16+
Лайт-версия сайта

Руины Брагандора. Повести Данмара

Литература / Фантастика, фэнтези, киберпанк / Руины Брагандора. Повести Данмара
Просмотр работы:
28 августа ’2022   00:29
Просмотров: 468

Корчма была забита всадниками, наёмниками, официантками и бедняками. Люди, эльфы, ваурийцы, даже несколько гномов - все они сидели за столом, смеялись, ели похлёбку и слушали песни менестреля.
Дверь со скрипов отворилась, душный воздух рассеялся прохладным уличным ветром. В корчму зашёл низкий пухлый человек, с вытянутым носом и сумкой на плече, забитой старыми бумагами.
Человек бегал глазами по всему помещению, нерешительно потирал руками, как бы желая сделать громкое объявление.
- Дамы и господа, - заговорил он дрожащим голосом.
Низкого человека с бумагами никто не слышал.
- Прошу прощения! - Сказал он громче.
Менестрель вдруг затих, а за ним замолкли и прихожане.
- Прошу прощения, дама и господа, - продолжал человек, - меня зовут Арексий Борро. Я историк, служащий в храме знаний. И я ищу сведенья, которые смогут пролить свет на историю нашего мира …
- Ты явно пришёл не туда, - усмехнулся один из всадников.
- Тут даже еды не найдёшь! - Выкрикнул второй всадник, выливая похлёбку на пол.
Собравшиеся громко засмеялись, и снова приступили к своим делам.
- Я пришёл сюда, - неуверенно продолжал Арексий, - чтобы найти воинов, которые готовы выступить со мной в поход в руины Брагандора …
- К руинам этой проклятой крепости? - Перебил его наёмник в лёгкой броне. - Какой сумасшедший идиот согласится лишиться головы, чтобы несколько фанатиков нашли пару дурацких книжечек с рецептами снадобий. Если тебе так нужен этот мусор - лишайся собственной головы, а не посылай людей умирать за сказки и бредни из книжек.
- Верно! - Поддакивал бедняк. - Закон выходил: на плаху всех, кто подойдёт к этой и другими крепостям болганов! А если ещё отважишься взять что-то от туда - сварят в кипятке!
- Храм знаний готов покрыть все расходы на этот поход! И выплатит хорошее вознаграждение тем, кто оправиться со мной в поход.
Борро продолжал нервно потирать руки, осматриваясь по сторонам в поисках того, кто согласится на этот поход.
- А что на счёт врагов? - Раздался голос из угла корчмы.
- Прошу прощения? Это старые развалины, там нет никаких врагов, - ответил Арексий, быстро моргая глазами.
- Тогда зачем тебе понадобились воины? - Вновь обратился к нему незнакомец.
- Я … просто вдруг, - замямлил Борро, поправляя очки.
- Если Храм знаний оплатит все мои прихоти, - перебил его незнакомец из угла, - я согласен. Но за риск быть казнённым - двойная плата.
Из-за стола вышел высоки, широкоплечий человек, за спиной которого висел двуручный меч. Тяжёлый доспехи, грубые черты лица и шрам на пол лица предавал воину более суровый взгляд. Хотя длинные волосы, грязный плащ и насмешливая ухмылка слегка портили образ витязя.
- Зови меня Грейнан Айзанур, - сказал высокий мечник.
- Вы - Грейнан Айзанур? - Удивился Арексий. - Вы тот самый воин, который несколько лет назад захватили форт Разарта? Его охраняли тридцать орков!
- Повезло, - беззаботно ответил Грейнан. - Я был сильно пьян.
- Ты и вправду собираешься взять с собой этого шута? - Раздался насмешливый голос. - Его меч хорош на открытой местности, но в руинах он будет для вас обузой.
Вперёд вышел эльф сорока лет. В легкой клёпанной броне, с двумя кинжалами, висящими на поясе.
- Для такой работы понадобиться не сила, а скорость, - продолжал эльф. - Не трать деньги на этого пьяницу.
- Может проверим, что лучше: меч, или два этих жалких обрубка на твоём поясе, - угрожающе подошёл Грейнан к эльфу.
- Господа, прошу Вас, - встал между ними Арексий, - Храм знаний сможет оплатить услуги Вас обоих! А у меня будет ещё один надёжный воин.
- Надёжный? - Переспросил Айзанур. - Этот? - Указал он на эльфа. - Он выступил только для того, чтобы меня позлить! Думаешь, сможешь меня побелить, хочешь заполучить славу?
- Много славы побороть пьянчугу, еле стоящего на ногах, - отозвался эльф. - Появился неизвестно откуда, сам разносить слухи о своих подвигах, но никто никогда не видел его в бою. Слишком много бахвальства, а на деле - не обученный мелкий наёмник, размазывающий мечом!
- Знаешь что, эльф, - отвечал Грейнан с усмешкой на лице, - если бы я услышал подобные обвинения впервые, то ты уже был мёртв!
- Просто я стал первым, кто сказал тебе это. Всем остальным - плевать на все твои сказки и басни! Но у шута получается рассказывать их лучше.
- Вам не зачем спросит друг с другом, - продолжал Арексий, пытаясь успокоить наёмников. - Вам заплатят одинаково!
- Чтобы этому мелкому варщике заплатили столько же, как и настоящему воину? - Раздался женский голос позади.
- Что это такое? - Удивлялся Грейнан. - Стоило мне принять предложение этого … как тебя зовут? - Обратился он к Борро. - Не важно! В общем, мадам, я первый согласился на это. Хотя утром я об этом пожалею, но всё же …
- Замолчи, Грейнан! - Настойчиво сказала женщина, одетая в броню с луком за спиной. - В твои бредни никто не верит. А ты - эльф - помниться мне, ты задолжал мне сотню оулов!
- Ты мухлевала! - Развёл руками эльф. - Мы договорились играть по правилам.
- И чем же он насолил Вам, мадам? - Спросил её Грейнан.
- Ещё раз назовёшь меня «мадам», и сам станешь «мадам». Моё имя - Маулина. Я - первая лучница во всём Вустхелне.
- Но ты проиграла мне! - Насмешливо сказал женщине эльф. - Моё имя - Ульнер. Я двигаюсь так тихо, что даже огненогу меня не услышать!
- Очередная ложь, эльф! - Злобно произнесла Маулина.
- Поэтому мне удалось тебя обокрасть? - Вновь усмехнулся эльф.
Маулина выхвалила кинжал, как вдруг корчмарь закричал:
- Вы - четверо! Либо уберите оружие, либо проваливайте прочь из моей корчмы.
Маулина фыркнула и убрала кинжал обратно в ножны.
- Во имя всеведущего Оула, - заговорил, наконец, Арексий, - Храм знаний отплатит по-достоинству ваши таланты!
- Таланты? - Засмеялся бедняк. - Трое разбойников, готовые перерезать друг друга за пару монет?! На твоём месте, историк, я бы переливал за собственную жизнь рядом с ними. Лжец, вор, женщина, постоянно пытающаяся доказать своё выдуманное мастерство! Они убьют тебя ночью, чтобы украсть твои бумаги, и продать их за несколько дангов!
- Попридержи язык, выродок! - Злобно выкрикнула Маулина.
- Бумаги могут стоить несколько дангов? - Удивился Грейнан.
- Ну всё - хватит! - Взорвался корчмарь. - Пошли вор из моей корчмы!
Четверых выставили за дверь. На улице шёл проливной дождь. Сапоги утонули в грязи.
- Как мы смеете, деревенщина! - Кричал Ульнер, стуча кусаками в дверь.
- Всё хватит, я устал, - зевнул Айзанур. - Ляжем спать, а с утра поедем к твоим развалинам.
- Вы, всё-таки, пойдёте? - С радостью спросил Борро.
- Врать не буду, - подошёл к нему Ульнер, - деньги мне нужны. Так что я даже готов терпеть этого узколобого холопа, если ты обещаешь хорошую плату.
- А Вы, мадам? - Обратился историк к Маулине, но затем быстро исправился. - Маулина! Вы отправитесь с нами? Нам бы очень пригодились ваши навыки!
- После турнира у меня не осталось сбережений. Если Храм знаний обещает щедрое вознаграждение, я отправлюсь с вами.
- Ручаюсь Вам, Маулина, - слегка поклонился ей Арексий.
- Спать в хлеву? - Удивился Ульнер. - Рядом с навозом?
- Поначалу запах отвратительный, - отозвался Грейнан. Потом привыкаешь. Но я уверен, что такому, как ты, он даже понравится!

***

Проход продолжался шесть дней. Отряд шёл через поля и холмы с раннего утра и до самого вечера. А когда в небесах появлялся Менгон, они останавливались в придорожных харчевнях и трактирах, где ели и пили на деньги Арексия.
- Неужели обязательно столько пить? - Дивился Борро с печалью в голосе. - Наш путь займёт еще девятнадцать дней. А с такими растратами, нам вряд ли хватит денег даже на припасы.
- Ничего, - обхватил его рукой Грейнан. - Ведь Храм знаний оплатит все наши затраты!
- Ходят слухи, - заговорила Маулина, присевшая на против Арексия, - что месяц тому назад к Брагандору направили отряд городской стражи. Вернулся лишь один юноша, и тот был не в своём уме!
- От кого ты услышала эти слухи? - Поинтересовался Айзанур, опрокинув пинту.
- От деревенских коневодов, - ответила Маулина.
- Слухи от пастухов? Скажу тебе правду, подруга - из этих селян сказочники выходят куда лучше, чем коневоды! Один придумал, второй подхватил, а третий поверил. Так и зародилась новая вера Света Всевластителя.
- Не думаю, что стоит говорить об этом так громко, - прошептал Арексий, оглядываясь по сторонам.
- Да какая разница? В любом случае, когда мы отправимся спать, те трое в углу и двое у трактирщика на нас нападут и прирежут во сне! Лучше разобраться со всем сейчас. Ещё, быть может, устроим неплохую потасовку.
Маулина заглянула за спину Борро, а историк смотрел за спину лучницы. Те пятеро, о которых говорил Грейнан, изредка поглядывали на отряд. Но, увидем, что их заметили, редко отвернули глаза.
- Убедились? - Спросил Айзанур с самодовольной улыбкой. - Кажется, они были в той корчме, когда ты нас купил. Где, кстати, этот мелкий эльф?
- Не стоило тебе вступать со мной в битву! - Раздался триумфальный голос Ульнера из заднего помещения.
Эльф вышел с мешочком, набитым монетами, а в руках держал нож.
- Я всегда попадаю в цель, - сказал он Маулине, садясь за стол.
- Снова ты пытаешься прыгнуть выше головы, маленький эльфёнок? - Усмехнулся Грейнан. - Ещё цепляешься только к тем, кто ниже тебя! Жалкое зрелище!
- Думаешь, я трус? - Вызывающе спросил у него Ульнер. - Ты больше говоришь, чем делаешь. Великий Грейнан Айзанур, способный выпить бочку дешёвого пойла! Великий поступок.
- Та даже этого не можешь, маленький эльфёнок!
- Довольно!
Ульнер вскочил из-за стола и выхватил кинжалы.
- Ну давай, деревенщина! Покажи, на что ты способен!
Грейнан медленно поднялся, осматривая эльфа пронзительным взглядом. Простояв мгновение, Айзанур резким движением направил удар в сторону Ульнера. Однако эльфу удалось увернуться, и удар пришёлся по всаднику.
Тот медленно поднялся, шатаясь на месте. В его глазах горела ярость. Всадник набросился на Грейнана, но человек увернулся, и нападавший влетел в трёх других путешественников.
- Да чтоб тебя дараки подрали! - Раздался гневный голос селянина.
- Закрой рот, попрошайка! - Отозвался всадник.
Слово за слово, и селянин вцепился во всадника, задев ещё двоих пришедших. Спустя несколько мгновений вся таверна наполнилась криками, проклятиями и шумом драки.
Арексий прогнул голову, Маулина схватилась за кинжал, однако её задержал Айзанур, схватив женщину за руку:
- Уходим. Быстро!
Борро, не раздумывая ни секунды, собрал все бумаги в сумку и выбежал за Грейнаном. За ними, слегка оторопевшая, вышла Маулина. Последним в двери оказался Ульнер, несколько раз получивший удары по лицу.
- У нас есть минут десять, прежде чем они опомнятся, - говорил Айзанур, отходя от корчмы быстрым шагом.
- Ты ещё ответишь за свои слова, человек, - гневно произнёс Ульнер.
- Эту фразу повторяли так часто, что она уже перестала меня пугать, - отозвался Грейнан, свернув в сторону леса.
- Мы оторвались? - Спрашивал Арексий, оглядываясь назад.
- Да, но нужно поторопиться, - ответила Маулина.
- Но сначала ты ответишь на один вопрос, Борро, - произнёс Айзанур, возвышавшийся над историком.
- Мы можем обсудить это позже! Не стоит сейчас привлекать к себе внимания, - нервничал Арексий, но Грейнан не отступал.
- Сначала я думал, что мне просто показалось: синий плащ, короткие клинки с расписными рукоятями. На какого они похожи, Ульнер?
- На мужеложцев, - ответил Ульнер.
- Стража Храма знаний? - Спросила Маулина.
- Я тоже так подумал, а во время драки убедился в этом: на левом предплечье изображение книги в золотом свете.
Не расскажем нам, гоблин, почему стража твоего храма преследует нас?
Арексий в неуверенности бегал глазами, слегка опустив голову вниз.
- Дело в том, - начал он слегка дрожащим голосом, - что мою экспедицию одобрили н все члены совета. Некоторые из них посчитали, что мои исследования слишком опасны.
- Изо кучки безмозглых тварей Андарона? - Поинтересовался Грейнан.
- Они думали, - продолжал Борро, - что мой поход может пробудить тварей Падшего Кайрена, как это случилось полвека назад в Турандуре.
Но они не ошибались! Дараки и сардлинги никогда не забирались на юг так далеко. А пустынные племена орков прогнали юргонов и милириев далеко на восток.
- Чего же тогда боялись члена совета? - Обратилась к нему Маулина. - Эти фанатики отправляли десятки исследователей на верную смерть во все уголки Данмара, но твою экспедицию не одобрили? Звучит не правдоподобно!
- В тех руинах есть знания, которые многие посчитали бы противоестественными! На самом деле, совет давно хотел устроить эту экспедицию, но все они бояться гнева царя Нероида.
Если мне удасться заполучить секретные знания Андарона, Храм знаний сможет сотворить немыслимое: дать смертным силу и могущество самих Кайренов! Мы сможем сделать припарки, которые в миг могли бы залечить любые раны!
- Звучит слишком привлекательно, чтобы не было каких-либо «но». В чем же подвох?
- В том, что за этими знаниями охотятся многие. В том числе некоторые члены совета, которые желают оставить такое могущество лишь в своих руках!
- Для этого тебе понадобилась наша помощь? - Спросил, наконец, Ульнер, оглядываясь в сторону деревни.
- Да, - ответил Борро. - Но вознаграждение, которое я вам обещал - на самом деле существуют! Только представьте сколько короли и цари Данмара будут готовы заплатить, чтобы заполучить такую власть?
- А ты не слишком меркантильный, чтобы просвещать людей? - Усмехнулась Маулина.
- Правители станут первыми подопытными наших экспериментов. А когда мы будем уверены, что наши формулы действуют, лечение и власть получат те, кто был лишён всех благ с рождения!
- Теперь звучит слишком кровожадно для того, кто просвещает людей, - сказал Ульнер.
- Короли держат своих поданных в рабстве, как и Кайрены когда-то, - злобно заговорил Арексий. - Они устраивают войны, жертвуют миллионами жизней только для того, чтобы показать свою жестокость прежде другими правителями! Они грабят народы, пока они днями и ночами трудятся в полях и кузнях, чтобы прокормить свои семьи.
- Знаешь, - заговорил Грейнан после недолгого молчания, - мне, по-большому счёту, плевать, что будет с королями или бедняками! За мою жизнь умер ни один царь и ни сотня бедняков. Их смерти перестали меня угнетать.
Но, когда я берусь за задание, тем более столь опасное, я желаю знать о нём всё! Так что, если тебе есть, что сказать ещё, советую сделать это сейчас. Иначе - я уйду, и никаким вознаграждением меня не переубедишь.
- Согласен! - Закивал головой Арексий.
- Ты будешь работать на него после таких слов? - Удивилась Маулина.
- Да, но за двойную плату. В качестве компенсации за враньё.
Маулина вопросительно посмотрела на Ульнера.
- Этот деревенщина прав, - пожал плечами эльф. - Не наше дело, зачем нас нанимают. Главное - деньги.
- Рад, что у мелкого эльфа есть хоть зачаток разума. А теперь советую вам продолжить путь. Уверен, эти евнухи из храма скоро нас нагонят.
Айзанур пошёл первым, за ним Арексий. Последним шёл Ульнер.
- Ты идёшь? - Обратился к Маулине эльф.
Женщина разочарованно покачала головой, но всё же пошла вслед за эльфом.

***

- Может, сегодня переночуем в корчме, - предложил Ульнер, тяжело ступающий по земле. - Мы уже несколько дней спим в лесу, едим коренья и ягоды.
- Я предпочту сон в лесу, вместо суда, - сурово ответила Маулина.
- Мы не видели стражу уже неделю! Думаю, они не нагонят нас задень.
- Нам нельзя рисковать! - Встрял в разговор Арексий. - До … осталось два дня пути. Если нас схватят сейчас, отправят под суд и никого вознаграждения не будет!
- Когда нас казнят, никакое золото уже не поможет, - насмешливо ответил Грейнан. - Но коротышка прав: лучше переждать несколько дней в лесу, чем вступать в бой со стражей Храма знаний.
- Вы это слышите? - Вдруг Спросила Маулина, повернувшись к чаще леса. - Кажется, я слышу визги.
- Мало ли кому захотелось уединиться, - ответил Айзанур. - Не мешай беднягам развлекаться! Для бедняков это одно из немногих развлечений.
- Нет, деревенщина, - отозвался Ульнер, - это не те визги.
- Стража? - Испуганно спросил Борро.
- Похоже на животных, - ответила Маулина, быстрым шагом направившись в сторону визгов.
- Разумеется: вместо того, чтобы идти дальше, мы идём на крики в тёмном лесу, - Грейнан выхватил из-за спины двуручный меч и положив оружие на плечо.
- Думаете - это хорошая идея? За нами, вроде как, охотиться стража. Предупреждаю сразу, если это они, я ухожу. Не хочу оказаться на эшафоте.
- Во имя безмолвной Аллианэ, ты хоть когда-нибудь замолкаешь? - Гневно выкрикнул Грейнан. - Останься с нашим великим революционером-филантропом, и оба сочитесь в штаны! Хоть под ногами не будешь путаться.
- Я тебя предупреждал, человек - не смей меня оскорблять! - Отозвался Ульнер, быстрым шагом направившись за мечником.
Они двигались быстро и бесшумно. Маулина, натянув тетиву, направила стрелу в сторону визгов; Ульнер, вынув оба кинжала, осматривался по сторонам; Арексий перебегал от дерева к дереву, скрываясь за толстыми стволами. Лишь Грейнан Айзанур шёл в полный рост, идя свободной походкой с мечом на перевес.
- Тихо! - Приказала Маулина, скрывшись за холмом.
- Кто там? - Поинтересовался Ульнер.
- Пара юргонов и несколько милирий, - ответила женщина. - Они напали на рыцаря и его спутницу.
Ульнер присмотрелся и увидел среди громадных деревьев израненного человека в доспехах, размахивающий мечом. Позади него стояла молодая ваурийка, высокая, бледная, синеволосая девушка лет двадцати пяти.
- Что будем делать? - Спросил Ульнер.
- Они не наша забота, - ответила Маулина. - Эти твари слишком опасны, чтобы с ними связываться. А эти двое смогут задержать их, пока мы не уйдём.
- Хорошо, - с некой ноткой облегчения сказал эльф. - Коротышка, - обратился он к истерику, прячемся в куста, - скажи дуболому, что мы уходим.
- Я не знаю, где он, - ответил историк.
- Будь он проклят! - Раздался гневный голос Маулины.
Грейнан вальяжно шёл по полю битвы. Лицо его озирала улыбка.
- С такими тварями я ещё не сражался, - проговорил он, обратив лезвие меча в сторону человекообразного быка с огненной гривой и рогом посреди носа.
Юргон издал устрашающий вопль и, обратив три своих рода в сторону Айзанура, помчался так быстро, что, казалось, не оставить от мечника и следа.
Но Грейнану хватило лишь одного взмаха меча, чтобы отделить голову громадного зверя от его плеч.
Второй Юргон быстро переключил своё внимание с раненного воина на наёмника.
Маулина выпустила несколько стрел в растерянных милирий. Птицеподобные существа, способные слегка подняться над землей, помчались в сторону холма.
- Будь проклят этот деревенщина, - проговорил Ульнер, бросившись на милирий.
Юргон находился на расстоянии вытянутой руки от Грейнана, но мечник легко увернулся, оставив на спине чудища глубокую рану. Юргона это не остановило, совсем наоборот - он рассвирепел. Громадные лапы били по земле с такой силой, что вибрация отдавалась в ногах.
Айзанур успешно уклонялся от каждого удара зверя, лишь насмехаясь над попытками чудовища его задеть. Наконец, когда юргон выдохся он остановился всего на одно мгновение, но Грейнону хватило этого, чтобы вонзить меч в спину чудища, пригвоздив его к земле.
Тем временем Маулина, выпуская стрелу за стрелой, перебила милирий, подкравшихся с бока, а Ульнер, получив несколько лёгких ранений от когтей крылатых тварей, доливал последних на земле.
- Не так ты быстр, как хвалился, эльф, - заметил Айзанур, указав пальцем на три кровавых дырки в спине.
- Да и ты не так быстр, - ответил Ульнер, указывая на мечника. Рог юргона распорол правый бок Айзанура.
- Только эту рану оставил двухметровый рогатый монстр, а не птичка с мордой кошки.
- Да благословит вас Всевластитель, - говорил раненный воин, - за то, что спасли наши жизни!
- Хватит всех этих высокомерных партий, и говори, не как праведник-извращенец! - Отозвался Грейнан. - Что здесь произошло?
- Граф Болеран отправил наш отряд к руинам Брагандора, чтобы мы принесли к его двору реликвию, которая хранится в тех проклятый залах, - ответила ваурийка. - Но на нас напали, нас отогнали к лесу, где мы долгое время пытались обороняются. Из сотни выжили лишь мы двое.
- Что за трофей? - Заинтересовался Ульнер.
- Мы не знаем, - отозвался человек.
- Это очень похоже на южных владык, - встрял в разговор Арексий, - посылать своих подданных на верную смерть не известно зачем, чтобы похвастаться трофеем, которые принесли им на золотом блюдце.
- Твои революционные идеи начинают меня раздражать, - ответил Айзанур. - В прочем, если этот трофей действительно есть, и, если он ценный, мы примем его в качестве оплаты за ваше спасение!
- Брагандор возвели болганы! - Начал воин. - В эту цитадель они перенесли все сокровища Андарона, до которых только могли добраться. В тех залах трофеев и сокровищ хватит на всех! Будьте уверены: наши разведчики долгое время следили за ними. Караваны болганов шли туда, набитые золотом, драгоценными каменьями и книгами, написанных рукой самого Падшего Кайрена. Уверен, если вы сможете вывести хоть сотую часть всего того, что там есть, вы станете одними из самых богатых смертных по всём Данмаре!
- И ты готов поклясться, что это не просто слухи? - Недоверчиво спросил Ульнер.
- Собственной жизнью, - слегка поклонился воин, а за ним и лекарь ваурийка.
- Она теперь не так много стоит, - усмехнулся Грейнан.
- Мы готовы отправится с вами в руины, если это не принесёт вам лишнего беспокойства, - торжественно произнесла ваурийка.
- Слегка принесёт, - ответила Маулина.
- Но зачем вам это? - Спросил слегка разгневанный Борро. - Почему вы готовы рисковать собственными жизнями, чтобы удовлетворить тщеславие мелкого графа?
- Потому что это единственный способ прославить свой дом, - ответил воин.
- И единственная возможность добиться благополучия для наших семей, - проговорила ваурийка.
- Тысячи смертных жертвуют своими жизнями ради правителей, чтобы получить хотя шанс на обычную жизнь, - продолжал Арексий, говоривший словно сам с собой. - Разве они стоят того, чтобы их почитали, чтобы им воздавали славу, чтобы им служили? Убийцы и воры!
- Хватит этой никому не нужной хтони, коротышка! - Раздался раздражённый Грейнан. Он сел рядом с раненным человеком и заговорил:
- Как, кстати, вас зовут?
- Дарент, - ответил воин.
- Лараша, - ответила лекарь.
- Ты лекарь, не так ли? Заштопай эльфа, а то он и мили не пройдёт. А ты, Дарент, расскажи мне о себе.
- Тебе самому, разве, не нужна помощь? - Поинтересовалась Маулина, вынимая из трупов стрелы.
- Это не самая страшная рана, которая у меня была. А рассказы обычных работяг о своих жизнях я предпочту больше. Сделаем привал, а через час снова выдвинемся в путь.

***

- С такими ранами тебе лучше оставаться здесь, - говорила Маулина перевязанному Даренту. - Ты можешь поставить под удар весь отряд.
- Моя честь не позволит мне этого, мадам, - торжественно ответил воин.
- Лучше к ней так не обращаться, - посоветовал ему Ульнер. - Но тебе и впрямь лучше остаться: прикрывать тебя я не намерен, а если нападут на тебя, под ударом окажусь и я.
- Вы его не уговорите, - встрял Грейнан, небрежно зашивая себе рану. - У таких, как он, честь превыше жизней товарищей.
- Думаете, они смогут идти? - Обращался Арексий к Лараше, отойдя подальше от отряда.
- Раны эльфа не представляют угрозы для его жизни. На счёт назального воина - впервые вижу, чтобы человек мог двигаться с подобной раной.
- А ваш спутник?
- Он сильный воин, - заговорила Лараша после небольшой паузы, - но раны могут убить его в пути. Сейчас для него важен покой.
- Идти нам ещё больше суток, - с легкой улыбкой говорил Борро. - Будем надеяться, этого времени ему хватит, чтобы полностью встать на ноги. Но я не думаю, что нам грозит серьёзная опасть: эти руины были заброшены более трёх лет назад. Чудовища, которые напали на вас, лишь небольшая группа, отбившаяся от стаи. Уверен, нам ничего не грозит!
- Будем на это надеяться, - печальным голосом отозвалась ваурийка.
Они шли медленно, останавливаясь на привалы каждые пару часов. Дарент тяжело дышал, корчился от боли, хотя пытался это скрыть. Лараша давала раненным снадобья, перевязывала их раны, наносила на глубокие раны обезвоживающие мази.
Когда она подошла к Айзануру, человек лишь помотал головой:
- Не волнуйся, лекарь! Мази мне не нужны.
- У тебя тяжёлая рана, - говорила Лараша с выпученными глазами. - Если не хочешь заражения, дай мне осмотрит свою рану!
Грейнан скорчил недовольную мину и задрал кольчугу. Лекарь оторопела, когда увидела бок мечника - от глубокой рана, которая всего несколько часов назад сочилась кровью, не осталось и следа.
- Я сам снял швы, - пояснил он. - Я не плохо обучен во врачевании.
Лараша, находившаяся в большом шоке, медленно отошла от воина, изредка бросая взгляд на весёлого наёмника.

***

- Не может быть, - смеялся Грейнан. - Он не ударил в спину?
- Честь не позволяет воину атаковать исподтишка, - величественно произнёс Дарент.
- Разумеется! Только чего стоит эта честь в могиле? Сомневаюсь, что этот поступок на веки запечатлел его имя в истории.
- Разве самое главное в жизни - сохранить своё имя для потомков? - С лёгкими нотками презрения спросил Дарент.
- Иначе никто и не узнает о твоём существовании! Имена великих правителей знают все, а тех, кто их защищает, никто не знает. По мне, лучше уж прожить как можно дольше, если нет возможности прославиться!
- Вы хотели прославиться, Грейнан? Не думал, что такой человек, как Вы, ищет славы.
- В юношестве только и думаешь о том, как толпы будут скандировать твоё имя, как короли и цари будут высказывать тебе уважение, а придворные дамы сами приходить в ложе.
Но с возрастом начинаешь понимать, что ты точно такой же, как и миллионы других! Какие бы подвиги ты не совершил, твоё имя сотрётся из истории. Лучше жить так, чтобы ни о чём не сожалеть!
- Сложно поверит, что Вы когда-то думали о чести.
- Смейтесь сколько хотите, полуживой рыцарь, - усмехнулся Айзанур. - Мой отец был воином, справедливым и праведным! Но однажды он перешёл дорогу одному богатому и очень злопамятному князьку. Этот сукин сын увлеклась детьми, а мой отец его разоблачил. Он хотел поедать князя под суд, но не успел. Как-то ночью в наш дом забралась шайка его головорезов. Я слышал крики отца и матери, но не мог ничего сделать. Я бежал, как трус. Я предал своих родителей, предал свою честь.
- Что случилось потом, - спросил Дарент, раскаявшийся в своих усмешках.
- Я был молод. Я не мог отомстить этим подгонкам так, как требовала честь. Но я нашёл вариант получше. Во время празднования дня Данга, князь с его слугами и их семьями пировали целый день. А ночью, когда она все уснули крепким сном, я заколотил ставни и двери, и поджог масла в доме. Я с наслаждением слушал, как эти уроды горят. Они и их пошагово отпрыски. В тот день я понял, что далеко не все бои можно выиграть честно!
Дарент слегка покачал головой и прекратил разговор, наблюдая за весёлой улыбкой на лице Айзанура.
- Зачем болганы построили эту крепость? - Спросила Маулина у Лараши, которые шли за Грейнаном.
- Гномы из Салингарна и ваурийцы из Брюзероса окружили цитадель болганов на востоке. После возведения второй цитадели могла на юге, в услугах отпрысков Андарона перестали нуждаться. Тогда они пошли на отчаянный шаг: колдуны решили, что нужно ударит по Эльвинграду - убить Нероида и лишить новый союз четверых народов их предводителя.
Пока Эльвинград погряз в бесконечной гражданской войне с противниками новой веры, а Вустхелн решил расширить границы на север, спровоцировав орков Норгортрада, болганы медленно, но верно возводили небольшую, но неприступную цитадель.
Колдуны десятки лет засылали шпионов во все уголки Данмара. Говорят, многие советники при дворах и влиятельных военачальниках служили болганам.
Как бы то не было, угрозу удалось нейтрализовать вовремя. Эльвинград и Вустхелн стянули свои силы к цитадели и уничтожили колдунов, но разрушить цитадель так и не удалось.
И вот уже пятнадцать лет многие прославленные воины и наёмники стукаются в этой край, чтобы заполучить двоений трофей болганов.
- А что ты думаешь на этот счёт? - Неуверенно спросила Маулина.
- Мне без различны причины, по которым мой граф захотел овладеть проклятым артефактом. Главное - вознаграждение.
- Мы пришли! - Радостно раздался Арексий. - Взгляните!
Впереди, в нескольких сотен метров возвышались руины некогда устрашающей цитадели Брагандра.
- Наконец-то! - Облегчённо выдохнул Грейнан. - Как же мне надоел этот поход. Идём - расправимся с этим, как можно быстрее!
Ульнер вытащил кинжалы и принял боевую стойку, аккуратно и медленно переступая через выжженную поляну.
- У тебя какие-то проблемы с желудком? - Обратился к нему Грейнан.
- Как думаешь, великий стратег, может ли заброшенная цитадель колдунов, служивших Проклятому Кайрену, стоять без стражи? Уверен, где-то неподалёку скрывается целая стая сардлингов или милирий! Повезёт, если здесь не будет дараков или юргонов.
- Выходите на бой, гадкие животные! Я пришёл осквернить цитадель ваших хозяев! - Закричал Айзанур так громко, что его голос эхом разнёсся по округе.
- Нет времени на ваши дурацкие игры! - Раздраженно расталкивал их Борро, буквально забегая в руины. - Только взгляните на это, - продолжал Арексий, словно зачарованный, - эти письмена, эти фрески - история, заклинания, имена! Это бесценные артефакты истории!
- Это нельзя продать, - пожал плечами Ульнер.
- Уверен, - заговорил Дарент, - все сокровища болганов скрыты в глубинах. Нужно спуститься в подземелье.
- Отлично, - тяжело выдохнул Эльф, - идём в таинственные тёмные залы колдунов, в которых они создавали отродий, желающих убить всё живое!
Длинная каменная лестница вела прямиком в подземелье. Десятки дорожек, идущих от лестниц, вели к затопленным, разграбленным и разрушенным комнатам. Грибы и мох, торчащие из стен, сшившая древесина, пустые сундуки, разрубленные кровати, перья, следы магии и зарубки месяц на стенах и полах говорили о жестокой битве.
- Будьте на внимательны, - проговорил Грейнан, присевший на корточки.
- Что ты там увидел? - Поинтересовалась Лараша.
- Помёт! Но не звериный. Кто знает, кому он принадлежит.
- Я же говорил! - Выпучил глаза Ульнер. - Уверен, где-то здесь прячутся крысолюды. Только они могут жить в таком свинарнике.
- Дальше нас не пройти! - Отозвалась Маулина. - Металлические двери - заперты. Но я не вижу замочной скважины.
- Разумеется, - подошёл ближе Айзанур. - Болгоны - колдуны. Не думаю, что они будут пользоваться обычными ключами.
- Скажи: как тебе так быстро удаётся придумывать такой бред? - Разочарованно высказался эльф. - Деревенщина, который всё знает и всё повидал!
- Да - я видел куда больше, чем трусливые эльфы, сидящие в лесу, и жалующиеся на жестокость мира!
Арексий с безумным фанатизмом в глазах, не произнеся ни слова, подошёл к двери и прислонил небольшой медальон с инкрустированным синим камнем. Замочные скважины открылись с тяжёлым металлическим гулом.
- Во имя Оула - от куда у тебя ключ? - Удивился Ульнер.
- И вправду интересно, - подозрительно заговорил Дарент. - Такие вещи нельзя купить в лавке!
- Всё это не важно! - Завороженно говорил Борро. - Взгляните на это!
Арексий надавил на дверцы, и они тяжело открылись. Просторный тёмный зал, холодный и пугающий, с потолка которого капали мутные капли воды, скрывался за тяжёлыми металическими дверями.
- Сюда никто не мог проникнуть, - продолжал историк, - такие ключи есть только у болганов! Все главные сокровища колдунов остались нетронутыми!
Сундуки, набитые золотом и самоцветами, стеллажи с книгами и микстурами, дорогие одеяния и кованные доспехи, мечи и топоры - каждая из этих вещей стоила целого состояния.
Ульнер и Маулина, держа зажжённые факелы, бросились вскрывать сундуки, Лараша исследовала книги, Дарент оценивал доспехи.
- От куда у тебя этот медальон, Борро? - Недоверчиво спрашивал его Грейнан. - Как он попал тебе в руки?
Арексий, не обращая внимания на слова Айзанура, шёл прямо, пока не уткнулся в стену.
- Ты ведь не мог убить кого-то из них, я прав? - Продолжал Грейнан, схвативший рукоять меча. - Возможно ли, что они сами дали тебе ключ?
- Совет мне не поверил! Они думали, что я сошёл с ума, - гневно говорил Борро. - Но они всего лишь псы - верные слуги узурпаторов, убийц и воров, готовых уничтожать целые народы, чтобы потешить своё самолюбие. Они ломают тебя, вышиваются наружу твоё нутро и заставляют подчиняться себе! Они думали, что я буду таким же: слабым, дрожащим от страха, верным слугой! Об меня разве что безногий бедняк не вытирал ноги. Но теперь они пожалеют - все, кто желает быть угнетателем. Все, кто мнит себя выше народа!
- Всё из-за этого, серьезно? - Усмехнулся Грейнан. - Думаешь, этот мусор позволит тебе восстановить справедливость? Свернуть правителей и создать идеальный мир? Я думал, ты историк, а не жалкий фанатик!
- Мне плевать на справедливость! - Крикнул Арексий, заставив весь отряд обратить на себя внимание. - Мне плевать на тех, кто выбрал слепое рабство, чтобы жить в бедности и страхе перед теми, кто сильнее тебя! Я не такой, как они. Я служу только себе, но не королям!
Грейнан поднял меч и направил его в сторону Борро.
- Хватит с меня этого детского брела! Либо ты берёшь себя в руки, либо я разрублю тебя на куски!
- Ты говоришь, как они! - Жестоко улыбнулся Арексий. - Угрозы, жестокость, насилие, жажда власти - все вы считаете, что я просто мелкий заурядный книжный червь! Но они не видят правды, а я - да!
Ледяное лезвие притронулось к шее Ульнера и его спутников.
- Именем Верховного совета Храма знаний, Арексий Борро и его подручные признаны виновными в осквернение и расхищение проклятых реликвий Турандура. Вы будете преданы суду и казнены, в соответствии с запретом на исследование учений Падшего Кайрена.
Стража храма знаний, облачённые в металлические доспехи с золотой гравировкой, в фиолетовых плащах с красным проблем и изображением раскрытой книги в золотом свечение.
- Видите, видите? - Триумфально восклицал Борро. - Они не желают давать людям настоящую силу! Они делают видеть нас рабами, овцами в подчинение волков. Я не буду овцой. Я человек!
Арексий быстрым движением выхватил нож для конвертов из-за пояса и распорол им свою руку. Историк приложил руку к стене и провёл ей в сторону, оставив на камне кровавый след ладони.
Стены подземелья затрещали, капли с потолка превратились в тонкие ручейки, каменная стена позади Арексий медленно поломалась вверх. Синие свечение, исходившее от небольшого колодца, озарило комнату.
- Это мой дар всем тем, кто не желает оставаться рабом!
Из коридора послушали визги. Камни обрушивались на пол, открывая в стенах и потолках проходы. Крысолюды бежали из-за всех щелей. Зубы их были покрыты запёкшейся кровью.
- Я был прав! - Завопил Ульнер.
- В атаку! - Боевым кличем направил клинки стражи Храма знаний их капитан.
Крысолюды, отталкиваясь от стен и ступней, пролетали несколько метров, вонзая клыки и когти в первых стражников. Мечи были не эффективны против быстрых и ловких тварей. Все, за исключением меча Грейнана, разрубавший сразу двоих чудовищ.
Маулина отстреливала крысолюдов ещё на подходе, Ульнеру приходилось подпускать тварей ближе, но эльф не уступал чудовищам в скорости. Лараша, забившаяся в угол, могла лишь размахивать факелом из стороны в сторону. Однако это не на долго спасло жизнь ваурийке: крысолюд, спускавшийся с колонны, ударил когтистой лапой по шее лекаря. Сражавшиеся в пылу боя не заметили смерти Лараши.
Дарент первым делом побежал к Арексию. Но, охваченный злобой и жаждой мести, воин не заметил, как крысолюд, подбиравшийся к нему с тыла, разорвал человеку ноги одни ударом лапы.
Тварь набросилась на Дарента, но, не смотря на чудовищную боль, продолжал сопротивляться. Но крысолюд, особенно голодный, готов был нападать, не смотря на приносимые ему раны. Меч Дарента пронзил грудь чудовища, но оно, издав вопль полный боли, сцепилось в шею воина. Кровь быстро залила пол под Дарентом, и человек испустил дух.
- Ульнер, - кричал Грейнан, - нужно убираться! Уходим!
Эльф не слышал крика Айзанура. Крысолюды его окружили: Ульнер был покрыт кровоточащими ранами. У эльфа оставалось всё меньше сил - он пропускал всё больше ударов. В конце концов, когда Грейнан последний раз видел эльфа, на молодого разбойника набросилась дюжина чудовищ. Больше Ульнера никто не видел.
- Я предупреждал, - заворожённо говорил Арексий, стоящий возле колодца с голубой вязель жидкостью, - но вы не слушали! Они это поймут, когда увидят дар Андарона!
Маулина, упавшая на пол после последнего удара крысолюда, собрала все свои оставшиеся силы, чтобы натянуть тетиву и пустить в Борро последнюю в своей жизни стрелу.
- Арексий! - Позвала его лучница.
Борро триумфально развернулся, добродушной улыбаясь в сторону Маулина. Женщина отпустила тетиву, и всего через мгновение стрела пронзила грудь историка.
Арексий зашатался на месте. Он оступился и упал в колодец. Голубая жидкость поглотила его.
Даже под водой были слышны вопли Борро. Он корчился от боли, голубой цвет окрасился бордовым оттенком. С каждой секундой агонии Арексия, жидкость горела всё ярче, осветив подземелье ярким фиолетовым цветом. С последним криком Борро, жидкость вдруг взорвалась. Этот грохот сотряс землю и раздался на тысячу миль.
Последние стражники Храма света - восемь и тридцати - сдерживали рой крысолюдов. Но взрыв похоронил их под тонной камней - потолки начали осыпаться. Крысолюды, чтобы были дальше от входа в подземелье, разбежались обратно по нормам. Стражников заводила камнями.
Грейнан, схватив один из близлежащих мелких сундуков, ринулся вперёд. Одним мощным прыжком он преодолел преграду из валунов, заслонявших вход, и побежал вверх по лестнице. Наёмнику удалось выбежать, когда потолок полностью обрушился.
Айзанур, тяжело дыша, рухнул на землю, положив перед собой сундук. Грейнан осмотрел свою ногу – четыре глубоких раны, оставленные когтями крысолюда.
- Ещё сутки буду хромать, - раздражённо произнёс наёмник.
Он несколько мгновений просидел в раздумьях, после чего заговорил сам с собой:
- Если я ничего не получу от этого похода, - заговорил он уставшим голосом, - это проклятье действительно существует!
Грейнан открыл маленький сундук, набитый разбитыми склянками и пустыми пробирками.
- Будьте Вы прокляты, - проговорил он разочарованным голосом, - ублюдочные Кайрены!






Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

Ты, я и апокалипсис

Присоединяйтесь 




Наш рупор







© 2009 - 2022 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  ВКонтакте Одноклассники Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft