16+
Лайт-версия сайта

Люба (поэма)

Литература / Стихи / Люба (поэма)
Просмотр работы:
05 октября ’2009   10:17
Просмотров: 18334

Борис Пахомов
Любе Успенской, певице, посвящается
Люба
(Поэма)

1.
Она явилась в этот мир
Как ЗЭК: с тюремной койки.
А рядом с койкой, как вампир,
Торчал конвойный стойко.

Ему приказ был: "Охранять".
Он исполнял охрану.
Кричала жутко ее мать.
Хлестала кровь из раны.

Конвойный сглатывал слюну,
Впервые глядя в чрево,
И стыд его бы хоть кольнул
В то, что у всех есть слева.

Но там зияла пустота
Под комсомольской книжкой.
А правда, вечна и проста,
Была перед мальчишкой.

Кричала зэчка, кровь лилась
Из чрева прямо на пол.
А акушер, тюремный врач,
В мензурку что-то капал.

Конвойный пес вцепился в штык,
Забывши об уставе.
Но тут раздался детский крик
Во всей красе и славе.

Комочек красненький визжит,
Визжит комочек красный.
- Жидовка родилась, не жид,-
Промолвил врач бесстрастно.

Он, молча, завязал пупок,
Дитя объял пеленкой.
Сказал конвойному: - Будь спок,
Певицей станет громкой.

Был бы жиденок, тут - скрипач,
А эта вот - певицей.
Тут, как в коробке передач:
Им век не измениться.

Никак работать не хотят.
Туда все прут, где сахар.
Топил бы всех их, как котят.
Топил бы всех их, на хер!

Конвойный взял "На караул".
"Яволь!" чуть-чуть не брякнул.
Врач положил комок на стул,
А сам ключами звякнул.

Открыл он шкаф, достал он спирт
И принялся мыть руки.
Взглянул на зэчку: вроде спит.
Глаза закрыты в муке.

А та взошла уже на плот
И поплыла за гранью.
В чем акушер узрел комплот1)
И разразился бранью.

Ругал в сердцах он "всех жидов",
Что дохнут так некстати,
И приложиться был готов
К невинному дитяти.

Но тут конвойному в глаза
Взглянул он быстро-быстро.
А у того в глазу слеза
Мелькнула серебристо.

- Свободен! Все! Пошел, пошел! -
Был акушер сверхкраток.
Он был чуть ниже (на вершок)
Конвойного солдата.

- Пошел, пошел! Слезу пустил!
Жидовку жалко стало!
Стелить для всех их тут настил
Еще нам нехватало!

Солдата вытолкав взашей,
Схватил, как куль, малютку:
- Среди советских малышей
"Нет!" этому ублюдку!

Но детский плач его встряхнул,
И акушер украдкой
Вернул ребеночка на стул
И стал писать в тетрадку

(Боялся он, что конвоир
Сболтнет, что жив ребенок.
Не то разыскивал бы мир
Его средь погребенных).

В тетрадку этот змей занес,
Занес про все. Брезгливо.
Барак февральский брал мороз
Колымского разлива.

2.
Шел пятьдесят четвертый год.
Кто жил, а кто впал в кому:
Не весь отплакался народ
По Сталину родному.

Кто, как глазку, к Кремлю приник,
Свободы ожидая,
А кто осваивал рудник,
В колымских сопках тая.

Кто ощущал свою страну
И был врагом колдобин,
А кто жрал водку, построму,
К подполью приспособлен.

Хрущев у Берии портфель
Из рук рвал, аки псина.
И там, у них, мела метель
И пахло керосином.

На Колыме Дебин-река
В песке скрывала счастье.
И было ей наверняка
Начхать на эти страсти.

Она текла, как будто зря,
Среди житейских буден,
И было ей до фонаря,
Кто бьет сегодня в бубен.

И было ей до фонаря,
Кто лодочник, кто кормчий.
Кто над народами паря,
Вождя из себя корчит.

Она свидетелем текла
Несчастий, боли, смерти,
Нечеловеческого зла
И красной круговерти.

И было долго до весны,
Кругом царила стужа.
И потрясения страны
Здесь чувствовались хуже.

Здесь на листки календаря
Плевали с колокольни.
Зато дубинка дикаря
Себя вела здесь вольно.

Ты - ЗЭК и все. А значит - раб.
Тебя убить, что - проще.
Твой шанс на жизнь настолько слаб,
Насколько зять друг тещи.

И если выжил ты - гордись:
Попал не на кладбище.
И нареки ты свою жизнь
Цветком средь пепелища.

А если это - твоя дочь,
Целуй ты Бога в губы:
Не наступила злая ночь.
И назови дочь Любой.

3.
ЗК из Киева, Залман,
Сидел в колымском ЛАГе.
Сидел с бедою пополам.
Но повезло бедняге.

Он не погиб и под расстрел
Он мог попасть едва ли:
Он не боролся, был несмел,
Его не убивали.

Когда Никитка, свет-Хрущев,
Бил кулаком по культу,
Залман ворочал лес еще,
Лепил судьбу. Как скульптор.

Лепил, лепил, и долепил.
Указ: "Скостить три года.
Освободить от звуков пил
И выгнать на свободу".

Не повезло его жене
(Сидела в том же ЛАГе):
"Погибла в родах. От Н.Е." -
Указано в бумаге.

Что за "Н.Е."? Какую тьму
Две буквы прикрывали?
Никто не смог сказать ему.
Узнал бы сам едва ли.

И не икнулось никому
Из этой волчьей стаи.
- А может, хочешь вновь в тюрьму? -
Вопросец, чтоб отстали.

И он отстал. Он знал: тут - мрак.
Тут кривда под ногами.
И если ты совсем дурак,
Затопчут сапогами.

Он знал, что весь советский тракт, -
Глухое бездорожье.
И что для них всегда он - враг.
Об этом знал он тоже.

4.
Залману выдали дитя,
Бумаги. Все чин-чином.
И он уехал "на життя
На неньку Украину".

Когда приехал, дочь нарек,
Как подсказали: Любой.
Всем обстоятельствам в упрек.
Реалиям всем грубым.

За то, что памятью звучал
В ней лик любимой Сары.
За то, что снова жизнь - с Начал.
Хотя при комиссарах.

И начал жить Залман с нуля.
Гордился своей дочкой.
Цвели каштаны, тополя,
Но жизнь неслась по кочкам.

А он все двигался вперед:
"Мы худшее видали!"
И землю рыл, как старый крот.
И жал на все педали.

Опять женился. По любви.
Опять на Саре. Снова.
И все хоругви он свои
Отдал во власть земного.

Учил он дочь. Купил баян.
Других детей завел он.
Во всех делах был очень рьян.
И был Любви он полон.

А Люба петь вдруг начала.
Играла на баяне.
- О, Слава Господу! Хвала! -
Молчал Залман, - Бог с нами!

Ведь мы и выжили затем,
Чтоб жизнь прожить, как люди.
И мы идем сквозь толщу стен
Во имя светлых буден.

Пой, моя маленькая, пой!
Пой в память своей мамы!
Пой о судьбе своей лихой!
О нас все врут с экранов!

Судьбу пролистывай по дню,
Живи народом вволю
И пробивай, бей лжи броню!
Пой, пой про нашу долю! -

А Люба пела о любви.
И пела о разлуке.
Как сердце ранят соловьи.
Про расставанья муки.

Про свет открытого окна,
Про тайны полнолунья,
Про ночь, что шорохов полна,
Что где-то в ней - колдунья.

Про то, зачем запел петух,
Про сон на сеновале.
И что жених остался глух,
И что придет едва ли...

Попала Люба на экран,
(Как солнце: не без пятен).
Затем попала в ресторан...
Финал, увы, понятен...

А ресторан тот был - "Дубки".
Ну, просто дар природы!
Но пьяных редкие хлопки
Не делали погоды.

Потом вдруг - скоропись. Галоп.
Народ пошел "На Любу".
Будто его кто треснул в лоб.
Решительно и грубо.

Потом весь Киев захотел
Сам услыхать Любашу:
В "Дубках" движенье потных тел
Слипалось просто в кашу.

5.
Но наступил бурливый год.
Семьдесят третий. Точно.
Вдруг начался Святой Исход.
Решительный и срочный.

Евреи толпами стоят -
Нахмуренные лица -
У государственных оград
ОВИРов и милиций.

Квартал, квартал, еще квартал...
Толпа так растянулась.
Как будто кто-то их толкал
В пространство этих улиц.

Тут кто - раздет, кто - непокрыт.
Как на страстях Христовых.
Стоит толпа. Стоит, стоит,
Вбирая в себя новых.

Гудят машины: "Где объезд?
Нельзя проехать: пробка!
Да что случилось? Что за съезд?
Освенцимская топка?"

Райкомы - в панике. Они
Своим команду дали:
"Жечь заграждения огни!
Давить на все педали!"

Запел собраний странных хор.
Инструкторы рулили.
Вопили штатные: "Позор!"
И разве что не били.

Их горл вибрирующий звук,
Хрипящее дыханье
Лишь закаляли беглых дух,
Расшатывали зданье.

Уже прочерчен был пунктир
У тех, кого клеймили.
Их основной ориентир -
Не версты. Нет. А мили.

Но горе тем, кого отказ
Вдруг настигал в ОВИРе.
Их все боялись. Как проказ.
Как самых гадких в мире.

И гнали их с работ взашей.
Без слов, навек и сразу.
От них чесались, как от вшей,
Как от дурной заразы.

6.
Залман с семьей "поймал" отказ.
Пока семья галдела,
Накрыл их тут же медный таз
Стального беспредела:

Все оказались без работ,
Без школы и без ясель.
Такой вот "избранный народ".
Такой всегда опасен.

За куском хлеба за кордон
Не выйти. Сразу - лагерь.
Сиди и жди дня похорон
В каком-нибудь овраге.

А твой ребенок хочет есть.
Он хочет пить. И в школу.
А ты крутись, чтобы не сесть.
И очи держи долу.

И Люба - замуж срочно. Раз!
Бегом - за армянина.
Уже законно - на Кавказ.
Проклятая година!

А на Кавказе люд другой:
Помягче. Там - участье.
И там уже ты - не изгой.
И можешь трогать счастье.

И тем спасла семью, отца...
Что было, то все - мимо...
Но будет помнить до конца
Про мужа-армянина...

Через четыре года власть
Дала "Добро": "Прощайте!"
Понавые...лись власть
Райкомовские шайки.

Поиздевались под топор,
Поупивались силой
И подписали приговор:
"Свободны". (От могилы).

Судьба отмеривала груз.
Судьба старалась вмеру.
Прощай Союз! Прощай Союз!
И это - не химера.

7.
И вот Италия. Отстой.
Преддверье рая? Ада?
И тоже случай непростой:
Здесь тоже выжить надо.

Здесь жди, когда тебя насквозь
Просветят на достойность,
Твои все правды вместе, врозь,
Религию и совесть.

И в долгий день, и в краткий час,
Забыв свои капризы,
Ты ждешь, чтоб лучик не угас
Надежды. То есть визы.

А время жмет тебя сильней
И голодом, и страхом.
И по ступенькам чуждых дней
Несешься ты от краха.

Бежишь, как серна или лось
От волка или тигра.
Ведь ты-то здесь - незваный гость
На берегах р. Тибра.

И Люба бросилась искать
Какую-то работу
Так, как дитя спасает мать
От страшного кого-то,

Так, как когда идут на дно,
Не песнь поют про очи -
Кричат желание одно:
"Я жить хочу! И очень!"

Она моталась, как могла,
По лавкам и подвалам.
Сгущалась мгла, мелела мгла...
Довольствовалась малым.

О том, сбылось что, не сбылось,
Она не сожалела.
Она вдыхала воздух грез
И вслух тихонько пела.

И это пенье "для себя"
Ей добавляло силы.
Она жила, родных любя,
Спасала своих милых.

...И только ровно через год
Им в США открыли визы...
Вот вам и "избранный народ".
И все ему сюрпризы...

8.
Она летела, как во сне
На Боинге крылатом.
А что в тот миг творилось с ней...
Она летела в Штаты!

Но где-то внутренне, вподспуд,
Брала ее тревога:
Да кто же ждет-то ее тут?
Хотела? Ради Бога!

Вдруг ждет кровавый Колизей?
Родных нет, нет знакомых,
Не говоря уж про друзей.
Но вспомнились райкомы...

И только в аэропорту
Кусок цветастой шали
Отринул вглубь тревогу ту:
Ее (ее!) встречали!

Стояла девушка в платке,
В руках держа плакатик -
Кусок бумаги на щитке.
И крупно: "Люба!". Нате!

...Ее не слопал крокодил.
Она опять на танке.
"Я к Мане ночью приходил
Тайком на Молдаванке..."

Опять битком весь ресторан,
Опять идут "На Любу".
Бал декольте шикарных дам...
Накрашенные губы...

Минуло целых двадцать лет.
Ушли-пришли надежды.
А мир, что был, того уж нет:
На нем не те одежды.

Царит компьютер, Интернет.
Райком? Про то не помнят.
Пришла пора для новых бед.
Их всюду просто комья.

Ты нынче вроде бы и "за",
Но держит тебя что-то.
Прольется поздняя слеза
Порой из-за того-то.

Жизнь поворачивает вспять,
Прямую силой правит.
И по спирали мы опять
Бежим по той же лаве.

Опять нас душит или жжет,
Мы снова так же плачем,
Зато всегда бежим вперед:
Хотим и ждем удачи.

...Летит Любаша до Москвы.
И вновь берет тревога:
Мечтает петь, но нет канвы.
Тревожная дорога.

Никто ее не знает тут:
Не заповедь святая.
Кого-то, может быть, и ждут.
Она про то не знает.

...Она проходит, где багаж,
А может, то - таможня.
А там такой ажиотаж!
С катушек съехать можно!

Наверно, встреча VIP-персон:
Плакаты, звуки тубы...
И видит Люба чудный "сон":
Повсюду: "Люба!", "Люба!"

12.03.2009 г, Кишинев

1) заговор (франц)








Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:


Оставлен: 05 октября ’2009   19:21
Думаю: "Если Любочке Успенской посвящается почитаю обязательно. Прочитал от начала и до конца. З-здорово! Просто нет слов! Под конец аж слёзы навернулись. Всё - в десятку, весь стих. Как я вас зауважал сразу, дорогой наш, Борис Исакович! Крепкого Вам здоровья и творческих успехов, добрым людям на радость! +10!!!


Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

140
Я УЖЕ ДРУГАЯ... Премьера песни. Ждём вас, друзья!

Присоединяйтесь 




Наш рупор





Интересные подборки:

  • Стихи о любви
  • Стихи о детях
  • Стихи о маме
  • Стихи о слезах
  • Стихи о природе
  • Стихи о родине
  • Стихи о женщине
  • Стихи о жизни
  • Стихи о любимой
  • Стихи о мужчинах
  • Стихи о годах
  • Стихи о девушке
  • Стихи о войне
  • Стихи о дружбе
  • Стихи о русских
  • Стихи о даме
  • Стихи о матери
  • Стихи о душе
  • Стихи о муже
  • Стихи о возрасте
  • Стихи о смысле жизни
  • Стихи о красоте
  • Стихи о памяти
  • Стихи о музыке
  • Стихи о дочери
  • Стихи о рождении
  • Стихи о смерти
  • Стихи о зиме
  • Стихи о лете
  • Стихи об осени
  • Стихи о весне
  • Стихи о классе
  • Стихи о поэтах
  • Стихи о Пушкине
  • Стихи о школе
  • Стихи о космосе
  • Стихи о семье
  • Стихи о людях
  • Стихи о школьниках
  • Стихи о России
  • Стихи о родных
  • Стихи о театре
  • Стихи о Алтае
  • Стихи о Оренбурге
  • Стихи о Софии
  • Стихи о Серафиме
  • Стихи о Италии
  • Стихи о Пскове
  • Стихи о замках
  • Стихи о молоке
  • Стихи о мачехе
  • Стихи о Мордовии
  • Стихи о витаминах
  • Стихи о шарике
  • Стихи о воробушке
  • Стихи о Кронштадте
  • Стихи о справедливости
  • Стихи о смелых
  • Стихи о дельфинах
  • Стихи о существительном
  • Стихи о жаворонке
  • Стихи о следах
  • Стихи о казачке
  • Стихи о десантниках
  • Стихи о раскрасках
  • Стихи о бабках
  • Стихи о карандашах
  • Стихи о судьях
  • Стихи о васильках
  • Стихи о ежике
  • Стихи о горечи
  • Стихи о Арине






  • © 2009 - 2020 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

    Яндекс.Метрика
    Реклама на нашем сайте

    Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

    Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft