье нужны!
Двое деток, мама, папа,
Хоть и сами так юны.
Месяц рыжий им накапал
Сказку вечную весны…
34
Когда дубравы в пламенном багрянце
И пурпур облаков – в закатный час,
Век бабочки мелькнёт беспечным танцем,
Век женщины – слезой. Пусть Бог воздаст!
Пусть Бог воздаст за ночи без покоя,
53
Пусть Бог воздаст за хлеба горький кус,
За то, что не холёною рукою
Тащила жизнь, как заповедный груз.
А заповедано судьбою с детства
Лишь только свой кусок нести домой,
Где ждёт семья, где сын по-малолетству –
Плохой помощник матери немой.
Всё молча, чтобы слёз своих не выдать,
А как порой их трудно удержать!
Лукавить – только соль на раны сыпать,
Всё понимала лишь родная мать.
Печально упрекнёт: да ладно, дочка…
И замолчит, коль некому помочь.
Утешить душу сможет только строчка
В седую неоплаканную ночь.
И снова рощи в пламенном багрянце,
Сын вырос, не найдя себе судьбы.
Глядит родная – с мраморного глянца:
Да ладно, дочка, если бы…кабы…
35
Боярышник, пусть сердце не болит
От жалости к нему, не плачет,
Жар слёз, что был в ночи пролит,
Судьбу его не переиначит.
Твоя обида на его устах
Ответным плачем не взорвётся,
Моя душа любовью бьётся,
Его душа к тебе давно пуста.
Не помнит, как дарила ему свет,
И от него его спасала,
Твоя любовь пришла на вечность лет,
Его – тебя в ней потеряла.
Не плачь и не жалей себя, прости
Его и путь давно заблудший,
Сегодня нет мальцам к душе пути,
Любовь души ушла в мир лучший.
Все чада покидают кров родной,
И не всегда впредь помнят матерь.
А старики кончают путь земной,
Своей любви покинув паперть…
Боярышник, пусть сердце не болит…
54
36
Спроси ворону, кто всех птиц прекрасней?
Прокаркает счастливо – мой птенец!
Нет во вселенной женщины пристрастней:
Её дитя, её любви – венец.
И пусть венец – исчадье слёз и горя,
Она надежду и ему несёт,
И забывая вервия позора,
Твердит: любимый мой – из года в год.
Когда птенец очнётся в мире злобном,
Завистливом, где каждый выжить рад,
Увидев мать свою на месте лобном,
Оценит верность высшей из наград.
И снова мать из всех осколков детства
Составит мозаичное панно:
Ты посмотри, сынок, на мир, как средство,
Понять смысл жизни, светлый, как кино,
Как сказку о добре, что в детстве помнил
И радовался светлым чудесам.
Поломанный судьбою, но не сломлен,
Попробуй сказку сделать, сын мой, сам.
И мать поможет праведным терпеньем,
И, плача, радуясь: творишь судьбу!
Без материнского благоволенья
Ты не найдёшь ни счастья, ни тропу
Единственную на златом закате,
Что правдой нам завещана, сынок,
Где Божьи истины просты и святы,
Где начинается Семьи исток.
Спроси ворону…
01.09.2014
55
Сталинградская сирень…
1
Благодарствуй град на Волге
За весну в дождях, ветрах,
За кусты сирени волглой
На Мамаевых горах.
На кургане поседелом
От седых горючих слез
Благодарствуй за несмелый
Шепот девичий берез.
Прожила я здесь полвека,
Утомлённая жарой,
Но, увы, я не Ревека,
Слаще воздух мне сырой,
Да с ветрами, да с громами,
А в степях их не найти,
Раз за тридцатью годами
Майский хлад, как не крути.
Распрохладу ветр полощет,
Синева, что океан,
Облака эскадрой в нощи,
Ветром парус обуян.
Облаками, как волнами,
Хлещет, плещет синь небес,
Дерева согнув валами,
Ветер клонит долу лес.
Ветр волнуется, как в небе,
На расцветшей на земле.
Май заботою о хлебе
Поливает ширь полей,
Благодарствую за ливни,
Благодарствую за ветр,
За простор промыто-синий
От небес до водных недр,,,
2
Бульвары в предрассветный час уснули,
Не спит твое раскрытое окно
И ждёт, чтоб кровные – в свой дом вернулись,
И так за годом год давным-давно.
И теплится намоленая свечка –
Без веры ей погаснуть суждено,
И ждёт больное старое сердечко,
56
Когда вернётся, наконец, родной.
Но не вернется, крылья тянут в небо.
Пространство стен безудержно мало,
И вся вселенная пред ним, как ребус,
От шири океанской до болот.
Душа в полете прочь от дома мчится,
Куда неважно только бы лететь,
И не способен он остановиться,
Пока не остановит сердце смерть.
Бульвары в предрассветный час уснули,
Раскрытое окно взлетевших – ждёт
И верит, чтоб сыны домой вернулись,
Намолено мать ночью свечи жжет….
3
Позитива, позитива!
Дайте, как аперитива,
Уж устала тосковать
И кукушкой куковать.
Сколько надо? Накукую!
Только радуйся, умей!
Голубок стих наворкует
Мне над крышею моей.
Голубиное семейство
Поселилось надо мной
И воркует по соседству,
А особенно весной.
Пред окном взмывает в небо,
Коготит весь год балкон.
Чем привлек он, право ребус,
Расстаринный мой фасон.
Гулькает зимой и летом,
Просится порой в окно.
Голубятницей-поэтом
Стала я давным-давно.
И живу я здесь полвека,
Не кормила их ничем,
Но взлетают – оберегом,
И в стихах о том речем…
4
Оставь мне свечи лишь для вдохновенья,
Мой критик – неудавшийся поэт,
Я возблагодарю мечты мгновенья
И напишу ликующий сонет.
57
Или свечой, томящейся невольно,
Прижгу боль я и отпущу в полет,
И станет легче всем, кому так больно,
Кого свеча в печальный мир зовет.
Не возбраню огонь свечи бесценный,
Зажжет зрачок слезой о светлых днях.
Молюсь в церквушке я уединенно,
За всё в судьбе одну себя виня.
Да как бы всё предусмотреть сторожко,
Как сердце мне замкнуть бы на замок?
Душа отыщет все равно дорожки,
Чтоб счастье вновь испробовать разок,
Не ведая, что слаще меда было,
Вдруг станет горше горечи больной…
Мой ангел, все дурное позабыла,
Ты к сердцу матери прильни, родной.
Больное материнское сердечко
Так жаждет утешенья и любви.
Прости, коль я виновна. молвь словечко,
Мой ангел дорогой, и позови…
5
Белле Ахмадуллиной
Я в медитациях не столь сильна,
Все больше мысль пленяется раздумьем.
Ах, Белла! Упоительно вольна
Сирень неволишь роскошью безумья!
Черёмухой одела мир вокруг,
Волшбуешь, опьяняя сказкой рифмы,
В кольце твоих холодных влажных рук
Сгорают вешние цветы и ритмы.
За часом час, за мигом – на века
Ты прославляешь волшебство цветенья,
Из подсознанья плещется – легка
Строка, строфа весеннего томленья.
Твое волненье от чудес красот
Смятеньем старчества в цветы одето
Замшелых скал, ведущих в райский грот,
Где куст сирени манит тебя в Лету…
6
А пока – апрельские дожди,
А пока – в разрывах облака,
Ты печаль о звездах отпусти,
Скоро вспыхнут звездочки цветка,
58
Раскустится шалая сирень,
Разневестится на пышный срок,
И из детства ласковый олень
В сны твои вернется на часок,
А пока – апрельские дожди,
А пока апрельские ветра.
Загадай, что счастье впереди,
Загадай, что радость до утра!
Старость верная, не обессудь:
Хочется так радости, навзрыд,
Чтоб согрела старческую грудь
До прощальной жизненной поры.
Радость мне – апрельские дожди,
Радость мне – томление цветка,
Радость – в душу меня, сын, впусти,
Чтоб взлетело небо в облаках!
Дай в остаток жизни счастья дни,
Дай покоя – и довольно слез!
Ангел мой, храни себя, храни,
Защити меня от горьких грез…
7
Не легко! Но предают друзья.
Не легко! Но предают подруги.
И не верить вроде бы нельзя,
И желанны – дружеские руки.
Но измену грустную прости,
Только впредь вручайся осторожней!
Недругу лишь душу извести ,
Вывернуть и сделать мысль порожней.
Не копи обид на желчный взгляд:
Значит, позавидовал чему-то,
Может зависти своей не рад –
Отойди от предающих круто,
Сотвори очередной вираж,
Измени направленность – не цели,
И мечта уйдёт в лихой винтаж,
Зависть промахнется в душу целить.
Как легко все ж предают…
8
Кому мне подражать? Жизнь прожита!
Самой себе в своих невзгодах?
Иль океану речи, что проста,
В моих стихах пронизана свободой.
59
Язык родной, родная моя речь
Из волн словес вылавливает рифмы.
Ловца заплывшего не остеречь,
Плывет к брегам желанных сердцем ритмов.
Он ищет остров сокровенный свой,
Свои владенья среди гроз стихии,
Неутоленный женский непокой
Утишить рифмой – и пишу стихи я,
Пишу, пусть цензоры меня простят –
Все – неудачники от гордой Музы.
А мне её полёты шелестят,
Как ночи страстного любви союза.
Не подражаю никому. Зачем?
У каждого – своя душа и крылья…
Моя – летит в эфир в минор-ключе
Взволнованно и без затрат усилья.
Что наболело – то и родила,
Что насияло – выплеснула разом!
Моя лишь! Велика или мала!?
Летит к вам немудрённым тихим сказом…
9
Ветвями ветра плещется апрель
И в парках, и в аллеях, в светлых рощах,
Сливая юных листиков капель
То ль соков. то ли влаги полунощной.
Тугой волной бросается в лицо
И влагой полнит сонное дыханье,
И вдруг очнёшься с песенкой скворцов,
Бесхитростною, но желанной, ранью.
Скворцы – на гнёздах, соловей летит,
Торопится в родимые пенаты,
И упоённой трелью засвистит,
Король и чародей земных пернатых.
Кукушка с неделимою тоской
Летит домой из подвенечной дали,
Чтоб род умножить каверзным броском,
Пичужек обездолить, словно звали.
Крикливый кукушонок – тех пичуг
Прожорливостью целый месяц мучит
В убыток всех родительских потуг,
Очередной кукушкой род озвучит.
Всё – в свой черед, ну а сейчас ветра,
Шальные, опьяняюще-лихие,
И звезды яркие в них до утра,
60
И замираю я в ночной стихии…
10
Зацвела смородина душистая,
Расплескала золотинки брызг,
Ликом розы – веточка ершистая,
И сиреневой волны изыск.
Кисть из почек вылезла задиристо,
Не раскрылась, а уж как сладка!
Запахи весенние от ирисов,
Тёплые касанья ветерка.
Вот и май, зимой угрюмой вымечтаный,
Не одной мной и другой – такой,
Нас, ведь, много, ожиданьем вымученных,
Позабывших, где он и покой.
Наклонись, замри, вздохни облегчено:
Мир – в ветрах, как в родниках – вода,
Мир – в цветах прекрасных, словно женщина,
Забывает, где живёт беда.
И не плачь, душа, любуйся отсветом
В небесах цветущих облаков.
Если даже это всё и проклято,
Рай найди в разливах лепестков.
Не приемлет мир слезы проклятия,
И восторги твои – чужды тож,
Позабудь себя, раскрой объятия
И печали тягостной не трожь.
Медитируй на соцветьях вишенных,
Девственно-нетронутых. От бед!
Нет в природе слабых и униженных,
И рожден в ней каждый для побед,
Для руки твоей теплом приветною, –
Лишь бы только голод не достал!
Зацвела смородина заветная,
Май, цветущий радостью, настал…
11
Всё ожило, раскрылось за два дня!
И вишня заневестилась роскошно,
И кажется, что всё ещё возможно,
И небеса сини, звездой звеня.
Ах, звездочки! Всё те же, как давно,
И словно твои годы не промчались,
И словно юности златой вино
Способно утолить твои печали,
61
И словно ранью встреченный рассвет
Способен разрешить все перемены…
Ах, май! Он ничего уж не изменит,
Когда сединам семьдесят злых лет!
И всё ж и всё ж! Как сладко на душе
От вешнего земного оживанья!
И пробиваются – ужель? – мечтанья
На старческой запутанной меже.
Они недолги, словно первоцвет,
Порадуют мысль красотой неброской,
Но как их много радостных отростков…
А потому и радуйся, мой свет!..
28.04.15
12
Мой сайт – кормушка счастья для поэтов,
Слетайтесь, птички певчие, ко мне,
И лишь любовь дарю я вам за это:
Ведь мысль моя у вас – мила вдвойне.
Сотворчества вершители и знаю,
Мы станем с вами кровушки одной,
А жизнь у всех – не райская, земная,
И всех обходит счастье стороной.
Привет, единомышленники сердца!
Без сердца мысль разменчиво-пуста…
Мой сайт души моей – не дверца,
Роскошный храм любви, что всем свята!..
8.05.15
13
А моя обитель – в поднебесье! –
В запахах сирени и весны,
Дождь по стеклам льётся, струйки свесив,
Облаками окна пленены.
Чу! Нежданный голубиный промельк,
Радостно дожди в душе гремят,
Новорожденной листвой в истоме
Плещутся, трепещут с сердцем в лад!
Дождики – под солнце! Град промыли,
У торговок ландыши в руках…
Весь апрель и май счастливо лили,
Потому и в парках, как в лугах.
Дышит май в сиреневые ветки,
В цвет Победы распустил тюльпан,
И трамваев радостные треньки
62
Возглавляют звуков караван.
Знает град мой южный, что томится
Предкавказским зноем моя грудь,
Вот и льётся дождь, как из криницы,
Чтоб отъезд отсрочить в дальний путь.
Пусть восточный край пождёт немного –
И на юге в дождик – красота!
Ах, дорога, вечная дорога,
Вечного движенья маета.
А с небес доверчиво дождь льётся,
И смывает ливнем жизни грязь,
Заново – даст Бог! – судьба начнется,
Заново, чтоб вспоминать сей час…
7.05.15
14
Мощное лиловое цветенье
Полонило скверы и сады,
Задержись, весеннее мгновенье,
Где виденьем сакуры цветы!
Светятся каштановые свечи,
Град расцвёл ненадолго, на май,
Каждый листик солнышком просвечен,
И промыт дождями знойный край.
Тучи кучевые, дождевые
Льют на степь дождями благодать.
Отмывают озимь, яровые,
За дождями неба не видать!
Но иссохшая земля степная –
Ненасытна, дождик, лей ещё!
Хлебороб доволен, он-то знает –
Урожай не раз за жизнь взращён!
Ну а, горожанин, не гневи рок,
Будет и жара, да лета власть!
Пусть весенний с неба льётся морок
И сиреневое буйство всласть,
Чтоб от грома и от вспышек молний
Радовались небо и земля,
Зеленел простор, дождями вольный.
Силушкою полнились поля…
10.05.15
15
Одуванчиковый луг,
Здесь воробушкам раздольно,
63
Как легко им, как не больно,
День-деньской щебечет круг!
Травы, звери и кусты,
Здесь не мудрствуя лукаво,
Льнут друг к другу и в том правы,
Так доверчиво просты.
Что ж мудруем мы с тобой
У воздвигнутой преграды?
Ни себе, ни им не рады,
Озадачены судьбой?
Ты обижен, что в трудах
На довольство – не имеешь…
Что пожнёшь, то и посеешь
И в садах, и на устах!
Видно мал твой урожай –
На кормёжку не хватает,
И посеять не мечтаешь
На свой новый каравай.
Мать говаривала так:
«По одёжке прячь и ножки!»
А коль ты крутой бедняк,
Оставляешь – рожки, ножки.
Прогуляешь, прогудишь
Свои горькие копейки,
А потом – в дуду дудишь…
Научись жить по-еврейски!..
16
Брожу весной в лиловой мгле сиреней
По скверам чахлым о, мой волжский град.
И собираю вешнее цветенье,
А в облаках ищу речных наяд.
Как тяжелы они, полны дождями.
Не облако, а озеро плывёт,
И грозами, и майскими вестями
Так светозарно хлещет небосвод.
Сиреневые кисти голубками –
И сизыми, и белыми, в пригляд!
Их нежность приголублю я стихами,
Чтоб с ними ворковали сладко в лад.
Засыпать бы сиренью свое ложе
И утонуть в прохладе лепестков…
А запахи – божественны и, Боже!
Зачем мне рай средь гроз и облаков.
Сирени, голуби, кусты сквозные,
64
Прохлады царственной сладка печать!
Лиловой мглой дано сирень венчать
И налагать в мир молнии резные…
17
В сиреневом чаду душа купалась,
За ливнями и грозами всё шла,
Какая малость жизни мне осталась,
Жила бы вечно, если бы могла!
Не старческие бредни и мечтанья,
Душа, как прежде, бредит красотой,
А в памяти событий очертанья
Стираются мечтою молодой.
Влюбиться бы, да сердце зло смеется,
Любви заменой – нежность трав, цветов.
Безумие сиреневое льётся
В дождях и грозах яростней раз в сто.
И над собой смеюсь: пора остыть бы!
Ан, нет! Всех мир влюбляет по весне!
И болью корчится душа на дыбе:
Не мне, не мне, не мне, опять не мне!
Зачем природа старости ворожит
И заставляет души трепетать,
И поцелуй девичий вновь тревожит
И манит сказкою счастливой стать.
Уж семьдесят! А грезится – семнадцать
Недовлюблённых девичьих годков.
Уж сын – мужик, а хочется прижаться
К душе родной, прильнуть под шепотком.
И дружества заботливого, где бы
В каких несуществующих краях
Мне отыскать, как сладостную небыль,
И не забыть тебя, любовь моя…
15.05.15
18
Забавой мысли по весне я тешусь,
Души забавой в стих свой ухожу.
И не пойму то наяву иль грежу.
И не пойму, пишу иль ворожу.
Но осыпаются цветы на травы
С дерев могучих, с солнечных кустов,
И чувствую себя я с ними правой,
И с ними каждый год иду в росток.
И сопричастно каждою весною
65
Душой я расцветаю с ними вновь,
Единственною для меня ценою
Я постигаю счастье и любовь!
От одуванчиков, отцветших к лету,
До царственных каштановых аллей
Я постигаю счастье по Завету,
Не каркай, ворон, счастье пожалей!
Но каркает, знать где-то воронята
С опаской на пришелицу глядят.
Не бойся, я не трону твоей хаты,
Умолкни, ты цветам совсем не в лад.
Хрипит и прогоняет: ты здесь лишний!
А здесь – прохлада, тополь и каштан.
В углу отцветшие трепещут вишни,
И каждый листик соцветеньем пьян.
И я пьяна весенним разноцветьем.
И даже ворон – не помеха мне.
Вот так бы жить, волшбуя – за столетье,
Желаньем жизни полниться в весне…
15.05.15
19
Здесь пламенем костра играет ветер,
В небесном созерцанье щебет птиц,
И ты один единственный на свете
В распахнутом пространстве без границ.
Здесь нежный шепот, как любви признанье,
Моей души шальная маета,
И вечное, как звезды, ожиданье,
Без ожиданья и душа пуста.
Пушинки тополиные в ресницы
Надует ветер, тополь в май отцвёл…
И вот уж блещут августа зарницы,
И град грядёт – дождей и вьюг посол.
И вот уж и сама зима чудная
Всё, что любя мечталось и цвело,
Засыплет хладным снегом, я уж знаю,
Не пожалеет женское чело.
Морщинки набегут на лоб и губы,
И зеленью не вспыхнет снова взгляд…
О время злое! Лишь мечты не губят
И каждый день в душе любовь творят…
20
Блажен, кто жребием своим
66
Доволен в этом мире, здраво,
Душа его, как херувим,
Сторонится грехов отравы.
Блажен, кто знает наперёд,
Где честь и совесть обитает,
Где старость – в нищенстве бредёт,
И сердце болью не пытает.
С доверием в угрюмый сад
Идёт к благоуханью розы,
И если крылья не парят,
Доволен – и житейской прозой.
Блажен, кто знает, облака
Не спустятся навек на землю…
Твоя беспечная рука
Взмахнёт: довольно, не приемлю!
Я – молод, страстью опалён,
И все мудрёные придумки
Оставлю вечности времен.
Живу – сегодня, и поступки
Хочу соизмерять сполна
Лишь жаждой счастья и довольства!
И пусть бедна и не полна
Моя душа, но есть в ней свойство:
Жизнь брать сполна на краткий миг,
За мигом миг свой отстраняя.
То – детским опытом постиг!
И не нужна мне жизнь иная!
Я выбрал жребий свой – на срок,
И не загадываю впрок…
16.05.15
21
Свет-ковыли да волна серебристая,
Радость степей – распростёртые руки,
Жданно вернулась в просторы безлистые,
К жаркой земле и озёрной излуке,
К жарким ветрам, гнущим рощицы долу,
К звездам в рассыпку на бархате ночи,
К диким ромашкам на высохшем поле,
К горькой полыни дорожных обочин.
Здесь мой приют, мне судьбой уготованный.
Всё в нём – для сердца от ласки до ласки,
Взглядом бескрайняя степь расцелована,
В ней я живу без пригляда в опаске:
Что не увижу тебя напоследок,
67
Всю мою нежность – тебе, да не хочешь,
И от меня, как от злого навета
Ты отстранился за днями и ночью,
Мне бы тебе – распростёртые руки,
Радость души да сердечное слово…
В ночь убегаешь к друзьям и подруге,
Мне б от тебя – да внучка дорогого…
18.05.15
22
Пусть не растёт ковыль зимою,
И облак на земле не спит,
И не горит в огне секвойя,
Но верная любовь живит.
И потому хочу светанья
В твоей душе, любви и нег,
Чтоб дал Господь тебе свиданья
С единственной твоей навек,
И ваши злые неудачи
За верной дружбой, как бронёй,
Любовь смогла переиначить
И ночью нежной, ясным днем,
И был в семье твоей достаток,
Расцветший праведным трудом,
А я годов своих остаток
Счастливо радовалась в том!
Пусть не горит в огне секвойя,
И триста лет – вороний слог…
Пусть доброй одарит судьбою
Тебя мой вещий эпилог…
23
Далёк мой хутор в зеленях и травах,
Развесил кисти тополь, зреет пух,
На дачный труд мне не найти управы,
Но ищет хуторских созвучий слух.
И слушаю рокочущие трассы,
Любуюсь расцветающей весной,
Кустов, дерев разбросанные массы
Вновь зеленью распахнуты сквозной.
Родней пространства в мире не отыщешь,
Здесь каждый листик нежит, погляди!
А расцелуй – и соловей засвищет
У веточки, расцветшей на груди!
Раскрыта Волга отраженью неба
68
И с ним слилась в бездонной синеве,
Где даль почти прозрачная, и мне бы
Быть с белокрылой чайкою в родстве.
Тысячелистник распустил соцветья,
Начало мая, и сирень – в расцвет…
И в старости гремят мне междометья:
Ах, как ты распрекрасен белый свет!..
24
И верба желтеет, и даль – в синеве,
На Волге качаются белые чайки,
И время земле открываться в траве,
А деткам бежать за весной в догонялки.
Ветра куролесят, смеются дожди,
На солнце веснушками лица сияют.
Ну, слава те, Господи, снег – позади,
Земля первоцветами вновь расцветает.
Юнцы, возбужденные птичьей игрой,
Ресницы порхают, а очи – всё глубже.
Весенней такой сладко-жданной порой
И перси томятся сладчайшею грушей!
И скоро зальётся ночной соловей
Не отменённой дождями руладой
И снимет печаль соболиных бровей,
Ведь юному сердцу – нет слаще услады,
Ведь юному сердцу – так хочется жить
В любви и согласье, от счастья хмелея,
Так хочется все неудачи забыть
В садах, что вишневого цвета светлее…
25
Дожди, апрель, вторая половина,
Лист выпорхнул, тюльпаны расцвели,
Ангарская сбирает котловина
Туч сонмы, словно гавань корабли.
И розою ветров накроет снова,
Мраком завес обитель – семь ветров
В скопленьях туч на западе лиловом,
Сливая бездной дождевой покров.
Дождь сыплет, отмывая зимний нарост
Дорожной пыли с мокнущих ветвей,
И почек кожух жесткий, словно старость,
Лёг под ногой, слетая с тополей.
И тополиный дух новорождённый
Так сладко-опьяняющ под дождём.
69
Дождь затяжной, весною сотворённый,
Накрыл листву и шепчет ей: растём!
В садах раскрылись цветом абрикосы,
Смородина растит цвет золотой,
Забегал муравей, запели осы,
Кукушки возвратились на постой.
И снова на подходе ярость лета,
Ах, лето, лето – комаров гудёж!
Дожди пасхальным радуют приветом,
И счастье в злой судьбе найдёшь за грош …
19.04.2015
26
Над впадиной на ветреном юру –
Давно внизу текла река, рекут !
Теперь стоят высотки на смотру –
Лес каменный на бывшем берегу.
Но хорошо с холмов следить закат,
Пред взором он таинственно открыт,
Апрельский светозарный солнцепад,
Где облачко лазорево горит.
Подросшая трава, что изумруд,
Дождями напоённая, сочна.
Коль через день дожди с небес идут,
Растёт везде, и в том она вольна.
Пред домиками прошлых светлых лет –
И сами домики, как века знак! –
Дерев столетних мощный силуэт
Апрель оденет в изумрудный стяг.
Словно шелка знамён в густых ветвях,
Зашепчутся листы созвучью в лад,
Зелёный шум в высоких тополях
Мне боле сладок, чем библейский сад.
Умри теперь печаль моя, умри,
Размирье с сыном вновь не убивай!
Ночной звезды заждался, посмотри,
Идущий за апрелем жаркий май.
Не унесут ветра твою тоску,
Пока сын не устроит жизнь свою.
А ты в ветрах, как дятел на суку,
Долбишь печаль у жизни на краю.
Умри, печаль…
09.04.2016.
70
27
Мне ахмадуллинских не высечь скал,
Но в сочетанье с Врубелевской музой,
Сирень и для меня – дурманящий запал,
И пыл души с ней в родственном союзе.
Охапкою сирени утолю,
Печаль свою, нет слаще аромата!
Она меня, а я её томлю
Стихами, что слегка витиеваты.
Не скажешь о красе без верхних нот,
Что так пленяют в трели соловьиной,
Когда сирень течёт в лиловый свод
И грёзы льёт ветвей живой лавиной.
Промыта и сияюще-влажна,
Она голубкой сизой – в синей вазе.
Весь куст заменит веточка одна,
И весь восторг сольёшь единой фразой:
Ах! Сирень…
28
Гуляют волны на подворье
Средь шёлка трав и пришлых вод,
У хуторского лукоморья
Орёт весь день лягуший сброд.
Сей год, конечно, год сирени,
Обильный пышный цвет кругом,
И мотыльки, как на варенье,
Иль детки к сладкому – бегом!
А запахи! Дурманит сердце
Лиловый влажный томный цвет,
И кисть таинственною дверцей
Зовёт: прильни, открой секрет,
Как стать ненадолго счастливой,
Забыть на миг о неладах…
Уйди душой в мои разливы
В весенних хуторских садах,
Неси в уют мои охапки,
И там начну медоточить,
Своею роскошью все тряпки
Могу избёнки освежить.
И что избёнка без сирени –
Уют убогий на двоих!?
Со мной – дворец! И без сомнений –
71
Купель, где ждёт младенец-стих.
Гуляют волны…
06.05.2016.
29
Смотреть сквозь мглу цветов на синеву
И радоваться светлому денёчку,
Кистей сиреневых в букет нарву
И зарифмую в стихотворной строчке,
И ложе вешним цветом освежу…
О, как пьянящи запахи сирени!
Охапкою ветвей загорожу
Весь белый свет в окошке без сомнений.
Таинственно-лиловы лепестки,
И влажны, и прохладны, словно вечер,
Что забываю зов твоей руки
И забываю стать твою и плечи.
Забыться бы, не помнить никогда
И не терзать воспоминаньем душу,
Что пролетели навсегда года,
И исчезает время, когда слышу
Хоть изредка, хотя бы в месяц раз
Твои неторопливые ответы…
Ну а сейчас сирень спасёт на час,
И заслонит мне белый свет до света…
03.05.2016
72
Королевство птичьих грез…
1
Я снова в королевстве птичьих грёз,
Стоят дубравы, ранней дрёмой полны,
Спят ветви хуторских кривых берёз,
И луч пронзает сумрак их зелёный,
А рядом и полынь, и конопля,
Степные духмяные ароматы,
Тысячелистник жмётся к тополям,
Шиповник светит цветом розоватым.
И облака с небес прохладу льют,
И оживает вместе с ней – живое.
В том королевстве любят нас и ждут,
Как самое на свете дорогое.
Чудачка, фантазёрка – за своё:
Найти тот уголок, где щедро любят,
Где нет людских баталий, и поёт
С утра до вечера пичужечка-голуба!
Я птах приветствую по голосам,
Не зная их имён и их обличий,
Полны пернатыми луга, леса,
Приветствую без званья и различий.
Златая – вдруг порхнула из куста,
Наверное, чудная куропатка,
А вот сорока – веером хвоста
Знакома, как и вся её повадка.
По королевству птичьих грёз бреду,
В моей душе те грёзы стали действом,
К стволу дубовому я припаду –
И вновь люблю и жду – вернулась в детство!
2
Под сладкой лаской ветерка
Дыханием полей безбрежных
Зеленоглазая строка
Витает в помыслах безгрешных
О сыне – чем ему помочь? –
О сёстрах из закамских далей
И о друзьях – когда невмочь,
Что нас нередко предавали.
О, нет! Я не сержусь на них,
Всяк, ищет свой резон довольства!
И оправдать их хочет стих,
Уверовавший в благородство.
73
Они – одни. Другая – я,
Но всё ж хочу быть вместе с ними,
И не лукавя, не тая,
Душою слиться, как с родными.
Нет – о, да сбудутся мечты! –
В своём отечестве пророка…
Вернусь на родину до срока,
Стихи воздвигнув, как мосты,
Чтоб помнили, живёт поэт,
За строчкой мысли стихотворной,
Поёт в любви, что краше нет
Родной земли ей, беспризорной…
3
И мой приезд в заснеженный приют
Так солнечно-отчаян и удачен.
Безлистый лес, где льдинок белый хруст,
Сорочьей элегантностью означен.
Лес почернел и онемел в декабрь,
Лишь дятел вдалеке ознобко стукнет…
Лежак пуховый да свеча – мне царь.
Да зимней рифме ворон вдруг аукнет…
3.12.2015
4
Стволы и ветви – в чаще – ни листа! –
Неярким зимним солнцем облитые,
Да синева небесного холста,
Да в чернь листы недавно золотые,
И тишина, лишь ворон глас подаст,
Да новорожденно полезла зелень,
А в лужах – отражённых веток пласт,
И ветер замер, дышит еле-еле.
Природа замерла пред декабрём
И вспоминает прежние причуды,
Когда морозец жахнет – к двадцать трём,
И заскрипят стволы в лихой остуде.
А ты идёшь навстречу декабрю
В нетопленную хату к той остуде.
Зачем? – порой себе я говорю,–
Как нет другой заботы – и не будет!?
Холодных зимних стен сквозной остыв,
И ночь в каком-то неземном сиянье.
Но как они – мне родственно-святы
И как близки, до боли осязанья.
74
Откуда то незваное родство,
Ужель та дедовских скитаний малость
Подспудно в гены, словно ведовство,
Слилась и навсегда в душе осталась?..
5
А табуны в дубравах вольно бродят,
За матками жеребчики бегут,
Какие кони! В масть донской породе
Донские рысаки свой род ведут.
Чьи? Да неважно! В грациозной стати
Так бережно коленце ловит бег,
Все – вороные, рыже-пегой масти,
И гривы светлые, как оберег.
Под вольным ветром на лугах привольных
Пасутся радостно, в степях тепло!
И всем на свете счастливо-довольны,
И всё в степях душисто расцвело.
Мне с безмятежной радостью их слиться,
Избавиться б от всех житейских мер!
И будет – зимними ночами сниться
Их шаловливо-лёгкий адюльтер…
6
В тоске стрекоз качнулась всполохом
И зноем жарким рожь в ветрах.
И гром рассвирепевшим молохом –
Молниеносного нутра.
Гроза грохочет, приближается,
Внушая первобытный страх,
Но диво! Василёк качается,
И страх развеян в пух и прах.
Синеет чудным откровением:
Всему черёд, всему черёд,
Молниеносное мгновение –
Начало сказок и щедрот.
Пусть отгремит гроза, отплачется,
Чтоб мир светлей и чище стал,
И жизнь опять переиначится,
Взяв васильковый пьедестал.
А воздух упоённо-сладостен,
Когда захлёбом его пьёшь,
И мир желанен мне и радостен,
В нём – васильки мои и рожь…
75
7
Солнышко-то село, золотой закат,
И дубы в вершинах заалели,
Шепчет вод теченье на вечерний лад,
Тихо, рыбаки стоят у мели.
Забрехали псы в далёком хуторке,
Беспричинно переполошились,
И кругами рыбы в сонном озерке,
Свой маршрут, означив, проложили.
Рыбка не простая – золотой зрачок,
Мастерица исполнять желанья,
Но ведь не поймаешь! Только в ночь сверчок
Назначает старой мне свиданья.
Август срок закончил, бархатный сезон,
В озере вода – теплынь, как в луже,
До свиданья, рыбка, мой пришёл резон:
Накупаться всласть, идти на ужин.
Луч златою краской озеро мазнул.
Озеру румяному не спится,
Начали лягушки дружно воркотню,
Ну а я в волну – за синей птицей.
Мне вода-водица – лёгкое крыло
Не по небу, а всё по закату!
Нежностью озёрной взгляд заволокло,
Озера теплынь – моя награда…
8
До Крыма, как до хутора, далече:
Везде вслед переправе – пешедрал .
На хуторе горят златые свечи,
И здесь закат – портал в иной астрал.
Октябрьские вселенские закаты,
Небесное пространство в алых снах,
И сердце – гроз далёкие раскаты
Вдруг начинает чувствовать сполна.
Услужливая память возвращает
Всё мирозданье юности опять
И вопреки законам возвещает,
Что сердце повернуло время вспять:
Сидит не седовласая княгиня,
А недотрога-девочка сидит
Средь коз, коров и крупов лошадиных
И в мир с надеждой на любовь глядит.
Но не пришла любовь Любовью стала
Поэзии волшебная страна,
76
И свой чертог навечно начертала,
А в нём – любимых лики, имена…
9
И в старости, и в болестях все – рядом,
Ушедшие – так юны и легки,
Господь душе ту даровал награду:
Святую память за тепло руки.
Старею, ухожу, а мир прекрасней
И яростней творит красу в душе!
И смерть, как эпилог – счастливый праздник,
Мираж, венец в алмазах Фаберже.
Пылают дали, до звезды сверкнувшей,
Погаснут – вспыхнет ночь мириадом звёзд ,
И над землёй, таинственно уснувшей,
Парит моя душа в пространствах вёрст…
10
Жемчужный день, жемчужная река,
И старики на катере приволжском
Плывут навстречу ветру хуторка,
Где домики убоги, как сторожки,
Да так оно и есть без громких фраз:
Избёнки, дачки, кое-где и хатки.
Здесь старики встречают каждый Спас
Обильем яблок, урожаем грядки.
И сторожат здесь старость и закат,
И чаек, прилетающих к порогу,
И плодоносной осени наряд,
И главную свою дорогу – к Богу.
Вначале ищут робко её след,
Всё наугад и ощупью незряче.
Она несёт – единственный ответ
Всем бедам старческим и неудачам.
Ответ, что нет иных путей-дорог
Ни у людей, ни чаек бесноватых,
Пред вечностью всегда открыт порог,
Все смертны, а поэтому крылаты.
И рвётся сердце чайкой в облака,
И вьётся за бортом упрямо стая.
Мы живы – знак, что Вышняя рука
Не торопясь твой век и мысль листает.
Да будет благодарен каждый взгляд
За это сопричастие Вселенной!
И твой полёт на много дней подряд
77
В душе сплетается с ним вдохновенно.
И нет конца, конец – рожденье звёзд
Из сущности незримо-атомарной…
Ну а сегодня – Волга на сто вёрст,
И день кончается жемчужно-хмарный…
10.09.2014
11
Величественней зрелища заката
Над хутором искать мне не в резон,
Здесь небо в алом пламени покато
Стекает в ночь за синий горизонт.
А облака дымятся в сизых высях,
Пронзённых всполохами лучей,
Всю жизнь дивуюсь я, и до поры сей
Ещё не усладила свет-очей.
На фоне сосен и златых берёзок
В полнеба розовеет окоём,
Где улетают птицы от морозов
За косяком косяк в рдяной проём.
И облака летят, как эти стаи,
Текуч рисунок туч, словно вода.
Всё в этом мире в сроки облетает,
Душа осталась прежней навсегда!
И не в укор душе седые грёзы,
Она юна, как вечная весна.
Плоть старится: её сжигает проза,
Поэзия душе навек дана.
И все закаты – ей лишь в ожиданье,
И все восходы – продолженье грёз…
И пусть нам розы дарят в расставанье,
Чтоб память о любви не знала слёз.
Прекрасны розы – значит, нет прощаний,
А лишь прощенье за последний взгляд,
А потому душе – нет расставаний,
В ней мир живёт, как свадебный обряд…
12
Горячий май, трава хрустит, сгорела,
Но, слава Богу: дождик в ночь идёт,
И молнии заточенные стрелы
Вонзаются в обложный небосвод.
Полнеба сизым облаком накрыло,
Холодный ветер мощно ветви гнёт,
И мне б за ним, но рученьки бескрылы,
78
К Закамью рвется и меня зовёт.
Уж скоро, через ночку, поезд скорый
В родные дали унесёт меня.
Закамье мне дороже, чем приморье,
Там соловьи в густых лесах звенят.
Грохочет гром на сизом горизонте,
Пролейся дождь на радость зеленям!
Хочу дождя, и мне не нужен зонтик,
Когда лёт капель просится обнять.
Счастливо подниму лицо потокам,
Как сладко после зноя слушать дождь!
Какая старость и какие сроки,
Когда жить заставляет сам Господь!
Мне бы немного в жизни пофигизма,
Чтоб боль когтила душу, ослабев.
Бушую, но сыновняя харизма
Права, в убыток плачу лишь себе.
Он кувыркается – мотыль беспечный,
Живёт мгновеньем, в будущем – профан,
С беззлобной оговоркою сердечной:
Живу! Что ж, мама, пан или пропал!..
13
Уже октябрь – а ощущенье Пасхи!
Так сине небо, ветер свеж и юн,
Пусть кружится листва в цыганской пляске,
И не ползёт по ветке гибкий вьюн.
Пусть отцвели давно лугам ромашки,
И выползла дерновая трава,
Пусть никогда не будет рядом Сашки,
Что ж юность его буйная права!
На хуторе метелит листопадом,
Летят и журавли, и облака,
Осины, грабы осиялись златом,
И лишь дубы червонеют слегка.
Свистит ветрило средь лесных угодий
И клонит ветвь, срывая листьев медь,
А кажется, что Пасха с ума сводит,
И травам предстоит ещё расцвесть!
Играет солнце, жарко на крылечке,
Под ветром – хлад, тепла лишь десять плюс,
И радуется старое сердечко,
Что жизнь слила всё в радостный союз.
Бог даст – и доживём до светлой Пасхи,
И так же будет ветер мне свистеть,
79
И так же солнце греть в апрельской ласке,
Коль не сподобит Бог мне умереть!
И счастлива, что день прожит в довольстве,
И счастлива, что следующий пасёт.
Жизнь подарила человеку свойство:
Лишь в старости благодарить за всё!
А слёзы? Право только от мечтанья,
Что жизнь ломает непутём судьбу…
Лишь настроенье создаёт светанье
Там, где свирепый ветр гудит в трубу…
2.10.2014
14
Алая тропка октябрьской зари
К Волге спустилась по облачной выси
На осетрового дна глухари,
На желудёвый дубравами высев.
Небо распахнуто поздним огнём,
Волга стремнины свои хороводит.
Сыпятся листья червоным дождём.
Осень роскошная рощами бродит.
То затрепещет от ласки осин,
То над дубами монисто набросит.
Странница страстная – из лебединь,
Плачет, смеётся, на то она осень!
Где расхохочется – слишком дала,
Где загрустит, что остыла немножко…
Тяжесть любви знает ветка ствола,
Лёгкость, когда наполняет лукошко.
Ягоды, фрукты, расклад овощей
Подданным дарит она – королева,
Лиственно-тканой накидкой ветвей
Землю укроет до снежного сева.
Щедрая осень, как родная мать,
Нянчит творенья свои золотые,
Ей бы последнее в радость отдать
И позабыть свои дни молодые…
01.10.2014
15
Вот, козье племя! Нет на вас управы!
Сожрали весь Сарпинский догола,
Дубов ростки, побеги их отравой
Загублены с велика – до мала.
А те, что вырасти, до коз, успели,
80
Старея, отмирают в дольный срок,
И скоро рощи, где пичуги пели,
В пустынный превратятся уголок.
И что за напасть козья и потрава?
И нет управы на неё сейчас.
Как козы всю Австралию сожрали,
Так пожирают лес за часом час.
Сарпинский пожирают злые козы,
Молочный бизнес здравствует: ура!
Не защитят ни жерди, ни морозы,
Войну с отродьем объявлять пора,
Чтоб рощи снова пышно возрождались,
Дубравам подрастал лесной народ,
Давайте скажем: Как вы нас достали,
Пора вас взять в колбасный оборот!
Вот, козье племя…
30.10.2014
16
Сидеть на берегу и грызть орехи,
Румяным сладким яблоком хрустеть,
Забыть житейские грехи-огрехи,
И в омуты приволжские глядеть.
Что слаще и волшебнее занятий?
Волна бормочет, тополь шелестит,
Знать не хочу сейчас иных понятий,
И пусть ещё моторка тарахтит!
Пусть жизнь ломает и смеётся девкой,
Сегодня я за Волгой и шепчу:
Хочу, чтоб было так, как в моём детстве:
Кус, небо и работа по плечу,
Да чтобы сил ещё на всё хватало,
И не зависеть от чужих услуг,
Чтобы к концу идти не как попало,
А с светлой верой и без добрых слуг.
Судьба даруй мне лёгкую кончину:
Сегодня на ногах, в уме – и рай!
Господь, для ада не ищи причину,
Мир приняла я, ну и ты – прощай!
Любой советской женщине – рай блещет,
И если ей – не рай, то и кому?
Как Волга омутами в берег хлещет,
Так жизнь её хлестала. Потому
Судьба даруй…
81
17
Октябрьские беззвучные дубравы
Златым листом сияют под лучом.
Лишь вороньё хрипит порой картаво
Там, где кукушки плакались в плечо,
Да ветер осыпает листопадом,
И листья шлейфом всё летят вдогон.
Осенние неброские наряды
Земля родит – травы пришёл сезон.
И зеленеет под сгоревшей – в лето,
Простая, дерновая, но ярка.
И чудится, весна вновь рядом где-то,
Жар солнца под прохладой ветерка.
Апрель, октябрь на юге негой схожи
И красками разнятся лишь слегка.
В апреле лист рождается пригожий,
Медово-золотистый, как строка,
А в октябре – златым он умирает,
Прожив зелёный буйный жаркий век.
Так человек и старость принимает –
Из золотого детства артпробег.
Мы говорим: зелёными юнцами
Вступаем в жизнь, чтоб к старости созреть!
Но только детство остаётся с нами,
Его лишь помнит горестная смерть!
Какими дыбами жизнь не пытала
И роскошью не ублажала нас,
Поэту напишите к пьедесталу:
Из детства родом – глас его и час…
18
На проводах не ласточки – воробушки,
А дятел королевский – на столбе,
Его зелёные тугие пёрыщки
Так горделивы ярки в похвальбе.
Стучится домовито, чистит столбушки,
Подворье держит в славной чистоте.
На проводах, ошиблась, не воробушки,
А ласточки златые в высоте.
И парочка сорок рояльных тужится:
Трещат, что славный выдался октябрь.
Но осень без дождей и грязной лужицы
Земле не в пользу, как бывало встарь.
Певуньи, зимние пичужки, прилетели
Седой хозяйке в радость на постой,
82
Февральские ершистые метели
Поможет пережить им домовой.
Хоть хатка и стара, и так щербатиста,
Есть, где под стрехой спрятаться в мороз,
А зимушка порою так ухватиста:
Жизнь – не сберечь, не только длинный нос!
На проводах – синички и воробушки,
Вот и засмотрела своё горюшко…
19
Как грустно мне в безмолвии вечернем
Следить, как жизнь торопится успеть,
И насладившись чьей-то кровью вчерне,
Под хищником, попавшись, умереть.
За жизнью – смерть в слезе противоречий:
Противоположностей слепой союз…
Ты ждёшь заветно-вымечтаной встречи,
Окажется, не счастье, а конфуз…
20
Лето отпело, отплакало, вызрело
В солнцем заласканных сладких плодах,
Соки земные, небесные выпило
И тяжелеет в осенних садах.
Жар - помидорами почва украшена,
Яблоки красные сыплет с ветвей,
Травы сгорели, но семенем крашеным
Не наигрался ещё суховей.
Скоро сентябрьские травы повылезут,
Дождичком частым промочит жнивьё,
За озимыми – и снежные вымесы
Небо сольёт на земное бытьё.
И забелеют снегами околицы,
Радостный смех зазвучит на лыжне,
В жарком румянце девицы и молодцы!
Горки оснежит на страх малышне.
Что тороплю лето-осень утешную!
Сладким захлёбом ещё мне дышать:
Старость – она добродушно- безгрешная,
Всё ей на радость, что может бежать…
Мир сотворённый однажды, не рожденный
Вечно ликует, зачатье верша,
А остальному в подлунной всё – грош цена.
Родами жизнь лишь всегда хороша!
Смертью – отжившее, век свой одаривая,
83
Место под солнцем нам в срок отдаёт,
Вот потому и душа нет, не старая,
И потому, умирая, поёт.
Лето отпело…
21
Гремит в ночи осенняя гроза,
Такая мощь и ярость – всё напрасно,
Сжигает душу гневная слеза
Громам вдогон и яростно, и страстно.
Слеза палит, а сердце стынет в дрожь,
И молнии сверкают неустанно,
Ты сердце, словно молнию, не трожь,
Взорвёт, взорвётся, вспыхнет рваной раной,
Кровоточит, слезами исходя,
Отчаяньем и мукою удушья,
Разлуки с сыном душу бередят,
А потому нет лирики пастушьей,
А потому гроза в душе: кричи!
И молний мысли бьются пленной птицей,
И ярая гроза гремит в ночи,
А сыну боль моя пускай приснится!
Что миру – я, что миру он – пацан?
Нам бы сердцами слиться, защищаясь!
А он – свободой юношеской пьян,
А я – слезами страха обливаюсь.
Заклята материнская слеза
Заклятьем первородного томленья,
Святая пуповина в образах
Сливает душу с Сыном в умиленье.
Но ярость гроз ту пуповину рвёт,
И разрывает связь сердец живую,
Пока душа слезой не изойдёт,
Оплакивать – утрату роковую.
Гремит в ночи…
01.09.2014
84
22
Набираюсь солнышка на зиму,
Ох, уж мне октябрьский зной-загар!
Быть в обед земелюшке палиму,
К ночи холодеет неба жар.
В ночь – минусовая глянет в очи,
В день – резвятся бабочки в разлёт,
И оса обмануто хохочет,
Не скопив осенний горький мёд.
Матка жирная ужо серчает:
Выползти в разрод, иль уползти?
Всё засохло, цветом не встречает,
И нигде нектар не наскрести.
Живность, обманувшись, всё ж летает,
Бабочки порхают над жнивьём,
Трескотня сорок не умолкает,
Что трещат осенним соловьём.
Заливаются не те соловушки –
Всё сороки, вороны – взахлёб,
Певчие осенней рассторонушки,
Синь хрустальную наполнить чтоб…
23
Золотые ромашки кивают подворью,
А лекарственных белых, увы, недород,
Раскрывают им венчик рассветные зори
И прохладный с утра золотой небосвод.
Это золото неба и злато ромашек
Райской сказкой горит в переливах росы,
В щебетанье проснувшихся радостных пташек
И в гуденье густом медоносной осы.
Сладость мёда осы наливается в соты,
И янтарен, и густ мёд осиный, в цветах,
И не раз – на язык!– а скорее раз сотый
Я вкушала мёд дикий совсем неспроста.
Не уступит пчелиному! Вот и отрадно!
Я вступаю в содружество с осами тут:
Улей сотовый ос на подворье нарядном,
И ромашки златые мне ос здесь пасут.
Вот бы век – продолжалось златое цветенье,
Вот бы век – мне ромашки осу здесь пасли,
Вот бы век – только зори да птичье сретенье,
Вот бы век – жить мне здесь, где ромашки цвели…
85
24
Неделями купаюсь я в ветрах
Под птичье несмолкающее пенье.
О Боже, дай мне чуточку везенья
В моих дорогах и моих дарах!
Всю красоту, что сердцу, как бальзам,
Всю ширь полей, лесов, златого неба
Я каждому готова – и отдам
За разъединую краюшку хлеба.
Коплю копейки для своих стихов,
Чтоб сердце подарить на благо люду,
И если он душою не глухой –
Краюшку хлеба!– век то не забуду.
Да сыну бы немножечко помочь!
В том все мои земные интересы,
А для себя – кусок, рассвет и ночь,
Чтоб стать счастливей и богаче Креза.
А для себя – лишь вдохновенный слог
От наслажденья Божьим мирозданьем,
За этот грех простит меня и Бог,
Коль дал мне Слово и игру сознанья.
Ведь все поэты – Божьи сотворцы,
Творенья Божьи пересотворяя,
Чтоб отомкнуть все дверцы и ларцы
Ключами слова от земного рая,
Сверяя с Божьим чудным рай земной,
Когда душа чиста и бескорыстна,
И утверждают мыслию одной:
Бог – свет, душа, и с ним – свята Отчизна!
Неделями купаюсь я в ветрах
Под птичье несмолкаемое пенье.
О Боже, дай мне чуточку везенья
В моих дорогах и моих дарах…
25
Ивушка плакучая, что ты слёзы льёшь,
Слёзоньки горючие веткой не утрёшь?
Сыпятся дождинками, солнышком искрясь:
86
– Плачу о соловушке, жалуюсь стыдясь.
Уж как разлюбезный мой
Сладкой трелью мил,
Нежной тешил песенкой,
След зимой простыл,
Да и не на каждый май
Прилетит ко мне,
Хоть и плачь, хоть и страдай:
Мил всем по весне!
От большой обидушки
Слезы лью о нём,
Чистые слезинушки
Льются серебром…
26
На закате – птицы ниже,
И кукушек смолк дуэт,
Вечер тише, солнце ниже,
Золотой вечерний свет.
Май – в дождях, и травы – в пояс,
Подвенечно светит сад,
И далёкий сладкий голос
Завершает трель рулад.
Солнце село. Ночь…
27
Средь золотящейся листвы
В закатном свете всё златится:
Былинки высохшей травы,
В ветвях порхающие птицы.
И что за чудо из чудес!
Мелькает птичка золотая,
А рядом – лист златой слетает
С дерев, а может быть с небес?
Слетает, словно сердца свет,
Охваченный любовной страстью,
И для зачатья, и для счастья,
Для вечности – в причале лет.
Октябрь – златая благодать,
Всё замерло, и лишь осина
Трепещет листьями в низине,
Да пруд трепещет ей под стать.
На зыбком зеркале пруда –
Дерев отсвеченные купы.
И было бы, пожалуй, глупо
87
Златить стихи – злата вода!..
28
Палящий зной смягчён восточной тучей,
И зазвенела в вязах птичья трель,
Всё ожило, и молнии блескучей
Зарокотала громовая дрель.
Неужто дождик к нам идёт в подмогу?
Сады томятся, высохла земля,
Лишь травы держатся и – слава Богу! –
Да стойкие к безводью тополя.
И чайки закричали, и вороны,
И ветерок как будто поутих.
Как на посту, на голой ветке клёна
Вороны мне картавят резкий стих.
Стрекочут на подворье три сороки,
Летают, оперением гордясь.
И чем им приглянулся дом убогий?
А строила его Советов власть.
И кто здесь не жил? Жили политзеки:
Есенина нашла на чердаке,
В войну лились здесь слёз и жалоб реки,
Хозяин строил об одной руке.
Советские девчонки и мальчишки
Повыросли на островных хлебах,
Ходили в школу и читали книжки.
Уехали жить в городских домах!
Ну а избу купили – городские,
По горькой по сиротской по судьбе:
Афганец-парень слёзы лил мужские
И выживал! Не смог, загиб в гульбе.
Добром калеку-парня поминаю,
Не выжил – не его была вина,
Но с ним у нас – одна земля родная,
С советским поколением – одна.
Мне здесь спокойно, и душе привольно,
Помин творю в рассвет и на закат.
88
Изба моя – намолено-престольна,
А у престола – русский предок, брат…
29
Где пшеницей шептались поля,
Раскустилась дурман-конопля,
Полонила все земли пустые
И в ромашки зашла золотые.
И мощна, и красива трава,
И болящим – лекарством права!
Цвет сиреневый всклень набрала,
Сладким духом томила, звала.
И от бешеной травки в сноровке
Одурели козлы и коровки.
От взбесившейся этой скотины
Молочком нас прельщает детина.
Ох, гуляет в полях неспроста
Распрекрасная цвет-наркота!
Красоту я твою не жалею,
Прополю до одной, как засею,
Чтоб дурманящей красотой
Не блазнились ни пьянь, ни святой.
Три куста отложу на болячки,
С корнем вырвала всю, как заплачки.
Хороша ты цвела, конопля,
Да пшеницы заждались поля…
30
Не хлеба в полях кустились,
Поднялась трава-дурман,
Конопля поля застила,
Лес и дол дурманом пьян.
По лугам плывёт бесчинно
Терпкий запах конопли.
Мой надел небеспричинно
В конопле, где ж ковыли?
Разукрашенные стебли
Вычурной резной листвой
Не жалею и не внемлю,
Как прощаются со мной:
Не виновны, что забвенье
Мы несём да забытьё,
Утолим твои волненья,
Слаще сделаем житьё!
Сладкогласый, сладколживый
89
Стебель с корнем сокрушу.
Мне твой слог велеречивый
Мерзок! Всю б так анашу!
Чтоб мальчишки не хмелели,
Забывая о родне,
И чтоб силушку на деле
Проверяли, не во сне.
Где хлеба в полях кустились…
31
А шелкопряд невинно порезвился:
Стоят дубы с объеденным листом.
И май дотла в просторах растворился,
Черны дубы, безлисты над кустом.
И гусеницы валятся, как с неба,
От зелени дубовой разжирев,
Всё бабочки виновны! Моль без хлеба
Оставит, весь помол подъев!
Изящные порхающие твари
На избранных готовят смертный рок.
Так и в любви, – хоть твари все по паре! –
От лёгких бабочек избави, добрый Бог!..
32
Светозарный эфир разыгрался ветрами,
Низовой ветр прильнул к обнажённым плечам,
Верховой – разгулялся между облаками,
И они разбегаются стайкой девчат.
Где гостят, там и щедрый оброк собирают,
От озёр полуночную влагу несут.
А в степях полудённой жарою сгорают
И огнём выжигают ночную росу.
Знойный ветер, пространства небес согревая,
Опалённую землю лобзает в уста,
Не родит и не хочет она, умирая,
На тропинках – детородная пустота.
От горячих ветров под резною рябиной,
Под листвою укроюсь да в старой избе.
В холодковой тени и ветра поостынут,
И в тени дифирамбы слагаю тебе.
И горячечный лоб, остужая блаженно,
Избяным холодком, снежным льном простыней,
Диких роз лепестки разбросав, непременно
Я забудусь, как в детстве, в нечаянном сне…
90
33
Как в храм вселенский, солнце провожать
Иду я за околицу деревни
Следить, как тучи ночку сторожат,
Последний луч сгорит над степью древней.
Величье первозданное времён
В закатный час и явственней, и глубже,
Приспущенным полотнищем знамён
Алеют облака в прудах, над сушей.
Волнуются в пространстве цепи туч,
Валами набегая друг на друга,
Давно сгорел последний солнца луч,
Но хлещет свет над окоёмом круга.
В степи, где нет ни гор, ни мощных чащ,
Так явственна окружность чаши далей,
Вы центром мирозданья обладали,
Как всяк, кто в центре чаш земных сидящ.
Так вот и я по Волге приплыла
На хуторские алые разливы,
И ручкой, наподобие весла,
Гребу по океану строк счастливых.
Ну и куда – то – ясно! – приплыву?
От алых зорь – в багряные закаты.
Наверное, затем ещё живу,
Что, потеряв всё, жизнь красой мне свята…
08.06.2016
34
За густою листвою дерев
В вышине реют солнца лучи
Золотой кисеёю царевн,
Освещённой мерцаньем свечи.
Блеск воды от весёлых ручьёв,
И тропинки, где прыгал олень,
Всё – моё, а ведь было ничьё,
И скользит по траве моя тень.
Я к ручью не спеша наклонюсь
До прозрачной студёной воды,
И, умывшись, с ладони напьюсь –
От несчастий лихих и беды.
Защитит моё сердце глоток
Той воды, что светлей хрусталя,
91
Тот, пьянящий надеждой поток,
Подаривший покой короля.
Словно всё в королевстве моём
Птичьих трелей беспечных и грёз
Будет вечным – в дому, за окном,
Не нагрянет январский мороз,
В лютый час не замёрзнет ручей,
И кристаллом не станет вода,
И поток вновь не станет ничей,
Словно не был моим он тогда,
Словно в жажду не дал утолить
Той надеждой и верой любви.
Остаюсь я беспомощно жить,
Помня ток его капель в крови…
08.05.2016
35
Окропили росы травы,
Засверкали, знаю впредь:
Я – в раю, и мне по праву
Не положено стареть.
Что ещё в раю даётся?
На земле б уразуметь,
Если счастьем сердце бьётся,
То зачем в раю мне смерть?..
36
О ласточки! Вернулись вы из сказки,
Из-за морей, где пальмы в синеве.
Студёною зимой ждала я ласки,
Ваш лёт стремительный весной – в траве.
На хуторском подворье трав шелковых
Гуляют волны, в небе – облака.
Угроз морозных рухнули оковы,
И ласточкой летит душа – легка!
Парит на крыльях ласточки привольно:
Внизу синеют Волга и пруды.
Земля всем летом, щедро-хлебосольна,
Всем воздаёт за добрые труды.
Летит душа над синими лесами,
Что в тьме вечерней мраком налились,
Любуюсь майской новью и красами,
92
С весёлой ласточкой взлетая в высь.
О, ласточки…
37
Вечерний дождик засверкал в листве
Под радостным лучом зари вечерней,
И облака белеют в синеве,
Темнеющей серебряною чернью.
Последний миг заката, канул шар
За горизонт в объятья звездной ночи,
Прокуковав послание, как дар,
Кукушка закатила свои очи.
Весь птичий мир замолк. Пора! Уснул.
Лишь люд не спит, в степи пасутся козы…
Ан, нет! По новой – начала, в загул,
Кукушка о дневной житейской прозе.
Да спи уж, полно что ли куковать!
Хоть с ней в безлюдный вечер веселее.
Из леса поспешила в хутор спать
Вечерней степью, что уже синеет.
Присела на пенёк, закат горит,
И уходить не хочется, поверьте,
Но на пороге уже ночь стоит,
И шастают во тьме шальные черти…
38
Цветы стройны в густой траве,
Нога косца там не ступала,
И пестротканым одеялом
Прильнули к белой голове.
Трава по пояс поднялась,
А как мягка и шелковиста!
Над нами – ласточки со свистом,
Над нами – неба ипостась!
Я и трава, и даль степей,
Подворье – маленький оазис
Среди озёр и их топей
Волнуется в двойном экстазе.
Лежу, раскинув руки вширь,
И бабочки льнут к нам с доверьем.
То наслажденье не измерить,
И не забыть пространства ширь.
И дай мне, Бог, в последний мир,
Прощаясь с грешною землёю,
Взять, ощутив, сквозной эфир
93
И бабочку вслед за собою…
09.05.2016
39
Бабочки, ромашки – красочный узор!
Одуванчик тешит светлым ликом,
Солнце поднялось, отправилось в дозор,
Зреет красной каплей земляники.
Божий мир спокоен, радостен с утра,
Шепчут величавые дубравы,
И сосед с рыбалки тащит осетра,
Здесь же – ушлых дачников оравы.
Люд приехал старый дачи обживать,
В рюкзаках, с тележками, в котомках.
Вольница степная, право, благодать,
Краше не сыскать весной сторонки!
Я с кукушкой звонкой месяц здесь живу
Среди всех пичужек, как пичужка,
На своём подворье, как на острову,
Где на курьих ножках зрит избушка.
Хуторское счастье: солнышко плывёт.
Над землёй цветущей майский праздник!
Ах, какой бездонный виснет небосвод,
И гуляет ветерок проказник!
Дали мне открыты в яркой полноте,
Где мои семнадцать? Разбежаться!..
Город утопает в майской суете,
А в степях – покоем заряжаться.
Жизнь здесь городская, потеряв права,
Словно бы совсем не существует!
Только даль степей, шелковая трава
Свою книгу счастья повествуют.
Бабочки, ромашки…
08.05.2016.
40
Ах, кони! Как созданья ветра, света
В сожжёное подворье забрели…
Горели избы злостно прошлым летом,
Весной – травою буйной поросли.
И нет им ни заботы, ни хозяев.
Построить новый дом? Где сил найти?
Пришлось ни с чем хозяевам уйти:
Бездольна участь нищенски-босая!
94
Ну, а другой сосед – под сто годов! –
Военный ветеран, оставлен в доме,
А дача умирает без трудов,
Берёзы высохли и сосны – в коме.
Теперь и не увижу старика,
Не перекинусь с ним попутным словом.
Застили хутор смута и века,
Где нет хозяев, царствует полова.
Десятка два избёнок всё живут,
Скорее выживают курам на смех:
Несутся куры, козы стог жуют,
И всё равно живут, как будто наспех.
Живут лишь днём одним, подспорья нет:
Колхозы развалились и заводы…
А солнце беззаботно льёт свой свет,
Да каркает птах врановой породы.
И я на малой пенсии своей
Довольствуюсь, как козочка травою.
Ждут лебеда да черемша степей
Наполнить ужин силою живою.
Да и вода – живая, без огня,
Колодезная! Жарче льда и неба!
В ведре играет, бликами маня,
Пускает зайчики на стены слепо,
И чайки за лягушками орут:
Вновь выловили рыбку золотую!
А мне – соседи рыбку подадут
За упокой родных, затем – святую…
10.05.2016.
41
Иду туннелем трав я по подворью:
Так высоки, густы, в златых цветах,
Росой сверкают на пологом взгорье,
А ниже – плещет полая вода.
И хуторяне обок с моим взгорьем
На лодочках моторных, надувных
95
Плывут за рыбой половодным морем
Мимо избушек вековых, родных.
Весь остров залила большая Волга,
Везде вода, Венеции сродни,
И чайки замедляют лёт надолго
У рыбьих нерестов и их возни.
Отмечет рыба в заводи степные
И вновь в просторы Волги уплывёт.
Рыбак спешит – и чайки озорные! –
Своим уловом удивить народ.
На день Победы рыбу развозили
Всё дачникам, с доставкой на порог.
Живёт здесь люд советский, как и жили,
С надеждой доживает богов срок.
Да…Люд советский жизнь здесь доживает,
Всё – ветераны, да мальцы войны.
Россия здесь господствует живая!
Советская! С челом в венце вины.
И всё – о детях! Выживут ли детки?!
Век прожили за пазухой Христа!
И Сталина помянут божьей меткой
Размашисто – наперстием креста.
И горячо благодарят, посмертно,
Вождя великого великих дел.
Ведь память о вождях в сердцах бессмертна,
Пока страх голода в стране удел…
10.05.2016.
42
Росы пали, алмазами вспыхнул рассвет,
Каждый стебель усыпан так щедро!
Застрочила кукушка так жданно в ответ:
Отошли холода, будет – вёдро!
Над степями апрельская пала теплынь,
А на росы – грибами попёрло,
Раскустилась дорожная горечь-полынь,
Одуванчик срываю под горло.
Золотые цветы – мне отличный десерт.
Сладким соком полны и здоровьем,
96
Черемша луговая идёт на обед.
Цвет пастушьей сумы чистит кровь мне.
Я в сокровищницах первомайских живу.
Забывая про хвори и старость,
По утрам по росе – босиком на траву
Радость! С солнцем пить росы на пару!
Загореть то ж легко под весенним теплом:
В час смуглеешь, а сердцу не жарко,
От ветров на крылечке – защитою дом,
И смакуешь блеск солнца, до кварка.
То-то косточки старые есть, где погреть,
И набраться силёнки пора бы,
И набраться надежды весь год не стареть,
Молодеть без притирок и шкраба!
Летом солнце палит, и спасает лишь тень,
Сердцу тяжко и не до загара,
А сейчас загорай! Было б только не лень
Полежать на траве у амбара.
И к полудню сверкает ночная роса,
На земле, как от дождика мокро.
Одуванчик златой открывает глаза:
С добрым утром и солнцем, что добро!..
28.04.2016.
43
Ну, здравствуй, кукушка! Вчера прилетела?
А, значит, с собою тепло принесла?
Услышать тебя всю неделю хотела.
Знать срок выжидала, вчера лишь смогла?
Вдвоём-то с тобою в лесу веселее,
Про жизнь я спрошу – и ответ мне дала,
Обрадовала, стало в поле теплее.
Хоть ночь отнимает излишки тепла.
А утром сегодня и дождик покапал,
И солнца за ним не ждала я к себе,
Смахнуло все тучки горячею лапой.
И снова – жизнь в радость, и вновь жизнь – в гульбе…
26.04.2016
44
Мне не о чём писать, одни мольбы
В душе родятся каждую минуту,
Чтоб ангел мой себя спас от гульбы,
От спившихся – нашёл себе защиту.
Зову обресть покой в монастыре,
97
В приморских новоафонских далях,
Опомниться, пока в младой поре,
И – Бог даст! – утолить свои печали.
И мне покой под старость обрести,
Душа исплакалась от горькой доли,
И праведной дорогою пройти
По долгожданной от всевышних воле.
Всевышних сил в защиту нам молю,
Когда же радость в наших душах вспыхнет,
И к обретённому припав рулю,
Когда сумеем вырулить – на выход?
Мне не о чем писать…
45
Кукушки вслед другой кукуют эхом,
Начнёт моя – ответит хор вдали,
Латают воздух майский без прорехи,
Без соловьёв кукушки – короли.
Кукушки заправляют королевством
Моих и птичьих королевских грёз,
Рассвет со мной встречают по соседству,
Закаты провожают в вспышках гроз.
До сентября всевластвуют в природе,
Насчитывают счастье наугад,
И в дождь, и в солнце, при любой погоде
С тобою – рядом, был бы слушать рад!
И мне хотелось быть кукушкой рядом,
Тебе на день накуковать успех,
Лишь б только слушал, мой сыночек радый!
Но плачу. Нет, не слушаешь на грех.
Затем в твоём убогом королевстве
Нет моих грёз, твоей удачи нет.
Спроси кукушку – и целебным средством
Та накукует правильный ответ.
Спроси кукушку…
06.05.2016.
46
Как похолодало, словно и не май,
Хоть в пальто до пят опять забраться!
Грозы охладили жаркий южный край,
И тепла не скоро нам дождаться.
Вот и забралась я в тёплое пальто,
А ведь утром только загорала,
С моего озёрца на манер простой
98
Тёплою водицей искупалась.
Украла купанье в жаркий майский час,
Пёрышки почистила, как цапля, –
Хороша, бела та цапля без прикрас! –
Ну а я отмылась из ведра – по капле.
Длинноногой цапле приглянулся луг,
Озерцо с рыбёшкой на подворье,
Коротаем день мы, солнце катит круг
Над разлившимся степями взморьем.
Целый месяц вешний я – на острову,
Позабыла городские страхи
И пою я степи, вольную траву
И мечты рисую на бумаге…
12.05.2016.
47
Нынче рано весной комары загудели,
Не спастись, не укрыться! Всё, хутор прощай!
А ведь жарких деньков насчитать еле-еле,
Загудели злой тучей над тканью плаща.
Бедный дачник напялил защитную робу,
Под москитною сеткой так душно дышать.
Я успела, сняла первомайскую пробу:
Посмуглела мулаткой – и то благодать!
А теперь и на солнце не сыщешь защиты,
А про тень – позабудь! Гуд стоит над травой.
Утешают лишь ласточки, – с комарами те квиты! –
Проносящиеся над седой головой.
Но и ласточкам – нет! – прорву ту не осилить,
Значит в город пора от беды комарья,
Да, апрельские ноченьки сладкими были:
Без сосущего – ох! – кровожадно тварья.
Попрощалась я с хутором – жаль! – на неделе
До осенней сентябрьско-октябрьской поры.
Не на трапезу им оставаться на деле?
Ах, ты лето! Любить б…Комары, комары!..
15.05.2016.
48
Ночи здесь пахнут сиренью и лесом,
Ночи ярки от сияния звёзд,
Светит заря в тихих заводях плеса,
И в небесах на миллениум вёрст.
В вешней гармонии дали темнеют.
99
Как мир прекрасен и внятен душе,
Как облака в звёздном небе светлеют!
Счастье моё! Нет другого уже!
Только с природой нашла единенье,
Больше ни с кем не сыскать мне его.
Робкой защитой ему – вдохновенье,
Коль нет защиты от добрых богов…
11.05.2016
49
Алмазами усыпан пышный луг,
Мириады звёзд сияют на подворье,
Там, где мне в пояс кланялся овсюг,
Незваный враг свалил его под корень.
И вздыблен, и повален травный мир,
Словно стада здесь ночью пировали,
Той силой стал стремительный эфир,
Поток воздушный в молниеносном ралли.
В ночь грозы рвали дальний небосклон
Над вечно-скорбным градом, что на Волге.
Под канонады грома вспомнил он
Ад сорок третьего и кривотолки.
Молниеносный ад в ночи гремел
И полыхал от вспышек и зарницы.
В раскатах грома хутор цепенел,
А гром, урча, не переставал катиться.
Заворожённо и во все глаза
Следила я, как молния блистала,
А вот теперь полночная гроза
Ниц уложила травушку повалом.
Где дивный строй соцветий и стеблей?
Вповалку друг на друге. Лишь татарник
Незыблемо стоит среди степей,
И мне в сей жизни стойкостью – напарник.
Зато горит алмазами роса
И капли дождевые самоцветом.
В них блеск зарниц оставила гроза
В начале мая пред всевластьем лета…
12.05.2016.
50
Заливные луга – неоглядное море,
Километра на три размахнулся залив.
Величаво дубы в хуторском лукоморье
100
Провожают, встречая, зорь неспешный разлив.
Хорошо лукоморье и в солнце, и в дождик,
Дождь зашлёпал в траву, пробежал по воде.
Я под дубом, раскрыла поломанный зонтик,
Зонт и дуб – вся защита в непогодной среде.
И пора бы уйти: дождь не хочет расстаться,
Всё идёт, как осенний! Завтра мне уезжать.
Это плачет природа или степи, мне статься,
Отпускать не желают престарелую мать.
Да и мне здесь житьё, так привольно и сладко,
Далеко мой сынок, и слезой не достать.
Но, как вспомню, смахну рукавом их украдкой:
Не изменишь судьбы, плачет горестно мать…
51
Гроза с Заволжья наползла на хутор,
И не пробить мрак чёрных туч лучу,
Но вот прорвался будто ниоткуда,
Подобный огненному ратному мечу.
За валом вал накатывает серый,
Да резкий хладный ветер засвистал,
И зашумели сосны, в хлад не веря,
Словно не май, а злой февраль настал.
И вот по первой капле донесённой
Начался ливень, ветер ставни рвёт,
И небосвод нахмурен обречённо,
Капризник май то – в жар, то хладом бьёт.
Промчался ливень с ветром, робко солнце
Пытается сквозь тучи мир согреть.
Да вот татарник гордо будет цвесть
И славить лето у моих оконцев…
12.05.2016.
52
Стрижи летают низко, за тучами – закат,
К дождям приметы нам сулят погоду.
На хуторе мне вольно, здесь дачник другу рад,
А дождь прольёт, скорей грибной породы.
Там, где скотина ходит, царюет шампиньон,
Знаком мне шампиньонный заповедник,
Грибы на сковородке, скворчат со всех сторон,
Всё просто. Здесь не нужен мне советник.
А вот советчик нужен, как крышу починить,
101
И руки твои, сын, нужны в хозяйстве:
Забор поправить, чтобы спокойно было жить.
И жду тебя, сынок, в козлином царстве.
Идёт дорогой парень. Как статью он похож,
Сын, на тебя – и сердце заметалось,
Идёшь, сынок любимый, ты мимо не пройдёшь!
Прошёл сын, но не мой. Одна осталась.
Привыкла уж одна, с недолею смирилась:
Судьбы нет у меня, твоя судьба грустна.
Я знаю, ты – мой сын и ты – Господня милость,
А ты забыл, сынок, что мать дана одна…
Но знаю, час придёт, меня ты вспомнишь, милый,
Так мёртвая лоза лист обретёт в свой час,
Очнёшься, ангел мой, людской иль божьей силой,
И память возвратит тебе мой взгляд и глас.
Лучше поздно, чем никогда…
53
Как живописно стадо сельских коз
На заливных лугах, не в огороде,
Источником поэм и сладких грёз
Оно по травам беззаботно бродит.
Младенческий прелестен вид козлят:
На робких ножках тянутся к козлихам,
Как трогает семейственности лад,
Заботы нежной к малышам трусихам.
Всё стадо, как на взводе, лишь махни! –
И унесётся от любого крика,
Так безобидны! В поле лишь они
Жрут всё подряд: дубы и повилику!
Козлятки грациозно прилегли,
Устали малые пастись на травах,
А с ними старые козлы легли:
Козлятки – в центре, а козлы – чуть справа.
Рога – в полметра грозны от врагов,
Окажут в нужный час сопротивленье,
Не устоит пред натиском рогов
И ни плетень, ни ветхое строенье.
От них спасенья грядкам не найти,
Не все заборы защитят хозяйку.
Козлам знакомы в огород пути,
Хоть схожи они в робости лишь с зайкой.
102
Как живописно стадо сельских коз…
54
Всё – по анютиным по глазкам
Бреду в леса я наугад,
Здесь даль – поэма или сказка,
И всем пленяется мой взгляд.
Смотрю ли в степи заливные
С беспечной чайкою на взлёт,
В леса, закатом духмяные,
Иль в звёздный бесконечный свод.
Ловлю степные ароматы,
Смородины цветущей дух,
Волшбу черёмухи и мяты.,
Где птах пленяет жадный слух.
На Вербное на воскресенье
Весна вернула в степь тепло,
Птах праздничное песнопенье,
Цветенье силу обрело.
Всё – в радость мне, забывшей счастье,
Всё – упоение душе,
И пусть с ветрами мрак ненастья
В петлях умчится виражей.
В сердцах, отмывшихся от грязи
Житейских споров, жалких склок,
Пусть сгинут, как и нет, все врази,
Останется лишь неба клок.
Над древней маленькой избушкой
Клочок – бездонней его нет!
Тем напослед, седой старушке
Утешиться Бог дал совет…
55
Листва раскрылась и дубы оделись,
Был мертвым дуб – роскошней не найти
Теперь другого дерева, и там запели
Пернатые у гнёзд. Птах в май летит.
Пора вам, пташки, возвращаться в рощи,
Степь – зелена и травы – высоки,
И бабочки, и мошки, и попроще
Вся живность вылезла из-под трухи.
Пора приветить воскресенье Пасхи
Немолчным щебетаньем нараспев.
103
А солнце дарит столько нежной ласки,
Что всё забыто на лесной тропе!
Здесь каждый вечер алый диск пылает,
И горизонт закатами горит,
На дальнем хуторе собаки лают,
Сирени буйной аромат парит,
И ночью прилетевшая кукушка
В мир вносит лепту пением своим:
Ну, здравствуй, закадычная подружка,
Теперь о жизни мы поговорим.
Гадалка ты заядлая, и снится,
Как ты мне накукуешь счастья век…
А вот проснёшься, где твои страницы,
Что в книгу жизни ты внесла навек?
И всё ж кукуй мне денно, в поздний вечер
Пустое обещанье, но я жду,
Что сын вернётся и возьмёт за плечи:
Вернулся, мать, на радость ли беду,
Вернулся, мать…
56
Одуванчики в май отцветают.
Мотыльками взлетает их пух,
Но сирень распушилась густая
И цветёт, раскрываясь, за двух.
Отцвели и черёмухи кисти,
И пурпурный тюльпан в май отцвёл.
Глянь, средь ландышевых тёмных листьев
Цвет на срок колокольчик обрёл.
Да, всему свои выданы сроки:
Срок родиться, расцвесть и созреть,
И в конце богом данной дороги,
Не печалясь о том умереть.
Было б лишь на кого дом оставить,
Верно знать, путь осилит твой сын.
Вот тогда и легко жизнь нам славить,
Если даже ты в жизни один…
29.04.2016
104
57
Солнце село, и ветер в округе утих
Тишина, и деревья застыли.
И в закатной дали, словно сладостный стих,
Облака алым светом поплыли.
За нагими ветвями дубов вековых
Жаркой прорезью в тучах сиянье,
И чуть светится алой метёлкой ковыль,
И душа просит нег излиянья.
Нега вечера позднего – мрак и покой
Золотою луной осветляется,
И листок оробевшею слабой рукой
Мелким бисером слов наполняется.
Все стихи – наугад, все стихи – от слезы.
Сердце бьётся в груди покалечено,
И зовут в никуда золотые стези,
Светом ночи с луною привечены…
58
На дороге степной поздно ночью одна,
От дубов придорожных мрак, тени,
Поднимается полная в небе луна.
И в лесу тени, как привиденья.
И уже не одна, а с тенями бреду:
Впереди – моя тень, вместе легче,
Добреду до избёнки и к ней припаду,
И затеплю на кухоньке свечи.
Вот он мой хуторской, мой убогий приют:
На стене, на восток, две иконки.
Здесь столетье российские люди живут.
Хуторская родна нам сторонка.
На крылечке любезничаю я с луной,
На пенёчках закат провожаю,
И горжусь той, ушедшей, советской страной,
И по - русски свой век доживаю.
Плачу горько, молюсь за судьбу сыновей:
Расплодила несчастных Россия.
Мать-берёзка зачахла без родных ветвей,
Мать у Бога за сына просила.
Но ни Бог, ни Россия не в помощь старой.
Не помогут унять злую силу.
И бредёт мать, исплакавшись, поздней порой,
Только тени с ней рядом, не милый…
105
59
В душе нет ни восторга, ни унынья,
Зелёными ветрами свищет лес,
Ждёт холода, и небо полно ливня,
Нависло низко в тяжести завес.
Тяжёлые! Как трудно плыть им в дали.
Но ветры гонят – не родить дождей!
Дни хладные апрельские настали,
Льют аромат сады, степь – ко звезде..
60
Вот и дождалась степного лета,
Ждёт мой хутор, до колен трава,
И земелюшка уже согрета,
Отдождит май, снова тароват.
Поспешит теплынь вслед за прохладой,
Звёзды, тонкорогий месяц чист,
И тальянку пробует бравадой,
Где-то за лесочком гармонист.
Виноградник розовым листочком
Распускается июньским дням,
Одуванчики пушистой строчкой
Вызрели от майского огня.
Разрослась зелёная стихия,
На закате – зелень в изумруд!
Только козы жадные, лихие
Эту роскошь – в наглую грызут,
Да стада, лениво разбредаясь,
В день нагуливают молоко,
И кукушки горько разрыдались:
– Вам не сладко, нам – тож не легко!
Ну а я то? Где весне колдую,
Замираю от красот земных?
Я на хуторе живу в простую:
Травы, солнце, блеск речной волны.
Вот моё счастливое довольство –
Одуванчики, грибочки, лебеда.
В старости нашла спасаться свойство:
Был бы хлебушек, была б вода!
В том и счастье…
61
Затоскую по луне,
Уплыву на хутор,
Затоскую по волне,
106
Поплыву маршрутом.
А когда тоскую я
По тебе, сыночек,
Ту тоску, что, как змея,
Сыщешь – между строчек…
62
Солнышко закатное,
Времечко отрадное,
Тишина безлистая,
Деревце ветвистое.
Тишина, лист пал на земь,
Словно заказал нам всем:
Страсти листом палым
Пусть в душе опанут.
Будет осень в вечерах,
Да и снегу быть пора,
А весны денёчки
Вспомним между строчек.
Душу греть у огонька,
Да перинкой, что мягка,
Станет моя старость.
Всё, что мне осталось.
Солнышко закатное…
107
В челне своих воспоминаний…
1
О, где ты вдохновенье, отзовись!
Вглядись, сияют горы на закате,
А горняя стекающая высь
Вливается в речные перекаты.
Шумит, бурунит горная река,
Красуется надменно хутор Роза,
И жизнь остановилась на века,
И позабыты бедств лихих угрозы.
Счастливый люд курсирует, в парад,
И облака лежат на горных кромках,
И осени златящийся наряд
Резьбою листьев загорелся тонко.
Тончайшей паутиной на ветвях
Закатный луч рисует их узоры,
Не проглядеть сей промельк второпях,
Не отвести задумчивые взоры.
От водных круч взлетают облака,
Рокочут Бзымты яростные битвы.
Здесь вдохновенья лёгкая рука
Рисует горних сумерек молитвы,..
06.11.2015.Хутор Роза. Бзымта
2
Темнеют склоны, наплывает ночь,
Все ниже облака к рычащей речке.
И розовый закат сползает прочь
За кромки черных гор, и месяц – свечкой.
Долина погружается во тьму
До ранних золотых лучей рассвета.
И я спешу к вокзалу потому:
Там свет, там электричка в путь одета.
Ещё лишь полчаса, и яркий хвост
Вагонов заскользит по гладким рельсам,
И машинист, встречая поворот,
Его увидит на картине леса.
В вагоне тёплом ярком я лечу
Из глуби гор, из мрака лент тоннелей
На брег морской по белому лучу,
Им электричка режет сон отелей.
Лишь день в горах, а вся предстала жизнь,
И молодость туристская, и зрелость.
108
Не надо сетовать и плетью укоризн,
Не обвинять загульную за дело.
А старость – вспоминай да расцветай!
Пусть полнится душа вновь молодильно
Свежайшим горним духом, криком стай.
Хоть час – из юности! И вновь – к сединам ссыльно!
06.11.2015.Адлер. Роза Хутор.
3
В челне своих воспоминаний…
Мой ветхий чёлн воспоминаний
Несёт к кавказским берегам
Колхиды, царственных изгнаний,
Стране души, что на века.
В новоафонскую обитель
Влечёт молитвенный разбег,
Абхаз поёт здесь, неба житель,
Краёв, увенчанных в Казбек.
Под солнцем веют пальмы рая,
А в недрах – царствует хаос
Пещер, сравнимый с ада краем,
Что сталактитами порос.
И этот хаос – обитаем,
Туристы толпами бредут
Тропинкой, что, в отвес крутая,
А скалы дики, как редут.
От сумрачности ощущений
И грандиозности пещер
Мир ясно-солнечных свечений
Листвы и волн в душе померк.
Но, слава Богу, на закате
У кромки вздыбленной волны,
Соизмеряя мрака скаты
С сияньем сказочной луны,
Душа опять миротвореньем
Своих просторов и высот
Увлечена, и в вдохновенье
Летит и славит моря свод.
109
В челне своих воспоминаний...
07.11.2015. Новый Афон. Абхазия.
4
Парад принцесс на горной речке,
В шелках и кружевах наряд,
Мечтает девичье сердечко.
Прожить в любви года подряд.
И кружева – ажурней пены,
Иль пенится в бурун поток?
Пусть речка – вечная измена,
Но постоянен крови ток.
Румянцем вспыхнул он на коже
Невесты в кипени шелков…
Венчанье юность их итожит,
В жизнь направляя, без брегов.
Но горный ток, вливаясь в море,
Лишь чуть колышет моря гладь,
А без измены и без ссоры
И счастья в жизни не видать!
Журчит, бурлит в ущелье речка,
Принцессы тропками плывут.
Ах, девочка, уйми сердечко!
Твой милый рядом, речки врут.
Твой милый рядом! С вами счастье!
И ты в его руках верна.
А эти страсти да мордасти,
Лишь пена мыльная одна…
07.11.2015. Новый Афон.
5
Иду знакомою дорожкой,
А рядом – память о весне,
Когда младенческою ножкой
Ты жизнь испробовал вполне.
И победил, чтобы увидеть
Штормов напористый оскал,
И пальм тропические виды,
И храмы божии у скал.
К ногам слетали водопады,
Абхазия – страна души!
Мы ей душою были рады,
Хотя бродили – на гроши.
Лишь бы кусок зубам был мягок!
Лишь бы прибой летел в лицо!
110
Вкус мандарина ярко-сладок,
Хурмы вкус терпок, как винцо.
Всё местного, да и разлива
В бутылки пластиковых доз.
Как были мы с тобой счастливы!
Исчезло ль всё, родной, вопрос?
Дороги разные и злые,
Ломаешь наш родимый дом.
Жену, б – в девичества наплыве,
Не ту, что вертит лишь хвостом.
Не ту, не ту, мой ангел выбрал.
Не с той ему б детей родить.
О чайки – белизна палитры!
О море – горько водам стыть!..
08.11.2015. Новый Афон.
6
И булку, тающую на зубах,
Я ела, сыр, шампанским запивала,
И ветр прибоя холодел в губах,
И туча лебедями проплывала.
Качалось море пенною волной,
Солёный вкус жёг рот, жёг тело.
Над цепью гор, рисованное мелом,
Вставало солнце, и лучи струной
Прорезали волнистое пространство,
И волны туч слились с волной морской.
Здесь цель моих печальных дум и странствий,
Мишень метаний, жалостных бросков.
Утешусь и утишусь, мир – без злого!
Чтоб призраком в тумане до краёв.
Белела чайка светлым нужным словом,
Зависнув над обыденным враньём.
Вот истина – взлёт неба, моря отблеск…
Мне б чайкой оторваться от брегов.
От жизни, где война сердец и воплей
Приверженцев, отступников богов.
Мне б тишину зелёного мерцанья
В накате мерном в берега предел,
И радость медленную слов бряцанья
На лире грустноликой – в том удел!
Обманчивый, изменчивый, туманный,
Удел – неосязаемый исток.
Лишь в нём душа застенчивой нирваной
Искрится, как шампанского глоток…
111
08.11.2015. Новый Афон.
7
Спят ангелы в тени восточных пальм,
И голуби покой их не тревожат.
Я прохожу, их не тревожа тоже,
Печальным оком провожая в даль.
И лишь вдали вновь оглянусь на них.
О где вы, ангелы мои, от Бога?
Вы берегли девчонку-недотрогу,
За что нас с сыном бросили одних?
Беспомощно взираю на разлад,
Что нашу дружбу детскую порушил,
Взамен любви сжигает душу ад
Непримирений, смял покой старущий.
И ангел сына бросил пацана
На волю пьянок и загульных девок,
А я от слёз безудержно пьяна
И от своих страдальческих припевок.
И вот брожу по миру вразногляд
Гражданкой мира – так меня прозвали!
И тычусь в лица взглядом, невпопад,
И отступлю от тех, что не узнали.
Как вечный ангел, снова я одна,
Тот сладко спит, я горестно рыдаю…
Друг с другом не срослись. И чья вина?
Затем у сына и судьба крутая…
10.11.2015. Сочи. Парк Ривьера.
8
Как хорошо есть булку с чаем,
Кормить нахальных воробьёв…
из собственных стихов
Блажен, кто в мире не встречаем
И волен ночь прожить – в ночи,
Блаженно кушать булку с чаем,
А сочинцы, что пермячи,
Гостеприимны и радушны,
Хоть тёплый чай не стоит грош!
Колышет ветер пальмы кружны,
И завязь ягод, словно брошь,
Горит янтарно-золотая
От солнца осени, под высь.
112
Листы берёз, в ночи листая,
Сливаясь, морось сыплет вниз.
И ты, блаженно уставая,
Не сводишь с пены ярой взор,
Когда волны морская стая
Промчится побережьем гор.
А дождик хлещет, море – в шторме!
И ты, промокшая – в ночи
Благословляешь сонм историй,
Что память мысленно строчит.
Блажен, кто в мире не встречаем
И ветра вольного вольней!
Приют находишь, где не чаешь,
И чувствуешь смысл слов сильней…
10.11.2015. Сочи Парк Ривьера.
9
Начало марта, парк азовский,
Синь моря, синь небес внахлёст,
И соловьиные тусовки.
И посвист с трелью, как вопрос.
В приморском парке с колоннадой,
Где воспаривший ангел благ,
Те соловьиные рулады
Венчают вновь приход тепла.
А в скверах над ожившим дёрном
Мелькает жёлтый первоцвет,
И голубок нашёл курортно
Над чашей ангела – насест.
Длиннее тени в парке, море
Темнеет к ночи до утра,
И чайки плещутся в просторе,
И блинчик ложит детвора.
Весенним морем даль колышет.
И светлым облаком повис
Над соснами, от солнца рыжим,
Весенний соловьиный свист.
Над морем небо розовеет,
Ушедши в палевый мираж.
Парк, море, ангел в небе реет,
И первых соловьёв кураж…
Март. 2016. Таганрог.
113
Бабье лето…
1
Ах, ангел мой, скорей на хутор!
Здесь – звёздных высей невода!
Синь фиолетового блюда
Небес, что горняя вода
Течёт в златое бабье лето.
Ах, бабоньки! Кто же не юн?
Господь разжаловал за это
И Еву, что нам – кот Баюн.
Ну, согрешила – все мы грешны! –
Зато познала вкус любви,
Запретным плодом неизбежным
Смутив безмолвие в крови.
Все сказки сказывать горазды:
И птица Сирин, Баюн-кот…
Оправдывать нас будут праздно,
А мы в любви рожаем плод.
А мы и плачем, и хохочем:
О бабье лето, не спеши!
И умоляем звёзды ночи:
Последнюю – наворожи!
И с небосвода искрой счастья
К нам звёздочки весь век летят,
Родные бабоньки, не плачьте
В плену, рождённых наугад!
Младенец – плод любви век жданной
Созрел, кричит от боли, слёз…
Мы, женщины, все – богоданны,
А все младенцы, как вопрос.
Того ли счастья ожидали,
Для нас ссыпался ль звездопад?
Мы женщинами в муках стали,
А слёзы – данность из наград.
И Богоматерь – со слезою!
Любая мать – седа от мук:
Младенцу стать Христом-изгоем
Иль потребителем услуг?
И всё равно за бабьим летом
Бредём в истоме ждущих глаз…
Будь ты, родная, им согрета
Хотя б в последний самый раз.
О бабье лето!..
114
2
Листву златую осыпают рощи,
Резьба листов на всполохах огня.
Жить надо легче, – говорят мне, – проще!
Но жизнь простая, жаль, не для меня.
А у меня всё планы, как не с горки:
Сын выучился, надо бы женить,
И холостые шалости, разборки
Пора бы окончательно забыть.
Найти сейчас подругу, а не девку
Сложнее, чем, пожалуй, умереть!
Женись, пора! – я завела припевку, –
Без внуков мне так горестно стареть.
Взрослеет – и бунтарские порывы
Всё реже, сердцу чаще – благодать,
А жизнь несёт ему за срывом срывы,
И рано мне об отдыхе мечтать.
Но всё же – хутор! Золотой, осенний!
И бабье лето греет мелкий пруд,
В котором – отраженьем купы, тени
Дубрав златых торжественно плывут.
А дале – ночь над розовой каймою
Туманом дышит, трепетно-строга,
И самолётный след – стрелой прямою,
И счастьем наполняется строка.
И пусть не получается жить проще:
Не мне трезвонить радости любви…
Я счастлива, что осыпают рощи
Любовь в сгущённый ток моей крови…
3
С летучей лёгкостью листы спадают
Не наяву, как будто бы во сне,
И заколдованною рыжей стаей,
Сном убаюканные, льнут ко мне.
Ладонь подставлю, и волшебно ляжет
Листок такой беспомощно-родной,
И никакая сила не обяжет
Его вернуться к ветке колготной.
Вот так и ты с приветного гнездовья
Листком опавшим и влеком судьбой
Седую мать покинул, как бездомный,
И следа не оставил за собой.
Покинул дом, что мать хранила годы,
И мечешься в чужих руках, углах,
115
Отверг все материнские заботы,
И я одна кукую у стола.
У кукол твоих стареньких холодных
Искать дано прибежище любви.
Что может быть душе больней и злобней,
Когда забыт извечный зов крови?
Синдром покинутых детьми гнездовий
Засел осадою в дому, как враг.
И ни замужней долей и ни вдовьей
Судьбы не отыскать теперь никак.
Лишь одиночеству душа подвластна,
Но я твержу во сне и наяву,
Что всё-таки судьбина-жизнь прекрасна!
Пусть даже в боли горькой, но – живу!
13.10.2014
4
А всё же в Крым хочу, на море,
Я там была, когда была млада:
Ярился шторм волной в напоре,
И с неба падала на нас звезда.
И я в предощущенье счастья
Всё вопрошала: в чём сей жизни смысл?
Девчонка, голубиной масти,
А ты орешки в это время грыз.
На выданье невест свозили
В Москву в допушкинские времена,
Крым, Сочи юностью сквозили,
Умом и честью, что дала страна.
Юг – счастье на три дня и ночи,
Но клятвой южной жизнь не дорожит…
Светились звёзды неба в очи,
В нем чайка голосисто век кружит…
Всё ж в Крым – там звёзды одиозней,
И небо – бесконечней и синей!
А юности златые козни
Так хочет видеть счастьем старость дней…
5
Зачем мне Крым? Здесь жарит бабье лето.
И паутинки радостно летят,
Проснулась живность, солнышком согрета,
Оса жужжит, и мушки колготят.
И даже комары вдруг загудели,
А. ведь, октябрь сползает к ноябрю.
116
На севере метели засвистели,
А хуторок снег отдал декабрю.
Нет моря южного? Синеет небо,
И облака волнами – в горизонт!
А старики – подхрамоваты, слепы
Пред солнышком всё ж держат свой фасон.
На дачах – блузки, шортики и шляпки,
Здесь бабье лето греет в свой разгар.
Да вместо кед на босу ногу – тапки,
И кайф – ловить разгарчивый загар.
Какая радость старым нищебродам:
Ура! Не нужен Крым! Свой – на местах!
И в наслажденье местному народу –
Благодаренье Богу на устах.
Зачем мне Крым?..
6
Легко под солнышком сидеть,
И ветер нежит плечики,
Я ухитрилась загореть,
И солнце ножки лечит мне.
Октябрьский ласковый загар,
С ним доживу до вёсен я.
И хорошеет мал и стар
В денёчках этой просини.
А где-то снежные ветра:
Здесь паутинка светится!
То бабьей осени игра
Спешит к душе отметиться.
Пора последних дней любви,
Не хочет тело стариться.
Любовь! Зови иль не зови,
Но сердце в ней одарится.
И старое – зовёт любовь
Под маскою внимания,
Хоть в сердце – сбой и снова – сбой,
И нет любви признания.
Ну что ж, и дружба хороша,
Когда свиданья нежные…
Поёт соловушкой душа
117
Несбыточно, по-прежнему,
Поёт о тихих, ясных днях,
Согретых светлой ласкою.
Сижу седая у плетня,
Свет воспевая сказкою.
В той сказке свет мне и привет,
И ласковая волюшка.
В ней я нашла простой ответ:
Любовь моя – свет-полюшко.
Мне травы застят белый свет,
Нежнее нет и ласковей!
В лесах спасением от бед –
Деревья мне подпасками.
Пасут судьбу мою от лет
Младенческих до старости,
И каждый листик – мне привет
И бережёт от ярости.
Нет ненависти потому,
Любовью мы привитые.
В вселенском я живу дому,
Мне всё – подвластной свитою.
Все реки бег ко мне струят,
Все птицы радость кличут мне,
И огнемётный звездопад
Пульсирует в полночном сне.
Луна, прекрасней всех рабынь,
Мне освещает полночи,
И солнце – Божье! – из святынь –
Тепла святые помочи.
Пора последних дней любви…
2015.
7
Очередное бабье лето!
Вновь осень балует теплом.
Октябрь, сижу я, не одета
Под солнцем ярким, как табло.
Потоки бархатного света
118
Не выжигают, а бодрят,
И паутинок тьма, как мета,
Тому, что будет дачник рад.
Закончены труды, гуляет
В лесах и нивах дачный люд:
Рыбачки удочкой играют,
А рыбаки улов несут.
Да сплюнь три раза, на удачу,
Если похвалишь тот улов!
Рыбалка, как подспорье к даче:
Несёт десятка два голов!
И я в тетрадку собираю
Златых деньков златой закат.
Здесь каждая тропинка – к раю,
Хоть выбирай, хоть наугад!..
8
Как осени душа созвучна:
Трепещет лист, трепещет взгляд.
Как увяданье благозвучно,
Как ярок рощи листопад!
Не унывай, что холодает:
Под звездопад светлее даль,
Теплом октябрь друзей встречает.
Ноябрь, декабрь, январь, февраль –
Все четверо и полютуют,
Морозом, снегом запуржат…
А осень бабочек – святую! –
Пусть нежит листо-звездопад.
И кружит сердце вдохновеньем,
Октябрьским ветерком тепла.
Мне, рыжей, – осень награжденьем
От золотых щедрот дала.
И есть ли старость, если бьётся
Душа, что вечно молода?
Срок лет лишь плоти достаётся,
Душа же – девочка всегда!
И удивляется, и верит
Всем напастям и злу назло…
Моей души нетленный берег
Мне – и страданье, и оплот
Всему счастливому, святому,
Что жизнь даёт нам иногда,
А мы несём от дома к дому
Свет его вечный навсегда!..
119
9
Октябрьское бабье лето:
Жара жжёт за двадцать пять!
Хоть песенки птичьи спеты,
Земле зеленеть опять.
Блестит незатейливой травкой,
Летят паутинки в лесах,
Попрятались змеи, и в прятки
Играет шальная оса.
То выползет из укрытий,
То заползает в них вспять.
Жара! Что за сбой событий?
Не может, увы, понять.
Но чует, что дело плохо:
Земля – безвидна, пуста.
И замирает дурёха
На меди златой листа.
И я в тепле замираю,
Мне благостно напослед:
Мороз ждёт декада вторая,
О нём сообщил сосед
По старым своим приметам,
А, может, прогноз узнал…
Расщедрилось бабье лето,
Чтоб ветер добро познал.
На этом празднике божьем
Златого блеска дерев
И я напоследок тоже
Добрею, как не добреть!?.
2015.
120
Назад в будущее
1
Такое ощущенье – молодею,
И чувство, что любить ещё могу.
На хуторе, как в царстве Берендея,
Снегурочкою таю на бегу.
Жара опять разведрилась под сорок,
А мне – под семьдесят девичьих лет,
Шучу, но девичий влюблённый морок
Всё до седых волос венчает свет.
И в нём – мир юн, как в первый день творенья,
И всё в нём – зов таинственных личин,
И суть любая – в пересотворенье
Из множества непознанных причин.
А что узнал, опять под флёром тайны:
Первопричину разум ль сотворил?
Миров, разгневанных в тщете, титаны
Рассеяли здесь свой остаток сил?
И для чего? Ужель для человека?
Венец творенья он или изгой?
Он лишь один – трагический от века,
А прочий мир – счастливый и нагой.
Лишь человек тщеславные одежды
Возвёл в обычай на престолах стад,
Где каждый первый – раб или невежда,
Но мнит в себе достоинств властный ряд.
И не ищи в нём счастья и свободы,
Поработила мысль, царит обман!
А племена? А нации? Народы? –
Под вечным страхом глада и ярма!..
2
Где-то пьют и где-то мрут
Хуторские парни,
Вся Расея – ликом тут
В опохмел угарный.
Облик нищенски убог
Хуторских избёнок,
Раскрещенье всех дорог
Понял и ребёнок:
Выучился, хоть куда –
Ни ногой – на хутор!
Здесь воркует беднота –
Социальный мусор.
121
А наедут на денёк
Попроведать нищих,
Да наезды те – не в прок,
Только слёзы лишни.
Да и город не в прокорм:
Так! Концы – с концами!
И зимой везёт паром
Свидеться с отцами.
Умерла деревня здесь,
Где колхозом жили.
Дачник пробует осесть
В пенсионный вылет.
Пенсионный рубль пока
Кормит и лелеет
Захудало старика,
Коль не околеет…
3
Царь – раб. И что не говори:
Народ – владелец повсеместно.
Хоть он – то ж раб земли поместно,
Земля – кормилец исстари!
Вся разница меж них в одном:
Всяк – кормится своим трудом!
А у царей – дурная слава,
Вся честь – народу и по праву!
И все грешат, хоть в Бога верят,
Грехи их вечность соразмерит,
Господь сравняет на гробах
Раба – народ, царя – раба.
Ну а земля – всегда вольна
И новорожденно-сильна:
Цивилизации и боги
Идут проторенной дорогой
И копят опыт поколений
В цепи веков, роды – в них звенья.
Библейский род ту цепь венчает,
И жизнь земли тем не кончает!
Останется лишь пара – вновь
Народу даст расплод любовь.
Так без конца и без начала
Народ и царь на ней – причалом
Вожак и стадо – исстари!
Рабы мы, что не говори!
122
4
Определяет смысл прожитых лет
Детство и старость пограничной вехой.
Детство – создатель всех твоих побед,
А старость – устранитель злой помехи.
А если детство – вечная борьба
За своё место под своей звездою,
И жизнь гудит, как бедственный набат?..
Всё старость завершит слезой святою.
Нет примиренья с тем, что рушит смысл
Любви, которой нас сосцы питали,
Семейственности и защиты мысль,
Чтоб мы покорствовать врагу не стали.
Завет – любовь дана нам, а не секс,
Завет супружества, не блудных браков…
Единственный, нам Богом данный, век,
Завет – прожить в достоинстве, без страхов.
Смиряется со злом лишь вечный раб,
А с блудом тот, кто сам в душе развратник,
И зло царит над теми, кто стал слаб…
Дай, Господи, сынам победы ратной!
Крест – за добро и чистоту сердец!
За честь и совесть ратует родитель…
Народ – не стадо глупое овец,
Заветов он вершитель и хранитель…
5
Арки, купола и небо
В облаках и синеве,
И просящий корки хлеба
На согревшейся траве,
А над ним собор багряный,
В небе ласточки свистят,
И пред утренею – рано
Звоны радостно гудят.
Обретенье благодати
Сохрани на долгий день!
А молитвы черной братьи
Всё кругами по воде.
Плещется в волнах российских
Эта горькая мольба
От Керчи и до Балтийска,
Чтоб управилась судьба,
Чтобы войны завершились,
В мире воцарился мир…
123
Чем мы больше согрешили?
Тем, что нищие до дыр?
Что величественней далей
В целом свете не найти?
Или мы мечтать устали,
Перебрав, как грех, пути?
Плох был мир от коммунизма?
Демократией – то ж плох?
Виноваты мы иль …измы,
Коль в душе обрёлся лох!
И дурят народ пройдохи,
Обобрать народ – дельцы!
Ждут, когда Россия сдохнет.
Где вы, счастья кузнецы?
Мы – кузнецы и дух наш молод.
Куём мы счастия ключи…Где?..
2016 г.
6
Когда душе не прирасти к чужому,
И в крик родная – плачет вдалеке,
Я возвращаюсь к хуторскому дому
С одной котомкой шагом налегке.
Хоть нет на хуторе в еде изыска:
Всё – крупы с бабочкой седой, что моль,
Моей судьбы завышенная риска
Здесь ниже плинтуса, а я лишь голь,
Но только здесь я счастлива безмерно.
И каши с дымом, всё – теперь мне всласть!
Живу безвидно, скромно и примерно,
А сердце греет счастья благодать.
И мне, уставшей от борьбы, заботы,
Дано бессрочно в день и ночь уйти,
И данность дня, размытую работой,
Безмернее нигде мне не найти.
За солнышком тянусь, подсолнух словно,
И в сердце зреет ласковый канон,
Что благодарностью наполнил лоно
За век, что стал началом всех времён.
Судьба дала прожить в святой коммуне,
В той, о которой грезили века,
Поэты пели, облекая в струны.
В НЕЙ жили мы – не в райских облаках…
124
7
Смотри, вечерняя заря, как роза,
Осенней багряницей на кустах
В предвестие ноябрьского мороза,
В предчувствие румянца на устах,
Когда заполыхают жарко щёки
У юных, чья так пламенна душа,
А старики находят в том истоки
Чувств, щедрых-юношески, без гроша.
Былая безгрошовая природа
Была так милосердно-высока,
Что у модернового народа
К ней даже не потянется рука!
Что слёзы лить по дням, что потеряли,
Не оценив их божеский уклад.
К нам жвачкой демократии скрижали
Прилипли, хоть отмыться был бы рад!
И каждый руки в этом умывает,
И отвергает в том свою вину.
И лишь душа покаянно взывает,
Что проиграла Злу – Добра войну,
Хоть от добра, увы, добра не ищут…
И что взамен? Война, одна война,
Где злые словеса и пули свищут,
А ПРАВДА
и была,
и есть одна!
Основа мира и благополучья –
Содружество народов и сердец!
И то по-христиански, право, лучше,
Чем, когда люд сгоняют, как овец,
И братья, нашпигованные злобой,
Расстреливают дружество в упор…
Легко начать войну друзей до гроба,
Чем смыть братоубийственный позор.
Державная российская граница
Народным интересам вопреки
Кликушествует в воплях заграницы,
Что русский люд – враги и дураки.
Война карманы жирно набивает:
Кому война, кому же мать родна,
А в дураках – люд бедный оставляет,
В том ПРАВДА
и была,
и есть одна!.. 2015 г.
125
8
Вот и пою судьбу свою
Любовью разлинеенной,
А жизнь, со смертью на краю,
Одной душе – доверена.
И пусть душа, едва дыша,
С трудом с судьбой справляется,
Но, видно, тем и хороша,
Что с радостью в ней мается…
9
Неужель только плотское чувство – всесилье,
Неужели духовному – трудно взрасти?
Мы росли на духовном – в Советской России,
В сей России духовность в церквах не найти!
Мы взрастали и не ангелы, и не черти,
Божий образ без Бога заложен был в нас,
Поколенье советское и после смерти
Будет светлым, святым и без райских прикрас.
Если есть рай небесный в межзвёздной Вселенной,
Сам Господь светлых старцев к себе уведёт,
Чтобы рай по-советски, самозабвенно,
Как коммуну Христову построил народ.
На земле оплошали по воле беспутных,
Так в раю коммунизм братья всех создадут,
Коммунисты добра и в аду не подсудны,
И народы, измаявшись, в братство придут.
Я по схеме простой этот рай возводила,
Если ад – темень зла, рай же – светоч добра.
И заложена в мире привольная сила,
То – духовность коммун, а не плоти ребра.
Если плоть – от ребра, Божий дух – от коммуны.
Поразмысли, лишь призрак коммуны – Завет,
Лишь советские, а не франки и гунны
До скончания дней обретут Божий свет!..
10
Да испокон веков здесь конопля –
В соседстве с хризантемою Востока!
Родна татарнику тибетская земля,
А конопле – восточная дорога
Китаец желтолицый и монгол
В какие веки их занёс с ордою,
Татарник алой розою расцвёл
126
На козьих перепутьях к водопою.
Здесь на просторах вольных табуны
По кровному пристрастию селились,
Теперь два-три жеребчика видны,
И те из-под присмотра отпросились.
Ушла пшеница, вольная трава
Рассеялась, чтоб степь не выгорала,
Созданья божьи ведают права,
Правы, коль пахарь позабыл орала.
Зелёных трав волнуются моря,
Волною плещут травяных прибоев,
Бреду босой, ведь, что не говоря,
Нам сладок миг, побыть с самим собою
Вдали от злых семейственных невзгод.
Как в первый день и час от сотворенья,
Следить, плодится всякий божий род,
И не торопит взгляд любви владенья,
Где каждый мил друг другу и хорош…
А если нет, хорош лишь для потомства.
Где нет любви, идёт игра в грабёж,
И каждый занят лишь воспроизводством.
Заботится, питая молоком,
А дальше – скатертью ему дорога.
Лишь стадо человечье испокон
Глумится над собой, взывая к Богу,
Чтоб разобраться кто, где виноват…
Ну а просторы вольные пустуют,
А города – нелепый зоосад,
Где от безделья особи бунтуют.
О Господи, да рассели ты их!
Пусть каждый от трудов берёт кормленье,
И каждый пашет пусть за двух-троих,
Тогда не станет перенаселенья!
Вот разогнать б по пашням города,
Где воровство цветёт злосчастным цветом,
И станет мир республикой труда,
127
И Бог благословит его за это!
Земля огромна, всем она воздаст!
А вырожденье? Что – то? Was ist das?..
2014 г.
11
Веленьем Божьего креста…
Дорога к сельскому труду
Зажжёт здоровья нам звезду.
Свой урожай, свой добрый скот,
Пусть благоденствует народ!
Откат назад – вперёд шаг, в будущее.
Вновь к травам! Сыт, здоров, хоть в рубище!
И счастлив каждым божьим днём,
О вырожденье – не речём.
Даёшь колхозы – по местам
Веленьем Божьего креста!..
12
Убожество домов и улиц,
Раздетых южною зимой,
Домишки, как стрехи для куриц,
Не для владельцев – трудовой.
Всю жизнь работали, не пили,
А не построили дворцов.
Теперь об этом позабыли,
Есть, слава Богу, кров отцов!
Советский люд здесь доживает,
О днях поруганных грустит,
И память юная, живая
Здесь внуков горестно растит:
«Нет, не помощники, – горюет, –
Не могут хлебушка добыть,
По чести пашут, не воруют,
Как бедолагам дальше быть?
И трудовой не запасались,
Без стажа жертвуя свой труд,
С голодной старостью остались…»
Демжертвы доживают тут
В убожестве…
2015 г.
128
13
Вновь озеро залило полподворья,
И я живу у синих пришлых вод,
Трава густая до колен на взгорье,
Ну а в ложбинке плещет небосвод.
Волна зеркально небо отразила,
В нём облака плывут и солнца блеск,
И радости немереная сила,
И торжества венчающий бурлеск!
Весна-княгиня властвует над степью,
Ещё ей май – просторы величать,
А людям травное великолепье,
Счастливо улыбаясь, привечать.
Шелковое – запутаются ноги!
Высокое – взметнулось до колен!
В апрель весенние колдуют боги,
А человек отдался в сладкий плен.
О травы! О степные! Под дубами!
Под роскошью раскрыта мать-земля!
Ей волноваться б радостно хлебами!
Безвременьем – пуста, пусты поля…
Волнуется, но…травами густыми…
О, сколько ждать ей полевых работ,
Когда закатами, в ночь золотыми,
Люд отдохнёт от трудовых забот?
Хозяина нет! Огород да дача
Поддерживают наш российский люд,
Да краткая работа к ним в придачу,
На приработки силы все идут!
Колхозные поля трава укрыла,
И не хлеба, а зреют сорняки.
Сейчас сорняк – владетельная сила,
А человек при ней, как без руки.
Одна лишь польза: отдыхает долго
Земля и копит силушку для жатв.
Дождётся ли стареющая Волга
Хлебов обильных и хозяйских братств?
Колхозов новых, что с землёй дружны,
И русскому народу – так нужны
Для мощи государства!..
28.04.2016.
14
Что стара задумалась, что унывать?
Иль тебе не в радость век разбойный?
129
Матери судьбою велено страдать,
И в замирье дети, как на войнах.
Бьются у хозяев свой недолгий век,
Не остановить, не измениться…
Не изменишь разом русла быстрых рек,
Терпишь! Как-то всё должно сложиться,
Не спиваться смолоду, не умирать!
Не затем рожали мы детишек!
Где же она, правда? Правдушка нам – мать!
Иль она осталась только в книжках?
За святую правду мы всегда горой,
Не найти её нам у богатых!
О Господь всеблагий, правду нам открой:
Сколько бед положено на брата?
Люд советский знает, правду, где искать.
Лишь в раю советском ту отыщем:
Кровные Советы – нам отец и мать,
Только на земле! И нигде выше!!!
10.05.2016.
15
Пророка нет в Отечестве своём,
Об этом часто говорим и пишем,
Хоть по соседству рядом с ним живём
В упор, не видим мы его, не слышим,
А он наивно свой внушает дар,
Взывает к совести твоей, рассудку,
Но совесть – залежавшийся товар,
Расхожим – не сочтёшь ни на минутку.
И прожил век мечтатель-дуралей,
Безропотно взывая к прихожанам,
И о мечте – звезде своих полей
Под саваном вздыхает, как ни странно.
Найдёт ль в раю искомую звезду?
Нужны ль пророки в этих райских кущах?
Остался сам с собой, как на посту,
Взывая к совести, к бесплотным душам.
Пророк – в загоне в мире и в раю,
Везде ему, безгрешному, несладко…
В законе вором быть, не утаю
И безопасней, и сытней – в прикладку.
Пророка нет в Отечестве своём…
24.07.2015
130
16
– Да, я вам буду благодарна,
Прости, Господь, вам и спаси…
Высиживаю грош базарный,
Как все старухи на Руси.
Мечтают старые на Пасху
Застолье смачное накрыть
И одарить всласть божьей лаской
И душу настежь всем открыть.
Пред каждым умершим – открыта,
А пред живущим – на замке.
Какие люди – здесь зарыты,
Какие люди зрят в тоске!
Лежит златое поколенье,
Родившее златой Союз.
Не по господнему ль веленью
Империи ковался груз,
Как якорь, что спасёт в невзгоду
Корабль, нашедший бухты гладь?
И честь советскому народу,
Что дружба стала в благодать!
Та благодать сродни заветам:
– Друг другу ты и друг , и брат.
В раю – погибшие за это,
И каждый умерший – здесь свят!
– Да, я вам буду благодарна,
Прости, Господь, вам и спаси!
Высиживаю грош базарный
Я у кладбищенской стези…
2016.Волгоград.
17
Махровые маки с разрытой могилы,
С звездой обелиски, свезли в металлом.
Кладбищенский сторож трудился не хило:
Оградки, кресты – на увоз и на слом!
И нет произволу ни божьих запретов,
И нет – состраданья людского земле…
131
Не мирен прах дедов, свезли безответных,
И новая плоть предана тут на тлен.
Изъятые кости трясутся средь хлама
До первого рва, где покой обретут…
Над свежей могилой чванливая дама
Рыдает, забыв: здесь был чей-то приют.
Священна душа, плоть тем боле достойна
Стать прахом и скверны людской избежать.
Пока я жива, мать почиет пристойно,
Умру, кто могилку придёт охранять?
Могильный приют стал орудьем наживы
Безбожных хозяев кладбищенских почв!
Спи, мамочка, мирно, пока с сыном живы,
Не станет нас, свидимся в райскую ночь!
И ангел не свяжет мошенникам руки,
Что прах разрывают – для свежих могил.
О Господи, и после смерти на муки
Ты бренное тело, как в ад, допустил.
И мечется душенька в поисках тела,
В тот день воскрешенья из судных песков,
Хоть всё отдала, что умела, имела,
Но здесь обрела не покой, а врагов.
Махровые маки…
2016.Волгоград.
18
Памяти советских поколений…
Птенцы советского гнезда…
Одни – по миру разлетелись,
И в техногенных городах
И обрелись, и поседели.
Другие – в облачную даль
От грешных, но любимых тропок
Давно летят, и взгляд их робок,
Иных миров следят печаль.
И на зарёванной земле,
И в высоте, прогоркло-дымной,
Их след, прозрачно -паутинный,
132
Всё тянется к теплу полей.
Ворвались стаи те в зенит?
Да полно! И гнедовья ль были?
Слагает мир, как сказки, были
О тех птенцах, кто не забыт.
Не всех в свод памяти внесли
Неблагодарные потомки…
Что имена? То – лишь обломки
Великих душ детей земли!
Советским небом под звездой,
В советских отческих просторах
Парили, и не вам – укором! –
Высь божьей истины простой.
Вы знали радость взлёта крыл,
И трудовых мозолей тяжесть…
Пусть вечной – память с вами ляжет
В земле российской – до поры!..
Птенцы советского гнезда!!!
2015 г.
19
Чтоб началась РАБОТА…
Принять?! Не в силах изменить
Блуд, пьянство и бесстыдство?
Мечты добра похоронить
Под камнем остракизма?
Печать добра советских лет,
Светлее чаш Грааля,
Затёрта, спрятана – для бед,
Что всех уже достали.
Влачит страна ярмо войны,
Хлеб стал дороже вдвое.
И гибнут русские сыны
На зарубежных войнах.
Не злой войной, своим трудом
Хлеб предки добывали!
Где труд? Оставлен – на потом?
Чтоб землю забывали?
133
Сошли мозоли от трудов,
Забыли землю руки,
На мозгоплюйстве – пьёт по сто
Трудяга, ради скуки.
В говне Россия по хребет –
Детей рожает монстров!–
Не разгрести его сто лет,
Князья в сплошной коросте.
Рабочих мест нет, нет семей,
Спиваются мальчишки…
А ты не плачь, а ты не смей!!!
Нет дел, одни делишки:
Как облошить, как обобрать?
Вот – главная забота!
Бездельная лютует рать.
Содрать живьём – охота.
Базар и ярмарка страна.
Награбленным торгует.
О будущности пацана
Не думает, пасует.
Детей растим мы для войны
Семейной и гражданской?
Не ведаем в себе вины,
Так как растим для братства!!!
Всё лучшее им отдаём,
Свою любовь и силу,
Детей мы отдаём в заём
Величеству России!
Чтобы вернула Русь сполна
Советскую заботу.
Чтобы окончилась война,
И началась РАБОТА!!!!
2016.
20
Ни глаз отвести, ни души не отторгнуть,
Душа и леса единенья полны,
134
Кукушки исчезли, остались лишь мокнуть
Синички да дятлы на древке сосны.
Ссыпает листы рощ златых поднебесье,
Под стать им синичий опасливый вспорх,
И солнце октябрьскою радостной вестью
Зовёт по грибы, по шиповник в упор.
Пора запасаться на зиму настала,
Пора погреба дополна засыпать,
Чтобы зима испытаньем не стала,
Всего на столе было в зимушку всласть.
Вкуснее еды нет домашней картошки,
Грибочки к картошке, капусты печать.
И жили всерьёз встарь мы, не понарошку,
Умели себя на земле величать!
Ядрёное, русское – всё от навоза!
Здоровьем упитана живность в хлевах,
Не химикалиями от спецпривоза.
Сегодня народу: что есть – наплевать,
Набить бы, чем попадя, злую утробу:
Колбасами трупными, генным дерьмом…
И травят детей, а скажи-ка, попробуй!
Задохнется ген в поколенье седьмом…
А может и раньше: страна наплодила
Уродов, дебилов, тупых даунят…
Родная земелюшка их не родила,
Всё больше – здоровых да крепких ребят!
Советские бабушки ждут, не надеясь,
Что внуков здоровых невестка родит.
Больным сожалея, по жизни радеют
И милосердье несут, как кредит.
С болящими возятся, пенсии ради,
И знают: умрут – внуков жалких в дурдом.
Вся жизнь пролетит в шутовском маскараде:
Больница, психдом, интернаты, детдом.
Еда! Что едим, тем дано становиться!
Здоровая пища – здоровый геном!
Пора, люди добрые, остановиться,
Не лезть в генный вырод нам всем недуром.
Пора запасаться своим огородным,
Коль ждёте здоровья от детушек родных…
135
Далью Подмосковья…
1
Морось снежная, дорога,
Рельсы мчатся в синий лес,
Ждёт ль подружка на пороге.
Знать не зная, что я здесь?
Что я к детству снова еду,
К юности, как в храм земной,
Вспоминать свои обеты,
Как прошли те стороной.
Семьи, дети, лихолетье,
Труд – на выдох и на вдох
Гнал по жизни горькой плетью!
Не умрёшь – не выдаст Бог!
Божий век прогнали вдосталь –
Ждём подарка от судьбы! –
И бегут навстречу вёрсты
В телеграфные столбы.
Ждёшь? Не ждёшь! Тоски не знали.
Знать не знаешь: еду я!
Сколько зим и лет прогнали:
Похоронена семья…
Дай, Господь, судьбы сыночкам,
Им, кровинушкам родным,
Лишь бы строчки, а не точки
Сложили в суму сыны,
Лишь бы жизнь – добром богата,
И дороги – в меру сил!
Кинула судьба им картой,
Выигрышным стал б посыл.
Лишь бы внуков народили,
Подняли к куску хлебов!
Чтобы нас за всё простили,
За удел жить – без трудов.
Морось снежная…
2015. Москва.
2
Подруге Людмиле Фадеевой
Хочется нам в старости лишь радости:
Жизнь слезами вымыла до скрипа!
Хоть немножечко, хоть малости.
Дай нам радости, довольно хрипа!
136
Дай привета, детской дружбой верного.
Помнишь, жизнь студенческую, детка?
Как за партой, вплоть до курса первого,
Жили два воробышка на ветке.
Я – без мамы, ты – на койке без дому:
Мамы вдалеке хлеб добывали,
И пожалуй, только лишь поэтому
Мы друг друга в детстве понимали.
Помнишь, путь в деревню по-над Камою
В дальнюю деревню к твоей маме?
Сельски-хлебосольную незнамую
Жизнь узнала я под облаками.
Берег крут, на запад солнце катится,
Мошкара роится над плечами.
Два воробышка в весенних платьицах
Прилетели в дали к твоей маме.
Век прошёл, всего-то в жизни видано!
И морей, и стран в раздольном свете,
Только память ту дорогу к веданью
Первым странствием своим отметит.
Помнишь, вечера да по-над Камою,
Игры детские и в юность – звёзды?..
Жизнь проста нам с молодыми мамами,
Только с ними сладостны нам вёрсты.
Помнишь?..
3
Из Подмосковья сыну…
Прихорошилось Подмосковье,
Снегом запушило дерева,
Стаявшее снежное зимовье
Снова в белых снежных кружевах.
Запушило землю, крыши, дали.
На полянах травный сухостой,
Буйных веток чёрные скрижали
В прорись обметало белизной.
Март уходит, снег давно растаял,
А сегодня тропами к Москве
Шёл снежок повально, не местами,
Ягодой застрял в сухой листве.
137
Наша дружба на апрель похожа:
То цветёт, а то засыпет след,
Переждём снег, ангел мой хороший,
В оттепель забудем холод бед.
И под снегом, и в ветрах холодных
Нашу дружбу, милый, сбережём.
А обиды, чаю приворотно,
Вновь простим друг другу под крестом.
Господь простит, коль сам прощаешь…
4
На семидесятом – я в Москве.
Москве чужой и не советской:
Без взглядов, бывших мне в родстве.
Чужие – на тусовках светских.
И лишь в метро случайный взгляд
Откликнется мне грустным эхом
Лиц светлых, чей святой парад,
Оставлен нам, как бы для смеха.
И душит горький смех меня,
И слёзы льются о прошедшем
России – и не обвинят! –
Счастливой сказкою отцветшей.
Метро – советский пантеон
Оставлен, как напоминанье,
Здесь дух свободы сохранён,
Что избежал дельцов закланья…
2015 г.
5
Столетье минуло, чтоб станция метро
Под именем Октябрьской революции
Скульптурным пантеоном – стиль ретро
Взнеслась, как светоч душ и конституции.
Страна мечтателей, строителей души
Предстала в безыскусных композициях,
Где ясен взгляд, и лик мечту вершит …
Державы храмом стала экспозиция.
Советский век, народ величится трудом.
Все счастливы надеждою о будущем:
Сидят земные боги в равенстве святом
На вековом параде в скромном рубище.
138
Сияют: тёртым лоском, медным локотком,
Коленкой женской, мордою собачьей –
На счастье – в веке этом, как и веке том
Богов касается прохожий – на удачу!
Загаданное ждёт его наверняка!
Ведь не Христа ему молить о счастье?
Он молит тех, чья не предаст в беде рука,
Своих отцов, дедов и бабушек – и значит,
Не прервалась ещё в России нить родства,
Когда все предки – в роли божества!!!
2015 .Москва. Станция метро «Площадь Революции».
139
Поэтическая арена…
1
Памяти Сергея Васильева
Я счастлива, что знаю вас в лицо,
Мои любимые навек поэты,
Хоть вы порой наглее подлецов,
Коварней душегубов всех, отпетых.
Я счастлива, что ваш, читая стих,
Я планку своего – подъемлю выше.
Мавродиев, Васильев, кто из них
Талантливей в стихах своих и чище?
В стихах – пророки все и мудрецы
И праведною нежностью сочатся.
Я верю вам, и вирш златых столбцы
Доверчиво сочту за взлёт абзаца.
И забываю – помнить-то зачем? –
О раздвоенье душ, морфем словесных…
О, счастье! Вот о том все и речем:
И гений – в славе, гений неизвестный,
И просто душу зрящий рифмоплёт
До зряшной славы в общем не охочий,
Ведь и над ним сверкает счастья свод,
Ведь и его проплаканы все очи.
О, счастье – генератор наших дум!
О, горе – двигатель поспешных мыслей!
Блистательный пиит и тугодум
Несут стих родником на коромысле.
Звенит душа, звенит в ушах разброд
И в счастье, и в тоске неутомимо,
Остановить б их у забвенья вод,
Но утекают те неумолимо.
И точкою в конце, не запятой
Путь всех надежд однажды обозначат…
А у стихов удел всегда простой:
Лишь помнить о тебе и не иначе…
2
Живут, друг друга терпят, как тоску,
Где каждый проглядел свою судьбину.
Токуют день тетёркой на току
Всё о любви и как прожить годину.
А вдруг нечаянно и полыхнёт,
Где, отродясь, в душе любовь не тлела?
И каждый, замиряясь с тем, вздохнёт:
140
Сближает быт, писательское дело,
Да страх остаться вовсе на юру,
Где пальцем ткнут и брошенкой означат,
А, значит, лямку тащат ко двору:
Всё вместе безопасней, не иначе!
Да старость злая шастает в дому:
Хворобы, непрестанные болячки…
Перемогись в замирье потому,
Нет ничего жальчее старой клячи!
А смерть сравняет и любовь, и гнев,
И там, где отчуждение царило,
Легендой вдруг займется, как в огне,
Любви придуманной живая сила…
2014 г.
3
В избушке хуторской живёт мороз,
А я приехала декабрь приветить.
Но солнце вспыхнуло, и пара ос
Окошко стала обреченно метить.
Они – сглупа, а я – от удальства
В замерзший дом на пару дней примчалась
По зову генов дедовских, родства
Краёв степных, угорского начала.
Ах, Боже мой, каких кровей душа!
Не отрекись от украинских тоже!
Угорско-финской крови не дороже
Со взглядом и обличьем латыша.
Культур иных журчащие пласты
Она сосцами матери почтила,
Хоть до Украйны и не две версты,
Хоть чистопольская земля взрастила.
Всё в русском слове всласть переплелось
Души, изменчивой от генов разных,
И угров, и хохлов карпатских злость,
И доброта от русских песен красных.
Культур мирами полнится она,
Жизнь принимая, на волне инстинктов,
И потому избушка мне дана
Для мысли поэтических визитов…
2015 г.
4
Поклонилась земле и полынь сорвала
Горько-пряную поседевшую,
141
Неказисто глядит – от жары мал-мала,
Лето яростное претерпевшую.
Век живи, век учись – проще истины нет!
И ломало, и мяло сердешную.
Хоть и горится куст, но несёт свой завет,
Выживает, как я в ночь кромешную.
Так и сердце седое противится злу:
Прожила – от людей зла не ведала,
А теперь за хвалу обрела я хулу,
Заплевали, загадили светлую.
Но полынь, да и сердце загадить нельзя:
Отряхнулась и вновь заневестилась,
Только в горечь полыни скатилась слеза
И седой кисеёй занавесилась.
Как не мни ты полынь, только слаще струит
Аромат, свежим сном обнимающий,
Так и нищий поэт над хулой воспарит,
Потому, как поэт понимающий
Зависть мелкую, душ хоровод заказной…
Как всё низко, как пошло, как мерзостно!
И осталась я в старости с самой родной –
Поседевшей полынью приревностно.
Поклонилась земле…
2014 г.
5
Николаю Мазанову
Люблю, люблю и – вечная весна,
И упоенье вечное любовью!
На миллионы душ нашлась одна,
Такая милосердная – к здоровью.
Поёт благодаренье без конца,
Поёт благословенье тем, кто любят,
Твой стих любви подобием венца
Венчает поцелуем жарким губы.
Миллион стихов, что любишь и любим,
Что ж щедро, словно слёзы, они льются?..
Мой стих – отчаяньем необходим
И счастья не принёс на синем блюдце.
Люблю, люблю и – вечная весна:
142
Мольба о милосердии она…
6
Легко запомнить стихотворца!
Васильева – лохматой рыбой,
Рубцова – в дождь размытым гробом,
А Полторецкую – под нимбом
Златых небес и блеска солнца.
То – их отметные чудинки,
А гений – суть не сам поэт:
Сбрось с них
цветные нимбы-снимки…
Что прячут те за свой сонет,
Узнать бы?..
7
Стих – состояние души,
Порыв экстаза и блаженства,
Где мысль – на грани совершенства,
И ты пред нею – не дыши!
Стих – состояние души,
Слеза отчаянья и горя,
Прими его таким, не споря,
И затаись, замри в тиши.
Стих – состояние души,
Протест и гнева выраженье,
Ты в нём молись об утешенье,
Пред Вышним голову сложи.
Стих состояние души,
С тебя он снимет смерти тяжесть,
Чтоб снова – мир и снова – ясность
В безгрешности души вершить.
Стих – состояние души…
8
И в первом поцелуе на устах,
В последнем взгляде пред слепой разлукой,
Тебя нашла в судьбе я, красота,
К тебе тяну всю жизнь с надеждой руки.
А что ты мне дала за то взамен?
Пожизненно-чарующее знанье:
143
Ни счастья, ни любви, ни боль измен,
А лишь твоё, поэзия, призванье.
И я тебе под старость признаюсь
Открыто и доверчиво, как в детстве.
Поэзия, ты создала мне Русь,
И кровное в душе с людьми соседство.
Когда близки, но слиться – не дано,
Когда любимы, но без поцелуя.
Весь мир перебродил в тебе вином,
И миру – отдалось, меня милуя.
Поэзия…
06.05.2016.
9
Август тихо ушёл, улетели кукушки,
Скрылись бабочки, только стрекочут сверчки,
Да ночами ворчат перестарки лягушки,
А в лесах обнажаются ветвь и сучки.
Что ж, весёлые бабочки откувыркались,
Но порхает в ветрах за листочком листок,
Да пичуги без устали перекликались,
Чуть зарделся в ночи осиянный восток.
Лишь недавно апрель приглашал дальних странниц,
А сегодня сентябрь машет веткой с тоской.
Не грусти, я с тобой, из когорты изгнанниц,
Тоже, певчая, позабывшая тоже покой.
Нам теперь по пути, мой сентябрь, моя осень,
В сентябре мир однажды приветил меня,
В том, родившем, и в этом – такая же просинь,
То же золото сыплется с веток, звеня.
Только в том – начинались мечты и надежды,
Ожидание вечного чуда любви.
Мой сентябрь, как и я, в поминальных одеждах
По всебуйству пожарищ в весенней крови.
Август тихо ушёл…
05.09.2014.
10
О, вдохновенье! Оголённость чувств,
Когда душа осознанно запела
Или органом мощным загремела
В соитье всех дарованных искусств!
Здесь буйная фантазия мазков,
Экстазом живописно сотворённых,
Мелодий судьбоносных гороскоп
144
И ритм стихов, созвучьем обострённых.
О, вдохновенье! Мысль – саму себя
С тобою тщится выразить заветно,
Душа рождает мысль ту беззаветно,
Лишь откликом блаженству бытия.
И мир безмерный, поглотив её,
Насытив беспокойство ощущений,
Рождает вновь творение твоё,
И стихотворца прославляет гений.
Новорождённый стих в руках творца –
Божественный младенец над природой.
В которой озаренье – без конца! –
Таинственней, чем совершенье родов.
О, вдохновенье…
11
Пространством сломанные крылья,
Пространство муки и тоски,
Превозмогая боль усилья,
Касаюсь я твоей руки.
Сквозь кактусы ночных бессониц
Прощальной ночи льётся свет,
И сердце, яростнее звонниц,
Гремит колоколами лет.
Забудь воспоминаний рухлядь,
Что память вытащила в торг…
Всё было свято, только рухнул
Твой мир и вдоль, и поперёк.
И бывшие друзья изгнаньем
Отметили твои черты:
Изгнанье – то всегда признанье
Стихов высокой правоты...
2014 г.
12
Что Пастернак? Игрушка заводная!
Ты Полторецкую, друг, почитай!
В ней плачет вся земелюшка родная,
Та боль – священна, прочим не чета.
Что может быть святее слёз сыновних?
Что горше материнских жалких слёз?
Они помечены клеймом Господним,
Где плачет род, там не до сладких грёз.
Земля, о разродимая, святая!
Остыли твои жаркие поля,
145
Когда пахал тебя, не уставая,
Российский пахарь, урожай моля.
Позаросла ты травами, как чащей,
Хлеб закупаем нефтяным рублём!
Вопросом задаётся люд всё чаще:
Иссякнет нефть, как будем жить потом?
Земелюшка, открой князьям ты очи
На грабящий торговый беспредел!
Нам эту скверну видеть нету мочи,
Когда в стране – четвёртый не у дел!
Твоё давно заждавшееся лоно
Засеять б и растить свои хлеба!..
В защиту возвышаю Слово, словно
Об убиенных и об их гробах.
Что Пастернак?..
13
Все сборища поэтов – от богем,
Суть – гладиаторские игры,
Где каждый ищет лидерство в строке,
Сражаясь за плохой эпиграф,
Где каждый, сотворив свой пантеон
Своих богов, с другим – в раздоре,
Уверен на арене – лучший он,
Хоть… в поэтическом задворье…
14
Зачем тебе чужой настрой
И поэтические вздохи?
«Счастье земное» лишь раскрой.
Найдёт душа любые строки.
Здесь и о счастье, и слезах,
Здесь и о жизни вкупе с смертью,
Весь мир войдёт в твои глаза,
Чтоб взгляд осенней круговертью
Кружил за чайкой над волной,
С орлицей, вознесённой к солнцу,
И за закамской пеленой
Хрусталь небес испил до донца.
Нет взору выспренных преград,
Небес высь ближе дна течений.
И высочайшей из наград –
Закатов жаркое свеченье.
И всё по взгляду льётся в нерв
Души, готовой к превращеньям:
146
Сегодня – золушкой манер,
Принцессой – в зеркалах вращенья
Ей стать предопределено
И властвовать над королями,
Затем, что жизнью ей дано
Сродниться с чуждыми ролями.
Свои – удачей неудач
Сыграла на одном дыханье.
Вся сцена – планкою задач
За прожекторами злопыханья.
Зачем тебе чужой настрой…
01.09.2015.
15
Вспыхнули стёкла закатною лавой,
Запад глядится багряно в окно,
А на стихи мои мчатся облавой,
Нет, не стрелки, а поэты давно.
Не успокоятся: слишком уж много
Книг напечатала, им не в пример.
А потому не поэт я от Бога.
А графоман от божественных сфер.
Я не ропщу, всё равно ведь от БОГА
Слёзы мои, мои горести, боль,
Муза-посланница, ждёт у порога…
Их-то стихи, мне скажите, отколь?
Чем же мы разнимся? Ведомо – местом!
Те, кто в Союзе, поэтом слывут,
Но и они из того же, друг, теста!
Жаль в литсоюзе их редко метут.
Вымести б надо всех наполовину!
Как-то пролезли: прохвост журналист!
Ну а теперь он поэтом невинным
Литобработкой марает твой лист:
– Ох, уж те хреновы графоманы,
Пишут всё так, что с трудом разберёшь!
Стали для нас вы небесною манной,
Кладезем мыслей и чувств ни за грош!..
2014 г.
16
Пророка нет в отечестве своём.
И сказано, проверено – не мною,
Коль дружишь с головою и пером,
Становишься игрушкой заводною.
147
Заводят на потребу на часок,
Потешь-ка ты народец хоть до смеху.
Не суть, что седина слепит висок:
В концерте залатать бы нам прореху.
И вот старик подобием шута!
И не откажешься – себе дороже.
Бредут лошадки в упряжи кнута,
Извозчик, знай, натягивает вожжи.
Жизнь прожила – Бог дал! – не под уздой,
Вольна – и потому и вне порока!
В ответе – перед собственной звездой.
Затем и быть – пророком мне без срока.
Слова любви – бессрочнее грехов,
Бессрочнее зла, ненависти, страха…
В отечестве маститых дураков
Пророком стать легко – за горсткой праха!
Пророка нет в отечестве своём…
2014 г.
17
Поезд мчит на всех парах,
Солнце мечется в межстволье,
Жить пора на риск и страх,
Чтобы вырваться на волю.
Сын возрос и строить жизнь
Парню взрослому пора бы.
Мне же на свои гроши –
В путь направить свой корабль.
Алый парус распустить
Под багряные закаты.
Заново зажить, простить
Всех неправых, виноватых.
И себя простить пора
За просчёты, неудачи:
Развесёлая игра –
Не давать обидам сдачи!
Всех простить, благословить
Умудрённым, тайным взором,
Благодарностью обвить
Всех, натешившись позором.
Он – на плечи – не мои!
148
Он – на губы молодые!
Пусть им плачут соловьи
Распроклято-проклятые.
Ну, а мне – стрижи звенят,
И зовут вновь в путь морозы.
Вечный мой зелёный сад:
Лето – в розах, зимы – в грозах…
2014 г.
18
Памяти Михаила Зайцева
Кому всё ж на Руси жить хорошо?
Наверно мне – под старыми дубами.
Жар спал, в тени уютно и свежо,
И я довольна кашею с грибами.
Как мил и прост мой хуторской мирок,
Здесь по ночам открыты звёздам окна,
А днём – от солнца ставни на крючок,
Лишь хуторянин от работ впрок, мокнет:
Сосед достраивает крышу и крыльцо,
Другой – пилой гудит, дров запасая,
И только солнца ярое кольцо,
Так нехотя за Волгу уползает.
А вечер в тишине рождает сны –
Уставших, чьи натружены мозоли.
Просты труды озёрной стороны:
Коров загнать, ущицу сдобрить солью.
Здесь рыбкой балуются – край озёр,
Над удочкой – мальчишки, да и старцы.
А озеро морщинистый узор
Рисует на дубах в зелёном глянце,
Колеблет отражение волной,
И тихие дубы вдруг оживают.
Так память, утомлённая виной,
Застынет, но заплачь, вновь изнывает!
Как жизнь прожить без слёз и без врагов?
Их зависть множит, словно течка стадо,
И если не дано тебе рогов,
Нет смысла защищаться – и не надо!
Пиши, как тебе шепчет добрый Бог,
А коль не Бог, то красота движенья,
И радости восторга, боли вздох
В тебе рождают мысль и вдохновенье.
И вспомнишь всех друзей, ушедших в час,
Их вдохновенный слог и упованья…
149
Не человек одаривает нас:
Господь вершит все наши ожиданья
150
Смертью смерть попрали вы…
Неизвестному солдату посвящается…
«У нашего правительства было немало
ошибок, были у нас моменты отчаянного
положения в 1941—1942 годах, когда наша
армия отступала, покидала родные нам села и
города…, покидала, потому что не было
другого выхода. Но русский народ пошел на жертвы, чтобы обеспечить
разгром Германии…»
И.В. СТАЛИН (Из выступления на приеме в Кремле в честь
командующих войсками Красной Армии 24 мая 1945 года).
«…Захватив город Ельню и окружавшие его селения, фашистское
командование всеми силами стремилось расширить этот плацдарм,
чрезвычайно выгодный для дальнейшего наступления. Но все… замыслы
разбились о стойкое сопротивление наших частей…
В ожесточенных боях с фашистскими войсками наши бойцы,
командиры, комиссары и политработники показали образцы доблести,
мужества, бесстрашия. Тысячи героев, целые подразделения и части покрыли
себя неувядаемой славой…»
Генерал-майор К.И. РАКУТИН, командующий 24 армией Резервного
фронта («Подробности взятия Ельни». «Красная звезда», № 214, 11 сентября
1941 г.).
«Слово «Ельня» стало для всех предвестником нашей Победы...»
Трижды Герой Советского Союза И.Н. КОЖЕДУБ («Неделя», 1986, № 49. С.
14)
Генерал-майор Яков Георгиевич Котельников,
командир 19сд 24 Армии Резервного фронта
(1892 – 1941)
151
Военные тайны XX века. Первые шаги к Победе – в боях за Ельню. Так
характеризует военные события начала войны 1941 года в Вяземском котле
военный писатель М.Д. Лубягов, который в своей исторической книге «В
боях за Ельню», построенной на материалах ЦАМО СССР, прослеживает
роль личности командующего состава Красной Армии в защите Отечества на
подступах к Москве по старинным военным большакам Ельня – Вязьма –
Москва. В этой книге нет вымышленных героев, нет выдуманных военных
152
ситуаций. Это документальный репортаж из 1941 года, созданный на
основании военных архивных документов и публикаций периодической
печати военных лет.
Одним из выдающихся полководцев Великой Отечественной, о
котором рассказывает М.Д. Лубягов, был генерал-майор Яков Георгиевич
Котельников, командир 19 сд 24 Армии Резервного фронта, которым
командовал начальник генерального штаба Г.К. Жуков.
Автор пишет, что для защиты города Ельня и её окрестностей на
правый фланг 28 Армии была выдвинута 19 сд, дислоцировавшаяся в
Воронеже под командованием генерал-майора Я.Г. Котельникова.
Шел ему в ту предгрозовую пору 49 год. Родился он (крещен во
Владимирской церкви 25/26 ноября по старому стилю 1892 года) в уездном
городе Краснослободске Краснослободского уезда Пензенской губернии в
семье запасного рядового царской армии из крестьян Егора Ивановича
Кательникова и его жены Настасьи Дементьевны и наречен именем Иаков
(ГКАУ «ЦГА Республики Мордовия»).
В 1909 году закончил Краснослободское городское четырехклассное
училище. В ноябре 1915 года закончил Тифлисскую школу прапорщиков.
Участвовал в первой мировой войне в составе царской армии. В Красную
Армию вступил добровольцем. Участвовал в походах против чехословаков,
Дутова и Колчака, Деникина и белополяков. В 1920 – 1922гг сражался с
бандами Петлюры, Яковлева, Гальчевского. После гражданской войны стал
кадровым военным, закончил в 1929 году курсы усовершенствования
командующего состава «Выстрел» и получил назначение на должность
командира полка. В 19-ю сд Я.Г. Котельников прибыл в июне 1938 года, в
1940 году ему было присвоено звание генерал-майора, а 10 февраля 1941 года
был утвержден командиром 19 сд Воронежского ордена Трудового Красного
Знамени. И по сей день в ЦАМО РФ хранится исторический формуляр
дивизии, оформленный Я.Г. Котельниковым незадолго до начала войны.
О военной судьбе деда, Я.Г. Котельникова, что он пропал без вести в
начале войны, я знала с детства по семейным легендам. Архивные материалы
ЦАМО РФ подтвердили достоверность этих легенд. Но, когда в конце 2014
года я стала выяснять, как увековечена память без вести пропавшего в
Вяземском котле генерал-майора Я.Г. Котельникова, то обнаружила, что
сведения о нём отсутствуют в Книгах Памяти, как Мордовии, где он
родился, Воронежа, откуда был призван на фронт, так и Смоленской области,
где дед погиб в Вяземском котле в 1941 году.
2015 год – год 70-летия Великой Победы над фашизмом сделал всех,
россиян немного другими. Он объединил и поднял нас выше нас самих,
глубоко затронул память и сердца, хотя патриотизм в России был во все
времена и являлся самым верным признаком и залогом ее несокрушимости ,
духовной крепости и грядущего возрождения.
В ожидании праздника 70-летия Победы, я отослала множество писем в
Мордовию в Саранск, в Воронеж и в администрацию Смоленской области с
просьбой сообщить о военной судьбе деда, обстоятельствах его гибели, а так
153
же с просьбой об увековечении памяти деда, генерал-майора Я.Г.
Котельникова, и его 19 сд, восстанавливая этим историческую
справедливость и, отдавая тем самым ему почести, как благороднейшему
человеку и как выдающемуся полководцу Великой Отечественной войны.
Из Мордовии мне сообщили, что к 70-летию Победы будет увековечена
память Я.Г. Котельникова, и он наконец-то будет включен в Книгу Памяти
Мордовии.
Департамент Смоленской области по образованию, науке и делам
молодежи СОГКУ « Центр патриотического воспитания и допризывной
подготовки молодежи «Долг» сообщил, что поисковики Вязьмы проводят
экспедиционную работу по розыску неизвестных воинских захоронений и не
погребенных солдат Великой Отечественной войны по тем местам, где шли
боевые действия, в том числе и в районе деревни Панфилово, где
предположительно погиб Я.Г. Котельников. Администрация Смоленской
области сообщила, какими сведениями о военной судьбе деда располагает на
данный момент.
Так, газета «Знамя» Ельнинского района Смоленской области, г.Ельня,
28.09.2015г в статье Ивана Мозгового «Сражались и погибали ради жизни на
земле» сообщает: «В лице генерала Я.Г.Котельникова нам хочется вспомнить
бойцов и командиров 19 сд (по штату войны 1941 года насчитывалось 11447
человек личного состава дивизии), защищавших Ельню, нашу столицу
Москву на её дальних подступах и всю нашу страну. Все они – сыны нашего
Отечества, и большинство из них погибли.
Они героически сдерживали гитлеровские армии, рвавшиеся к Москве,
и дали возможность нашему командованию подтянуть силы из глубины
154
страны, а правительству – эвакуировать заводы на восток. Эти войска
прикрытия оказались в тяжелейшем положении из-за нарушения снабжения
боеприпасами, горючим. При полном превосходстве немцев в воздухе и
неустойчивой войсковой связи – остаётся только восхищаться их упорством
и мужеством…
Из доклада Маршала Советского Союза М. Будённого в Генштаб о
состоянии дел в 24-й Армии в конце сентября 1941 года: в 19 сд осталось 662
человека, 309 сд – 652 чел., 107 сд – 738 чел., 303 сд – 400 чел., 106 мсд – 622
чел., 103 сд – 1743 чел. Таким образом, из 70 тысяч человек личного состава
24-й Армии, фактически прорвались из окружения около пяти тысяч человек.
Направление отхода 19 сд в составе 24-й Армии – Дорогобуж, на Семлёво
(южнее Вязьмы).
Генерал-майор Котельников Яков Георгиевич (1892-1941), русский.
Звание «генерал-майор» присвоено 04.06.1940 года. С 10 февраля 1941 года
являлся командиром 19-й стрелковой дивизии. Дивизия под его
командованием участвовала в боевых действиях с 15.07.1941 года в составе
30-го стрелкового корпуса (включена 25.06.1941 года) Орловского военного
округа, а затем в составе 24-й армии (1-го формирования).
С 30.08.1941 по 08.09.1941 г. части дивизии участвовали в Ельнинской
наступательной операции 1941 года, в освобождении города Ельни, а с
30.09.1941 года (2-го формирования) – в битве под Москвой.
В октябре месяце 1941 года во время окружения войск 24-й Армии (1-
ф) немецкими оккупантами в районе города Ельни (по свидетельству
начальника связи 19 сд подполковника Ходырева А.В. и инструктора
политотдела дивизии Архипова) генерал-майор Котельников руководил
отрядом бойцов и командиров, пытаясь прорвать вражеское кольцо и выйти
из окружения в районе д. Панфилово (южнее Вязьмы), где 7-8-9, и по 14
октября, шли бои. Прорыв войск, состоящих главным образом из артиллерии
и обозов, организовал генерал Я.Г.Котельников. Его целью было – вывести
артиллерию, которой здесь скопилось большое количество. Было
предпринято семь атак, часть войск прорвалась из окружения, но большая
часть осталась. Котельников Яков Георгиевич был убит в лесу у д.
Панфилово.
Это подтверждает и в своём докладе начальник Политотдела 24-й
Армии (1-го ф), дивизионный комиссар К. Абрамов, который писал: «В 16.00
7.10.1941 года генерал-майором Котельниковым, мною и полковником
Утвенко А.И. (командир 19 сд со 02.10.1941 по 26.12.1941 года) была
организована оборона Семлёво (12 км. юго-западнее Вязьмы), для того,
чтобы пропустить войска и артиллерию, двигавшуюся из Дорогобужа и
Подмошья через Семлёво вперёд для прорыва окружения, в сторону Вязьмы.
Было предпринято семь атак. В последней атаке 14.10.1941 года генерал-
майор Котельников был убит». Обращает на себя внимание, что начальником
группы по выводу из окружения 24-й Армии стал генерал-майор Я.Г.
Котельников, предположительно к этому времени заместитель
155
командующего войсками 24-й Армии Ракутина, так как Абрамов указывает
его первым, а не начальника штаба генерала Кондратьева.
В начале октября 1941 года в Вяземском котле были уничтожены,
рассеяны, пропали без вести 19, 20, 30 Армии Западного Фронта, 32, 43
Армии и 24 пропавшая Армия первогвардейцев Резервного Фронта Красной
Армии. Погибло общей численностью около миллиона солдат.
И эту жертву – нечем окупить…
Безвестные. Шёл сорок первый год –
И плакал мир кровавыми слезами.
Шёл передел, шёл на народ народ,
И прикрывались боги небесами.
Америка, Европа и Восток
Делили землю по границам новым,
И похоронный облетал листок
К живым родным трагической основой.
Народ терял сынов и дочерей,
Чтоб род победный длился бесконечно.
Народ стоял у отческих дверей,
Детей любимых отпуская в вечность,
Слезой вымаливал – родимым жизнь
И долгожданную земле победу.
Метель мела по загнанному следу,
Шёл сорок первый по тропам без виз.
Безвестные! В кровь улита земля
В желанье выжить. С той единой целью
Шёл на народ – народ! Цвели поля
Кровавыми слезами и капелью.
О Русь, ты главный приняла удар
И защитила мир солдатским телом.
Тела своих героев в вечный дар
Преподнесла земле, хоть не хотела.
И эту жертву – нечем окупить,
И оценить в веках, пожалуй, нечем.
И лишь поля, что не могли родить,
Солдатским стали похоронным вече.
Земля Смоленщины и Белорусский фронт,
Боль Сталинграда, ленинградский голод…
Вел жертвенно к Победе свой народ
Союз Советский, его серп и молот!
Безвестные! – Победы ратный труд.
Безвестные! – Ждут матери и жёны…
Безвестные им слёзы не утрут,
Их пот кровавый – в лоне недр зелёных.
156
Над ними плачет майский соловей,
Рыдают ветры, клонятся берёзы,
И правнуки с морщинкой меж бровей
Промолвят: «Спи, дед, – пряча свои слёзы, –
Ты сохранил нам землю и порог,
И светлый сонм идей людей советских.
Прости, что я не смог, не уберёг,
Державу от позорящей нарезки,
Что вновь свершился горький передел,
И вновь земля и матерь горько плачут.
То, видно, – исторический удел
Родов переселенья, не иначе…
Безвестные! Вам – память навсегда!
Пусть вас достойным словом дети вспомнят,
Чтоб войны не терзали никогда,
И вечный мир планету нашу обнял!..
Газета «Знамя» продолжает: «Чтобы восстановить историческую
справедливость и отдать должное памяти Я.Г. Котельникова и его
товарищей, на начальном этапе планируется в музее города Ельня, в разделе
«Боевые действия 24-й Армии в 1941 году» разместить фотографию группы
командования, где присутствует генерал Я.Г.Котельников, и указать, что с
15.07.1941 по 1.08.1941 года 19 сд под его командованием участвовала в боях
под Ельней в составе 30-го стрелкового корпуса (включена 25.06.1941 года)
Орловского военного округа, а затем в составе 24-й Армии.
Потомки должны знать о героическом подвиге генерала Я.Г.
Котельникова, о его усилиях организовать прорыв вражеского кольца и
вывод войск 24-й Армии из окружения южнее Вязьмы, где в одной из атак он
геройски погиб. Его имя навечно останется в памяти потомков, как и имена
солдат и офицеров его дивизии, сражавшихся под Ельней и на героической
смоленской земле.
О непростой судьбе Я Г Котельникова и судьбе 19-й стрелковой
дивизии неоднократно писала газета «Знамя» и ранее.
За подвиги в боях с фашизмом 9000 солдат и офицеров этой дивизии
награждены орденами и медалями, а пять из них удостоены высокого звания
Героя Советского Союза, в том числе и К.Абрамов.
С 1 июля 2009 года 19-я сд сформирована как 19-я отдельная
мотострелковая Воронежско-Шумлинская Краснознамённая орденов
Суворова и Трудового Красного Знамени бригада Южного военного округа.»
«Так что подвиг и слава генерала Я.Г.Котельникова, бывшего командира 19-
й сд (1938-1941 годы), живут в делах и наградах его дивизии, именах его
героических солдат и офицеров и в боевом Знамени дивизии, которое будет
храниться вечно», – заключает газета Ельни «Знамя».
В этом же номере газеты «Знамя» напечатано и мое стихотворение
«Смертью смерть попрали вы…»
157
Смертью смерть попрали вы…
Памяти 24 пропавшей армии первогварейцев
Памяти деда, генерал-майора
Котельникова Якова Георгиевича комдива
19 СД 24 армии
Людская слава чествует героев,
Что наступают, оттеснив врага,
А если враг сильней и прёт горою,
И в окруженье – генерал полка?
Седой, высокий и чуть полноватый,
Он яростно сражается с врагом,
В истории порою мы предвзяты:
Геройски отбивался, сбит штыком,
Израненный, заколотый и брошен
В глухом лесу, крестом, в полуоборот…
Пропавший без вести? А он на ложе
Снегов российских в сорок первый год.
Стремительно фашисты наступали
И прорывались бойнею к Москве,
Мы отступали, гибли – не сдавались
И принимали смерть с бедой в родстве!
О сколько и солдат, и офицеров,
И генералов доблестных в боях
Пропали без вести! Убиты все за веру,
Что победят, и враг потерпит крах…
Пропавший без вести! Кто? Враг или герой он?
Как будто не Россию защищал?
Помилосердствуйте! Он – храбрый воин!
А за презренье – нас в раю прощал!
Красна на людях смерть войны героев,
Страшнее – в окруженье умирать…
И отбивались – высшею ценою,
И пробивались – чтоб своих догнать.
Нет на войне солдат, что – не герои,
Приказ до смерти каждый выполнял,
А те, что в бойне и сдались порою,
Были беспамятны: так враг кромсал.
И смерть солдата в вражьем окруженье,
И брошенного воронью на пир –
Как высший акт геройского сраженья…
Не без вести пропал! Герой убит!
Безвестные, убитые герои,
И в день сегодняшний ваш виден строй…
158
Мой генерал, мой дед – и слёз не скрою –
Тот – без вести пропавший – и герой!
А по весне, когда снега открыли
Тела героев средь лесных валков,
Собрали прах и в общий ров зарыли,
Могилой и дивизий, и полков.
Нет без вести пропавших! Смерть Героев,
За Родину сражённых – Божий глас!
Деды, отцы шагают вечным строем
По райским тропам, ожидая нас.
Мой дядя – рядовой двадцатилетний,
Мой генерал дед – уж преклонных лет…
Народа подвиг славлю я победный,
В нём – смертью смерть
попрал Солдат –
на нет!..
Сегодня я вспоминаю, как началась моя поисковая работа по сбору
сведений о военной судьбе деда. Началась она сразу после того, как я стала
дипломантом волгоградского конкурса «Александр Невский» – 2014г.
26 ноября 2014 года я написала два стихотворения, посвященных
пропавшим без вести первогвардейцам: «Смертью смерть попрали вы…» и
«Эту жертву нечем окупить…», которые в этот же день мой сын выставил в
Интернет на сайте «Неизвестный гений» в цикле «Это сладкое слово –
Победа…».
А через неделю 3 декабря 2014 года указом президента Владимира
Путина была произведена реабилитация всех без вести пропавших солдат
Великой Отечественной войны, и установлен новый день памяти,
равнозначный Дню Победы – День Неизвестного солдата.
Для меня это было и триумфом, и потрясением. Сразу, по известии об
указе, я со слезами на глазах бросилась к сыну: «Дошли мои детские слёзы до
Владимира Путина! Дед – реабилитирован!»
5 декабря 2014 года со сцены волгоградского Дома офицеров на
заключительном концерте конкурса «Александр Невский» – 2014 с
благословения христианского русского поэта Татьяны Михайловны
Батуриной я читала свое стихотворение «Смертью смерть попрали вы…» и
благодарила президента Владимира Путина за реабилитацию всех безвестно
пропавших в Великой Отечественной войне красногвардейцев, составивших
более половины солдатских потерь Красной Армии.
Затем в феврале 2015 года была Вязьма, куда я отправилась в надежде
отыскать могилу деда, где и встретилась с поисковиками общества «ДОЛГ»
города Вязьмы, которые провезли меня с экскурсией по военным музеям и
Солдатским полям захоронений солдат, погибших в Вяземском котле.
159
Вязьма, общество «Долг»
Вязьма, мемориальный комплекс 242-й км автомагистрали Москва-Беларусь
Вязьма, ЦБ, презентация моего цикла стихотворений «Это сладкое слово –
Победа…»
160
Под впечатлением от увиденного и услышанного в Вязьме появилось
ещё 20 новых стихотворений по величанию подвига и увековечению памяти
Неизвестного солдата в ВОВ.
С поэтическим циклом из 31 стихотворения «Это сладкое слово –
Победа…» летом 2015 года я проехала по 30 городам Татарстана и провела
около 60 поэтических вечеров «Чтоб помнили свой род сыны…» и
«Фронтовыми дорогами Великой Отечественной…», посвященных 70-летию
Победы.
Чистопольские известия №40 (14753), 26.06.2015г.
161
Результатом этих поездок стал проект новой книги «По городам и
весям Татарстана» поэтической эпопеи «Счастье земное», которая на данный
момент состоит из 14 книг.
Вот такую судьбоносную роль в восстановлении из забвения имени
деда, генерал-майора Я.Г.Котельникова сыграл в моей жизни конкурс
«Александр Невский» – 2014. А в результате – в моих поездках по
Татарстану, которые летом 2015 года освещались СМИ РТ, люди вместе со
мной отдавали дань памяти и уважения дорогим неизвестным погибшим
солдатам в каждой послевоенной семье.
Надеюсь в ближайшее время реализовать акцию памяти «Неизвестный
солдат – Герой Советского Союза», чтобы, хотя бы символически
,Неизвестному солдату было присвоено звание Героя Советского Союза и
чтобы отныне на памятниках Неизвестному солдату сияла звезда Героя, как
знак признания жертвенности его Подвига. И я верю, что моя мечта сбудется.
Великая благодарность конкурсу «Александр Невский» за благородный
посыл к защите и восстановлению исторической справедливости по
отношению к памяти Неизвестного солдата, которая теперь будет
чествоваться 3 декабря в День Неизвестного солдата ежегодно.
И да будет вечна эта память о погибших защитниках Отчизны!
В заключение хочу сообщить, что соратник моего деда по Вяземскому
котлу, бывший дивизионный комиссар К. Абрамов прорвался и вышел из
окружения. После войны ему было присвоено звание Героя Советского
Союза. В 1952 году он трагически погиб и похоронен на Дмитриевском
кладбище города Волгограда, волгоградский военкомат поставил ему
великолепный памятник. Неисповедимы пути Господни! С дочерью К.
Абрамова судьба свела меня на литзаседании волгоградского литературного
объединения «Мамаев Курган», на котором чествовалась память К.
Абрамова, бывшего дивизионного комиссара моего деда. А генерал-майор
Я.Г. Котельников, героически погибший в Вяземском котле, не получил за
свою беззаветную ратную доблесть ни военной награды, ни христианского
упокоения в смоленской земле, которую он защищал, ни хотя бы
символического надгробия! ИРОНИЯ
СУДЬБЫ! Мой дед и ее отец воевали бок о
бок, мы же бок о бок сидели на заседании
литобъединения «Мамаев Курган» и
ничего не могли сказать друг другу о
военном братстве наших самых близких
людей: увы… Военные тайны ХХ века!
162
«Чтоб помнили свой род сыны…»
Диплом международного конкурса «Александр Невский» - 2014 ,2015гг
Ко дню Победы в Великой Отечественной…
«…Да орют сердца…» Иоанн Грозный
«…дандеже изыдеть яко свет правда Моя…» (Исайя 62.1)
1
Чтоб помнили свой род сыны...
Пишу, чтоб каждый помнил род,
Святой, военных лет народ,
А в нем – и прадеда, и деда,
Завоевавших нам Победу…
Чтоб знал, земля Руси свята
И кровью русской улита,
И кровью братьев по Союзу,
Когда был дружбою – велик.
Страны великой дети – Русью
Сплотились под победный крик:
– За Родину, за власть Советов,
За Сталина, за детский смех!
Порыв народный был ответом
И на устах гремел у всех:
– За села сытые, за землю,
За продолжение родов!..
И в каждом доме свечку теплят,
Чтоб не забыть лихих годов,
163
Чтоб не забыть своих погибших
И не вернувшихся с войны…
Свечами памяти жгу – вирши,
Чтоб помнили свой род сыны!..
2
Святая сестричка…
Гремят канонады по-над Сталинградом,
Победно ликует у Волги народ.
В фейерверочном – все небеса! – звездопаде,
За вспышкою вспышка слепит небосвод.
Ликует народ, и на то есть причина,
Победе Великой прибавилось лет,
И мне, как Победе. В душевном почине
Курган посетила в честь славных побед.
На вечном погосте, умиротворенно,
Сирень расцвела, вспыхнул алый тюльпан.
К сестричке военной пришла утомленно,
Она величает Мамаев курган.
О, не Богоматерь – простая девчонка,
Что вынесла злобу военных годин.
Бойцы умирая, шептали: «Сестренка,
С тобой мне не страшно, ведь, я не один»
Слеза в угасающем светится взоре,
В ней видит он дочь, мать, жену напослед…
«Не плачь, им не выплакать горького горя,
Всей жизнью и горечью страждущих лет.
Сестричка святая, Катюша иль Лида
На хрупкие плечи то бремя взяла,
Чтоб с миром бойца упокоить. В граните
Сестрой милосердья судьбу обрела.
О мама моя! Фронтовая сестричка!
Война отгремела, Победой взошла,
А ты по ночам просыпалась, взяв спички,
Дрожащей рукой свечи тонкие жгла:
«Всем – царство небесное рано ушедшим,
Мальчишкам-ровесникам – вечный покой!»
И чистой душой, до могилы, безгрешно
Крестом осеняла чело, прах – рукой.
Гремят канонады по-над Сталинградом…
3
Дитя Победы…
Дитя войны, дошла до Кенигсберга:
Взрывалась мать со мною до весны,
164
А в мае сорок пятого – отвергла
В шесть месяцев! Спасла нас глубь страны.
Фронт отпустил. Пора! Ведь сроки родов
Уж приближались, грузной стала мать,
Приехала к свекрови, не по роду,
Не гостевать – приехала рожать.
Москва в году победном выживала,
На генеральском и свекровь – пайке,
А мать терзалась и переживала:
В чужом дому рожать и налегке?
Ни обуви к зиме, и нет одежды,
Лишь гимнастёрка да сапог – кирза...
И, проиграв семейные надежды,
Рожать вернулась к Каме, чрез Казань.
А в сентябре я родилась победно –
Дитя войны, дитя Победы! – в мир,
И стали выживать мы худо ль-бедно:
Старик-отец, старуха-мать и мы.
Хвала всем матерям, войну прошедшим,
Тыловикам, отдавшим свой кусок!
Погибшим – честь! И выжившим окрепшим,
Страну поднявшим в наикратчайший срок!
И хлеба на столе явилось вдоволь,
Трудились все, не покладая рук,
Судьба замужней – не завидней вдовьей!
Растила мать меня средь слёз и мук.
Дитя Победы, стала я старухой,
Шестьдесят девять – срок победных лет...
Вновь Русь в слезах и горестной разрухе,
Да слёз у победительницы нет!
Все выплаканы, что давно копились.
Теперь о сыне плачу, не спасла.
О наши дети, что не в срок родились,
Я сына в безвременье родила.
Работы нет, спиваются мальчишки:
Всё грузчики да продавцы нужны...
Дитя войны, и моего сынишку
Клеймо коснулось без его вины.
Нигде не нужен, в трудовой – пробелы,
По черной сетке пашет день-деньской...
О день Победы! Светлый, почти белый!
И я качаю белой головой,
Дитя Победы...
165
4
Победители Отечественной…
Лежат любимые – уж много лет
В земле, что грудью защищали
И жизнью всей оберегали
От лихолетья, от бесчестья бед.
Цветет сирень, и свищут соловьи,
И празднуют весной Победу...
К могилам горько по Завету,
К родителям, влекут стопы свои
Их дети, словно новое столетье,
Рожденные Победой, а теперь
Уж старики, наивные как дети,
И верящие – в праведность потерь.
Да и детей войны – не остается,
Достоинством и честью стал им путь...
Нет, никого из нас уж не вернуть,
Но пусть по-прежнему сияет солнце!
Пусть внуки, обреченные на страх
И безработицу с клеймом корысти,
От безнадеги на росток добра
Придут к нам, на могилы, по наитью
За Честью и Достоинством вины,
Которым присягнули от рожденья
Их предки – победители войны,
Чтоб осознать смысл жизни в единенье,
Чтобы понять, что главное – в судьбе:
Земля, Семья и Хлеб в родной избе...
5
Все вместе – счастье есть…
Ночь благодатная светло ушла,
Оставила – раздумьем – сновиденья,
В них – молода,
с семьёю у стола,
И смерти – нет,
и нет любви забвенья.
Мой дядя, мама, бабушка и дед...
Приезду дяди все безмерно рады,
Грибы в сметане жарят на обед,
Ну, чем не королевские услады.
Судьба - в полмира! – развела семью:
Пётр-камень
и герой – на производстве,
Владивосток за кладами семью
166
Обрёл, как счастье, но вдали от родства.
О родные, любимые!
Он здесь!
Семья собралась за столом дощатым,
И смотрит дед:
«Все – вместе,
счастье – есть!
Погиб лишь младший, помянем же брата!
Война ломала, рушила дома,
Полмира обгорело,
но мы – живы!
Дома, словно в былинах терема,
Мы вновь отстроим гордо, без надрыва!
Так выпьем –
за погибших,
знавших честь!
Так выпьем –
за живущих,
чтущих долю!
А смерть? Красна на людях добрых – смерть
За свой народ,
Россию
и за волю!
Так выпьем, чтоб плодился славный род,
Чтоб внуками душа была богата!»
Так дед сказал,
так говорил народ,
Что чтил добро и совесть, Бога свято!
Ушла ночь памяти святой, ушла.
Я – наяву,
днём,
но твержу о том же
И сына на достойные дела
Зову, молю.
О, помоги нам, Боже!..
6
И снова – в бой…
Я появлялась в мир под бомбами,
Дрожала с матерью без ропота,
А после боя мы – особые,
Мать и дитя, молились Господу,
И снова – в бой,
167
и вновь – отчаянье
В обнимку с трепетом надежды
Солдатской кровью
отмечали нас
Под Кенигсбергом в знак Победы.
Мать и дитя ожесточенными
Боями шли по слову свыше,
Когда, дитём отягощённая,
Мать не надеялась и выжить.
Но выжила, меня родившая –
Поклон судьбе и Богу низкий! –
Огонь и полымя пробившая,
Чтоб я,
как в схватках,
шла по жизни.
В любви несмелой отсиявшая,
Взнесла в жизнь сына в страхе прежнем:
Нет бомб,
но хуже –
жизнь погасшая! –
Жизнь без работы, без надежды.
Судьбе за счастье благодарна я,
Но сломлена судьба у сына,
У поколения – коварною
Верховной, оголтелой силой
Всевластных над Россией татей,
Страну разграбивших бессовестно,
Все, что за век смогли создать мы,
И за Россию нашу горестно.
Мы победили в сорок пятом,
Отстроили свою державу
Не для того, чтоб супостаты
«Пр...» честь ее и славу,
Не для того, чтоб наши дети
Плацдармом стали для разврата...
Кто
за Отчизну
нам
ответит,
За все, что дорого и свято?
Мы, победившие в Отечественной,
Проигрываем нашим детям –
Озлобленным,
отчаявшимся,
меченым
168
Злом двадцать первого столетья...
7
На Мамаевом кургане…
По тропинке, овеянной синью
И спокойствием поздних лучей,
Я пришла на свиданье с Россией,
В скорбный храм поминальных свечей.
Спят навечно, а прежде – дышали
Эти, ставшие прахом тела,
Жатву горькую смерти собрали…
Всё сгубила война, забрала
Тьму оборванных жизней, как вспышки
От сиянья советских плеяд.
Для того ль, чтобы наши мальчишки
Уходили в компьютерный ад,
Чтобы будущее им предстало
Виртуальной вселенною стен:
Два – на два, не темница – а зала
Виртуальных природных замен?
Здесь и степи, и горы, и пляжи,
Здесь набор вседоступных личин.
В виртуальности – всякий отважен,
В виртуальности – всяк господин.
Здесь обученный робот накормит,
Секс компьютерный ублажит.
Заключенье в компьютере – нормой
Стало, благом, что день здесь прожит.
Каждый узник – под бдительным оком
Контролирующих вельмож,
Тех, кто в дружбе и с чёртом, и с богом:
Власть над миром – их бог за их грош!
А хмельные земные просторы,
В одичанье безбрежных пространств,
Им – сердца ублажают и взоры,
Воля – им! Средоточие царств!
А безвольному – воля не снится.
Виртуальный подлог-коцентрат
Превратил душу – вольную птицу! –
В заключённый наркот-суррогат.
Люди-роботы, робот-услуги
Программируют век этот в «рай».
Простираю молящие руки:
Сохрани род и душу отдай,
О, Творец…
169
8
День Победы…
Дуб - двухсот лет! – резною мощной кроной
Фильтрует ярость солнечных щедрот.
И я в прохладе нег его зеленых
Любуюсь синью пришлых, талых вод.
Очередное разливное чудо
Кишмя-кишит всё: в рыбах, рыбаках.
Отлавливают рыбу сетью, удой,
Удачи ждут на заливных лугах.
Дары из Волги: нерестится рыба,
Прёт по заливам мелочь напролом.
Вчера стреляли уток, значит, прибыл
Косяк утиный вить гнездо и дом.
Не высидеть утят – сплошь браконьеры:
Жить – нечем, рыбкой балуются тут,
И поневоле станешь изувером! –
Улов на дачах вмиг распродадут.
Победный день! Застолье! Каждый хочет
Свежайшей рыбкой помянуть войну,
И будет счастье дачное до ночи:
Наесться досыта, приложиться к вину.
И я б не отказалась от жарешки,
Да денег нет – не дёшев рыбный вкус!
Мать научила: ножки – по одежке!
Представь! Вздохни – и побори искус.
Во сне – еда мне царственно дается,
Пирую за царей и королей,
И наслаждаюсь яствами, как солнцем,
А днем – простая пища на столе.
Мне старческая бедность, не в обиду,
Иллюзии мне тоже, право, всласть!
Всё – в мыслях. Фронтовичку маму Лиду,
Отца Бориса буду вспоминать.
Они прошли войну в боях бессонных,
В трудах достойных провели свой век,
Я помяну всех,
Бог – поименно,
А я, любя, как бренный человек.
Заведено:
всем –
царствие небесно,
Пусть пухом станет вам сыра земля!..
Закапает безгрешно и отвесно
Слеза горючая, зрачки паля.
170
И здесь же, помяну родню святую,
Мытарств военных испытавших, в боль.
Одни вы у меня, по вам тоскую.
О боли вкус! О едкая слез соль!
Народ военный, отошедший прахом,
В застолье бедном тоже помяну,
И я –
дитя Победы –
к вам без страха
Уж скоро руку в вечность протяну…
А вы, потомки гордых поколений,
Уж не ропщите на свою судьбу,
Вам – жить без Божьего благоволенья,
Сменяли гордость вы на трын-гульбу!
Вас безвременье опустило злобно,
В вас – жалости нет, благородства чувств.
О Русь, ты стала блудным местом лобным,
Где давят их, да так, что слышен хруст.
Ушла любовь – осталось лицемерье,
Растащена Россия на куски,
И некому достоинство в ней мерить,
Здесь корысть и нажива – рыбаки!
Они сердца подростков глупых ловят,
Забыли дети про библейский стыд,
И каждый стал в том царственном отлове
Вратами ада,
где Господь забыт.
Безвременье! И как жестока плата:
Народ, что быдло – загоняй под нож!
Потерян стыд и вот она расплата:
В России –
мор,
война,
секс
и грабеж!
Где нет Закона, совесть умирает,
Господствует лишь низменный инстинкт,
И мать российская, земная, знает,
Смерть обитает там, где стыд забыт!
О сыновья, о боль моя...
171
9
Смертью смерть попрали вы…
Памяти 24 пропавшей Армии первогварейцев
Памяти деда, генерал-майорами
Котельникова Якова Георгиевича комдива 19
СД 24 Армии
Людская слава чествует героев,
Что наступают, оттеснив врага,
А если враг сильней и прёт горою,
И в окруженье – генерал полка?
Седой, высокий и чуть полноватый,
Он яростно сражается с врагом,
В истории порою мы предвзяты:
Геройски отбивался, сбит штыком,
Израненный, заколотый и брошен
В глухом лесу, крестом, в полуоборот…
Пропавший без вести? А он на ложе
Снегов российских в сорок первый год.
Стремительно фашисты наступали
И прорывались бойнею к Москве,
Мы отступали, гибли – не сдавались
И принимали смерть с бедой в родстве!
О сколько и солдат, и офицеров,
И генералов доблестных в боях
Пропали без вести! Убиты все за веру,
Что победят, и враг потерпит крах…
Пропавший без вести! Кто? Враг или герой он?
Как будто не Россию защищал?
Помилосердствуйте! Он – храбрый воин!
А за презренье – нас в раю прощал!
Красна на людях смерть войны героев,
Страшнее – в окруженье умирать…
И отбивались – высшею ценою,
И пробивались – чтоб своих догнать.
Нет на войне солдат, что – не герои,
Приказ до смерти каждый выполнял,
А те, что в бойне и сдались, порою,
Были беспамятны: так враг кромсал.
И смерть солдата в вражьем окруженье,
И брошенного – воронью на пир –
Как высший акт геройского сраженья…
Не без вести пропал! Герой убит!
Безвестные, убитые герои,
172
И в день сегодняшний ваш виден строй…
Мой генерал, мой дед – и слёз не скрою –
Тот – без вести пропавший – и герой!
А по весне, когда снега открыли
Тела героев средь лесных валков,
Собрали прах и в общий ров зарыли,
Могилой и дивизий, и полков.
Нет без вести пропавших! Смерть Героев,
За Родину сражённых – Божий глас!
Деды, отцы шагают вечным строем
По райским тропам, ожидая нас.
Мой дядя – рядовой двадцатилетний,
Мой генерал дед – уж преклонных лет…
Народа подвиг славлю я победный,
В нём – смертью смерть
попрал Солдат –
на нет!..
Примечание. В начале октября 1941 года в Вяземском котле были
уничтожены, рассеяны, пропали без вести 19, 20, 30 Армии Западного
Фронта, 32, 43 Армии и 24 пропавшая Армия первогвардейцев Резервного
Фронта Красной Армии. Погибло общей численностью более 1 миллиона
солдат.
Видный военачальник Красной Армии генерал-майор Котельников Яков
Георгиевич 14 октября 1941 г., организуя выход из окружения под г. Вязьма,
при прорыве из вражеского кольца был убит (пропал без вести) в районе
деревни Селиваново Вяземского района Смоленской области.
3 декабря 2014 года указом президента Владимира Путина была
произведена реабилитация всех без вести пропавших солдат ВОВ и
установлен новый день памяти, равнозначный Дню Победы – День
Неизвестного солдата.
173
174
10
Обитель на крови…
«Да орют сердца…»
Иоанн Грозный
В июлях жарких над монастырем,
Что над Зилантовой стоит горою,
Багряным облако встает огнем,
Закатною предзвездною порою.
Огонь небесный над крестом горит
Поминовеньем о пролитой крови
И чтущим Бога – будто говорит:
– Бесценен жизни миг, что нам дарован.
Пусть пламенеют ором небеса,
Но кровь течет лишь в человечьих жилах,
Чтоб никогда солдатская слеза
Кровавым потом взгляд не оросила.
Помянут кровь обители святых,
Молитвы вознося поминовенья,
Здесь храмы плача встали, как посты,
Преградой смерти, войн злых повторенья.
Плач скорби убиенным, в небеса
Взнесясь, величит жизни драгоценность,
Небес Господних алая стезя
Свидетельствует скорби сей нетленность.
«Сердца да орют…» – Иоанн изрек
И повелел чтить память душ во веки,
И каждого – почтить по имя рек,
Чтоб Богу доверялись человеки…
11
Царство небесно! Все – в земле родимой…
Дед на Смоленской воевал земле,
Погиб геройски, Армию спасая,
Безвестный – среди вяземских полей,
Чей светлый лик с небес мне воскресает.
Страной забытый, как не воевал,
Нет в Памяти и на Аллее Славы…
Он, в бойне выживших, не упрекал,
Но вопрошал: «Где я средь них по праву?
Никто за мир не благодарил,
Что сам убит был, Армию спасая,
Что создавал для Ельни фронту тыл,
Когда Смоленск врагу уж был бросаем.
Никто цветок на прах мой не принес,
175
Не помянул родительской субботой…»
Как ты не прав, дед! Памяти вопрос
Решаю я – дитя войны и фронта.
Ты не узнал, что памяти твоей
Верны мы были, сердцем поминали,
И родовой военный мавзолей
В душе был свят, святее, чем медали.
Память – в веках! Дед Яков, дядя Пётр,
Дед Тихон, дядя Коля, мама Лида,
Отец Борис! Следы военных вёрст
Оставлены в душе, прочней гранита.
К погосту мирно соберу ваш прах,
И станет он семейным пантеоном
С крестом старинным, на семи ветрах,
Где и моё уснёт навеки лоно.
Все вместе – и теперь уж на века,
Родные фронтовые побратимы,
Чтоб помянула добрая рука:
«Царство небесно! Все – в земле родимой!»
Светлая память фронтовому советскому
Поколению, создавшему Советский Союз –
Светлую сказку человечества…
12
Не победили бы – и верно! – вы…
Прошедшие сквозь бойню Мировой,
В живых оставшиеся – честь и слава!
Но почему вы памяти святой
Соратников погибших Честь по праву
Не воздаёте? И они лежат
Безвестные – их много генералов!
Не будь их, победил бы вряд Солдат,
Когда земля от крови умирала.
Не победили бы – и верно! – вы,
Присвоившие ордена, медали,
Дожившие, и до седой главы,
Почившие на лаврах! Как не знали
Соратников - Героев, что земле
Поклон последний кровью совершили,
Погибших, позабытых средь полей…
Где, ваша честь Герой, и где вы были?..
176
13
Неизвестный советский солдат –
Герой Советского Союза…
Леса, леса, болота, гати,
Глухой сплошной лесоповал,
Заслон народной Красной Рати
К Москве дорогами вставал,
А по Смоленской-по дороге
Броском мгновенным пёр фашист…
Что ж, всё – от Бога и под Богом…
От крови путь – багрян, как лист.
А листья сыпались от ветра,
Пехота падала в боях,
И километр за километром
Горел российский бранный шлях.
Смоленск да Вязьма, рядом Ельня:
Смертельный Вяземский котёл…
В нём – за деревнею деревня,
В нём – разоренье русских сёл,
В нём – в окруженье бился насмерть
Солдат за пядь своей земли,
Пропавший без вести! Лишь память
В душе родной века болит…
Первогвардейцы – ветераны
Нашли безвестный здесь погост.
Они мертвы, а память раной –
По всем, не кинувшим свой пост.
Хранят Смоленские просторы
Плач миллионов русских тел,
Седые внуки, дедам вторя,
Величат боевой удел.
Герои вечной русской славы,
Герои горестной земли
Погибшие – с живым по праву
Героями стать не смогли.
Достоин звания Героя
И генерал, и рядовой.
В лесах прах павших поотроем –
Почтим их званием – Герой!
По спискам выбывших пройдёмся,
По миллионам, как судьбам,
Посмертно сердцем прикоснёмся
Звездой Героя к их гробам!!!
Почтим Неизвестного Солдата
Звездой Героя Советского Союза!
177
14
Тебе и жить, и победить…
Пространство вечера безмерно:
Синь Волги и небес закат.
Мгновенье счастья эфемерно,
Умчалось, не вернуть назад.
Над обелиском вечной славы
Звезда и алый цвет небес,
И танки рухнувшей державы
Величат её горький крест.
Россия прошлого столетья –
Империя счастливых лиц
Осталась в гордых междометьях
Забытых жизней и границ.
Высокий берег вечной Волги
И городских огней каскад,
Как разговор нежданно-долгий,
В душе которому не рад.
О Сталинград, былою мощью
Ещё способен ты дивить.
С демократическою ложью
Тебе и жить, и победить…
15
Покой, мир, единенье – о, даруй нам…
Пропавшим без вести считался он полвека
Мой генерал, убитый под Москвой,
Когда слезами изошла Ревека,
Стал сиротой отец, а бабушка – вдовой.
Под Сталинградом мстил за генерала,
За каждого, задетого войной,
Мой офицер отец, когда пылала
Европа вся и праведный шёл бой.
Под Ленинградом мальчик дядя бился
По пояс в хляби нарвовских болот,
И без вести пропал, как не родился,
Чтоб победил российский наш народ.
Владивосток Земле стал гневным тылом…
Чтоб корабли вступали снова в бой,
Мой дядя создавал морские силы,
Гордясь своей военною судьбой.
На фронте трудовом, полуголодном,
Другой мой дед жизнь в самолёт вдыхал,
И самолёт, ликуя всенародно,
В кровавый бой за Землю улетал.
178
Мать милосердною сестрою в роте,
На поле брани жизнь несла бойцам
И вздох последний в любящей заботе
Напутствовала в горести конца.
И в чреве материнском ту истому
Я впитывала с ней несчётно раз,
Дитя войны, не знающая дома,
Шесть месяцев свет, разгораясь, гас.
Всех на земле, и даже не рожденных,
Коснулось бремя мировой войны.
Я в чреве билась, плакала смятённо
От горестной, невиданной вины…
Уж видно Богу так не угодили,
Что рушилась цветущая земля,
И кровью поливая, нас святили,
Чтоб ближе стали к рощам и полям,
Чтобы бесценней стали наши пашни,
Что детям добротою хлеб несут…
Но люди забывают день вчерашний,
Коль войны землю заново трясут,
Коль те, кто братьями в боях сроднились
Второй и беспощадной мировой,
Сегодня – третьей разъединились,
И мать-земля – чурается вдовой.
Корысть и зависть рвёт Россию розно,
Да меркантильный княжий интерес.
Забыли, как святил Русь Иван Грозный?
Пора, чтоб Сталин заново воскрес!
И мать седая – мир, что в войны рухнул,
Вновь обращает в небеса с мольбой:
Покой, мир, единенье – о, даруй нам!
А мы – не постоим уж за ценой…
16
Мы – одной родословной звенья…
Ах, каких ты кровей, сынок!
Все породистых да благородных:
Ни рулетка, ни пуля – в висок
Не ничтожили жизнью безродной.
Труд, достоинство, честь и строка
По векам к нам текли, как по жилам,
Ни одна не украла рука,
Не разбойничала, не убила.
По военным дорогам прошли
Твои предки достойно и славно.
179
Прадед был генералом войны,
А другой – покорял казахстаны,
А прабабушки – многих видней! –
Врачевала одна – в стольном граде,
А другая – растила детей
Все в достоинстве, Бога ради!
Бороздил океаны твой дед
Капитаном подводного флота,
А другой – инженер и поэт
Птицей был не простого полета.
Вот и бабушка Лида – подстать,
Врач – военного, знать, замеса!
Да и я – твоя грешная мать –
Инженер, педагог, поэтесса.
Есть, чем славиться в нашем роду!
Ни убийц, ни лгунов мы не знали,
Побеждая несчастья, беду
Век трудились,
лечили,
хлеб жали.
Честный труд,
честный хлеб,
честный взгляд:
Мы по чести – достоинство ценим.
Помни, сын,
будь тем горд ты
и свят –
Мы – одной родословной звенья.
Юность пламенную пережди,
Вразумленный – в срок зрелостью смелой,
Строй успех,
и он ждет –
впереди,
И вперед!
Принимайся за дело…
17
Чтобы не было только войны…
Мать слыла королевой умелой,
Королевою – стала я,
Главным
в жизни
считала дело,
А в делах, чтоб жила семья.
И был хлеб, а душе – ученье,
180
Чтоб коростой не заросла,
Да немножечко в жизни везенья:
Всю войну – невредимой прошла.
Боль войны затаилась в легких,
Обессилевала – в трудах…
Путь твой жизненный – не из легких,
Но гордилась ты им всегда,
Раболепия, страха не знала,
Честь и совесть воздвигла в оплот,
Наставляла: «Вставай, коль, упала,
Не позорь благородный наш род,
Труд любую беду перемелет,
Будет счастье, где добрый хлеб,
И нет выше единственной цели,
Чтобы мир процветал на земле.
И трудись для него неустанно,
Чтобы не было только войны...»
Я такою ж, как мать моя, стала
И не чувствую в этом вины.
И за ней повторяю сыну:
«Хлеб лишь там,
где и пот,
и труд.
Лишь труды, что порой непосильны,
Счастье сытости нам дадут.
Лишь в труде обретёт человек
Свет достоинства –
на свой век…»
18
Как любовь мне вернуть им сполна…
Вольный дед был, ковбоем степей,
Гуртовщик, перегонщик скота!
Табуны гнал чрез семь рубежей,
До Саратова – чрез Казахстан.
Этот промысел – жесток и крут:
На разбойных просторах пустынь,
Где казах иль калмык – не к добру,
А в почёте – кинжал да кресты.
Удавалось – и он гнал стада,
Вольный ветер ему был вожак,
И вела по России – звезда,
Каждый был
ему друг,
да и враг.
181
А красавица Анна, жена,
Дочек двух, двух сынов родила,
Всё – в трудах, всё одна и одна,
Поднимала детей и ждала.
Их судьба безоглядной рекой,
Как умела, текла и текла…
Взял в одружницу он не покой –
Муза странствий в дорогу звала!
Похоронка на сына, да фронт
Дочь – в боях, в оборонке он сам,
Затянулися, как горизонт,
За чахоткой его небеса.
К Дню Победы и я родилась –
Вот забота на старости лет! –
Дед да баба –
отец мне и мать:
Мать ушла – в госуниверситет.
Воля-волюшка мне – отдана…
Как любовь мне вернуть им сполна!?
19
И вечна память о безвестных…
И если есть на свете Бог,
Меня – от смерти уберёг,
Чтоб миру о войне писала,
Безвестно павших величала.
Их подвиг истиной отмечен:
Герой – лишь жизнь отдавший, вечен.
И вечна память о безвестных,
Что отстояли Честь и Мир…
Пора! Найдём безвестным место –
В званье Героя! И эфир
Ту весть награды донесёт им,
Так скорбно маявшимся век,
Миллионным, единичным, сотым –
И обретут покой навек.
Нет, не забыт их подвиг-жертва
Во имя будущих времён,
И вновь ожившая – не мертва! –
Душа взлетит с святых знамён!
Веленьем Божьим и прошеньем –
О поминании дедов
Кричу в помин поминовенье
Погибших без вести родов.
Пусть не целованные знают
182
И, кто родил, познав жену,
Что лишь победная родная
Спасла их Вера! В ней – страну!
И если есть на свете Бог,
Герой – Безвестный у дорог
Самой жестокой в мире брани!
Безвестных каждый
пусть
помянет.
Царство вам небесное,
Советские деды, отцы и матери,
Остудившие своей кровью и жизнью
Адское пекло Великой Отечественной…
20
Их танками месил фашист…
Их танками месил фашист:
Советский воин не сдаётся!
Душою перед Богом чист
И пред страной. Сияньем солнца
Мир вспыхнул в нём в последний раз…
О как мучительно сознанье,
Не увидать любимых глаз
И дня грядущего светанье,
И не узнать, кого родят
Родные дети, внуков милых!
А внуки – вдруг не захотят
Их помнить, без гробов остылых?
И вряд ль найдут могилу ту,
Что ждёт их век в поминовенье,
И выбьют ль красную звезду
С крестом, по Божьему веленью?
Родные, спите райским сном:
Ценою жизни заслужили!
И к праху каждою весной
Цветы вам дети приносили,
Не зная, кто зарыт босым
И поимённо не озвучен,
Безвестный чей-то муж ли сын,
Иль чей-то дед подросших внучек.
Безвестный – Неизвестный – жив
И поминаем в снах молебных,
Тот – сталинский святой призыв
Первогвардейцев убиенных!
Тот и последний – сорванцов,
183
К концу войны уже подросших,
Победной славою отцов
Отмщеньем шедших к рейнской роще.
Вы выиграли ту войну,
Сыны святых первогвардейцев,
И к славе рода – за страну
Попрали смерть своею смертью
Во имя жизни торжества,
Во имя сладостной свободы!
И не прервётся нить родства
Ни чрез столетья, ни чрез годы!..
21
И гордо славословят храмы…
Храм поминанья убиенных
С багряной бездной над крестом,
Златые купола и стены
В высь – указующим перстом,
Чтоб мучеников ратных души
Средь звезд Зилантовой горы
От поминальных плачей глуше
Рыдали в райские миры.
Ведь души – нет, не имут срама! –
Всех убиенных за алтарь.
И гордо славословят храмы
Честь, крест
сегодня,
как и в старь…
22
И дать – Героя! Всем – оттуда…
По алой Волге – волны лавой,
А мели – хоть пешком и в брод,
А я под дедовскою славой
Забыла сад и огород.
Сижу, компьютер день пытаю,
Поток событий бранных лет:
Народа жертвенность святая
Слепа за маршами побед.
Мы отмечаем лишь победы,
А пораженья, как не в счёт!?
Своею кровью наши деды
Победе начали отсчёт.
Их враг месил в боях незнамо,
Окопы стали им – в погост,
184
И красное святое знамя
Взлетало в вечность во весь рост!
Заведены на павших святцы,
Как Память – на местах боёв…
А где безвестные-то, братцы?
Их – миллионы! Их – поём!
Пора потерь тома-талмуды
Озвучить горько, наконец,
И дать – Героя! Всем – оттуда!
Чтоб родом горд стал вновь юнец…
23
Войны не хочешь, будь готов всегда к ней!..
Война генералитет сравняла.
Судьба! Котельников, Ефремов – в ряд,
Готовых в бой за Русь вести солдат,
Но этого судьбе казалось мало.
И Жуков до войны – в одном ряду,
Но высочайшей выборочной властью,
Кремлём, поставлен главным на посту,
Главнокомандующим Красной Ратью.
И каждому был дан его удел:
Спасти страну, пленённую фашистом,
Спасти народ, что был извечно смел,
Перед детьми, пред Господом пречистым.
Военная судьба и чин кругов,
Разорванные связи, неудачи…
Причину неудач искать – в другом,
Наказывать невинных – тем и паче?
«Виновные» за Вяземский котёл
На самом деле были ль виноваты?
Кто главного в разгроме не учёл,
Виновны генералы ли, солдаты?
Причина где – военных неудач?
Войны не хочешь,
будь готов всегда к ней!
Армейские просчёты – вдовий плач,
Сиротская недоля поколений…
Не Божье повеленье – русский плач,
Сам по себе противник – злой палач…
Победившим – Слава!
185
24
Как во времена Батыя…
Деды спасли Россию,
Отцы – восстановили.
Мы молодые силы
К свершениям копили,
Рожали деток милых,
Учили, поднимали,
Когда ж не стало силы,
Державу потеряли,
И лозунги святые,
Содружество благое,
Как во времена Батыя!.
Да видано ль такое,
Чтоб на поклон Европе,
Пленённой злом фашизма,
Задрали свои ж…пы
Под плёткой остракизма?
Народ-герой смирился
С корыстью супостатов,
Где насмерть прадед бился,
Где подвиг свят солдата.
Он умирал за веру,
Что сыты дети будут!
Какой же надо мерой
Наказывать Иуду?
Советско-христианский
Мы рай без боя сдали,
И рай американский,
Детей губя, познали.
И Ленин нас пытает:
– Капитализм – питает?
Как вам живётся при капитализме?..
25
И эту жертву – нечем окупить…
Безвестные. Шёл сорок первый год –
И плакал мир кровавыми слезами.
Шёл передел, шёл на народ народ,
И прикрывались боги небесами.
Америка, Европа и Восток
Делили землю по границам новым,
И похоронный облетал листок
К живым родным трагической основой.
Народ терял сынов и дочерей,
186
Чтоб род победный длился бесконечно.
Народ стоял у отческих дверей,
Детей любимых отпуская в вечность,
Слезой вымаливал – родимым жизнь
И долгожданную земле победу.
Метель мела по загнанному следу,
Шёл сорок первый по тропам без виз.
Безвестные! В кровь улита земля
В желанье выжить. С той единой целью
Шёл на народ – народ! Цвели поля
Кровавыми слезами и капелью.
О Русь, ты главный приняла удар
И защитила мир солдатским телом.
Тела своих героев в вечный дар
Преподнесла земле, хоть не хотела.
И эту жертву – нечем окупить,
И оценить в веках, пожалуй, нечем.
И лишь поля, что не могли родить,
Солдатским стали похоронным вече.
Земля Смоленщины и Белорусский фронт,
Боль Сталинграда, ленинградский голод…
Вел жертвенно к Победе свой народ
Союз Советский, его серп и молот!
Безвестные! – Победы ратный труд.
Безвестные! – Ждут матери и жёны…
Безвестные им слёзы не утрут,
Их пот кровавый – в лоне недр зелёных.
Над ними плачет майский соловей,
Рыдают ветры, клонятся берёзы,
И правнуки с морщинкой меж бровей
Промолвят: «Спи, дед, – пряча свои слёзы, –
Ты сохранил нам землю и порог,
И светлый сонм идей людей советских.
Прости, что я не смог, не уберёг,
Державу от позорящей нарезки,
Что вновь свершился горький передел,
И вновь земля и матерь горько плачут.
То, видно, – исторический удел
Родов переселенья, не иначе…
Безвестные! Вам – память навсегда!
Пусть вас достойным словом дети вспомнят,
Чтоб войны не терзали никогда,
И вечный мир планету нашу обнял!..
Вечная память безвестным солдатам
Второй Мировой!
187
26
Плачет народ, значит, есть в мире Бог…
Алое, как обагрённое кровью,
Небо над храмом да ангельский лик,
Возле креста с белым облаком вровень
Ангел прощенья виденьем возник.
Плачут монахи о душах убитых,
Плачут потомки из рода да в род,
Ратники – сердцем не позабыты,
Их поминаньем величит народ.
Бог указал совершать поминанье
Ратников славных средь бранных эпох,
С каждой слезой память ждет оправданья,
Плачет народ,
значит,
есть в мире Бог…
27
Забыт ты был, в том нет твоей вины…
Апрель кончается – и славит май
Великую народную Победу.
Я не успею, дед, и не приеду
На твой погост. Но – помню! То – ты знай!
Я верю, имя славное твоё
Ещё озвучат, постамент воздвигнув,
И Ельня с Вязьмой подвиг и житьё
Отметят в Книге Памяти, подвигнув.
И званием Героя СССР
Отметят твою честь и твою доблесть…
Друзей не предал, не избегнув мер
Острастки Жукова, спасая совесть,
Что жертвенно ты душу положил
За жизнь солдат, простых и не виновных,
Что долг свой выполнил без меры сил,
И что безвестен ты пока условно.
Срок близок, в ряд с героями войны
Ты встанешь в Ельне да и в Вязьме, верю.
Забыт ты был, в том нет твоей вины ,
Виновны те, кто занят был карьерой!
Апрель кончается – и славит май
Великую народную Победу!
К открытью обелиска, дед, встречай!
До встречи, дед! Я в мыслях вечно еду…
188
28
Российских полководцев – гордый строй…
Военный этикет – чтить храбрость рати –
Не по канонам генералы шли,
Героя чтил фашист не на параде:
Чтил полководца вражеской земли.
Ефремов не сдался, попав в плен вражий.
В лоб – пулю – и прошёл сквозь вражий строй,
За други жизнь отдав, венцом украшен,
Врагами похоронен, как герой!
А Власов генеральские погоны
Бесчестьем, на поклон, принёс врагу.
Предателей – не странно ль! – в войнах помнят,
Погибших – подвиги не берегут!
Герой! Котельников, Ефремов, Власов?
О первых – редко где-то говорят,
А на устах – о власовцах рассказы…
Кому же славу по сей день творят?
Тот, Власов, сдал всю армию фашисту,
И этим, жизнь в плену солдатам спас…
А что солдат… без Родины и крыши?
Что скажет детям в свой последний час?
Что предал честь Присяги на защиту
Страны, родимой с детства, дом и сад?
Жизнь сохранив, он душу позабыту
Не в жизнь отправил, а в проклятий ад…
Котельников не сдался и Ефремов,
Российских полководцев гордый строй!
Их – помним, поминаем поименно
И награждаем званием Герой!..
29
И защищал народ – свой Сталинград!.
Дай мне в тебя влюбиться град на Волге,
Навечно-знаменитый Сталинград!
Пусть политические кривотолки
Иначат твоё имя в разнолад.
Ты Сталинградом стал по воле века,
И защищал народ – свой Сталинград!
Сколь боль владычествует человека,
Столь будет каждый год – Побед парад!
За Сталинград,
за Сталина,
за землю,
За разродимую – горел Солдат…
189
Единственную правду ту приемлю:
Как умирал Солдат за Сталинград.
Здесь пядь земли улита кровью братской,
Весь город на костях святых стоит
Край Сталинградский – мавзолей солдатский,
И в памяти он вечен, как гранит.
Спроси за рубежом – и каждый знает
Не Волгоград,
всяк знает – Сталинград!
Единственная правда – не иная:
Град Сталина погнал
фашизм назад!
Дай мне в тебя влюбиться град на Волге…
30
Да будут прокляты все войны…
Листва по дереву струилась
Янтарно-рыжею волной,
А мне берёзка моя снилась
Не в хлад, а юною весной,
И я – девчонка-несмышлёныш,
Лопатки-крылья за спиной,
Затравленный тоской зверёныш,
В миру без матери родной,
В миру, не зная, кто, откуда:
Отец – далёко, дед погиб,
И ждущие вопросы люда,
И мир – на взлёте, у ноги.
И каждый день – и взлёт, и вызов,
Что всё сумею, всё – смогу!
О, если б смерть давала визы!..
Дед знал, что честь я берегу,
Что памяти его достойна,
Достойна всех, кто рядом жил…
Да будут прокляты все войны,
Коль не хватает детству жил,
Что плачут дети в горьком горе,
Если родитель – далеко…
А где-то плещет счастья море,
И жизнь, как стая облаков…
31
Победы дети – дар Отчизне…
Война – и первая любовь –
Несовместимые понятья,
190
Слепая смерть и – просто счастье,
Что род продолжит снова кровь.
И от того кошмар войны
Кровь любящих волнует вдвое,
Любовь, когда сирены воют
И взрывы над землёй видны!
Дитю, зачатому в боях
В затишье кратком меж бомбёжек,
Следить дано мир Богом строже,
Рожденных – в тыловых краях.
На генном уровне война
Страх смерти в нём запечатлела,
Когда сестра, белее мела,
Спасала раненых одна.
Дитя во чреве, как приказ,
Должна и справиться, и выжить,
И снова в бой, в который раз!
Пока не демобилизовали свыше.
Дитя, прошедшее войну
И выжившее в бренном чреве,
На генном уровне вину
Запомнит. Ужас смертных бремен:
Смерть, смерть и снова смерть,
А кто в живых в бой – снова на смерть!
Здесь взрослому бы не смотреть
И не запомнить страх на память!
Но всё ж любовь – смерти в протест!
Но всё ж любовь – во славу жизни!.
И дети, как Победы весть,
Победы дети – дар Отчизне!
Война – и первая любовь…
32
Долг победителей…
Чистополю посвящается…
Из детства улица, в разлёт – на Каму,
Берёзы обнимают облака.
Особняки купцов темнеют в камне,
Добротно выстроенные на века.
Красуются ажурною резьбою
И стройной ещё статью, но – на слом!
Так беззащитны пред лихим разбоем!
Музеи! Быть б купечества – послом!
Но взгляд чужой к ним равнодушен,
Мне – памятью судьбы они святы!
191
В них – радовались ребятишек души
Голодных лет Татарской Слободы.
И детский сад в купеческих хоромах
Учился выживать, детей кормила всласть
Из нищенских семей полуголодных
Послевоенная Советов власть!..
И в старости, еды вкус вспоминая, –
Голландский сыр, стерлядку, разносол,
Ещё раз благодарно понимаю,
Как был приветлив город-хлебосол.
Всем детям, без различий, были рады,
Всем – добрый город дал еды кусок!..
Победы дети, хоть и не солдаты,
Росли, священный выполняя долг,
Долг ПОБЕДИТЕЛЕЙ – трудяг, поэтов,
Взращённых честью ратников войны.
И нет вины на нас – детях Победы,
Хоть мы – под бременем своей вины
За непротивление разрушению мечты
о справедливом обществе…
33
Война такую боль дала…
Трагедия семьи простой –
Ребёнок, выросший без ласки,
Ребёнок, ставший сиротой,
На мир взирающий с опаской.
Ребёнок – без защиты двух
Единственных: отца и мамы.
Не доставало как их, вслух
Поведать я могла лишь Каме.
Зачатый – в нежности. В вине
Заброшенности обвиняла:
Там, на войне, как на войне,
Во мне – война навек осталась!
Отца и мать, враз, отняла
И деда с бабушкою тоже.
Я – безотцовщиной слыла,
Твердя: я докажу всем, Боже!
Гордитесь мной – я ваша кровь!
Любите! Хоть совсем немножко!
Я плод твоей любви, любовь,
Хоть и не свет в твоём окошке!..
Какой недетскою была
Обида на судьбу лихую.
192
Война такую боль дала! –
Не пожелаю и врагу я…
34
Чистополье – Красная Слобода…
Красой близки названья городов,
Где мы, по детству, счастливо резвились,
Ты – в Слободе у прибрежных кустов,
Я – в Чистополье у озерных лилий.
А по весне твой городок был пьян
От запахов черёмух и сирени,
И мой, цветеньем майским обуян,
Вставал пред Богом кротко на колени.
В полвека нас пространство развело
От твоего и моего рожденья,
А после гибели твоей свело
Лишь семьдесят годов спустя в прозренье,
Что ты погиб не молод, я теперь стара,
И срок свиданья ближе к нам подходит,
Понять приспела поздняя пора,
В одном роду мы рождены народом
Финско-угорским, хоть у разных мест,
И в разный быт вошли мы от рожденья,
Но кровь узнала через столько лет
Тебя на фотографиях забвенья,
И вспомнила, как знала бы всегда,
И как не вспомнить, ведь мы так похожи!
Тебя я не видала никогда,
С моим рожденьем ты, поверь, вновь ожил.
Я – помню! Я – беседую с тобой!
Гуляю в Слободе твоей на сайте,
И сына осветить твоей судьбой
Пытаюсь на безмерном килобайте.
Чтоб гордость за причастность поднялась
В его душе, изверившейся в буднях,
И честь и кровь твоя в нём взорвалась
Осмысленностью Подвига, не трутня,
И гены героических начал
Проснулись в нем: и он – твоей породы!
Чтоб подвигом он каждый день встречал
Во имя рода над окрестным сбродом.
Я помню…
193
35
Баллада о фронтовых детях…
Я родилась в боях войны
И в чреве матери взрослела,
Глазами матери глядела
И плакала от зла вины.
Младенческий свой скорбный плач
Несла душа и в мирной жизни.
Война – душе детей палач –
Мой век одела болью тризны.
Чудом спасённая в войне,
Рождённая в смертельной муке,
Я помнила в войне – вдвойне! –
Солдат прощающие руки.
О, сколько с матерью мы ран
Солдатских перебинтовали!
Прошли в атаке столько стран,
Чтоб Кенигсберг нам стал привалом.
А дальше – снова на Москву,
А дальше – снова в Чистополье
Поближе к дому и родству,
И к шепоткам, и ко злословью:
– Вот, привезла! От фронта дочь! –
Презренная молва шепталась…
И мать жалела день и ночь,
Что у свекрови не осталась,
И мужа там не дождалась:
Война нам принесла разлуку…
Шла жизнь, учиться подалась,
Отдав меня в родные руки.
В мольбе молилась Самому:
– Чтоб с мужем – воссоединилась!..
А я – по детскому уму,
Всё плакала, чтоб мама снилась,
Сердилась, что на краткий срок
Каникулярных дней приедет –
И вот – уж снова – на порог:
Не на день, на зиму уедет!
Как тосковала вдалеке
И письма нежные писала,
К соседям со стихом в руке
О маме рассказать бежала:
– Мама, мама дорогая,
Я тебя люблю,
Только нет тебя, родная,
194
Нет тебя со мною.
Далеко живёшь ты где-то,
На Японском море,
Я ведь вижусь очень мало,
Мамочка, с тобою.
Расстояние меж нами,
Мамочка, большое,
И я шлю тебе, родная,
Пламенную песню…
В безвестности запретной – дед,
Отец – герой, мать – героиня:
Послевоенные святыни –
Дороже не было – и нет!
На них равнялась целый век:
Дед, мать, отец, гордитесь мною!
Жила, как должен Человек,
Я под советскою звездою.
В разлуке детство пронеслось
С родными. Все – о! – так далёко…
Сказать б! Да время унесло
Все слёзы детские, до срока.
А срок пришёл – я говорю
Взволнованно, светло и страстно,
Мысль стихотворную творю –
И верю: судьбы – не напрасны!!!
Послевоенное поколение вместе
С фронтовиками подняло из руин
Великое государство СССР…
36
Их честь и подвиг – вне вины…
Два деда от земли крестьянской,
А судьбы разнятся вельми,
Один – в мундире генеральском,
Другой – вольней ветров самих,
Один свершил подвиг военный,
Другой – нес подвиг трудовой
И защищали отчьи стены,
Чтоб родилась – вслед Мировой.
Два старика глядят из нощи,
Не знаю – молодыми их,
За пятьдесят им было, в общем,
Одна я внучка – на двоих.
До моего погиб рожденья
Дед Яков – вечный генерал…
195
Я деда Тихона – творенье,
Он воспитателем мне стал.
И на обоих я похожа,
Вся трудолюбием – в дедов,
Стратег как Яков, осторожна,
Пашу, как Тихон, до потов,
Но род, но кровь благословен их,
И внуки выжили, сыны,
Их кровь течет и в моих венах,
Их честь и подвиг – вне вины
Один – прошел путем военным,
Другой – нёс подвиг трудовой,
Но каждый – ратник неизменно
Пред Богом, родом и страной!
Царство вам небесное…
37
Возвысить правду, нет святее чести…
Возвысить правду, нет святее чести,
Хоть правда та катком под дых иным,
Возвысить не от злобы, не от мести:
История вершит судьбу страны,
Вершит дела и судьбы человечьи,
В ней – игры обездоленных страстей,
И чьи-то судьбоносны станут речи,
Страх, что несет сорока на хвосте.
Жизнь наша забубенная, мирская –
В руке амбиций царственных князей,
И только высь небес да глубь морская
Им не подвластны по день грешный сей,
И лишь поэзия даст обнаженье
Всех нитей, связывающих удел,
От первого мгновенья сотворенья
Им не подвластна в страстной полноте!
Возвысить правду, нет святее чести…
38
Но место Подвигу и Славе бранной есть!..
На роковой черте и слава, и позор,
И смерть героя рок тот отмечает.
Как часто славу брани обретает вор,
Чей героизм сомненье вызывает.
Присваивает доблесть, славу мертвых, чтоб
Ему сопутствовала вслед карьера,
И тень смущения не морщит лоб:
196
Наградами обвешан он до хе….
Помпезно прославляет сам себя свой век.
Да благо! Был политруком век бранный!
Наградами увешан – Там, Тот человек,
Кто выдает награды, как Абрамов.
В погибшей армии – провидец - генерал,
Чья смерть погибельною стала войску…
Сбежал Абрамов! На восьмой прорыв насрал
И бросил в плен солдат последних горстку.
Чтоб пораженческий позор свой позабыть,
Забыл и тех, кто Вязьму защищали:
«Им смерть наградой будет! Так тому и быть!» –
Решил, чтоб о героях меньше знали.
Себе Героя СССР вручил в свой срок,
Герои вяземские позабыты!..
Исполнил своенравный Жуков свой зарок:
Теперь они с Котельниковым квиты!
А до Отечественной – числились в друзьях
Котельников и Жуков, долгу верных,
Но за провиденье разгромное грозя,
Отметил друга НКВДэшной мерой.
И вот опальный генерал лишен наград,
В шестьдесят пятом – только орден дали
Отечественной первой степени! Набат –
Кому Героя СССР отдали?!
Генерал чести! Бранных доблестных трудов!
Их много, жизнь отдавших за Россию,
Не поступившихся достоинством фронтов,
Резервный фронт возвысивших в мессию!
Резервный фронт. Последних павших – генерал,
Содружества святых первогвардейцев,
Сражавшихся под Вязьмой, умерших от ран,
Не сдавшихся врагу и с пулей в сердце!
Двадцать четвертой армии лежат бойцы,
Все – бранный путь свершили с генералом,
Все – долг свершившие деды, отцы,
И генералу честь отдать пора бы!
Но некому воспеть награды бранной честь:
Не стало штаба, армия погибла…
Но место Подвигу и Славе бранной есть!
И есть различье бранных рубежей и тыла!
Слава погибшим ради жизни на Земле!
Вечная им память!..
197
39
Сердце сжать в кулак до боли…
Ах, лазоревое небо –
Отголосками – война
За Украйну что без хлеба,
За Чечню, что отдана,
Отголосками раздоров –
Передел родных земель…
Что ни князь – то вор иль ворог
Среди Ванек и Емель,
Что ни князь, то сноб алтынный:
Знает, как карман набить,
О Руси, в веках былинных,
Лучше взять да и забыть!
И народу дали волю,
Волю-волюшку с лихвой,
Сердце сжать в кулак до боли,
С нищей странствовать сумой.
Не понять умом и сердцем,
Где здесь правда для Руси,
Если дети ищут смерти
В жизни, Боже, упаси!
Ах, лазоревое небо –
Отголосками – война…
Правда плачет или небыль,
Или горькая вина?..
40
Пред родом преклонить хоругви…
Один мой дед был генерал,
От царской выучки, а прадед –
Оратай. Дед второй пахал,
И прадед мамы с полем ладил.
То знала с детства назубок,
Но о дедах не говорила:
Дед Тихон – раскулачен в срок,
А Якова – война скосила.
И раскулаченный молчал,
И без вести пропавший – тайный,
И тайн потомственных закал
Характер выжег неслучайно:
Что и не каждому порой
Сказать должно о родословной…
Росла я девочкой с виной:
Отец далёк и мать условна.
198
И при живых-то – сирота,
Но знала, должно так по жизни!
Отец – студент, мать – у бинта,
И я гранит учёбы грызла.
Нет, не сложилась вновь семья:
Война проклятая – помехой.
В дальневосточные края
Мать выехала за успехом.
Кормить меня и стариков
Ей нужно было напоследок,
А скрип военных сапогов
Сменил отец мой на штиблеты.
Отец объездил загранмир,
И дома он почти, что не жил,
К тому же не было квартир,
Родителям – брак и не брезжил.
Смирилась с ролью сироты,
Гордилась матерью упорной,
А об отце – одни мечты:
Женился он на бабе вздорной.
Писали письма детский век
Друг другу. Где та переписка?
При переездах имя рек,
Повыброшены жизни списки.
Из пачки ни один листок,
Оплаканный недетской болью,
Нет! Не сберёг Владивосток,
Ни Чистополь в моей юдоли!
Родился сын – и мать вошла
В семью хозяйкой, твёрдо зная,
Теперь её пора пришла
Стать бабушкой, была – родная.
Отца инфаркт в Москве убил,
А мать – чуть позже в Волгограде,
А я жила, сколь было сил,
И лишь теперь я – на параде.
Дитя войны, Победы дочь,
И славлю бранные заслуги
Дедов, отцов, затем не прочь
Пред родом преклонить хоругви!!!
Дитя войны…
41
Героям войны – Честь и Слава веков!..
Младенческий месяц взошёл на закате,
199
Спускается ночь, неоглядно-светла,
Сегодняшний вечер в святом Сталинграде
Сжигает все звёзды фейерверком дотла.
Такая на набережной канонада:
Салют в честь Победы в Великой войне!
Достоинство, честь фронтового солдата
Безмерней величатся здесь, в тишине.
Салют отгремел, как бои отгремели,
На землю спустилась весенняя ночь.
И в старческом голосе вдруг зазвенели
Горючие слёзы, то плакала дочь:
Родители, деды – навечно солдаты,
Судьбу фронтовую нельзя отменить,
А детям осталось о подвигах свято
Век помнить, и каждому – с гордостью чтить.
Мы помним! И каждый запомнит навечно
Победы и смерти Второй Мировой,
И внуки, обняв ветеранов за плечи,
Гордятся их подвигом, тем, что – живой!
Что встретились вместе четыре колена,
Хоть шансов на встречу так невелико!
И внук преклонил пред Героем колено:
Героям войны честь и слава веков!!!
09.05.2016.
42
Вам – Слава за добро мечты…
По кладбищу брожу, гляжу,
Стоят кресты средь звезд заросших,
Здесь время подвело межу
Меж верой в Бога и – в хороших.
Советский люд почил в звездах:
Открытый взгляд и свет на лицах.
Хоть жизнь была и непроста,
Прожил без журавля – с синицей.
Но и в трудах на благо дней
Не забывал делиться добрым.
Чрез век – хорошее видней,
Плохое, то – везде недобро.
Брожу в печаль – военный люд:
Солдатики и медсестрички,
Послевоенных лет салют
Гремит могилам не публично.
Мерцают звезды и кресты
Средь звезд вселенной бесконечной…
200
Вам – слава за добро мечты,
Вам – благодарность наша вечно.
Советские роды лежат
В оградках куплено-могильных,
И стоя правнуки молчат,
Представив подвиг их былинный.
За целостность державы гиб,
За сытость в хатах дед военный,
Молчит внук, лишь бровей изгиб
Боль выдаст пульсом жаркой вены…
Полвека хлебных пронеслось.
Идёт полвека лет «свободы»,
Не всё в державе вновь срослось,
За что наказаны народы
Пол сотней миллионов тел?
Мужчины выбиты в Европе,
Навязан миру вновь удел
Принять кровавый бранный допинг.
По кладбищу брожу…
2014 год, Дмитровское кладбище ветеранов войны, г.Волгоград
43
Погибший – с нами!..
Где льдов – разводье,
Вчера был лёд,
Ждёт половодья
Апрельский свод.
И воскресенье –
В ветрах и соснах,
Души веленье
О днях петь грозных:
О днях военных,
О тьме убитых,
О мраке пленных,
И позабытых,
О горькой боли
От слёз и смерти
Тех, кто на поле –
С честью – без чести.
Всем неизвестным –
Вернули Память,
Честь – повсеместно!
Погибший – с нами!
Праздник Победы –
И УПОКОЕН
201
С великой метой
Великий воин!
Солдат известный
И неизвестный
В памяти место
Обрёл – воскреснув!!!
Слава и честь – сражавшимся за Родину!..
44
Вечным реквием льётся мотив…
Иван-чай на лугах, иван-чай,
Еду, дед, к тебе, рОдный, встречай!
Иван-чаем укрыта земля,
На Солдатских расцвёл он Полях.
Под крестами раскинулись вширь,
Не забудет их праведный мир…
А в могилах – мильон бранных тел
Вечным сном спят вдали земных дел.
Подвиг свой совершили они,
Чтоб вернуть детям мирные дни!
Иван-чай – в цвет печальных одежд –
На могилах звенит его свет,
На могилах безвестных солдат,
Не вернувшихся в семьи, назад!
Бранных подвигов смысл освятив,
Вечным реквием льётся мотив.
Иван-чай… Чай Иван?..Чай Василь?..
45
Свой мирный день вся Русь благодарит…
В день Сергия святого на Смоленщине
По убиенным Богородица скорбит,
И плачет старая седая женщина
По деду, что в земле сырой зарыт.
А в храме – радостные песнопения
О всех Победах вопреки врагам,
И ратному – в противобор – мучению
И в противобор неверия богам!
Смоленская, о Матерь Божья Вяземщины,
Навеки осени в святой покров
Сей мирный час, покой обрященный
И мирный труд, и мирный отчий кров.
И в день святого Сергия убогого
Свой мирный день вся Русь благодарит,
Благословеньем на лета на многие,
202
Над храмом колокольный звон парит.
И ангельские хоры воспевают
О мире благодать по всей Руси,
Пред очи Господа, склонясь, взывают:
О Господи, на многие лета, спаси
И сохрани…
18.07.2016, день преподобного
Сергия Радонежского, г. Вязьма.
46
Чтоб стала истина – в награду…
Пишу, чтоб помнили свой род,
Свой героический народ,
Своих дедов, отцов да пращур
Сыны. Кто помнят, те – обрящут.
И войны горестной земли –
Взять горьким опытом смогли,
И осознали ложь и правду,
Чтоб стала истина – в награду.
А истина всегда – одна,
Чтоб жил народ, цвела страна,
Чтоб равенство в душе царило…
Для человека – в том и сила!
Когда нет шанса на успех,
Лишь голод – на устах у всех!
Добры персты, сильны трудом,
Работа есть – всё счастье в том!
Земля скудеет не людьми –
Вселенная нам – бесконечна,
И будет памятником вечным
Всем ратникам, тылам увечным –
Труд,
Равенство,
Любовь
и Мир!..
203
204
Фотоматериалы «Волгоград и Чистополь –
дорога жизни в два конца…»
Чистополь
Никольский Собор
205
г. Чистополь, актив Пленума ГК ВЛКСМ 20 июня 1942г. с советскими писателями
Сурковым А.(2 справа), Исаковским М (4 справа). Активистка, ученица 10
класса школы № 1 Полторецкая Л.Т. (первая слева, 1 ряд).
206
Великая Отечественная. 1944 – 1945 г .г.
Отец, Котельников Борис Яковлевич,
Мать, Полторецкая Лидия Тихоновна
Чистополь, 1948 г.
207
Чистополь-
счастье…
г. Чистополь. Род Полторецких. Фотомонтаж
208
Чистополь –
Волгоград
209
Казань – Волгоград
210
Чистополь – Казань – Волгоград
Литературное объединение «Патриот» отмечает издание своего очередного
литературного сборника «Во имя жизни», Волгоград, 2015г.
211
Д
е
д
ы
с
ы
н
а
Генерал-майор
Котельников Я.Г.
Лейтенант
Котельников Б.Я.
Капитан 1 ранга Михеев А.Н
212
География рода Котельниковых (1892-2016).
Д.Б. Котельников Я.Г. Котельников Б.Я. Котельников О.Б. Полторецкая
(1961 - … ) (1892 – 1941) (1921 – 1999) (1945 - … )
г.Москва г.Краснослободск ,
Мордовия
г.Краснослободск,
Мордовия
г.Чистополь,
Татария
г.Волгоград, Речной колледж, май, 2014 год.
г.Волгоград, Технологический колледж, 2014-2015 гг.
213
г.Вязьма, Центральная библиотека, Апрель 2014 г.
г.Волгоград, Центральная библиотека, май 2015 г.
г.Волгоград, Лицей №6, декабрь 2015 г.
214
г. Болгар РТ МБУ МЦБ 28.07.2015г
г. Казань РТ, КФУ, музей истории КФУ, 24.07.2015г.
215
Мордовия, Саранск, музей А.И.Полежаева, 29 июля 2016 г.
г. Чистополь, ЦДБ МБУК Чистопольская МЦБ, 06.08.2015г.
216
Благодарность
Выражаю сердечную признательность за поддержку и помощь в сборе
документальных военных материалов для написания и издания книги учреждениям
культуры и военным комиссариатам Волгограда, Смоленской области и Татарстана:
– руководителю департамента по делам культуры Волгограда Елене Геннадьевне
Метальниковой;
– председателю комитета культуры Волгоградской области Виктору Петровичу
Гепфнеру и заместителю председателя Елене Васильевне Евдокимовой;
– протоирею Казанского Кафедрального собора г. Волгограда Вячеславу Желябову;
– сотрудникам военного комиссариата Волгограда: Елене Александровне Борцовой и
Сергею Васильевичу Яровому;
– председателю попечительского совета международной премии «Филантроп»,
президенту ТПП РФ С. Н. Катырину;
– президенту международного культурно-просветительского фонда «Александр
Невский» А. В. Богданову;
– организатору волгоградского конкурса «Александр Невский», руководителю литклуба
«Мамаев Курган» г.Волгограда, члену Союза писателей России Татьяне Михайловне
Батуриной;
– руководителю литклуба «Патриот» г. Волгограда, члену Союза писателей России
Анатолию Невара;
– главному редактору журнала «Дом Дружбы» Анатолию Анатольевичу Шаповалову,
зам. главного редактора Олесе Александровне Полянской;
– редактору газеты «Сталинградская трибуна» Сергею Коляеву;
– издателю-директору волгоградского ООО «Принт» Виктору Денисовичу Гербовнику;
–издателю-директору казанского ООО Р. Н. Селиванову;
– главе мордовской диаспоры г. Волгограда, зам.директора ООО «Дар Проект Сервис»
Владимиру Николаевичу Учаеву;
– директору ГБУК «ЦСГБ» Тамаре Анатольевне Ореховой;
– сотрудникам ВМУК «ЦСГБ» библиотеки-филиала №12 Светлане Ивановне
Самофаловой, Галине Александровне Сергеевой, Светлане Ивановне Зарубиной;
– директору ГКУВО «ГАВО» А. И. Коломыткину и сотруднику архива В. М.
Кадашовой;
– хазрату Казанской Апанаевской мечети Ниязу Рустамовичу Сабирову;
– МБОУ «ООШ№6»: педагогам Дание Ахметзяновой, Гульнаре Самигулловне
Закировой, Людмиле Александровне Чебановой, Диляре Асхатовне Закировой,
волонтёру Анастасии Захаровой;
– сотрудникам ГБУК РТ «Национальная библиотека Республики Татарстан»:
директору Сююмбике Разильевне Зиганшиной, зам.директора по научным вопросам
Иреку Габделхаевичу Хазиеву, зав. редакционно-издательским отделом Рамзие
Абдулфариховне Хусаиновой, библиотекарю-художнику Алсу Азатовне Хафизовой,
библиотекарю Гузель Фирдинантовне Фазулзяновой, зав.отделом комплектования
документов Лейсан Наильевне Мартыновой, главному библиотекарю ОКиО Светлане
Ивановне Нуриевой ;
– сотрудникам МБУ «Молодежный центр» г.Чистополь: директору Марине
Александровне Елисеевой, начальнику ОДМ Ольге Вадимовне Купцовой, зав.отделом
217
СЭП «Телефон доверия» Юлии Владимировне Егоровой, волонтеру Алине Ильсуровне
Миннебаевой, заведующей информационно-аналитического отдела МБУ МЦ Ирине
Ивановне Сарафанниковой, заведующиму ПК МБУ МЦ Рамилю Ринатовичу
Нургалиеву, волонтеру Светлане Александровне Кунгуровой;
– работникам культуры г.Чистополя: начальнику отдела культуры Светлане
Михайловне Колесниковой, директору межпоселенческой центральной библиотеки
Елене Михайловне Курбатовой, зав. отделом обслуживания Ландыш Гафуровой, зам.
директора ЦБ Гульюзум Ахметовне Байбиковой;
- игуменье Свято-Успенского Зилантового женского монастыря г.Казани, матушке
Сергие (Светлане Николаевне Лакатош);
- сотрудникам Чистопольского краеведческого музея «Уездный город».
Волонтеры Чистополя в помощь поэту.
Свою поэтическую эпопею «Счастье земное», состоящую из 15 книг, я
никогда бы не напечатала, если бы ни помощь волонтеров городов
Волгограда и Чистополя Татарстана. Наиболее активное участие приняли в
волонтерской работе школьники школы №6 и педагоги МБУ «Молодежный
центр» г.Чистополь.
Сердечно благодарна педагогу-историку СШ №6 Людмиле
Александровне Чебановой, сотрудникам МБУ «Молодежный центр»
г.Чистополь: директору Марине Александровне Елисеевой, начальнику ОДМ
Ольге Вадимовне Купцовой, зав.отделом СЭП «Телефон доверия» Юлии
Владимировне Егоровой, волонтеру Алине Ильсуровне Миннебаевой,
заведующиму ПК МБУ МЦ Рамилю Ринатовичу Нургалиеву, волонтеру
Светлане Александровне Кунгуровой.
Это их трудами подготовлены к изданию в 2016 году книга 11
«Старчество» и книга 12 «Чтоб помнили свой род сыны…» поэтической
эпопеи «Счастье земное».
На фотографии Вы видите совместную творческую работу с Рамилем
Ринатовичем Нургалиевым.
Дипломант международных конкурсов, татарстанский поэт
Ольга Полторецкая, г.Чистополь, 09.08.2016г.
218
Содержание
От автора Когда судьба на крутом вираже …………………………….……. 4
Р.Хисамов Поэзия человечности и правды………………………………..…... 6
В свеченье закамских зарниц … …………….……………………………...... 10
1. «Синее, синее небо…» …………………………………………..…… 10
2. «В почитании Корана…» …………………………………………….. 10
3. «Хороним старых матерей …» ………….………….………………. 11
4. «Я заново сегодня родилась …» …. …………………………….…… 12
5. «Бывают дни средь немощи годов …» ………………….……………. 13
6. «Лето кончается, камский вояж …» ……………………..…………. 13
7. «Шелка крылами – на плечах …» ……………………………………. 14
8. «Я славлю Божью красоту …» …………….…………………………. 15
9. «Там, где берёзы шелестели …» …………….……………………….. 16
10. «Огненной речкой стекает закат …» …………………………………. 17
11. «Я жалуюсь судьбе и Богу …» ………………………………….……. 18
12. «Раскрылилось небо облаками …» …..………………………………. 18
13. «Боярышник! Счастливая присуха …» ….…………………………..… 19
14. «В ночь новолунья подниму глаза … ……………………….……….… 20
15. «Мой лунный край …» …….………………………………………. 21
16. «Надежде Дьячковой» …………….…………………………………. 22
17. «Хуторское моё королевство …» …….………………………………. 23
18. «В защиту тополиных чащ …» ……………………….…….………. 23
19. «И тополя, осыпанные пухом…» ………………….………….……. 24
20. «На качелях – и ах! – солнце, сосны – в лицо - …» …………………… 25
21. «Моя родовая усадьба …» .………………………………………….. 26
22. «Там русский дух, там Русью пахнет …» ….………………………. 27
23. «Две акации, две сороки…» …………………………………………. 27
24. «Колечко травное на палец наверчу…» ……………………………… 28
25. «Запахи скошенных трав…» ………………………………………… 29
Пусть царит любовь в дому……………………………………………….… 30
1. «Над Волгою покой витает вечный …» ……………………………… 30
2. «Спрятаться в доме от мира и окон …» ……………………………… 30
3. «Нет Родины, когда не любят мать…» ……………………………… 31
4. «Хвала мужчине – мужу…» ……………………………………….… 32
5. «Хвала женщине – жене…» …………………………………….…..… 33
6. «Несчастная семья, где нет довольства…» ………………………..… 33
7. «Ищите, мальчишки, нехитрое счастье…» …………………………. 34
8. «Загулял мой ненаглядный…» ……………………………………… 34
9. «Распре – Красная Горка на Пасху пришла…» ………………………. 35
10. «О Господи, и вымолвить-то страшно…» …………………………… 36
11. «Ну, вот и вышла я к своим лесам…» …………………………..……. 36
12. «Шар огненный спускается за Волгой…» ……………………………. 37
13. «Апрельский день пришёл в сухие степи…» ………………………….. 37
14. «Какое детство, право, горькое…» ……………………………..……. 38
15. «Таких стихов нигде не напишу…» ………………………………….. 39
16. «Небольшое озерцо…» …………………………………………...…… 40
219
17. «Под сладкой лаской ветерка…» ……………………………………. 41
18. «Горькие травы – от горьких обид…» ……………………………… 41
19. «У счастья лика два – печаль и радость…» ………………..……..…. 42
20. «Пиши на зорях ты стихи…» …………………………….………… 42
21. «И в болести, и в здравии так нужно нам…» ………………..………. 43
22. «Облако, как сказочная птица…» …………………………………… 43
23. «В твоей любви нуждаюсь я…» ……………………………………… 43
24. «Распогодился день, буйный ветер утих…» ………………………….. 44
25. «Расцвели леса, как в сказке…» ……………………………………… 45
26. «Какая масса вод…» ….………………….…………………………. 46
27. «Дал Господь – и это благо…» ………………………..…………….. 47
28. «Мольба» ……………………………………………………………. 48
29. «Последнюю родную плоть…» …………………………….………… 48
30. «Да слава Богу, что ошиблась…» …………………………..………… 49
31. «Не надо возвращаться к тем…» ………………………..…………… 50
32. «Родных сестёр мне не дано…» ……………………...……………….. 50
33. «Месяц рыжий сел за Волгу…» ………………………………………. 52
34. «Когда дубравы в пламенном багрянце…» ……………………….……. 52
35. «Боярышник, пусть сердце не болит…» ………………………………. 53
36. «Спроси ворону, кто всех птиц прекрасней?..» ………………………… 54
Сталинградская сирень ……………………………………………………… 55
1. «Благодарствуй град на Волге …» ……………………………….……. 55
2. «Бульвары в предрассветный час уснули …» …………………………. 55
3. «Позитива, позитива!..» ……………………………………………… 56
4. «Оставь мне свечи лишь для вдохновенья…» ………………………..…. 56
5. «Я в медитациях не столь сильна…» ……………………….………… 57
6. «А пока – апрельские дожди…» ………………………………………. 57
7. «Не легко! Но предают друзья…» ……………………………………. 58
8. «Кому мне подражать? Жизнь прожита…» ………………………….. 58
9. «Ветвями ветра плещется апрель…» ……………...………………….. 59
10. «Зацвела смородина душистая…» ……………………….…………… 60
11. «Всё ожило, раскрылось за два дня!...» ………………………………… 60
12. «Мой сайт – кормушка счастья для поэтов…» …………………….… 61
13. «А моя обитель – в поднебесье!..» …………………………………….. 61
14. «Мощное лиловое цветенье…» ………………………………………. 62
15. «Одуванчиковый луг…» ……………………………………………… 62
16. «Брожу весной в лиловой мгле сиреней…» …………………………….. 63
17. «В сиреневом чаду душа купалась…» ………………………………… 64
18. «Забавой мысли по весне я тешусь…» ………………………………... 64
19. «Здесь пламенем костра играет ветер…» …………………………… 65
20. «Блажен, кто жребием своим…» ……………..……………………… 65
21. «Свет-ковыли да волна серебристая…» ………………………………. 66
22. «Пусть не растёт ковыль зимою…» ………………………………… 67
23. «Далёк мой хутор в зеленях и травах…» …………………………….. 67
24. «И верба желтеет, и даль – в синеве…» ………………………………. 68
25. «Дожди, апрель, вторая половина…» …………………………………. 68
220
26. «Над впадиной на ветреном юру…» ………………………………….. 69
27. «Мне ахмадуллинских не высечь скал…» ……………………………… 70
28. «Гуляют волны на подворье…» …………………………..…………… 70
29. «Смотреть сквозь мглу цветов на синеву…» …………………….……. 71
Королевство птичьих грез… ……………………………………… 72
1. «Я снова в королевстве птичьих грёз …» ……………………………… 72
2. «Под сладкой лаской ветерка…» ………………………………………
3. «И мой приезд в заснеженный приют…» ……………………………...
72
73
4. «Стволы и ветви – в чаще – ни листа!..» …………………………...…. 73
5. «А табуны в дубравах вольно бродят…» ……………………………… 74
6. «В тоске стрекоз качнулась всполохом…» ……………………………. 74
7. «Солнышко-то село, золотой закат…» ……………………………….. 75
8. «До Крыма, как до хутора, далече…» …………………...……………. 75
9. «И в старости, и в болестях все – рядом…» …………………...……… 76
10. «Жемчужный день, жемчужная река…» …………………………….... 76
11. «Величественней зрелища заката…» …………………………………. 77
12. «Горячий май, трава хрустит, сгорела…» ……………………………. 77
13. «Уже октябрь – а ощущенье Пасхи!..» ………………………………… 78
14. «Алая тропка октябрьской зари…» …………………………………. 79
15. «Вот, козье племя! Нет на вас управы!..» ……………..………………. 79
16. «Сидеть на берегу и грызть орехи…» ………………………...……….. 80
17. «Октябрьские беззвучные дубравы…» ………………...………………. 81
18. «На проводах не ласточки – воробушки…» ……………………..…….. 81
19. «Как грустно мне в безмолвии вечернем…» ……………………..…… 82
20. «Лето отпело, отплакало, вызрело…» ………………………………. 82
21. Гремит в ночи осенняя гроза…» ……………………………………. 83
22. «Набираюсь солнышка на зиму…» ………………………………….. 84
23. «Золотые ромашки кивают подворью…» …………………………… 84
24. «Неделями купаюсь я в ветрах…» …………………………………… 85
25. «Ивушка плакучая, что ты слёзы льёшь…» …………………………... 85
26. «На закате – птицы ниже…» ………………………………………... 86
27. «Средь золотящейся листвы…» ……………………………………… 86
28. «Палящий зной смягчён восточной тучей…» ………………………… 87
29. «Где пшеницей шептались поля…» …………………………………… 88
30. «Не хлеба в полях кустились…» ……………………………………… 88
31. «А шелкопряд невинно порезвился…» ………………………………… 89
32. «Светозарный эфир разыгрался ветрами…» …………………………. 89
33. «Как в храм вселенский, солнце провожать…» ………………………... 90
34. «За густою листвою дерев…» ………………………………………… 90
35. «Окропили росы травы…» …………………………………………… 91
36. «О ласточки! Вернулись вы из сказки…» ……………………………... 91
37. «Вечерний дождик засверкал в листве…» ……………………………... 92
38. «Цветы стройны в густой траве…» ………………………………….. 92
39. «Бабочки, ромашки – красочный узор!..» ……………………………… 93
40. «Ах, кони! Как созданья ветра, света…» ……………………………... 93
41. «Иду туннелем трав я по подворью…» ………………………………... 94
221
42. «Росы пали, алмазами вспыхнул рассвет…» …………………………... 95
43. «Ну, здравствуй, кукушка! Вчера прилетела?..» ……………………….. 96
44. «Мне не о чём писать, одни мольбы…» ……………………………….. 96
45. «Кукушки вслед другой кукуют эхом…» ……………………………… 97
46. «Как похолодало, словно и не май…» …………………………………. 97
47. «Нынче рано весной комары загудели…» ……………………………... 98
48. «Ночи здесь пахнут сиренью и лесом…» ……………………………… 98
49. «Алмазами усыпан пышный луг…» ………………………………….. 99
50. «Заливные луга – неоглядное море…» ………………………………… 99
51. «Гроза с Заволжья наползла на хутор…» …………………………….. 100
52. «Стрижи летают низко, за тучами – закат…» ……………………… 100
53. «Как живописно стадо сельских коз…» ………………………………. 101
54. «Всё – по анютиным по глазкам…» …………………………………. 102
55. «Листва раскрылась и дубы оделись…» ………………………………. 102
56. «Одуванчики в май отцветают…» …………………………………… 103
57. «Солнце село, и ветер в округе утих…» ……………………………….. 104
58. «На дороге степной поздно ночью одна…» ……………………………. 104
59. «В душе нет ни восторга, ни унынья…» ……………………………… 105
60. «Вот и дождалась степного лета…» …………………………………. 105
61. «Затоскую по луне…» ………………………………………………... 105
62. «Солнышко закатное…» ……………………………………………... 106
В челне своих воспоминаний… ……………………………………………… 107
1. «О, где ты вдохновенье, отзовись!..» ……………….…………………... 107
2. «Темнеют склоны, наплывает ночь …» ……………………………... 107
3. «В челне своих воспоминаний…» ……………………………………… 108
4. «Парад принцесс на горной речке…» ………………………….………. 109
5. «Иду знакомою дорожкой…» …………………………………………. 109
6. «И булку, тающую на зубах…» ……………………………………… 110
7. «Спят ангелы в тени восточных пальм…» …………………………… 111
8. «Блажен, кто в мире не встречаем…» ………………………………… 111
9. «Начало марта, парк азовский…» ……………………….…………… 112
Бабье лето… ……………………………………………………………….. 113
1. «Ах, ангел мой, скорей на хутор!..» ………………………….…….….. 113
2. «Листву златую осыпают рощи…» ………………………..………… 114
3. «С летучей лёгкостью листы спадают…» …………………………… 115
4. «А всё же в Крым хочу, на море…» ……………………….………….. 115
5. «Зачем мне Крым? Здесь жарит бабье лето…» ………………………. 115
6. «Легко под солнышком сидеть…» ………………………………….…. 116
7. «Очередное бабье лето!..» ………………………………………….…. 117
8. «Как осени душа созвучна…» …………………………………..…….. 118
9. «Октябрьское бабье лето…» ………………………………………….. 119
Назад в будущее
1. «Такое ощущенье – молодею…» ……………………………………… 120
2. «Где-то пьют и где-то мрут…» ……………………………………… 120
3. «Царь – раб. И что не говори…» ……………………………………... 121
4. «Определяет смысл прожитых лет…» ………………………………. 122
222
5. «Арки, купола и небо…» …………………………………………….. 122
6. «Когда душе не прирасти к чужому…» ………………………….…… 123
7. «Смотри, вечерняя заря, как роза…» …………………………….….. 124
8. «Вот и пою судьбу свою…» ……………………………………..…… 125
9. «Неужель только плотское чувство – всесилье…» …………………….. 125
10. «Да испокон веков здесь конопля…» ………………………………….. 125
11. «Веленьем Божьего креста…» ………………………………………. 127
12. «Убожество домов и улиц…» ………………………………………… 127
13. «Вновь озеро залило полподворья…» …………………………………. 128
14. «Что стара задумалась, что унывать?..» …………………………….. 128
15. «Пророка нет в Отечестве своём…» …………………………………. 129
16. «– Да, я вам буду благодарна…» ……………………………………… 130
17. «Махровые маки с разрытой могилы…» ……………………………... 130
18. «Памяти советских поколений…» …………………………………… 131
19. «Чтоб началась РАБОТА…» ……………………………………….. 132
20. «Ни глаз отвести, ни души не отторгнуть…» ………………………... 133
Далью Подмосковья… …………………………………………………….. 135
1. «Морось снежная, дорога …» …………..…………………………….. 135
2. «Хочется нам в старости лишь радости…» ………………………..… 135
3. «Из Подмосковья сыну…» …………………………………………… 136
4. «На семидесятом – я в Москве…» ……………………………………. 137
5. «Столетье минуло, чтоб станция метро…» …………….…………… 137
Поэтическая арена… ……………………………………………………… 139
1. «Я счастлива, что знаю вас в лицо…» ………………………………… 139
2. «Живут, друг друга терпят, как тоску …» ……………………..……. 139
3. «В избушке хуторской живёт мороз…» ……………………………… 140
4. «Поклонилась земле и полынь сорвала…» ……………………………. 140
5. «Люблю, люблю и – вечная весна…» ………………………………….. 141
6. «Легко запомнить стихотворца!..» …………………..……………….. 142
7. «Стих – состояние души…» ………………………………………….. 142
8. «И в первом поцелуе на устах…» …………………...………………… 142
9. «Август тихо ушёл, улетели кукушки…» ………………......………….. 143
10. «О, вдохновенье! Оголённость чувств…» …………………..………….. 143
11. «Пространством сломанные крылья…» …………...…………………. 144
12. «Что Пастернак? Игрушка заводная!..» ………………………………. 144
13. «Все сборища поэтов – от богем…» ………...………………………… 145
14. «Зачем тебе чужой настрой…» ………………………………………. 145
15. «Вспыхнули стёкла закатною лавой…» ………………………………. 146
16. «Пророка нет в отечестве своём…» ………………………………….. 146
17. «Поезд мчит на всех парах…» ………………………………………. 147
18. «Кому всё ж на Руси жить хорошо?..» …………………………...……. 148
Смертью смерть попрали вы… ……………...……………………………… 150
Чтоб помнили свой род сыны… …………………………………………….. 162
1. «Чтоб помнили свой род сыны...» …………………………….…..…... 162
2. «Святая сестричка…» ……………………………………………… 163
3. «Дитя Победы…» …………………………………………….……. 159
223
4. «Победители Отечественной…» ……………………………….……. 165
5. «Все вместе – счастье есть…» ………………………………… …… 165
6. «И снова – в бой…» …………………………………………….…… 166
7. «На Мамаевом кургане…» ………………………………………….. 168
8. «День Победы …» …………………………………………….…….. 169
9. «Смертью смерть попрали вы…» …………………………………... 171
10. «Обитель на крови…» ………………………………………………. 174
11. «Царство небесно! Все – в земле родимой…» ………………………… 174
12. «Не победили бы – и верно! – вы…» …………………………………. 175
13. «Неизвестный советский солдат – Герой Советского Союза…» ……… 176
14. «Тебе и жить, и победить…» ………………………………...…….. 177
15. «Покой, мир, единенье – о, даруй нам…» …………………….……… 177
16. «Мы – одной родословной звенья…» ………………………...………. 178
17. «Чтобы не было только войны…» ……………………….…………. 179
18. «Как любовь мне вернуть им сполна…» …………………………….. 180
19. «И вечна память о безвестных…» …………………………….…….. 181
20. «Их танками месил фашист…» ……………………………….……. 182
21. «И гордо славословят храмы…» …………………………..……….… 183
22. «И дать – Героя! Всем – оттуда…» ………………………….……... 183
23. «Войны не хочешь, будь готов всегда к ней!..» ……………….………... 184
24. «Как во времена Батыя…» …………………………………………. 185
25. «И эту жертву – нечем окупить…» ……………………………….… 185
26. «Плачет народ, значит, есть в мире Бог…» ………………….…….... 187
27. «Забыт ты был, в том нет твоей вины…» ……………………….…. 187
28. «Российских полководцев – гордый строй…» ………………………..... 188
29. «И защищал народ – свой Сталинград!..» ……………………….….…. 188
30. «Да будут прокляты все войны…» ………………………….…….…. 189
31. «Победы дети – дар Отчизне…» ………………………………….…. 190
32. «Долг победителей…» ………………………………….……….…… 190
33. «Война такую боль дала…» ………………………………..……….. 191
34. «Чистополье – Красная Слобода…» ……………………………..…… 192
35. «Баллада о фронтовых детях…» …………………………….…..…… 193
36. «Их честь и подвиг – вне вины…» …………………………..……..…. 194
37. «Возвысить правду, нет святее чести… ……………………………… 195
38. «Но место Подвигу и Славе бранной есть!..» ……………………..….… 195
39. «Сердце сжать в кулак до боли…» …………………….…………...….. 197
40. «Пред родом преклонить хоругви…» ……………………….…..……. 197
41. «Героям войны – Честь и Слава веков! ..» …………………………….. 198
42. «Вам – Слава за добро мечты…» …………………………………..… 199
43. «Погибший – с нами! ..» ………………………………………………. 200
44. «Вечным реквием льется мотив… …………………………………… 201
45. «Свой мирный день вся Русь благодарит…» ………………………..… 201
46. «Чтоб стала истина – в награду…» ……………………………….. 202
Фотоматериалы «Волгоград и Чистополь – дорога жизни в два конца…»… 204
Благодарность……………………………………………………………. 216
Содержание……………………………………………………………… 218
224
Литературно- художественное издание
Полторецкая Ольга Борисовна
Счастье земное
Книга одиннадцатая
Старчество
Стихотворения
Избранное
Составитель книги А.А.Полторецкий
Редактор О.Б. Полторецкая
Верстка: А.А. Полторецкий, А.И. Миннебаева, С.А. Кунгурова, Р.Р.
Нургалиев.
Дизайн книги: А.А. Полторецкий С.А. Кунгурова, А.И. Миннебаева, Р.Р.
Нургалиев.
Фотографии по тематическим вечерам представлены центральными
библиотеками и учреждениями городов Смоленской области, Мордовии и
Татарстана
Иллюстрации взяты из Интернета
в оформлении использована работа художника
Р.Р. Френца.
Волгоград,
2016 г.



Закрепить в авторских анонсах
Закрепить в шапке сайта






Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 98
© 05.04.2018 Ольга Полторецкая
Свидетельство о публикации: izba-2018-2243024

Метки: Сталинград, Казань, Чистополь,
Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика гражданская
1




ЛЮБОВЬ НЕЛЕН 02.08.2018 09:55:25
Отзыв: положительный
ОЛЕЧКА!!!!!!!!!!! ДА ЭТО ЖЕ СУПЕР!!!!!!!!!!!!!!!! БРАВО!!!!!!!!!!!! СКОЛЬКО ТРУДА!!!!!!!!!!!! ПОЗДРАВЛЯЮ!!!


Ответить












Голосование:

Суммарный балл: 20
Проголосовало пользователей: 2

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:


Оставлен: 09 июля ’2016   02:07
Прекрасные, душевные и честные стихи! Здоровья и счастья автору!

Оставлен: 02 августа ’2016   23:52
   


Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

На побережье рассвета

Присоединяйтесь 




Наш рупор





Интересные подборки:

  • Стихи о любви
  • Стихи о детях
  • Стихи о маме
  • Стихи о слезах
  • Стихи о природе
  • Стихи о родине
  • Стихи о женщине
  • Стихи о жизни
  • Стихи о любимой
  • Стихи о мужчинах
  • Стихи о годах
  • Стихи о девушке
  • Стихи о войне
  • Стихи о дружбе
  • Стихи о русских
  • Стихи о даме
  • Стихи о матери
  • Стихи о душе
  • Стихи о муже
  • Стихи о возрасте
  • Стихи о смысле жизни
  • Стихи о красоте
  • Стихи о памяти
  • Стихи о музыке
  • Стихи о дочери
  • Стихи о рождении
  • Стихи о смерти
  • Стихи о зиме
  • Стихи о лете
  • Стихи об осени
  • Стихи о весне
  • Стихи о классе
  • Стихи о поэтах
  • Стихи о Пушкине
  • Стихи о школе
  • Стихи о космосе
  • Стихи о семье
  • Стихи о людях
  • Стихи о школьниках
  • Стихи о России
  • Стихи о родных
  • Стихи о театре
  • Стихи о Алтае
  • Стихи о Оренбурге
  • Стихи о Софии
  • Стихи о Серафиме
  • Стихи о Италии
  • Стихи о Пскове
  • Стихи о замках
  • Стихи о молоке
  • Стихи о мачехе
  • Стихи о Мордовии
  • Стихи о витаминах
  • Стихи о шарике
  • Стихи о воробушке
  • Стихи о Кронштадте
  • Стихи о справедливости
  • Стихи о смелых
  • Стихи о дельфинах
  • Стихи о существительном
  • Стихи о жаворонке
  • Стихи о следах
  • Стихи о казачке
  • Стихи о десантниках
  • Стихи о раскрасках
  • Стихи о бабках
  • Стихи о карандашах
  • Стихи о судьях
  • Стихи о васильках
  • Стихи о ежике
  • Стихи о горечи
  • Стихи о Арине







  • © 2009 - 2019 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

    Яндекс.Метрика
    Реклама на нашем сайте

    Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

    Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft