16+
Лайт-версия сайта

Кн. 13 Счастье земное

Литература / Стихи / Кн. 13 Счастье земное
Просмотр работы:
25 октября ’2017   14:47
Просмотров: 8790

Ольга Полторецкая-Котельникова




Счастье земное
Книга тринадцатая


Ищу дедов
Стихотворения
Публицистика
Фотодокументы










Казань
2017




ББК 84 (2Рос=Рус)6-5
П52
Полторецкая-Котельникова, Ольга Борисовна,
Полторецкая, Лидия Тихоновна,
Полторецкий, Александр
Счастье земное. Книга тринадцатая «Ищу дедов».Стихотворения. Публицистика. Фотодокументы. Составитель книги А.А.Полторецкий. – Волгоград, 2017. – с.281.
Автор книги «Ищу дедов» – коллективный. О своём роде пишут русский поэт Ольга Полторецкая, её мать, Лидия Тихоновна Полторецкая, сын поэта Александр Полторецкий, а также приводится информация многочисленных соавторов-информаторов, рождённая процессом поисковой работы. Книга основана на достоверных семейных легендах, на документальном материале архивов ЦАМО и архивов краеведческих музеев Мордовии, Смоленщины, Саратовщины и Воронежа. Значимость любого рода определяется его вкладом в защиту Отечества и строительство государства.
Род Котельниковых и род Полторецких, продолжателем которых стала поэт Ольга Полторецкая – это достойные роды, представители которых – беззаветно преданные русской земле труженики, солдаты и генералы, шли по судьбе, не отступая, не предавая, в пекле самых трагических событий 20 столетия. Царство им Небесное и светлая память! Потомки рода Полторецких проживают сегодня в основном в Татарстане и в Дергачах Саратовской области.
Пусть эта книга объединит их хотя бы на мысли, что они одной крови и породы, что они – достойный благородный род. И пусть детям нашим достанется более счастливая жизнь, чем прожили её мы, ваши предки! Поэт пишет о родных фронтовиках: отце, матери, дедах, дядьях, о себе и о времени.
Книга призывает читателя к раздумью о величии народного героизма и о жизненной необходимости душе простого человека знать, что многомиллионные жертвы были принесены на алтарь Победы не напрасно. Книга о любви и человеческом достоинстве – перед Вами, мой любезный читатель….







ББК 84 (2Рос=Рус)6-5

Охраняется действующим законодательством об автор¬ских правах (ГК, ч.4, гл.70).




Полторецкая-Котельникова О.Б, 2017






Дедам моим посвящается …





















От автора.
Возвращение родовой памяти …

Ищу дедов… Вот и пришло моё время задуматься, как судьба моих кровных родных людей сложилась в мою судьбу, как и ЧТО мой род дал моей душе. Ведь судьба – не птица! Не улетит на облюбованную ветвь ни в детстве, ни в поздней седой старости! Родителей и детей не выбирают. Что дано по судьбе Господом, то и идёт с тобой по жизни, смирись и прими. А если нет, то будешь в вечном размирье и с родом, и с самой собой. Недостойно человеку быть Иваном, родства не помнящим. Родословная… Слово о роде моём и моего сына. Слово о родах Полторецких из саратовских Дергачей и Котельниковых из Мордовского Краснослободска. Как важно с раннего детства знать свои корни, чтобы не когтили душу комплексы и сожаления. Гордилась в детстве своими родителями фронтовиками-героями, матерью Лидой и отцом Борисом, своими дедами Тихоном и Яковом, бабушками Анной и Ольгой. Гордость прошла по детству и дошла до старости. Это она дапа мне силы выстоять перед всеми невзгодами моей жизни, а их было столько, сколько Господь давал и не по силам. Но выжила, Бог помог, чтобы успела я сказать своё СЛОВО о своём ВРЕМЕНИ: //А срок пришёл – я говорю//Взволнованно, светло и страстно,// Мысль стихотворную творю – //И верю, судьбы – не напрасны!..//
К сожалению социальные и военные катаклизмы 20 века: революция, гражданская война, раскулачивание, Великая Отечественная с эвакуацией семей не оставили семейных альбомов-архивов рода, как со стороны отца, Бориса Яковлевича Котельникова (1921-1997) из Краснослободска Мордовии, так и со стороны матери, Лидии Тихоновны Полторецкой (1921-2005) из Дергачей Саратовской области. Единственное утешение – это мемуары-воспоминания о своей жизни моей матери, Л. Т .Полторецкой, да семейные легенды, слышанные мной в детстве и юности, которые и вошли в основу 13 книги «Ищу дедов» моей поэтической эпопеи «Счастье земное».
Моя мать была умной и образованной женщиной, к тому же с прекрасной памятью, так что её воспоминания я принимаю, как абсолютно достоверные. Тем более что всё, о чём она хронологически документально повествует в своих записях, сливается с не раз слышанными в детстве и юности семейными историями, от моей бабушки из Дергачей, Анны Степановны Левиной-Полторецкой (1894-1971), которая тоже рассказывала мне историю своей сиротской жизни. Некоторые сюжеты этих историй были уже использованы в моей поэтической эпопее «Счастье земное». Свидетелем других, в частности, что касалось жизни в татарском Чистополе, я была сама и не только свидетелем, но и участницей всю мою жизнь, начиная с 1945года, года моего рождения. Да и сам процесс жизни в семье раскрывал событийный подтекст этих слышанных семейных историй.
Конечно, если бы мне сейчас вернуться во времена моей юности, я безусловно выпытала бы все подробности отношений и событий в патриархальной семье Полторецких. Но время не вернуть. Бабушек Анны и Ольги, а также отца Бориса и матери Лидии давно нет на белом свете. Царство им Небесное! Поэтому всему повествованию матери о жизни семьи до моего рождения я доверяю, как семейным легендам. А с момента моего рождения, всё, о чём сообщает мама, проверено мною документально, как по сведениям ЦАМО, загсов, трудовой книжки моей матери, её документов, так и подтверждается наличествующими фотографиями нашей семьи, которые я привожу в этой книге.
Нужна ли будет эта книга читателю? Я считаю, что да. Как этнографический, исторический и краеведческий материал о судьбах четырёх российских поколений, в том числе и родов Полторецких и Котельниковых, оказавшихся в эпицентре исторических катаклизмов России, как в Краснослободске Мордовии, Дергачах Саратовской области, так и в Чистополе ТАССР. Материал изложен документально. Может послужить основой как художественного романа, так и киносценария о судьбах русских семей в эпоху 20 века .
С любовью и уважением, Ольга Полторецкая.























Рафаил Хисамов. Поэзия человечности и правды

«Стихи – это боль и лекарство от боли, а если возможно – игра...» Эти строч¬ки поэта В.Шаламова как нельзя точно определяют существо ее поистине выстра¬данного сборника «Счастье земное». Поэтическое credo автора можно обозначить евангельской установкой:
Живи достойно, мир не обижая,
Чтоб не было ошибок, не греши,
И ты – прижизненно достигнешь рая
Распятьем изболевшейся души.
Эти стихологемы, наполненные сутью нашего сумбурного вре¬мени, должны быть услышаны всеми, кто не омертвел душой. И они рефреном перекликаются с тютчевскими раздумьями: «Не мир, но век растлился в наши дни,// И человек отчаянно тоскует – //Он к свету рвется из ночной тени,// А свет обретши – ропщет и бунту¬ет». А мы:
«Бредем по жизни – в никуда,
То ль к мудрости, то ль к детству,
И путеводная звезда
Мелькает по соседству».
Это точное обозначение сиротства наших сердец и «...одино¬чества конца, забыты мы детьми...» «И ждем покорно тьмы». Но «Мир – весь – Божья благодать,// Если мудро видеть вещи...», «Бог везде – в тебе – и в храме,// Лишь умей творить добро...».
А вернуть утраченную в нашей извращенной жизни благодать – это творить добро. И успеть. Ибо жизнь коротка. В этом – вся книга стихов.
Но самое ценное, автор сумела вобрать лучший опыт классиче¬ской русской поэзии, то есть это – не графоманская версификация поэтического материала, а выражение подлинности нашего траги¬ческого бытия: «И нет спасения в грядущем, и нет пути назад».
Поэтому не важно, что ее стихи пролежали в столе более пятиде¬сяти лет. Они не потеряли своей актуальности, свежести и новизны.
Жизнь прожита. Как подведение итогов жизни – за последние годы выпущено в свет двенадцать книг поэтической эпопеи «Счастье земное», соответственно периодам жизни: детство, юность, зре¬лость, материнство, старость – «Золотое Чистополье», 2012г., «Свой мир творила я счастливо», 2012г., «Удерживать тебя не ста¬ну», 2012г., «Материнское сердце», 2012г., Раздумья», 2012г., «Волшбою счастья и экстаза»,2012г., «Зо¬лотые обереги» 2012г., «Метаморфозы» 2014 г., «Поэт – Господень сотворец», 2015г., «По городам и весям Татарстана», 2015г. «Безвременье»2015г., «Старчество» 2016г., «Чтоб помнили свой род сыны…»,2016.
Все книги поэтической эпопеи «Счастье земное» – исповедь автора, нашедше¬го идеалы Чести и Совести в религии и ставшего поэтом-миссионером главных христианских ценностей: любви и уважения к человеку.
Свою поэтическую эпопею «Счастье земное» автор открывает стихотворением «Золотое Чистополье», которое в некотором смыс¬ле можно назвать визитной карточкой поэта. Тема преданности и любви к малой родине пронизывает все творчество автора на фоне перипетий житейского моря, и как итог: «...Все найдено у камских вод – //Родное небо, улиц память.// Мой жизненный круговорот // Обрел причал навек – на Каме...» или «Земля родная, Родина – при¬частьем // Татарину и русскому мила,// И каждый благодарен ей за счастье,// Что от рожденья всем она дала...», или «Лишь здесь навек моя отрада, // Русско-татарский отчий край,// Где райской прозвучит наградой// Мне и гармошка, и курай...»
Житейское море наряду с реальным морским пейзажем, как и у Марины Цветаевой, является в ее поэзии, символом осознания судь¬бы: «О сны, подобные волне...», «Как упоительно суров// Был рокот моря величальный...», «Расцвел на гребне темных вод// Луч света – чуден и прозрачен...», «Рыбка вьется в синь-пучине,// Сердце бьется в боль-кручине...», «...Что ждет судьбы ладью слепую...»
Но более всего ее житейское море ассоциируется с небесным океа¬ном, с высоты которого «...все – суетно и мелко // И выстраданное – горестно-смешно...» в ее программном стихотворении «Все в обла¬ках, как перьях лебединых,// Мои возлюбленные небеса...», которое раскрывает суть Кантовской пролегомены: «Звездное небо над нами и нравственный закон внутри нас»
Небеса ее Отчизны, ее судьбы слиты «...в единенье вечном с вы¬сотой...».
Поэзия Ольги Полторецкой, словно небесный океан, текуча и полна динамики, и в этом – ее следование правде жизни, чувствова¬ния, которое у поэта обострено и в последних книгах «Раздумья», «Зо¬лотые обереги», «Безвременье», «Метаморфозы», «Старчество» – трагично из-за вечного противоречия возвышенных идеалов житейской прозе современной жизни.
Превратности материнской любви (по названию цикла стихов) в развращенное сегодняшними СМИ время, отражают трагическое со¬стояние семьи, где дети и родители – на разных полюсах, и свидетель¬ствуют об ее активной жизненной позиции. Автор пытается предупре¬дить и уберечь современную молодежь от опасности агрессивной без¬нравственности, мощным потоком льющейся с экранов и калечащей юные, незащищенные души подростков, в которой часто даже любящая семья не является панацеей от трагического конца сына или дочери, ведь, наркомания и алкоголизм стали обыденным явлением.
Автор стремится поэтически осмыслить социальные причины этого явления, в пластических и зримых образах передавая нюансы душевных материнских волнений. «...Игра – в смерть! – насмерть обожжет// Твой отрицающий рассудок,// Смотри, как зло не бере¬жет// Мать бедную твой друг-ублюдок...», потому как «...Мир рух¬нувший – обломком сжат,// Прессуя и печаль и радость,// В обломках мусора бредут// Отчаянные наши дети...» и вопросом – «...Обрящут ли иль обретут// Свет радости на этом свете?// Не темноты – от наркоты,// А счастье – от труда и света...»
Мастерство и мудрость ее поэзии – не «манна небесная». Ее исследовательское прочтение классиков поэзии мировой литера¬туры в течение всей жизни и творческая работа по их пропаганде в стенах библиотек, где она работала, чувствуется в культуре ее поэ¬тического слога и чистоте литературного русского языка. В нем не найти штампов и выражений низкого стиля. И если вещи названы своими именами, значит, они того заслуживают. Ведь, и Пушкин допускал подобное в своих небезызвестных творениях.
Автор семьдесят лет живет в контексте своего времени, об¬разно и точно отражает его, несмотря на недовольство некоторых критиков. Его мало волнуют аспекты исторически-отдаленных со¬бытий, когда наша сегодняшняя жизнь – кипит высоким градусом драматизма. Поэтому вся ее жизнь, а, следовательно, и поэзия – отражение сиюминутного дня, его агонизирующих проблем Чести и Совести, и где лишь высокая строка страдающего поэта еще способ¬на, обращаясь к религии любви и добра, удержаться на плаву, пере¬дать свои золотые обереги думающему молодому читателю.
Ольгу Борисовну Полторецкую вполне справедливо следует обо¬значить поэтом цветаевского накала, ибо ее установка на правду слова становится категорическим императивом, определяющим отнюдь не только слово, но и установку на выживание, а рефлексия, чувственное анализирование событий часто переходит в самопо¬жертвование, ибо есть у нее стихи, которые прожигают насквозь и хочется уклониться от их осмысления, как от струи расплавленно¬го свинца. А ведь они не из горна – из женского горла вышли. В её поэзии словесные коды к жизни подобраны не просто так, не выго¬ды ради, а только затем, чтобы в тайнодействии слова поправить один – единственный! – знак минус на плюс.
Поэты – дети гармонии в дисгармоничном мире, «Но Словом оста¬навливали Солнце, словом поднимали города», в этом его главная правота, и в том числе правота поэтического слова Ольги Полторецкой.
Ольга Борисовна Полторецкая родилась в 1945г. в городе Чи¬стополе на Каме от фронтового брака военной медсестры Полто¬рецкой Лидии Тихоновны с ст.лейтенантом Котельниковым Борисом Яковлевичем. Воспитывалась дедом со стороны матери, Полторец¬ким Тихоном Владимировичем и бабушкой Левиной-Полторецкой Анной Степановной, выходцами из Саратовской губернии. Другой дед, Котельников Яков Георгиевич, видный советский военачальник, генерал-майор командир 19 СД 24 Армии геройски погиб 14.10.1941г. при про¬рыве окружения из вражеского кольца в районе г. Вязьмы. Бабушка, Ольга Петровна Котельникова, врач-стоматолог по профессии, проживала с отцом в г. Москве. Отец, Котельников Б.Я. , инженер-электронщик помогал в воспитании дочери. Детство и юность поэта прошли в г. Чистополе на Каме.
В 1963 г., закончив школу с золотой медалью, поступила и в 1968г. закончила физический факультет Казанского Госуниверси¬тета им В. И. Ульянова-Ленина.
Восемь лет проработала ведущим инженером на казанском заводе «Радиоприбор». Закончив казанский институт патентоведения, три года работала инженером по новой технике в казанском стройтресте №2. Будучи заведующей библиотеками в городе Виннице, десять лет знакомила читателей с творчеством классиков мировой литературы. В постсоветское время вынуждена была освоить рабочие профессии: оператора, фо¬тографа, экскурсовода и т.д. Живет в Волгограде и в Чистополе, помогает сыну. В 2014 году стала дипломантом Между¬народного конкурса «Филантроп» – 2014, г. Москва и дипломантом Международного конкурса «Александр Невский» – 2014, г. Волгоград. Член литературного объединения «Мамаев Курган».
Автор хочет, чтобы ее книги в наше не простое, обремененное семейными проблемами время, дошли до каждой матери. Но среди писательской среды, как у всякого неординарного поэта, у нее есть недоброжелатели, так как творчество Ольги Полторецкой не укла¬дывается в рамки господствующего сегодня сервилизма и приспо-собленчества. Здесь стоит сказать, что известные литераторы г. Казани: Лиля Газизова, Ахат Мушинский и поэты г. Волгограда: Татьяна Батурина, Татьяна Брыксина, Елизавета Иванникова, Владимир Мавродиев, старший научный сотрудник Мемориального музея Б.Пастернака г. Чистополя Рафаил Хисамов оказывают ей поддержку, оценивая ее творчество, как талантливое.
Поздний, в шестьдесят семь лет, поэтический дебют позволил ей сохранить в своем творчестве и выстраданное достоинство, кото¬рое она пронесла через всю свою нелегкую жизнь, и сострадательно-критическое отношение к нашей современной действительности, и уникальность своего поэтического мировоззрения, а соответствен¬но дарования.
Так пожелаем поэту Ольге Полторецкой, мелодика стиха ко¬торого завораживает, творческого счастья и долголетия, о котором она сама говорит в своем маленьком стихотворении:
О, Боже мой! Какая тишина!
День клонится к закату безмятежно.
Цветущих веток белая волна
Глядится в мир доверчиво и нежно.
Изящный слепок томных лепестков
Не шелохнет воздушное касанье,
И рвется сердце из седых оков,
И на устах – мечта и ликованье.
Весна – юна, и в твой остаток лет
Вновь дерзкой волей полнит твои очи.
А небо – в алых росчерках комет
Так бесконечно в ожиданье ночи.
И верится, что вечно можно жить,
И наслаждаться нежностью цветенья,
И вновь, и вновь судьбу благодарить
За жаркое весеннее волненье
О, Боже мой! Какая тишина...
Заслуженный работник культуры Татарстана ,
Рафаил Хисамов















Ольга Полторецкая. «Историческая справедливость – не фантом ли это?...

Книга «Ищу дедов» является продолжением книги 12 «Чтоб род свой помнили сыны…», посвящённой, в основном, военной судьбе деда, Якова Георгиевича Котельникова(1892-1941). Выдающийся советский военачальник, генерал-майор Яков Георгиевич Котельников, был первым, в Великой Отечественной, командиром Воронежской ордена Трудового Знамени19 СД, героически погибшей в Вяземском котле вместе со своим опальным командиром. И этот раздел книги посвящён моим продолжающимся поискам информации о трагической и прекрасной военной судьбе героя-деда.
Параллельно проводится огромная работа по восстановлению исторической справедливости и реабилитации доброго имени репрессированного К. Жуковым, доблестного полководца суворовского типа Якова Георгиевича Котельникова. За последние 4 года написаны и отправлены в разные инстанции килограммы писем, начиная от приёмных президента РФ Владимира Путина, МО РФ и кончая многолетней перепиской с администрациями городов Ельни, Вязьмы и Краснослободска Мордовии. Это от них зависит быть или не быть в этих городах объектам памяти, зависит процедура увековечения выдающихся личностей. Краеведческие музеи Смоленска, Ельни, Вязьмы Смоленщины, Саранска, Краснослободска Мордовии, Воронежа, Краснознамённой Воронежско-Шумленской орденов Суворова 2 степени и Трудового Красного Знамени 19 ОМСБр во Владикавказе, помнят, чтут и готовы архивными материалами выйти на процедуру увековечения первого, в Великой Отечественной, командира 19 СД генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова, героически погибшего14 октября 1941 года в Вяземском котле. Но администрации отклоняют проекты…за отсутствием средств. Или предлагают провести процедуру за счёт заявителя, забывая, что увековечить доброе имя незаслуженно репрессированного К. Жуковым и лишённого всех наград опального полководца ВОВ генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова – это посильная задача благодарных за Победу потомков городов Ельня, Вязьма, Краснослободск…
И странно слышать, когда «злопыхатели от животного духа» бормочут, что вот был бы дед не полководец, а простой солдат, то и не писала бы она о войне. Мыслитель пишет о великом, а пигмеи – о «танце живота». Потому и место Героям есть всегда в жизни! Потому и пишу я о Героях Жизни, Героях Великой Отечественной, в том числе и о самых кровных близких: дедах, родителях, родственниках. Сказать есть о чём, лишь бы Господь и судьба дали сил и времени это сделать!
В этой книге я рассказываю также о людях, моих единомышленниках в городах России, посещённых за время поисков, связанных с историей Воронежской 19 СД. Рассказываю и о моих ветеранах-родственниках из городка Дергачи Саратовской области, а также Татарстана. Я благодарна тысячам моих друзей, которые помогают мне в благородном деле восстановления исторической истины и доброго имени героев, попавших под «военный каток» К. Жукова: «Победа – любой ценой!» Но Победа случилась всё же наперекор «жуковскому катку»! Случилась потому, что Советский Народ ( в том числе мои и ваши деды) – был Великим Патриотом Великой Советской Отчизны!...
Часто меня спрашивают о причинах репрессий К. Жукова по отношению к моему деду, командиру 19 СД 24 Армии Резервного Фронта генерал-майору Якову Георгиевичу Котельникову. Лучше всего об этом говорит смоленский писатель, посвятивший свою жизнь исследованию военных событий 1941года в Вяземском котле, Михаил Лубягов в своих книгах «В боях за Ельню» и «Первая операция». Привожу страницы из повести Михаила Лубягова «Первая операция», Смоленск,2013,повествующие об этическом конфликте под Ельней двух генералов ВОВ Георгия Жукова и Якова Котельникова, ставшем причиной жуковских репрессий по отношению к командиру 19 СД 24 Армии Резервного фронта генерал-майору Я.Г. Котельникову и его дивизии.

Михаил Лубягов. «Первая операция». Историческая киноповесть. Смоленск. 2013.
Цитаты…
…Ночью едва ли кому из советских бойцов и их крас¬ных командиров удалось вздремнуть часок-другой. Под прикрытием темноты шла успешная подготовка к оче¬редному боевому дню: действующие части обеспечива¬лись боеприпасами, продовольствием, отправляли в тыл раненых, хоронили убитых.
В штаб 19-й Воронежской краснознаменной стрелковой дивизии боевой приказ на очередной день поступил около полуночи, когда командир дивизии генерал-майор Котельников, комиссар соединения Дружинин й началь¬ник штаба майор Данилович подводили итоги минув¬шего дня и планировали завтрашнее наступление. Суть приказа им уже была известна. Еще часа два назад Ракутин позвонил Котельникову и сказал:
- Завтра - решающий день. Сопротивление против¬ника должно быть сломлено и Ельня занята.
Генерал Котельников напомнил командарму о нехват¬ке снарядов и попросил танковой поддержки. Ракутин пообещал к утру прислать пять-шесть танков и ускорить доставку боеприпасов. Получив письменный приказ, комдив обратил внимание, что он напечатан красными
машинописными буквами.
- Такого еще не было, - сказал майор Данилович.
- Командарм на завтрашний день возлагает большие надежды, - ответил Котельников. - Надо собраться со всеми силами и выиграть битву за Ельню.
- Да, дело чести нашей дивизии полностью выполнить поставленную задачу, - поддержал его комиссар Дружинин, - вы посмотрите, какое внимание оказывает нашим войскам армейская газета «За честь Родины». Вчера напечатана ста¬тья «Выход из окружения», сегодня - «Тыл одной части».
Котельников взял газету со статьей «Выход из окруже¬ния», стал молча читать. Дружинин восхищенно наблю¬дал за ним.
-Любопытно... - воскликнул комдив. - Корреспон¬дент Мильман описывает, как майор Шитов в первом бою оказался в окружении и как он вывел группу бойцов и командиров через территорию, занятую противником. Мне казалось, что никто и никогда не вспомнит о нашем первом боевом дне.
- Еще нет двух недель, как это случилось, - сказал Да¬нилович, - а кажется, что прошла целая вечность.
- Да, целая вечность, - согласился комиссар Дружи¬нин, - а первый бой никогда не забудется. Вот и газета вспомнила, засвидетельствовала для истории. И еще об¬ратите внимание...
Дружинин развернул другой номер газеты «За честь Родины». В нем была напечатана корреспонденция «Тыл одной части» Котельников бегло прочитал ее молча. - Ишь как этот Величко разрисовал меня, - произ¬нес он не то с осуждением, не то с чувством некоторого удовлетворения.
Данилович взял газету.
- Хорошо написано, - сказал он и прочитал вслух: - «Связисты, повара, санитары и множество других служб расположились здесь, в лесу. Но здесь так же тихо, как и над ржаными полями. Никакой суетни! Порядок же-лезный. Твердая властная рука командира Котельникова чувствуется во всей жизни этой линии. Когда приходишь в тыл или попадаешь в зону огня, становится понятным, почему часть двигается только вперед»…

...Жуков шел вдоль траншеи, в углублениях которой, рассредоточившись на 10-15 метров, стояли бородатые красноармейцы в выгоревших на солнце с расстегнуты¬ми воротниками гимнастерках. Кто-то был неряшливо подпоясан, кто-то бросил свой поясной ремень на дно траншеи. Один сидел на бруствере без гимнастерки, подставив спину жаркому полуденному солнцу, загорал. Ракутин молча шагал сзади. Вдруг Жуков остановился, обернулся к нему, возмущенно спросил:
- Это что еще за вояки?
- Тридцать второй полк девятнадцатой стрелковой дивизии. Командир полка майор Шитов, участник вой¬ны в Испании, орденоносец, - четко ответил командарм.
- Войны в Испании?! - еще больше возмутился Геор¬гий Константинович. - Немедленно его сюда! - сказал и стал смотреть в бинокль в сторону противника, где ца¬рило полнейшее спокойствие: зеленели ольховые зарос-ли, далеко за вершиной холма струился сизый дымок.
Скоро появился майор Шитов, высоченный тридца¬типятилетний мужчина, такой же, как солдаты, боро¬датый, без пояса и головного убора. На его гимнастер¬ке виднелся орден Красного Знамени. Вытянув руки по швам, проговорил:
- Командир тридцать второго...
- Отставить, - перебил Жуков. - Какой вы командир! Вожак стада баранов! - взглянув на Ракутина, приказал: - Разжаловать в рядовые.
Жуков торопливо пошел вперед, повернул в траншею, которая вела в тыл обороны. Траншея скоро кончилась. Командующий фронтом и командарм оказались на опушке березовой рощи. Ракутин пошел рядом, говоря:
- Полк майора Шитова принял главный удар танко¬вой колонны, рвавшейся в Ельню. Красноармейцы му¬жественно сражались, а когда оказались в окружении Шитов вывел большую группу бойцов на вторую линию обороны дивизии. Жуков остановился, измерил Ракутина строгим взглядом, ничего не сказав, пошел дальше, мелькая сре¬ди берез.
Командир 19-й Воронежской краснознаменной стрелковой дивизии генерал-майор Котельников ожи¬дал появления нового командующего фронтом в своем блиндаже. Тут же находились бригадный комиссар Дру-жинин и начальник штаба майор Давыдович. Когда Жу¬ков вошел в просторный блиндаж, все трое вытянулись в струнку, Котельников представился.
- Как вы оцениваете дисциплину в полку майора Ши¬това? - сходу спросил Жуков.
- Я ценю полк за высокие боевые качества, - почув¬ствовав что-то неладное, с достоинством ответил гене¬рал Котельников.
- В развязном стаде не может быть боевых качеств. Каков результат за предыдущие два дня наступления?
- Вчера на участке майора Шитова шел жестокий бой. Противник, - генерал указал на карте, - из Ельни в на¬правлении Ярославль-Богородицкое предпринял кон¬тратаку, поддерживаемую восемью танками. Танковая атака отбита, три машины уничтожены, остальные по¬вернули назад.
- И что дальше?
- Подразделения устойчиво держат оборону.
- Плохо воюете. Топчитесь на одном месте, - возму¬тился Жуков. И в ответ взорвался Котельников:
- Мы две недели держим оборону на самом опасном направлении, а вы за две недели сдали Гитлеру всю Бело¬руссию!
- Провокатор! Паникер! - прокричал Жуков, и в блиндаже поднялся такой шум и гам, что сидевшие у ав¬томобиля дивизионной радиостанции шофер и радист удивленно переглянулись.
- Во дает, во дает! - весело воскликнул шофер.
- Чего радуешься? - возразил радист.
- Скандалист какой-то явился, - сказал шофер. - Я очень люблю скандалы.
Разъяренные Жуков и Котельников стояли друг про¬бив друга, готовые вцепиться один в другого. Ракутин растерянно молчал. И тогда между генералами встал ко¬миссар дивизии, бригадный комиссар Дружинин Васи-лий Иванович.
- Я приказываю немедленно прекратить базарный скандал, - строго сказал он и повернулся к Жукову: - Вы не имеете права оскорблять подчиненных, товарищ ко¬мандующий фронтом! Какой вы коммунист?
- Вы... Вы подпевала паникерам и провокаторам, - прокричал Жуков и приказал Ракутину: - Арестовать и отдать под суд обоих.
Ракутин, растерянный, нерешительно стоял на месте.
- Кому сказано? - Жуков строго обратился к Ракути¬ну. - Немедленно арестовать обоих и отдать под суд за сдачу Ельни.
Ракутин сделал нерешительный шаг в сторону Котельникова, мягко проговорил:
- Прошу вас, Яков Георгиевич, сдать оружие.
Жуков вышел из блиндажа...

... - Буду драться до последней капли крови, мужественно, - информировал Иванов. Ракутин и Кондратьев внима¬тельно слушали. Ракутин был доволен. После некоторых раздумий он спросил:
- А как нам быть с выполнением приказа войскам Резервного фронта за номером два нуля четырнадцать, который подписали Жуков, Круглов, Анисов?
- Да, под обоими приказами стоит подпись товарища Жукова, - вздохнул Иванов. - И все же пункт о передаче прокурору армии материалов о привлечении к судебной ответственности командира 19-й дивизии Котельникова и военкома Дружинина следует считать необоснованным.
- Дело это тянется с первого августа, со дня прибытия к нам товарища Жукова, - заметил Ракутин.
- Военный прокурор за это время внимательно рассмо¬трел все материалы об участии 19-й дивизии в боях за Ель¬ню и не нашел основания для привлечения ее командова¬ния к судебной ответственности. Да и нам с вами следует поступить честно. Военный Совет армии до приезда Жу¬кова принимал специальное решение о том, чтобы учить войска боевому опыту на примере 19-й и 107-й дивизий.
- Было такое решение, - подтвердил Ракутин.
- Я своей властью, - продолжал Иванов, - принял решение освободить бригадного комиссара Дружинина из-под стражи и использовать его для работы в политот¬деле армии.


Ракутин внимательно посмотрел на Иванова, на Кон¬дратьева, недостаточно посвященного в это дело, спросил:
- Предлагаете так поступить и в отношении генерала Котельникова?
- Пожалуй, это будет правильно. Тем более, что в при¬казе фронта за номером два нуля четырнадцать предла¬гается зачислить Котельникова и Дружинина в распоря¬жение командующего 24-и армией.
- Согласно последним разъяснениям по аресту воен¬нослужащих, - вмешался в разговор Кондратьев, - лица высшего командного состава отзываются в распоря¬жение управления кадров РККА, где и решается, как с ними поступить. Военному Совету фронта этот порядок хорошо известен, однако в своем приказе он предло¬жил зачислить генерала Котельникова в распоряжение командующего армией. Следовательно, есть основания прекратить дело и дать работу Котельникову в штабе.
- Значит, вы, Александр Кондратьевич, поддерживаете Николая Ивановича? - уточнил Ракутин.
- Есть все основания для использования генерала Ко¬тельникова в штабе армии, - подтвердил Кондратьев.
- Что ж, так и решим, - согласился Ракутин и сказал Иванову: - Пригласите Котельникова.
- Он здесь, - сказал Иванов, вышел и скоро возвра¬тился, пропустив впереди себя бывшего командира 19-й Воронежской стрелковой. Опальный генерал был без поясного ремня, но на его гимнастерке сохранялись пет¬лицы с генеральскими звездами. Ракутин предложил:
- Садитесь, Яков Георгиевич.
Когда Котельников сел на табуретку у командирского стола, Ракутин продолжил:
- В войсках закончено ознакомление с данным приказом Ставки Верховного Главнокомандования. Прочитайте.
Котельников взял листок и начал молча читать. При¬сутствующие следили за выражением его лица, которое сначала было спокойно, потом по нему пробежала нерв¬ная дрожь, и Котельников вскрикнул:
- Качалов сдался фашистам? Никогда не поверю!
- Читайте дальше, - спокойно сказал Ракутин.
Котельников продолжил чтение. Члены военсовета терпеливо наблюдали за ним. Закончив чтение, Котель¬ников возмущенно спросил:
- Жуков - член Ставки Верховного Главнокомандова¬ния?
- Не горячитесь, - посоветовал Ракутин. - Вы доста¬точно погорячились при вашей встрече с Жуковым в моем присутствии.
- А кто должен ответить за то, что гитлеровцы стоят у стен Москвы, что сданы не только малые, но и большие города?
- Не горячитесь, Яков Георгиевич, - спокойно посо¬ветовал Иванов. –


- Война еще далеко не окончена, Советский Союз не разгромлен. Мы уверены, что победа будет за советским народом, многонациональным народом. А когда победим, пусть история оценит вклад каждого в общую победу.
Котельников, смягчившись, посмотрел на Ракутина, Иванова и особенно на незнакомого ему генерал-майора Кондратьева. Ракутин, поняв его недоумение, пояснил:
- Начальник штаба армии Александр Кондратьевич Кондратьев. У нас есть приказ Военного Совета фронта зачислить вас в распоряжение командующего 24-й армией. - Ракутин подчеркнул эти слова красным карандашом и отдал бумагу Котельникову. Прочитав их и чуть выше, Котельников спокойно произнес:
- Тут написано: Котельникова Георгия Николаевича, а я с рождения числюсь Яковом Георгиевичем.
- Простим авторам эту неточность, ведь выше сказано: командира 19-й стрелковой дивизии генерал-майора Котельникова...
Котельников облегченно вздохнул, посмотрел на свое Начальство, спокойно спросил:
- Чем прикажете заняться?
- Будете работать вместе с комбригом Кончицем, займетесь материально-техническим обеспечением армии, - пояснил Ракутин.
- Есть, - облегченно сказал генерал-майор Котельников, и на его усталых глазах навернулись слезы...




Ольга Полторецкая. «Как Михаил Лубягов лишил генерала Я.Г. Котельникова сыновей и внуков…»
Когда в 2014году я начала поиски информации о военной судьбе деда, Якова Георгиевича Котельникова(1892-1941), погибшего в Вяземском котле (оборонительная линия Ельня-Вязьма-Ржев), то совершенно не владела компьютером. Поэтому была вынуждена прибегать к помощи волгоградских библиотек, которые ориентировали меня на интернетовскую информацию о генерале Я.Г. Котельникове. Так в волгоградской библиотеке №12 мы с заведующей Светланой Ивановной Самофаловой вышли на военные книги старого смоленского писателя Михаила Лубягова, который с 1981 года начал заниматься темой Вяземского котла и особенно историей гибели Воронежской 19 стрелковой дивизии 24 армии Резервного Фронта во главе с командиром дивизии генерал-майором Я.Г Котельниковым. И Светлана Ивановна скачала из Интернета для меня его книгу «В боях за Ельню».
Я начала читать, ошеломлённая сознанием, что чужой человек пишет о моём деде, как о своём родном, с родственной симпатией. Передо мной из описания Михаила Лубягова возник образ деда в том изложении, как мне рассказывала о нём (со слов отца Бориса) в детстве моя мать, рисуя его доблестным благородным генералом суворовского типа, добавляя при этом, что он вышел из царской армии. Но когда я дошла до фразы, где Михаил Лубягов описывает горестное состояние моего деда по поводу недавней потери на войне единственного !? сына, у меня возникли вопросы. Почему единственного сына, когда у деда было два сына-погодка от разных браков? А мой отец, Борис Яковлевич Котельников, благополучно дожил до 1997 года и умер в Москве? Возможно, проясняется судьба первого сына деда – думала я. Зимой 2014 года, проездом на Вязьму, в Москве я вышла телефонным разговором на директора издательства «Вече», издателя книг М Лубягова, пытаясь получить от него адрес и телефонный номер писателя. Издатель мне отказал, и я начала искать М. Лубягова в Воронеже, считая, что он литератор воронежский! Но в 2016 году мне помогла корреспондент ельнинской газеты «Знамя» Ирина Тарасова Она нашла и сообщила мне и смоленский адрес, и телефон М. Лубягова: 214000.Смоленск, ул. Николаева, дом 20.кв.112, Михаилу Дмитриевичу Лубягову, телефон 8(4812)32-11-25.
Я пишу ему письмо, благодарю его за справедливые высказывания о деде, спрашиваю, не родственник ли он по первому сыну деда, и не имел ли он в виду смерть первого сына деда Якова? И посылаю ему в этом же письме письма-доказательства МО РФ, что сын генерала Я.Г. Котельникова, мой отец, Борис Яковлевич Котельников, в 1965 году получил на отца посмертный Орден Великой Отечественной первой степени в память о его доблестном подвиге. Всё расставлено по своим местам!


Осталось только в новых изданиях книг Михаила Лубягова «В боях за Ельню» изменить информацию «с единственным доблестно погибшим сыном генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова» и дать ей опровержение.
Михаил Лубягов, получив от меня письмо, присылает пространный ответ, где извиняется, и этот эпизод объясняет очень просто: литературным домыслом, для остроты сюжета, так как знал только по военным документам, что у генерала сын – на фронте, а жена Ольга Петровна Котельникова - пока ещё в Воронеже (впоследствии в эвакуации в Казахстане). В апреле 2017года проездом на Ельню, в Смоленске я имела с ним телефонный разговор. Он попросил меня не тревожить его, так как очень стар (82 года) и немощен, слеп и глух, находится с давлением в больнице. И я, пожелав ему доброго здоровья и долгих лет жизни, уехала в Ельню.
Однако на Смоленщине Михаила Лубягова считают документальным литератором и предполагают, что у Я.Г. Котельникова не осталось наследников: ни сыновей, ни внуков, ни правнуков! Увы. Пришлось писать письмо в Смоленский областной краеведческий музей и разрушить сложившееся представление о семье командира Воронежской 19 СД. Ниже я привожу три письма МО РФ, где ясно указывается на наличие у генерал-майора Я.Г. Котельникова, сына, Бориса Яковлевича Котельникова, моего отца.
Вольное отношение автора к биографическим данным, литературный домысел привели к искажению биографии деда Якова. Моя бабушка, Ольга Петровна Котельникова, пережила деда, вернулась из эвакуации, жила в Москве и там же умерла в 1967году. Второй сын деда, Борис Яковлевич Котельников жил и умер в 1997 году в Москве. Внук Я.Г. Котельникова, Дмитрий Борисович Котельников, и по сей день проживает в Москве. Внучка, Ольга Борисовна Полторецкая и правнук Александр Андреевич Полторецкий проживают в Волгограде. Слава Богу, все живы и здоровы! Сведений о первом сыне деда не имею. Оказывается даже и М. Лубягову – не всегда нужно верить в биографических описаниях! Дай Бог ему здоровья и спокойного долголетия!
Здесь я привожу письмо-ответ Михаила Лубягова на моё обращение к нему в Смоленск.













Письмо Михаила Лубягова, рукопись, от 19.01.2017,Смоленск.




Ольга Полторецкая.Открытое письмо начальнику 3 управления Главного управления кадров МО РФ А.Руг
Уважаемые друзья!
Я благодарна Вам всем, кто в результате моей четырёхллетней переписки с МО РФ ознакомился с документами МО по военной судьбе моего деда, командира 19 СД 24 Армии Резервного Фронта генерал-майора, Якова Георгиевича Котельникова (1892-1941), погибшего 14.10.41г. в Вяземском котле, выводя из окружения остатки 24 Армии. По данным «ОБД» и «Мемориал» в информации о гибели Я.Г. Котельникова сказано, что он был на тот момент – начальником группы по выводу из окружения 24 Армии. Начальником группы стал не Утвенко и не начальник штаба 24 Армии, генерал Кондратьев, а именно генерал-майор Я.Г. Котельников, находившийся после освобождения из-под жуковского ареста при командарме 24 Армии, К. Ракутине его заместителем. А после гибели Ракутина он оказался фактически в положении командарма остатками 24 Армии.
.Был ли он назначен командармом 20 Армии Ершаковым, или командующим Резервным Фронтом, Будённым, или ставкой ВГК – неизвестно, но записано – именно так. То есть генерал-майор Я.К. Котельников – был последним командармом 24 Армии. И горько, что многие из 24 Армии и19 СД погибли в первые месяцы войны – почти все до единого! – на поле боя. И некому рассказать об их подвиге кроме комиссара 19 СД К. Абрамова. Ни начальник штаба 24 Армии, генерал Кондратьев, ни майор Утвенко, назначенный Жуковым командиром 19 СД, не оставили отчётов о гибели 24 Армии. Почему? Военные тайны? А ведь они с гибелью Я.Г. Котельникова пораженчески ушли с поля сражения! До 1942 года бродили по тылам немцев и… вышли таки из окружения. И…получили впоследствии звание Героев СССР!
Герой-полководец – это не только тот, кто выжил и дошёл до Кенигсберга, Вены и до штурма Берлина. Но это – и те генералы, адмиралы, которые вступили в бой… и погибли!!! Поэтому их вклад в Победу так и остался неизвестным. Погибшие в бою, в плену, в застенках НКВД об этом никогда не расскажут!

Мы отмечаем лишь победы,
А пораженья как не в счёт!?
Своею кровью наши деды
Победе начали отсчёт!
Их враг месил в боях незнамо,
Окопы стали им в погост,
И красное святое знамя
Взлетало в вечность во весь рост!

Заведены на павших – святцы,
Как память на местах боёв…


А где безвестные-то, братцы?
Их – миллионы! Их – поём!
Пора потерь тома-талмуды
Озвучить горько, наконец…
И дать – Героя! Всем – оттуда!
Чтоб родом горд стал вновь юнец!

Да, я – внучка своего деда. Он – доблестный полководец, я – достойный поэт! И я буду величить жертвенный Подвиг Неизвестного Солдата, покуда Ему – в бронзе, не присвоят звание Героя России со звездой на бронзовую грудь. Покуда, Министерство Обороны не осознает, что истинные герои – это и те, что доблестно пожертвовали своей жизнью на фронтах Великой Отечественной, понимая, что умирать за Родину – это и Подвиг, и Честь и что благодарные потомки будут ЧТИТЬ ПАМЯТЬ ПРЕДКОВ!
И Министерство Обороны РФ должно понять, что НЕКОМУ было оформлять наградные листы на Героев. Командование было уничтожено в боях, когда лишь оно могло бы оформить наградные на своих бойцов, безвестно героически погибших, голодных и безоружных. Лишь в Вяземском котле осенью 1941 года погибло 6 Армий, общей численностью в 1 миллион 250 тысяч красноармейцев!..
И, кстати, МО РФ должно задуматься также, почему до сих пор жертвенной Воронежской 19 СД командира, генерал-майора Я.К. Котельникова, месяц защищавшей Ельню, ( в то время, как Жуков за две недели сдал всю Белоруссию!), не дали звания Гвардейской! Ведь доблестно полегло под Ельней около 30 тысяч воронежских и сибирских мужиков, прах которых до сих пор грабят «чёрные гробокопатели»! Так будем замалчивать и плевать на память о Героях, «…так как нереализованные наградные материалы, оформленные в годы войны, в ЦАМО не обнаружены…»? В детстве я писала о Подвиге в ореоле победоносного величия. Теперь – я воспеваю НАРОДА ЖЕРТВЕННОСТЬ СВЯТУЮ, ПОДВИГ НЕИЗВЕСТНОГО СОЛДАТА! Мои книги – это величальный Реквием безвестным первогвардейцам Красной Армии в Великой Отечественной, и моя миссия, чтобы во всех городах-героях с неисчислимыми людскими потерями величественно возвышался Памятник Неизвестному Солдату, чествуемый всегда, а не только 3 декабря в День Неизвестного Солдата…
И обращаясь к Вам, уважаемые друзья, прошу поставить финальную точку в Реквиеме-поминовении: «…Дать – Героя! Всем – оттуда! Чтоб родом горд стал вновь юнец…» и в том числе – дать звание Героя России доблестному полководцу Великой Отечественной, последнему командующему 24 Армии Резервного Фронта, генерал-майору Якову Георгиевичу Котельникову(1892-1941).
С уважением и любовью, Ольга Полторецкая-
Котельникова. Волгоград. 28.12.2016.
Примечание. Военные историки о без вести пропавших в Великой Отечественной…

Как попадали в списки без вести пропавших. На момент составления донесения у командования и кадровиков сведений о местонахождении этих товарищей не было (не вышли на тот момент из окружения, либо были ранены и убиты на территории противника и т.д.). Вот и были вполне логично записаны как без вести пропавшие. Когда была потеряна связь с генералами в окружении, именно они в первую очередь оказались в списках без вести пропавших. Тем интереснее узнать подробности выхода их из окружения. Из окружения выходили переодетыми в крестьянскую одежду, оставляя документы: удостоверение личности и первый лист партбилета (остальное отделялось, чтоб в случае гибели враг не мог воспользоваться документами).
Измождённые, оборванные и бородатые они выходили из окружения, кто оставался в живых. Так генерал-майор С.А. Мошенин (арестован31 августа 1943 года) перешёл к немцам и сотрудничал с ними на временно оккупированной территории Ельнинского района Смоленской области. Обескровленные в боях части, которыми командовал генерал-майор Яков Георгиевич Котельников попадали в списки без вести про павших и не награждённых, а генералы, бросившие свои войска по требованию Жукова, благополучно пережившие войну, стали героями СССР.
Имел ли право Жуков своим решением снять с должности командира 19 СД генерал-майора Я.Г. Котельникова без назначения на другую должность? Ответ можно найти в книге Михаила Лубягова «В боях за Ельню» В каком положении находилась 19 СД? Комиссар бригады А. П. Валов сообщает: на 26 августа 1941 года – 100 орудий и миномётов, танков вообще не было, и это против танковой армии Гудериана в районе Ельни! Не герои ли солдаты 19СД? Оказавшись в Вяземском котле, в районе деревни Панфилово Вяземского района генерал Котельников организовал прорыв вражеского кольца войсками, состоящими из обозов и артиллерии 24 Армии Резервного Фронта. И семь дней выводил войска, не бросил, не предал («Доклад К. Абрамова о гибели 24 Армии»)! Не герой ли 49-летний генерал Я.Г. Котельников? Константин Симонов в своих воспоминаниях пишет, что начальник штаба 24 Армии генерал Кондратьев 18 октября с боями с группой 180 бойцов и командиров (пораженчески) вышел из окружения, а Абрамов с группой в 8 человек выбрался из Вяземского окружения более чем через месяц. Они хотели жить, и наплевать им было на солдат!
Историк Владимир Афанасенко сообщает, что убитых и раненых в Вяземском котле – 252600 человек, число пленных, позднее погибших в концлагерях – 673000человек, всего – 925 600человек. До начала операции было – 1260 000человек. Каждую минуту погибало 11-12 наших солдат. И это все – без вести пропавшие! На 7 октября 1941 года в окружение под Вязьмой попали 30, 19, 20. 16, 24, 32, 43 советские армии. И 2-ая армия Вермахта должна была их ликвидировать, что она и сделала. На этот момент К. Жуков из Москвы (а почему не с войсками под Вязьмой?) слал радиотелеграммы генерал-
лейтенанту Лукину: «…Из-за не прихода окружённых войск, Москву защищать некем и нечем! Вы нужны для защиты Москвы! Идти день и ночь, темп – 70км в день! Бросайте всё!» И генералы, бросая войска, прорывались к Москве самостоятельно…
Историк Михаил Петрович Карпонос в своих исследованиях раскрывает причины разгрома Армии РККА, заявляя, что виной тому – замена начальником Генштаба К. Жуковым планов обороны на планы агрессии, что привело всю армию в состояние небоеспособности ещё до июля 1941года. Произошёл бардак в армии, и автор его – К. Жуков. Даже карт местности не заготовили. На дивизию – 2-3 карты, хотя карта должна быть у каждого взводного! За два дня до нападения Германии сняли все проволочные заграждения. А про численность вооружения и говорить стыдно: одна винтовка – на двоих-троих!
Правду из «Особой папки» рассекречивают все президенты вплоть до Владимира Путина, знакомясь с планами подготовки агрессии против немцев. И так, как защищал Россию Неизвестный Солдат, смог сделать лишь солдат российский, СОЛДАТ СОВЕТСКИЙ, потому, что ему было Кого и Что защищать: свою семью и СВОЮ землю! Так воздадим ему заслуженную Честь и Славу!!!




Приложение.

1. Письмо Ельнинского районного совета народных депутатов Председателю Верховного Совета СССР т. Лукьянову Анатолию Ивановичу, № 113 от 23.05.1991г.




2. Ольга Полторецкая. «Погибли, чтобы победить!». Газета «Сталинградская трибуна» от 2 декабря 2016г.
Погибли, чтобы победить!

Дню Неизвестного солдата посвящается…
10-11 октября 2016 года в Вязьме проходила межрегиональная научно практическая конференция «Московские дивизии народного ополчения в вяземской оборонительной операции в октябре 1941 года», посвященная 75-летию их создания.
По решению администрации города Вязьмы и священника храма Покрова Пресвятой Богородицы отца Александра (Александра Константиновича Клименкова) мне, внучке Якова Георгиевича Котельникова(1892-1941), генерал-майора, командира 19 СД 24 Армии Резервного фронта, было предложено участие в этой конференции и высокое право открытия на «Поле памяти» баннера-памятного знака с именами командного состава армий, погибших в Вяземском котле, в том числе и с указанием факта гибели моего деда.
Вязьма помнит своих защитников и поэтапно увековечивает их подвиг. Заведующими музеев «Богородицкое поле», «Вяземский историко-краеведческий музей» Игорем Геннадьевичем Михайловым и Ольгой Еркешевной Селявиной участникам конференции была представлена разнообразная программа: выступления потомков героев, погибших в Вяземской Голгофе, просмотр фильмов о военной Вязьме, экскурсии по Богородицкому полю и краеведческому музеям. Участников конференции впечатлила акция памяти «Время помнить!» музея «Богородицкое поле». Но более потрясающим был финал конференции, когда профессор Л.Н. Лопуховский озвучил цифры потерь в Вяземской Голгофе – около 1.25 млн. солдат, погибших на полях сражений под Вязьмой и от голода в военных фашистских лагерях для пленных.
Памяти полка солдат-музыкантов была посвящена и акция на «Поле памяти», где священник Александр 14 октября 2016 в день Покрова Пресвятой Богородицы отслужил молебен о поминовении погибших под Вязьмой всех музыкантов симфонического оркестра СССР.
В благодарность за память о генерал-майоре, последнем командующем 24 армии Резервного фронта, Якове Георгиевиче Котельникове (1892 – 1941), я, татарстанский поэт, подарила музеям «Богородицкое поле» и краеведческому музею свою 12-ю книгу «Чтоб помнили свой род сыны» из поэтической эпопеи «Счастье земное». А 12.10.2016 в литературном салоне Вязьмы провела встречу с вяземским поэтическим сообществом, где также подарила книгу 9-ю «Поэт – Господень сотворец» и книгу 12-ю «Чтоб помнили свой род сыны».
По приезде из Вязьмы, 19 ноября 2016 волею судеб я оказалась на закрытии Всероссийской научно-практической конференции «Сталинградская битва и её значение в судьбах народов и регионов…»,
которую пафосно провёл волгоградский музей-заповедник «Сталинградская битва». Сопоставляя цифры жертв, понесённых как в Вяземской Голгофе на подступах к Москве, так и в Сталинградской битве, обозначившей переломный момент в Великой Отечественной, я думала, что память об убиенных в Великой войне, память благодарных потомков – доблестным предкам, пожертвовавшим свою жизнь за Отчизну, должна быть ВЕЧНОЙ! Пусть во всех городах, в которых на алтарь Победы положили свои жизни миллионы без вести пропавших, встанут достойные памятники Неизвестному солдату и величат его беспримерный подвиг! Пусть администрации этих городов объявят всероссийские конкурсы на лучший памятник Неизвестному солдату, чтобы было из чего выбрать и чтобы наши дети с благоговением приходили к нему, почтить память без вести пропавшего солдата. Это – долг потомков и в Сталинграде, и в Вязьме, и в других городах, обязанных своему процветанию подвигу Неизвестного солдата!!!
Вяземская Голгофа
1
А под Покров – жара под тридцать,
Ссыпает листья старый парк,
А в Вязьме дождь смывает лица,
И оскудел теплыни кварк.
Мельчайшие частички зноя
Октябрьский дождик остудил,
Я еду с горькою виною,
Что не хватило сердцу сил
Прах дедовский увековечить –
И о прощенье свет молю,
Что по волнам кровавой сечи
Не плыть к потомкам кораблю
Тех бранных доблестных деяний,
Где подвиг жертвенный, как стяг.
Но его гордое названье
Почтит достойно друг и враг!
Как назовёшь, так поплывёт он –
Дам я названье «Дед – герой!»…,
Чтоб внук, что жизнью стал замотан,
Чтил след златой его, порой…

2
Сегодня неба синь над Вязьмой
И золотой покров листвы,
А в сорок первом в жиже вязли
Солдаты, шедшие чрез рвы.


Снег с грязью – топкая опора
Солдатам, брошенным в «котёл»:
Сапог с портянкой до упора
И у плеча прицельный ствол…
И танк фашистский – по солдатам,
И месиво – солдатских тел.
За что мальцам дана расплата,
Мильону даден злой удел?
Неужто Бог жесток без меры,
В Голгофу Вязьму обратив?
Мальцы – недавно пионеры
О жизни молят: пощади!
И вместе с мёртвыми телами
Сгорает раненый солдат.
Не Бог ль и ангелы с крылами
Мальчишек бросили в сей ад?
А Бог за это не в ответе,
Коль люди сами зло вершат,
И человеческие дети
Своей душой не дорожат!
Нет оправданья войн-захвата,
Защитникам Руси – аминь!
А три фашиста на два брата –
Тот клин, что вышибает клин.
Голгофа Вязьмы пред Москвою –
Щит из миллиона бранных тел,
Семьдесят пять годов листвою
Век засыпает их удел.
И все – почти что неизвестны!
И все – погибли без наград!
Лишь чей-то пастушонок местный
Вдруг перекрестит лоб: свят, свят!!!

3
Я еду с Вязьмы на Москву,
Тебя оплакивая, дед,
Прошло уж семьдесят пять лет,
Как ты лежишь в незнамом рву.
А может «чёрный землекоп»
Отрыл твой прах, смешав с другим,
И вяземский заботник-поп
С другим – зарыл фрагмент ноги?


Кто найден, упокоен был,
«Солдатским полем» погребён,
И чтоб потомок не забыл,
Был баннерами освящён…
Где православные кресты,
Часовня с перечнем имён?
Господь простит, простишь ли ты
То небрежение знамён?
Пусть цвет знамён – иной в веках,
Не за знамёна ратник гиб,
За внуков на твоих руках,
Чтобы лучился глаз изгиб…
Солдатам был отец и друг,
Жалел мальчишек до конца,
Замкнулся благородный круг
Без звёзд, без славного венца.
Не бросил и не изменил,
Не сдался в плен, сражён в бою!
Величу я по мере сил
Святую преданность твою.
– Не нужно это никому! –
Сегодняшний боец сказал, –
И нищую свою суму
Не суйте праведно в глаза!
Не розовых очков заря
Надеждой согревает грудь,
Я знаю, дед погиб не зря,
Чтоб Родину мне вновь вернуть!
Вернуть славянский гордый род,
Нет, не на век, а на века,
Чтоб сердцем чувствовал народ.
Свята Господняя рука!
– России здравствовать вовек,
И россов храбрость – на века!
Сказал то русский человек,
Мой дед – Господняя рука.
И доказал солдат-герой
Победой над лихим врагом…
С войны – зарыт в земле сырой,
.И ждёт, вдруг вспомнят про него!
Безвестному солдату – жить
В потомках, в памяти молитв,
Чтоб правнук с честью положить
Мог голову свою средь битв
За славу родичей-славян,
За славу Родины навек,
Чтоб жил, гордясь за Русский Стан
Славянич – гордый человек!
Безвестному солдату святая светлая память!..

4
Разложили незнамые косточки
По безликим гробам на земле,
Без имён и без крестиков-тросточек
В разноцветье российских полей.
А насыпать б курган им, незнаемым,
И Солдата с звездою поднять,
Увидала до слёз осязаемо
Чтоб сыночка российская мать!
В монументе, подъятом к сну райскому,
Слить звезду со крестом наравне
Над солдатской пробитою каскою
В честь Герою и Красной стране.
Не могилки б, опять безымянные –
Храм с собранием ратных потерь
Над холмом, как врата осиянные.
Открывал пред потомками дверь!
Монолит – храм, единый по Вяземщине,
Упокоить обязан солдат…
Монумент, храм-часовня, холм-кладбище
На века будет вечен и свят…
Царство вам Небесное, упокоенные
и не упокоенные солдаты
Великой Отечественной…







3. Ответы МО РФ на обращения о присвоении генерал-майору Я.Г. Котельникову звания Героя России





Ирина Тарасова. «Чтоб помнили свой род сыны…».Заметка газеты «Знамя», №33 от 19 августа 2016 г.
Общественно-политическая газета Ельнинского района Смоленской области

№34, 26 августа 2016 года
Чтоб помнили свой род сыны…


– Мой дед, видный военачальник Красной Армии генерал-майор Яков Георгиевич Котельников, 14 октября 1941 г., организуя выход из окружения под г. Вязьмой остатков 24 й армии Резервного фронта, при прорыве из вражеского кольца был убит (пропал без вести) в районе деревни Панфилово Вяземского района Смоленской области. Об этом в своём докладе в Генеральный штаб Красной Армии о боевых действиях 24-й армии в период с 26 сентября по 14 октября 1941 года (№ 647 от 10.03.1942 г.) написал дивизионный комиссар К. Абрамов, – рассказывает Ольга Полторецкая-Котельникова. – Вплотную заниматься военной судьбой деда я начала с 2011 года, когда в своём творчестве коснулась вопроса о без вести пропавших. В 2014 г. приняла участие в конкурсе с циклом авторских стихотворений «Военными дорогами» и стала дипломантом Международной премии «Александр Невский» в Волгограде, а также Международной премии «Филантроп в Москве.
Хочу, чтобы меня правильно поняли. Иногда я сама задавалась вопросом – зачем мне всё это нужно? И я нашла ответ у настоятельницы Вяземского женского монастыря матушки Лаврентии, которая сказала мне: «Человек живёт по Божьему промыслу. У каждого свой Божий промысел и предназначение. Если в какой-то период своей жизни человек начинает заниматься каким-то делом, то, значит, тому пришло время. Иными словами, есть время разбрасывать камни, есть время – собирать их. Господь Вам дал силы, чтобы Вы могли сказать в защиту без вести пропавших солдат». Я бьюсь не за славу, а за честь наших прадедов – не должно быть так, чтобы настоящие герои, великие полководцы, тлели в земле безымянными – это историческая несправедливость.
Как рассказала Ольга Борисовна, Яков Георгиевич Котельников начинал свою деятельность кадровым офицером царской армии. До войны у него было два брака, в каждом родились мальчики. Сын от второго брака, Борис, 1921 г.р., воевал на фронте, где влюбился в медсестру Лидию Полторецкую. В этом браке в сентябре 1945 года, в Чистополе, откуда была родом Лидия, родилась девочка, которую назвали Ольга. К сожалению, семейная жизнь оказалась непродолжительной, и Борис Яковлевич женился во второй раз, хотя и продолжал помогать в воспитании дочери. Вся жизнь Бориса Котельникова была связана с заводом ядерной физики в подмосковной Электростали. Во втором браке у него родился сын Дмитрий.
Внук генерала Дмитрий так никогда и не женился, поэтому единственным его правнуком является сын Ольги Полторецкой, Александр.
– Судьба деда трагична. Когда при планировании линии обороны советских войск под Ельней он указал командующему фронтом Константину Георгиевичу Жукову на наличие незащищённых участков, в то военное время это было воспринято Жуковым как пререкание со старшим по званию, а, значит, нежелание выполнять приказание. За свою честность Котельников был отправлен в НКВД, где, пока шло разбирательство, провёл почти месяц, – с горечью отмечает Ольга Борисовна. – Там дед находился почти весь август и начало сентября – его лишили звания и наград, а командовать 19-й дивизией Жуков поставил Утвенко, произведя его из майора сразу в полковники. Самое обидное, что Жуков и Котельников ранее были друзьями, вместе учились в военной академии.
После разбирательства дед был восстановлен в звании, и в начале сентября 1941 года он вернулся в армию, но 19-й сд уже командовал другой. Тогда командующий 24-й армии Ракутин назначил Котельникова своим заместителем.
По мнению внучки Якова Георгиевича Котельникова, именно её дед, после гибели командарма, взял на себя командование остатками 24-й армии, что подтверждает в своём докладе Абрамов, указывая его имя первым в списке организовавших оборону Семлёва и прорыв в районе Панфилова, а не начальника штаба Кондратьева.



– В настоящее время мне, его внучке, уже исполнился 71 год, а на момент гибели деда, 14 октября 1941 г., Якову Георгиевичу было 49 лет, – задумчиво произносит Ольга Полторецкая-Котельникова. – В последние годы мною проделана большая работа по увековечению памяти незаслуженно забытого генерала Котельникова. В Мордовии, где родился Яков Георгиевич, недавно выпущен 10-й том Книги Памяти, куда вписано имя моего деда, а в Музее боевой и трудовой славы открыт целый зал, посвящённый боевому генералу.
В районе д. Панфилово трудами отца Александра создано Поле Памяти погибших здесь воинов, в том числе и моего деда. Планируется к 75-летию со дня гибели генерала Якова Георгиевича Котельникова установить посвящённое ему надгробие в виде аналоя, где с одной стороны будут выбиты его данные, а с другой – портрет деда.
Хочу обратиться с официальной просьбой к руководству Ельнинского района, депутатам городского Совета депутатов об увековечении имени генерала Котельникова в названии одной из улиц города Ельни, которую в 1941 году под его командованием героически защищала 19-я сд.


Надеюсь, что и в Ельнинском историко-краеведческом музее появится более расширенная экспозиция, посвящённая командиру 19-й сд 24 армии Резервного фронта, а, возможно, и последнему командующему этой пропавшей армии первогвардейцев – Якову Георгиевичу Котельникову.
В гвардейском зале музея 22 июля состоялась поэтическая встреча Ольги Полторецкой с творческой интеллигенцией города Ельни. В тёплой дружеской атмосфере звучали глубоко патриотичные стихотворные строки автора о безвестно канувших в Лету героях Великой Отечественной войны, лирические строки о любви, о красоте и величии родного ей Чистополья.
Прочувствовано и артистично читала свои стихи о родной Смоленщине и российских просторах Мария Зубкова.
– Вы очень талантливы, – с восторгом похвалила юную поэтессу Ольга Полторецкая-Котельникова. – Пишите! Если это нужно лично Вам, то и всем окружающим будет очень важно. Я предрекаю Вам большое поэтическое будущее.
Ольга Борисовна поблагодарила за воспитание такой достойной дочери маму Маши Зубковой, Светлану Носареву. По мнению внучки генерала Котельникова, для молодёжи очень важен положительный пример старшего поколения, и, прежде всего, семья, где дети воспитываются в добре и взаимном уважении родителей. В случае же, когда между отцом и матерью наступает разлад, существует опасность моральной гибели ребёнка, потерявшего твёрдую опору семейных ценностей.
Возрождение интереса к героическому прошлому своих предков – это яркая примета нашего времени. Пробуждение патриотизма в стране, пережившей тяжёлые 90-е годы двадцатого столетия, когда была не только уничтожена вся экономика одной из величайших держав мира, но и полностью нивелированы в умах людей многие общечеловеческие ценности – это немалая заслуга проводимой в стране внутренней государственной политики.
Ельнинцы присоединяются к мнению Ольги Полторецкой-Котельниковой, выразившей глубокую благодарность Президенту Российской Федерации Владимиру Путину за то, что он своим Указом учредил День Памяти Неизвестного Солдата, тем самым реабилитировав всех без вести пропавших солдат, в том числе и её деда, генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова.

Ирина Тарасова.
/Фото автора.







Ольга Полторецкая. «Ельня не забывает своих героев…».Заметка газеты «Знамя. Гвардеец», №343 от 19 августа 2016г.


Ельня не забывает своих героев…

Неделю моросит. В июле, как под октябрь. Я еду в Ельню, которую в 1941 г. оборонял мой дед, генерал-майор, командир 19 сд 24 армии Резервного фронта Яков Георгиевич Котельников.
Ельня помнит своего генерала-защитника. Об этом в сентябре 2015 г. мне сообщил корреспондент Ельнинской районной газеты «Знамя» И. И. Мозговой. Его статья «Ради жизни на земле» – прекрасное тому подтверждение. И я ему благодарна за генеральскую солидарность и высокую профессиональную оценку жертвенного подвига выдающегося генерала суворовского образца Я. Г. Котельникова. Военные материалы для этой статьи ему любезно предоставил депутат Совета депутатов Ельнинского городского поселения, директор ТОО «Кузнецовское» В. А. Ходин.
Я еду в Ельню, чтобы прикоснуться к увековеченной памяти деда, а за окном вагона плывут сиреневые туманные поля иван-чая.
Иван-чай на лугах, иван-чай,
Еду, дед, к тебе, родный, встречай!

И вот я в Ельнинском краеведческом музее, где гостеприимные хозяева: директор И. И. Докина, мл. научный сотрудник В. Н. Рыжих и смотритель музея Е. Г. Лаврова с увлечением и профессионально рассказывают мне о Ельне военной, показывая экспозицию, посвящённую боевым действиям героической 24 армии и её 19-й сд, командиром которой последние три года был мой дед Я. Г. Котельников.
Корреспондент газеты «Знамя» И. Н. Тарасова подготовила комплект военных документов и фотографий экспозиции музея, собранных трудами музейного коллектива, и передала мне в дар для использования в двенадцатой книге «Чтоб помнили свой род сыны…». Один экземпляр этой книги я с благодарностью подарила Ельнинскому музею.
Я признательна всем сотрудникам редакции Ельнинской газеты «Знамя», в т.ч. и её главному редактору М. К. Козлову, за целенаправленное освещение в прессе военных материалов, связанных с боевыми действиями в районе Вяземского котла 19, 20,30 армий Западного фронта, а также 32-й, 41-й армий и 24-й пропавшей армии первогвардейцев Резервного фронта, командование которой, после гибели в октябре 1941 г. К. И. Ракутина, принял на себя генерал-майор Я. Г. Котельников.
Меня тронуло искреннее внимание главы МО «Ельнинский район» В. Е. Левченкова, который заверил, что работы по увековечению памяти Я. Г. Котельникова будут продолжены в будущем, как в стенах музея, так и в сквере Боевой Славы г. Ельни – предположительно – установкой бюста генерала Я. Г. Котельникова, рядом с К. И. Ракутиным.
И вечна память о безвестных..
И если есть на свете Бог,
Меня – от смерти уберёг,
Чтоб миру о войне писала,
Безвестно павших величала.
Их подвиг истиной отмечен:
Герой – лишь жизнь отдавший, вечен.
И вечна память о безвестных,
Что отстояли честь и мир.
Пора! Найдём безвестным место –
В званье Героя! И эфир
Ту весть награды донесёт им,
Так скорбно маявшимся век –
Мильонным, единичным, сотым –
И обретут покой навек…
Нет, не забыт их подвиг-жертва
Во имя будущих времён,
И вновь ожившая – не мертва! –
Душа взлетит с святых знамён!
Веленьем Божьим и прошеньем –
О поминании дедов,
Кричу в помин – поминовенье
Погибших без вести родов.
Пусть нецелованные знают,
И кто родил, познав жену,
Что лишь победная, родная
Спасла их вера. В ней – страну!
С любовью и уважением,Ольга Полторецкая-Котельникова,
22.07.2016, Ельня.

Ольга Полторецкая .«В последний путь – на малую Родину. Заметка газеты «Знамя», №16 от 21 апреля 2017г., Ельня

Из писем в редакцию

В последний путь — на малую родину...
75 лет, как отгремели бои Великой Отечественной, а ельнинцы продолжают провожать в последний путь на малую родину погибших в боях за ельнинскую землю бойцов 19 СД 24-й армии Резервного фронта, той 19-й стрелковой дивизии, первым командиром которой в годы войны стал генерал-майор Яков Георгиевич Котельников (1892-1941).

8 апреля 2017 года в Ельнинском музее прошла торжественная церемония передачи останков бойца 19 СД Николая Петровича Князева, найденных 18 мая 2016 г. в 300 метрах к северо-востоку от деревни Клемятино поисковиками отряда «Гвардеец» г. Ельня (командир В.В. Ведякин), поисковикам отряда «Ви¬тязь» из Солнечногорского района Московской области, для их последующего перезахоронения.
Молитвенно и скорбно произошла эта передача, на которой оказалась волею судеб и я, волгоградка, внучка командира 19 СД генерал-майора Я.Г. Котельникова. Среди местных участников церемонии были учащиеся 9 класса школы № 1 имени М.И. Глинки, начальник штаба местного отделе¬ния Всероссийского детско-юношеского военно-патриотического общественного движения «Юнармия» М.А. Архипов, ведущий специалист сектора молодежной политики и спорта Администрации МО «Ельнинский район Смоленской области» Н.В. Хохлова, сотрудники Ельнинского музея В.Н. Рыжих и Е.Г. Лаврова.
Слава Богу, когда поиски погибших завершаются освященным церковью обрядом предания земле. Но еще тысячи тысяч неизвестных погибших ждут своего скорбного часа опознания и освященного упокоения. Ждет и мой дед, командир 19 СД, генерал-майор Я.Г. Котельников, погибший 14 октября 1941 года в Вяземском котле в районе дерев¬ни Панфилово, ждет своего молит¬венного погребения и увековечения своего славного имени.
С 2014 года я занимаюсь святым для меня вопросом восстановления исторической справедливости по отношению к видному полководцу Великой Отечественной. В 2000 году, по ходатайству пограничных войск, командарму 24-й погибшей Армии первогвардейцев К.И. Ракутину было посмертно при¬своено звание Героя СССР. Успели, увековечили! На данный момент, согласно Решению Президента РФ В. Путина от 13 сентября 2012 года, представлять к награждению участников ВОВ стало возможным лишь на основании нереализованных наградных материалов, оформленных в 1941-1945 г.г. Правда, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 мая 1965 года, по ходатайству моего отца, Б.Я. Котельникова, генерал-майор Я.Г. Котельников был посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени. Орден № 314033 с орденской книжкой Е № 178366 был вручен моему отцу 18 октября 1965 года на хранение, как память о мужестве и героизме гене рал-майора Я.Г. Котельникова, проявленных в боях с немецко-фашистскими захватчиками. Иных наградных материалов, оформленных как до войны, так и после 1941 года, в ЦАМО обнаружено не было.
Вторично, после моего приезда, поэтому вопросу в июле 2016 года, я вновь обращаюсь к музею и к Администрации города Ельни с ходатайством об увековечении памяти славного защитника Ельнинской земли, командира Воро¬нежской, ордена Трудового Красного Знамени 19 СД, генерал- майора Я.Г. Котельникова. Надеюсь, что к юбилейной дате, 95-летию со дня создания этой знаменитой дивизии, вопрос увековечения памяти доблестного её командира будет решен положительно как на Смоленской земле, так и в Мордовии, где он родился.
Да будет вечной память обо всех без вести пропавших и погибших бойцах 19 стрелковой дивизии, как упокоенных, так и ждущих своего часа упокоения...
С уважением, Ольга Полторецкая Котельникова.
10.04.2017, Волгоград-Ельня.

Гражданская панихида по бойцам Воронежской 19 стрелковой дивизии
в краеведческом музее города Ельни 8 апреля.2017г.…











Хочу поблагодарить всех ельнинцев, кто принял участие в подготовке проектов писем-ходатайств об увековечении памяти командира Воронежской 19СД, генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова(1892-1941), переданных Главе Администрации «Ельнинский район»» В.Е. Левченкову. Администрацию Ельни, сотрудников МБУК «Ельнинская МЦБС во главе с директором В.Ф.Клиенковой. Особую благодарность хочу выразить редактору Ельнинской газеты «Знамя», создателем которой был сам М. Исаковский, М.К. Козлову и его заместителю, замечательному журналисту и просто душевной русской женщине, Ирине Тарасовой, моей ласковой доброй покровительнице при моих старческих немощах.



В редакции газеты «Знамя». Ельня 2017 г.
Спасибо всем простым ельнинцам, что и на этот мой приезд приняли во мне бескорыстное участие, помогая мне, старухе, добиться результатов по восстановлению исторической справедливости к погибшей под Ельней и Вязьмой во главе с командиром Я.Г. Котельниковым, Воронежской 19 СД.

Вся дивизия дважды легла…
20-ти тысячам, погибшим под Ельней,
бойцам Воронежской 19СД
24 Армии Резервного Фронта
посвящается…
Ах, воронежские мужики,
Ах, сибирские парни стальные,
Не посмотрят вслед из-под руки…
Все под Ельней смоленскою стынут.
Вся дивизия дважды легла,
Ельничан заслонив от фашиста.
Но забыла то Ельня – смогла! –
Ни крестов и ни звёзд золотистых!

Век проходит с той бойни…Несут
Дети кости бойцов в ящик гроба,
И уста ребятни праздно лгут,
Что за жизнь – благодарны, особо.
Не услышан бойцов смертный стон,
И ни памятника, и ни слова!
Слав дивизии скорбной лишён
Прах убитых мальчишек!
Ждёт снова,
Когда люди – и так долгий век! –
Воздадут их ДИВИЗИИ память!
Им, которым расстрелянных век
Не закрыли, пора Храм поставить!

19-ой боевой и её командиру – честь, слава!
Не футбольным мячом, а главой –
Ты играешь, ребячья орава!!!
Если жизнь обесценена – в ложь,
Где уж память и честь возвеличить?
Ну, а с мёртвого – что ты-ы-ы… возьмёшь?
Крестик, зуб?
«Чёрным» вам – всё! – добыча…
Ах, воронежские мужики…
Ах, сибирские парни стальные…


В редакции г. Ельня журналист Ирина Тарасова любезно предоставила мне архивные документы – приказы командира Воронежской 19 СД генерал-майора Я.Г. Котельникова на фронте боевых действий в Ельне 1941 г.. Перечень некоторых из них, характеризующих военную обстановку в Ельне, привожу в книге.







Архивные документы – приказы командира 19 стрелковой дивизии, генерал - майора Якова Георгиевича Котельникова по военной обстановке июня 1941 года под Ельней…


I.





II.



III.



IV




V










VI



VII








Командование 19-й с.д. и 32-го с.п. Слева направо: зам.командира дивизии полковник
Котельников Яков Георгиевич, комиссар 32-го с.п. ст. политрук Обезяев, командир дивизии комбриг Орлов, комиссар дивизии – полковой комиссар Дружинин Василий Иванович, командир 32-го с.п. майор Шитов Александр Николаевич. Снимок 1939г.

Погибший ком. состав и без вести пропавшие бойцы Воронежской 19 СД ждут своего увековечения на Смоленской земле в городах Ельня и Вязьма, которые они жертвенно защищали !!! Найденный в архивах г.Ельня военный материал о Воронежской 19 СД : фотографии, приказы и военные сводки по защите Ельне дают живое ощущение причастности к тем далеким трагическим событиям Великой Отечественной, а со строчек военных приказов словно звучат живые голоса погибших героев …
Четыре дня, проведенные в это время в Ельне были в основном использованы на подготовку писем-ходатайств (см.ниже) об увековечении памяти выдающегося советского полководца генерал-майора , командира Воронежской 19 СД Я.Г. Котельникова от имени г.Ельня перед городами Вязьма , Смоленской области , Краснослободск Мордовии , Воронежа, 19 ОМСбр, дислоцирующейся в г . Владикавказе и в самом городе Ельня, которую эта дивизия два месяца защищала от танковой армии Гудериана.
Замалчивание о боях и воевавших там полководцах, мужестве и самопожертвовании миллионов советских солдат – это надругательство над памятью миллионов погибших без вести и пропавших. Линия обороны Ржев – Вязьма – Ельня – это самые кровопролитные битвы человечества …



После праведных трудов в Ельне мой добрый друг Ирина Тарасова провожала меня на Волгоград.


Ольга Полторецкая. Заметка Краснослободской газеты «Красная Слобода», «Краснослободск, 28.07.2026

"Краснослободск помнит своих земляков, защитников Отечества"
Краснослободск - прародина моих дедов. И вот я вижу его и современный, и патриархальноый: четырехкласс¬ное училище, в котором мой генерал дед учился в позап¬рошлом веке, старинные улицы, которые ему были до¬роги в детстве.
Заместитель главы администрации района И.Н. Пимочкина, председатель совета ветеранов А.Г. Лапин, директор Центра культуры П. И. Журавлев, заведую¬щая краеведческим музеем Н.Н. Ковальчук, историк-краевед, заслуженный учитель РФ А.В. Лютое радушно встретили меня во Дворце культуры, показали мне исторический Краснослободск и рассказали об успехах современного города.
Заведующая межпоселенческой библиотекой Е.П.Конова сообщила, что в школах района дети пишут о земляках - участниках Великой Отечественной войны, в том числе о жертвенном подвиге генерал-майора Я.Г.Котельникова, погибшего в 1941 году в Вяземском "котле".
Мне было дано высокое право рассказать о героической трагической судьбе моего деда на творческом вечере "Краснослободск помнит своих земляков, защитников Отечества", познакомить собравшихся в меж-поселенческой библиотеке с двенадцатой книгой "Чтоб помнили свой род сыны..." поэтической эпопеи "Счастье земное". Вечер прошел в оживленной доброжелательной атмосфере, где слушатели активно подключались по существу освещаемого поэтического действа. По просьбе слушателей я прочитала несколько лирических стихотворений из времен своей далекой юности.
В заключение вечера я высказала просьбу и пожелания об увековечении памяти деда, командира дивизии Якова Георгиевича Котельникова, в его родном городе Краснослободске с открытием памятного знака в честь его жертвенного подвига на аллее Славы и в краеведческом музее, в который я передала все собранные за два года документы о его военной судьбе.
Краснослободчане помнят и чествуют своих земляков, защитников Отечества.

Смертью смерть попрали вы...
Памяти 24 пропавшей армии первогвардейцев
Памяти деда, генерал-майора
Котельникова Якова Георгиевича,
комдива 19 СД 24 армии

Людская слава чествует героев,
Что наступают, оттеснив врага,
А если враг сильней и прёт горою,
И в окруженье - генерал полка?
Седой, высокий и чуть полноватый,
Он яростно сражается с врагом,
В истории порою мы предвзяты:
Геройски отбивался, сбит штыком,
Израненный, заколотый и брошен
В глухом лесу, крестом, в полуоборот...
Пропавший без вести? А он на ложе
Снегов российских в сорок первый год.
Стремительно фашисты наступали
И прорывались бойнею к Москве,
Мы отступали, гибли - не сдавались
И принимали смерть с бедой в родстве!
О сколько и солдат, и офицеров,
И генералов доблестных в боях
Пропали без вести! Убиты все за веру,
Что победят, и враг потерпит крах...
Пропавший без вести! Кто? Враг или герой он?
Как будто не Россию защищал?
Помилосердствуйте! Он - храбрый воин!
А за презренье - нас в раю прощал!
Красна на людях смерть войны героев,
Страшнее - в окруженье умирать...
И отбивались - высшею ценою,
И пробивались – чтоб своих догнать.
Нет на войне солдат, что - не герои,
Приказ до смерти каждый выполнял,
А те, что в бойне и сдались порою,
Были беспамятны: так враг кромсал.
И смерть солдата в вражьем окруженье,
И брошенного воронью на пир –
Как высший акт геройского сраженья...
Не без вести пропал! Герой убит!
Безвестные, убитые герои,
И в день сегодняшний ваш виден строй...
Мой генерал, мой дед – и слёз не скрою –
Тот – без вести пропавший – м и герой!
А по весне, когда снега открыли
Тела героев средь лесных валков,
Собрали прах и в общий ров зарыли,
Могилой и дивизий, и полков.
Нет без вести пропавших! Смерть Героев,
За Родину сражённых – Божий глас!
Деды, отцы шагают вечным строем
По райским тропам, ожидая нас.
Мой дядя – мрядовой двадцатилетний,
Мой генерал дед – м уж преклонных лет...
Народа подвиг славлю я победный,
В нём – смертью смерть
попрал Солдат –
на нет!..

Ольга Полторецкая-Котельникова.




Нина Маврина . «Судьба генерала» , заметка Краснослободской газеты


В центре - Ольга Полторецкая-Котельникова.
« Красная Слобода ». Память.

Судьба генерала

Война безжалостна. На поле брани, перед вражеской пулей все равны. В "котле" под Вязьмой, где в боях с фашистами полегло около миллиона защитников Оте¬чества, погиб и генерал- майор Я.Г. Котельников, 49- летний командир дивизии.
Генерал – наш земляк. Как явствует из данных Центр- госархива МО, Я.Г. Котельников родился в 1892 году в Краснослободске, который тогда входил в состав Пензенской губернии, в семье запасного рядового царской армии из крестьян и при крещении во Владимирской церкви был наречен Иаковым.
А в конце июля в нашем городе побывала внучка генерала, О.Б. Полторецкая- Котельникова. Ольга Борисовна родом из Татарстана, где она, окончив Казанский госуниверситет, работала инженером на заводе «Радиоприбор», потом 10 лет жила на Украине, заведовала библиотекой в Виннице, а последние 30 лет является жительницей города-героя Волгограда. На свою прародину она приехала со своим словом "о доблести, о подвигах, о славе". Полторецкая - поэт, публицист, поисковик материалов о войне, она много делает, чтоб люди не забывали, что такое война, чтоб помнили, кому обязаны свободою, честью и независимостью нашей Родины, чтоб берегли мир, который сегодня хрупок, как никогда.
– Я – дитя войны, родилась в победном 45-м, в семье фронтовиков - офицера и медсестры, которых свела Великая Отечественная. Слава Богу, мои родители дожили до Победы, а вот дедушка погиб под Вязьмой, - рассказывала гостья. - О военной судьбе своего деда я немного знала с детства. В 1909 году в Краснослободске, где родился, он окончил 4-классное училище, в 1915 – школу прапорщиков в Тифлисе. В составе Императорской армии участвовал в первой мировой войне. Приняв Советскую власть, вступил в Красную Армию. Воевал в походах против Колчака и Деникина, белополяков и чехов, сражался с Дутовым, бандами Петлюры. После Гражданской войны стал кадровым офицером. Когда началась Великая Отечественная, дед командовал 19 стрелковой дивизией, которая в составе 24 Армии резервного фронта, руководимого начальником генштаба Г.К. Жуковым, оказалась во вражеском кольце под Вязьмой. Осенью он пропал без вести в лесах Смоленщины.
Конечно же, пришло время, когда внучке не пришедшего с войны генерала захотелось узнать всю правду о нем. Ведь он даже не значился ни в одной из Книг Памяти: ни Мордовии, откуда родом, ни Смоленской области, где воевал и погиб.
Толчком к пояску по сбору сведений о деде-генерале и его дивизии для О.Б.Полторецкой стала подготовка к 70-летию Великой Победы.
– Решив принять участие в международном конкурсе «Александр Невский », я написала два стихотворения, посвященных пропавшим без вести первогвардейцам, и 26 ноября 2014 года сын их выставил в Интернет, - рассказывает Ольга Борисовна. - А спустя неделю, 3 декабря, Указом Президента России были реабилитированы все без вести пропавшие солдаты Великой Отечественной войны и установлен День Неизвестного солдата. Для меня это было несказанной радостью: "Дошли мои мольбы до Путина! "
Дед - герой, дед - полководец!"
А 5 декабря на сцене волгоградского Дома офицеров я, дипломант международного конкурса, с воодушевлением читала свое стихотворение "Смертью смерть попрали вы..." и благодарила нашего Президента за восстановление честных имен всех безвестно пропавших солдат Великой Отечественной, составивших более половины всех потерь Красной Армии.
Да, год 70-летия Великой Победы сделал нас, россиян, немного другими.
Мы духовно окрепли, с благоговением стали относиться к истории своего народа, в нас проснулось чувство гордости за свою страну. И почтовый ящик Ольги Борисовны полнился от писем, приходивших отовсюду, куда она рассылала просьбы сообщить ей, что известно о судьбе деда-комдива и обстоятельствах его гибели, а также с просьбами об увековечивании памяти погибших за Родину.
Таким образом, пожилая женщина добивалась восстановления исторической справедливости и отдания почестей, которых герои были лишены. Я.Г.Котельников был включен в Книгу Памяти Мордовии. На Смоленщине поисковики активно включились в экспедиционную работу по розыску неизвестных воинских захоронений и не погребенных солдат в местах боевых действий, где воевала 19 стрелковая дивизия. И Ольга Борисовна это увидела своими глазами. В год 70-летия Великой Победы она не смогла сидеть сложа руки и отправилась в поездку, чтоб поклониться тем местам, где много лет ее дед - герой и его боевые товарищи пролежали в забвении. На Смоленщине она встретилась с поисковиками общества "Долг", которые проехали с ней по военным музеям и Солдатским полям захоронений погибших в Вяземском котле. Здесь Ольга Борисовна получила немало материалов о своем предке-полководце.
Есть даже документальный репортаж из 1941 года, созданный на основе военных документов и периодической печати военных лет. О выдающемся полководце Великой Отечественной Я.Г. Котельникове не раз печатала материалы газета "Знамя" Ельнинского района Смоленской области. Главной заслугой 19 стрелковой дивизии (а это 11447 человек), подчеркивается в публикации, было то, что она сдержала гитлеровскую армию, рвавшуюся к Москве, и дала возможность нашему командованию подтянуть силы из глубины страны, а правительству - эвакуировать заводы на восток. В октябре Котельников руководил отрядом, пытаясь прорвать вражеское кольцо и выйти из окружения, но 14 октября он был убит в лесу у д. Панфилово.
В год 70-летия Великой Победы газета "Знамя" писала: "Чтоб восстановить историческую справедливость и отдать должное памяти Я.Г. Котельникова и его товарищей, в музее г. Ельня будет размещен его фотоснимок с группой командования и указано, что 19 стрелковая дивизия участвовала в боях под Ельней... Потомки должны знать о героическом подвиге генерала-майора Я.Г. Котельникове, о его усилиях организовать прорыв вражеского кольца и вывод войск 24-й армии из окружения южнее Вязьмы, где в одной из атак он геройски погиб.
Его имя навечно останется в памяти потомков, как и имена солдат и офицеров его дивизии, сражавшихся под Ельней, на героической смоленской земле".



Все эти материалы - архивные данные, рассказы очевидцев тех далеких дней, что осенены порохом и омыты кровью наших защитников Отечества, фотодокументы, газетные публикации - нашли свое законное место в книге О.Б. Полторецкой "Чтоб помнили свой род сыны", вошедшей в ее поэтическую эпопею "Счастье земное". Эта эпопея состоит из 14 книг со стихами, публицистическими статьями, фотоматериалами, которые были изданы в Волгограде с 2011 по 2016 годы. С ними она познакомила краснослободчан во время встречи в межпоселенческой библиотеке.
– У меня возникла потребность рассказать о трагических событиях жизни членов моей семьи и государства, показать, насколько был жесток враг, захвативший нашу землю, и какой ценой завоевано наше счастье, а главное - убедить потомков героев былых сражений, что жертвы, принесенные на алтарь Победы, были не напрасны.
-Нужным делом Вы заняты. Это дорогого стоит, - поблагодарила гостью из города-героя Волгограда за интересную встречу заместитель главы администрации района И.Н. Пимочкина и подарила ей книги о Краснослободске.
Ряд материалов передан Ольгой Борисовной в краеведческий музей. Радует, что в канун Дня города экспозиция о героях, прославивших наш край, пополнилась.
Журналист Нина Маврина
28.07.2016.





Ольга Полторецкая. Воронежская 19 ОМСБр – гарант мира на Кавказе. Ставка ОМСБр – Владикавказ.

В своих поисках информации о военной судьбе своего деда генерал-майора Я. Г. Котельникова и о его 19 стрелковой дивизии, я выяснила, что после Великой Отечественной войны его 19 дивизия дислоцируется во Владикавказе . Я узнала адрес воинской части и написала туда письмо с просьбой прислать архивные сведения о Воронежской 19 дивизии.
Я обратилась также к командованию 19 ОМСБр предпринять действия по увековечению памяти первого в Великой Отечественной командира 19 СД, Якова Георгиевича Котельникова – по месту его гибели в Вяземском котле и месту его рождения в городе Краснослободске Мордовии, а также обратиться в Министерство Обороны РФ с вопросом о присвоении Воронежской 19 стрелковой дивизии звания гвардейской, которое она жертвенно заслужила.




В/ч 20634 пос. Спутник, г. Владикавказ,
Северная Осетия-Алания
Командиру в/ч. 20634
Полковнику Абачеву Э.А.
От Полторецкой-Котельниковой Ольги Борисовны, проживающей по адресу:
Ул. Ангарская, 114, кВ. 47,Г. Волгоград, 400081,тел.: 8-988-014-751-8

Уважаемый Эседулла Абдулмуминович!

Вторично обращаюсь к Вам с просьбой. В честь 75-летия подвига 19-й СД в ВОВ прошу возбудить дивизионное ходатайство перед городами Ельня, Вязьма Смоленской области и Краснослободск Республики Мордовия об увековечении памяти и подвига бывшего командира 19 СД 24-й Армии Резервного Фронта генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова (1892–1941 гг.), героически погибшего при выводе военной техники из Вяземского котла в районе деревни Панфилово Вяземского района Смоленской области. Не так уж много в военной истории генералов суворовского типа, идущих в прорыв вместе с солдатами!
Проклятие Жукова Якову Котельникову и, как следствие, не присвоение одной из самых доблестных дивизий страны, 19-й стрелковой дивизии, звания Гвардейской пора разрушить! История справедливо оценила подвиг генерал-майора Я.Г. Котельникова и жертвенный подвиг 19 стрелковой дивизии: награды дивизии, статьи, эссе, стихи о подвиге дивизии и генерал-майоре Я.Г. Котельникове — это часть памяти о великой 19-й стрелковой.
Прошу возбудить ходатайство перед Министерством обороны России о присвоении 19-й дивизии звания гвардейской, что станет сделать легче после увековечения памяти о генерале-майоре Котельникове, потому прошу возбудить ходатайство перед вышеуказанными городами о присвоении названия улиц в память о командире 19-й СД генерал-майоре Котельникове Я.Г. с установкой мемориальной доски на этой улице.
Оказать честь погибшему выдающемуся полководцу — это великая честь для вас, генерала, умеющего побеждать во имя Отчизны!
Я, внучка Я.Г. Котельникова, молю Бога, чтобы Вы и офицерствующий состав 19-й ОМСБр смогли это сделать. Только дивизия, честь которой достойно нес опальный генерал Я.Г. Котельников, сможет это сделать к 95-летию своего рождения. Да поможет нам Бог!
С любовью и уважением Ольга Борисовна Полторецкая-Котельникова,
24.03.2017

P.S. От всего сердца благодарю Вас за ваше радушие и гостеприимство.


Мне незамедлительно ответили и пригласили меня в часть в удобное для меня время. Ниже я привожу рукописный текст письма – приглашения.


















Когда я получила приглашение из Владикавказа бывшей дедовской 19 стрелковой дивизии, я тронулась в путь и не пожалела об этом. Командование ОМСБр, командир отделения по работе с личным составом подполковник Дмитрий Сергеевич Молодцов, чётко спланировали моё пребывание во Владикавказе.

Заведующая бригадной библиотекой Софья Николаевна Маликова прекрасно организовала мой поэтический час «Погибли, чтобы победить…» о первом в Великой Отечественной, командире Воронежской 19 СД, генерал-майоре Якове Георгиевиче Котельникове и о красногвардейцах дивизии, доблестно погибших на подступах к Москве под Ельней и под Вязьмой в Вяземском котле октября 1941 года.




Встреча с бойцами 19 ОСМбр в библиотеке воинской части…


А бригадный фотограф Валерий Маликов, уроженец Татарии, сделал прекрасные снимки о наших встречах и на поэтическом часе, и в Беслане, и в горах Северной Осетии на Военно-Грузинской дороге в долине реки Терек – Дарьял. Горы ослепительной весенней красоты ещё долго будут сиять в моей памяти, хотя проездом на Владикавказ через Адлер в Хуторе Роза я уже успела полюбоваться снежными горами с высоты 2000 метров. И верно, что лучше гор могут быть только горы! Знакомство со старинным городом Владикавказ, с еготрогательными советскими стариками-жителями, живущими памятью о советских временах, знакомство с историческими достопримечательностями Владикавказа с его великолепной столетней! парковой зоной, ГДЕ КАЖДЫЙ ДЕНЬ ЗВУЧИТ СОВЕТСКАЯ МУЗЫКА 60-70 гг. («Ландыши, ландыши…»будет мне помниться до конца жизни.
Солдаты-волонтёры бригады приняли самое активное участие в создании письма-ходатайства в МО РФ об увековечении памяти их бывшего командира 19 СД начала Великой Отечественной и присвоении их дивизии звания Гвардейской. Редакция бригадной газеты «Доблесть», со своей стороны, сделала всё, чтобы осветить в военной прессе эту удивительную знаковую и во временном, и человеческом факторе встречу, когда семидесятидвухлетняя внучка через 75 лет после гибели деда рассказывает о своём герое-деде. И не просто рассказывает, а создала вдохновенный поэтический стихотворный Реквием «Чтоб помнили свой род сыны…» погибшему в Великую Отечественную войну Неизвестному Солдату!
22 июля 2017 года в 19 ОСМБр отмечается 95-летний юбилей с момента создания дивизии, которому я посвятила стихотворный цикл-здравицу «Мир там, где ты, солдат России…». И смею утверждать, что послевоенная 19-я Стрелковая была и будет гарантом мира и спокойствия на Кавказе.

Владимир Абагов. «Поэтический дар Ольги Полторецкой. Генерал-майор Яков Георгиевич Котельников». Заметка газеты «Доблесть», №10 от31 марта 2017г., Владикавказ.

ПОЭТИЧЕСКИЙ ДАР ОЛЬГИ ПОЛТОРЕЦКОЙ
На минувшей неделе гостьей нашей бригады и редакции газеты «Доблесть» стала талантливая волгоградская поэтесса, внучка командира 19-й стрелковой дивизии (1941 г.) генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова Ольга Борисовна Полторецкая.

Работая над книгой «Чтоб помнили свой род сыны» поэтической эпопеи «Счастье земное», Ольга Борисовна случайно узнала, что дедовская, 19-я Воронежско-Шумленская имени Трудового Красного Знамени мотострелковая бригада (бывш. дивизия) дислоцируется в Городе воинской славы Владикавказе. Не откладывая дела в долгий ящик, она связалась с командованием нашей бригады и под новый 2017 год получила любезное приглашение посетить владикавказскую мотострелковую. Также в дар ей был отправлен экземпляр книги «В боях рожденная...» о боевой истории нашей бригады за период с 1922-го по 2007 годы.
Прошло уже 10 лет со дня издания этой книги и Ольга Борисовна, прибыв в столицу Северной Осетии, как можно больше хотела узнать о том, какими новыми боевыми страницами пополнилась история легендарной бригады.
В бригадной библиотеке был организован поэтический час «Погибли, чтобы победить!», посвященный бывшему командиру 19-й стрелковой дивизии генерал-майору Якову Георгиевичу Котельникову. Были прочитаны отрывки из книги Михаила Лубягова «Первая операция», где подробно рас-сказывается о перипетиях судьбы доблестного предка Ольги Борисовны. В конце мероприятия в память о Я.Г. Котельникове рядовой Сергей Вышкворцев прочитал свой патриотический рэп, посвященный военнослужащим. Стоит отметить, что присутствующие в уютных стенах библиотеки устроили овацию будущему поэту.
— Когда я читала книгу «В боях рожденная...», на глаза наворачивались слезы благодарности за ратный подвиг воинов бригады, за то, что память о боевых путях дивизии, ее подвигах и командирах заслуженно сохраняется, — говорит наша гостья. — Сегодняшнему новобранцу есть на кого равняться, кому подражать в мужестве, порядочности, благородстве. История обозначила моего деда генерала Котельникова знаково как яркую личность в Великой Отечественной войне и как полководца суворовского типа.
Яков Георгиевич, по свидетельствам очевидцев, погиб в октябре 1941 года, во время седьмого прорыва из Вяземского котла, и его имя по праву золотыми буквами вписано в историю нашего Отечества. « Я искренне рада, что 3 декабря 2014 года Указом Президента России Владимира Путина был установлен День Неизвестного солдата — день памяти всех пропавших без вести солдат Великой Отечественной. Я сама – дитя войны и победы, родилась в сентябре 1945 года, и мне хотелось бы в напутствие молодым воинам пожелать беречь нашу Россию, свою семью, как самое дорогое и святое в жизни. Беречь свои корни и чтить великую славу своих героических предков, завоевавших нам право на жизнь и отвоевавших родную землю».
Судьбоносным для Ольги Борисовны стал 2014 год. Она заявила о себе во весь голос как поэтесса, став дипломантом двух международных конкурсов — «Филантроп» (г. Москва) и «Александр Невский» (г. Волгоград).



В период с 2011 по 2015 годы О.Б. Полторецкая издала 14 книг своей поэтической эпопеи «Счастье земное» и подготовила к изданию еще три книги в электронном варианте.
За последние годы Ольга Борисовна проехала более 30 городов и сел Поволжья, провела 60 поэтических вечеров. Вскоре на свет появилась новая книга — «По городам и весям Татарстана». Большую творческую работу О.Б. Полторецкая ведет и в городе Волгограде. В позапрошлом году она стала соавтором двух поэтических сборников — «Во имя жизни» и «Свет Родины», изданных участниками литературных объединений «Патриот» и «Мамаев курган». Также она проводит свои поэтические вечера в колледжах и библиотеках Волгограда.
Литературные произведения, вышедшие из-под пера Ольги Полторецкой, посвящены важной теме — ратной истории нашего Отечества, которую нельзя забывать молодым поколениям. Без преувеличения можно сказать, что Ольга Борисовна Полторецкая — поэт и гражданин мира и Татарии. Ее поэзия олицетворяет народ и продолжает великое дело просвещения.
— Общение с литературной средой Волгоградской области и Республики Татарстан является прекрасным стимулом для моей творческой работы, — рассказывает Ольга Борисовна. — Хотела бы отметить, что в настоящее время я работаю над книгами «Бархатная благодать» и «Ищу дедов» по материалам Великой Отечественной войны, фрагменты из которых уже опубликованы на сайте «Неизвестный гений».
Пребывание в вашей замечательной республике Алания останется в моей памяти на долгие годы. Сильное впечатление произвела поездка в Город ангелов (в Беслане). « Это страшная, неугасаемая боль всех граждан России. Дай-то Бог, чтобы свидетелями подобных трагедий мы больше никогда не становились.








Я очень благодарна всему отделению по работе с личным составом во главе с подполковником Молодцовым Дмитрием Сергеевичем за оказанное мне гостеприимство и хлебосольство. Особняком стоит поездка в горы. Красота природы — неописуемая! Не случайно о величии кавказских гор пишут стихи, слагают легенды...





Что бы мне еще хотелось сказать?.. По сути, все мои поэтические мечты исполнились. Это действительно большое счастье, когда удается человеку воплотить в жизнь задуманное, Удалось, так как я достаточно целеустремленный по натуре человек. Это мне, видимо, передалось от моего героического деда Якова Георгиевича Котельникова».
От всей души желаем Ольге Борисовне Полторецкой крепкого здоровья, счастья и новых творческих свершений! Ну и, конечно же, мирного неба над головой.

ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ЯКОВ ГЕОРГИЕВИЧ КОТЕЛЬНИКОВ
Родился в 1892 году. Русский. Звание генерал-майора присвоено 4 июня 1940 года.
С 10 февраля 1941 года являлся командиром 19-й стрелковой дивизии. Участник Великой Отечественной войны. Дивизия под его командованием участвовала в боевых действиях с 15.07.1941 года в составе 30-го стрелкового корпуса (включена 25.06.41 г.) Орловского военного округа, а затем в составе 24-й армии.
С 30.08.1941 по 08.09.1941 гг. части дивизии участвовали в Ельнинской наступательной операции 1941 года, с 05.09.1941 г. в освобождении г. Ельни (ворвалась в город) и с 30.09.41 г. в битве
под Москвой. Согласно документа, под¬готовленного отделом кадров Западного фронта от 12 августа 1942 года, № 04921 — генерал-майор Котельников Яков Георгиевич числился командиром 19-й стрелковой дивизии. В августе был арестован органами НКВД, в сентябре освобожден и в дивизию не прибыл (пропал без вести). В сентябре 1941 года являлся заместителем командарма 24 Армии Резервного фронта К. Ракутина.
В октябре 1941 года во время окружения войск 24-й армии немецкими оккупантами в районе г. Ельня (по словам начальника связи штаба 19 сд подполковника Ходырева А.В. и инструктора политотдела дивизии старшего политрука Архипова) — генерал-майор Котельников руководил отрядом бойцов и командиров по прорыву вражеского кольца и выходу из окружения. «После тяжелых боев 7-9 октября в район Панфилово и южнее, стали выходить часть 24-й армии, которые вели бои по 14 октября. ... В районе Панфилово прорыв войск, состоящих главным образом из артиллерии и обозов, организовал генерал-майор Котельников. Его целью было — вывести артиллерию, которой здесь скопилось большое количество. Было предпринято семь атак, часть артиллерии и пехоты прорвались и ушли из окружения, но большая часть осталась, в силу недисциплинированности многих командиров, стремящихся прорваться самостоятельно, а также еще и потому, что отсутствовали снаряды и горючее для тракторов. Котельников Яков Георгиевич был убит в лесу, у Панфилово... Начальник штаба генерал — майор Кондратьев.
Хочется привести стихотворения Ольги Полторецкой посвященные подвигу бойцов Воронежской 19 СД.


И эту жертву – нечем окупить…
Безвестные. Шёл сорок первый год –
И плакал мир кровавыми слезами.
Шёл передел, шёл на народ народ,
И прикрывались боги небесами.
Америка, Европа и Восток
Делили землю по границам новым,
И похоронный облетал листок
К живым родным трагической основой.
Народ терял сынов и дочерей,
Чтоб род победный длился бесконечно.
Народ стоял у отческих дверей,
Детей любимых отпуская в вечность,
Слезой вымаливал – родимым жизнь
И долгожданную земле победу.
Метель мела по загнанному следу,
Шёл сорок первый по тропам без виз.
Безвестные! В кровь улита земля
В желанье выжить. С той единой целью
Шёл на народ – народ! Цвели поля
Кровавыми слезами и капелью.
О Русь, ты главный приняла удар
И защитила мир солдатским телом.
Тела своих героев в вечный дар
Преподнесла земле, хоть не хотела.
И эту жертву – нечем окупить,
И оценить в веках, пожалуй, нечем.
И лишь поля, что не могли родить,
Солдатским стали похоронным вече.
Земля Смоленщины и Белорусский фронт,
Боль Сталинграда, ленинградский голод…
Вел жертвенно к Победе свой народ
Союз Советский, его серп и молот!
Безвестные! – Победы ратный труд.

Славица 19 Стрелковой Дивизии…
К 95-летию со дня,
в боях рождённой…
Господь вершит все наши ожиданья –
Я – в дедовской дивизии родной,
95 – со дня её созданья!
Над нею – вечный отблеск грозовой!
Здесь память чтут солдат, погибших в войнах,
Здесь Подвигом гордятся – на ура!
Среди хребтов и перевалов горных
Послевоенная прошла пора.
Сегодня молодые генералы
Ведут дивизию на Подвиг в бой…
Она, и погибая, побеждала
И заслоняла Родину собой.
95 лет – доблестная дата!
В век боевой по войнам пронесла
Столетний Подвиг Вечного Солдата,
И славу, как бессмертье, обрела!
Потомки принимают эстафету,
То – правнуки Героев прошлых войн!
Теперь они куют стране Победу
И заслоняют Родину собой...
Честь и слава защитникам Родины!!!
24.03.2017.Владикавказ.Спутник.19 ОМСБр

Вечный воин…
Стоящим насмерть солдатам, офицерам
и генералам 19 СД Великой Армии России
посвящается…
России воин! Сколько славных битв!
Побед и боли – лишь за век последний!
Ты мир творишь на всех фронтах передних,
Ты – там,
где Подвиг,
где солдат - убит…
Двадцатый – век ожесточённых войн!
Гражданской вслед, гремела - Мировая…
Стрелок! Бессмертен подвиг твой!
Кавказа распря – стихла вековая…
Ты – миротворец и защитник прав,
Присяге верен, слав людских достоин,
Спасаешь миру ценности добра,
Ты – крепнущей России –
вечный воин!
Дивизии Хвала,
Честь – боевой,
Почти что сто победных лет – Стрелковой!
Она – в горниле Третьей Мировой,
Честь ратная – честь подвига людского!
В огне сражений славно рождена,
Отчизне верой, правдою служила,
И Богом, возрождаясь, спасена
Дивизии стрелковой дух и сила!
О сей дивизионный ратный дух!
Во славу и достоинство России –
Творил Победу, побеждал за двух
Солдат-стрелок!
В том – честь его и сила!
Хвала солдатам,
командирам – честь,
Седым и моложавым генералам!
Когда мне говорят, что слава – есть,
Отвечу –
19-ой – Честь, Слава!
Она была и есть, всегда родной,
Мой дед командовал той в сорок первом!
Творю –
за Жизнь! –
я ей поклон земной
И память вечную – по-женски нервом…
России воин… Мир там, где ты…
21.03.2017.Владикавказ.19 ОМСБр

Корреспондент бригадной газеты «Доблесть»
Владимир Абагов, Владикавказ.

В
В редакции бригадной газеты «Доблесть»

Ольга Полторецкая. Воронеж – довоенная ставка управления 19 Воронежской стрелковой дивизии.
В Владикавказе я получила в дар книгу, созданную в 2007 году командованием 19 СД «В боях рождённая…», что позволило мне ознакомиться с деятельностью сегодняшней дивизии в качестве миротворца на извечно неспокойном Кавказе.
Сведения, почерпнутые из книги, позволили мне связать семейные легенды о деде с его реальной военной деятельностью в должности начальника военной школы – курсов по подготовке офицерского состава для дивизии в 1937-1938г.г. Ниже я привожу эти интересные факты в цитатах из этой архивной дивизионной книги.
Цитаты из книги
«В боях рождённая…». 19МСД. ИСТОРИЯ, Воспоминания. Факты. 1922-2007. Владикавказ, 2007.

В 1934 году меняется организация
и штат стрелковых полков дивизии …
В результате чего при полках формируется кавэскадрон на положении остальных подразделений, расформировывается
2 саперная рота 55 стрелкового полка
и отдельный кавэскадрон дивизии.



Вновь формируется отдельный саперный батальон дивизии, который расквартировывается в г. Острогожск. Отдельная танковая рота дивизии также расформировывается, специалисты которой в основном идут на формирование танковых рот стрелковых полков.
В 1935 году дивизия в своем составе имела: \/управление 19 стрелковой дивизии - г. Воронеж; V55 стрелковый полк - г. Воронеж;
- 2 батальон 55 сп - г. Старый Оскол;
- 3 батальон 55 сп - г. Грязи;
V56 стрелковый полк-г. Бобров
- 2 батальон 56 сп - г. Новохоперск;
- 3 батальон 56 сп - г. Бутурлиновка; V57 стрелковый полк - г. Острогожск
- 2 батальон 57 сп - г. Валуйки;
- 3 батальон 57 сп - ст. Алексеевка; V19 артиллерийский полк-г. Воронеж:
- 2 дивизион - г. Бобров;
- 3 дивизион - г. Острогожск; Уотдельный батальон связи - г. Воронеж;
V отдельный саперный батальон - г. Острогожск. В марте - августе 1936 года сформировано и включено в состав 19 стрелковой дивизии авиазвено дивизии.
С 1 мая 1937 года дивизия перешла на новые штаты с убытием из состава дивизии батальона связи и расформированием отдельного саперного батальона. Одновременно сформированы и вошли в состав дивизии гаубичный артиллерийский полк без 2 и 3 дивизиона, отдельная танковая рота.
С 25 сентября 1937 года по приказу НКО СССР № 076-37 и приказа Командующего войсками МВО № 0128-37 при штабе 19 СД организованы нештатные курсы подготовки младших лейтенантов пехоты и курсы артиллерии при 19 артиллерийском полку.

25 марта 1938 года произведен выпуск курсов пехоты и артиллерии. Все назначены на должности комначсостава с присвоением воинского звания «младший лейтенант». Первый выпуск офицеров пехоты - 76 чел., артиллерии - 73 человека.
С 15 ноября 1937 года по 15 мая 1938 года проведены вторичные курсы младших лейтенантов (набрано 30 человек на курсы офицеров пехоты, выпущено - 29 человек)
С 13 июля 1938 года - новые курсы подготовки младших лейтенантов пехоты (63 человека) и артиллерии (57 человек).
С 1 мая 1938 года части дивизии перешли на условное наименование частей:
- управление 19 стрелковой дивизии –войсковая часть 4596;
- 55 стрелковый полк - войсковая часть 5678;
- 56 стрелковый полк - войсковая часть 4611;
- 57 стрелковый полк - войсковая часть 5682;
- гаубичный артиллерийский полк - войсковая часть 8695;
- 19 артиллерийский полк - войсковая часть 4634;
- отдельная танковая рота - войсковая часть 9251;
- отдельное авиазвено - войсковая часть 5690;
- тылы 19 стрелковой дивизии в составе:
- полевой хлебозавод;
- медикосанитарный батальон;
- полевой госпиталь;
- автобатальон подвоза;
- рота дегазации;
-ремонтно-восстановительный батальон.
По приказу наркома обороны СССР от 1938 года 19 стрелковая дивизия выходит из состава Московского военного округа и включается в состав нового Орловского военного округа.
В1938 г. по приказу НКО СССР № 0164-38 г. и приказа командующего войсками Орловского военного округа №02-38 года с 15 сентября 1938 года при 19 стрелковой дивизии созданы нештатные курсы младших лейтенантов пехоты и артиллерии. Каждые шесть месяцев это учебное заведение выпускает в войска по 260 младших командиров пехоты и 60 офицеров артиллерии.
С 7 сентября 1939 года части 19 стрелковой дивизии развернулись в составе:
1 батальон 55 стрелкового полка - 32 стрелковый полк;
2 батальон 55 стрелкового полка - 282 стрелковый полк;
3 батальон 55 стрелкового полка - 315 стрелковый полк; 19 артиллерийский полк - 90 артиллерийский полк; танковая рота 55 стрелкового полка - 364 отдельный танковый батальон;
Саперная рота 55 стрелкового полка - 133 отдельный санбатальон;
разведывательная рота 55 стрелкового полка - 88 отдельный разведывательный батальон;
рота связи 55 стрелкового полка - 92 отдельный батальон связи.

В период «БУС» сформированы части:
- 106 полевой подвижный госпиталь;
- 132 дивизион ПТО;
- 103 гаубичный артиллерийский полк
На базе 56 стрелкового полка развернулась 120 стрелковая дивизия с дислокацией в г. Бобров.
На базе 57 стрелкового полка развернута 149 стрелков; дивизия с дислокацией в г. Острогожск.
19 стрелковая дивизии в полном составе сформирована 10 ноября 1939 года до перехода на штат мирного времени. При переходе на штат мирного времени дивизия имеет:
- 32 стрелковый полк;
- 282 стрелковый полк;
- 315 стрелковый полк;

- 90 артиллерийский полк;
- 103 гаубичный артиллерийский полк;
- 132 дивизион противотанковой обороны;
- 133 отдельный саперный батальон;
- 92 отдельный батальон связи;
- 88 отдельный разведывательный батальон;
- 253 отдельный зенитный дивизион;
- 106 дивизионный госпиталь
В октябре 1940 года части соединения перешли на новые штаты, в состав дивизии вошла 115 отдельная авторота и исключены из состава авиазвено, 90 артиллерийский полк (2-х дивизионного состава) и 103 гаубичный артиллерийский полк (3-х дивизионного состава).
В Великую Отечественную войну 19 стрелковая дивизия вошла, имея 32, 282 и 315 стрелковые полки.
РГВЛ, фонд 34912, опись Ml, дело №9
Начальником военной школы при 19 СД – нештатных курсов подготовки младших лейтенантов пехоты и курсов артиллериипри19 артиллерийском полку в1938 году был подполковник Яков Георгиевич Котельников. В 1939 году он становится заместителем командира 19 СД.

Александр Кулешов, зам. директора ВОКМ. «В музеях Воронежа обновляются экспозиции по Воронежской 19 стрелковой дивизии…»






Ольга Полторецкая. « Архивы Воронежского областного краеведческого музея о Воронежской 19 СД…»

И вот, наконец, Воронеж, довоенная ставка Воронежской 19 СД, где её командование находилось с 30-х годов. Большие надежды возлагала я на Воронежский областной краеведческий музей, где планировала найти фотографии 39-40-х годов, когда дивизией командовал мой дед, подполковник Яков Георгиевич Котельников(1892-1941).


Однако война катком прошла по Воронежу. Как рассказали зам. директора музея по науке Александр Сергеевич Кулешов и зав. отделом «ВОВ 1941-1945г.г.» Евгений Семёнович Касьянов, в музее практически нет материала о 19СД за весь период 1922-2017 г.г. её существования, поскольку Воронеж – был разрушен, как и Сталинград, и все архивы погибли.
Воронежский музей все архивные материалы по 19 СД, собранные после войны от участников Великой Отечественной, любезно предоставил мне для моей книги «Ищу дедов».


Архивные материалы Воронежского областного краеведческого музея
о Воронежской стрелковой дивизии…








Командир Воронежской 19 СД, генерал-майор Яков Георгиевич Котельников
(1892 – 1941)




Фотография бойцов отдельного кавалерийского эскадрона 19 стрелковой дивизии. Снимок сделан в сентябре 1935 года. Данных о фамилиях бойцов не имеется…
Групповая фотография военнослужащих 56 с.п. 19 СД .Солдаты полковой школы перевозят пулеметы на собачьих упряжках. Снимок датируется приблизительно 1936 годом. Папка – 56 с.п.

Групповая фотография построения военнослужащих 55 с.п. 19 СД. Впереди: командир 19 СД Морозов Василий Иванович, нач.див. Михин (И.О. данных нет). Снимок датирован 1933-34 гг. Папка – 55 с.п.


Групповая фотография военнослужащих 57 стрелкового полка 19 СД в Коротаякском лагере, в районе села Троицкое, снимок датирован 9-10.09.1935 года. Папка 57 с.п. 19 СД.


Часть материалов привезла им я, собрав в кн.12 «Чтоб род свой помнили
сыны…» и в проекте кн. 13 «Ищу дедов», которые музею и подарила.


В Воронежском краеведческом музее…






Прекрасный экскурсовод, он рассказывал, какой беспощадной была война в Воронеже, и до какой степени город был разрушен. Но представительное старинное двухэтажное здание на Сакко-Ванцетти, бывшую ставку командования 19 СД, отреставрировали, и сегодня оно используется как административное здание.


Героический Воронеж.


Александр Сергеевич Кулешов два предпасхальных дня знакомил меня и с музеем, и с героическим военным прошлым Воронежа, показав многие памятники героям Великой Отечественной.


И ещё, самое главное для меня. После войны в честь Воронежской 19 СД в Воронеже были названы две улицы… Город Воинской Славы помнит своих героев!




Воронеж. Улица 19 Стрелковой Дивизии…


Ещё одна улица в Воронеже, названная в честь Воронежской 19 СД…

А весна, меж тем, в Воронеже звенела пасхальными перезвонами многочисленных старинных воронежских церквей, в том числе и колоколами женского Алексеево-Акатова монастыря, настоятельница которого игуменья Варвара (З. Саженева) гостеприимно приютила меня на две пасхальных ночи.



Человек предполагает, а Господь – располагает. Не дома, а в воронежском женском монастыре праздновала я светлую Пасху – Господь воскресе! Два дня – в раю! Слава Богу! И спасибо матушке Варваре!.. А я благодарила Господа, что память о жертвенной 19СД и её командире, генерал-майоре Я. Г. Котельникове, извлечена из забвения совместными усилиями музеев Смоленщины, Мордовии, Воронежа, Владикавказа. Да будет так! Пусть будет в веках жива память о доблестной Воронежской 19СД, которой 22 июля 2017 года исполняется 95 боевых лет! Светлая и вечная память безвестным погибшим воронежским мужикам первого формирования, сибирским – во втором формировании и народному ополчению Москвы – в третьем формировании. Светлая память доблестному полководцу генерал-майору Якову Георгиевичу Котельникову, первому в ВОВ командиру Воронежской 19 СД.
Работа по увековечению продолжается. Ещё нет нигде, обещанных ранее администрациями городов Ельни, Вязьмы, Краснослободска Мордовии улиц с названиями в честь Я.Г. Котельникова, нет мемориальных досок, нет бюстов. И понимаешь, как трудно опальным безвестным Героям, на костях которых взошла Победа и ОРДЕНА выживших в ВОВ генералов, стать в один ряд с теми, кто прославлен. С Жуковым – который бросил Резервный Фронт, с Рокоссовским – который бросил без помощи Вяземский котёл, и др. А безвестные – остались! Чтобы жить вечно! Не человек одаривает нас, Господь вершит все наши ожиданья…


Ольга Полторецкая.
Воронеж. 16.04.2017 г.



Реквием «Чтоб помнили свой род сыны…»
Диплом международного конкурса «Александр Невский» - 2014 ,2015гг
Ко дню Победы в Великой Отечественной…
















«…Да орют сердца…» Иоанн Грозный
«…дандеже изыдеть яко свет правда Моя…» (Исайя 62.1)
«Мы вспоминаем лишь победы, а пораженья – как не в счёт,
Своею кровью наши деды победам начали отсчёт…»Ольга Полторецкая
1
Чтоб помнили свой род сыны...
Пишу, чтоб каждый помнил род,
Святой, военных лет народ,
А в нем – и прадеда, и деда,
Завоевавших нам Победу…
Чтоб знал, земля Руси свята
И кровью русской улита,
И кровью братьев по Союзу,
Когда был дружбою – велик.
Страны великой дети – Русью
Сплотились под победный крик:
– За Родину, за власть Советов,
За Сталина, за детский смех!
Порыв народный был ответом
И на устах гремел у всех:
– За села сытые, за землю,
За продолжение родов!..
И в каждом доме свечку теплят,
Чтоб не забыть лихих годов,
Чтоб не забыть своих погибших
И не вернувшихся с войны…
Свечами памяти жгу – вирши,
Чтоб помнили свой род сыны!..

2
Святая сестричка…
Гремят канонады по-над Сталинградом,
Победно ликует у Волги народ.
В фейерверочном – все небеса! – звездопаде,
За вспышкою вспышка слепит небосвод.
Ликует народ, и на то есть причина,
Победе Великой прибавилось лет,
И мне, как Победе. В душевном почине
Курган посетила в честь славных побед.
На вечном погосте, умиротворенно,
Сирень расцвела, вспыхнул алый тюльпан.
К сестричке военной пришла утомленно,
Она величает Мамаев курган.
О, не Богоматерь – простая девчонка,
Что вынесла злобу военных годин.
Бойцы умирая, шептали: «Сестренка,
С тобой мне не страшно, ведь, я не один»
Слеза в угасающем светится взоре,
В ней видит он дочь, мать, жену напослед…
«Не плачь, им не выплакать горького горя,
Всей жизнью и горечью страждущих лет.
Сестричка святая, Катюша иль Лида
На хрупкие плечи то бремя взяла,
Чтоб с миром бойца упокоить. В граните
Сестрой милосердья судьбу обрела.
О мама моя! Фронтовая сестричка!
Война отгремела, Победой взошла,
А ты по ночам просыпалась, взяв спички,
Дрожащей рукой свечи тонкие жгла:
«Всем – царство небесное рано ушедшим,
Мальчишкам-ровесникам – вечный покой!»
И чистой душой, до могилы, безгрешно
Крестом осеняла чело, прах – рукой.
Гремят канонады по-над Сталинградом…


3
Дитя Победы…
Дитя войны, дошла до Кенигсберга:
Взрывалась мать со мною до весны,
А в мае сорок пятого – отвергла
В шесть месяцев! Спасла нас глубь страны.
Фронт отпустил. Пора! Ведь сроки родов
Уж приближались, грузной стала мать,
Приехала к свекрови, не по роду,
Не гостевать – приехала рожать.
Москва в году победном выживала,
На генеральском и свекровь – пайке,
А мать терзалась и переживала:
В чужом дому рожать и налегке?
Ни обуви к зиме, и нет одежды,
Лишь гимнастёрка да сапог – кирза...
И, проиграв семейные надежды,
Рожать вернулась к Каме, чрез Казань.
А в сентябре я родилась победно –
Дитя войны, дитя Победы! – в мир,
И стали выживать мы худо ль-бедно:
Старик-отец, старуха-мать и мы.
Хвала всем матерям, войну прошедшим,
Тыловикам, отдавшим свой кусок!
Погибшим – честь! И выжившим окрепшим,
Страну поднявшим в наикратчайший срок!
И хлеба на столе явилось вдоволь,
Трудились все, не покладая рук,
Судьба замужней – не завидней вдовьей!
Растила мать меня средь слёз и мук.
Дитя Победы, стала я старухой,
Шестьдесят девять – срок победных лет...
Вновь Русь в слезах и горестной разрухе,
Да слёз у победительницы нет!
Все выплаканы, что давно копились.
Теперь о сыне плачу, не спасла.
О наши дети, что не в срок родились,
Я сына в безвременье родила.
Работы нет, спиваются мальчишки:
Всё грузчики да продавцы нужны...
Дитя войны, и моего сынишку
Клеймо коснулось без его вины.
Нигде не нужен, в трудовой – пробелы,
По черной сетке пашет день-деньской...
О день Победы! Светлый, почти белый!
И я качаю белой головой,
Дитя Победы...

4
Победители Отечественной…
Лежат любимые – уж много лет
В земле, что грудью защищали
И жизнью всей оберегали
От лихолетья, от бесчестья бед.
Цветет сирень, и свищут соловьи,
И празднуют весной Победу...
К могилам горько по Завету,
К родителям, влекут стопы свои
Их дети, словно новое столетье,
Рожденные Победой, а теперь
Уж старики, наивные как дети,
И верящие – в праведность потерь.
Да и детей войны – не остается,
Достоинством и честью стал им путь...
Нет, никого из нас уж не вернуть,
Но пусть по-прежнему сияет солнце!
Пусть внуки, обреченные на страх
И безработицу с клеймом корысти,
От безнадеги на росток добра
Придут к нам, на могилы, по наитью
За Честью и Достоинством вины,
Которым присягнули от рожденья
Их предки – победители войны,
Чтоб осознать смысл жизни в единенье,
Чтобы понять, что главное – в судьбе:
Земля, Семья и Хлеб в родной избе...

5
Все вместе – счастье есть…
Ночь благодатная светло ушла,
Оставила – раздумьем – сновиденья,
В них – молода,
с семьёю у стола,
И смерти – нет,
и нет любви забвенья.
Мой дядя, мама, бабушка и дед...
Приезду дяди все безмерно рады,
Грибы в сметане жарят на обед,
Ну, чем не королевские услады.
Судьба - в полмира! – развела семью:
Пётр-камень
и герой – на производстве,
Владивосток за кладами семью
Обрёл, как счастье, но вдали от родства.
О родные, любимые!
Он здесь!
Семья собралась за столом дощатым,
И смотрит дед:
«Все – вместе,
счастье – есть!
Погиб лишь младший, помянем же брата!
Война ломала, рушила дома,
Полмира обгорело,
но мы – живы!
Дома, словно в былинах терема,
Мы вновь отстроим гордо, без надрыва!
Так выпьем –
за погибших,
знавших честь!
Так выпьем –
за живущих,
чтущих долю!
А смерть? Красна на людях добрых – смерть
За свой народ,
Россию
и за волю!
Так выпьем, чтоб плодился славный род,
Чтоб внуками душа была богата!»
Так дед сказал,
так говорил народ,
Что чтил добро и совесть, Бога свято!
Ушла ночь памяти святой, ушла.
Я – наяву,
днём,
но твержу о том же
И сына на достойные дела
Зову, молю.
О, помоги нам, Боже!..

6
И снова – в бой…

Я появлялась в мир под бомбами,
Дрожала с матерью без ропота,
А после боя мы – особые,
Мать и дитя, молились Господу,
И снова – в бой,
и вновь – отчаянье
В обнимку с трепетом надежды
Солдатской кровью
отмечали нас
Под Кенигсбергом в знак Победы.
Мать и дитя ожесточенными
Боями шли по слову свыше,
Когда, дитём отягощённая,
Мать не надеялась и выжить.
Но выжила, меня родившая –
Поклон судьбе и Богу низкий! –
Огонь и полымя пробившая,
Чтоб я,
как в схватках,
шла по жизни.
В любви несмелой отсиявшая,
Взнесла в жизнь сына в страхе прежнем:
Нет бомб,
но хуже –
жизнь погасшая! –
Жизнь без работы, без надежды.
Судьбе за счастье благодарна я,
Но сломлена судьба у сына,
У поколения – коварною
Верховной, оголтелой силой
Всевластных над Россией татей,
Страну разграбивших бессовестно,
Все, что за век смогли создать мы,
И за Россию нашу горестно.
Мы победили в сорок пятом,
Отстроили свою державу
Не для того, чтоб супостаты
«Пр...» честь ее и славу,
Не для того, чтоб наши дети
Плацдармом стали для разврата...

Кто
за Отчизну
нам
ответит,
За все, что дорого и свято?
Мы, победившие в Отечественной,
Проигрываем нашим детям –
Озлобленным,
отчаявшимся,
меченым
Злом двадцать первого столетья...

7
На Мамаевом кургане…
По тропинке, овеянной синью
И спокойствием поздних лучей,
Я пришла на свиданье с Россией,
В скорбный храм поминальных свечей.
Спят навечно, а прежде – дышали
Эти, ставшие прахом тела,
Жатву горькую смерти собрали…
Всё сгубила война, забрала
Тьму оборванных жизней, как вспышки
От сиянья советских плеяд.
Для того ль, чтобы наши мальчишки
Уходили в компьютерный ад,
Чтобы будущее им предстало
Виртуальной вселенною стен:
Два – на два, не темница – а зала
Виртуальных природных замен?
Здесь и степи, и горы, и пляжи,
Здесь набор вседоступных личин.
В виртуальности – всякий отважен,
В виртуальности – всяк господин.
Здесь обученный робот накормит,
Секс компьютерный ублажит.
Заключенье в компьютере – нормой
Стало, благом, что день здесь прожит.
Каждый узник – под бдительным оком
Контролирующих вельмож,
Тех, кто в дружбе и с чёртом, и с богом:
Власть над миром – их бог за их грош!
А хмельные земные просторы,
В одичанье безбрежных пространств,
Им – сердца ублажают и взоры,
Воля – им! Средоточие царств!
А безвольному – воля не снится.
Виртуальный подлог-коцентрат
Превратил душу – вольную птицу! –
В заключённый наркот-суррогат.
Люди-роботы, робот-услуги
Программируют век этот в «рай».
Простираю молящие руки:
Сохрани род и душу отдай,
О, Творец…

8
День Победы…
Дуб - двухсот лет! – резною мощной кроной
Фильтрует ярость солнечных щедрот.
И я в прохладе нег его зеленых
Любуюсь синью пришлых, талых вод.
Очередное разливное чудо
Кишмя-кишит всё: в рыбах, рыбаках.
Отлавливают рыбу сетью, удой,
Удачи ждут на заливных лугах.
Дары из Волги: нерестится рыба,
Прёт по заливам мелочь напролом.
Вчера стреляли уток, значит, прибыл
Косяк утиный вить гнездо и дом.
Не высидеть утят – сплошь браконьеры:
Жить – нечем, рыбкой балуются тут,
И поневоле станешь изувером! –
Улов на дачах вмиг распродадут.
Победный день! Застолье! Каждый хочет
Свежайшей рыбкой помянуть войну,
И будет счастье дачное до ночи:
Наесться досыта, приложиться к вину.
И я б не отказалась от жарешки,
Да денег нет – не дёшев рыбный вкус!
Мать научила: ножки – по одежке!
Представь! Вздохни – и побори искус.
Во сне – еда мне царственно дается,
Пирую за царей и королей,
И наслаждаюсь яствами, как солнцем,
А днем – простая пища на столе.
Мне старческая бедность, не в обиду,
Иллюзии мне тоже, право, всласть!
Всё – в мыслях. Фронтовичку маму Лиду,
Отца Бориса буду вспоминать.
Они прошли войну в боях бессонных,
В трудах достойных провели свой век,
Я помяну всех,
Бог – поименно,
А я, любя, как бренный человек.
Заведено:
всем –
царствие небесно,
Пусть пухом станет вам сыра земля!..
Закапает безгрешно и отвесно
Слеза горючая, зрачки паля.
И здесь же, помяну родню святую,
Мытарств военных испытавших, в боль.
Одни вы у меня, по вам тоскую.
О боли вкус! О едкая слез соль!
Народ военный, отошедший прахом,
В застолье бедном тоже помяну,
И я –
дитя Победы –
к вам без страха
Уж скоро руку в вечность протяну…
А вы, потомки гордых поколений,
Уж не ропщите на свою судьбу,
Вам – жить без Божьего благоволенья,
Сменяли гордость вы на трын-гульбу!
Вас безвременье опустило злобно,
В вас – жалости нет, благородства чувств.
О Русь, ты стала блудным местом лобным,
Где давят их, да так, что слышен хруст.
Ушла любовь – осталось лицемерье,
Растащена Россия на куски,
И некому достоинство в ней мерить,
Здесь корысть и нажива – рыбаки!
Они сердца подростков глупых ловят,
Забыли дети про библейский стыд,
И каждый стал в том царственном отлове
Вратами ада,
где Господь забыт.
Безвременье! И как жестока плата:
Народ, что быдло – загоняй под нож!
Потерян стыд и вот она расплата:
В России –
мор,
война,
секс
и грабеж!
Где нет Закона, совесть умирает,
Господствует лишь низменный инстинкт,
И мать российская, земная, знает,
Смерть обитает там, где стыд забыт!
О сыновья, о боль моя...

9
Смертью смерть попрали вы…

Памяти 24 пропавшей Армии первогварейцев
Памяти деда, генерал-майорами
Котельникова Якова Георгиевича комдива 19
СД 24 Армии

Людская слава чествует героев,
Что наступают, оттеснив врага,
А если враг сильней и прёт горою,
И в окруженье – генерал полка?
Седой, высокий и чуть полноватый,
Он яростно сражается с врагом,
В истории порою мы предвзяты:
Геройски отбивался, сбит штыком,
Израненный, заколотый и брошен
В глухом лесу, крестом, в полуоборот…
Пропавший без вести? А он на ложе
Снегов российских в сорок первый год.
Стремительно фашисты наступали
И прорывались бойнею к Москве,
Мы отступали, гибли – не сдавались
И принимали смерть с бедой в родстве!
О сколько и солдат, и офицеров,
И генералов доблестных в боях
Пропали без вести! Убиты все за веру,
Что победят, и враг потерпит крах…
Пропавший без вести! Кто? Враг или герой он?
Как будто не Россию защищал?
Помилосердствуйте! Он – храбрый воин!
А за презренье – нас в раю прощал!
Красна на людях смерть войны героев,
Страшнее – в окруженье умирать…
И отбивались – высшею ценою,
И пробивались – чтоб своих догнать.
Нет на войне солдат, что – не герои,
Приказ до смерти каждый выполнял,
А те, что в бойне и сдались, порою,
Были беспамятны: так враг кромсал.
И смерть солдата в вражьем окруженье,
И брошенного – воронью на пир –
Как высший акт геройского сраженья…
Не без вести пропал! Герой убит!
Безвестные, убитые герои,
И в день сегодняшний ваш виден строй…
Мой генерал, мой дед – и слёз не скрою –
Тот – без вести пропавший – и герой!
А по весне, когда снега открыли
Тела героев средь лесных валков,
Собрали прах и в общий ров зарыли,
Могилой и дивизий, и полков.
Нет без вести пропавших! Смерть Героев,
За Родину сражённых – Божий глас!
Деды, отцы шагают вечным строем
По райским тропам, ожидая нас.
Мой дядя – рядовой двадцатилетний,
Мой генерал дед – уж преклонных лет…
Народа подвиг славлю я победный,
В нём – смертью смерть
попрал Солдат –
на нет!..

Примечание. В начале октября 1941 года в Вяземском котле были уничтожены, рассеяны, пропали без вести 19, 20, 30 Армии Западного Фронта, 32, 43 Армии и 24 пропавшая Армия первогвардейцев Резервного Фронта Красной Армии. Погибло общей численностью более 1 миллиона солдат.
Видный военачальник Красной Армии генерал-майор Котельников Яков Георгиевич 14 октября 1941 г., организуя выход из окружения под г. Вязьма, при прорыве из вражеского кольца был убит (пропал без вести) в районе деревни Панфилово Вяземского района Смоленской области.
3 декабря 2014 года указом президента Владимира Путина была произведена реабилитация всех без вести пропавших солдат ВОВ и установлен новый день памяти, равнозначный Дню Победы – День Неизвестного солдата.





























Обитель н








Обитель на крови…
«Да орют сердца…»
Иоанн Грозный
В июлях жарких над монастырем,
Что над Зилантовой стоит горою,
Багряным облако встает огнем,
Закатною предзвездною порою.
Огонь небесный над крестом горит
Поминовеньем о пролитой крови
И чтущим Бога – будто говорит:
– Бесценен жизни миг, что нам дарован.
Пусть пламенеют ором небеса,
Но кровь течет лишь в человечьих жилах,
Чтоб никогда солдатская слеза
Кровавым потом взгляд не оросила.
Помянут кровь обители святых,
Молитвы вознося поминовенья,
Здесь храмы плача встали, как посты,
Преградой смерти, войн злых повторенья.
Плач скорби убиенным, в небеса
Взнесясь, величит жизни драгоценность,
Небес Господних алая стезя
Свидетельствует скорби сей нетленность.
«Сердца да орют…» – Иоанн изрек
И повелел чтить память душ во веки,
И каждого – почтить по имя рек,
Чтоб Богу доверялись человеки…

11
Царство небесно! Все – в земле родимой…
Дед на Смоленской воевал земле,
Погиб геройски, Армию спасая,
Безвестный – среди вяземских полей,
Чей светлый лик с небес мне воскресает.
Страной забытый, как не воевал,
Нет в Памяти и на Аллее Славы…
Он, в бойне выживших, не упрекал,
Но вопрошал: «Где я средь них по праву?
Никто за мир не благодарил,
Что сам убит был, Армию спасая,
Что создавал для Ельни фронту тыл,
Когда Смоленск врагу уж был бросаем.


Никто цветок на прах мой не принес,
Не помянул родительской субботой…»
Как ты не прав, дед! Памяти вопрос
Решаю я – дитя войны и фронта.
Ты не узнал, что памяти твоей
Верны мы были, сердцем поминали,
И родовой военный мавзолей
В душе был свят, святее, чем медали.
Память – в веках! Дед Яков, дядя Пётр,
Дед Тихон, дядя Коля, мама Лида,
Отец Борис! Следы военных вёрст
Оставлены в душе, прочней гранита.
К погосту мирно соберу ваш прах,
И станет он семейным пантеоном
С крестом старинным, на семи ветрах,
Где и моё уснёт навеки лоно.
Все вместе – и теперь уж на века,
Родные фронтовые побратимы,
Чтоб помянула добрая рука:
«Царство небесно! Все – в земле родимой!»
Светлая память фронтовому советскому
Поколению, создавшему Советский Союз –
Светлую сказку человечества…

12
Не победили бы – и верно! – вы…
Прошедшие сквозь бойню Мировой,
В живых оставшиеся – честь и слава!
Но почему вы памяти святой
Соратников погибших Честь по праву
Не воздаёте? И они лежат
Безвестные – их много генералов!
Не будь их, победил бы вряд Солдат,
Когда земля от крови умирала.
Не победили бы – и верно! – вы,
Присвоившие ордена, медали,
Дожившие, и до седой главы,
Почившие на лаврах! Как не знали
Соратников - Героев, что земле
Поклон последний кровью совершили,
Погибших, позабытых средь полей…
Где, ваша честь Герой, и где вы были?..


13
Неизвестный советский солдат –
Герой Советского Союза…
Леса, леса, болота, гати,
Глухой сплошной лесоповал,
Заслон народной Красной Рати
К Москве дорогами вставал,
А по Смоленской-по дороге
Броском мгновенным пёр фашист…
Что ж, всё – от Бога и под Богом…
От крови путь – багрян, как лист.
А листья сыпались от ветра,
Пехота падала в боях,
И километр за километром
Горел российский бранный шлях.
Смоленск да Вязьма, рядом Ельня:
Смертельный Вяземский котёл…
В нём – за деревнею деревня,
В нём – разоренье русских сёл,
В нём – в окруженье бился насмерть
Солдат за пядь своей земли,
Пропавший без вести! Лишь память
В душе родной века болит…
Первогвардейцы – ветераны
Нашли безвестный здесь погост.
Они мертвы, а память раной –
По всем, не кинувшим свой пост.
Хранят Смоленские просторы
Плач миллионов русских тел,
Седые внуки, дедам вторя,
Величат боевой удел.
Герои вечной русской славы,
Герои горестной земли
Погибшие – с живым по праву
Героями стать не смогли.
Достоин звания Героя
И генерал, и рядовой.
В лесах прах павших поотроем –
Почтим их званием – Герой!
По спискам выбывших пройдёмся,
По миллионам, как судьбам,
Посмертно сердцем прикоснёмся
Звездой Героя к их гробам!!!
Почтим Неизвестного Солдата
Звездой Героя Советского Союза!

14
Тебе и жить, и победить…
Пространство вечера безмерно:
Синь Волги и небес закат.
Мгновенье счастья эфемерно,
Умчалось, не вернуть назад.
Над обелиском вечной славы
Звезда и алый цвет небес,
И танки рухнувшей державы
Величат её горький крест.
Россия прошлого столетья –
Империя счастливых лиц
Осталась в гордых междометьях
Забытых жизней и границ.
Высокий берег вечной Волги
И городских огней каскад,
Как разговор нежданно-долгий,
В душе которому не рад.
О Сталинград, былою мощью
Ещё способен ты дивить.
С демократическою ложью
Тебе и жить, и победить…

15
Покой, мир, единенье – о, даруй нам…
Пропавшим без вести считался он полвека
Мой генерал, убитый под Москвой,
Когда слезами изошла Ревека,
Стал сиротой отец, а бабушка – вдовой.
Под Сталинградом мстил за генерала,
За каждого, задетого войной,
Мой офицер отец, когда пылала
Европа вся и праведный шёл бой.
Под Ленинградом мальчик дядя бился
По пояс в хляби нарвовских болот,
И без вести пропал, как не родился,
Чтоб победил российский наш народ.
Владивосток Земле стал гневным тылом…
Чтоб корабли вступали снова в бой,
Мой дядя создавал морские силы,
Гордясь своей военною судьбой.
На фронте трудовом, полуголодном,
Другой мой дед жизнь в самолёт вдыхал,
И самолёт, ликуя всенародно,
В кровавый бой за Землю улетал.
Мать милосердною сестрою в роте,
На поле брани жизнь несла бойцам
И вздох последний в любящей заботе
Напутствовала в горести конца.
И в чреве материнском ту истому
Я впитывала с ней несчётно раз,
Дитя войны, не знающая дома,
Шесть месяцев свет, разгораясь, гас.
Всех на земле, и даже не рожденных,
Коснулось бремя мировой войны.
Я в чреве билась, плакала смятённо
От горестной, невиданной вины…
Уж видно Богу так не угодили,
Что рушилась цветущая земля,
И кровью поливая, нас святили,
Чтоб ближе стали к рощам и полям,
Чтобы бесценней стали наши пашни,
Что детям добротою хлеб несут…
Но люди забывают день вчерашний,
Коль войны землю заново трясут,
Коль те, кто братьями в боях сроднились
Второй и беспощадной мировой,
Сегодня – третьей разъединились,
И мать-земля – чурается вдовой.
Корысть и зависть рвёт Россию розно,
Да меркантильный княжий интерес.
Забыли, как святил Русь Иван Грозный?
Пора, чтоб Сталин заново воскрес!
И мать седая – мир, что в войны рухнул,
Вновь обращает в небеса с мольбой:
Покой, мир, единенье – о, даруй нам!
А мы – не постоим уж за ценой…

16
Мы – одной родословной звенья…
Ах, каких ты кровей, сынок!
Все породистых да благородных:
Ни рулетка, ни пуля – в висок
Не ничтожили жизнью безродной.
Труд, достоинство, честь и строка
По векам к нам текли, как по жилам,
Ни одна не украла рука,
Не разбойничала, не убила.
По военным дорогам прошли
Твои предки достойно и славно.
Прадед был генералом войны,
А другой – покорял казахстаны,
А прабабушки – многих видней! –
Врачевала одна – в стольном граде,
А другая – растила детей
Все в достоинстве, Бога ради!
Бороздил океаны твой дед
Капитаном подводного флота,
А другой – инженер и поэт
Птицей был не простого полета.
Вот и бабушка Лида – подстать,
Врач – военного, знать, замеса!
Да и я – твоя грешная мать –
Инженер, педагог, поэтесса.
Есть, чем славиться в нашем роду!
Ни убийц, ни лгунов мы не знали,
Побеждая несчастья, беду
Век трудились,
лечили,
хлеб жали.
Честный труд,
честный хлеб,
честный взгляд:
Мы по чести – достоинство ценим.
Помни, сын,
будь тем горд ты
и свят –
Мы – одной родословной звенья.
Юность пламенную пережди,
Вразумленный – в срок зрелостью смелой,
Строй успех,
и он ждет –
впереди,
И вперед!
Принимайся за дело…

17
Чтобы не было только войны…
Мать слыла королевой умелой,
Королевою – стала я,
Главным
в жизни
считала дело,
А в делах, чтоб жила семья.
И был хлеб, а душе – ученье,
Чтоб коростой не заросла,
Да немножечко в жизни везенья:
Всю войну – невредимой прошла.
Боль войны затаилась в легких,
Обессилевала – в трудах…
Путь твой жизненный – не из легких,
Но гордилась ты им всегда,
Раболепия, страха не знала,
Честь и совесть воздвигла в оплот,
Наставляла: «Вставай, коль, упала,
Не позорь благородный наш род,
Труд любую беду перемелет,
Будет счастье, где добрый хлеб,
И нет выше единственной цели,
Чтобы мир процветал на земле.
И трудись для него неустанно,
Чтобы не было только войны...»
Я такою ж, как мать моя, стала
И не чувствую в этом вины.
И за ней повторяю сыну:
«Хлеб лишь там,
где и пот,
и труд.
Лишь труды, что порой непосильны,
Счастье сытости нам дадут.
Лишь в труде обретёт человек
Свет достоинства –
на свой век…»

18
Как любовь мне вернуть им сполна…
Вольный дед был, бекбаем степей,
Гуртовщик, перегонщик скота!
Табуны гнал чрез семь рубежей,
До Саратова – чрез Казахстан.
Этот промысел – жесток и крут:
На разбойных просторах пустынь,
Где казах иль калмык – не к добру,
А в почёте – кинжал да кресты.
Удавалось – и он гнал стада,
Вольный ветер ему был вожак,
И вела по России – звезда,
Каждый был
ему друг,
да и враг.
А красавица Анна, жена,
Дочек двух, двух сынов родила,
Всё – в трудах, всё одна и одна,
Поднимала детей и ждала.
Их судьба безоглядной рекой,
Как умела, текла и текла…
Взял в одружницу он не покой –
Муза странствий в дорогу звала!
Похоронка на сына, да фронт
Дочь – в боях, в оборонке он сам,
Затянулися, как горизонт,
За чахоткой его небеса.
К Дню Победы и я родилась –
Вот забота на старости лет! –
Дед да баба –
отец мне и мать:
Мать ушла – в госуниверситет.
Воля-волюшка мне – отдана…
Как любовь мне вернуть им сполна!?

19
И вечна память о безвестных…
И если есть на свете Бог,
Меня – от смерти уберёг,
Чтоб миру о войне писала,
Безвестно павших величала.
Их подвиг истиной отмечен:
Герой – лишь жизнь отдавший, вечен.
И вечна память о безвестных,
Что отстояли Честь и Мир…
Пора! Найдём безвестным место –
В званье Героя! И эфир
Ту весть награды донесёт им,
Так скорбно маявшимся век,
Миллионным, единичным, сотым –
И обретут покой навек.
Нет, не забыт их подвиг-жертва
Во имя будущих времён,
И вновь ожившая – не мертва! –
Душа взлетит с святых знамён!
Веленьем Божьим и прошеньем –
О поминании дедов
Кричу в помин поминовенье
Погибших без вести родов.
Пусть не целованные знают
И, кто родил, познав жену,
Что лишь победная родная
Спасла их Вера! В ней – страну!
И если есть на свете Бог,
Герой – Безвестный у дорог
Самой жестокой в мире брани!
Безвестных каждый
пусть
помянет.
Царство вам небесное,
Советские деды, отцы и матери,
Остудившие своей кровью и жизнью
Адское пекло Великой Отечественной…

20
Их танками месил фашист…
Их танками месил фашист:
Советский воин не сдаётся!
Душою перед Богом чист
И пред страной. Сияньем солнца
Мир вспыхнул в нём в последний раз…
О как мучительно сознанье,
Не увидать любимых глаз
И дня грядущего светанье,
И не узнать, кого родят
Родные дети, внуков милых!
А внуки – вдруг не захотят
Их помнить, без гробов остылых?
И вряд ль найдут могилу ту,
Что ждёт их век в поминовенье,
И выбьют ль красную звезду
С крестом, по Божьему веленью?
Родные, спите райским сном:
Ценою жизни заслужили!
И к праху каждою весной
Цветы вам дети приносили,
Не зная, кто зарыт босым
И поимённо не озвучен,
Безвестный чей-то муж ли сын,
Иль чей-то дед подросших внучек.
Безвестный – Неизвестный – жив
И поминаем в снах молебных,
Тот – сталинский святой призыв
Первогвардейцев убиенных!
Тот и последний – сорванцов,
К концу войны уже подросших,
Победной славою отцов
Отмщеньем шедших к рейнской роще.
Вы выиграли ту войну,
Сыны святых первогвардейцев,
И к славе рода – за страну
Попрали смерть своею смертью
Во имя жизни торжества,
Во имя сладостной свободы!
И не прервётся нить родства
Ни чрез столетья, ни чрез годы!..

21
И гордо славословят храмы…
Храм поминанья убиенных
С багряной бездной над крестом,
Златые купола и стены
В высь – указующим перстом,
Чтоб мучеников ратных души
Средь звезд Зилантовой горы
От поминальных плачей глуше
Рыдали в райские миры.
Ведь души – нет, не имут срама! –
Всех убиенных за алтарь.
И гордо славословят храмы
Честь, крест
сегодня,
как и в старь…
22
И дать – Героя! Всем – оттуда…
По алой Волге – волны лавой,
А мели – хоть пешком и в брод,
А я под дедовскою славой
Забыла сад и огород.
Сижу, компьютер день пытаю,
Поток событий бранных лет:
Народа жертвенность святая
Слепа за маршами побед.
Мы отмечаем лишь победы,
А пораженья, как не в счёт!?
Своею кровью наши деды
Победе начали отсчёт.
Их враг месил в боях незнамо,
Окопы стали им – в погост,
И красное святое знамя
Взлетало в вечность во весь рост!
Заведены на павших святцы,
Как Память – на местах боёв…
А где безвестные-то, братцы?
Их – миллионы! Их – поём!
Пора потерь тома-талмуды
Озвучить горько, наконец,
И дать – Героя! Всем – оттуда!
Чтоб родом горд стал вновь юнец…

23
Войны не хочешь, будь готов всегда к ней!..
Война генералитет сравняла.
Судьба! Котельников, Ефремов – в ряд,
Готовых в бой за Русь вести солдат,
Но этого судьбе казалось мало.
И Жуков до войны – в одном ряду,
Но высочайшей выборочной властью,
Кремлём, поставлен главным на посту,
Главнокомандующим Красной Ратью.
И каждому был дан его удел:
Спасти страну, пленённую фашистом,
Спасти народ, что был извечно смел,
Перед детьми, пред Господом пречистым.
Военная судьба и чин кругов,
Разорванные связи, неудачи…
Причину неудач искать – в другом,
Наказывать невинных – тем и паче?
«Виновные» за Вяземский котёл
На самом деле были ль виноваты?
Кто главного в разгроме не учёл,
Виновны генералы ли, солдаты?
Причина где – военных неудач?
Войны не хочешь,
будь готов всегда к ней!
Армейские просчёты – вдовий плач,
Сиротская недоля поколений…

Не Божье повеленье – русский плач,
Сам по себе противник – злой палач…
Победившим – Слава!

24
Как во времена Батыя…
Деды спасли Россию,
Отцы – восстановили.
Мы молодые силы
К свершениям копили,
Рожали деток милых,
Учили, поднимали,
Когда ж не стало силы,
Державу потеряли,
И лозунги святые,
Содружество благое,
Как во времена Батыя!.
Да видано ль такое,
Чтоб на поклон Европе,
Пленённой злом фашизма,
Задрали свои ж…пы
Под плёткой остракизма?
Народ-герой смирился
С корыстью супостатов,
Где насмерть прадед бился,
Где подвиг свят солдата.
Он умирал за веру,
Что сыты дети будут!
Какой же надо мерой
Наказывать Иуду?
Советско-христианский
Мы рай без боя сдали,
И рай американский,
Детей губя, познали.
И Ленин нас пытает:
– Капитализм – питает?
Как вам живётся при капитализме?..




25
И эту жертву – нечем окупить…
Безвестные. Шёл сорок первый год –
И плакал мир кровавыми слезами.
Шёл передел, шёл на народ народ,
И прикрывались боги небесами.
Америка, Европа и Восток
Делили землю по границам новым,
И похоронный облетал листок
К живым родным трагической основой.
Народ терял сынов и дочерей,
Чтоб род победный длился бесконечно.
Народ стоял у отческих дверей,
Детей любимых отпуская в вечность,
Слезой вымаливал – родимым жизнь
И долгожданную земле победу.
Метель мела по загнанному следу,
Шёл сорок первый по тропам без виз.
Безвестные! В кровь улита земля
В желанье выжить. С той единой целью
Шёл на народ – народ! Цвели поля
Кровавыми слезами и капелью.
О Русь, ты главный приняла удар
И защитила мир солдатским телом.
Тела своих героев в вечный дар
Преподнесла земле, хоть не хотела.
И эту жертву – нечем окупить,
И оценить в веках, пожалуй, нечем.
И лишь поля, что не могли родить,
Солдатским стали похоронным вече.
Земля Смоленщины и Белорусский фронт,
Боль Сталинграда, ленинградский голод…
Вел жертвенно к Победе свой народ
Союз Советский, его серп и молот!
Безвестные! – Победы ратный труд.
Безвестные! – Ждут матери и жёны…
Безвестные им слёзы не утрут,
Их пот кровавый – в лоне недр зелёных.
Над ними плачет майский соловей,
Рыдают ветры, клонятся берёзы,
И правнуки с морщинкой меж бровей
Промолвят: «Спи, дед, – пряча свои слёзы, –
Ты сохранил нам землю и порог,
И светлый сонм идей людей советских.
Прости, что я не смог, не уберёг,
Державу от позорящей нарезки,
Что вновь свершился горький передел,
И вновь земля и матерь горько плачут.
То, видно, – исторический удел
Родов переселенья, не иначе…
Безвестные! Вам – память навсегда!
Пусть вас достойным словом дети вспомнят,
Чтоб войны не терзали никогда,
И вечный мир планету нашу обнял!..
Вечная память безвестным солдатам
Второй Мировой!

26
Плачет народ, значит, есть в мире Бог…
Алое, как обагрённое кровью,
Небо над храмом да ангельский лик,
Возле креста с белым облаком вровень
Ангел прощенья виденьем возник.
Плачут монахи о душах убитых,
Плачут потомки из рода да в род,
Ратники – сердцем не позабыты,
Их поминаньем величит народ.
Бог указал совершать поминанье
Ратников славных средь бранных эпох,
С каждой слезой память ждет оправданья,
Плачет народ,
значит,
есть в мире Бог…

27
Забыт ты был, в том нет твоей вины…
Апрель кончается – и славит май
Великую народную Победу.
Я не успею, дед, и не приеду
На твой погост. Но – помню! То – ты знай!
Я верю, имя славное твоё
Ещё озвучат, постамент воздвигнув,
И Ельня с Вязьмой подвиг и житьё
Отметят в Книге Памяти, подвигнув.
И званием Героя СССР
Отметят твою честь и твою доблесть…
Друзей не предал, не избегнув мер
Острастки Жукова, спасая совесть,
Что жертвенно ты душу положил
За жизнь солдат, простых и не виновных,
Что долг свой выполнил без меры сил,
И что безвестен ты пока условно.
Срок близок, в ряд с героями войны
Ты встанешь в Ельне да и в Вязьме, верю.
Забыт ты был, в том нет твоей вины ,
Виновны те, кто занят был карьерой!
Апрель кончается – и славит май
Великую народную Победу!
К открытью обелиска, дед, встречай!
До встречи, дед! Я в мыслях вечно еду…

28
Российских полководцев – гордый строй…
Военный этикет – чтить храбрость рати –
Не по канонам генералы шли,
Героя чтил фашист не на параде:
Чтил полководца вражеской земли.
Ефремов не сдался, попав в плен вражий.
В лоб – пулю – и прошёл сквозь вражий строй,
За други жизнь отдав, венцом украшен,
Врагами похоронен, как герой!
А Власов генеральские погоны
Бесчестьем, на поклон, принёс врагу.
Предателей – не странно ль! – в войнах помнят,
Погибших – подвиги не берегут!
Герой!? Котельников, Ефремов, Власов?
О первых – редко где-то говорят,
А на устах – о власовцах рассказы…
Кому же славу по сей день творят?
Тот, Власов, сдал всю армию фашисту,
И этим, жизнь в плену солдатам спас…
А что солдат… без Родины и крыши?
Что скажет детям в свой последний час?
Что предал честь Присяги на защиту
Страны, родимой с детства, дом и сад?
Жизнь сохранив, он душу позабыту
Не в жизнь отправил, а в проклятий ад…
Котельников не сдался и Ефремов,
Российских полководцев гордый строй!
Их – помним, поминаем поименно
И награждаем званием Герой!..

29
И защищал народ – свой Сталинград!.
Дай мне в тебя влюбиться град на Волге,
Навечно-знаменитый Сталинград!
Пусть политические кривотолки
Иначат твоё имя в разнолад.
Ты Сталинградом стал по воле века,
И защищал народ – свой Сталинград!
Сколь боль владычествует человека,
Столь будет каждый год – Побед парад!
За Сталинград,
за Сталина,
за землю,
За разродимую – горел Солдат…
Единственную правду ту приемлю:
Как умирал Солдат за Сталинград.
Здесь пядь земли улита кровью братской,
Весь город на костях святых стоит
Край Сталинградский – мавзолей солдатский,
И в памяти он вечен, как гранит.
Спроси за рубежом – и каждый знает
Не Волгоград,
всяк знает – Сталинград!
Единственная правда – не иная:
Град Сталина погнал
фашизм назад!
Дай мне в тебя влюбиться град на Волге…

30
Да будут прокляты все войны…
Листва по дереву струилась
Янтарно-рыжею волной,
А мне берёзка моя снилась
Не в хлад, а юною весной,
И я – девчонка-несмышлёныш,
Лопатки-крылья за спиной,
Затравленный тоской зверёныш,
В миру без матери родной,
В миру, не зная, кто, откуда:
Отец – далёко, дед погиб,
И ждущие вопросы люда,
И мир – на взлёте, у ноги.
И каждый день – и взлёт, и вызов,
Что всё сумею, всё – смогу!
О, если б смерть давала визы!..
Дед знал, что честь я берегу,
Что памяти его достойна,
Достойна всех, кто рядом жил…
Да будут прокляты все войны,
Коль не хватает детству жил,
Что плачут дети в горьком горе,
Если родитель – далеко…
А где-то плещет счастья море,
И жизнь, как стая облаков…

31
Победы дети – дар Отчизне…
Война – и первая любовь –
Несовместимые понятья,
Слепая смерть и – просто счастье,
Что род продолжит снова кровь.
И от того кошмар войны
Кровь любящих волнует вдвое,
Любовь, когда сирены воют
И взрывы над землёй видны!
Дитю, зачатому в боях
В затишье кратком меж бомбёжек,
Следить дано мир Богом строже,
Рожденных – в тыловых краях.
На генном уровне война
Страх смерти в нём запечатлела,
Когда сестра, белее мела,
Спасала раненых одна.
Дитя во чреве, как приказ,
Должна и справиться, и выжить,
И снова в бой, в который раз!
Пока не демобилизовали свыше.
Дитя, прошедшее войну
И выжившее в бренном чреве,
На генном уровне вину
Запомнит. Ужас смертных бремен:
Смерть, смерть и снова смерть,
А кто в живых в бой – снова на смерть!
Здесь взрослому бы не смотреть
И не запомнить страх на память!
Но всё ж любовь – смерти в протест!
Но всё ж любовь – во славу жизни!.
И дети, как Победы весть,
Победы дети – дар Отчизне!
Война – и первая любовь…

32

Чистополь. детсад.1951 г.
Чистополю посвящается…
Долг победителей…
Из детства улица, в разлёт – на Каму,
Берёзы обнимают облака.
Особняки купцов темнеют в камне,
Добротно выстроенные на века.
Красуются ажурною резьбою
И стройной ещё статью, но – на слом!
Так беззащитны пред лихим разбоем!
Музеи! Быть б купечества – послом!
Но взгляд чужой к ним равнодушен,
Мне – памятью судьбы они святы!
В них – радовались ребятишек души
Голодных лет Татарской Слободы.
И детский сад в купеческих хоромах
Учился выживать, детей кормила всласть
Из нищенских семей полуголодных
Послевоенная Советов власть!..
И в старости, еды вкус вспоминая, –
Голландский сыр, стерлядку, разносол,
Ещё раз благодарно понимаю,
Как был приветлив город-хлебосол.
Всем детям, без различий, были рады,
Всем – добрый город дал еды кусок!..
Победы дети, хоть и не солдаты,
Росли, священный выполняя долг,
Долг ПОБЕДИТЕЛЕЙ – трудяг, поэтов,
Взращённых честью ратников войны.
И нет вины на нас – детях Победы,
Хоть мы – под бременем своей вины
За непротивление разрушению мечты
о справедливом обществе…

33
Война такую боль дала…
Трагедия семьи простой –
Ребёнок, выросший без ласки,
Ребёнок, ставший сиротой,
На мир взирающий с опаской.
Ребёнок – без защиты двух
Единственных: отца и мамы.
Не доставало как их, вслух
Поведать я могла лишь Каме.
Зачатый – в нежности. В вине
Заброшенности обвиняла:
Там, на войне, как на войне,
Во мне – война навек осталась!
Отца и мать, враз, отняла
И деда с бабушкою тоже.
Я – безотцовщиной слыла,
Твердя: я докажу всем, Боже!
Гордитесь мной – я ваша кровь!
Любите! Хоть совсем немножко!
Я плод твоей любви, любовь,
Хоть и не свет в твоём окошке!..
Какой недетскою была
Обида на судьбу лихую.
Война такую боль дала! –
Не пожелаю и врагу я…

34
Чистополье – Красная Слобода…
Красой близки названья городов,
Где мы, по детству, счастливо резвились,
Ты – в Слободе у прибрежных кустов,
Я – в Чистополье у озерных лилий.
А по весне твой городок был пьян
От запахов черёмух и сирени,
И мой, цветеньем майским обуян,
Вставал пред Богом кротко на колени.
В полвека нас пространство развело
От твоего и моего рожденья,
А после гибели твоей свело
Лишь семьдесят годов спустя в прозренье,
Что ты погиб не молод, я теперь стара,
И срок свиданья ближе к нам подходит,
Понять приспела поздняя пора,
В одном роду мы рождены народом
Финско-угорским, хоть у разных мест,
И в разный быт вошли мы от рожденья,
Но кровь узнала через столько лет
Тебя на фотографиях забвенья,
И вспомнила, как знала бы всегда,
И как не вспомнить, ведь мы так похожи!
Тебя я не видала никогда,
С моим рожденьем ты, поверь, вновь ожил.
Я – помню! Я – беседую с тобой!
Гуляю в Слободе твоей на сайте,
И сына осветить твоей судьбой
Пытаюсь на безмерном килобайте.
Чтоб гордость за причастность поднялась
В его душе, изверившейся в буднях,
И честь и кровь твоя в нём взорвалась
Осмысленностью Подвига, не трутня,
И гены героических начал
Проснулись в нем: и он – твоей породы!
Чтоб подвигом он каждый день встречал
Во имя рода над окрестным сбродом.
Я помню…

35
Баллада о фронтовых детях…
Я родилась в боях войны
И в чреве матери взрослела,
Глазами матери глядела
И плакала от зла вины.
Младенческий свой скорбный плач
Несла душа и в мирной жизни.
Война – душе детей палач –
Мой век одела болью тризны.
Чудом спасённая в войне,
Рождённая в смертельной муке,
Я помнила в войне – вдвойне! –
Солдат прощающие руки.
О, сколько с матерью мы ран
Солдатских перебинтовали!
Прошли в атаке столько стран,
Чтоб Кенигсберг нам стал привалом.
А дальше – снова на Москву,
А дальше – снова в Чистополье
Поближе к дому и родству,
И к шепоткам, и ко злословью:
– Вот, привезла! От фронта дочь! –
Презренная молва шепталась…
И мать жалела день и ночь,
Что у свекрови не осталась,
И мужа там не дождалась:
Война нам принесла разлуку…
Шла жизнь, учиться подалась,
Отдав меня в родные руки.
В мольбе молилась Самому:
– Чтоб с мужем – воссоединилась!..
А я – по детскому уму,
Всё плакала, чтоб мама снилась,
Сердилась, что на краткий срок
Каникулярных дней приедет –
И вот – уж снова – на порог:
Не на день, на зиму уедет!
Как тосковала вдалеке
И письма нежные писала,
К соседям со стихом в руке
О маме рассказать бежала:
– Мама, мама дорогая,
Я тебя люблю,
Только нет тебя, родная,
Нет тебя со мною.
Далеко живёшь ты где-то,
На Японском море,
Я ведь вижусь очень мало,
Мамочка, с тобою.
Расстояние меж нами,
Мамочка, большое,
И я шлю тебе, родная,
Пламенную песню…
В безвестности запретной – дед,
Отец – герой, мать – героиня:
Послевоенные святыни –
Дороже не было – и нет!
На них равнялась целый век:
Дед, мать, отец, гордитесь мною!
Жила, как должен Человек,
Я под советскою звездою.
В разлуке детство пронеслось
С родными. Все – о! – так далёко…
Сказать б! Да время унесло
Все слёзы детские, до срока.
А срок пришёл – я говорю
Взволнованно, светло и страстно,
Мысль стихотворную творю –
И верю: судьбы – не напрасны!!!
Послевоенное поколение вместе
С фронтовиками подняло из руин
Великое государство СССР…

36
Их честь и подвиг – вне вины…
Два деда от земли крестьянской,
А судьбы разнятся вельми,
Один – в мундире генеральском,
Другой – вольней ветров самих,
Один свершил подвиг военный,
Другой – нес подвиг трудовой
И защищали отчьи стены,
Чтоб родилась – вслед Мировой.
Два старика глядят из нощи,
Не знаю – молодыми их,
За пятьдесят им было, в общем,
Одна я внучка – на двоих.
До моего погиб рожденья
Дед Яков – вечный генерал…
Я деда Тихона – творенье,
Он воспитателем мне стал.
И на обоих я похожа,
Вся трудолюбием – в дедов,
Стратег как Яков, осторожна,
Пашу, как Тихон, до потов,
Но род, но кровь благословен их,
И внуки выжили, сыны,
Их кровь течет и в моих венах,
Их честь и подвиг – вне вины
Один – прошел путем военным,
Другой – нёс подвиг трудовой,
Но каждый – ратник неизменно
Пред Богом, родом и страной!
Царство вам небесное…

37
Возвысить правду, нет святее чести…
Возвысить правду, нет святее чести,
Хоть правда та катком под дых иным,
Возвысить не от злобы, не от мести:
История вершит судьбу страны,
Вершит дела и судьбы человечьи,
В ней – игры обездоленных страстей,
И чьи-то судьбоносны станут речи,
Страх, что несет сорока на хвосте.
Жизнь наша забубенная, мирская –
В руке амбиций царственных князей,
И только высь небес да глубь морская
Им не подвластны по день грешный сей,
И лишь поэзия даст обнаженье
Всех нитей, связывающих удел,
От первого мгновенья сотворенья
Им не подвластна в страстной полноте!
Возвысить правду, нет святее чести…

38
Но место Подвигу и Славе бранной есть!..
На роковой черте и слава, и позор,
И смерть героя рок тот отмечает.
Как часто славу брани обретает вор,
Чей героизм сомненье вызывает.
Присваивает доблесть, славу мертвых, чтоб
Ему сопутствовала вслед карьера,
И тень смущения не морщит лоб:
Наградами обвешан он до хе….
Помпезно прославляет сам себя свой век.
Да благо! Был политруком век бранный!
Наградами увешан – Там, Тот человек,
Кто выдает награды, как Абрамов.
В погибшей армии – провидец - генерал,
Чья смерть погибельною стала войску…
Сбежал Абрамов! На восьмой прорыв насрал
И бросил в плен солдат последних горстку.
Чтоб пораженческий позор свой позабыть,
Забыл и тех, кто Вязьму защищали:
«Им смерть наградой будет! Так тому и быть!» –
Решил, чтоб о героях меньше знали.
Себе Героя СССР вручил в свой срок,
Герои вяземские позабыты!..
Исполнил своенравный Жуков свой зарок:
Теперь они с Котельниковым квиты!
А до Отечественной – числились в друзьях
Котельников и Жуков, долгу верных,
Но за провиденье разгромное грозя,
Отметил друга НКВДэшной мерой.
И вот опальный генерал лишен наград,
В шестьдесят пятом – только орден дали
Отечественной первой степени! Набат –
Кому Героя СССР отдали?!
Генерал чести! Бранных доблестных трудов!
Их много, жизнь отдавших за Россию,
Не поступившихся достоинством фронтов,
Резервный фронт возвысивших в мессию!
Резервный фронт. Последних павших – генерал,
Содружества святых первогвардейцев,
Сражавшихся под Вязьмой, умерших от ран,
Не сдавшихся врагу и с пулей в сердце!
Двадцать четвертой армии лежат бойцы,
Все – бранный путь свершили с генералом,
Все – долг свершившие деды, отцы,
И генералу честь отдать пора бы!
Но некому воспеть награды бранной честь:
Не стало штаба, армия погибла…
Но место Подвигу и Славе бранной есть!
И есть различье бранных рубежей и тыла!
Слава погибшим ради жизни на Земле!
Вечная им память!..

39
Сердце сжать в кулак до боли…
Ах, лазоревое небо –
Отголосками – война
За Украйну что без хлеба,
За Чечню, что отдана,
Отголосками раздоров –
Передел родных земель…
Что ни князь – то вор иль ворог
Среди Ванек и Емель,
Что ни князь, то сноб алтынный:
Знает, как карман набить,
О Руси, в веках былинных,
Лучше взять да и забыть!
И народу дали волю,
Волю-волюшку с лихвой,
Сердце сжать в кулак до боли,
С нищей странствовать сумой.
Не понять умом и сердцем,
Где здесь правда для Руси,
Если дети ищут смерти
В жизни, Боже, упаси!
Ах, лазоревое небо –
Отголосками – война…
Правда плачет или небыль,
Или горькая вина?..

40
Пред родом преклонить хоругви…
Один мой дед был генерал,
От царской выучки, а прадед –
Оратай. Дед второй пахал,
И прадед мамы с полем ладил.
То знала с детства назубок,
Но о дедах не говорила:
Дед Тихон – раскулачен в срок,
А Якова – война скосила.
И раскулаченный молчал,
И без вести пропавший – тайный,
И тайн потомственных закал
Характер выжег неслучайно:
Что и не каждому порой
Сказать должно о родословной…
Росла я девочкой с виной:
Отец далёк и мать условна.
И при живых-то – сирота,
Но знала, должно так по жизни!
Отец – студент, мать – у бинта,
И я гранит учёбы грызла.
Нет, не сложилась вновь семья:
Война проклятая – помехой.
В дальневосточные края
Мать выехала за успехом.
Кормить меня и стариков
Ей нужно было напоследок,
А скрип военных сапогов
Сменил отец мой на штиблеты.
Отец объездил загранмир,
И дома он почти, что не жил,
К тому же не было квартир,
Родителям – брак и не брезжил.
Смирилась с ролью сироты,
Гордилась матерью упорной,
А об отце – одни мечты:
Женился он на бабе вздорной.
Писали письма детский век
Друг другу. Где та переписка?
При переездах имя рек,
Повыброшены жизни списки.
Из пачки ни один листок,
Оплаканный недетской болью,
Нет! Не сберёг Владивосток,
Ни Чистополь в моей юдоли!
Родился сын – и мать вошла
В семью хозяйкой, твёрдо зная,
Теперь её пора пришла
Стать бабушкой, была – родная.
Отца инфаркт в Москве убил,
А мать – чуть позже в Волгограде,
А я жила, сколь было сил,
И лишь теперь я – на параде.
Дитя войны, Победы дочь,
И славлю бранные заслуги
Дедов, отцов, затем не прочь
Пред родом преклонить хоругви!!!
Дитя войны…

41
Героям войны – Честь и Слава веков!..
Младенческий месяц взошёл на закате,
Спускается ночь, неоглядно-светла,
Сегодняшний вечер в святом Сталинграде
Сжигает все звёзды фейерверком дотла.
Такая на набережной канонада:
Салют в честь Победы в Великой войне!
Достоинство, честь фронтового солдата
Безмерней величатся здесь, в тишине.
Салют отгремел, как бои отгремели,
На землю спустилась весенняя ночь.
И в старческом голосе вдруг зазвенели
Горючие слёзы, то плакала дочь:
Родители, деды – навечно солдаты,
Судьбу фронтовую нельзя отменить,
А детям осталось о подвигах свято
Век помнить, и каждому – с гордостью чтить.
Мы помним! И каждый запомнит навечно
Победы и смерти Второй Мировой,
И внуки, обняв ветеранов за плечи,
Гордятся их подвигом, тем, что – живой!
Что встретились вместе четыре колена,
Хоть шансов на встречу так невелико!
И внук преклонил пред Героем колено:
Героям войны честь и слава веков!!!
09.05.2016.

42
Вам – Слава за добро мечты…
По кладбищу брожу, гляжу,
Стоят кресты средь звезд заросших,
Здесь время подвело межу
Меж верой в Бога и – в хороших.
Советский люд почил в звездах:
Открытый взгляд и свет на лицах.
Хоть жизнь была и непроста,
Прожил без журавля – с синицей.
Но и в трудах на благо дней
Не забывал делиться добрым.
Чрез век – хорошее видней,
Плохое, то – везде недобро.
Брожу в печаль – военный люд:
Солдатики и медсестрички,
Послевоенных лет салют
Гремит могилам не публично.
Мерцают звезды и кресты
Средь звезд вселенной бесконечной…
Вам – слава за добро мечты,
Вам – благодарность наша вечно.
Советские роды лежат
В оградках куплено-могильных,
И стоя правнуки молчат,
Представив подвиг их былинный.
За целостность державы гиб,
За сытость в хатах дед военный,
Молчит внук, лишь бровей изгиб
Боль выдаст пульсом жаркой вены…
Полвека хлебных пронеслось.
Идёт полвека лет «свободы»,
Не всё в державе вновь срослось,
За что наказаны народы
Пол сотней миллионов тел?
Мужчины выбиты в Европе,
Навязан миру вновь удел
Принять кровавый бранный допинг.
По кладбищу брожу…
2014 год, Дмитриевское кладбище ветеранов войны, г.Волгоград

43
Погибший – с нами!..
Где льдов – разводье,
Вчера был лёд,
Ждёт половодья
Апрельский свод.
И воскресенье –
В ветрах и соснах,
Души веленье
О днях петь грозных:
О днях военных,
О тьме убитых,
О мраке пленных,
И позабытых,
О горькой боли
От слёз и смерти
Тех, кто на поле –
С честью – без чести.
Всем неизвестным –
Вернули Память,
Честь – повсеместно!
Погибший – с нами!
Праздник Победы –
И УПОКОЕН
С великой метой
Великий воин!
Солдат известный
И неизвестный
В памяти место
Обрёл – воскреснув!!!
Слава и честь – сражавшимся за Родину!..

44
Вечный реквием…
Иван-чай на лугах, иван-чай,
Еду, дед, к тебе, родный, встречай!
Иван-чаем укрыта земля,
На Солдатских расцвёл он Полях.
Под крестами раскинулись вширь,
Не забудет их праведный мир…
А в могилах – мильон бранных тел
Вечным сном спят вдали земных дел.
Подвиг свой совершили они,
Чтоб вернуть детям мирные дни!
Иван-чай – в цвет печальных одежд –
На могилах звенит его свет,
На могилах безвестных солдат,
Не вернувшихся в семьи, назад!
Бранных подвигов смысл освятив,
Вечный реквием. Льётся мотив.
Иван-чай… Чай Иван?..Чай Василь?..

45
Свой мирный день вся Русь благодарит…
В день Сергия святого на Смоленщине
По убиенным Богородица скорбит,
И плачет старая седая женщина
По деду, что в земле сырой зарыт.
А в храме – радостные песнопения
О всех Победах вопреки врагам,
И ратному – в противобор – мучению
И в противобор неверия богам!
Смоленская, о Матерь Божья Вяземщины,
Навеки осени в святой покров
Сей мирный час, покой обрященный
И мирный труд, и мирный отчий кров.
И в день святого Сергия убогого
Свой мирный день вся Русь благодарит,
Благословеньем на лета на многие,
Над храмом колокольный звон парит.
И ангельские хоры воспевают
О мире благодать по всей Руси,
Пред очи Господа, склонясь, взывают:
О Господи, на многие лета, спаси
И сохрани…
18.07.2016, день преподобного Сергия Радонежского, г. Вязьма.

46
Чтоб стала истина – в награду…
Пишу, чтоб помнили свой род,
Свой героический народ,
Своих дедов, отцов да пращур
Сыны. Кто помнят, те – обрящут.
И войны горестной земли –
Взять горьким опытом смогли,
И осознали ложь и правду,
Чтоб стала истина – в награду.
А истина всегда – одна,
Чтоб жил народ, цвела страна,
Чтоб равенство в душе царило…
Для человека – в том и сила!
Когда нет шанса на успех,
Лишь голод – на устах у всех!
Добры персты, сильны трудом,
Работа есть – всё счастье в том!
Земля скудеет не людьми –
Вселенная нам – бесконечна,
И будет памятником вечным
Всем ратникам, тылам увечным –
Труд,
Равенство,
Любовь
и Мир!..





















ОТГОЛОСКИ ВОЙНЫ…


…Любовь, любовь, куда уходишь ты…
Никто не может отменить любовь,
Никто не запретит желанье юных,
Ни войн бездарных яростная кровь,
Ни падающие в бессмертье луны,
Ни небеса, сомкнутые с землёй,
Ни скользкий прах убитых по веленью…
Вот – девочка, ей страшно быть одной
В том ужасе смертельного томленья.

Ей страшно, что вдруг захотелось жить,
Чтоб не уйти безвестной за грань жизни!
Она должна, обязана родить,
Продлить себя и дать свой шанс отчизне.
Вот – мальчик, что герой! Взгляд молодца,
Влюблённого в смешную ту девчонку…
Я вижу мать и своего отца
И плачу, что прошла от них сторонкой.

Любовь, любовь, куда уходишь ты,
Когда дитя в мир появилось грозный?
Ужель ты – порождение мечты,
А дети в мир родятся слишком поздно?
Любовь – всегда попытка жизнь спасти,
Чтобы дитя мир взглядом озарило.
Любовь ушла, а мне – свой крест нести…
Но всем рождённым весть ты подарила,

Что не убить тебя, не отменить,
И снова девочка желанной станет!
И снова мальчик станет жизнь любить,
А мы родимся, наш черёд настанет!
Не буду я оправдывать тебя –
Любовь родителей военных – чудо!
Я плачу…
Раз люблю,
любовь, себя,
То и тебя любить я вечно буду!..
11.02.2017.

Вяземская Голгофа

1
Не хватило сердцу сил…
А под Покров – жара под тридцать,
Ссыпает листья старый парк,
А в Вязьме дождь смывает лица,
И оскудел теплыни кварк.
Мельчайшие частички зноя
Октябрьский дождик остудил,
Я еду с горькою виною,
Что не хватило сердцу сил
Прах дедовский увековечить –
И о прощенье свет молю,
Что по волнам кровавой сечи
Не плыть к потомкам кораблю
Тех бранных доблестных деяний,
Где подвиг жертвенный, как стяг.
Но его гордое названье
Почтит достойно друг и враг!
Как назовёшь, так поплывёт он –
Дам я названье «Дед – герой!»…
Чтоб правнук, бедами замотан,
Чтил след златой его, порой…

2
И все – почти что не известны…
Сегодня неба синь над Вязьмой
И золотой покров листвы,
А в сорок первом в жиже вязли
Солдаты, шедшие чрез рвы.
Снег с грязью – топкая опора
Солдатам, брошенным в «котёл»:
Сапог с портянкой до упора
И у плеча прицельный ствол…
И танк фашистский – по солдатам,
И месиво – солдатских тел…
За что мальцам дана расплата,
Мильону даден злой удел?
Неужто Бог жесток без меры,
В Голгофу Вязьму обратив?
Мальцы – недавно пионеры
Смерть умоляют: пощади!
Но вместе с мёртвыми телами
Сгорает раненый солдат…
Не Бог ль и ангелы с крылами
Мальчишек бросили в сей ад?
А Бог за это не в ответе,
Коль люди сами зло вершат,
И человеческие дети
Своей душой не дорожат!
Нет оправданья войн-захвата,
Защитникам Руси – аминь!
А три фашиста на два брата –
Тот клин, что вышибает клин.
Голгофа Вязьмы пред Москвою –
Щит из миллиона бранных тел,
Семьдесят пять годов листвою
Век засыпает их удел.
И все – почти что неизвестны!
И все – погибли без наград!
Лишь чей-то пастушонок местный
Вдруг перекрестит лоб: свят, свят!!!

3
И россов храбрость – на века…
Я еду с Вязьмы на Москву,
Тебя оплакивая, дед,
Прошло уж семьдесят пять лет,
Как ты лежишь в незнамом рву.
А может «чёрный землекоп»
Отрыл твой прах, смешав с другим,
И вяземский заботник-поп
Сдругим – зарыл фрагмент ноги?
Кто найден, упокоен был,
«Солдатским полем» погребён,
И чтоб потомок не забыл,
Был баннерами освящён…
Где православные кресты,
Часовня с перечнем имён?
Господь простит, простишь ли ты
То небрежение знамён?
Пусть цвет знамён – иной в веках,
Не за знамёна ратник гиб,
За внуков на твоих руках,
Чтобы лучился глаз изгиб…
Солдатам был отец и друг,
Жалел мальчишек до конца,
Замкнулся благородный круг
Без звёзд, без славного венца.
Не бросил и не изменил,
Не сдался в плен, сражён в бою!
Величу я по мере сил
Святую преданность твою.
– Не нужно это никому! –
Сегодняшний боец сказал, –
И нищую свою суму
Не суйте праведно в глаза!
Не розовых очков заря
Надеждой согревает грудь,
Я знаю, дед погиб не зря,
Чтоб Родину мне вновь вернуть!
Вернуть славянский гордый род,
Нет, не на век, а на века,
Чтоб сердцем чувствовал народ.
Свята Господняя рука!
– России здравствовать вовек,
И россов храбрость – на века!
Сказал то русский человек,
Мой дед – Господняя рука.
И доказал солдат-герой
Победой над лихим врагом…
С войны – зарыт в земле сырой,
.И ждёт, вдруг вспомнят про него!?
Безвестному солдату – жить
В потомках, в памяти молитв,
Чтоб правнук с честью положить
Мог голову свою средь битв
За славу родичей-славян,
За славу Родины навек,
Чтоб жил, гордясь за Русский Стан
Славянич – гордый человек!
Безвестному Солдату
святая светлая ПАМЯТЬ!..

4
В честь Герою и Красной стране…
Разложили незнамые косточки
По безликим гробам на земле,
Без имён и без крестиков-тросточек
В разноцветье российских полей.
А насыпать б курган им, незнаемым,
И Солдата с звездою поднять,
Увидала до слёз осязаемо
Чтоб сыночка российская мать!
В монументе, подъятом к сну райскому,
Слить звезду со крестом наравне
Над солдатской пробитою каскою
В честь Герою и Красной стране.
Не могилки б, опять безымянные –
Храм с собранием ратных потерь
Над холмом, как врата осиянные,
Открывал пред потомками дверь!
Монолит – храм,
единый по Вяземщине,
Упокоить обязан солдат…
Монумент,
храм-часовня,
холм-кладбище
На века будет вечен и свят…
Царство вам Небесное,
упокоенные и не упокоенные солдаты
Великой Отечественной…

5
Золотое белостволье,
В багреце горит земля,
Подмосковье, Чистополье,
Перелески и поля.
Еду в Вязьму, еду к деду,
Подвиг бранный помянуть,
Над собой вершу победу,
Отправляясь в дальний путь.

Помнят в Ельне генерала,
Вязьма помнит: смерть попрал,
Помянуть пора настала:
Зрит и плачет генерал…

6
У знаковой судьбы век отнят…
На Покрова день – дед убит,
На Покрова – алтарь воздвигнут,
В солдатском поле дед зарыт,
И к камню горько я приникну.
Какой могла бы быть судьба
У сироты, войной рождённой!?
Семья, деды, а не гроба,
Отец и мать – не разведёны.

Была бы смелость и задор,
А не борьба за выживанье,
И сын не нёс бы мне укор
За нищее существованье:
– Несчастлив, мама, я – и пью,
Чтобы не помнить неудачи,
Вершу, век, волю я твою
И не даю за рабство сдачи.

Мы – оба жертвы, ты – войны,
А я – войны уже гражданской,
Пути судьбою суждены:
Эстет ты, я зрю – протестантски,
Строкой ты глушишь боль свою,
Переводя страх в наслажденье,
Я – с змием сладостнее пью,
Чтобы не ведать пробужденья…

И не затем ль, что дед убит,
И знаковой судьбы век отнят?..
НЕ УПОКОЕННЫЙ он спит,
Льёт слёзы
память по сегодня…
14.10.2016.

7
Мальцам - БЕССМЕРТНОЕ ЧИСЛО…
Беслан, Воронеж, снова Ельня…
По плахам горести людской
Влачу я память двухнедельно
За посохом седой рукой.
Зачем? Ведь горесть убивает,
И люди отвергают боль,
Прошла эпоха боевая –
И помнить, плакать людям сколь?

Да столько, сколько боль пытает,
Да не напрасна ль плаха та?
Она – потомственно-святая
Пытает, сколь война свята?
Когда Герои позабыты,
А люд – считает ордена,
Как меру подвига убитых,
Величья, чтоб жила страна!

Какой ценой?
Костьми Безвестных!..
Лишь им – вся слава! Не позор!
Безвестные – нам рать небесна,
Но неизвестна до сих пор!
Бесстыдство тех – в стальных мундирах,
КОСТЯК ПОГИБШИХ – их каркас!
Вы, выжившие командиры,
Забыли, кто вас смертью спас?

Где храмы скорби Неизвестным,
Задавленным расстрельным злом
И командирским, и прицельным?
Мальцам – БЕССМЕРТНОЕ ЧИСЛО!!!
Лишь Неизвестный меру боли
И зла за Родину испил!
И только он ОДИН и волен
Стать мерой Подвига и сил!

Число – трагически безмерно!
Где их, ГЕРОЕВ, благодать?
НЕ УПОКОЕНЫ…
И скверно
Героя орден им не дать!
Чтобы потомки понимали,
Нет, не напрасна жизнь и кровь,
Чтобы Героями вновь стали,
К земле родной любя любовь!...
17.04.2017.Воронеж.

МИР ТАМ, ГДЕ ТЫ, СОЛДАТ РОССИИ…

1
Под холодным весенним дождём
Неприступны красоты морские,
На вокзале дожди переждём,
Ждут дела не курортно-мирские,
Край суровый ждёт, Владикавказ…
Вековая дивизия деда
Знает будни войны без прикрас,
Знает, кровью даётся Победа!
И в горниле Великой войны,
И в сраженьях за мир постсоветский
Здесь присяге Отчизне верны
Миротворцы дивизий советских…

2
Славица 19 Стрелковой Дивизии…
К 95-летию со дня,
в боях рождённой…
Господь вершит все наши ожиданья –
Я – в дедовской дивизии родной,
Девяносто пять – со дня её созданья!
Над нею – вечный отблеск грозовой!
Здесь память чтут солдат,
погибших в войнах,
Здесь Подвигом гордятся – на ура!
Среди хребтов и перевалов горных
Послевоенная прошла пора.
Сегодня молодые генералы
Ведут дивизию на Подвиг в бой…
Она, и погибая, побеждала
И заслоняла Родину собой.
Девяносто пять лет – доблестная дата!
В век боевой по войнам пронесла
Столетний Подвиг Вечного Солдата,
И славу, как бессмертье, обрела!
Потомки принимают эстафету,
То – правнуки Героев прошлых войн!
Теперь они куют стране Победу
И заслоняют Родину собой...
Честь и слава защитникам Родины!!!
24.03.2017.Владикавказ.Спутник.19 ОМСБр

3
Вечный воин…
Стоящим насмерть солдатам, офицерам
и генералам 19 СД Великой Армии России
посвящается…
России воин! Сколько славных битв!
Побед и боли – лишь за век последний!
Ты мир творишь на всех фронтах передних,
Ты – там,
где Подвиг,
где солдат – убит…
Двадцатый – век ожесточённых войн!
Гражданской вслед, гремела – Мировая…
Стрелок!
Бессмертен подвиг твой!
Кавказа распря – стихла вековая…
Ты – миротворец и защитник прав,
Присяге верен, слав людских достоин,
Спасаешь миру ценности добра,
Ты – крепнущей России –
вечный воин!
Дивизии Хвала,
Честь – боевой,
Почти что сто победных лет – Стрелковой!
Она – в горниле Третьей Мировой,
Честь ратная –
честь подвига людского!
В огне сражений славно рождена,
Отчизне верой, правдою служила,
И Богом, возрождаясь, спасена
Дивизии стрелковой дух и сила!
О сей дивизионный ратный дух!
Во славу и достоинство России –
Творил Победу, побеждал за двух
Солдат-стрелок!
В том – честь его и сила!
Хвала солдатам,
командирам – честь,
Седым и моложавым генералам!
Когда мне говорят, что слава – есть,
Отвечу –
19-ой – Честь, Слава!
Она была и есть, всегда родной,
Мой дед командовал той в сорок первом!
Творю –
за Жизнь! –
я ей поклон земной
И память вечную – по-женски нервом…
России воин… Мир там, где ты…
21.03.2017.Владикавказ.19 ОМСБр











































Ольга Полторецкая. «Сказанья старины семейной…»

СКАЗАНЬЯ СТАРИНЫ СЕМЕЙНОЙ…



Благодарной памяти воспитателей моих:
деда Тихона Владимировича Полторецкого и
бабушки Анны Степановны Левиной-Полторецкой,
посвящаю…

1
Анна Светлейшая – Божья благодать,
Тихон Светлейший – счастья свет земного
Мне заменили и отца, и мать,
Дали тепло очага родного.
В жизнь направляли отчей добротой,
Мир мне открыли за порогом дома,
Стала достойна их памяти святой
И благодарна – слову их простому:
– Внучка, терпи, свой добывая хлеб,
Счастье,
как птицу,
долго
не приручишь…
Прожила век с верой в счастье на земле,
Но закончить, право,
с верой в Бога –
лучше…
Анна Светлейшая – Божья благодать,
Тихон Светлейший – счастья свет земного…

2
Но и в трудах краса не свялась…
Преданья старины семейной
У стариков живут в устах:
Как дев растили не келейно
В домашних хлопотных трудах,
Как хлопцев приучали к полю,
К земле – кормилице семьи,
И пляской тешился люд вволю
У рощ, где пели соловьи.

И молодёжь жила при деле!
Венчалась, чтоб рожать детей…
А у сирот – одни метели:
Нет матушки – жизнь в нищете!
Красавицу-сиротку Анну
Помещик взял служанкой в дом,
И стал тот дом небесной манной
После мытарств – в селе родном.

Была служанкой и подругой
Шалуньям радостным она –
Вальсируют из угла в угол,
Весельем жизнь упоена!
Одета – по последней моде –
Корсаж и звонкий каблучок,
Не барышня, не нянька вроде,
Открыты – шейка и плечо!

Так заневестилась Анюта –
Скромна, прелестна и умна,
Под локоном – два изумруда,
Стать не крестьянская видна!
Помещик добрый –
к ней, как к дочке,
А выросла – просил, как быть?
И завещательною строчкой
Хотел её удочерить…

Но бабушка вмиг отказала
И забрала Анюту, в том,
Приданое ей заказала
И стала к внучке ждать сватов.
Девчонке лишь всего шестнадцать!
Нашёлся сразу ей жених,
Хохол весёлый – в восемнадцать,
А ры-ы-жий! Словно пламя лих!

Стерпелось, кажется, слюбилось,
Вошла в семью, где Бог – не Бог.
Снопы вязать, жать научилась
И обшивать по моде снох!
Чуть стает снег, еду затарят,
Семьёю – в поле, засевать,
Там и ночуют, там и варят,
Хлеб смолотивши, снова жать!

Но и в трудах краса не свялась
Лилейной кожи, волос – в чернь!
Лишь с каблучками распрощалась,
Замужней – форс не до очей!
Помещичье ей снилось детство,
Мечтала дом обставить свой,
И быт былого королевства
Взнести над женскою судьбой.

И час настал, в подарок дядя
Отдал саманный новый дом:
– Свои, родная! Не в накладе!
Отделаешь своим трудом!
И вот, не дом – оранжерея!
Вьюны по стенкам – в потолок,
И фикусы, листвой жирея,
Заполонили ей порог.

Пусть – не усадьба, но просторно,
Не дом – цветущий зимний сад!
Анюта с детками задорно
Дом обжила, и каждый рад.
У сыновей – свои кроватки,
И комнатка у дочек есть.
А за столом огромным – кадки
С деревьями, что будут цвесть.

Вьюны висят на медных кольцах
И нежатся, пленяя взгляд
И в день, когда над веретёнцем,
И в ночь, лишь дом луной объят.
А муж умчался вихрем в степи
За табуном лихих коней.
И заработок мужнин крепит
Достаток их семейных дней…

Гражданской отгремели войны,
Коллективизация пришла,
День – раскулаченьем убойным
Разрушил мирный день села.
Анюту в Казахстан сослали,
А Тихон – с сынками убёг,
И разлучённые предстали
Прицелу каторжных дорог!

Но Тихон отыскал всем выход:
Бежать на Каму – и осесть!
Собрал семью – и, матка-лихо!–
В Татарию всех смог привезть.
Так в Чистополье оказались
Деды мои и моя мать,
Здесь родилась – я, и сказанье
Судьбы моей – срок начинать.

А, значит, об отце Борисе,
О маме Лиде – в боль войны,
И как моими – стали выси
Татарской, но родной страны!
А это повесть – не на ночку,
Есть, что мне внукам рассказать!
Ну, а теперь я ставлю точку,
Чтобы немножко помечтать…

А в Чистополье род мой беглый,
Кому и Бог уж не судья,
Из полымя да снова в пекло!
Война обрушилась – в сватья!
Сосватала на фронте маму –
Я родилась – её трофей!
Смерть дядю Колю в общей яме
Венчала в траурной строфе.

Сосватала и дядю Петю
В японском дальнем далеко.
Чтоб бобылём не быть на свете,
Он Тоню ввёл в кольцо рукой.
Да Раечку мою сосватал
Любвеобильный партизан…
На всех война, как клейма, даты
Расставила… И лишь слеза

Вела Анюту-мать, чтоб выжить…
Пришёл дед из Казани, сед,
На фронте трудовом в ноль выжат,
Пришёл с чахоткой средь побед.
Оставшиеся – снова вместе
И делят поровну кусок.
И Поле, Колиной невесте,
Давали тож на посошок…

А внуки народились – снова
На бабушкиных все руках…
Всем – с лаской и без злого слова!
От боли – слёз нет на веках.
Наплакалась бы Нюра вволю,
Да выплаканы видно все
За женскую святую долю
На горькой жизненной стезе!

Сын Петя на восточном моле
Родил ей внука, в брата честь
Назвал по-родственному – Колей
И тем с войной закончил месть.
А дочка Колина, Людмила,
Голубоглаза и стройна,
Забыть нашла, родная, силы.
Что с нею сделала война.

И Раечкины детки – крепки,
Росли привольны, как грибки…
Всех высидела их наседкой,
Всем жизнь дала из-под руки!
Целую бабушкины руки
Я в памяти, как в детстве том…
Жизнь одарила счастьем муки,
И счастьем жизни под Крестом!

И я – военная добыча,
Любимой матери трофей,
Всё написала, память клича,
Шепча, как в детстве, – не робей…
12.02.2017.

3
Невеста – в день! Навек – жена!..
Все в юности мы ищем счастье,
Все девы – принца ждут в резон,
А принц соседский – не упасть бы
Мне с этих призрачных колонн!
В девчонках – бабушку пытала:
– Смогла ведь деда отыскать?!
Ты сказки с принцем ожидала?
– Наш дед – король был, как не ждать!?

Своё семейное преданье
Так начинала мне она:
– А с дедом не было свиданий,
Невеста – в день! Навек – жена!
Заглядывалась на парнишку
Соседского в своей весне,
Ну, а судьба иную книжку
Раскрыла незнакомо мне.

Как-то в ночи я вдруг проснулась:
Приснился день – и тройка вскачь!
К окну растерянно метнулась:
Купец-жених спешит горяч!
Вот сваты – на порог, и ры-ы-жий
Детина с ними – будь здоров! –
Я – в слёзы, ведь любила Гришу…
Проснулась, ну а сон – не нов!

То поняла, когда в дом сваты
Назавтра свататься пришли.
И тот детина конопатый –
Чёрт рыжий, шёл в дом издали!
Его и знать-то я не знала,
А было мне шестнадцать лет.
Чуток он старше – дети малы!
Невестушка – и весь ответ!

Меня и спрашивать не стали,
Да с сироты – какой и спрос?
И мы женой и мужем стали,
Любила ль – не решён вопрос…
Но верною была супругой,
Рожала деток по добру…
А век закончился разлукой,
Похоронила поутру…

Вот лишь тогда он стал мне дорог,
Как помогал, я поняла,
Что был супруг златой – не ворог.
И больше не имела зла!
Всё времени мне не хватало
Супруга помощь оценить
За колготнёю деток малых,
За хлопотами, как женить.

Все мои детки разлетелись,
Похоронила деда я,
Тогда и поняла, что спелась,
В любви благой судьба моя…
Я – помянула деда тоже,
Наперстие на лбу творя,
И думала, был век хороший,
Хоть в доме не было – рубля!

Что в дружной помощи прожили
Военный век добра и зла…
Не в сказке дед да баба жили…
Мечтала: вот бы я-а-а смогла!..
11.02.2017.

4
Знать, Аннушка, судьба такая…
Рассказывала мать преданья:
–Наш род был крепок и силён.
Грицко, прапрадед в поле брани
Ни разу не был побеждён,
В боях кулачных на деревне
Сильнее не было руки!
Как богатырь былинно-древний
Мне виделся он у сохи.

И сыновья-красавцы статью
И мощью тож – не слабаки,
Пришли на Волгу с Закарпатья,
Осели у степной реки…
И Тихон дед – лихач отменный,
Влеком дорогой на Восток,
И в страстной жажде перемены
Осваивал простор дорог!

Пустыни, степь, верблюды, юрты
И прелесть азиатских дев
Он лицезрел под чёрной буркой,
Лихим наездником воссев.
Горячий конь и знойный ветер –
Желанней не было мечты!
Гнал табуны – за них в ответе! –
Чрез казахстанские посты.

Друзья – казахи да киргизы,
А ночь – разбойный лиходей,
Но Бог щадил!
Лишь укоризны
Слала Анюта – Жаль детей!
Останутся мне все в сиротах,
Как будем выживать тогда?
Бродяжничать – что за охота!
Важней – семейная звезда!

Дед отвечал, коней седлая:
– Мне – удаль, а семье – кусок!
Знать, Аннушка, судьба такая,
Мне жить набегом на Восток,
Табун коней, ряды верблюдов
Гнать из пустынь в приволжский край!..
Гнал под Саратов – ниоткуда
Отчаянный приволжский бай!

И эта вольница – наследством
В моей волнуется крови.
В сыновней – тоже! И нет средства
От этой кочевой любви!
В скитаньях сына упрекаю…
Да вот же кровь, куда кровней!
И у него, знать, жизнь такая,
Менять жён и менять коней.

Дед по отцу – тот мореходец,
По матери дед – офицер,
А прадед – вовсе полководец!
А он – лев,
тож – не просто зверь…
10.02.2017.

5
Трагична участь бедной Маши...
Памяти Марии Владимировны
Полторецкой-Четвериковой…

О младшей дочери Аксиньи,
Прабабушки из Дергачей –
Краёв для неугодных ссыльных,
Я расскажу под темь ночей.
Сейчас февраль – и день короток,
А вечера тем хороши,
Что разбираю папки фоток –
Сокровища моей души.
И повесть мамину читаю
О судьбах родичей в войне,
Листы о Машеньке листаю,
Что зореньки была нежней…

В Гражданскую войну на Волге
В селе на брата вышел брат,
Откажутся – расстрел недолгий!
То ль красный, белый ль виноват?
Квартировал вояка красный,
Сорокалетний ловелас,
И Машеньку – протест напрасный !–
В ночь умыкнул от отчих глаз.
Четырнадцать Марусе было –
Прелестный цвет родных степей!
Уж хороводиться ходила,
Но всё ж – ребёнок! Хоть убей!

Вернулась с Яковом-супругом,
Сынишка Коля был… Прими!..
Не стал старик ей верным другом
И изменял – чёрт баб возьми! –
И было тридцать пять ей только
В расцветшей женской красоте!
Но ревностью к хохлушкам, полькам
Изныла Марья в маете.
И как-то приступила к мужу:
– Не любишь, Яков, ты меня!?
Я за тебя и жизнь порушу –
Отраву выпила, кляня.
И долго в ужасе кричала:
– Я жить хочу! Бог, пожалей
Детишек, что ему качала,
Нет деток для меня милей!
Как страшно! Яков!
Бабы слабы!
Спасите! Дети! Как им быть?..
Забрал детей, уехал к бабе,
И не приехал хоронить!

Аксинья воспитала внуков –
На фронте Коленька погиб,
О внучке Вале – ни сном-духом!
Не знают, что и говорить!
Была она бухгалтер старый,
Но подвела её сума,
Невиноватою – на нары
Её приветила тюрьма…
Трагична участь бедной Маши,
Детей унёс жестокий рок…
А в Дергачах – РОДНЫЕ наши
Где-то живут в кольце дорог…

Род Семена Владимировича Полторецкого. Дергачи,1960-ые годы.

Василий Владимир Полторецкий с дочерьми Валей и Тоней,1964 г.

6
В телеги семьи побросали…
Памяти дяди мамы Анны,
Алексея Ивановича Федотова…
И снова возвращает память
К преданьям маминой родни,
Где Дергачей советских знамя
И раскулачиванья дни…
Тех, кто домами – были силе,
В колхоз противились идти,
В Караганду на шахты в ссылку
Совет обязан был везти…
Той участи не избежали
Ни мать, ни дядя Алексей.
В телеги семьи побросали,
И умыкнули в даль степей
Детей и старцев, сидя, лёжа,
Не пожалели малых нас…
Там в ссылке умер дядя Лёша…
Мир его праху! Бог воздаст!

А помню, на крестинах Раи
Всех Алексей переплясал.
И мы плясали, в пир играя,
Дрожал от плясок мамин зал!
Налив наливки из графина,
Он причащался: Будь здоров!
Застолье сладкое и вина!
Дружили мы с детьми дядьёв!
Он мамы Анны – покровитель,
Им был подарен маме дом.
Мы, дети, в той семейной свите
Из нашего – неслись в их дом!
Два сына, дочки две у Лёши,
Дружили с нами – два-на два,
Нас – четверо, их столько тоже,
Дом наш выдерживал едва!

А жили рядом, чрез дорогу,
Вся жизнь, как свечка, на виду.
И дети, забывая Бога,
Шли в Комсомол в одном ряду.
И стала комсомолкой Тоня,
Косы обрезав благодать.
Отец, в отместку, сразу понял,
Пора дочь замуж выдавать!
И выдал за мальца Цветкова,
Бахчи отправил сторожить,
Озоровал муж её новый,
Не стала Тоня с парнем жить.
В приют детей пошла работать.
В семнадцать лет – кормить ребят.
Работать – не глазами хлопать!
От ссылки – тем спасла себя.

А жизнь, как жизнь,
текла строптиво
В роду – у матушки-земли,
И век двадцатый был ретивым,
И войны друг за другом шли!
Детей те войны забирали,
Две – мировых,
гражданской – кровь,
А мы назло им выживали,
Чтоб на земле жила Любовь…
13.02.2017.



7
И Родиною стала новой Татария нам…
Преданья – устные сказанья,
Их в памяти хранит народ…
То сгустки боли и страданья,
И лучшего, что создал род.
Оплакан стыд гражданских боен,
Где брат на брата меч поднях,
Шёл стыд междоусобных воен –
Коллективизация – у дня…

И на семью семья восстала
В одном роду! В одной семье!
Семья Степана в колхоз встала,
Был раскулачен дед к зиме.
Голодный шёл двадцать девятый,
Уж близилась к селу зима,
Пришёл черёд и нашей хаты –
Не посмотрели, что саман! –

Описывать… И маме Анне –
Не прячет золото хоть где ?–
Вверх юбки!..
Ларь был деревянный
С одеждой детской и постель,
Всё – описали!.. И раздетых –
Её и малых трёх детей
Везти собрались
безответных,
На хутор «Красный» под метель.

Извозчик старый:
– Мы не звери!
Плевать, что конфискован дом!
Тащи постель! – Летели перья
Перин, подушек – и потом
Одежду, шапки, одеяла
На сани побросали, в грудь:
–Бери, молодка! Одеть малым
И валенки не позабудь!

– Не то замёрзнете дорогой!
У них – о Боже! – ничего
Нет! Кроме стен
в иконах с Богом,
И ни скота, и ни плугов!
Оставили старшого Петю,
Пятнадцатый ему шёл год:
– Ты за семью теперь в ответе,
Семья без помощи помрёт!

Всю зиму бедовал люд в «Красном»,
А в хате жило пять семей,
Всё – бабы, дети, не напрасно:
Мужик – в тюрьме! Все – без мужей!
На Рождество и Пасху славить
Ходили к хуторским домам,
А дверь молчала:
– Завтра, славный,
Ты приходи, малец, вновь к нам…

Поймать пытался парень рыбки
На речке в проруби чужой,
Хозяин проруби:
– Вот прыткий! –
Чуть не швырнул вниз головой…
А по весне отец нас выкрал,
Устроила родня побег
В Саратов, поездом на Сызрань,
На барже – к Каме…
Первый снег

Уж падал…Ночью к Чистополью
Приплыли все, кроме Петра,
Дед Абдурахман:
– Аллах, все голы! –
И приютил нас у двора,
В Татарской Слободе устроил.
Жилось у деда хорошо:
Нас, сорванцов, крутилось трое
Да четверо мальцов ещё!
И все сроднились: Коля, Рая,
Исхак, Лямига, Абдулла,
В том новом счастье, что без края…
В дому детей – куча мала!

А через год приехал Петя,
Во второй класс и я пошла
В одиннадцать лет – и заметьте.
Образованье Власть дала:
–Отец! Детей учить не будешь,
В тюрьму посадим – и конец!
Пора детей выводить в люди…
От ссылки прятался отец!

И десять классов в Чистополье
Я кончила в канун войны…
Вот так и вырвались на волю,
Сбежали от тюрьмы-вины…
Здесь нас по-новому мытарить
Судьба ли, доля начала.
В Татарской Слободе татары
Стали родней, чем кровь села!

А в Дергачах родня осталась,
Слала нам вести иногда.
Нас три семьи сбежали малы,
На Каму вырвались тогда.
Сиротины и Чугуновы
Делили с нами свой досуг.
И родиною стала новой
Татария нам!
В голод – друг!

И не Саратовские степи,
А Камский дружеский простор
Всем нашим детям вечной крепью
И Родиной стал с этих пор!
Так говорила мама Лида,
Жизнь вспоминая и родню:
– Эпоха целая закрыта!
И век – в роду,
как день ко дню…

8
Был голод – и ничто не свято…
Памяти племянника деда Тихона,
Василия Семёновича Полторецкого…
Семейные влекут преданья –
Голодный тридцать третий год!
Не вороны люд поедали,
Друг друга поедал народ…
И государство не справлялось,
В гражданской бойне – голод – царь!
В колхозы продразвёрстки слали –
И опустел в хозяйствах ларь.

Селяне, отдавая, мёрли…
Племянник деда, Вася, вёз
Колхозный урожай и мёрзло
Зерно в ладони: Съесть ль ? – вопрос.
Опухший… Мучил его голод –
И съел-то горсти две всего!
Зерно разбухшее, как молот,
Желудок разнесло его.

Привёз мальца на элеватор
Конь мёртвым – горсть виной конца.
Был голод – и ничто не свято!
Сын ел – распухший труп отца…
13.02.2017.

9
Все под Богом! И с нами – был Бог!..
Памяти предков бабушки Анны,
отца её, Степана Левина…
Драгоценность – жемчужина рода,
Баба Анна – прекрасна, умна,


Иван Степанович Левин – герой Великой Отечественной войны. с Головенщено Саратовской области.







Отпрыск левинской гордой породы,
И судьба – благородством! – дана.
Как у Волги род Левиных прожил,
Не пришлось в раннем детстве узнать,
Род откуда? Фамилия тоже?
Кто был кто – её батька и мать?

И какого сословья? – не знаю,
Но фамилия – Левины – знак,
Что судьба – не была запасная,
Родом Левиных славен казак!
Стала бабушка рано сироткой:
Мать в младенчестве умерла.
Но сносила судьбу свою кротко –
Нянькой в людях, служанкой была.

Не осталась и в девках! За мужем!
Озорной дед взял замуж – кулак!
Знать достойного рода, к тому же
Сам Господь одобрял этот брак!
Приезжал после бабиной смерти
В Чистополье её брат Иван.
Орденами войны лихолетье
Род отметило, левинский сан!

Род Федотовых – тож бабы Анны,
Благородный помощник ей был…
Баба Анна, Иван – род Степана!
Про прабабку никто не спросил.
Ну а бабушка Анна мне, глупой,
Мало что говорить и могла…
Раскулачили нас! И под лупой
Не узреть родового ствола!
Все таились,
чтоб не проболталась,
Новых бед в новый дом не внесла.
О Саратовщине я не знала,
И семью может этим спасла!?
Да и мне, пионерке-девчонке,
Детство болью не стали пытать…
Лишь теперь сироте-старушонке
Всё б хотелось о Левиных знать…

Знаю, было нам, чем погордиться!
Всех прабабушек, прадедов – в слог!
Ведь текла в жилах
кровь – не водица!
Все – под Богом!
И с нами был Бог!
20.02.2017.

10
И мир Господь оставил с ними…
Памяти Петра Тихоновича Полторецкого…
Дальневосточные края
Невиданной красы и мощи,
Тихоокеанский плеск наяд,
И побережье – в сопках рощи.
Волна крута, ветра лихи,
Япония здесь – недалече,
И пишутся легко стихи,
Коль взгляд
красотами привечен…
Здесь каждая душа вольна!
О промысле морском печётся,
И здесь судьбу свою до дна
Пьёт, словно солнце
глубь колодца.
Бездонен тот колодец в рай
И чистоты необычайной!
Здесь обживал приморский край,
Как украинцы все, отчаян,
Мой дядя Пётр,
мой – век герой!
Хотя судьба его хранила,
И счастьем, и лихой порой
С избытком в жизни наградила.
Завод военный – «Арсенал»,
Он здесь и царь, и бог, советчик,
Изобретений сотни сдал
И орденами был отмечен!

Под знаменем труда он жил,
И баба Анна им гордилась,
Его трудом без меры сил,
А что нет рядом, примирилась!
Пётр трижды в гости приезжал
На Чистополье, мать проведать…
Из Дергачей сюда бежал
Юнцом, с плеч сбросить злые беды…
Мне было девять в тот приезд,
И день листвой сиял мне звонкой,
И дядя подарил на перст
Колечко, шляпку из соломки!

Счастливей не было меня!
Платьишко красное в горошек –
Хвалили шляпку день от дня
Все дети, восхищаясь тоже.
Тогда сошлась моя родня –
Пётр с Антониной, с сыном Колей,
Вся Раина была семья:
Нинок, Надежка. Люся с Полей!
Всех – фотография хранит!
Счастливыми и молодыми!
Ушли в бессмертье, под гранит
С наградами, сплошь золотыми.

А память шепчет:
– Для тебя
Они лишь – живы
и хранимы!..
Глядят на мир,
всех,
вся любя,
И мир Господь оставил с ними!
Владивосток мне предстаёт
В сиянье моря голубого,
И в памяти моей встаёт
Страна моя – в венце СВЯТОГО…
13.02.2017.

11
Родной мой, как бы был не лишним…
Памяти Николая Тихоновича Полторецкого…
Ещё одно пишу сказанье,
Что память бережно хранит:
Брат мамы, дядя мне по званью,
Бесплотным призраком глядит.
И никогда я не видала,
Да и увидеть не могла!
Его под веткой краснотала
Земля навечно приняла

В разгромном страшном
сорок первом…
Во хляби Нарвовских болот
Лежит парнишка оробелый,
Тот не герой, коль страх не бьёт!
Жестокий год мильон солдатский
Ничтожил за Отчизны честь,
И он лежит в могиле братской
Без орденов…
Не в славе – честь…

Мальчишка дерзкий и весёлый,
Лишь двадцати пяти годов,
За дочку Люсю с жёнкой Полей
Отдать и жизнь всегда готов!
А баба Анна век молилась,
Глаза к портрету возносив:
– О Господи, пощады – милость
Дай сыну моему! Спаси!

И век ждала с слезой застывшей…
Без вести он погиб в боях!
– Родной мой,
как бы был не лишним
Мне – в помощь,
в старческих краях!
И помню, мама взгляд вперяла
В прохожего с его лицом…
Немой вопрос тот – предварял он:
– Нет! С вашим
не знаком отцом!

Не знал он, что она в нём брата
Погибшего нашла черты…
Горька семье его утрата
И неизвестность маеты!
И вспомнила рассказ я Люси,
Со слов, кто в детстве его знал,
Как на Байкал мальцом-урусом
Отец за золотом сбежал.

Но не доехал, парня сняли –
И поезд без него ушёл…
Но Колею-Байкал прозвали,
Мальцу – тринадцатый год шёл!
Да благо, знали б только это!
На крыльях мельницы летал,
И дрался храбро до победы,
Ну, в общем, – Николай-Байкал!

Теперь в моём альбоме вечном
Прославлен Николай-Боец,
Мне – дядя призрачный
предвечный,
А Люсеньке – родной отец!
13.02.2017.

12
И той Надеждой век жила…
Людмиле Николаевне Полторецкой…
Ещё слезинка – из преданий
Послевоенной старины –
Немое жаркое страданье:
Сестра ослепла в дань войны…
Нет, не пришёл с войны наш Коля,
Земля в цвет крови забрала,
И долго замуж не шла Поля:
Дочь Люсенька, как цвет, росла:

Глаза, что небо, голубые,
Огромные – весь белый свет!
А парни сватались…Слепые,
Что Поля – ждет и скажет: нет!
И вот один, отказом злобен,
К ней постучал в окно под ночь,
И посмотреть – прижала лобик,
Её – ещё ребёнок – дочь!

Стекло от камня разлетелось –
И град осколков дочке – в глаз!
Вот так девичья доля спелась,
И синь небес в глазах угас…
И на поруганную долю,
Не смея со стыда смотреть,
В ночь удавился жених Полин,
Он выбрал петли злую смерть.

А Люсенька, утратив вежды,
Когда в девичью стать вошла,
Дочь родила, свою Надежду,
И той Надеждой век жила!..
Война трагедией сражений
Ломала судьбы и в тылах…
Но род наш оживал весенне
И жизнью
жизнь ему воздах…
12.02.2017.

13
Вдали от гроз прифронтовых…
Памяти матери,
Лидии Тихоновны Полторецкой…
Иду по парку стройным шагом –
Скарятинский сад в память всем!
Здесь в сорок первом Пастернаком
Парк увековечен был в красе.
Весь цвет поэзии высокой
Квартировал здесь, в городке.
Глубокий тыл рождал в мир строки
О грозном сталинском броске.

Поэт в тылу – солдат на фронте!
И сокровенная строка
Величила народ! Цель вроде
Та же, что дулу – у стрелка.
И молодёжи Чистополья
Тот, вдохновлённый фронтом, пыл
Призывом был – за хлеб и волю,
И к Подвигу без меры сил!

Здесь мама юная встречала
На улицах и вечерах
Вождей духовного портала,
Что из московского двора.
И Симонов, и Исаковский,
Цветаева и Пастернак
В снегах тропинок чистопольских
Зимой гуляли допоздна.

И молодёжь – и не напрасно! –
Вдали от гроз прифронтовых
Ждала судьбы военной часа
И обращалась к ним на Вы.
Мать помнила, как вечерами
Восторженно встречали их!..
Поэты пели нежность Каме,
Чтоб грозным стал военный стих…
16.02.2017.Чистополь.


г.Чистополь актив Пленума ГК ВЛКСМ 20 июня 1942 г. с советскими писателями Сурковым А., Исаковским М ., Л.Т Полторецкая(1 слева,1 ряд).

14
Вот выучусь – и стану доктор…
О матери писать родимой –
И слаще, и больнее нет!
Её трагические зимы
Не описать, от груза бед.
Меня – в боль –
при смерти родила,
Да ревматизм в день уложил,
И где найти ей, бедной, силы,
Коль врач сказал –
на всю-то жизнь!

Но поднялась… А я в ту пору
Тож при смерти была – дитя…
То – голод не давал нам фору,
Нам, выжившим,
жизнь не простя!
Лишь за кусок с мякиной хлебной
Мать гнулась от работ день-ночь,
А баба Анна в помощь, бедной,
Кормила маленькую дочь.

Три года отходила болесть
И от любви, и от войны…
Ушла в Казань –
родным не в новость! –
Врачом стать, чтоб не знать вины:
– Вот выучусь – и стану доктор!
А Борька – будет инженер!
И дочка вырастет нам! Вот кто
Нас свяжет без иных химер!

Но…повесть бед её безмерна…
Мы выжили назло войне!
Лишь стала я – пугливой серной,
Орлицей – только лишь во сне…

15
Ветка сирени…
Ветка сирени – в простом стакане,
Стол – из не струганой доски,
Ласка и счастье, словно в нирване,
От долгожданной её руки.
Блеск на губах и на маникюре,
Платье – нездешних мод и красы,
Локон в сияющей шевелюре
И на запястье – браслет-часы!

Эта прелестная женщина – мама,
Нет красивей её в детстве моём!
Ветка сирени дивнейшей рамой
Девичью хрупкость отметит её,
Краткость весны,
где мы встретились снова,
И через месяц расстанемся вскользь,
Нашу застенчивость – и ни слова
О безысходности жить нам врозь.

Ну, а у нас с тобой, сын любезный,
Всё было с точностью – наоборот:
– Как тебя много! – однажды в детстве
Кинул ты фразу в мой огород…

16
Память детская о святом…
В Слободе – мой родимый дом,
Отчий двор – на мечеть – да в небо!
Память детская – о святом:
О любви отеческой в небыль!
Дед да баба – отец и мать:
Мать скиталась, кусок добывая.
Всё на ней – накормить, одевать…
Благо Русь без конца и без края!
Раз в году – праздник в доме том,
В отпуск к нам призрак-мама летела.
Целый год по совету потом
Жить, как мама родная велела.
Дом добрел от святого рубля,
Что добыт был работой упорной!
Всех кормила, у Бога моля,
Счастья дому, себе – непокорной.

Чистополье не дало куска,
Стоматолог – в больнице не нужен!
В деревнях, с сединой у виска.
Добывала семье хлеб на ужин.
Вот и старость, и сына кормлю –
Руки матери – благословенны! –
И, как мать, я у Бога молю:
– Дай судьбу
сыновьям незабвенным!

Шлю и утром, и ночью и днём
На труды благоволенье,
Материнской слезой и огнём
Благоволю сынов стремленье.
И мулла вторит мне с высот
Обновлённой татарской мечети:
– Всем, растущим у отчих ворот,
Счастья,
мира,
покоя на свете!..

17
Суровою любовью мы взросли…
И в старости нам горько умирать,
Не долюбили нас, недовстречали,
Суровых дней – послевоенных! – рать
В трудах горбатилась в немой печали…
Ночей не досыпала мать:
– Бы жить!
Суровою любовью нас любила:
Одеть, обуть и чем-то накормить!
В том – Божий смысл любви её и сила.

Суровою любовью мы взросли
И понесли её в судьбу сурово,
Колючим терном горестной земли
Терпка святая ласка рук и крова.
Да есть ль другая ласка на земле,
Коль нищенство судьба нам присудила!?
И в детстве – сына! –
в беспросветной мгле
Суровой лаской я мальца любила:
Одеть, обуть и толком накормить,
Да выучить –
последний грош для школы!
Святою лаской лишь себя корить,
Сын – без работы, как король, но голый.
А где венец, там и судьбы конец,
Года мои – листвою облетели.
Святою лаской – явится в дом жнец
С косой лукавой в посвисте метели.

Пусть вещий взор надежды обманул
На жизнь благую и достаток хлеба…
В ушах стоит всегда – небесный гул,
Всегда синё в глазах – от блеска неба…

18
Памятью судьбы святы…
Чистополю посвящается…
Из детства улица, в разлёт – на Каму,
Берёзы обнимают облака.
Особняки купцов – темнеют в камне! –
Добротно выстроены – на века.
Красуются ажурною резьбою
И стройной ещё статью, но – на слом!
Так беззащитны – пред лихим разбоем!
Музеи! Быть б купечества – послом!

Но взгляд к старинной кладке равнодушен…
Мне – памятью судьбы они святы!
В них – радовались ребятишек души
Голодных лет Татарской Слободы.
И детский сад в купеческих хоромах
Стал выживать, детей кормила всласть
Из нищенских семей полуголодных
Послевоенная Советов власть!..

И в старости, еды вкус вспоминая,
Голландский сыр, стерлядку, разносол,
Ещё раз благодарно ПОНИМАЮ,
Как был приветлив город-хлебосол,
Всем детям, без различий, были рады,
Всем – добрый город дал еды кусок!..
Победы дети, хоть и не солдаты,
Росли, священный выполняя долг,

Долг ПОБЕДИТЕЛЕЙ – трудяг, поэтов,
Взращённых честью ратников войны.
И нет вины на нас – детях Победы,
Хоть мы под бременем своей вины.
Что государство мы не сохранили,
И счастье тем разрушили людей!
И, главное, о дружбе позабыли,
Той дружбе, что сплотила нас, детей…

19
И плачем – ожила моя душа…
Мать умерла, когда влетели ласточки
В пустой простор – и зазвенели в нём…
Она – в земле,
а звон Пасхальный радуется:
Любовь воскресла – счастье обретём!
О мама, мама! Птичка моя певчая,
Та, с чьей судьбой – моя – была в беде…
Сгорела бессловесно тихой свечкою
За три бездушных дня, как на кресте.

И так же,
как Господь,
скончалась в пятницу,
И плачем – ожила моя душа…
Как я люблю тебя,
всегда любила,
мамочка!
Тобой пожертвовала, сыном дорожа.
Мой мальчик,
беззащитно-беспощадною
Она ушла, как наказанье нам.
Я сиротой осталась безотрадною,
И сердце с горя
рвётся пополам…
29.04.2005.

20
Рая, Раечка девчонка…
Памяти тётки,
Раисы Тихоновны Полторецкой…
Рая, Раечка девчонка.
Белокурый волос чёлкой.
Раскрасавица двора,
Замуж девочке пора!
А хлопот-то полон рот –
День – с племяшкой у ворот!
Нянчит сестринский трофей,
Не жалея сил и дней!

А сестра с войны явилась,
Обезножила, свалилась,
Но играет Слобода
И играть зовёт всегда!
На руках сидит малышка,
На свиданье ждёт мальчишка,
И племяшка, как цветок,
Развлекает их часок.
Вот и радость – посмеялась,
Да пропела песнь в ответ!
И успела, постаралась,
Молока взять на обед!
Года два вот так промчались,
С партизаном повстречались,
Вышла замуж, чтоб родить.
Значит, так тому и быть!
Рая, Раечка девчонка…


21
Хотелось воли лишь на свете…
С войны три года пролетело,
И Раечка должна родить!
У бабы Анны снова дело –
Двух внучек надобно растить.
И тётка с Ниною дочуркой
Сняла отдельную конурку,
Хоть метражом и не богата…
Решила – жить отдельно надо,
Тем более, что муж горяч,
Как выпьет, то не жди удач!

Сестра, лишь с койки
встать смогла,
Построить дом ей помогла.
Рожались детки в новом доме,
Семья росла, как на дрожжах,
Но горько ей жилось в надломе:
Муж пил, и жили на грошах.
Избитой, спрятанной – в соседях,
Забывшей радость, юный смех,
Хотелось воли лишь на свете.
Но…Трое деток, как на грех!

Куда девалась её прелесть,
И смех живой и детский взор?
За вечно пьяным – жизнь не невесть,
И стать безмужней – тож позор!
Так, от побоев до побоев
Сгорала – лет до пятьдесят,
И плакалась перед судьбою,
Что жизнь не повернуть назад.

Кляня злосчастную судьбину:
– Как жить-то хочется ещё!
Для деток гнула свою спину,
Для мужа – будь он не прощён!
Как страшен муж в запое диком,
Покоя нет – одна беда!..
Затихла, прояснившись ликом,
Умолкла Рая навсегда!..

О сколько жён в слезах горючих
Свой коротают бабий век!
За пьяным мужем, как за кручей,
Не знаешь, где прижмёт навек!
Была, как солнышко, девчонка,
Измученной предстала мне…
О ней, возлюбленной с пелёнок,
Слезу роняю в тишине…
Светлая память моей ласковой Раечке…
12.02.2017.

22
Помяну я бабу Анну…
Памяти бабушки Анны Степановны
Левиной-Полторецкой
Расцвели леса, как в сказке,
Чёрные дубы стоят,
А анютиные глазки
Радостно в глаза глядят.
Год прелестницы Анюты,
Поминанье всех Анют,
Золотистые малютки
Мне глазёнки в дар несут.

Как тут всех Анют
не вспомнить,
Все – красавицы в роду!
Кроткий взгляд их –
от бессонниц
И в лесах, и во саду.
Все Анюты Богом живы,
Анна – Божья благодать!
Смолоду была красива
Моя бабушка, и знать

Все – красавицы Анюты
Статью, взором и умом.
Дай Бог здравия – на чудо!
Отошедшим – божий дом.
Помяну я бабу Анну,
Глядючи в глаза цветка,
Вот и цветик помнить станет
Ту, что жгла весь век тоска.

Сколько горя испытала,
Молвить, век не рассказать!
Жёстче – твёрдого металла,
Мягче – не отыщешь мать!
Пятерых похоронила,
На земле российской всей,
Лишь троих земля носила
На покой и радость ей.

Лида, Рая, сынка Петя…
Разбрелись все далеко,
Пусть живут, пусть не заметят,
Как жилось ей нелегко.
Слава Богу – детки в силе,
И надёжный всем – кусок!
Прождала их до могилы
Весь земной свой краткий срок.

Что же мне так больно, страшно
За сыновнюю судьбу,
Словно жизнь моя напрасна,
Словно сын давно в гробу?
Словно я – мертвым-мертвее,
И не свидеться уже…
Ах, Анюта, Лида! Где я? –
В материнском мандраже…
2015.

23
Лишь мать нас верностью дарила…
Когда качались в океанах
На трёх китах материки,
И небо дыбилось осанной,
Седьмою твердию в виски,
И ностальгией сердце стыло,
И мир был стар, как тот Завет.
Когда чернел изменой свет.
Лишь мать
нас верностью
.дарила…

Лишь мать, обиды все простив,
И собирая в путь-дорогу,
Благословляла нас подмогой
Святых, молитву сотворив...
Но был святей любой иконы
Её лик – болью матерей,
Не в серебро окладов вкован,
А в седину былых кудрей.

И не было святей, чем руки,
Носившие на сердце нас.
Пройдут века – за часом час.
Они – останутся порукой
Всему,
что лучшего
в судьбе
Отмерено нам плотью бренной…
Мне б – пред тобою на колени,
Как прадед – пред углом в избе!

Мне бы успеть, но не сбылось…
А жизнь – игрушка заводная.
Прости,
что мало
удалось
Мне сделать для тебя, родная!
Что не вернуть, как не моли,
Тебя,
что ближе всех
на свете,
Не повторить, в других не встретить,
Хоть на земь
всех богов свали!..

Так не взлететь уже реке,
Обрушенной в тиски ущелий.
И загнанно вгрызаясь в щели,
Она ревёт в слепой тоске…
03.01.1971.Чистополь.

24
Мне в жизни слов святее не найти –
Земля родная,
мать
и ожиданье,
Извечное, как позднее – прости! –
В навеки опоздавшее свиданье.
Не искупить своей вины ничем!
Мы жизнью
виноваты
пред ушедшим…
Лишь звёзды изнуряющих ночей
Бесстрастно оживают
над прошедшим.

И тихо лист слетает – не зови! –
Готовый вслед лететь за облаками.
И нет забвенья, не закрыть руками,
Словно лицо, мне сердце от любви!
И вспомнит сердце тихий городок,
Завеянный зимой, до крыш, снегами,
И бабушкин изношенный платок
Над худенькими
добрыми руками…
Мне в жизни слов святее не найти…
1971.Чистополь.

25
Нас шестеро в роду остались…
Три поколенья – в Чистополье,
Их всех я видела в живых…
Я, Люся, Нина, Коля, Толик,
Да Надя! Нет больше – родных!
Нас шестеро в роду остались,
От кровной близости родной,
Советской властью воспитались,
И благодарны – ей одной!

По-разному судьба сложилась,
Учитель – Нина, я – поэт,
Надежка – музыкант в престиже,
Колян – строитель светлых лет.
А Толик – больше по машинам,
А Люся – стрижками жила…
По свету развела судьбина
Всех от полторецкого стола.

Мои племянники и внуки
Наследовали бабки стать…
Лицо у Раиной я внучки,
У Раечки – тщусь увидать!
Но не роднится то колено –
В довольстве, в роскоши живут,
Не ко двору бедняк, наверно:
– Избавь от родственных нас пут!

Род продолжается татарский,
Саратовский – мне не объять,
В нём – баба Анна ген по-царски
Хранила свято так,
как – Мать!
Три поколенья – в Чистополье…
21.02.2017.

26
Всё, как у всех, народ – один!..

Преданья старины семейной…
Всё, как у всех, народ – один!
У всех – событий ряд житейный
Един – судьбой лихих годин!
И ты, читатель умудрённый:
– Что нового? – спросил меня,
– И нас четвертовали войны,
И наша гибла в них родня!

– Всё, как у всех!
Читай и помни!
Судьба – едина, Бог – один!
Читая, ты любимых вспомнишь,
Родных, убитых :
– Господи-и,
Даруй им всем за прегрешенья
Святое вышних житиё,
На небе праведном спасенье,
И нам – спасение Твоё!

Дай Человеком оставаться
Без злобы, ненависти, войн,
Преданьям рода предаваться,
Времён теченью,
скорбных в стон!..
Страдает, мается и плачет
Душа, пока Любовь жива,
Она не может жить иначе,
И будет в том всегда права!

Война промчится,
кровь остынет,
А роду – дале надо жить!
Ушедших помнить,
тех, кто ныне,
И продолжать
жалеть,
любить!
Коль нам – даны Законом мудрым
Друг к другу жалость, хлеб подать,
Мир устоит,
наш Мир не рухнет,
Добром, сыны, воздаст вам Мать!

И сыновья воспомнят матерь –
Основу счастья и любви…
О Боже милосердный, Святе,
Дай миру –
миром
жить крови…






Ольга Полторецкая. Дергачи – Чистополь – Волгоград .2017…

И вот передо мной, вымечтанные по жизни, Дергачи, о которых я слышала в далёком от родины моих дедов татарском Чистополе. Моя семья Полторецких – беглецы от раскулачивания в саратовских степях в 30-х годах прошлого столетия. Вместе с семьёй моего деда, Тихона Владимировича Полторецкого, на Каму бежали также семьи Чугуновых и Максима Сиротина. Чугуновы, Сиротины, Калашниковы, Афанасьевы, Левины постоянно упоминались в разговорах старших. И я склонна думать, что практически пол Дергачей было у Полторецких в родственниках и добрых знакомых. Есть родственники в Саратове и Камышине. За 300лет после переселения Екатериной !! с Украины на Волгу в саратовские степи семейство Полторецких разрослось в богатейший род, представители которого прославили его и самоотверженным трудом, и героизмом в войнах 20 века. Все катаклизмы 20 века были обрушены на наш род, судьба которого кровно связана с судьбой России. И вот об этом я пишу в последних из 15-ти книг поэтической эпопеи «Счастье земное»: книге 12 «Чтоб помнили свой род сыны…» и книге13 «Ищу дедов».
Не поздно ли? Нет! Время – камни разбрасывать, и время – камни собирать. Каждый человек на уходе задумывается, как он прожил свою жизнь и много ли зависит в его судьбе от него самого лично? Да просто, какого он роду-племени? Как это с достоинством звучало в прежние времена: «Я – достойного роду-племени!» И это – высшая награда его предкам: дедам, родителям. Дай Бог, чтобы и сегодня юнец гордо мог представительствовать свой род!
Мои предки – Полторецкие, проживавшие в Дергачах до 30-х годов прошлого века. А семейства Калашниковых, Сиротиных, Чугуновых, Афанасьевых, Четвериковых, Левиных,Федотовых – родственники старинного дергачёвского рода Полторецких, что, как и все российские роды неразрывно связаны с судьбой России. «Всё как у всех! Народ –один!» - пишу я в поэме «Сказанья старины семейной…» в подтверждение этой мысли.
В сегодняшних Дергачах я вижу старинный, с намоленными иконами, восстанавливаемый храм Михаила Архангела, в котором венчались в 1910году 18-летний мальчик,мой дед Тихон, и 16-летняя девочка, бабушка Анна. Крестились все их четверо детишек, в том числе и моя мама Лида, которая в 10 лет вынуждена была бежать с родителями на Каму от раскулачивания.
Вижу – старинную, барскую часть некогда преуспевающего городка (с железнодорожным узлом Алт-ата, где некогда работал мой дед). Этот старинный кусочек Дергачей навевает мне детские воспоминания о рассказах мамы, что Дергачи были красивым и весёлым поселением, с украинской речью, с арбузными бахчами, огородами, наделами под зерновые. Вижу – ещё сохранившиеся саманные избы – и в памяти встают рассказы об их саманном доме с деревянными потолком, полами и люлькой для младшей сестрёнки Раечки.
Мама Лида до конца жизни мечтала приехать на родину в Дергачи, но её мечту осуществила лишь я в семьдесят своих лет. Родители, братья и сёстры её так и не смогли съездить на свою малую родину. А моей малой родиной по велению судьбы стали не Дергачи, а хлебный татарский город Чистополь, что на Каме.
Дергачи меня встретили очень радушно. Администрация городка Дергачи, работники управления образования Н.Ф. Саламаткина (Полторецкая), Л.Н. Токарева, О.В. Байякина, заведующая Дергачёвским краеведческим музеем Н.С.Александрова, директор МОУ «СОШ № 1» Л.У. Каржау, библиотечные работники МБУК «Дергачёвская МЦБ» С.Н. Агеева, Л.И. Иванова да и просто жители Дергачей сделали всё, чтобы мой приезд на прародину моих дедов Полторецких был насыщен встречами, что помогло мне справиться с намеченной целью: подобрать материал о военной и трудовой судьбе моих родственников в Дергачах Саратовской области для книги «Ищу дедов» поэтической эпопеи «Счастье земное». И я всем благодарно кланяюсь за поистине родственное радушное гостеприимство. Перед отъездом 05.04.2017 года библиотека совместно со школой провела мой поэтический час «Сказанья старины семейной». Пошёл разговор о судьбе рода деда, Тихона Владимировича Полторецкого, событиях-катаклизмах 20 века: гражданской войне, коллективизации, голоде на Волге, бегстве из Дергачей раскулаченных семей в Татарию, и о довоенных, военных и послевоенных перипетиях судьбы представителей рода уже в Татарии. Этот этнографическо-исторический и, вместе с тем, краеведческий материал о быте и жизни населения Дергачей до Великой Отечественной, станет, надеюсь, составной частью достойной краеведческой литературы о вечных, несмотря на исторические катаклизмы ,Дергачах.





Встреча с Дергачевскими поэтами …







В краеведческом музее п.г.т. Дергачи


Встреча с читателями прошла в сердечной и оживлённой обстановке. Местный поэт Б.П. Лыжников познакомил участников встречи со своим талантливым патриотическим творчеством, прочитав несколько стихотворений. В благодарность я подарила читателям библиотеки Дергачей и генетическим родственникам моих дедов Полторецких свою юбилейную книгу «Поэт – Господень сотворец» и проект книги «Ищу дедов» с поэмой о Дергачах «Сказанья старины семейной». Все остальные мои книги, где имеются посвящения предкам из Дергачей, можно найти на сайте Интернета «Неизвестный гений», Ольга Полторецкая.
В заключение вечера я обратилась к участникам встречи и к главам администрации – организаторам моих встреч с дергачёвцами с великой благодарностью и просьбой все материалы о роде Полторецких, выявленные после моего отъезда, присылать на мой адрес, оставленный в библиотеке (400081, Волгоград, ул.Ангарская, д 114,кв.;47.)
Не забыла я и военкомат п.г.т. Дергачи, куда обратилась с просьбой об увековечении погибших в ВОВ и внесённых в « Книгу памяти Саратовской области» представителей рода Полторецких, в том числе и моего дяди, Николая Тихоновича Полторецкого.
КНИГА ПАМЯТИ________________________________________
Дергачевский район
Саратовская область (5850)
Род Полторецких в Великой Отечественной войне
Полтарецкий Василий Семенович род. 1915. Рядовой, 25-й гв. ап. 16
________________________________________
Полторецкий Александр Андреевич род. 1916. Ст. сержант, 759-й иптап. Награжден медалью «За победу над Германией». 14
________________________________________
Полторецкий Андрей Иванович род. 1897, с. Петропавловка. Призван в Сов. Арм. 1941. Рядовой. Погиб в бою 29 марта 1942. Похоронен д. Торопино, Оленин. р-н, Калинин. обл. 4
________________________________________
Полторецкий Василий Михайлович род. 1925, Дергачев. р-н. Призван в Сов. Арм. 1943. Рядовой, 350-я сд. Погиб в бою 24 янв. 1944. Похоронен Житомир. обл. 4
________________________________________
Полторецкий Василий Николаевич род. 1907, с. Петропавловка. Призван в Сов. Арм. 1941. Рядовой. Пропал без вести нояб. 1942. 4
________________________________________
Полторецкий Иван Степанович род. с. Петропавловка. Призван в Сов. Арм. 1941. Ст. сержант. Погиб в бою 16 янв. 1943. Похоронен Ленинград. обл. 4
________________________________________
Полторецкий Иван Степанович род. 1909, Дергачев. р-н. Призван в Сов. Арм. 1941. Рядовой, 108-я сд. Умер от ран. Похоронен г. Николаевск. 4
________________________________________
Полторецкий Николай Васильевич род. 1907, с. Петропавловка. Призван в Сов. Арм. 1941. Рядовой. Погиб в бою 29 мая 1942. Похоронен ст. Дерзиково, Тульск. обл. 4
________________________________________
Полторецкий Николай Дмитриевич род. 1924. Старшина, 9-я отд. гв. тбр. 16
________________________________________
Полторецкий Николай Иванович род. 1904, с. Петропавловка. Призван в Сов. Арм. 1941. Рядовой, 5-я сб. Погиб в бою 18 марта 1943. 4
________________________________________
Полторецкий Николай Тихонович

________________________________________ род. 1916, Дергачев. р-н. Призван в Сов. Арм., Чистопольский военкомат, 1941 . Рядовой. Пропал без вести дек. 1941.
________________________________________
В Дергачах создана трогательная Аллея Памяти погибшим в ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ и локальных войнах-конфликтах за государственность России. Вечная слава народу, что в веках так героически защищает свою Родину-Россию, здравица – простым дергачёвцам, что умеют достойно выживать и жить, сохраняя и продолжая свои традиции и роды…
С уважением и любовью, дипломант Международных
поэтических конкурсов, Ольга Полторецкая. 05.04.2017.
. Дергачи. Заметка в Дергачёвскую газету «Знамя».

Л У Каржау. Встреча с поэтессой из Волгограда Ольгой Борисовной Полторецкой…
4 апреля 2017 года в МОУ «СОШ №1 р.п. Дергачи» прошла встреча с поэтом из Волгограда Ольгой Борисовной Полторецкой, мать и деды которой родом из нашего посёлка Дергачи. Поэт подробно рассказала о своей творческой жизни, поделилась впечатлениями о посёлке, людях, которые здесь проживают, многое рассказала о себе. Презентовала очередные книги своей поэтической эпопеи «Счастье земное»: книгу 13 «Ищу дедов» и книгу 15 «Бархатная благодать», прочитав из неё цикл «Сказанья старины семейной». Половина этого цикла посвящена событиям, происходивших с родом Полторецких в начале 20.века в наших саратовских Дергачах. Гостья приехала в надежде отыскать в Дергачах своих генетически-кровных родственников, потомков прадеда Владимира Григорьевича Полторецкого. Другой целью её визита было желание узнать в Дергачах об участниках Великой Отечественной из своего рода Полторецких, и есть ли в Дергачах на Аллее героев войны упоминание их имён, или они стёрты из памяти земляков за небрежением.
Далее поэт рассказала о своих литературных встречах на своей малой родине в Татарстане: « Я стала дипломантом Международной премии «Филантроп – 2014» и дипломантом Международной премии «Александр Невский» - 2014. И Министерство Культуры Татарстана предоставило мне возможность проводить свои авторские поэтические вечера по городам и весям Татарстана. Эта книга своего рода отчёт о встречах с творческой поэтической элитой благословенного Татарстана, процветающего и в наше непростое время. Я благодарна Богу и судьбе, что получила шанс познакомиться с творчеством русских и татарских поэтов Прикамья, а так же познакомить их со своим поэтическим творчеством. Для меня нет святее земли, где мне привелось родиться и прожить более тридцати лет жизни. Поэтому каждый мой приезд на Родину сопровождается изданием очередной книги поэтического сборника «Счастье земное», где главной темой стала тема любви к прикамской земле, к великолепию её просторов, тема истоков чувств, рождающихся от созерцания родимых камских далей. Почту за счастье, дожить свой век здесь, на Каме, и молитвенно благодарна людям, которые своей заботой и вниманием скрашивают мою одинокую старость». Поэт провела встречу с дергачёвцами и в библиотеке и выразила надежду на последующие встречи с жителями Дергачей – прародиной рода Полторецких: её дедов, дядьёв-участников ВОВ и матери-фронтовички Лидии Тихоновны Полторецкой, чьи имена вошли в «Книгу памяти» их малой родины-Саратовщины.
Директор МОУ «СОШ №1 р. п. Дергачи»
Лариса Утешевна Каржау.04.04.2017г.Дергачи
Ольга Полторецкая. Воспоминания. Слово о моих родителях…

Мой отец Борис Яковлевич Котельников родился в 1921г. в городе Краснослободске Мордовского уезда в семье видного советского воена-чальника Якова Георгиевича Котельникова (1892-1941) и врача-стоматолога Ольги Петровны Котельниковой(1892-1969). В это время в Краснослободске ещё проживали родители моего отца: Егор Иванович Кательников и Настасья Дементьевна Кательникова (ГКАУ «ЦГА республики Мордовия»). Там же и окрестили моего отца Бориса. Далее, моя бабушка Ольга Петровна решила оставить сына для воспитания у двух своих одиноких сестёр в родовой усадьбе в Москве, чтобы быть рядом с военным мужем. Шла Гражданская война, и военная судьба деда не позволяла тридцатилетним супругам Котельниковым возить ребёнка по местам боёв Гражданской войны (см. военную судьбу генерал-майора Я.Г.Котельникова в моей 12 книге «Чтоб помнили свой род сыны…»)
Военная служба в Красной Армии началась для моего отца с ноября 1939года,когда его, восемнадцатилетнего мальчишку, призвали в армию Кагановическим РВК г.Воронежа, где в это время проживала семья Котельниковых. Отец, полковник Яков Георгиевич Котельников, был на тот момент зам. командира Воронежской ордена Трудового Красного Знамени 19 стрелковой дивизии. В свою должность заместителя командира дивизии он вступил с должности начальника военной школы при штабе 19СД. С 25.09.1937года по приказу НКО СССР №076-37 и согласно приказа Командующего войсками МВО №6128-37 при штабе 19 СД были организованы нештатные курсы подготовки младших лейтенантов пехоты и курсы артиллерии при19 артиллерийском полку. К 1938 году курсы эти осуществили три выпуска младших лейтенантов, назначенных на должности комначсотава. Воронежская 19СД, во время войны с белофинами, в сентябре 1939 года производила укомплектование по штабам и табелям военного времени в г. Воронеже и готовилась к выезду на белофинский фронт. В полном составе дивизия была сформирована к 10.11.1939 до перехода на штат мирного времени.
Штаб 19СД в это время размещался, как вспоминает бывший начальник связи 19СД подполковник А. В. Ходырев, в Воронеже в двухэтажном особняке по ул. Сакко - Ванцетти. Таким образом, семья, проживая стабильно в Воронеже, позволила моему отцу Борису там закончить десятилетку до призыва в Армию. Эту же школу окончил и второй сын деда Якова от первого брака. По воспоминаниям моего отца, сводные братья были погодками, но не дружили. Проживание в Воронеже позволило семье Котельниковых воссоединиться.
Дед Яков, будучи по природе своей человеком добрым и порядочным, все свои благородные душевные качества старался передать сыну Борису, растил из него мужественного бойца и друга. Дед в прошлом был офицером Имперской армии и считал военную службу самым главным для становления мужского характера. Уроки мужества, которые дед Яков преподал сыну Борису, сформировали бойцовский характер отца и позволили ему с первых дней военной службы стать храбрым красноармейцем, затем старшим лейтенантом, и героически сражаться с врагом в Великой Отечественной.
Отец, Б.Я. Котельников, воевал в 1 Танковом Краснознамённом корпусе в составе 1720 зенитного артиллерийского полка, который был резервного назначения и находился в составе действующей армии в определённые периоды. В составе этого полка, будучи командиром зенитной батареи, он в ноябре 1942 года участвовал в разгроме фашистов под Сталинградом, участвовал в боях на 3 Белорусском и 1 Прибалтийском фронтах, в звании ст. лейтенанта.
Отец имеет военные государственные награды. Согласно приказа №01/н от 20 февраля 1945 командующего артиллерией 1 танкового Краснознамённого корпуса полковника Дворянинова, за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками, проявленные при этом доблесть и мужество, командир взвода 1720 зенитного артиллерийского полка, Б.Я. Котельников, был награждён орденом Красная Звезда,№ записи в базе данных 44617686.
В наградном листе записано: работая командиром огневого взвода проявил мужество и стойкость в бою с авиацией противника. 20.01.45 во время налёта группы вражеских самолётов «ФВ-190» на боевые порядки наших передовых частей, взвод тов. Котельникова вёл меткий огонь, в результате которого сбито 2 вражеских самолёта. 19.01.45. в районе Айтмавайткунен взвод тов. Котельникова вёл интенсивный огонь по группе «ФВ-190», в результате чего не дал бомбить продвигающиеся наши передовые части и сбил 2 самолёта противника. Храбрый, стойкий офицер имеет на своём счету 4 сбитых немецких самолёта.
Согласно приказу №026/н от 20 марта 1945 командира 1 танкового Инстербургского Краснознамённого корпуса генерал-лейтенанта В. Буткова, командир зенитной батареи 1720 зенитного артиллерийского полка, старший лейтенант Б.Я. Котельников награждён орденом «Отечественная война 2 степени». В наградном листе записано: работая командиром батареи, Котельников проявил стойкость и мужество в борьбе с немецкими захватчиками. 23.02.45г. в районе деревни Меленау на батарею двинулась морская пехота противника. Презирая смерть и опасность, товарищ Котельников вступил в бой с пехотой противника и прямой наводкой зенитных орудий уничтожил свыше 30 гитлеровцев, тем самым сорвал наступление врага. После атаки пехоты противника батарея товарища Котельникова отразила атаку вражеских самолётов, в результате чего сбила 2 самолёта «ФВ-190».
Второй орден «Отечественной войны 2 степени» отец получил в 1985 году к 40-летию Победы: наградной документ №72, запись№1524032901 в базе данных.

Год рождения: __.__.1921
место рождения: Мордовская АССР, г. Краснослободск
№ наградного документа: 72
дата наградного документа: 06.04.1985




В рядах Красной Армии ему пришлось прослужить около 7 лет с1939 по 1945, и своим служением Долгу он доказал, что являлся достойным сыном своего доблестного отца, генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова, героически погибшего 14 октября 1941 г. в Вяземском котле. Государство неоднократно награждала его юбилейными военными наградами и после войны.


Котельников Борис Яковлевич 1921г.р.
Звание: лейтенант
в РККА с 1939 года Место призыва: Кагановичский РВК, Воронежская обл., г. Воронеж, Кагановичский р-н

Место службы: 1720 зенап 1 тк
Дата подвига:
№ записи:
Архивные документы о данном награждении:
I. Приказ(указ) о награждении и сопроводительные документы к нему
- первая страница приказа или указа( ниже)
- строка в наградном списке
- наградной лист
II. Учетная картотека
- данные в учетной картотеке
Орден Отечественной войны II степени Орден Красной Звезды

Подвиг: 23.02.1945

За подвиг вручён орден Великой Отечественной войны 11 степени.
Подвиг:20.01.1945

За подвиг вручён орден Красной Звезды
Член ВКПБ с1941года, он после войны поступил и закончил Московский политехнический институт. Впоследствии работал на военных заводах Московской области. В студенчестве до женитьбы, проживал у матери, Ольги Петровны Котельниковой, по адресу: г.Москва, ул. Проезжая д.19 кв.2.
Дом по Проезжей улице до революции принадлежал отцу бабушки Ольги Петровны. После революции был национализирован и превращён в коммунальный. Однако большую комнату на втором этаже после смерти отца бабушки оставили трём его незамужним дочерям, в том числе и бабушке Ольге. В 1957 году, когда мама, собрав в Прибалтике в части, где она воевала, все необходимые документы, подавала на отца на алименты, мы были в Москве, и заходили в гости к бабушке Ольге Петровне Котельниковой. Отец Борис в это время проживал у своей второй жены Тамары, и, как мне помнится, у него уже был рождён сын, мой сводный по отцу брат. Отец очень часто находился в зарубежных командировках.
С братом Дмитрием и его старой матерью Тамарой мы с сынишкой Сашей встретились по приглашению брата в 2001 году уже после смерти отца и прогостили у них два дня. Встреча была вызвана моим письмом отцу Борису с христианским дочерним прощением за несостоявшееся семейное детство. Но отец, как выяснилось из ответного письма от 2000 года брата Димы, умер от инфаркта в сентябре 1997 года, когда мы сынишкой, путешествуя, проезжали через Москву. Но о встрече со старым отцом Борисом я тогда не думала – от незаживающей всю жизнь горькой детской обиды. И поэтому отец Борис так и не увидел своего единственного внука, Сашу. Брат Дмитрий рассказывал о частых командировках отца в капстраны: Францию, Англию, Америку, хотел показать фильмы, сделанные в Америке, но кинопроектор оказался неисправным и из этой затеи ничего не вышло. Множество бабин фильмов в комнате деда Бориса заинтересовали сынишку, и он долго их рассматривал. Говорили о деде Якове. Брат рассказывал, что обращался в ЦАМО по вопросу о безвестной военной судьбе деда-генерала, на что архив ответил, что дед Яков не предал и в плен не сдался, погиб в бою.
Рассматривали семейные фотографии, но довоенных и военных фотографий отца Бориса, деда Якова и бабушки Ольги у них абсолютно не было, ни одной! Так сказал брат Дмитрий. Моя мама Лида рассказывала в юности мне о драматических конфликтах бабушки Ольги с невесткой Тамарой. Видимо, гордая бабушка Ольга, не приняв и невестку Тамару, как и мою маму Лиду, не простила сыну его нежелательный для неё брак. И перед своей смертью уничтожила все семейные фотографии или передала своим тоже уже старым московским родственникам, если таковые и оставались на тот период в Москве. Перед нашим с сынишкой отъездом брат Дмитрий просил прислать ему отцовские военные фотографии, подаренные отцом Борисом моей матери на фронте весной 1945 года. Он объяснял эту просьбу тем, что не представляет отца молодым. На память о встрече я ответно попросила подарить нам хоть одну фотографию отца Бориса в возрасте, что он и сделал. Я и не обещала, и не выполнила его просьбу, ведь у него должно было быть множество послевоенных семейных фотографий с отцом Борисом! Несколько прекрасных совместных фотографий с отцом он мне показывал, и одну из них я просила на память. Но Дмитрий отказал, а в разговоре очень часто повторял, как его любил отец! Странная вторая семья была у отца Бориса, без понятной для меня сердечности и простоты отношений. А ведь Тамара была в юности простым библиотекарем, да и отец был простым советским парнем! А – фотографии отца Бориса я храню, и вот теперь использую в своих книгах, а мой сын Александр десять лет назад использовал в своих учебных рефератах об истории своего рода в колледжах и институте. Мать брата Дмитрия, Тамара Котельникова, видимо опасаясь, что я начну претендовать на свою долю в наследстве отца Бориса, попросила меня перед отъездом не тревожить их более, так как они живут очень бедно, а её сын Дмитрий – больной человек. И я великодушно отказалась от встреч с в общем-то чужими мне по духу родственниками, тем более не желающими родниться. Бог им судья! Больше я их никогда не видела.
Умер отец Борис в своей трёхкомнатной квартире в московском районе Гаианово: Москва. 107065. ул. Уссурийская, 1корпус 2,кв. 159, где сейчас и должен проживать мой единственный брат Дмитрий, так и не женившийся, и не обзаведшийся потомством. С братом отношения потеряны. О судьбе первого сына моего деда Якова я ничего не знаю. Возможно, он погиб на фронте в Великую Отечественную…
Далее я привожу боевую историю 1-го танкового Инстербургского корпуса, в составе которого мой отец прошёл всю войну и участвовал в Сталинградском сражении, в ноябре 1942, а мать сражалась в составе корпуса с сентября 1943 – до мая1945года. Родители участвовали в боевых действиях 1-го танкового Инстербургского корпуса, будучи бойцами артиллерийского зенитного полка 1720. О боях под Сталинградом отец Борис очень много рассказывал маме Лиде, а она впоследствии в детстве и мне. Особенно мне запомнился её рассказ о том, как горела сталинградская земля в аду войны, и как было это страшно!
1-й танковый Инстербургский корпус
31.03.1942 – 10.06.1945
1-й танковый корпус начал формироваться в апреле 1942 года Директивой НКО № 724218сс от 31.03.1942 года в Липецке Московского военного округа. В состав корпуса включалась 1-я гвардейская танковая бригада, которая должна была стать его костяком и ударной силой, в это время воевала восточнее Гжатска в составе 5-й армии Брянского фронта.
С мая 1942 года корпус в составе Брянского фронта, в сентябре вошел в подчинение 5-й танковой армии.

Жестокие бои за Сталинград…
С 19 ноября 1942 года корпус в составе Юго-Западного фронта принимал участие в Сталинградской битве, где прорвав оборону противника, понеся при этом незначительные потери в личном составе и матчасти, сломив сопротивление противника, разгромив при этом 4-ю и 11-ю румынские пехотные дивизии. В последующие дни боёв за Сталинград, ломая упорное сопротивление противника, части корпуса расчищали путь стрелковым дивизиям. В результате боев за Сталинград частями корпуса уничтожено и захвачено в плен 4 500 солдат и офицеров, более сотни орудий разных калибров, 43 пулемёта, 15 танков, 480 автомашин, несколько складов с боеприпасами, продовольствием и другое имущество.
В феврале 1943 года в составе Приволжского военного округа, в марте в Резерве Ставки ВГК.
С 8 марта 1943 года корпус в составе Западного фронта, 15 марта переподчинён 49-й армии. 22 марта выведен в резерв Западного фронта.
В июле – августе 1943 года корпус действуя с составе 11-й гвардейской армии между рек Вытебеть и Ресета в направлении Дретово, Ульяново, Хотинец, Карачев, Клинцы, был введен в прорыв для развития успешного наступления и разгрома противника на этом направлении. В результате боёв корпус освободил до 200 населенных пунктов, в том числе города Карачев и Клинцы, уничтожил до 6 000 солдат и офицеров противника, до 50 танков и до 30 орудий противника разных калибров. 1 октября 1943 года выведен в резерв Брянского фронта.
С 27 октября по 11 ноября переброшен в составе 11-й гвардейской армии на 1-й Прибалтийский фронт в район ст. Великие Луки. Принимает участие в боях с 13 декабря, введён в прорыв на рубеже Крицкие, Зезюлин в районе м. Езерище и в течении 14, 15 и 16 декабря действуя в направлении Городок освободил свыше 40 населённых пунктов и в районе ст. Бычиха соединился с частями 5-го танкового корпуса, чем способствовал окружению 87-й пехотной дивизии противника и в последствии принял участие в её ликвидации.
11 марта 1944 года Указом Президиума ВС СССР, за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество, 1-й танковый корпус награждён орденом Красного Знамени.
С 24 февраля по 20 июня 1944 года корпус в Резерве Ставки ВГК, с 21 июня по 3 июля участвовал в разгроме Витебской группировки врага в составе 1-го Прибалтийского фронта.
5 июля 1944 года корпус вошёл в подчинение 43-й армии, 29 июля выведена в резерв фронта. С 1 августа поступил в оперативное подчинение 2-й гвардейской армии. 21 августа выведен в резерв фронта, 24 августа переподчинен 51-й армии.
В сентябре 1944 года корпус вёл боевые действия в районе Добеле.
19 октября 1944 года корпус поступил в подчинение 5-й армии 3-го Белорусского фронта, 23 октября выведена в резерв фронта.
С 16 января 1945 года корпус в фронтовом подчинение 3-го Белорусского фронта введён в прорыв и с хода форсировал реку Инстер и обходным манёвром за два дня боёв с танками и самоходной артиллерией противника прошёл 60 км, овладел крупным узлом дорог и сильным опорным пунктом обороны противника городом Гросс Скайсгиррен, перерезал автомагистраль Тильзит – Кенигсберг и, угрожая Тильзитской группировке противника с фланга, обеспечил войскам фронта овладение городом Тильзит.
Развивая наступление в юго-западном направлении и обходя узлы сопротивления противника, корпус с боями овладел узлом дорог Таплакен и переправой через реку Прегель на основной магистрали Инстербург – Кенигсберг (30 км. Западнее Инстербурга). Выйдя, таким образом, глубоко во фланг Инстербургской группировки противника. Этим самым корпус обеспечил войскам фронта овладение городом Инстербург и вынудил его группировку к отходу в юго-западном направлении.
22 января 1945 года за участие по овладению городом-крепостью Инстербург 1-му танковому Краснознаменному корпусу присвоено почетное наименование «Инстербургский».
В дальнейшем корпус преодолевая упорное сопротивление и обходя опорные пункты обороны противника, нависая и угрожая им с тыла и флангов, с боями к 27 января вышел на рубеж Траузиттен, Нойхаузен, прикрывающий с северо-востока основные подступы к Кенигсбергу, обеспечив своими действиями выход войскам фронта непосредственно к городу Кенигсберг.
За период наступательных операций в Восточной Пруссии с 16 по 27 января 1945 года корпус с боями в сложной обстановке и с упорно-обороняющемся противником прошел до 200 км. и нанес противнику большой урон в живой силе и технике. Уничтожено – солдат и офицеров – свыше 7 000, танков и самоходных установок – 97, самолетов – 20, бронетранспортёров – 211, автомашин – 2787, пушек разного калибра – 313, миномётов – 140, пулемётов – 417, складов – 19, ДЗОТов и блиндажей – 77 и много другой техники и инженерных сооружений. Захвачено – пленных – 1562 солдат и офицеров, сладов с разным военным имуществом и продовольствием – 149, танков – 20, автомашин – 500, лошадей – 5 300 и другого имущества.
С марта по апрель 1945 года корпус в составе Земландской группировки войск 3-го Белорусского фронта.
10 июня 1945 года Приказом НКО СССР № 0013 1-й танковый Инстербургский Краснознаменный корпус переформирован в 1-ю танковую дивизию.
Командиры:
• генерал-майор т/в Катуков Михаил Ефимович c 31 марта 1942 по 18 сентября 1942
• генерал-лейтенант т/в Бутков Василий Васильевич с 19 сентября 1942 по 11 мая 1945
Корпусные части:
• 767-й отдельный батальон связи
• 183-й отдельный саперный батальон
• 50-я отдельная рота химзащиты
• 110-я полевая танкоремонтная база
• 215-я полевая авторемонтная база
• авиационное звено связи
• 53-й полевой автохлебозавод
• 1932-я полевая касса Госбанка
• 2080-я военно-почтовая станция
Состав:
• 89-я танковая Тильзитская орденов Суворова, Кутузова бригада
• 117-я танковая Унечская Краснознаменная ордена Суворова II степени бригада
• 159-я танковая Полоцкая ордена Ленина Краснознаменная орденов Суворова, Кутузова бригада
• 44-я мотострелковая Полоцкая Краснознаменная, орденов Суворова, Кутузова бригада
• 354-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский Тильзитский Краснознаменный ордена Кутузова полк
• 1437-й самоходно-артиллерийский ордена Суворова полк
• 1514-й самоходно-артиллерийский ордена Кутузова полк
• 120-й легкий артиллерийский Новгород-Северский полк
• 108-й отдельный минометный полк
• 10-й гв. минометный дивизион реактивной артиллерии
• 1720-й зенитный артиллерийский полк (полк, где воевали мои родители)
• 86-й отдельный мотоциклетный батальон
• 307-й гвардейский минометный дивизион
• 10-й отдельный разведывательный батальон
nashapobeda@inbox.lv1-й танковый корпус

Вышеприведённый материал позволяет представить перипетии Великой Отечественной, в которых оказались мои родители: отец, ст. лейтенант артиллерийского полка №1720, Борис Яковлевич Котельников(1921-1997), и моя мать, санинструктор артиллерийского зенитного полк, Лидия Тихоновна Полторецкая (1921-2005) и те военные дороги .по которым шли мои военные родители на Запад. А названия освобождённых городов, как пособия по географии, звучали в моём детстве постоянно.
Особенно часто мама Лида рассказывала о сказочно прекрасном городе Кенигсберге, столице Пруссии, откуда её и демобилизовали по беременности, а отец продолжал воевать где-то на зачистке в Прибалтике до конца 1945 года.
С моей матерью, Лидией Тихоновной Полторецкой (1921-2005), санинструктором зенитной батареи, 1720 артиллерийского зенитного полка, мой отец Борис встретился осенью 1943 года, когда мать по призыву из города Чистополя ТАССР оказалась на фронте в этом полку. Под Новый 1945 год они сочеталась фронтовым браком. Фронтовая свадьба слилась со встречей Нового1945года, и как я пишу в своих стихах: /Под Новый сорок пятый год/ Любовь меня ты зачала…/
Фронтовая дружба-любовь помогала моим юным родителям выжить в смертельных боях. Отец, как я уже писала, был командиром зенитной батареи, и, мама шутила, был богом войны. За два года их фронтовой дружбы-любви столько было переговорено во время встреч! Мама делилась своими девичьими восторженными воспоминаниями о писательской колонии Союза Писателей России в Чистополе 42-43 годов, о советских поэтах Пастернаке, Твардовском, на концерты которых она с подружками-активистками постоянно бегала. Родители мои, школьные отличники, были детьми интеллигентными, и им было, что рассказать о своей неординарной юности… Отец рассказывал о своей военной семье, об отце-генерале Якове, о матери Ольге и о большой их любви, о своём детстве в Москве и юности в Воронеже. Отец часто рассказывал историю любви своего отца Якова и тридцатилетней матери, старой девы Ольги, которые, встретившись в 1920 году, не смогли расстаться, несмотря на то, что у деда Якова уже был годовалый сын и гражданская жена, с которой он жил в период Гражданской войны. Любовь матери Ольги была так велика, что оставив сына Бориса на руках двух своих сестёр, старых дев, следовала она за военным мужем по всем его гарнизонам, сопровождая во всех опасностях его боевой военной службы.
Бабушка Ольга, мать отца Бориса, вышла из интеллигентной семьи московского домовладельца, была умницей и красавицей. Громадные глаза отца достались ему по наследству от матери. Так что, отец Борис – был красавец-острослов и, как смеялась моя мама, все женщины всю жизнь были в него влюблены! Не избежала этой участи и мама Лида. Почти два года фронтовой жизни принимала его ухаживания и дружбу, а под Новый 1945 год решилась и вышла за отца замуж фронтовым браком. Вся отцовская батарея праздновала эту свадьбу! Было отцу и матери тогда по 23 года, они были однолетками. Они были молоды, хотели жить, а вокруг взрывалась война, уничтожая всех и вся на своём пути! Они мечтали о Счастье! О жизни!..
Моя мама, Лидия Тихоновна Полторецкая, родилась в селе Дергачи Саратовского уезда 25.03.1921 года. Но после раскулачивания семья Полторецких бежала на Каму в татарский старинный купеческий и хлебный город Чистополь. В школу в Чистополе она пошла в 11лет, во второй класс. Прекрасно училась сначала в школе№6, затем в школе №3 и кончила в 20 лет в 1941 году с отличием 10 классов школы №1. В сентябре 1943 года, после окончания экстерном шестимесячных Роковских медицинских курсов, она была направлена вместе с девушками -чистополками ТАССР Чистопольским РВД на фронт. Провожал девчонок-медсестричек весь Чистополь. Матери, хватаясь за одежду дочерей, теряли сознание от горькой разлуки. Попала мама Лида в зенитный артиллерийский полк 1720, 1 танкового корпуса, с которым прошла по фронтам Отечественной войны до Кенигсберга. Ко дню Победы, её по беременности демобилизовали.
За два года фронтовых дорог она сроднилась со своим артиллерийским зенитным полком 1720. Сколько раненых прошло через её заботливые девичьи руки! В 1945 году была награждена медалью « За отвагу». Согласно приказу №01555 от 02 февраля 1945 по 1720 зенитному артиллерийскому полку за проявленные доблесть и мужество наряду с разведчиками, командирами орудий батарей, с татарскими земляками: прицельным наводчиком 3 батареи, Мингазовым Табрисом Мингазовичем из Арска, и орудийным номером 1 батареи, Шалгиным Михаилом Леонидовичем из Новошешминска, была награждена и моя мать, маленькая хрупкая девочка -санинструктор. Приказ гласит: наградить санинструктора зенитной батареи Полторецкую Лидию Тихоновну, рождения 1921 года, рабочую, русскую, в Красной Армии с 1943года. Призвана Чистопольским райвоенкоматом Татарской АССР. 18.01.1945 во время налёта авиации противника и под артиллерийским огнём тов. Полторецкая оказала медпомощь 8 раненым бойцам…



Полторецкая Лидия Тихоновна 1921 г.р.
Звание: санинструктор
в РККА с 1943 года Место призыва: Чистопольский РВК, Татарская АССР, Чистопольский р-н
Место службы: 1720 мзенап
Дата подвига: 18.01.1945
№ записи: 37476150
Архивные документы о данном награждении:
I. Приказ (указ) о награждении и сопроводительные документы к нему
II. Первая страница приказа или указа
III. - строка в наградном списке
IV. II. Учетная картотека-
данные в учетной картотеке





В моём детстве мать часто говаривала, что это – единственная честная награда, которая давалась за храбрость! Но какой ценой доставалась фронтовым девчонкам эта храбрость, если мать старалась никогда не рассказывать об ужасах войны! А когда я её просила рассказать, отговаривалась тем, что и так ей каждую ночь снится война, и она подпрыгивает от взрывов.
Закончила войну мама в столице Пруссии сказочном Кенигсберге и часто рассказывала эпизоды из военных событий в том городе: «Пришли ко мне вечером наши бойцы и сообщили, что взяли в плен местных богатых пруссаков,
среди которых оказалась и одна герцогиня. Так вот она от страха перерезала себе вены, истекала кровью, и нужно было оказать ей медпомощь. Это была молодая, красивая дама, и когда я перебинтовала ей порезанные руки, то она стала отдавать мне в благодарность все спрятанные на груди драгоценности». И мама Лида гордо заканчивала: «Но я отказалась, сказав, что коммунисты не берут плату!» И при этом добавляла: «Наши ребята шутили потом, что напрасно ты, Лидочка, не взяла эти драгоценности. Теперь эту женщину ограбят и убьют свои же пруссаки!»
После демобилизации мамы Лиды, в мае1945года отец Борис послал её рожать меня в Москву к своей матери, Ольге Петровне Котельниковой. Было трудное и голодное для страны время, когда народ жил по карточной продовольственной системе. Послевоенный голод и разруха! Генеральского пайка вдовы генерала Я.Г. Котельникова не хватало на четверых: двух сестёр бабушки Ольги и маму, которая ещё не была прописана в Москве. Отец Борис находился в то время на фронтах в Прибалтике. И в августе1945года, чувствуя свою житейскую беспомощность и неопределённость у старой пятидесятипятилетней свекрови, она, не дождавшись отца Бориса с фронта, уезжает рожать меня в Татарию к своей матери Анне. По пути в Чистополь, беременная, в гимнастёрке и в кирзовых военных сапогах, написав заявление о поступлении в Казанский стоматологический мединститут, сдаёт вступительные экзамены на врача-стоматолога, выбрав ту же специализацию, что и свекровь Ольга Петровна Котельникова.
Я родилась 5 сентября 1945 года в Чистополе ТАССР и нарекли меня Ольгой в честь гордой бабушки-генеральши Ольги Петровны Котельниковой, так как мама всегда надеялась на восстановление брака с отцом Борисом. Но судьба распорядилась иначе. В смертельных муках родив меня, она на два года свалилась в кровать с ревматизмом ног, получив от врачей неутешительный пожизненный коечный приговор. Молодость победила! И в 1948 году мама уезжает в Казань учиться: два года в Казани и по переводу два года в Молотове, где в 1950 году было стоматологическое отделение. Я осталась на руках у чистопольских дедов. В 1952 году мама стала врачом-стоматологом.
А дальше пошла жёсткая жизнь за выживание, за кусок хлеба и рабочее место. Так как вакантных мест врача-стоматолога в Чистополе для неё не нашлось, мать была вынуждена работать на временно освобождавшихся по беременности ставках, по объявлению, в городах Татарии и России: Казань, Молотов, Агрыз, Владивосток, Рыбинск, Йошкар-Ола, Волжск, Зеленодольск и под конец жизни в городе Чистополе. И везде – она была исключительно-добросовестным врачом (её пломбы держались всю жизнь!). Была также парторгом партячеек и редактором-оформителем стенных газет, так как прекрасно рисовала. В городе Владивостоке она была избрана народным депутатом Первореченского районного Совета депутатов трудящихся города Владивостока. Имеет многочисленные государственные юбилейные послевоенные награды, в том числе орден « Великой Отечественной Войны 2 степени» за №6326294 к 40-летию Победы, поздравления от президента РФ В.Путина.
Мои деды, мои мать и отец – герои Великой Отечественной войны, как и миллионы их сверстников! Это они – достойные строители разрушенного войной советского государства, всегда были и будут для меня образцом для подражания. Они помогли мне получить высшее образование и воспитали во мне чувства достоинства и гордости за свою великую Родину. Деды, родители, мы, дети войны – вот та советская эстафета, которая смогла сохранить и восстановить великое государство СССР, равного которому не было и НЕ БУДЕТ в мировой человеческой цивилизации!
Храбрая маленькая женщина, прошедшая санинструктором по фронтам ВОВ, всю свою жизнь содержавшая престарелых родителей и меня, дочь-студентку, труженица великая, она сочетала в себе самые яркие и благородные черты русской женщины: женское благородство и достоинство, неженскую храбрость и твёрдость духа, нравственность в сочетании с нежностью и любовью к близким, верность идеалам общечеловеческой значимости: «Мы, Полторецкие – благородный род и держимся век на сострадании к людям!»– всегда в трудные минуты жизни говорила моя мать. Художник, рукодельница, дизайнер по природе своей, она украшала и свою, и жизнь близких людей до конца своей жизни. Умерла мама Лида в Волгограде 29.03.2005 году в возрасте 84 лет и похоронена на мемориальном Дмитриевском кладбище Волгограда. Отец похоронен в Москве. Светлая им память!
Моей прекрасной матери-медсестричке и отцу я посвятила множество стихотворений своей шестнадцатитомной поэтической эпопеи «Счастье земное». Мои биологические родители и московские деды Котельниковы прошли в моей судьбе, как идеал, как желанная мечта, надо мной – в моих грёзах…
А рядом со мной – всё детство и юность в Татарии были мои дергачёвские деды Полторецкие: моя бабушка Анна Степановна Полторецкая и дедушка Тихон Степанович Полторецкий – мои благороднейшие воспитатели и утешители во всех моих детских невзгодах. И они были моим бесценным счастьем. Все мои детские радости созданы ими, и я почти не чувствовала своего сиротства и неравноправия. В семье Полторецких – каждый, а особенно бабушка Анна, были наделены редчайшим даром: любить других, как это нужно было другим. Умея любить, не умели ненавидеть. Умели по-христиански прощать, терпеть и смиряться с ситуациями, которые им не под силу было одолеть. Самоотверженность родителей и детей Полторецких рождала способность к саморастворению в общем семейном деле и выполнении общего семейного долга, и это создавало удивительную гармонию семейных отношений. Я не помню ни одного окрика, ни одного наказания, даже самого маленького по отношению к себе и домочадцам. Все подчинялись добровольной совести и любви, что, наверное, и есть самая строжайшая дисциплина! Господь дал моей сироте-бабушке Анне этот величайший талант утешения и служения своим детям и внукам. Её воспитание в помещичьем доме – отшлифовало его. И мы, девочки, воспитанные бабушкой Анной, как тургеневские девушки и в дворянской чести, и достоинстве, с любовью и благодарностью приняли этот дар и понесли, пытаясь приспособить духовные ценности, полученные от дедов в своей молодой, уже советской жизни. Нет ни одного человека в Чистополе, знавших моих дедов, что могли бы сказать дурное слово о моей семье. Только слова признания и благодарности за доброе отношение и посильную житейскую помощь! Они, неграмотные, привили своим детям и внукам вкус и стремление к науке и труду, вырастив из нас – советских бескорыстных христиан в самом лучшем понимании этого слова, то есть героев труда и защитников Родины. И я до глубокой старости благоговейно преклоняюсь пред их человеческим ВЕЛИЧИЕМ. Царство вам Небесное мои самые любимые… и незабвенные…

Лидия Тихоновна Полторецкая. «Воспоминания о моём роде, о времени и о себе…» (киносценарий)

Глава 1. Семья Полторецких в Дергачах. Свадьба Анюты и Тихона…

…..Дергачёвские просторы Саратовской области – это моя родина. Мой отец, Тихон Владимирович Полторецкий(1982-1969), помнил по рассказам своего отца Владимира Григорьевича Полторецкого, что во времена Екатерины второй семейство Полторецких переселили сюда из Западной Украины. Сам мой прадед, Грицко Полторецкий был очень сильным человеком и кулачным бойцом. В те времена повсеместно проводились кулачные бои, и он одним махом кулака мог убить своего противника. Когда приходил с кулачного боя домой, то руки мыл кипятком из-под крана кипящего самовара.
И моего деда, Владимира Григорьевича Полторецкого, Господь тоже не обделил мужской статью. Был дед Владимир женат дважды. От первого брака – сыновья Андрей и Степан, от второго брака с Анисьей, моей бабушкой, было семь сыновей и одна восьмая дочка Мария. Старший сын Тихон – мой отец. Отца женили на моей матери, Анне Степановне Левиной, которая была сиротой и воспитывалась бабушкой.
С шести лет стала она отдавать Анюту в люди нянькой. Девочка была послушная, исполнительная и двенадцати лет взял её нянькой учитель. А затем помещик Нарышкин, проживавший в селе своём в поместье Нарышкино, взял Анюту в горничные. Девочка росла с его двумя дочерями, была им и служанка, и подруга. Мама рассказывала, что она с дочками помещика была дружна. Они вместе играли, веселились, вальсировали. Мама Анюта из подростка превращалась в красивую стройную, черноволосую девушку. Из рассказов мамы , жилось ей у помещика в довольстве. Помещик одевал её так же богато и модно, как и своих дочерей. На балах мама Анюта обслуживала гостей. Когда подносила гостю поднос с угощением, то все гости оставляли в благодарность за угощение – деньги. Накапливались изрядные суммы денег, и бабушка забирала, чтобы заказать ей наряды у тех же портних, что и господские барышни.
Мама рассказывала, что костюмы и платья она носила с корсетами-корсажами, туфли – на высоком каблуке с блестящими бляшками. Одним словом, к шестнадцати годам она была самой счастливой девушкой! Жилось ей так хорошо в этой семье, что о такой жизни осталась у неё благодарная память до конца её дней.
Но вдруг помещик предложил бабушке Анюты дать согласие на удочерение девочки. Бабушка забирает Анюту из семьи Нарышкиных и выдаёт её, шестнадцатилетнюю девочку, в семью из семнадцати человек за восемнадцатилетнего мальчика Тихона Полторецкого. И свершилась свадьба: поставили четверть вина попу-батюшке, и он выдал маме метрики на восемнадцать лет, так как до восемнадцати лет венчание проводить не разрешалось. Вот так мама Анюта и папа Тихон стали в 1910 году взрослые люди. Мама рассказывала мне и внукам, как перед сватаньем приснился её пророческий сон: «Во дворе зазвенели колокольцы, я метнулась к окну, вижу, идут в дом люди. На пороге стоит крепкий рыжий веснушчатый, белокожий парень – жених! Как мне он не понравился! Мне нравился в это время другой! Но утром сон стал явью! Меня приехали сватать незнакомые мне сваты за рыжего Тихона. Не любила, а привыкла, притерпелась и вас нарожала…»

Глава 2. Гражданская война. Дергачи.

Началась тяжёлая, непосильная жизнь в семье Полторецких, с её украинскими обычаями и привычками. Кончилась идиллия красивой жизни твоей бабушки Анюты (обращается мама Лида ко мне) и началась кабальная крестьянская жизнь со всеми тяготами некрасовского стихотворения «Я полоску в поле жала, золотые снопы вязала…» Но семья Полторецких и в гражданскую войну находилась на этих полосках, прижавшись к земле. Они слышали, как разрывались снаряды, пролетая мимо них. Белые – забирали мужчин, уводили с собой воевать, красные чапаевцы забирали – оставшихся. И война продолжалась. Один брат воевал за белых, другой – за красных. Отца Тихона хотели белые взять, но младший брат Василий пошёл вместо него, сказав: «У тебя, Тихон, дети! Оставайся дома!» Степан Полторецкий, брат от первого брака отца Владимира, то есть по матери не родной, воевал в красных партизанах против белых. Погибало много не только мужиков. Пьяные белые для забавы подстреливали и детей, которые выбегали на улицу поиграть.
В гражданскую войну красные квартировали в доме Полторецких, а вернее в хибаре, где жили мои родители и вся многочисленная семья. И коммунист Яков Никифорович Четвериков, сорокалетний мужик, украл красавицу Марию, младшую сестру отца. Ей было всего четырнадцать лет, но он увёз её с собою. После Гражданской войны они вернулись, как муж и жена с сыном Колей Четвериковым в Дергачи. Потом они жили в Грозном, работали на «Стеклогазе». Это я помню. Затем чеченцы украли Колю. После того, как нашли Колю, они вернулись семьёй в Дергачи.

Глава 3. Семья после гражданской войны. Дергачи.

Гражданская война закончилась. Мирная жизнь продолжалась. Надо представить себе избу, построенную из саманного кирпича руками старших Полторецких. Изба состояла, по моей памяти, из двух половин: передней половины, где жили старшие, и задней, которую занимали младшие. К приходу мамы семья насчитывала семнадцать человек. Дед Владимир, бабушка Анисья и восемь их детей занимали переднюю половину. В ней была и спальня двухэтажная: наверху, видимо, помещались вещи, а иногда и сами спали. Комната спальни квадратная, потолки и полы – деревянные. Вторую половину занимали дети-сыновья: Андрей с семьёй. Степан жил отдельно после Гражданской войны. Однако хозяйство было общее: земля, лошади, плуги. Бороновали землю, сеяли – всё вместе.
Мама рассказывала, что двенадцать лет она со всей семьёй выезжала обрабатывать и засевать землю. Как снег с поля сошёл, грузят бочку селёдки, муку, крупу, сахар, жиры и отправляются в поле. Находятся там, пока не ляжет снег. Зимою мама шила на всю семью одежду, необходимую для носки. Это были её обязанности. Другие снохи имели свои обязанности. Парни, дети хохлушки бабушки Анисьи, подрастали, начинали ходить на танцы. Когда приходили домой, как правило, страшно пили воду от жажды. И так друг за другом умирали. Остались только папа, Семён и самый младший Василий. Оказалось, что старшая сноха травила ребят, не давала им возможности жениться, так как хозяйство малое, и она боялась, что при разделе имущества её семье ничего не достанется.
Семён женился, взял Настасью, у них родились сын Василий и две дочери: Лиза, имя второй не помню. После двенадцати лет общинной жизни братья разделились. Семён со своей семьёй и бабушкой Анисьей остались в этой избе со всеми сараями, мазанками и прочими подсобными постройками. Дедушка Владимир к тому времени умер. Мама Анюта с детьми Петей, Колей и со мной ушла в маленький домик с большой печью и земляными полами. Мама была беременна, сделали ей под наркозом аборт. Говорили всё при мне, я ползала на полу и всё слышала.
И, наконец, дядя мамы Алексей Иванович Федотов подарил маме свой второй дом, построенный им самим. У него было два дома, окнами обращены друг к друга. Дом был построен из саманного кирпича. Крыша, потолок и полы – деревянные. Дом хорошо спланирован: зал – просторный, большая спальня. Вторая половина разделена на две детские: для Коли и Пети и отдельно для меня. В середине дома была прихожая. Кухня квадратная с чуланом, куда выходила печь. Там мама готовила пищу, пёкся хлеб. Перед входом в дом было крыльцо и отгорожено хранилище для продуктов. Всё сделано из дерева. Был также огромный двор с постройками для хозяйства: коровник, сарай с погребом, курятник.
Расскажу, как мама обставила мебелью подаренный дом. Спальня нарядная, все принадлежности убранства постели были, и ещё в спальне стоял сундук с её нарядами, её приданым, которое её бабушка собрала и отдала маме к свадьбе. Эти наряды были нарядами интеллигентной дамы, и сама мама выглядела интеллигенткой. Всё соответствовало тогдашней моде, всё так и осталось, как служила она у помещика. На маму все засматривались. Черноволосая точёная красавица с аристократическим лицом! Отец и в гости её не брал, всё ревновал. Один раз взял на свадьбу, так сразу налетел молодой парень, привёз домой и предложил ей сбежать с ним! Отец с свадьбы уехал раньше и был в это время дома. Когда услышал этот разговор, столько смеха было, что и мы, дети, тоже смеялись!
Но вернусь к описанию дома. В комнате стоял шкаф из простого дерева, вроде комода, на нём – мои копилки и куклы. Стола не было. Стояли подле окон венские стулья, и вся гостиная заполнена – цветами, посаженными в деревянные посудины в виде коротких бочек. Цветы огромные, на потолке – кольца, к которым они привязывались. На окнах тоже цветы. Комната выглядела зимним садом, и весь этот сад я, маленькая девочка , должна была обихаживать: поливать, протирать листья… В кухне – огромный стол и у стен – деревянные лавки. Вся семья кушала в одно и то же время: завтрак, обед, ужин. В углу висели образа, перед едой и после еды все молились, благодарили Бога. Для каждого – своя посудина: тарелка, гончарное, или деревянное блюдо. Второе ели обязательно вилками: всё, как у господ! Послушание было обязательным! Отца мы редко видели, с нами была мать…
При доме было огромное позьмо, где можно было разводить огородное хозяйство. Но в Дергачах это было не принято. В те времена у всех были бахчи, где сеяли арбузы и дыни. Но мама с отцом сельским хозяйством не занимались. Отец стал перегощиком скота, который он закупал в казахских степях, а мама устроила в доме сельскую гостиницу для перегонщиков скота. На зиму продукты покупались на базаре или привозились из Астрахани. Вобла, сухая рыба готовились на всю зиму. Сарай-амбар на зиму заполнялся мясными отходами: головизной, брюховицами, ногами. Солились или вернее мочились на всю зиму капуста, яблоки и арбузы. Все продукты от круп и муки до картошки запасала мама с осени. Но я помню, что кроме холодца, щей и голубцов мама Анна кормила нас и саламатиками. Это – та же самая затирушка! Все хозяйственные дела лежали на матери. Отца мы дома не видели. Он появлялся из степей, как красное солнышко. Погуляет с друзьями – и снова в степи. Вот так Петя и Коля подрастали, мне тоже стало пять лет. Родилась Раечка, и я стала нянькой в полном смысле этого слова. Отец стал работать проводником на железной дороге Москва – Саратов (Дергачи – железнодорожный узел Алт-Ата).
Отец, Тихон Владимирович Полторецкий – второй Проживальский, был заядлым путешественником! Он прошёл все казахские степи вдоль и поперёк. Эта его страсть заставляла заниматься делом, которое ему практически ничего не давало. От покупки лошадей, верблюдов на деньги односельчан и перегона в Дергачи он мало, что имел. Из рассказов отца, сколько раз разбойники казахи и киргизы пытались его ограбить и убить, но интуиция подсказывала ему пути спасения, и он, опережая их, уходил от преследования. Однако к сорока годам он остановился, но путешествий в Среднюю Азию к киргизам и казахам не прекращал и в Чистополе.
Все дети в семье росли разными по характеру и по внешности. Коля с Раечкой были похожи на красавицу маму Анну, Петя был похож на рыжего отца Тихона, а я пошла внешностью в украинскую породу, похожа была на младшую курносенькую сестру отца, Марию. Самый бойкий был Коля и не поддавался никакому правилу. Сам себе хозяин. Он катался на крыльях ветряной мельницы, в результате вывихнул ногу и потом ходил на костылях и заработал шрам на виске, который всю жизнь прикрывал чёлкой набок. В двенадцать лет он убегал на Байкал, искать золото. Милиция сняла его с поезда и вернула домой. Но с тех пор к нему прочно прилипла кличка Коля-Байкал. Но, если Коля всё своё время проводил на улице и дрался с мальчишками, то Петя был, как девочка, и больше играл со мной. Он был исключительно-послушный, доброжелательный, прилежный в учёбе мальчик, прекрасно рисовал. Я у него забирала краски и тоже рисовала, после чего он стал прятать краски от меня. Меня в семье обижали, поскольку я была курносой хохлушкой. Коля наскакивал, а Петя меня защищал. Я плакала: « Вот я вам ещё докажу!!!» Мама тоже меня не баловала, так как я была её главной помощницей. В мою семейную обязанность входил уход за бесчисленными, вьющимися по потолку и стенам, декоративными цветами. Ох, как же я их не любила! Да в пять лет я стала нянькой родившейся сестрёнке. И, мне тогда казалось, что вся любовь мамы перешла к младшей Раечке.
Теперь нужно описать семью и судьбу Алексея Ивановича Федотова и Марии, его жены – единственных родственников мамы Анюты, очень доброжелательных и не бросавших её в трудные минуты жизни. Окна дома Алексея Ивановича были обращены к окнам нашего дома, подаренного им маме. И жили мы одной семьёй и в горе, и в радости. Это – единственная, отрадная отдушина от непосильной и тяжёлой жизни мамы.
У Алексея Ивановича и Марии были два сына: старший – бухгалтер, младший Петя, ровесник нашему Пете. Две дочери: Клава была за мужем за Егором и жила за углом в своём доме с детьми, а Тоня, семнадцатилетняя девчонка, обрезала длиннющую косу и записалась в комсомол. Тогда Алексей Иванович отдал её замуж за семнадцатилетнего парня Цветкова, хулигана и голубятника. Помню, заходит домой и кричит: «Баба, пришей пуговицу, а то от штанов отодралась!». Я в это время была у них. Цветковы жили напротив нас, и я бегала к двоюродной сестре Тоне. Её часто отправляли в поле караулить бахчи, а муж с друзьями пугал её в караульной будке и хулиганил. Тоня ушла из дома Цветковых и работала в приюте для детей в Дергачах.
Помню дядю Алексея, когда он подходил к буфету у себя дома, брал графинчик и причащался. Мебель у них была такая же, что и у нас дома, планировка комнат та же. Помню дядю Алексея у нас в гостях по поводу рождения и крестин Раечки. Он плясал вприсядку, все кружились и веселились. Я, пятилетняя, была в маминой спальне и каталась в это время на зыбке, вернее, люльке, в которой спала Раечка. Люлька была прикреплена на кольцах к потолку…
Как сложилась судьба Федотовых… Двоюродная сестра Клава с Егором остались в Дергачах, их не раскулачили. Тоня осталась на работе в интернате с детьми. Алексея Ивановича и сыновей раскулачили и сослали в шахты в Караганду. Дядя Алексей Иванович там и умер, об остальных мы ничего не знаем.

Глава 4. Коллективизация в Дергачах. Раскулачивание. Голод…

У Полторецких – трагическая судьба. Младший брат папы, Василий, был на фронте ранен и вскоре умер от туберкулёза. Колхозник Вася, сын старшего брата папы Семёна, умер в 1933году, в голод. Он вёз колхозный урожай на элеватор. По дороге его мучил голод, он ел зёрна. Зерна в желудке разбухли, и желудок разорвался. Лошадь привезла урожай, когда он был уже мёртвым! Так дядя Василий и племянник его Вася окончили свой жизненный путь…
Хочется рассказать о периоде коллективизации в Дергачах, и что наша семья пережила и выстрадала за время тотальной коллективизации, которая проводилась в Дергачах по принципу: кто не хочет отдавать своё имущество и вести хозяйство коллективно, тот враг народа! У нас хозяйства не было кроме чужого федотовского дома и четверых детей. Брат отца, дядя Семён со своей семьёй не сопротивлялся и сразу вступил в колхоз. Дядя Степан – тоже колхозник. А Тихон Владимирович надевает серый костюм в мелкую клетку, щиблеты, белую рубашку и уезжает в Саратов. Мама с четырьмя детьми остаётся одна в Дергачах. Приходят властные люди, описывают всё, что у нас есть. Подняли маме юбку, посмотрели, что на ней. Открыли сундук, там были мамины и детские вещи. Всё описали. Описали даже мои штанишки с кружевами, детское бельё и одежду! Описали постельные принадлежности, всё, что находилось в доме. Описано было всё, и это вместе с домом подлежало конфискации! Приехали извозчики – добрые крестьяне, увидели, что ни за что, ни про что выселяют нас «КУЛАКОВ» в посёлок «Красный» в Казахстане. Туда последовали все противники коллективизации – «кулацкие семьи» с детьми, старые и малые, девушки и мужчины. Я в это время закончила первый класс, значит, это были 1929 – 1930 годы.
Зима. Мужчины-извозчики разговаривают между собой: «Эта женщина с детьми замёрзнет дорогою. Мы – не звери! Берите перину, кладите в сани, забирайте все подушки, одеяла, одевайте детей, как можно теплее! Одевай, женщина, тёплые вещи! Плевать нам, что они конфискованы! Да у них вообще ничего нет кроме стен!!!» Посоветовали Пете остаться, ему шёл шестнадцатый год: « Ты, мальчик, должен где-то работать и кормить семью. Петя, оставайся! Мать и дети погибнут там!» И нас – маму, Колю, меня и двухлетнюю Раечку посадили в сани, закутали одеялами и подушками и повезли в степь. Привезли на хутор «Красный», поместили в хату. В этой хате находилось несколько семей, и все без мужей, только дети и бабы! А мужики, если не успели бежать, значит – в заключении.
Около хутора текла речка, у которой мужики ловили рыбу. Я тоже ходила к чужой проруби и сачком пыталась поймать рыбку. Хозяин этой проруби взял меня, подержал над прорубью и сказал: « Придёшь ещё, брошу тебя в прорубь головой!» На Рождество и Новый год я ходила «славить», но мне отвечали: «Девочка, завтра приходи!» Весной ходила поздравлять с Пасхой, так же от ворот – поворот! Стало тепло, меня отправили в Дергачи к тёте Клаве, двоюродной сестре мамы. Потом мама с Раечкой приехали в Дергачи на лечение, и нам устроили побег в Саратов к родственнице папы. Коля остался на «Красном» в заложниках, но вскоре и он сбежал, его тоже привезли в Саратов. Семья собралась в Саратове, и отец купил билеты до Сызрани. И мы, яко наг - яко благ, приехали в Сызрань. Петя там работал на строительстве моста, упал. Во время падения роба зацепилась за дерево. Он повис и остался жив! Передохнули, как цыгане, и снова – в путь. В Сызрань бежала так же и семья дяди Максима Сиротина. И так три семьи: Полторецких, Сиротиных и Чугуновых – в бегах! Задерживаться в Сызрани не стали, отец погрузил нас на баржу, и мы поплыли, без Пети. Он остался пока около Сиротиных, по-прежнему работая на строительстве. Плыли на Каму, в хлебный город Чистополь, под Казань…


Глава 5. Бегство семьи в Чистополь на Каму. Татарская Слобода…

Осень. Кама уже стала замерзать. Причалили к берегу, к Чистополю. Извозчик, дедушка Абдурахман, погрузил нас и привёз в Татарскую Слободу к себе в подвальное помещение, вернее, на первый этаж своего дома по улице Тукаева дом№19. У него мы прожили семь лет с 1931 по 1937год. Потом, когда Петя ушёл служить в Красную Армию, нам, Полторецким, дали квартиру на этой же улице рядом с детским садиком, Тукаева 15, кв. 7, как семье красноармейца. «Там твоя милость, Ольга Борисовна, ты и родилась в 1945 году 5 сентября!» – обращается мама Лида ко мне. И вообще весь рассказ её адресуется ко мне, так как мама Лида почему-то была уверена, что я, её дочь, Ольга Полторецкая, напишу роман по мытарствам семьи Полторецких… Но я предоставила это сделать ей самой, перепечатав её тетрадку мемуаров с небольшими перестановками текста, чтобы сохранить хронологическую последовательность описываемых мамой событий…
Началась жизнь в Чистополе на Каме, в Татарской Слободе. С1931 года началась и новая история семьи Полторецких на татарской земле, новой родине потомков этой славной фамилии.
У дедушки Абдурахмана жилось хорошо. Парни его: Исхак и Абдулла, дочери: Лямига и Раиса и мы: Пётр, Коля, я и Рая стали роднее родных! Парни – друзья, дочери – сестры. Парни погибли на войне, кроме Пети. Лямига была жива и здорова. Мы до последнего относились друг к другу очень хорошо. Дедушка Абдурахман умер в 1972г, а бабушка Гишке умерла в 89лет.
В Чистополь приезжала и папина мама, то есть моя старенькая бабушка-хохлушка, голосистая певунья, Анисья, с которой я в детстве весело коротала лето на бахчах в Дергачах. Она приехала от большого горя и рассказывала, как её дочка Мария отравилась от ревности к мужу и умерла в свои тридцать шесть лет, оставив двух детей Колю и Валю. Старый ловелас Яков Никифорович Четвериков, изменял ей на каждом шагу. Он связался с женщиной, у которой – пятеро детей. Тетя Мария подходит к мужу и спрашивает: « Любишь ли ты меня, Яша?» - и выпивает стакан отравы. В страшных муках умирая, кричала, чтобы её спасли. Она умерла… Яков взял с собою детей и уехал. На похоронах не присутствовал. После похорон явился с новой женой, на которой все вещи тёти Маруси разрывались. Бабушка Анисья не могла всё это видеть и приехала к нам. Оставалась у нас недолго, снова поехала к Четвериковым и воспитывала внучку Валю. Коля Четвериков погиб в Великой Отечественной. Валя Четверикова, моя двоюродная сестра, работала бухгалтером. Больше о ней ничего не знаю, отношения с Дергачами прервались.
Семья Полторецких. Чистополь.1941г.

Ну а я продолжала учиться. Чистополь. В семнадцать лет в 1938году я кончила седьмой класс чистопольской школы №3 с отличием. Денег в семье не хватало, и все были против моей дальнейшей учёбы в школе.
Мода шёлковых беретов кончилась. Денег я в семью не поставляла больше, и я стала лишним ртом в семье. Я это понимала, но учёбу не бросала. Когда я
училась в десятом классе, обострились отношения с отцом, и я ушла.
жить к подруге Лизе Баязитовой, мать которой была учительницей.
Чистополь,1938 г.
Лиза Баязитова, Лидия Полторецкая и Зоя Самойлова,
Чистополь.1941 г.

. Они жили напротив нас по улице Тукаевой. Баязитовы приняли меня, и я жила у них до окончания десятого класса. Я отблагодарила эту семью, когда была на фронте. Свою солдатскую зарплату в тридцать рублей я посылала
тогда подруге Лизе. Чистопольская юность прошла в дружбе с моими подругами-одноклассницами Лизой Баязитовой, Зоей Самойловой, Калерией Спиридоновой, Тоней Наумовой, о которых я до старости вспоминаю с нежностью.




Лидия Полторецкая, Зоя Самойлова и Зина Исмагилова.Чистополь.1941 г.


Лидия Полторецкая с подругами. Чистополь. 1941 г.
С начала войны Лиза училась в педагогическом казанском институте, а я вместе с отцом в августе 1943 году работала на трикотажной чистопольской фабрике. И обоих с фабрики и послали: отца – на трудовой фронт в Казань на авиационный завод, а меня – санинструктором в действующую армию.

Глава 6. Судьба брата Николая Полторецкого. Чистополь.
Николай Тихонович Полторецкий (1916 – 1941)
Теперь хочется рассказать о своих братьях Коле и Пете Полторецких. Николай Тихонович Полторецкий в Чистополе в начале Великой Отечественной по брони, как хороший специалист, работал на теплоходе помощником механика.

Я и Рая в мирное время плавали с ним по Каме и Волге. Он был уже женат на симпатичной белокурой кудрявой, из хорошей семьи художников Тихоновых, Полине Тихоновой. И в 1941 году у них родилась голубоглазая прелестная дочка Люся.


Грянула война. Товарищи, плавающие с ним по брони, на фронт не попали, и все остались живы. Но молодая жена Поля пишет ему письмо, что жить без него не может! «Увольняйся и приезжай!». Что он и сделал. И сразу пришла ему повестка на фронт, и мы его проводили. В Армии он не служил, а попал на страшный блокадный ленинградский фронт. Оттуда писал, что лежат по пояс в болотах под Ленинградом. Сбрасывают им с самолёта по 100гр. сухарей. Немцы заняли шоссе и ведут огонь по ним.
Анна Степановна Полторецкая, ЛюсяПолторецкая,
Раиса Полторецкая, Полина Тихонова. Чистополь.1943 г.

Пишет: «У меня остались одни кости, и кожа их обтягивает. Я стою в окопах во весь рост, хочу смерти! Хожу на поле за картошкой, но меня немцы не убивают…» После того, как ушли немцы, он попал в госпиталь с голодной дизентерией.
Письма с фронта. 1941 г.
Там и умер, как оставшиеся в живых чистопольские солдаты, передали молодой жене Поле. В 1943 году она получила похоронку, на мужа, как без вести пропавшего, и на дочь Люсю получала пособие 20 рублей в месяц.
Государство дало за отца Людмиле Николаевне Полторецкой квартиру в Казани, где она проживает и по сегодня, имеет дочь Надежду и двух внуков. А моя мама Анна сделала посмертный большой рисованный портрет сына Коли, всю жизнь плакала и ждала его с войны.
Ждала его и я. И тоже всю жизнь вглядывалась в похожих на Колю незнакомцев и думала: «А вдруг наш Коля?!» Николай Тихонович Полторецкий пропал на фронте без вести почти мальчиком, ему исполнилось всего на момент похоронки двадцать семь лет. Был очень энергичным, боевым парнем, но война не пощадила его…














Глава 7. Судьба брата Петра Полторецкого. Чистополь-Владивосток.
Пётр Тихонович Полторецкий (1914 – 21.01.1982)

Брат Пётр был большой умница, золотые руки. Очень красивый, но застенчивый. Проводка фонтана рядом с бывшим кинотеатром «Темп» в Чистополе – это его рук дело! Кончил семь классов и в 1937 году его взяли на службу. Служил в Биробиджане два года. В1939 году после демобилизации, уехал во Владивосток, где устроился на военный торпедно-минный завод «Арсенал».
С 1939 по 1980годы трудился на заводе старшим производственным мастером по изготовлению для подводного флота торпед и ракет. Имел множество запатентованных изобретений и рацпредложений. За его самоотверженный труд государство наградило Петра Тихоновича Полторецкого «Орденом Трудового Красного Знамени», орденом «Знак почёта», множеством медалей, среди которых медаль «За героический труд в Великой Отечественной войне».
Был женат на красавице польке Антонине Иосифовне Томашевской. В 1950 году у них родился сын Николай, названный так в память о безвременно погибшем брате Николае Полторецком. Николай Петрович Полторецкий имеет высшее строительное образование и всю жизнь проработал на руководящих должностях во Владивостоке. Я очень любила брата Петра и шила ему кремовые элегантные крепдешиновые рубашки. Он был прекрасный брат, сын и любящий муж. Брат Петя умер от инфаркта 21 января 1982 года. Хоронил его весь завод «Арсенал», которому он отдал сорок один год своей жизни. Похоронили его со всеми почестями на Лесном кладбище во Владивостоке. Пётр был великий труженик, добрейший и благороднейший человек в нашей семье Полторецких.

Глава 8. Судьба сестры Раисы Полторецкой. Чистополь
Раиса Тихоновна Полторецкая (1926-1982)

Моей любимой младшей красавице-сестрёнке, которую вынянчила, я помогла получить бухгалтерское образование в Чистополе. Но работать она не стала, а вышла замуж за татарина в крещении, Александра Егоровича Иванова, участника Великой Отечественной, стала домохозяйкой, родив ему трёх детей: Нину, Надежду и Анатолия. Брак был неудачным. Я помогла им построить частный дом, где сестра имела огородное хозяйство. Все средства на дом мама Анна давала из моих, присылаемых в Чистополь денег. Только руки, которые дом строили, были Раины и Сашины. Саша, что зарабатывал, всё пропивал и выплачивал алименты своим разведённым жёнам.
Рая была любящей заботливой матерью и терпеливой женой. Прожила она, весёлая и добрая по натуре, тяжёлую безрадостную женскую жизнь, как и мама Анна, и рано умерла от рака в возрасте пятидесяти шести лет. Старшая дочка Нина стала прекрасным педагогом в Лениногорске, имеет дочку Анюту. Младшая Надя проработала всю жизнь в детском саду музыкальным работником в Нижнекамске. Прекрасная хозяйка. Родила двух сыновей: Владислава и Антона, дала им высшее техническое образование и удачно женила. Теперь бабушка. А красавец- сын, Анатолий – золотые руки! – перепробовал множество профессий в Чистополе. Имеет двух дочерей: Анну и Раису
и внуков. Чистополь,1948 г.

Сестра Раечка была весёлой, радостной девочкой в детстве и юности. Бегала с тобой на руках на свидания в Татарской Слободе. Нарядит, как куклу, и забавляется! Жизнь превратила её в рано состарившуюся неизлечимо больную женщину. «Как бы я хотела начать жить заново!» – плакала она перед смертью. Полторецкие помогали всегда друг другу в трудных ситуациях и не ссорились из-за денег…
Глава 9. Судьба отца Тихона Владимировича Полторецкого. Чистополь
Тихон Владимирович Полторецкий (1892-03.03.1969)

Чистополь. Отец продавал последние вещи и уезжал. Только бы не работать в Чистополе, так как боялся преследования. Семья была в Дергачах в период коллективизации раскулачена. Работал в Казани, Саратове подальше от Чистополя, чтобы скрыть семью. Подросли Петя, Коля. Учиться им не пришлось. Они работали в Чистополе там, где были пригодны. Меня учить отца Тихона заставила чистопольская милиция: «Если девочку не отдашь учиться, осудим!» Он испугался тюрьмы, и я, одиннадцатилетняя девчонка, пошла во второй класс чистопольской школы№6, что на Кирпичке за мостом Татарской Слободы.
На какие деньги жила в Чистополе семья? Мама шила людям. Я вязала из натурального шёлка береты, которые в1932-1933годах были в моде. Мама Анна на этом изрядно зарабатывала. А отец Тихон поменял свой щегольской серый костюм, белую фуражку и щиблеты на робу и стал потихоньку приспосабливаться в Чистополе на сезонной работе, подсобным рабочим на мясокомбинате. Туда же он пристроил и Колю, у которого было два класса образования. Петя работал на электростанции. У Пети было четыре класса, затем на учёте в военкомате закончил семь классов. Я училась, старалась и очень хотела получить образование. У папы – два класса церковно- приходской школы в Дергачах. Мама всё своё образование получила в помещичьем доме, вернее не образование, а воспитание. Но нас всех учила писать и читать, всех контролировала и все учились хорошо.
1945год. Окончена война. Папу Тихона отпустили с трудового фронта, с авиационного завода города Казани. Пришёл больной с открытой формой туберкулёза. К 1946 году он окреп, болезнь оставила в лёгких огромный петрификат. Организм отца был мощный, аппетит он не терял (наголодался на трудовом фронте) и встал окрепшим. Ему было пятьдесят шесть лет, и была нужна пенсия. Но у него после раскулачивания была лишь сезонная работа. На постоянную работу он боялся устраиваться, как репрессированный. Он стал собирать справки.

Последнее место работы было на складе в Торге Чистополя подсобным рабочим.
Работа позволяла ему доставать дефицитные товары, мама реализовывала. В конце концов, он набрал двадцать лет стажа и стал в шестьдесят лет пенсионером с пенсией в двадцать пять рублей. Работал у Раи в огороде, его трудами держалось хозяйство Раи. Когда при очередном недомогании отца бестолковый врач принял на рентгене огромный петрификат за рак, отца положили в стационар на семнадцать сеансов рентгенотерапии. Этим рентгеном был разрушен могучий организм папы, и он вскоре умер от инфаркта миокарда. Лёг утром полежать, от усталости, так как убирал снег во дворе, и в десять часов утра 5 марта1969 года отца не стало. Уснул и не проснулся! Мама в это время пекла в печке блины, которые он очень любил. Было папе семьдесят семь лет. Прожил он вольную, но физически тяжёлую жизнь: и бойцом на мясокомбинате, и грузчиком в Торге, и проводником на поездах, да кем он только не был, чтобы заработать на содержание семьи! Рвал пупок, не жалеючи себя, как в Дергачах, так и в Чистополе. Имел многочисленные благодарности и грамоты за свой добросовестный труд. И всегда благодарил Сталина, что, не работая, в старости имеет пенсионный кусок! Похоронен на чистопольском кладбище у старинной Казанско-Богородицкой церкви, как и мама с Раей.

Глава 10. Чистополь. Послевоенная жизнь. Студенчество. Мытарства по трудоустройству…

После войны пришли домой с отцом оба больные, дома – лазарет. У отца – открытая форма туберкулёза, я свалилась, обезножив. Патриархальный отец потребовал, чтобы я с маленьким ребёнком сняла себе квартиру. Он не хотел жить под одной крышей с дочерью, которая «опозорила» его, привезла дочь с фронта. Мама Анна видит, какой оборот принимают события, продала мои вещи и купила мне на зиму муки, картошки и всех продуктов, чтобы я питалась отдельно. Я так мало ела, что почти все продукты остались, и из них мама готовила для всей семьи. Я лежала, и мать письма от Бориса сжигала, страшась показать дочь-калеку московскому зятю. Впоследствии я долго не могла этого простить маме. Но так сложилось, судьбу не выбирают… матерей – тоже…
К весне 1946 года я поднялась, присмотрелась к обстановке и стала покупать материал, главным образом ситец, и стандартно шить платья. В день – десять платьев. Мама за день на рынке всё продавала. Нам этих денег хватало в 1946 году на день проживания! Летом – платья, зимой – пальто. Мама торговала, я шила. Папа не работал, Рая тоже не работала, нянчилась с тобой, Оля. Я и мама содержали всю семью. Так мы жили до 1948 года, и я решила учиться в медицинском институте. Папа доказывал, что это нецелесообразно. Я не смогу содержать себя и дочь и вынуждена буду оставить институт. В1948 году отцу всё же пришлось работать, а я уехала в Казань учиться.
В зимние и летние каникулы шила жёнам офицеров модные вещи, собирала кругленькую сумму денег и оставляла маме. Мама Анна из неё и тебе, Оля, на садик оставляла и мне ежемесячно посылала на хлеб! Да и в Казани студенткой я шила телогрейки, платья и продавала на базаре. Так я содержала нас.

Казань. Все студенты Казанского медицинского института – бывшие фронтовики.1948г.
Кончила институт уже в Молотове, так как в Казани стоматологическое отделение закрыли и перевели в Молотов. Написала диссертационную работу, и меня оставили при институте в Молотове.
Молотов, медицинский институт, 1952 г.

Молотов.1952г. Работа в мединституте.

Но приехала в Молотов мама и настояла на том, чтобы я уволилась и работала в Чистополе, чтобы быть рядом с тобой, Оля. Я уволилась, приехала в Чистополь, но в работе мне отказали за отсутствием вакантных врачебных мест в стоматологической поликлинике. Предложили должность санитарки, мне, прошедшей хирургическую школу войны с институтской диссертационной работой! Я отказалась и стала собираться снова в Казань. Тебе исполнилось семь лет, и ты училась в первом классе чистопольской школы №6. А пока я опять портняжила, зарабатывая хлеб для семьи. Опять осложнились отношения с отцом, который требовал браться за любую работу. Я уехала в Казань к подруге Лизе Баязитовой и взяла распределение на работу в районную казанскую поликлинику. Проработала год, оклад шестьдесят рублей. Приехала в отпуск в Чистополь. Из Владивостока в это время приехал в гости к родителям мой брат Пётр с женой Тоней и сыном Колей. Он предложил поехать во Владивосток, где платят дальневосточные.
Чистополь,1952 г. Приезд брата Петра Полторецкого с женой и сыном Колей.

Прислал мне вызов, и я устроилась на работу во Владивостоке в санатории МВД «Океанская». Там я проработала счастливых восемь лет в прекрасной местности тихоокеанского побережья на Японское море. Пётр с друзьями постоянно приезжал на выходные, мы были с ним очень дружны. К нам подсоединялась моя подруга Нина с мужем. Бог дал мне это счастье за ад войны и горечь неустроенной семейной жизни. Ты не хотела оставлять стариков и училась отлично в школе в Чистополе.
На Дальнем Востоке в санатории МВД мой оклад – 120 рублей в месяц, а в гражданских учреждениях всего 80 рублей. Да я умудрялась летом ещё работать на полставки в гражданском санатории. Для того времени это – солидные деньги! Маме с тобой ежемесячно высылала 50рублей, иногда 70 рублей. Один раз выслала100 рублей, на которые папа на складе купил вторую половину дома сестре Рае. Пётр ежемесячно высылал маме 10 рублей, и она была ему благодарна. Мои деньги ни во что не считались…






Владивосток, санаторий МВД «Океанская», 1955 г.

В 1957 году я судилась в Москве с мужем Борисом, (помнишь мы с тобою ездили к бабушке Ольге?) и он стал посылать алименты. Сначала на мой адрес, а потом непосредственно в Чистополь, тебе, по 25рублей в месяц. А после получки я посылала свои 30рублей, получалось 60 рублей в месяц. Но получала письма от тебя, что вам денег не хватает. На оставшиеся от получки деньги я приоделась, покупала вещи и тебе, шила одежду маме и папе. Когда я приехала в отпуск в Чистополь, я хотела увезти тебя во Владивосток. Ты согласилась, но мама Анна, когда услышала наш разговор, упала в обморок, и ты ответила: «Бабонька, я с тобою остаюсь!» И я опять уехала одна. Брат Пётр меня бранил: «Закрыла бы её в чемодан и привезла к нам во Владивосток!»
Потом я стала следить за объявлениями, где требуются стоматологи, чтобы перебраться в центр. И вот – Рыбинск под Москвою, санаторий им. Воровского! Это был 1962 год. Оклад 80рублей в месяц, совмещать негде. Я там пробыла четыре месяца и всё зондировала, где удобно тебе будет учиться в институте. Я хотела, чтобы ты училась в Москве! Ты в 1963году с золотой медалью кончала 11классов в Чистополе. Я переехала в Йошкар-Олу, проработала год, оклад 95 рублей, и переехала под Казань в Волжск. Повезла всех вас девчонок-медалисток в Казань сдавать экзамены в институты. Ты, Галочка Михеева и Людочка Фадеева поступали в Казанский университет, а я вас всех кормила. Я работала в Волжске, ты училась в Казанском университете на физфаке. При совместительстве я получала 160рублей. Из них матери посылала, тебя содержала. Всем понемножечку доставалось, тебе лучше знать! И в 1968 году поменяла Волжск на Казань, чтобы ты осталась работать в Казани. И вот, опять судьба! Мы с Лизой Баязитовой оказались в одном доме в Казани на одной лестничной площадке. Только у Баязитовых – квартира, а у нас с тобой – комната в подселении! Купила мебель, холодильник и оставила тебя в Казани работать на заводе «Радиоприбор». Сама уехала в Чистополь на Тукаеву в нашу полуподвальную квартиру. Мама Анна в 1971 году умерла, и чтобы спасти квартиру Полторецких, Рая вызвала меня из Казани в Чистополь. К тому времени я очень сильно заболела астмой, и ездить на работу в Зеленодольск у меня не было никаких сил: не ходила, а ползала на четвереньках от столба к столбу. Это для меня был второй фронт!
Итак, в пятьдесят лет я – полнейший инвалид по состоянию здоровья. Я устроилась в стоматологическую поликлинику Чистополя, но так кашляла, что врачи ополчились на меня и просили уйти на пенсию. А пенсия 40рублей в месяц! Работала и получала 140рублей, да по совместительству – 70рублей.
Но главврач поликлиники не дал доработать до мая и вывел на пенсию.
г. Чистополь. Стоматологическая поликлиника. 1976 г.

Месяц я пробыла на больничном, а в мае накупила конфет, шампанского и распрощалась с врачами. Но работала я и после, вернее, подрабатывала до 1982 года и набрала стаж в 20 лет. Ведь я начала работать в тридцать один год, после института. Вышла на пенсию в 60 рублей в месяц, до всяческих инфляций!

Глава 11. Свекровь Ольга Петровна Котельникова. Конец отношений с мужем Борисом Яковлевичем Котельниковым…

Прежде чем рассказать о своей маме Анне, я хочу рассказать тебе о своей свекрови и твоей бабушке Ольге Петровне Котельниковой. Ольга Петровна Котельникова – мать твоего отца Бориса Яковлевича Котельникова. Зубной врач. Вышла замуж поздно. Вмешалась в семью военнослужащего и увела мужа, оставив сына Игоря (сводного брата Бориса) без отца. Игорь Котельников и Борис Котельников жили в Воронеже, учились в одной школе. Отец Бориса(со слов Бориса) был начальником военной школы до 1938года. Во время Отечественной войны в чине генерала погиб где-то под Москвой, пропал без вести. Мать Бориса, Ольга Петровна, всю жизнь ездила за военным своим мужем и кроме чемодана и раскладушки ничего не имела. И в 67лет умерла на этой самой раскладушке. Помнишь, мы были у неё в 1957 году, и она лежала, тяжелобольная, на этой самой раскладушке? Такая судьба военнослужащих жён! Борис меня с фронта послал в Москву к матери (на ул. Проезжую дом 19 кв.2.) рожать. Если бы я знала, что меня ждёт в Москве, что я еду на смотрины, я бы им на глаза не показалась! Приходила вся московская родня, только в зубы не заглядывали и всё удивлялись, где Борис нашёл такую славную простую девочку?!
Ольга Петровна меня убедила сразу же, беременной, поступать в институт, ребёнка оставить искусственником. Борька тоже рос искусственником. Я послушалась. Что произошло, дальше, ты уже знаешь! Но что удивительно! Свекровь меня не хотела, но когда я написала ей, что тебя обижает муж сестры ( мне выговаривал, что ты ешь больше его), а потому я хочу оставить институт, Ольга Петровна ответила: «Ни в коем случае не бросай институт! Это – твоя будущая жизнь!» Я её послушалась, но Рае и Саше предложила столоваться отдельно. Мама Анна меня благодарила, приговаривая: «Ведь, из-за них и их деревенских гостей нам не остаётся еды! Они все продукты поедают, мы не поспеваем покупать. Спасибо, что их отделила!» Так что Ольга Петровна мне изредка писала, упоминая, что Борька учится.
У меня всегда была надежда, что мы сойдёмся. И вот я, студентка четвёртого курса, приезжаю к ним. Ольга Петровна дождалась прихода Бориса и сказала ему: «Спать Лида будет одна на сундуке!» А я-то приехала не спать с ним, а просто поговорить, что нет оснований оставлять дочь без отца! Борис ответил: «Был бы сын, я бы с ним ходил на охоту, на рыбалку, а дочь мне – не нужна!» Я сказала, что иду на вокзал. Оделась, и Борис проводил меня до вокзала. И я уехала обратно в Молотов, где жила на квартире. В Чистополь я побоялась ехать, поскольку обратно в Молотов могла не вернуться вовремя. Могла опоздать на учёбу. Приехала, в1952 году закончила учёбу и осталась работать в Молотове. Поскольку я написала диссертационную работу, меня оставили при институте для защиты диссертации. Остальное я тебе о Котельниковых уже писала в первой тетради. Вот так окончились наши отношения с твоим отцом, Олечка. С ним я ещё встречалась, когда была от санатория «Океанская» в Москве на курсах повышения квалификации по протезированию зубов, но он уже жил с Тамарой, и я снова отошла в сторону. Я была гордой и осталась одна. Вот, я всю свою жизнь и жизнь всех наших родных подробно описала, что можешь роман писать! Целая эпоха – от революции до сегодняшнего дня! В заключение хочу вернуться к судьбе моей мамы после войны.
Глава 12. Мама Анна Степановна Полторецкая – ангел-хранитель нашей семьи. Рождение дочери Ольги Анна Степановна Левина-Полторецкая (1894-03.01.1971) – моя мать

Всё время войны мама Анна работала на трикотажной фабрике надомницей. Вязала носки для фронта. Она и сестру Раю пристроила, вязала за неё. Это давало возможность иметь две хлебные карточки, значит, хлебом они были обеспечены. Папа был в Казани на трудовом фронте. Пётр – во Владивостоке на трудовом фронте, Коля – в боях под Ленинградом, я – на фронте. Но война закончилась, и мы с отцом вернулись в Чистополь.

Мама в это время воспитывала дочку, погибшего на войне сына Коли, Люсю Полторецкую. Поля оставила Люсю маме, и Люся до пяти лет росла на руках у мамы. Потом ты, Лёля, полностью воспитывалась мамой. У меня были сложные роды, и после родов я слегла, а поднялась лишь весною 1946года. Грудью не кормила: пропало молоко у меня в роддоме. Мама Анна, с бутылочки кормила тебя. У тебя была кроватка, и ты с рождения спала в кроватке. Я же была беспомощна и сама требовала за собой уход, что мама и делала. Потом ты начала умирать, вся высохла от диареи. Спас тебя замечательный чистопольский врач Д. Авдеев (заслуженный врач Татарии), врач от Бога, которому я была благодарна Лёля. г.Чистополь, 1945 г.
до конца жизни (твой « второй отец»). Да мама
Анна тайком от меня окрестила тебя!
И ты начала жить! Начала жить и я.
Поднялась я весною. Вес мой – 44кг. Меня никто не узнавал. Стала такой изящной, что соседи говорили: «Она сейчас упадёт!» Молодость всё побеждает! Но расскажу, как я тебя рожала, в каких муках!
В августе 1945 года, возвращаясь с фронта и от свекрови Ольги Петровны беременная, выдержала вступительные экзамены в Казанский стоматологический институт и была зачислена. 31 августа сдала последний экзамен по химии, от радости неслась по лестнице и упала. Начались рези в животе. Но домой в Чистополь я добралась. И 5сентября, ночью, уже на пределе мама увела меня пешком в роддом. В 6 часов утра родилась ты, Олечка! Но послед не выходил, я вся изошла кровью. Врача не было, принимали роды медсестра и студентка. Тянули за пуповину, давили на живот. Так продолжалось часами. Потом у меня руки опустились, ноги выпрямились, я умирала. Вижу, как подошла санитарка, схватила за пуповину и так рванула, что вместе с последом отлетела к двери. Я так орала, пока часами тянули его из меня, что весь роддом дрожал! Когда меня к 10 часам принесли в палату, все ахнули, что я осталась жива. Маме, когда сказали, что роды удачные, она не стала ждать и ушла домой. Она хорошо сделала: не слышала этой экзекуции. Вот такой счастливый и страшный для меня день 5 сентября 1945года! Так ещё рожала фронтовичка Надя. Послед не отделили, и она умерла, осталось трое детей. После такой экзекуции у меня все внутренности опустились. Матка вывалилась и не давала шагать. На консультацию никто не вызывал и никто не лечил. Мне было 24 года, я лечилась отваром грецких орехов, и всё встало на свои места. Со мной мама Анна справилась! Справилась и с тобой! Но у неё были и другие заботы: Раины дети. Все они выросли на её руках. Мама Анна вырастила пятерых внуков: Люсю, тебя, Нину, Надю и Толика. Растила вас кормила, следила за вашим здоровьем.

Внуки Анны Степановны Полторецкой: Ольга, Нина, Коля, Люся.
Чистополь.1952г.

Род Полторецких, фотомонтаж, Татария, Чистополь.
Она вырастила и детей своих: Петра, Николая, меня, Раису. Девяти юным душам дала светлую путёвку в жизнь! Домохозяйка – неработающая мама Анюта?! Да она работала столько, сколько мы все вместе не могли бы сделать!!!
Эта прекрасная, святая, доброжелательная женщина не думала о себе и о своём здоровье, лишь бы нам было хорошо! Всех поддерживала, никому плохого слова не сказала! Последнее отдавала всем нам и ничего не просила взамен! Жила заботами обо всех нас до последнего! Моя святая мама Анна…
Умерла она во время приступа желчнокаменной болезни, скорая помощь опоздала. 3 января1971 года её не стало. Для всех нас это было неизгладимым горем.
Я одна из семьи в шесть человек пока жива.
Коля – под Ленинградом в братской могиле похоронен.
Петя – похоронен во Владивостоке на морском кладбище.
Папа, мама и Рая – похоронены в Чистополе на кладбище Казанско-Богородицкой старой церкви.
У Полторецких – трагическая судьба. Из восьми детей хохлушки- бабушки Анисьи шестеро погибли не своей смертью.
Трёх сыновей отравили в 17-летнем возрасте, четвёртый был убит в Гражданскую войну, дочь Мария из-за любви отравилась в 36 лет, сын Василий после ранения на фронте вскоре умер.
Остались в живых папа и брат Семён, которых сегодня уже тоже нет в живых.
Жаль, что при раскулачивании и переселении утеряны все семейные фотографии Полторецких. Альбомы фотографий родственников Котельниковых также утеряны при военной эвакуации из Воронежа в Казахстан свекровью, Ольгой Петровной Котельниковой (1894-1961),вдовой генерала Я. Г.Котельникова (1892-1941). Оставшаяся часть семейных фотографий видимо была уничтожена ею перед смертью.
Брат Коля погиб на фронте, сестра Рая умерла в 55лет, брат Петя дожил до 67 лет. Только я пока живу…
С любовью, Полторецкая Лидия Тихоновна,
Волгоград. 2005год.
Примечание.
Полторецкая Лидия Тихоновна умерла 29 апреля 2005 года в возрасте 84лет от инсульта. Похоронена на Дмитриевском мемориальном кладбище Волгограда. Мир праху её! И светлая память!
Свои воспоминания она адресовала своей единственной дочери Ольге Борисовне Полторецкой, как достоверный жизненный материал для художественной книги о судьбах и счастье человеческих – в горниле исторических катаклизмов России 20 века. Дочь открыла этот материал, по трагизму происходящих в нём событий соизмеримый с лучшими образцами мировой литературы, для вдумчивого читателя, как исторические мемуары.
С любовью, дипломант международных поэтических конкурсов,
поэт Ольга Полторецкая. Волгоград. 2017.
Александр Полторецкий «Слово о моих предках…»
Мои сведения о дедах более определённы в родословной по линии матери, Ольги Борисовны Полторецкой,1945 г.р. Их я изучал и излагал в своих рефератах в период обучения в колледжах и институте. Но не менее интересна для меня и родословная по линии отца, Андрея Александровича Михеева, 1952 г.р. Сегодня мне интересны мои деды Михеевы: мой дед, Александр Николаевич Михеев и моя бабушка, Антонина Семёновна Михеева.
Дед мой, Александр Николаевич Михеев, родился 25.08.1929г. в Калининской области, а в 1934 году семья моего прадеда Николая Михеева переезжает в Москву. Деду Александру в то время было пять лет, и до начала Великой Отечественной войны он учился в Москве. Заканчивал школу он в Казани, куда семья Михеевых была эвакуирована во время войны. В Казани после школы мой дед Александр поступил в Высшее инженерное военно-морское училище им. Ф. Дзержинского по специальности инженера механика подводных лодок В 1958 году семья деда находилась, дожидаясь его из плаваний, в городе Обнинске
, дети росли практически без отца.
В 1961 году он учился и закончил по профессии инженера капитана 3-го ранга, Военно-Морскую ордена Ленина Академию.

Шестнадцать лет мой дед Александр Николаевич Михеев проплавал на атомных подводных лодках в Военно-Морском Флоте СССР. Но в 1972 году по состоянию здоровья был демобилизован в звании офицера запаса, капитана 1 ранга. Было ему на тот момент сорок один год. И после морей Северного Ледовитого и Тихого океанов, Сталинград стал ему до конца жизни доброй мирной гаванью.
Здесь он работал преподавателем в Морской школе ДОСААФ, а с 1975 по 1989г.г. преподавал в волгоградском училище речников.
Его руками создан кабинет электрооборудования с действующими тренажёрами, позволяющими практически отрабатывать приёмы и навыки обслуживания и управления электрооборудованием в условиях, приближённых к судовым.


Волгоград. Училище речников.1986г.

Дед Александр Николаевич Михеев был профессионал своего дела, человек с необыкновенным чувством юмора, требовательный и ответственный. Таким его помнят коллеги по училищу, и его многочисленные ученики, которые уважительно называли его «морским волком». Государство и советское правительство высоко оценили его труд. Орден Красной Звезды, девять медалей, Почётная грамота Госкомитета СССР – так был отмечен самоотверженный труд моего деда, Александра Николаевича Михеева, в честь которого моя мама Ольга назвала меня также Александром.
Прошло 28 лет со дня его безвременной кончины, мне также исполнилось 28 лет. Удивительно, что у нас где-то совпадают даты рождения: у него – 25.08.1929 г., а у меня – 25.07. 1989 г.
Дед Александр не увидел своих внуков. Он умер в1989году за неделю до моего рождения, но он знал, что первый его внук – я, Александр Полторецкий, будет назван моей мамой Ольгой в его честь Александром. Моя мама очень уважительно о нём отзывалась, рассказывала как мужественно он встречал свой трагический конец (умер он от рака, явившегося результатом радиационного облучения на подводной лодке в пору его службы). Моя мама Ольга в силу житейских обстоятельств не захотела зарегистрировать свой брак с отцом Андреем и отказалась от предложения отца об усыновлении меня под фамилией Михеевых. Мне жаль, что судьба не позволила мне встретиться ни с одним из моих дедов ни по отцовской, ни по материнской линии. Но я знаю, что мои деды были достойными людьми и горжусь ими.
Свою бабушку, Антонину Семёновну Михееву, я хорошо помню, так как в детстве был часто у неё в гостях, да и бегал к ней на дачу в садоводческое общество «Золотая осень» за яблоками. Бабушка Тоня была прекрасной гостеприимной хозяйкой. У неё был великолепный сценический голос, и она рассказывала, что в юности её приглашали в оперетту….
Она – родом из Ленинграда, где остались и проживали её родственники и после войны. Во время Великой Отечественной её вместе с другими умирающими от голода ленинградскими детьми эвакуировали в Сибирь на лесоповал, на заготовку леса. Все ленинградские дети там выжили, и бабушка Тоня с благодарностью всегда вспоминала свою начальницу, которая к ней отнеслась, как к родной дочери .А в 1951году моя юная бабушка-певунья встретила и вышла замуж за деда Александра Михеева. В 1952 году родился мой отец, Андрей Александрович Михеев. Потом у деда с бабушкой родилась и дочка Татьяна, моя тётка. В школе она училась очень успешно, и, как рассказывала бабушка Тоня, окончила школу с золотой медалью. Мой отец, Александр Андреевич Михеев, имел неполное высшее политехническое образование, был очень мягким человеком.
Я благодарен судьбе, что в моём роду слилась кровь семейств Полторецких, Котельниковых, Михеевых, которые были достойными гражданами своей великой советской родины, верой и правдой служили России и на фронтах, и на мирном поприще. Возвращаясь к судьбе моей матери, Ольги Борисовны Полторецкой, мне хочется вспомнить биографические факты её жизни, вспомнить те семейные предания, что ещё моя бабушка, Лидия Тихоновна Полторецкая, рассказывала мне в детстве, а я эти сведения использовал в своих рефератах о родословной по теме «Краткая история рода, как составная часть исторических событий в России 20 века.», когда в 2005-2012 годах учился в волгоградских технологическом колледже и институте, получая высшее юридическое образование

Александр Полторецкий. Реферат-исследование по истории « Моя родословная в русле исторических событий в России 20 века…». ГОУ СПО «Волгоградский технологический колледж». Волгоград. 2005г.

Моё осознание причастности к судьбе моей Родины связано с рассказами-воспоминаниями о жизненных перипетиях членов моей семьи, большинства из которых уже нет в живых. В памяти остались рассказы моей бабушки Лидии Тихоновны Полторецкой и, здравствующей по сей день, матери Ольги Борисовны Полторецкой. Родословная моя известна мне частично, на небольшом историческом интервале – в интервале событий 20 века, тесно переплетающихся с судьбами моих родственников первого, второго и третьего поколений от начала века. Более ранние сведения о корнях рода Полторецких сохранились в форме неполных устных преданий, хотя исследование их не менее интересно, чем сведения о некоторых моих родственниках в обозримом временном интервале.
Родословная – дословно обозначает: слово о роде. Для меня – это сегодня сведения более-менее достоверные, т.е. без документального уточнения о прошлом моих предков. Это сведения – со слов моей матери, которая их получила от своей матери и бабушек. Итак, поскольку я в силу своего юного возраста не всегда осознанно относился к ним, то сейчас проводя параллели между судьбами членов моего рода и исторической судьбой России, я утверждаюсь в мысли: я – РУССКИЙ по плоти и по духу.
Я – частица русского сообщества, стоящего ПЕРЕД ВЫБОРОМ своего будущего, и я надеюсь, что в нашей искалеченной стране, смогу найти себе достойное место и обеспечить своей семье достойную жизнь.





Семья встречает меня из роддома. Волгоград 1989 г.

Моя мать сделала все, чтобы мое детство состоялось и было интересным.






На прогулке в парке с семьей, Волгоград, 1992 г.

Волгоград,1991 г.








В детстве мы с мамой очень много путешествовали до 16-ти лет. Мы проехали вдоль и поперек всю Украину, весь Крым, весь Кавказ, Золотое кольцо России.
И до сих пор я вспоминаю свои детские впечатления о горах Кавказа и Крыма, о морях Каспийском, Черном и Азовском и очень часто в памяти моей встает Ленинград и его исторические окрестности, которые мы самозабвенно обследовали.
На Украине в Виннице – мы гостили у подруги мамы Надежды Почапской, в Москве – у моего дяди Дмитрия Борисовича Котельникова, а по всем остальным городам и весям России православные храмы и монастыри становились нашим ночлегом: в Киеве, в Ярославле, в Казани. И где только мы не бывали …




В первый класс. Волгоград,1996 г.


В гостях у дяди Дмитрия Котельникова. Г. Москва 1997 г.

Моя семья. фотомантаж

Схема генеалогического древа трёх поколений рода Полторецких
В этой части реферата приводятся некоторые фотографии членов моей семьи, судьба которых стала отражением трагических исторических событий России 20 века. Их облик, костюмы соответствуют духу того времени, в котором они жили. Уже нет в живых всех представителей семейства Полторецких, которые упоминаются в этой работе, кроме матери-пенсионерки. Но память о них свято сохраняется в семьях нового поколения рода Полторецких, так как ВСЕМУ ЛУЧШЕМУ, что в нас есть, мы обязаны этому старшему поколению, а они своим бескорыстным советским учителям: привожу диктант моей матери – семиклассницы


Что я знаю о своих предках?! Мой пра-пра-прадед Григорий Полторецкий по семейным преданиям – выходец из Западной Украины, украинец с примесью польской крови. В своё время осел хозяйствовать в селе Дергачи Саратовской губернии. Был ли он когда-либо крепостным, сведений в семье не сохранилось. Но вот что он был очень сильным человеком и участвовал в кулачных поединках об этом я знаю со слов моей бабушки Лиды. запомнилась характерная черта, что после боя он мыл руки кипятком из под крана самовара! Так говорили… А пра-прабабушка Аксинья владела бахчами арбузов. Видимо у семьи Полторецких в Дергачах был достаточный земельный надел.
Мой прадедушка Тихон и прабабушка Анна Полторецкие до Великой Октябрьской революции 1917 года и первые годы советской власти проживали там же под Саратовым. Они владели в селе Дергачи гостевым двором. Здесь останавливались на ночлег гуртовщики-перегонщики скота из средне-азиатских степей на Волгу и дальше. Мой прадед Тихон Владимирович Полторецкий и сам занимался коммерческим перегоном скота: верблюдов, коней. Это продолжалось до периода коллективизации. К этому моменту в его семье росло четверо детей мал-мала меньше. Их надо было кормить, а времена в молодой Советской республике стояли тяжёлые: раскулачивание середняков, моровой голод на Волге 1932-1933гг.
В 1931 году семья моего прадеда Тихона была раскулачена. Прадед скрылся от преследования. а мою прабабушку Анну Степановну Полторецкую вместе с малолетними детьми(младшей из которых Рае было три года) посадили на телегу, чтобы везти на поселение в Казахстан. Дело было похдней осенью и один сердобольный сельчанин побросал на телегу для замерзающих детей перину и подушки. По дороге сыновья сбежали и позднее воссоединились с отцом. некоторое время спустя они выкрали с поселения и мою прабабушку Анну с детьми. Чтобы спастись от преследования и от голода, семья направилась вверх по Волге в хлебные районы Татарии. Там она осела в маленьком купеческом городке на Каме, Чистополе. Моей бабушке Лиде к этому времени было около 10 лет, шёл 1932 год… Опасаясь преследования прадед Тихон скрывал наличие семьи и сам уезжал из Чистополя на подработки. Чтобы прокормить семью, не гнушался самыми тяжёлыми физическими работами.
Ни прабабушка Анна, ни прадедушка Тихон не получили образования, но были добрейшими и порядочнейшими людьми из всех, которых знала моя мать Ольга. В Советской России набирала темпы политика всеобщей грамотности (ликбез). а дети Полторецких не ходили в школу. Когда городские власти Чистополя узнали об этом, прадеда Тихона предупредили, что у него будут большие неприятности, если он не отведёт детей в школу. Моя бабушка Лида пошла в Чистополе во второй класс в 11лет. и в 20 лет – окончила десятилетку с отличием. Это был 1941год. Началась Великая Отечественная война…
Великим горем она отразилась на нашей семье. В 1941 году в боях под Ленинградом, в гиблых болотах пропал брат моей бабушки Лиды, Николай Тихонович Полторецкий. Сам, старый прадедушка Тихон, оказался на Трудовом Фронте: на авиационном заводе города Казани. Оттуда в конце войны он вернулся с открытой формой туберкулёза. В 1943 году забрали на фронт медсестрой мою бабушку. Лидию Тихоновну Полторецкую. Она сражалась на фронтах Великой Отечественной с 1943 по 1945 гг. и закончила свою войну на границе с Европой в городе Кенигсберге. Старшего сына прадеда Тихона, Петра Тихоновича Полторецкого, Чистопольский военкомат направил в оборонку на военный завод по производству торпед (позже ремонт подводных лодок) в город Владивосток. Там он проработал мастером всю свою трудовую жизнь, заслужив несколько орденов и медалей за трудовую доблесть. Был честнейшим и благороднейшим человеком.
Из оставшихся в живых после войны членов семьи, только моя бабушка Лида получила высшее образование и стала врачом-стоматологом. Впоследствии мой прадед Тихон Владимирович говаривал: «Мы – кулаки, света божьего не видели! Спали на кулаках, чтобы пораньше взяться за работу. Советская власть – всё дала моим детям: и воспитание, и образование, и РАБОТУ! Спасибо ей большое, что мы все увидели свет…». И это говорил старый человек, который родился в конце 19 века, прошёл Гражданскую войну, период становления Советской Власти, жил в прямой зависимости от социальных катаклизмов, сотрясавших Россию в первой половине 20 века. Он, бывший раскулаченный, научившийся только читать, высоко ценил достижения Советской власти и роль Сталина в жизни страны!
Очень характерна для советского периода в истории России и судьба моей бабушки, Лидии Тихоновны Полторецкой. В военных сапогах, сразу с фронта, она пришла сдавать экзамены в Казанский медицинский институт. Успешно закончив мед.институт, осталась в аспирантуре для защиты своей дипломной работы-диссертации. Однако необходимость содержать семью (престарелых мать, отца и маленькую дочку, мою будущую маму Ольгу) заставила её оставить научное поприще. Она стала очень хорошим врачом-стоматологом, которого высоко ценили, где бы она ни работала. В 1943 году на фронте её приняли в ряды КПСС. На работе – была парторгом, была выдвинута в депутаты города Владивостока.
Активная жизненная позиция, высокая порядочность и интеллигентность отличали её всю жизнь. Она была талантливым человеком: прекрасно рисовала, занималась художественным вязанием, понимала и любила музыку и искусство. Как ветеран Великой Отечественной имела много фронтовых наград и пользовалась уважительным вниманием административных властей города Волгограда.
Моя мама, Ольга Борисовна Полторецкая, родилась в 1945 году от военного брака моей бабушки Лидии Тихоновны Полторецкой, санинструктора зенитно-артиллерийского полка 1720 1танкового корпуса с офицером-однополчанином Борисом Яковлевичем Котельниковым. В ноябре 1942года мой дед Борис был защитником Сталинграда. Воевал в составе 1 Танкового корпуса, награждён многочисленными орденами. После войны он окончил Московский политехнический и стал инженером московского завода «Электросталь».
Очень интересна история его семьи. Моя прабабушка Ольга Петровна после революции1917 года и смерти своего отца Петра осталась владелицей двухэтажного московского особняка на Арбате. С приходом советской власти её особняк отдали на подселение нуждающимся семьям. Бабушке же с двумя сёстрами оставили одну большую комнату. В 30 лет она, благовоспитанная старая дева, по большой любви вышла замуж за командира Красной Армии Якова. Георгиевича Котельникова, впоследствии ставшего генералом и погибшего, пропавшего без вести где-то на подступах к Москве в 1941 году. Это было тяжелое военное время. когда Красная армия несла огромные потери. Мои дед Борис и прадед Яков были Героями Великой Отечественной войны. Оставшись вдовой, моя прабабушка Ольга Петровна Котельникова продолжала работать врачом-стоматологом и помогать в воспитании внучки Ольги (моей матери).
Мать моя, Ольга Борисовна Полторецкая, воспользовалась благами советской власти в полной мере. Бесплатно с золотой медалью закончила одиннадцатилетнюю школу №2 в Чистополе ТАССР и физфак Казанского Университета имени В.И. Ульянова-Ленина. Жизненные обстоятельства её складывались так, что она работала и в оборонке на казанском заводе «Радиоприбор» инженером, и зав. библиотеками в городе Виннице УССР, и экскурсоводом в Волгограде. Она всегда считает, что только Советская власть могла и может дать безработным рабочие места, а семьям – кусок хлеба, т.е. обеспечить стабильный прожиточный уровень каждому человеку! Она уже – немолода, изменить свои взгляды на устройство общества ей трудно, тем более, что наша семья попала в категорию социально незащищённых. Современное устройство общества, пропаганда свободных взглядов на жизнь и вседозволенность, как она считает, противоречит духовной и физической безопасности личности.
Период капитализма и инфляции, в который вступила наша страна с 1989 года, стал для моей семьи тяжёлым испытанием. Я рождён в 1989 году и живу в России новой формации, с её новой идеологией и новыми общественно-нравственными установками. Мне не странно и не дико, что за всё надо платить: за лечение, образование, отдых, за все услуги, которые при советском строе были бесплатны. Таковы реалии современной российской жизни. Я пока не зарабатываю себе на жизнь, за всё пытается платить моя мать, но я знаю, что скоро наступит время, когда мне самому придётся искать работу и зарабатывать на жизнь. Сложится ли моя судьба? Как и всё моё поколение, я жду от государства мер по созданию необходимого количества рабочих мест. Хочется верить, что придёт время, когда каждый желающий работать сможет получить эту возможность и реализовать свой творческий потенциал на благо нашей Родины.
Я опять вспоминаю рассказы моей матери, что все члены нашего рода, несмотря на суровые времена Советской власти, получили высшее и среднее образование, стали инженерами, врачами, педагогами, рабочими-героями труда. Они сумели достойно себя реализовать в жизни, жили по высокому нравственному принципу: «человек человеку – друг, товарищ и брат». И если мне удастся продолжить эту семейную традицию, то я буду считать, что жизнь моя состоялась. С этой ВЕРОЙ мы с мамой и живём…
Послесловие. Прошли годы… Многое изменилось в нашей жизни... В 2005 году умерла моя бабушка Лида, я закончил юридический институт, .мама Ольга написала 16 книг своей эпопеи «Счастье земное», о прадеде Якове Котельникове узнал, что он погиб в 1941 году в Вяземском котле, а я всё пытаюсь найти своё место в жизни и всё ВЕРЮ, что моя жизнь состоится … А фотографии моих любимых людей и память о них помогают мне эту ВЕРУ поддерживать…



Выпускники школы №1 г. Чистополь ТАССР. 1941 г.. Вторая в первом ряду слева моя бабушка Лидия Тихоновна Полторецкая. Все выпускники ушли на фронт.






Борис Яковлевич Котельников
12.04.1945 г. (мой дедушка)



1943 г., Западный фронт, медсестра Лидия Тихоновна Полторецкая
(моя бабушка)









Военные награды за героизм в Великой Отечественной войне и ежегодные поздравления президента РФ Владимира Путина моей бабушки Лидии Тихоновны Полторецкой.













Лидия Тихоновна Полторецкая (моя бабушка) врач-стоматолог в стоматологической поликлинике г.Чистополь









Я с бабушкой Лидой. Волгоград.




.

Моя бабушка , Лидия Тихоновна Полторецкая – депутат г.Первореченского районного Совета депутатов трудящихся г.Владивостока 8-ого созыва





Я с мамой Ольгой Борисовной Полторецкой, г.Волгоград, 1995 г.










Г.Чистополь 1963 г., школа №2.Мама – выпускница школы с золотой медалью.



Казань, гос. университет им. Владимира Ильича Ульянова - Ленина, физический факультет, 1968 г.. Будущие инженеры предприятий Советского Союза, среди них – моя мама Ольга Борисовна Полторецкая.

С 2011 г. моя мама Ольга Полторецкая занимается литературной деятельностью и встречается со своими читателями во многих городах России: Смоленщины, Мордовии, Татарстана, Саратовщины, Воронежа и др. Она обрела свое дело просвещения и наставничества подрастающего поколения России и благодарна судьбе и Богу, что получает на свое творчество искренний душевный отклик.
Здесь я привожу несколько фотографий встреч с ее читателями.



Волгоград,2016г., речное училище, встреча со студентами…





Волгоград,2016 г., литературное объединение «Патриот»…







Волгоград,2016г., технологический колледж, встреча со студентами…


Волгоград,2015г., встреча с народным артистом СССР, Василием Лановым…



Краснослободск, Мордовия, 2016 г., встреча с читателями.




Волгоград, 2016 г., встреча с читателями в центральной библиотеке.



Лаишево. Татарстан, юбилей Державина,2016 г. Встреча с писателями Татарстана.









г. Чистополь, детский лагерь «Солнышко», 2016 г., поэтическая встреча.


Волгоград, лицей № 6, поэтический вечер «Погибли,чтоб победить»…







Послесловие. Судьба государства – судьба семьи…
Да, все мы – граждане своего государства, и наша жизнь целиком и полностью зависит от событий, происходящих в России. Будь то – советская страна или сегодняшняя постсоветская Россия. Матери, отцы – создают семьи, рожают детей, а исторические катаклизмы разрушают их, забирая детей на войны. Это – такая простая истина, что вряд ли требует доказательств. Доказательством служит каждая увечная семья в России, то есть практически – каждая семья.
20-21 века… Первая мировая война, Революция, Гражданская, раскулачивание, голод, вторая мировая война, Афганская, жертвенный трагический распад великой советской империи СССР, локальные войны по всему постсоветскому пространству, в том числе в Чечне и на Украине, и, наконец, обретающая силу третья мировая война… Не слишком ли много на долю одного-двух поколений российских людей? Так сколько детей должна родить мать, чтобы обеспечить безопасность государства? Сколько их положить на алтарь разнообразных политических амбициозных побед? Сколько слёз и горя пережить?.. Чтобы жить счастливо!?
Моя мать, Лидия Тихоновна Полторецкая, говорила, что род Полторецких – род трагический. А найдите в России хоть один род – не трагический! И плачем, и рожаем снова. И так было, и так будет всегда, сколь будет существовать человеческое сообщество, живущее по законам принуждения и патриотическо-семейственной ответственности перед землёй предков! Смертью смерть попрали наши предки, чтобы жили мы, чтобы жила наша горестная Россия, не знающая покоя и стабильности. И судьба моей семьи, семьи вашей – всегда будет зависеть от судьбы России во вселенском миропорядке. Покамест – мы все, сверху-донизу, не научимся беречь СТАБИЛЬНОСТЬ, МИР и БЛАГОПОЛУЧИЕ, как высшую меру Господней благодати…










Библиография
1. М.Д. Лубягов «В боях за Ельню» «Вече» , 2013.
2. Панчевский П. Огненные дороги. М.: Воениздат, 1980.
3. Проэктор ДМ. Агрессия и катастрофа. М.: Наука, 1968.
4. Рокоссовский К. К. Солдатский долг. М.: Воениздат, 1988.
5. Руссиянов И. Н. В боях рожденная. М.: Воениздат, 1982.
6. Сазонов И. Ф. Первая гвардейская. М.: Воениздат, 1961.
7. Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. Вып. 31, 32. М.: Воениздат, 1957.
8. Сердюк Иван. Во поле ельнинском. Душанбе: Ирфон, 1989.
9. Сечкин Г., Зайцев Н. Командарм из 1941 года. М.: Московский рабочий, 1988.
10. Симонов Константин. Разные дни войны. Т. 1. М.: Известия, 1981.
11. Скрытая правда войны. М.: Русская книга, 1992.
12. Смоленское сражение. Сборник. Смоленск, 1966.
13. Терехов А. Ф. и др. Гвардейская Таманская. М.: Воениздат, 1990.
14. Часовые советских границ. М.: Политиздат, 1984.
15. Юденков А. Ф. За огненной чертой. М.: Воениздат, 1966.
16. Яковлев Н. Н. Страницы жизни маршала Г. К. Жукова. М.: Детская литература, 1985.
17. Ярочкин Борис. Ельня. Роман. Волгоград, 1990.
18. БИБЛИОГРАФИЯ
19. Анфилов В. А. Провал «блицкрига». М.: Наука, 1974.
20. Афанасьев Н. М. Первые залпы. М.: Воениздат, 1982.
21. Бабаджанян А. Х. Дороги победы. М.: Молодая гвардия, 1975.
22. Баженов А. Н.У Шевчук В. П. В боях под Смоленском. М.: Московский рабочий, 1984.
23. Безыменский Л. Укрощение «Тайфуна». М.: Московский рабочий, 1978.
24. Бои за Ельню. Огиз. Новосибирск, 1941.
25. Валуев Я. П. Радуга над грозой. Ельня: «Знамя», 1987, № 112— 138.
26. Василевский А. М. Дело всей жизни. М.: Политиздат, 1974.
27. Великая Отечественная. Словарь-справочник. М.: Политиздат, 1988.
28. Воробьев М. у Усов В. Подвигам жить в веках. М.: Московский рабочий, 1985.
29. В пламени и славе. Новосибирск: Запсибиздат, 1969.
30. Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 3. Кн. 1. М.: Воениздат, 1971.
31. Гриф секретности снят. М.: Воениздат, 1993.
32. Гудериан Гейни. Воспоминания солдата. М.: Воениздат, 1954.
33. Давиденко А. у Бурков В. За строками на танке-памятнике. Туркменистан, 1985.
34. Данилович И. А. Пути-дороги фронтовые. Минск: Беларусь, 1983.
35. Дегтярев Я. А., Ионов П. П. «Катюши» на поле боя. М.: Воениздат, 1991.
36. Дорога на Смоленск. Составитель Гиленсон Б. А. М.: Прогресс, 1985.
37. Егоров Федор. Гвардейцы. Повести. Алма-Ата: Жазушы, 1977.
38. Ельня. Рождение гвардии. Составитель Михаленков И. Д. М.: Московский рабочий, 1975.
39. Еременко А. И. В начале войны. М.: Наука, 1964.
40. Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. Т. 1—3. М.: АПН, 1987.
41. За честь Родины. Ежедневная газета 24-й армии, № 1—72, 9 июля — 18 сентября 1941 г.
42. История Второй мировой войны 1939—1945 гг. Т. 4. М.: Воениз-дат, 1975.
43. Калинин С. А. Размышляя о минувшем. М.: Воениздат, 1963.
44. Карпов В. Маршал Жуков. Его соратники и противники в дни войны и мира. М.: Воениздат, 1992.
45. Козин Н. Д. Гвардейцы в боях. Барнаул: Алтайское книжное издательство, 1985.
46. Колесник А. Д. Народное ополчение городов-героев. М., 1974.
47. Кузьмичев А. П. Первые советские гвардейцы. М.: ДОСААФ, 1971.
48. Маршал Жуков. Каким мы его помним. Составитель Ярови-ков B. C. М.: Политиздат, 1988.
49. Маршал Жуков: полководец и человек. Т. 1, 2. Сост. Мирки-на А. Д., Яровиков B. C. М.: АПН, 1988.
50. Муриев Д. З. Провал операции «Тайфун». М.: Воениздат, 1966.
51. Интернет-источники информации о Вяземском котле:
• Википедия 19-я стрелковая Воронежско-Шумлинская Краснознамённая орденов Суворова и Трудового Красного Знамени дивизия;
• http://www.obd-memorial.ru/;
• http://smolbattle.ru Пропавшая армия первогвардейцев;
• https://biografiaru.wordpress.com;
• http://mrmental.livejournal.com/34280.html 19 сд, комсостав - Дневник славного ублюдка;
• http://litfile.net М.Д. Лубягов В БОЯХ ЗА ЕЛЬНЮ. Первые шаги к победе;
• http://rus-istoria.ru/ У стен Смоленска;
• http://sary-shagan.narod.ru/ ГЕНЕРАЛЫ 1 9 4 1 года;
• http://dic.academic.ru/ Личности Второй мировой войны;
• http://smol1941.narod.ru/glava2.htm Вяземский котел;
• http://www.mgorv.ru/ Вязьма. Официальный сайт города Вязьма .
и т.д. см. Яндекс «генерал-майор Яков Георгиевич Котельников (1892-1941)»;


Благодарность

Выражаю сердечную признательность за поддержку и помощь в сборе документальных военных материалов для написания и издания книги учреждениям культуры и военным комиссариатам Волгограда, Мордовии, Смоленской области, Воронежа и Татарстана:
– министру обороны РФ Сергею Шойгу;
– зав архивохранилищем «ЦАМО РФ» И.Владимирову;
– губернатору А.И Бочарову и в том числе аппарату губернатора Волгоградской обл.;
–зав архива ОАО «Металлургический завод «Электросталь» г.Москвы Н.Г.Голубковой;
– главе Администрации муниципального образования «Вяземский район» Смоленской обл. И.В.Демидовой;
– вяземскому поэту Александру Клименкову;
– начальнику Архивно-информационного отдела управления ЗАГС Москвы Е.А.Елимовой;
– и.о руководителя Администрации городского округа г. Воронеж И.И.Юдиной;
– директору ГКАУ «ЦГА Республики Мордовия» Т.В.Мортюшиной;
– председателю комитета культуры Волгоградской области Виктору Петровичу Гепфнеру и заместителю председателя Елене Валерьевне Евдокимовой;
– сотрудникам военного комиссариата Волгоградской обл.: военному комиссару А.Летунову, Елене Александровне Борцовой и Сергею Васильевичу Яровому;
- сотрудникам музея-панорамы «Сталинградская битва»: зам. директора С. В. Мордвинову, ученому секретарю О. В. Червинской зав. отделом экспозиционно-выставочной работы музея-панорамы Светлане Анатольевне Аргасцевой;
– организатору волгоградского конкурса «Александр Невский», руководителю лит. клуба «Мамаев Курган» г. Волгограда, члену Союза писателей России Татьяне Михайловне Батуриной;
– редактору газеты «Сталинградская трибуна» Сергею Коляеву;
– директору ГБУК «ЦСГБ» г. Волгограда Тамаре Анатольевне Ореховой;
-сотрудникам волгоградской ВОСБ: директору Наталье Вячеславовне Усковой, зам. директора по автоматизации Сергею Владимировичу Вишнякову, инженеру научно-технической информации Татьяне Анатольевне Сергеевой, ведущему библиотекарю отдела обслуживания Вере Назарьевне Нестеровой;
– сотрудникам ВМУК «ЦСГБ» библиотеки-филиала №12 г. Волгограда Светлане Ивановне Самофаловой, Галине Александровне Сергеевой, Светлане Ивановне Зарубиной;
– хазрату Казанской Апанаевской мечети Ниязу Рустамовичу Сабирову;
– сотрудникам ГБУК РТ «Национальная библиотека Республики Татарстан»: директору Сююмбике Разильевне Зиганшиной, зам.директора по научным вопросам Иреку Габделхаевичу Хазиеву, зав. редакционно-издательским отделом Рамзие Абдулфариховне Хусаиновой;
-- игуменье Свято-Успенского Зилантового женского монастыря г.Казань, матушке Сергии (Светлане Николаевне Лакатош);
- настоятельнице Вяземского Епархиального женского монастыря во имя Иоанна Предтечи игуменье Лаврентии (З.С. Павлюченковой);
– МБОУ «ООШ№6» г. Чистополь: педагогам Дание Ахметзяновой, Гульнаре Самигулловне Закировой, Людмиле Александровне Чебановой, Диляре Асхатовне Закировой;
- сотрудникам МБУ «Молодежный центр» г.Чистополь: директору Марине Александровне Елисеевой, начальнику ОДМ Ольге Вадимовне Купцовой, зав.отделом СЭП «Телефон доверия» Юлии Владимировне Егоровой, волонтеру Алине Ильсуровне Миннебаевой, заведующей информационно-аналитического отдела МБУ МЦ Ирине Ивановне Сарафанниковой, заведующиму ПК МБУ МЦ Рамилю Ринатовичу Нургалиеву, волонтеру Светлане Александровне Кунгуровой;
– работникам культуры г.Чистополь: начальнику отдела культуры Светлане Михайловне Колесниковой, директору межпоселенческой центральной библиотеки Елене Михайловне Курбатовой, зав. отделом обслуживания Ландыш Гафуровой, зам. директора ЦБ Гульюзум Ахметовне Байбиковой;
- сотрудникам Чистопольского краеведческого музея «Уездный город», в том числе заведующей музеем Наталье Евгеньевне Бикмуллиной, главному хранителю Резеде Анваровне Николаевой;
- сотрудникам литературно-мемориального музея «Дом учителя» Чистопольского государственного историко-архитектурного музея-заповедника: заведующей Ирине Владимировне Горочевой;
- сотрудникам управления образования исполнительного комитета Чистопольского муниципального района: начальнику управления Гусману Анваровичу Наибуллину, начальнику отдела учебно-методического обеспечения Надежде Ильиничне Кондрашиной; - педагогам МБОУ «СОШ №16» г .Чистополь: директору Ирине Александровне Коноваловой, завучу Эльмире Фаризовне Шарифуллиной, педагогу по информатике Ксении Викторовне Хурасеевой, волонтерам-учащимся Карине Никитиной, Анастасии Зазнобиной, Тамаре Семёнычевой ,Виктории Филиной, Анастасии Джаббаровой.


Волонтеры Чистополя в помощь поэту.

Свою поэтическую эпопею, «Счастье земное», состоящую из 15 книг, я никогда бы не напечатала, если бы ни помощь волонтеров городов Волгограда и Чистополя Татарстана. В этом 2017 году наиболее активное участие приняли в волонтерской работе педагоги и школьники школы МБОУ «СОШ №16» г.Чистополь.
Сердечно благодарна педагогу-историку ООШ №6 Людмиле Александровне Чебановой, педагогам: директору Ирине Александровне Коноваловой, завучу Эльмире Фаризовне Шарифуллиной, педагогу по информатике Ксении Викторовне Хурасеевой, волонтерам-учащимся Карине Никитиной, Анастасии Зазнобиной, Любови Артемьевой, Тамаре Семёнычевой. Это их трудами подготовлены к изданию в 2017 году книга 13 «Ищу дедов» и книга 15 «Бархатная благодать» поэтической эпопеи «Счастье земное».
На фотографии Вы видите мою совместную творческую работу с волонтерами-учащимся 8 А класса МБОУ «СОШ № 16».

Дипломант международных конкурсов, татарстанский поэт Ольга Полторецкая, г.Чистополь, 09.07.2017г.
В Музее истории города Чистопольского государственного историко-архитектурного и литературного музея-заповедника в процессе творческой работы…



Фотоматериалы «Волгоград и Чистополь –
дорога жизни в два конца…»
















Чистополь
Никольский Собор




















Чистополь, актив Пленума ГК ВЛКСМ 20 июня 1942г. с советскими писателями
Сурковым А.(2 справа), Исаковским М (4 справа). Выпускница 1941 года школы № 1 Полторецкая Л.Т. (первая слева, 1 ряд).



Великая Отечественная. 1943– 1945 г.г.
Отец, Котельников Борис Яковлевич,
Мать, Полторецкая Лидия Тихоновна



















Чистополь, 1946 г.

Чистополь-
Счастье…


е




















г. Чистополь. Род Полторецких. Фотомонтаж



Чистополь-
Волгоград



Казань – Волгоград




Чистополь – Казань – Волгоград


Литературное объединение «Патриот» отмечает издание своего очередного литературного сборника «Во имя жизни», Волгоград, 2015 г.



Д
е
д
ы

с
ы
н
а

Генерал-майор Котельников Я.Г.
Лейтенант
Котельников Б.Я.






Капитан 1 ранга Михеев А.Н
География рода Котельниковых (1892-2016).

Д.Б. Котельников Я.Г. Котельнико Б.Я. Котельников О.Б. Полторецкая
(1961 - … ) (1892 – 1941) (1921 – 1999) (1945 - … )
г.Москва г.Краснослободск , Мордовия г.Краснослободск, Мордовия г.Чистополь, Татария

г.Волгоград, Речной колледж, май, 2014 год.







г. Волгоград, Технологический колледж, 2014-2015 гг.

г.Вязьма, Центральная библиотека, Апрель 2014 г.
г.Волгоград, Центральная библиотека, май 2015 г.

г. Болгар, РТ МБУ МЦБ 28.07.2015г

г.Казань РТ, КФУ, музей истории КФУ, 24.07.2015г.





Мордовия, Саранск, музей А.И.Полежаева, 29 июля 2016 г.











г. Чистополь, ЦДБ МБУК Чистопольская МЦБ, 06.08.2015г.


Приложение №1. Материал из книги «В боях рожденная…» г. Владикавказ под общей редакцией генерал-майора В.П. Тонкошкурова, генерал-майора С.Г.Судакова 19 МСД. История, воспоминания, факты.

КОМАНДИРЫ 19 СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ
(1922 -1945 гг.)
1. ЯЦКО Александр Елисеевич, с 14 сентября 1922 года до апреля 1924 года;
2. ЕФРЕМОВ Михаил Григорьевичу апреля 1924 года до 2 июля 1926 года;
3. ЧЕРНЫШЕВ, с 2 июля 1926 года - июль 1928 года;
4. БОЛДИН Иван Васильевич, с июля 1928 года до июня 1929 года;
5. МОРОЗОВ Василий Иванович, апрель 1931 года-июнь 1937 года;
6. комбриг КИРИЛЛОВ Н.К., полковник, с 13 февраля 1938 года, командовал дивизией с июня 1937 года по февраль 1938 года;
7. комбриг ОРЛОВ Н.И., полковник, с 9 февраля 1939 года, командовал дивизией с февраля 1938 года по август 1939 года;
8. полковник, с 4 ноября 1939 года комбриг, с 4 июня 1940 года генерал-майор ОВЧИННИКОВ Михаил Николаевич, август 1939 года - февраль 1941 года;
9. генерал-майор КОТЕЛЬНИКОВ Яков Георгиевич (1892 – 1941), с 10 февраля 1941 года по-1 октября 1941 года, 17 августа 1941 года снят с должности по приказу командарма 24-й армии генерал-майора К.И. Ракутина по настоянию командующего Резервным фронтов генерала армии Г.К. Жукова, оставался в дивизии до своей гибели 14 октября 1941 года в Вяземском котле .
10. полковник УТВЕНКО Александр Иванович, 2 октября 1941 года - 26 декабря 1941 года;
11. генерал-майор ДРОНОВ Николай Сергеевич, 27 декабря 1941 года -10 ноября 1942 года, назначен начальником штаба 29-й армии;
12. полковник ГОГОЛИЦЫН Георгий Алексеевич, 11 ноября 1942 года -6 июня 1943 года;
13. полковник, с 17 декабря (января) 1944 года генерал-майор ЛАЗАРЕВ Павел Ефимович, 10 июня 1943 года - 8 декабря 1944 года, погиб 8 декабря 1944 года при артобстреле противника, похоронен в г. Одесса;
14. полковник ПАЛАТКИН Роман Матвеевич, 10 -29 декабря 1944 года;
15. полковник САЛЫЧЕВ Степан Васильевич, 30 декабря 1944 года -11 мая 1945 года.



(1945-2007 гг.)
16. генерал-майор ЛАЗАРЕВ П.Е. -1945 -1948 гг.
17. генерал-майор ФЕДОРОВ П.С. -1948 -1951 гг.
18. генерал-майор ЧУВЫРИН С.М. -1951 -1954 гг.
19. генерал-майор БЛИНОВ Ф.А. -1954 -1958 гг.
20. генерал-майор ТЮТИКОВ А.И. -1958 -1961 гг.
21. полковник АЛЛЕНЫХС.И. -1961 -1966 гг.
22. генерал-майор РЫКАЛОВ Ф.И. -1966-1971 гг.
23. генерал-майор МЯКУШКО В.Я. -1971 -1975 гг.
24. генерал-майор КАШИРИН А.А. -1975 г.
25. генерал-майор ШИПИЛОВ В.П. -1975 -1980 гг.
26. генерал-майор САВЕНКОВ Ю.М. -1980 -1983 гг.
27. полковник РОЩИН В.М. -1983 -1985 гг.
28. полковник ИПАТОВ А.А -1985 -1987 гг.
29. генерал-майор ПЕТРУК В.К. -1987 -1992 гг.
30. полковник БОЖКО С.В. -1992 -1994 гг.
31. полковник КАНДАЛИН Г.И. -1994 -1997 гг.
32. генерал-майор ПРИЗЕМЛИН В.В. -1995 -1997 гг.
33. генерал-майор БУГАЕВ Д.Л. -1997 -2000 гг.
34. генерал-майор ТИТОВ В.М. -2000 -2001 гг., назначен заместителем командующего 58 армии.
35. полковник ДВОРНИКОВ Александр Владимирович - 2001 -2003 гг., поступил в академию ГШ ВС РФ.
36. генерал-майор КУЛАХМЕТОВ Марат Минюрович -2003-2004 гг. назначен командующим ССПМ в ЮОР.
37. генерал-майор ТОНКОШКУРОВ Василий Петрович - 2004 -2007 гг., назначен заместителем командующего 58 армии.
38. генерал-майор СУДАКОВ Сергей Геннадьевич -2007 г. - по н/время.

Приложение №2.
Храм Преображения Господня. Беляевы.

28.07.2017 я снова в чистопольской СШ №6, дорабатываю кн.13 «Ищу дедов» и кн.15 «Бархатная благодать». Нужно подготовить РЕКВИЕМ «Чтоб помнили свой род сыны…» для волгоградского конкурса «Горячий снег» . И вот в конце работы выхожу в Интернет посмотреть, нет ли новых материалов о деде Якове, тем более что на днях моя подруга детства, учитель математики Светлана Зиннатовна Зяббарова, принесла мне рукописный текст с какого-то сайта – новую информацию о гибели деда Якова. В ней сообщается , что тяжело раненого комдива Якова выхаживала семья ближайшего к Вязьме поселения, но он умер от гангрены. Похоронен там же. Предполагается поиск и перезахоронение. Подобная же информация пришла и ко мне на сайт «В контакте». Я ответила , предложив свой биологический материал на предмет экспертизы. Далее выхожу в Яндексе на рубрику «Награды генерала Я. Г. Котельникова» и нахожу строку «Храм Преображения Господня. Беляевы.» Читаю строку «…Сестра Анны Петровны – Ольга Петровна стала женой генерал-майора Я. Г .КОТЕЛЬНИКОВА, погибшего в Вяземском котле…»
У меня сердце зашлось. Открываю страницу и вот! Случилось ,наконец, то, что я искала с 2014 года: родословную бабушки Ольги Петровны Беляевой-Котельниковой. Этот биографический материал выставил Дмитрий Владимирович Лобанов, внучатый племянник И. И. Берестнёвой, внучки Анны Петровны Беляевой-Дроздовой. Всё сошлось: наследство бабушки Ольги Петровны Беляевой-Котельниковой - несколько домов, как рассказывала моя мама Лида, национализация после революции 1917 года…Какой богатый автобиографический материал я по воле Господней получила в День Крещения Руси!
Московские купцы 1 гильдии, почётные граждане М осквы, Беляевы – мои предки, мои пра-пра- прадеды.! Родоначальник Егор Филимонович Беляев – попечитель родовых храмов, основатель московского Торгового дома « Братья Беляевы» ,с 1896года владелец фирмы «Товарищество бумаготкацкой мануфактуры Луки Беляева и сыновей». Дочки Петра Лукича Беляева – Анна Петровна и Ольга Петровна – мои кровные бабушки. И сколько фамилий родственников в Москве, где можно начать поиск фотографий бабушки Ольги Петровны: Беляевы, Дроздовы, Берестнёвы, Горские, Лобановы…
Поиск продолжается… И я начинаю понимать маму Лиду, когда она в раздражении упрекала меня: У-У-У Ольга Петровна!!! Видимо и Беляевские гены бродят во мне с детства, и мама протестовала, так как бабушка Ольга и мама Лида не нашли общего языка: Обе – гордые, непримиримые, целеустремлённые! Но бабушка Ольга Петровна опекала маму Лиду и меня житейскими советами до самой своей смерти. Царство им всем умершим достойным предкам моим! Вечная память!..

Храм Преображенского полка Главный Храм Сухопутных войск России

Беляевы
Семья Беляевых происходит из деревни Кошелевка (Александровка) Михневской волости Серпуховского уезда Московской губернии (сейчас Ступинский район Московской области). Здесь в семье Егора Филимоновича Беляева родились сыновья – Лука и Михаил. После отмены крепостного права в 1861 г. они поселились в Москве, в 1865 г. открыв в Лефортово (Генеральная, 19) бумаготкацкую фабрику. В 1866 г. стали московскими купцами 2-й гильдии. Вначале жили на Большой Покровке (ныне Бакунинская улица), в доме купца Трофимова, потом на Генеральной улице (современная Электрозаводская).
Свою родину купцы Беляевы не забывали, том на кладбище Казанской церкви села Кишкино (Богородское) были погребены их предки. В 1886 г. по благословению Мисаила, епископа Дмитровского, храм Казанской иконы Божией Матери села Кишкино был полностью отреставрирован и благоукрашен на средства М.Е. Беляева. Всего М.Е. Беляев потратил на ремонт храма (был устроен новый мраморный пол, поставлен новый вызолоченный иконостас и т.д.) 11 000 р. Лука Егорович же сделал три вклада на поминовение родных.
А в Москве возник торговый дом – фирма «Братья Беляевы». В 1870-е гг. братья жили уже по адресу фабрики на Генеральной улице. Лука Егорович Беляев (1826-1895) торговал мануфактурным товаром на Богоявленской линии в Китай-городе (рядом с Богоявленским монастырем), Михаил Егорович Беляев (1836-1903) рядом в Теплых рядах (снесены в 2008 г.). Тогда же, в 1870-е гг, Лука Егорович был с 11 марта 1876 г. церковным старостой церкви при Исправительной тюрьме, а в 1876-1879 гг. ратманом Сиротского суда (ведал опекунскими и сиротскими делами лиц городских сословий).
В 1881 г. Лука Егорович, возможно в связи с восшествием на престол императора Александра III, получает орден св. Анны 3-й степени, что дает ему и его потомкам право на потомственное почетное гражданство. Михаил Егорович получает медаль. В 1883-1884 гг. он казначей Лефортовского отделения попечительства о бедных, с 31 марта 1883 г. – почетный член Совета детских приютов. Живет в это время на Генеральной улице, 34. Имеет дома на Большой Ивановской и Сокольничьей улицах.
(Л.Е. Беляев с женой и дочерью) 14 марта 1888 г. Лука Егорович Беляев становится церковным старостой Преображенской церкви в Преображенском. К началу 1890-х гг. он уже купец 1-й гильдии. Фирма уже целиком принадлежит Луке Егоровичу (он продолжает торговать на Богоявленской линии), хотя младший брат переживет его и будет похоронен на Калитниковском кладбище в 1903 г.
После смерти Луки Егоровича в 1895 г., церковным старостой Преображенской церкви станет его старший сын потомственный почетный гражданин Петр Лукич Беляев. У Луки Егоровича было 6 сыновей и дочь Валентина Лукинична, вышедшая замуж за купца Алексеева.
После смерти Петра Лукича Беляева (1850-1899) церковным старостой Преображенской церкви стал его брат потомственный почетный гражданин Козьма Лукич Беляев. Он им оставался вплоть до революции 1917 г.
С 1896 г. фирма Беляевых носила название «Товарищество бумаготкацкой мануфактуры Луки Беляева сыновей». Основной капитал составлял 400 000 р. Директорами правления были сыновья Луки Егоровича Беляева – Петр Лукич, Козьма Лукич и Иван Лукич Беляевы. После смерти Петра Лукича его место занял Михаил Лукич Беляев. Михаил Лукич Беляев был торговым депутатом Московской городской думы (торговые депутации осуществляли наблюдение за правильным производством торговли и промышленности в городе).
В конце хотелось бы сказать несколько слов о потомках Беляевых в XX веке. Младший сын Петра Лукича Беляева Дмитрий Петрович в 1909 г. окончил Александровское коммерческое училище. Потом учился в Алексеевском военном училище. В 1914 г. – подпоручик 4-го Гренадерского полка. Получил ранение 7 октября 1914 г. во время боев Галиции (после него колено не сгибалось). В 1930-е гг. преподавал в артиллерийском училище.
Старшая сестра Дмитрия Петровича Анна Петровна, внучка Луки Егоровича, вышла замуж за Николая Николаевича Дроздова. Семья Дроздовых, как и Беляевы, тоже происходила из Серпуховского уезда. Дед Николая Николаевича Максим Дмитриевич Дроздов, бывший дворовый Екатерины Владимировны Новосильцевой, дочери графа В.Г. Орлова, был отпущен на волю и записан в московские купцы 3-й гильдии в 1844 г. Жил в приходе церкви Богоявления в Елохове, потом на Большой Покровской улице. Имел два трактирных заведения, в 1890-е гг. купец 2-й гильдии, почетный гражданин. Сын Максима Дмитриевича Николай Максимович, московский купеческий сын Николай Максимович Дроздов умер в 1894 г. В это время его семья жила в приходе церкви Преображения Господня на Преображенской площади. До наших дней дожила внучка Николая Николаевича и Анны Петровны Дроздовых Ирина Ивановна Берестнева, урожденная Горская. Ей уже 90 лет. Ирина Ивановна – внучка протоиерея Иоанна Федоровича Горского, довольно известного в дореволюционной Москве священника, почетного члена Елизаветинского благотворительного общества.Сестра Анны Петровны Ольга Петровна стала женой генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова (1892-1941). В октябре 1941 г. Я.Г. Котельников погиб при выходе из окружения в районе Ельни его 19-й стрелковой дивизии.
Дмитрий Владимирович Лобанов, внучатый племянник И.И. Берестневой.
Содержание.
От автора. Возвращение родовой памяти 4
Рафаил Хисамов. Поэзия человечности и правды 6
Ольга Полторецкая. …Историческая справедливость – не фантом ли это? 10
Михаил Лубягов «Первая операция». Историческая киноповесть. Смоленск.
2013. Цитаты 11
Ольга Полторецкая. Как Михаил Лубягов лишил генерала, Я.Г.Котельникова,
сыновей и внуков…Ельня 17
Письмо М. Лубягова .2016г.Смоленск 18
Ольга Полторецкая. Открытое письмо Начальнику 3 Управления Главного Управления кадров МО РФ А. Руг о присвоении генерал-майору Я.Г. Котельникову
звания Героя России посмертно. Волгоград 22
Письма –ответы МО РФ на обращения об увековечении памяти
генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова(1892-1941).Москва 34Ирина Тарасова «Чтоб помнили свой род сыны». Газета «Знамя-Гвардеец».
№33 от 19 августа 2016.Ельня 37
Ольга Полторецкая. «Ельня не забывает своих героев…».Заметка газеты
«Знамя». №343 от19 августа 2016. Ельня 41
Ольга Полторецкая «. В последний путь – на малую Родину…». Заметка газеты «Знамя».№16 от 21 апреля 2017 года. Ельня 43
Ольга Полторецкая "Краснослободск помнит своих земляков, защитников
Отечества". 60
Нина Маврина «Судьба генерала», заметка газеты «Красная слобода»
от 11 августа 2016 года, Краснослободск 63
Ольга Полторецкая. Воронежская 19 ОСМБр – гарант мира на Кавказе.
Ставка ОСМБр – Владикавказ 66
Владимир Абагов. «Поэтический дар Ольги Полторецкой. Генерал-майор
Яков Георгиевич Котельников». Заметка газеты «Доблесть». №10 от 31 марта
2017 года .Владикавказ 72
Ольга Полторецкая. Воронеж – довоенная ставка управления Воронежской 19 СД…Воронеж 82
Александр Кулешов. « В музее Воронежа обновляются экспозиции по Воронежской
19 СД». Воронеж 86
Ольга Полторецкая. Архивы Воронежского областного краеведческого музея о Воронежской 19СД…Волгоград 87
Ольга Полторецкая. Реквием «Чтоб род свой помнили сыны…» 97
Ольга Полторецкая."Отголоски войны..." 139
Ольга Полторецкая."Мир там,где ты,солдат России..." 146
Ольга Полторецкая. «Сказанье старины семейной…» 149
Ольга Полторецкая. Дергачи – Чистополь – Волгоград. 2017 185
Ольга Полторецкая. Слово о моих родителях 192
Лидия Тихоновна Полторецкая. Воспоминания о моём роде, времени и себе
(сценарий для фильма). Волгоград 205
Глава 1 Семья Полторецких в Дергачах. Свадьба Анюты и Тихона 205
Глава 2 Гражданская война. Дергачи 206
Глава 3 Семья после гражданской войны. Дергачи 207
Глава 4 Коллективизация в Дергачах. Раскулачивание. Голод 210
Глава 5 Переселение семьи в Чистополь на Каму. Татарская Слобода 212
Глава 6 Судьба брата Николая Полторецкого. Чистополь 217
Глава 7 Судьба брата Петра Полторецкого. Чистополь. Владивосток 219
Глава 8 Судьба сестры Раисы Полторецкой,Чистополь 220
Глава 9 Судьба отца Тихона Владимировича Полторецкого. Чистополь 221
Глава 10 Чистополь. Послевоенная жизнь. Казань. Студенчество. Мытарства
по трудоустройству 223
Глава 11 Свекровь Ольга Петровна Котельникова. Конец семейных отношений
с мужем, Борисом Яковлевичем Котельниковым 228
Глава 12 Мать, Анна Степановна Полторецкая, – ангел-хранитель семейства Полторецких. Рождение дочери Ольги 230
Александр Полторецкий.. Слово о моих предках (Михеевы –
Полторецкие). Волгоград………………………………………………………...234
Александр Полторецкий .Реферат - исследование «Моя родословная в русле
исторических событий в России 20 века .……………………………………… 237
Послесловие. Судьба государства – судьба семьи 259
Библиография 260
Благодарность 262
Фотоматериалы «Волгоград – Чистополь – дорога жизни в два конца…» 265
Приложение №1. Материал из книги «В боях рожденная…» г. Владикавказ 277
Приложение №2.Храм Преображения Господня. Беляевы. 278
Содержание………………………………………………………………… 282





















Литературно - художественное издание



Полторецкая-Котельникова Ольга Борисовна
Полторецкая, Лидия Тихоновна,
Полторецкий, Александр

Счастье земное
Книга тринадцатая
Ищу дедов
Стихотворения
Публицистика
Фотоматериалы


Составитель книги А.А. Полторецкий
Редактор О.Б. Полторецкая-Котельникова.
Верстка: А.А. Полторецкий, К.Ю. Никитина, А.С. Зазнобина,, Т.Г. Семенычева.

Дизайн книги:
Иллюстрации и фотографии о Великой Отечественной войне
взяты из Интернета, из военных музеев России, Смоленщины, Воронежа и Саратовщины

Фотографии по тематическим вечерам представлены центральными библиотеками и
учреждениями городов Смоленской области, Мордовии, Саратовщины и Татарстана.






Отпечатнао в типографии Оранж Кей
г. Казань
05.05.2017 г.






Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

1151
Я ПРОБУЮ НА ВКУС ОЧЕРЕДНУЮ ЗИМУ...

Присоединяйтесь 




Наш рупор





Интересные подборки:

  • Стихи о любви
  • Стихи о детях
  • Стихи о маме
  • Стихи о слезах
  • Стихи о природе
  • Стихи о родине
  • Стихи о женщине
  • Стихи о жизни
  • Стихи о любимой
  • Стихи о мужчинах
  • Стихи о годах
  • Стихи о девушке
  • Стихи о войне
  • Стихи о дружбе
  • Стихи о русских
  • Стихи о даме
  • Стихи о матери
  • Стихи о душе
  • Стихи о муже
  • Стихи о возрасте
  • Стихи о смысле жизни
  • Стихи о красоте
  • Стихи о памяти
  • Стихи о музыке
  • Стихи о дочери
  • Стихи о рождении
  • Стихи о смерти
  • Стихи о зиме
  • Стихи о лете
  • Стихи об осени
  • Стихи о весне
  • Стихи о классе
  • Стихи о поэтах
  • Стихи о Пушкине
  • Стихи о школе
  • Стихи о космосе
  • Стихи о семье
  • Стихи о людях
  • Стихи о школьниках
  • Стихи о России
  • Стихи о родных
  • Стихи о театре
  • Стихи о Алтае
  • Стихи о Оренбурге
  • Стихи о Софии
  • Стихи о Серафиме
  • Стихи о Италии
  • Стихи о Пскове
  • Стихи о замках
  • Стихи о молоке
  • Стихи о мачехе
  • Стихи о Мордовии
  • Стихи о витаминах
  • Стихи о шарике
  • Стихи о воробушке
  • Стихи о Кронштадте
  • Стихи о справедливости
  • Стихи о смелых
  • Стихи о дельфинах
  • Стихи о существительном
  • Стихи о жаворонке
  • Стихи о следах
  • Стихи о казачке
  • Стихи о десантниках
  • Стихи о раскрасках
  • Стихи о бабках
  • Стихи о карандашах
  • Стихи о судьях
  • Стихи о васильках
  • Стихи о ежике
  • Стихи о горечи
  • Стихи о Арине




  • © 2009 - 2021 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

    Яндекс.Метрика
    Реклама на нашем сайте

    Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

    Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft