16+
Лайт-версия сайта

"А чем детей кормить буду? Не отдам!"

Литература / Проза / "А чем детей кормить буду? Не отдам!"
Просмотр работы:
13 июня ’2015   17:22
Просмотров: 11936

Из истории семьи.

Пелагея (Полина) Егоровна Князькова(Гришина) родилась 26 января 1927 г. в дер. Пальцево Дмитровского района Орловской области.
Родители: Гришин Егор Степанович (1908-1976) и Королева Евдокия Ивановна (1908-1981).

Бабушка по отцу – Гришина Аксинья Михайловна; бабка по матери – Королева Наталья; по отцу дедушка – Гришин Степан Семенович (умер в 1955 г.), бывший командир эскадрона в Конармии Буденного. Он возглавлял отдельный эскадрон, состоящий из коней белой масти. Воевал против деникинцев, белополяков и белофиннов.

Деревня Пальцево находится в 3 км от села Бородино и в 3 км, расположенной с ней по одной речке Верховке, дер. Лукино.

Хата у Гришиных была на две половины: через сенцы со светлицей, куда перешли постоянно жить после прихода немцев и их квартирования в той половине, где была печь с грубкой и лежанкой. Пол в хате был настлан дубовыми досками, а крыша крыта соломой.

Дед, Степан Семенович до войны был служащим в Дмитровском земотделе, потом бухгалтером в с. Соломино и д. Рублино.

Из еды постоянными блюдами были борщ с супом с зажаркой из сала. Снедали за общим столом семьей их 12 человек, каждый со своей деревянной ложкой черпали варево из общей миски.

Повседневной обувью в семье Гришиных были чуни, сплетенные из пеньковых верёвочек. Они были прочнее лаптей, которые тоже носили в Пальцево. Кто не умел плести лапти, тот покупал их на базаре. Но летом и до поздней осени все ходили босиком.

Лес получали по разнарядке, корчуя пни и вырубая сухостой. При выпечке хлеба получали сразу 7 – 8 ковриг и выносили их на хранение в погреб. Из муки делали квас.

Близ дома садили лук, капусту, огурцы. Последние солили в деревянных бочках. Во дворе Гришиных был рубленый амбар, где зимой хранили зерно, а летом спали. Из верхней одежды самой ходовой были зипуны. Коноплю, как и картошку сеяли все. Конопляное масло шло в заправку щей, супов, каш.

Полина пошла в школу с 8 лет. Первые 4 класса окончила в родной деревне, а в 5-й класс ходила в с. Бородино. По вечерам до войны молодежь гуляла по улице, собираясь чаще всего у сельсовета и колхозной конторы с гармошками и балалайками, устраивая песни и пляски.

В Бородино была деревянная церковь. Но на церковные праздники чаще ходили в с. Волконское, расположенное в 2-х км от Пальцево. Престольным праздником там считалось 21 ноября (Оспошка) по церковному календарю – Пречистая. Крестили своих детей тоже в Волконском.

С семьей жили тетка Ольга 1917 г.р., тетка Катя (няня Полины) 1923 г.р., тетка Мария (1925-1943), погибшая от ран при освобождении деревни от оккупации. Папаша Полины, работая то на спиртзаводе в Соломино, то бригадиром или завхозом в колхозе, дома из-за этого почти никогда не обедал. В красном углу хаты были иконы и мама с бабушкой молились на них перед едой.

За достаток, не жаловали, а раскулачивали.

Дедушкину мать Евдокию с меньшим её сыном Гришиным Николаем Семеновичем при организации колхоза раскулачили из-за наличия в семье конной молотилки и вывезли семьей в Николаевскую область на Украину.

Попал под раскулачивание и мамин отец, Королев Иван Гаврилович. Став сиротой в раннем детстве, он батрачил по людям, зарабатывая себе на проживание. Пришло время жениться, а денег на венчание (3 рубля) не нашлось. Хорошо, что поп согласился обвенчать в долг.

Как работника односельчане его вначале не жаловали, пока он не заработал себе «авторитет». У вдовы с тремя детьми он взялся вспахать поле, урожай на нем выдался неплохой и он попросил расплатиться с ним зерном.

Потом батрачить его стали приглашать наперебой и другие, кто нуждался в работниках со стороны. Заработал Иван Гаврилович, таким образом себе лошадь, она ожеребилась, что позволило со временем ему обрабатывать свой надел, а не работать по людям.

Когда его раскулачивали, дед Иван имел уже в хозяйстве двух коней, конную молотилку, корову. Всё отобрали и хотели выселять из дер. Лысово, но председатель сельского совета Трунов заступился за маминого отца, напомнив собранию его батрацкое прошлое и что он сам пришел в колхоз работать вместе с семьей.

У Гришина Степана Семеновича, деда по отцу, было пять братьев. Старший брат, раскулаченный и высланный, погиб, работая рудокопом в Кривом Роге.

Степан Семенович оставался беспартийным, хоть и работал на должности в районном земотделе. При создании колхоза председатель сельсовета Баулин отбирал у хозяев коров и сводил их в колхоз. Бабушка Аксинья Михайловна заявила ему: «А чем детей кормить буду? Не отдам!» Дед Степан законы знал и корова осталась в семье, а у других односельчан отбирали и уводили скотину на колхозный двор.

Когда сад не в радость, а в обузу.

В 1933 году был голод и бабушка помогла спастись от смерти соседнему мальчику из семьи, жившей напротив. Они имели ветряную мельницу до создания колхоза и за это их тоже раскулачили, лишив всякого имущества. Сын раскулаченных, Буров Николай Михайлович шел по улице, шатаясь от истощения, бабушка подозвала его к себе и сунула ему в руки ломоть хлеба.

В 1933 г., несмотря на то, что на семью давали по 50 кг зерна, были случаи голодной смерти в деревне, как своих, так и забредших с Украины побирающихся людей.

Мать, Евдокия Ивановна, работала в колхозе звеньевой в бригаде. После войны ей даже пришлось вспахивать поле сохой из-за нехватки мужиков.

По трудодням, как до войны, так и после неё, колхозникам выдавали зерно авансом в начале уборочной в августе и под расчет в конце года, в декабре.

Налогами после войны облагали даже яблони, из-за чего люди вынуждены были их вырубать, так как они не каждый год плодоносили.

Война.

На войну отца Полины, Егора Степановича призвали вместе с маминым братом Александром Ивановичем Королевым, который был шофером и попав под немецкую бомбежку, погиб в августе 1941 года на Минском шоссе.

Дядя по матери, Семен Иванович Королев 1917 г.р., впервые месяцы войны стал летчиком. Был сбит, хотя и спасся на парашюте, но обморозил ноги, пока добирался до своих. Потом всю войну проработал по прежней армейской специальности, авиамехаником.

До войны он служил на аэродроме в Перми в этой должности. Но самолет, который он обслуживал, загорелся в воздухе, за что ему были назначены принудительные работы машинистом паровоза. Перед самом его демобилизацией и возвращением домой началась война с немцем...

После войны Семен Иванович Королев женился и обосновался на Урале с женой и двумя дочерями. Приезжал неоднократно к родным в гости.

В колхозе и до войны и после, обмолоченное зерно на лошадях возили на сдачу государству в заготзерно станции Комаричи, находящееся примерно за 35 км от Пальцево.

От тетки Ольги, бывшей таким колхозным возчиком, по возвращению глубокой ночью с возом зерна обратно из Комаричи, узнали, этот поселок уже захватили немцы. Зерно она сдала председателю колхоза.

Ольга Степановна имела от мужа, ушедшего на фронт троих детей. Муж и деверь (брат мужа) погибли на войне и она первое время жила у свекра, пока родственники уже при немце не помогли ей построить хатку.

Жизнь при оккупации: «И мне от немцев будет и вам – будет».

Немцы по приходу в Пальцево назначили старосту и полицаев. Колхозное зерно и картошку поделили по количеству душ в семье, а колхозную лошадь выдали одну на 10 дворов. Каждая семья, как и до создания колхозов стала обрабатывать свой загон (надел земли).

Зимой через старосту немцы давали наряд жителям Пальцево на расчистку от снега большака Работьково – Карачев. На Рождество зимой 1942 года Поля вместе с тремя подругами было решили уклониться от повинности. Но пришел староста и переубедил их отказаться от такого намерения, сказав: «И мне от немцев будет и вам – будет». Пришлось идти на расчистку.

В оккупацию стали гнать самогон из проросшего зерна, используя в качестве дрожжей цветки хмеля. До войны же, на свадьбу тетки Ольги Степановны покупали водку из деревенского ларька, где продавали также и керосин. В семье Гришиных была 16-линейная керосиновая лампа со стеклом, что считалось признаком зажиточности.

Как немцев прогнали в августе 1943 г., Полина вместе с бабами ходила за солью в Орел (примерно 90 км от Пальцево). Туда на продажу несли кто лесные орехи, кто куриные яйца, чтобы на вырученные деньги купить соли.

Дед Степан Семенович Гришин в мае 1941 года вышел на пенсию. Но когда началась война, а вслед и эвакуация колхозного скота, то вместе с другим стариком и помощниками-мальчишками он гонял колхозное стадо коров, телят, жеребят аж в Кострому.

Когда оттуда возвращался через д. Соломино, то был задержан там немцами в октябре 1941 года. Посчитав его переодетым красноармейцем, деда присоединили к пленным в лагере под городом Дмитровском. Но мальчика бывшего со Степаном Семеновичем отпустили. Он-то, по прибытию в родную деревню и сообщил пальцевскому старосте о случившемся.

Староста послал Аксинью Михайловну выручать мужа и та со слезами и причитаниями уговорила немцев-конвоиров отпустить Степана Семеновича домой.

Освобождение.

В августе 1943 г. Полину, вместе с другой молодежью немцы, гоняли на рытье противотанковых рвов и окопов, строительство блиндажей близ д. Мошки. После 2-х дней работы, на рассвете, удалось сбежать в ближайший лес и двинуться в направлении своей деревни.

По пути встречали опустевшие села и поселки с пристреленными коровами на дорогах.
Наконец, на большаке близ д. Поповка, Полина встретила родного деда Степана и других односельчан.

Он рассказал, что немцы эвакуировали их из Пальцево, выгнав на лукинский большак, потом через два километра конвоиры куда-то пропали и народ стал разбегаться кто куда и прятаться в ров близ дер. Лысово.

Ночью слышался гул машин, стрельба. Небо периодически освещалось лучами от прожекторов. Наутро стал виден пожар в Пальцево, где немцы спалили полдеревни. Сгорела контора, а нам также сказали: «Сафонята, ваша хата тоже горит!»

Наиболее смелые и любопытные из деревенских сходили в Пальцево и среди женщин разнеслась новость, что там в деревне они уже повстречали наших разведчиков.

Когда вернулись в Пальцево, то увидели, что наша хата всё-таки уцелела от пожара. Но мы боялись, что немцы её заминировали, поэтому жили у тётки Ольги в погребе.

Немцы, отступив в Тереховку (10 км от Пальцево) оттуда вели обстрел наших позиций, пока их не отогнали дальше.

Двое наших солдат, после того, как их жители угостили салом, при выходе из хаты наткнулись на немецкую мину и один из них погиб, другой был ранен.

Чтобы переждать бои, многие эвакуировались в Дубровку, поселок близ Пальцево. Но при переходе туда через тропинку среди болота, тетя Мария Егоровна вместе с другой девушкой получили ранения в ноги от взрыва мины. Дед Степан, после перевязки в полевом госпитале, вскоре забрал дочь Марию домой, где она, пожив неделю, умерла.

Послевоенная жизнь.

После освобождения от оккупации вновь восстановили колхоз, председателем которого стал Баулин. Так как из всего села уцелела одна лишь корова (остальных немцы угнали), то на ней и боронили колхозную землю, которую пришлось копать лопатами по норме 3 сотки в день на человека.

Наступило голодное время. Хлеб приходилось выпекать с листьями липы, воробьятника, из перетертого в жмых картофеля получать кисель.

Будущего мужа Полины, Князькова Петра Ефимовича (1925-2011), родом из Тереховки в 1944 г., призвали в армию и он попал служить в Ленинградскую область на советско-финскую границу.

В 1948 г. после демобилизации он жил в пос. Ясная Поляна (в 5 км от Пальцево). 2 мая 1948 г. Полина и Петр сыграли свадьбу.

После двух лет совместной жизни они переехали жить и работать в пос. Лопандино Брянской области, а оттуда в 1955 г. в совхоз Марьинский того же Комаричского района Брянской области.

Поселились в комнате кирпичного двухэтажного общежития вместе с сыном Колей 1949 г.р. После трёх с половиной лет жизни в общежитии, семье совхозного плотника Петра Ефимовича выделили место в старой хатке, а со временем предоставили новую.

Полина Егоровна проработала до пенсии в марьинском совхозе по наряду сборщиком ягод, фруктов, овощей. В настоящее время проживает с сыном Николаем и невесткой Татьяной в бывшем совхозе-миллионере «Марьинский».
Свидетельство о публикации №189642 от 13 июня 2015 года



Голосование:

Суммарный балл: 50
Проголосовало пользователей: 5

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:


Оставлен: 13 июня ’2015   19:43
Успеха в конкурсе! 
2

Оставлен: 13 июня ’2015   19:52
Спасибо. Без "команды" в конкурсах побеждают самые одаренные, к числу которых себя не отношу.


Оставлен: 13 июня ’2015   20:07
Очень интересно и познавательно! Удачи!

Оставлен: 13 июня ’2015   21:34
Благодарю за неравнодушное прочтение и оценку.


Оставлен: 14 июня ’2015   09:08
Я Вам желаю успеха в конкурсе. Советую это повествование наполнить художественным содержанием и оно превратится в повесть, а то и в роман.

Оставлен: 14 июня ’2015   10:21
Спасибо за отзыв и даже совет. Но я не обладаю художественной фантазией, потому и не писатель, а историк-краевед. "Каждому - своё".


Оставлен: 18 июня ’2015   16:48
Сколько же испытаний выпало на долю наших отцов и дедов! Очень интересная и познавательная работа! От всей души желаю удачи,Володя! С дружеским теплом.

Оставлен: 18 июня ’2015   16:53
Спасибо за неравнодушное прочтение, Светлана.


Оставлен: 14 июля ’2015   13:04
Это похоже на очерк. Хорошо. что вы так бережно относитесь к прошлому, своим предка. Я сам недавно отправил запрос в архив.   

Оставлен: 15 июля ’2015   07:23
Спасибо за отзыв и внимание к моему опусу. Да, последние лет семь увлекся сбором невыдуманных историй. У кого-то бывают яркие и насыщенные воспоминания. Кто-то не сразу может выложить сокровенное и пережитое постороннему человеку.



Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

Оставайся со мной (музыка и вокал Стади)

Присоединяйтесь 




Наш рупор







© 2009 - 2021 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft