16+
Лайт-версия сайта

Смогли бы муравьи создать цивилизацию

Литература / История, естествознание / Смогли бы муравьи создать цивилизацию
Просмотр работы:
05 апреля ’2022   20:58
Просмотров: 801

Смогли бы муравьи создать свою цивилизацию

При определённых условиях, продолжая свой эволюционный путь развития одна из групп общественных насекомых могла бы создать свою цивилизацию. Понятно, если бы наша, человеческая цивилизация не заняла Землю, как это случилось в реальности.
Но насекомые идут к своей цивилизации не от индивидуума к коллективу, как мы — а наоборот — от коллектива к индивидууму.

Понятно, что пути эволюции не предсказуемы. Эволюция идёт случайным путём. Другими словами, её результат не является заранее заданным. Причём даже слово «результат» здесь неуместно. Скорее не результат, а промежуточный этап.
Это надо пояснить, прежде чем перейти к муравьям. Поясним на популярном примере.
Дилетанты, выступающие против эволюционной теории Дарвина, порой задают своим противникам ехидный вопрос — «А почему современные обезьяны не превращаются в людей?».
Первое, что хочется ответить на это — «А с чего это они должны в людей превращаться? С какой стати?».
Но всё-таки придётся объяснить.
Первое. Превращение в людей длится миллионы лет и, если бы вдруг какая-та группа человекообразных обезьян начала эволюционировать в этом направлении — мы всё равно никаких изменений не успели бы заметить, так как очень коротко время наблюдения. Вся наша цивилизация существует очень недолго. И даже начни мы наблюдать за эволюционирующими в направлении увеличения объёма головного мозга человекообразными обезьянами со времён древних египтян — мы всё равно никаких существенных изменений не смогли бы заметить.
Второе. Наша цивилизация уже заняла Землю. Иными словами, ниша уже занята. Поэтому никакой другой разум здесь появиться не сможет, пока существует наша цивилизация.
Третье, самое главное. Дело в том, что эволюция не идёт по какому-то заранее намеченному плану. Мутации предоставляют разное изменение органов и поведения. В основном такие изменения вредны для организма и отбраковываются естественным отбором. Некоторые изменения нейтральны. Другие, совсем немногие — полезны. Они дают преимущества организму перед собратьями, благодаря чему закрепляются в потомстве. И большой мозг, предоставляющий выгоду своему носителю из-за того, что тот умнее остальных одно из таких преимуществ (величина мозга не связана с умственными способностями напрямую, а лишь опосредованно, но говоря об эволюции обезьян упрощённо можно говорить, что напрямую связана). Но работа мозга чрезвычайно энергозатратна, да и увеличивался он очень медленно, не давая сразу колоссальных преимуществ. То есть наши предки умнели по чуть-чуть, а не сразу. Поэтому увеличение мозга, способность, например, использовать палку в драке — было не большим преимуществом, чем, например, увеличение силы конечностей, что давало преимущество в той же драке. Поэтому эволюция обезьян шла разными путями. Одни увеличивали мозг, другие силу конечностей, третьи ловкость (совершенствовали, например, умение скакать по ветвям). Таким образом, появление цивилизации не обусловлено эволюцией напрямую. Более того, во многом оно результат совпадения нескольких случайных факторов. Например, обезьяны оказались в саваннах из-за того, что лесов стало меньше. Но даже не все саванные обезьяны пошли по тому пути, который позже привёл их сородичей к созданию цивилизации — а именно, увеличили мозг и стали на задние лапы (чтобы лучше обозревать окрестности, но это высвободило передние лапы, которые можно было использовать по другому назначению, например, набирать текст на компьютере:)). Некоторые саванные обезьяны просто научились лучше бегать, отрастили мощные челюсти для защиты и нападения.
Поэтому даже если представим фантастическую ситуацию, что человечество исчезнет на Земле, а человекообразные обезьяны каким-то чудом сохранятся; или не менее фантастическую, что их поселят на планете подобной Земле, но без людей — то и тогда не факт, что они начнут эволюционировать по пути создания цивилизации. Сто шансов к одному, что они будут искать другие пути приспособления к тем или иным изменившимся обстоятельствам. Понятно, что цифры здесь условны, наверное, точнее было бы сказать — тысяча к одному (понятно, что и эта цифра условна).
Но тем не менее из миллиардов лет существования жизни на земле цивилизация существует совсем немного. Ясно, что само понятие цивилизация — не чётко. Даже у шимпанзе, в разных областях проживания этих животных используют разные орудия или по разному их применяют, значит такое поведение не инстинктивно, этому учатся и тут уже можно увидеть зачатки разных культур, зачатки цивилизации. Причём человек современного типа, имея функциональный мозг, функциональные умелые руки — строить города и создавать письменность начал очень и очень не скоро, просуществовав десятки тысячелетий безо всего этого. При таком подходе случайными выглядят наши мегаполисы и компьютеры. Человечество вполне могло бы и сейчас обитать в шалашах и пещерах.
Иными словами, грубо говоря, если нашей Метагалактике имеются миллиарды планет подобных по физическим характеристикам нашей Земле, то жизнь скорей всего появится на большинстве из них (почему так, оставляем за рамками данной статьи). А вот разум появится, примерно говоря, на одной из сотни, а то и на одной из тысячи планет, где есть жизнь (цифры здесь тоже условны). А цивилизация способная вырваться в Космос появится на одной из десятков, а то и сотен планет, имеющих разумную жизнь (и здесь цифры условны).
Чтобы не заморачиваться определениями что значит разум и цивилизация примерно представим наши земные разум и цивилизацию. Хотя строгое определение дать этому сложно, но любой читающий данные строки примерно представляет о чём идёт речь.
Но говоря о том, что появление разума и цивилизации маловероятно и в чём-то случайно с эволюционной точки зрения я отталкивался от реалий Земли — относительно молодая планета, возле относительно молодой звезды в молодой Вселенной. Несомненно и то, что чем дольше будет идти время, тем больше шансов появится у разума и у цивилизации. Чисто статистически. И в этом глобальном плане, появление цивилизации не только закономерно, но даже в чём-то неизбежно.
Причём не только на базе млекопитающих, но на базе других классов животных. Понятно, что здесь мы говорим о реалиях нашей планеты, на других планетах могут быть абсолютно иные классы и типы живых существ не похожих на наши. Но тем не менее, когда-то (ещё в 1970-е) была популярна идея, что осьминоги могли бы стать разумными, создать подводную цивилизацию, так как у них относительно большой мозг, имеются свободные для производительного труда конечности, хорошее зрение. Также высказывалась идея, что двуногие рептилии, имея свободные верхние конечности, усложняя свой мозг могли бы стать разумными. На этой основе придумали популярных ныне в масскультуре, так называемых рептилоидов.

В данной работе мы рассмотрим возможность создания цивилизации на базе общественных насекомых, прежде всего муравьёв.

Общественными или социальными насекомыми называются такие представители этого класса, которые отличаются общественным образом жизни. К ним относятся муравьи, пчёлы, шмели, осы, термиты и некоторые другие.
Термиты, муравьи, отчасти пчёлы могли бы создать своеобразные цивилизации, если бы люди их не опередили. Но эти цивилизации не были бы похожи на нашу. Были бы совсем другими.
Даже взглянув на муравейник или термитник, можно понять, что эти сооружения требуют очень сложной совместной работы от их крохотных создателей, не говоря уже об остальном — добыче пищи, заботе о новых поколениях, разведения полезных животных, выращивания полезных грибов и растений. В таком плане муравьи и термиты в чём-то похожи на людей.
Но ведь насекомые, в отличие от людей, строят свои сооружения и выполняют иную совместную работу, руководствуясь инстинктами, а не разумом.
Да это так. Но я и не говорю, что их цивилизация создана. Я говорю, что она потенциально могла бы появиться (могла — ещё не значит, что обязательно появилась бы), если бы планета не была уже занята нашей цивилизацией. Хотя для появления цивилизации на базе какой-то из групп насекомых нужны десятки, а то и сотни миллионов лет, а наша цивилизация существует совсем недолго и неизвестно сможет ли она просуществовать сколь-нибудь значительный отрезок времени. Так, что возможно у муравьёв ещё всё впереди. Возможно, через сотни миллионов лет их учёные будут изучать остатки нашей цивилизации и удивляться, что у них были такие не похожие на них предшественники.

При чём не похожие не только внешне, но и путём создания цивилизации. Это два совершенно разные пути. У нас идёт от индивидуальности к коллективу, у них от коллектива к индивидуальности.
Представим себе македонскую фалангу или римскую «черепаху». Индивидуальные солдаты в этих отрядах действуют как единый слаженный механизм. Получается, что в нашей цивилизации путь шёл от индивидуального к общему. У муравьёв, наоборот — от общего к индивидуальному.
Хотя я биолог по образованию, но пишу эту работу не в качестве биологического трактата, а в качестве эссе. Поэтому не буду заново перечитывать специальные работы и цитировать их. Не буду пересматривать и те многочисленные передачи о муравьях на Ютубе, которые смотрел раньше, где исследователи рассказывают о своих наблюдениях. Информацию использую по памяти. Возможные неточности в деталях, если они будут (в чём я сомневаюсь), не имеют никакого влияния на идею этой статьи. Это незначительные частности, и они не могут оказать влияния на общий вывод.
Моя идея состоит в том, что муравьи становятся индивидуальностями. Процесс идёт очень медленно, почти незаметно, но он идёт. Понятно, что слово «индивидуальность» применяется здесь так как его можно применить по отношению к животным, а не к людям (то, что люди с биологической точки зрения один из видов животных — неважно, в культуре обычно люди противопоставляют себя всем другим видам животных и такое противопоставление за рамками биологии вполне оправдано). Как например, каждая собака или кошка, является индивидуальностью, что хорошо известно их хозяевам. Причём муравьи отличаются друг от друга не только в кастовом плане, в ясно выраженных формах как рабочие и солдаты у некоторых видов; но и внешне похожие муравьи отличаются своим поведением.
Они шли другим путём. У нас, грубо говоря, вначале появились индивидуальности, а потом из них создали армии. А у муравьёв, наоборот, вначале появились армии, армии, руководимые инстинктами (в этом плане чем-то похожи на армии-роботов из фантастических книг), а потом в этих армиях стали появляться индивидуальности.
Когда сейчас начали исследовать, оказалось все разные — солдаты у муравьёв туповатые и готовы к самопожертвованию, не дорожат своей жизнью; рабочие примерно такие же (рабочие не столько, как каста, сколько по выполняемым обязанностям); примерно такие же и фуражиры, хотя немножечко поумнее; администраторы, координаторы строительной деятельности — поумнее и больше дорожат своей жизнью; а самыми умными оказались разведчики, те, которые уползают в одиночку далеко от муравейника, иногда надолго и приносят домой информацию — эти очень смышлёные, осторожные, находчивые и дорожат своей жизнью. Причём и разведчики и рабочие относятся к одной касте — рабочих. То есть выглядят одинаково, но ведут себя по-разному. По крайней мере у тех видов, лекции о которых я слушал.
Получается у нашей цивилизации из индивидуальности формировали массу (например, наступающую фалангу, движущуюся, как единый организм). А у муравьёв масса уже более-менее сорганизовалась, а вот индивидуальность только начала развиваться, но ещё не развилась до конца.
Известно, что пчела ничтоже сумняшеся жертвует своей жизнью в пользу коллектива, когда жалит врага. Хотя конечно же гибнет не специально, но жизнью не дорожит. То же можно сказать о большинстве муравьёв — рабочих и солдат (пчелиная и муравьиная матки, это другая история, мы их разбирать здесь не будем, это скорее орудие появления новых членов сообщества, чем реальные правительницы). И то, что появляются муравьи, дорожащие своей жизнью большой шаг к зарождению индивидуальности.

Но хватит ли у муравьёв нейронов, различных нервных узлов для индивидуальной мыслительной деятельности? Ведь, насекомые имеют крошечный мозг (нервные ганглии), количество нейронов в котором составляет около одного миллиона, в то время как человеческий мозг содержит около 86 миллиардов нейронов.
Если делать аналогии, то целый муравейник чем-то напоминает коллективный мозг, где отдельные муравьи являются его нервными узлами, а то и нейронами (групповой интеллект). И даже более того. В муравейнике и его окрестностях имеются феромоновые метки, целый комплекс таких меток, хранящих определённую информацию. И в этом плане муравейник напоминает хранилище информации — аналогичное нашим книгам или жёстким дискам компьютеров. Все муравьи — как единый организм, а муравейник не только жилище, но и своеобразная библиотека этого суперорганизма.

Надо сказать, что дело не только в количестве нейронов. Грубо говоря мозг новорождённого существа, чьё поведение основывается на инстинктах, можно представить, как бы в виде «кристаллической решётки», где всё заранее задано и упорядоченно. Такие существа не могут ничему научится и практически не способны к мыслительной деятельности. Поэтому всю жизнь от рождения до смерти, руководствуются исключительно инстинктами.
А вот мозг существа способного учиться можно представить в виде «каши». Казалось бы, неупорядоченная «каша» хуже упорядоченной «кристаллической решётки»? И на первых порах это действительно так. Обладатель «кристаллической решётки» с первых секунд жизни способен к самостоятельному поведению, а обладатель «каши» беспомощен после рождения, он нуждается в постоянной опеке родителей.
Представьте кристаллическую решётку (тут эти слова без кавычек), как её рисуют в книгах — «кружочки» (атомы), соединённые «линиями» (химическими связями). Разумеется, это упрощённое представление. В нашем случаи «кружочками» будут нейтроны либо иные элементы мозга, или ему подобного органа, отвечающего за поведение живого существа. В случае «каши» эти кружочки расположены неупорядоченно, можно сказать хаотично. А в случае «кристаллической решётки» строго упорядочено и накрепко соединены между собой в различных конфигурациях, соединены столь прочно, что ни добавить, ни убавить здесь ничего нельзя. Эти связи отвечают за поведение.
Поведение существа, направляемое «кристаллической решёткой» будет строго заданным. Соединения элементов «решётки» неизменны в течении всей жизни. Причём у всех таких существ в сходных условиях будет строго определённое поведение. А их дети имеют такую же «решётку», как и родители и с этой точки зрения родители, производят свою точную копию не только в телесном, но и психологическом плане. Они как бы бессмертны, если удачно размножатся, то есть оставив потомство сохранят свою практически полную телесную и поведенческую копию. Поэтому им совершенно не обязательно ценить свою жизнь (хотя жертвовать жизнью ради блага вида могут и более сложные в поведенческом плане организмы).
Совсем другое дело те, у кого в голове «каша». Их «кружочки» не связанны друг с другом жёстко, а связи между ними формируются под воздействием окружающей среды. А значит такое существо способно учиться. Понятно, что и у этих существ в сходных условиях будет сходное поведение. От пожара будут убегать и насекомые, и люди. Но образ действий людей и других высокоорганизованных в поведенческом плане существ отличается тем, что оно приспосабливается к окружающему миру в зависимости от обстоятельств. Так, из «каши» выстраивается, образуя связи между «кружочками», «кристаллическая решётка», способная меняться, а не жёстко на всю жизнь заданная, которую мы описали выше. Например, животное запомнило путь к водопою, в его мозгу образовались своеобразные связи — между теми сегментами, что мы условно назвали «кружочками» образовались «линии», это похоже на «кристаллическую решётку». Но, представим себе, пересох водоём, но в другом месте образовался новый. И животное способно поменять свою «решётку», старые связи исчезнут, а новые появятся.
Хотя на практике большинство существ имеют как элементы жёстко заданной, неизменяемой «кристаллической решётки» с постоянными связями, так и элементы «каши», способной формировать новые связи. В интернете есть ролики опытов доказывающих, что даже насекомые способны учится у своих собратьев. Конкретно опыт, который смотрел я, проводился со шмелями (напомним — шмели, как и муравьи с пчёлами, относятся к общественным насекомым). Шмелям с выполнением той или иной задачи очень помогает наблюдение за другими шмелями, которые научились (подчёркиваю это слово) такую задачу решать. Значит у насекомых, при преобладании «кристаллической решётки», обуславливающей жёстко заданное поведение, есть и элементы «каши», то есть имеется способность формировать новые связи, способность учиться.
Точно так же и у людей, наряду с «кашей», способной порождать новые связи и менять их, в зависимости от окружающей обстановки, есть и элементы «кристаллической решётки», то что определяется рефлексами и инстинктами, начиная от способности дышать и глотать, инстинкт самосохранения, размножения и им подобные. «Решётка» и «каша» существуют в разных пропорциях, у муравьёв, например, больше «решётки», а меньше «каши» — у людей — наоборот. Хотя, ещё раз подчеркну, эта аналогия лишь упрощённый способ проиллюстрировать то, что в реальности намного сложнее.
Выше говорилось о том, что в определённых группах муравьёв, у тех же разведчиков, наблюдаются тенденции к увеличению индивидуализма в ущерб жёстко заданному поведению. Понятно, что у таких, увеличивается доля «каши» и соответственно, уменьшается значение «решётки» даже по сравнению со своими сородичами. Что интересно разделение на специализации — рабочих, фуражиров, разведчиков генетически обусловлено, но не жёстко, муравей способен при необходимости поменять «профессию», хотя на новой должности будет справляться хуже тех, кого подменяет. И самое главное муравей в течении жизни способен совершенствоваться в своей «профессии».

Но ведь муравьи такие крошечные создания, неужели они смогут освоить мыслительную деятельность?

Для начала о крошечности. Как известно, насекомые, как и другие членистоногие суши не могут превысить определённого размера из-за наружного (внешнего) скелета. У нас скелет внутренний, поэтому мы (позвоночные животные) достигаем довольно больших размеров. Не говоря уже о бронтозаврах, индрикотериях и слонах — люди являются довольно крупными существами по сравнению с большинством других.
Но тем не менее насекомые могут достигать длины в несколько десятков сантиметров и весить несколько десятков грамм, то есть муравьи могут потенциально увеличиться во много раз, не нарушая при этом законов природы. Понятное дело, что та группа муравьёв, которая станет на путь создания цивилизации будет расти в размерах. При том, что мозг у них будет расти не пропорционально размеру тела, а сильнее, что продемонстрировали известные нам существа, ставшие на путь создания цивилизации. То есть мы — люди. Будучи сопоставимы в размерах с ближайшими родственниками — шимпанзе и гориллами, мы имеем больший объём мозга. Мы не только прибавили в росте и в массе по отношению к нашим далёким предкам, но и мозг наш увеличивался сильнее, чем увеличивалось тело. Если допустить, что вес цивилизованного (назовём его так) муравья увеличится, например, в тысячу раз по сравнению с современными (то есть его предками), то его мозг увеличится при этом в полторы тысячи раз.
Современные муравьи бывают разных размеров, поэтому негласно, когда пишу о муравьях вообще — обычно имею ввиду типичных для нас рыжих лесных муравьёв. Конечно не только их, но по размерам — именно их. Такие могут потенциально вырасти не только в тысячу, но даже в десять тысяч раз увеличить свой вес (исходя из возможностей наружного скелета). Если говорить о маленьких, то те ещё больше увеличились бы, создав цивилизацию, но мне кажется, что если появится возможность, то на путь создания цивилизации станут виды (может всего один вид муравьёв), где особи крупных или средних размеров.

Но и это не самое главное. Здесь надо вспомнить родственников насекомых — ракообразных, относящихся к другой группе членистоногих. Размеры некоторых ракообразных достигают менее десятой доли миллиметра. То есть они живут уже в мире одноклеточных. Но тем не менее являются многоклеточными. Те, которые меньше десятой доли миллиметра — паразиты, но и среди свободноживущих ракообразных есть виды, размеры которых ненамного больше — 0,2 миллиметра. Понятно, что с уменьшением размеров их клетки уменьшились. Хотя поведение такое же, как и у их гигантских сородичей — имеющих 20 килограмм веса, около 4 метров в размахе ног и 45 сантиметров длины карапакса. То есть поведение как самых крупных, так и самых мелких членистоногих полностью соответствует требованиям окружающего их мира, иначе они бы не выжили. Поведенческие функции ракообразных не стали менее эффективными и-за того, что они, в том числе их нервные клетки уменьшились (а они у ряда видов действительно уменьшились) по отношению к предковым формам.
А это означает, что клетки муравьёв (в данном случае нас интересуют нервные клетки) смогли бы уменьшиться, не потеряв при этом своей функциональности.
К тому же нельзя забывать о более рациональном распределении уже имеющихся ресурсов мозга, что вполне вероятно в процессе эволюции; о возможном увеличении доли грибовидных тел (аналогов коры головного мозга у насекомых) по отношению к массе мозга и ряде других подобных процессах.
Если вы суммируйте перечисленное выше: увеличение размеров; увеличение веса головного мозга по отношению к весу тела; уменьшение размеров нервных клеток, без потери их функциональности — вы увидите, что «цивилизованные муравьи» выходят на примерно такое же самое количество нейронов, что и мы — люди — единственный известный нам вид живых существ, создавших цивилизацию.
Нужно добавить, что, если сейчас рабочие муравьи живут — максимум три-четыре года, а матки около двадцати, то у цивилизованных муравьёв продолжительность жизни увеличится, как минимум до той, что имеют люди. Люди, создав цивилизацию, увеличили продолжительность жизни по отношению к предкам.

То, что говорилось выше касается не только муравьёв, но и других коллективных насекомых. Хотя мне кажется, что на пути создания цивилизации больше всех продвинулись именно муравьи. Те же пчёлы, например, меняют свои рабочие обязанности в течении жизни — то она улей чистит, то за личинками ухаживает, то нектар собирает. У муравьёв не так жёстко, хотя схема примерно такая же, но тот же разведчик вряд ли поменяет свою профессию на ту, где надо меньше думать, то есть не станет рабочим муравьём, а наоборот, будет повышать свою квалификацию. Это если из муравейника не удалить всех рабочих, а если удалить — тогда кому-то из разведчиков, волей-неволей придётся брать на себя их обязанности.
С другой стороны, почти все муравьи проходят через профессию няньки, но большинство потом переходит к другим профессиям, а некоторые всю жизнь остаются няньками. Но, когда учёные в одном эксперименте изъяли из подопытного муравейника всех нянек, часть фуражиров успешно вернулась к этой работе.
К тому же муравьи не только имеют способность обучаться, но и применяют в своей работе абстрактные идеи, как это было доказано экспериментами. Муравьи лучше других общественных насекомых демонстрируют способности к счёту и некоторым арифметическим операциям. Некоторые виду муравьёв используют орудия труда и обороны.
Сошлюсь на мнение известного мирмеколога (учёного изучающего муравьёв) Жанны Резниковой: «Роль, аналогичную коре головного мозга, у насекомых выполняют так называемые грибовидные тела, в них расположены ассоциативные центры. Так вот, у рыжего лесного муравья этот аналог коры занимает половину веса мозга, у медоносной пчелы — треть, а, скажем, у такого активного хищника со сложным поведением как жук — плавунец — всего 20%. Поистине, муравьи — интеллектуалы мира насекомых, и, задавая сложные задачи именно рыжим лесным муравьям, мы явно не ошиблись в выборе».

Надо подчеркнуть, как говорилось выше, что цивилизацию создаст, при благоприятных условиях, скорей всего один вид муравьёв (возможно несколько близкородственных видов), все остальные останутся нецивилизованными (то есть животными, хотя этот термин часто неправильно отождествляют с млекопитающими) или вымрут.
Из исследований по эволюции человека мы знаем, что в определённый период на Земле жили несколько видов идущих по пути создания цивилизации, то есть увеличивающих эволюционным путём размер головного мозга, ведущих коллективный образ жизни, использующих орудия труда в своей деятельности, причём сознательно изготовляющих эти орудия. Например, не так давно по геологическим меркам на Земле одновременно жили наши предки, относящиеся к виду Homo sapiens и их родственники — неандертальцы, денисовцы, возможно ещё несколько видов. Все эти группы могли бы потенциально стать родоначальниками цивилизаций, но выжили только мы.
Из тысяч видов муравьёв на путь эволюции в сторону создания цивилизации может стать, подчеркну это ещё раз, только один вид или немногим больше — два, три, пять. То есть неверно думать, что, если вдруг (ни дай Бог, конечно!) наша цивилизация исчезнет, то все виды муравьёв начнут эволюционировать по пути создания цивилизации. Нет конечно — возможно никто не будет эволюционировать в этом направлении, возможно один вид, возможно несколько, но очень мало. Хотя если один, то на пути к появлению цивилизации он может разделиться на несколько конкурирующих видов (как это случилось с нашими предками), из которых в конечном итоге останется скорей всего один.
Хотя тут не всё так однозначно. Возможно, что итог нашей эволюции в чём-то случаен. При более благоприятных условиях мог бы выжить кроме нас ещё какой-то вид людей. Например, если бы конкурируя с нами стоял в начале конкуренции на равном уровне; или занял бы такую экологическую нишу где мы не могли бы с ним конкурировать и не было бы у нас такой надобности; или переместился на какой-то другой материк, а потом с тем материком была бы утрачена связь и данный вид эволюционировал бы отдельно параллельно нам. Высказанные выше возможности выглядят фантастическими из-за того, что не были реализованы, но, если вдуматься — они являются потенциально реальными.
Поэтому возможно, что к цивилизации придут несколько близкородственных видов муравьёв. Тем более, что даже если цивилизованные муравьи достигнут максимальной для насекомых их телосложения величины, то есть примерно 10 сантиметров длины и примерно 100 грамм веса, то они и при этом будут гораздо меньше людей, поэтому разные виды смогут очень долго эволюционировать на разных материках или даже в разных частях большого материка и не встречаться друг с другом.

Ещё надо сказать, что цивилизация муравьёв, если она появится, будет скорей всего кастовой. Даже в некоторых культурах нашей цивилизации, например, в индийской существует кастовость, хотя биологическое строение человека не даёт ни каких поводов к разделению на касты. А вот строение муравьёв — даёт такой повод. Может и не всех, но в их семействе заложен такой потенциал. И даже если мы, люди не убереглись от такого лиха, то муравьям, как говорится, сам Бог велел.
Между прочим, в фантастике, встречается описание подобных цивилизаций. Например, в книге Герберта Уэллса «Первые люди на Луне» описана цивилизация селенитов, разумных обитателей Луны, во главе с Великим Лунарием.
Хотя возможно цивилизацию создадут муравьи с невыраженной кастовостью, или преодолеют её в процессе развития.

Очень вероятно, что ходить цивилизованные муравьи будут на четырёх задних лапках, а две передние высвободят для тех задач, которую у нас выполняют руки.
В связи с этим вспоминается одна довольно давняя исследовательская работа. Учёные при помощи компьютера посчитали, что древние лопастепёрые рыбы, ставшие предками четвероногих (амфибий, рептилий, птиц, млекопитающих, включая человека) могли бы «выползти» из воды, осваивая сушу с равной вероятностью, как на шести плавниках, так на четырёх (как оно и вышло), так и на двух. То есть, если бы на шести, то их потомки имели бы столько же конечностей, сколько и муравьи.

Важно, что старт эволюции муравьёв по направлению к созданию цивилизации начался практически одновременно с нами. Как заявила вышеупомянутая Жанна Резникова: «По данным известных исследователей происхождения и эволюции муравьёв Г.М. Длусского и А.П. Расницына, в течение мелового периода муравьи были весьма редкими насекомыми. Однако не исключено, что у них была выражена забота о потомстве. И 50 млн лет назад семьи муравьёв также были немногочисленны, о чём говорят находки этих насекомых как правило в единичных экземплярах. А вот к позднему эоцену уже не только сформировались большинство современных родов, но и появились виды со значительной численностью семей, а значит, и с высоким уровнем развития социальности. Вот в это время и появляются первые муравейники».
Получается, что мы с муравьями две конкурирующие по созданию цивилизации группы. И вполне возможно, задержись мы немного на этом пути — муравьи обогнали бы нас и на земле царила бы цивилизация членистоногих. А мы, гоминиды, пребывали бы в диком состоянии. И кто-то из муравьиных мыслителей сейчас набирал бы на компьютере статью под названием «Смогли бы гоминиды создать свою цивилизацию»  :).

С цивилизацией то же, что и с жизнью (жизнь — как биологическое понятие) — скорей всего новая жизнь постоянно появляется на нашей планете. Когда исследователи в лабораториях смогли из неживой материи синтезировать многие соединения, составляющие элементы живой материи и даже соединения соединений — стало очевидно, что в земных условиях за миллионы лет, новая жизнь с высокой степенью вероятности постоянно бы возникала. И скорей всего так оно и есть. Но эту слабенькую, новорождённую жизнь, до того, как она сумеет закрепится на планете, постоянно уничтожает уже имеющаяся жизнь, не оставляя новой никаких шансов. Кто первый занял планету, тот на ней и господствует. Хотя при возникновении жизни — около 4-х миллиардов лет назад (при том, что нашей планете 4,5 миллиарда, то есть жизнь появилась, по геологическим меркам сразу, как только появились условия для неё), так вот — при возникновении жизни, возможно было несколько конкурирующих систем. Победила та, к которой относимся мы. Почему так? Да ни почему — было бы по другому — на Земле жили бы другие существа, а не мы с вами. А какие конкретно преимущества позволили победить нашим предкам в этой самой первой и самой главной борьбе за существования, мы вряд ли уже узнаем. Хотя науке порой удаётся узнать то, что раньше казалось невозможным, так, что не всё так печально — может и узнаем с годами:).
То же что касается жизни можно сказать о цивилизации. Теоретически возможно появление разных цивилизаций на базе разных живых существ, когда ни одна из них ещё не смогла по-настоящему закрепиться на планете. Но дело в том, что наша цивилизация овладела всей планетой и прочно закрепилась на ней. А это автоматически не даёт возможности появиться и эволюционировать какой-то другой цивилизации. Поэтому цивилизация муравьёв получит шанс только если наша цивилизация будет уничтожена, например, каким-нибудь новым астероидом, или сама убьёт себя — а без этого никаких шансов у муравьиной цивилизации нет. Она имеется только в потенции.

Когда-то в науке эволюция живых существ представлялась линейной — внизу стояли простейшие, затем черви, насекомые, рыбы, а вверху красовался человек (сам себя туда поставил и радуется:)). Потом, начали говорить о двух вершинах эволюции — о насекомых и млекопитающих. Я считаю такой подход неверным — все выжившие являются «вершинами», раз сумели выжить. Но тем не менее по ряду параметров, например, по сложности строения и поведения какие-то умозрительные вершины строить можно. Если не в биологии, то в околобиологической философии. А вот вершинами этих вершин можно, с условной долей вероятности, считать людей и муравьёв (муравьёв много видов, значит самых «продвинутый» из них).
И с этой точки зрения выглядит логичным, что оба класса высокоразвитых живых существ — млекопитающие и насекомые, как только они сумели прочно закрепиться на планете (в первую очередь это касается млекопитающих), почти одновременно вступили в гонку по созданию цивилизации. Причём шли к этому совершенно разными, оригинальными путями — каждый своим. Победили, как известно, млекопитающие, в нашем лице. Судя по всему, муравьи отстали совсем чуть-чуть (по геологическим меркам) на каких-то пару десятков миллионов лет.
Но они отстали.

Сергей Аксёненко




Свидетельство о публикации №411316 от 5 апреля 2022 года





Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:


Оставлен: 22 апреля ’2022   23:17
Тот же Абрамович, купивший футбольный клуб, - формально мужская форма начинающей стареть женщины, которая украшает мужчинами свой салон. Он, как и все женщины, всего лишь декоратор.
Купцов А. Г. Миф о красном терроре.

Естественно, на самом деле, никакого инопланетного врага нет и никогда не было, и, надеюсь, никогда не будет. Однако наша задача в том и состоит, чтобы все поверили, будто он существует.
Астанин Владимир. Транкеры.

В этой статье осветится тема, которую педалируют в научной фантастике и эзотерике. Точнее, тема иных, нечеловеческих разумных видов. Какими только не показаны нам пришельцы в видео СМИ и литературе! Причём как из космоса, так и живущими на нашей Земле параллельно с людьми, но никем или почти никем не замечаемые. И идея разумной параллельной цивилизации популярнее, чем идея космических пришельцев, которых реально никто никогда из людей не видел, а все сверхсекретные хроники про катастрофы НЛО на Земле оказались лишь кинопостановкой, а пришельцы-гуманоиды – больными тяжёлыми наследственными заболеваниями умершими людьми или вовсе куклами с кровью и потрохами для правдоподобной картины их якобы вскрытия.

К слову, даже образ «летающей тарелки» происходит не от научной фантастики, а от эзотерических сочинений 19-20-х веков. Ричард Шейвер, выдававший себя за сварщика, а на деле, пройдоха-журналист, на волне поиска «скрытых миров», особенно сильной именно в 1920-х, поведал миру историю о якобы существующих глубоко под землёй цивилизациях, деградировавших генетически и передовых в техническом отношении: они владели не только лучами смерти (лазерами или электромагнитным оружием), лучами мысли, иллюзиями и мехами, но и бесшумными летающими кораблями, которые Шейвер описывал как «диски», находившиеся в подземных ангарах. И эта публикация появилась за пять лет до того, как американский журналист-пилот Кеннет Арнольд увидел над горой Маунтин-Рейнер в штате Вашингтон объекты, которые он назвал «похожими на тарелки», тем самым поспособствовав рождению современного понятия «летающая тарелка».

Жители подземелий (они были у Шейвера двух видов – деро и теро) умели создавать «объёмные иллюзии» существ или объектов, в том числе и упомянутых дискообразных летательных аппаратов, которые на время становились физическими телами, а затем исчезали или их «выключали». А сколько раз НЛО именно исчезали с экранов радаров во всём мире?

Так что у придумывающих пришельцев людей было не просто много поклонников, но у них уже были «украденные до них» идеи, которые просто переложили на космический лад. Попытки сделать реальные самолёты в форме дисков с сигнальными огоньками по бокам для координации полёта, производимые по годам чуть раньше первой публикации Шейвера, окончились неудачей – «блюдце» неустойчиво в полёте при поперечных ветрах и воздушных ямах, поэтому проекты «летающих тарелок» вскоре закрыли.

Фашисты в 1930-х, кстати, попробовали повторить воплощение этих идей, с тем же самым результатом. Поэтому неизвестные технологии Третьего Рейха, поиск баз в Антарктиде и пр. – ещё одна серия легенд про фашистов. То есть, идея наличия ещё не известных людям высоких технологий «перенеслась» из подземного мира в космос, а потом – и на реальные государства!

К слову, помещение иной, более развитой цивилизации в космос, под землю, под толщу тёмных океанских вод, высоко в небо, в другие измерения и пр., кто что горазд придумать, – все эти приёмы имеют одну суть. Поместить персонажа туда где его не достать, чтобы как-то объяснить его отсутствие рядом. Так же раньше «перемещали» богов и ангелов с демонами. А то, что при таких исходных заявленных данных они взаимодействуют с нами, так тут психологический приём «всё крутится вокруг нас». На вопрос «почему более развитые не захватили нас» отвечают уклончиво про дружелюбие и пацифизм. Участь папуасов и англичан, которые при более развитой технике и военном деле захватили первых, им даже вспоминать неприятно, и на это сразу приводится аргумент про нечеловеческий разум и пр. То есть, недоказуемые и невнятно описываемые вещи, ведь как кто ни выглядит, все хотят занимать новые территории и потреблять ресурсы. И, если на одно и то же претендуют менее развитый и более развитый, последний по правилу Гаузе обязательно истребит или прогонит первого прочь, завладев его ресурсами.

Так что то, что похожих на людей пришельцев рядом нет, к лучшему для человечества. Иначе бы тут жили и здравствовали именно они, а люди или были выбиты, или были на положении бесправных, «второго сорта».

Даже образ гуманоида с миндалевидными раскосыми глазами, тонкой шеей и увеличенной или необычной формы головой, сложённого по около женскому типу, – это типовой облик мужчины или женщины от многих поколении близкородственного брака. Фараон Эхнатон – самый типовой пример «гуманоида». И везде, где жена царя должна была быть ему родной по крови сестрой для чистоты крови, со временем появлялись «гуманоиды». Дело в том, что такие люди с «инопланетной» внешностью очень больны с рождения и до старости из-за слабого здоровья даже в современном мире редко доживают, а умирают чаще всего до 30-летнего возраста.

Образ гуманоида из СМИ с тонкой шеей, хрупким маленьким телом, маленьким узкоротым лицом и раскосыми огромными глазами нежизнеспособен при реальном выражении. Слабая шея не удержит голову и просто сломается при резком повороте, огромные глаза будут уязвимы к любой пыли (или они должны быть закрыты на змеиный манер сросшимися прозрачными веками, что вкупе с защитой глаза сделает его более подслеповатым) и яркому свету (или они ночные по образу жизни?), а хрупкое тело сделает саму осанку неустойчивой, и такой пришелец будет постоянно качаться и падать при попытке идти самостоятельно. Плюс большой мозг требует очень много энергии, и такой пришелец для поддержания своего обмена веществ должен будет всё время есть, но маленький ротик не даст ему это сделать в достаточной мере. А внутривенное питание даёт организму очень ограниченный спектр питательных элементов, которых не хватит для активного образа жизни, что с большим мозгом также несовместимо никак.

По той же причине невозможны разумные амфибии и рептилии, они же хорошо известные по СМИ рептилоиды. Дело в том, что разумный мозг занимается комплексом сложных процессов, который требует принципиально постоянного и быстрого обмена веществ, а, следовательно, и температуры тела на одном уровне. А рептилия, как и амфибия, всегда холоднокровна и поэтому неспособна поддерживать свою температуру тела без внешнего обогрева. Если на планете не постоянная температура днём и ночью круглый год, то для рептилии и амфибии, в отличие от теплокровных млекопитающих, с поддержанием постоянной температуры тела возникнут непреодолимые проблемы. И от рептилий произойдут аналоги млекопитающих и птиц, которые в силу преимущества организма вытеснят холоднокровных «тормозов» с лидирующих позиций, как на Земле они сместили динозавров и терапсид. Пока рептилия в оцепенении, любое млекопитающее спокойно ей отобедает, как и её кладкой яиц. Современные рептилии узко специализированы как живущие рядом с млекопитающими, и крупные представители вроде всяких крокодилов и комодских варанов с суперзмеями видов очень мало, и те только в тропиках, поэтому новых динозавров больше никогда не появится.

Эта ниша уже занята млекопитающими, которые куда быстрее адаптируются и поэтому быстрее развиваются в новой среде обитания.

Про насекомых и прочих членистоногих пришельцев воды и суши вообще говорить даже нечего. Они были очень быстро уничтожены охочими до такой медлительной в силу тяжёлого при больших размерах хитинового панциря рептилиями и амфибиями на суше и панцирными рыбами с акулами в воде. Это указывает на то, что при млекопитающих у них вообще не может быть шансов, и гигантские членистоногие будут ими уничтожены очень-очень быстро. До любой возможности развиться до стадии разумного существа.

Но, если мы знаем, что не может появиться на свет, то определим с помощью детального изучения истории и технологии реального производства, и, опять-таки, простого метода исключения невозможного. что же появиться на самом деле на любой планете таки может. Разумное и цивилизованное, конечно же.

Дело в том, что любая цивилизация, какая бы они ни была, по любому должна пройти обязательные стадии, которые нельзя «перепрыгнуть» или «обойти». Стадия охоты и собирательства с жизнью кланами и родовыми общинами, потом – стадия межкланового кочевого и полукочевого скотоводства, затем – многоклановая стадия чисто оседлого образа жизни с сельским хозяйством, затем – война и торговля с соседями и как следствие строительство городов, затем – построение государств с всё более и более быстрым по времени техническим развитием.

При этом каждая следующая стадия развития должна давать очевидные и быстро заметные преимущества – разумные существа прагматичны и не любят ждать много времени, кушать что-то надо каждый день - перед предыдущей, иначе следующая стадия просто не будет частью цивилизации, на неё не перейдут за ненадобностью. Например, земледелие появилось явно в вулканических районах, где ныне растут лишь травы (прочее сгорает) да кустарники, а плодородие почв позволяет собирать много урожаев в год, как сейчас в юго-восточной Азии. Так как обработка земли, как и сбор урожая примитивными инструментами – задача крайне трудная и занимающая много времени, то при малом урожае земледелие бы в принципе просто было заброшено как неудачная и не имеющая отдачи идея, и больше бы её не вспоминал никто.

То есть, без активного вулканизма земледелие на планете просто не разовьётся, так и останутся полукочевниками. Ведь сеять в полной трав-злаков земле, где всё борется за место под солнцем от проростка до самой смерти, нереально, пищевые сорта задушатся остальными, и при попытке сжечь траву (подсечно-огневое земледелие, то самое) с целью посеять «пищевые» сорта остальные вырастут быстрее и сразу же обрекут это начинание на неудачу. Идею забросят как бесполезную.

К слову, для приличной защиты больших стад вьючно-пищевых животных уже на стадии полукочевого скотоводства необходимо иметь развитое вооружение и боевые порядки в случае нападения угонщиков скота и больших групп хищников-конкурентов, и при ясном отсутствии улучшения в приплоде стада и его пищевых качествах при наличии этой самой защиты полукочевой образ жизни не утвердится как основной. Так и будут за дикими стадами охотиться, если толку от защиты скота нет.

Земной вид разумного (типа того) существа, человек, при переходе на каждую стадию умножался в десятки раз, сроки его жизни росли, а болезней становилось меньше. И каждая стадия требует усложнения инструментария, без этого никак. Из дерева и камней ружьё не сделать, из кремня рубанок тоже никак не сделать, а на дровах в космос или просто в воздух не полететь никак. То есть, для всё более сложного производства для полезного инструмента нужны материалы всё более и более требовательные к сложной, всё более специализированной обработке. В земной истории этим материалом оказался металл, и до массового использования металлов люди жили на «плато» каменного века. Не могли делать телеги для доставки тяжёлого груза, корабли для плаваний по океанам – каменной пилой доски для деревянного корабля не выстрогать!

Но далее, когда производство по мере его совершенствования будет зависеть не только от мускулов, но и от механизмов, неизбежно встанет проблема энергоресурса. На дровах железо не выплавить, в космос и воздух не полететь, даже пароход на дровах плавает из рук вон плохо. Значит, нужны энергоресурсы, легко доступные и многочисленные, иначе их добыча просто не состоится как слишком трудная и не окупающая себя. В ста из ста. Тот же переход на нефть с угля, а с дров на уголь только потому и стал возможным, что нефть была до середины 20-го века неглубоко под землёй, и её нередко находили едва ли не при рытье колодцев (лишь в 1950-х за 100 лет такие источники нефти вычерпали до дна), огромные угольные пласты тоже нередко обнажались при обвалах и оползнях по всему миру, что облегчало его добычу местными.

Там, где не было доступных энергоресурсов такого типа (Южная Америка, например, где уголь и нефть залегают очень глубоко и без современной аппаратуры поэтому методами русско-европейски-американского 19-го века и ранее недосягаемы), цивилизация так и осталась на уровне каменного и медного века, кстати. Нет энергоресурсов сильнее дров в доступе, нет металлов, нет сложного производства. И никакой могучий ум не справится с этим без наличия упоминаемых условий, такое дело без ресурса просто бросят на стадии формирования как не дающее результат. Просто потому, что никто не догадается и не захочет делать сложное производство, если нечем его «отапливать».

Также для того, чтобы все работали на всё более масштабных проектах, неизбежных при развитии цивилизации всё дальше и дальше, нужен общий язык и культура, что сделает клановую и сословную систему пережитком прошлого. Как и очень узкую специализацию работников, ведь для сложного производства надо знать и уметь многое в самых разных областях, с готовностью приобретать новые навыки без особого труда, что подразумевает энтузиазм и не ригидную психику. Но для этого нужно, чтобы такой образ действий и мысли имел преимущество перед остальными, вознаграждался очевидно и обильно. Это неизбежно во всех случаях означает высокий уровень жизни и материально-политическое, правовое поощрение с падением этого поощрения для менее деятельных и образованных, готовых обучаться и открывать новое с внедрением его в производство. Однако жестокая конкуренция без социальных гарантий разобщает, а сложное производство и наука как её разновидность требует коллективной работы, что исключает «дарвиновское общество» как образ развивающейся цивилизации. Конкуренция направит силы на агрессию к своим, которые могут помочь в производстве, что ухудшит работу и сделает сложные инновации невозможными. Ведь каждый будет стремиться подавить остальных.

Для работы этой системы нужно поддерживать развитую систему образования с соц. поддержкой и здравоохранением, что исключает «зомбированные» массы. Иначе всё общество начнёт деградировать, поддаваться пассивности и порокам, физически вырождаться как следствие пассивно-разрушительного образа жизни. Если рядом есть более развитое сообщество, оно просто завоюет декадентов и уничтожит их в итоге. Пример современного мира с падающим уровнем жизни атомизированного бесправного по факту и потому вялого в плане любой серьёзной деятельности населения, деградацией здравоохранения и всего целостного образования, в прямо связи с остановившимся по факту прогрессом в науке и технике при росте этих признаков – тому прямой пример. Как и падение уровня прироста населения с его криминализацией и беспомощностью перед более деятельными и агрессивными иммигрантами.

Да-да, цивилизация не может позволить себе быть пацифистами, каждый должен уметь защищать свой народ, добровольно и с вознаграждением за это как способ поддержать воина в его нелёгком деле. Ведь всегда наиболее яростно и эффективно воюют – одинаково, оборонительно или наступательно, - за своё, а не за чужое, потому гражданин развивающейся цивилизации не может быть бесправным, безоружным и безземельным, у него должны быть неотъемлемые никем и ничем права и достаточная собственность. И средства на реализацию этих прав, тоже неотъемлемые. Потому из муштрованных до уровня роботов солдат, по статусу равных военным холопам, а отнюдь не дружинникам, самураям, нукерам, – плохие воины, они воюют по приказу, не за своё, как их браво ни пытаются убедить, что за своё.

Дело в том, что муштра военная и гражданская через СМИ делает население – и это её истинная цель, а не что-то другое, - подчиняемым общим требованиям, лишённым своего собственного видения мира и потому неспособным разносторонне оценивать проблемы. Что исключает эффективную работу на сложных производствах и в нестандартных ситуациях, деятельность не по шаблону, высокую активность в жизни (вопрос «А что, так можно, в каком уставе написано, что это можно?» тут в ста из ста звучит с реакцией паники), но делает такое населении более удобным для управления «стадом», что всегда рождает военно-полицейский режим, который занят лишь растущим угнетением своего народа с полной остановкой научно-технического прогресса в конечном итоге. Более того, чтобы он полностью не встал, для научно-технических работников и медиков приходится «общественные правила» изрядно ослаблять, иначе они не смогут эффективно работать.

Попытки заставить работать на «голом страхе» показывали на примере рабства, что даже под дулом пистолета и пытками работает раб из рук вон плохо, ибо не заинтересован работать хорошо, и любое равноценное по влиянию сообщество-конкурент, обещающее – и выполняющее обещание ослабить угнетение, особенно, сильное – лучшую долю быстро захватывает влияние в регионе. Пример – инки, тиранившие порабощённые ими народы и приносившие в жертву для устрашения всех сколько-то непочтительно глядящих на самих инков, при появлении конкистадоров, обещавших прекратить кровавые жертвоприношения, потеряли всё влияние за неполных 20 лет. В помощь конкистадорам поднялись сотни тысяч повстанцев, в этом – главный секрет их победы. И все попытки вернуть «обычаи дедов» кончались неудачей, никто не хотел приноситься в жертву.

Так что «муравейники» - это порочная тактика, приводящая к вырождению, и ценный ресурс идёт вместо развития цивилизации на поддержание полицейщины с вырождением общества. И при его исчерпании такое общества решится очень быстро. А, так как террор при устойчивом появлении набирает силы независимо от желания его апологетов, то в итоге всё кончается распадом сообщества и падением на уровень кланового в культурном и научно-техническом смысле.

В ряде случаев фантасты упоминают коллективный разум, который сообща обсуждает все проблемы, объединяя мощности умов всего населения. По какому критерию тогда таким разумом решается, какое решение правильное, а какое нет, они не упоминают. Как и то, чем именно координируется работа коллективного разума, чтоб не было «свалки» или «стадного эффекта», с «эффектом большинства», что роднит коллективный разум с «муравейником» в наиболее жестоком появлении. С неизбежным подавлением собственно индивидуального разума в итоге, что приведёт гораздо быстрее к судьбе последнего. Не решая никаких проблем общества и лишь усугубляя их, коллективный разум добавляет к ним ещё одну. Поскольку для этого требуется постоянная сложная техническая связь между всем населением, взаимодействующая с их умом напрямую, то любой слабый сбой в работе этой системы разрушит коллективный разум в значительной степени и повредит членам такого горе-общества.

Не говоря уже о том, что коллективный разум – это психологическая попытка уйти от личной ответственности в духе «вместе не стыдно» и формировании в обществе доминирования психологии мелкоуголовного элемента, так же ведущим себя при поимке на «горячем». «Я - не я, и сумка с краденым - не моя, а всей банды, так что попробуйте с нами справиться» - стопроцентная характеристика члена такого общества и его поведения. И, если за членом общества нет «банды», он сразу становится угнетаемым или изгоем. Не зря в «муравейниках» всегда так высок процент криминала!

Итак, рассмотрим, зная всё это, какие цивилизации и где возможны естественным образом (не пришедшие уже развитыми из других мест и условий обитания, что крайне важно!) сформировавшиеся, а какие – нет.

Водный мир, цивилизация водных разумных жителей. Огня и металлов нет, электричество, обязательное для высоких технологий (если где-то и есть более высокие, которые не нуждаются в электричестве, то до их создания надо додуматься, а прежде открыть электрические, эту стадию не «перепрыгнуть», технический прогресс постадийно идёт всегда), убьёт его первооткрывателей-водожителей. Уровень каменного века, крайний для такого общества потолок.

Подземный мир. Более неудобного места для зарождения и развития цивилизации ещё попробуйте поискать. Хоть есть все ресурсы, но за обильной едой – впроголодь сил не хватит ковать инструменты, а до того вытачивать их из камня (кстати, а зачем ковать, если камня всегда много, руку только протянуть?), добывать металл и уголь, а потом и нефть, таскать тяжести и пр. - надо выходить на поверхность, и в итоге будет удобнее жить там постоянно, спускаясь под землю лишь за ресурсами, как люди – в шахты. Постоянный риск обвалов, что исключает постоянное проживание где-то. Даже каменоломни и шахты у людей обрушиваются при современных технологиях, а в первобытном уровне жизни, когда подземная цивилизация лишь начала развиваться, – и подавно. Нет проживания постоянного - нет производства, ведь станки и кузницы в кибитках не перевезти при обвале достаточно быстро.

Мир джунглей и болот. Нет земледелия, постоянная кочёвка за урожаем и живностью. Там и сейчас одни папуасы на Земле живут или пришедшие из других условий люди со своими, не местными, технологиями. Так сказать, пришельцы.

Мир пустыни. Мало еды и воды, и вся жизнь пустыни служит её добыче, не до поиска ресурсов. Которые в доступном виде (даже плодородная почва и климат!) отсутствуют.

Мир-город. Искусственно сформированные миры требуют огромных ресурсов, и элементарно не хватит материалов застроить всю планету постройками и прочими рукотворными объектами. И ресурсов обеспечить это. Проще развиваться в сторону экспансии в космос или глубинной добычи полезных ископаемых. И чем кормить такое огромное население, ведь оно будет превосходить человечество во многие тысячи раз, а проблемы с водой и едой у людей уже стоят во многих районах. Значит, в мире-городе они будут усилены многократно, а кризисы такого типа цивилизацию губят, не развивают.

Прочие варианты из фантастики – подвиды перечисленных выше и гибридная версия.

Так что теперь, зная, чего не может быть, сможем моделировать реальные цивилизации Вселенной. И стать достойными в их числе.



Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта





Наш рупор

 
Оставьте своё объявление, воспользовавшись услугой "Наш рупор"

Присоединяйтесь 







© 2009 - 2022 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft