16+
Лайт-версия сайта

Под черным крылом Горюна. Часть 3.Главы 3-4

Литература / Романы / Под черным крылом Горюна. Часть 3.Главы 3-4
Просмотр работы:
19 ноября ’2022   16:04
Просмотров: 402

3

За пару дней до венчания Новицкий получил известие, что портрет Лизы, заказанный им у художника, готов. Следовало получить его до свадьбы, чтобы потом не было ненужных объяснений с молодой женой. Накануне бракосочетания, когда в доме купца шли приготовления к радостному событию (Варенька настояла, чтобы свадьба была в городе), Новицкий отправился в N-в. Старое ранение Гордея не обмануло. Дыхнул юг, на смену морозу пришел обильный снегопад, за ним ожидаемой гостьей объявилась ростепель. Белоснежные сугробы как-то сразу скукожились, потускнели. Раскисли дороги. Сани уже не так проворно скользили, зарывались полозьями в грязную снежную кашу.

—Плохое дело – ростепель, ваше благородие, — говорил Яков, подгоняя Лорда, — морозец завсегда слякоти лучше. Зима, как у нас издревле замечено, лето строит: зимнее тепло–летний холод. Наш мужик привык просить у Бога лета теплого. А где тепло и в меру сыро, там и уродило. Люди говорят, что есть земля, в которую сломанную ветку воткнешь, глядишь, сучок в рост пошел. Не верится что-то в подобное чудо.
—Это не чудо, — ответил кучеру Новицкий. — Подобные земли действительно существуют на юге. Черноземами называются.
—Поди ж ты, — вздохнул Яков. — Я-то думал – попусту языками чешут.
—Ты не забыл, где художник живет?
—У меня память на места хорошая, — обернулся в пол-оборота к Новицкому Яков. — К тому же художник – особа в городе хорошо известная. Когда служил возницей, неоднократно к нему всяческих господ возил. Портретищи знаете, какие они ему заказывали? Огромные! В золоченых рамах. И охота была немалые деньжища на подобную дурь тратить? Мазня, как есть мазня. Чего только люди в ней находят? То ли дело фотки. На них все правильно изображено, без прикрас. Коли рожа кривая, так ее никакими уловками не спрямишь.
—Ты, Яков, прекрасное ценить не умеешь, портрет–это же искусство, притом изысканное, — с усмешкой произнес Новицкий, пытаясь закурить.

—Конечно, — продолжал Яков, пропустив мимо ушей замечание Новицкого, — есть художники, которые так нарисуют, что их картины от яви не отличишь, мастера высокого полета. Соколы, а не галки. На то особый талант Богом дается. И только единицам избранных им. Остальные же мастера на букву «ху», то бишь худые. Недаром художниками называются. У нас в деревне один такой художник есть. Баб голых на заказ рисует. Одна срамотища и пакость от него честному народу. Не от Бога подобное мастерство дается, от дьявола, для развращения христианских душ.
—Чем тебе голые бабы не нравятся? — рассмеялся Новицкий, представив себе нарисованных деревенским мастером дородных красавиц.
—Тьфу, гадость! — сплюнул Яков. — Слава богу, кажись, приехали.

Обитель художника являла собой небольшой двухэтажный особнячок с островерхой крышей. Снег во дворе не убирался, только узкая, протоптанная вдоль сугробов тропинка, вела к самому дому. Новицкий поднялся по обледенелому крыльцу, позвонил в колокольчик. Тишина. Только после нескольких настойчивых звонков в течение пары минут дверь ему открыли. На пороге стоял сам хозяин в дорогом турецком халате, шальварах и бессмысленным тюрбаном на голове. Восточная пестрота наряда разительно диссонировала с островерхими сосульками, свисающими с крыши дома.
—Вы за портретом молодой девушки, насколько я помню ваш заказ? — спросил художник, почесав небритый подбородок.
—Да, меня уведомили, что я могу его получить.
—Милости прошу, проходите в дом.
Художник пропустил Новицкого впереди себя.
—Осторожно, — предостерег он после того, как Новицкий в темных сенях споткнулся о какой-то предмет. — Заранее прошу извинить за беспорядок. Некогда, черт возьми, убрать весь этот хлам.
И в довершении сказанного он поддел ногой пустую бутылку, которая с грохотом покатилась по полу.
— Сюда, пожалуйста.

В глаза Новицкому ударил яркий свет. После темных сеней просторная комната, переоборудованная под мастерскую, показалась ему наполненной солнечными лучами. На мольберте, стоявшем в углу, находился портрет Лизы. Новицкому привиделось, что девушка улыбнулась ему. И повела глазами. Новицкий заворожено смотрел на портрет. Поэтому, может, не сразу заметил у художника еще одного посетителя. Когда же обнаружил его присутствие, стало не по себе.
—Хороший портрет, не правда ли, господин Новицкий? Простите за любопытство: данная особа кем вам приходится? Насколько мне известно, сестры у вас нет. Тогда кем?
—Вам не все ли равно, господин Пишкин? — вопросом на вопрос ответил Новицкий.
Пишкин, как всегда под хмельком, экстравагантно одетый (на этот раз поэт был облачен в красную шелковую рубашку и зеленый пиджак, в верхнем кармане которого красовалась искусственная гвоздика), с усмешкой подошел к портрету. В руках он держал початую бутылку дорогого вина.
—Лицо непримечательное, зато какая грация! Сразу чувствуется порода. Впрочем, господин Новицкий, по части породы я не слишком силен, увы. Мои пассии все больше особы простые, такие, как, скажем, Варенька Полуянова.
Услышав имя невесты, Новицкий вспыхнул. Заиграли желваки на скулах.
—Попросил бы вас не марать имя Варвары Саввичны упоминанием, — с негодованием произнес он, сверкая глазами.
—Что я сказал, господин Новицкий? — Пишкин отхлебнул вина прямо из горла бутылки. — Разве вам не известно, что мы с Варварой встречались? Не известно? Жаль. Можете спросить у нее. Да-с. Она подтвердит. Сладкая, должен сказать, деваха. А целуется как!

Новицкий побледнел. Хозяин, заметив, что гость еле сдерживает негодование, засуетился у портрета, снимая его с мольберта. Лишь бы поскорее ушел гость, не хватало только скандала. Устраивать бурю в стакане Пишкин, имея бурную фантазию, был мастер. И художник об этом знал.
—Варвара Саввична – девица достойная, — пытаясь обойти назревающий конфликт, произнес хозяин дома, бережно заворачивая полотно в холстину. — Притом одна из лучших невест в городе. Вам, господин Новицкий, несказанно повезло с выбором будущей супруги. Позвольте вас поздравить.
— И я говорю, что достойная, — как ни в чем не бывало продолжал Пишкин. — Если господин Новицкий пожелает, я расскажу ему, какие ласки она предпочитает. Весьма познавательно послушать накануне свадьбы. Чтобы к первой брачной ночи быть во всеоружии. Всякое ведь может случиться.
—Вам, господин Пишкин, не удастся спровоцировать меня, — Новицкий обдал поэта таким презрением, что тот поперхнулся очередным глотком спиртного. — Так что не старайтесь понапрасну.
—Упаси бог! — воскликнул Пишкин и тряхнул бутылкой. — Присоединяйтесь к нам. Повод есть. Я сегодня именинник. По этой причине зашел в гости к своему лучшему другу.
Пишкин кивнул в сторону хозяина дома.
—Одному пить скучно? — ехидно спросил Новицкий. — В компанию потянуло?
—Что пить! — вытер мокрые губы Пишкин. — Просто, черт возьми, люблю людей талантливых. Тебя, Тиша, люблю. Тюрбан твой дурацкий люблю. Кстати, он тебе не идет, можешь мне его подарить. Расскажи-ка, Тиша, господину Новицкому, какие клиенты у тебя в Питере были.

Художник смущенно улыбнулся, но ничего не ответил Пишкину. Только головой покачал, мол, хватит что ни попадя нести, лучше молчи, если выпил лишку.
—Скромный человек, — не унимался Пишкин. — Стесняется сказать, что в девяносто восьмом году ему заказали портрет великой княжны Ольги Александровны. Аккурат к ее шестнадцатилетию. Специально для этого в Гатчину вызвали. Вот как!
—Полно тебе языком молоть, — еще больше смутился художник.
—Но это правда! — не унимался Пишкин.
—Что с того. Рисовал я портрет будущей принцессы Ольденбургской. (1) Было дело. Однако портрет ей не понравился. Что я мог поделать? Некрасивое лицо несчастной девочки. (2) Она себя такой видеть не захотела.
—Расскажи про портрет турецкого паши! — Пишкин снова отхлебнул из бутылки. — Сколько золота турок тебе отвалил! Ты же сам говорил, что паша приказал размножить портрет в четырех экземплярах – для каждой из своих жен.

—Чуть не забыл, — не обращая внимания на пьяную болтовню своего гостя, художник протянул Новицкому фотографию Лизаньки. — Вот, возвращаю фото девушки. Портретом довольны? По-моему, удалось передать фотографическую точность образа. Сам не знаю, как получилось, но мне кажется, что девушка на портрете живая. Хожу по мастерской, она за мной наблюдает. Был момент, признаюсь честно, когда хотел замазать ей глаза, чтобы нарисовать их в последнюю очередь. Не решился. Рука не поднялась. И не жалею. Глаза у нее действительно получились живыми.
—Я вполне удовлетворен вашей работой. Спасибо. Вот деньги. За вычетом задатка. Можете пересчитать.
—Все правильно, — ответил художник, быстро пересчитав купюры.
—Прощайте, господин Пишкин, — откланялся Новицкий, взял портрет и, сопровождаемый хозяином дома, вышел.
— Ты меня еще попомнишь, господин помещик, — оставшись наедине, вслух произнес Пишкин.– Допил остатки вина из бутылки, со злостью отшвырнул ее в сторону. – Око за око. Попомнишь еще тот вечер у Василины. Не рад будешь, что тогда забрел на огонек.
И Пишкин злорадно рассмеялся, представив, какой скандал выйдет в благородном семействе.

Примечания

1. Принцесса Ольденбургская – Ольга Александровна Романова -Куликовская. Младшая дочь императора Александра 3 и Марии Федоровны. Родилась в 1882 году. Была в неудачном браке с принцем Ольденбургским. Второй брак с Николаем Куликовским, капитаном гвардейских кирасиров, был счастливым. Умерла Ольга в 1960г., на два года пережив своего мужа.
2. Некрасивое лицо несчастной девочки – Ольга Александровна была некрасивой, что неоднократно отмечали ее современники. Имела независимый и взбалмошный характер, не была любима матерью, тяготилась условностями гатчинского двора.

4

Во время церемонии венчания Новицкому казалось, что жизнь его с этого дня закончилась. Все радости, сомнения, даже тревоги прошлого безвозвратно ушли, появилось опустошенность. Он механически делал все, что положено, так же механически ответил «да» на вопрос священника о согласии взять в жены девицу Варвару. Варенька также не казалась счастливой, даже невнимательный отец, которому было безразлично, что думает дочь по поводу своего брака, заметил, что она ни разу не улыбнулась. Погода встретила вышедших из церкви молодых сильной метелью. Многочисленные гости поспешили нахлобучить шапки и поднять повыше воротники. Только невеста позволила ветру беззастенчиво трепать фату, которая оборачивала ее белым воздушным саваном. Новицкий посмотрел на Вареньку и вспомнил Лизаньку в гробу. В похожей фате с веночком. Пришли на ум слова умершей девушки: «Ведь смерть также должна быть красивой». Стало страшно. Умирать он вовсе не хотел. Даже в безразличных объятиях нелюбимой жены. Тревожные мысли, да еще колючий пронзительный ветер немного привели его в чувство.

—Варвара Саввична, — обратился он к невесте, — вам не холодно?
—Мне все равно, — Варенька откинула фату. — Пойдемте отсюда скорее.
—Дмитрий Федорович, Варвара Саввична, — сзади к молодым приблизился Назаров. — Прошу меня извинить, но мне необходимо вас покинуть, хотя я обязан выполнять обязанности шафера до конца. Грушенька чувствует себя очень плохо, приходится по возможности быть рядом. Так что, надеюсь, сей факт извинит меня. Со своей стороны еще раз разрешите поздравить вас и пожелать семейного счастья.
—Очень жаль, доктор, — Варенька изо всех сил пыталась придерживать развивающуюся фату. — Вы у нас всегда самый желанный гость.
—Знать, не суждено мне сегодня быть вашим гостем, — виновато улыбнулся Назаров и поднес к губам тонкую руку невесты в тонкой, не по погоде, перчатке. — Будьте счастливы. — Он поклонился. — Повеселитесь за меня.
—Хороший доктор человек, — сказала Варенька жениху, глядя вслед удаляющемуся Назарову. — И жену я его знаю. Она у нас все время рыбу покупает. Прижимистая тетка, каждую копейку считает. Хотя доктор жалованье неплохое получает, и квартира казенная.
—Чужой карман – не лавка вашего отца, — грубо обрезал Вареньку Новицкий. — Впредь запомните: никогда не считайте чужие деньги. Это, черт возьми, неприлично и не подобает будущей хозяйке имения.
—Хорошо, я не буду, — обиженно сказала Варенька, направляясь в сторону фыркающих от нетерпения лошадей.
—Постарайтесь, — подсадил ее в карету Новицкий и сел рядом.

В доме купца все готово было к свадебному пиру. Не поскупился купец, выдавая замуж единственную дочь. Гостей было названо, подарков надарено. Ничего не радовало молодых. Ни здравицы в их честь, ни обильная еда. Гости, словно сговорившись, без конца кричали «горько», вынуждая молодых всякий раз повторять одну и ту же пытку – прислоняться друг к другу сжатыми губами. Варенька сильно жалела, что скоропалительно дала согласие на брак. Быстро вспыхнула и также быстро остыла в желании выйти замуж. Не люб был ей Новицкий. Что-то настораживало ее в женихе: то ли плохо скрываемое равнодушие к своей нареченной, то ли еще что. Варенька не понимала. И понимать не хотела. Плыла по необузданной воле житейских волн и печалилась, что не таким видела суженого в девичьих снах и несмелых фантазиях. Но поздно уже было что-либо менять. С ужасом ждала наступления первой ночи; напугали рассказы всезнающих подруг о том, через что ей придется пройти. Жених, к всеобщему удивлению, был бесстрастен и не проявлял к своей невесте особого интереса. Зато много пил, не закусывая. Чем приводил в смущение Савву Лукича. Не особо похвастаешься перед партийными соратниками новоиспеченным зятем, если он отнюдь не являет собой образец для подражания. Вон как водку хлещет! Даже купцу за ним не угнаться. Бронштейн сидел рядом с Полуяновым и не сводил темных пытливых глаз с мадам Новицкой, как он отныне станет называть Вареньку.

—Что, Яков Соломонович, друг сердечный, нравится тебе моя Варька? — обнял Бронштейна за плечи купец.
—Что об этом говорить? — смутился молодой человек. — Она теперь замужем.
—М-да, поздно. — Полуянов грохнул стаканом о стол, словно подвел черту под очень важной вехой в своей жизни. — И хорошо, что поздно. Даже если бы Варька была свободной, не отдал я за тебя свою дочь. Знаешь, почему? Не знаешь, по глазам вижу. Потому что ты иудей. — Он ткнул толстым коротким пальцем в грудь Бронштейна. — Кабы на твоей шее крест был, то отдал бы, потому что православный жид – не жид вовсе, хотя и обрезанный. А вот русский, принявший иудаизм, – клятвопреступник, потому как отступник от истинной веры, правда, я таких дурней не встречал. Ищи ненормальных свое хозяйство под нож подставлять.
Купец заливисто расхохотался, но увидел, что его никто не поддержал, икнул и замолчал сконфуженно.

—Как же ваши политические лозунги, уважаемый Савва Лукич? — заметил один из гостей, случайно подслушав разговор за столом купца с Бронштейном.
—А что лозунги? — распалился купец. — Одно дело – права целого народа, другое – мои, конкретного Саввы Лукича Полуянова. Я человек православный и желаю, чтобы веру предков в моей семье никто не рушил.
Уже другие гости с интересом стали встревать в разговор, поскольку есть, пить, слушать граммофон и плясать кадриль с ветреными барышнями многим надоело. Хотелось разрядки ума после сытного угощения.

—Что ни говорите, господа, — говорил пожилой учитель уездной гимназии, — но ущемление прав по религиозному признаку – позор для такой великой страны, как Россия. Закон об оседлости еврейского населения заставляет последних идти на любые увертки. То есть государство своими законами, получается, стимулирует обман, хотя и понимает, что у конкретного Лазаря или Соломона не может быть в услужении десятки приказчиков. (1)
—Я, чтобы там ни говорили, восхищаюсь евреями, — вставил реплику высокий русоволосый господин в красной расшитой сорочке. — Нам, русским, есть чему у них поучиться. Обратите внимание: талантливость в сфере коммерции, иных сферах приложения ума, сплоченность.
—И склонность к оппозиционным действиям, — возразили ему. — Заметьте, в недавнем революционном движении немалая часть бунтарей были именно евреями. Статистика, мой друг, увы, неумолима.
—Я бы на их месте также бунтовал, — сказал пожилой учитель гимназии. — Позор, еще раз позор для страны, в которой существует черта оседлости и лицам иудейского вероисповедания затруднен прием в учебные заведения столицы. Где искусственно подогревается местечковая ненависть в отношении иной веры. Распространяются самые нелепейшие слухи. Не строятся синагоги, запрещается печать религиозной литературы. И существует такое ужасное деяние, как еврейские погромы. Наше государство, как это ни прискорбно сознавать, ничего не делает, чтобы обуздать черносотенцев! (2)

—Что вы скажете про сионистское движение, любезный? — вставил невысокого роста старичок в поношенном военном кителе. — Не можете же вы исключать, что бунтари упоминаемой нации – благодатная почва для идеи объединения всех иудеев в единое государство? Сионисты спят и видят его создание. Неважно где. Можно и в России. Земли у нас много.
— Господа, — возвысил голос господин в красной сорочке. — Помяните мое слово. На нашу страну никто не претендует. Все сказанное является дикой фантазией. Если такое государство евреев и будет создано, то только в Палестине.
—Как же арабы? — возразили ему. — Они никогда не смирятся с подобным.
—Им придется смириться, потому что Палестина была заселена семитами (3) еще при царе Горохе. А арабское завоевание, заметьте, только в седьмом веке окончательно поставило под сомнение этническое государство евреев, которые проживали в Палестине более двух с половиной тысяч лет. Иудеев ли в том вина? И потом, господа, пожалейте данную нацию, ведь кто ее только не шельмовал: египтяне, вавилоняне, римляне, сирийцы, испанцы в купе с другими европейцами. Если еще и мы будем шельмовать, грош нам цена. Ибо Россия от Рюрика многонациональный конгломерат, — сказал пожилой учитель гимназии и поймал на себе одобрительный взгляд господина в красной сорочке.

—Что думает по данному вопросу господин Бронштейн? — спросил старичок в военном кителе.
Глаза Бронштейна сузились, он сдернул с шеи салфетку, бросил ее на стол рядом с тарелкой.
—Думаю, что ваш Христос, которого вы почитаете как бога, также был евреем. Только вы об этом почему-то забыли. И апостолы его были иудеи. Вот вы, господин, не знаю вашего имени, сказали: евреи – бунтари. Разве ваш Христос не был бунтарем? Если нет, то почему его повесили? Бунтари евреи, возможно, вы и правы. Но вспомните, что бунтарями евреев сделали вы, унижающие и изгоняющие нас. Ваша политика заставляет нас приспосабливаться, ибо только так мы можем выжить и сохранить самое себя в той стране, в которой сподобил Бог нас родиться. Вопреки желанию тех из вас, кто спит и видит исход всех евреев на Землю обетованную. Более мне нечего сказать.

Бронштейн замолчал, замолчали и остальные. Никому не хотелось вступать в ненужные в такой день споры. Итог дискуссии подвел Савва Лукич. Он хлопнул Бронштейна по плечу и одобрительно сказал:
—Молодец, давай выпьем. Пусть простит Господь наши прегрешения, дарует всем жаждущим того самые широкие права и возможности. За победу на выборах!
Новицкий, мозг которого почти замутили пары алкоголя, вдруг заметил, что за праздничным столом отсутствует Василина. Нигде не видно было и Григория.
—Где бывшая кухарка моя? — обратился с вопросом Новицкий к своей невесте.
—Вас только это интересует? — зло ответила Варенька. — Может, соблаговолите не напиваться. Подобное поведение вовсе не делает вам чести.
—Что тебе известно о чести? — промямлил Новицкий и, пошатываясь, встал из-за стола.
—Цыц, — сказал он подвернувшейся под ноги болонке и пнул собаку в бок носком ботинка.
—Не бейте собаку, — с негодованием произнесла Варенька. — Ей больно. Что до Василины, то она сказалась больной. В ее положении плохое самочувствие вполне закономерно.
—Не понял? — Новицкий низко наклонился над своей невестой. — Что сие значит?
—То и значит, что бывшая кухарка ваша в интересном положении.
—Вот черт, — произнес Новицкий и уже громче: – Черт побери!
Со злорадной ухмылкой на лице к ним приближался Пишкин. Новицкий никак не желал видеть поэта на своей свадьбе, о чем и Вареньку предупреждал. Не вышло. То ли гость был незваный, то ли Варенька поступила по-своему. В любом случае появление Пишкина не сулило ничего хорошего. Со стоном Новицкий опустился на оставленный им ранее стул.
—Я же просил, чтобы духа не было этого мерзавца!

Он с силой сжал локоть Вареньки, словно намеревался его раздавить.
—Ах, оставьте меня, мне больно, — произнесла Варенька, решительно высвобождая локоть из цепких пальцев жениха. — Рада видеть вас, уважаемый Елизар Велимирович!
Она протянула поэту руку для поцелуя.
—Я-то как рад видеть вас, несравненная роза моя, Варвара Саввична. Вы сегодня неотразимы! Ни одна женщина в этом городе не сравнится с вами блистательной красотой. Какой румянец! Щечки ваши – яблочки, губы так и тянутся прикоснуться к их сладости. А шейка? Лебедь белая умрет от зависти к такой шейке. Богиня! Чародейка!

—Какой вы льстец, однако, — смутилась Варенька, кокетливо поглаживая пену кружев юбки свадебного платья. — Лучше поведайте, как живете, почему долго не навещали нас?
—Прекрасно живу, несравненная Варвара Саввична. Творческой, так сказать, жизнью. Стихи струятся золотым песком из-под моего пера и ложатся ровными строчками на атласную гладь бумажного листа. Гм, хорошо сказано! Надо запомнить. Пытаюсь держать за узду норовистого Пегаса.(4) Да-с. Решил тут на днях пьесу в стихах написать. О молодом российском рабочем, сражающемся на московских баррикадах. Нечто в духе а-ля Парижская коммуна. (5) Пока же скромная книга моих стихов пусть будет вам свадебным подарком.
Пишкин протянул Вареньке небольшой томик, который она с благодарностью приняла.
Новицкого передернуло, губы его скривились в презрительной усмешке. Пишкин заметил реакцию Новицкого, промелькнул в глазах поэта недобрый огонек.
—Кстати, господин Новицкий, — выдержав паузу не хуже профессионального актера, спросил Пишкин, — чуть не забыл у вас узнать: вашей супруге понравился портрет незнакомки?
—О каком портрете идет речь? — Варенька отложила книгу в сторону и внимательно посмотрела на Новицкого. — Вы можете объяснить, о чем говорит господин Пишкин? Это ваш свадебный подарок мне?

Пишкин двумя пальцами взял со стола кусок ветчины, засунул его в рот. Прожевал, одобрительно кивнул головой. Хорошая ветчина. Постаралась кухарка, столы так и ломятся от тарелок с закусками, источают соблазнительный аромат мясных и рыбных блюд! Всем бы так богато жить, как Полуяновы! Посмотрел с торжествующим злорадством на Новицкого, скулы которого сводила судорога, затем на Вареньку, статуей застывшую в ожидании объяснений от своего жениха.
—Третьего дня, — сказал, причмокивая, — случайно узнал, что господин Новицкий получил заказанный ранее портрет некой молодой особы. Да-с. Очень жаль, что вы не в курсе, глубокоуважаемая Варвара Саввична. Видимо, у господина жениха были свои резоны, чтобы скрыть от вас сей факт. Выходит, я случайно проговорился. Пардон.

—Потрудитесь объясниться, — лицо Вареньки вспыхнуло.
Зажглась, разгораясь в душе, нестерпимо жгучая ревность, словно голую и беспомощную девицу крапивой отхлестали. До волдырей. Хоть и не люб был ей жених, но ведь она его невеста! И другой женщине рядом не бывать!
—Девушка прехорошенькая, должен сказать, — продолжал Пишкин, снова протягивая руку за ветчиной. — Жаль, что на портрете были не вы, уважаемая Варвара Саввична, а вот кто, господин Новицкий не признался. Тайна-с. Я понимаю: страсть, любовь, шуры-муры, но не накануне же свадебного торжества!
Варенька побледнела от негодования, задрожала, комкая в руках салфетку. Новицкий молчал, опустив голову. В этот момент он пожалел, что не послушался Гордея, который был против того, чтобы хозяин заказывал портрет. В конце концов, можно бы было ограничиться небольшой фотографией. Черт дернул его тогда под руку. Вечно так: вначале делает, повинуясь порыву, потом думает. Дурак, причем набитый, раз не умеет держать в узде обуревающие смятенную натуру страсти. Дает повод к торжеству пользующимся досадной промашкой всякого рода мерзавцам наподобие Пишкина.

—Это правда? — пролепетала Варенька, теряя самообладание.
Она тяжело и часто дышала. Стал нестерпимо узким стягивающий талию корсет, впились когтями в нежное тело его жесткие ребра.
—Правда, — твердо произнес Новицкий, чувствуя, что разом протрезвел. — Я потом вам все объясню.
—Не стоит, и так все ясно. Какой же вы….
Варенька порывисто поднялась из-за стола, намереваясь покинуть гостей, чтобы в тишине оплакать разбившиеся ожидания на счастливую семейную жизнь. Новицкий в ее глазах казался предателем, хладнокровно и безжалостно заманившим несчастную птичку в сети замужества ради известных только ему обстоятельств. О его нелюбви к ней она догадалась еще раньше. Чуткое женское сердце подсказало, не разум, который не хотел мириться с жестокой реальностью.
—Варвара, что с тобой? — услышала она ставший вдруг далеким испуганный голос Саввы Лукича.
В следующий момент ее накрыла духота. Потемнело в глазах. Единственное, что почувствовала, это как ее подхватили чьи-то сильные руки.

Примечания

1. У конкретного Лазаря или Абрама не может быть в услужении 10 тысяч приказчиков – в дореволюционной России существовала черта оседлости для евреев. Тем не менее, богатым иудеям не составляло особого труда поселиться вне этой черты, купив, например, свидетельство купца 1 гильдии. При этом число приказчиков не ограничивалось. Таким образом, появлялась возможность формально записаться в приказчики к любому из богатых дельцов.

2. Черносотенцы – с 1905 г. Собирательное название представителей крайне правых организаций и партий. Выступали под лозунгами монархизма, антисемитизма. Название произошло от нижегородских «черных сотен» (т.е. низовых) Кузьмы Минина времен Смутного времени 17 в.

3. Семиты – группа древних народов, характеризующаяся принадлежностью к одной семье языков, общим ареалом расселения и т.д. К числу семитских народов относят арабов, евреев, ассирийцев, ряд народностей Южной Аравии и Эфиопии. В тексте – название евреев.

4. Пегас – в древнегреческой мифологии - крылатый конь. Был рожден Медузой Горгоной от бога морей Посейдона. Считается любимцем муз.

5. Парижская коммуна – революционное правительство рабочего класса Франции, просуществовавшее всего 72 дня, с 18 марта по 28 мая 1871 года.










Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта





Наш рупор

 
ФЕВРАЛЬСКИЙ РОМАНС… ВСЕМ ПРИЯТНОГО ПРОСЛУШИВАНИЯ!!!
https://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/music/romans/2425781.html?author


Присоединяйтесь 







© 2009 - 2023 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  ВКонтакте Одноклассники Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft