16+
Лайт-версия сайта

Художник

Литература / Проза / Художник
Просмотр работы:
19 июня ’2022   14:05
Просмотров: 559


1. Отец и сын.

- Папа, а откуда берутся облака на небесах, и почему они то белые, то серые а то почти черные? – спросил меня сынок, пристально глядя на меня да так, что отвертеться от ответа было не возможно.
- Понимаешь, все зависит от настроения художника. Есть на свете волшебники, они творят чудеса. А есть волшебные художники, они разукрашивают небеса, - брякнул я первое, что мне пришло в голову. Подумалось из этого можно сочинить неплохую сказку и по-быстрому заболтать малого, чтобы тот поскорее уснул. На часах было уже почти двадцать два часа.
- А радугу тоже они рисуют? – начал донимать меня сын.
- И радугу и по ночам звезды, - буркнул я.
- А разве звезды рисуют? Я думал, их зажигают от фонариков, - спросил неугомонный сынишка.
- Нет, нет, нет, звезды тоже рисуют и созвездия, только совсем другие художники, - запротестовал я, укутывая в одеяло потеплее всезнайку.
Мне тогда было 35 а моему малышу минуло 4 лета.

***

Судьба вещь жестокая и сложная, в какой-то период жизни она развела нас с сыном в разные стороны. Он окончил школу, институт, потом магистратуру, взяли работать по профессии на кафедру строительных материалов младшим преподавателем. Зарплата была не большая, но дело было абсолютно не в ней, а в любимом занятии - обучать студентов. Конечно, если хотелось что-то приобрести подыскивал вторую временную работу, так накопил на телевизор и новую автомашину, разумеется только на первоначальный взнос а далее автокредит. Я был одинок и коротал вечера у телевизора, глупо щелкая по каналам, либо вообще сидя у окна и всматриваясь ввысь. Моя крохотная квартирка в небольшом областном городке, на его окраине меня вполне устраивала. Она была действительно мала всего 16 квадратных метров, на которых был санузел с ванной, кухня и собственно говоря сама комната. Был зато в ней и огромный плюс уборка занимала мало времени. Но… уборка была по пятницам а был вторник, поэтому бросив телевизор я молча и грустно смотрел на облака. Этот вторник ничем, не отличался от предыдущих вторников и тех, что были год назад и позапрошлых и даже тех, с времен которых минуло тридцать лет. Обычный вторник, на который выпал мой день рождения. Холодильник был пуст, лишь одинокая пачка творога кисла на верхней полке, вызывая абсолютное отвращение к еде. Мою пустую тишину прервал стук в дверь. Открыв я увидел высокого, стройного молодого мужчину средних лет с пакетом продуктов в руках.
- Здравствуй, батя, - произнес он басом.
- Проходи, - ответил я, и поскорее взяв пакет, из его рук, отвернулся, чтобы он не увидел моих слез.
- Еле-еле отыскал где ты живешь. Не мог не заехать. 65 мощная дата, многое позади и много еще впереди не исполненного, - философски подметил сын.
За ужином мы разговорились и как-то сами того не замечая вернулись в наш давний разговор о художниках.
- Представляешь, а они действительно существуют, - уплетая салат говорил сын.
- Кто? – спросил я.
- Художники, что рисуют облака, - продолжал не отвлекаясь от салата сын и начал свой рассказ…

2. Рассказ сына.

Настроение после расставания с Настей было пренеприятнейшим, несмотря на то, что это я ее бросил, а не она меня. Хмурясь под мелким дождиком бродил по улицам и в одном из полузаброшенных дворов я увидел слегка покосившийся деревянный двухэтажный домик с облупленной краской на фасаде и бледной надписью на первом этаже, над входом – «Рюмочная». Меня это удивило, словно повеяло какой-то магией или стариной. Я зашел внутрь и первый раз за вечер улыбнулся. Такого я еще нигде не видел. Столиков не было, стояли небольшие квадратные чуть ли не до груди тумбы на ножках возле них были люди и официантка в белом чепчике приносила им заказы на подносах. В углу я нашел свободную тумбу, правда ее окружающие все же называли столиком, и встал у нее. Официантку пришлось звать очень долго, она минут через двадцать подошла и как-то недовольно приняла заказ:
- Ну чего еще Вам? - спросила и скривила губы.
- А что у Вас есть? – спросил спокойно я.
- Выпить или закусить? – сквозь зубы спросила официантка.
- Поесть, - попросил я.
- Еды не держим. Заказывать будите или я просто так стою?
- Буду, - ответил обреченно я.
Заказал двести пятьдесят водочки «Столичной», два соленых огурца, два кусочка ржаного хлеба и котлету по домашнему. Пока готовили мой заказ я стал от скуки рассматривать посетителей заведения. Гопников и шушеры никакой не было. Зал был наполнен приличными и интеллигентными людьми. Прислушавшись к разговорам, я понял, что половина из них это барды и поэты, забытые актеры и художники. Попадалась и профессура. Так за соседним столиком два старичка, потягивая пивко, обсуждали гипотезу Ходжа, сформулированную еще в 1941 году - «для особенно хороших типов пространств, называемых проектными алгебраическими многообразиями, так называемые циклы Ходжа являются комбинациями объектов, имеющих геометрическую интерпретацию, - алгебраических циклов». Как сказал один из старичков, что простыми словами в 20 веке были открыты очень сложные геометрические формы, типа искривленных бутылок. Чтобы сконструировать такие объекты надо применять умопомрачительные формы, которые не имеют геометрической сути. И суть гипотезы состоит в том чтобы как-то попытаться обойтись решением стандартной алгебры и геометрии. Захламлять голову лекциями я не стал и повернув голову обратил свой взор на худенькую девушку и слегка заносчивого бородатого мужчину такой же комплекции. Из их разговора я понял, что это бывшие солисты балетной труппы. Они обсуждали бездарность современников.
- Позвольте присоединиться? У Вас свободно? - за моей спиной раздался мужской голос.
- Да, конечно, - повернувшись ответил я и впился взглядом в незнакомца.
- Можете не смотреть так на меня и не угадывать род моей деятельности, я - художник по облакам, - представился незнакомец.
- Простите, кто, кто? - не понял я и переспросил.
- У меня мало денег, практически нет, едва хватит на стакан чая и булочку, а сегодня крайне хмуро и очень хочется выпить. Я был бы признателен если Вы угостите меня водочкой и поделитесь своей котлетой. За это я расскажу Вам очень интересные факты о которых вы едва ли знаете, - спокойно и уверенно, глядя мне прямо в глаза попросил художник.
- Договорились, - улыбнулся я, желая послушать дивного человека с душой явно мастера своего дела и судя по затасканной одежде имеющего большие финансовые проблемы. Одет он был в застиранные джинсы некогда синего цвета а сейчас даже ближе к светло- светло голубому, старую коричневую куртку из кожзама, которая изрядно полопалась и черную фетровую шляпу с большими полями. На ногах ботинки лакированные красные без шнурков. Пахло от него безупречно дорогим мужским парфюмом, но название которого я вспомнить не мог, дарили как-то его мне на 23 февраля студенты.
- Вы молодой человек, усмехнулись когда я сказал, что я художник по облакам и сделали это напрасно, - начал свой монолог мой собеседник, придвинув к себе поближе поднос с моим заказам, принесенный буквально только что. Он налил в стакан водки и предложил мне, но пить не хотелось, мне удивительно было интересно его послушать.
- Пейте, пейте, - предложил я.
Далее слово в слово передаю рассказ моего таинственного гостя…

***

Когда-то, так давно что Вам и не снилось у меня были крылья. Большие цвета радуги. Я поднимался высоко в небеса и каждое утро росой разбавляя молочную краску писал облака. Пушистые белые-белые. Иногда мое настроение было чрезмерно веселым и облака больше походили на животных – мишек, собачек, крокодильчиков, заек. Иногда мне хотелось пейзажей и в облаках были горы и реки, даже города с озерами. Суть ангела такова что мы чувствуем людскую боль и многократно она отдается в нашем сердце. Прожив несколько тысячелетий я стал опускаться вниз. Летать становилось все сложнее и сложнее, слишком много боли накопилось в моем сердце. Вместо того, чтобы жить и радоваться окружающему миру, люди стали истреблять друг друга, облака были совсем никому не нужны. Мои краски потемнели, редко- редко появлялись серо-белые цвета. Конечно причинной падения стал алкоголизм на почве душевных переживаний, такое заключение сделала небесная канцелярия. Они были правы и крылья отобрали, а вот обязанности остались. Я видел как истребляли славян за их веру и любовь к природе, я видел крестовые походы, когда истину Христа насаждали кровью, я видел две последних больших войны, я видел взрывы в Хиросиме и Нагасаки. Я вижу что происходит сейчас, ни дня на земле не проходит без выстрела. То тут, то там продолжают звереть люди. Все прикрывается великими целями, благими идеями. А цель должна быть одна – жить в мире и творить добро! Добро – есть любовь! О, как тогда изменится все в округ, какими красками засияет жизнь, если бы Вы только могли себе это представить! А природа, как за последние столетия ее испоганил человек! Эта боль самая большая в моем сердце, потому как Творец создавал ее во благо всему. Иногда очень хочется чтобы род людской исчез. Было тихо и спокойно. Красиво! Но и тут не все просто, я видел за свою жизнь таких людей, ради которых стоит и дальше писать облака. Их мало, но они есть! И пока они есть, я пишу. Пусть пишу у себя дома на холсте, отображая потом в высь, но пишу. Пусть тона мрачные, но они пока еще есть, а значит жизнь, продолжается!
- Вы заметили, что сегодня малооблачно и небеса темно-синего цвета? – прервался художник и обратился ко мне.
- Нет, но как-то серо вокруг это да, - ответил я.
- Посмотрите в окно, - попросил меня собеседник.
Там действительно высь была темно-синей. Я не знал случайное это совпадение или бред.
- А звезды тоже рисуете Вы, - спросил я.
- Нет их не рисуют, их зажигают совсем другие, они называют себя фонарщиками, - ответил художник.
- Я так и думал, - улыбнулся я и попросил, - не молчите, с вами интересно, очень интересно вести беседу и слушать.
- Хорошо продолжу. Очень устал, я хочу туда, обратно. Мне хочется парить снова среди своих творений и видеть сверху как прекрасна земля. Люди…они должны быть добрее…
Художник уговорил мой графинчик и я заказал еще раз тоже самое. Только сейчас заметил что у него постоянно менялся цвет глаз. Когда он говорил о войне зрачки были практически черные, когда о глупости и тупости людей серого цвета. А когда о любви то они были синее синего.
- Вот, Вы любите своего отца, но обижены на него за то, что он бросил вас в детстве. Обижены настолько, что даже не знаете где он живет, - начал лезть ко мне в душу художник.
- Мне бы не хотелось об этом говорить, - серьезно ответил я.
- Мальчик мой, позвольте мне так вас называть. Я хоть и выгляжу на сорок- сорок пять, но мой возраст… - он закусил огурцом, выдохнул и продолжил, - на верху вся Ваша жизнь расписана от начала до конца и какой дорогой Вы не шли, все равно придете к конечной цели, той которая была заложена изначально. Возможно по своей дурости вы просто пойдете более длинным путем, но это не имеет никакого значения в целом. Людей сводят вместе и разводят их, потому как они должны чему-то научиться. Ваш отец встретил Вашу мать, чтобы на свет появились Вы, вместе они прошли путь любви и разочарований, так было надо. Отец пошел дальше своей дорогой, Ваша мать своей. Значит так было нужно. Посмотрите в глубь себя вспомните как он Вас любил как в буквальном смысле слова носил на руках десять лет подряд! Он и сейчас Вас любит, возможно, даже сильнее чем прежде. Я это знаю, я чувствую!
Замолчал художник. Молчал и я. Всплыли яркие добрые моменты нашего общения с отцом. А адрес его я не знал. За эти тридцать лет я даже не пытался ему написать. Мне стало стыдно. Конечно мать была на него обижена и могла что-то негативное вбить в мою голову, но я уже не мальчик. Я вытер салфеткой скупую слезу, что так не вовремя обожгла мою щеку.
- Что-то попало в глаз, - тихо сказал я.
- Понимаю, - ответил художник и достав из кармана обрывок тетрадного листа протянул этот бумажный огрызок мне, - возьмите, еще можно все исправить. Завтра же у него день рождения!
- Что это? - спросил я и вместо ответа на свой вопрос увидел на лице своего оппонента улыбку, от которой мне стало так тепло и радостно, словно кто-то закачал в меня море позитива.
На бумаге был адрес нового места жительства отца.

3. Итоги.
***
- Так я нашел тебя, - закончил свое повествование сын и обнял меня за плечи.
- Так ты полагаешь, что это был ангел? – спросил я.
- Это был художник по облакам, - ответил сын.

***

Всматриваясь в небеса я теперь точно могу угадать настроение художника и мне очень хочется чтобы он снова полетел. Поэтому не стал ограничиваться двумя подобранными во дворе кошками и тремя собаками, я еще стал помогать по хозяйству соседке, тете Глаше, которой стукнуло 93. Утром бегал в магазин ей за молоком, вечером заходил пожелать доброй ночи. Жизнь моя превратилась из полной скуки в постоянное движение. Сын навещал меня часто. Оставался ночевать. У меня появились осознанность жизни и свет, теплый едва уловимый, в самом центе груди!

P/S. Облака стали иногда напоминать зверюшек. Светло-серый цвет немного затмил темно-синий, а значит художник в своем мире поднялся чуть выше на одну ступень к полетам…
19.06.2022г.









Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:


Оставлен: 19 июня ’2022   14:23
 

Оставлен: 19 июня ’2022   16:02
Благодарю, Вас!!!

Оставлен: 20 июня ’2022   21:14
Браво маэстро!!!!     

Оставлен: 20 июня ’2022   21:46
Благодарю!)


Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

Модель танка Т-34/76

Присоединяйтесь 




Наш рупор







© 2009 - 2022 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft