16+
Лайт-версия сайта

Книга 16 - "Родовая память" эпопеи "Счастье Земное"

Литература / Стихи / Книга 16 - "Родовая память" эпопеи "Счастье Земное"
Просмотр работы:
14 июля ’2018   12:42
Просмотров: 3194

Завершен четырехлетний труд по составлению родословной родов моих дедов. Использованы архивные материалы музеев Смоленщины, Мордовии, Саратовщины и Татарстана.Желаю доброго прочтения. 




Ольга Полторецкая-Котельникова




Счастье земное

Книга шестнадцатая


Родовая память

Стихотворения
Публицистика
Фотодокументы







Казань
2018


ББК 84 (2Рос=Рус)6-5
П52
Полторецкая-Котельникова, Ольга Борисовна

П52 Счастье земное. Книга шестнадцатая «Родовая память». Стихотворения. Публицистика. Фотодокументы. Составитель книги А.А. Полторецкий. – Казань, 2018. – с.388.
Автор книги «Родовая память» – коллективный. О своём роде пишет народный русский поэт Ольга Полторецкая, а также приводится информация многочисленных соавторов-информаторов, рождённая процессом поисковой работы. Книга основана на достоверных семейных легендах, на документальном материале архивов ЦАМО, архивов Москвы, а так же архивов краеведческих музеев Мордовии, Смоленщины, Саратовщины и Воронежа. Значимость любого рода определяется его вкладом в защиту Отечества и строительство государства.
Род Котельниковых и Беляевых, род Левиных и Полторецких, продолжателем которых стала поэт Ольга Полторецкая – это достойные роды, представители которых – беззаветно преданные русской земле труженики, купцы-фабриканты Москвы, солдаты и генералы, шли по судьбе, не отступая, не предавая, в пекле самых трагических событий 19-20-х столетий. Царство им Небесное и светлая память! Потомки рода Левиных и Полторецких проживают сегодня в основном в Татарстане и в сёлах Головинщено и Дергачи Саратовской области, а потомки Беляевых и Котельниковых – в Москве и Волгограде.
Пусть эта книга объединит их хотя бы на мысли, что они одной крови и породы – в благородстве и достоинстве рода. И пусть детям нашим достанется более счастливая жизнь, чем прожили её они, наши предки! Поэт пишет о родных фронтовиках: отце, матери, дедах, дядьях, о себе и в их лице о трагическом и прекрасном времени 20-го столетия.
Книга призывает читателя к раздумью о величии народного героизма и о жизненной необходимости душе простого человека знать, что многомиллионные жертвы были принесены на алтарь Побед не напрасно. Книга о любви и человеческом достоинстве – перед Вами, мой любезный читатель….
ББК 84 (2Рос=Рус)6-5
ISBN 978–5–94424–258–7

Охраняется действующим законодательством об автор¬ских правах (ГК, ч.4, гл.70).

ISBN 978–5–94424–258–7

Полторецкая-Котельникова О.Б., 2018

Моей семье, роду и
российскому народу посвящается …











































От автора. Обретение рода…

Книга 16 «Родовая память» поэтической эпопеи «Счастье земное» является моей последней книгой трилогии «Ищу дедов». Четыре года жизни посвящено поиску имеющихся архивных сведений по неординарным судьбам моих предков: прадедов, дедов, родителей, родственников. Появились книги – книга 12 «Чтоб помнили свой род сыны…», 2016г., книга 13 «Ищу дедов…»,2017г. и вот теперь книга 16 «Родовая память»,2018г.
Родовая память, очнувшись, показала, в каком достоинстве, чести и совести может прожить – и прожил свой трагический век русский человек, оказавшись в горниле эпохальных катаклизмов конца предыдущего тысячелетия. Показала, что не хлебом единым мы живы… А чувство гордости за жизненный подвиг своих прадедов – это благодарная реакция думающих потомков, которые в свою очередь расскажут будущему – о своём роде, а, значит, о своей России.
Обретение рода… Много ли смысла заложено в этой фразе? Это – или обретённый смысл прожитой жизни, или горькое осознание своего человеческого несоответствия духовным ценностям, принятым в твоём роду. И, слава Богу, если судьба или генная предрасположенность позволили проявить практически идеальное соответствие им. Понятия Чести, Совести, христианских норм, принятые тобой – это видимо тот бесценный генетический код рода, который всю свою жизнь ты беспрекословно принимаешь, чувствуя преемственность.
И я – не только принимала. Но – и пусть с опозданием в жизнь! – возродилась в своей наследственной гордости своими кровными дедами: патриархальным трудягой дедом, Тихоном Владимировичем Полторецким, доблестным богатырём-полководцем Великой Отечественной – дедом Яковом Георгиевичем Котельниковым, удивительной по великодушию и материнской жертвенности, бабушкой Анной Степановной Полторецкой-Левиной и гордой, вышколенной в дореволюционной буржуазной роскоши, но презревшей всё во имя любви и самоотверженно последовавшей за своим военным супругом Яковом по армейским гарнизонам уже советской России, бабушкой Ольгой Петровной Котельниковой-Беляевой…Это они – подарили мне несколько прародин: Украину, Саратовщину, Мордовию, Москву, Татарию! Это там – погребён их, святой для меня прах, вместе с другими предками моих родов. И мне не выбрать – самую желанную и любимую – своими почтением и дочерней любовью! Для меня – они слились в единую прародину – РОССИЮ. Она позволяет мне гордо заявить, что я, наше поколение – ПОТОМКИ великого и великодушного русского народа. И где бы мы ни проживали, мы живём на родной земле – прахе наших доблестных предков. И поэтому эта земля была, есть и будет нашей родной – вечно! А память о предках – святой и незабвенной! Будет память – будет и российская земля, и государственность…
С любовью и уважением, Ольга Полторецкая.


Рафаил Хисамов. Поэзия правды и человечности…

«Стихи – это боль и лекарство от боли, а если возможно – игра...» Эти строч¬ки поэта В.Шаламова как нельзя точно определяют суть ее поистине выстра¬данной эпопеи «Счастье земное». Поэтическое credo автора можно обозначить евангельской установкой:
Живи достойно, мир не обижая,
Чтоб не было ошибок, не греши,
И ты – прижизненно достигнешь рая
Распятьем изболевшейся души.
Эти стихологемы, наполненные сутью нашего сумбурного вре¬мени, должны быть услышаны всеми, кто не омертвел душой. И они рефреном перекликаются с тютчевскими раздумьями: «Не мир, но век растлился в наши дни,// И человек отчаянно тоскует – //Он к свету рвется из ночной тени,// А свет обретши – ропщет и бунту¬ет». А мы:
«Бредем по жизни – в никуда,
То ль к мудрости, то ль к детству,
И путеводная звезда
Мелькает по соседству».
Это точное обозначение сиротства наших сердец и «...одино¬чества конца, забыты мы детьми...» «И ждем покорно тьмы». Но «Мир – весь – Божья благодать,// Если мудро видеть вещи...», «Бог везде – в тебе – и в храме,// Лишь умей творить добро...».
А вернуть утраченную в нашей извращенной жизни благодать – это творить добро. И успеть. Ибо жизнь коротка. В этом – вся книга стихов.
Но самое ценное, автор сумела вобрать лучший опыт классиче¬ской русской поэзии, то есть это – не графоманская версификация поэтического материала, а выражение подлинности нашего траги¬ческого бытия: «И нет спасения в грядущем, и нет пути назад».Поэтому не важно, что ее стихи пролежали в столе более пятиде¬сяти лет. Они не потеряли своей актуальности, свежести и новизны.
Жизнь прожита. Как подведение итогов жизни – за последние годы выпущено в свет семнадцать книг поэтической эпопеи «Счастье земное», соответственно периодам жизни: детство, юность, зре¬лость, материнство, старость – «Золотое Чистополье», 2012г., «Свой мир творила я счастливо», 2012г., «Удерживать тебя не ста¬ну», 2012г., «Материнское сердце», 2012г., Раздумья», 2012г., «Волшбою счастья и экстаза»,2012г., «Зо¬лотые обереги», 2012г., «Метаморфозы» ,2014 г., «Поэт – Господень сотворец», 2015г., «По городам и весям Татарстана», 2015г. «Безвременье»,2015г., «Старчество», 2016г., «Чтоб помнили свой род сыны…», 2016г., «Ищу дедов», 2017г., «Бархатная благодать»,2017г., «Родовая память», 2018г., «Жизнь как жизнь», 2018г.
Все книги поэтической эпопеи «Счастье земное» – исповедь автора, нашедше¬го идеалы Чести и Совести в религии и ставшего поэтом-миссионером главных христианских ценностей: чести, совести, любви и уважения к человеку.
Свою поэтическую эпопею «Счастье земное» автор открывает стихотворением «Золотое Чистополье», которое в некотором смыс¬ле можно назвать визитной карточкой поэта. Тема преданности и любви к малой родине пронизывает все творчество автора на фоне перипетий житейского моря, и как итог: «...Все найдено у камских вод – //Родное небо, улиц память.// Мой жизненный круговорот // Обрел причал навек – на Каме...» или «Земля родная, Родина – при¬частьем // Татарину и русскому мила,// И каждый благодарен ей за счастье,// Что от рожденья всем она дала...», или «Лишь здесь навек моя отрада, // Русско-татарский отчий край,// Где райской прозвучит наградой// Мне и гармошка, и курай...»
Житейское море наряду с реальным морским пейзажем, как и у Марины Цветаевой, является в ее поэзии, символом осознания судь¬бы: «О сны, подобные волне...», «Как упоительно суров// Был рокот моря величальный...», «Расцвел на гребне темных вод// Луч света – чуден и прозрачен...», «Рыбка вьется в синь-пучине,// Сердце бьется в боль-кручине...», «...Что ждет судьбы ладью слепую...»
Но более всего ее житейское море ассоциируется с небесным океа¬ном, с высоты которого «...всё – суетно и мелко // И выстраданное – горестно-смешно...» в ее программном стихотворении «Все в обла¬ках, как перьях лебединых,// Мои возлюбленные небеса...», которое раскрывает суть Кантовской пролегомены: «Звездное небо над нами и нравственный закон внутри нас»
Небеса ее Отчизны, ее судьбы слиты «...в единенье вечном с высотой...».
Поэзия Ольги Полторецкой, словно небесный океан, текуча и полна динамики, и в этом – ее следование правде жизни, чувствова¬ния, которое у поэта обострено и в последних книгах «Раздумья», «Зо¬лотые обереги», «Безвременье», «Метаморфозы», «Старчество», «Бархатная благодать», «Жизнь как жизнь» – трагично из-за вечного противоречия возвышенных идеалов – житейской прозе современной жизни.
Превратности материнской любви (по названию цикла стихов) в развращенное сегодняшними СМИ время, отражают трагическое со¬стояние семьи, где дети и родители – на разных полюсах, Попытка осветить эту проблему свидетель¬ствует об ее активной жизненной позиции. Автор пытается предупре¬дить и уберечь современную молодежь от опасности агрессивной без¬нравственности, мощным потоком льющейся с экранов и калечащей юные, незащищенные души подростков. В этой ситуации часто даже любящая семья не является панацеей от трагического конца сына или дочери, поскольку наркомания и алкоголизм стали обыденным явлением в нашей жизни. Автор стремится поэтически осмыслить социальные причины этого явления, в пластических и зримых образах передавая нюансы душевных материнских волнений. «...Игра – в смерть! – насмерть обожжет// Твой отрицающий рассудок,// Смотри, как зло не бере-жет// Мать бедную твой друг-ублюдок...», потому как «...Мир рух¬нувший – обломком сжат,// Прессуя и печаль и радость,// В обломках мусора бредут// Отчаянные наши дети...» и вопросом – «...Обрящут ли иль обретут// Свет радости на этом свете?// Не темноты – от наркоты,// А счастье – от труда и света...»
Мастерство и мудрость ее поэзии – не «манна небесная». Ее исследовательское прочтение классиков поэзии мировой литера¬туры в течение всей жизни и творческая работа по их пропаганде в стенах библиотек, где она работала, чувствуется в культуре ее поэ¬тического слога и чистоте литературного русского языка. В нем не найти штампов и выражений низкого стиля. И если вещи названы своими именами, значит, они того заслуживают. Ведь, и Пушкин допускал подобное в своих небезызвестных творениях.
Автор семьдесят лет живет в контексте своего времени, об¬разно и точно отражает его, несмотря на недовольство некоторых критиков. Его мало волнуют аспекты исторически-отдаленных со¬бытий, когда наша сегодняшняя жизнь – кипит высоким градусом драматизма. Поэтому вся ее жизнь, а, следовательно, и поэзия – отражение сиюминутного дня, его агонизирующих проблем Чести и Совести, и где лишь высокая строка страдающего поэта еще способ¬на, обращаясь к религии любви и добра, удержаться на плаву, пере¬дать свои золотые обереги думающему молодому читателю.
Ольгу Борисовну Полторецкую вполне справедливо следует обо¬значить поэтом цветаевского накала, ибо ее установка на правду слова становится категорическим императивом, определяющим отнюдь не только слово, но и установку на выживание, а рефлексия, чувственное анализирование событий часто переходит в самопо¬жертвование, ибо есть у нее стихи, которые прожигают насквозь и хочется уклониться от их осмысления, как от струи расплавленно¬го свинца. А ведь они не из горна – из женского горла вышли. В её поэзии словесные коды к жизни подобраны не просто так, не выго¬ды ради, а только затем, чтобы в тайнодействии слова поправить один – единственный! – знак минус на плюс. Поэты – дети гармонии в дисгармоничном мире, «Но Словом оста-навливали Солнце, словом поднимали города», в этом его главная правота, и в том числе правота поэтического слова Ольги Полторецкой.
Ольга Борисовна Полторецкая родилась 5 сентября 1945г. в городе Чи¬стополе на Каме от фронтового брака ( заключённого в декабре1944года под Кёнигсбергом) полкового санинструктора, Полто¬рецкой Лидии Тихоновны(1921-2005), с однополчанином, старшим лейтенантом, командиром зенитно-артиллерийского взвода ЗАП 1720, 1-го танкового корпуса генерала Буткова, Котельниковым Борисом Яковлевичем(1921-1997). Родители-фронтовики, встретились на фронте осенью 1943года, и она стала фронтовым ребёнком. Воспитывалась будущий поэт дедом со стороны матери, Полторец¬ким Тихоном Владимировичем (1892-1969),и бабушкой, Полторецкой-Левиной Анной Степановной (1893-1971), в 30-х годах бежавшими при раскулачивании из села Дергачи Саратовской губернии на Каму, в хлебный город Чистополь.
Другой дед, родом из мордовского городка Краснослободск, Котельников Яков Георгиевич (1892-1941) – видный советский военачальник, генерал-майор, командир Воронежской 19 СД 24 Армии Резервного Фронта, геройски погиб 14.10.1941г. при про-рыве окружения из вражеского кольца в районе г. Вязьмы. Бабушка, Ольга Петровна Котельникова-Беляева (1890-1957) – из рода богатых московских купцов-фабрикантов Беляевых, Почётных граждан Москвы, В советское время – врач-стоматолог. Проживала с сыном Борисом после войны в Москве. Отец, Котельников Б.Я., инженер-электронщик работал на военных заводах Подмосковья. Помогал дочери в воспитании и получении образования.
Мать, Полторецкая Лидия Тихоновна, в 1941году с отличием закончила школу №1 в г. Чистополь, а после войны – получила высшее медицинское образование в городах Казань и Молотов, закончив в 1952 году медицинский институт. Всю жизнь проработала врачом-стоматологом. Деды и родители были достойными коммунистами. Детство и юность поэта прошли в советской Татарии: в Чистополе, что на Каме, и в Казани, на Волге. Патриархальная семья Полторецких дала ей христианское воспитание, а школа – прекрасное советское образование в лучших христианских традициях. Культура татарского народа, в среде которого она выросла, была для неё такой же родной, как и русская культура.
В 1963 г., закончив с золотой медалью школу №2 г. Чистополь, поступила и в 1968г. закончила кафедру радиоспектроскопии физического факультета Казанского Госуниверси¬тета им В. И. Ульянова-Ленина по специальности радиофизик. Восемь лет работала ведущим инженером на военном казанском заводе «Радиоприбор». Закончив Казанский институт патентоведения, три года проработала инженером по новой технике в казанском стройтресте №2. Будучи заведующей библиотеками в городе Виннице, десять лет знакомила читателей с творчеством классиков мировой литературы. В постсоветское время вынуждена была освоить рабочие профессии: лифтёра, оператора, фо¬тографа, экскурсовода и т.д. Живёт в Волгограде и в Чистополе. Имеет сына, Полторецкого Александра,1989г.р. В 2014 году стала дипломантом Между¬народного конкурса «Филантроп» – 2014, г. Москва и дипломантом Международного конкурса «Александр Невский» – 2014, 2015, г. Волгоград. В 2017 году стала лауреатом республиканской литературной премии имени Кояш Тимбиковой – 2016, г. Чистополь, Татарстан. Член волгоградского литературного объединения «Мамаев Курган» и чистопольского литературного объединения « Ступени».
Автор хочет, чтобы ее книги в наше не простое, обремененное социальными и семейными проблемами время, дошли до каждой матери. Но среди писательской среды, как у всякого неординарного поэта, у нее есть недоброжелатели, так как творчество Ольги Полторецкой не укла¬дывается в рамки господствующего сегодня сервилизма и приспо¬собленчества. Здесь стоит сказать, что известные литераторы г. Казани: Лиля Газизова, Ахат Мушинский и поэты г. Волгограда: Татьяна Батурина, Сергей Васильев, Владимир Мавродиев, заслуженный работник культуры Татарстана, Рафаил Хисамов оказывают ей поддержку, оценивая ее творчество, как талантливое.
Поздний, в шестьдесят семь лет, поэтический дебют позволил ей сохранить в своем творчестве и выстраданное достоинство, кото¬рое она пронесла через всю свою нелегкую жизнь, и сострадательно-критическое отношение к нашей современной действительности, и уникальность своего поэтического мировоззрения, а соответствен¬но дарования. Так пожелаем поэту Ольге Полторецкой, мелодика стиха ко¬торого завораживает, творческого счастья и долголетия, о котором она сама говорит в своем маленьком стихотворении:
О, Боже мой! Какая тишина!
День клонится к закату безмятежно.
Цветущих веток белая волна
Глядится в мир доверчиво и нежно.
Изящный слепок томных лепестков
Не шелохнет воздушное касанье,
И рвется сердце из седых оков,
И на устах – мечта и ликованье.
Весна – юна, и в твой остаток лет
Вновь дерзкой волей полнит твои очи.
А небо – в алых росчерках комет
Так бесконечно в ожиданье ночи.
И верится, что вечно можно жить,
И наслаждаться нежностью цветенья,
И вновь, и вновь судьбу благодарить
За жаркое весеннее волненье
О, Боже мой! Какая тишина...
Заслуженный работник культуры Татарстана, Рафаил Хисамов.



Ольга Полторецкая. «В каждом фронтовом городе – Памятник Неизвестному Солдату!»

Начинаю новую из трилогии «Ищу дедов» книгу «Родовая память». Мне – семьдесят три года. Я – дитя Победы и спешу всё, что помню о послевоенных годах, рассказать вам, молодым, пришедшим нам на смену.2017-2018 год стал для меня открытием новых тем и сведений о Великой Отечественной, о военных судьбах моих ближайших родственников, прошедших и погибших на фронтах Второй Мировой. Они ушли, уходят наши старики, чьей кровью была завоёвана Победа. Ещё – пяток лет – и не останется на Земле никого, кто бы мог сказать, что прошёл военными дорогами – к Миру.
Но нет! Еще остались дети Войны и дети Победы, которых тоже всё меньше и меньше среди нас. Уходим и спешим рассказать о своих дорогих, ушедших в мир иной, фронтовиках, а значит, о том беспощадном и великом одновременно, времени, доставшемся на нашу долю. Я часто слышу в свой адрес упрёки, что пишу о родном Фронтовике, а не о каком-то заказном. О них – пусть пишут те литераторы, которым нечего сказать о своих боевых дедах, или за это им не заплатят: не по заказу пишет!
Да, я пишу о своих родных героях-фронтовиках, пишу с любовью к ним, не догоревшим, недоцелованным, недолюбившим, но пожертвовашим свою жизнь за великое дело сохранения России, а значит и за тех, кто сегодня осмеливается упрекать таких, как я. Это мои деды и в их лице – все солдаты Великой Отечественной, в моих книгах мечтают, плачут и радуются каждому мигу ЖИЗНИ, который им подарила Война перед гибелью в бою или израненным – уже после войны.
Я пишу о великом российском народе, спасшем человечество от Фашизма, и не понимаю, когда на обращение о волонтёрской компьютерной помощи слышу в ответ: а какая волонтёрам выгода, вот если бы вы платили за это! И стыдно мне сказать, что книги я издаю с своей жалкой пенсии, «от живота своего», и что никто и нигде не выделил мне ни рубля, чтобы я смогла оплатить свои типографские расходы, а всю изданную на пенсионный «похоронный» рубль – на 300тысяч рублей! литературу раздариваю безвозмездно крупнейшим библиотекам Волгограда, Казани и Татарстана за доброе спасибо. Не поймут! Как это что-то делать без выгоды? Как это можно писать о родном деде-полководце, о двоюродном деде – выдающемся военном учёном?
Да, я горжусь, что из их рода, и во мне течёт их кровь, кровь русских людей, беззаветно преданных своей Отчизне. А стихи мои достойны и прочтения, и уважения всех, в ком осталась хоть капля любви к своей российской матушке-земле! И я считаю, когда уходят последние старики-ветераны, дети Войны и дети Победы и некому принять эстафету памяти, то – важно! – услышать всё из первых уст, прикоснуться к трагедии тех лет и осмыслить великое ВРЕМЯ.
Оно придёт и моё время, когда моё слово любви к великим поколениям 20-го века, знаю, найдёт в литературе и в сердцах молодого читателя благодарный отклик. А мои корреспонденты со всей России помогают мне выполнить эту благородную работу, за что им – низкий старческий поклон. В этом году я продолжаю патриотическую акцию – « В каждом фронтовом городе – памятник Неизвестному Солдату!» И дай, Господи, уразумения Военкоматам и Администрациям фронтовых городов РФ о необходимости увековечения памяти Неизвестному Солдату в Великой Отечественной… Бог и Совесть – им в помощь!
Нижеизложенный материал в декабре 2017 года неожиданно прислал мне неизвестный корреспондент из Брянска, Андрей Кукатов.
Безусловно, он – заинтересованный краевед-историк, так как следит за новыми энциклопедическими изданиями по Великой Отечественной, выпущенными Военным Министерством РФ. Делает честь ему, что он не посчитал за труд, позвонил мне и любезно прислал этот новый для книги военный материал о деде, Я.Г. Котельникове, за что я ему безмерно благодарна.
Моё неумение пользоваться компьютером осложняет мне поиск, и поэтому малейшая информация, связанная с военной судьбой генерал-майора Я.Г. Котельникова, мне – бесценна. Я благодарна Министерству Обороны РФ за то, что оно начало издание энциклопедических словарей, раскрывающих засекреченные ранее сведения о военных судьбах полководцев Великой Отечественной войны.
Многие из потомков, с благодарностью за увековечение героев войны, смогут использовать эти сведения в целях патриотического воспитания нашего подрастающего поколения. Горько видеть, что за последние тридцать лет выросли в России Иваны, родства не помнящие, современные «манкурты», готовые сегодня не только продать любому – родную землю, но и предать, как они уже – цинично предают своих дедов и матерей, то единственное, что их связывает с причастностью к земле предков… Нет памяти и почитания предков, почивших в родной земле и за родную землю, нет земли, кормящей наших детей, нет – и не может быть любви к Отчизне! Любая – станет родиной, лишь бы кормила! Семья, родная земелюшка-кормилица – вот та святая цепь Любви, которой мы прикованы к Отчизне…
Андрей Кукатов сообщает, что на момент 19 августа 1939 года полковник Яков Георгиевич Котельников был назначен командиром созданной 120 стрелковой дивизии, а с 1-го февраля 1940 года получил в командование 34 запасную стрелковую бригаду, с управлением в городе Боброве. 34 запасная стрелковая бригада также вошла в 30 стрелковый корпус. В июле 1940 года полковник Яков Георгиевич Котельников был назначен начальником Икорецкого лагерного сбора.







Андрей Кукатов. Новое о военной судьбе генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова (1892-1941) по материалам военного биографического словаря «Комдивы Великой Отечественной», т.4, М:Кучково поле, 2015.





Нижеприведённый военный материал о генерал-майоре Якове Георгиевиче Котельникове является сканом из военного биографического словаря «Комдивы Великой Отечественной», т.4, М:Кучково поле, 2015., присланным Андреем Кукатовым.







Краевед Брянска Андрей Кукатов.

Комментарий Ольги Полторецкой-Котельниковой.
И вот с присланной Андреем Кукатовым информацией и справочными данными энциклопедического военного словаря «Комдивы Великой Отечественной…», я смогла, наконец, представить временную картину военных судеб моего деда, Якова Георгиевича Котельникова, и моей бабушки Ольги Петровны Котельниковой-Беляевой, с 1921 года после рождения сына Бориса, моего будущего отца, сопровождавшего его по всем военным гарнизонам.
Симбирск, Самара, Сызрань, Бузулук, Оренбург, Орск, Белебей, Бугуруслан, Верхнеуральск, Подольская и Одесская губернии, Воронеж и Воронежская область – вот малый перечень мест, где она исполняла главную должность на земле при любимом муже – должность любящей женщины – жены! Она, родившаяся в отческой роскоши московских фабрикантов Беляевых, не замечала рядом с любимым супругом Яковом невзгод фронтовой жизни, была ему верной подругой, и умирала в 1957году 67-летней старухой, как говорила моя мать, Лидия Тихоновна Полторецкая, на той самой раскладушке, с которой сопровождала она деда Якова всю свою семейную жизнь.
А в мае 1945 года она же, неутешная вдова-генеральша, говорила моей девочке-маме, приехавшей с фронта в Москву в дом мужа, Бориса Котельникова, рожать меня: «Любишь мужа, будь всегда и везде рядом с ним!» И я преклоняюсь перед великой любовью моих дедов Котельниковых – бабушки Ольги и деда Якова. Мир их праху…
Что же мы имеем на сегодня достоверно-выясненного с подачи Военного Министерства РФ о военной судьбе генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова (1982-1941), погибшего в Вяземском Котле. Рассмотрим поэтапно его послужной список:
-1909 – 4-х классное училище, Краснослободск;
- 1914-1918 – кадровый офицер Имперской Армии;
-1914 – 536 Пензенская дружина, Закавказье, Нахичевань;
- май 1916, Араздаян-Ордубад, охрана русско-персидской границы;
- июнь-ноябрь 1916, Тифлис, школа прапорщиков, младший офицер,
- 14 ноября 1916 – младший офицер пешей Тобольской дружины;
-март 1918, адъютант штаба Кавказского Военного Округа
-июль 1918, уволен в запас в звании подпоручика;
- 1918-1941, генерал-майор Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА);
- 18 сентября1918, адъютант 213СП 24 Сибирской Железной СД;
- 1920, юго-Восточный Фронт, 9 Армия, бои с Деникиным;
- лето1920,ЗападныйФронт (Мозырь, Овруч, Луцкна Буге,, Дубно, Изяслав) бои с белополяками;
-конец1920-первая половина 1921, Подольская и Одесская губернии, борьба с бандами Петлюры, Тютюнника, Заболотного, Лыхо и др. Охрана румынской границы;
- июнь1921-1928 ( г.?), помначштаба 71 СБрСамаро-Сибирской 24СД (Симбирск, Сызрань, Самара, Бузулук, Оренбург, Орск, Белебей, Бугуруслан, Верхнеуральск на р. Белая);
- ноябрь 1920, помначштаба 71 СБр 24СД;
- после гражданской войны ( г.г.?)начштаба 70СП и 71СП Самаро-Симбирской Железной 24СД;
- декабрь-август 1928, подготовка на курсах «Выстрел»;
- январь1938, командир 51СП Горьковской 17СД МВО;
- июнь1938, помощник командира Воронежской 19СД ОВО
-15 сентября1938, начальник нештатных курсов младших лейтенантов пехоты и артиллерии при 19 СД;
- 1938, присвоение медали « 20 лет РККА»;
- октябрь-февраль1939, командир Воронежской 19СД,полковник, командование – г. Воронеж;
- 19 августа 1939,командир 120СД с дислокацией в г.Бобров;
- февраль 1940, командир 34 запасной СБр;
- июль1940 генерал-майор, начальник Икорецкого военного сбора;
- 15 мая-12ноября1940, комендант города Воронежа;
-постановлением СНК ССССР от 04.06. 1940, присвоено звание генерал-майора;
- 10.02.1941, генерал-майор, командир Воронежской 19СД;
- 25 июня1941, 19СД – в составе 30 СК ОВО;
- начало июля 1941, 19СД – в составе 28 Армии Резервного Фронта Ставки ГК;
- июль1941,19СД – в составе 24 Армии Резервного Фронта Ставки ГК, участие в Смоленском сражении на Ельнинском направлении;
- 1августа-начало сентября 1941 – в органах НКВД по произволу Г.К. Жукова;
- по освобождении из органов НКВД – при штабе – заместителем командарма 24 Армии К. Ракутина;
- начало октября1941, Вяземский Котёл, гибель командарма и 24Армии;
- 7 октября1941, взял командование остатками 24 Армии и организовал оборону Семлево, для обеспечения прорыва войск из Дарагобужа и Подмошья через Семлево на Вязьму;
- 7-14 октября 1941, прорыв в районе Панфилово, отряд обеспечивал отход отступающих войск и техники;
- 14 октября 1941, седьмая атака-прорыв отряда генерал-майора Я.Г. Котельникова и его героическая гибель.
Пройден доблестный трагический путь достойного полководца российской армии. Генерал-майор Яков Георгиевич Котельников(1892-1941) был удостоен Родиной, за которую он положил свою жизнь, посмертно, единственной наградой – орденом Великой Отечественной Войны 1-ой степени.
Да будет стыдно тем, кто обвешан орденами и регалиями…до…колен! Мы вспоминаем лишь Победы, а – пораженья как не в счёт? Своею кровью наши деды – Победам начали отсчёт!!! И таких забытых родиной, Неизвестных Солдат России – около 30 миллионов! Вся – Красная доблестная Армия. Армия Неизвестных, жертвенно полегла, чтобы герои, оставшиеся в живых, в орденах до пупа, кичились Своей Победой и храбростью, и чтобы правнуки – забыли, кто были их погибшие безвестные прадеды! Увы…
В каждом фронтовом городе ставим Памятник Неизвестному Солдату – истинному Герою Великой Отечественной и это будет единственное, чем мы сможем ИХ отблагодарить за ИХ победу: СМЕРТЬЮ СМЕРТЬ ПОПРАЛИ ВЫ!!!
Спасибо брянчанину Андрею Кукатову, осветившего деятельность 19СД в Брянской области. Брянск и Вязьма на момент 1941года были связаны единым плацдармом военных действий. В Брянске перед отправкой в Смоленскую Ельню была дислоцирована и Воронежская 19 СД под командованием генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова, о чём имеются архивные сведения в краеведческом музее и военкомате города Брянска.

Иван Огудинов. Хранит память однополчан.
http://websprav.admin-smolensk.ru/web2015/ivanogudino/xranit_pamjat_odnopolchan.htm
Свое краткое повествование о боевых действиях 19-й Воронежской Краснознаменной стрелковой дивизии считаю нужным закончить краткими сведениями о военных судьбах тех, кто командовал дивизией, под Ельней 1941.
Командование 19-й с.д. и 32-го с.п. Слева направо: зам.командира дивизии полковник Котельников Яков Георгиевич, комиссар 32-го с.п. ст.политрук Обезяев, командир дивизии комбриг Орлов, комиссар дивизии – полковой комиссар Дружинин Василий Иванович, командир 32-го с.п. майор Шитов Александр Николаевич. Снимок 1939г.Архив Ельнинского краеведческого музея.
Их я хорошо знал по совместной службе в мирное время и в ходе боевых действий под Ельней. Многое дополнили мои однополчане, уцелевшие в ходе войны, и семьи погибших.
Командир 19-Й СТРЕЛКОВОЙ ВОРОНЕЖСКОЙ КРАСНОЗНАМЕННОЙ ДИВИЗИИ ГЕНЕРАЛ-МАЙОР КОТЕЛЬНИКОВ ЯКОВ ГЕОРГИЕВИЧ:
Участник гражданской войны, в командование дивизией вступил в начале января? (мой комментарий по данным МО -10.01.1941) 1941 года, на фронт убыл вместе со штабом дивизии 2-го июля 1941 года. Организовал и руководил обороной Ельни. В конце июля освобожден от командования?!( мой комментарий по данным МО – в связи с арестом и передачей в НКВД по требованию Г.К.Жукова) в связи с переводом на должность заместителя командующего 24-й Армии. В период окружения руководил частями и боем по выходу из окружения, где был тяжело ранен, но вынесен из боя воинами 19-й стрелковой дивизии. После излечения! в середине 1942 года назначен командиром отдельной стр. бригады 39-й армии Калининского фронта, воевавшей в районе Ржева, и погиб в неравном бою весной при отражении контратаки противника.
Комментарий О.Б. Полторецкой-Котельниковой. Где документы-доказательства Министерства Обороны о назначении генерал-майора Я.Г. Котельникова в 1942году на должность командира ОСБр №?, 39 армии Калининского фронта? Их нет! И автора можно упрекнуть в заказной фальсификации военной хроники. По чьему заказу место гибели Я.Г. Котельников под Вязьмой в ноябре 1941года перенесено аж в1942 год под Ржев? Иван Огудинов (не указывает звания и какую организацию он продвигает) - видимо заинтересованный фальсификатор военно-административных служб Смоленска, связанных с гражданской необходимостью увековечения памяти генерал-майора, Якова Георгиевича Котельникова. Нет человека и нет проблем!
Военную судьбу генерала Я.Г. Котельникова вы можете изучить по военному энциклопедическому Словарю МО «Комдивы Великой Отечественной», скан из которой я привожу в начале этой книги. Я не могу определиться в достоверности сведений Ивана Огудина в отношении остальных соратников и подчинённых командира Воронежской 19 СД, но знаю, война сделала их всех Героями! Честь им и слава! Но о командире 32СП майоре А.Н.Шитове и военкоме 19 СД В.И. Дружинине я читала, в присланной мне автором Михаилом Лубяговым, книге «Первая операция».
В ней сообщается, что генерал-майор, командир 19СД, Яков Георгиевич Котельников и военком Василий Иванович Дружинин за свою партийную честность и совесть были переданы в конце июля 1941 года под Ельней Г.К. Жуковым – в НКВД, с лишением занимаемых должностей. Лишь в конце августа они были освобождены из-под ареста, а в сентябре генерал-майор, освобождённый Г.К. Жуковым от командования 19СД, становится по назначению К. Ракутина его заместителем при штабе 24 Армии. Оба – бывшие пограничники, прекрасно сработавшиеся и дополняющие друг друга, они, спасая окружённую под Вязьмой 24 Армию, героически погибли почти одновременно. Генерал Я.К.Котельников, принявший командование остатками 24 Армии, погиб в седьмой атаке по прорыву окружения и выводу окружённой пехоты и техники 14 октября 1941 года. Об этом говорит доклад К. Абрамова в МО «Гибель 24 Армии».
Достоверность биографических сведений о соратниках генерала, командира 19СД, Якова Георгиевича Котельникова и достоверность сведений о комсоставе 19СД остаётся на совести автора. Заинтересованный читатель чисто эпистолярно сможет познакомиться с военными биографиями командующего состава погибшей в Вяземском Котле Воронежской 19 СД на вышеуказанном сайте Интернета, а Музеи, которые занимаются историей боевого пути 19СД, смогут сосканировать эту статью для сведения и музейной работы на проверку либо опровержение недостоверностей, имеющих в ней место быть. Тем не менее, в статье рассказывается о людях, которые, возможно, окружали моего деда до своей и его гибели, за что автору благодарность и низкий поклон. А соратникам деда – светлая память!
НАЧАЛЬНИК ШТАБА 19-Й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ - МАЙОР РЯБОКОНЬ ТЕРЕНТИЙ ФЕДОРОВИЧ: конник, участник гражданской войны, в 1939 году закончил академию им.Фрунзе и назначен в дивизию начальником штаба. На фронт убыл 2 июля. Руководил работами по подготовке оборонительного рубежа и всеми работами штаба по руководству частями. В критический момент боя 21-го июля по заданию комдива убыл в район 282 стр. полка, но по дороге атакован вражескими штурмовиками, и в результате этой атаки была подожжена автомашина и находившиеся в ней шофер Овсянников и майор Рябоконь сгорели. Жители Митьково и Мелихово обнаружили остов сгоревшей машины, а в ней два трупа, по которым нельзя было ничего определить. Да и время было такое, что не до этого было. Так майора Рябоконя зачислили в число без вести пропавших. А его жена Галина Николаевна только через 40 лет узнала о судьбе своего мужа.
НАЧАЛЬНИК ИЖЕНЕРНОЙ СЛУЖБЫ ДИВИЗИИ - МАЙОР НИКАНОРОВ АЛЕКСАНДР ГАВРИЛОВИЧ: участник гражданской войны, в должности начинжа дивизии с 1939 года, грамотный и высокообразованный командир. На фронт убыл вместе со штабом 2-го июля. Умело руководил всеми оборонительными работами по всему рубежу обороны Ельни. В начале боевых действий 18-го июля ж/д перемычка противотанкового рва не была взорвана, и майор Никаноров отправился, чтобы лично установить причины и взорвать перемычку. В это время вражеская авиация совершила очередной налет на боевые порядки 32-го стр.полка. Бомба попала в окоп. Майор Никаноров погиб вместе с подрывниками.
НАЧАЛЬНИК ХИМИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ – МАЙОР КАПТУРОВ: 35-летний майор прибыл в дивизию в 1940 году после окончания академии химической защиты. На фронт убыл 2-го июля вместе со штабом дивизии. В критический момент боев, когда наши слабые подразделения 282 стр. полка начали отходить, возглавил батальон химзащиты и организовал оборону на новом рубеже Ромашково-Ярославль. Когда начальник оперативного отделения дивизии майор Гонтар по ранению выбыл из строя-майор Каптуров возглавил оперативное отделение и в этой должности находился до октября.
НАЧАЛЬНИК ТЫЛА ДИВИЗИИ - ИНТЕНДАНТ 1-ГО РАНГА ЖУЛЕВ: в дивизии с 1939 года, участник гражданской войны, грамотный в своей области начальник, хороший организатор и прекрасный товарищ. На фронт убыл вместе со штабом дивизии 2-го июля. Умело организовывал работу тыла в бою. При прорыве танков противника в наши тылы вывел штаб тыла, все подразделения и части тыла из-под удара в район Семлево, а затем и далее на восток спас знамя дивизии и документы. По выходе из окружения был назначен начальником тыла одной из армий Калининского фронта.
НАЧАЛЬНИК ОПЕРАТИВНОГО ОТДЕЛЕНИЯ ШТАБА ДИВИЗИИ - МАЙОР ГОНТАР: в должности начальника оперативного отделения штаба дивизии с начала 1940 года, участник гражданской войны, грамотный, волевой и инициативный штабной командир. В трудные дни боев с 21-24 июля неоднократно выезжал в передовые подразделения для уточнения обстановки. 25 июля в критический момент возглавил контратаку в районе Клемятино и был тяжело ранен и отправлен в эвакогоспиталь. Оперативное отделение возглавил майор Каптуров и находился в этой должности по совместительству до октября.
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛЕНИЯ СВЯЗИ ШТАБА ДИВИЗИИ-КАПИТАН ХОДЫРЕВ А.В.: в должности начальника отделения связи штаба дивизии с августа 1939 года после окончания академии связи. На фронт убыл 2-го июля вместе со шта­бом дивизии и батальоном связи. За умелое обеспечение управление средствами связи и личную храбрость проявленную в боях под Ельней, награжден медалью «ЗА ОТВАГУ». Во время окружения под Вязьмой сумел вывести личный состав связистов и соединиться с подразделениями, которые вывел из окружения комдив полковник Утвенко. В составе дивизии оборонял Москву и участво­вал в контрнаступлении дивизии под Москвой. В марте 1943 года вместе с дивизией направлен в район Харькова. В том же году был назначен командиром 5-го гв.полка связи 1-й гв.Армии. В составе этой армии освобождал Украину и закончил войну в Праге. Родина высоко оценила боевые заслуги гв.полковника Ходырева, наградив его орденом Ленина, двумя орденами Красного знамени, двумя орденами Отечественной войны, орденом Красной Звезды и многими боевыми медалями. После войны-полковник Ходырев работал преподавателем в академии связи. В 1983 году полковник Ходырев скончался.
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛЕНИЯ РАЗВЕДКИ ШТАБА ДИВИЗИИ - МАЙОР ИВАНОВ: 35летний майор Иванов в дивизию назначен в 1939 году. Много сделал для обучения и подготовки разведывательный подразделений и части дивизии. На фронт убыл 2-го июля вместе со штадивом. В период подготовки оборонительного рубежа наладил связь и получал разведданные от соседствующего полевого аэродрома у х. Шарапово, где базировалась авиачасть. Так как ни одна из разведгрупп, посланная в сторону Смоленска не возвращалась, то по заданию начштадива майор Иванов был послан на бронемашину в сторону Смоленска откуда также не возвратился с разведгруппой. Это была наша первая потеря из числа пропавших без вести.
КОМАНДИР 88-ГО ОТДЕЛЬНОГО РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОГО БАТАЛЬОНА - МАЙОР ДАНИЛОВИЧ ИВАН АНТОНОВИЧ: в должности с начала 1940-го года после учебы в школе "ВЫСТРЕЛ". Участник гражданской войны и ликвидации конфликта на КВЖД в 1929 году, а также похода по освобождению Западных областей Украины и Белоруссии. На фронт убыл первым эшелоном 26 июня и до прибытия штаба дивизии встречал эшелоны и ставил задачи на подготовку рубежа обороны. После гибели начальника штаба дивизии в конце июля назначен начальником штаба дивизии и пробыл в этой должности до 24 августа. После переведен в штаб 24 Армии и руководил опергруппой при ликвидации Ельнинского выступа, где был тяжело ранен и отправлен в тыл на лечение. После излечения, в 1942 году был назначен командиром истребитель­ной дивизии ЮЗФ, затем начальником штаба стрелковой дивизии, затем командиром 305 стр. дивизии, где под Прохоровкой был тяжело ранен. По излечении назначен начальником штаба армии, а в 1944 году переведен на долж­ность начальника штаба Уральского военного округа. Службу в армии за­кончил в 1960 году в должности заместителя командующего округом. Родина высоко оценила боевые заслуги генерал-майора Даниловича, наградив его орденом Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, орденом Суворова, орденом Отечественной войны и многими медалями.
Генерал Данилович, находясь на пенсии, много работал в республиканском комитете ветеранов войны и 1980 году скоропостижно скончался.
НАЧАЛЬНИК ШТАБА ДИВИЗИИ - ПОДПОЛКОВНИК БОГУСЛАВСКИЙ МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ: в дивизии с 24 августа. Участвовал в ликвидации ельнинского выступа. Зарекомендовал себя знающим, волевым и храбрым командиром. В сере­дине сентября 1941 года руководил восстановлением позиций в 315 стр. полку и лично возглавил контратаку, где был смертельно ранен и похоронен в мемориальном парке города Ельни.
ВОЕННЫЙ КОМИССАР ДВИЗИИ-БРИГАДНЫЙ КОМИССАР ВОЛОВ: В дивизии с начала августа 1941 года. Участвовал во всех боевых действиях дивизии в районе Ельни. Вывел из окружения вторые эшелоны тылов, политотдел и штаб дивизии. Был ранен но остался в строю. Закончил войну в звании генерал-майора и в должности начальника политотдела корпуса.
НАЧАЛЬНИК АРТИЛЛЕРИИ ДИВИЗИИ - ПОДПОЛКОВНИК ФЕДОРОВ ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: высокого роста, атлетического сложения, грамотный и высококультурный командир и прекрасный товарищ. Свою военную службу начал добровольцем молодой Красной Армии в 1918 году и прошел через все годы гражданской войны. В должности начартдива с 1939 года после окончания артиллерийской академии. На фронт убыл 2-го июля вместе с артчастями дивизии. Умело использовал артиллерию в боях при защите Ельни, нанося врагу большие потери в живой силе и технике. Во время окружения под Вязьмой обеспечивал прорыв частей. В критический момент, когда не стало боеприпасов и потеряна надежда на выход из окружения организованными частями, приказал уничтожить боевую технику и подразделениями пробиваться на Восток. Сам возглавил одну из групп и вывел ее из окружения на Брянском фронте. После выхода из окружения был назначен командующим артиллерии дивизии, в 1942 году назначен командующим артиллерии 57 Армии. С этой армией защищал Сталинград, громил врага в Крыму, освобождал Белоруссию и Прибалтийские республики, брал Кенигсберг и закончил войну в Манчжурии в звании генерал-лейтенанта артиллерии. В 1947 году закончил академию генерального штаба и воспитывал молодое пополнение командного состава в этой же академии до 1970 года и по состоянию здоровья уволен в отставку. В 1983 году скоропостижно скончался. Родина по заслугам наградила генерала Федорова орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, двумя орденами Суворова, орденом Кутузова, орденом Отечественной войны и многими боевыми медалями.
КОМАНДИР 32-ГО СТРЕЛКОВОГО ПОЛКА МАЙОР ШИТОВАЛЕКСАНДР НИКАНОРОВИЧ: добровольцем вступил в Красную армию в 1920 году. В 1922 году закончил курсы комсостава и командовал взводом, ротой, а в 1935 году - командир батальона. В 1937 году-доброволец и военный советник в интернациональных бригадах в Испании, где был тяжело ранен и отправлен в Союз для лечения.
В 1939 году закончил школу "ВЫСТРЕЛ” и назначен командиром 32-го стрелкового полка. В этой должности убыл на фронт 27-го июня. Полк под Ельней сражался мужественно и все время находился на важнейших направлениях, как в обороне, так и при наступлении.2-го октября при прорыве нашей обороны в районе Озеренска был тяжело ранен и при отступлении оставлен на поле боя, как погибший. Немцы обнаружили в нем признаки жизни и пленили. В плену находился до освобождения частями американской армии. После окончания войны долго лечился в 1962 году скончался.
КОМАНДИР 282 СТР. ПОЛКА - МАЙОР БАТЛУК АЛЕКСЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ: Участник гражданской войны. На фронт убыл с полком в начале июля. В боях под Ельней 25 июля был тяжело ранен и отправлен в тылы на лечение. Полк принял командир автобатальона капитан-орденоносец Бояринцев, который вскоре погиб под дер. Лукьяново и похоронен в Б.Прихабах. После излечения майор Батлук оборонял Москву в должности начальника штаба морской бригады, а затем был командиром этой бригады. В 1943 году направлен в блокадный Ленинград. Командовал там отдельной стрелковой бригадой, а затем 120 стрелковой дивизией, оборонявшей Гатчину и участвовавшей в прорыве ленинградской блокады. В 1944 году был направлен на учебу в академию генерального штаба и по окончании работал начальником управления боевой подготовки КВО и группа Советский войск в Германии. В знак признания боевых заслуг в годы Великой Отечественной войны Алексею Васильевичу Батлуку в 1944 году было присвоено воинской звание генерал-майор. Он награжден орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденом Суворова, орденом Отечественной войны, американском орденом «Почетного легиона» и многими боевыми и юбилейными медалями. Ему присвоено почетное звание почетного гражданина Гатчины. Умер в 1983 году.
КОМАНДИР 315-ГО СТРЕЛКОВОГО ПОЛКА - МАЙОР УТВЕНКО АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ: 1906 года рождения, украинец, сын богунского полка щорсовской девизии. В 1926 году окончил Харьковское училище. В должности командира 315-го стр. полка с 1939 года. На фронт убыл с полком в конце июня 1941 года. Под Ельней полк оборонял участок на фронте более 20 км. В боях показал мужество, боевую выучку, командирские способности и личную храбрость. С 27-го июня в должности командира 19-й стрелковой дивизии. За умелое руководство частями в сентябре майору Утвенко присвоено воинское звание полковника и он награжден орденом Красного Знамени. Во время окружения под Вязьмой руководил обороной и прорывом в районе Селиваново. После выхода из окружения и пополнения дивизии личным составом и техникой - оборонял дивизией Москву, а затем участвовал в контрнаступлении под Москвой и районе Рузы был тяжело ранен и эвакуирован в тылы на лечение. После излечения командовал 21 гв. дивизией под Сталинградом, которая участвовала в контрнаступлении и окружении немцев под Сталинградом. Затем в составе этой же дивизии участвовал в освобождении Донбасса, Украины, а затем в должности командира 39 гв. корпуса освобождал Румынию, Венгрию, Австрию и закончил войну в Чехословакии в звании генерал-лейтенанта. По окончании войны закончил академию генерального штаба и по окончании был на преподавательской работе в академии им. Фрунзе. За боевые заслуги перед Родиной награжден орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденом Суворова, орденом Кутузова, орденом Отечественной войны и многими медалями. Умер в 1963 году.
КОМАНДИР 9О-ГО АРТИЛЛЕРИЙСКОГО ПОЛКА - ПОЛКОВНИК ГРАЧЕВ ИВАН ЯКОВЛЕВИЧ. В должности командира полка с 1939 года. На фронт убыл в начале июля. В боях под Ельней полк сражался мужественно и стойко. Это его пушки громили немецкие танки прямой наводкой. 2-го октября в трудное положение попали две батареи в районе Леонидово. Полковник Грачев лично пошел на их выручку. Он вывел батареи, но в последнюю минуту был тяжело ранен и срочно отправлен в госпиталь. По сведениям однополчан, он долго лечился в госпиталях. В 1942 году был командующим артиллерией дивизии, а затем течение 1943-1944 г.г. находился на командных должностях. В 1944 году, командуя артиллерийской дивизией прорыва, погиб смертью храбрых при Рождении города Львова.
КОМАНДИР 103 ГАУБИЧНОГО АРТПОЛКА - МАЙ0Р АСАТУРОВ ГЕОРГИЙ ЗАХАРОВИЧ: в командовании полком с 1939 года, после его формирования. Полк был в числе лучших частей дивизии. На фронт убыл в начале июля. В боях за Ельню проявились все его подразделения и личный состав с гордостью именовал себя «асатуровцами». В начале октября 1941 года прикрывал вместе с 315 стр. полками отход частей в район Вязьмы. В окружении батареи сражались последнего снаряда, а когда была потеряна возможность выхода из окружения организованно, командир полка приказал уничтожить всю технику, а личный состав разбил на группы и приказал выходить из окружения на восток, сам возглавил группу со штабом в количестве более 300 человек и вывел в районе Калинина. После выхода из окружения, командовал артполком, командующим артиллерии в одной из дивизий Калининского фронта, затем командовал артиллерийскими соединениями на разных фронтах. Отечественную войну закончил в Восточной Пруссии и был направлен со своей артдивизией на Дальний Восток. Участвовал в разгроме японцев в Манчжурии, после войны командовал артдивизией в КВО. Сейчас проживает в Киеве. Родина высоко оценила боевые подвиги полковника Асатурова, наградив его орденом Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны и многими боевыми медалями.
КОМАНДИР 120 мм МИНОМЕТНОЙ БАТАРЕИ 32-ГО СТРЕЛКОВОГО ПОЛКА - МЛАДШИЙ ЛЕЙТИНАНТ РЫКУН БОРИС ФЁДОРОВИЧ.
Свою службу в 32 стр. полку начал в 1940 году по окончании Московского кремлевского училища. В боях под Ельней батарея показала образцы мужества. Когда выбыл из строя начальник штаба полка, Рыкун стал ближайшим помощником командира полка и выполнял самые трудные задания в условиях окружения. Вместе с командиром полка вывели остатки полка из-под Ельни, а в районе Клемятино ему было поручено командовать группой боевых действий в ночных условиях. В одном из боев был тяжело ранен и направлен в Ташкент на излечение. После госпиталя в 1943 году закончил ускоренный курс артиллерийской академии и командовал артдивизионом артполка отдельного танкового корпуса. Войну закончил в Чехословакии. По окончании войны-демобилизован и стал строителем. За боевые заслуги в боях с немецко-фашистскими захватчиками награжден двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны и орденом Красной Звезды, а также многими боевыми и юбилейными медалями. В настоящее время майор отставке Рыкун проживает в городе Евпатории.
ХРАНИТ ПАМЯТЬ И ДОБЛЕСТНЫХ КОМИССАРОВ И ПОЛИТРАБОТНИКОВ ДИВИЗИИ, их родословная берет начало со времен Гражданской войны и создания Красной Армии. Они вобрали в себя лучшие черты, традиции и опыт умелого руководства партийными и комсомольскими организациями, вели большую работу по сплочению частей, подразделений и поддержания высокого политико-морального состояния всего личного состава армии и флота. Совместно с командирами и штабами они планировали и осуществляли руководство боевыми действиями. Комиссары - душа части, подразделения. Они солдаты партии, проводники ее идей. И отличались от других начальников только нарукавными позолоченными пятиконечными звездочками. Именно эти звездочки и давали им право, преимущество везде и всюду быть первыми, подымать боевые цепи в атаку, идти впереди и вести за собой бойцов на самые трудные дела, подвиги. Они всегда были на виду и по ним ровнялись все остальные, как в мирное время - так и в бою. Особенно тяжелая и трудная задача выпала на их военную судьбу в Великой Отечественной войны. И не только потому, что были лишены таких средств политического воспитания, как клубы, Ленинские комнаты, библиотеки, радио, почта и другие средства, что постоянно менялись люди вследствие боевых потерь, но основные трудности состояли наших поражениях, большой потерей территории, людей, боевой техники, в угрозе, нависшей над нашей Родиной. В этих условиях надо было уметь убедить воинов в нашем правом деле, в неминуемой победе над врагом, в неизбежности жертв ради будущих побед. И первыми на эти жертвы шли сами комиссары и политработники всех рангов и вели за собой коммунистов и комсомольцев, всех бойцов и командиров. Комиссары и политработники были тем материалом, который цементировал ряды Красной Армии, делал ее стойкой, непобедимой, надежной защитницей завоеваний Октября.
Невольно в памяти воскресают те невероятно тяжелые годы, невероятно трудные дни начального периода войны, а вместе с ними комиссары политработники 19-й стрелковой дивизии июня-октября 1941 года. О них коротко и пойдет в дальнейшем речь.
Замполитом командира 32-го стр. полка, а с 16-го июля военкомом волка был старший политрук Гальчевский. В свои 30 лет он уже был зрелым политработником. Под Ельней неоднократно водил своих подчиненных в контратаки, храбрый из храбрейших, мужественный из мужественных. Он всегда был в самом трудном месте, на передовых позициях. В сентябре возглавил контратаку в районе Волково-Егорье и был убит. Его смерть не только не угасила боевой дух бойцов, но и подняла их в новую атаку и положение на участке полка было восстановлено. Его тело покоится в деревне Леоново.
Комиссаром 282 стр.полка был батальонный комиссар Чижухин.
В боях под Ельней в июле месяце заменил тяжело раненного командира полка. В районе Лукьяново повел поредевшие ряды бойцов в атаку, восстановил положение на переднем крае, но был тяжело ранен и отправлен в тыл. Уже под Москвой, после выздоровления возглавил политотдел отдельной стрелковой бригады и был награжден орденом Великой Отечественной войны. Дальнейшая его судьба остается неизвестной
Замполитом, а затем и военкомом 315 стр. полка был молодой, энергичный батальонный комиссар Халтаев. Все свое время он проводил на переднем крае, с бойцами. Они любили и верили в своего комиссара и всегда были готовы вместе с ним идти на выполнение любой боевой задачи. Во время отхода от Ельни военком Халтаев все время находился с командиром полка в арьергардных подразделениях, прикрывавших отход, и в одном из боев был ранен, но не оставил боевые ряды полка и вместе с ним отходил в район Вязьмы, там вел бои в окружении и затем пробирался с группой полковника Утвенко на восток. Как сложилась его дальнейшая судьба не известно.
Военкомом 90 артполка был батальонный комиссар Алешин,- старый коммунист, участник Гражданской войны, один из ветеранов 19-й дивизии, свое место всегда находил там, где было самое трудное положение. Он умело дополнял своего командира и гордился тем, что бойцы называли себя "грачевцами". В боях 2-го октября заменил выбывшего из строя командира полка. Своими орудиями умело прокладывал дорогу на Вязьму, уничтожая из орудий прямой наводкой прорвавшиеся в тыл вражеские танки. В боях под Вязьмой, когда была потеряна надежда на помощь и израсходованы все боеприпасы – военком, Алешин приказал уничтожить технику, а сам возглавил конные и пешие отряды артиллеристов и повел их на восток в составе отряда начальника артиллерии подполковника Федорова.
Военкомом 103 ГАП был старый коммунист, батальонный комиссар Степанов. Полк был одним из лучших в дивизии, а в боях под Ельней и лучшим в составе 24 Армии. При отходе от Ельни в октябре, полк прикрывал отход частей вместе с 315 стр. полком майора Кучава. Труден был отход до Вязьмы, а еще тяжелее пришлось вести бой в окружении. Была потеряна связь со штабом дивизии. Полк вел бой в составе других соединений. Потеряв надежду на выход организованно и израсходовав все боеприпасы и горючее, командир полка приказал уничтожить технику и пробираться на восток тремя группами по дивизионно. Одну из групп возглавил военком Степанов. Долго выходили из окружения, а когда вышли с боями в районе Брянского фронта, батальонный комиссар Степанов вновь был назначен военкомом одного из артполков и прошел с ним путь до победных дней в Чехословакии, 1946 году был уволен в запас, долго мучили фронтовые раны, а в 1983 майор в отставке Степанов скончался и похоронен в Воронеже.
Военкомом 88-го Отдельного разведывательного батальона был старший политрук Елисеев. Это был один из самых молодые, но уже опытных политработников-заместителей но политчасти, а позже и военкомов, боях под Ельней он вместе со своими разведчиками ходил на самые трудные боевые задания. В конце июля, он с группой разведчиков прикрывал фланги с 120 стр. дивизией. В течении нескольких суток враг пытался захватить высоту 236, что между Макарово и Митьково, обороняемую разведчиками под руководством Елисеева. Затем немцы обошли высоту и значительно углубились в нашу оборону, оставив высоту у себя в тылу. Но и после этого на высоте вспыхивали жаркие боевые схватки. Когда прибыла 103 Курская стрелковая дивизия и приняла участок слева, ей было приказано взять высоту 236. Наступление, а вскоре и атака начались утром. Каково же было удивление, когда немцев атаковали с фронта, а с тыла по ним били неизвестные пулеметы. Вскоре высота была взята, и загадка прояснилась. Это израненная, измученная горстка разведчиков во главе с военкомом Елисеевым несколько дней держала высоту, они устлали подступы к ней трупами немцев и теперь были деблокированы подразделениями 103 стр.дивизии. На КП дивизии военком Елисеев прибыл неузнаваем. Он доложил, как все дни держал высоту, ждал помощь и вот сейчас израненный и обессиленный стоял перед комдивом Утвенко. Комдив расцеловал комиссара и приказал ему вместе с уцелевшими разведчиками отправиться в дивизионный госпиталь, а начальнику штаба оформить наградные листы на всех уцелевших воинов. Как только военком Елисеев отошел от КП в лощину, сразу начался огневой налет на район КН. Военком Елисеев был убит разорвавшейся миной. Разведчики после налета унесли труп военкома и похоронили в хут. Покровском.
Мне осталось рассказать еще об одном военкоме-комиссаре 92-го Отдельного батальона связи. Известно, что связь в бою имеет решающее значение для надежного управления боем. И 92-й ОБС с честью справлялся с этими трудными задачами и заслуга в этом и комиссара 92-го ОБС батальонного комиссара Самко. Этот человек ни в чем не щадил ни себя, ни подчиненных для нормального поддержания связи с частями и вышестоящим штабом. На нем также лежала ответственность за поддержание должного порядка в районе КП дивизии и штаба, а также за всю политработу на КП.
3 октября 1941 года КП дивизии остановился в дер. Баранцево для выбора нового КП и уточнения обстановки, а равно и определить место нахождения отступающих частей. В это время на КП дивизии налетело больше десяткака вражеских самолетов, а с суши Баранцево начади атаковать вражеские мотоциклисты. Они вместе с бронетранспортерами мчались на деревню и вели массированный огонь из пулеметов и автоматов. Для отражения атаки пришлось сколачивать боевые группы из штабных командиров и связистов, одну из групп связистов возглавил военком Самко. Атака была отбита, но военком был тяжело ранен и отправлен в тыл. Его судьба неизвестна.
В заключении этой главы хочу кратко остановиться на военкомах дивизии. Они несли полную ответственность за политическое обеспечение боевых действий, руководство партийными и комсомольскими организациями и политико- морального состояние всего личного состава.
Начальный период войны военкомом дивизии, а точнее с 16-го июля 1941 года был Дружинин Василий Иванович - человек высокой культуры и партийной закалки. Он участник гражданской войны, закончил академию им. Ленина, в составе дивизии с 1939 года в должности начподива. Бригадный комиссар Дружинин был освобожден от занимаемой должности 27 июля, после боев за город Ельню и направлен в распоряжение ГЛАВПУРА, там он получил назначение на должность члена Военного совета округа?(Так ли это?) .Затем был членом Военного Совета одной из общевойсковых армий.
На его место был назначен бригадный комиссар Волов. Военкомдив Волов пользовался большим авторитетом и уважением среди личного состава. Человек большого мужества, он почти все время находился в частях на переднем крае, а в районе Петрово в одном из критических моментов принял личное участие по отражению вражеской контратаки. 2-го октября 1941 года, во время контрнаступления немцев возвращался в штаб дивизии в хут.Шарапово и был тяжело ранен. Его отправили в госпиталь дивизии, но он и там, видя что всем тылам и второму эшелону штаба дивизии и политотдела грозит окружение, он раненый с забинтованной головой, с подвесной рукой начал выводить тылы из окружения и спасал боевое знамя дивизии. Под этим боевым знаменем дивизия пополнила свои ряды, обороняла Москву, а затем участвовала в разгроме немцев под Москвой. В марте 1942 года дивизия, а вместе с ней и ее военком Волов, были переброшены под Харьков, где дивизия отражала контрудары танковых войск противника, а затем в составе других соединений освобождала Украину и Молдавию. В 1944 году генерал Волов был переведен на должность начальника политотдела корпуса и в этой должности закончил войну. Дальнейшая судьба его осталась для меня неизвестной.
Большую работу выполняли инструктора политотдела дивизии: опытные политработники, смелые и бесстрашные воины, преданные Родине патриоты. Дни и ночи, в самые трудные моменты жизни и боя они трудились в частях, находились вместе с бойцами, делили с ними горе наших поражений, воодушевляли их на подвиг, а порой сами водили их в атаки. Героической смертью храбрых погиб в сентябре месяце инструктор политотдела старший политрук Архипов, а в начале октября - ст. политрук Афонин, тяжело ранен в боях под Ельней политрук Чистяков, мужественно сражался с немецко-фашистскими захватчиками старший политрук Пискунов. Это он находился в составе прикрывавших отход частей. В трудную минуту возглавил группу бойцов и вывел их из окружения в районе Ефремово.
Комментарий Ольги Полторецкой-Котельниковой.
Вы прочитали СЛОВО о командующем составе Воронежской 19 СД автора, который даже не счёл необходимым представиться, рассчитывая, что достоверность его сведений, вымысел которых переплетён с реальными фактами, некому будет проверить. Я – не историк, но располагая архивными сведениями МО о военной судьбе своего деда, генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова, смею сомневаться в достоверности изложенного Иваном Огудиновым в этом смоленском сообщении. Никакими военными документами Министерства Обороны РФ не подтверждается утверждение автора этой статьи факт назначения на командование новой дивизией и факт гибели генерал-майора, командира Воронежской 19 СД Якова Георгиевича Котельникова, под Ржевом в 1942 году.
Легенды не могут иметь право на достоверность, пока не будет подтверждающих документов МО РФ по факту участия генерала Я.Г.Котельникова в Ржевской операции… Фальсификация фактов истории Смоленской Администрацией, видимо, решает для неё некоторые проблемы с увековечением памяти героически погибшей под Вязьмой в Вяземском котле 24Армии, в том числе 19 Стрелковой дивизии и её доблестного командира, генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова(1892-1941). Историки, Вам – СЛОВО!!!

Два генерала
January 24th 2018, 17:0, Интернет-статья-комментарий, без указания авторства.
В новогодние каникулы я перечитывал материалы по 1 ДНО (60 СД) об октябрьских боях 1941г. под Вязьмой. Ее командир генерал-майор Леонид Иванович Котельников во многих источниках указывался как погибший 14 октября 1941 года. Однако, в воспоминаниях бойцов и командиров обстоятельства его гибели никак не освещались. При более пристальном рассмотрении выяснилось, что дата 14 октября была «заимствована» у другого генерала — его однофамильца, Якова Георгиевича Котельникова —бывшего командира 19 СД. Однако и в этом случае дата скорее предположительная и гибель Я.Г. Котельникова точно не зафиксирована.
К началу Тайфуна генералы находились в соседних армиях Резервного фронта. 1 ДНО, под командованием Л.И. Котельникова входила в 33 А и занимала оборонительные позиции северо-западнее Спас-Деменска, закрывая дорогу из Ельни.
С Я.Г. Котельниковым несколько сложнее. До начала августа он был командиром 19 СД, которая входила в 24А, но был снят Жуковым за «пререкания со старшим по званию», во всяком случае так трактует случившееся внучка генерала Ольга Борисовна Полторецкая-Котельникова: «на наличие при планировании линии обороны советских войск под Ельней он указал командующему фронтом Константину Георгиевичу Жукову незащищённых участков, в то военное время это было воспринято Жуковым как пререкание со старшим по званию, а, значит, нежелание выполнять приказание. За свою честность Котельников был отправлен в НКВД, где, пока шло разбирательство, провёл почти месяц». Не будем углубляться в истинные причины решения Жукова. Вместо Я.Г. Котельникова командиром дивизии стал майор Александр Иванович Утвенко, которому было присвоено звание полковника.
В сентябре Яков Георгиевич Котельников возвращается в 24А и по некоторым данным назначается заместителем командарма Ракутина. Упрощенно ситуация выглядит так: Немецкое наступление на Спас-Деменск отрезало дивизиям московских ополченцев(1ДНО-60СД) пути отхода по Варшавскому шоссе, вынудив их отступать на северо-восток в направлении Вязьмы. Сначала был план отходить на Угру, где намечался еще один рубеж — так называемый Гжатский, но быстро стало понятно, что уходить придется значительно восточнее. Отправленные на новый рубеж тылы 60СД практически без остановки проскочили Вязьму еще до того, как было замкнуто кольцо, и сделав круг чуть ли не через Москву, прибыли под Малоярославец. Примерно также из окружения выскочил и штаб 43А, который доехал аж до Гжатска (где на тот момент находился штаб Западного фронта) откуда был послан под Малоярославец.
60СД стала отходить прикрываясь арьергардами, которые задержали немецкое наступление и позволило оторваться части сил 60 СД и 17 СД, которая находилась рядом и была подчинена Котельниковым, как старшим по званию. Но спокойно дойти до Вязьмы они уже не успевали. Практически сразу они стали подвергаться ожесточенным бомбардировкам, а позже их путь был перерезан передовыми подразделениями 46 моторизованного корпуса. Как утверждает ополченец 1281 полка 60 СД Сергей Авксентьевич Бендриков «5-го числа штаб 60 дивизии попал под бомбежку, и машины [т.] Котельникова, начальника штаба и других были разбиты, все документы пропали, а [т.] Котельников тогда случайно спасся». А дивизия двигалась несколькими колоннами, которые возглавлялись в том числе командирами полков. Командир 1 сп полковник Берестов в этот момент принял на себя командование дивизией, т.к. о судьбе Котельникова некоторое время не было известно. Восстановить реальную картину движения 60 СД(1 ДНО) пока еще довольно сложно — в воспоминаниях бойцов и командиров, как правило, присутствуют отдельные эпизоды, не привязанные ни по времени, ни по месту.
Переломным моментом стала переправа через Угру в районе населенного пункта Всходы. Здесь уже оказались немецкие заслоны. Здесь же скопилось большое количество войск и техники, вплоть до танков, отходивших на восток. К сожалению, в танках и арттягачах стремительно заканчивалось топливо, поэтому на другой берег удалось переправить далеко не все. Полностью разблокировать мосты у Всходы, вероятно, не получилось и группам бойцов пришлось идти в обход.
В итоге примерно 7-8 октября, остатки 60 СД вышли к Вязьме, примерно в 15 км к югу, оказавшись вне кольца. Дорога на Вязьму к этому моменту была закрыта 10 танковой дивизией и подходящей 2 танковой дивизией Вермахта. Кольцо активно поджимали с юга — 24А была вынуждена организовать оборону Семлево, чтобы не дать противнику выйти себе в тыл. Впрочем, на тот момент понятие фронта и тыла было весьма условным — 24 армия пробивалась фронтом на восток, обороняя тыл с запада. В частности оборона Семлево была необходима для выхода частей из района Дорогобужа, в том числе для 19 СД.
Об этих боях существует доклад дивизионного комиссара 24А К. Абрамова, в котором он указывает, что «В 16.00 7.10. генерал-майором Котельниковым, мною и полковником Утвенко, командиром 19 сд, была организована оборона Семлева, для того чтобы пропустить войска и артиллерию, двигавшиеся из Дорогобужа и Подмошья через Семлево вперед для прорыва окружения, в сторону Вязьмы». В данном случае это – Яков Георгиевич Котельников, а командир 60СД Л.И. Котельников здесь мог оказаться лишь теоретически. Согласно докладу Абрамова Яков Георгиевич Котельников пробыл в Семлево примерно до 16.00 8.10, после чего занялся организацией прорыва на одном из участков южнее Вязьмы: «В районе Панфилово прорыв войск, состоящих главным образом из артиллерии и обозов, организовывал генерал-майор Котельников. Его целью было вывести артиллерию, которой здесь скопилось огромное количество. Было предпринято семь атак, часть артиллерии и пехоты прорвалась и ушла из окружения, но большая часть осталась, в силу недисциплинированности многих командиров, стремившихся прорваться самостоятельно, а также еще и потому, что отсутствовали снаряды и горючее для тракторов.
В последней атаке 14.10. генерал-майор Котельников был убит. В лесу остались небольшие группы войск и отдельные люди, организующиеся для выхода мелкими группами». По сообщению комиссара штаба 9 СД, старшего политрука Нехаева в этом районе также погибли командир 9 СД, генерал-майор Богданов, и комиссар 9 СД, бригадный комиссар Прохоров».
Командир 60 СД, Леонид Иванович Котельников, возможно, находился недалеко от Панфилово, может быть в 5-10 км восточнее или юго-восточнее, но в тот момент, когда его однофамилец, Яков Георгиевич Котельников, руководил обороной Семлево. Но вернемся к Бендрикову: «Основная задача, которую мы перед собой поставили, была перейти Вяземское шоссе. Днём этого сделать нельзя было, так как шоссе патрулировалось и по нему всё время шли немецкие танки и автомашины. … Я вызвался разведать подходы к шоссе. К вечеру я и ещё несколько человек подползли почти к самому шоссе, и я мог наблюдать такую картину. По шоссе двигались машины, нагруженные немецкими солдатами. Шоссе патрулировалось мотоциклистами; проходили танки. В некоторых местах были размещены регулировщики. Были слышны их крики.
...Когда я вернулся в условленное место, я уже своей группы не застал и остался один ночью. Видимо, они перешли раньше через шоссе, ну или в другом месте. Мне оставалось только переползать одному. Я выбрал наиболее узкое место и перелез через шоссе, держа путь на север. Пройдя с час, я натолкнулся на свою группу. Они меня чуть не расстреляли, приняв за немца, хотя надо отметить, что немцы в тот период в лес не заходили и шли по шоссе. По лесам могли двигаться только – наши. Я присоединился к своим. Шли мы целую ночь. Я выходил ещё раза два в разведку».
Дальше Бендриков встречает своего командира дивизии: «К утру к нам присоединилось ещё несколько человек, и мы выяснили, что где-то в районе железной дороги, которая шла на Вязьму, находится штаб дивизии. Это было 7-8-го числа. Выяснилось, что в этом районе собираются люди и при штабе находится командир 19 дивизии генерал-майор Я.Г. Котельников.
Встреча произошла днем, часов в 10, 8-гo числа. Дивизия собралась в помещении школы. Всё время над нами летали немецкие [самолёты]-разведчики. В школе мы встретили бойцов, а штаб дивизии и политотдел располагались в лесу, недалеко от школы. Примерно часа в 3 мы, покушав, что у кого было, получили приказание двигаться дальше, перешли Вяземскую железную дорогу, и нас собрался отряд человек около 400. Во главе отряда был генерал-майор Котельников. Вместе с ним был начальник штаба дивизии, военком штаба дивизии и несколько военкомов из полков, в частности 2-ro полка и ещё 1-го. Тихомирова и других мы потеряли. Они, видимо, прошли левее нас. Когда мы вышли, над нами стали появляться немецкие самолеты, и [т.] Котельников дал распоряжение рассредоточиться и подождать до вечера»К сожалению, на этом воспоминания заканчиваются.
Другие бойцы и командиры 60 СД, хотя и рассказывают о выходе, вовсе не упоминают о командире своей дивизии Л. И. Котельникове.. При этом военком дивизии Белов, вышел из окружения в конце октября, но погиб 18 ноября 1941 года, начальник штаба Яков Степанович Воробьев также вышел, вновь был назначен начальником штаба дивизии, прошел войну и умер в 1965 году в Москве. Где и при каких обстоятельствах пропал без вести генерал-майор Леонид Иванович Котельников пока неизвестно!!! «Вяземское шоссе» из описания Бендрикова – это скорее всего дорога из Юхнова на Вязьму. Но она главным образом проходит восточнее железной дороги на Вязьму, поэтому последовательность перехода выглядит довольно странной. Правда, дороги «меняются местами» километрах в 10 от Вязьмы. В этом случае получается, что отряд 60СД подошел совсем близко к городу, почти в район аэродрома Двоевка. Другим вариантом может стать переход шоссе километрах в 50 юго-восточнее Вязьмы и выход к железной дороге на Калугу на участке Темкино — Износки. В район Износки выходил начальник разведки 60 СД полковник Попов, который по его словам, перед этим выходил в район Вязьмы.
Но если бы Бендриков шел здесь, то он бы скорее всего упомянул бы про переправу через достаточно широкую Угру. Возможно, получится найти дополнительные данные выходу из окружения тех, кто был рядом с Леонидом Ивановичем Котельниковым и неопределенность частично может быть снята…

Комментарий Ольги Полторецкой-Котельниковой.
Этот материал имеется в Интернете, и в нём искажаются военные судьбы двух генерал-майоров однофамильцев, погибших в Вяземском котле, Якова Георгиевича Котельникова (10.12.1892-14.10.1941, командира 19 СД 24 Армии и Леонида Ивановича Котельникова (1895-1941), командира 60 СД 33 армии. Сведения о гибели и дате гибели Я.Г. Котельникова, указанные в докладе Министерству Обороны К. Абрамовым бесцеремонно переносятся на военную судьбу Л.И.Котельникова. Насколько простительна эта бесцеремонность, оставим на совести заказного автора статьи о генерале Л. И. Котельникове, факт гибели которого достоверно не отражён ни в одном военном документальном источнике. Никто не отрицает факта его героической гибели, но никто и не знает, как и где погиб генерал-майорЛеонид Иванович Котельников. Мир его праху и светлая память…
Александр Самсонов. Черный октябрь 1941 года. Разгром Брянского фронта и образование Вяземского «Котла» в ходе немецкой операции «Тайфун».
https://topwar.ru/9859-chernyy-oktyabr-1941-goda-razgrom-bryanskogo-fronta-i-vyazemskiy-kotel.html
Одной из самых страшных катастроф советских войск в ходе Великой Отечественной войны, считается разгром Брянского фронта и образование Вяземского «котла» в ходе немецкой операции «Тайфун».
Задачи по разгрому советских армий на московском направлении были обозначены в директиве №35 от 6 сентября 1941 года Верховного командования вермахта, подписанной Адольфом Гитлером. Советские силы планировали разбить до наступления зимы. Решить эту цель собирались путём двойного окружения в общем направлении на Вязьму – Можайск – Москву, при наличии мощных ударных группировок на флангах (на севере и юге, для охвата столицы). 16 сентября появилась директива командования группы армий (ГА) «Центр» о подготовке операции по захвату столицы СССР под кодовым названием «Тайфун».
Немецкое командование планировало ударами крупных группировок, которые сосредотачивались в районах Духовщины (3-я танковая группа генерал-полковника Германа Гота), Рославля (4-я танковая группа генерал-полковника Эриха Гёпнера) и Шостки (2-я танковая группа генерал-полковника Гейнца Гудериана), окружить основные силы противостоящих им советских воск войск и ликвидировать их в районах Брянска и Вязьмы. После этого, стремительным маршем обойти столицу Союза с севера и юга.
24 сентября состоялось последнее оперативное совещание всех командующих пехотных армий, танковых групп, с участием Гальдера и Браухича. 26 сентября издан приказ о наступлении. В приказе говорилось, что 4-я полевая армия и 4-я танковая группа должны нанести удар по обеим сторонам шоссе Росславль - Москва, затем наступая по линии шоссе Смоленск – Москва, замкнуть кольцо вокруг Вязьмы. Их действия дополняло наступление частей 9-й полевой армии и 3-й танковой группы. Их подвижные части должны были выйти восточнее верховьев Днепра и соединиться с подразделениями 4-й танковой группы. Части 4-й и 9-й армий, которые были расположены между ударными группировками, должны были сковать советские силы в районе Ярцево – Ельня.
На южном крыле 2-я полевая армия получила задачу наступать в направлении Сухиничи - Мещовск, обходя Брянск с северо-запада. 2-я танковая группа должна была наступать на Севск – Орёл, во взаимодействии с силами 2-й армии окружить и уничтожить советские войска в районе Брянска.
«Последнее решающее сражение» собирались начать 28 сентября и завершить операцию «Тайфун» и всю кампанию (основные боевые действия) до середины ноября 1941 года. Замысел был грандиозным – на одном операционном направлении было сосредоточено 3 танковые группы, 3 армии, к началу октября численность ГА «Центр» составляла 1,9 млн. человек. В ней было 78 дивизий (в том числе 14 танковых и 8 моторизованных), примерно 1700-2000 танков, 14 тыс. орудий и миномётов. Поддержку с воздуха осуществлял 2-й воздушный флот генерал-фельдмаршала Альберта Кессельринга, в нём было до 1320 самолётов (420 истребителей, 720 бомбардировщиков, 40 штурмовиков и 120 разведчиков).
Советские силы Московское направление защищали Западный, Брянский, Резервный фронты. Западный фронт под командованием генерал-полковника Ивана Конева занимал полосу обороны в примерно 300 км, по линии Андреаполь – Ярцево – западнее Ельни. В первом эшелоне оборону держали: 22-я армия командарма В. А. Юшкевича (оставшковское направление), 29-я армия генерала И. И. Масленникова (направление на Ржев), 30-я армия командарма В. А. Хоменко и часть соединений 19-й армии генерала М. Ф. Лукина (сычевское направление), 16- я армия К. К. Рокоссовского и 20-я армия командарма Ф. А. Ершакова (Вязьма). Всего в составе Западного фронта было 30 стрелковых дивизий, 1 стрелковая бригада, 3 кавдивизии, 28 артполков, 2 мотострелковые дивизии, 4 танковые бригады. Танков у фронта было 475 (новых Т-34 - 51, КВ – 19 единиц).
В тылу Западного фронта и частично на его левом фланге были порядки Резервного фронта (командующий маршал С. М. Будённый). Во фронт входило 6 армий: 24-я армия генерал-майора К. И. Ракутина, 43-я армия командарма П. П. Собенникова в первом эшелоне прикрывали ельнинское и юхновское направления, всего около 100 км фронта. Четыре армии: 31-я армия генерал-майора В. Н. Далматова, 49-я армия генерал-лейтенанта И. Г. Захаркина, 32-я армия генерал-майора С. В. Вишневского, 33-я армия комбрига Д. Н. Онуприенко, стояли во втором эшелоне на ржевско-вяземском оборонительном рубеже позади Западного фронта. Всего в Резервном фронте было 28 стрелковых, 2 кавдивизии, 27 артполков, 5 танковых бригад. В первом эшелоне было 6 стрелковых дивизий и танковые бригады в 24-й армии, 4 стрелковых дивизии, 2 танковые бригады в 43-й армии.
Силы Брянского фронта возглавлял генерал-полковник Андрей Ерёменко. Фронт закрывал 330 км на брянско-калужском и орловско-тульском направлениях. 50-я армия командарма М. П. Петрова прикрывала дорогу на Киров и Брянск, 3-я армия генерал-майора Я. Г. Крейзера - закрывала трубчевское направление, 13-я армия генерал-майора А. М. Городнянского – севское, а оперативная группа генерал-майора А. Н. Ермакова – курское направление. Всего в Брянском фронте было 25 стрелковых, 4 кавдивизии, 16 артполков, 1 танковая дивизия, 4 танковые бригады. Надо заметить, что дивизии были укомплектованы личным составом не полностью, так в 50-й армии численность стрелковой дивизии была примерно 8,5 тыс. человек, в 3-й и 13-й армиях по 7,5 тыс., в кавдивизиях было по 1,5-2 тыс. человек. Подобная же ситуация была в частях Западного и Резервного фронтов. У Брянского фронта было 245 танков (включая 22 – КВ и 83- Т-34).
Общая численность сил всех трёх фронтов насчитывала 1,2 млн. человек, 10,5 тыс. орудий и миномётов, примерно 1 тыс. танков. ВВС трёх фронтов насчитывали 548 боевых самолётов (265 истребителей, 210 бомбардировщиков, 36 штурмовиков, 37 разведчиков). После начала битвы, ВВС были усилены 368 бомбардировщиками дальней авиации и 432 самолётами истребительной авиации ПВО Москвы. Таким образом, советские ВВС не уступали в силе немецкой авиации.
Оперативные планы советских войск на западном направлении предусматривали ведение обороны почти по всему фронту. Так 10 сентября Ставка приказала Западному фронту перейти к обороне, «закопаться в землю» и выделить в резерв 6-7 дивизий, за счёт второстепенных направлений, чтобы создать мощную маневренную группировку. Комфронта Конев выделил в резерв 4 стрелковые, 2 мотострелковые, 1 кавдивизии, 4 танковые бригады и 5 артполков. Большую работу провели по подготовке обороны, она велась под наблюдением Генштаба. Заместитель начальника Генштаба А. М. Василевский предупреждал 18 сентября, что немцы готовят удар на ярцевском и ельнинском направлениях.
27 сентября директивой Ставки войскам Западного фронта предписали перейти в жесткой обороне, разрешались только активные разведывательные действия и частные наступательные операции.
Предполагали, что главный удар немцы нанесут вдоль шоссе, по линии Смоленск – Ярцево – Вязьма, в полосе 16-й армии Рокоссовского. Здесь была создана довольно плотная оборона, так 112-я стрелковая дивизия обороняла фронт в 8 км (10 тыс. человек, 38 орудий и миномётов, 226 пулемётов), соседняя 38-я стрелковая дивизия занимала фронт в 4 км (10 тыс. человек, 68 орудий и миномётов, 202 пулемёта). Средняя укомплектованность дивизий 16-й армии была самая высокая на Западном фронте – 10,7 тыс. человек. Кроме того, у Рокоссовского было 266 орудий калибра 76 мм и выше, 32 – 85 мм зенитки (для борьбы с танками), танковая бригада, все остальные танковые соединения фронта были под командованием штаба фронта. 16-я армия обороняла фронт в 35 км, соседняя 19-я армия Лукина – обороняла 25 км, имея 3 дивизии в первом эшелоне и 2-ве во втором. У 19-й армии было 338 орудий 76 мм и выше, 90 – 45 мм пушек, 56 – 85-мм зениток. В итоге, через 19-ю армию ни одна танковая дивизия вермахта не наступала.
Надо учесть и тот факт, что за линией обороны 16-й и 19-й армий был создан резервный рубеж, его подготовили соединения 32-й армии Резервного фронта (там были даже батареи морских 130 и 100-мм орудий, они прикрывали шоссе, мост, железнодорожную линию). Понятно, что если бы немцы ударили вдоль шоссе, то понесли серьёзные потери.
Но другие опасные направления так хорошо прикрыть просто не было возможности. 30-я армия Хоменко, на которую пришёлся основной удар 3-й танковой группы, прикрывала фронт в 50 км, на всю линию обороны было 157 орудий калибром 76 –мм и выше, всего одна батарея 45-мм пушек, 24 – 85 мм зенитки. У армии не было танков.
Генштаб ошибся не только в направлении главного удара, но и в количестве ударных группировок. Считалось, что немцы нанесут удар в одном направлении, имея только одну крупную танковую группировку. Поэтому, были подготовлены мероприятия по отражению ударов с ряда других направлений. На Западном фронте это были осташково-пеновское, нелидово-ржевское, бельское, конютино-сычевское, ярцевское, дорогобужское направления.
Гитлеровцы смогли провести крупную перегруппировку сил: перебросить из-под Ленинграда 4-ю танковую группу, а с южного направления – 2-ю танковую группу Гудериана. Поэтому, хотя советское командование довольно точно определило время удара, ошиблись в ударных силах врага, направлениях главных ударов. Немецкая 3-я танковая группа Гота ударила в стык 19-й и 30-й армий, севернее шоссе Ярцево – Вязьма. Удар 4-й танковой группы Гёпнера был направлен южнее шоссе, по 24-й и 43-й армиям. 2-я танковая группа Гудериана ударила по порядкам 13-й армии и оперативной группе Ермакова. Немцы смогли создать огромное преимущество на локальных направлениях: к примеру, против 4-х дивизий 30-й армии было выставлено 12 немецких. 43-я армия – 5 стрелковых дивизий и 2 танковые бригады, которая попала под удар 4 танковой группы, держала фронт в 60 км (3 дивизии в первом эшелоне, 2 дивизии и танковые бригады во втором). Оптимальной считается плотность обороны – максимум 8-12 км на дивизию.
На Брянском фронте командование фронта также ошиблось в направлении главного удара, его ждали в строну Брянска, а немцы ударили на 120-150 км южнее.
Брянская катастрофа
Гейнц Гудериан решил начать наступление на два дня раньше других ударных группировок, чтобы воспользоваться поддержкой авиации, которую ещё не использовали на других направлениях и хорошей погодой. 30 сентября 1941 года 2-й танковая группа перешла в наступление. Командующий Брянским фронтом Ерёменко собирался 3 октября нанести силами 13-й армии и группы Ермакова контрудар по флангам вбитого в оборону фронта немецкого клина. Но силы гитлеровцев недооценили, считали, что к Севску прорвалась группировка в составе 1 танковой и 1 моторизованной дивизий. А в прорыв шли 3-и моторизованных корпуса. Поэтому контрудары силами 13-й армии (2 стрелковые дивизии), группы Ермакова (3 стрелковые дивизии), не имели успеха. Уже 3-го октября немцы ворвались в Орёл.
Вечером 5-го командованию Брянского фронта разрешили отводить войска на вторую полосу оборону – в районе города Брянска и реки Десна. Брянск приписывалось оборонять. Но уже 6 октября немцы с тыла захватили Брянск. Ерёменко отдаёт приказ прорываться с боем на восток.
Чтобы остановить наступление немцев на этот участок стали перебрасывать резервные части: из Резервного фронта – 49-ю армию, с резерва Ставки – 1-й особый гвардейский стрелковый корпус Дмитрия Лелюшенко (5-я и 6-я гвардейские стрелковые дивизии, 4-я танковая бригада полковника Михаила Катукова, 11-я танковая бригада полковника П. М. Армана, 6-я резервная авиационная группа). Кроме того, против танковой группы Гудериана бросили 4 авиадивизии дальней авиации и 81-ю авиадивизию особого назначения. Направили на курское направление и 7-ю гвардейскую стрелковую дивизию (ей придали танковую бригаду), которую первоначально хотели отправить в Крым. Гвардейский корпус и 7-я гвардейская дивизия, по первоначальному плану, должны были деблокировать окружённые войска Брянского фронта. Одновременно Тулу начали готовить к обороне.
Пока резервы перебрасывали по железным дорогам, а части Брянского фронта пробивались из окружения, было необходимо приостановить наступление немцев на тульском направлении. В район Орла и Мценска перебросили на самолётах 5-й воздушно-десантный корпус (две бригады, всего 6 тыс. бойцов). 3 октября корпус получил приказ на переброску и дрался до 20 октября, когда его сменили. Бои за Мценск стали звёздным часом танковой бригады Катукова, которая смогла разгромить 4-ю танковую дивизию немцев (командование дивизии пренебрегло разведкой и охранением и нарвалось на внезапный удар бригады). Довольно успешно действовала авиация, так 10 октября на аэродроме Орёл-западный было уничтожено до 80 самолётов противника (почти все на земле).
В целом Брянский фронт потерпел поражение, были окружены силы 3-й, 13-й и 50-й советских армий. Но их не удалось взять в плотное кольцо и полностью уничтожить, значительные силы прорвались, во время отступления погиб командующий 50-й армией генерал-майор М. П. Петров, был тяжело ранен комфронта Ерёменко.

Вязьма. Вяземский котёл.
2 октября 1941 года началось наступление других немецких ударных танковых групп. В стык 43-й и 50-й армий (60 км фронт) ударила 4-я танковая группа Гёпнера. 6 часов утра, после 4-минутной артподготовки, началось наступление. Большую роль сыграли немецкие ВВС, которые препятствовали переброске резервов армии к месту прорыва. Вначале немцы наступали вдоль Варшавского шоссе, затем повернули на Вязьму.
Одновременно наступали части 3-й танковой группы Гота (с 5 октября 1941 года её возглавил генерал Георг Райнхардт). Немцы ударили в стык 30-й и 19-й армий – 45 км участок фронта. В первом эшелоне наступали все 3-и танковые дивизии немецкой ТГ. В первый же день немцы прорвали оборону на духовщинском и рославльском направлениях, вклинившись в оборону советских войск на 15-30 км. 3 октября глубина продвижения немецких частей в полосе Западного фронта составила до 50 километров, а Резервного фронта — до 80 километров.
Наши войска нанесли контрудар, для этого сформировали группу И. В. Болдина (1 стрелковая, 1 мотострелковая дивизии, 2 танковые бригады). Оперативная группа Болдина нанесла удар 4-5 октября в районе Холм-Жирковский. Состоялось танковое сражение. В это же время командарм Рокоссовский должен был возглавить резерв фронта, для активной обороны в области Вязьмы, чтобы остановить второе крыло немцев. Но группе Болдина не удалось выполнить задачу – силы были неравны. 7-я танковая дивизия немцев прорвалась через днепровские позиции Ржевско-Вяземского рубежа обороны, а затем к шоссе западнее Вязьмы. 7 октября немцы окружили Вязьму (7-я танковая дивизия 3-й ТГ и 10-я танковая дивизия 4-й ТГ).
Это стал один из самых чёрных дней страшного 1941 года. Ещё 4 октября Конев доложил в Ставку «об угрозе выхода крупной группировки немцев в тыл нашим войскам». 5 октября об этом сообщил командующий Резервным фронтом Будённый. Были окружены части 19-й, 20-й, 24-й, 32-й армий и группы Болдина. 8 октября Конев приказал пробиваться окружённым войскам в район Гжатска. Окружённые войска бились до 13 октября, предпринимали неоднократные попытки прорыва, но успеха не имели. Так 10-го в прорыв пошла 20-я армия генерал-лейтенанта Ф. А. Ершакова, бой был ожесточённый и шёл весь день. В результате 5 дивизий армии были полностью разгромлены (генерал Ершаков попал в плен 2 ноября). 11 октября севернее Вязьмы пытались прорваться силы 19-й и 32-й армии и группы генерала Болдина под командованием командарма Лукина. Только 12-го удалось пробить брешь в обороне немцев, но укрепить фланги не вышло, немцы быстро закрыли прорыв, только часть соединений смогла уйти. Среди вышедших бойцов был и Болдин.



Итоги
- Окружённые под Вязьмой войска сковали значительные илы противника, предназначенные для преследования остальных разбитых сил Западного и Резервного фронтов, развития наступления. Только 14 октября немецкое командование смогло перегруппировать главные силы и 15-го начать новое генеральное наступление.
- Немецкие войска прорвали линию обороны Западного, Резервного фронтов на всю оперативную глубину, и смогли окружить, уничтожить значительную часть сил Западного и Резервного фронтов. Немцы дошли до Можайской линии обороны столицы Советского Союза, создав необходимые условия для продолжения операции «Тайфун».
- Красная Армия понесла огромные потери, по ряду данных – только пленными боле 600 тыс. человек. В вяземском «котле» попал в плен командир 19-й армии генерал-лейтенант М. Ф. Лукин и командующий 32-й армией генерал-майор С. В. Вишневский, погиб командир 24-й армии генерал-майор К. И. Ракутин.

Приложение 1.
В воспоминаниях командир 2-й стрелковой дивизии, Вашкевич пишет: "…2-я сд получила приказ командующего армией в 7 часов 30 минут утра 11 октября и приступила к его выполнению. На реке Вязьме в распоряжении командующего 19-й армией был оставлен 1284-й (бывший 5-й в дно) стрелковый полк, сменивший подразделения 1286-го стрелкового полка. Главные силы дивизии в составе 1282-го, 1286-го стрелковых полков, отряда черноморских моряков (около 800 человек), 970-го артиллерийского полка, а также приданные дивизии 596-й гаубичный артиллерийский полк и 57-й тяжелый артиллерийский дивизион должны были занять исходное положение западнее, села Богородицкого, чтобы атаковать противника в 16 часов. До начала атаки оставалось 8 часов 30 минут. За это время предстояло сменить 1286-й полк подразделениями 1284-го полка на реке Вязьме, всем частям дивизии пройти 15—18 километров до исходного положения, артиллерии занять огневые позиции и определить цели, по которым вести огонь, поддерживая пехоту, командирам полков принять решение и поставить задачи командирам! своих подразделений.
Командирам рот оставалось время лишь на то, чтобы показать командирам взводов на местности, куда им наступать. Чтобы поднять артиллерию, минометы, станковые пулеметы, боеприпасы, инженерное имущество и имущество связи, пришлось из транспортных автомашин слить все горючее в боевые машины. Это мероприятие отняло два-три часа так жестко ограниченного времени. К 10 часам все распоряжения были отданы и получены донесения, что части приступили к их выполнению. Командир дивизии, часть офицеров штаба дивизии, командующий артиллерией, дивизионный инженер и начальник связи дивизии со средствами связи, командиры стрелковых и артиллерийских полков в 11 часов 30 минут прибыли на опушку леса в полутора километрах западнее Богородицкого, где был организован командный пункт. К часу дня командиры стрелковых н артиллерийских полков получили боевые задачи на местности и тут же приступили к их решению. К этому времени прибыл 1282-й полк, 970-й артиллерийский полк, 3-й дивизион 389-го гаубичного артиллерийского полка и часть 596-го гаубичного полка. Запаздывали 1286-й полк, часть 596-го гаубичного полка и 57-й тяжелый артиллерийский дивизион. Не подошел еще и отряд моряков.
Все делалось в страшной спешке. От 16 часов, когда устанавливалось начало атаки, и до наступления темноты оставалось всего около двух часов светлого времени. Около 15 часов показались батальоны 1286-го полка. Они бегом направлялись в свои исходные районы. Около 15 часов 30 минут стали развертываться и два запоздавших дивизиона 596-го гаубичного полка, а также 57-й тяжелый артиллерийский дивизион. В это время авиация противника активизировалась. Группами, по четыре - шесть самолетов повела на наши войска, занимавшие или уже занявшие исходное положение для прорыва, атаки с воздуха. Тыловые учреждения дивизий и армии, понтонно-переправочные части нахлынули на артиллерийские позиции, на вторые эшелоны полков и дивизии.
Связь все время нарушалась. Обо всем этом, а также о том, что еще не вся артиллерия подготовилась к действию, а часть взводов 1286-го полка пока не уяснила своих задач, я доложил командующему 19-й армией генералу Лукину. Я настойчиво просил его отложить атаку до утра, чтобы за ночь отвести тылы назад, привести в порядок перемешавшиеся части и наладить нарушенное управление войсками. На свой доклад и предложение о переносе наступления на утро 12 октября я получил ответ: “Вашкевич, ты не представляешь всей обстановки. Или мы сегодня, сейчас прорвемся, или нас к утру сомнут”. На мое замечание, что ночью противник не начнет наступление, генерал Лукин подтвердил: “Иди и прорывайся”, - и пожелал успехов. На этом, пожав друг другу руки, мы расстались.
Для непосредственного руководства войсками я с небольшой группой офицеров штаба и офицерами связи полков отправился в боевые порядки первых эшелонов 1286-го и 1282-го стрелковых полков. Со мной пошли начальник артиллерии дивизии полковник Суворов и комиссар штаба дивизии старший политрук Б.З. Евсеев. Комиссар дивизии В. Т. Крылов и начальник штаба дивизии полковник Софин остались на командном пункте. Они должны были привести в порядок вторые эшелоны полков, перемешавшиеся с другими частями армии, а потом присоединиться к нам. Около 16 часов “катюши” дали первый и последний залп, вся артиллерия дивизии открыла огонь. Первые эшелоны 1286-го и 1282-го стрелковых полков перешли в наступление. Противник встретил наши войска плотным заградительным огнем. Около 18 часов, уже в темноте, части дивизии заняли деревню Пекарево.
Поздно вечером они захватили деревню Спас и тем самым прорвали кольцо окружения противника. Фронт прорыва достигал 3 километров. Он простреливался пулеметным и артиллерийско-минометным огнем».
Лукин вспоминает: "… Ко мне стремительно вбегает командир 91-й стрелковой дивизии полковник И.А. Волков:
- Товарищ генерал! Прорыв сделан, дивизии уходят, выводите штаб армий!
- Немедленно доношу об этом в штаб фронта. В прорыв вводится артиллерия, подтягиваются другие соединения. И.А. Волкову я сказал, что лично выходить не буду, пока не пропущу все или хотя бы половину войск.
- Идите, выводите свою дивизию, держите фланги.
Он не успел догнать свое соединение. Кольцо окружения замкнулось вновь. Предполагали, что противнику удалось подвести к месту прорыва свежие силы и закрыть прорыв.
Тот, кто был в окружении и оказывался в таком же положении, как и я, поймет мое душевное состояние. Нет, моральные силы не были надломлены, сила воли не поколеблена, но я понимал всю тяжесть положения и ничего сделать не мог. Вновь собрал командиров и комиссаров. Они, очевидно, ждали от меня чуда. Ну, а чудес, как известно, не бывает. К горлу подступал комок... Какие слова найти? Чем помочь им? Потом, взяв себя в руки, сказал: Товарищи, положение не безвыходное. Противник сосредоточил все свои силы на восточном направлении и видит, что мы рвемся только на узком участке. Если же мы будем прорываться южнее Вязьмы, в направлении 20-й армии, то обязательно прорвемся. Приказываю выходить отдельными группами".
К рассвету 12-го октября прорвавшиеся части сосредоточились в 18-ти киломётрах к северо-западу от места прорыва. Здесь находились подразделения 1282-го и 1286-го стрелковых полков, 970-го артиллерийского полка и часть отряда моряков, а также подразделения из соседних дивизий армии. Быстро сказалась физическая усталость и большое напряжение ночного боя. Все повалились спать.
Вашкевич: «В этом районе мы пробыли весь день 12 октября, ожидая подхода других наших частей. Однако к нам присоединились лишь отдельные небольшие подразделения из разных дивизий 19-й армии. 1284-й стрелковый полк, оставленный на реке Вязьме для прикрытия прорыва 19-й армии на восток, свою трудную задачу выполнил. Весь день 11 октября он огнем и контратаками отражал попытки крупных сил немецко-фашистских войск переправиться на восточный берег реки Вязьмы. Бойцы мужественно сражались, проявляли стойкость и героизм. Только небольшой части полка удалось выйти из окружения и присоединиться к своим войскам. Далеко на юго-западе, где ночью и утром шел жестокий бой, наступила тишина. Попытки выйти из окружения, предпринятые 19-й армией 8-го, 9-го и 10-го октября, только насторожили врага, заставив его еще больше уплотнить боевые порядки своих войск. Прорыв из окружения, назначенный на 16 часов 11 октября, предполагалось провести под покровом ночи. Но к ночным действиям, тем более такого большого масштаба, как прорыв армией крупных сил противника и последующий ночной марш на 45—55-километров, войска и штабы оказались не подготовленными».
Потери были столь велики, что армия перестала существовать. Полегло 19000 воинов. По рассказам очевидцев из окрестных деревень, «... в марте 1943 г. немцы стали гонять нас в окрестности деревни Мартюхи. Здесь по долине небольшой речушки, окружавшей деревню, лежали наши солдатики. Было их очень много. Лежали несколькими слоями друг на друге. Мы снимем верхний слой, похороним, а следующий, еще замерзший, оставим до следующего дня, чтобы оттаял. Так работали около месяца, похоронили около семи слоев. Немцы очень боялись эпидемий».
Приложение 2.
Вот, что писал командир 45-й кавалерийской дивизии Стученко о боях в районе деревень Стогово, Покров, Селиваново: «Развороченная земля, усеянная трупами наших и немцев. Здесь же исковерканные повозки, орудия, машины. Раненые лошади, с низко опущенными головами, бродят по мертвому полю. А вокруг зловещая тишина... 13 октября войска армии начали разделяться на отдельные группы для самостоятельного выхода. Все орудия были взорваны, машины сожжены. Но на то, чтобы уничтожить конский состав, ни у кого рука не поднялась. Коней распустили по лесу". Немцы не смогли сдержать последнего отчаянного натиска советских солдат из северной части «котла» в направлении на юг.
В ночь с 12-го на 13-е октября значительная их часть, в результате тяжелых и кровопролитных боев, смогла прорваться. Однако, там они попали в то же самое окружение - только теперь уже 4-й немецкой армии. 13-го октября местность в районе автострады Смоленск - Вязьма была очищена. Советские войска прекратили организованное сопротивление, Картина завершившегося сражения была поистине трагичной. Офицер из штаба 8-го АК передал свои впечатления от увиденного им тогда в отчете, подготовленном для командования соединения. В нем говорится: «...Наступил мороз и выпал первый снег. Бесконечные потоки русских пленных шли по автостраде на запад.
Полны ужаса были трупные поля у очагов последних боев. Везде стояли массы оседланных лошадей, валялось имущество, пушки, танки»..
Стученко пишет о своем выходе из "котла": «45-я кавалерийская дивизия 12-го октября в 23 00 получила приказ командующего армией: держать фронт до 4-х часов утра, после чего отходить на юг, прикрывая войска, которые будут с рассветом пробиваться в район Стогово (южнее Вязьмы) на соединение с 20-й армией генерал-лейтенанта Ершакова. Однако, как потом выяснилось, штаб армии, сколотив отряд в 600 человек, взял радиостанцию и ушел в неизвестном направлении. Получилось, что дивизия уже около 4 часов фактически никого не прикрывала. В пятом часу утра полки по приказу командира дивизии снялись с места. Держа коней на поводу, конники начали движение на юг, как было приказано еще вечером командармом. На рассвете 13 октября дивизия подошла к деревне Жипино. Высланные разъезды были встречены огнем: в деревне враг. Чтобы избежать ненужных потерь, деревня была обойдена с северо-запада и далее остатки через лес направились на деревню Буханово. Но до нее не дошли, попав под автоматно-пулеметный огонь. Пришлось вернуться назад к деревне Жипино и предпринять еще одну атаку. Вскоре к кавалеристам присоединились танкисты из 127-й танковой бригады генерал-майора танковых войск Федора Тимофеевича Ремизова. В бригаде, правда, оставалось всего 3 танка КВ, которые вскоре тоже были подбиты. На пути дивизии оказалась река Вязьма, которую было решено форсировать недалеко от деревни Степаньково.
Остатки дивизии незаметно дополнялись примкнувшими офицерами и солдатами, выходившими из окружения. Вскоре таких оказалось уже более 600. Но костяк ещё состоял из бойцов 45-й кавдивизии, в которой ещё оставалось на тот момент 180 лошадей, из которых здоровых только 22. Умер от раны в живот начальник разведки дивизии Гавронский. Вскоре подошли к железнодорожной станции Пятница. Часть во главе с командиром дивизии двинулась вперед, вошла в перелесок севернее станции Угра и расположилась на отдых.
Оставшаяся часть отряда, представлявшего собой уже довольно разношерстную массу стихийно, неорганизованно разделилась на отдельные группы, которые двинулись по кратчайшим направлениям к линии фронта. Некоторые из них прорвались в районе Наро-Фоминска, а некоторые совсем не вышли к своим. Группа с командиром дивизии Стученко в полдень 17 октября подошла к деревне Коптево Знаменского района Смоленской области. Немцев здесь не было. Здесь удалось раздобыть лодки для переправы через реку. В последующие 8 дней ничего существенного не произошло, если не считать отдельных стычек с противником, в основном на дорогах, которые приходилось пересекать. 26 октября еще засветло группа подошла к деревне Клины (50 километров западнее Серпухово).
В последних числах октября юго-западнее Серпухова удалось захватить "языка", который оказался ефрейтором 13-го армейского корпуса. По его показаниям был определен дальнейший маршрут следования: Трояново - Буриново - Стайки. Здесь леса и болота, и вражеских войск меньше. Самым опасным участком оказалась дорога между Буриново и Воронино, которую надо было пересечь. Вскоре, 28 октября, группа вышла в расположение советских войск в полосе 49-й армии».
Автор: Александр Самсонов.
Комментарий Ольги Полторецкой-Котельниковой.

Я поместила статью Александра Самсонова в свою книгу полностью в его прямой речи. Не стала сокращённо передавать её смысл, так как он очень убедительно-достоверно нарисовал трагедию «Котлов» в чёрном 1941 году, в которых погибла практически вся Красная Армия, показал растерянность и ошибки командармов и командующих фронтов в боях на подступах к Москве.
Показал трагедию командиров дивизий, выполнявших их волю и приказы…

А.В. Исаев, «Котлы» 41-го. История ВОВ, которую мы не знали».
aldebaran. Ru>authom / isaev.
Комментарий Ольги Полторецкой-Котельниковой.
В настоящее время мы имеем множество публикаций, исследующих поднаготную ВОВ с разных позиций и точек зрения, в том числе и вышеуказанная. Но какой бы жёсткой не была правда о причинах гибели тридцати миллионов красных ратников на полях сражений и в « котлах», не стоит забывать, что рядовой солдат отдавал свою жизнь за целостность своего социалистического государства – СССР и его независимость от кого бы то ни было.
И цена этого убеждения – равнялась цене его жизни. В том и заключался патриотический героизм народа, отвергшего немецкую культуру государственности под фашистским штыком. Выбор был сделан осознанно, и осознанно была принесена трагическая жертва на алтарь Победы. Великое государство было спасено жертвенным НАРОДОМ.
Г.К. Жукову оставалось лишь стратегически планировать эти алтари и дисциплинарно их реализовывать. Нередко сегодня слышатся голоса, что подвиг народа по сохранению Российской империи в ВОВ обесценен в результате изменения исторических формаций в 90гг-х и умышленного развала СССР. То, что не смог сделать Гитлер, сделали горбачёвы и ельцины, а путины – новые собиратели земли Российской. Поживём, увидим…
Но для нас, советских стариков, жертва народа, жертва наших отцов и дедов – свята. И в ней мы понимаем ту суть, которая называется любовью к родной земле-матушке, родившей и выкормившей нас.


Цели захватчиков в России: русские должны умереть, чтобы мы жили…
Свята ли эта жертва для новых поколений РФ? Помнят ли они своих прапрадедов и нужно ли им это, ведь они порой не знают даже имени своих дедов, а о прадедах и говорить бессмысленно? Для них, целевая фраза которых: а какая мне от этого выгода?, бессмысленно рассказывать о героизме народа: не понимают. Но нередко можно услышать, что они будут жить хорошо, когда советские старики, взывающие к Чести и Совести, «сдохнут»…Новые поколения – с иными нравственно-этическими стандартами отнюдь не христианского звучания и духовными ценностями, отвергающими гуманную преемственность поколений: мы – никому и ничего не должны, дети – не должны родителям, родители – детям. Так говорят современные психологи, когда родители в бессилии от непослушания отпрысков в отчаянии обращаются к ним за помощью. Государством смоделирована новая реальность, и как будет работать в ней понятие патриотизма и что оно будет означать сегодня? Контрактную службу в правительственных целях? Жить – молодым, и им всё это придётся не раз переосмысливать, если они вообще захотят жить и не сопьются.
А мы, уходящее советское поколение: дети войны и победы, до конца будем свято чтить память своих предков и гордиться ими: нас так сделало советское государство – и не изменить! И писать ностальгические книги о великом времени социализма, давшем нам и кусок хлеба, и человеческое достоинство: мы – не рабы, рабы – не мы! И СОХРАНИВШЕМ в 1941-1945г.г.великое российское государство!
Ольга Полторецкая-Котельникова.

Ларионов А. Э. Повседневная жизнь советских окруженцев в «котлах» 1941 – 1942 гг.
Военная повседневность – явление необычайно ёмкое и многогранное. Тем более это справедливо в отношении Великой Отечественной войны, вместившей в себя десятки миллионов человеческих судеб на огромном географическом пространстве в самых разных обстоятельствах. Красная Армия начинала войну в обстоятельствах, казавшихся многим гибельно-безальтернативными, а закончила её в Берлине, когда столь же безальтернативной представлялась её всепобеждающая мощь. Когда мы говорим о повседневной жизни солдат и офицеров (для 1941 – 1942 гг. – бойцов и командиров) Красной Армии, то должны учитывать радикальные перемены исторической обстановки, произошедшие за четыре военных года.
Картина повседневной жизни Красной Армии во втором и третьем периодах войны будет во многом непонятной и неполной без соответствующих реалий первого, самого тяжёлого периода военных действий. Одной из самых ярких и трагичных страниц первого периода войны стали различные по масштабам окружения или «котлы», ставшие настоящим кошмаром для рядовых и командиров всех рангов. За период 1941 – 1942 гг. РККА пришлось пережить несколько крупных окружений фронтового и армейского масштаба.
В «котлах» различного масштаба оказалось несколько миллионов военнослужащих. Большинство из них погибло в процессе ликвидации окружений германскими войсками и их союзниками, либо впоследствии – уже находясь в немецком плену. Выжить удалось немногим. Вот красноречивая цифра: согласно архивным данным, в немецком плену оказалось от 3,5 до 5 млн. чел.
Наиболее крупными «котлами» фронтового масштаба в 1941 г. явились следующие: окружение главных сил Западного фронта 22 – 28 июня 1941 г. под Белостоком и Минском; окружение сил 6-й и 12-й армий в районе Умани в августе 1941 г.; окружение главных сил Юго-Западного фронта в конце августа – первой половине сентября 1941 г. (печально знаменитый Киевский котёл); окружение войск Брянского и Западного фронтов в начале немецкой операции «Тайфун» 2 – 8 октября 1941 г. – «Вяземский котёл»
В 1942 г. такого количества катастроф стратегического масштаба уже не было. Тем не менее, в результате ряда причин во 2-й половине мая 1942 г. в окружении под Харьковом оказались соединения Юго-Западного фронта; кроме того, на протяжении нескольких месяцев 1942 г. (с января) вели бои в окружении части 33-й армии, 4-го воздушно-десантного корпуса и 1-го гв. кавалерийского корпуса; наиболее трагическим окружением армейского масштаба стало окружение 2-й ударной армии в лесах под Любанью и Мгой летом 1942 г. при попытке деблокировать Ленинград [6, с.3-5; 7, с.3].
Само понятие «повседневная жизнь в окружении» является определённым эвфемизмом, поскольку окружение – по определению ситуация экстремальная. Нормальный уклад жизни армии в нём неизбежно нарушался. Однако в своей совокупности эти нарушения и экстремальные условия складывались в определённую картину, устойчиво повторявшуюся от «котла» к «котлу». Важнейшим, рубежным моментом являлось, в данном случае, осознание самого факта попадания в окружение солдатским и командным составом. Это осознание определяло взаимоотношения людей, их поведенческие реакции, моральный дух и конкретные поступки. Понимание того, что воинская часть, подразделение или соединение оказались в окружении, приходило по-разному, зависело от конкретных условий.
Для старшего и высшего командного состава на уровне от дивизионного до фронтового звена включительно и по своему положению владеющего полнотой информации знание об окружении приходило достаточно быстро, иногда в момент его возникновения, а предчувствие его – иногда и раньше, как только ощущался выход ситуации на том, или ином участке фронта из-под контроля.Например, штаб и военный совет Юго-Западного фронта в сентябре 1941 г. получил информацию о наметившемся немецком окружении за два дня до соединения в районе Лохвицы (около 100 км южнее Конотопа) частей 1-й и 2-й немецких танковых групп 12 сентября 1941 г. (командующий 1-й тгр – генерал-полковник Эвальд фон Клейст, 2-й тгр – генерал-полковник Гейнц Гудериан).
Для рядового и младшего комсостава, чей оперативный кругозор ограничивался разграничительной линией с ближайшими подразделениями, информация поступала с более или менее значительным опозданием, когда было уже поздно что-либо менять и окружение становилось печальной реальностью, в условиях которой приходилось приспосабливаться и выживать. Характерным в этом смысле является рассказ о своём попадании в окружение московского ополченца Вадима Шимкевича, ветерана 2-й дивизии народного ополчения: «30 сентября батальон был поднят на ноги под гром орудий и бомбовых ударов. Откуда я мог предполагать, да и никто из нас не знал, что несколько часов назад к югу и северу от Ельни немецкие танковые корпуса прорвали Западный фронт и, давя наши армейские тылы, разворачивают наступление, пройдя десятки километров в глубину нашей обороны… Наконец мы дождались (7-8 октября), когда командиры объявили нам главное: батальон, сосредоточенный в районе Вязьмы, в окружении» [11, с. 137, 152]. Как известно, к 7-8 октября 1941 г. немецкие подвижные соединения, реализуя план ОКВ (Oberkommandowermacht – Верховное командование сухопутных войск) «Тайфун», прочно замкнули кольцо окружения восточнее Вязьмы, в которое попали части 6 армий. Большинству красноармейцев не было суждено вырваться к своим. Они были «винтиками» большой войны, так что в сложившихся обстоятельствах их судьба была предрешена.
Важнейшей чертой пребывания в окружении, которая и определяла специфику повседневной жизни, была изолированность от главных сил своих войск и, как неизбежное следствие – отсутствие устойчивого снабжения, связи с высшим командованием, достоверной информации об оперативной обстановке. Как можно убедиться из мемуаров солдат и офицеров, переживших окружение, сам факт его осознания далеко не сразу отражался на процессе повседневной жизни отрезанных частей и подразделений. Армия – очень инерционная система, многие механизмы которой поддерживаются почти автоматически. Взаимоотношения людей определяются иерархией и субординацией, каковые сохранялись и в окружении. Однако чем дольше находились люди в окружении, тем большим трансформациям могли подвергнуться определяемые военными уставами взаимоотношения между ними. Да и само поведение окруженцев начинало испытывать существенные девиации от, казалось бы, незыблемых армейских эталонов и стереотипов. В условиях массовой гибели сослуживцев, в том числе командиров и политработников, ощущения безнадёжности своего положения или, как минимум, бессмысленности дальнейшего сопротивления, могли проявляться признаки паники, трусости, дезертирства и даже прямого предательства. Это не было господствующей тенденцией, но нередко становилось достаточно типичным. Ветеран войны С. Г. Дробязко приводит характерный случай подспудного падения морального духа некоторых своих сослуживцев тяжёлым летом 1942 г. в Кубанских степях, где его батальон прикрывал отход главных сил и оказался в окружении: «На одной из остановок, прислушиваясь к…разговорам, я понял, что у одного из них (солдат) имеется тетрадка с переписанной немецкой листовкой-пропуском. Были такие листовки, в которых предлагалось бросать оружие и переходить на сторону немцев. Предъявившим листовку обещали жизнь и пищу…» [4, с.38].
«Вот идёт группа человек в шесть… Видя впереди разрывы, один из них кричит с надрывом:
— Я не могу, я этого не вынесу! – и лихорадочно срывает петлицы. Второй ему спокойно говорит:
— Ты знаешь, что за это расстреливают?
И опять истошный голос:
— Всё равно конец, кругом немцы!» [5, с.81 – 82].
Таким образом, панические или пораженческие настроения в условиях окружения могли охватывать большие или меньшие группы военнослужащих, особенно, если рядом не было командиров и политработников, способных распространение подобных настроений пресечь. То есть раньше или позже утрата командования и связи способствовали постепенному дрейфу армейских подразделений в сторону неуправляемой толпы, охваченной паническим стремлением выжить. Тем не менее, поддавались этой тенденции далеко не всякие. Немало имеется примеров безукоризненного исполнения воинского долга, готовности претерпеть любые трудности, но выйти к своим либо оказать захватчикам всё возможное сопротивление.
Помимо морального состояния, в повседневной жизни попавших в окружение красноармейцев имелись и иные специфические стороны, касавшиеся также и материальных вопросов. Отсутствие постоянного снабжения выводило на первый план проблему обеспечения продовольствием. Чем продолжительнее было пребывание в окружении, тем острее она становилась. Нередко именно отсутствие еды служило побудительным мотивом для добровольной сдачи в плен. В определённый момент единственным источником добычи пропитания для окруженцев становились контакты с местными жителями, что неизбежно повышало риск нарваться на немецких солдат, грозило пленением или смертью.
Николай Иноземцев в своём фронтовом дневнике описывает питание во время выхода из «Киевского котла» осенью 1941 г.: «На ходу едим хлеб и помидоры, вынесенные какой-то старушкой. Прошло ровно сутки с тех пор, как ели последний раз. Отмахали километров 12 – 15, больше идти нет сил. Какое-то село. Заходим в хату. Хозяева начинают разогревать борщ, картошку. Пьём спирт из противоипритовых пакетов, обедаем. Глаза буквально слипаются. Замертво падаем на солому…» [5, с. 83 – 84].
Казалось бы, в подобных обстоятельствах естественно было ожидать широкого распространения индивидуалистических настроений, проявлений эгоизма, взаимной враждебности в борьбе за скудную порцию еды. В действительности такое поведение отнюдь не было систематическим. Практически все фронтовики, кому посчастливилось выжить в окружениях, свидетельствуют о высокой степени взаимопомощи и взаимовыручки, готовности прийти на помощь товарищам, поделиться с ними последним куском – конечно же, в тех случаях, когда подразделения и отдельные бойцы не теряли воинского духа и продолжали ощущать себя солдатами, не бросали оружия и не забывали присяги.
Процесс питания в окружении имел также ту особенность, что практически исчезала грань между рядовым и командным составом. Такие понятия, как офицерский дополнительный паёк, отдельный стол для генералов и полковников, часто попросту теряли всякий смысл. Имеющаяся в наличии еда или та, которую удавалось раздобыть, попросту делилась между всеми товарищами по окружению, никто из мемуаристов ни разу не говорит о попытках утаивания и единоличного поедания продуктов. Очевидно, такое представлялось немыслимым, попросту невозможным. Выражение «делиться последним куском» в данном случае отнюдь не было преувеличением или громкой фразой.
«Вскоре, откинув брезент, заменяющий дверь, в блиндаж вошёл боец.
— Здравствуйте! Покушать вам принёс, командир роты приказал. Вот вам ваша каша. – Он с трудом снял с плеча вещмешок, где было тушёное мясо в банках, хлеб и махорка.
Большаков благодарит бойца за продукты и за внимание.
— Да чего там, пустое!» [11, с.97].
Однако иногда в окружении и в отступлении, которые часто сливались воедино, происходили случаи, которые невозможно объяснить с позиций здравого смысла – перед приходом немцев происходило уничтожение военного имущества, причём даже тогда, когда имелась возможность спасти хотя бы часть его, раздав сражающимся в непосредственной близости красноармейцам: «Епифанов кивает в ту сторону, откуда он пришёл, спрашивает:
— Там всё что-то горит и дымит?
— Это продовольственные склады подожгли. Жгут их и охраняют какие-то спецчасти. Бойцы просили их не сжигать, а раздать нам, голодным.
— Нет, не подходи, стрелять будем, ответили нам. Вы б знали, как там вкусно пахнет жареной колбаской, да ещё и духовитой тушёнкой, да поджаренным хлебом. Понюхаешь, но сыт не будешь» [11, с. 145].
Аналогичные эпизоды можно неоднократно встретить на страницах «солдатских мемуаров». Как уже сказано, рационально объяснить доведённое до абсурда выполнение приказа о тактике выжженной земли едва ли возможно – не одна солдатская жизнь могла быть спасена благодаря раздаче имущества и продовольствия, которое в любом случае обрекалось на уничтожение.
Порой ситуация с питанием становилась катастрофической, когда не только оказывались перерезанными линии снабжения, но не было и возможности получить помощь от местных жителей. Именно так сложились обстоятельства при окружении под Мгой и Любанью частей 2-й Ударной армии. Поскольку боевые действия велись в болотисто-лесистой местности, очень редконаселённой, постольку надеяться на сколько-нибудь серьёзное подспорье в обеспечении едой со стороны местных жителей не приходилось. После того, как германские войска стали перерезать коридор, соединяющий части армии с «большой землёй», прежде всего это отразилось на положении с продовольствием.
Вот одно из характерных и типичных для того периода свидетельств: «С апреля (1942 г.) мы ни разу не получали нормального питания, да ещё половину марта провели в окружении, голодая. Вот обычный суточный рацион нашего питания – 150-200г концентрата пшённой каши на 10 человек, каждому столовая ложка сухарных крошек и иногда чайная ложка сахарного песку, а соли совсем не было. Если в полку убивало лошадь, то её делили на все батареи. На каждого доставалось не более 100г мяса, его варили, макали в сахарный песок и ели. Немало дней было и без сухарных крошек, и без сахара» [2, с.319]. Подобными рассказами изобилуют мемуары окруженцев. Здесь обращают на себя внимание два момента: сохранение людьми боеспособности и готовности к борьбе до конца вопреки нечеловеческим условиям, когда ни наесться досыта, ни обогреться в условиях сплошных болот было невозможно месяцами; во-вторых, высокий уровень человеческой солидарности, готовности прийти на выручку товарищу. Бесспорно, что именно последнее обстоятельство служило важнейшим залогом поддержания частями 2-й УдА боеспособности в совершенно безнадёжных условиях.
Можно строить различные предположения о причинах такой солидарности. Можно предположить, что в данном случае мы имеем дело с ярким примером проявления механизмов традиционного общества по поддержанию коллективной жизнеспособности, что вполне соответствует базовому коду Русской цивилизации, пусть и подвергшейся существенной трансформации после 1917 г.
Не менее проблематичной, нежели питание, была организация медицинского обслуживания раненых бойцов и командиров в условиях окружений различного масштаба и длительности. Основной трудностью во всех случаях была острая нехватка медикаментов, а зачастую полное их отсутствие, так что медицинская помощь часто оказывалась чисто символической, что вело к неизбежному росту смертности, в том числе и тех раненых, которые при более благоприятных обстоятельствах были спасены. В этом случае также исчезало понятие военной иерархии – помощь оказывалась тем, кто в ней, прежде всего, нуждался, вне зависимости от звания и должности. Такова была специфика жизни в окружении.
В качестве примера медобслуживания в окружении можно привести фрагмент рассказа одного из тех солдат, кто почти чудом остался жив в «Вяземском котле» осенью 1941 г., сумев впоследствии пробиться на восток: «Пуля попала мне в ногу – в правую стопу навылет. Сразу полсапога крови… Пришёл я в лазарет, говорю врачу:
— Помоги чем-нибудь.
— А чем я тебе помогу? Видишь, ничего нет. Ни бинтов, ни медикаментов, — отвечает.
— Да хоть отрежь мне пальцы. Болтаются…
— У меня, — говорит, — нечем тебе пальцы резать, даже топора нет. Потом нагнулся, посмотрел:
— Ничего тебе отрезать не надо. Заживёт. Тогда я стал перевязывать себя сам. И остался в лазарете» [9, с.41 – 42].
В ряде мемуаров сообщается, что нередко вся медицинская помощь сводилась к промыванию раны проточной водой, перевязке из подручных средств, в случае тяжёлого ранения – безнаркозного извлечения пули или осколка, либо ампутации конечности – также без наркоза, в лучшем случае наркозом служил стакан водки или спирта.
Анализ повседневной жизни частей РККА в окружениях 1941 – 1942 гг. будет заведомо неполным, если не остановиться на таком моменте, как соотношение жизни и смерти, а также их восприятие самими участниками боёв в окружении. Гибель на войне, тем более, такого масштаба, как Великая Отечественная, была часто закономерным явлением. Однако в окружении её вероятность повышалась ещё в большей степени. Это объясняется тем, что нигде больше, кроме как в окружении, повседневность не переплетается столь тесно с собственно боевыми действиями, а жизнь со смертью почти до полного исчезновения границ между ними. Смерть боевых товарищей окончательно превращалась в абсолютно обыденную деталь действительности, становилась, как ни дико это звучит, полноправным элементом повседневности. Удивление часто вызывала не смерть, а случайное её избежание, выражавшееся примерно такой мыслью: «Неужели я всё ещё жив?!»
Смерть угрожала бойцам и командирам в бою и на отдыхе, во время еды или сна, при попытке вырваться из окружения или просто укрыться от авианалёта и артогня. Описания гибели товарищей занимают значительную часть воспоминаний бывших окруженцев. Бойцы постепенно свыкались с мыслями о неизбежности собственной гибели. В качестве характерных примеров можно привести несколько отрывков из мемуаров:
«Обстановка сложилась очень тяжёлая. Площадь – 2 на 2км, занятая нашими войсками, насквозь простреливалась. Всюду лежал убитые и раненые. Кто бредил, кто лежал в воде и просил пить, кто просил перевязать, а кто просил пристрелить, потому что самому это сделать уже не было сил… Застрелился комиссар нашего дивизиона старший политрук Долинский…» [2, с. 323].
«Ветер толкал нас в спину, мы шли в 5 метрах друг от друга. Но и ста метров не прошли, как навстречу нам полоснула пулемётная очередь… Хомутов остановился, пошёл боком-боком от меня и упал.., лежал вниз и дёргался в конвульсиях…» [11, с.187].Подобных случаев одиночной или массовой гибели красноармейцев, оказавшихся в окружении можно привести множество. Те же, кто уцелели, продолжали свой трудный и часто почти безнадёжный путь на восток. Голодные дни, холодные ночи под открытым небом, в лесах и болотах, без надежды обсушиться и обогреться, постоянный страх нарваться на немцев или быть схваченным полицаями, почти полная неизвестность о нахождении линии фронта, очередные смерти товарищей или случайных попутчиков – всё это сливалось в сплошную пелену, где уже не различалось времени суток, притуплялось чувство голода, явь мешалась с голодными галлюцинациями – таковы были во множестве картины повседневной жизни в окружениях 1941 – 1942 гг.
Исход мог быть разным: безвестная гибель, плен и концлагерь, нахождение убежища у местных жителей и последующий уход в партизанские отряды, как самый счастливый вариант – прорыв к своим. Однако те, кто побывали в окружении, единодушно вспоминали о нём как о самом тяжёлом факте своей военной биографии, в котором события спрессовывались настолько плотно, что каждый прожитый день можно было смело приравнивать к году обычной жизни.
Завершая настоящую небольшую статью, хотелось бы сказать о невозможности изложить все факты повседневной жизни солдат и офицеров Красной Армии в окружениях начального периода войны. По необходимости приходилось выбирать наиболее яркие и характерные примеры для иллюстрации важнейших тенденций и тезисов.
В заключение следует отметить также следующее. При всём драматическом накале, даже трагизме картин повседневной жизни советских окруженцев следует помнить, что своим героизмом и жертвенностью, страданиями за гранью возможного и мученической кончиной они внесли свой вклад в остановку ранее не знавшей сбоев машины германского блицкрига, а значит – и в конечную победу над ним, хоть большинству из них не было суждено дожить до неё. Тем более благодарной и прочной должна быть наша о них память.
А. Э. Ларионов
Комментарий Ольги Полторецкой-Котельниковой.
Существует много прекрасной литературы о жертвенной взаимовыручке солдат-окруженцев в котлах Великой Отечественной. Но А. Ларионов рассказывает об этом с чисто психологической точки зрения, ссылаясь на русский общинный менталитет. Да, поделиться последним куском хлеба – это было в русском характере времён социализма в России.
И, слава Богу, что это было, а потому и – стало залогом нашей Победы. Сам погибай – а товарища выручай. Потому и победили…
В этом разделе книги вы познакомитесь с войной, которую вы не знали…

Ольга Полторецкая. «Погибли, чтобы победить…» Газета «Сталинградская трибуна» от 2 декабря 2016 года

В этой статье я провожу главную мысль моей сегодняшней работы, которая сводится к следующему: « И пусть во всех городах, в которых на алтарь победы положили свои жизни миллионы без вести пропавших, встанут достойные памятники Неизвестному Солдату и величат его беспримерный подвиг! Пусть администрации этих городов объявят всероссийские конкурсы на лучший памятник Неизвестному Солдату, чтобы было из чего выбрать и чтобы наши дети с благоговением приходили к нему, почтить память без вести пропавшего солдата. Это – долг потомков и в Сталинграде, и в Вязьме, и в других городах, обязанных своему процветанию подвигу Неизвестного Солдата!»


Качающийся от ветра баннер ПАМЯТИ командующему составу армий, погибших в Вяземском котле в чёрном октябре 1941 года. Город Вязьма. Солдатское Поле.
В указанном списке, в третьей позиции отмечен подвиг генерал-майора, командира Воронежской 19 СД 24 Армии Резервного Фронта, Якова Георгиевича Котельникова (1892-1941).












Ольга Полторецкая. За далью лет грядет забвенье…Да восплачем по богатырям… Смоленщина…

Глава 1. Православный Смоленск – в память о погибших в ВОВ на Смоленщине…

Прощай Саратовщина, здравствуй Смоленск! Ясная солнечная осень следует за моими поездами. За окном – великолепная золотая панорама, которая в Смоленской области, словно готическими шпилями, разнообразится роскошными западными елями. Ели да берёзы основной массив смоленских лесов! Смоленск – для меня перевалочная остановка, чтобы ехать дальше – на Ельню, город, который в июне-июле 1941 года защищала от танковых ударов Гудериана практически одна Воронежская 19 СД под командованием генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова(1892-1941). Вот уже четыре года, как я приезжаю в Ельню, добиваясь признания героического подвига и увековечения памяти двух формирований этой дивизии (около двадцати тысяч красных бойцов!), жертвенно погибших под Ельней в противоборстве с танковыми силами Гудериана...
Предыдущие ночёвки на вокзале – Господней помощью сменились на этот раз добрым ночлегом в привокзальном смоленском храме Петра и Павла. Настоятель храма протоирей Святослав (Станислав Николаевич Худяков) и матушка Ксения оказали мне христианскую любезность гостеприимства. На обратном пути из Ельни в Вязьму матушка Ксения познакомила меня со Смоленском и привезла в «Исторический музей Великой Отечественной войны 1941-1945». Здесь я встретилась, наконец, с сотрудниками музея и заведующей Людмилой Николаевной Макаренковой и подарила музею видеокнигу – кассету с записью дилогии: книги 12 «Чтоб помнили свой род сыны…» и книги 13 «Ищу дедов».
Смоленский Исторический музей приятно удивил меня своей структурой, продуманными экспозициями «Смоленщина в годы Великой Отечественной войны 1941-1945» и красочной диорамой, посвящённой подвигу Советского Солдата. Благодаря помощи матушки Ксении, буквально за несколько часов до отъезда моей электрички на Вязьму, я решила в Смоленске все свои наболевшие вопросы. В частности, установила дружеские контакты со Смоленским музеем, позволяющие надеяться, что и в Смоленском музее займутся вопросом увековечения памяти героической Воронежской 19 стрелковой дивизии. Господь управил и помог сделать задел! А осознание необходимости увековечения памяти НЕИЗВЕСТНОГО СОЛДАТА безусловно придёт и к историкам, и к музейщикам, главным ответственным летописцам ИСТОРИИ Российского государства, и без заказа госструктур… И тогда их требования к увековечению – предъявление личных вещей и оригиналов военных документов ЦАМО героически погибшего безвестного солдата покажутся им самим – мягко говоря нелепыми… Не доверяете копиям военных документов, предъявленных в моей трилогии «Ищу дедов…»? Сделайте сами соответствующий запрос в ЦАМО в Подольск, в Министерство Обороны Российской Федерации! Но другое дело, когда музеи просто не хотят заниматься скурпулёзной поисковой работой по военной тематике. Это, видимо, связано и с давностью лет, и с серьёзностью ответственности за неё, а, возможно, и с отсутствием должного профессионализма. Я в своей трилогии «Ищу дедов» работала над военными историческими документами четыре года, создав их подборку с указанием соответствующего источника… Проверяйте, используйте, увековечивайте!!!


В Историческом музее Великой Отечественной войны г.Смоленска. 2017 г.





Глава 2. Отголоски Великой Отечественной – в героической Ельне…

Ельня помнит своих героев Великой Отечественной… Газета «Знамя» систематически выставляет публикации о подвигах дивизий, сражавшихся за Ельню в Великой Отечественной, в том числе – и о подвиге Воронежской 19 СД – главной защитнице Ельни в июне-сентябре 1941года и её доблестном командире, генерал-майоре Якове Георгиевиче Котельникове (1892-1941). Советское поколение помнит подвиг 19 СД. В районе села Клемятино сразу после войны был поставлен скромный, но памятный обелиск погибшим бойцам Воронежской 19 СД, а их около двадцати тысяч. Да, памятник был установлен на месте, среди многочисленных сельских колхозов, но колхозы развалились, земля обезлюдела, и сегодня он настолько удалён от дорог и населённых пунктов, что туда практически невозможно добраться, что делает его бесполезным для сохранения памяти о погибших героях этого воинского соединения! Поэтому 09.10.2017г., приезжая сюда четвёртый год, я вновь и вновь – и пока, что безуспешно, поднимаю перед администрацией Ельни: Николаем Даниловичем Мищенковым и Владимиром Евгеньевичем Левченковым вопрос об увековечении памяти Воронежской 19 СД и её командира, генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова в центре города Ельня, в Сквере Боевой Славы. Для этого я неоднократно предлагала четвертую грань обелиска Славы гвардейцам использовать для увековечения Воронежской 19 СД и её доблестного командира. Далее, предлагала присвоить генерал-майору Я.Г.Котельникову, главному соратнику и консультанту командарма 24 Армии К. Ракутина, звание Почётного гражданина города Ельня, как это было сделано для К. Ракутина и Г. Жукова, поскольку в названии улиц – увековечение не предвидится в связи с абсолютным отсутствием перспектив строительства новых улиц и детских учреждений в Ельне. А в подтверждение полной реабилитации комдива Я.Г. Котельникова, я неоднократно и в своих книгах, и в обращениях на имя глав администрации Ельни предъявляла письма МО РФ, разрешающие процедуру увековечения генерала и сообщающие, что за мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 мая 1965 г ему посмертно был присуждён орден Великой Отечественной войны 1 степени. Орден №314033 с орденской книжкой Е3178366 передан 18 октября 1965 года на хранение как память его сыну, моему отцу, Б.Я. Котельникову. Таким образом, заслуги Я.Г. Котельникова, проявленные в годы Великой Отечественной войны, отмечены государственной наградой СССР.
Последние четыре года, я систематически обращаюсь в администрацию Ельни и в редакцию ельнинской газеты «Знамя» с предложением о размещении памятной стелы погибшим в 1941 году под Ельней бойцам героической 19 СД и её командиру генералу-майору Якову Георгиевичу Котельникову в центре города на Аллее Славы. Об этом я пишу в последней заметке газеты «Знамя» за №48(10780) от 1 декабря 2017 года.
И хочется верить, что к весне 2018 года администрация Ельни проведут торжества по увековечению на Аллее Славы трагической доблестной 19 СД и её командира, генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова.
Письмо Администрации МО «Ельнинский район» Смоленской области», № 3873 от 16.10.2017 г.
И вот – радость, на Интернет-сайте «В контакте» 8 декабря 2017г. я получаю от моего ельнинского друга, корреспондента, прославленной ещё М.Исаковским газеты «Знамя», Ирины Тарасовой сообщение об установке мемориала- Камня Памяти, погибшей под Ельней Воронежской 19СД и фотографии этого монолита. К 3 декабря – Дню Неизвестного Солдата и ко Дню Героя России произошло, наконец, увековечение памяти двадцати тысяч красногвардейцев 19 СД на Аллее Славы! Низкий поклон ельничанам и Администрации Ельни, почтивших память героической Воронежской 19 СД!
Четыре года я ждала этого момента… А сколько – ещё ждать, когда увековечат память в названии ельнинской улицы и её доблестного командира, генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова, чтоб наконец восторжествовала историческая справедливость? Ельня обещает… и, наконец, сообщает…

Ирина Тарасова. Поклонимся великим тем годам, тем славным командирам и бойцам…

Человеческая память неиссякаема, как и само время. Совсем недавно ельнинцы торжественно отметили памятную дату – 75 лет со дня рождения Советской гвардии, в 2018 году исполнится 75 лет со дня освобождения нашего города Воинской Славы от немецко-фашистских захватчиков. К великому сожалению, многие из героев, которые в те грозные годы Великой Отечественной войны положили свои жизни за свободу и независимость нашего Отечества, так и остались безымянными, а их родные и близкие до сих пор с надеждой всматриваются в пожелтевшие архивные листы, хранящие скупые строчки о судьбе дорогих им людей. Вот и внучка командира 19-й стрелковой дивизии генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова Ольга Борисовна Полторецкая-Котельникова, собрав по крупицам документы, содержащие сведения о боевом пути своего деда и находящегося в его подчинении воинского соединения, уже неоднократно приезжала в Ельню, чтобы почтить память этих славных героев Отечества и восстановить историческую справедливость по отношению к солдатам и офицерам этой героической дивизии. По инициативе Ольги Борисовны Полторецкой-Котельниковой, при поддержке местного отделения «Единой России» и районной администрации, 8 декабря, накануне Дня памяти Героев Отечества, в сквере Боевой Славы, на аллее Славы, был открыт памятный камень, на котором прикреплена табличка с надписью: «Всем командирам и бойцам 19 стрелковой дивизии, павшим в 1941 году во время Ельнинской наступательной операции. Низкий наш поклон!».






Следует сказать, что 19-я стрелковая Воронежско-Шумлинская Краснознамённая орденов Суворова и Трудового Красного Знамени дивизия ведёт свою историю с 1922 года. В годы Великой Отечественной войны дивизия впервые вступила в бой с немецко-фашистскими войсками 14 июля 1941 года в районе города Ельня в составе 24-й армии Западного фронта, принимала непосредственное участие в Ельнинской наступательной операции. Как свидетельствуют архивные документы, в тяжелейших условиях войны, при слабом оснащении средствами усиления, недостатке противотанковых средств, без танков и зенитной артиллерии, без поддержки авиации, она одна в течение пяти суток, с 14 по 19 июля 1941 года, сражалась на подступах к Ельне с превосходящей танковой группой фашистского генерала Гудериана, уничтожив за это время свыше ста танков противника и нанеся ему существенный урон в живой силе. Израсходовав боеприпасы и потеряв половину личного состава, дивизия 19 июля оставила Ельню, и заняла новый оборонительный рубеж в двенадцати километрах восточнее города, где в течение ещё полутора месяцев вела бои с рвавшимся к Москве врагом.
С 14 по 27 июля 1941 года командовал 19-й стрелковой дивизией генерал-майор Яков Георгиевич Котельников, который сделал всё возможное, чтобы не допустить прорыва участка фронта на одном из главных направлений. За мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 мая 1965 года он был награждён Орденом Отечественной войны I степени (посмертно). После 27 июля 1941 года, вплоть до завершения Ельнинской наступательной операции и освобождения Ельни 6 сентября 1941 года, 19-й стрелковой дивизией командовал полковник Александр Иванович Утвенко













В торжественном митинге, посвящённом Героям Отечества, приняли участие заместитель главы района, секретарь местного отделения «Единой России» Михаил Пысин, председатель совета ветеранов Леонид Зубов, депутат районного Совета депутатов Ирина Тарасова, ветераны, школьники, юнармейцы, молодёжь, жители и гости гвардейского края. По мнению Михаила Пысина, в жизни всегда есть место подвигу. За годы Великой Отечественной войны более тринадцати тысяч солдат и офицеров были удостоены высокого звания Героя Советского Союза. В 1992 году постановлением Верховного Совета РФ было учреждено звание Героя Российской Федерации. За этот период Президентом РФ уже около тысячи россиянам присвоено это почётное звание, в том числе и лейтенанту Александру Прохоренко. Окружённый в Сирии боевиками запрещённой в России группировки ИГИЛ, офицер плену предпочёл смерть, и вызвал удар авиации на себя. Звание Героя России Александру Прохоренко присвоено посмертно.
Михаил Алексеевич поблагодарил за помощь в установке памятного камня 19-й стрелковой дивизии коллективы МУП «Жилищник» и «Водоканал». Поздравление с Днём Героев Отечества ельнинцам прислал заместитель председателя Государственной Думы, секретарь президиума Генерального совета Партии «Единая Россия» Сергей Неверов, отметивший, что в этот день мы прославляем тех героев, чьими поступками по праву гордится вся страна, и на которые способен не каждый человек, тех, кто своим ежедневным трудовым подвигом внес огромный вклад в развитие и процветание нашей Родины. Сергей Иванович от всей души пожелал ельнинцам благополучия и удачи во всех начинаниях на благо России. В завершение мероприятия собравшиеся почтили память героев минутой молчания и выпустили в небо разноцветные шары, символизирующие души погибших героев.
https://vk.com/away.php?to=https%3A%2F%2Fok.ru%2Fbudtemilo%2Ftopic%2F67509800591576&post=152954694_394&cc_key=
Ирина Тарасова, журналист Ельнинской
газеты «Знамя», 2017г.

Ельня не забывает своих героев. Краеведческий музей Ельни проводит систематическую патриотическую работу с молодежью. В последние годы в Ельне дислоцируется воинская часть. Заведующая и сотрудники музея проводят с бойцами Российской армии патриот-часы, где они рассказывают о героизме защитников Ельни в Великой Отечественной войне, о подвиге бойцов Воронежской 19 СД и её командире, генерал-майоре Якове Георгиевиче Котельниковом (1892-1941), погибшем в чёрном октябре 1941 года в Вяземском котле.

На фотографиях вы видите посещение бойцами дивизии, дислоцированной под Ельней, Ельнинского краеведческого музея, где сотрудники музея: директор И.И. Докина и младший научный сотрудник В..Н. Рыжых рассказывают о защитнице Ельни в 1941 – Воронежской 19 СД.














Глава 3. Вязьма – в поисках основания для увековечения памяти командира Воронежской 19СД 24 Армии Резервного Фронта, генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова (1892-1941), героически погибшего вместе с 24 Армией в Вяземском котле.

Летом 2017 года по Интернету мне пришло сообщение о месте захоронения комдива Якова и возможности нахождения этого места. Корреспондент – москвич Егор Лиманский, журналист и организатор сайта «Забытый полк» сообщал следующее.

Интернет-сообщение на сайте в «Контакте» от 16 августа в 17:12, 2017 года.
Судьба генерала Котельникова…
Добрый день, уважаемая Ольга Борисовна!
Меня попросили связаться с Вами вяземские поисковики. Кажется, нашлись свидетели последних дней жизни Вашего деда, генерала Якова Котельникова, которые его, тяжело раненного, прятали от немцев в доме на краю деревни у реки Волоста. Там же он и был похоронен после того, как умер от гангрены. Свяжитесь с нами по адресу:polk @ bk.ru
С уважением, Евгений.

И вся моя поездка в Вязьму 11-14.10.2017 г. была задумана с единственной целью: отыскать место захоронения деда, Якова Георгиевича Котельникова, погибшего в Вяземском котле 14.10.1941года (вместе с остатками 19 СД и 24 Армией Резервного Фронта, который находился на тот период под командованием Г.К.Жукова), и перезахоронить по христианскому обычаю, так как дед был с детства верующим человеком, хотя и находился в рядах КПСС необходимостью своей военной службы. По приезде в Вязьму мы договорились, что из Москвы с утра на 14.10.2017года, т.е. на день Покрова – день гибели деда, комдива Якова, приедут два вязьмича-поисковика, братья Николай и Сергей Куликовы. Но дальше убедительных обещаний, дело не пошло. Братья Куликовы не приехали, а Егор Лиманский вновь пообещал возобновить поиск комдива Якова весной 2018 года ко дню Победы, когда они подготовят всё необходимое поисковое снаряжение, в частности, прибор для обнаружения пустот в почве.
Я их прождала с 11 по 15 октября, а 15 октября под напутствием моей добрейшей матушки Лаврентии (Зои Семёновны Павлюченковой), игуменьи женского монастыря Иоанна Предтечи ,предоставляющей мне приют во время моих приездов в Вязьму, выехала на Москву для встречи с историком Дмитрием Лобановым, занимающимся генеалогией рода московских купцов-фабрикантов Беляевых, моих генетических прадедов по бабушке Ольге Петровне Беляевой-Котельниковой.
Эти четыре дня ожидания братьев Куликовых – прошли в экстремальном режиме. 13-14 октября я участвовала в мероприятиях, посвящённых памяти воинов 19, 20, 30, 32, 43, 24 Армий Западного и Резервного фронтов, погибших под Вязьмой в октябре 1941 года. 13 октября была на Вечере памяти – встрече с родственниками погибших – на Вяземской земле, чьи имена установлены по солдатским медальонам. Престарелые внуки и внучки погибших – со своими детьми, внуками и правнуками в слезах чествовали вместе с переполненным залом ПАМЯТЬ своих героев-отцов и дедов. 14 октября состоялись – отпевание найденных погибших солдат в церкви Покрова Божьей Матери Одигитриевского женского монастыря ( игуменья Ангелина, с/т 7-916-494-29-17 для пожертвований на строительство храма, сайт «Строим монастырь.ру») деревни Всеволодкино, и траурный митинг вязьмичей с дальнейшим погребением останков воинов Красной армии на «Богородицком поле».
14.10.2017 года в день Покрова и в день гибели моего деда Якова мне посчастливилось присутствовать на торжественном молебне в храме Покрова Пресвятой Богородицы (подворье Предтеченского женского монастыря), что в деревне Дуброво. Праздничная служба завершилась совместной праздничной трапезой в храме. Праздник, а у меня день памяти, день скорби по погибшему под Вязьмой деду Якову. Праздник со слезами на глазах…


Поездка на праздничную службу в День Покрова в храм Покрова Пресвятой Богородицы. Вязьма. Деревня Дуброво. 14.10.2017 г.


Л.В.Воронина «Дорога к храму», газета «Заря» от 24 октября 2017, №81 (7801), с. Тёмкино Смоленской области
«Бог устроил церковь, как гавань, чтобы в ней, укрывшиеся от шума и треволнений жизненного моря, люди наслаждались великим покоем».
Иоанн Златоуст
Не передать словами то впечатление, которое оставля¬ет посещение удивительной церкви в нашем районе, уце¬левшей вопреки всему. Храм уникален по своим архитек¬турным особенностям, не име¬ет аналогов в России.
В 1896 году в селе Дубро¬ве была построена и освящена церковь в честь иконы Покро¬ва Пресвятой Богородицы на средства директора 2-й Петер-бургской гимназии, уроженца села К.И. Смирнова (подроб¬нее см. публикацию газеты «Заря» в № 73 от 26.09.2017 г.). Из истории села Дуброво: название села Дуброво (Дубровно) произошло от расположенного недалеко дубового леса. Село извест¬но с древнейших времен, на картах XIV века значится как владельческое селение князей Козловских. В начале XIX века деревня Твердуново (Вяземский район) и село Ду¬брово принадлежали дворян¬скому роду Даргомыжских. После смерти матери имение перешло великому компози¬тору А.С. Даргомыжскому, куда русский композитор неоднократно приезжал во время работы над оперой «Русалка». В неё он включил несколько смоленских на¬родных мелодий, изучаемых им в то время.
В конце октября 1812года через деревню Дуброво про¬ходили основные силы рус¬ской армии во главе с М.И. Кутузовым, штаб которого трое суток располагался здесь, готовясь к Вяземскому сражению.
В XIX веке село - центр Ду¬бровской волости Юхновского уезда. Здесь насчитывалось 75 дворов, в которых проживали 254 мужчины, 256 женщин. В Дуброве действовали церковь Покрова Пресвятой Богороди¬цы, церковноприходская шко¬ла, две мелочные лавки, кра¬сильня, мануфактурная лавка, торговый чулан. Ежегодно, 1 ок¬тября (14 октября по н. ст.), про-водилась ярмарка.
В годы Великой Отечественной здесь гремели бои с фашистскими захватчиками, в октябре 1941года, под Покров – сражались, истекая кровью, красногвардейцы 24 Армии Резервного фронта.
День Покрова Божией Матери.
Когда багряным глянцем по¬крывается осенний лес, право¬славные христиане вспоминают чудо, которое произошло в 910 году… и по преданию… в народе(14 октября) на¬зывают Покров день. В этот день во всех храмах проходят праздничные богослу¬жения.
В день Престольного празд¬ника состоялось оно и в храме д. Дуброво..Храм опять живет. По благословению митро¬полита Смоленского Исидора церковь Покрова Пресвятой Богородицы д. Дуброво была передана Епархиальному жен¬скому монастырю во имя Ио¬анна Предтечи г. Вязьма.
Во время своего визита в Смоленскую Епархию 29-30 ав¬густа 2015 года Святейший Па¬триарх Московский и Всея Руси Кирилл благословил настоятель¬ницу монастыря игуменью Лав¬рентию на восстановление хра¬ма и возрождение приходской жизни. И первая, после много¬летнего перерыва праздничная Божественная Литургия, состоя¬лась уже через месяц.
За два года для возобновле¬ния деятельности храма была проделана колоссальная работа: духовная и физическая, а также материальные затраты. Мне уда¬лось побеседовать об этом с на¬стоятельницей монастыря игуменией Лаврентией:
- Храм был запущен… в плачевном состоянии: выбиты окна, жили голуби... текла крыша, на ней росли деревья, разрушая кладку. Двери… землистого цвета. Мы их отмывали, нaвepнoe, раз пять. Везде - слой пыли и пти¬чьего помета. Храм был в жутчайшем состоянии. Сейчас нам его передали, и мы потихонечку работаем. Написали в монасты¬ре иконы и повесили их в храме, купили некоторую утварь. С крышей справились, положили полы с подогревом, сделали ото¬пление. Главное, это - крыша и полы, а дальше - потихонечку. Делаем отмостку вокруг, чтобы под церковь не шла вода и не раз¬рушала кладку - на стенах вид¬на сырость... Реставрации еще предстоит много: иконостас, стены, окна. Таких храмов единицы сохранились…
Храм должен жить. Конечно, он уже живет. Видите, как он берег себя 120 лет. Церковь настолько добротно построили. Ее фашисты хотели взорвать несколько раз, а не смогли! Храм хранит Царица небесная.
Во время беседы к нам при¬соединилась литератор из Волгограда, пишущая о событиях военных лет в наших краях, Полторецкая-Котельникова Ольга Борисовна. Её дед, ге¬нерал-майор Котельников Яков Георгиевич, воевавший на смо¬ленской земле, погиб в вяземской оборонительной операции 1941 года (Вяземский котел) недалеко от этих мест, под Панфилово. «Вдень Покрова погиб мой дед. Я хотела бы, при обнаружении его останков вяземскими поисковиками, перезахоронить его на умиротворённом кладбище, рядом с церковью Покрова Пресвятой Богородицы, в вяземской земле, за которую он отдал свою жизнь…». Каждый приходит сюда – со сво¬им: кто-то с болью, кто-то с ра¬достью…
Дорога к Храму она у каж¬дого своя. Но чем раньше мы осознаем в нем необходимость, тем раньше приходит преобра¬жение жизни человека.
Время не властно над духов¬ным. Сто с лишним лет не из¬менило порывов души к чему-то возвышенному. Вот они – места силы – наша неповторимая при¬рода и места наших предков, церковь, куда идут за успокое¬нием души и умиротворением, где отдыхаешь душой и телом, обретаешь силы противостоять житейским невзгодам. И в то же время – за очищением своей души…
Л. Воронина
Великолепие храма Покрова, построенного в 18 веке и соединившего в себе архитектурные элементы православия и католицизма (в данный момент находится ещё в стадии реставрации), неописуемо прекрасная окружающая местность так благодатно запали мне в душу, что я попросила матушку Лаврентию: коль скоро будет найден прах деда Якова, перезахоронить его у стен этого прекрасного храма Покрова Пресвятой Богородицы, тем более, что он погиб в этот день. Здесь, в этой прихрамовой благодати, он был бы достойно упокоен и отпет. Царство ему Небесное! Матушка Лаврентия, вняв моей просьбе, пообещала исполнить её, за что – я её благодарю! Благодарю и за сестринскую заботу и поддержку в моей одинокой старческой немощи в практически безуспешных попытках увековечить память деда Якова и его 19 СД на Вяземской земле, за которую он жертвенно погиб…
А вечером 14 октября в Вязьме меня ждало приятное событие: поэтическая встреча «Осенняя пора, очей очарованье…» с поэтами Вязьмы и Вяземской области, в том числе и с моим добрым другом, помощником по вопросу увековечения памяти деда Якова, поэтом Александром Клименковым. Эта встреча состоялась в литературном салоне при МБУК ЦБС Вязьмы. Господи, какое это было великолепное поэтическое действо под управлением замечательного дирижёра-ведущего, заведующей литературным салоном Елены Александровны Александровой! Четыре дня Вязьмы – четыре дня слёз и поклонения Неизвестному Солдату Вязьмы за то, что благодаря его жертвенному подвигу ещё остались на русской вяземской земле настоящие самородки, русские советские интеллигенты – поэты Вяземщины…
По пути с одного мероприятия на другое мне пришла в голову, как я считала, прекрасная мысль: самой обратиться в одну из школ Вязьмы с предложением, увековечить память комдива Якова. И вот с просьбой об увековечении памяти генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова хотя бы в названии одной из многочисленных вяземских школ (так как строительство новых улиц в Вязьме не намечается, а значит, и обещанное увековечение генерала-героя в названии улицы тоже не предвидится), я обратилась к директору вяземской школы № 3, Нине Алексеевне Венедиктовой. Та рассказала, что слышала легенду о комдиве Якове, и что селянка, которая выхаживала генерала, её дальняя родственница, но попросила согласовать вопрос увековечения с главой Администрации Вязьмы, Инной Васильевной Демидовой. Кажется, вот – перст судьбы, и, наконец, – свершится! Той и другой для рассмотрения просьбы и принятия решения направила письмом всё необходимое: документы ЦАМО, документы музеев Ельни, Вязьмы, письма МО РФ о разрешении увековечения и наградах генерал-майора Я.Г. Котельникова, собранные в электронном виде на компакт-диске в моей дилогии «Ищу дедов».
Но поскольку вяземской «Инструкцией по увековечению……» не предусмотрено принятие обращений от родственников увековечиваемого, я рассчитывала, что это обращение согласно «Инструкции…» будет исходить от вяземской комиссии, созданной из представителей обществ ветеранов ВОВ и Военкомата Вязьмы в составе не менее 10 человек.
Но и в четвёртый раз администрация Вязьмы в лице И.В. Демидовой фактически отказывает в решении вопроса по увековечению памяти страстотерпца-мученика, генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова, предлагая в качестве соискателя – не Вяземскую комиссию вязьмичей, как того требует «Инструкция…», а очередное обращение внучки генерала, к тому же проживающей не в Вязьме, а аж в Волгограде… Чтобы опять отказать, сославшись на «Инструкцию…» ???...
Все документы, подтверждающие подвиг генерала, приведены в моей трилогии «Ищу дедов» в электронном варианте, переданной И.В. Демидовой. Администрации осталось только изучить и принять к действию… И – увековечить не средствами нищенки-пенсионерки, а средствами города Вязьмы, за который не пожалел своей жизни комдив Яков!..
Удивительно! Какие средства затрачиваются на поиск солдат с медальонами и их захоронение, а увековечить память НЕИЗВЕСТНОГО СОЛДАТА – а их, неизвестных, около миллиона на вяземской земле! – средств не хватает?!?! Да насыпьте из всех найденных останков братскую могилу-курган, как в Сталинграде, освятите, отпойте по церковному обряду, поставьте рядом с курганом поминальный храм с вечным поминанием по СПИСКАМ ПОТЕРЬ шести Армий Западного и Резервного Фронтов, рядом – монумент НЕИЗВЕСТНОМУ СОЛДАТУ – и вопрос увековечения (и без занятия пахотных земель под Солдатские поля) будет достойно решён!
С медальоном – прах – в руки родственников для захоронения на родине, без медальона – в братскую могилу после отпевания. И какая в перспективе – экономия! Да и – конкуренции между музеями не будет! И это будет и христиански, и исторически СПРАВЕДЛИВО!... Но в ответ опять письмо, какое по счету?


Письмо Администрации МО «Вяземский район Смоленской области».
№ 2405/02-57 от 01.11.2017 г.






Ольга Полторецкая. Что же с памятью нашей стало…

Ч Т О Ж Е С П А М Я Т Ь Ю Н А Ш Е Й С Т АЛ О…

Памяти Неизвестного Солдата
посвящается…
1.
И правде вряд ль возможно достучаться…
Смоленщина – округлость куполов,
И купола ракит в зерцале глади.
Какая мощь столетняя стволов,
Какой посыл на жизнь –
здесь Богом даден!
И жизнь кипит, презрев все беды лет,
Смоленская дорога мчит в столицу!
Наполеон оставил генный след,
И генный след оставили здесь Фрицы.

А по лесам – Безвестные лежат
Сражений Бородинских и Смоленских,
Над Ельней, Вязьмой, словно сторожа,
В высь – монументы
из времён советских.
Стирает время бранный след дорог,
Где погибал советский воин в муке,
И памяти тех жертв означен срок –
Кто был Герой, кто взят был на поруки...

Кто выжил, тот и стал герой благой,
И славит подвиг память вековая!
А прах героев павших – под ногой,
Пусть втаптывает в грязь нога людская?
История осмыслить не вольна,
Что узаконено приказом свыше!
Греховная историков вина,
Коль пульса правды
сердце их не слышит.

И пишут не по правде, а – в приказ,
И правде вряд возможно достучаться!
Не достучалась она и на сей раз…
Смоленщина, прощай! Пора прощаться…
Слава Безвестному Солдату
Красной Армии, не прославленному
в музеях и городах Смоленщины!..
12.10.2017.Вязьма. Иоанно –
Предтеченский монастырь.

2.
Штормит октябрьская светлынь,
Листвой рокочет золотою,
И тучи раскрывают синь
Над русскою землёй святою.
А от Смоленска до Москвы
НЕЗНАМЫЕ лежат солдаты
Под тёплым пологом листвы
И памятью людскою святы.

Их помнят правнуки в семье:
Прабабушка ждала век мужа,
А дедушка – отца! – в семь лет,
Семейной веры не наруша...
Всяк знал, погиб он, как герой,
На подступах –
к Москве златглавой,
И хоть надеялись порой,
Что жив, вернётся прадед бравый,

Но поминанье по церквам,
Как упокоенном – взносили,
А рядом – в здравие родства
Его, Безвестного, вносили.
И ждали… ждали… Пока весть
Из Вязьмы дальней не примчалась:
Безвестный найден, был и есть!
Героя славой величали.

Прах ищут послебранный век,
Чтоб весточку послать любимым…
И плачет старый человек,
И шепчет: все – в земле родимой,
Царствие вам небесное…
11.10.2017. Вязьма.

3.
За неделю осыпались рощи,
Отсиял светоносный покров,
Сиро, голо, как склепные мощи
Ветви тянутся за Покров.
Отгремел златозвонно
свят-праздник,
Золотая листва пала в земь,
Ветви елей ветрами напрасно
Осыпает клёновая семь.

А земля и пуста, и безвидна,
На ветвях – гнёзд грачиных развал,
Разлюбезной земле не обидно –
Спас обильным плодом одарял!
Спас и яблочный, и медовый
Люду дан – в благодатный удел!
Покрова день волшбует основой:
Землепашцу – срок, быть не у дел!

Озимые – поля полонили,
Собран вольный покос по стогам,
Закрома пахнут прелью и пылью,
И осенней травою – луга.
Золотой отштормило метелью,
Под листвою согрета земля,
Над Смоленщиной скорбною елью
Небеса плачут… Боль – не в огляд

По дедам и отцам, на Голгофе
Убиенным – в начале войны
В русской горестной катастрофе…
На солдатиках – нет в том вины…
14.10.2017. Вязьма.

4.
Российской славы гордый цвет…
Военная судьба генерал-майора
Якова Георгиевича Котельникова.(1892-1941).
Добрый день, уважаемая Ольга Борисовна!
Меня попросили связаться с Вами
вяземские поисковики. Кажется, нашлись
свидетели последних дней жизни Вашего
деда, генерала Якова Котельникова,
которые его, тяжело раненного, прятали от
немцев в доме на краю деревни у реки Волоста.
Там же он и похоронен после того, как умер
от гангрены.
Свяжитесь с нами по адресу: polk @ bkru.
С уважением, Евгений. Интернет-сайт «Забытый полк».
Фотография полковника Я.Г.Котельникова ,1939г. - из архива краеведческого музея г .Ельня.
Октябрь смоленский золотой,
Златой листвою – освещённый,
А я – с военной маетой,
Что прах родной – не освящённый…
Российский богатырь век ждёт:
Что за военную отвагу
Потомок к тлену подойдёт
И жарких слёз уронит влагу.

Живёт о нём легенда здесь –
От ран погиб комдив, дед Яков,
Сгорел в гангренной лихорадке…
И был снесён селянкой в лес.
И страстотерпца грустный холм
Оплакан – росами, ветрами,
И позабыт, страданий полн,
Очередной военной драмой.

Мужик российский – генерал,
Со статью Муромца и честью,
Военной притчей в Вязьме стал,
Из прошлых лет – военной вестью.
Седая внучка вспомнит день,
День Покрова – день убиенья,
И памяти седая тень
В мир возвратится из забвенья,

Чтоб умолять народ честной
О поминанье полководца.
За Вязьму он лежит с виной
Под серым небом –
сгустком солнца!
Не найден, свято не отпет,
Забыт – беспамятным потомком…
Российской славы гордый цвет,
В рубахе смертной под винтовкой…
15.10.2017. Вязьма.

5.
И величу Безвестного! – бой…
Да восплачем по богатырям,
На земле полегли – на российской!
Ельня, Вязьма, Ржев плач свой творят,
Вспоминая потерь ратных списки.
Миллионы – по матушке всей,
Миллион – в предмосковной Голгофе
Безизвестно легли, как посев
Всех побед, в величальные строфы…

И величу – Безвестного! – бой,
Тот – последний! –
смертельный, как вызов…
Я ищу, дед,
ты – рядом со мной! –
Упокоить, отпев свято, мыслю.
И легенда живёт, словно песнь,
Что спасённый ты верным солдатом,
Русской бабе, израненный весь,
На лечение – отдан был свято.

Богатырь! Сил не занимать!
Смертных ран не щадила гангрена!
И крестьянка – простая, как мать,
Схоронила в лесу прах твой бренный.
Ты лежишь генерал – мужиком,
На груди – крест нательный мужицкий,
Упокоенный неглубоко
Не в мордовской земле,
но – российской!

И слилась в тебе крепь земных сил,
Сил и вяземских, и мордовских…
Ты у Бога защиты просил
Не себе, а солдатиков горстке,
Тем мальчишкам, которых спасал,
И не бросил в бою том, смертельном…
Честь величу твою, генерал,
Подвиг твой –
словно крест твой нательный!..
16.10.2017. Вязьма.

6.
Генерал мужицкий – русский офицер…
Памяти деда, генерал-майора
Якова Георгиевича Котельникова…
Генерал мужицкий – русский офицер,
Царский и советский, крови – русской!
Оклеветан – другом, не избегнув мер,
Жуковской острастки, хуже прусской,
Жуковского гнева, ярости слепой,
Вымещенной всласть – на подчинённых.
Фронт прикрыл он ими, только не собой,
Не сумевши защитить пленённых.
Лидер проигравший обвиняет всех,
Кроме самого себя в позоре,
Если осеняет лидера успех,
Только он – один! – слывёт в фаворе.
Генерал Победы – Жуков! Он – Герой!
В славе он – герой и в пораженьях,
Слав венец возносит –
НЕИЗВЕСТНЫХ строй,
Миллион душ без упокоенья!

Те мальцы погибли за родной свой край
И за землю, что ему плодила!
А за что сегодня – парень, умирай?
Чтоб земля бандитов нам родила?
Генерал мужицкий – русский офицер
Честно – Муромцем за землю дрался,
Не было бандитов, не было афер,
За Героем подвиг оставался

В честь святой Руси и тьмы родной земли,
В честь потомков, для Добра рождённых!
Нет земли крестьянам – Бога не моли! –
Гибнет люд, на ВЫРОД приведённый…
Генерал мужицкий – русский до конца…
19.10.2017.Москва.

7.
Ах, стыдобушка, зла расстыдоба…
Капли слёз золотых на берёзах.
Что Смоленщиной в высь взнесены,
И листочки сияют так розно,
Мелким крапом на фоне сосны.
Отгремели военные битвы,
Слёзы капают, с прахом слиясь,
И старухи военной молитвы
На погостах отметились в вязь.

Только мало мальцов, что известны,
Здесь в земелюшке вечной лежат,
Больше сынушек да неизвестных
Миллионом душ в стон ворожат:
– Ах, стыдобушка, зла расстыдоба,
И известных бойцов не почтят:
19-ой – нет в Вязьме гроба,
И в газетах – не говорят!
Ну а власти мудрёные машут:
– Упокоивать, честь поминать?
Помянули их в Ельне вчерашней,
Только в Вязьме – вам кузькину мать!
Негде честь 19-ой – в Вязьме
Обелиском возвысить – в поклон!
Пусть тропою плетутся бессвязной
На Клемятино – плакаться в стон!

В центре города – нет им и чести,
19-ой славным бойцам,
К сгибшим мальчикам, что без вести,
Не дойти поседевшим отцам.
Ах, стыдобушка, зла расстыдоба.
Усмехается власть: « Да пошли!..»
Старику-генералу нет гроба,
Для холма – нет солдатам земли…

Не нашли в Вязьме места для чести
Ни в музее, ни в храме святом,
Ни в Солдатском поклонном месте…
А ведь прячетесь все за крестом!
Христианским щитом прикрываясь,
Христианскую предали честь…
К вам мальчишки – Герои взывают:
– Вспомни нас!
Здесь мы все!
Все мы есть!

Остальные – во славе и чести,
Только нашего нет удальца.
Помяни нас, Героев, без лести,
Сын погибший – не предал отца!
Ах, стыдобушка, зла расстыдоба…
11.10.2017. Вязьма.
В Вязьме не нашлось достойного
памятного места без вести пропавшей
24 Армии Резервного Фронта и её
героической Воронежской 19СД,
в Вяземском Котле 1941г.
К 3 декабря 2017г. – Дню Неизвестного
Солдата, в Ельне установили мемориальный
Памятный Камень на Аллее Славы
красногвардейцам Воронежской 19 СД!
На 76 году после её гибели…
Низкий поклон – ельничанам… Увековечили…
А Вязьма – забыла… увековечить доблестную
24 Армию первогвардейцев, жертвенно
погибшую под Вязьмой, защищая её,
в октябре 1941года…

8.
Вспомните, родные, как мы помним вас...
А народ-то знает, как безвестный ратник
Погибал за землю, за семью свою…
Знал – уверен каждый – и отец, и братник,
Был героем славным в праведном бою!
Годы мы молчали, горем души вымыв,
Родный и Безвестный к нам взывал: « Поверь!
Тайною запретной, смертью мы палимы!
Чистою душою подвиг наш измерь!

Мы за Землю – в землю, пятясь, уходили,
Чтоб земля окрепла, прах людской приняв,
Генералы храбро нас в бои водили
Против вражьей силы под величьем слав!
Слав достоин каждый верный безымянный,
В славе – наше ИМЯ выбила война!
Хоть мы все – убиты,
нас не помнят – в камне,
Наша слава Богом – каждому дана!!!

Безымянно гибли и лежим без вести…
Вспомните, родные, как мы помним вас!
Всё, простивши власти, жертвенно, без мести,
Вас в раю прощаем миллионом глаз !
И молитвой вечной наших душ безвестных
Шлём наказ потомкам в яростных устах:
– Прекратите войны, слёз поток небесный,
Стройте мир доверья, равенства, Креста!»
21.10.2017. Москва.

9.
И за что Русь сражалась?..
Славь Героев и подвиги! –
Есть, чем гордиться!
Удивляться, что мальчики –
ЭТО – смогли!!!
Защитили Россию и столицу –
От Фрица,
Хоть в КОТЛАХ –
Миллионною жертвой легли!
Век гордились Победой,
Гордились юнцами
И не плакали в ужасе
От потерь и от бед,
Возложили Победу
На погибших – венцами!
Ну, а сами пошли
Новым курсом побед!

Славных мирных Побед –
Наших послевоенных,
Не воспетых – в стихах –
Не найти ни одной!
Почему же сегодня,
За полвека нетленных,
Плачу я над любою
Военной строкой?
Миллионные жертвы –
Не оплакать слезами!
Гиб солдат, чтоб дитё
Народилось, любя…
Плачет в ужасе люд
Пред святыми глазами,
Что мальцы – наркотой
Убивают себя…

И за что Русь сражалась,
Чтобы прах их покоить,
Когда корысть лютует
В родимой стране?
И безмерно обида
Рекою людскою
Плачет… Словно народ –
А не выродок! – в лютой вине…
Славь Героев и подвиги!
Есть, чем гордиться!
Плач – мальцам! Плач – стране,
Одуревшей от доз…
Где найти правду слов,
Чтоб Руси – возродиться?
Смерти – смерть!
Не убий! – заповедал
Распятьем Христос…
30.01.2018.

10.
Где берёзы светят, русским духом пахнет…
Деревеньки, купола, рощи в багреце
Стынут, поседели на морозце
Под зарёю алою в утреннем венце…
Здравствуй жизнь! В пути встречаю солнце!
Поезд мчит из ночи за лучом рассвета,
Всполохами цвета полнится простор,
И стоят берёзы куполами света
В деревеньках старых с древних русских пор.

Где берёзы светят, русским духом пахнет,
Веников с берёзы – сладок банный дух!
И душа родная от восторга ахнет –
Жить бы мне в России вечно, как за двух!
И за двух молиться, за отца и матерь,
И за двух парнишек, родных сыновей,
Чтобы жизнь стелилась светлою, как скатерть,
Чтоб не каменели складки меж бровей.

Ах, какие дали, земли – родовые!
Жил народ за хлебом – каменной стеной,
И зерном тучнели наши кладовые…
А сегодня детям – хлеб стал нефтяной.
В стыд его скупаем от земель не родных,
Долларовый хлебушек за нефтяный рубль,
Развели в России столько ртов голодных,
Сыты лишь банкиры, да кто зол и скуп.
Деревеньки, купола и в багрянце рощи …
21.10.2017.Поезд Москва – Волгоград.










Ф И Л ОС О Ф И Я С Ч А С Т Ь Я И М И Р А …

1.
Памяти полководцев, погибших
в Великой Отечественной…
Погиб он, чтобы победить…
В истории великих полководцев
Народы чтят Героев – наравне:
И тех, кто за чужую землю бьётся,
И тех, кто защищает край в войне.
Завоеватель мира – Македонский!
Триумф и слава римлянина – век!
Полмира захватило его войско,
Но ненависть забыл сей человек:

Хотел объединить людское стадо
Единой властью – в мирные века
Во имя высшего единства – лада,
В том – благородством
полнилась рука!
И Спарта – горный край свой защищала
И не стремилась в рай чужих земель…
Не здесь ли миролюбия – начала
Искать народам? Дружества купель?

Идут враждой убийственной народы,
Захватнически, чтобы истребить
И вырвать с корнем добрый корень рода…
Смерть – выбор полководца, чтобы жить!
И сей защитник – перст Руси – Господний,
Рука Господня – смертью смерть попрах!
Нам помнить, чтить – великих сих сегодня,
Тем полководцам – честь в веках воздах!

Советские вожди жизнь отстояли
На всей земле российской, жизнь отдав!
Прижизненно-посмертные медали
Сияли на груди – священством слав!
Защитник-полководец славен Русью,
Ей сохранил – святое право ЖИТЬ!
И каждый с благодарной вспомнит грустью:
Погиб он лишь затем, чтоб победить!..
31.01.2018.

2.
Излишества от благ – большой порок!...
Все полководцы – жить хотят в чести
И выбирают меньшее – из зол,
Как малой кровью воинство спасти
И сохранить правителю престол.
Цари – без полководцев – не цари!
Военной силой держится вся власть
Под лозунгом: Не отдавай! Бери!
И в бойнях –
выживай, чтоб – не пропасть!

Народ, что быдло – управлять умей!
Но не забудь красивых сказок плен!
Идеологией, как шлейфом змей,
Одень народ –
и в страх, и в плен,
и в тлен.
В сей шлейф – народ страстями облачён,
У каждой страсти – свой затворный бог –
Арес, Венера – сладким калачом
Заманят, словно изобилья рог!

И что в итоге? Размножаться люд
Земной так любит! Новые края
Арес захватит – и Венера тут:
Плодись, малец! Вот – родина твоя!
Как страсти бойни люду обуздать,
Чтоб прокормиться без войны могли?
Да каждому – по логову раздать
И по клочку распаханной земли!

Ну а захват – накажет пусть закон! –
Опробован историей Земли!
Тот способ – самый верный испокон,
Чтоб жить счастливо – смели короли!
Богатств – не надо – был бы хлеб да соль,
Излишества от благ – большой порок!
И каждый в мире, чтобы был король,
Коль ЦАРСТВО – хлеб, земля, родной порог!!!
31.01.2018.




3.
А полководец – жрец жертв-тел…
Что чувствуют народы на войне?
Озлобленное смертной кровью зверство?
Страх первого убийства? По вине
Вождей-жрецов?
Тем – кровь –
отнюдь не бедство!
Жрецам война – источник новых благ!..
И каждая страна – жрецов растила…
Солдаты – яко благ и яко наг
Веками были стадной зверской силой.

И что имел в войне за кровь свою
Солдат, семью подставивший под бойню?
Не каждый – победитель в том строю,
А чаще – скользкий прах со смрадной вонью!
Войну начать – не подвиг и не честь,
Позыв – прибрать богатства стран покорных…
Бог войн!? Ужель Христос тот Бог и есть?
И – не убий! – лишь повод, начать войны?

И – возлюби! – предлог гноить рабов?
Не укради! – защита от захвата?
Не обмани! – ошибок перебор,
А вместе – всё! – военные награды?
А вместе всё – власть сильных на Земле,
Чтоб множить свою силу и пространство!
Чем счастлив властный жрец в военной мгле?
Единственное – чем – безмерной властью!

Лишь власть – мечта жрецов, одна лишь власть,
Власть – самый сильный на Земле наркотик!
И кто познал её безмерность всласть,
Есть Бог Земли – в земной телесной плоти!
Народы – стадо смертников в войне
Под страхом смерти – от своих! – воюют
В единственной простительной вине,
Воюют ради тех, кого целуют!

И мир – не мыслим! Каждый – метит в власть!
Правитель-царь – всех смертных дел зачинщик!
Захват – в крови! В нём – жертвенность и страсть,
А полководец – жрец жертв-тел, любимчик –
Богам войны…
4.
История! Судьба страны, сограждан!..
Величить ли заморские державы,
Богов незнамых величать в тоске,
Клонировать зачитанные драмы
Импровизацией в своей строке?
О времени твоём пусть скажут внуки,
О том, что ты – прожил за часом час,
Лишь потому, что не доходят руки,
Иль время – о себе возвысит глас?

Пиши!!!
Не пряча память
в дальний ящик,
Твоё – то время, боль – твоя, твой – страх!
О нём, как достоверности образчик,
Писать тебе – Господь воздал в дарах.
Твой стихотворный дар вручён не свыше ль,
Сей день, днесь боль души в стихах излить?
Лишь в боли той – всяк
жизни пульс услышит,
Историю – есть миг – остановить!

История! Судьба страны, сограждан!
Твоя!.. Ристалище душевных битв!
И в будущем – её прочтут однажды
Итогом твоих страждущих молитв!
Твоя молитва – сцена, где страдаешь:
Театр Истории – обрёл мотив!
И ты, молясь, Историю играешь,
И вопль твой – исторический призыв!

Вся жизнь твоя – годов прожитых драма,
Ту драму – бег Истории вершит…
Война! Война – трагическая рама,
Где выживаем, чтоб назвать То – ЖИЗНЬ!
Свидетели, участники, актёры…
Нам роли свыше распределены!
Что – Клеопатры, Андромахи, Федры?
Мы – мясо выжившее – ТОЙ войны!

А как историки разложат мясо,
Чтобы повыгодней его продать,
То – умолчат Истории компасы,
Мы станем тем,
чем власть прикажет стать!
Всегда История – от века содержанка,
Архив – наложник избранных властей.
В архив не попадут твои останки,
Коль стал зерцалом зла ты, госстрастей!

Коль все пороки общества – проказой
Зарифмовал ты – чрез слезу сердец…
Не отразит историк – без приказа,
Да и архив не примет – твой венец!..
18.02.2018.

5.
Слава – всем павшим!..
Как лозунг этот мне понять –
Слава – живым,
а павшим – память!?
Живых – по пальцам сосчитать,
Погибших – вот кого нам – славить!
Слава – всем павшим! Ведь без них
Не выжили б в войне живые!
Всем павшим – слава! Лишь они –
Средь самых! – были боевые!

Средь самых храбрых! Впереди!
А потому – из первых в – павших!
Заоблачно на мир глядит,
Награды все – живым! – отдавши.
А главную награду – жить
И радоваться дню Победы!..
За ЖИЗНЬ – ЕГО! – благодарить!!!
Погиб, но честь свою не предал!!!...
04.02.2018.












Реквием «Чтоб помнили свой род сыны…»
Диплом международного конкурса «Александр Невский» - 2014, 2015гг
Неизвестному Солдату посвящается…
Ко Дню Неизвестного Солдата Великой Отечественной…

















«…Да орют сердца…»
Иоанн Грозный
«…дандеже изыдеть яко свет
правда Моя…» (Исайя 62.1)
«Мы вспоминаем лишь победы,
а пораженья – как не в счёт,
Своею кровью наши деды
победам начали отсчёт…»
Ольга Полторецкая
1.
Чтоб помнили свой род сыны...
Пишу, чтоб каждый помнил род,
Святой, военных лет народ,
А в нем – и прадеда, и деда,
Завоевавших нам Победу…
Чтоб знал, земля Руси свята
И кровью русской улита,
И кровью братьев по Союзу,
Когда был дружбою – велик.
Страны великой дети – Русью
Сплотились под победный крик:
– За Родину, за власть Советов,
За Сталина, за детский смех!
Порыв народный был ответом
И на устах гремел у всех:
– За села сытые, за землю,
За продолжение родов!..
И в каждом доме свечку теплят,
Чтоб не забыть лихих годов,
Чтоб не забыть своих погибших
И не вернувшихся с войны…
Свечами памяти жгу – вирши,
Чтоб помнили свой род сыны!..

2.
Святая сестричка…
Гремят канонады по-над Сталинградом,
Победно ликует у Волги народ.
В фейерверочном – все небеса! – звездопаде,
За вспышкою вспышка слепит небосвод.
Ликует народ, и на то есть причина,
Победе Великой прибавилось лет,
И мне, как Победе. В душевном почине
Курган посетила в честь славных побед.

На вечном погосте, умиротворенно,
Сирень расцвела, вспыхнул алый тюльпан.
К сестричке военной пришла утомленно,
Она величает Мамаев курган.
О, не Богоматерь – простая девчонка,
Что вынесла злобу военных годин.
Бойцы умирая, шептали: «Сестренка,
С тобой мне не страшно, ведь, я не один»

Слеза в угасающем светится взоре,
В ней видит он дочь, мать, жену напослед…
«Не плачь, им не выплакать горького горя,
Всей жизнью и горечью страждущих лет.
Сестричка святая, Катюша иль Лида
На хрупкие плечи то бремя взяла,
Чтоб с миром бойца упокоить. В граните
Сестрой милосердья судьбу обрела.

О мама моя! Фронтовая сестричка!
Война отгремела, Победой взошла,
А ты по ночам просыпалась, взяв спички,
Дрожащей рукой свечи тонкие жгла:
«Всем – царство небесное рано ушедшим,
Мальчишкам-ровесникам – вечный покой!»
И чистой душой, до могилы, безгрешно
Крестом осеняла чело, прах – рукой.
Гремят канонады по-над Сталинградом…

3.
Дитя Победы…
Дитя войны, дошла до Кенигсберга:
Взрывалась мать со мною до весны,
А в мае сорок пятого – отвергла
В шесть месяцев! Спасла нас глубь страны.
Фронт отпустил. Пора! Ведь сроки родов
Уж приближались, грузной стала мать,
Приехала к свекрови, не по роду,
Не гостевать – приехала рожать.

Москва в году победном выживала,
На генеральском и свекровь – пайке,
А мать терзалась и переживала:
В чужом дому рожать и налегке?
Ни обуви к зиме, и нет одежды,
Лишь гимнастёрка да сапог – кирза...
И, проиграв семейные надежды,
Рожать вернулась к Каме, чрез Казань.

А в сентябре я родилась победно –
Дитя войны, дитя Победы! – в мир,
И стали выживать мы худо ль-бедно:
Старик-отец, старуха-мать и мы.
Хвала всем матерям, войну прошедшим,
Тыловикам, отдавшим свой кусок!
Погибшим – честь! И выжившим окрепшим,
Страну поднявшим в наикратчайший срок!

И хлеба на столе явилось вдоволь,
Трудились все, не покладая рук,
Судьба замужней – не завидней вдовьей!
Растила мать меня средь слёз и мук.
Дитя Победы, стала я старухой,
Шестьдесят девять – срок победных лет...
Вновь Русь в слезах и горестной разрухе,
Да слёз у победительницы нет!

Все выплаканы, что давно копились.
Теперь о сыне плачу, не спасла.
О наши дети, что не в срок родились,
Я сына в безвременье родила.
Работы нет, спиваются мальчишки:
Всё грузчики да продавцы нужны...
Дитя войны, и моего сынишку
Клеймо коснулось без его вины.

Нигде не нужен, в трудовой – пробелы,
По черной сетке пашет день-деньской...
О день Победы! Светлый, почти белый!
И я качаю белой головой,
Дитя Победы...

4.
Победители Отечественной…
Лежат любимые – уж много лет
В земле, что грудью защищали
И жизнью всей оберегали
От лихолетья, от бесчестья бед.
Цветет сирень, и свищут соловьи,
И празднуют весной Победу...
К могилам горько по Завету,
К родителям, влекут стопы свои

Их дети, словно новое столетье,
Рожденные Победой, а теперь
Уж старики, наивные как дети,
И верящие – в праведность потерь.
Да и детей войны – не остается,
Достоинством и честью стал им путь...
Нет, никого из нас уж не вернуть,
Но пусть по-прежнему сияет солнце!

Пусть внуки, обреченные на страх
И безработицу с клеймом корысти,
От безнадеги на росток добра
Придут к нам, на могилы, по наитью
За Честью и Достоинством вины,
Которым присягнули от рожденья
Их предки – победители войны,
Чтоб осознать смысл жизни в единенье,

Чтобы понять, что главное – в судьбе:
Земля, Семья и Хлеб в родной избе...

5.
Все вместе – счастье есть…
Ночь благодатная светло ушла,
Оставила – раздумьем – сновиденья,
В них – молода,
с семьёю у стола,
И смерти – нет,
и нет любви забвенья.
Мой дядя, мама, бабушка и дед...
Приезду дяди все безмерно рады,
Грибы в сметане жарят на обед,
Ну, чем не королевские услады.

Судьба - в полмира! – развела семью:
Пётр-камень
и герой – на производстве,
Владивосток за кладами семью
Обрёл, как счастье, но вдали от родства.
О родные, любимые!
Он здесь!
Семья собралась за столом дощатым,
И смотрит дед:
«Все – вместе,
счастье – есть!
Погиб лишь младший, помянем же брата!

Война ломала, рушила дома,
Полмира обгорело,
но мы – живы!
Дома, словно в былинах терема,
Мы вновь отстроим гордо, без надрыва!

Так выпьем –
за погибших,
знавших честь!
Так выпьем –
за живущих,
чтущих долю!
А смерть? Красна на людях добрых – смерть
За свой народ,
Россию
и за волю!

Так выпьем, чтоб плодился славный род,
Чтоб внуками душа была богата!»
Так дед сказал,
так говорил народ,
Что чтил добро и совесть, Бога свято!
Ушла ночь памяти святой, ушла.
Я – наяву,
днём,
но твержу о том же
И сына на достойные дела
Зову, молю.
О, помоги нам, Боже!.
6.
И снова – в бой…

Я появлялась в мир под бомбами,
Дрожала с матерью без ропота,
А после боя мы – особые,
Мать и дитя, молились Господу,
И снова – в бой,
и вновь – отчаянье
В обнимку с трепетом надежды
Солдатской кровью
отмечали нас
Под Кенигсбергом в знак Победы.

Мать и дитя ожесточенными
Боями шли по слову свыше,
Когда, дитём отягощённая,
Мать не надеялась и выжить.
Но выжила, меня родившая –
Поклон судьбе и Богу низкий! –
Огонь и полымя пробившая,
Чтоб я,
как в схватках,
шла по жизни.

В любви несмелой отсиявшая,
Взнесла в жизнь сына в страхе прежнем:
Нет бомб,
но хуже –
жизнь погасшая! –
Жизнь без работы, без надежды.
Судьбе за счастье благодарна я,
Но сломлена судьба у сына,
У поколения – коварною
Верховной, оголтелой силой

Всевластных над Россией татей,
Страну разграбивших бессовестно,
Все, что за век смогли создать мы,
И за Россию нашу горестно.
Мы победили в сорок пятом,
Отстроили свою державу
Не для того, чтоб супостаты
«Пр...» честь ее и славу,

Не для того, чтоб наши дети
Плацдармом стали для разврата...

Кто
за Отчизну
нам
ответит,
За все, что дорого и свято?
Мы, победившие в Отечественной,
Проигрываем нашим детям –
Озлобленным,
отчаявшимся,
меченым
Злом двадцать первого столетья...

7.
На Мамаевом кургане…
По тропинке, овеянной синью
И спокойствием поздних лучей,
Я пришла на свиданье с Россией,
В скорбный храм поминальных свечей.
Спят навечно, а прежде – дышали
Эти, ставшие прахом тела,
Жатву горькую смерти собрали…
Всё сгубила война, забрала

Тьму оборванных жизней, как вспышки
От сиянья советских плеяд.
Для того ль, чтобы наши мальчишки
Уходили в компьютерный ад,
Чтобы будущее им предстало
Виртуальной вселенною стен:
Два – на два, не темница – а зала
Виртуальных природных замен?

Здесь и степи, и горы, и пляжи,
Здесь набор вседоступных личин.
В виртуальности – всякий отважен,
В виртуальности – всяк господин.
Здесь обученный робот накормит,
Секс компьютерный ублажит.
Заключенье в компьютере – нормой
Стало, благом, что день здесь прожит.

Каждый узник – под бдительным оком
Контролирующих вельмож,
Тех, кто в дружбе и с чёртом, и с богом:
Власть над миром – их бог за их грош!
А хмельные земные просторы,
В одичанье безбрежных пространств,
Им – сердца ублажают и взоры,
Воля – им! Средоточие царств!

А безвольному – воля не снится.
Виртуальный подлог-коцентрат
Превратил душу – вольную птицу! –
В заключённый наркот-суррогат.
Люди-роботы, робот-услуги
Программируют век этот в «рай».
Простираю молящие руки:
Сохрани род и душу отдай,
О, Творец…

8.
День Победы…
Дуб - двухсот лет! – резною мощной кроной
Фильтрует ярость солнечных щедрот.
И я в прохладе нег его зеленых
Любуюсь синью пришлых, талых вод.
Очередное разливное чудо
Кишмя-кишит всё: в рыбах, рыбаках.
Отлавливают рыбу сетью, удой,
Удачи ждут на заливных лугах.

Дары из Волги: нерестится рыба,
Прёт по заливам мелочь напролом.
Вчера стреляли уток, значит, прибыл
Косяк утиный вить гнездо и дом.
Не высидеть утят – сплошь браконьеры:
Жить – нечем, рыбкой балуются тут,
И поневоле станешь изувером! –
Улов на дачах вмиг распродадут.

Победный день! Застолье! Каждый хочет
Свежайшей рыбкой помянуть войну,
И будет счастье дачное до ночи:
Наесться досыта, приложиться к вину.
И я б не отказалась от жарешки,
Да денег нет – не дёшев рыбный вкус!
Мать научила: ножки – по одежке!
Представь! Вздохни – и побори искус.

Во сне – еда мне царственно дается,
Пирую за царей и королей,
И наслаждаюсь яствами, как солнцем,
А днем – простая пища на столе.
Мне старческая бедность, не в обиду,
Иллюзии мне тоже, право, всласть!
Всё – в мыслях. Фронтовичку маму Лиду,
Отца Бориса буду вспоминать.

Они прошли войну в боях бессонных,
В трудах достойных провели свой век,
Я помяну всех,
Бог – поименно,
А я, любя, как бренный человек.
Заведено:
всем –
царствие небесно,
Пусть пухом станет вам сыра земля!..
Закапает безгрешно и отвесно
Слеза горючая, зрачки паля.

И здесь же, помяну родню святую,
Мытарств военных испытавших, в боль.
Одни вы у меня, по вам тоскую.
О боли вкус! О едкая слез соль!
Народ военный, отошедший прахом,
В застолье бедном тоже помяну,
И я –
дитя Победы –
к вам без страха
Уж скоро руку в вечность протяну…

А вы, потомки гордых поколений,
Уж не ропщите на свою судьбу,
Вам – жить без Божьего благоволенья,
Сменяли гордость вы на трын-гульбу!
Вас безвременье опустило злобно,
В вас – жалости нет, благородства чувств.
О Русь, ты стала блудным местом лобным,
Где давят их, да так, что слышен хруст.

Ушла любовь – осталось лицемерье,
Растащена Россия на куски,
И некому достоинство в ней мерить,
Здесь корысть и нажива – рыбаки!
Они сердца подростков глупых ловят,
Забыли дети про библейский стыд,
И каждый стал в том царственном отлове
Вратами ада,
где Господь забыт.

Безвременье! И как жестока плата:
Народ, что быдло – загоняй под нож!
Потерян стыд и вот она расплата:
В России –
мор,
война,
секс
и грабеж!
Где нет Закона, совесть умирает,
Господствует лишь низменный инстинкт,
И мать российская, земная, знает,
Смерть обитает там, где стыд забыт!
О сыновья, о боль моя...

9.
Смертью смерть попрали вы…

Памяти пропавшей в боях
24 Армии первогвардейцев.
Памяти деда, генерал-майора
Котельникова Якова Георгиевича,
комдива 19 СД 24 Армии

Людская слава чествует героев,
Что наступают, оттеснив врага,
А если враг сильней и прёт горою,
И в окруженье – генерал полка?
Седой, высокий и чуть полноватый,
Он яростно сражается с врагом,
В истории порою мы предвзяты:
Геройски отбивался, сбит штыком,

Израненный, заколотый и брошен
В глухом лесу, крестом, в полуоборот…
Пропавший без вести? А он на ложе
Снегов российских в сорок первый год.
Стремительно фашисты наступали
И прорывались бойнею к Москве,
Мы отступали, гибли – не сдавались
И принимали смерть с бедой в родстве!

О сколько и солдат, и офицеров,
И генералов доблестных в боях
Пропали без вести! Убиты все за веру,
Что победят, и враг потерпит крах…
Пропавший без вести! Кто? Враг или герой он?
Как будто не Россию защищал?
Помилосердствуйте! Он – храбрый воин!
А за презренье – нас в раю прощал!

Красна на людях смерть войны героев,
Страшнее – в окруженье умирать…
И отбивались – высшею ценою,
И пробивались – чтоб своих догнать.
Нет на войне солдат, что – не герои,
Приказ до смерти каждый выполнял,
А те, что в бойне и сдались, порою,
Были беспамятны: так враг кромсал.

И смерть солдата в вражьем окруженье,
И брошенного – воронью на пир –
Как высший акт геройского сраженья…
Не без вести пропал! Герой убит!
Безвестные, убитые герои,
И в день сегодняшний ваш виден строй…
Мой генерал, мой дед – и слёз не скрою –
Тот – без вести пропавший – и герой!

А по весне, когда снега открыли
Тела героев средь лесных валков,
Собрали прах и в общий ров зарыли,
Могилой и дивизий, и полков.
Нет без вести пропавших! Смерть Героев,
За Родину сражённых – Божий глас!
Деды, отцы шагают вечным строем
По райским тропам, ожидая нас.

Мой дядя – рядовой двадцатилетний,
Мой генерал дед – уж преклонных лет…
Народа подвиг славлю я победный,
В нём – смертью смерть
попрал Солдат –
на нет!..






























Примечание. В начале октября 1941 года в Вяземском котле были уничтожены, рассеяны, пропали без вести 19, 20, 30 Армии Западного Фронта, 32, 43 Армии и 24 пропавшая Армия первогвардейцев Резервного Фронта Красной Армии. Погибло общей численностью более 1 миллиона солдат.
Видный военачальник Красной Армии генерал-майор Котельников Яков Георгиевич 14 октября 1941 г., организуя выход из окружения под г. Вязьма, при прорыве из вражеского кольца был убит (пропал без вести) в районе деревни Панфилово Вяземского района Смоленской области.
3 декабря 2014 года указом президента РФ Владимира Путина была произведена реабилитация всех без вести пропавших солдат ВОВ и установлен новый день памяти, равнозначный Дню Победы – День Неизвестного солдата.

10.
Обитель на крови…
«Да орют сердца…»
Иоанн Грозный
В июлях жарких над монастырем,
Что над Зилантовой стоит горою,
Багряным облако встает огнем,
Закатною предзвездною порою.
Огонь небесный над крестом горит
Поминовеньем о пролитой крови
И чтущим Бога – будто говорит:
– Бесценен жизни миг, что нам дарован.

Пусть пламенеют ором небеса,
Но кровь течет лишь в человечьих жилах,
Чтоб никогда солдатская слеза
Кровавым потом взгляд не оросила.
Помянут кровь обители святых,
Молитвы вознося поминовенья,
Здесь храмы плача встали, как посты,
Преградой смерти, войн злых повторенья.
Плач скорби убиенным, в небеса

Взнесясь, величит жизни драгоценность,
Небес Господних алая стезя
Свидетельствует скорби сей нетленность.
«Сердца да орют…» – Иоанн изрек
И повелел чтить память душ во веки,
И каждого – почтить по имя рек,
Чтоб Богу доверялись человеки…
2016. Казань. Зилантов монастырь.


11
Царство небесно! Все – в земле родимой…
Дед на Смоленской воевал земле,
Погиб геройски, Армию спасая,
Безвестный – среди вяземских полей,
Чей светлый лик с небес мне воскресает.
Страной забытый, как не воевал,
Нет в Памяти и на Аллее Славы…
Он, в бойне выживших, не упрекал,
Но вопрошал: «Где я средь них по праву?

Никто за мир не благодарил,
Что сам убит был, Армию спасая,
Что создавал для Ельни фронту тыл,
Когда Смоленск врагу уж был бросаем.
Никто цветок на прах мой не принес,
Не помянул родительской субботой…»
Как ты не прав, дед! Памяти вопрос
Решаю я – дитя войны и фронта.

Ты не узнал, что памяти твоей
Верны мы были, сердцем поминали,
И родовой военный мавзолей
В душе был свят, святее, чем медали.
Память – в веках! Дед Яков, дядя Пётр,
Дед Тихон, дядя Коля, мама Лида,
Отец Борис! Следы военных вёрст
Оставлены в душе, прочней гранита.

К погосту мирно соберу ваш прах,
И станет он семейным пантеоном
С крестом старинным, на семи ветрах,
Где и моё уснёт навеки лоно.
Все вместе – и теперь уж на века,
Родные фронтовые побратимы,
Чтоб помянула добрая рука:
«Царство небесно! Все – в земле родимой!»
Светлая память фронтовому советскому
Поколению, создавшему Советский Союз –
Светлую сказку человечества…

12.
Не победили бы – и верно! – вы…
Прошедшие сквозь бойню Мировой,
В живых оставшиеся – честь и слава!
Но почему вы памяти святой
Соратников погибших Честь по праву
Не воздаёте? И они лежат
Безвестные – их много генералов!
Не будь их, победил бы вряд Солдат,
Когда земля от крови умирала.

Не победили бы – и верно! – вы,
Присвоившие ордена, медали,
Дожившие и до седой главы,
Почившие на лаврах! Как не знали
Соратников - Героев, что земле
Поклон последний кровью совершили,
Погибших, позабытых средь полей…
Где, ваша честь герой, и где вы были?..

13.
Неизвестный советский солдат –
Герой Советского Союза…
Леса, леса, болота, гати,
Глухой сплошной лесоповал,
Заслон народной Красной Рати
К Москве дорогами вставал,
А по Смоленской-по дороге
Броском мгновенным пёр фашист…
Что ж, всё – от Бога и под Богом…
От крови путь – багрян, как лист.

А листья сыпались от ветра,
Пехота падала в боях,
И километр за километром
Горел российский бранный шлях.
Смоленск да Вязьма, рядом Ельня:
Смертельный Вяземский котёл…
В нём – за деревнею деревня,
В нём – разоренье русских сёл,

В нём – в окруженье бился насмерть
Солдат за пядь своей земли,
Пропавший без вести! Лишь память
В душе родной века болит…
Первогвардейцы – ветераны
Нашли безвестный здесь погост.
Они мертвы, а память раной –
По всем, не кинувшим свой пост.
Хранят Смоленские просторы
Плач миллионов русских тел,
Седые внуки, дедам вторя,
Величат боевой удел.
Герои вечной русской славы,
Герои горестной земли
Погибшие – с живым по праву
Героями стать не смогли.

Достоин звания Героя
И генерал, и рядовой.
В лесах прах павших поотроем –
Почтим их званием – Герой!
По спискам выбывших пройдёмся,
По миллионам, как судьбам,
Посмертно сердцем прикоснёмся
Звездой Героя к их гробам!!!
Почтим Неизвестного Солдата
Звездой Героя Советского Союза!

14.
Тебе и жить, и победить…
Пространство вечера безмерно:
Синь Волги и небес закат.
Мгновенье счастья эфемерно,
Умчалось, не вернуть назад.
Над обелиском вечной славы
Звезда и алый цвет небес,
И танки рухнувшей державы
Величат её горький крест.

Россия прошлого столетья –
Империя счастливых лиц
Осталась в гордых междометьях
Забытых жизней и границ.
Высокий берег вечной Волги
И городских огней каскад,
Как разговор нежданно-долгий,
В душе которому не рад.

О Сталинград, былою мощью
Ещё способен ты дивить.
С демократическою ложью
Тебе и жить, и победить…

15.
Покой, мир, единенье – о, даруй нам…
Пропавшим без вести считался он полвека
Мой генерал, убитый под Москвой,
Когда слезами изошла Ревека,
Стал сиротой отец, а бабушка – вдовой.
Под Сталинградом мстил за генерала,
За каждого, задетого войной,
Мой офицер отец, когда пылала
Европа вся и праведный шёл бой.

Под Ленинградом мальчик дядя бился
По пояс в хляби нарвовских болот,
И без вести пропал, как не родился,
Чтоб победил российский наш народ.
Владивосток Земле стал гневным тылом…
Чтоб корабли вступали снова в бой,
Мой дядя создавал морские силы,
Гордясь своей военною судьбой.

На фронте трудовом, полуголодном,
Другой мой дед жизнь в самолёт вдыхал,
И самолёт, ликуя всенародно,
В кровавый бой за Землю улетал.
Мать милосердною сестрою в роте,
На поле брани жизнь несла бойцам
И вздох последний в любящей заботе
Напутствовала в горести конца.

И в чреве материнском ту истому
Я впитывала с ней несчётно раз,
Дитя войны, не знающая дома,
Шесть месяцев свет, разгораясь, гас.
Всех на земле, и даже не рожденных,
Коснулось бремя мировой войны.
Я в чреве билась, плакала смятённо
От горестной, невиданной вины…

Уж видно Богу так не угодили,
Что рушилась цветущая земля,
И кровью поливая, нас святили,
Чтоб ближе стали к рощам и полям,
Чтобы бесценней стали наши пашни,
Что детям добротою хлеб несут…
Но люди забывают день вчерашний,
Коль войны землю заново трясут,

Коль те, кто братьями в боях сроднились
Второй и беспощадной мировой,
Сегодня – третьей разъединились,
И мать-земля – чурается вдовой.
Корысть и зависть рвёт Россию розно,
Да меркантильный княжий интерес.
Забыли, как святил Русь Иван Грозный?
Пора, чтоб Сталин заново воскрес!

И мать седая – мир, что в войны рухнул,
Вновь обращает в небеса с мольбой:
Покой, мир, единенье – о, даруй нам!
А мы – не постоим уж за ценой…

16.
Мы – одной родословной звенья…
Ах, каких ты кровей, сынок!
Все породистых да благородных:
Ни рулетка, ни пуля – в висок
Не ничтожили жизнью безродной.
Труд, достоинство, честь и строка
По векам к нам текли, как по жилам,
Ни одна не украла рука,
Не разбойничала, не убила.

По военным дорогам прошли
Твои предки достойно и славно.
Прадед был генералом войны,
А другой – покорял казахстаны,
А прабабушки – многих видней! –
Врачевала одна – в стольном граде,
А другая – растила детей
Все в достоинстве, Бога ради!

Бороздил океаны твой дед
Капитаном подводного флота,
А другой – инженер и поэт
Птицей был не простого полета.
Вот и бабушка Лида – подстать,
Врач – военного, знать, замеса!
Да и я – твоя грешная мать –
Инженер, педагог, поэтесса.

Есть, чем славиться в нашем роду!
Ни убийц, ни лгунов мы не знали,
Побеждая несчастья, беду
Век трудились,
лечили,
хлеб жали.
Честный труд,
честный хлеб,
честный взгляд:
Мы по чести – достоинство ценим.
Помни, сын,
будь тем горд ты
и свят –
Мы – одной родословной звенья.

Юность пламенную пережди,
Вразумленный в срок – зрелостью смелой,
Строй успех,
и он ждет –
впереди,
И вперед!
Принимайся за дело…

17.
Чтобы не было только войны…
Мать слыла королевой умелой,
Королевою – стала я,
Главным
в жизни
считала дело,
А в делах, чтоб жила семья.
И был хлеб, а душе – ученье,
Чтоб коростой не заросла,
Да немножечко в жизни везенья:
Всю войну – невредимой прошла.

Боль войны затаилась в легких,
Обессилевала – в трудах…
Путь твой жизненный – не из легких,
Но гордилась ты им всегда,
Раболепия, страха не знала,
Честь и совесть воздвигла в оплот,
Наставляла: «Вставай, коль, упала,
Не позорь благородный наш род,

Труд любую беду перемелет,
Будет счастье, где добрый хлеб,
И нет выше единственной цели,
Чтобы мир процветал на земле.
И трудись для него неустанно,
Чтобы не было только войны...»
Я такою ж, как мать моя, стала
И не чувствую в этом вины.

И за ней повторяю сыну:
«Хлеб лишь там,
где и пот,
и труд.
Лишь труды, что порой непосильны,
Счастье сытости нам дадут.
Лишь в труде обретёт человек
Свет достоинства –
на свой век…»

18.
Как любовь мне вернуть им сполна…
Памяти деда, Тихона
Владимировича Полторецкого…
Вольный дед был, бекбаем степей,
Гуртовщик, перегонщик скота!
Табуны гнал чрез семь рубежей,
До Саратова – чрез Казахстан.
Этот промысел – жесток и крут:
На разбойных просторах пустынь,
Где казах иль калмык – не к добру,
А в почёте – кинжал да кресты.

Удавалось – и он гнал стада,
Вольный ветер ему был вожак,
И вела по России – звезда,
Каждый был
ему друг,
да и враг.
А красавица Анна, жена,
Дочек двух, двух сынов родила,
Всё – в трудах, всё одна и одна,
Поднимала детей и ждала.

Их судьба безоглядной рекой,
Как умела, текла и текла…
Взял в одружницу он не покой –
Муза странствий в дорогу звала!
Похоронка на сына, да фронт
Дочь – в боях, в оборонке он сам,
Затянулися, как горизонт,
За чахоткой его небеса.

К Дню Победы и я родилась –
Вот забота на старости лет! –
Дед да баба –
отец мне и мать:
Мать ушла – в госуниверситет.
Воля-волюшка мне – отдана…
Как любовь мне вернуть им сполна!?

19.
И вечна память о безвестных…
И если есть на свете Бог,
Меня – от смерти уберёг,
Чтоб миру о войне писала,
Безвестно павших величала.
Их подвиг истиной отмечен:
Герой – лишь жизнь отдавший, вечен.

И вечна память о безвестных,
Что отстояли Честь и Мир…
Пора! Найдём безвестным место –
В званье Героя! И эфир
Ту весть награды донесёт им,
Так скорбно маявшимся век,
Миллионным, единичным, сотым –
И обретут покой навек.

Нет, не забыт их подвиг-жертва
Во имя будущих времён,
И вновь ожившая – не мертва! –
Душа взлетит с святых знамён!
Веленьем Божьим и прошеньем –
О поминании дедов
Кричу в помин поминовенье
Погибших без вести родов.

Пусть не целованные знают
И, кто родил, познав жену,
Что лишь победная родная
Спасла их Вера! В ней – страну!
И если есть на свете Бог,
Герой – Безвестный у дорог
Самой жестокой в мире брани!
Безвестных каждый
пусть
помянет.
Царство вам небесное,
Советские деды, отцы и матери,
Остудившие своей кровью и жизнью
Адское пекло Великой Отечественной…

20.
Их танками месил фашист…
Их танками месил фашист:
Советский воин не сдаётся!
Душою перед Богом чист
И пред страной. Сияньем солнца
Мир вспыхнул в нём в последний раз…
О как мучительно сознанье,
Не увидать любимых глаз
И дня грядущего светанье,

И не узнать, кого родят
Родные дети, внуков милых!
А внуки – вдруг не захотят
Их помнить, без гробов остылых?
И вряд ль найдут могилу ту,
Что ждёт их век в поминовенье,
И выбьют ль красную звезду
С крестом, по Божьему веленью?

Родные, спите райским сном:
Ценою жизни заслужили!
И к праху каждою весной
Цветы вам дети приносили,
Не зная, кто зарыт босым
И поимённо не озвучен,
Безвестный чей-то муж ли сын,
Иль чей-то дед подросших внучек.

Безвестный – Неизвестный – жив
И поминаем в снах молебных,
Тот – сталинский святой призыв
Первогвардейцев убиенных!
Тот и последний – сорванцов,
К концу войны уже подросших,
Победной славою отцов
Отмщеньем шедших к рейнской роще.

Вы выиграли ту войну,
Сыны святых первогвардейцев,
И к славе рода – за страну
Попрали смерть своею смертью
Во имя жизни торжества,
Во имя сладостной свободы!
И не прервётся нить родства
Ни чрез столетья, ни чрез годы!..

21.
И гордо славословят храмы…
Храм поминанья убиенных
С багряной бездной над крестом,
Златые купола и стены
В высь – указующим перстом,
Чтоб мучеников ратных души
Средь звезд Зилантовой горы
От поминальных плачей глуше
Рыдали в райские миры.
Ведь души – нет, не имут срама! –
Всех убиенных за алтарь.
И гордо славословят храмы
Честь, крест
сегодня,
как и встарь…

22.
И дать – Героя! Всем – оттуда…
По алой Волге – волны лавой,
А мели – хоть пешком и в брод,
А я под дедовскою славой
Забыла сад и огород.
Сижу, компьютер день пытаю,
Поток событий бранных лет:
Народа жертвенность святая
Слепа за маршами побед.

Мы отмечаем лишь победы,
А пораженья, как не в счёт!?
Своею кровью наши деды
Победе начали отсчёт.
Их враг месил в боях незнамо,
Окопы стали им – в погост,
И красное святое знамя
Взлетало в вечность во весь рост!

Заведены на павших святцы,
Как Память – на местах боёв…
А где безвестные-то, братцы?
Их – миллионы! Их – поём!
Пора потерь тома-талмуды
Озвучить горько, наконец,
И дать – Героя! Всем – оттуда!
Чтоб родом горд стал вновь юнец…

23.
Войны не хочешь, будь готов всегда к ней!..
Война генералитет сравняла.
Судьба! Котельников, Ефремов – в ряд,
Готовых в бой за Русь вести солдат,
Но этого судьбе казалось мало.
И Жуков до войны – в одном ряду,
Но высочайшей выборочной властью,
Кремлём, поставлен главным на посту,
Главнокомандующим Красной Ратью.

И каждому был дан его удел:
Спасти страну, пленённую фашистом,
Спасти народ, что был извечно смел,
Перед детьми, пред Господом пречистым.
Военная судьба и чин кругов,
Разорванные связи, неудачи…
Причину неудач искать – в другом,
Наказывать невинных – тем и паче?

«Виновные» за Вяземский котёл
На самом деле были ль виноваты?
Кто главного в разгроме не учёл,
Виновны генералы ли, солдаты?
Причина где – военных неудач?
Войны не хочешь,
будь готов всегда к ней!
Армейские просчёты – вдовий плач,
Сиротская недоля поколений…

Не Божье повеленье – русский плач,
Сам по себе противник – злой палач…
Победившим – Слава!

24.
Как во времена Батыя…
Деды спасли Россию,
Отцы – восстановили.
Мы молодые силы
К свершениям копили,
Рожали деток милых,
Учили, поднимали,
Когда ж не стало силы,
Державу потеряли,

И лозунги святые,
Содружество благое,
Как во времена Батыя!.
Да видано ль такое,
Чтоб на поклон Европе,
Пленённой злом фашизма,
Задрали свои ж…пы
Под плёткой остракизма?

Народ-герой смирился
С корыстью супостатов,
Где насмерть прадед бился,
Где подвиг свят солдата.
Он умирал за веру,
Что сыты дети будут!
Какой же надо мерой
Наказывать Иуду?

Советско-христианский
Мы рай без боя сдали,
И рай американский,
Детей губя, познали.
И Ленин нас пытает:
– Капитализм – питает?
Как вам живётся при капитализме?..

25.
И эту жертву – нечем окупить…
Безвестные. Шёл сорок первый год –
И плакал мир кровавыми слезами.
Шёл передел, шёл на народ народ,
И прикрывались боги небесами.
Америка, Европа и Восток
Делили землю по границам новым,
И похоронный облетал листок
К живым родным трагической основой.

Народ терял сынов и дочерей,
Чтоб род победный длился бесконечно.
Народ стоял у отческих дверей,
Детей любимых отпуская в вечность,
Слезой вымаливал – родимым жизнь
И долгожданную земле победу.
Метель мела по загнанному следу,
Шёл сорок первый по тропам без виз.

Безвестные! В кровь улита земля
В желанье выжить. С той единой целью
Шёл на народ – народ! Цвели поля
Кровавыми слезами и капелью.
О Русь, ты главный приняла удар
И защитила мир солдатским телом.
Тела своих героев в вечный дар
Преподнесла земле, хоть не хотела.

И эту жертву – нечем окупить,
И оценить в веках, пожалуй, нечем…
И лишь поля, что не могли родить,
Солдатским стали похоронным вече.
Земля Смоленщины и Белорусский фронт,
Боль Сталинграда, ленинградский голод…
Вел жертвенно к Победе свой народ
Союз Советский, его серп и молот!

Безвестные! – Победы ратный труд.
Безвестные! – Ждут матери и жёны…
Безвестные им слёзы не утрут,
Их пот кровавый – в лоне недр зелёных.
Над ними плачет майский соловей,
Рыдают ветры, клонятся берёзы,
И правнуки с морщинкой меж бровей
Промолвят: «Спи, дед, – пряча свои слёзы, –

Ты сохранил нам землю и порог,
И светлый сонм идей людей советских.
Прости, что я не смог, не уберёг,
Державу от позорящей нарезки,
Что вновь свершился горький передел,
И вновь земля и матерь горько плачут.
То, видно, – исторический удел
Родов переселенья, не иначе…

Безвестные! Вам – память навсегда!
Пусть вас достойным словом дети вспомнят,
Чтоб войны не терзали никогда,
И вечный мир планету нашу обнял!..
Вечная память безвестным солдатам
Второй Мировой…

26.
Плачет народ, значит, есть в мире Бог…
Алое, как обагрённое кровью,
Небо над храмом да ангельский лик,
Возле креста с белым облаком вровень
Ангел прощенья виденьем возник.
Плачут монахи о душах убитых,
Плачут потомки из рода да в род,
Ратники – сердцем не позабыты,
Их поминаньем величит народ.
Бог указал совершать поминанье
Ратников славных средь бранных эпох,
С каждой слезой память ждет оправданья,
Плачет народ,
значит,
есть в мире Бог…
27.
Забыт ты был, в том нет твоей вины…
Апрель кончается – и славит май
Великую народную Победу.
Я не успею, дед, и не приеду
На твой погост. Но – помню! То – ты знай!
Я верю, имя славное твоё
Ещё озвучат, постамент воздвигнув,
И Ельня с Вязьмой подвиг и житьё
Отметят в Книге Памяти, подвигнув.

И званием Героя СССР
Отметят твою честь и твою доблесть…
Друзей не предал, не избегнув мер
Острастки Жукова, спасая совесть,
Что жертвенно ты душу положил
За жизнь солдат, простых и не виновных,
Что долг свой выполнил без меры сил,
И что безвестен ты пока условно.

Срок близок, в ряд с героями войны
Ты встанешь в Ельне да и в Вязьме, верю.
Забыт ты был, в том нет твоей вины ,
Виновны те, кто занят был карьерой!
Апрель кончается – и славит май
Великую народную Победу!
К открытью обелиска, дед, встречай!
До встречи, дед! Я в мыслях – вечно еду…

28.
Российских полководцев – гордый строй…
Военный этикет – чтить храбрость рати –
Не по канонам генералы шли,
Героя чтил фашист не на параде:
Чтил полководца вражеской земли.
Ефремов не сдался, попав в плен вражий.
В лоб – пулю – и прошёл сквозь вражий строй,
За други жизнь отдав, венцом украшен,
Врагами похоронен, как герой!

А Власов генеральские погоны
Бесчестьем, на поклон, принёс врагу.
Предателей – не странно ль! – в войнах помнят,
Погибших – подвиги не берегут!
Герой!? Котельников, Ефремов, Власов?
О первых – редко где-то говорят,
А на устах – о власовцах рассказы…
Кому же славу по сей день творят?

Тот, Власов, сдал всю армию фашисту,
И этим, жизнь в плену солдатам спас…
А что солдат… без Родины и крыши?
Что скажет детям в свой последний час?
Что предал честь Присяги на защиту
Страны, родимой с детства, дом и сад?
Жизнь сохранив, он душу позабыту
Не в жизнь отправил, а в проклятий ад…

Котельников не сдался и Ефремов,
Российских полководцев гордый строй!
Их – помним, поминаем поименно
И награждаем званием Герой!..

29.
И защищал народ – свой Сталинград!..
Дай мне в тебя влюбиться град на Волге,
Навечно-знаменитый Сталинград!
Пусть политические кривотолки
Иначат твоё имя в разнолад.
Ты Сталинградом стал по воле века,
И защищал народ – свой Сталинград!
Сколь боль владычествует человека,
Столь будет каждый год – Побед парад!

За Сталинград,
за Сталина,
за землю,
За разродимую – горел Солдат…
Единственную правду ту приемлю:
Как умирал Солдат за Сталинград.
Здесь пядь земли улита кровью братской,
Весь город на костях святых стоит
Край Сталинградский – мавзолей солдатский,
И в памяти он вечен, как гранит.

Спроси за рубежом – и каждый знает
Не Волгоград,
всяк знает – Сталинград!
Единственная правда – не иная:
Град Сталина погнал
фашизм назад!
Дай мне в тебя влюбиться град на Волге…

30.
Да будут прокляты все войны…
Листва по дереву струилась
Янтарно-рыжею волной,
А мне берёзка моя снилась
Не в хлад, а юною весной,
И я – девчонка-несмышлёныш,
Лопатки-крылья за спиной,
Затравленный тоской зверёныш,
В миру без матери родной,

В миру, не зная, кто, откуда:
Отец – далёко, дед погиб,
И ждущие вопросы люда,
И мир – на взлёте, у ноги.
И каждый день – и взлёт, и вызов,
Что всё сумею, всё – смогу!
О, если б смерть давала визы!..
Дед знал, что честь я берегу,

Что памяти его достойна,
Достойна всех, кто рядом жил…
Да будут прокляты все войны,
Коль не хватает детству жил,
Что плачут дети в горьком горе,
Если родитель – далеко…
А где-то плещет счастья море,
И жизнь, как стая облаков…

31.
Победы дети – дар Отчизне…
Война – и первая любовь –
Несовместимые понятья,
Слепая смерть и – просто счастье,
Что род продолжит снова кровь.
И от того кошмар войны
Кровь любящих волнует вдвое,
Любовь, когда сирены воют
И взрывы над землёй видны!

Дитю, зачатому в боях
В затишье кратком меж бомбёжек,
Следить дано мир Богом строже,
Рожденных – в тыловых краях.
На генном уровне война
Страх смерти в нём запечатлела,
Когда сестра, белее мела,
Спасала раненых одна.

Дитя во чреве, как приказ,
Должна и справиться, и выжить,
И снова в бой, в который раз!
Пока не демобилизовали свыше.
Дитя, прошедшее войну
И выжившее в бренном чреве,
На генном уровне вину
Запомнит. Ужас смертных бремен:
Смерть, смерть и снова смерть,
А кто в живых в бой – снова на смерть!
Здесь взрослому бы не смотреть
И не запомнить страх на память!
Но всё ж любовь – смерти в протест!
Но всё ж любовь – во славу жизни!.
И дети, как Победы весть,
Победы дети – дар Отчизне!
Война – и первая любовь…

32.
Долг победителей…
Чистополю посвящается…
Из детства улица, в разлёт – на Каму,
Берёзы обнимают облака.
Особняки купцов темнеют в камне,
Добротно выстроенные на века.
Красуются ажурною резьбою
И стройной ещё статью, но – на слом!
Так беззащитны пред лихим разбоем!
Музеи! Быть б купечества – послом!

Но взгляд чужой к ним равнодушен,
Мне – памятью судьбы они святы!
В них – радовались ребятишек души
Голодных лет Татарской Слободы.
И детский сад в купеческих хоромах
Учился выживать, детей кормила всласть
Из нищенских семей полуголодных
Послевоенная Советов власть!..

И в старости, еды вкус вспоминая, –
Голландский сыр, стерлядку, разносол,
Ещё раз благодарно понимаю,
Как был приветлив город-хлебосол.
Всем детям, без различий, были рады,
Всем – добрый город дал еды кусок!..
Победы дети, хоть и не солдаты,
Росли, священный выполняя долг,

Долг ПОБЕДИТЕЛЕЙ – трудяг, поэтов,
Взращённых честью ратников войны.
И нет вины на нас – детях Победы,
Хоть мы – под бременем своей вины
За непротивление разрушению мечты
о справедливом обществе…

Чистополь, детсад на улице Тукаевой, 1951 г. (первая справа в последнем ряду – Ольга Полторецкая)

33.
Война такую боль дала…
Трагедия семьи простой –
Ребёнок, выросший без ласки,
Ребёнок, ставший сиротой,
На мир взирающий с опаской.
Ребёнок – без защиты двух
Единственных: отца и мамы.
Не доставало как их, вслух
Поведать я могла лишь Каме.

Зачатый – в нежности. В вине
Заброшенности обвиняла:
Там, на войне, как на войне,
Во мне – война навек осталась!
Отца и мать, враз, отняла
И деда с бабушкою тоже.
Я – безотцовщиной слыла,
Твердя: я докажу всем, Боже!

Гордитесь мной – я ваша кровь!
Любите! Хоть совсем немножко!
Я плод твоей любви, любовь,
Хоть и не свет в твоём окошке!..
Какой недетскою была
Обида на судьбу лихую.
Война такую боль дала! –
Не пожелаю и врагу я…

34.
Чистополье – Красная Слобода…
Красой близки названья городов,
Где мы, по детству, счастливо резвились,
Ты – в Слободе у прибрежных кустов,
Я – в Чистополье у озерных лилий.
А по весне твой городок был пьян
От запахов черёмух и сирени,
И мой, цветеньем майским обуян,
Вставал пред Богом кротко на колени.

В полвека нас пространство развело
От твоего и моего рожденья,
А после гибели твоей свело
Лишь семьдесят годов спустя в прозренье,
Что ты погиб не молод, я теперь стара,
И срок свиданья ближе к нам подходит,
Понять приспела поздняя пора,
В одном роду мы рождены народом

Финско-угорским, хоть у разных мест,
И в разный быт вошли мы от рожденья,
Но кровь узнала через столько лет
Тебя на фотографиях забвенья,
И вспомнила, как знала бы всегда,
И как не вспомнить, ведь мы так похожи!
Тебя я не видала никогда,
С моим рожденьем ты, поверь, вновь ожил.

Я – помню! Я – беседую с тобой!
Гуляю в Слободе твоей на сайте,
И сына осветить твоей судьбой
Пытаюсь на безмерном килобайте.
Чтоб гордость за причастность поднялась
В его душе, изверившейся в буднях,
И честь, и кровь твоя в нём взорвалась
Осмысленностью Подвига, не трутня,

И гены героических начал
Проснулись в нем: и он – твоей породы!
Чтоб подвигом он каждый день встречал
Во имя рода над окрестным сбродом.
Я помню…

35.
Баллада о фронтовых детях…
Я родилась в боях войны
И в чреве матери взрослела,
Глазами матери глядела
И плакала от зла вины.
Младенческий свой скорбный плач
Несла душа и в мирной жизни.
Война – душе детей палач –
Мой век одела болью тризны.

Чудом спасённая в войне,
Рождённая в смертельной муке,
Я помнила в войне – вдвойне! –
Солдат прощающие руки.
О, сколько с матерью мы ран
Солдатских перебинтовали!
Прошли в атаке столько стран,
Чтоб Кенигсберг нам стал привалом.

А дальше – снова на Москву,
А дальше – снова в Чистополье
Поближе к дому и родству,
И к шепоткам, и ко злословью:
– Вот, привезла! От фронта дочь! –
Презренная молва шепталась…
И мать жалела день и ночь,
Что у свекрови не осталась,

И мужа там не дождалась:
Война нам принесла разлуку…
Шла жизнь, учиться подалась,
Отдав меня в родные руки.
В мольбе молилась Самому:
– Чтоб с мужем – воссоединилась!..
А я – по детскому уму,
Всё плакала, чтоб мама снилась,
Сердилась, что на краткий срок
Каникулярных дней приедет –
И вот – уж снова – на порог:
Не на день, на зиму уедет!
Как тосковала вдалеке
И письма нежные писала,
К соседям со стихом в руке
О маме рассказать бежала:

– Мама, мама дорогая,
Я тебя люблю,
Только нет тебя, родная,
Нет тебя со мною.
Далеко живёшь ты где-то,
На Японском море,
Я ведь вижусь очень мало,
Мамочка, с тобою.
Расстояние меж нами,
Мамочка, большое,
И я шлю тебе, родная,
Пламенную песню…

В безвестности запретной – дед,
Отец – герой, мать – героиня:
Послевоенные святыни –
Дороже не было – и нет!
На них равнялась целый век:
Дед, мать, отец, гордитесь мною!
Жила, как должен Человек,
Я под советскою звездою.

В разлуке детство пронеслось
С родными. Все – о! – так далёко…
Сказать б! Да время унесло
Все слёзы детские, до срока.
А срок пришёл – я говорю
Взволнованно, светло и страстно,
Мысль стихотворную творю –
И верю: судьбы – не напрасны!!!
Послевоенное поколение вместе
С фронтовиками подняло из руин
Великое государство СССР…





36.
Их честь и подвиг – вне вины…
Два деда от земли крестьянской,
А судьбы разнятся вельми,
Один – в мундире генеральском,
Другой – вольней ветров самих,
Один свершил подвиг военный,
Другой – нес подвиг трудовой
И защищали отчьи стены,
Чтоб родилась – вслед Мировой.

Два старика глядят из нощи,
Не знаю – молодыми их,
За пятьдесят им было, в общем,
Одна я внучка – на двоих.
До моего погиб рожденья
Дед Яков – вечный генерал…
Я деда Тихона – творенье,
Он воспитателем мне стал.

И на обоих я похожа,
Вся трудолюбием – в дедов,
Стратег как Яков, осторожна,
Пашу, как Тихон, до потов,
Но род, но кровь благословен их,
И внуки выжили, сыны,
Их кровь течет и в моих венах,
Их честь и подвиг – вне вины

Один – прошел путем военным,
Другой – нёс подвиг трудовой,
Но каждый – ратник неизменно
Пред Богом, родом и страной!
Царство вам небесное…

37.
Возвысить правду, нет святее чести…
Возвысить правду, нет святее чести,
Хоть правда та катком под дых иным,
Возвысить не от злобы, не от мести:
История вершит судьбу страны,
Вершит дела и судьбы человечьи,
В ней – игры обездоленных страстей,
И чьи-то судьбоносны станут речи,
Страх, что несет сорока на хвосте.

Жизнь наша забубенная, мирская –
В руке амбиций царственных князей,
И только высь небес да глубь морская
Им не подвластны по день грешный сей,
И лишь поэзия даст обнаженье
Всех нитей, связывающих удел,
От первого мгновенья сотворенья
Им не подвластна в страстной полноте!
Возвысить правду, нет святее чести…

38.
Но место Подвигу и Славе бранной есть!..
На роковой черте и слава, и позор,
И смерть героя рок тот отмечает.
Как часто славу брани обретает вор,
Чей героизм сомненье вызывает.
Присваивает доблесть, славу мертвых, чтоб
Ему сопутствовала вслед карьера,
И тень смущения не морщит лоб:
Наградами обвешан он до хе….

Помпезно прославляет сам себя свой век.
Да благо! Был политруком век бранный!
Наградами увешан – Там, Тот человек,
Кто выдает награды, как Абрамов.
В погибшей армии – провидец - генерал,
Чья смерть погибельною стала войску…
Сбежал Абрамов! На восьмой прорыв насрал
И бросил в плен солдат последних горстку.

Чтоб пораженческий позор свой позабыть,
Забыл и тех, кто Вязьму защищали:
«Им смерть наградой будет! Так тому и быть!» –
Решил, чтоб о героях меньше знали.
Себе Героя СССР вручил в свой срок,
Герои вяземские позабыты!..
Исполнил своенравный Жуков свой зарок:
Теперь они с Котельниковым квиты!

А до Отечественной – числились в друзьях
Котельников и Жуков, долгу верных,
Но за провиденье разгромное грозя,
Отметил друга НКВД-эшной мерой.
И вот опальный генерал лишен наград,
В шестьдесят пятом – только орден дали
Отечественной первой степени! Набат –
Кому Героя СССР отдали?!

Генерал чести! Бранных доблестных трудов!
Их много, жизнь отдавших за Россию,
Не поступившихся достоинством фронтов,
Резервный фронт возвысивших в мессию!
Резервный фронт. Последних павших – генерал,
Содружества святых первогвардейцев,
Сражавшихся под Вязьмой, умерших от ран,
Не сдавшихся врагу и с пулей в сердце!

Двадцать четвертой армии лежат бойцы,
Все – бранный путь свершили с генералом,
Все – долг свершившие деды, отцы,
И генералу честь отдать пора бы!
Но некому воспеть награды бранной честь:
Не стало штаба, армия погибла…
Но место Подвигу и Славе бранной есть!
И есть различье бранных рубежей и тыла!
Слава погибшим ради жизни на Земле!
Вечная им память!..

39.
Сердце сжать в кулак до боли…
Ах, лазоревое небо –
Отголосками – война
За Украйну что без хлеба,
За Чечню, что отдана,
Отголосками раздоров –
Передел родных земель…
Что ни князь – то вор иль ворог
Среди Ванек и Емель,

Что ни князь, то сноб алтынный:
Знает, как карман набить,
О Руси, в веках былинных,
Лучше взять да и забыть!
И народу дали волю,
Волю-волюшку с лихвой,
Сердце сжать в кулак до боли,
С нищей странствовать сумой.

Не понять умом и сердцем,
Где здесь правда для Руси,
Если дети ищут смерти
В жизни, Боже, упаси!
Ах, лазоревое небо –
Отголосками – война…
Правда плачет или небыль,
Или горькая вина?..

40.
Пред родом преклонить хоругви…
Один мой дед был генерал,
От царской выучки, а прадед –
Оратай. Дед второй пахал,
И прадед мамы с полем ладил.
То знала с детства назубок,
Но о дедах не говорила:
Дед Тихон – раскулачен в срок,
А Якова – война скосила.

И раскулаченный молчал,
И без вести пропавший – тайный,
И тайн потомственных закал
Характер выжег неслучайно:
Что и не каждому порой
Сказать должно о родословной…
Росла я девочкой с виной:
Отец далёк и мать условна.

И при живых-то – сирота,
Но знала, должно так по жизни!
Отец – студент, мать – у бинта,
И я гранит учёбы грызла.
Нет, не сложилась вновь семья:
Война проклятая – помехой.
В дальневосточные края
Мать выехала за успехом.

Кормить меня и стариков
Ей нужно было напоследок,
А скрип военных сапогов
Сменил отец мой на штиблеты.
Отец объездил загранмир,
И дома он почти, что не жил,
К тому же не было квартир,
Родителям – брак и не брезжил.
Смирилась с ролью сироты,
Гордилась матерью упорной,
А об отце – одни мечты:
Женился он на бабе вздорной.
Писали письма детский век
Друг другу. Где та переписка?
При переездах имя рек,
Повыброшены жизни списки.

Из пачки ни один листок,
Оплаканный недетской болью,
Нет! Не сберёг Владивосток,
Ни Чистополь в моей юдоли!
Родился сын – и мать вошла
В семью хозяйкой, твёрдо зная,
Теперь её пора пришла
Стать бабушкой, была – родная.

Отца инфаркт в Москве убил,
А мать – чуть позже в Волгограде,
А я жила, сколь было сил,
И лишь теперь я – на параде.
Дитя войны, Победы дочь,
И славлю бранные заслуги
Дедов, отцов, затем не прочь
Пред родом преклонить хоругви!!!
Дитя войны…

41.
Героям войны – Честь и Слава веков!..
Младенческий месяц взошёл на закате,
Спускается ночь, неоглядно-светла,
Сегодняшний вечер в святом Сталинграде
Сжигает все звёзды фейерверком дотла.
Такая на набережной канонада:
Салют в честь Победы в Великой войне!
Достоинство, честь фронтового солдата
Безмерней величатся здесь, в тишине.

Салют отгремел, как бои отгремели,
На землю спустилась весенняя ночь.
И в старческом голосе вдруг зазвенели
Горючие слёзы, то плакала дочь:
Родители, деды – навечно солдаты,
Судьбу фронтовую нельзя отменить,
А детям осталось о подвигах свято
Век помнить, и каждому – с гордостью чтить.

Мы помним! И каждый запомнит навечно
Победы и смерти Второй Мировой,
И внуки, обняв ветеранов за плечи,
Гордятся их подвигом, тем, что – живой!
Что встретились вместе четыре колена,
Хоть шансов на встречу так невелико!
И внук преклонил пред Героем колено:
Героям войны честь и слава веков!!!
09.05.2016.

42.
Вам – Слава за добро мечты…
По кладбищу брожу, гляжу,
Стоят кресты средь звезд заросших,
Здесь время подвело межу
Меж верой в Бога и – в хороших.
Советский люд почил в звездах:
Открытый взгляд и свет на лицах.
Хоть жизнь была и непроста,
Прожил без журавля – с синицей.

Но и в трудах на благо дней
Не забывал делиться добрым.
Чрез век – хорошее видней,
Плохое, то – везде недобро.
Брожу в печаль – военный люд:
Солдатики и медсестрички,
Послевоенных лет салют
Гремит могилам не публично.

Мерцают звезды и кресты
Средь звезд вселенной бесконечной…
Вам – слава за добро мечты,
Вам – благодарность наша вечно.
Советские роды лежат
В оградках куплено-могильных,
И стоя правнуки молчат,
Представив подвиг их былинный.

За целостность державы сгиб,
За сытость в хатах дед военный,
Молчит внук, лишь бровей изгиб
Боль выдаст пульсом жаркой вены…
Полвека хлебных пронеслось.
Идёт полвека лет «свободы»,
Не всё в державе вновь срослось,
За что наказаны народы

Пол сотней миллионов тел?
Мужчины выбиты в Европе,
Навязан миру вновь удел
Принять кровавый бранный допинг.
По кладбищу брожу…
2014 г. Димитриевское кладбище
ветеранов войны, г.Волгоград

43.
Погибший – с нами!..
Где льдов – разводье,
Вчера был лёд,
Ждёт половодья
Апрельский свод.
И воскресенье –
В ветрах и соснах,
Души веленье
О днях петь грозных:

О днях военных,
О тьме убитых,
О мраке пленных,
И позабытых,
О горькой боли
От слёз и смерти
Тех, кто на поле –
С честью – без чести.

Всем Неизвестным –
Вернули Память,
Честь – повсеместно!
Погибший – с нами!
Праздник Победы –
И УПОКОЕН
С великой метой
Великий воин!
Солдат известный
И Неизвестный
В памяти место
Обрёл – воскреснув!!!
Слава и честь – сражавшимся за Родину!..

44.
Вечный реквием…
Иван-чай на лугах, иван-чай,
Еду, дед, к тебе, родный, встречай!
Иван-чаем укрыта земля,
На Солдатских расцвёл он Полях.
Под крестами раскинулись вширь,
Не забудет их праведный мир…

А в могилах – мильон бранных тел
Вечным сном спят вдали земных дел.
Подвиг свой совершили они,
Чтоб вернуть детям мирные дни!
Иван-чай – в цвет печальных одежд –
На могилах звенит его свет,

На могилах безвестных солдат,
Не вернувшихся в семьи, назад!
Бранных подвигов смысл освятив,
Вечный реквием. Льётся мотив.
Иван-чай… Чай Иван?..Чай Василь?..

45.
Свой мирный день вся Русь благодарит…
В день Сергия святого на Смоленщине
По убиенным Богородица скорбит,
И плачет старая седая женщина
По деду, что в земле сырой зарыт.
А в храме – радостные песнопения
О всех Победах вопреки врагам,
И ратному – в противобор! – мучению
И в противобор неверия богам!

Смоленская, о Матерь Божья Вяземщины,
Навеки осени в святой покров
Сей мирный час, покой обрященный
И мирный труд, и мирный отчий кров.
И в день святого Сергия убогого
Свой мирный день вся Русь благодарит,
Благословеньем на лета на многие,
Над храмом колокольный звон парит.

И ангельские хоры воспевают
О мире благодать по всей Руси,
Пред очи Господа, склонясь, взывают:
О Господи, на многие лета, спаси
И сохрани…
18.07.2016, день преподобного
Сергия Радонежского, г. Вязьма.

46.
Чтоб стала истина – в награду…
Пишу, чтоб помнили свой род,
Свой героический народ,
Своих дедов, отцов да пращур
Сыны. Кто помнят, те – обрящут.
И войны горестной земли –
Взять горьким опытом смогли,
И осознали ложь и правду,
Чтоб стала истина – в награду.

А истина всегда – одна,
Чтоб жил народ, цвела страна,
Чтоб равенство в душе царило…
Для человека – в том и сила!
Когда нет шанса на успех,
Лишь голод – на устах у всех!
Добры персты, сильны трудом,
Работа есть – всё счастье в том!

Земля скудеет не людьми –
Вселенная нам – бесконечна,
И будет памятником вечным
Всем ратникам, тылам увечным –
Труд,
Равенство,
Любовь
и Мир!..
























Волгоград, ЦБС, 2016. Ветераны Великой Отечественной …

О Т Г О Л О С К И В О Й Н Ы…

Любовь, любовь, куда уходишь ты…
Никто не может отменить любовь,
Никто не запретит желанье юных,
Ни войн бездарных яростная кровь,
Ни падающие в бессмертье луны,
Ни небеса, сомкнутые с землёй,
Ни скользкий прах убитых по веленью…
Вот – девочка, ей страшно быть одной
В том ужасе смертельного томленья.

Ей страшно, что вдруг захотелось жить,
Чтоб не уйти безвестной за грань жизни!
Она должна, обязана родить,
Продлить себя и дать свой шанс отчизне.
Вот – мальчик, что герой! Взгляд молодца,
Влюблённого в смешную ту девчонку…
Я вижу мать и своего отца
И плачу, что прошла от них сторонкой.

Любовь, любовь, куда уходишь ты,
Когда дитя в мир появилось грозный?
Ужель ты – порождение мечты,
А дети в мир родятся слишком поздно?
Любовь – всегда попытка жизнь спасти,
Чтобы дитя мир взглядом озарило.
Любовь ушла, а мне – свой крест нести…
Но всем рождённым весть ты подарила,

Что не убить тебя, не отменить,
И снова девочка желанной станет!
И снова мальчик станет жизнь любить,
А мы родимся, наш черёд настанет!
Не буду я оправдывать тебя –
Любовь родителей военных – чудо!
Я плачу…
Раз люблю,
любовь, себя,
То и тебя любить я вечно буду!..
11.02.2017.

В Я З Е М С К А Я Г О Л Г О Ф А…
1.
Не хватило сердцу сил…
А под Покров – жара под тридцать,
Ссыпает листья старый парк,
А в Вязьме дождь смывает лица,
И оскудел теплыни кварк.
Мельчайшие частички зноя
Октябрьский дождик остудил,
Я еду с горькою виною,
Что не хватило сердцу сил

Прах дедовский увековечить –
И о прощенье свет молю,
Что по волнам кровавой сечи
Не плыть к потомкам кораблю
Тех бранных доблестных деяний,
Где подвиг жертвенный, как стяг.
Но его гордое названье
Почтит достойно друг и враг!

Как назовёшь, так поплывёт он –
Дам я названье «Дед – герой!»…
Чтоб правнук, бедами замотан,
Чтил след златой его, порой…


2.
И все – почти что неизвестны…
Сегодня неба синь над Вязьмой
И золотой покров листвы,
А в сорок первом в жиже вязли
Солдаты, шедшие чрез рвы.
Снег с грязью – топкая опора
Солдатам, брошенным в «котёл»:
Сапог с портянкой до упора
И у плеча прицельный ствол…

И танк фашистский – по солдатам,
И месиво – солдатских тел…
За что мальцам дана расплата,
Мильону даден злой удел?
Неужто Бог жесток без меры,
В Голгофу Вязьму обратив?
Мальцы – недавно пионеры
Смерть умоляют: пощади!

Но вместе с мёртвыми телами
Сгорает раненый солдат…
Не Бог ль и ангелы с крылами
Мальчишек бросили в сей ад?
А Бог за это не в ответе,
Коль люди сами зло вершат,
И человеческие дети
Своей душой не дорожат!

Нет оправданья войн-захвата,
Защитникам Руси – аминь!
А три фашиста на два брата –
Тот клин, что вышибает клин.
Голгофа Вязьмы пред Москвою –
Щит из миллиона бранных тел,
Семьдесят пять годов листвою
Век засыпает их удел.

И все – почти что неизвестны!
И все – погибли без наград!
Лишь чей-то пастушонок местный
Вдруг перекрестит лоб: свят, свят!!!



3.
И россов храбрость – на века…
Я еду с Вязьмы на Москву,
Тебя оплакивая, дед,
Прошло уж семьдесят пять лет,
Как ты лежишь в незнамом рву.
А может «чёрный землекоп»
Отрыл твой прах, смешав с другим,
И вяземский заботник-поп
Сдругим – зарыл фрагмент ноги?

Кто найден, упокоен был,
«Солдатским полем» погребён,
И чтоб потомок не забыл,
Был баннерами освящён…
Где православные кресты,
Часовня с перечнем имён?
Господь простит, простишь ли ты
То небрежение знамён?

Пусть цвет знамён – иной в веках,
Не за знамёна ратник гиб,
За внуков на твоих руках,
Чтобы лучился глаз изгиб…
Солдатам был отец и друг,
Жалел мальчишек до конца,
Замкнулся благородный круг
Без звёзд, без славного венца.

Не бросил и не изменил,
Не сдался в плен, сражён в бою!
Величу я по мере сил
Святую преданность твою.
– Не нужно это никому! –
Сегодняшний боец сказал, –
И нищую свою суму
Не суйте праведно в глаза!

Не розовых очков заря
Надеждой согревает грудь,
Я знаю, дед погиб не зря,
Чтоб Родину мне вновь вернуть!
Вернуть славянский гордый род,
Нет, не на век, а на века,
Чтоб сердцем чувствовал народ.
Свята Господняя рука!

– России здравствовать вовек,
И россов храбрость – на века!
Сказал то русский человек,
Мой дед – Господняя рука.
И доказал солдат-герой
Победой над лихим врагом…
С войны – зарыт в земле сырой,
И ждёт, вдруг вспомнят про него!?

Безвестному солдату – жить
В потомках, в памяти молитв,
Чтоб правнук с честью положить
Мог голову свою средь битв
За славу родичей-славян,
За славу Родины навек,
Чтоб жил, гордясь за Русский Стан
Славянич – гордый человек!
Безвестному Солдату
святая светлая ПАМЯТЬ…

4.
В честь Герою и Красной стране…
Разложили незнамые косточки
По безликим гробам на земле,
Без имён и без крестиков-тросточек
В разноцветье российских полей.
А насыпать б курган им, незнаемым,
И Солдата с звездою поднять,
Увидала до слёз осязаемо
Чтоб сыночка российская мать!

В монументе, подъятом к сну райскому,
Слить звезду со крестом наравне
Над солдатской пробитою каскою
В честь Герою и Красной стране.
Не могилки б, опять безымянные –
Храм с собранием ратных потерь
Над холмом, как врата осиянные,
Открывал пред потомками дверь!

Монолит – храм,
единый по Вяземщине,
Упокоить обязан солдат…
Монумент,
храм-часовня,
холм-кладбище
На века будет вечен и свят…
Царство вам Небесное,
упокоенные и не упокоенные солдаты
Великой Отечественной…

5.
Золотое белостволье,
В багреце горит земля,
Подмосковье, Чистополье,
Перелески и поля.

Еду в Вязьму, еду к деду,
Подвиг бранный помянуть,
Над собой вершу победу,
Отправляясь в дальний путь.

Помнят в Ельне генерала,
Вязьма помнит: смерть попрал,
Помянуть пора настала:
Зрит и плачет генерал…

6.
У знаковой судьбы век отнят…
На Покрова день – дед убит,
На Покрова – алтарь воздвигнут,
В солдатском поле дед зарыт,
И к камню горько я приникну.
Какой могла бы быть судьба
У сироты, войной рождённой!?
Семья, деды, а не гроба,
Отец и мать – не разведёны.

Была бы смелость и задор,
А не борьба за выживанье,
И сын не нёс бы мне укор
За нищее существованье:
– Несчастлив, мама, я – и пью,
Чтобы не помнить неудачи,
Вершу, век, волю я твою
И не даю за рабство сдачи.

Мы – оба жертвы, ты – войны,
А я – войны уже гражданской,
Пути судьбою суждены:
Эстет ты, я зрю – протестантски,
Строкой ты глушишь боль свою,
Переводя страх в наслажденье,
Я – с змием сладостнее пью,
Чтобы не ведать пробужденья…

И не затем ль, что дед убит,
И знаковой судьбы век отнят?..
НЕ УПОКОЕННЫЙ он спит,
Льёт слёзы
память по сегодня…
14.10.2016.

7.
Мальцам - БЕССМЕРТНОЕ ЧИСЛО…
Беслан, Воронеж, снова Ельня…
По плахам горести людской
Влачу я память двухнедельно
За посохом седой рукой.
Зачем? Ведь горесть убивает,
И люди отвергают боль,
Прошла эпоха боевая –
И помнить, плакать людям сколь?

Да столько, сколько боль пытает,
Да не напрасна ль плаха та?
Она – потомственно-святая
Пытает, сколь война свята?
Когда Герои позабыты,
А люд – считает ордена,
Как меру подвига убитых,
Величья, чтоб жила страна!

Какой ценой?
Костьми Безвестных!..
Лишь им – вся слава! Не позор!
Безвестные – нам рать небесна,
Но неизвестна до сих пор!
Бесстыдство тех – в стальных мундирах,
КОСТЯК ПОГИБШИХ – их каркас!
Вы, выжившие командиры,
Забыли, кто вас смертью спас?

Где храмы скорби Неизвестным,
Задавленным расстрельным злом
И командирским, и прицельным?
Мальцам – БЕССМЕРТНОЕ ЧИСЛО!!!
Лишь Неизвестный меру боли
И зла за Родину испил!
И только он ОДИН и волен
Стать мерой Подвига и сил!

Число – трагически безмерно!
Где их, ГЕРОЕВ, благодать?
НЕ УПОКОЕНЫ…
И скверно
Героя орден им не дать!
Чтобы потомки понимали,
Нет, не напрасна жизнь и кровь,
Чтобы Героями вновь стали,
К земле родной любя любовь!...
17.04.2017. Воронеж.


М И Р Т А М, Г Д Е Т Ы, С О Л Д А Т Р О С С И И…

1.
Под холодным весенним дождём
Неприступны красоты морские,
На вокзале дожди переждём,
Ждут дела не курортно-мирские,
Край суровый ждёт, Владикавказ…
Вековая дивизия деда
Знает будни войны без прикрас,
Знает, кровью даётся Победа!
И в горниле Великой войны,
И в сраженьях за мир постсоветский
Здесь присяге Отчизне верны
Миротворцы дивизий советских…

2.
Славица 19 Стрелковой Дивизии…
К 95-летию со дня,
в боях рождённой 19СБ.…
Господь вершит все наши ожиданья –
Я – в дедовской дивизии родной,
Девяносто пять – со дня её созданья!
Над нею – вечный отблеск грозовой!
Здесь память чтут солдат,
погибших в войнах,
Здесь Подвигом гордятся – на ура!
Среди хребтов и перевалов горных
Послевоенная прошла пора.

Сегодня молодые генералы
Ведут дивизию на Подвиг в бой…
Она, и погибая, побеждала
И заслоняла Родину собой.
Девяносто пять лет – доблестная дата!
В век боевой по войнам пронесла
Столетний Подвиг Вечного Солдата,
И славу, как бессмертье, обрела!

Потомки принимают эстафету,
То – правнуки Героев прошлых войн!
Теперь они куют стране Победу
И заслоняют Родину собой...
Честь и слава защитникам Родины!!!
24.03.2017. Владикавказ. Спутник. 19 ОМСБр

3.
Вечный воин…
Стоящим насмерть солдатам, офицерам
и генералам 19 СД Великой Армии России
посвящается…
России воин! Сколько славных битв!
Побед и боли – лишь за век последний!
Ты мир творишь на всех фронтах передних,
Ты – там,
где Подвиг,
где солдат – убит…
Двадцатый – век ожесточённых войн!
Гражданской вслед, гремела – Мировая…
Стрелок!
Бессмертен подвиг твой!
Кавказа распря – стихла вековая…

Ты – миротворец и защитник прав,
Присяге верен, слав людских достоин,
Спасаешь миру ценности добра,
Ты – крепнущей России –
вечный воин!
Дивизии Хвала,
Честь – боевой,
Почти что сто победных лет – Стрелковой!
Она – в горниле Третьей Мировой,
Честь ратная –
честь подвига людского!

В огне сражений славно рождена,
Отчизне верой, правдою служила,
И Богом, возрождаясь, спасена
Дивизии стрелковой дух и сила!
О сей дивизионный ратный дух!
Во славу и достоинство России –
Творил Победу, побеждал за двух
Солдат-стрелок!
В том – честь его и сила!

Хвала солдатам,
командирам – честь,
Седым и моложавым генералам!
Когда мне говорят, что слава – есть,
Отвечу –
19-ой – Честь, Слава!
Она была и есть, всегда родной,
Мой дед командовал той в сорок первом!
Творю –
за Жизнь! –
я ей поклон земной
И память вечную – по-женски нервом…
России воин… Мир там, где ты…
21.03.2017.Владикавказ.19 ОМСБр
























Б Е С С М Е Р Т Н Ы Й П О Л К…

1.
Во имя памяти своих дедов…
Бессмертный полк
шагает по столице…
Нет! То гражданский
мирный крестный ход!
А над главами – не хоругви – лица
Героев, что прославили народ.
И юный правнук
в дедовской пилотке
Шагает гордо –
вылитый дед тот…
Пусть обыватели срывают глотки,
Что вырождается российский род.

Не выродится род –
семья спасётся,
И русский –
честь и совесть соблюдёт!
Два праздника –
Труда, Победы в солнце
Благословляют Русь – идти вперёд!
Идёт народ колонна за колонной
Во имя памяти своих дедов,
И мощь его – вздымает неуклонно
Величье, славу фронтовых годов.

Хоругвями – портреты юных предков –
Советских! – не вернувшихся дедов…
Сегодня патриоты стали редки:
Сбегает молодёжь в Париж, Бордо.
Надеется там отыскать достаток
И примененье юношеских сил,
Поняв, срок жизни для карьеры краток,
Край предпочтя, семью что накормил.

Их Родина, патриотизм и родство –
Край, где семья сыта, сыт и он сам,
В том – всё его, за что готов бороться!
Голодный край, как пиво по усам…
Единство Родины, судьбы сограждан
Тогда непререкаемо-верны,
Когда малец найдёт за что сражаться,
Но это дать – должны верхи страны!
Достойный труд, достойную зарплату
И профзащиту на рабочий срок,
Тогда бежать от Родины – не надо,
Тогда Россия станет детям – бог!
09.05.2018.

2.
«Полк бессмертный» – Армия Победы…
Неизвестный! – Братские могилы!
На колени встань пред ними, милый!
Город ты возвёл, где он сражался,
Чтоб ты жил и род твой продолжался!
Братские могилы! – миллионы!
Парень неизвестный похоронен,
Жизнь свою пожертвовал без гнева
Ради мирного на нивах сева!

Ты – живёшь – и радуешься жизни!
Редко вспомнишь прадеда и тризны,
Ты его – не видел, тебя – видит!
Души павших – в вышнем алфавите…
Подошёл к могиле: Неизвестный
Шаг чеканит на парадах крестных –
«Полк бессмертный» – Армия Победы!
Ты! И маршируют с тобой – деды!

Посмотри! Совсем не постарели!
Мальчики, погибшие в отстреле…
Все – твои ровесники, парнишки,
На войну ушедшие от книжки.
Все – Герои! Слава! Память вечно!
«Полк бессмертный» длится бесконечно!
Дети – пусть – твои навечно помнят
Сгибшего – в слепой кровавой бойне,
Пусть помянут правнуки порою
Деда юного – Войны Героя!!!
09.05.2018.

3.
«Бессмертный полк» – твоя, моя родня!..
Дядья и тётки, мать, отец, деды:
Двоюродные дедушки и рОдные
Вошли в победоносные ряды,
В военные ряды, в годины грозные.
Семья вся – от мала-до велика
В войне сражалась на фронтах Отечества!
Треть – не спасла господняя рука! –
Принесена на плаху человечества.

Так было в каждой выжившей семье!
И я пишу и славлю павших родичей,
И не в упрёк то будет старой, мне,
За всех погибших плачу! Знайте, своло…
– Ты пишешь о своих! Своих-то чту-у-ут!
Порою упрекнут литнедоумки – нас…
Чья боль – больнее, те меня поймут
И в ряд – со мною встанут! Вся – страна!

«Бессмертный полк» – твоя, моя родня!
То – наша боль, то – наша гордость памяти!
Семья – единственное! – у меня,
У Росса каждого! Но вы – не встанете!
Кроме семьи – нет ничего святей!
Пусть ругань попрекает обложная.
Родители и дети! Средь людей,
А не бл…, святей – душа не знает!
Дядья и тётки, мать, отец, деды…
09.05.2018.

4.
А в парке – расцветает детство внуков –
Счастливое, наверно, с сытым взглядом!
Отцов работа – сытости порукой
И детского счастливого парада.

А в парке – ордена дедов сияют
Защитникам великого Союза,
О дедовских наградах здесь узнают
Мальцы, подросшие до школ и вуза,

Что прадеды их – Родины герои,
С пелёнок чтить – долг памяти и детства!
Бессмертный Полк – пройдёт ребячьим строем,
А над плечами – прадеды лет бедства…

Увы, беда военных лет забыта
Рожденными – в года благополучий…
Малец, взгляни на ордена!
Вы – сыты
И рождены в мир потому, что лучший
В войне убит!
Деды твои убиты…

Смотри на ордена, как меру жизни,
За орденами – подвиги народа,
Дедов, отдавших жизнь родной Отчизне!
Ты – жив и сыт!
ДЕД – подарил свободу
В пекле Великой Отечественной…
13.06.2018. День России. Чистополь.
Скарятинский парк. Патриот-сектор
«Защитникам Отечества».

5.
Не стоит нам тревожить вечный сон…
И не в гробокопательстве – копаться,
Безвестному – воздвигнуть обелиск!
И каждый станет – жизни поклоняться,
Как педагогу верный ученик…
Из собственных стихов…
Где битвы смертоносные кипели,
Запаханы смоленские поля,
Берёзы нежные, хмарные ели
Взошли на них седые тополя,.
Смоленские леса – красы и мощи,
Растут из тлена горькой Мировой,
Засеяны места боёв, и рощи
Кудрявятся, где погибал Герой,

Никто его прах впредь не потревожит.
Мильоны упокоены в лесах…
А памятником – дерево дороже,
Рокочет реквием на баховских басах,
Не души ль убиенных - плачут в рощах
По всем несбывшимся святым мечтам,
По нежности любимых, если – проще,
Внимая трелям птах и соловьям?

Бродя по лесу, не спугни их души…
Вот кустик земляники – в юный рот,
Зимой – кряхтит дед мой от лютой стужи,
Он – тоже здесь, дивизия и взвод.
СтаршОй! Он, умудрённый лихолетьем,
И здесь жалеет сгинувших малят.
Деды спасали Русь в своё столетье,
И к нам обращены их речь и взгляд!

Лежат в лесах разросшихся Герои,
Не стоит нам тревожить вечный сон,
И лишь ,когда случайно их отроют,
По-христиански будь он погребён.
Их упокоила на веки вечны
Российская родная мать-земля…
НЕ НУЖНО, чтоб малец рукой беспечной,
Тревожил тлен их, свой печаля взгляд.

Безвестный так и скажется – Безвестным!
Поставим в городах им – обелиск!
И юные счастливые невесты
Потупят взгляд – спас нас, поправший риск.
Им панихиду все ветра отпели,
Крещенской влагой слились небеса…
Покой дай им – и нет славнее цели,
Ведь никого нам не вернуть назад!

А рОдные их гибель обнаружат
По номерам почт писем полевых…
Погиб под Вязьмой –
ОбЕЛИСК им нужен,
И каждый рОдный –
прах почтит своих.
Не отыскать под Вязьмой внучке деда,
Пошла бы к обелиску со слезой,
Поздравила Безвестного с Победой:
С Победой, дед, любимый и родной!

И все – К НЕМУ победные парады,
И «Полк бессмертный»
к обелиску б шёл…
И это – стало б вечною наградой
Народу, что в БЕССМЕРТИЕ ушёл…
Вечная тебе память…

НЕИЗВЕСТНЫЙ СОЛДАТ –
СОВЕТСКИЙ НАРОД
Чистополь, 20.05.2018.




Глава 4. Великодушие Мордовии….Краснослободск. А на Родине – Героям память творят…

Администрации и музеи городов Саранска, Краснослободска чтят своих земляков-героев и увековечивают их в экспозициях мордовских музеев. Так было увековечено по инициативе директора мемориального музея Саранска Н.А. Кручинкина в 2016 году в «Книге Памяти Мордовии», в экспозиции музея «Военного и трудового подвига Мордовии в ВОВ» г.Саранска и в экспозиции Краснослободского краеведческого музея имя моего деда, генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова (1892-1941), командира, доблестной Воронежской 19 СД, героически погибшего 14 октября 1941 года в Вяземском котле. В последнем письме Главы Краснослободского муниципального района Республики Мордовия А.Н. Масеева от 02.04.2018г. № 950 мне обещано, что по мере строительства, имя генерала-земляка Якова Георгиевича Котельникова будет увековечено в названии городской улицы. Низкий поклон Вам и благодарность за память о героях ВОВ!
Краснослободск, 6 октября 2017 года. Сюда меня привезли из Саранска по приглашению главы Краснослободска, Юрия Васильевича Медянкина, и я сразу попала под покровительство исполняющего обязанности директора центра культуры Краснослободска, умнейшего и любезнейшего Юрия Николаевича Черентаева. Он радушным хозяином приветил меня на прародине дедов Котельниковых, родине деда Якова и отца Бориса, где мои прадеды опочили на старинном краснослободском погосте. Здесь, в краснослободской Владимирской церкви 25 ноября 1892 года приходским священником Александром Тарховым и псаломщиком Павлом Украинским был крещён мой дед Яков Георгиевич Котельников. В обряде крещения младенца Якова участвовали мой прадед, запасный рядовой из крестьян, Егор Иванов Кательников и его законная жена, моя прабабушка, Настасья Дементьевна. В церкви находились также восприемники- родственники: мещанин города Темникова Краснослободского уезда Пензенской области, Иван Егоров Мыльников и жена крестьянина из деревни Горящи Пелагия Иванова Крутилина (Архивная выписка из метрической книги Владимирской церкви города Краснослободска Краснослободского уезда Пензенской губернии, ГКАУ «ЦГА РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ»).
Спустя двадцать девять лет, в ноябре 1921 года здесь же крестили и рождённого 20 октября 1921года в Краснослободске, в доме дедов-стариков Егора и Настасьи Кательниковых, внука, младенца Бориса Яковлевича Котельникова, будущего моего отца. Двадцатидевятилетний сын, молодой офицер Красной Армии, Яков Георгиевич Котельников, привёз свою любимую жену, москвичку Ольгу Петровну Беляеву, рожать сына к родителям в Краснослободск, в тёплый отчий дом, из голодной и холодной послереволюционной Москвы, тем более что родители её к той поре уже умерли и помочь молодой женщине могли только свекровь Настасья Дементьевна и счастливый свёкр Егор Иванович (слава Богу остались родные люди!). Вряд ли сохранились на сегодня их могилы.
Архивная выписка из метрической книги Владимирской церкви города Краснослободска Краснослободского уезда Пензенской губернии, ГКАУ «ЦГА РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ».


Краснослободчане пообещали мне попробовать их найти, дай-то Бог. У родителей Яков Георгиевич планировал оставить жену Ольгу с новорожденным сыном Борисом, так как его походная военная служба не располагала возить младенца с собой. Но он плохо знал свою жену, умеющую принимать самостоятельные решения. Ольга Петровна решила быть рядом со своим военным супругом и в качестве врача сопровождала его и его полки по военным дорогам России. Своего млечного сына-младенца Бориса она оставила в Москве на попечение своих сестёр-старых дев, Глафиры и Александры Беляевых, и он вырос искусственником, без материнской груди. У Ольги было пять сестёр, дочерей бывшего московского купца-фабриканта Петра Лукича Беляева, и она была уверена в их помощи.
Сегодняшний Краснослободск забыл род моих дедов Котельниковых. То ли потому, что род разлетелся по России-матушке, то ли вымер из-за малочисленности. Видимо так, поскольку дед Яков, отец Борис, сводный брат Дмитрий и я, Ольга Полторецкая-Котельникова, с сыном Александром Полторецким – его последние представители. В память о подвиге деда, генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова, командира Воронежской 19 СД, погибших в Вяземском котле в октябре 1941 года, в Краснослободском краеведческом музее заведующей музеем Людмилой Серафимовной Вершининой был организован час памяти «Герои Великой Отечественной, отец и сын Котельниковы – наши земляки…». Собралась интеллигенция Краснослободска, в том числе журналист и моя помощница в деле увековечения памяти земляков-героев Котельниковых, Нина Александровна Маврина. В заключение поэтической встречи я подарила музею две свои книги: книгу 9 «Поэт – Господень сотворец…» и книгу 13 «Ищу дедов», в которых мои стихотворные циклы о войне связаны с размышлениями о военной судьбе деда-генерала, отца-офицера, матери-военного санинструктора, и других участников Великой Отечественной - членов моей семьи.

06.10.2017. Краснослободск. Краеведчески музей. Час памяти « Герои ВОВ отец и сын Котельниковы – наши земляки…»



Постоянная экспозиция, посвященная фронтовикам- землякам сыну и отцу Котельниковым


Саранск. Мордовия помнит земляка-полководца генерал-майора Я.Г.Котельникова.

7.10.2017. Саранск. Музей А.П. Полежаева. Поэтическая встреча «Мордовия помнит земляка-полководца генерал-майора Я.Г.Котельникова».

Наутро 7.10.2017 года я вернулась в Саранск, в « Музей поэта А.И.Полежаева» (филиал «Мемориального музея военного и трудового подвига». И я безмерно благодарна директору этого великолепного музея, Николаю Андреевичу Кручинкину за прекрасную организацию программы моего пребывания в Мордовии, т.е. за организацию моих поэтических встреч в Краснослободске и в Саранске.
На встречу «Мордовия помнит земляка-полководца генерал-майора Я.Г. Котельникова» собрались любители поэзии – жители Саранска и литературное объединение «Современник». Дирекция Полежаевского музея: заведующая, Валентина Степановна Шведкова, научный сотрудник Галина Петровна Евстегнеева, преподаватель русского языка Нина Анатольевна Селезнева и другие саранские поэты, развивая тему поиска родословной и героизма, рассказывали о своём творчестве и о творчестве своих коллег по перу. В ходе оживлённейшего общения каждый участник встречи поделился своими замыслами и провёл презентацию своих новых книг.
Несколько таких книг были подарены и мне. А я в свою очередь подарила музею А. И. Полежаева книгу 9 «Поэт – Господень сотворец» и видеокнигу на компакт-диске дилогию «Ищу дедов». А затем, прямо с этой встречи, радушные хозяева проводили меня до вокзала и посадили на поезд Саранск- Москва. Спасибо, что ублажили мою старость!
В Мордовии я заручилась очередным обещанием администрации Краснослободска, что работа по увековечению памяти генерал-майора, Якова Георгиевича Котельникова, будет продолжена, и на родине полководца, в городе Краснослободск, будет в его честь названа улица. Дай-то Бог!




















Глава 5. Воронеж – в благодарность за память о воронежских мужиках 19 СД…
Воронеж! – город боевой Славы, награждённый этим орденом МО РФ лишь в 2008 году, в силу его закрытости и засекреченности.
Воронеж! – уничтоживший всю зверскую 2 дивизию венгров, 160 тысяч мадьяр,2-ю венгерскую и 8-ю итальянские армии: 320 000 фашистов!
Воронеж! – разрушенный немцами, как и Сталинград, так как бои шли в пределах города!
Воронеж! – плацдарм Сталинградской битвы, принявший вражеский удар на себя! Не было бы уничтоженного, но не сдавшегося Воронежа, не победил бы и Сталинград!!!
Воронеж! – который не забывает своих героев, свою Воронежскую 19 СД. Это письмо Воронежского музея на Ельню поспособствовало установке в героической Ельне Памятного Камня-мемориала Воронежской 19 СД весной 2018 года! Будь достоин своих предков!!! Слава Героям Бессмертного Воронежа!
В Воронежском музее. 2017 г.

Слева-направо:Е.С.Касьянов, Ольга Полторецкая, А.С. Кулешов.
Воронеж и Воронежский музей чтят память погибшей в Вяземском котле героической Воронежской 19-ой СД и её командира генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова. Коллектив Воронежского музея помог мне с письмом в Ельню об увековечении памяти дивизии на Аллее Славы в центре города. Ниже приводится текст этого письма.



Благодарственное письмо дирекции ВОКМ, зам директора А.С. Кулешова
и Е.С. Касьянова



























Глава 6. Владикавказ – в память о Воронежской 19 СД…

Как сообщила заведующая бригадной библиотекой 19 ОМСБр, Софья Николаевна Маликова, в дивизионной библиотеке открыт мемориальный уголок «Памяти командиров Воронежской 19 СД, погибших в ходе военных действий в ВОВ и в локальных российских войнах в послевоенное время.»
Бригадная библиотека совместно с бригадной редакцией газеты «Доблесть» проводят систематическую работу по патриотическому воспитанию призывников 19 ОМСБр, где рассказывают о героизме командиров 19 СД, о героизме воинов этой славной дивизии. Громадная работа была проведена ими к 95-летию Воронежской19СД, в 1922году в боях гражданской войны рождённой.
Сегодняшняя бригадная библиотека и высокопрофессиональная редакция газеты «Доблесть» проводят совместные вечера к великим военным датам, на которых присутствует командный состав 19 ОМСБр, приглашаются ветераны Великой Отечественной Войны Северной Осетии и потомки командиров Воронежской 19СД.
И мне, внучке генерал-майора, первого командира в ВОВ 19СД, Якова Георгиевича Котельникова, погибшего в 1941 году в Вяземском котле, была оказана эта высокая честь, честь посетить Владикавказ, Воронежско-Шумленскую Краснознамённую орденов Суворова 2 степени и Трудового Красного Знамени19 отдельную мотострелковую бригаду весной 1917 года.
В память об 95-летнем юбилее со дня её рождения, состоявшемся и достойно отмеченном в бригаде, патриотический экспресс-информационный центр 19 ОМСБр в лице заведующей бригадной библиотеки и редакции бригадной газеты «Доблесть», прислал мне нижеприведённый материал, который я с благодарностью командующему составу и информационному центру 19 ОМСБр включаю в свою книгу о подвигах, о времени, о славе.
Мне было приятно увидеть написанные мной в бригаде и посвящённые героям 19 СД стихи, вобравшие в себя и великое уважение миротворцам Кавказа, и великую материнскую скорбь к жертвенно погибшим бойцам этой славной дивизии.
Хвала Солдатам, Командирам – честь, седым и моложавым генералам! Когда мне говорят, что слава – есть, отвечу: 19-ой – ЧЕСТЬ, СЛАВА!..
Ниже я привожу в книге присланные патриотическим экспресс-центром 19 ОМСБр фотоматериалы о проведённом ко Дню Неизвестного Солдата патриотическом часе « Хвала – Солдатам, Командирам – честь!» , на котором заведующая библиотекой Софья Николаевна Маликова рассказывала новобранцам о днях Великой Отечественной, о мужестве и героизме бойцов Воронежской 19СД под Ельней и Вязьмой в Вяземском котле октября 1941года и о доблести первых командиров 19СД времени Великой Отечественной войны – генерал-майоре Якове Георгиевиче Котельникове(1892-1941) и полковнике Александре Утвенко.













Слава героям Воронежской 19 СД и её командирам!










Глава 7. В память о героях Сталинградской Битвы. К 75-летию Победы под Сталинградом.

Сталинградская битва – 19.07.1942 – 02.02.1943 года.
Операция «Кольцо» – двести дней и ночей!
Военный плацдарм – в 1000 квадратных километров, включающий Воронежскую, Ростовскую, Сталинградскую и Калмыцкую области!
Военный удар – семи советских армий против 6-й Полевой Армии Паулюса, в два раза превосходившей численность советских войск под Сталинградом!
350 тыс. снарядов и мин выпустили «Катюши» и «Андрюши» в артподготовке к решающему наступлению.
Войска семи советских армий: 21-й, 24-й!, 57-й, 62-й командарма Рокоссовского, 64-й, 65-й командарма Батова, 66-й! Вот – перечень семи советских Армий, полегших под Сталинградом! Более миллиона Неизвестных солдат, грудью и смертью своей переломивших ход второй мировой войны.
Сталинград ! – под которым погибло более 22 тысяч солдат и офицеров Татарии. А 120 СД, сформированная 19 августа 1939 года моим дедом, генерал-майором Я.Г.Котельниковым, следующего формирования – в КАЗАНИ с 17.01.42., с 30.08.42 по 02.02.43 под Сталинградом участвовала в самых решающих наступательных операциях по разгрому армии Паулюса, так же как и 147СД, сформированная с 23.07 по 06.08.1942 в г.Кукмор Татарии!
Два великих сражения с равнозначными потерями, миллионными жертвами пережила Россия в Великой Отечественной… Это – Вязьма и Сталинград! Под Вязьмой шесть советских армий: 19-я, 20-я, 30-я, 32-я, 43-я и 24-я! погибли, сдерживая фашистские орды на подступах к Москве, и среди них – пропавшая, то есть практически полностью погибшая, 24 Армия первогвардейцев. Под Сталинградом – семь советских армий, погибая, совершили перелом в войне, пленив и уничтожив миллионную армию Паулюса. И среди этих победоносных советских армий была – вновь возродившаяся, как птица Феникс, 24 Армия, остатками которой под Вязьмой в октябре 1941 года командовал мой дед, генерал-майор Яков Георгиевич Котельников (1892-1941), после гибели командарма К.Ракутин, и его бывшая 120 СД – уже из Татарии.
Более двух миллионов обоюдных жертв – победоносный итог Великой битвы за Победу под Сталинградом! Ни шагу – назад! За Сталинград! За Россию! Сталинград – стал символом Победы! Символом – мужества, духа и самоотверженности Российского Солдата – Солдата, прежде всего Неизвестного, Солдата, смертью смерть поправшего, а потому – Великого в веках! 2 февраля 2018 года Сталинград величественно отметил 75-летие своей жертвенной Победы в Великой Отечественной… И да будет вечной память о Подвиге Неизвестного Солдата!
В жестоких боях семи советских армий за Сталинград кроме 24 Армии принимала участие и зенитная батарея артиллерийского зенитного полка 1720 (1-й танковый корпус генерала Буткова) под командованием моего отца, старшего лейтенанта Бориса Яковлевича Котельникова (1921-1997). С 19 ноября 1942 года 1-й танковый Инстенбургский корпус генерала Буткова в составе Юго-Западного фронта принимал участие в Сталинградской битве. Он, прорвав оборону противника, понеся при этом незначительные потери в личном составе и матчасти, сломил сопротивление противника, разгромив при этом 4-ю и 11-ю румынские пехотные дивизии. В последующие дни боёв за Сталинград, ломая сопротивление противника, части корпуса расчищали путь стрелковым дивизиям. В результате боёв за Сталинград частями корпуса уничтожено и захвачено в плен 4500 солдат и офицеров, 480 автомашин, более сотни орудий разных калибров, 43 пулемёта, 15 танков, несколько складов с боеприпасами, продовольствием и другое имущество.
Сталинградское сражение удивительным образом связало вновь – военные судьбы двух моих самых родных людей: моего деда, генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова (1892-1941), спасавшего от разгрома и выводящего из Вяземского котла остатки погибшей 24 Армии Резервного фронта, и моего отца, лейтенанта 1-го танкового корпуса, Бориса Яковлевича Котельникова (1921-1997), мстившего – в Сталинградском котле! – фашистам за Вяземский котёл, в котором погиб его отец и мой дед Яков и его 24 Армия. Мстил и за отцовскую, вновь сформированную для сражений под Сталинградом, 24 Армию, которая, вновь погибая, спасала на этот раз – Сталинград! Вязьма и Сталинград – два самых (не было в мире – битв такого масштаба!) трагических котла Победы! В Вяземском котле – Победа зарождалась. В Сталинградском – родилась! Победители были простыми смертными, которые отдали свою жизнь, чтобы могли жить – мы…
Интернет-сайт Латвии « Наша Победа».
Котельников Борис Яковлевич(1921-1997)


Гвардии старший лейтенант Борис Яковлевич Котельников – командир зенитной батареи 1720-го зенитного артиллерийского полка 1-го танкового Инстербургского Краснознаменного корпуса. Член ВКП(б)/КПСС с 1944 года. Русский.
Родился в 1921 году, уроженец г. Краснослободск Мордовской АССР. Родился в семье видного советского военачальника Якова Георгиевича Котельникова (1892-1941) и врача-стоматолога Ольги Петровны Котельниковой (1892-1969). В детстве воспитывался у двух одиноких сестёр Ольги Петровны, в родовой усадьбе в Москве. Позже вся семья проживала в г. Воронеж, где отец – полковник Яков Георгиевич Котельников, был на тот момент заместителем командира 19-й стрелковой Воронежской ордена Трудового Красного Знамени дивизии. В Воронеже Борис закончил школу – десятилетку.
В РККА с ноября 1939 года, призван Кагановичским РВК г. Воронеж Воронежской области РСФСР. В Отечественной войне с 1941 года.
Под Новый 1945 год, сочетался фронтовым браком, с Полторецкой Лидией Тихоновной – санитарным инструктором 3-й батареи 1720-го ЗАП, в семье родилась дочь – Ольга.
2 февраля 1945 года Приказом № 01/н командующего артиллерией 1-го танкового Краснознаменного корпуса, лейтенант Б.Я. Котельников – командир огневого взвода 1720-го ЗАП МЗА, награждён орденом Красной Звезды за то, что «Работая командиром огневого взвода проявил мужество, стойкость и умения в бою с авиацией противника. 20.01.45 г. во время налета группы вражеских самолетов «ФВ-190» на боевые порядки наших передовых частей взвод тов. Котельникова вел меткий огонь в результате которого сбито 2 вражеских самолета. 19.01.45 г. в районе Атмовайткунен взвод тов. Котельникова вел интенсивный огонь по группе «ФВ-190», в результате чего не дал бомбить продвигающиеся наши передовые части и сбил 2 самолета противника. Храбрый, стойкий офицер имеет на своем 4 сбитых немецких самолета.»
20 марта 1945 года Приказом № 026/н по 1-му танковому Инстербургскому Краснознаменному корпусу, лейтенант Б.Я. Котельников – командир батареи 1720-го ЗАП, награждён орденом Отечественной войны II степени за то, что: «Работая командиром батареи тов. Котельников проявил стойкость и мужество в борьбе с немецкими захватчиками. 23.2.45 г. в районе деревни Меденау на батарею двинулась морская пехота противника. Презирая смерть и опасность товарищ Котельников вступил в бой с пехотой противника и прямой наводкой с зенитных орудий уничтожил свыше 50 гитлеровцев, тем самым сорвал наступление врага. После атаки пехоты противника батарея товарища Котельникова отразила атаку вражеских самолетов и в результате чего сбила 2 самолета типа ФВ-190». После войны поступил и закончил Московский политехнический институт. Впоследствии работал на военных заводах Московской области. Женился второй раз на Тамаре Котельниковой, в семье родился сын Дмитрий.
6 апреля 1985 года, в честь празднования 40-летия Победы, Борис Яковлевич награжден орденом Отечественной войны II степени.
Умер от инфаркта в сентябре 1997 года, похоронен в Москве.
Дочь, Ольга Борисовна Полторецкая-Котельникова
Россия, г.Волгоград, 04.10.2017


Под Сталинградом в Сталинградской битве 1942 года сражался – командовал артиллерией 54УР – и мой двоюродный дядя-москвич, полковник-артиллерист, Александр Николаевич Дроздов (1906-1966)
Мой двоюродный дядя Александр Николаевич Дроздов (1906-1966) был полковником-артиллеристом, начав военную карьеру в Красной Армии с октября 1923 года. Окончил военное училище, а в начале ВОВ закончил Арт.Академию им. Ф.Дзержинского. Далее его военный путь складывался так: – с декабря 1941 года – на Крымском фронте, в Крымско-Феодосийской операции. Командуя арт.полком , в январе 1942 года был тяжело ранен;
– в 1942 году командовал артиллерией 54 УР – под Сталинградом;
– в конце войны был демобилизован по ранению и стал ст.преподавателем кафедры Артиллерии Высших Всеармейских военно-политических курсов Глав.ПУРККА, Москва;
– на пенсии преподавал математику в школах Москвы.

Наградной лист А.Н.Дроздова


С Т А Л И Н Г Р А Д С К А Я Г О Л Г О Ф А…
Посвящается 75-летию Сталинградской битвы…

1.
Святая сестричка…
Гремят канонады по-над Сталинградом,
Победно ликует у Волги народ.
В фейерверочном –
все небеса! – звездопаде,
За вспышкою вспышка
слепит небосвод.
Ликует народ, и на то есть причина,
Победе Великой прибавилось лет,
И мне, как Победе.
В душевном почине
Курган посетила
в честь славных побед.

На вечном погосте, умиротворенно,
Сирень расцвела,
вспыхнул алый тюльпан.
К сестричке военной пришла утомленно,
Она величает Мамаев курган.
О, не Богоматерь – простая девчонка,
Что вынесла злобу военных годин.
Бойцы умирая, шептали: «Сестренка,
С тобой мне не страшно, ведь, я не один»

Слеза в угасающем светится взоре,
В ней видит он дочь, мать, жену напослед…
«Не плачь, им не выплакать горького горя,
Всей жизнью и горечью страждущих лет.
Сестричка святая, Катюша иль Лида
На хрупкие плечи то бремя взяла,
Чтоб с миром бойца упокоить. В граните
Сестрой милосердья судьбу обрела.

О, мама моя! Фронтовая сестричка!
Война отгремела, Победой взошла,
А ты по ночам просыпалась, взяв спички,
Дрожащей рукой свечи тонкие жгла:
«Всем – царство небесное рано ушедшим,
Мальчишкам-ровесникам – вечный покой!»
И чистой душой, до могилы, безгрешно
Крестом осеняла чело, прах – рукой.
Гремят канонады по-над Сталинградом…

2.
Победители Отечественной…
Лежат любимые – уж много лет
В земле, что грудью защищали
И жизнью всей оберегали
От лихолетья, от бесчестья бед.
Цветет сирень, и свищут соловьи,
И празднуют весной Победу...
К могилам горько по Завету,
К родителям, влекут стопы свои

Их дети, словно новое столетье,
Рожденные Победой, а теперь
Уж старики, наивные как дети,
И верящие – в праведность потерь.
Да и детей войны – не остается,
Достоинством и честью стал им путь...
Нет, никого из нас уж не вернуть,
Но пусть по-прежнему сияет солнце!

Пусть внуки, обреченные на страх
И безработицу с клеймом корысти,
От безнадеги на росток добра
Придут к нам, на могилы, по наитью
За Честью и Достоинством вины,
Которым присягнули от рожденья
Их предки – победители войны,
Чтоб осознать смысл жизни в единенье,
Чтобы понять, что главное – в судьбе:
Земля, Семья и Хлеб в родной избе...

3.
На Мамаевом кургане…
По тропинке, овеянной синью
И спокойствием поздних лучей,
Я пришла на свиданье с Россией,
В скорбный храм поминальных свечей.
Спят навечно, а прежде – дышали
Эти, ставшие прахом тела,
Жатву горькую смерти собрали…
Всё сгубила война, забрала

Тьму оборванных жизней, как вспышки
От сиянья советских плеяд.
Для того ль, чтобы наши мальчишки
Уходили в компьютерный ад,
Чтобы будущее им предстало
Виртуальной вселенною стен:
Два – на два, не темница – а зала
Виртуальных природных замен?

Здесь и степи, и горы, и пляжи,
Здесь набор вседоступных личин.
В виртуальности – всякий отважен,
В виртуальности – всяк господин.
Здесь обученный робот накормит,
Секс компьютерный ублажит.
Заключенье в компьютере – нормой
Стало, благом, что день здесь прожит.

Каждый узник – под бдительным оком
Контролирующих вельмож,
Тех, кто в дружбе и с чёртом, и с богом:
Власть над миром – их бог за их грош!
А хмельные земные просторы,
В одичанье безбрежных пространств,
Им – сердца ублажают и взоры,
Воля – им! Средоточие царств!

А безвольному – воля не снится.
Виртуальный подлог-коцентрат
Превратил душу – вольную птицу! –
В заключённый наркот-суррогат.
Люди-роботы, робот-услуги
Программируют век этот в «рай».
Простираю молящие руки:
Сохрани род и душу отдай,
О, Творец…

4.
Тебе и жить, и победить…
Пространство вечера безмерно:
Синь Волги и небес закат.
Мгновенье счастья эфемерно,
Умчалось, не вернуть назад.
Над обелиском вечной славы
Звезда и алый цвет небес,
И танки рухнувшей державы
Величат её горький крест.

Россия прошлого столетья –
Империя счастливых лиц
Осталась в гордых междометьях
Забытых жизней и границ.
Высокий берег вечной Волги
И городских огней каскад,
Как разговор нежданно-долгий,
В душе которому не рад.

О Сталинград, былою мощью
Ещё способен ты дивить.
С демократическою ложью
Тебе и жить, и победить…

5.
И вечна память о безвестных…
И если есть на свете Бог,
Меня – от смерти уберёг,
Чтоб миру о войне писала,
Безвестно павших величала.
Их подвиг истиной отмечен:
Герой – лишь жизнь отдавший, вечен.

И вечна память о безвестных,
Что отстояли Честь и Мир…
Пора! Найдём безвестным место –
В званье Героя! И эфир
Ту весть награды донесёт им,
Так скорбно маявшимся век,
Миллионным, единичным, сотым –
И обретут покой навек.

Нет, не забыт их подвиг-жертва
Во имя будущих времён,
И вновь ожившая – не мертва! –
Душа взлетит с святых знамён!
Веленьем Божьим и прошеньем –
О поминании дедов
Кричу в помин поминовенье
Погибших без вести родов.


Пусть не целованные знают
И, кто родил, познав жену,
Что лишь победная родная
Спасла их Вера! В ней – страну!
И если есть на свете Бог,
Герой – Безвестный у дорог
Самой жестокой в мире брани!
Безвестных каждый
пусть
помянет.
Царство вам небесное,
Советские деды, отцы и матери,
Остудившие своей кровью и жизнью
Адское пекло Великой Отечественной…

6.
Их танками месил фашист…
Их танками месил фашист:
Советский воин не сдаётся!
Душою перед Богом чист
И пред страной.
Сияньем солнца
Мир вспыхнул в нём в последний раз…
О как мучительно сознанье,
Не увидать любимых глаз
И дня грядущего светанье,

И не узнать, кого родят
Родные дети, внуков милых!
А внуки – вдруг не захотят
Их помнить, без гробов остылых?
И вряд ль найдут могилу ту,
Что ждёт их век в поминовенье,
И выбьют ль красную звезду
С крестом, по Божьему веленью?

Родные, спите райским сном:
Ценою жизни заслужили!
И к праху каждою весной
Цветы вам дети приносили,
Не зная, кто зарыт босым
И поимённо не озвучен,
Безвестный чей-то муж ли сын,
Иль чей-то дед подросших внучек.

Безвестный – Неизвестный – жив
И поминаем в снах молебных,
Тот – сталинский святой призыв
Первогвардейцев убиенных!
Тот и последний – сорванцов,
К концу войны уже подросших,
Победной славою отцов
Отмщеньем шедших к рейнской роще.

Вы выиграли ту войну,
Сыны святых первогвардейцев,
И к славе рода – за страну
Попрали смерть своею смертью
Во имя жизни торжества,
Во имя сладостной свободы!
И не прервётся нить родства
Ни чрез столетья, ни чрез годы!..

7.
И дать – Героя! Всем – оттуда…
По алой Волге – волны лавой,
А мели – хоть пешком и в брод,
А я под дедовскою славой
Забыла сад и огород.
Сижу, компьютер день пытаю,
Поток событий бранных лет:
Народа жертвенность святая
Слепа – за маршами побед.

Мы отмечаем лишь победы,
А пораженья, как не в счёт!?
Своею кровью наши деды
Победе начали отсчёт.
Их враг месил в боях незнамо,
Окопы стали им – в погост,
И красное святое знамя
Взлетало в вечность во весь рост!

Заведены на павших святцы,
Как Память – на местах боёв…
А где безвестные-то, братцы?
Их – миллионы! Их – поём!
Пора потерь тома-талмуды
Озвучить горько, наконец,
И дать – Героя! Всем – оттуда!
Чтоб родом горд стал вновь юнец…

8.
И эту жертву – нечем окупить…
Безвестные. Шёл сорок первый год –
И плакал мир кровавыми слезами.
Шёл передел, шёл на народ народ,
И прикрывались боги небесами.
Америка, Европа и Восток
Делили землю по границам новым,
И похоронный облетал листок
К живым родным трагической основой.

Народ терял сынов и дочерей,
Чтоб род победный длился бесконечно.
Народ стоял у отческих дверей,
Детей любимых отпуская в вечность,
Слезой вымаливал – родимым жизнь
И долгожданную земле победу.
Метель мела по загнанному следу,
Шёл сорок первый по тропам без виз.

Безвестные! В кровь улита земля
В желанье выжить. С той единой целью
Шёл на народ – народ! Цвели поля
Кровавыми слезами и капелью.
О Русь, ты главный приняла удар
И защитила мир солдатским телом.
Тела своих героев в вечный дар
Преподнесла земле, хоть не хотела.

И эту жертву – нечем окупить,
И оценить в веках, пожалуй, нечем.
И лишь поля, что не могли родить,
Солдатским стали похоронным вече.
Земля Смоленщины и Белорусский фронт,
Боль Сталинграда, ленинградский голод…
Вел жертвенно к Победе свой народ
Союз Советский, его серп и молот!

Безвестные! – Победы ратный труд.
Безвестные! – Ждут матери и жёны…
Безвестные им слёзы не утрут,
Их пот кровавый – в лоне недр зелёных.
Над ними плачет майский соловей,
Рыдают ветры, клонятся берёзы,
И правнуки с морщинкой меж бровей
Промолвят: «Спи, дед, – пряча свои слёзы, –

Ты сохранил нам землю и порог,
И светлый сонм идей людей советских.
Прости, что я не смог, не уберёг,
Державу от позорящей нарезки,
Что вновь свершился горький передел,
И вновь земля и матерь горько плачут.
То, видно, – исторический удел
Родов переселенья, не иначе…

Безвестные! Вам – память навсегда!
Пусть вас достойным словом дети вспомнят,
Чтоб войны не терзали никогда,
И вечный мир планету нашу обнял!..
Вечная память безвестным солдатам
Второй Мировой!

9.
И защищал народ – свой Сталинград!.
Дай мне в тебя влюбиться град на Волге,
Навечно-знаменитый Сталинград!
Пусть политические кривотолки
Иначат твоё имя в разнолад.
Ты Сталинградом стал по воле века,
И защищал народ – свой Сталинград!
Сколь боль владычествует человека,
Столь будет каждый год – Побед парад!

За Сталинград,
за Сталина,
за землю,
За разродимую – горел Солдат…
Единственную правду ту приемлю:
Как умирал Солдат за Сталинград.
Здесь пядь земли улита кровью братской,
Весь город на костях святых стоит
Край Сталинградский – мавзолей солдатский,
И в памяти он вечен, как гранит.
Спроси за рубежом – и каждый знает
Не Волгоград,
всяк знает – Сталинград!
Единственная правда – не иная:
Град Сталина погнал
фашизм назад!
Дай мне в тебя влюбиться град на Волге…

10.
Возвысить правду, нет святее чести…
Возвысить правду, нет святее чести,
Хоть правда та катком под дых иным,
Возвысить не от злобы, не от мести:
История вершит судьбу страны,
Вершит дела и судьбы человечьи,
В ней – игры обездоленных страстей,
И чьи-то судьбоносны станут речи,
Страх, что несет сорока на хвосте.

Жизнь наша забубенная, мирская –
В руке амбиций царственных князей,
И только высь небес да глубь морская
Им не подвластны по день грешный сей,
И лишь поэзия даст обнаженье
Всех нитей, связывающих удел,
От первого мгновенья сотворенья
Им не подвластна в страстной полноте!
Возвысить правду, нет святее чести…

11.
Героям войны – Честь и Слава веков!..
Младенческий месяц взошёл на закате,
Спускается ночь, неоглядно-светла,
Сегодняшний вечер в святом Сталинграде
Сжигает все звёзды фейерверком дотла.
Такая на набережной канонада:
Салют в честь Победы в Великой войне!
Достоинство, честь фронтового солдата
Безмерней величатся здесь, в тишине.

Салют отгремел, как бои отгремели,
На землю спустилась весенняя ночь.
И в старческом голосе вдруг зазвенели
Горючие слёзы, то плакала дочь:
Родители, деды – навечно солдаты,
Судьбу фронтовую нельзя отменить,
А детям осталось о подвигах свято
Век помнить, и каждому – с гордостью чтить.

Мы помним! И каждый запомнит навечно
Победы и смерти Второй Мировой,
И внуки, обняв ветеранов за плечи,
Гордятся их подвигом, тем, что – живой!
Что встретились вместе четыре колена,
Хоть шансов на встречу так невелико!
И внук преклонил пред Героем колено:
Героям войны честь и слава веков!!!
09.05.2016.

12.
Вам – Слава за добро мечты…
По кладбищу брожу, гляжу,
Стоят кресты средь звезд заросших,
Здесь время подвело межу
Меж верой в Бога и – в хороших.
Советский люд почил в звездах:
Открытый взгляд и свет на лицах.
Хоть жизнь была и непроста,
Прожил без журавля – с синицей.

Но и в трудах на благо дней
Не забывал делиться добрым.
Чрез век – хорошее видней,
Плохое, то – везде недобро.
Брожу в печаль – военный люд:
Солдатики и медсестрички,
Послевоенных лет салют
Гремит могилам не публично.

Мерцают звезды и кресты
Средь звезд вселенной бесконечной…
Вам – слава за добро мечты,
Вам – благодарность наша вечно.
Советские роды лежат
В оградках куплено-могильных,
И стоя правнуки молчат,
Представив подвиг их былинный.

За целостность державы гиб,
За сытость в хатах дед военный,
Молчит внук, лишь бровей изгиб
Боль выдаст пульсом жаркой вены…
Полвека хлебных пронеслось.
Идёт полвека лет «свободы»,
Не всё в державе вновь срослось,
За что наказаны народы

Пол сотней миллионов тел?
Мужчины выбиты в Европе,
Навязан миру вновь удел
Принять кровавый бранный допинг.
По кладбищу брожу…
2014 год, Дмитриевское кладбище
ветеранов войны, г.Волгоград

13.
Погибший – с нами!..
Где льдов – разводье,
Вчера был лёд,
Ждёт половодья
Апрельский свод.
И воскресенье –
В ветрах и соснах,
Души веленье

О днях петь грозных:
О днях военных,
О тьме убитых,
О мраке пленных,
И позабытых,
О горькой боли
От слёз и смерти
Тех, кто на поле –
С честью – без чести.

Всем неизвестным –
Вернули Память,
Честь – повсеместно!
Погибший – с нами!
Праздник Победы –
И УПОКОЕН
С великой метой
Великий воин!

Солдат известный
И неизвестный
В памяти место
Обрёл – воскреснув!!!
Слава и честь – сражавшимся за Родину!..
14.
Любовь, любовь, куда уходишь ты…
Никто не может отменить любовь,
Никто не запретит желанье юных,
Ни войн бездарных яростная кровь,
Ни падающие в бессмертье луны,
Ни небеса, сомкнутые с землёй,
Ни скользкий прах убитых по веленью…
Вот – девочка, ей страшно быть одной
В том ужасе смертельного томленья.

Ей страшно, что вдруг захотелось жить,
Чтоб не уйти безвестной за грань жизни!
Она должна, обязана родить,
Продлить себя и дать свой шанс отчизне.
Вот – мальчик, что герой! Взгляд молодца,
Влюблённого в смешную ту девчонку…
Я вижу мать и своего отца
И плачу, что прошла от них сторонкой.

Любовь, любовь, куда уходишь ты,
Когда дитя в мир появилось грозный?
Ужель ты – порождение мечты,
А дети в мир родятся слишком поздно?
Любовь – всегда попытка жизнь спасти,
Чтобы дитя мир взглядом озарило.
Любовь ушла, а мне – свой крест нести…
Но всем рождённым весть ты подарила,

Что не убить тебя, не отменить,
И снова девочка желанной станет!
И снова мальчик станет жизнь любить,
А мы родимся, наш черёд настанет!
Не буду я оправдывать тебя –
Любовь родителей военных – чудо!
Я плачу…
Раз люблю,
любовь, себя,
То и тебя любить я вечно буду!..
11.02.2017.

15.
Мальцам - БЕССМЕРТНОЕ ЧИСЛО…
Мой Сталинград и снова Ельня…
По плахам горести людской
Влачу я память двухнедельно
За посохом седой рукой.
Зачем? Ведь горесть убивает,
И люди отвергают боль,
Прошла эпоха боевая –
И помнить, плакать людям сколь?

Да столько, сколько боль пытает,
Да не напрасна ль плаха та?
Она – потомственно-святая
Пытает, сколь война свята?
Когда Герои позабыты,
А люд – считает ордена,
Как меру подвига убитых,
Величья, чтоб жила страна!

Какой ценой?
Костьми Безвестных!..
Лишь им – вся слава! Не позор!
Безвестные – нам рать небесна,
Но неизвестна до сих пор!
Бесстыдство тех – в стальных мундирах,
КОСТЯК ПОГИБШИХ – их каркас!
Вы, выжившие командиры,
Забыли, кто вас смертью спас?

Где храмы скорби Неизвестным,
Задавленным расстрельным злом
И командирским, и прицельным?
Мальцам – БЕССМЕРТНОЕ ЧИСЛО!!!
Лишь Неизвестный меру боли
И зла за Родину испил!
И только он ОДИН и волен
Стать мерой Подвига и сил!

Число – трагически безмерно!..
Где их, ГЕРОЕВ, благодать?
НЕ УПОКОЕНЫ
И скверно
Героя орден им не дать!
Чтобы потомки понимали,
Нет, не напрасна жизнь и кровь,
Чтобы Героями вновь стали,
К земле родной любя любовь!...
17.04.2017.Воронеж.
16.
Мы – были смертными простыми…
ЗАВЕЩАНИЕ…
Безвестному Солдату России
посвящается…
Мы – были смертными простыми…
Нас враг расстреливал – в упор
Шрапнелью, а не холостыми
И танковой армадой – пёр!
Не спас крест – на мальчишьей шее,
Плач материнский – образам,
Мы – падали на землю, мшея,
Нам – вран выклёвывал глаза…

Мы – те! Из армий Неизвестных,
Земле не преданных в свой срок.
Нас – убивал враг повсеместно –
Господь послал – Геройский Рок! –
Захлёбывались зло в атаке
Горячим вражеским свинцом…
Но…пламенели наши стяги,
Подхваченные, вслед, бойцом!

Сыны российские! Герои!
Безвестные! – Мильоны нас! –
Под Сталинградом! Вязьмой! Трое –
Не знать тех жертв! Господь – не Спас…
Пройдут века… Мы – тянем руки
Скелетом, сломанным в рывке,
К вам,
правнукам,
из гордой муки
Со стягом праведным в руке!

Тот стяг – ЛЮБОВЬ к своей Отчизне –
К жене, сынкам и матерям,
К родной семье – душе пречистой!
За них – и жизнь свою отдам!!!
Жаль, мало пожил – в юной стати…
Мальчишка! С чубом, зим белей! –
Вам
завещаю –
наверстать жизнь,
Нас –
продолжая –
на земле…
Мы – были смертными простыми…
25.01.2018.

17.
Здесь – каждый камень обагрён…
В туманном снежном феврале
Ты празднуешь свою Победу,
О Сталинград, Тех, кто в земле –
Мальцов, ушедших грозно в Лету!
Ты – вспоминаешь!.. Плачет мать,
Не знающая ярой гари,
Старуха плачет, возвратясь
В сорок второй год,
в град бульваров,

Осевший кучами руин,
Разрушенный мильоном взрывов…
Плач вдов – в землянках близ краин,
И град – одним земным разрывом!..
Здесь – два народа под прицел
Пытали вызнанную правду:
Вершил Фриц – мира передел,
Иван – чтил правду Сталинграда!

За пядь наследственной земли,
За обретённую свободу,
Красноармейцы, КАК МОГЛИ,
Сражались – за судьбу народа.
Здесь – каждый камень обагрён
Мальчишечьей горячей кровью!..
Солдат фашистский – побеждён!
Стал Сталинград –
с Голгофой вровень…

Три миллиона юных душ –
Вознесены над Сталинградом!
Рай ждёт их, ликованья туш,
Или проклятье зла и ада?
ВСЕ – ДАНЬ – кормилице-земле!
Беспамятно их земь пожрала…
И прах – стал хлебом средь полей,
Что, земь, насытившись, рожала,

Детей кормила, боль избыв,
Не помня, как сражались люди…
А… люд вершит
вновь бой, забыв,
Как кля-а-а-лся: смерть Тех не забудет!
Ужели память так слаба,
Что предаёт легко Святое,
И с жалким жребием раба
Вновь СМЕРТЬ приветствует бедою
Войн новых?..
03.02.2018.

18.
Слава – всем павшим и живым!..
Как лозунг этот мне понять –
Слава – живым,
а павшим – память!?
Живых – по пальцам сосчитать,
Погибших – вот кого нам – славить!
Слава – всем павшим! Ведь без них
Не выжили б в войне живые!
Всем павшим – слава! Лишь они –
Средь самых! – были боевые!

Средь самых храбрых! Впереди!
А потому – из первых в – павших!
Заоблачно душа глядит,
Награды все – живым! – отдавши.
А главную награду – жить
И радоваться дню Победы!..
За ЖИЗНЬ – ЕГО! – благодарить!!!
Погиб, но честь свою не предал!!!...
04.02.2018. Сталинград.

19.
Вспомните, родные, как мы помним вас...
А народ-то знает, как безвестный ратник
Погибал за землю, за семью свою…
Знал – уверен каждый – и отец, и братник,
Был героем славным в праведном бою!
Годы мы молчали, горем души вымыв,
Родный и Безвестный к нам взывал: « Поверь!
Тайною запретной, смертью мы палимы!
Чистою душою подвиг наш измерь!

Мы за Землю – в землю, пятясь, уходили,
Чтоб земля окрепла, прах людской приняв,
Генералы храбро нас в бои водили
Против вражьей силы под величьем слав!
Слав достоин каждый верный безымянный,
В славе – наше ИМЯ выбила война!
Хоть мы все – убиты,
нас не помнят – в камне,
Наша слава Богом – каждому дана!!!

Безымянно гибли и лежим без вести…
Вспомните, родные, как мы помним вас!
Всё, простивши власти, жертвенно, без мести,
Вас в раю прощаем миллионом глаз !
И молитвой вечной наших душ безвестных
Шлём наказ потомкам в яростных устах:
– Прекратите войны, слёз поток небесный,
Стройте мир доверья, равенства, Креста!»
21.10.2017. Москва.

20.
Во имя МИРНОГО – в век! – небосвода…
Шесть месяцев сражался Сталинград
За пядь земли, за пядь кровавой Волги …
Мильоны человеческих утрат,
И в ужасе взирали на них боги!
За хлеб и за пожизненный простор
Немецкий люд войной пошёл жестокой
На русскую державу – вплоть до гор,
Чтоб дать родам – новь жизненных истоков.

А Бог у русских, немцев – есть един,
И все они – Его сыны на свете!
Вещают: Бог над людом – господин,
Что Он один за всех и вся – в ответе…
Друг против друга – Божии рабы!
Семью и род хранили! Христиане!
И заповеди Божьи – не убий! –
Молитвой каждый чтил – век в отчем стане.

Народ, вооружённый – до зубов,
Враз ощерился грозно для убийства!
Мильоны полегли в земь – без гробов
Во имя Божьего средь нас единства!?
Не вразумил Бог вражеских сынов…
Не слишком много ль Он даёт нам воли,
Чтоб выбирать – без божеских основ?
И чем Он руководствуется – в доле,

Конечно, человечьей? Любит кровь?
О, сколь, Господь, жесток ты, кровожаден!
И где твоя всевышняя любовь?
И для чего – рабу! – был разум даден?
И не затем ль, чтоб тешиться войной,
Всех лучших – на земле уничтожая,
Храм заливать всклень слёзною волной
Тех, кто войне жестокой – возражает?..

Русь победила, но какой ценой? –
Тела сынов своих, не погребая,
В воронки – сбрасывала, и под бабий вой
И немцев, и своих в земле мешая!
Так в чём победа, о, Господь, твоя,
Что в войнах – сыновья уничтожались?
Все – братья! Все – сыны твои! Родня!
Не, правда ли, что доблестно сражались?

Сражались, как на шашечной доске,
Твоею волей в дамки – предводились,
И – люди гибли в страхе и тоске,
Когда в игре верховной не сгодились.
Любовь к земле – бросает сердце в бой,
Любовь к семье – порыв её защиты!
Детей закрыл люд грудью, как стеной,
За жизнь – люд бился!
Всё!–
С Тобою – квиты!

Люд верил, Ты – надежда победить,
Тот энергетик, что питает силы…
Молился и Иван Тебе, и Фриц,
Чтоб защититься от срамной могилы!
Красивая заплата – на душе,
Попытка душ, уверовать в шанс света…
Лишь ЧЕЛОВЕК – без вышних сторожей
Ковал себе на благо ту Победу!

Солдаты – Матери седой сыны,
Отвоевали Русь! Свою – Россию!
Но лучше бы – не знать нам всем войны,
И Мать без страха, чтоб сынов носила…
Но лучше бы – не СТРАХОМ стал Господь,
А миротворцем стран и всех народов,
Ведь каждый чтит – Его распятья гвоздь
Во имя МИРНОГО – в век! – небосвода!..
18.01.2018.

21.
И за что Русь сражалась?..
Славь Героев и подвиги! –
Есть, чем гордиться!
Удивляться, что мальчики –
ЭТО – смогли!!!
Защитили Россию и столицу –
От Фрица,
Хоть в КОТЛАХ –
Миллионною жертвой легли!

Век гордились Победой,
Гордились юнцами
И не плакали в ужасе
От потерь и от бед,
Возложили Победу
На погибших – венцами!
Ну, а сами пошли
Новым курсом побед!

Славных мирных Побед –
Наших послевоенных,
Не воспетых – в стихах –
Не найти ни одной!
Почему же сегодня,
За полвека нетленных,
Плачу я над любою
Военной строкой?

Миллионные жертвы –
Не оплакать слезами!
Гиб солдат, чтоб дитё
Народилось, любя…
Плачет в ужасе люд
Пред святыми глазами,
Что мальцы – наркотой
Убивают себя…

И за что Русь сражалась,
Чтобы прах их покоить,
Когда корысть лютует
В родимой стране?
И безмерно обида
Рекою людскою
Плачет… Словно народ –
А не выродок! – в лютой вине…

Славь Героев и подвиги!
Есть, чем гордиться!
Плач – мальцам! Плач – стране,
Одуревшей от доз…
Где найти правду слов,
Чтоб Руси – возродиться?
Смерти – смерть!
Не убий! – заповедал
Распятьем Христос…
30.01.2018.

22.
А для чего живёт малец?..
И снова в страхе шепчет мать:
– Чтоб только не было войны!
Кого ей, бедной, проклинать?
Кто смерть рожает без вины?
Кто на рождение детей
Взирает, словно на эНЗэ,
Чтоб гнать
под смерть, где без вестей
Всепожирающий клозет?

А боги? Где их правый суд,
Когда смерть за любым углом,
Когда мальцы, как мухи, мрут,
На дозу севши, западло?
Войны не надо – дай наркоз:
Наркотик вышибет мозги!
И без войны, и без угроз
За «дурь» отдаст
всё –
всем! –
до зги.

Коль смысла жить не отыскал
Малец – праправнук Тех дедов,
Что были ПРАВДОЙ– твёрже скал
И ПОТОМ – праведных трудов.
А для чего живёт малец
Сегодня в мрачной бойне зла,
Не понимая, как Боец
Сжигал за СВЕТ – себя дотла?

Сегодня римской – из утех
Малец СМИ вновь вооружён.
Он не поймёт Безвестных – Тех,
Коль без войны разоружён!
Да не за что и воевать:
Работы нет, нет и семей!
И старая седая мать
Лишь шепчет горько – пожалей…

Ужель наркотик и кровать –
Единственное! – что дано?
Кого седой на помощь звать,
Коль ЖИТЬ НЕ ХОЧЕТ сын давно?..
03.02.2018.

23.
Хвала НАРОДУ-ПОБЕДИТЕЛЮ…
Кто жив в войне остался – ПОБЕДИТЕЛЬ!
В той конкурентной схватке – Жуков – вне,
Народ – Герою на параде – зритель,
И гарцевал Георгий на коне!
Великие Победой генералы
На лаврах почивали, век – герой!
Любой ценой! Победу кровью брали,
На Одр рвались
в свой справедливый бой

Любою кровью! Только б в срок – победа!..
И вспомнишь Ржев, как гибли здесь бойцы,
Когда на энный штурм –
по мёртвым! – бредом
Ползли, чтобы воздеть побед венцы.
Ползли под рёвом бешеных орудий
По скользким трупам –
под приказ – вперёд!
Седели Фрицы, их встречая грудью,
С ума сходили – в живодёрне рот!

И самой грандиозной и жестокой
Времён всех –
битва Ельня! – Вязьма! – Ржев! –
Означена – в Истории! – без срока…
Так защищали подступы к Москве!
Мильоны тел мальчишеских остались
На рубежах, страшнее, чем сам ад,
Но выстояли и Москву не сдали!
И Готта – добивал уж Сталинград!

Земля Смоленская
и – под кровавым Ржевом
Горела и дымилась гарью тел,
И Сталинград горел в аду сражений,
«Котел» сомкнув на волжской высоте.
В « котле» под Вязьмой – миллион погибших
Бойцов советских. Ты – ЦАМО, спроси!
А жертвы Сталинграда кто опишет?
Тож – миллион защитников Руси!

Да столько ж Фрицев,
в том « котле» сгоревших!
Народов бойня – за богатый край!
Героями ВСЕ – затыкали бреши,
Мальчишьими телами – под ура-а-а!
Любой ценой Победа! Марш! И гибла
В боях жестоких Армия страны…
Но полководцы – не ценою «быдла»
Победу добывать в войне должны!

Котельников, Горбатов – побратимы,
Из Первой мировой – пришли к – Второй,
Те – берегли солдат, и директивы
Обыгрывали местною игрой
И – побеждали! Только меньшей кровью!
Не мясники, а гении войны!
Наказанные – Жуковской «любовью»
За свой талант,
опальны – без вины!

А Вяземский « котёл» не Жуков ль создал?
Погублено шесть Армий пред Москвой,
Под Сталинградом, всё ж – Великой кровью! –
Но выиграл у Гитлера свой бой!
Талант, военный гений полководцев
Так мало значил в лаве директив,
Но у строптивых полководцев бьётся
Не столь солдат,
сколь МЫСЛЬ,
военный стиль!

В живых – оставшиеся полководцы –
В сиянии и гордости наград!
Погибшие – в земле! Но – сгустком солнца!
Забытых их! – величит вновь парад…
Так кто же победил в Великой бойне?
НАРОД!!! Своею Жертвою святой!
Да будут прокляты
ВСЕ
в мире войны,
Где полководец – лишь один Герой!

Да будут прокляты вожди, что страны
Ввергают в следующий смертный бой,
Играют Третьей мировой! Не странно ль,
Суть – ядерной, чтоб сгинул род людской?
Безумие военное заразно –
Психозом массовым людской толпы!
Чтут войн сраженья – развлеченьем праздным
Мерзавцы власти – государств столпы…

Ржевско-Вяземский плацдарм (до марта 1943г.) –
грандиозно-кровавая мясорубка.
Только под Ржевом погибло около 2-х миллионов
(официальные данные до 1999года – 1 324 823 советских солдат)! Это больше, чем в каждой битве: под Москвой, Ленинградом, Сталинградом, Курском, Воронежем, Берлином и т.д. Самая жестокая и кровопролитная битва в истории человечества! И нет оправданья за жертвы, когда СВЯТОЕ, за что умирали наши деды, оскверняется… Сегодня в России извращена цена Победы…
22.12.2017.

24.
И за отца – боец здесь мстил…
Бойцам 1-го Инстербургского
танкового корпуса генерал-лейтенанта
В.В. Буткова, сражавшихся за Сталинград,
отцу моему, ст. лейтенанту, командиру
зенитно-артиллерийского взвода ЗАП 1720,
Борису Яковлевичу Котельникову,
посвящается…
Отец – боец двадцатилетний,
С зенитным взводом – впереди!
Мстил корпус танковый за Ельню,
За Сталинград пылавший – мстил!
За Вяземский котёл Голгофный,
За миллионы душ мальцов,
За смертный стук сердец ознобных
Советских яростных бойцов!

За миллионы – Неизвестных!!!
Шли миллионы новых душ,
Чтоб кануть жертвенно в безвестность,
Но землю… вызволить – из стуж…
Зима – в боях сорок второго –
Лютее зим – и не сыскать! –
И плавились снегов покровы,
Готовые, в огне – пылать!

Земля горела, трупы тлели,
Остался – жив, вершили бой!
И взрывом – возносились мели –
Кровавой падали волной…
Сражался Сталинград за Веру,
Беспроигрышную – средь Вер!
Не – христианскую химеру,
За – ЖИЗНЬ! –
Святую меру мер!!!

Здесь – каждый мальчик –
был Спаситель,
А девочка – военный Бог!
Здесь – каждый плот –
в жизнь,
как «Гаситель»,
А каждый камень – кровью сох!
И мой отец – зенитным шквалом
Салютовал – ВАМ – Сталинград!
Чтоб жертва – тщетною не стала
Средь новорожденных малят,

Чтоб осознал люд – меру боли,
Погибших жертвой – в Вере той!
В ней деньги – не играли роли,
А властвовал – порыв святой
За Сталинград! За Родину! Семью!
О2.02..2018. Сталинград.
75-летие Сталинградской битвы.

25.
Исповедь защитника Сталинграда…
Отцу, Борису Яковлевичу Котельникову
(1921-1997) ,посвящается…
Я выжил в распроклятой той войне,
Забыть её – мне не дано! Не – в силах!
За Неизвестных мстил в слепой вине –
Отец – под Вязьмою лежит в могиле…
Дивизия его – тож полегла,
Всё – Неизвестные, бойцы-мальчишки!
От парты меня Армия взяла,
Вновь в двадцать лет ВОЙНА смахнула книжки…

И в сорок первом – на одних фронтах
С отцом сражался я, малец безусый,
В котле сгиб он, в редеющих рядах,
Где? – двадцать лет не знали! – не вернулся!..
Шёл пересмотр истории – в верхах,
В шестьдесят пятом – орден мне вручили
За подвиги отца! Что – без греха!
Срок – пересмотра битв! Тех, что забыли!

Да как забыть, коль горько помнил сын,
О деде внучка не решалась молвить…
Тьма судеб, брошенная на весы,
Качалась! Кто – герой? Где – сгибла совесть?
Признала власть: сражался, как герой,
И в Памяти – оставили потомкам…
Но в тьме Безвестия – мильонный строй,
И говорить не смели о нём громко!

Я – выживший, об этом говорю,
Стыжусь, что смерть соратников – забыта,
За всех – вам ПАМЯТЬ вечную творю!
Мы – выжившие – НИКОГДА! – не квиты.
Курганы ВАМ – великие! – поднять
Над смертными военными котлами,
Святые обелиски, чтобы Мать
Обиды охладила слёзной пламя!


А полководцев выжившей страны
Музеи, словно храмы, величали б…
Мы, выжившие, чтить свой род должны
И в Славе и погибельной Печали!!!
Нам, выжившим, век – жить за всех дедов,
Не до любивших и не догоревших,
Чтоб мир и счастье – символом веков
Над нами возносились в жизни грешной!

Чтоб дети наши – верили стране
И эту веру внукам передали,
А внуки – вновь! – не плакали в вине,
Что государству – веру потеряли…
Я выжил – в распроклятой той войне…
18.02.2018.

Осенью 2017 года в честь Победы в Сталинградском сражении 1942 года, я приняла участие в литературном конкурсе «Горячий снег» с своей прозаико-поэтической дилогией «ИЩУ ДЕДОВ» поэтической эпопеи «Счастье земное», которая стала одной из лучших представленных работ.! И это была – моя Сталинградская Победа.
























Глава 8. Саратовщина. Полторецкие – сыны и дочери саратовских Дергачей. Военные судьбы.
В книге 13 «Ищу дедов» моя мать, Лидия Тихоновна Полторецкая (1921-2005), в своих « Воспоминаниях о роде, о времени и о себе…» пишет о военных судьбах своих братьев Николае и Петре Полторецких, отце Тихоне Владимировиче Полторецком. Рассказала самое главное, что все родились и выросли в саратовских Дергачах, на своей малой родине, о которой помнили всю свою жизнь. Когда семья Полторецких бежала из Дергачей от раскулачивания в 30-х годах прошлого века, отцу Тихону было 36 лет, старшему брату Петру – 16 лет, среднему брату Николаю – 14 лет, а ей, Лидочке, - где-то 10 лет. Счастливое-несчастное детство прошло в Дергачах, и как его не помнить всю жизнь!
Фронтовиков (а они – все фронтовики) увековечивают по месту рождения и по месту гибели. В тыловом Татарстане в Книге памяти героев военного трудового фронта увековечен Тихон Владимирович Полторецкий (1892-1969).
Чистополь……..
Имя Петра Тихоновича Полторецкого (1914-1982) увековечено торпедно-минным заводом «Арсенал», города Владивосток, которому он отдал 40 лет своей самоотверженной трудовой жизни.
За трудовую доблесть награждён многочисленными орденами: «Трудового Красного Знамени», «Знак Почета» и множеством медалей, в том числе «За героический труд в ВОВ».







Пётр Тихонович
Полторецкий
с сыном Колей
на руках, с женой
Антониной Иосифовной
Полторецкой
-Томашевской.
Владивосток.
май 1951 г.







Таганрог. 2016. Семья Н.П. Полторецкого, сына Петра Тихоновича Полторецкого.






Праправнук Веригин Иван в медалях и орденах своего прапрадеда Петра Тихоновича Полторецкого с отцом Ильей Веригиным (слева) и дедом Николаем Петровичем Полторецким. 2016 г.







Имя Лидии Тихоновны Полторецкой, санинструктора ЗАП 1720 Танкового корпуса генерала Буткова, (1921-2005) увековечено в «Книге памяти вернувшихся с ВОВ» г.Волгограда, а также на Интернет-сайте Латвии «Наша Победа».

Интернет-сайт Латвии «Наша победа», Лидия Тихоновна Полторецкая (1921-2005).

Полторецкая Лидия Тихоновна


25.03.1921 - 29.04.2005

Красноармеец Лидия Тихоновна Полторецкая – санитарный инструктор 3-й зенитной батареи 1720-го зенитного артиллерийского полка 1-го танкового Инстербургского Краснознаменного корпуса. Член ВКП(б)/КПСС. Русская.
Родилась 25 марта 1921 года, уроженка г. Дергачи Саратовской области РСФСР. После раскулачивания семья Полторецких бежала на Каму в татарский старинный купеческий и хлебный город Чистополь. В школу в Чистополе пошла в 11 лет, во второй класс. Прекрасно училась сначала в школе №6, затем в школе №3 и в 20 лет в 1941 году с отличием закончила 10 классов школы №1.
В РККА с сентября 1943 года, после окончания экстерном шестимесячных Роковских медицинских курсов, призвана Чистопольским РВК Татарской АССР.
Под Новый 1945 год, сочеталась фронтовым браком, с лейтенантом Котельниковым Борисом Яковлевичем – командиром батареи 1720-го ЗАП.
15 февраля 1945 года Приказом № 01/н по 1720-му зенитному артиллерийскому полку, красноармеец Л.Т. Полторецкая – санитарный инструктор 3-й батареи, награждена медалью «За отвагу» за то, что:
«18.1.45 г. во время налета авиации противника и под артиллерийским огнем тов. Полторецкая оказала медпомощь 8 раненым бойцам».
В мае 1945 года в Кенигсберге, демобилизована по беременности, 5 сентября в Чистополе родилась дочь Ольга.
В 1948 году поступила в Казанский стоматологический мединститут на врача-стоматолога, через два года перевелась в Молотов. С 1952 года работает врачом-стоматологом, на временно освобождавшихся по беременности ставках, по объявлению, в городах Татарии и России: Казань, Молотов, Агрыз, Владивосток, Рыбинск, Йошкар-Ола, Волжск, Зеленодольск и под конец жизни в Чистополе. Была также парторгом партийных ячеек и редактором-оформителем стенных газет, так как прекрасно рисовала. В городе Владивостоке была избрана народным депутатом Первореченского районного Совета депутатов трудящихся города Владивостока.
22 июля 1987 года, в честь празднования 40-летия Победы, Лидия Тихоновна награждена орденом Отечественной войны II степени за №6326294.
Умерла 29 апреля 2005 года, похоронена на мемориальном Дмитриевском кладбище в г. Волгоград.

















• •

Дочь, Ольга Борисовна Полторецкая-Котельникова
Россия, г. Волгоград
04.10.2017

Закончила свою войну мать моя, Лидия Тихоновна Полторецкая на Кёнигсбегском плацдарме, войдя в Кёнигсберг, столицу Пруссии, со своим зенитно-артиллерийским полком 1720 в составе 1-го танкового корпуса генерал-майора Буткова 1-го Белорусского Фронта. Всю жизнь, впоследствии, она рассказывала мне о сказочно-прекрасном городе Кёнигсберг, ставшим руинами. Это в нём она в заключённом в декабре 1944 года фронтовом браке с моим отцом ст. лейтенантом, командиром зенитно-артиллерийским взводом ЗАП 1720 1-го танкового взвода генерала Буткова, Борисом Яковлевичем Котельниковым (1924-1997), провела свой медовый месяц, чтобы в пятый день золотого сентября 1945 года появилась на божий свет я, их дочь, дитя Победы над Пруссией, дитя Победы в Великой Отечественной…

Довоенный Кёнигсберг







Бои за город Кёнигсберг. 1 танковый корпус генерал-лейтенанта Буткова








Послевоенный павший, разрушенный Кёнигсберг. 1944-1945 гг.











…ОН ЗАЩИЩАЛ ЛЕНИНГРАД В БОЯХ 41-го…

Когда мёртвые упрекают живых…
Так где похоронен, ты, боец Николай Полторецкий – Николай-Байкал? Дерзкий отчаянный парень с синими глазами?
… А вот имя Николая Тихоновича Полторецкого (1916-?) и его увековечение обросло легендами.
Полевая почта СССР №962 донесла до его родителей в Чистополе последнюю весточку в/ч 844 с ленинградского фронта 10 ноября 1941 года .На почтовой открытке – несколько строк с пожеланием «здоровья и жизни на белом свете, как свободным людям,» своим любимым: маме, тяте., сестрёнкам Лиде и Раичке, жёнке Поле с дочкой Люсей
Музей-мемориал ВОВ Национального Музея РТ указывает согласно сведениям ЦАМО дату гибели его, как без вести пропавшего, – 10.10.1941года. В Чистополе РТ чтят память Николая Тихоновича Полторецкого и его имя можно прочесть на Аллее Памяти погибших в Великой Отечественной. Прекрасная, ухоженная Аллея Памяти с монументом героям ВОВ и Вечным огнём, у которого благодарные чистопольцы проводят свои памятные даты, возлагая дедам цветы почитания и любви, вызывает благодарное уважение к администрации Чистополя РТ.


Следующий документ ЦАМО свидетельствует о невозвратных потерях чистопольцев, призванных на фронт вместе с Н.Т. Полторецким Чистопольским военкоматом в 1941 году.


Вторая информация ЦАМО о его гибели 08.08.1942 года в концлагере Котлы появляется в Интернете как о военнопленном и похороненном в братской могиле в деревне Котлы Кингисеппского района Ленинградской области.
Что же это за Котлы, где – возможно! – похоронен Николай Тихонович Полторецкий? Кингисеппский район Ленинградской области до сих пор хранит остатки сотен фортификационных сооружений, 2-х и 3-х амбразурных дотов. Здесь в начале ВОВ шло Кингисеппское противостояние, с миллионом погибших в ожесточённых боях, от голода в войсках и в самом Ленинграде, в фашистских концлагерях. Солдаты по пояс в болотах отчаянно держали линию обороны Ленинграда. Обессилевшие от голодной диспепсии( 100 граммов сухарей на солдата в сутки – с самолётов) попадали в госпитали, которые при их захвате фашистскими войсками, становились концлагерями и где советских бойцов либо использовали, как рабочую силу, либо при попытке к бегству – расстреливали. В Кингисеппском районе – сотни памятных знаков, стел, памятников на местах обороны и гибели советских бойцов, на местах фашистских концлагерей, где были уничтожены советские бойцы, ставшие узниками тех концлагерей. Братские могилы разбросаны по всем населённым пунктам Кингисеппского района, в том числе и в Котлах. В Котлах имеется четыре братских военных захоронения, одно из которых на месте бывшего фашистского концлагеря «ДУЛАГ» №101 близ церкви Николая Чудотворца.
Согласно сведениям «Военно-патриотического журнала» №11,2006, включающим «Спецсообщения начальника Управления НКВД СССР по Ленинградской области и городу Ленинграду о положении в районах Ленинградской области, занятых немецкими войсками от 4 января 1942, комиссара госбезопасности 3 ранга Кубткина, сообщается, что в деревне Котлы в концлагере находится около 1000 человек, установлена немецкая власть и организованы трудовые работы военнопленных из Котловского концлагеря.
В Котлах – много местного населения-эстонцев, которые вступали в карательные отряды против населения и партизан. В оккупированных Котлах было организовано волостное управление, объединяющее все близлежащие деревни. Возглавил его бывший кулак Баранов, ставший руководителем карательного отряда в 40-50 человек для поимки партизан, выявления советского актива, расстрела военнопленных, грабежа населения.
Лагерь военнопленных в Котлах 1941-1942 г.г. находился на территории усадьбы-имения семейства Альбрехтов, а также в церкви Николая Чудотворца. Здесь же находился и немецкий штаб. Рядом с церковью Николая Чудотворца был расположен и немецкий(бывший советский) аэродром. Усадьба имела множество подземных ходов. Одна из легенд Котлов гласит, что подземные проходы усадьбы-концлагеря были завалены телами пытавшихся бежать военнопленных советских солдат. Выход подземного хода в 50-х годах прошлого столетия был найден, но его не обследовали из-за ветхости сводов (в 2001 году усадьба перестала существовать: рухнули стены). Проверить эту легенду на сегодняшний день не представляется возможным.



Письмо Военного комиссариата городов Кингисепп и Сланцы Ленинградской области, Военного комиссара О. Харченко от 27.03.2018г. , №21891












Усадьба Альбрехтов и церковь Николая Чудотворца, ставшие концлагерем для советских военнопленных, и братские могилы узников этого концлагеря

Боец Николай Тихонович Полторецкий, двадцатипятилетний Николай-Байкал, сражался на Кингисеппском направлении в составе 8 Армии., где шли напряжённейшие бои в лесисто-болотистой местности. 25 августа 1941 года Военный совет Фронта в директиве командования 8 Армии (командующий армией генерал-лейтенант П.С Пшенников) указывал на крайне ответственную роль 8 Армии в обороне Ленинграда, так как 20 августа 1941 года 18 армия Германии завязала бои с частями 8 Армии за Кингисеппский УР.
Как пишет военный обозреватель А. И. Исаев в обозрении «Котлы., Кингисеппский УР»: в состав Кингисеппского Участка Обороны под командованием генерал-майора В.В.Семашко входили 90, 118, 191 СД 8 Армии На тот момент силы фашистского вторжения в 3 раза превосходили кадровые армии РККА: 8 Армию, 11-ю и 27-ю, численность которых составляла 375 863 тысячи бойцов (если советская дивизия насчитывала в среднем – 8710 человек, немецкая дивизия – 16 850 солдат). Сразу же была разбита 11 Армия. Нарва (11 стрелковый корпус 8 Армии) пала 17 августа вслед за Кингисеппом (14 августа 1941г). Кингисеппская область попала под оккупацию 23 августа 1941года, а была освобождена 1 февраля 1944года. Бои за Ленинград шли ожесточённые.
Так 14 июля 1941 года был организован контрудар при личном участии командующего Северным Фронтом, генерал-майора М.М. Попова, и главнокомандующим войсками Северо-Западного Фронта маршала К.Е.Ворошилова. Но войска попали в огневую ловушку фашистов.
На Кингисеппском направлении оборону держали 11СД, 119СД, 191СД 8 Армии. Одной из причин захвата тыла советских войск и причиной военных трагедий разных стран в годы Второй Мировой войны стало отсутствие мобильности УР – укрепленного района нового типа фортификации с его немобильными ДОТами, ДЗОтами. При отступлении Советской Армии был получен приказ командующего 8 Армии, М.М.Попова, взорвать все ДОТы. Было уничтожено 25 ДОТ, 21 БОТ, 25 ДЗОТ. Многие защитники Ленинграда погибли при отступлении: сгинули в болотах, расстреляны фашистскими самолётами на бреющем полёте, попали в плен.
8 Армии удалось избежать окружения и вывести в тыл свои оставшиеся дивизии: 268-ю – боеспособную, 118-ю – обескровленную и три – разбитые ( 11-ю, 48-ю и 125-ю). Именно они впоследствии организовали фронтовую оборону Ораниебаумского плацдарма, с которого в 1944 году начался разгром немецкой группировки под Ленинградом.
Горько было выжить в том году! В том году жестоком 41-ом!
Здесь земля горела, как в аду, и звенели на пределе нервы…
В одном из подразделений (так как наград – нет, определить точно воинскую часть не представляется на данный момент возможным, полевая почта СССР - №962:штамп почтовой открытки от10.11.41 по Чистополю) 8-ой Армии сражался в 1941 году и Николай Тихонович Полторецкий. И при отступлении оказался в плену наряду с тысячами других советских солдат. Он попал в концлагерь в Котлах «ДУЛАГ» №101, просуществовавший до 1943 года. Поскольку Николай был прекрасным слесарем и судомехаником по мирной довоенной профессии в татарском Чистополе, не исключено, что фашисты могли его использовать и для обслуживания немецкого аэродрома в Котлах
Но, так или иначе военнопленные пытались бежать и, видимо, некоторым бежать удавалось. Не исключено, что бежал и мой мальчишка-дядя, Николай Тихонович Полторецкий (1916-?), так как его захоронение поисковые отряды Беларусии нашли в 2013 году в районе деревни Леваши Речицкого района Гомельской области Республики Белоруссия.
Третья смерть настигла моего дядю Н.Т. Полторецкого 11.11.1943 года уже в Белоруссии под Гомелем, в Речицинском районе под деревней Леваши. Сведения об этом предоставляет сайт «Наша Победа» деревни Леваши. Пишет об этом попечитель братской могилы в Левашах, Татьяна Гущина, сайт которой замолчал на сегодня. Мы – серебряные, седые волонтёры, по возрасту своему не успеваем сказать , ответить…увы…В деревне Леваши над братской могилой погибшим красногвардейцам возвышается прекрасный памятник-мемориал. Это стараниями попечителя Татьяны Гущиной он поддерживался в достойном состоянии, и её инициативой указано имя пропавшего без вести дяди Коли : Полторецкий Николай Тихонович (1916-1943).
Вечная память погибшим в боях и без вести пропавшим бойцам Красной Армии, но упокоенным на родных просторах родной земелюшкой. Родным нашим дедам – Вечная Слава и память…

http://www.pobeda1945.su/pmbox
http://www.pobeda1945.su/frontovik/34558
Полторацкий Николай Тихонович

Пол: мужской
Дата рождения: 0.0.0
Место рождения:
Национальность:
Должность:
Звание: рядовой

Попечитель:
Татьяна Гущина

Подразделения, в которых служил Фронтовик:
Пока ни в одно подразделение этот Фронтовик не добавлен.
Захоронение: Беларусь, Гомельская область, Речицкий район, деревня Леваши














Дополнительная информация
Домашний адрес во время войны:
Родственники во время войны:
Дата призыва: 0.0.0
Место призыва (военкомат):
Дополнительные сведения: погиб 16.11.1943
Выжил / пропал без вести / погиб: погиб
Близкий: нет
Дата и время создания карточки: 2013-01-23 23:03:56
Дата и время последнего изменения: 2013-01-23 23:03:56




Монументы на братских могилах воинов ВОВ в Левашах

Речица, – вспоминает участник тех боёв волгоградский поэт Фёдор Сухов, – считалась то ли маленьким городком, то ли большим селом. Чистота кругом – не российская… И вот за Речицкий район в 1943 году шли жестокие бои. И сегодня, сколько ещё осталось на этой земле окопов и обвалившихся блиндажей с торчащими полусгнившими брёвнами. Следы страшной войны, в которой солдаты погибали безымянными, а если и выживали, то и сами не понимали, как это чудо произошло! Войны, в которой советский солдат шёл в бой, как в последний раз…и – Царство Небесное! – в последний раз… Невероятная, чудовищная история, но очевидная.
Как же оказался Николай Полторецкий в Левашах? А дело, видимо, могло быть и так. Последние письма дяди Коли матери Анне, моей бабушке, были датированы 1941 годом. В них он писал о страшном голоде в обороняющих Ленинград войсках: по сто граммов сухарей - ежедневно сбрасывали с самолётов на одного бойца! – и о голодной диспепсии среди солдат, которой страдал и он. По рассказам вернувшихся в Чистополь с войны однополчан и не вернувшихся: Просвиркина Н.И., Павлова И.И, Подвальнова А.Д., Пажаева А. И., Пономарёва А.А., Постелова Л.Н., Плеханова А.Е. Прохорова А.Г., его видели в последний раз в живых в военном госпитале, где он оказался среди умирающих от голода бойцов. Советский госпиталь в ходе боёв видимо захватили немцы, превратили в концлагерь, расстреляли умирающих больных где-то у рва в деревне Котлы Кингисеппского района, а медицинские документы по-немецки педантично оформили…умер.
Но двадцатипятилетний парень, видимо, лишь раненый, когда фашисты ушли после расстрела, пришёл в себя и выбрался из под мёртвых своих товарищей и пополз к лесу на восток, на Белоруссию. Август, лето 1942года, грибы, ягоды, дичь. И как ему, который в детстве убегал на Байкал, не выжить! Полз, шёл по ленинградским и белорусским лесам и болотам, пока не вышел на советских белорусских партизан. И – война продолжалась для него ещё один год, до 11.11.1943 года! И уже здесь, под Левашами, погиб бесстрашный дерзкий парень, Николай Тихонович Полторецкий, мой кровный дядя Коля.
Федор Сухов после белорусских сражений выжил, а мой дядя Коля героически погиб за родную землю, за Дергачи, где родился, за Чистополь, где его ждала семья: родившаяся в 1941 году дочка Люся, жена Полина Тихонова, мать Анна, отец Тихон и сёстры Лида и Рая.. Памятник –мемориал в деревне Леваши под Речицей – это символ трагического мужества безвестных солдат, это символ и его мужества и жажды жизни.
Трижды убиенный! Трижды воскресший – для меня! Мать, отец, сестры, жена Полина Тихонова, давно, не дождавшись сведений о нём, умерли. Дочка Люся – Людмила Николаевна Полторецкая (1941-2017) умерла в июне 2017 года в городе Казань. Казанские правнуки Николая Полторецкого не проявляют интереса к своим прадедам. Демократические правнуки…, которым кроме «бабла» ничего в жизни не интересно.
А на родине Полторецких, в Дергачах, сопротивляются даже тому, чтобы вписать имя земляка-героя на мемориальной плите памяти погибшим в ВОВ дергачёвцам. И где она историческая справедливость?..
Все мои обращения в военкомат села Дергачи заканчиваются уверениями военкома Р.Р. Аминова, что он сделал всё, чтобы изменить ситуацию к её решению, неоднократно обращался в Администрацию. Однако видимо, вопрос внесения записи о гибели земляка Н.Т. Полторецкого на памятную доску Дергачей стал для администрации камнем преткновения.

Письмо военного комиссара Дергачевского и Озинского районов Саратовской области Р.Р. Аминова №1568 от 16.10.2017 г.о попытках военкомата увековечить имя бойца Николая Тихоновича Полторецкого в Дергачах.




Погибший и пленный – брошенный на произвол солдат! Всё советское время – сведения о пропавших без вести – под запретом! Пришла пора реабилитировать погибших и пленных Неизвестных Солдат и поставить вровень с именитыми – известными погибшими! За Упокой и тех, и других! Две трети солдатских потерь от списочного состава армий приходится на Неизвестного Солдата! ТАКОВА ЦЕНА НАШЕЙ ПОБЕДЫ в ВОВ. Солдат и есть солдат – мальчишка, ведомый командиром! И не его вина, что немцы на период 1941-1942 гг. были сильнее Красной Армии.
Солдаты сделали всё возможное, чтобы победить: смертью смерть попрали – для выживших!!! Горькая истина не может нравиться никому, а особенно – в России. Смягчим боль поминанием по Неизвестному Солдату – за упокой! Вечная память!!! Мы вспоминаем лишь победы, а пораженья, как не в счет, своею кровью наши деды – Победам начали отсчет…
Недавно я разговаривала в волгоградском лицее № 6 на своём тематическом вечере, посвященном Неизвестному Солдату, с школьницей.:
– Твой прадед был на фронте. Он – герой!» - утверждала я.
– Нет, он – пленный! Без вести пропавший! Не герой! – ответила она.
– Война – без плена не бывает! И твой прадед – настоящий Герой! Умирал жертвенно в концлагерях, когда его сдавали в плен беспомощные генералы...

Т Р И Ж Д Ы У Б И Е Н Н Ы Й …

Безвестному солдату, Николаю
Тихоновичу Полторецкому (1916-194?),
дяде моему, посвящается…
1.
К вам обращаемся сердцем из тьмы…
Время пришло вспомнить всех поимённо,
Армии наших погибших дедов,
Нам, старикам, Честью их вдохновлённым,
Слово сказать в эпилоге крестов.
Сколько насказано Подвигу – славы!
Сколько пролито слёз! Реки – в моря!
Как погибали, а выжив, из лавы
Огненных смерчей в бой рвались, не зря.

Родина! Травы под детской ногою!
Родина! Мамы усталой рука!
Родина! Дочка с улыбкой такою,
Что задушить мог нещадно врага!
Сколько смертей – пали в сердце солдата,
Сколько разрушенных отчих домов,
Что над врагом беспощадной расплатой
Стал вечный бой – без Нюрнбергских томов!

Яростно бились и смерть принимали,
Выбора не было – смерть, только смерть!
И лишь ослепшие ангелы знали,
Тьма нас погибла, чтоб жить вечно впредь!
Ваши деды мы, кровь ваша и сила –
Корни семейные! Вырви – как нет!
Памяти нет – нет семьи, нет могилы,
Станешь манкуртом – насельником бед!

Душу убьёшь – и ничто уж не свято,
Мать и отца опозоришь, убьёшь,
Дедовский подвиг, как дыбу солдата,
Всякому злыдню продашь ни за грош!
Помни, мой внук,
нежный правнук, воспомни!
Стали сегодня – ровесники мы.
Помни, за вас умирали мы в бойне,
К вам обращаемся сердцем из тьмы.


Не повторите военных ошибок,
Мир сохраните, любовь и весну!
Памятник нам – не бездушная глыба,
Памятник нам –
ПОБЕДИТЕ ВОЙНУ!!!
04.03.2018.

2.
Мальчишкой я убит…
Трижды убит, быть забыт – не хочу!
Благословил не напрасно поэта,
Чтоб в поминанье томили свечу,
Чтоб жажде жизни слагали сонеты!
Жажде любви и к жене и к родне,
Самый бесценный дар жизни – семейство!
К родине милой, что нет и родней.
То – передали деды нам в наследство.

Господи! Как я люблю! Сохрани!
Дай мне пожить, пережить ужас смерти!
Тихо, как в детстве! И ясные дни
Вижу за адом войны круговерти…
Чирк – пуля, чирк – по заслону дерев,
Лес белорусский, озёра без следа,
Речка и Речица… Шквал, озверев,
Взрывов и пуль нас сживает со света!

Норы окопов, глухих блиндажей
Не защитят, не спасут от фашиста,
Цели – в тумане дымов Левашей…
Гнева, отчаянья ярость! Пуль свисты!
Дал нам без выбора Бог – умереть,
Зло проклиная врага, смертью лютой.
Нам – ждать Победы! Фашисту – звереть!
Я и в аду – этот ад не забуду.

Нет мне покоя, коль враг топчет род
В том, сорок третьем, и в век двадцать первый…
Так за кого я сражался народ,
Чтоб наркоманы зверели и стервы?

Чтоб мой правнук ухмылялся на стяг,
Цвета крови моей, цвета Победы,
И не фашист, а – родной крови? Враг
Стала старуха ему и мы, деды?
Трижды убит! Быть забыт не хочу!...

3.
О поминовенье дед взывает…
Речица малая да Леваши –
Ни городок в лесах, ни деревенька…
Сколько мальчишек безусых лежит
В братских могилах, ушедших навеки.
Ищут их родичи семьдесят лет,
Не откликались – без строк интернетных,
Умерли дети, отец старый, дед…
Правнуки ищут солдат безответных!

Сколько смертей пережил ты, солдат?
Госпиталь немцы в упор расстреляли,
Утром очнулся – жив, кажется! Свят
Господи, дай мне от сил твоей жали!
Дай доползти, помолясь на восток,
К родным местам, земля-матка накормит!
Ягод, грибов! – не голоден роток,
Сам не захочешь, земля не угробит!

Вот – и родимый солдат! Сам Господь
Встретил парнишку на летней полянке…
Чуть оклемался – и в строй, новый взвод
За Леваши в бой пошёл спозаранку.
– Смертушка, в третий раз отойди,
Не надышался простором родимым!
Огненный шквал у солдат на пути,
Даже и в смерти те непобедимы!

Руки раскинуты, небо – в глазах,
Синее небо Руси – Беларуси,
Стынет слезою, как лик в образах :
– Матушка, жёнка, дочурка! Иисусе!
Господи, родным ты весть передай,
Как я хотел в мирном солнце быть рядом!
Пусть ждут Победу и сгинет беда!
Будут на Площади Красной парады!

Внуки мои, не дожить мне до вас…
Ангелом светлым душа к вам взлетает,
Не отведите своих синих глаз,
Дед ваш о поминовенье взывает…
Речица малая да Леваши…
4.
Отгремела война…
Отгремела война, свой оставила след,
По лесам блиндажи, да окопы, траншеи,
Да могилы, где воин, сражаясь, прошед,
Да надгробья для тех, кто с крестами на шее.

Люд горюет у памятников боевых,
Рядом с русским – стоят у могил белороссы,
И цветенье живой богородской травы
Ветер ласковый – духом живого разносит.

Да по сёлам везде обелиски стоят.
Мёртвы – срама не имут, в бою все – Герои!
Белорусский и русский, обнявшись, – солдат,
А за ними Безвестные строятся строем.

Побратимы славянские, корни – в веках!
Мы и в смерти, и в жизни – неразделимы,
Пока мирные дети и небо – в руках,
Пока дружба военная – неодолима…
Отгремела война…
05.03.2018.

5.
Родной мой, как бы был - не лишним…
Ещё одно пишу сказанье,
Что память бережно хранит:
Брат мамы, дядя мне по званью,
Бесплотным призраком глядит.
И никогда и не видала,
Да и увидеть не могла!
Его под веткой краснотала
Земля навечно приняла

В разгромном страшном сорок первом…
Во хляби нарвовских болот
Лежит парнишка оробелый…
Тот не герой, коль страх не бьёт!
Жестокий год мильон солдатский
Ничтожил за Отчизны честь,
И он лежит в могиле братской
Без орденов…
Не в славе – честь…

Мальчишка дерзкий и весёлый,
Лишь двадцати пяти годов,
За дочку Люсю с жёнкой Полей
Отдать и жизнь всегда готов!
А баба Анна век молилась,
Глаза к портрету возносив:
– О Господи, пощады – милость
Дай сыну моему! Спаси!

И век ждала – с слезой застывшей…
Без вести он погиб в боях!
–Родной мой,
как бы был не лишним
Мне – в помощь, в старческих краях!
И помню, мама взгляд вперяла
В прохожего, с его лицом…
Немой вопрос тот – предварял он:
– Нет! С вашим
не знаком отцом!

Не знал он, что она в нём брата
Погибшего нашла черты…
Горька семье его утрата
И неизвестность маяты!
И вспомнила рассказ я Люси,
Со слов, кто в детстве его знал,
Как на Байкал мальцом-урусом
Отец за золотом сбежал.

Но не доехал, парня сняли –
И поезд без него ушёл…
Но Колею-Байкал прозвали,
Мальцу – тринадцатый год шёл!
Да благо, знали б только это!
На крыльях мельницы летал,
И дрался храбро, до победы,
Ну, в общем, - Николай-Байкал!

Теперь в моём альбоме вечном
Прославлен Николай-боец,
Мне – дядя призрачный, предвечный,
А Люсеньке – родной отец!..
13.02.2017.


6.
И будет умирать – за продолженье рода…
Святое дело – вспомнить поимённо,
Поведать миру подвиги дедов! –
Тот скорбный список павших и казнённых,
Тех, не продолженных – детьми родов,
И, выживших в смертях, военнопленных
В концлагерях на ужас всей семье…
Лишь МАТЕРИ – коленопреклоненно
Будут любить и тех, кто на скамье

Судимы – «за военную измену»
В концлагерях и в вражеском плену…
Знать, выше ЖИЗНИ – не нашли те цену,
Знать, брат, – за жизнь других отдал одну!
Кровь – человечья, души всех – различны!
И суд – лишь жизнь им с родным и святым!...
Сей день – зрим ужас: Совесть – неприлична
Там, где царюют жёсткие «браты»,

Там золото – цена всем благам жизни!...
Здесь – страх! – причинен не в его вине,
Предатель ли? Познай – ценой Отчизны,
Коль Горбачёвы – стали вновь в цене!
Предатели… О чём их тщатся думы,
Свой мир – в свой рай заветный превратить?
Русь предают – не трус, а толстосумы!
Ну а СОЛДАТ – мнит бедняка родить,

И будет умирать за продолженье рода,
И чтить за то и Господа, и власть!
Великая судьба Руси народа,
Что НИКОГДА Руси не даст пропасть!...
Святое дело – вспомнить поименно,
Поведать миру подвиги дедов!...
27.04.2018.









Дергачи, Дергачевские мотивы. 2017 г.






Храм Михаила Архангела, в котором венчались мои деды Полторецкие и крестились их дети. 2017 г.



В этом приезде в Дергачи, директор МБОУ СОШ №1 Л.У.Каржау любезно пригласила меня провести поэтическую встречу «Род Полторецких – в Дергачах в историческом аспекте» со школьниками Дергачевской школы.


Село Дергачи Саратовской области, СОШ МБОУ №1, 03.10.2017г.


Саратовщина. Село Головинщено. Крепостной род Левиных у помещиков Нарышкиных.
А я продолжаю распутывать паутину своей родословной и родовой памяти, и спрашиваю себя, какие генные качества рода Полторецких помогают нам бороться за жизнь и побеждать в этой борьбе. Живучесть и бойцовские качества прадеда Грицко Полторецкого с Украины или прадеда Степана Левина из села Нарышкино, внешностью и дерзостью в которого пошёл и Николай Полторецкий? Про Степана Левина в семье ходил слух, что он отмечен кровью семейства Нарышкиных, бывших владельцев поместья Нарышкино в селе Головинщено Новоузенского уезда, крепостными которого были в своё время, до 1861 года, то есть до отмены крепостного права в России, мои прапрапрадеды Левины.
А двенадцатилетнюю девочку, Анну Степановну Левину, будущую мою бабушку, воспитывал в своём поместье и хотел удочерить в 1909 году опять-таки помещик Василий Львович Нарышкин. У него, в Падах, была прекрасная усадьба, с большой каменной оранжереей, парком с редкими породами деревьев, два здания с 2-х и 3-х ярусными башнями и дом с мезонином, образцовое сельское хозяйство с разведением овощей и лошадей. В.Л.Нарышкин построил народный дом с библиотекой и самодеятельным театром.
Здесь прошло отрочество моей бабушки А.С. Полторецкой-Левиной, деды которой были крепостными помещиков Нарышкиных, определявших судьбы своих крепостных. В господские дома на обучение в качестве прислуги, брали лишь самых толковых и красивых 11-12-ти летних деревенских детей. Прекрасная Анюта прослужила в барском доме до 16 лет, была и служанкой, и подругой господским дочкам, в одежде и внешности мало чем отличаясь от них (до смерти последнего Нарышкина).
Следует сказать, что село Нарышкино-Головинщено Новоузенского уезда, что на реке Большой Узень, в котором проживал род Левиных, как сообщает в своём письме от 20.03.2018 за № 76 директор «Государственного архива Саратовской области» филиал в г. Пугачёве, О.С. Ерохина, по списку населённых мест Самарской губернии за 1910 год насчитывало 120 дворов с 860-ю крестьянами. В селе была церковь, церковно-приходская школа, земская больница с врачом, фельдшером и акушеркой, три ветряных мельницы. То есть бывшие помещики проявляли заботу о бывших крепостных. Помещики Нарышкины владели обширными землями на всей Саратовщине : в с. Головинщено, с. Камышево, в поместье Нарышкино-Пады и др.
Здесь же в этом письме сообщается, что на хранении в архиве имеются документы архивного Фонда Исполнительного комитета Дергачёвского волостного Совета Новоузенского уезда за 1918-1927годы. И в списке раскулаченных «Буржуев, кулаков, спекулянтов Дергачёвского уезда значатся БРАТЬЯ ПОЛТОРЕЦКИЕ – мои кровные деды, о которых я писала в своей книге 13 «Ищу дедов» поэтической эпопеи «Счастье земное». И этот биографический факт подтверждён Государственным архивом Саратовской области.

Нарышкино-Пады. Усадьба Нарышкиных Пады

Село Пады Балашовского района Саратовской области находится на правом возвышенном берегу реки Хопёр. Оно было основано в 30-е годы 19 в. Название произошло от русского слова "впадина". Первая улица села когда-то начиналась по береговой впадине Хопра, отсюда произошло и название села.
В 1831 году Кириллу Александровичу Нарышкину(1786-1838), чиновнику министерства иностранных дел, были дарованы земли в Прихопёрье. Его сыну, Льву Кирилловичу Нарышкину(1809-1855) принадлежало и село Нарышкино-Головинщено Краснопартизанского района Саратовской области.
На протяжении 16 лет с 1852 года управляющим в усадьбе работал Александр Петрович Беляев, один из участников Восстания декабристов на Сенатской площади.
Расцвет и окончательное формирование облика усадьбы относится ко второй половине 19 века, когда она принадлежала Василию Львовичу Нарышкину(1841-1909), сыну Льва Александровича. Сохранился прекрасный парк, заложенный в 19 веке, где встречаются редкие для Нижнего Поволжья растения: сосна чёрная, ель европейская плакучая, тополь дельтовидный, а также липа, дубы. Бордюры главного въезда - центральной аллеи парка были выполнены из цветного стекла. Строгая трёхрядная аллея из сибирской ели и сегодня ведёт от въездных ворот к центру усадьбы. Его образуют два здания: двухэтажный дом с трёхъярусной башней и дом с мезонином и деревянной ажурной верандой.
Последний владелец Падовского имения - Василий Львович Нарышкин имел 85 тысяч десятин в богатом чернозёмном уезде Саратовской губернии. При нём в усадьбе велось образцовое сельское хозяйство. Здесь занимались разведением овец и лошадей. Когда-то в Нарышкинском имении были: кирпичный завод, три мельницы, большая каменная оранжерея, фруктовый сад, винокуренный завод, множество овчарен, имелся паровой маслобойный завод, перерабатывающий более 1000 пудов подсолнечника в сутки. Падовская мука сбывалась в Москву, Санкт-Петербург, Ростов, Новгород, Черкасск. На средства Нарышкиных был выстроен Народный дом. В нём помещалась библиотека и театр, на сцене которого ставились самодеятельные спектакли.
В селе Гусёвка Падовского имения было опытное поле по выращиванию зерновых и кормовых культур. Все работы на поле были поставлены на научную основу.
Бывшая усадьба Нарышкиных в Падах – это уникальный по сохранности и исторической ценности комплекс.





Дмитрий Лобанов.
Саратовские помещики Нарышкины.История села Головинщено Краснопартизанского района Саратовской области. Село Нрышкино-Головинщено.

Лев Кириллович Нарышкин(1809-1855) вполне мог быть отцом многих крепостных детей, в том числе и вашей прапрабабушки, в селе Нарышкино.
А вот портрет его отца, Кирилла Александровича Нарышкина (1786-1838)

Кирилл Александрович Нарышкин (1786-1838)
К сожалению, существующая в вашей семье легенда о побочном родстве с Нарышкиными, это только предположение, также, как предположение, что фамилия вашей бабушки – Левины – от имени Льва Кирилловича Нарышкина (1809-1855). В таком случае, Степан мог родиться не позже 1855. И ему при рождении дочери было около 40. Вот портрет Льва Кирилловича...


Лев Кириллович Нарышкин (1809-1855) Сергей Кириллович Нарышкин-брат
Льва Кирилловича

Везде характерный нос...
А на портрете Василия Львовича, воспитателя вашей бабушки Анны Левиной, прослеживаются черты большого сходства с сыном вашей бабушки, Николаем Полторецким. Возраст вашей бабушки Анны подходит только одной дочери Василия Львовича, (но они – не совсем одногодки) - Натальи Васильевны Нарышкиной (1891-1978).в замужестве Сомовой.
Василий Львович был владельцем имения Нарышкино-Пады. Отметьте, умер в 1909 г., а Ваша бабушка почти сразу перестала быть воспитанницей – (в 1910 её выдали замуж)
Василий Львович Нарышкин
(1841-1909)

Дмитрий Лобанов, кандидат исторических наук.
История села Головинщено Краснопартизанского района Саратовской области.
7 апреля 2018 г.

Интернет - диалог
Дмитрий 13:27.2018.
Головинщено было приданым жены Льва Кирилловича Нарышкина , княжны Марии Васильевны Долгоруковой (1814-1869). Село вряд ли было продано, так как освобождение крестьян наступило почти сразу после смерти Л.К. Нарышкина. Он мог продать усадьбу с землей, но без крестьян. Надо будет посмотреть еще и уточнить в одном справочнике...
Фотографий детей Василия Львовича мне не встречалось. А про село и имение нашёл следующие сведения:
- В 1837 году село стало вотчиной князя С.В. Долгорукова, при котором получило промышленное развитие (2 кожевенных, 5 поташных заводов). Входило в состав Нижнеломовского уезда. Перед отменой крепостного права – в составе «Блиновской вотчины» Марии Васильевны Нарышкиной.
- В Головинщено у помещицы – 1021 ревизская душа крестьян, у них 254 двора на 177 десятинах усадебной земли, 474 тягла (повинности отбывали смешанно – барщина и оброк, с окладной души или земельного участка платили по 7 руб. в год, кроме того по 3 руб. на подати и прочие расходы), у крестьян 3198 дес. пашни, 731 дес. сенокоса и 167 дес. выгона, у помещицы – 1951 дес. удобной земли, в том числе леса и кустарника 1363 дес.
- Крестьяне вотчины обрабатывали 1077 дес. барской пашни, сад и огород, возили хлеб к местам продажи, убирали 100 дес. сенного покоса, охраняли лес, хлеб и все строения помещицы, доставляли все материалы для господских построек (Приложение к трудам, т.2, Н.-Ломов.у., №16). После реформы 1861 года – волостной центр и центр 2-го стана в уезде.
То есть до отмены крепостного права, скорее всего, никаких продаж не было... Село и имение было приданым Марии Васильевны Долгоруковой-Нарышкиной и принадлежало ей, а не Л.К. Нарышкину.
Дмитрий 16:41
Там путаница с губерниями - сначала Головинщино (Сергиевское) Пензенской губернии, потом Головинщино (Нарышкино) уже Самарской губернии.
Дмитрий 17:04
Все-таки Головинщено продано не было. В числе землевладельцев Самарской губернии в 1902 г. числился Василий Львович Нарышкин - тут и далее: Головинщено и с. Головинщино (оказывается было и деревня, и село Головинщино), также Неяловка и Варваровка. (Если только сам В.Л. Нарышкин не продал имения). Деревня Головинщино - Чембарский уезд Пензенской губернии, села Головинщино, Неяловка и Варварка по Нижне-Ломовскому уезду Пензенской губернии. Это Головинщино-Сергиевское. А в Самарской губернии в 1900 г. было именно Головинщено (Нарышкино) тоже.
Но это деревня в Новоузенском уезде. Последнее, наверное, именно то, что мы ищем. Было ли оно продано сказать пока не берусь...
Дмитрий 17:09
Да, именно это. Теперь – Головинщено Краснопартизанский район. После Головиных – деревня в 19 в. вместе с крепостными крестьянами, переходит, как наследство, или приданое: от князя Гагарина к князю Долгорукову; от князя Долгорукова к Нарышкину. 19 февраля 1861 года, согласно царского манифеста все крестьяне, в том числе и крестьяне Головинщено, были освобождены от крепостной зависимости. Таким образом, опять с продажей или с проигрышем в карты не получается...
Дмитрий Лобанов

Комментарий Ольги Полторецкой. Для истории - историкам села Нарышкино…Головинщено: название Головинщено в современном звучании, видимо, было оставлено по фамилии одного из бывших владельцев, и вряд ли село было проиграно Нарышкиными в карты, как утверждает местная легенда.

Ольга Полторецкая. Наследственность Анны Полторецкой-Левиной….

А семейная легенда об отце бабушки Анны Степановны Полторецкой-Левиной, как побочном потомке помещика Льва Кирилловича Нарышкина подтверждается портретным сходством помещика Кирилла Александровича Нарышкина, отца Льва Кирилловича Нарышкина, и потомков бабушки Анны Полторецкой-Левиной, деды которой были крепостными Нарышкиных в селе Нарышкино-Головинщено.
Особенное сходство прослеживается на правнучке Анны Левиной, Раисе Анатольевне Балакиревой-Ивановой. Предполагаемая линия генной наследственности (слева - направо): Кирилл Александрович Нарышкин (2 фото), Иван Степанович Левин, Анна Степановна Полторецкая-Левина, Николай Тихонович Полторецкий - сын Анны Левиной, Раиса Тихоновна Иванова-Полторецкая - дочь Анны Левиной, Раиса Александровна Балакирева-Иванова – правнучка Анны Левиной.
По факту фамильного портретного сходства историком-краеведом, исследователем исторического некрополя Донского монастыря, кандидатом исторических наук, методистом Центра Музея Великой Отечественной войны 1941-1945. Москва, Дмитрием Владимировичем Лобановым было подмечено: "Да, сходство есть и большое... Но этого мало, чтобы доказать происхождение. Все это на уровне семейного предания. Вот, если бы найти упоминание о девочке в семье Нарышкиных в каких-нибудь источниках, воспоминаниях. Но семейные предания то, что должно присутствовать в каждой семье...
У меня сегодня вечером лекция о наших Беляевых в Преображенском храме... Удалось выяснить целый ряд интересных родственных связей Беляевых (фабриканты Залогины, купцы Германовы и т.д.). Я в мае буду смотреть еще архивы, а потом уже пришлю дополненный вариант статьи о Беляевых..."
























Предполагаемая наследственность Левиных (по семейной легенде)

На изображениях (слева - направо): Кирилл Александрович Нарышкин – отец Льва Кирилловича Нарышкина, Иван Степанович Левин, Анна Степановна Полторецкая-Левина, Николай Тихонович Полторецкий - сын Анны Левиной, Раиса Тихоновна Иванова-Полторецкая - дочь Анны Левиной, Раиса Александровна Балакирева-Иванова – правнучка Анны Левиной.


Письмо МБУК «Межпоселенческое КДО Дергачёвского муниципального района №35 от 12.02.2018 г.




Данное письмо из краеведческого музея села Дергачи является документальным подтверждением того, что деды моей бабушки Анны Степановны Левиной – Полторецкой были крепостными помещика Л.К. Нарышкина, владевшего селом Головинщено-Нарышкино.

Вот из такой среды, от такого благодетеля и вышла моя шестнадцатилетняя сиротка, бабушка Анна Степановна Полторецкая-Левина, которая стала матерью своим достойным детям и бабкой своим советским внукам! Гены, всё решают гены и воспитание!
Мы – потомки родов Полторецких, Левиных, Котельниковых, Беляевых имели в дедах – достойных предков: героев и полководцев, миллионеров-фабрикантов и попечителей московских церквей и даже – дворянских предков Нарышкиных в побочном крепостном родстве. И сами стали везде первыми, ведущими…Добрые российские гены…

Саратовское Головинщено, Краснопартизанский район. Военная судьба моего двоюродного деда, Ивана Степановича Левина (1903-1981).

Иван Степанович Левин (1903-1981) - мой двоюродный дед, родной брат моей бабушки Анны Степановны Полторецкой-Левиной.

Иван Степанович Левин – герой Великой Отечественной войны.
село Головинщено Саратовской области.

Он участник Великой Отечественной. Сержант. Был ранен в бою при защите Отечества. Вернулся с фронта инвалидом войны. Кавалер двух победных медалей: «За победу над Германией» и «За Победу над Японией». Эти награды доблестный сержант получил в 1945 году. За боевые заслуги имеет «Орден Великой Отечественной» 2-ой степени.
9 мая 1945 года Указом Президиума Верховного Совета СССР была учреждена медаль «За Победу над Германией в ВОВ 1941-1945 гг.». В числе первых награждённых были маршалы Константин Рокоссовский и Фёдор Толбухин, генералы Антонов, Пуркаев и др.
Этой медалью награждались военнослужащие советских войск, принимавшие участие на фронтах ВОВ или обеспечивающие Победу своей работой в военных округах, в т. ч. и те, кто выбыл из войск по ранению и болезни, или были переведены по решению гос. и парт. организаций на другую работу вне армии, лицам в составе партизанских отрядов в тылу врага.
Указом от 5 февраля 1951 года было установлено, что в случае смерти награждённого, данная медаль остаётся семье для хранения, как память. Государству не возвращается.
Давала право на награждение юбилейными медалями, посвящёнными 20-летию, 30, 40, 50, 60, 65-летию Победы в ВОВ. Учреждена после подписания Акта о Капитуляции Германии. Медалью награждено почти 15 мл. человек.
9 августа 1945 года три советских фронта, созданные в Забайкалье и на Дальнем Востоке перешли в наступление. Вместе с ними действовала Монгольская народная революционная армия при поддержке советского Тихоокеанского флота и Амурской речной флотилии. Всего на советско-японском фронте было сосредоточено более 5 млн.солдат и офицеров, 26 тысяч орудий и миномётов, более 5 тыс. самолётов, 5.5 тыс. танков САУ, около 600 кораблей различных типов и классов.
Командовали войсками маршалы А.М.Василевский, Ф.Я. Малиновский, К.А. Мерецков и др., адмиралы Н.Г.Кузнецов, И.С. Юмашев и Н. В. Антонов. Им противостояла самая мощная сухопутная армия Японии – Квантунская, насчитывающая 1.2 млн. солдат и офицеров и большое количество разнообразной военной техники.
2 сентября 1945 года Квантунская армия была с №-х сторон окружена, при этом освободили Северную Корею и значительную часть Китая. Очистили от японских захватчиков Курильские острова и Южный Сахалин.
2 сентября 1945 года Япония подписала акт о безоговорочной капитуляции. 30 сентября 1945 года была учреждена медаль «За Победу над Японией»
Всего медалью были награждены 1.818 млн. человек, этой медалью был награждён и сержант Иван Степанович Левин за боевые заслуги в сражениях с Квантунской Армией.
Военный комиссар А. Капитонов сообщил мне адрес племянницы деда Ивана, Моисеенко Галины Ивановны, проживающей по адресу: Краснопартизанский район, с. Головищено, ул. Лесопольная д. 6 кв. 1. И теперь я жду ответа на моё письмо-запрос к моей левинской родственнице о военной судьбе моего деда Ивана Степановича Левина. Но скорее всего, мне предстоит поездка в Краснопартизанское село Головинщено, где я ожидаю услышать более подробную информацию о моих прадедах Левиных. Жаль, что при жизни деда Ивана, я не сумела с ним встретиться…Молодость не интересуется преданьями семейной старины…

Письмо военного комиссара (г. Пугачёв, Ивантеевского, Краснопартизанского, Перелюбского и Пугачёвского районов Саратовской области) А. Капитонова от 23.03.2018, №946





Иван Степанович Левин, согласно этому письму увековечен в Книге Памяти 1941-1945, том 12 Саратовской области Российской Федерации.












С К А З А Н Ь Я С Т АР И Н Ы С Е М Е Й Н О Й …


Семейство Полторецких. Чистополь. 1952 г.

Благодарной памяти воспитателей моих:
деда Тихона Владимировича Полторецкого и
бабушки Анны Степановны Полторецкой -Левиной,
посвящаю…
1.
Божья благодать…
Анна Светлейшая – Божья благодать,
Тихон Светлейший – счастья свет земного
Мне заменили и отца, и мать,
Дали тепло очага родного.
В жизнь направляли отчей добротой,
Мир мне открыли за порогом дома,
Стала достойна памяти святой
И благодарна – слову их простому:
– Внучка, терпи, свой добывая хлеб,
Счастье,
как птицу,
долго не приручишь…
Прожила век с верой в счастье на земле,
Но закончить, право,
с верой в Бога –
лучше…
Анна Светлейшая – Божья благодать,
Тихон Светлейший – счастья свет земного…

2.
Но и в трудах краса не свялась…
Преданья старины семейной
У стариков живут в устах:
Как дев растили не келейно
В домашних хлопотных трудах,
Как хлопцев приучали к полю,
К земле – кормилице семьи,
И пляской тешился люд вволю
У рощ, где пели соловьи.

И молодёжь жила при деле!
Венчалась, чтоб рожать детей…
А у сирот – одни метели:
Нет матушки – жизнь в нищете!
Красавицу-сиротку Анну
Помещик взял служанкой в дом,
И стал тот дом небесной манной
После мытарств – в селе родном.

Была служанкой и подругой
Шалуньям радостным она –
Вальсируют из угла в угол,
Весельем жизнь упоена!
Одета – по последней моде –
Корсаж и звонкий каблучок,
Не барышня, не нянька вроде,
Открыты – шейка и плечо!

Так заневестилась Анюта –
Скромна, прелестна и умна,
Под локоном – два изумруда,
Стать не крестьянская видна!
Помещик добрый –
к ней, как к дочке,
А выросла – просил, как быть?
И завещательною строчкой
Хотел её удочерить…

Но бабушка вмиг отказала
И забрала Анюту, в том,
Приданое ей заказала
И стала к внучке ждать сватов.
Девчонке лишь всего шестнадцать!
Нашёлся сразу ей жених,
Хохол весёлый – в восемнадцать,
А ры-ы-жий! Словно пламя лих!

Стерпелось, кажется, слюбилось,
Вошла в семью, где Бог – не Бог.
Снопы вязать, жать научилась
И обшивать по моде снох!
Чуть стает снег, еду затарят,
Семьёю – в поле, засевать,
Там и ночуют, там и варят,
Хлеб смолотивши, снова жать!

Но и в трудах краса не свялась
Лилейной кожи, волос – в чернь!
Лишь с каблучками распрощалась,
Замужней – форс не до очей!
Помещичье ей снилось детство,
Мечтала дом обставить свой,
И быт былого королевства
Взнести над женскою судьбой.

И час настал, в подарок дядя
Отдал саманный новый дом:
– Свои, родная! Не в накладе!
Отделаешь своим трудом!
И вот, не дом – оранжерея!
Вьюны по стенкам – в потолок,
И фикусы, листвой жирея,
Заполонили ей порог.

Пусть – не усадьба, но просторно,
Не дом – цветущий зимний сад!
Анюта с детками задорно
Дом обжила, и каждый рад.
У сыновей – свои кроватки,
И комнатка у дочек есть.
А за столом огромным – кадки
С деревьями, что будут цвесть.

Вьюны висят на медных кольцах
И нежатся, пленяя взгляд
И в день, когда над веретёнцем,
И в ночь, лишь дом луной объят.
А муж умчался вихрем в степи
За табуном лихих коней.
И заработок мужнин крепит
Достаток их семейных дней…

Гражданской отгремели войны,
Коллективизация пришла,
День – раскулаченьем убойным
Разрушил мирный день села.
Анюту в Казахстан сослали,
А Тихон – с сынками убёг,
И разлучённые предстали
Прицелу каторжных дорог!

Но Тихон отыскал всем выход:
Бежать на Каму – и осесть!
Собрал семью – и, матка-лихо!–
В Татарию всех смог привезть.
Так в Чистополье оказались
Деды мои и моя мать,
Здесь родилась – я, и сказанье
Судьбы моей – срок начинать.

А, значит, об отце Борисе,
О маме Лиде – в боль войны,
И как моими – стали выси
Татарской, но родной страны!
А это повесть – не на ночку,
Есть, что мне внукам рассказать!
Ну, а теперь я ставлю точку,
Чтобы немножко помечтать…

А в Чистополье род мой беглый,
Кому и Бог уж не судья,
Из полымя да снова в пекло!
Война обрушилась – в сватья!
Сосватала на фронте маму –
Я родилась – её трофей!
Смерть дядю Колю в общей яме
Венчала в траурной строфе.

Сосватала и дядю Петю
В японском дальнем далеко.
Чтоб бобылём не быть на свете,
Он Тоню ввёл в кольцо рукой.
Да Раечку мою сосватал
Любвеобильный партизан…
На всех война, как клейма, даты
Расставила… И лишь слеза

Вела Анюту-мать, чтоб выжить…
Пришёл дед из Казани, сед,
На фронте трудовом в ноль выжат,
Пришёл с чахоткой средь побед.
Оставшиеся – снова вместе
И делят поровну кусок.
И Поле, Колиной невесте,
Давали тож на посошок…

А внуки народились – снова
На бабушкиных все руках…
Всем – с лаской и без злого слова!
От боли – слёз нет на веках.
Наплакалась бы Нюра вволю,
Да выплаканы видно все
За женскую святую долю
На горькой жизненной стезе!

Сын Петя на восточном моле
Родил ей внука, в брата честь
Назвал по-родственному – Колей
И тем с войной закончил месть.
А дочка Колина, Людмила,
Голубоглаза и стройна,
Забыть нашла, родная, силы.
Что с нею сделала война.

И Раечкины детки – крепки,
Росли привольны, как грибки…
Всех высидела их наседкой,
Всем жизнь дала из-под руки!
Целую бабушкины руки
Я в памяти, как в детстве том…
Жизнь одарила счастьем муки,
И счастьем жизни под Крестом!

И я – военная добыча,
Любимой матери трофей,
Всё написала, память клича,
Шепча, как в детстве, – не робей…

3.
Невеста – в день! Навек – жена!..
Все в юности мы ищем счастье,
Все девы – принца ждут в резон,
А принц соседский – не упасть бы
Мне с этих призрачных колонн!
В девчонках – бабушку пытала:
– Смогла ведь деда отыскать?!
Ты сказки с принцем ожидала?
– Наш дед – король был, как не ждать!?

Своё семейное преданье
Так начинала мне она:
– А с дедом не было свиданий,
Невеста – в день! Навек – жена!
Заглядывалась на парнишку
Соседского в своей весне,
Ну, а судьба иную книжку
Раскрыла незнакомо мне.

Как-то в ночи я вдруг проснулась:
Приснился день – и тройка вскачь!
К окну растерянно метнулась:
Купец-жених спешит горяч!
Вот сваты – на порог, и ры-ы-жий
Детина с ними – будь здоров! –
Я – в слёзы, ведь любила Гришу…
Проснулась, ну а сон – не нов!

То поняла, когда в дом сваты
Назавтра свататься пришли.
И тот детина конопатый –
Чёрт рыжий, шёл в дом издали!
Его и знать-то я не знала,
А было мне шестнадцать лет.
Чуток он старше – дети малы!
Невестушка – и весь ответ!

Меня и спрашивать не стали,
Да с сироты – какой и спрос?
И мы женой и мужем стали,
Любила ль – не решён вопрос…
Но верною была супругой,
Рожала деток по добру…
А век закончился разлукой,
Похоронила поутру…

Вот лишь тогда он стал мне дорог,
Как помогал, я поняла,
Что был супруг златой – не ворог.
И больше не имела зла!
Всё времени мне не хватало
Супруга помощь оценить
За колготнёю деток малых,
За хлопотами, как женить.

Все мои детки разлетелись,
Похоронила деда я,
Тогда и поняла, что спелась,
В любви благой судьба моя…
Я – помянула деда тоже,
Наперстие на лбу творя,
И думала, был век хороший,
Хоть в доме не было – рубля!

Что в дружной помощи прожили
Военный век добра и зла…
Не в сказке дед да баба жили…
Мечтала: вот бы я-а-а смогла!..
11.02.2017.

4.
Знать, Аннушка, судьба такая…
Рассказывала мать преданья:
–Наш род был крепок и силён.
Грицко, прапрадед в поле брани
Ни разу не был побеждён,
В боях кулачных на деревне
Сильнее не было руки!
Как богатырь былинно-древний
Мне виделся он у сохи.

И сыновья-красавцы статью
И мощью тож – не слабаки,
Пришли на Волгу с Закарпатья,
Осели у степной реки…
И Тихон дед – лихач отменный,
Влеком дорогой на Восток,
И в страстной жажде перемены
Осваивал простор дорог!

Пустыни, степь, верблюды, юрты
И прелесть азиатских дев
Он лицезрел под чёрной буркой,
Лихим наездником воссев.
Горячий конь и знойный ветер –
Желанней не было мечты!
Гнал табуны – за них в ответе! –
Через казахские посты.

Друзья – казахи да киргизы,
А ночь – разбойный лиходей,
Но Бог щадил!
Лишь укоризны
Слала Анюта – Жаль детей!
Останутся мне все в сиротах,
Как будем выживать тогда?
Бродяжничать – что за охота!
Важней – семейная звезда!

Дед отвечал, коней седлая:
– Мне – удаль, а семье – кусок!
Знать, Аннушка, судьба такая,
Мне жить набегом на Восток,
Табун коней, ряды верблюдов
Гнать из пустынь в приволжский край!..
Гнал под Саратов – ниоткуда
Отчаянный приволжский бай!

И эта вольница – наследством
В моей волнуется крови.
В сыновней – тоже! И нет средства
От этой кочевой любви!
В скитаньях сына упрекаю…
Да вот же кровь, куда кровней!
И у него, знать, жизнь такая,
Менять жён и менять коней.

Дед по отцу – тот мореходец,
По матери дед – офицер,
А прадед – вовсе полководец!
А он – лев, тож – не просто зверь…

5.
Трагична участь бедной Маши...
Памяти Марии Владимировны
Четвериковой-Полторецкой…

О младшей дочери Аксиньи,
Прабабушки из Дергачей –
Краёв для неугодных ссыльных,
Я расскажу под темь ночей.
Сейчас февраль – и день короток,
А вечера тем хороши,
Что разбираю папки фоток –
Сокровища моей души.
И повесть мамину читаю
О судьбах родичей в войне,
Листы о Машеньке листаю,
Что зореньки была нежней…

В Гражданскую войну на Волге
В селе на брата вышел брат,
Откажутся – расстрел недолгий!
То ль красный, белый ль виноват?
Квартировал вояка красный,
Сорокалетний ловелас,
И Машеньку – протест напрасный !–
В ночь умыкнул от отчих глаз.
Четырнадцать Марусе было –
Прелестный цвет родных степей!
Уж хороводиться ходила,
Но всё ж – ребёнок! Хоть убей!

Вернулась с Яковом-супругом,
Сынишка Коля был… Прими!..
Не стал старик ей верным другом
И изменял – чёрт баб возьми! –
И было тридцать пять ей только
В расцветшей женской красоте!
Но ревностью к хохлушкам, полькам
Изныла Марья в маете.
И как-то приступила к мужу:
– Не любишь, Яков, ты меня!?
Я за тебя и жизнь порушу –
Отраву выпила, кляня.
И долго в ужасе кричала:
– Я жить хочу! Бог, пожалей
Детишек, что ему качала,
Нет деток для меня милей!
Как страшно! Яков!
Бабы слабы!
Спасите! Дети! Как им быть?..
Забрал детей, уехал к бабе,
И не приехал хоронить!

Аксинья воспитала внуков –
На фронте Коленька погиб,
О внучке Вале – ни сном-духом!
Не знают, что и говорить!
Была она бухгалтер старый,
Но подвела её сума,
Невиноватою – на нары
Её приветила тюрьма…
Трагична участь бедной Маши,
Детей унёс жестокий рок…
А в Дергачах – РОДНЫЕ наши
Где-то живут в кольце дорог…




Дергачи. 30-ые годы. Семейство брата моего деда,
Тихона Владимировича Полторецкого.



Род Семена Владимировича Полторецкого. Дергачи,1960-ые годы.
Василий Владимирович Полторецкий с дочерьми Валей и Тоней, Дергачи,1964 г


6.
В телеги семьи побросали…
Памяти дяди мамы Анны,
Алексея Ивановича Федотова…
И снова возвращает память
К преданьям маминой родни,
Где Дергачей советских знамя
И раскулачиванья дни…
Тех, кто домами – были силе,
В колхоз противились идти,
В Караганду на шахты в ссылку
Совет обязан был везти…
Той участи не избежали
Ни мать, ни дядя Алексей.
В телеги семьи побросали,
И умыкнули в даль степей
Детей и старцев, сидя, лёжа,
Не пожалели малых нас…
Там в ссылке умер дядя Лёша…
Мир его праху! Бог воздаст!

А помню, на крестинах Раи
Всех Алексей переплясал.
И мы плясали, в пир играя,
Дрожал от плясок мамин зал!
Налив наливки из графина,
Он причащался: Будь здоров!
Застолье сладкое и вина!
Дружили мы с детьми дядьёв!
Он мамы Анны – покровитель,
Им был подарен маме дом.
Мы, дети, в той семейной свите
Из нашего – неслись в их дом!
Два сына, дочки две у Лёши,
Дружили с нами – два-на два,
Нас – четверо, их столько тоже,
Дом наш выдерживал едва!

А жили рядом, чрез дорогу,
Вся жизнь, как свечка, на виду.
И дети, забывая Бога,
Шли в Комсомол в одном ряду.
И стала комсомолкой Тоня,
Косы обрезав благодать.
Отец, в отместку, сразу понял,
Пора дочь замуж выдавать!
И выдал за мальца Цветкова,
Бахчи отправил сторожить,
Озоровал муж её новый,
Не стала Тоня с парнем жить.
В приют детей пошла работать.
В семнадцать лет – кормить ребят.
Работать – не глазами хлопать!
От ссылки – тем спасла себя.

А жизнь, как жизнь,
текла строптиво
В роду – у матушки-земли,
И век двадцатый был ретивым,
И войны друг за другом шли!
Детей те войны забирали,
Две – мировых,
гражданской – кровь,
А мы назло им выживали,
Чтоб на земле жила Любовь…
13.02.2017.

7.
И Родиною стала новой Татария нам…
Преданья – устные сказанья,
Их в памяти хранит народ…
То сгустки боли и страданья,
И лучшего, что создал род.
Оплакан стыд гражданских боен,
Где брат на брата меч поднях,
Шёл стыд междоусобных воен –
Коллективизация – у дня…

И на семью семья восстала
В одном роду! В одной семье!
Семья Степана в колхоз встала,
Был раскулачен дед к зиме.
Голодный шёл двадцать девятый,
Уж близилась к селу зима,
Пришёл черёд и нашей хаты –
Не посмотрели, что саман! –

Описывать… И маме Анне –
Не прячет золото хоть где ?–
Вверх юбки!..
Ларь был деревянный
С одеждой детской и постель,
Всё – описали!.. И раздетых –
Её и малых трёх детей
Везти собрались
безответных,
На хутор «Красный» под метель.

Извозчик старый:
– Мы не звери!
Плевать, что конфискован дом!
Тащи постель! – Летели перья
Перин, подушек – и потом
Одежду, шапки, одеяла
На сани побросали, в грудь:
–Бери, молодка! Одеть малым
И валенки не позабудь!

– Не то замёрзнете дорогой!
У них – о Боже! – ничего
Нет! Кроме стен
в иконах с Богом,
И ни скота, и ни плугов!
Оставили старшого Петю,
Пятнадцатый ему шёл год:
– Ты за семью теперь в ответе,
Семья без помощи помрёт!

Всю зиму бедовал люд в «Красном»,
А в хате жило пять семей,
Всё – бабы, дети, не напрасно:
Мужик – в тюрьме! Все – без мужей!
На Рождество и Пасху славить
Ходили к хуторским домам,
А дверь молчала:
– Завтра, славный,
Ты приходи, малец, вновь к нам…

Поймать пытался парень рыбки
На речке в проруби чужой,
Хозяин проруби:
– Вот прыткий! –
Чуть не швырнул вниз головой…
А по весне отец нас выкрал,
Устроила родня побег
В Саратов, поездом на Сызрань,
На барже – к Каме…
Первый снег

Уж падал…Ночью к Чистополью
Приплыли все, кроме Петра,
Дед Абдурахман:
– Аллах, все голы! –
И приютил нас у двора,
В Татарской Слободе устроил.
Жилось у деда хорошо:
Нас, сорванцов, крутилось трое
Да четверо мальцов ещё!
И все сроднились: Коля, Рая,
Исхак, Лямига, Абдулла,
В том новом счастье, что без края…
В дому детей – куча мала!

А через год приехал Петя,
Во второй класс и я пошла
В одиннадцать лет – и заметьте.
Образованье Власть дала:
–Отец! Детей учить не будешь,
В тюрьму посадим – и конец!
Пора детей выводить в люди…
От ссылки прятался отец!

И десять классов в Чистополье
Я кончила в канун войны…
Вот так и вырвались на волю,
Сбежали от тюрьмы-вины…
Здесь нас по-новому мытарить
Судьба ли, доля начала.
В Татарской Слободе татары
Стали родней, чем кровь села!

А в Дергачах родня осталась,
Слала нам вести иногда.
Нас три семьи сбежали малы,
На Каму вырвались тогда.
Сиротины и Чугуновы
Делили с нами свой досуг.
И родиною стала новой
Татария нам!
В голод – друг!
И не Саратовские степи,
А Камский дружеский простор
Всем нашим детям вечной крепью
И Родиной стал с этих пор!
Так говорила мама Лида,
Жизнь вспоминая и родню:
– Эпоха целая закрыта!
И век – в роду,
как день ко дню…

8.
Был голод – и ничто не свято…
Памяти племянника деда Тихона,
Василия Семёновича Полторецкого…
Семейные влекут преданья –
Голодный тридцать третий год!
Не вороны люд поедали,
Друг друга поедал народ…
И государство не справлялось,
В гражданской бойне – голод – царь!
В колхозы продразвёрстки слали –
И опустел в хозяйствах ларь.

Селяне, отдавая, мёрли…
Племянник деда, Вася, вёз
Колхозный урожай и мёрзло
Зерно в ладони: Съесть ль ? – вопрос.
Опухший… Мучил его голод –
И съел-то горсти две всего!
Зерно разбухшее, как молот,
Желудок разнесло его.

Привёз мальца на элеватор
Конь мёртвым – горсть виной конца.
Был голод – и ничто не свято!
Сын ел – распухший труп отца…
13.02.2017.

9.
Все под Богом! И с нами – был Бог!..
Памяти предков бабушки Анны –
отца её, Степана Левина…
Драгоценность – жемчужина рода,
Баба Анна – прекрасна, умна,


Иван Степанович Левин – герой Великой Отечественной войны.
село Головинщено Саратовской области.






Отпрыск левинской гордой породы,
И судьба – благородством! – дана.
Как у Волги род Левиных прожил,
Не пришлось в раннем детстве узнать,
Род откуда? Фамилия тоже?
Кто был кто – её батька и мать?

И какого сословья? – не знаю,
Но фамилия – Левины – знак,
Что судьба – не была запасная,
Родом Левиных славен казак!
Стала бабушка рано сироткой:
Мать в младенчестве умерла.
Но сносила судьбу свою кротко –
Нянькой в людях, служанкой была.

Не осталась и в девках! За мужем!
Озорной дед взял замуж – кулак!
Знать достойного рода, к тому же
Сам Господь одобрял этот брак!
Приезжал после бабиной смерти
В Чистополье её брат Иван.
Орденами войны лихолетье
Род отметило, левинский сан!

Род Федотовых – тож бабы Анны,
Благородный помощник ей был…
Баба Анна, Иван – род Степана!
Про прабабку никто не спросил.
Ну а бабушка Анна мне, глупой,
Мало что говорить и могла…
Раскулачили нас! И под лупой
Не узреть родового ствола!
Все таились,
чтоб не проболталась,
Новых бед в новый дом не внесла.
О Саратовщине я не знала,
И семью, может этим, спасла!?
Да и мне, пионерке-девчонке,
Детство болью не стали пытать…
Лишь теперь сироте-старушонке
Всё б хотелось о Левиных знать…

Знаю, было нам, чем погордиться!
Всех прабабушек, прадедов – в слог!
Ведь текла в жилах
кровь – не водица!
Все – под Богом!
И с нами был Бог!
20.02.2017.

10.
И мир Господь оставил с ними…
Памяти дяди, Петра
Тихоновича Полторецкого…
Дальневосточные края
Невиданной красы и мощи,
Тихоокеанский плеск наяд,
И побережье – в сопках рощи.
Волна крута, ветра лихи,
Япония здесь – недалече,
И пишутся легко стихи,
Коль взгляд
красотами привечен…
Здесь каждая душа вольна!
О промысле морском печётся,
И здесь судьбу свою до дна
Пьёт, словно солнце
глубь колодца.
Бездонен тот колодец в рай
И чистоты необычайной!
Здесь обживал приморский край,
Как украинцы все, отчаян,
Мой дядя Пётр,
мой – век герой!
Хотя судьба его хранила,
И счастьем, и лихой порой
С избытком в жизни наградила.
Завод военный – «Арсенал»,
Он здесь и царь, и бог, советчик,
Изобретений сотни сдал
И орденами был отмечен!

Под знаменем труда он жил,
И баба Анна им гордилась,
Его трудом без меры сил,
А что нет рядом, примирилась!
Пётр трижды в гости приезжал
На Чистополье, мать проведать…
Из Дергачей сюда бежал
Юнцом, с плеч сбросить злые беды…
Мне было девять в тот приезд,
И день листвой сиял мне звонкой,
И дядя подарил на перст
Колечко, шляпку из соломки!

Счастливей не было меня!
Платьишко красное в горошек –
Хвалили шляпку день от дня
Все дети, восхищаясь тоже.
Тогда сошлась моя родня –
Пётр с Антониной, с сыном Колей,
Вся Раина была семья:
Нинок, Надежка. Люся с Полей!
Всех – фотография хранит!
Счастливыми и молодыми!
Ушли в бессмертье, под гранит
С наградами, сплошь золотыми.

А память шепчет:
– Для тебя
Они лишь – живы
и хранимы!..
Глядят на мир,
всех,
вся любя,
И мир Господь оставил с ними!
Владивосток мне предстаёт
В сиянье моря голубого,
И в памяти моей встаёт
Страна моя – в венце СВЯТОГО…
13.02.2017.

11.
Родной мой, как бы был не лишним…
Памяти дяди, Николая
Тихоновича Полторецкого…
Ещё одно пишу сказанье,
Что память бережно хранит:
Брат мамы, дядя мне по званью,
Бесплотным призраком глядит.
И никогда я не видала,
Да и увидеть не могла!
Его под веткой краснотала
Земля навечно приняла

В разгромном страшном
сорок первом…
Во хляби Нарвовских болот
Лежит парнишка оробелый,
Тот не герой, коль страх не бьёт!
Жестокий год мильон солдатский
Ничтожил за Отчизны честь,
И он лежит в могиле братской
Без орденов…
Не в славе – честь…

Мальчишка дерзкий и весёлый,
Лишь двадцати пяти годов,
За дочку Люсю с жёнкой Полей
Отдать и жизнь всегда готов!
А баба Анна век молилась,
Глаза к портрету возносив:
– О Господи, пощады – милость
Дай сыну моему! Спаси!

И век ждала с слезой застывшей…
Без вести он погиб в боях!
– Родной мой,
как бы был не лишним
Мне – в помощь,
в старческих краях!
И помню, мама взгляд вперяла
В прохожего с его лицом…
Немой вопрос тот – предварял он:
– Нет! С вашим
не знаком отцом!

Не знал он, что она в нём брата
Погибшего нашла черты…
Горька семье его утрата
И неизвестность маеты!
И вспомнила рассказ я Люси,
Со слов, кто в детстве его знал,
Как на Байкал мальцом-урусом
Отец за золотом сбежал.

Но не доехал, парня сняли –
И поезд без него ушёл…
Но Колею-Байкал прозвали,
Мальцу – тринадцатый год шёл!
Да благо, знали б только это!
На крыльях мельницы летал,
И дрался храбро до победы,
Ну, в общем, – Николай-Байкал!

Теперь в моём альбоме вечном
Прославлен Николай-Боец,
Мне – дядя призрачный
предвечный,
А Люсеньке – родной отец!
13.02.2017.

12.
И той Надеждой век жила…
Памяти сестры, Людмилы
Николаевны Полторецкой…
Ещё слезинка – из преданий
Послевоенной старины –
Немое жаркое страданье:
Сестра ослепла в дань войны…
Нет, не пришёл с войны наш Коля,
Земля в цвет крови забрала,
И долго замуж не шла Поля:
Дочь Люсенька, как цвет, росла:

Глаза, что небо, голубые,
Огромные – весь белый свет!
А парни сватались…Слепые,
Что Поля – ждет и скажет: нет!
И вот один, отказом злобен,
К ней постучал в окно под ночь,
И посмотреть – прижала лобик,
Её – ещё ребёнок – дочь!

Стекло от камня разлетелось –
И град осколков дочке – в глаз!
Вот так девичья доля спелась,
И синь небес в глазах угас…
И на поруганную долю,
Не смея со стыда смотреть,
В ночь удавился жених Полин,
Он выбрал петли злую смерть.

А Люсенька, утратив вежды,
Когда в девичью стать вошла,
Дочь родила, свою Надежду,
И той Надеждой век жила!..
Война трагедией сражений
Ломала судьбы и в тылах…
Но род наш оживал весенне
И жизнью
жизнь ему воздах…
12.02.2017.

13.
Вдали от гроз прифронтовых…
Памяти матери,
Лидии Тихоновны Полторецкой…
Иду по парку стройным шагом –
Скарятинский сад в память всем!
Здесь в сорок первом Пастернаком
Парк увековечен был в красе.
Весь цвет поэзии высокой
Квартировал здесь, в городке.
Глубокий тыл рождал в мир строки
О грозном сталинском броске.

Поэт в тылу – солдат на фронте!
И сокровенная строка
Величила народ! Цель вроде
Та же, что дулу – у стрелка.
И молодёжи Чистополья
Тот, вдохновлённый фронтом, пыл
Призывом был – за хлеб и волю,
И к Подвигу без меры сил!

Здесь мама юная встречала
На улицах и вечерах
Вождей духовного портала,
Что из московского двора.
И Симонов, и Исаковский,
Цветаева и Пастернак
В снегах тропинок чистопольских
Зимой гуляли допоздна.

И молодёжь – и не напрасно! –
Вдали от гроз прифронтовых
Ждала судьбы военной часа
И обращалась к ним на Вы.
Мать помнила, как вечерами
Восторженно встречали их!..
Поэты пели нежность Каме,
Чтоб грозным стал военный стих…
16.02.2017.Чистополь.


г.Чистополь, актив Пленума ГК ВЛКСМ , 20 июня 1942 г. С советскими писателями Сурковым А., Исаковским М . – Л.Т. Полторецкая(1 слева,1 ряд).

14.
Вот выучусь – и стану доктор…
О матери писать родимой –
И слаще, и больнее нет!
Её трагические зимы
Не описать, от груза бед.
Меня – в боль –
при смерти родила,
Да ревматизм в день уложил,
И где найти ей, бедной, силы,
Коль врач сказал –
на всю-то жизнь!

Но поднялась… А я в ту пору
Тож при смерти была – дитя…
То – голод не давал нам фору,
Нам, выжившим,
жизнь не простя!
Лишь за кусок с мякиной хлебной
Мать гнулась от работ день-ночь,
А баба Анна в помощь, бедной,
Кормила маленькую дочь.

Три года отходила болесть
И от любви, и от войны…
Ушла в Казань –
родным не в новость! –
Врачом стать, чтоб не знать вины:
– Вот выучусь – и стану доктор!
А Борька – будет инженер!
И дочка вырастет нам! Вот кто
Нас свяжет без иных химер!

Но…повесть бед её безмерна…
Мы выжили назло войне!
Лишь стала я – пугливой серной,
Орлицей – только лишь во сне…

15.
Ветка сирени…
Ветка сирени – в простом стакане,
Стол – из не струганой доски,
Ласка и счастье, словно в нирване,
От долгожданной её руки.
Блеск на губах и на маникюре,
Платье – нездешних мод и красы,
Локон в сияющей шевелюре
И на запястье – браслет-часы!

Эта прелестная женщина – мама,
Нет красивей её в детстве моём!
Ветка сирени дивнейшей рамой
Девичью хрупкость отметит её,
Краткость весны,
где мы встретились снова,
И через месяц расстанемся вскользь,
Нашу застенчивость – и ни слова
О безысходности жить нам врозь.

Ну, а у нас с тобой, сын любезный,
Всё было с точностью – наоборот:
– Как тебя много! – однажды в детстве
Кинул ты фразу в мой огород…

Справа - моя мать, Лидия Тихоновна Полторецкая,
Молотов,1951г.
16.
Память детская о святом…
В Слободе – мой родимый дом,
Отчий двор – на мечеть – да в небо!
Память детская – о святом:
О любви отеческой в небыль!
Дед да баба – отец и мать:
Мать скиталась, кусок добывая.
Всё на ней – накормить, одевать…
Благо Русь без конца и без края!
Раз в году – праздник в доме том,
В отпуск к нам призрак-мама летела.
Целый год по совету потом
Жить, как мама родная велела.
Дом добрел от святого рубля,
Что добыт был работой упорной!
Всех кормила, у Бога моля,
Счастья дому, себе – непокорной.

Чистополье не дало куска,
Стоматолог – в больнице не нужен!
В деревнях, с сединой у виска.
Добывала семье хлеб на ужин.
Вот и старость, и сына кормлю –
Руки матери – благословенны! –
И, как мать, я у Бога молю:
– Дай судьбу
сыновьям незабвенным!

Шлю и утром, и ночью и днём
На труды благоволенье,
Материнской слезой и огнём
Благоволю сынов стремленье.
И мулла вторит мне с высот
Обновлённой татарской мечети:
– Всем, растущим у отчих ворот,
Счастья,
мира,
покоя на свете!..

17.
Суровою любовью мы взросли…
И в старости нам горько умирать,
Не долюбили нас, недовстречали,
Суровых дней – послевоенных! – рать
В трудах горбатилась в немой печали…
Ночей не досыпала мать:
– Бы жить!
Суровою любовью нас любила:
Одеть, обуть и чем-то накормить!
В том – Божий смысл любви её и сила.

Суровою любовью мы взросли
И понесли её в судьбу сурово,
Колючим терном горестной земли
Терпка святая ласка рук и крова.
Да есть ль другая ласка на земле,
Коль нищенство судьба нам присудила!?
И в детстве – сына! –
в беспросветной мгле
Суровой лаской я мальца любила:
Одеть, обуть и толком накормить,
Да выучить –
последний грош для школы!
Святою лаской лишь себя корить,
Сын – без работы, как король, но голый.
А где венец, там и судьбы конец,
Года мои – листвою облетели.
Святою лаской – явится в дом жнец
С косой лукавой в посвисте метели.

Пусть вещий взор надежды обманул
На жизнь благую и достаток хлеба…
В ушах стоит всегда – небесный гул,
Всегда синё в глазах – от блеска неба…

18.
Памятью судьбы святы…
Чистополю посвящается…
Из детства улица, в разлёт – на Каму,
Берёзы обнимают облака.
Особняки купцов – темнеют в камне! –
Добротно выстроены – на века.
Красуются ажурною резьбою
И стройной ещё статью, но – на слом!
Так беззащитны – пред лихим разбоем!
Музеи! Быть б купечества – послом!

Но взгляд к старинной кладке равнодушен…
Мне – памятью судьбы они святы!
В них – радовались ребятишек души
Голодных лет Татарской Слободы.
И детский сад в купеческих хоромах
Стал выживать, детей кормила всласть
Из нищенских семей полуголодных
Послевоенная Советов власть!..

И в старости, еды вкус вспоминая,
Голландский сыр, стерлядку, разносол,
Ещё раз благодарно ПОНИМАЮ,
Как был приветлив город-хлебосол,
Всем детям, без различий, были рады,
Всем – добрый город дал еды кусок!..
Победы дети, хоть и не солдаты,
Росли, священный выполняя долг,

Долг ПОБЕДИТЕЛЕЙ – трудяг, поэтов,
Взращённых честью ратников войны.
И нет вины на нас – детях Победы,
Хоть мы под бременем своей вины.
Что государство мы не сохранили,
И счастье тем разрушили людей!
И, главное, о дружбе позабыли,
Той дружбе, что сплотила нас, детей…

Чистополь. 1951г.Детсад на ул.Тукаевой. Верх. ряд, справа, - Леля Полторецкая.

19.
И плачем – ожила моя душа…
Мать умерла, когда влетели ласточки
В пустой простор – и зазвенели в нём…
Она – в земле,
а звон Пасхальный радуется:
Любовь воскресла – счастье обретём!
О мама, мама! Птичка моя певчая,
Та, с чьей судьбой – моя – была в беде…
Сгорела бессловесно тихой свечкою
За три бездушных дня, как на кресте.
И так же,
как Господь,
скончалась в пятницу,
И плачем – ожила моя душа…
Как я люблю тебя,
всегда любила,
мамочка!
Тобой пожертвовала, сыном дорожа.
Мой мальчик,
беззащитно-беспощадною
Она ушла, как наказанье нам.
Я сиротой осталась безотрадною,
И сердце с горя
рвётся пополам…
29.04.2005.

20.
Рая, Раечка девчонка…
Памяти тётки,
Раисы Тихоновны
Ивановой-Полторецкой…
Рая, Раечка девчонка.
Белокурый волос чёлкой.
Раскрасавица двора,
Замуж девочке пора!
А хлопот-то полон рот –
День – с племяшкой у ворот!
Нянчит сестринский трофей,
Не жалея сил и дней!

Обезножила, свалилась,
Но играет Слобода
И играть зовёт всегда!
На руках сидит малышка,
На свиданье ждёт мальчишка,
И племяшка, как цветок,
Развлекает их часок.
Вот и радость – посмеялась,
Да пропела песнь в ответ!
И успела, постаралась,
Молока взять на обед!
Года два вот так промчались,
С партизаном повстречались,
Вышла замуж, чтоб родить.
Значит, так тому и быть!
Рая, Раечка девчонка…

21.
Хотелось воли лишь на свете…
С войны три года пролетело,
И Раечка должна родить!
У бабы Анны снова дело –
Двух внучек надобно растить.
И тётка с Ниною дочуркой
Сняла отдельную конурку,
Хоть метражом и не богата…
Решила – жить отдельно надо,
Тем более, что муж горяч,
Как выпьет, то не жди удач!

Сестра, лишь с койки
встать смогла,
Построить дом ей помогла.
Рожались детки в новом доме,
Семья росла, как на дрожжах,
Но горько ей жилось в надломе:
Муж пил, и жили на грошах.
Избитой, спрятанной – в соседях,
Забывшей радость, юный смех,
Хотелось воли лишь на свете.
Но…Трое деток, как на грех!

Куда девалась её прелесть,
И смех живой и детский взор?
За вечно пьяным – жизнь не невесть,
И стать безмужней – тож позор!
Так, от побоев до побоев
Сгорала – лет до пятьдесят,
И плакалась перед судьбою,
Что жизнь не повернуть назад.

Кляня злосчастную судьбину:
– Как жить-то хочется ещё!
Для деток гнула свою спину,
Для мужа – будь он не прощён!
Как страшен муж в запое диком,
Покоя нет – одна беда!..
Затихла, прояснившись ликом,
Умолкла Рая навсегда!..

О сколько жён в слезах горючих
Свой коротают бабий век!
За пьяным мужем, как за кручей,
Не знаешь, где прижмёт навек!
Была, как солнышко, девчонка,
Измученной предстала мне…
О ней, возлюбленной с пелёнок,
Слезу роняю в тишине…
Светлая память моей ласковой Раечке…
12.02.2017.

22.
Помяну я бабу Анну…
Памяти бабушки Анны Степановны
Полторецкой-Левиной…
Расцвели леса, как в сказке,
Чёрные дубы стоят,
А анютиные глазки
Радостно в глаза глядят.
Год прелестницы Анюты,
Поминанье всех Анют,
Золотистые малютки
Мне глазёнки в дар несут.

Как тут всех Анют
не вспомнить,
Все – красавицы в роду!
Кроткий взгляд их –
от бессонниц
И в лесах, и во саду.
Все Анюты Богом живы,
Анна – Божья благодать!
Смолоду была красива
Моя бабушка, и знать

Все – красавицы Анюты
Статью, взором и умом.
Дай Бог здравия – на чудо!
Отошедшим – божий дом.
Помяну я бабу Анну,
Глядючи в глаза цветка,
Вот и цветик помнить станет
Ту, что жгла весь век тоска.


Сколько горя испытала,
Молвить, век не рассказать!
Жёстче – твёрдого металла,
Мягче – не отыщешь мать!
Пятерых похоронила,
На земле российской всей,
Лишь троих земля носила
На покой и радость ей.

Лида, Рая, сынка Петя…
Разбрелись все далеко,
Пусть живут, пусть не заметят,
Как жилось ей нелегко.
Слава Богу – детки в силе,
И надёжный всем – кусок!
Прождала их до могилы
Весь земной свой краткий срок.

Что же мне так больно, страшно
За сыновнюю судьбу,
Словно жизнь моя напрасна,
Словно сын давно в гробу?
Словно я – мертвым-мертвее,
И не свидеться уже…
Ах, Анюта, Лида! Где я? –
В материнском мандраже…
2015.

23.
Родовая надёжность и гордость…
Деды моего прадеда Степана Левина
до 1861года были крепостными Кирилла
Александровича Нарышкина(1786-1838) и его
сына Льва Кирилловича Нарышкина(1809-1855)
в с.Головинщено-Нарышкино Самарской губернии
Анна Левина – тайной наследной,
Ты по-русски приходишь в мой век,
И до старости лик твой заветный
Мне загадочен в тяжести век…
Как легко целовать свои руки
Ты давала мне в детстве, шутя,
И в глаза твои, полные муки,
Я гляделась, с тобою грустя.


Слова бранного в мир не сказала,
Всё – с надеждой, с любовью святой,
Я такой чистоты не встречала,
Величавости русской такой!
Родовая надёжность и гордость,
Речь скупа, жар всё знающих рук,
Век – одна, хоть и с мужем, что гостем
Появлялся, как временный звук…

И о чём в час свой горький мечтала?
Всё – детей поднимала весь век,
Всё – помещичью жизнь вспоминала:
Барин дочкой назвал, имя рек.
И балы в залах ярких поместья,
И себя – тихой девочкой в них,
Как томилась нежданным известьем:
Дочкой стать, он просил на все дни…

На Нарышкиных дивно похожа:
Крепостным прадед был, был – и дед …
Гордым профилем, нежною кожей
Славен Левиных род двести лет!
Крепостная – красавица бабка,
А Анюта – вся в деда пошла,
Видно барская крепко затравка
В ген крестьянский породой вошла!

На Руси крепостной – бар! – потомки,
Дочерями рождались крестьян…
Велика благородством Русь – тонким
И высокой душою дворян!
Анна Левина – славной породы…
И потомство её держит сан:
Представительствует народы –
Кровь украинцев, русских, крещан…
Анна Левина…
Светлая память бабушке,
А. С. Полторецкой-Левиной…
07.04.2018.

24.
Лишь мать нас верностью дарила…
Когда качались в океанах
На трёх китах материки,
И небо дыбилось осанной,
Седьмою твердию в виски,
И ностальгией сердце стыло,
И мир был стар, как тот Завет.
Когда чернел изменой свет.
Лишь мать
нас верностью
.дарила…

Лишь мать, обиды все простив,
И собирая в путь-дорогу,
Благословляла нас подмогой
Святых, молитву сотворив...
Но был святей любой иконы
Её лик – болью матерей,
Не в серебро окладов вкован,
А в седину былых кудрей.

И не было святей, чем руки,
Носившие на сердце нас.
Пройдут века – за часом час.
Они – останутся порукой
Всему,
что лучшего
в судьбе
Отмерено нам плотью бренной…
Мне б – пред тобою на колени,
Как прадед – пред углом в избе!

Мне бы успеть, но не сбылось…
А жизнь – игрушка заводная.
Прости,
что мало
удалось
Мне сделать для тебя, родная!
Что не вернуть, как не моли,
Тебя,
что ближе всех
на свете,
Не повторить, в других не встретить,
Хоть на земь
всех богов свали!..

Так не взлететь уже реке,
Обрушенной в тиски ущелий.
И загнанно вгрызаясь в щели,
Она ревёт в слепой тоске…
03.01.1971.Чистополь.
25.
Мне в жизни слов святее не найти –
Земля родная,
мать
и ожиданье,
Извечное, как позднее – прости! –
В навеки опоздавшее свиданье.
Не искупить своей вины ничем!
Мы жизнью
виноваты
пред ушедшим…
Лишь звёзды изнуряющих ночей
Бесстрастно оживают
над прошедшим.

И тихо лист слетает – не зови! –
Готовый вслед лететь за облаками.
И нет забвенья, не закрыть руками,
Словно лицо, мне сердце от любви!
И вспомнит сердце тихий городок,
Завеянный зимой, до крыш, снегами,
И бабушкин изношенный платок
Над худенькими
добрыми руками…
Мне в жизни слов святее не найти…
1971.Чистополь.

26.
Нас шестеро в роду остались…
Три поколенья – в Чистополье,
Их всех я видела в живых…
Я, Люся, Нина, Коля, Толик,
Да Надя! Нет больше – родных!
Нас шестеро в роду остались,
От кровной близости родной,
Советской властью воспитались,
И благодарны – ей одной!
По-разному судьба сложилась,
Учитель – Нина, я – поэт,
Надежка – музыкант в престиже,
Колян – строитель светлых лет.
А Толик – больше по машинам,
А Люся – стрижками жила…
По свету развела судьбина
Всех от чистопольского стола.
Мои племянники и внуки
Наследовали бабки стать…
Лицо у Раиной я внучки,
У Раечки – тщусь увидать!
Но не роднится то колено –
В довольстве, в роскоши живут,
Не ко двору бедняк, наверно:
– Избавь от родственных нас пут!

Род продолжается татарский –
Саратовский – мне не объять…
В нём – баба Анна ген по-царски
Хранила свято так,
как – Мать!
Три поколенья – в Чистополье…
21.02.2017.

27.
Всё, как у всех, народ – один!..
Преданья старины семейной…
Всё, как у всех, народ – один!
У всех – событий ряд житейный
Един – судьбой лихих годин!
И ты, читатель умудрённый:
– Что нового? – спросил меня,
– И нас четвертовали войны,
И наша гибла в них родня!

– Всё, как у всех!
Читай и помни!
Судьба – едина, Бог – один!
Читая, ты любимых вспомнишь,
Родных, убитых :
– Господи-и,
Даруй им всем за прегрешенья
Святое вышних житиё,
На небе праведном спасенье,
И нам – спасение Твоё!

Дай Человеком оставаться
Без злобы, ненависти, войн,
Преданьям рода предаваться,
Времён теченью,
скорбных в стон!..
Страдает, мается и плачет
Душа, пока Любовь жива,
Она не может жить иначе,
И будет в том всегда права!

Война промчится,
кровь остынет,
А роду – дале надо жить!
Ушедших помнить,
тех, кто ныне,
И продолжать
жалеть,
любить!
Коль нам – даны Законом мудрым
Друг к другу жалость, хлеб подать,
Мир устоит,
наш Мир не рухнет,
Добром, сыны, воздаст вам Мать!

И сыновья воспомнят матерь –
Основу счастья и любви…
О Боже милосердный, Святе,
Дай миру –
миром
жить крови…

С Т Е П Ь ДА С Т Е П Ь К Р У Г О М…

Саратовским Дергачам посвящается…

1.
Род из века в век – странник…
За горами туч скрылся поздний луч,
Нивы да поля – русская земля!
Предков край родной,
ты всегда со мной.
Где б я ни была, у чьего б стола,
Гостьей на пиру – к своему двору!
Та звезда полей светит –
нет родней!
Чистополь – родной
телом и роднёй,
Дергачи – родны светом старины,
Здесь продолжен род
с краинских высот,
И Украйны свет роду дал обет.
Край мордовский свят,
дед мой стал солдат,
Вечный генерал – памятником стал.
Грозный Сталинград сыну мил и рад,
И везде вся Русь помнит генов грусть,
Запахом могил, прахом – род почтил.
Род из века в век – странник, имя рек,

И Рассея вся – век ему – стезя.
Род пришёл – ушёл, потом труд взошёл,
Хлебом напитал, русским ген наш стал.
Пройденной версты дыбятся холсты.
Русь, Россия, Росс, род мой – в ней возрос…
Слава Русь-земле! Нет её – теплей!!!
Нивы да поля – русская земля…
03.07.2017. поезд Волгоград – Казань.

2.
Где звёздный ждёт иконостас…
Поля заросшие, кустарник,
Кой-где – квадратики жнивья
Да изредка стоит татарник,
Забывший трели соловья.
Летят ордынские просторы
Вслед утомлённым поездам,
Земля – Вселенной, право, впору –
Остывшая моя звезда.

Земля, забывшая заботу,
Целинным стала забытьём,
Труда б ей до седьмого поту,
Не катаньем, да хоть мытьём.
Ей сильных рук желанна ласка,
Хлебов заботливый разлив
И тучных стад ход за подпаском,
Торжественный, как гимн земли.

Всё уродит, чтоб жили люди
В довольстве, радости, труде,
И всё простит, и всё забудет,
Как нам Господь простит везде!
Лишь бы заветно соблюдали
Природный и людской закон
И чуть родней и ближе стали
К земле и небу – на поклон!

Какую землю в обладанье
Дала Руси природа-мать!
И ты, пришед к ней на свиданье,
Не позабудь любовь отдать,
Ту, главную, ради которой
На свет родился человек,
Приняв во власть леса и горы –
Владей, храни, плати свой век

Той мерою любви, заботы,
А уж она тебе – воздаст!!!
И выпусти детей под своды,
Где звёздный ждёт иконостас,
Всех любящих её и правду…
11.09.2017. Поезд Казань – Волгоград.

3.
Столетья Дергачи Господь берёг…
Привет тебе, родимый уголок,
Прародина моих славянских дедов,
Столетья Дергачи Господь берёг
И вёл судьбой чрез лихолетий беды.
Столетья пролетали, как ветра
Заволжскими ковыльными степями,
Сметая дни рождений и утрат,
Крестами помечая да репьями.

Кладбищенские старые кресты,
Деды под ними, а над ними – снеги,
Их простоты и горькой нищеты
Не утаят созвездья мудрой Веги.
Четыре поколения дедов
Земелюшка растила и кормила,
Но не осталось даже и крестов,
Волною времени погосты смыло.

Но я поклон вершу вам, Дергачи,
За жизнь, дарованную им однажды,
За тлением кладбищенской свечи
Род выжил, чтобы дале –
жить без стражды.
Внучата юные резвятся веку в дань,
И кровь хохлов славянская играет,
Хлеба в степях – под утреннюю рань –
Росой прозрачной, солнышко встречают!

И оживает вольный отчий край,
За старым – видятся здесь перемены.
А степь живёт, рожая урожай,
Дедам – праправнуки пришли на смену!
Да будет так, чтоб продолжался род!
Да будет так, чтобы рожались дети!
Для них – родная степь, как небосвод,
И слаще нет – её ветров на свете!
10.10.2017. Дергачи.

Три прародины – Саратовщина, Мордовия и Москва… Но как они разнятся и природой, и обиходом. Саратовские степи, бескрайние, бесконечные, с разливами в полнеба восходов и закатов, и лесная Мордовия – во всём величии своих речушек, озёр, лесов и перелесков! Москва – в апофеозе своего столичного величия! И роднят их для меня погосты, на которых упокоены мои прадеды в саратовских Дергачах и селе Головинщено, и в мордовском Краснослободске, и в златоглавой Москве.
Эти старинные от века погосты, со сгнившими крестами и осевшими могильными холмиками – это всё, что осталось от былого. Исчезли родовые дома Котельниковых в Краснослободске, Полторецких в саратовских Дергачах и Левиных в Головинщено… И только моя память и воображение рисуют мне картины прошлого, которое я описала в своих поэтических циклах «Сказанье старины семейной…», «Степь да степь кругом…», «Ах, полным полна коробушка, есть в ней ситцы и парча…», «О ваши добрые персты…»…
90-е годы позапрошлого столетия – годы рождения моих дедов: Якова Георгиевича Котельникова (1892-1941) в Краснослободске, Тихона Владимировича Полторецкого (1892-1969) в саратовских Дергачах, бабушки Анны Степановны Левиной-Полторецкой (1893-1971) в селе Головинщено и бабушки Ольги Петровны Беляевой – Котельниковой (1890-1957) в Москве. Приблизительно тридцать лет назад от их рождения родились там же мои прадеды: краснослободский Егор Иванович Кательников (1860-1925?) , головищенский Степан Левин(1870? – ), дергачёвский Владимир Григорьевич Полторецкий (1860-1915?) и москвич Пётр Лукич Беляев(1850-1898). Там же они проживали, венчались, рожали, растили своих детей, трудились и покидали белый свет в свой час и в свой срок. А земля кормила их и ждала… к себе в своё благодарное лоно. Царство им Небесное! Все из земли вышли, в неё и возвращаемся…
И думаю я грустную думу о недолговечности человеческой жизни и о родовой памяти, прикипевшей сердцем к осёдлости на земле предков. Разлетелись по России роды Полторецких: Саратов, Татария, Дальний Восток, Таганрог( двоюродный брат Николай Петрович Полторецкий с семьёй), Волгоград, где я с сыном заканчиваю свой жизненный путь. Практически завершился род Котельниковых. Сводный брат-москвич, Дмитрий Борисович Котельников, не создал семьи и не имеет потомства. У меня – единственный сын, Александр Полторецкий, вобравший гены, а, значит, и родовую память Полторецких и Котельниковых, Беляевых и Михеевых. Но дождусь ли я от него внука?
Род Полторецких по Андрею Владимировичу, сводному брату моего деда Тихона Владимировича Полторецкого, слава Богу, продолжает жить в Дергачах в нескольких семьях. И это – утешительно, так как все – трудяги и выживают, несмотря на трудные времена в сегодняшней России. Пётр Александрович Полторецкий – молодой предприниматель, отец двух детей, сумевший построить своё благополучие и сегодня. Много родовых Полторецких проживают и в селе Петропавловка. Все Полторецкие – герои своего времени, отмеченные Государственными наградами, Герои труда и Герои Великой Отечественной, отдавшие свою жизнь за родную русскую землю.
Пятого октября две тысячи семнадцатого года я – в Саратовских Дергачах, шестого октября – в мордовском Краснослободске, а восьмого октября – в Москве.. Я соединила все три свои прародины временем пребывания. И так они останутся в моей памяти до конца жизни: Дергачи, Краснослободск и столица России-матушки – Москва. Это здесь теплеет у меня на душе от близости к родным прамогилам моих предков. Это здесь – моя прародина, великая Россия…
Вот и деды Котельниковы, родители моего отца Бориса, лежат в земле русской: дед Яков – лежит неупокоенный под Вязьмой (символическое упокоение его я собираюсь совершить на моём родовом погосте в татарском Чистополе), бабушка Ольга – похоронена рядом со своим родом в Москве, на Калитниковском кладбище. Дочь бывшего московского миллионера купца-фабриканта Петра Лукича Беляева, горестная вдова генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова и несчастная мать моего отца, Бориса Яковлевича Котельникова. Мир их праху…









Глава 9. Ольга Полторецкая. Москва – золотые купола. Прародина моих дедов Беляевых

Семья моего пра-пра-прадеда Егора Филимоновича Беляева происходит из деревни Кошелевка Михневской волости Серпуховского уезда Московской губернии. Здесь в семье Егора Беляева и его супруги Евдокии родилось трое сыновей: Лука Егорович Беляев(1826-1895) – мой будущий пра-прадед, Алексей Егорович Беляев (1834-1883) и Михаил Егорович Беляев (1836-1903). До отмены крепостного права в России члены семьи Беляевых были крепостными крестьянами генерал-майора Семёна Ефимовича Ляпунова (1773-1848), перешедшими к нему от жены княжны Елены Михайловны Долгоруковой (1789-1816), поскольку деревней Кошелевка в 18 веке владели князья Долгоруковы. После 1861 года семья Егора Беляева переселилась в Москву, и братья Беляевы стали московскими мещанами. А в 1866 году они вошли в купеческое сословие, став купцами 1-й и 2-й Гильдии. После награждения Александром 111 моих прапрадедов Беляевых орденом «Святой Анны» 3-ей степени, Лука Егорович Беляев стал потомственным почетным гражданином Москвы, а, следовательно, и мой прадед Петр Лукич Беляев, и моя бабушка Ольга Петровна Беляева – тоже. Короче говоря, все его потомки, а у него их было немало, стали почётными гражданами Москвы. Таким образом, Лука Егорович Беляев был в Москве купцом 1-ой Гильдии и фабрикантом-промышленником бумаготкацкой мануфактуры «Товарищество бумаготкацкой мануфактуры Луки Беляева и сыновей», а также владельцем нескольких домов в Москве для своего потомства.
И это было житейской необходимостью, ведь мой прапрадед Лука Егорович Беляев(1826-1895) был трижды в браке и имел множество детей и внуков. От первого брака с супругой Прасковьей Владимировной он имел сыновей: Петра Лукича (1850-1899) – восемь внуков, Козьму Лукича (1852-1917) – пять внуков, Ивана Лукича (1857-?) – шесть внуков, Михаила Лукича (1863-?), Василия Лукича (?), Сергея Лукича (1865-?). От брака с Ольгой Тихоновной (…?-1890) была дочь Валентина Лукинична (1873-?). От третьей жены – детей не было.
А вот мой прадед Петр Лукич Беляев (1850-1898), ставший преемником отца Луки Егоровича и совладельцем « Товарищества…» был женат дважды, но также имел детей не меньше. От первого брака с супругой Прасковьей Алексеевной у него было четверо детей: Мария Петровна (1871-1891), Анна Петровна (1872-1932), Глафира Петровна (1877-?) и сын Алексей Петрович(1872-?). От второй супруги Марии Васильевны Васильевой (?-1913), моей прабабушки, также три дочери и один сын: Дмитрий Петрович (1889-?), Ольга Петровна (1890-1957) – моя бабушка и мои двоюродные бабушки: Зинаида Петровна (1892-1961) и Александра Петровна (1895-1969). Все были замужем, кроме Глафиры, все вышли замуж, хотя и поздно. Так что у меня было пять двоюродных бабушек только от прадеда Петра Лукича, да сколько их – ещё от братьев прадеда Петра Лукича Беляева! Да ещё – от братьев прапрадеда Луки Егоровича! Тьма тьмущая! Громадный род московских купцов Беляевых – мои деды! И как рассказывала моя мама Лида, когда мой отец Борис прислал её с фронта в Москву к бабушке Ольге рожать меня, то на смотрины новоиспечённой Полторецкой-Беляевой сбежалось аж пол-Москвы!
Но остановимся на моей родной бабушке, Ольге Петровне Котельниковой-Беляевой (1890-1957). В восемь лет она осталась без отца, а в тринадцать – и без матери, самых дорогих ей на свете людей! А там – мал-мала младшие сестрёнки и брат Дима лишь на год постарше. Хотя отец оставил семье средства к существованию, и дядья Беляевы не снимали с них попечения, жить становилось всё труднее и труднее. А это были уже предвоенные, затем военные и революционные годы. О Москве этого периода великолепно написала замечательный прозаик Анастасия Цветаева, которая лишь на четыре года была моложе моей бабушки-фабрикантши Ольги (причём Цветаевы были с Беляевыми – одного сословного и имущественного круга).
Юная бабушка Ольга закончила московскую гимназию, а затем московский медицинский институт. В 1917 году – ей исполнилось двадцать семь лет, и единственным приданым у неё после Октябрьской революции остался диплом врача-стоматолога!
В Москве – послевоенная и послереволюционная разруха! – ни продовольствия, ни отопления. Москва голодала и замерзала, национализировала предприятия и дома, в том числе и беляевские фабрики и недвижимость. Шла гражданская война. Молодые мужчины Беляевы – уходили на войну по разные стороны фронтов, а старые – прятались на окраинах России, страшась преследования. Но никто не эмигрировал из России! Приспосабливались к новой советской действительности. Получали высшее образование и становились военной и промышленной ЭЛИТОЙ советской России.
И вот в такое-то лихолетье моя молодая и беззащитная в новой жизни бабушка Ольга, перстом судьбы, встретила ровесника, офицера Красной Армии, моего будущего деда, Якова Котельникова. Эта встреча случилась не без содействия её двоюродного брата Владимира Николаевича Дроздова. В 20-ые годы гражданской войны военные пути Якова Котельникова и Владимира Дроздова неоднократно пересекались. Владимир же и познакомил Якова со своей двоюродной сестрой Ольгой Беляевой. Якову Котельникову исполнилось двадцать восемь лет, когда произошла его встреча с Ольгой. Так встретились два человека, пережившие революцию, потерявшие все свои прежние приоритеты. Они были одного круга, одной культуры и одного мировоззрения. Это был 1920 год.
А в 1921 году у них по большой любви родился в мордовском городе Краснослободске, куда к своим родителям увёз он Ольгу, сын Борис, мой будущий отец. Гражданская война их повенчала, Великая Отечественная – их и разлучила навеки! Всего лишь двадцать лет семейного военного счастья пришлось ей испытать... Но богатырь Яков так и остался её единственной незабвенной любовью! А мои двоюродные бабушки, Глафира и Александра Беляевы, стали няньками моему отцу Борису, когда бабушка Ольга, оставив младенца-сына на попечение тогда ещё не замужних родных сестёр, поехала за своим военным супругом по гарнизонам фронтов гражданской войны, и далее – по гарнизонам дислокаций 120СД , Воронежской 19 стрелковой дивизии, командиром которых в своё время он был. Воссоединилась семья с сыном Борисом, когда полковник Яков Георгиевич Котельников был назначен в 19 СД в Воронеж, где ему довелось быть и военным комендантом города. Быстро пролетели недолгие воронежские годы совместной с сыном осёдлой семейной жизни. Всего лишь – до 1939 года, когда восемнадцатилетнего сына Бориса , моего будущего отца, после окончания воронежской школы забрали в армию, из которой он был призван сразу на фронт Великой Отечественной в 1 танковый корпус генерала Буткова.
Когда бабушка Ольга в 1941 году находилась в эвакуации в Казахстане, пришло горестное известие, что генерал-майор Яков Георгиевич Котельников пропал без вести где-то на подступах к Москве. Двадцать лет счастливого брака пролетели стремительной боевой конницей, предводимой её Яковом – смыслом всей её жизни! Сколько она видела своего богатыря Якова на полях сражений Гражданской войны, столько она видела его и в своих воспоминаниях, не желая смириться, что его уже нет на белом свете!
Когда в 1957году я с мамой Лидой была у неё в гостях, то от её былого женского величия практически ничего не осталось. Я запомнила её больной грузной высокой и совершенно седой старой женщиной с высоко зачёсанным пучком волос и строгим голосом. Она смотрела на меня с жалостью, и я это чувствовала. Возможно, она вспоминала своё сиротское детство! Руки у меня стали ледяными, меня знобило, хотя была теплая московская весна, а на мне – было уютное шерстяное голубое платье с капроновой и модной тогда вставкой- манишкой. Мне было двенадцать лет. И хотя к тому времени я уже запоем читала Шекспира, была я – диким, застенчивым, провинциальным ребёнком и не смогла растопить её отстранённой чопорности. Отец Борис к тому времени был женат вторым браком, на библиотекарше Тамаре, с которой у бабушки Ольги тоже отношения не сложились. В сущности, в свои шестьдесят семь лет, она осталась совершенно одиноким человеком, без сыновнего внимания и моей детской ласки…
На тот момент у отца Бориса не было больше детей. Долгожданный сын Дмитрий родился только в 1961 году, то есть после её смерти в 1957году, на шестьдесят седьмом году жизни. Она пережила деда Якова на шестнадцать несчастных лет! А тогда – в московской комнате смотрели друг на друга – больная, умирающая бабушка Ольга, которая уже ничем не могла мне помочь, и я, внучка Ольга, закостеневшая в своей застенчивости и детском страхе перед человеком, не сохранившую семейную жизнь моих родителей. А за окнами – в ветвистый сад! – звенел птичьим щебетом московский синий цветущий май 1957 года… И, рядом где-то, – взлетал над сияющими белыми яблонями! – вымечтанный Кремль у Москвы-реки! Москва, которая могла быть моей – по рождению… Горькая детская память…
Мой отец, Борис Яковлевич Котельников (20.10.1921-10.09.1997), продолжил в советские годы уже не купеческо-церковную, а военную судьбу династии мужчин Беляевых. И представителями её были – Борис Яковлевич Котельников (1921-1997), Владимир Николаевич Дроздов (1894-1961), Александр Николаевич Дроздов (1906-1966), Дмитрий Петрович Беляев(1889-?), Федор Иванович Беляев (1884-?), Александр Иванович Беляев (1886-?), Александр Васильевич Беляев (1883-?), Юрий Михайлович Москвитин (1922-1942), Сергей Козьмич Беляев (1875-?) и т. д. И это – только одна ветвь рода Беляевых по прапрадеду Луке Егоровичу Беляеву, а их – ещё две: по двоюродным прапрадедам – Алексею Егоровичу Беляеву и по Михаилу Егоровичу Беляеву! И каждое имя – это жизнь, отданная на благо Отечества и народа!
Род Беляевых был достойно образован, и все представители этого рода отыскали своё место в советском обществе. Все были предприимчивы и работящи. Мужчины Беляевы вставали на защиту России и в Первой Мировой, и во Второй Мировой войнах, многие погибли или были ранены. А оставшиеся в живых – состоялись в новой мирной советской жизни в качестве элитной технической интеллигенции и – военной элиты. Мой отец, Борис Яковлевич Котельников, стал ведущим инженером – электронщиком на военном московском заводе «Электросталь» и практически полжизни провёл в заграничных командировках в капиталистических странах по линии КГБ.
Сын моей двоюродной бабушки Анны Петровны Дроздовой-Беляевой и мой двоюродный дядя, Владимир Николаевич Дроздов (1894-1961), стал конструктором дивизионной пушки А-19, был кандидатом технических наук. Будучи военным, окончил Арт. Академию им. Дзержинского, заведовал кафедрой «Артиллерия и автоматическое оружие» МВТУ им. Баумана(1943-1947). Далее – был деканом факультета «Е» (1948 -1951). В 1952-1956 г.г. был главным приёмщиком вооружения на военном заводе в Китае.

Дроздов Владимир Николаевич (1894 - 1961)
В. Н. Дроздов крупнейший ученый и ведущий конструктор артиллерийских систем, кандидат технических наук, доцент родился 14 июля 1892 году в Москве. Окончил Коммерческое училище, и в 1914 году был призван на военную службу. Воевал на фронтах Первой мировой войны. Прошел путь от рядового до командира роты. В 1918 году Владимир Николаевич ушел добровольцем Красной Армии на фронт.
1921 году поступил в Туркестанский государственный университет, а в 1922 году был направлен на учебу в Военно-Техническую Академию, которую окончил в 1927 году. После завершения обучения в Академии Владимир Николаевич работал руководителем группы Конструкторского бюро Артиллерийского комитета и главным конструктором Орудийно-Арсенального объединения. Под его руководством был разработан проект 122 мм корпусной пушки образца 1931 года. Работая начальником конструкторского бюро на заводе № 38, а затем на заводе№ 172, он руководил разработкой проекта 152 мм. пушки-гаубицы образца 1934 года. Обе артиллерийские системы были приняты на вооружение и прекрасно зарекомендовали себя на фронтах Великой Отечественной войны.
Дроздов В. Н. возглавлял кафедру Е-312 (ныне СМ-6) с 1942 г. по 1947 год. С 1948 по 1950 год работал деканом факультета Е.
Владимир Николаевич является крупным ученым в области артиллерийского вооружения. Под его руководством были проведены научно-исследовательские работы по изучению «свободного отката», им написан ряд работ по графическому методу расчета реакций лафета, а также по техническим характеристикам образцов артиллерийских орудий в системе вооружения Красной Армии.
Дроздов В. Н. известен как ведущий специалист в вопросах разработки конструкций новых артиллерийских систем. Им был разработан новый тип тормоза с переменной длиной отката за счет канавок только на контрштоке.
Родина высоко оценила заслуги конструктора и ученого. Владимир Николаевич Дроздов был награжден орденом Красной Звезды и многими медалями.
http://university.t.ener.ru/department/heads/

Мой двоюродный дедушка, Дмитрий Петрович Беляев (1889-?),
в 1909году окончил Александровское коммерческое училище, а затем военное училище.
Перед началом Первой мировой войны был прапорщиком 4-го гренадёрского Несвижского полка в Москве. Ранен в октябре 1914 года. После революции 1917 года служил в Красной Армии офицером. Преподавал в московском военном училище.
Мой двоюродный дядя, сын двоюродной бабушки Зинаиды Петровны Москвитиной- Беляевой, лейтенант Юрий Михайлович Москвитин (1922-1942) служил во время Великой Отечественной в 18-ом железнодорожном батальоне и погиб 18.02.1942 года
Уведомление о гибели лейтенанта Юрия Михайловича Москвитина


Список ЦАМО РФ погибших на фронтах ВОВ – Ю.М. Москитин

Продолжение списка графы 6-9

Списки потерь в ВОВ ЦАМО РФ. Ю.М.Москвитин



Все мои предки Беляевы до революции были Почётными гражданами Москвы, прославились на купеческом поприще: купцы 1-ой и 2-ой гильдии, фабриканты-мануфактурщики, попечители московских храмов.
Честь рода они не уронили ни в Первой Мировой войне, ни после Октябрьской революции. Они – герои Гражданской войны и Великой Отечественной. Патриоты России, как и каждый истинно русский человек.


















Ольга Полторецкая. РОДОСЛОВНАЯ МОСКОВСКИХ КУПЦОВ-ФАБРИКАНТОВ БЕЛЯЕВЫХ (схема, созданная троюродным племянником А.Орловым по отношению к троюродной сестре Дмитрия Лобанова – Берестневой И.И)
Мои ближайшие родственники Беляевы: прапрадеды Лука Егорович Беляев и Прасковья Владимировна Беляева, прадеды Пётр Лукич Беляев и Мария Васильевна Беляева-Васильева, деды Ольга Петровна Котельникова-Беляева и Яков Георгиевич Котельников, отец Борис Яковлевич Котельников, брат Дмитрий Борисович Котельников.
Общая схема моей родословной по прадеду, Луке Егоровичу Беляеву



Схема моей родословной по Луке Егоровичу Беляеву (первая часть)




Продолжение схемы родословной по Луке Егоровичу Беляеву (часть вторая)





О , В А Ш И Д О Б Р Ы Е П Е Р С Т Ы …

1.
О ваши добрые персты…
Памяти бабушек Ольги и Анны…
О твои юные персты
С восторгом, Ольга, целовали,
Дурман душевной простоты
И светлый ум юнцов пленяли.
Но время изменило бег,
Богатства, роскоши лишило,
И тень твоих девичьих век
Лишь деду счастье ворожила.

Дочь роскоши и офицер
Свели два века на распутье,
Ваш брак – союз душевных сфер
Словно предрёк:
Исход –
и будь – я!
И стала я – войны дитя,
Забытый,
помнящий ребёнок,
И жизнь, свои пути сплетя,
Связала двух – не без резона.

И ты, мечтая всё вернуть
И в сыне гордо род прославить,
Определила и мой путь,
Чтоб в генном горне память плавить,
Честь трём прародинам воздать –
Москве, Мордве и дергачёвцам
Затем, чтобы навек понять,
Что три – мне! – Русь
в покровах солнца

И в христианских пеленах!..
А ты, и родичи, кто б не был –
Вы – те златые стремена,
Что душу направляют к небу!
И мысленно – целую я
Морщинки бабушек усталых…
Деды и бабушки – семья,
И Анна с Ольгой – в бабках стали.
Персты – уже немолодых! –
Обременённые работой,
Как руки праведных святых,
Целую – за труды заботы.
И понимаю каждый раз,
Никто, как я,
вас не воспомнит!
Взгляд ваших светом ясных глаз
Всю жизнь – ищу в душе любовно…
О ваши добрые персты…
19.10.2017. Москва. Метро « Площадь
Октябрьской революции».

2.
То Ольга Святая – напутствием силы вела нас к добру…
Памяти бабушки, Ольги Петровны
Котельниковой-Беляевой…
Четыре прабабки, четыре прадеда –
Дороже и нет!
Родные по крови, родные по духу –
Нам дал белый свет.
Мы их мало знаем, родство отвергая,
Знать первых – хотя б!
Был век тот – иным,
жизнь была в нём – другая,
Пытливых – ум слаб.

Про бабушку Анну, про Тихона деда
Возвысила молвь,
Про Якова деда в знак гордой Победы
Насказано слов,
А бабушка Ольга, в честь коей назвалась,
Глядит мне в упрёк,
И тайной семейной, пожалуй, осталась б,
Да Бог мне помог!

Купчиха по роду, Беляевской крови,
Знатна и умна,
Стройна и красива, высокие брови –
Осталась одна.
В младенчестве батюшка Пётр её помер,
Росла сиротой
В богатом довольством купеческом доме,
В опеке святой.
Сломалась Россия, рабочею стала,
А ей – двадцать семь!
И в тридцать девичьих –
лишь пару сыскала
Назло бедам всем…
За офицера российского вышла,
Стал Яков – супруг,
И им лишь жила, им одним в мире мысля,
Защитник и друг!

Ровесники! Вышли из царской эпохи,
Сословно близки,
Дворянской культуры заветные крохи –
Под перстью руки.
Хоть в Господа верить не отрекались,
Да век был другой,
И сына – отца мне! – другим воспитали
На страх всех врагов.

А грянула грозно война мировая –
Муж с сыном – в боях!
Молилась за верных, себя забывая,
В казахских краях.
А мужа убили, несчастной вдовою
Ждала сына в дом,
Мечтая о внуке и грезя Москвою,
С Победой в святом.

Вернулась в Москву,
в особняк свой старинный,
В четыре угла,
И Борюшку-сына под день именинный
С надеждой ждала,
А сын – ей прислал в дом девчонку простую,
Чтоб дочку родить,
А ей возмечталось – невинность святую
В семье объявить.

Две матери: Ольга – почётного рода
И – мать от земли
Не отыскали друг к другу подхода,
Увы, не смогли.
И Лида сбежала в родной дом на Каме,
Здесь – я родилась
Беляевской крови – семейною драмой! –
Тож Ольгой – звалась.
Две Ольги – соперницы! – стали родными,
Под старость мою,
В честь бабушки Ольги словами простыми
Я гордость пою,
А бабушка Ольга в гордыне довольства –
Мне снилась весь век! –
В обличье моём в знак святого посольства –
Ко мне – имя рек.

И не она в снах – роскошно спускалась
По лестницам вниз,
То я ген Беляевский поднимала,
Ей в дар, словно приз.
Две Ольги…
Одна – внучку Ольгу дождалась,
А я уж – не жду,
Невестка вторая – врагом оказалась,
Моя – в том ж ряду.

Судьба развела её с сыном Борисом,
Невестка – не друг,
Господь показал, не мечтай о репризах,
Бери, что дал вдруг!
Не казус: невестка – дочь верной служанки,
Заботливей нет,
Зато никогда не была содержанкой,
В том – главный секрет!

Я тож – трудовой свой кусок добывала
По жизни своей…
И в старости, знаю, тебе не хватало
Заботы моей!
Была бы я рядом, скажи только слово –
Тебе помогла …
Одна умирала в безлюдии крова,
Лишь гордость жила.

И я – одиноко тебя повторяю,
Нет сыну – судьбы,
Слились судьбы общим беляевским краем,
Высокие лбы,
Две Ольги – гордыню беляевской плоти
По веку несли,
Хоть русские – проще нет женщины вроде! –
Во славу земли!
Но нет – и духовней! Родные могилы –
Иконой – в миру!
То Ольга Святая – напутствием силы
Вела нас к добру…
Три Ольги…
Царство небесное моей гордой бабушке
Ольге Петровне Котельниковой-Беляевой,
Почётной гражданке Москвы…
17.09.2017. Волгоград.

3.
Но за мной уж летят ваших душ журавли…
Предков прах почиет на московских погостах,
В родовитых могилах им вечно лежать
Под гранитом креста да почётного роста,
Легкокрылые ангелы – им сторожа.
Не найти их могил средь надгробий замшелых,
Что над прахом почётным купецкой Москвы.
И советским потомком – с чернью крестной на шее! –
Им творю поминанье средь глумливой молвы.

Приютила земля прах отца, бабки Ольги,
Мне наперсницей ставшей с младенческих лет,
Когда сердце доверчиво, ласки ждёт только,
Но ни ей и ни мне – не сиял её свет.
Ты – подобье своё! – сном забвенья покрыла,
А я помню тебя – грузной, старой, больной…
Ты себя и меня нежной ласки лишила,
Став такою далёкой, но болью – родной!

Одиноко жила – ни меня и ни сына!
Все заботы твои разделить бы могла,
Но я знаю – уверена! – Бога просила,
Чтобы счастье я, внучка, в судьбе обрела!
Спи, родная, в раю,
спи, отец мой, несчастный,
Не забыла я вас и в далёкой дали,
Поминаю всегда, слишком, может быть, часто,
Но за мной уж летят ваших душ журавли…

Родовитая кровь обесценена жизнью,
Разменяли любовь, гордость не утолив,
Одиноки мы все – и в судьбе, и на тризне,
Вы почили в Москве, я от вас – вновь вдали…
20.10.2017. Москва.
4.
Девочка другого круга…
Памяти отца, Бориса
Яковлевича Котельникова…

Любовь не может быть презренной,
Тем паче – с смертью на плечах,
Тем паче – юной плоти бренной
С надеждой – на дитя в очах.
В боях – девчонка-санитарка,
В затишье – страстная жена…
Война не делает подарка,
А жизнь – у девочек одна!

А на войне – любовь острее:
Сегодня жив, поутру – мёртв!
И – слава Богу! – чувства греют
В снегах российских зимних вёрст.
Как страшно замерзать на стыни,
Морозом тело в боль свело!
И не один боец остынет
Промёрзший – в хрупкое стекло…

Их тысячи солдат погибли,
Смерзаясь накрепко с землёй…
Коль двое трепетно приникли,
То выживут, чтоб завтра – в бой!
А под конец войны всесильной,
Когда надежда ожила,
Мальчишки – стать женой! – просили
Девчонок, чтоб любовь жила,

Чтоб народились в браке детки,
В военном браке – жизни честь!
И род продлить от верных предков
И донести потомкам весть!
То – те, рождённые Победой,
Не блудом, а Мечтой сердец…
Благодарю за смелость эту
Тебя, родной, Борис-отец!
Все дети – от рожденья святы,
А по любви – святее нет!
Несли Победы знак – солдаты
С войны! – младенцев чистый свет,
Чтоб жизнь продолжилась заветно,
Вновь дети родились в веках,
Чтоб ожила ЗЕМЛЯ победно,
Прокляв смерть,
жизнь подняв
в руках –
Детей Победы…
17.10.2017. Москва.

5.
Фронтовое дитя…
Памяти матери-военной медсестрички,
Лидии Тихоновны Полторецкой (1921-2005)
Фронтовое дитя – материнские судьбы,
В них страх смерти и мужество ласковых дев,
Когда тихие девочки девичьей грудью
На заслон мужиков встали, руки воздев.
И на хрупких плечах – непосильною ношей
Волокли под расстрелом – в затишек боёв,
И спасая от смерти, любили их тоже
Первой девичьей, страстной своей, без краёв.

И дитё зачинали в любимых объятьях
И уже – не о смерти! – молились богам,
Молодое желанное женское счастье –
Крик младенцев несли на горячих руках.
И надеялись, лишь бы война завершилась,
И заботливо ждали с младенцем – конца,
Сожалея, что свадьба навек не свершилась
Похоронкой проклятой мальчишки-отца.
А дитё? Повзрослевшие очи носило,
Безотцовщиной – слыло в упрёках молвы,
Если девство девчоночка не сохранила,
Злые бабы, завидуя, вечно правы!
Мать с дитём-безотцовщиной –
символ военный!
Самых нежных – война за любовью вела,
И бугрят непосильно на рученьках вены,
Тяжким грузом на девочек ноша легла!
И ведомые – первой своею любовью,
Без защиты родного мужского плеча,
Поднимали детей, исходя горькой кровью,
Чтобы в детях Победы – текла горяча!
Ну а дети Победы несли эстафету
Юной гордости – вечной! –
за Родину-мать,
И склонялись пред матерью – Божьим заветом! –
Никогда возлюбившую – не забывать…
18.10.2017. Москва.

6.
Победа! Средь первых твоя – дочь солдата…
Детям Победы посвящается…
Девчонки – от парты, тугие косички,
Война – горьким стартом, идут – в медсестрички!
А дале – по шляхам, от боен кровавым,
Бинты из рубахи – солдатикам бравым.
Кто жив, кто остался – в траншее зарытым…
А им – в вихре вальса, в застольях накрытых,
А им – замуж впору, созрели девчата!
Идут, с пулей споря, девчонки- солдаты.
Война гонит плетью, братаются с страхом!
Под пулей – со смертью!
Она – им лишь сваха,
Но нет, чуть забрезжит в сраженьях надежда –
Цыплёнок безгрешный – в любовной одежде! –
И пусть – гимнастёрка, ремень – туже гипса,
Нет кос, из ведёрка помылась…Актриса!
Мальчишечья стрижка, румянец девичий,
Девчонка-малышка меняет обличье!
Из боя любимого ждёт-не дождётся…
Мы выживем, если надежда вернётся,
С Победой дойдём до Одра и Рейхстага…
Любви не хватает – победного стяга!
Ведь скоро младенца родит миру Дева
Во имя всей жизни и мирного сева!
Поля заждалися, и девы – томятся,
Победа вернёт бабам женское счастье.
И дети Победы под стяг гордо встанут.
И петь до рассвета соловушки станут!
Война – не забыта, Героев мы славим,
И свадебки мирные – миром мы правим!
А коль не дождалась солдата из боен,
Напомнит ей мужа подросший сын-воин…
Победа – безмерна, и горе – бездонно,
Но теплится вера, не быть им бездомным!
И верою крепнет души женской радость!
Победа!
Средь первых –
Твоя! –
дочь солдата!!! 20.10.2017. Москва.
Храм Преображенского полка Главный Храм Сухопутных войск России






Храм Преображения Господня на Преображенской площади
Дмитрий Лобанов. Беляевы.
Семья Беляевых происходит из деревни Кошелевка (Александровка) Михневской волости Серпуховского уезда Московской губернии (сейчас Ступинский район Московской области). Здесь в семье Егора Филимоновича Беляева родились сыновья – Лука и Михаил. После отмены крепостного права в 1861 г. они поселились в Москве, в 1865 г. открыв в Лефортово (Генеральная, 19) бумаготкацкую фабрику. В 1866 г. стали московскими купцами 2-й гильдии. Вначале жили на Большой Покровке (ныне Бакунинская улица), в доме купца Трофимова, потом на Генеральной улице (современная Электрозаводская).
Свою родину купцы Беляевы не забывали, том на кладбище Казанской церкви села Кишкино (Богородское) были погребены их предки. В 1886 г. по благословению Мисаила, епископа Дмитровского, храм Казанской иконы Божией Матери села Кишкино был полностью отреставрирован и благоукрашен на средства М.Е. Беляева. Всего М.Е. Беляев потратил на ремонт храма (был устроен новый мраморный пол, поставлен новый вызолоченный иконостас и т.д.) 11 000 р. Лука Егорович же сделал три вклада на поминовение родных.
А в Москве возник торговый дом – фирма «Братья Беляевы». В 1870-е гг. братья жили уже по адресу фабрики на Генеральной улице. Лука Егорович Беляев (1826-1895) торговал мануфактурным товаром на Богоявленской линии в Китай-городе (рядом с Богоявленским монастырем), Михаил Егорович Беляев (1836-1903) рядом в Теплых рядах (снесены в 2008 г.). Тогда же, в 1870-е гг, Лука Егорович был с 11 марта 1876 г. церковным старостой церкви при Исправительной тюрьме, а в 1876-1879 гг. ратманом Сиротского суда (ведал опекунскими и сиротскими делами лиц городских сословий).
В 1881 г. Лука Егорович, возможно в связи с восшествием на престол императора Александра III, получает орден св. Анны 3-й степени, что дает ему и его потомкам право на потомственное почетное гражданство. Михаил Егорович получает медаль. В 1883-1884 гг. он казначей Лефортовского отделения попечительства о бедных, с 31 марта 1883 г. – почетный член Совета детских приютов. Живет в это время на Генеральной улице, 34. Имеет дома на Большой Ивановской и Сокольничьей улицах.
14 марта 1888 г. Лука Егорович Беляев становится церковным старостой Преображенской церкви в Преображенском. К началу 1890-х гг. он уже купец 1-й гильдии. Фирма уже целиком принадлежит Луке Егоровичу (он продолжает торговать на Богоявленской линии), хотя младший брат переживет его и будет похоронен на Калитниковском кладбище в 1903 г.
После смерти Луки Егоровича в 1895 г., церковным старостой Преображенской церкви станет его старший сын потомственный почетный гражданин Петр Лукич Беляев. У Луки Егоровича было 6 сыновей и дочь Валентина Лукинична, вышедшая замуж за купца Алексеева.
После смерти Петра Лукича Беляева (1850-1899) церковным старостой Преображенской церкви стал его брат потомственный почетный гражданин Козьма Лукич Беляев. Он им оставался вплоть до революции 1917 г.
С 1896 г. фирма Беляевых носила название «Товарищество бумаготкацкой мануфактуры Луки Беляева сыновей». Основной капитал составлял 400 000 р. Директорами правления были сыновья Луки Егоровича Беляева – Петр Лукич, Козьма Лукич и Иван Лукич Беляевы. После смерти Петра Лукича его место занял Михаил Лукич Беляев. Михаил Лукич Беляев был торговым депутатом Московской городской думы (торговые депутации осуществляли наблюдение за правильным производством торговли и промышленности в городе).
В конце хотелось бы сказать несколько слов о потомках Беляевых в XX веке. Младший сын Петра Лукича Беляева Дмитрий Петрович в 1909 г. окончил Александровское коммерческое училище. Потом учился в Алексеевском военном училище. В 1914 г. – подпоручик 4-го Гренадерского полка. Получил ранение 7 октября 1914 г. во время боев Галиции (после него колено не сгибалось). В 1930-е гг. преподавал в артиллерийском училище.
Старшая сестра Дмитрия Петровича Анна Петровна, внучка Луки Егоровича, вышла замуж за Николая Николаевича Дроздова. Семья Дроздовых, как и Беляевы, тоже происходила из Серпуховского уезда. Дед Николая Николаевича Максим Дмитриевич Дроздов, бывший дворовый Екатерины Владимировны Новосильцевой, дочери графа В.Г. Орлова, был отпущен на волю и записан в московские купцы 3-й гильдии в 1844 г. Жил в приходе церкви Богоявления в Елохове, потом на Большой Покровской улице. Имел два трактирных заведения, в 1890-е гг. купец 2-й гильдии, почетный гражданин. Сын Максима Дмитриевича Николай Максимович, московский купеческий сын Николай Максимович Дроздов умер в 1894 г. В это время его семья жила в приходе церкви Преображения Господня на Преображенской площади. До наших дней дожила внучка Николая Николаевича и Анны Петровны Дроздовых Ирина Ивановна Берестнева, урожденная Горская. Ей уже 90 лет. Ирина Ивановна – внучка протоиерея Иоанна Федоровича Горского, довольно известного в дореволюционной Москве священника, почетного члена Елизаветинского благотворительного общества.
Сестра Анны Петровны, Ольга Петровна Беляева, стала женой генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова (1892-1941). В октябре 1941 г. Я.Г. Котельников погиб при выходе из окружения в районе Вязьмы его 19-й стрелковой дивизии.
Дмитрий Владимирович Лобанов, внучатый племянник И.И. Берестневой.
Ольга Полторецкая. Комментарии к статье Владимира Лобанова « Храм Преображения Господня. Беляевы».

28.07.2017 я снова в Чистопольской СШ №6, дорабатываю кн.13 «Ищу дедов» и кн.15 «Бархатная благодать». Нужно подготовить РЕКВИЕМ «Чтоб помнили свой род сыны…» для волгоградского конкурса «Горячий снег». И вот в конце работы выхожу в Интернет посмотреть, нет ли новых материалов о деде Якове, тем более что на днях моя подруга детства, учитель математики Светлана Зиннатовна Зяббарова, принесла мне рукописный текст с какого-то сайта – новую информацию о гибели деда Якова. В ней сообщается , что тяжело раненого комдива Якова выхаживала семья ближайшего к Вязьме поселения, но он умер от гангрены. Похоронен там же. Предполагается поиск и перезахоронение. Подобная же информация пришла и ко мне на сайт «В контакте». Я ответила, предложив свой биологический материал на предмет генетической экспертизы. Далее выхожу в Яндексе на рубрику «Награды генерала Я. Г. Котельникова» и нахожу строку «Храм Преображения Господня. Беляевы.» Читаю строку «…Сестра Анны Петровны – Ольга Петровна стала женой генерал-майора Я. Г. КОТЕЛЬНИКОВА, погибшего в Вяземском котле…»
У меня сердце зашлось. Открываю страницу и вот! Случилось, наконец, то, что я искала с 2014 года – родословную бабушки Ольги Петровны Котельниковой-Беляевой. Этот биографический материал выставил Дмитрий Владимирович Лобанов, внучатый племянник И. И. Берестнёвой, внучки Анны Петровны Дроздовой-Беляевой. Всё сошлось: наследство бабушки Ольги Петровны Котельниковой-Беляевой – несколько домов, как рассказывала моя мама Лида, национализация после революции 1917 года. Какой богатый автобиографический материал я по воле Господней получила в День Крещения Руси!
Московские купцы 1 гильдии, почётные граждане Москвы, Беляевы – мои предки, мои пра-пра- прадеды.! Родоначальник Егор Филимонович Беляев – попечитель родовых храмов, основатель московского Торгового дома «Братья Беляевы», с 1896года владелец фирмы «Товарищество бумаготкацкой мануфактуры Луки Беляева и сыновей». Дочки Петра Лукича Беляева – Анна Петровна и Ольга Петровна – мои кровные бабушки. И сколько фамилий родственников в Москве, где можно начать поиск фотографий бабушки Ольги Петровны: Беляевы, Дроздовы, Берестнёвы, Горские, Лобановы, Орловы и т.д.…
Поиск продолжается… И я начинаю понимать маму Лиду, когда она в раздражении упрекала меня: У-У-У Ольга Петровна!!! Видимо и беляевские гены бродят во мне с детства, и мама протестовала, так как бабушка Ольга и мама Лида не нашли общего языка: Обе – гордые, непримиримые, целеустремлённые! Но бабушка Ольга Петровна опекала маму Лиду и меня житейскими советами до самой своей смерти. Царство им всем умершим достойным предкам моим! Вечная память!..А мне предстоит большая работа по сбору архивных московских документов и издания третьей книги трилогии « Ищу дедов».

Интернет-диалог потомков Беляевых – Дмитрия Лобанова и Ольги Полторецкой-Котельниковой. 2017 г.

3 августа 2017

Дмитрий 0:43
Здравствуйте, Ольга Борисовна!
Мне прислали из храма Преображения Господня Ваше письмо, я тот самый Дмитрий Лобанов. В двух словах всего не скажешь, но я обязательно поделюсь со всеми своими изысканиями рода Беляевых. Сразу оговорюсь, что я не родной внучатый племянник Ирины Ивановны Берестневой, урожденной Горской. Моя бабушка была сестрой Всеволода Васильевича Берестнева, мужа Ирины Ивановны. Тетя Ира умерла в прошлом году, 4 ноября. Похоронили ее на Ваганьковском кладбище (она была внучкой протоиерея Иоанна Федоровича Горского, служившего в церкви Ваганьковского кладбище перед революцией). Для меня тетя Ира была очень близким человеком, по сути "третьей бабушкой". Сейчас в Москве живут ее дочка, внук, внучка и правнуки... Интерес к генеалогии у меня не случайный, а сейчас можно сказать даже профессиональный, так как по образованию я историк и вот уже не один год принимаю участие в конференциях по вспомогательным историческим дисциплинам в РГГУ. Предками же тети Иры я занялся лет 15 назад - у нее очень интересная генеалогия, родственные связи, и не только по роду Беляевых. Во многом в изучении Беляевых мне помог их потомок Александр Анатольевич Орлов, внук Александры Петровны Ткаченко (Беляевой). Он мне передал несколько архивных документов, сканы фотографий. К сожалению, у тети Иры сохранились только фотографии родни ее матери из купеческого рода Дроздовых. Но после смерти тети Иры нашлись еще две фотографии, ранее считавшиеся потерянными. Скорее всего, на них изображены Анна Петровна Беляева-Дроздова и ее муж Николай Николаевич Дроздов. Кстати, фотография на сайте Преображенского храма не относится к Беляевым, почему они ее поместили остается загадкой...
16 августа

Ольга 18:01
• Дорогой Дмитрий, спасибо, что ВЫ откликнулись У меня сейчас в издании моя 13 книга "Ищу дедов" поэтической эпопеи "Счастье земное".Есть возможность подключить к ней Ваши изыскания по роду Беляевых в мою книгу под Вашим авторством. Ваша статья со всеми документальными данными о роде моей бабушки Ольги Петровны Котельниковой-Беляевой, с имеющимися в архивных альбомах наших московских родственников и возможно найдутся фотографии самой Ольги Петровны с сёстрами Беляевыми или семейные с дедом Яковом и моим отцом Борисом. Семейный альбом бабушки Ольги исчез бесследно., его у отца Бориса не было, лишь послевоенные фотографии его второй семьи с сыном Дмитрием Котельниковым. Дмитрий Котельников должен проживать в Москве в квартире нашего отца Бориса, если с ним не случилось беды. Последний раз я его видела в 2001 году. была у него в гостях с своим сынишкой Александром. Из контакта вышел...Если есть такая возможность . информацию можно переслать мне на сайт "В контакте" или давайте договоримся о возможной встрече с Вами в Москве для передачи информации и совместной с родственниками фотографии для книги "Ищу дедов". Жду от Вас рационального ответа.. В данный момент я нахожусь в гостях в Татарстане до10 сентября предположительно. Дмитрий сделайте добрый и интересный материал о Беляевых и получится диссертационная работа по генеалогии Беляевых - Котельниковых, Разрешаю Вам пользоваться Всеми документами по военной судьбе генерала Якова Георгиевича Котельникова. Ольга.

Дмитрий 18:58
• Ольга Борисовна, добрый вечер! Да, конечно, я сделаю материал и отправлю Вам в электронном виде. но оформлением смогу заняться не раньше середины сентября. У меня сейчас в работе две статьи...И напишите А.А. Орлову (фотографии и большая часть архивных документов это его заслуга). Почта - aorlov@co.ru Скан с нашей фотографии я пришлю. В общем, за мной - материал. И спасибо Вам! Было очень интересно пообщаться.
• Да, и еще. Если время терпит, я хочу посмотреть до конца года метрические книги по Преображенской церкви в архиве. Это может существенно дополнить генеалогию Беляевых...
20 августа2017.

Ольга 16:18
• Уважаемый внучатый племянник (если я правильно разобралась в родственных наших связях) Дмитрий, Огромное спасибо, что Вы избавили меня от уже обременительной для меня поездки в Москву на встречу с дальними моими родственниками в ближайшее время. Я хотела при переиздании книги "Ищу дедов" в начале сентября в Казани на отъезде в Волгоград подключить к этой книге всё возможное, что Вы сможете мне прислать в ближайшее время. Это станет заделом в книге 13 для следующей книги о моих дедах Беляевых и Котельниковых. И ещё мне хотелось бы иметь семейную совместную со мной фотографию со всеми дальними родственниками по линии Беляевых для самостоятельного изучения генеалогических связей с Беляевами. Остальной материал, Дмитрий, я готова получить несколько позднее. Димочка, (позвольте мне Вас называть по-семейному) я благодарна Богу. что он Вашими руками приоткрывает мне тайну моего происхождения, и, надеюсь, я своей судьбой не унизила его. С благодарностью, Ольга.

Дмитрий 22:11
• Спасибо за добрые слова, Ольга Борисовна! Называйте меня так, как Вам удобнее. Напишите мне, пожалуйста, адрес Вашей электронной почты. Я постараюсь Вам отослать материалы на следующей неделе...

Дмитрий 22:46
• А пока начинаю отправлять сюда. Это родословное древо Беляевых-Дроздовых. Правда, нуждающееся в дополнении...
Беляевы-Дроздовы.rar

Дмитрий 22:51
• Это сканы из Московских ведомостей...
Посмотреть все изображения

Дмитрий 23:07
• Беляевы хоронились на Калитниковском кладбище в Москве...

Дмитрий 23:27
• Это сканы фотографий Анны Петровны Беляевой и Николая Николаевича Дроздова (ее мужа)...
Посмотреть все изображения
22 августа 2017.

Дмитрий 8:56
• Еще текст моей кузины, внучки Ирины Ивановны (она основу взяла из моих изысканий), но его еще надо обработать... Здесь вплоть до Горских - Беляевы-Дроздовы.
Про Беляевых.docx



Ольга 17:31
• А где фотографии и есть ли они моей бабушки, Ольги Петровны Беляевой-Котельниковой? Димочка, спасибо огромное за информацию. Жду ответа от Орлова. Он тоже наш родственник? В ближайшее время мне помогут забросить книгу 13" Ищу дедов" о Котельниковых в" Неизвестный гений". Что вы знаете о них и есть ли у Вас их фотографии? Хочу всё!!!!! И пока я ещё до 10 сентября в Татарстане, возможно успею сделать новую дополненную редакцию с Вашим материалом о Беляевых. В октябре поеду в Саранск по вопросу увековечения деда Якова через Москву. Может быть встретимся? Было бы замечательно!!!!! Жду сообщений.

Дмитрий 18:07
• Александр Анатольевич Орлов - внук Александры Петровны Беляевой (Ткаченко). Вот фотографии от А.А. Орлова...
Посмотреть все изображения
• На фотографиях - Михаил Егорович Беляев, Лука Егорович Беляев с женой Марией Федоровной и дочерью Валентиной Лукиничной, на последней Валентина Лукинична...
• Фотография Ольги Петровны только в общей родословной, которую мне прислали по Интернету...
• Если приедете в Москву, звоните – 89163343831, я с удовольствием, если не буду занят, с Вами встречусь...
3 сентября 2017.

Ольга 15:36
• Дорогой Дима, огромное тебе спасибо за присланный материал. Мне предстоит его изучить и согласно моей задумке использовать абсолютно правильно . В моей новой работе будут обязательные отсылки на Ваше с Орловым содействие и авторство. Судя по тому , что он внук родной сестры моей бабушки Ольги. мы с ним где-то одного возраста. Есть ли он в "Контакте"? Это - единственный сайт, которым к сожалению я умею пользоваться! Увы!!! Дима, я ведь старушка и мои желания вынуждены ограничиваться возрастными особенностями. Москва- Желанный. но непосильный для меня город. Если бы Вы с Орловым решились мне показать захоронения Беляевых, родовую церковь и многое. что связано с родом Беляевых в Москве и Подмосковье, то мы набрали бы добротный материал для НАШЕЙ книги, Род Беляевых - Род наших дедов" под совместным авторством: Д. Лобанов, Орлов, О. Полторецкая-Котельникова!!!! Соглашайтесь!!! Будет здорово!!! Теперь, бабушка Ольга последние годы жила и умерла по адресу ул. Проезжая 19 кв 2 по моей детской памяти. Это Сокольники? Мама говорила, что это якобы был некогда до революции дом её отца...У меня есть военные фотографии отца Бориса, Вопрос: кому из сестёр, старых дев, бабушка Ольга оставляла в раннем возрасте отца Бориса, их было две. Борис вырос искусственником, так он рассказывал моей маме Лиде на фронте. И ещё. Поддерживал ли отец Борис с Вами отношения и общается ли с Вами брат Дима Котельников? С любовью и уважением. Ольга.

Дмитрий 21:57
• Ольга Борисовна, с Проезжей, выходит так: вначале, еще в конце 19 века, дом принадлежал Елизавете Антониевне Чернявской, урожденной Третьяковой, потом - ее мужу чиновнику, в советское время инженеру Евгению Дионисьевичу Чернявскому - он и проживал по адресу - д. 19, кв. 2 (по справочникам до 1931 г.). Улица Проезжая - это Алексеевская, позже Алексеевская новая улица в Сокольниках. Возможно, Чернявские были в родстве с Беляевыми, но это только предположение...
• К сожалению, я ничего не знаю о Вашей линии, кроме того, что мне прислал в родословной А.А. Орлов... У нас больше Дроздовых знали, чем Беляевых...
4 сентября 2017.

Дмитрий 0:00
• О Сокольниках есть в тексте внучки Ирины Ивановны, но там есть ошибки и неточности...

Дмитрий 0:47
• Адрес А.А. Орлова здесь я не знаю, я написал на почту, но пока он мне не ответил - у нас уже несколько лет общение только по электронной почте..
5 сентября 2017.

Ольга 18:21
• Дмитрий, прочла, что в Беляевском собрании проводятся литературные гостиные. Готова принять в них участие с своим поэтическим вечером. Как выйти на организаторов гостиных? Если сможете, организуйте и моё участие в них. Крепкий беляевский корень дал прекрасное творческое родовое дерево: историки, поэты, технари, промышленники, медики и т.д.!!!!!!!!!! Ольга.




Дмитрий 21:23
• Ольга Борисовна, это теперь Московское купеческое собрание. Я бывал там, при прежнем секретаре общества... Попробуйте с ними связаться по информации на сайте - http://www.mko.ru/rus/salons1.shtml
Наши Салоныwww.mko.ru
6 сентября

Дмитрий 19:34
• Ольга Борисовна, посмотрите еще этот архивный документ о семье Л.Е. Беляева от А.А. Орлова. К сожалению, пока он мне до сих пор не ответил...

Дмитрий 19:41
• И мои поздравления с прошедшим Днем Рождения!!!
8 сентября 2017.

Ольга 20:05
• Дмитрий я уезжаю 9 в Волгоград и уже там в Волгограде постараюсь на вас выйти для последующей переписки Сердечное спасибо за поздравления.
12 сентября

Ольга 19:40
• Дима, спасибо за тот поток сведений, который ты посылаешь мне. Нельзя ли найти и прислать крупные фотографии отца Бориса, бабушки Ольги, чтобы я могла расположить их по тексту. Дима, есть ли у Вас какие-то сведения о Дмитрии Котельникове, не находится ли он в больнице, т.к. баба Тамара при прощании с ней сообщила, что он больной человек. Я не могу выйти с ним на контакт.

Дмитрий 20:38
• Ольга Борисовна, к сожалению, с этим вопросом может помочь только А.А. Орлов, если они у него есть фотографии. О Котельниковых мы ничего не знали до того, как мне прислал А.А. Орлов родословную. Все фотографии в родословной - от него. Ирина Ивановна общалась только с Зинаидой Петровной Москвитиной.

9 октября2017.

Дмитрий 18:44
• Ольга Борисовна, здравствуйте! А.А. Орлов мне не ответил, связь у нас, похоже, прервалась. Но я начал понемногу заниматься Беляевыми. Вот метрики о рождении Егора Лукича и Михаила Лукича. В Москве они оказались в начале 1860-х гг., почти сразу после отмены крепостного права. Также страницы из Московской памятной книжки 1867-1868 гг.
Посмотреть все изображения
10 октября

Ольга 15:54
• Дорогой Дима. Я сейчас нахожусь в Ельне, 14 октября буду в Вязьме в связи с днём памяти деда Якова Котельникова. А 15-16-17 - скорее всего я - в Москве и хотела бы встретиться с Вами. Я смотрю всё, что Вы присылаете, но не владея компьютером, мне очень сложно всё это вывести и собрать в единое целое, поняв, кто есть кто. Дима, без Вашей помощи я не смогу обойтись, мы встретимся, и Вы мне, собранный по смыслу, по хронологии в бумажном варианте попробуйте передать и тогда Ваш материал пойдёт под Вашей редакцией и под Вашим авторством в моей следующей книге "Ищу дедов". Ваш телефон я знаю. По приезде в Москву, я Вам "пикну", "перезвоните мне" с тем, чтобы мы договорились о конкретной сиюминутной встрече на Белорусском вокзале, я Вас там буду ждать: высокая бабушка в длинном темнозелёном пальто с рюкзаком на плечах в зелёном шёлковом платке у скульптурной композиции "Прощание влюблённых перед отправкой на фронт".

Дмитрий 16:36
• Очень хорошо. Давайте встретимся. Думаю, все получится. Постараюсь подготовить небольшой печатный текст к нашей встрече.
11 октября 2017.

Дмитрий 8:47
• Ольга Борисовна, давайте не будем торопиться с окончательным текстом. Это для пользы дела. Нужно будет посмотреть архивные материалы, подшивки "Московских ведомостей" и т.д.. На это нужно время, но тогда будет полная картина жизни Беляевых до 1917 г. Давайте встретимся, пообщаемся, начало текста я отдам Вам в печатном виде... Вчера выяснил, что у Луки и Михаила Егоровичей был брат Алексей. Раньше у меня в этом были сомнения. Погребен он в Донском монастыре. Это существенное дополнение к тексту. Хотелось бы понять родственное окружение Беляевых, но пока у меня нет времени на архив, а без этого трудно понять некоторые вещи. Например, то, что четверть века, они были церковными старостами в Преображенской церкви. Здесь, возможно, родство с известным на Преображенке купеческим родом Котовых, но без архива нельзя ничего утверждать и т.д.
14 октября 2017.

Дмитрий 12:14
• Я составил небольшой текст. Конечно, он нуждается в дополнении... Со временем, после работы с новыми архивными документами, я думаю его существенно расширить. Печатный вариант передам Вам при встрече...
Беляевы.doc
18 октября

Дмитрий 18:44
• Ольга Борисовна, наши фотографии...
Посмотреть все изображения
22 ноября 2017.

Ольга 20:34
• Димочка, огромное спасибо за гостеприимство, пишу книгу.
Смог ли ты связаться с Орловым? Как бы мне хотелось иметь большие фотографии сестёр Беляевых, прадеда Петра и бабушки Ольги!
Смоги всё, что сможешь и пришли, пожалуйста.
Поцелуй своих девчонок и жёнушку за меня. Дай Бог Вам счастья!!!!!!
25 ноября 2017

Дмитрий 22:25
• Здравствуйте, Ольга Борисовна. Спасибо за добрые слова! Орлов пока не писал. Если напишет, спрошу...
2 декабря 2017 2017.

Ольга 19:15
• Дима, родной мой человечек, какие мы с твоими детками получились счастливые на фотографии, спасибо тебе за капельку семейного-твоего, молодец!- счастья. Димочка, попробуй отыскать брата Дмитрия Котельникова. ведь он - тоже Беляев!!!!!!!!
3 декабря 2017 2017.

Дмитрий 18:42
• Ольга Борисовна, спасибо за добрые слова! Посылаю Вам документы из военного архива... Первый - Дроздов Александр Николаевич, внук Петра Лукича Беляева. Остальные - Юрий Михайлович Москвитин, тоже внук Петра Лукича Беляева.
Посмотреть все изображения
8 декабря 2017

Ольга 19:23
• Димочка, познакомься с проектом нашей книги "Родовая память".
Приму все твои замечания.
• Весь твой и орловский материал помещу в окончательном варианте перед изданием Если хочешь, поставлю тебя в заглавии книги как соавтора.
Поздравляю с наступающим Новым Годом! Счастья!!!!!!!!!
КН.16 Родовая память. рабочий вариант.doc
10 декабря 2017

Дмитрий 0:45
• Здравствуйте, Ольга Борисовна! Спасибо за поздравление! Вас тоже с Новым годом! Всего самого доброго и сил – дальше издавать Ваши книги!

Дмитрий 0:51
• У меня пока никаких замечаний нет. Все хорошо. Посылаю Вам материал еще об одном Дроздове - теперь о Владимире Николаевиче и его фотографию, правда, не очень хорошего качества. Это с сайта МГТУ им. Баумана, где он преподавал.
Дроздов Владимир Николаевич.docx
Перейти в конец истории.
30.07.2018. Исследование рода Беляевых продолжается историком Дмитрием Лобановым и по сей день .










Дмитрий Лобанов.

Беляевы. История рода московских
купцов 1–й гильдии Беляевых
(XIX-XX вв.) с использованием ряда архивных материалов потомка Беляевых А.А. Орлова)

История рода московских купцов Беляевых
Семья московских купцов Беляевых происходит из деревни Кошелевка (Александровка) Михневской (позже Туровской) волости Серпуховского уезда Московской губернии (сейчас Ступинский район Московской области). Здесь 17 сентября 1826 г. в семье крестьянина Егора Филимоновича Беляева и его жены Евдокии родился сын Лука, будущий московский купец 1-й гильдии и фабрикант Лука Егорович Беляев . Младший сын Михаил Егорович Беляев родился 15 ноября 1836 г . Деревня Кошелевка тогда принадлежала генерал-майору и кавалеру Семену Ефимовичу Ляпунову (1773-1848), предводителю дворянства Богородского уезда Московской губернии. Деревня перешла к нему от жены, княжны Елены Михайловны Долгоруковой (1789-1816). Князья Долгоруковы владели деревней в XVIII веке. Кошелевка принадлежала к приходу Казанской церкви Божией Матери села Кишкино. Там, на сельском кладбище и были похоронены родители Беляевых.В 1886 г. по благословению Мисаила, епископа Дмитровского, храм Казанской иконы Божией Матери села Кишкино был полностью отреставрирован и благоукрашен на средства М.Е. Беляева. Всего М.Е. Беляев потратил на ремонт храма (был устроен новый мраморный пол, поставлен новый вызолоченный иконостас и т.д.) 6 500 р. В конце литургии крестьянами-прихожанами села Кишкино Михаилу Егоровичу Беляеву была поднесена Казанская икона Божией Матери. За 4 года Беляевыми был построен церковный дом вместе с училищем стоимостью в 2000 р., покрыта железом церковь, сделана каменная ограда. Всего братья Беляевы пожертвовали 11 000 р .
После отмены крепостного права в 1861 г. Беляевы стали московскими мещанами, а в 1866 г. вошли в купеческое сословие, став купцами 2-йгильдии. В 1865 г. открыли в Лефортово (Генеральная улица, 19) бумаготкацкую фабрику. В наше время в здании находилось Московское Купеческое Общество (ул. Электрозаводская, 35).
Лука Егорович и Михаил Егорович Беляевы торговали под маркой фирмы «Братья Беляевы», Михаил Егорович панским товаром в Теплых рядах, Лука Егорович мануфактурным товаром в Богоявленской линии. Жили сначала на Покровской улице (теперь Бакунинская), потом на Генеральной улице. С 11 марта 1876 г. Лука Егорович Беляев был церковным старостой при Скорбященской церкви Исправительной тюрьмы в Москве. С 27 апреля 1876 – 24 апреля 1879 гг. был ратманом Сиротского суда (ведал опекунскими и сиротскими делами лиц городских сословий). С 14 марта 1888 г. до смерти в 1895 г. церковный староста церкви Преображения Господня в Преображенском, в конце жизни купец 1-й гильдии (1888), потомственный почетный гражданин . Имел орден св. Анны III ст. (1891).
Михаил Егорович Беляев жил на Генеральной улице в доме жены Прасковьи Алексеевны, имел дома на Сокольнической . С 8 марта 1883 – 12 мая 1884 гг. был казначеем Лефортовского отделения попечения о бедных. С 31 марта 1883 г. почетный член Совета детских приютов . Михаил Егорович умер после продолжительной болезни 25 марта 1903 г. Погребен вместе с женой на Калитниковском кладбище., Прасковья Алексеевна пережила его на полтора года, умерла 20 декабря 1904 г от воспаления легких .
Их сын Петр Михайлович Беляев продал родительский дом на Генеральной улице на рубеже 1911/1912 гг., перед революцией жил в Банном переулке, служил в конторе «Отто Дейтц» .
Торговое дело Луки Егоровича Беляева продолжили его сыновья под маркой «Товарищества бумаготкацкой мануфактуры Луки Беляева сыновей». Основной капитал составлял 400 000 р. Директорами правления были сыновья Луки Егоровича Беляева – Петр Лукич, Козьма Лукич и Иван Лукич Беляевы. После смерти Петра Лукича его место занял Михаил Лукич Беляев.
Лука Егорович был трижды женат. Старший сын Петр Лукич Беляев (1850-1899) стал церковным старостой Преображенской церкви после смерти отца. Первой женой Петра Лукича была Мария Ивановна Каширина. У Петра Лукича и Марии Ивановны были дети – Алексей Петрович (р. 1871), Анна Петровна (р. 1872), Глафира Петровна (р. 1877), Мария (р. 1879).
Братом Марии Ивановны был купец 2-й гильдии (с 1866 г. состоял в купечестве) Алексей Иванович Каширин (1836 – 1902/1903), живший в Токмаковом переулке (дом № 20), в приделе церкви Вознесения Господня на Гороховом поле, где имел фабрику полушерстяных изделий (потом бумаготкацкая фабрика, торговый дом «А.И. Каширин с сыновьями»). Торговал в теплых рядах, в Городской части . У А.И. Каширина сыновья: Сергей (р. 1864), Николай (р. 1867) (в купечестве состоял с 1903 г.), Владимир (р. 1874), Александр (р. 1875), Дмитрий (р. 1876), Иван (р. 1878), Анатолий (р. 1882), Алексей (р. 1887). Крестной матерью дочек П.Л. Беляева была купчиха Александра Трофимовна Каширина.
Алексей Петрович Беляев умер после 1891 г. Анна Петровна вышла замуж за Николая Николаевича Дроздова, внука московского купца Максима Дмитриевича Дроздова. Дроздовы, как и Беляевы, тоже происходили из Серпуховского уезда Московской губернии. Максим Дмитриевич (1806-1899) был дворовым человеком Екатерины Владимировны Новосильцевой, урожденной графини Орловой (1770-1849), и в 1844 г. был причислен к 3-й гильдии московского купечества, позже перешел во 2-ю гильдию . Жил в приходе церкви Богоявления в Елохове, потом на Большой Покровской улице, содержа трактирные заведения.
Отец Николая Николаевича Дроздова московский купеческий сын Николай Максимович Дроздов (1841-1894) жил с сыном в начале 1890-х гг. в приходе Преображенской церкви в доме Хлебниковой, где у них была мучная лавка. Мать Николая Николаевича происходила из купеческого рода Клюгиных. У Николая Николаевича и Анны Петровны 25 июля 1894 г. родился сын Петр . Он, как и дочь Софья, умер в детстве.
Сыновья Николая Николаевича и Анны Петровны: Владимир и Александр Николаевичи Дроздовы стали военными.
Владимир Николаевич Дроздов (1892-1961) окончил Коммерческое училище, с 1914 г. – в армии. Окончил Первую мировую командиром роты. С 1918 г. в Красной армии. В 1921 г. поступил в Туркестанский государственный университет, а в 1922 г. был направлен на учебу в Военно-Техническую Академию, которую окончил в 1927 г. После завершения обучения в Академии Владимир Николаевич работал руководителем группы Конструкторского бюро Артиллерийского комитета и главным конструктором Орудийно-Арсенального объединения. Под его руководством был разработан проект 122 мм корпусной пушки образца 1931 г. Работая начальником конструкторского бюро на заводе № 38, а затем на заводе 172, он руководил разработкой проекта 152 мм пушки-гаубицы образца 1934 г. Обе артиллерийские системы были приняты на вооружение и прекрасно зарекомендовали себя на фронтах Великой Отечественной войны. С 1942-1947 гг. В.Н. Дроздов возглавлял кафедру Е-312 (ныне СМ-6) («Артиллерия и автоматическое оружие» МВТУ имени Баумана). С 1948 по 1950 гг. был деканом факультета Е. Владимир Николаевич является крупным ученым в области артиллерийского вооружения. В 1952-1956 гг. года был главный приемщиком вооружения на военном заводе в Китае. Жил в Москве на Сретенке. Под его руководством были проведены научно-исследовательские работы по изучению «свободного отката», им написан ряд работ по графическому методу расчета реакций лафета, а также по техническим характеристикам образцов артиллерийских орудий в системе вооружения Красной армии. Владимир Николаевич Дроздов был награжден орденом Красной Звезды и многими медалями.
Александр Николаевич Дроздов (1906-1966) был артиллеристом, полковником. С октября 1923 г. в Красной армии. Окончил военное училище и затем служил в Виннице, жил там с матерью Анной Петровной. В начале Великой Отечественной войны учился в Арткадемии, с декабря 1941 г. на Крымском фронте, в Крымско-Феодосийской операции. Командуя артполком, был тяжело ранен в январе 1942 г. Командовал артиллерией 54 УР под Сталинградом. В конце войны стал старшим преподавателем кафедры артиллерии Высших Всеармейских Военно-политических курсов Глав. ПУРККА. На пенсии преподавал математику в школе. Похоронены Дроздовы были на Введенском кладбище в Москве.
Дочь Николая Николаевича и Анны Петровны Дроздовых Мария Николаевна (1897-1951) была медсестрой в годы Гражданской войны. Вышла замуж за сына московского протоиерея Ивана Федоровича Горского (1867-1916) Ивана Ивановича Горского. Работала фельдшером в Алабино, под Москвой, потом в больнице им. Боткина. Муж работал оперуполномоченным в милиции, потом ревизором-инспектором московского областного управления легкой промышленности.
Второй женой Петра Лукича была Мария Васильевна (ум. 1918), происходившая из московских мещан Васильевых. Сестра Марии Васильевны Екатерина Васильевна вышла замуж за купца 2-й гильдии Александра Григорьевича Бурова (р. 1854 – ум. 1912), происходившего из гороховецких мещан и торговавшего быками на площади Скотопригонного двора, потом ведшего оптовую торговлю мясом на Скотопригонном дворе и оптовую торговлю свининой на Мытном дворе. С 19 октября 1904 г. А.Г. Буров был присяжным попечителем Московского Коммерческого Суда. Жили Буровы вначале на Большой Алексеевской улице, потом на Воронцовской улице в собственном доме (№ 24, позже № 16) . У Александра Григорьевича было два сына – Василий (р. ок. 1882) и Константин (р. 1891) . 30 января 1907 г. был основан торговый дом «А.Г. Буров с сыном». Василий Александрович состоял в купечестве с 1915 г. Вначале жил на Таганской площади, в доме Шубникова. Имел салотопильное заведение на Дубовском шоссе, дом № 60. Перед революцией и в первой половине 1920-х гг. В.А. Буров с женой Верой Ивановной жил на Воронцовской улице в доме Буровых . После смерти мужа Екатерина Васильевна Бурова жила на Большой Сухаревской площади .
От второй жены Марии Васильевны у Петра Лукича Беляева был сын Дмитрий Петрович Беляев (р. 1889), в 1909 г. окончивший Александровское коммерческое училище, потом Алексеевское военное училище. Перед началом Первой мировой войны был подпоручиком 4-го Гренадерского Несвижского полка в Москве . Ранен в октябре 1914 г . После революции 1917 г. служил в Красной армии, преподавал в военном училище.
У Дмитрия Петровича были три сестры Ольга Петровна, вышедшая замуж за генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова (1892-1941), Зинаида Петровна Москвитина (1892-1961) и Александра Петровна Ткаченко (1895-1969). Сын Зинаиды Петровны лейтенант Юрий Михайлович Москвитин (1922-1942) служил во время Великой Отечественной войны в 18-м железнодорожном батальоне погиб 18 февраля 1942 г.
Второй сын Луки Егоровича Беляева потомственный почетный гражданин Козьма Лукич Беляев (1852 – после 1917) был последним церковным старостой Преображенской церкви перед революцией. Жил сначала на Генеральной, потом в Большом Казенном переулке. Женой Козьмы Лукича была Александра Михайловна Залогина (р. 1855), дочь потомственного почетного гражданина купца Михаила Васильевича Залогина (1822-1876), владельца усадьбы и шерстопрядильной Фряновской мануфактуры .
У Козьмы Лукича и его жены Александры Михайловны было четверо детей: Сергей (р. 1874), Антонина (р. 1877), Лидия (р. 1879), Клавдия (р. 1880), Елизавета (р. 1887).
Третий сын Луки Егоровича Иван Лукич Беляев (р. 1857) был женат на Анне Федоровне Германовой (р. 1862). Она происходила из рода купцов Германовых. В детстве Анна Федоровна жила в доме бабушки на 3-й Мещанской (№ 10) . Дедушка Григорий Германович Германов (р. 1821) происходил из ярославских крестьян, в купечестве состоял с 1862 г. Торговал сукном в Охотном ряду в доме Мамонтова . Был старостой храма свв. муч. Адриана и Натальи. Был крупным благотворителем Казанского Вышневолоцкого монастыря (на его средства и на средства купца Е.Н. Сивохина был построен в монастыре Казанский собор). В этом монастыре монахиней окончила жизнь бабушка Анны Федоровны Платонида Авксентьевна (в монашестве Паисия) (ум. 1897).
Иван Лукич и Анна Федоровна имели шестерых детей – Прасковью (р. 1881), Юлию (р. 1882), Федора (р. 1884), Николая (р. 1885), Александра (р. 1886), Елизавету (р. 1889).
У Василия Лукича (р. 1860) и его жены Лидии Ивановны, дочери Воскресенского 2-й гильдии купца Ивана Ивановича Шошина, был сын Александр (р. 1883).
Младшими сыновьями Луки Егоровича были Михаил (р. 1863), служивший впоследствии торговым депутатом Московской городской думы, и Сергей (р. 1865) .
Женой Михаила Лукича была Екатерина Александровна Дубровская. Е.А. Дубровская происходила из купеческого рода Дубровских. Ее дед купец Николай Романович Дубровский происходил из бывших шереметевских крепостных. Дубровские жили на Каланчевской улице в приходе церкви Спаса Преображения, что в Спасском. Занимались подрядами.
Дочь Луки Егоровича Ольга Лукинична была замужем за купцом 2-й гильдии Василием Алексеевичем Горошкиным (1863 – 1913/1914), происходившем, как и Лука Егорович, из крестьян. Горошкины жили в сначала в Протопоповском переулке в доме Кириллова и на Большой Спасской улице в доме Исакова, потом в собственном доме в Скорняжном переулке (№ 9). Василий Алексеевич торговал лесом на Каланчевской улице, на земле Мамонтова. У Василия Алексеевича и Ольги Лукиничны было три сына: Константин Васильевич (р. 1886), Николай Васильевич (р. 1890), Владимир Васильевич Горошкины (р. 1896). Дочери Мария и Софья были от второй жены Анны Егоровны . Ольга Лукинична была крестной своей племянницы Елизаветы Кузьминичны . Василий Алексеевич делал пожертвования в пользу детского приюта Городского попечительства о бедных Мещанской части. Константин Васильевич Горошкин, внук Луки Егоровича, с женой Ольгой Сергеевной жил на 1-й Мещанской улице д. № 57 (теперь Проспект мира) (доходный дом М. Канфеля). Учредил 18 марта 1914 г. товарищество «К. Горошкин и К» и торговал лесом в Трифоновском переулке на земле Виндавско-Рыбинской железной дороги (позже в своем доме там же). Имел сыновей: Александра (р. 1908) и Георгия (р. 1909). Вкладчиком товарищества был младший брат Константина Васильевича Николай Васильевич Горошкин, живший вместе с женой Ксенией Владимировной в доме Коваленко в Большом Сергиевском переулке (№ 15) .
Еще одна дочь Луки Егоровича Евдокия Лукинична была женой купца 2-й гильдии Василия Егоровича Филиппова (р. 1843 – ум. 1908), торговавшего, как и Беляевы, под маркой фирмы «Егор и Василий Филипповы» мануфактурным товаром в Богоявленской линии . Отец Василия Егоровича Егор Степанович Филиппов (р. 1816 – ум. 1889), происходил, как и Беляевы, из крестьян Серпуховского уезда. В купечестве состоял с 1865 г., жил на Генеральной улице в доме № 7 фабриканта, купца Ивана Яковлевича Калашникова. Торговал бумажным и полушерстяным товаром в Городской части, в зеркальном ряду. В 1870-е гг. В.Е. Филиппов, ведя торговлю в Москве, жил в Серпуховском уезде в деревне Хорошове, потом на своей родине в деревне Короськове Хатунской волости Серпуховского уезда. В 1880 - е гг. Егор Степанович имел дом на Ирининской улице (№ 78). С 1881 г. в купеческую 2-ю гильдию вошел сын Егора Степановича Василий Егорович. Торговали вместе под одной маркой. Торговый дом «Е. и В. Филипповы и К» (товарищество на вере) существовал с 9 марта 1881 г. Учредители Егор Степанович и Василий Егорович Филипповы. Вкладчики Егор и Андрей Егоровичи Филипповы . В образе полного товарищества «Егор и Василий Филипповы» с 10 июля 1887 г. Василий Егорович живет в собственном доме на Благословенной Новой улице (№ 1) у Салтыковского моста вплоть до революции 1917 г. с женой и детьми Василием и Иваном Васильевичем (в купечестве с 1906 г.), владея бумаготкацкой фабрикой (1890-1896, архитектор К.В. Терский; с 30 января 1896 г. торговый дом «Василий Филиппов с сыновьями»), находящейся рядом с домом (теперь Самокатная улица) . У Василия Васильевича сыновья – Михаил (р. 1889) и Петр (р. 1892) . В 1913 г. он удалился от дел, оставив фабрику брату Ивану, взяв 250 000 р. отступного. Дом на Самокатной В.Е. Филиппова.От второй жены Ольги Тихоновны (1851-1886) у Луки Егоровича была дочь Валентина (р. 1873). Ольга Тихоновна Беляева имела дом в Пантелеевском переулке, потом унаследованный дочерью, где она прожила вплоть до революции. Валентина Лукинична вышла замуж за купца Николая Васильевича Алексеева, предки которого происходили из каширских мещан... Исследование рода Беляевых продолжается…
Фотографии из семейного альбома Беляевых (от праправнука Луки Егоровича Беляева , Александра Анатольевича Орлова) и фотографии Дроздовых из семейного архива потомков Анны Петровны Дроздовой (Беляевой).


Лука Егорович Беляев с третьей Валентина Лукинична Беляева
женой Марией Федоровной
и дочерью Валентиной Лукиничной
Алексеевой (Беляевой).

Михаил Егорович и Прасковья Алексеевна Беляевы
Анна Петровна Дроздова (Беляева) и Николай Николаевич Дроздов














1909 г. Ольга Петровна Беляева Прасковья Владимировна Беляева,
(дочь Петра Лукича от 2-го брака) мать Петра Лукича Беляева

На верхней фотографии слева – Пётр Лукич Беляев с 1-ой женой Марией Ивановной Беляевой-Кашириной. На последней фотографии справа их дочери - Глафира Петровна и Мария Петровна Беляевы, внизу слева – мать Петра Лукича – Прасковья Владимировна Беляева.



На верхней фотографии слева – Пётр Лукич Беляев со 2-ой женой Марией Васильевной Беляевой-Васильевой, внизу слева – мать Петра Лукича, Прасковья Владимировна Беляева











































Ольга Тихоновна Беляева – 2-ая жена Луки Егоровича Беляева


Семейный альбом почётных граждан Москвы купцов 1 гильдии, фабрикантов Беляевых. Неизвестные родственники. (из архива А.А. Орлова и Ирины Берестневой))





Москва. Преображенское. Дореволюционные владения Беляевых на Генеральной (Электрозаводской) улице и места, связанные с их проживанием


У Преображенской церкви
на Преображенской площади.
Москва. 2017 г.


В храме Преображения Господня на Преображенской площади. Москва. 2017 г.







Владения Беляевых на Генеральной улице (теперь Электрозаводская, 35-37). Москва.Октябрь 2017.



Дом Титовых на генеральной (Электрозаводство), где жил С.К.Беляев в 1913 году, г.Москва










Дом Беляевых на Электрозаводской
(бывшей Генеральной) в Москве.
2017 г.














У Московского купеческого общества на Электрозаводской (бывшее владение Беляевых).
2017 г.












Дмитрий Владимирович Лобанов,
внучатый племянник Ирины Ивановны Берестневой (1925-2016), урожденной Горской, праправнучки Л.Е. Беляева.
Текст составлен с использованием архивных материалов Александра Анатольевича Орлова, праправнука Л.Е. Беляева.












Ольга Полторецкая.
«АХ, ПОЛНЫМ ПОЛНА КОРОБУШКА, ЕСТЬ В НЕЙ СИТЦЫ И ПАРЧА…»

Памяти дедов –
Почётных граждан Москвы,
московских фабрикантов-
купцов1-ой гильдии, Беляевых…
1.
Их - храм Преображенский величает…
На родине я бабушки своей,
Купеческой девицы в бытность, Ольги,
Осенняя Москва венцом церквей
Приветствует меня за тучей волглой.
Погост Калитниковский стал приют,
Почётных граждан
от Москвы престольной.
Над ней их души славные плывут
Средь куполов златых,
добром достойных.

Мимо беляевских бреду домов,
Они и по сей день – великолепны,
Прошли века, исчез архив томов,
Что вёл черёд деяний раболепных.
Но помнят – попечители церквей!
И орден свят вручён – «Анна на шее»,
То император милостью своей
Вручил его, чтоб честью хорошели.

Нет, не забыты милости дела,
Их храм Преображенский величает!
А я, прапраправнучка, лишь смогла,
Найти том, где Егора я встречаю.
И в золоте московских куполов
Я вижу отблеск тех благих деяний –
Купец благотворил без громких слов,
Сегодня сотвори ты – воздаянье.

И предков дух –
с твоим! –
сольётся вновь,
И будет единение в Престольной,
И благодарней – заструится кровь,
И скажешь:
« Помяни, Господь, достойных…»
2.
Славица роду Беляевых – почётным гражданам Москвы…
Прапрапрадеду, Егору
Филимоновичу Беляеву,
Почётному гражданину Москвы,
купцу 1-ой гильдии, основателю
торгового дома «Братья Беляевы»…
Век я с думой одною о Москве златоглавой,
Что могла стать родною и пожизненной славой,
Стать мне родиной главной в благородном семействе,
Предисторией славном –
на купеческом действе.
Род Беляевых – в орден светлой «Анны на шее»
Императором гордым был одет, хорошея,
И торговлею ткачеств занимался Беляев,
Без хвальбы и чудачеств, храмов высь обновляя.
Лука Егорович Беляев (1826-1895)
Попечители церкви устрояли порядок,
Сыновья славной ветви – зрели в этом награду!

Каждый стал в нём – Почётным москвичом. Устроитель!
Род велик – и бессчётны! – фрак, сюртук, славный китель.
На военных и мирных – на фронтах славы сана
Роду этому клиром воспевали осанну.
Мы, Беляевы, честью воздавали народу,
Не бесчестьем и лестью, а торговой свободой.

Все потомки – достойны! В новый век – вновь успешны,
Технократы! Пристойно обновляют век грешный.
Двадцать первый – трагичен, в помощь род выступает,
И напутствием личным род Егор вдохновляет!
Прапрапрадед Егор мой: взгляд суровости – в вызов!
Начинать над Москвою – передел новый! – визой.

Технократом разумным поднимать нам Россию,
Твёрдой волею умной, чтоб беду нам осилить,
Чтоб поднять над Отчизной стяг златой перспективы!
Род Беляевых вызрел, чтоб внести коррективы!
И пою я зов генный, мы – Беляевской крови!
Мы с Москвою нетленной – исторически вровень!

Быть Москве – златоглавой, коль роды подымают!
И Беляевской славой я горжусь, и то – знаю…
19.10.2017. Москва.
3.
Нет, не лыком шиты прадеды…
Раскустился род Беляевых по купеческим родам.,
Он в родстве с родами – знаемых, первой гильдии воздал.
Всё московское купечество в браках венчаны в родство.
Первой в то родство повенчана свет-Лукинична, и вот
Валентиной свет-Лукиничной Алексеевых род зван,
Театральной меркой нынешней Станиславского – в нём сан.


Репин вхож был к ним без прессинга, дам Беляевских писал,
И Серов девчонку с персиком тож на радость рисовал.
Алексеевы да Мамонтовы чрез Беляевский наш род
Породнились, эка слава-то! Знает русский наш народ.
Нет, не лыком шиты прадеды, хоть крестьянских всё ж корней,
Раскустился род наш в свадебках, чашу наливай полней!

За красавиц всех Беляевых – Валю, Ольгу, Анну тож,
Девы знатные, прославлены, чтоб купец был новый вхож.
Монополия купечества чрез беляевских невест
Разрослась, Москвою венчана, от Москвы – до дальних мест!
И отец Борис – беляевский, подарил мне ген купцов,
Хоть – советская, по-сталински, тож – своя, в конце концов!

Мне теперь понятно – вызнала! – речь возвышенна отколь…
Так от прадедов – я мыслила, коль «министры» все – изволь!
Все дельцы – мануфактурщики, разума – не занимать!
Ген четырежды озвученный, чтоб поэтом Бог дал стать,
Чтоб роды воспела кровные, все – исконно руссичи,
Все – войною опалённые, все – от праведной свечи!

Все – закваски христианской мы!
За Россию!
Нас – не трожь!
Полторецкие, Беляевы и Котельниковы – тож!!!

4.
Попечители – Москвы!..
Пусть гремит Москва стозвонная
На устах людской молвы,
Что есть Русь моя! Исконная!
Славен – геном русский род!
Чтоб все слышащие – слышали –
Славен – отческий народ!
Славлю – Русь четверостишием!!!
Александр Полторецкий.
Слово о моих предках….
МИХЕЕВЫ – морская страница моей родословной.
Дед, Александр Николаевич Михеев – капитан 1-го ранга «счастливой» атомной подводной лодки
К – 14.








Мои сведения о дедах более определённы в родословной по линии матери, Ольги Борисовны Полторецкой,1945 г.р. Их я изучал и излагал в своих рефератах в период обучения в колледжах и институте. Но не менее интересна для меня и родословная по линии отца, Андрея Александровича Михеева, 1952 г.р. Сегодня мне интересны мои деды Михеевы: мой дед, Александр Николаевич Михеев и моя бабушка, Антонина Семёновна Михеева.
Дед мой, Александр Николаевич Михеев, родился 25.08.1929г. в Калининской области, а в 1934 году семья моего прадеда Николая Михеева переезжает в Москву.

Семья Михеевых. Обнинск. 1958г.

Деду Александру в то время было пять лет, и до начала Великой Отечественной войны он учился в Москве.
Заканчивал школу он в Казани, куда семья Михеевых была эвакуирована во время войны. В Ленинграде после школы мой дед Александр поступил в Высшее инженерное военно-морское училище им. Ф. Дзержинского по специальности инженера механика подводных лодок.
В 1958 году семья деда находилась, дожидаясь его из плаваний, в городе Обнинске, дети росли практически без отца.
В 1961 году он учился и закончил по профессии инженера капитана 3-го ранга, Военно-Морскую ордена Ленина Академию.
Шестнадцать лет мой дед Александр Николаевич Михеев проплавал на атомных подводных лодках в Военно-Морском Флоте СССР. Но в 1972 году по состоянию здоровья был демобилизован в звании офицера запаса, капитана 1 ранга. Было ему на тот момент сорок один год. И после морей Северного Ледовитого и Тихого океанов, Сталинград стал ему до конца жизни доброй мирной гаванью.
Здесь он работал преподавателем в Морской школе ДОСААФ, а с 1975 по 1989г.г. преподавал в волгоградском училище речников.
Его руками создан кабинет электрооборудования с действующими тренажёрами, позволяющими практически отрабатывать приёмы и навыки обслуживания и управления электрооборудованием в условиях, приближённых к судовым.

Дед Александр Николаевич Михеев был профессионал своего дела, человек с необыкновенным чувством юмора, требовательный и ответственный. Таким его помнят коллеги по училищу, и его многочисленные ученики, которые уважительно называли его «морским волком». Государство и советское правительство высоко оценили его труд. Орден Красной Звезды, девять медалей, Почётная грамота Госкомитета СССР – так был отмечен самоотверженный труд моего деда, Александра Николаевича Михеева, в честь которого моя мама Ольга назвала меня также Александром.
Прошло 28 лет со дня его безвременной кончины, мне также исполнилось 28 лет. Удивительно, что у нас где-то совпадают даты рождения: у него – 25.08.1929 г., а у меня – 25.07.1989 г.

Волгоград. Училище речников.1986г.
Дед Александр не увидел своих внуков. Он умер в1989году за неделю до моего рождения, но он знал, что первый его внук – я, Александр Полторецкий, будет назван моей мамой Ольгой в его честь Александром. Моя мама очень уважительно о нём отзывалась, рассказывала как мужественно он встречал свой трагический конец (умер он от рака, явившегося результатом радиационного облучения на подводной лодке в пору его службы).
Моя мама Ольга в силу житейских обстоятельств не захотела зарегистрировать свой брак с отцом Андреем и отказалась от предложения отца об усыновлении меня под фамилией Михеевых. Мне жаль, что судьба не позволила мне встретиться ни с одним из моих дедов ни по отцовской, ни по материнской линии. Но я знаю, что мои деды были достойными людьми и горжусь ими.
Свою бабушку, Антонину Семёновну Михееву, я хорошо помню, так как в детстве был часто у неё в гостях, да и бегал к ней на дачу в садоводческое общество «Золотая осень» за яблоками. Бабушка Тоня была прекрасной гостеприимной хозяйкой. У неё был великолепный сценический голос, и она рассказывала, что в юности в Ленинграде её приглашали в оперетту….
Она – родом из Ленинграда, где остались и проживали её родственники и после войны. Во время Великой Отечественной её вместе с другими умирающими от голода ленинградскими детьми эвакуировали в Сибирь на лесоповал, на заготовку леса. Все ленинградские дети там выжили, и бабушка Тоня с благодарностью всегда вспоминала свою начальницу, которая к ней отнеслась, как к родной дочери. А в 1951году моя юная бабушка-певунья встретила в Ленинграде и вышла замуж за деда Александра Михеева.
В 1952году родился мой отец, Андрей Александрович Михеев. Потом у деда с бабушкой родилась и дочка Татьяна, моя тётка. В школе она училась очень успешно, и, как рассказывала бабушка Тоня, окончила школу с золотой медалью. Мой отец, Александр Андреевич Михеев, имел неполное высшее политехническое образование, был очень мягким человеком.
Я благодарен судьбе, что в моём роду слилась кровь семейств Полторецких, Котельниковых, Михеевых, которые были достойными гражданами своей великой советской родины, верой и правдой служили России и на фронтах, и на мирном поприще.
Возвращаясь к судьбе моей матери, Ольги Борисовны Полторецкой, мне хочется вспомнить биографические факты её жизни, вспомнить те семейные предания, что ещё моя бабушка, Лидия Тихоновна Полторецкая, рассказывала мне в детстве, а я эти сведения использовал в своих рефератах о родословной по теме «Краткая история рода, как составная часть исторических событий в России 20века.», когда в 2005-2012 годах учился в волгоградских технологическом колледже и институте, получая высшее юридическое образование.

Александр Полторецкий. Реферат-исследование по истории « Моя родословная в русле исторических событий в России 20 века…». ГОУ СПО «Волгоградский технологический колледж». Волгоград. 2005г
Моё осознание причастности к судьбе моей Родины связано с рассказами-воспоминаниями о жизненных перипетиях членов моей семьи, большинства из которых уже нет в живых. В памяти остались рассказы моей бабушки Лидии Тихоновны Полторецкой и, здравствующей по сей день, матери Ольги Борисовны Полторецкой. Родословная моя известна мне частично, на небольшом историческом интервале – в интервале событий 20 века, тесно переплетающихся с судьбами моих родственников первого, второго и третьего поколений от начала века. Более ранние сведения о корнях рода Полторецких сохранились в форме неполных устных преданий, хотя исследование их не менее интересно, чем сведения о некоторых моих родственниках в обозримом временном интервале.
Родословная – дословно обозначает: слово о роде. Для меня – это сегодня сведения более-менее достоверные, т.е. без документального уточнения о прошлом моих предков. Это сведения – со слов моей матери, которая их получила от своей матери и бабушек. Итак, поскольку я в силу своего юного возраста не всегда осознанно относился к ним, то сейчас проводя параллели между судьбами членов моего рода и исторической судьбой России, я утверждаюсь в мысли: я – РУССКИЙ по плоти и по духу.
Я – частица русского сообщества, стоящего ПЕРЕД ВЫБОРОМ своего будущего, и я надеюсь, что в нашей искалеченной стране, смогу найти себе достойное место и обеспечить своей семье достойную жизнь.
Моя мать сделала все, чтобы мое детство состоялось и было интересным.

Семья встречает меня из роддома. Волгоград 1989 г.


На прогулке в парке с семьей, Волгоград, 1992 г.

Волгоград,1991 г.










В детстве мы с мамой очень много путешествовали до 16-ти лет. Мы проехали вдоль и поперек всю Украину, весь Крым, весь Кавказ, Золотое кольцо России. И до сих пор я вспоминаю свои детские впечатления о горах Кавказа, Карпат и Крыма, о морях Балтийском, Каспийском, Черном и Азовском и очень часто в памяти моей встает Москва, Киев и Ленинград, Казань с их историческими окрестностями, которые мы самозабвенно обследовали .На Украине в Виннице – мы гостили у подруги мамы, Надежды Почапской, в Москве – у моего родного дяди, Дмитрия Борисовича Котельникова, и маминой подруги детства, Людмилы Дмитриевны Фадеевой (г. Электроугли). В Нижнекамске нас радушно принимала моя двоюродная тётка, Надежда Александровна Дьячкова с семьёй, а в Лениногорске – тоже двоюродная тётка, Нина Александровна Иванова, со своей дочкой Анной. Бывали часто в гостях и у моего двоюродного дяди, Анатолия Александровича Иванова, в татарстанском Чистополе, где мама впоследствии приобрела комнату в подселении, и мы стали хозяевами не гостевого, а собственного, кровного Чистополя, так как моя мама – родом из Чистополя на Каме . В Казани нас гостеприимно встречала моя двоюродная тётка, Людмила Николаевна Полторецкая. В Набережных Челнах – радовались жизни у студенческой подруги мамы, Галины Ивановны Михеевой, вышедшей замуж за маминого одноклассника, Николая Фролова… А по всем остальным городам и весям России – православные храмы и монастыри становились нашим ночлегом: в Киеве, в Ярославле, в Казани.
И где только мы не бывали, путешествуя по ещё не совсем разрушенной тогда и доступной для нас, советских, России…


В первый класс. Волгоград,1996 г.


В гостях у дяди, Дмитрия Котельникова , в доме и в орденах деда Бориса.. Москва. 2001г.

Моя семья. Котельниковы. Михеевы. Фотомонтаж.





Мое путешествие с мамой
в Абхазию, Новый Афон ,
2004 г.













Схема генеалогического древа трёх поколений рода Полторецких
Мои сведения о роде на 2004 год.



В этой части реферата приводятся некоторые фотографии членов моей семьи, судьба которых стала отражением трагических исторических событий России 20 века. Их облик, костюмы соответствуют духу того времени, в котором они жили. Уже нет в живых всех представителей семейства Полторецких, которые упоминаются в этой работе, кроме матери-пенсионерки. Но память о них свято сохраняется в семьях нового поколения рода Полторецких, так как ВСЕМУ ЛУЧШЕМУ, что в нас есть, мы обязаны этому старшему поколению, а они своим бескорыстным советским учителям: привожу диктант моей матери – семиклассницы



Что я знаю о своих предках?! Мой пра-пра-прадед Григорий Полторецкий по семейным преданиям – выходец из Западной Украины, украинец с примесью польской крови. В своё время осел хозяйствовать в селе Дергачи Саратовской губернии. Был ли он когда-либо крепостным, сведений в семье не сохранилось. Но вот что он был очень сильным человеком и участвовал в кулачных поединках об этом я знаю со слов моей бабушки Лиды. запомнилась характерная черта, что после боя он мыл руки кипятком из под крана самовара! Так говорили… А пра-прабабушка Аксинья владела бахчами арбузов. Видимо у семьи Полторецких в Дергачах был достаточный земельный надел.
Мой прадедушка Тихон и прабабушка Анна Полторецкие до Великой Октябрьской революции 1917 года и первые годы советской власти проживали там же под Саратовым. Они владели в селе Дергачи гостевым двором. Здесь останавливались на ночлег гуртовщики-перегонщики скота из средне-азиатских степей на Волгу и дальше. Мой прадед Тихон Владимирович Полторецкий и сам занимался коммерческим перегоном скота: верблюдов, коней. Это продолжалось до периода коллективизации. К этому моменту в его семье росло четверо детей мал-мала меньше. Их надо было кормить, а времена в молодой Советской республике стояли тяжёлые: раскулачивание середняков, моровой голод на Волге 1932-1933гг.
В 1931 году семья моего прадеда Тихона была раскулачена. Прадед скрылся от преследования. а мою прабабушку Анну Степановну Полторецкую вместе с малолетними детьми (младшей из которых Рае было четыре года) посадили на телегу, чтобы везти на поселение в Казахстан. Дело было поздней осенью, и один сердобольный сельчанин побросал на телегу для замерзающих детей перину и подушки. По дороге сыновья сбежали и позднее воссоединились с отцом. некоторое время спустя они выкрали с поселения и мою прабабушку Анну с детьми. Чтобы спастись от преследования и от голода, семья направилась вверх по Волге в хлебные районы Татарии. Там она осела в маленьком купеческом городке на Каме, Чистополе. Моей бабушке Лиде к этому времени было около 10 лет, шёл 1932 год… Опасаясь преследования прадед Тихон скрывал наличие семьи и сам уезжал из Чистополя на подработки. Чтобы прокормить семью, не гнушался самыми тяжёлыми физическими работами.
Ни прабабушка Анна, ни прадедушка Тихон не получили образования, но были добрейшими и порядочнейшими людьми из всех, которых знала моя мать Ольга. В Советской России набирала темпы политика всеобщей грамотности (ликбез), а дети Полторецких не ходили в школу. Когда городские власти Чистополя узнали об этом, прадеда Тихона предупредили, что у него будут большие неприятности, если он не отведёт детей в школу. Моя бабушка Лида пошла в Чистополе во второй класс в 11лет. и в 20 лет – окончила десятилетку с отличием. Это был 1941год. Началась Великая Отечественная война…
Великим горем она отразилась на нашей семье. В 1941 году в боях под Ленинградом, в гиблых болотах пропал брат моей бабушки Лиды, Николай Тихонович Полторецкий. Сам, старый прадедушка Тихон, оказался на Трудовом Фронте: на авиационном заводе города Казани. Оттуда в конце войны он вернулся с открытой формой туберкулёза. В 1943 году забрали на фронт медсестрой мою бабушку. Лидию Тихоновну Полторецкую. Она сражалась на фронтах Великой Отечественной с 1943 по 1945 гг. и закончила свою войну на границе с Европой в городе Кёнигсберге. Старшего сына прадеда Тихона, Петра Тихоновича Полторецкого, Чистопольский военкомат направил в оборонку на военный завод по производству торпед(позже ремонт подводных лодок) в город Владивосток. Там он проработал мастером всю свою трудовую жизнь, заслужив несколько орденов и медалей за трудовую доблесть. Был честнейшим и благороднейшим человеком.
Из оставшихся в живых после войны членов семьи, только моя бабушка Лида получила высшее образование и стала врачом-стоматологом. Впоследствии мой прадед Тихон Владимирович говаривал: «Мы – кулаки, света божьего не видели! Спали на кулаках, чтобы пораньше взяться за работу. Советская власть – всё дала моим детям: и воспитание, и образование, и РАБОТУ! Спасибо ей большое, что мы все увидели свет…». И это говорил старый человек, который родился в конце19 века, прошёл Гражданскую войну, период становления Советской Власти, жил в прямой зависимости от социальных катаклизмов, сотрясавших Россию в первой половине 20 века. Он, бывший раскулаченный, научившийся только читать, высоко ценил достижения Советской власти и роль Сталина в жизни страны!
Очень характерна для советского периода в истории России и судьба моей бабушки, Лидии Тихоновны Полторецкой. В военных сапогах, сразу с фронта, она пришла сдавать экзамены в Казанский медицинский институт. Успешно закончив мед.институт, осталась в аспирантуре для защиты своей дипломной работы-диссертации. Однако необходимость содержать семью (престарелых мать, отца и маленькую дочку, мою будущую маму Ольгу) заставила её оставить научное поприще. Она стала очень хорошим врачом-стоматологом, которого высоко ценили, где бы она ни работала. В 1943 году на фронте её приняли в ряды КПСС. На работе – была парторгом, была выдвинута в депутаты города Владивостока.
Активная жизненная позиция, высокая порядочность и интеллигентность отличали её всю жизнь. Она была талантливым человеком: прекрасно рисовала, занималась художественным вязанием, понимала и любила музыку и искусство. Как ветеран Великой Отечественной имела много фронтовых наград и пользовалась уважительным вниманием административных властей города Волгограда.
Моя мама, Ольга Борисовна Полторецкая, родилась в 1945 году от военного брака моей бабушки Лидии Тихоновны Полторецкой, санинструктора зенитно-артиллерийского полка 1720 1танкового корпуса с офицером-однополчанином Борисом Яковлевичем Котельниковым. В ноябре 1942года мой дед Борис был защитником Сталинграда. Воевал в составе 1 Танкового корпуса, награждён многочисленными орденами. После войны он окончил Московский политехнический и стал инженером московского завода «Электросталь».
Очень интересна история его семьи. Моя прабабушка, Ольга Петровна Котельникова- Беляева, после революции1917 года и смерти своего отца Петра Беляева осталась владелицей двухэтажного московского особняка.С приходом советской власти её особняк отдали на подселение нуждающимся семьям. Бабушке же с двумя сёстрами оставили одну большую комнату. В 30 лет она, благовоспитанная старая дева, по большой любви вышла замуж за командира Красной Армии Якова. Георгиевича Котельникова, впоследствии ставшего генералом и погибшего, пропавшего без вести где-то на подступах к Москве в 1941 году.. Это было тяжелое военное время, когда Красная армия несла огромные потери. Мои дед Борис и прадед Яков были Героями Великой Отечественной войны. Оставшись вдовой, моя прабабушка Ольга Петровна Котельникова продолжала работать врачом-стоматологом и помогать в воспитании внучки Ольги (моей матери).
Мать моя, Ольга Борисовна Полторецкая, воспользовалась благами советской власти в полной мере. Бесплатно с золотой медалью закончила одиннадцатилетнюю школу №2 в Чистополе ТАССР и физфак Казанского Университета имени В.И. Ульянова-Ленина. Жизненные обстоятельства её складывались так, что она работала и в оборонке на казанском заводе «Радиоприбор» инженером, и зав. библиотеками в городе Виннице УССР, и экскурсоводом в Волгограде. Она всегда считает, что только Советская власть могла и может дать безработным рабочие места, а семьям – кусок хлеба, т.е. обеспечить стабильный прожиточный уровень каждому человеку! Она уже – немолода, изменить свои взгляды на устройство общества ей трудно, тем более, что наша семья попала в категорию социально незащищённых. Современное устройство общества, пропаганда свободных взглядов на жизнь и вседозволенность, как она считает, противоречит духовной и физической безопасности личности.
Период капитализма и инфляции, в который вступила наша страна с 1989 года, стал для моей семьи тяжёлым испытанием. Я рождён в 1989 году и живу в России новой формации, с её новой идеологией и новыми общественно-нравственными установками. Мне не странно и не дико, что за всё надо платить: за лечение, образование, отдых, за все услуги, которые при советском строе были бесплатны. Таковы реалии современной российской жизни. Я пока не зарабатываю себе на жизнь, за всё пытается платить моя мать, но я знаю, что скоро наступит время, когда мне самому придётся искать работу и зарабатывать на жизнь.
Сложится ли моя судьба? Как и всё моё поколение, я жду от государства мер по созданию необходимого количества рабочих мест. Хочется верить, что придёт время, когда каждый желающий работать сможет получить эту возможность и реализовать свой творческий потенциал на благо нашей Родины.
Я опять вспоминаю рассказы моей матери, что все члены нашего рода, несмотря на суровые времена Советской власти, получили высшее и среднее образование, стали инженерами, врачами, педагогами, рабочими-героями труда. Они сумели достойно себя реализовать в жизни, жили по высокому нравственному принципу: «человек человеку – друг, товарищ и брат».И если мне удастся продолжить эту семейную традицию, то я буду считать, что жизнь моя состоялась. С этой ВЕРОЙ мы с мамой и живём…
Послесловие. Прошли годы…Многое изменилось в нашей жизни...В 2005 году умерла моя бабушка Лида, я закончил юридический институт, .мама Ольга написала 16 книг своей эпопеи «Счастье земное».о прадеде Якове Котельникове узнал, что он погиб в 1941 году в Вяземском котле, а я всё пытаюсь найти своё место в жизни и всё ВЕРЮ, что моя жизнь состоится… А фотографии моих любимых людей и память о них помогают мне эту ВЕРУ поддерживать…



Выпускники школы №1 г. Чистополь ТАССР. 1941 г.. (Вторая в первом ряду слева моя бабушка Лидия Тихоновна Полторецкая.) Все выпускники ушли на фронт.








Борис Яковлевич Котельников. Фронт.
12.04.1945г.. (мой дедушка)




1943г., Западный фронт, медсестра Лидия Тихоновна Полторецкая
(моя бабушка)









Военные награды за героизм в Великой Отечественной войне и ежегодные поздравления президента РФ Владимира Путина моей бабушки Лидии Тихоновны Полторецкой.













Лидия Тихоновна Полторецкая (моя бабушка) врач-стоматолог в стоматологической поликлинике .Чистополь









Я с бабушкой Лидой. Волгоград.




.

Моя бабушка , Лидия Тихоновна Полторецкая – депутат Первореченского районного Совета депутатов трудящихся 8-ого созыва г Владивостока.




Я с мамой Ольгой Борисовной Полторецкой, Волгоград, 1995 г.












Чистополь, 1963 г., школа №2.Мама Оля– выпускница школы с золотой медалью.



Казань, Гос. университет им. Владимира Ильича Ульянова - Ленина, физическийфакультет, 1968 г.. Будущие инженеры предприятий Советского Союза, среди них – моя мама Ольга Борисовна Полторецкая(вторая справа, нижний ряд.).

С 2011 г. моя мама Ольга Полторецкая занимается литературной деятельностью и встречается со своими читателями во многих городах России: Смоленщины, Мордовии, Татарстана, Саратовщины, Воронежа и др. Она обрела свое дело, дело просвещения и наставничества подрастающего поколения России и благодарна судьбе и Богу, что получает на свое творчество искренний душевный отклик.
Здесь я привожу несколько фотографий встреч с ее читателями.

Волгоград,2016г., речное училище, поэтическая встреча со студентами…

Волгоград,2016 г., литературное объединение «Патриот»…

Александр Полторецкий. Дед, Александр Николаевич Михеев – капитан 1-го ранга «счастливой» атомной подводной лодки К – 14.

Исследуя свою родословную по линии моего деда, Александра Николаевича Михеева (1929-1989) я столкнулся в Интернете с богатым материалом о морской судьбе моего деда. Я нашёл множество статей об его атомной подводной лодке К – 14, в которых уважительно представляется командный состав этой «счастливой» подлодки, как главный гарант её надёжности и безопасности.
Это благодаря его исключительной ответственности и профессионализму подлодка К – 14 не потерпела ни одной аварии за всё время её работы и сто процентно сохранила свой боевой состав, несмотря на сложнейшие переходы подлодки в акваториях Тихого и Северного Ледовитого океанов.
И естественно я задумался, где же мой дед Саша получил своё морское образование, что позволило ему бессменно, до демобилизации по состоянию здоровья, безупречно справляться со своими командирскими обязанностями. Ведь не напрасно его величали « морским волком». И мне было горько, что не суждено мне было встретиться с дедушкой Александром, он умер от рака на неделю раньше моего рождения. Мои деды Александр Михеев и Борис Котельников – герои советского времени, и как много бы они мне могли дать. Увы, судьба распорядилась иначе. И я уже теперь, когда мама Оля, вплотную занялась исследованием нашей родословной, выясняю такие детали, что, не всегда ценящий семейственность, начинаю испытывать чувство гордости за свой род, за свою семью.
Из Интернета я узнал, что дед Александр получил своё блестящее мореходное образование в Ленинграде, где он и встретился с ленинградкой, будущей моей бабушкой Тоней, а в 1952 году у них родился мой отец, Андрей Александрович Михеев.
Но это произойдёт позже, а пока – он учился в с двухсотлетнем старейшем и престижнейшем высшем учебном заведении СССР – Высшем военно-морском училище имени Ф.Э.Дзержинского.
Высшее военно-морское инженерное ордена Ленина училище имени Ф. Э. Дзержинского — основано Императором Павлом I (правнуком Петра I) 20 (31) августа 1798 год как Училище корабельной архитектуры. Более 130 лет (в разные годы) училище размещалось в здании Главного адмиралтейства. В 1998 году, после объединения с ЛВВМИУ имени В. И. Ленина преобразовано в Военно-морской инженерный институт — военное учебное заведение Санкт-Петербурга.
С 1 июля 2012 года после объединения Военно-морского инженерного института с Военно-морским институтом радиоэлектроники имени А. С. Попова стало называться Федеральное государственное образовательное учреждение Военный институт (Военно-морской политехнический) филиал ФГКВОУ ВПО «Военный учебно-научный центр ВМФ „Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова“».

Названия училища
• 1798—1827 — Училище корабельной архитектуры;
• 1827—1856 — Кондукторские роты Учебного морского рабочего экипажа;
• 1856—1867 — Инженерное и артиллерийское училище Морского ведомства;
• 1867—1872 — Инженерное училище Морского ведомства;
• 1872—1896 — Техническое училище Морского ведомства;
• с 25 июня 1896 года — Морское техническое училище Императора Николая Iс 24 сентября 1898 года — Морское инженерное училище Императора Николая I;
• с 1917 года — Морское инженерное училище;
• с 29 января 1925 года — Военно-морское инженерное училище;
• с 29 апреля 1927 года — Военно-морское инженерное училище имени т. Дзержинского;
• с 10 июня 1939 года — Высшее военно-морское инженерное ордена Ленина училище имени Ф. Э. Дзержинского
• с 29 августа 1998 года — Военно-морской инженерный институт
• с 1 июля 2012 года — Военно-морской политехнический институт — Федеральное Государственное Образовательное учреждение Военный институт (Военно-морской политехнический) ФГКВОУ ВПО "Военный учебно-научный центр ВМФ «Военно-морская академия им Н. Г. Кузнецова
В царской России
Училище корабельной архитектуры (1798—1827)
20 (31) ав¬гу¬ста 1778 год Им¬пе¬ра¬тор Павел I утвердил до¬клад «ко¬ми-те¬та по учре¬жде¬нии учи¬лищ для уче¬ни¬ков штур¬ман¬ских и ко¬ра¬бель¬ной ар-хи¬тек¬ту¬ры». В Санкт-Пе¬тер¬бур¬ге и Хер¬соне были ос¬но¬ва¬ны пер¬вые в мире во¬ен¬но-мор¬ские ин¬же¬нер¬ные учеб¬ные за¬ве¬де¬ния — Учи¬ли¬ща ко¬ра¬бель¬ной ар¬хи¬тек¬ту¬ры. По¬доб¬ные учеб¬ные за¬ве¬де¬ния были со¬зда¬ны в Ан¬глии толь¬ко в 1811 году, в США — в 1845 году, а в Гер¬ма¬нии лишь в 1861[4].
Учи¬ли¬ще ко¬ра¬бель¬ной ар¬хи¬тек¬ту¬ры в Хер¬соне про¬су¬ще¬ство¬ва¬ло всего 5 лет. Пер¬вым ди¬рек¬то¬ром Чер¬но¬мор¬ских штур¬ман¬ско¬го и ко¬ра¬бель¬но¬го учи¬лищ был ад¬ми¬рал граф М. И. Вой¬но¬вич[5]. В 1803 году Хер¬сон¬ское учи¬ли¬ще было рас¬фор¬ми¬ро¬ва¬но, а его вос¬пи¬тан¬ни¬ки пе¬ре¬ве¬де¬ны в Учи¬ли¬ще ко¬ра¬бель¬ной ар¬хи¬тек¬ту¬ры Санкт-Пе¬тер¬бур¬га, ко¬то¬рое раз¬ме¬ща¬лось в доме ге¬не¬рал-май¬о¬ра Г. И. Бу¬ха¬ри¬на, спе¬ци¬аль¬но куп¬лен¬ном Го¬су¬дар¬ствен-ной ад¬ми¬рал¬тей¬ской кол¬ле¬ги¬ей для учи¬ли¬ща (ныне Про¬спект Рим¬ско¬го-Кор¬са¬ко¬ва, № 16/2. 3 марта 2003 года на доме уста¬нов¬ле¬на ме¬мо¬ри¬аль¬ная доска с над¬пи¬сью «Здесь в 1798—1816 годах раз¬ме¬ща¬лось пер¬вое в мире Учи¬ли¬ще ко¬ра¬бель¬ной ар¬хи¬тек¬ту¬ры»).
Пер¬вым ди¬рек¬то¬ром Санкт-Пе¬тер¬бур¬гско¬го учи¬ли¬ща ко¬ра¬бель¬ной ар-хи¬тек¬ту¬ры был на¬зна¬чен из¬вест¬ный ко¬раб¬ле¬стро¬и¬тель обер-сар¬ва-ер А. С. Ка¬та¬са¬нов, ко¬то¬рый ру¬ко¬во¬дил учи¬ли¬щем до 1804 года. Боль¬шой вклад в со¬вер¬шен¬ство¬ва¬ние учеб¬но¬го и вос¬пи¬та¬тель¬но¬го про¬цес¬са учи¬ли¬ща внёс про¬фес¬сор С. Е. Гу¬рьев, пре¬по¬да¬вав¬ший вос¬пи¬тан¬ни¬кам ал¬геб¬ру, выс-шую ма¬те¬ма¬ти¬ку, гид¬рав¬ли¬ку, ме¬ха¬ни¬ку и тео¬рию кораблестроения[6].
В учи¬ли¬ще при¬ни¬ма¬лись дети дво¬рян, офи¬це¬ров и сол¬дат в воз¬расте 12-14 лет, умев¬шие чи¬тать и пи¬сать, об¬ла¬дав¬шие хо¬ро¬шим здо¬ро¬вьем и спо¬соб¬но¬стя¬ми. Обу¬че¬ние про¬дол¬жа¬лось 6 лет.
В 1800 году в учи¬ли¬ще была от¬кры¬та адъ¬юнк¬ту¬ра.
4 (16) марта 1803 года Им¬пе¬ра¬тор Алек¬сандр I утвер¬дил пер¬вый Устав училища
В училище преподавали курс корабельной архитектуры известные кораблестроители А. К. Каверзнев, И. С. Разумов, И. В. Курепанов, И. П. Амосов, математику — адъюнкт-профессора И. Грязнов и И. Н. Гроздов[7][8] (ученики С. Е. Гурьева), а курс лесоводства русский учёный Е. Ф. Зябловский. С 1800 по 1825 годы преподавателем российской грамматики, логики и риторики в училище работал русский писатель П. И. Соколов. Среди преподавателей училища был капитан-командор профессор Платон Гамалея [9].2 (14) января 1805 год из училища досрочно были выпущены самые способные ученики — И. А. Курочкин и А. А. Попов, впоследствии видный учёный и кораблестроитель.
Первый выпуск состоялся в августе 1805 года, было выпущено 7 драфцманов (чертежник, конструктор). С 1815 года училище стало готовить тиммерманов высшего разряда с чином XII—XIII класса Табели о рангах.
10 (22) октября 1812 года в связи с Отечественной войной училище было эвакуировано на кораблях эскадры адмирала Е. Е. Тета в Свеаборг. 13 (25) февраля 1817 года училище возвратилось в Санкт-Петербург.
10 (22) января 1817 год Училище корабельной архитектуры было объединено с Морским кадетским корпусом и переехало в его здание.
К 1827 году училище дало флоту около 70 кораблестроителей, среди которых получили широкую мировую известность А. А. Попов; Я. А. Колодкин — под руководством которого было построено 5 фрегатов и более 70 речных и озёрных судов, в том числе и шлюп «Мирный», на котором была совершена 1-я русская антарктическая кругосветная экспедиция, в ходе которой была открыта Антарктида; И. Я. Осминин — построивший свыше 20 парусных военных кораблей; И. А. Амосов — построивший первый в России винтовой фрегат «Архимед»; С. О. Бурачек — построивший на верфях Астраханского адмиралтейства более 30 боевых кораблей, а затем преподававший в училище; А. Х. Шаунбург — строитель парусно-винтовых фрегатов; М. Н. Гринвальд — построил первый в России колёсный пароходо-фрегат «Богатырь»; К. И. Швабе — директор Адмиралтейских Ижорских заводов; В. И. Берков — директор Санкт-Петербургской городской верфи.
Кондукторские роты Учебного морского рабочего экипажа (1827—1856)
25 апреля (7 мая) 1827 год Училище корабельной архитектуры вместе с учительской гимназией, состоявшей при Морском корпусе и готовившей преподавателей морского дела, было преобразовано в кондукторские роты Учебного морского рабочего экипажа с общим штатом 900 человек. Училище разделилось на высшее и низшее. Высшее стало готовить офицеров и кондукторов в корабельные инженеры, а низшее — унтер-офицеров в рабочие экипажи. Учебный экипаж состоял из двух кондукторских рот и четырёх мастерских. Мастерские пополнялись кантонистами.
30 апреля (12 мая) 1827 год состоялся первый выпуск слушателей Учебного экипажа. 2 (14) марта 1828 год кондукторские роты Учебного морского рабочего экипажа были переведены в здание Главного Адмиралтейства.
4 (16) сентября 1832 год в кондукторских ротах начали готовить корабельных инженеров-механиков для управления паровыми машинами, а затем и инженеров морской строительной части и военных поселений. 7 (19) февраля 1834 год состоялся первый выпуск инженеров-механиков флота.
Выдающиеся выпускники Училища данного периода: кораблестроитель Л. Г. Шведе, первый главный инспектор кораблестроения Н. А. Самойлов, один из основателей Русского технического общества (1866) М. М. Окунев, проектировщик паровых и первых броненосных кораблей ВМФ Арцеулов Н. А., учёный в области паровых машин кораблей Н. Н. Божерянов.

Инженерное и артиллерийское училище Морского ведомства (1856—1867)
В апреле 1856 года училище было преобразовано в Инженерное и артиллерийское училище Морского ведомства.
В 1857 году был произведен последний выпуск офицеров Училища в корпус морской строительной части. С 1858 года Училище готовило специалистов только двух специальностей: инженеров-кораблестроителей и инженеров-механиков.
В 1860 году было установлено звание кондуктор. Училище с этого времени производило выпуск уже не в офицеры, а в кондукторы корпуса корабельных инженеров и инженеров-механиков флота.
В этот период Училище окончили известные впоследствии учёные и кораблестроители В. И. Афанасьев, Н. Е. Кутейников, гидрограф и исследователь Арктики И. И. Ислямов.
Инженерное училище Морского ведомства (1867—1872)
В 1867 году по окончанию реформы военно-морского образования, которая проходила с 1854 года, Училище было переименовано в Инженерное училище Морского ведомства.
В Училище принимались по результатам конкурсного экзамена лица всех сословий в возрасте от 15 до 18 лет. Срок обучения в Училище стал составлять 4 года.
В этот период Училище окончил известный впоследствии учёный и проектировщик броненосных кораблей, впервые в мире обосновавший конструктивную защиту кораблей от подводных взрывов, генерал-лейтенант Э. Е. Гуляев; учёный-артиллерист, главный инспектор морской артиллерии Российского императорского флота А. Ф. Бринк.

В советское время
В первые годы Советской власти
В мае 1918 года на 3-м съезде моряков Балтийского флота была принята резолюция, в которой было записано: «…Морское инженерное училище, дающее флоту необходимых специалистов, должно непрерывно продолжать свои занятия на прежних основаниях, впредь до выработки норм в связи с общей реорганизацией морских школ»[18].
В августе 1918 года Училище перебазировалось в здание Морского корпуса. 4 октября 1918 года Училище было расформировано, но старшему курсу разрешили закончить образование. С воспитанников взяли подписку о том, что «…они будут служить во флоте по полтора года за каждый год обучения», нежелающие дать подписку увольнялись из училища[19]. Воспитанники училища стали называться военморами (военными моряками) Рабоче-Крестьянского Красного флота (РККФ).
29 июля 1918 года состоялся первый после революции выпуск Училища воспитанников дореволюционного набора. Девяти выпускникам присвоили звание «корабельный инженер», среди них был В. Г. Власов, впоследствии крупный учёный-кораблестроитель, инженер-контр-адмирал.
27 июня 1919 года состоялся последний выпуск Морского инженерного училища (48 специалистов: 15 мая — 41 инженер-механик, 1 июня 1919 года — 7 корабелов). Согласно приказу РВС Республики № 474 от 27 июня 1919 года выпускникам присваивалось звание «инженер-механик флота» [20]. Среди выпускников был Н. В. Алякринский, который через 13 лет стал первым начальником Научно-исследовательского института военного кораблестроения.
Весной 1920 года в Соединённых классах специалистов командного состава флота (образованных 26 октября 1918 года) открылся механический отдел — правопреемник бывшего Морского инженерного училища, а осенью — кораблестроительный отдел.
В октябре 1921 года соединённые классы были преобразованы в Училище командного состава флота, в котором корабелы и механики продолжили образование. В Училище принимали лиц из числа военных моряков всех званий и специальностей, окончивших Военно-морское подготовительное училище Управления военно-морских учебных заведений.
В марте 1922 года было принято решение о разделении Училища командного состава флота на Военно-морское и Морское инженерное училище. 2 мая 1922 года Морское инженерное училище было восстановлено в полном объёме. Начальником училища был назначен его выпускник 1917 года В. Л. Бжезинский. Училище размещалось в здании бывшей Покровской общины на Васильевском острове, где началось его формирование и новая история. В училище были созданы три отдела: механический, электротехнический и кораблестроительный. Срок обучения устанавливался — четыре года и восемь месяцев[21][22].
8 ноября 1923 года состоялся первый в советский период ускоренный выпуск 10 инженеров-механиков и 8 инженеров-электриков. Среди выпускников был А. И. Берг (окончивший училище экстерном), впоследствии ставший академиком, инженером-адмиралом, Героем Социалистического Труда.
В сентябре 1925 года Училище вновь переехало из здания бывшей Покровской общины на Васильевском острове в здание Главного Адмиралтейства.
В 1926 году для обучающихся было введено воинское звание курсант, Училище перешло на 5-летнее образование [23].
29 апреля 1927 года Училищу было присвоено имя ближайшего соратника В. И. Ленина — Ф. Э. Дзержинского и оно стало именоваться Военно-морское инженерное училище имени т. Дзержинского[24].
В октябре 1929 года в Училище произошло слияние механического и электротехнического отделов и началась подготовка командиров электромеханических боевых частей кораблей.
Училище в этот период закончили видные впоследствии учёные-кораблестроители, военные и государственные деятели. Среди них: учёный-конструктор, Герой Социалистического Труда В. Н. Перегудов, начальник Главного управления кораблестроения, заместитель Главнокомандующего ВМФ СССР по кораблестроению и вооружению адмирал Н. В. Исаченков, Министр судостроительной промышленности СССР А. М. Редькин, начальники Аварийно-спасательного управления ВМФ СССР А. А. Фролов и Б. Е. Годзевич, начальники ЦНИИ военного кораблестроения К. Л. Григайтис, Н. В. Алексеев, Л. А. Коршунов, директор ЦНИИ имени академика А. Н. Крылова В. И. Першин и другие.
В предвоенный период
10 июня 1939 года училище награждено орденом Ленина
27 апреля 1930 года Училище причислено к разряду высших учебных заведений. С 1 октября 1931 года в училище впервые организуются кафедры. Учебные курсы преобразованы в дивизионы, которые делились на группы по специальности, а классы — на смены. Механический сектор был разделен на дизельный и паросиловой. Также при Училище были открыты политические курсы, которые 10 декабря 1932 года приказом РВС СССР № 235 преобразованы в Военно-политическую школу, а в 1936 году — в Военно-политическое училище и переведено из здания Главного Адмиралтейства.
В июне 1932 года в Училище организуется отдельная Школа для подготовки начальствующего состава связи[25]. 29 марта 1933 года Школа преобразована в Училище связи Военно-Морских Сил Рабоче-Крестьянской Красной Армии (в 1936 году переведено из Главного Адмиралтейства, в последующем получило название Высшее военно-морское училище радиоэлектроники имени А. С. Попова).
В 1932 году в Училище была воссоздана адъюнктура для подготовки высококвалифицированных кадров. В 1934 году на ней обучалось десять человек.
В 1937 году вновь начинает действовать электротехнический сектор.
В 1939 году был создан отдела береговой обороны, который в 1940 году был передан Высшему инженерно-строительному училищу ВМС.
16 мая 1939 года училище было отнесено к разряду ВУЗов 1-й категории и переименовано в Высшее военно-морское инженерное училище имени Ф. Э. Дзержинского. 10 июня 1939 года Училище награждено орденом Ленина и стало называться Высшее военно-морское инженерное ордена Ленина училище имени Ф. Э. Дзержинского.
В 1940 году в Училище вместо отделов были сформированы факультеты — паросиловой, дизельный, электротехнический, кораблестроительный.
В марте 1941 года для повышения качества летней практики курсантов на Чудском озере был создан учебный отряд кораблей училища — канонерские лодки «Тарту», «Нарва», «Эмбах» и «Исса». Основная база отряда находилась в Тарту (Эстонская ССР).
В предвоенные годы ВВМИУ имени Ф. Э. Дзержинского было единственным военно-морским училищем, которое готовило военные инженерные кадры для флота. Среди выпускников предвоенного периода видные впоследствии учёные, кораблестроители, военные и государственные деятели: Герой Социалистического Труда В. Н. Буров; начальник Главного управления кораблестроения, заместитель Главнокомандующего ВМФ СССР по кораблестроению и вооружению адмирал П. Г. Котов; директор Балтийского завода и Судостроительного завода имени А. А. Жданова, заместитель Военно-Морского Министра по судоремонту, начальник училища вице-адмирал И. Г. Миляшкин; начальник Главного управления Северного морского пути (Главсевморпути), заместитель Министра морского флота СССР В. Ф. Бурханов; начальник Кронштадтского морского завода, заместитель начальника тыла ВМФ Б. М. Волосатов; начальник Севастопольского высшего военно-морского инженерного училища вице-адмирал М. А. Крастелёв и многие другие.
В годы Великой Отечественной войны
15 августа 1941 года — эвакуация Училища в г. Правдинск Горьковской области.
12 февраля 1942 года — перебазирование Училища в г. Баку.
1 сентября 1943 года — при Училище открыты курсы офицерского состава инженерно-корабельной службы.
25 декабря 1943 года — Училищу вручено боевое Красное знамя части.
23 июня 1944 года — перебазирование Училища в Ленинград.
1 февраля 1945 года — при Училище сформированы 10-ти месячные курсы усовершенствования офицеров инженерно-корабельной службы (КУОИКС). С 1 января 1948 года — КУОИКС преобразованы в Высшие классы офицерского состава инженерно-корабельной службы (ВКОСИКС).
1945 года — при Училище работают курсы радиопомех и врачей КПА ГУК ВМФ.
1 мая и 24 июня 1945 года — Училище участвует в военных парадах на Красной площади в Москве в честь Победы советского народа в Великой Отечественной войне.
В послевоенный период
В 1951 году училищу был передан Инженерный замок
1948—1954 гг. — участие Училища в формировании новых высших военно-морских инженерных училищ: 25 апреля 1959 года паросиловой факультет переведен в Ленинградское ВВМИУ (г. Пушкин) и 30 апреля 1953 г. дизельный факультет переведен в Севастопольское ВВМИУ (г. Севастополь).
15 апреля 1950 года — создание особого факультета (для курсантов и слушателей стран народной демократии).
1951 г. — передача Училищу Инженерного замка для размещения кораблестроительного и особого факультетов.
7 октября 1954 года — при Училище формируются курсы по подготовке специалистов судоремонтных предприятий.
20 августа 1956 года — ученому совету Училища присвоено право принимать к защите диссертации на соискание ученой степени доктора технических наук.
3 мая 1957 года — в Училище образован специальный факультет (в 1988 г. получил открытое наименование — факультет ядерных энергетических установок).
С 24 апреля 1959 года — при Училище функционировали курсы инженеров-механиков ПЛ и НК по живучести кораблей, по размагничиванию, инженеров-энергетиков ЯЭУ ПЛ.

В современной России
С 1993 года вместо электротехнического факультета, переведенного в ЛВВМИУ имени В. И. Ленина (г. Пушкин), в училище был открыт факультет комплексных систем управления (КСУ). Своё наименование факультет получил в 1997 году.
21 марта 1997 года — приказом Главнокомандующего ВМФ № 107 утверждена дата ежегодного праздника ВВМИУ имени Ф. Э. Дзержинского — 31 августа.
8 апреля 1998 года — Государственная Дума Федерального собрания РФ приняла постановление «О праздновании 200-летнего юбилея ВВМИУ имени Ф. Э. Дзержинского», 12 мая 1998 года в бывшем дворце Белосельских-Белозерских состоялся общественный акт торжественного чествования ВВМИУ имени Ф. Э. Дзержинского в честь 200-летия со дня его основания.
В 1998 году за огромный и неоценимый вклад в создание, становление и развитие ВМФ России; за создание, развитие, популяризацию отечественного инженерного образования; за продолжение славных традиций в деле подготовки и обучения многих поколений российских моряков, прославляющих честь и славу Российского флота и Андреевского флага, ВВМИУ имени Ф. Э. Дзержинского удостоено звания лауреата «Золотой книги Санкт-Петербурга»[26].
С 1918 по 1998 годы училище произвело 77 выпусков высококвалифицированных специалистов для военно-морского флота.
1 июля 2012 года Военно-морской инженерный институт был объединён с Военно-морским институтом радиоэлектроники имени А. С. Попова и получил новое название — Федеральное государственное образовательное учреждение Военный институт (Военно-морской политехнический) филиал ФГКВОУ ВПО "Военный учебно-научный центр ВМФ «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова».
Я читал историю этого старинного учебного заведения, дающего прекрасное военное образование, выпустившего плеяду российских исследователей Мирового Океана, и таких защитников Родины, как мой орденоносный дед, капитан 1-го ранга Александр Николаевич Михеев, и подумал, пусть и сегодняшний мальчишка прочтёт и вдохновится морем, как и мой дед Александр в далёкие советские послевоенные годы.
А теперь – о той «СЧАСТЛИВОЙ» подлодке, что на всю жизнь стала ему родным домом, ведь бабушка Тоня рассказывала, что вырастила детей без своего моряка: вернётся из рейса на две недели и снова в плавание. Судьба жён моряков – ждать, рожать и провожать…Великая судьба русской женщины…

Историческая интернет-справка. Счастливая Атомная подводная лодка К-14
www.happysubmarine.narod.ru
Вторая серийная атомная подводная лодка (АПЛ, cубмарина, submarine) первого поколения проекта 627А (заводской № 281), тактический номер - К-14 (по классификации НАТО "November") была заложена на стапеле "Северного машиностроительного предприятия" г. Северодвинск 2 сентября 1958 г., спущена на воду 16 августа 1959 г., после проведения государственных ходовых испытаний сдана Военно-Морскому флоту 30 декабря 1959 г. и включена в состав Северного флота.
Атомная подводная лодка К-14 прослужила в строю Военно-Морского флота более 30 лет. Завершила она свою службу на Тихоокеанском флоте. Атомная подводная лодка К-14 была выведена из боевого состава ВМФ 19 апреля 1990 г. и передана на утилизацию.
Всего за время службы атомная подводная лодка К-14 совершила 14 дальних походов и боевых служб, а с момента постройки прошла 185831 миль за 22273 ходовых часов.
Атомная подводная лодка К-14 внесла большой вклад в начало интенсивного освоения создававшегося атомного подводного флота нашей страны, не смотря на значительные объективные трудности эксплуатации ядерных энергетических установок атомных подводных лодок первого поколения, особенно в первые годы.
Первый командир атомной подводной лодки К-14 - капитан 2 ранга Марин Борис Кузмич, участник Великой отечественной войны.
Подводная лодка К-14 стала первой атомной подводной лодкой, вышедшей на боевую службу в Атлантический океан в 1960 г. под руководством ее первого командира капитана 2 ранга Марина Б.К. в период проведения учений "Метеор" в Бискайском заливе.
Подводная лодка К-14 под командованием капитана 2 ранга Марина Б.К. стала первой атомной подводной лодкой, удостоенной в 1960 г. приза главнокомандующего Военно-Морским флотом за стрельбу четырьмя торпедами.
Первый командир электромеханической боевой части атомной подводной лодки К-14 - капитан 3 ранга Михеев Александр Николаевич (1929-1989).





195гСемья Михеевых, г. Обнинск
Шли годы, люди на атомной подводной лодке менялись, но традиции безаварийного плавания, заложенные первым командиром Б.К. Мариным и первым командиром БЧ-5 А.Н.Михеевым передавались из поколения в поколение членами экипажа атомной подводной лодки К-14, их соратниками и учениками.
На АПЛ К-14 в 1961 г. (25.06.1961 - 15.07.1961) была выполнена первая опытная перерезарядка активных зон ядерных реакторов силами Военно-Морского Флота c участием личного состава атомной подводной лодки непосредственно в пункте базирования в губе Малая Лопаткина. Была отработана организация обеспечения ядерной и радиационной безопасности при перезарядке активных зон ядерных реакторов атомных подводных лодок непосредственно в пункте базирования. Перезарядку выполняла ПТБ пр. 326 (ПМ-124) береговой технической базы Северного Флота (569 БТБ СФ) г. Андреева. (главный инженер БТБ Костылев В.Б., руководитель перезарядки Ганзицкий К.С., ведущий физик Силинский С.М., командир БЧ-5 ПМ-124 Кот В.В.). Впоследствии это стало обычной плановой работой, но вначале 60-х годов это был первый уверенный шаг к освоению технологии перегрузок активных зон ядерных реакторов в пункте базирования. И выполнение этой задачи экипаж обеспечил успешно.
В сентябре 1966 г. атомная подводная лодка К-14 самостоятельно совершила подо льдами Арктики трансарктический подледный переход с Северного на Тихоокеанский флот. Подводной лодкой в то время командовал капитан 1 ранга Голубев Д.Н., один из первых офицеров атомного подводного флота, руководителем перехода был командир 3 дивизии 1 флотилии атомных подводных лодок Северного Флота капитан 1 ранга Игнатов Н.К.
Хотя этот маршрут был успешно освоен еще в сентябре 1963 года с разницей в десять дней атомными подводными лодками К-115 проекта 627А (командир капитан 2 ранга Дубяга И.Р., командир БЧ-5 капитан 3 ранга Гапешко Б.С., руководитель перехода В.Г. Кичев) и К-178 проекта 658 (командир капитан 1 ранга Михайловский А.П., командир БЧ-5 капитан 2 ранга Бисовка Н.З.) для личного состава атомной подводной лодки К-14 трансполярный переход стал серьезным экзаменом.
В целом подледное плавание прошло без существенных отклонений от штатных условий, что подтвердило правильность предварительных расчетов, надежность техники и высокую профессиональную подготовленность экипажа атомной подводной лодки К-14. Во время выполнения задачи атомная подводная лодка К-14 неоднократно всплывала по маршруту перехода, в том числе в районе Северного полюса для работы с советской научной дрейфующей полярной станцией "Северный полюс-15ф". Также была оказана квалифицированная хирургическая помощь одному из полярников дрейфующей станции начальником медицинской службы подводной лодки капитаном медицинской службы Сапожниковым А.В. Во время подледного перехода капитан медицинской службы Сапожников А.В. произвел операцию по поводу аппендицита матросу Томаришину А.П.
За время перехода К-14 прошла путь в 2870 миль, из них свыше 2000 миль подо льдом. Под водой подводная лодка находилась в общей сложности 344 часа, в том числе под ледовым покровом Арктики 225 часов. Атомная подводная лодка К-14 продолжила службу в составе Тихоокеанского флота.
Все члены экипажа атомной подводной лодки, участвовавшие в переходе, были награждены орденами и медалями СССР. Командир атомной подводной лодки К-14 капитан 1 ранга Голубев Д.Н. и руководитель перехода командир 3 дивизии 1 флотилии атомных подводных лодок капитан 1 ранга Игнатов Н.К. были удостоены звания Героя Советского Союза.
Командир первого дивизиона АПЛ К-14 Спиридонов О.А. впоследствии вновь осуществил переход с Северного на Тихоокеанский флот, но уже южным путем через три океана вокруг Африки на АПЛ проекта 671 (К-314, командир Гонтарев В.П.) . Таким образом капитан 1 ранга Спиридонов О.А. дважды прошел на атомных подводных лодках с Северного на Тихоокеанский флот и замкнул полный виток атомной подводной кругосветки.
Штурман, затем старший помощник командира АПЛ К-14 контр-адмирал Ерофеев О.А., будучи командиром 45 дивизии атомных подводных лодок, в 1982 г. был руководителем перехода одной из АПЛ впервые осуществленного с Тихоокеанского флота на Северный флот. В последствии адмирал Ерофеев О.А. в 1992-1999 гг. командовал Северным Флотом.
Атомная подводная лодка К-14 прошла славный путь, вписав яркую страницу в историю Военно-морского Флота нашей страны.
Вклад экипажа (офицеров, мичманов, старшин и матросов всех поколений службы) атомной подводной лодки К-14, как и других атомных подводных лодок первого поколения, в освоение и становление атомного подводного флота нашей страны неоценим.
Интернет. Одноклассники ,,CLUB ,,СОЮЗА... ВОЕННЫХ МОРЯКОВ!
15 сен 2016

Историческая интернет-справка. Атомная подводная лодка К-14
Вторая серийная атомная подводная лодка (АПЛ) первого поколения проекта 627А (заводской № 281), тактический номер - К-14 (по классификации НАТО "November") была заложена на стапеле "Северного машиностроительного предприятия" г. Северодвинск 2 сентября 1958 г., спущена на воду 16 августа 1959 г., после проведения государственных ходовых испытаний сдана Военно-Морскому флоту 30 декабря 1959 г. и включена в состав Северного флота.
Атомная подводная лодка К-14 прослужила в строю Военно-Морского флота более 30 лет. Завершила она свою службу на Тихоокеанском флоте. Атомная подводная лодка К-14 была выведена из боевого состава ВМФ 19 апреля 1990 г. и передана на утилизацию.
Первым командиром атомной подводной лодки К-14 был капитан 2 ранга Марин Борис Кузмич, участник Великой Отечественной войны.

Капитан 3-го ранга Александр Николаевич Михеев (1929-1989)

Первым командиром электромеханической боевой части атомной подводной лодки К-14 был капитан 3 ранга Михеев Александр Николаевич.
Всего за время службы атомная подводная лодка К-14 совершила 14 дальних походов и боевых служб, а с момента постройки прошла 185831 миль за 22273 ходовых часов.
Атомная подводная лодка К-14 внесла большой вклад в начало интенсивного освоения создававшегося атомного подводного флота нашей страны, не смотря на значительные объективные трудности эксплуатации ядерных энергетических установок атомных подводных лодок первого поколения, особенно в первые годы.
Подводная лодка К-14 стала первой атомной подводной лодкой, вышедшей на боевую службу в Атлантический океан в 1960 г. под руководством ее первого командира капитана 2 ранга Марина Б.К. в период проведения учений "Метеор" в Бискайском заливе.
Подводная лодка К-14 под командованием капитана 2 ранга Марина Б.К. стала первой атомной подводной лодкой, удостоенной в 1960 г. приза главнокомандующего Военно-Морским флотом за стрельбу четырьмя торпедами.
Шли годы, люди на атомной подводной лодке менялись, но традиции безаварийного плавания, заложенные первым командиром Б.К. Мариным, первым командиром БЧ-5 А.Н.Михеевым передавались из поколения в поколение членами экипажа атомной подводной лодки К-14, их соратниками и учениками.
В сентябре 1966 г. атомная подводная лодка К-14 самостоятельно совершила подо льдами Арктики трансарктический подледный переход с Северного на Тихоокеанский флот. Подводной лодкой в то время командовал капитан 1 ранга Голубев Д.Н., один из первых офицеров атомного подводного флота, руководителем перехода был командир 3 дивизии 1 флотилии атомных подводных лодок Северного Флота капитан 1 ранга Игнатов Н.К.
Хотя этот маршрут был успешно освоен еще в сентябре 1963 года с разницей в десять дней атомными подводными лодками К-115 проекта 627А (командир капитан 2 ранга Дубяга И.Р., командир БЧ-5 капитан 3 ранга Гапешко Б.С., руководитель перехода В.Г. Кичев) и К-178 проекта 658 (командир капитан 1 ранга Михайловский А.П., командир БЧ-5 капитан 2 ранга Бисовка Н.З.) для личного состава атомной подводной лодки К-14 трансполярный переход стал серьезным экзаменом.
Атомная подводная лодка К-14 продолжила службу в составе Тихоокеанского флота.
Все члены экипажа атомной подводной лодки, участвовавшие в переходе, были награждены орденами и медалями СССР. Командир атомной подводной лодки К-14 капитан 1 ранга Голубев Д.Н. и руководитель перехода командир 3 дивизии 1 флотилии атомных подводных лодок капитан 1 ранга Игнатов Н.К. были удостоены звания Героя Советского Союза.
Командир первого дивизиона АПЛ К-14 Спиридонов О.А. впоследствии вновь осуществил переход с Северного на Тихоокеанский флот, но уже южным путем через три океана вокруг Африки на АПЛ проекта 671 (К-314, командир Гонтарев В.П.) . Таким образом капитан 1 ранга Спиридонов О.А. дважды прошел на атомных подводных лодках с Северного на Тихоокеанский флот и замкнул полный виток атомной подводной кругосветки.
Штурман, затем старший помощник командира АПЛ К-14 контр-адмирал Ерофеев О.А., будучи командиром 45 дивизии атомных подводных лодок, в 1982 г. был руководителем перехода одной из АПЛ впервые осуществленного с Тихоокеанского флота на Северный флот. Впоследствии адмирал Ерофеев О.А. в 1992-1999 гг. командовал Северным Флотом.

Рубка АПЛ "К-14" - памятник первопроходцам атомного подводного флота, Обнинск.
Рубка атомной подводной лодки "К-14" установлена в качестве мемориала «Первопроходцам подводного атомного флота» в Обнинске в 2008 г., архитектор Александр Шубин. К-14 — советская атомная подводная лодка проекта 627А «Кит». Вступила в состав Северного флота 31 августа 1960 года с базированием в Западной Лице. Стала первой советской атомной подводной лодкой, вышедшей на боевую службу в Бискайский залив Атлантического океана. Утилизирована в 2006 году.
К-14 — советская атомная подводная лодка проекта 627А «Кит». Вступила в состав Северного флота 31 августа 1960 года с базированием в Западной Лице. Стала первой советской атомной подводной лодкой, вышедшей на боевую службу в Бискайский залив Атлантического океана. В 1962-1964 годах из-за повреждения защиты реактора обоих бортов был вырезан и заменён реакторный отсек. В период с 30 августа по 17 сентября 1966 года совершила "К-14" из Северного Ледовитого в Тихий океан по Северному морскому пути в подводном положении. По пути следования совершила 19 всплытий в районе Северного полюса в поисках советской дрейфующей полярной станции "Северный полюс-15" для оказания помощи.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 ноября 1966 года за успешное выполнение задания командования и проявленное при этом мужество и героизм командиру АПЛ капитану первого ранга Д. Н. Голубеву и руководителю перехода, командиру третьего дивизиона атомных подводных лодок капитану первого ранга Н. К. Игнатову было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».
12 февраля 1988 года, во время плановых работ на базе, в 7-м отсеке вспыхнул пожар. Пожар был потушен включением системы "ЛОХ", что привело к гибели человека. Выведена из состава ВМФ 19апреля 1990 года. В сентябре 2005 года ушла в свой последний поход в Большой Камень в док «Зея», завода «Звезда». Была утилизирована в 2006 году. За время службы К-14 выполнила 14 дальних походов и за 22 273 ходовых часа прошла 185 831 милю.

Рубка К-14 установлена в Обнинске в память о вкладе жителей Обнинска в становление атомного подводного флота.

Ниже приведены фотографии этого мемориального комплекса
«Первопроходцам атомного подводного флота СССР» в Обнинске.

















А такой К – 14 была:




И этот памятник первопроходцам атомного подводного флота я отношу и к своему деду-первопроходцу, капитану 1-го ранга «счастливой» атомной подводной лодки К-14. Александру Николаевичу Михееву (1929-1989)
Мой москвич дед, Александр Николаевич Михеев,
похоронен рядом с ленинградкой бабушкой,
Антониной Семёновной Михеевой
– в городе Волгограде.
СВЕТЛАЯ ИМ ПАМЯТЬ…
Александр Полторецкий.

Послесловие. Светлая память русским родам…
Земелюшка наша родная – прах наших предков, наша Родина…
Из земли вышли – в землю и уходим… И нам ли забывать, и нам ли не помнить, какой ценой мы платим за возможность жить на своей родной, политой потом, слезами и кровью, земле? А пока мы помним это и ценим, будет жить Россия-мать, будет процветать государственность, будет у нас Родина! Когда же вырастают поколения Иванов, родства не помнящих, христианских ценностей не признающих, нет – и не будет мира и покоя ни в душе русского человека, ни в семье, ни в обществе!
И мается, и плачет русская душа о былых христианском величии и независимости российского государства, разбазаренных лихими девяностыми… И вопрошает – не пора ли христианскую систему нравственных семейных и родовых ценностей поставить – на деле во главу угла в государстве! Чтобы русский человек очнулся и сказал: «Я – достойного роду племени!»... А для этого нужно – всего-то! – возродить фольклорную и христианскую культуру русского народа. Возродить христианскую мораль – не строительством коммерческих храмов, где пусто и холодно без человечьей доброты, взаимопонимания и где к вам протянута – не добрая рука помощи с тёплым словом ободрения отчаявшейся душе, а рука укора за неповиновение «божьему наказанию», рука, стращающая и призывающая к молчаливому терпению рабов Господних!
Когда русским народом целое советское столетие гордо чтилось: «Мы – не рабы, рабы – не мы!», – то новые поколения рабами может сделать только СТРАХ и НАРКОТА. Вот тогда-то и будем иметь «бердяевский стриженый газон» Господней свободы! А Свобода и Равенство – это газон, на котором без стрижки цветёт и плодоносит всё Божье – и великое, и малое в своей самостийной ценности и равенстве, как это и было в Советской России – России, гордой своим историческим наследием и родовой памятью о славных предках, гордой почти райским доверием друг к другу! Нужно это помнить, а потому правильно понимать Равенство и Свободу.
Не гривной и страхом насилия мерить «стриженый газон», а мерой человеческого Достоинства, которое есть у любого, если его не подавлять. А воспитывать достоинство – советская этика умела в совершенстве, позволяя раскрыться гражданской значимости личности без насильственной «стрижки». Время доверия – с крушением советской империи закончилось, осталась демократическая бездуховность и страх…везде. И как тут не перекрестить лба: «Светлая память – ушедшим советско-христианским родам великой России-матушки!»…






Библиография
1. М.Д. Лубягов «В боях за Ельню» «Вече» , 2004.
2. Рокоссовский К. К. Солдатский долг. М.: Воениздат, 1988
3. Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. Вып. 31, 32. М.: Воениздат, 1957.
4. Сердюк Иван. Во поле ельнинском. Душанбе: Ирфон,
5. Симонов Константин. Разные дни войны. Т. 1. М.: Известия, 1981.
6. Скрытая правда войны. М.: Русская книга, 1992.
7. Смоленское сражение. Сборник. Смоленск, 1966.
8. Ярочкин Борис. Ельня. Роман. Волгоград, 19
9. Анфилов В. А. Провал «блицкрига». М.: Наука, 19
10. Бабаджанян А. Х. Дороги победы. М.: Молодая гвардия, 1975.1984.
11. Безыменский Л. Укрощение «Тайфуна». М.: Московский рабочий, 1978.
12. Бои за Ельню. Огиз. Новосибирск, 1941.
13. Валуев Я. П. Радуга над грозой. Ельня: «Знамя», 1987, № 112— 138.
14. Василевский А. М. Дело всей жизни. М.: Политиздат, 1974.
15. Великая Отечественная. Словарь-справочник. М.: Политиздат, 1988
16. Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 3. Кн. 1. М.: Воениздат, 1971.
17. Гриф секретности снят. М.: Воениздат, 1993.
18. Гудериан Гейни. Воспоминания солдата. М.: Воениздат, 1954. 1985
19. Дорога на Смоленск. Составитель Гиленсон Б. А. М.: Прогресс, 1985.
20. Ельня. Рождение гвардии. Составитель Михаленков И. Д. М.: Московский рабочий, 1975.
21. Еременко А. И. В начале войны. М.: Наука, 1964.
22. Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. Т. 1—3. М.: АПН, 1987.
23. За честь Родины. Ежедневная газета 24-й армии, № 1—72, 9 июля — 18 сентября 1941 г.
24. История Второй мировой войны 1939—1945 гг. Т. 4. М.: Воениз-дат, 1975.
25. Калинин С. А. Размышляя о минувшем. М.: Воениздат, 1963.
26. Карпов В. Маршал Жуков. Его соратники и противники в дни войны и мира. М.: Воениздат, 1992.
27. Колесник А. Д. Народное ополчение городов-героев. М., 1974.
28. Кузьмичев А. П. Первые советские гвардейцы. М.: ДОСААФ, 19
29. Маршал Жуков: полководец и человек. Т. 1, 2. Сост. Мирки-на А. Д., Яровиков B. C. М.: АПН, 1988.
30. Муриев Д. З. Провал операции «Тайфун». М.: Воениздат, 1966.
31. Интернет-источники информации о Вяземском котле:
• Википедия 19-я стрелковая Воронежско-Шумлинская Краснознамённая орденов Суворова и Трудового Красного Знамени дивизия;
• http://www.obd-memorial.ru/;
• http://smolbattle.ruПропавшая армия первогвардейцев;
• https://biografiaru.wordpress.com;
• http://mrmental.livejournal.com/34280.html19 сд, комсостав - Дневник славного ублюдка;
• http://litfile.net М.Д. Лубягов В БОЯХ ЗА ЕЛЬНЮ. Первые шаги к победе;
• http://rus-istoria.ru/У стен Смоленска;
• http://sary-shagan.narod.ru/ ГЕНЕРАЛЫ 1 9 4 1 года;
• http://dic.academic.ru/ Личности Второй мировой войны;
• http://smol1941.narod.ru/glava2.htm Вяземский котел;
• http://www.mgorv.ru/Вязьма. Официальный сайт города Вязьма.
и т.д. см. Яндекс «генерал-майор Яков Георгиевич Котельников (1892-1941)
• http://samsv.narod.ru/Div/Sd/sd019/default.html/ 19-ая Воронежко- Шумлинсская стрелковая дивизия. Боевой путь. Из истории ВОВ






























Благодарность.
Выражаю сердечную признательность за поддержку и помощь в сборе документальных материалов для написания и издания книги учреждениям культуры и военным комиссариатам Волгограда, Мордовии, Саратовщины, Смоленской области, Воронежа, Брянска и Татарстана:
 министру обороны РФ Сергею Шойгу;
 зав архивохранилищем «ЦАМО РФ» И.Владимировой:
 главе Администрации муниципального образования «Вяземский район» Смоленской обл. И.В.Демидовой
 начальнику Архивно-информационного отдела управления ЗАГС Москвы Е.А. Елимовой;
 директору ГКАУ «ЦГА Республики Мордовия» Т.В. Мортюшиной;
 заместителю председателя комитета культуры Волгоградской области Елене Валерьевне Евдокимовой;
 сотрудникам военного комиссариата Волгоградской обл.: военному комиссару А.Летунову, Елене Александровне Борцовой и Сергею Васильевичу Яровому;
 сотрудникам музея-панорамы «Сталинградская битва»: зам. директора С. В. Мордвинову, ученому секретарю О. В. Червинской зав. отделом экспозиционно-выставочной работы музея-панорамы Светлане Анатольевне Аргасцевой;
 директору ГБУК «ЦСГБ» г. Волгограда Тамаре Анатольевне Ореховой;
 сотрудникам волгоградской ВОСБ: директору Наталье Вячеславовне Усковой, зам. директора по автоматизации Сергею Владимировичу Вишнякову, инженеру научно-технической информации Татьяне Анатольевне Сергеевой, ведущему библиотекарю отдела обслуживания Вере Назарьевне Нестеровой;
 сотрудникам ГБУК РТ «Национальная библиотека Республики Татарстан»: директору Сююмбике Разильевне Зиганшиной, зам.директора по научным вопросам Иреку Габделхаевичу Хазиеву;
 игуменье Свято-Успенского Зилантового женского монастыря г.Казань, матушке Сергии (Светлане Николаевне Лакатош);
 настоятельнице Вяземского Епархиального женского монастыря во имя Иоанна Предтечи игуменье Лаврентии (З.С. Павлюченковой);
 работникам культуры г.Чистополь: начальнику отдела культуры Наталье Владимировне Ларионовой, директору межпоселенческой центральной библиотеки Елене Михайловне Курбатовой, зав. отделом обслуживания Ландыш Гафуровой, зам. директора ЦБ Гульюзум Ахметовне Байбиковой,;
 сотрудникам Чистопольского краеведческого музея «Уездный город», в том числе заведующей музеем Наталье Евгеньевне Бикмуллиной, главному хранителю Резеде Анваровне Николаевой;
 сотрудникам литературно-мемориального музея «Дом учителя» Чистопольского государственного историко-архитектурного музея-заповедника: заведующей Ирине Владимировне Горочевой;
 сотрудникам управления образования исполнительного комитета Чистопольского муниципального района: начальнику управления Гусману Анваровичу Набиуллину, начальнику отдела учебно-методического обеспечения Надежде Ильиничне Кондрашиной;
 педагогам МБОУ «СОШ №16» г.Чистополь: директору Ирине Александровне Коноваловой, завучу Эльмире Фаризовне Шарифуллиной:
 журналистам ОА «Татмедиа» «Чистополь-информ», в том числе главному редактору газеты «Чистопольские известия» Наталье Николаевне Даниловой, зам. главного редактора Наталье Анатольевне Мироновой, корреспондентам: Гузель Ахатовне Гумеровой, редактору отдела промышленности Анне Николаевне Будкиной, корректору Гульнур Хамзевне Садыковой.
 сотрудникам Государственного автономного профессионального образовательного учреждения «Чистопольский сельскохозяйственный техникум им. Г.И. Усманова», в том числе: директору Анасу Абдрахмановичу Нуруллину, заместителю директора по воспитательной работе Аклиме Нургалиевне Хайрутдиновой, методисту Нафисе Салимзяновне Нуретдиновой, секретарю Надежде Григорьевне Ермаковой, заведующей библиотекой Алии Зиннатовне Сабировой .
Волонтеры в помощь поэту.
Свою поэтическую эпопею, «Счастье земное», состоящую из 17 книг, я никогда бы не напечатала, если бы ни помощь волонтеров города Волгограда и города Чистополя Республики Татарстан. В этом 2018 году наиболее активное участие в волонтерской работе приняли педагоги и школьники школы МБОУ «СОШ №16» г.Чистополь.
Сердечно благодарна педагогу-историку чистопольской ООШ №6 Людмиле Александровне Чебановой. Это их трудами подготовлены к изданию в 2018 году книга 16 «Родовая память» и книга 17 «Жизнь как жизнь» поэтической эпопеи «Счастье земное».
Огромную помощь в сборке книги №16 «Родовая память» оказала администрация ГАПОУ «Чистопольский сельскохозяйственный техникум им. Г.И. Усманова». На фотографии Вы видите совместную творческую работу с моими добрыми чистопольскими помощниками.

(слева - направо: Ольга Полторецкая, секретарь Надежда Ермакова, бухгалтер Ирина Гайнуллина, директор Анас Абдрахманович Нуруллин, зам.директора по ВР Аклимя Нургалиевна Хайрутдинова, бухгалтер Наталья Филиппова)
Большую помощь в сборке книги оказали и студенты 3-го курса Чистопольского сельхохозяйственного техникума, волонтёры Елена Ханжина, Тамара Рузанова, Вера Исаншина.
В Волгограде – неоценимую волонтерскую помощь оказывают сотрудники Волгоградского «Дома дружбы»

На фотографии вы видите (слева направо):



главныого редактора журнала «Дом Дружбы» Анатолия Анатольевича Шаповалова, Ольгу Полторецкую, председателя правления Казбека Георгиевича Фарниева.




Фотоматериалы «Волгоград и Чистополь –
дорога жизни в два конца…»





Чистополь
Никольский Собор



















Чистополь, актив Пленума ГК ВЛКСМ 20 июня 1942г. с советскими писателями
Сурковым А.(2 справа), Исаковским М (4 справа). Выпускница 1941 года школы № 1, Полторецкая Л.Т. (первая слева, 1 ряд).





Великая Отечественная. 1943– 1945 гг.
Отец, Котельников Борис Яковлевич,
Мать, Полторецкая Лидия Тихоновна













Чистополь, 1946 г.
Чистополь .
Семья .
Счастье…









Чистополь. Род Полторецких. Фотомонтаж

Чистополь – Волгоград
Семья



Чистополь – Казань – Волгоград




Чистополь – Казань – Волгоград


Татарстан. Чистополь. Музей Пастернака. 08.2017.
Встреча с поэтом Николаем Алешковым.



Татарстан. Чистополь. Юбилей Пушкина. 6.06.2018.
ЦБС. Литературное объединение «Ступени».

Волгоград, литературное объединение «Мамаев курган», 2017г.



Татарстан, Чистополь, ЦБС, литературное объединение «Ступени» отмечает награждение очередного лауреата Республиканской литературной премии
имени Кояш Тимбиковой – 2016, Ольгу Полторецкую.




Д
е
д
ы

с
ы
н
а

Прадед, генерал-майор Котельников Я.Г.
Дед, лейтенант
Котельников Б.Я.






Сын, Полторецкий А.А. Дед, капитан 1 ранга, Михеев А,Н, Полторецкий Саша ( в центре)– в доме и в орденах деда, Котельникова Бориса Яковлевича .Москва. 2001.

г. Волгоград, Речной колледж, декабрь 2017г.


г. Волгоград, лицей №6, 02.12.2017г.

Волгоград, технологический колледж, 26.11.2017г.
Волгоград, Областная молодёжная библиотека,ноябрь2017г.

Село Дергачи Саратовской области, СОШ МБОУ №1, 03.10.2017г.

Татарстан, Чистополь., Праздник хлеба., август 2017 г.


Мордовия, Краснослободск, октябрь, 2017г.




Татарстан, Чистополь, поэтический конкурс
«Литературный Чистополь», август, 2017 г.




Татарстан, Чистополь, МБОУ «СОШ №16», 15.06.2018.

Северная Осетия. Владикавказ. Поэтическая встреча с новобранцами,
19 Воронежской ОСМБр. Март .2017.





Татарстан. Чистополь. Сабантуй-2018. Встреча с администрацией города.




Татарстан.Казань. Национальная библиотека Татарстана. 19.07.2018г.







Татарстан. Лаишево. Союз писателей Татарстана на юбилее Державина. 2016 г.





Содержание.
От автора. Обретение рода…………………………………………………… 7
Рафаил Хисамов. Поэзия правды и человечности…………………………… 8
Ольга Полторецкая. «В каждом фронтовом городе – Памятник Неизвестному Солдату!»…………………………………………………………………….. 12
Андрей Кукатов. Новое о военной судьбе генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова (1892-1941) по материалам военного биографического словаря «Комдивы Великой Отечественной», т.4, М:Кучково поле, 2015……………….. 14
Иван Огудинов. Хранит память однополчан. ………………………………. 21
Интернет-статья, Два генерала January 24th 2018, 17:0, без указания авторства. 34
Александр Самсонов. Черный октябрь 1941 года. Разгром Брянского фронта и образование Вяземского «Котла» в ходе немецкой операции «Тайфун»………… 38
Комментарий Ольги Полторецкой-Котельниковой к статье
А.В. Исаева, «Котлы» 41-го. История ВОВ, которую мы не знали».
aldebaran. Ru>authom / isaev…………………………………………………… 50
Ларионов А. Э. Повседневная жизнь советских окруженцев в «котлах» 1941 – 1942 гг………………………………………………………………………… 51
Ольга Полторецкая. За далью лет грядет забвенье… ……………… 60
Глава 1. Православный Смоленск – в память о погибших в ВОВ на Смоленщине… 60
Глава 2. Отголоски Великой Отечественной – в героической Ельне… 62
Ирина Тарасова. Поклонимся великим тем годам, тем славным командирам и бойцам………………………………………………………………………… 64
Глава 3. Вязьма – в поисках основания для увековечения памяти командира Воронежской 19СД 24 Армии Резервного Фронта, генерал-майора Якова Георгиевича Котельникова (1892-1941), героически погибшего вместе с 24 Армией в Вяземском котле……………………………………………………………. 70
Л.В.Воронина «Дорога к храму», газета «Заря» от 24 октября 2017, №81 (7801), с. Тёмкино Смоленской области……………………………………………… 72
Ольга Полторецкая. Что же с памятью нашей стало………………. 78
Цикл Что же с памятью нашей стало………………………………………… 78
Цикл Философия счастья и мира…………………………………………….. 88
Цикл Реквием «Чтоб помнили свой род сыны…»……………………………… 93
Ольга Полторецкая. Отголоски войны……………………………………… 137
Цикл Вяземская голгофа…………………………………………………….. 138
Цикл Мир там, где ты, солдат России………………………………………… 144
Цикл Бессмертный полк……………………………………………………….. 147
Глава 4. Великодушие Мордовии…………………………………………. 152
Краснослободск. А на Родине – Героям память творят………………………. 152
Саранск. Мордовия помнит земляка-полководца генерал-майора Я.Г.Котельникова…………………………………………………………….. 155
Глава 5. Воронеж – в благодарность за память о воронежских мужиках 19 СД… 157
Глава 6. Владикавказ – в память о Воронежской 19 СД……………………. 161
Глава 7. В память о героях Сталинградской Битвы. К 75-летию Победы под Сталинградом. …………………………………………………………… 167
Цикл «Сталинградская Голгофа…»………………………………………….. 171
Глава 8. Саратовщина. Полторецкие – сыны и дочери саратовских Дергачей. Военные судьбы……………………………………………………………….. 197
Петр Тихонович Полторецкий (1914-1982)…………………………………... 197
Лидия Тихоновна Полторецкая (1921-2005)…………………………………… 198
Николай Тихонович Полторецкий (1916-?)……………………………………. 204
Цикл «Трижды убиенный…»………………………………………………….. 215
Саратовщина. Село Головинщено. Крепостной род Левиных у помещиков Нарышкиных………………………………………………………………….. 222
Дмитрий Лобанов. История села Головинщено Краснопартизанского района Саратовской области…………………………………………………………. 227
Ольга Полторецкая. Саратовское Головинщено, Краснопартизанский район. Военная судьба моего двоюродного деда, Ивана Степановича Левина (1903-1981).. 232
Цикл «Сказанья старины семейной…»………………………………………… 236
Цикл «Степь да степь кругом…»……………………………………………… 272
Глава 9. Ольга Полторецкая. Москва – золотые купола. Прародина моих дедов Беляевых……………………………………………………………………… 277
Дмитрий Лобванов. Родословная Беляевых……………………………………. 284
Цикл «О, Ваши добрые персты…»…………………………………………….. 287
Дмитрий Лобанов.. Беляевы. …………………………………………… 295
Интернет-диалог. Встреча потомков Беляевых – Дмитрия Лобанова и Ольги Полторецкой-Котельниковой. …………………………………………….. 298
Дмитрий Лобанов. Беляевы. История рода московских купцов 1–й гильдии Беляевых ……………………………………………………………………… 307
Цикл. «Ах, полным полна коробушка, есть в ней ситцы и парча…»……………. 323
Александр Полторецкий. Михеевы. Морская страница моей родословной………. 326
Александр Полторецкий. Дед, Александр Николаевич Михеев – капитан 1-го ранга «счастливой» атомной подводной лодки К – 14………………………….. 346
Историческая справка. Счастливая Атомная подводная лодка К-14 355
Послесловие. Светлая память русским родам………………………… 364
Библиография………………………………………………………………. 365
Благодарность……………………………………………………………… 367
Фотоматериалы «Волгоград и Чистополь – дорога жизни в два конца…»……… 370
Содержание……………………………………………………………………. 385












Литературно- художественное издание


Полторецкая-Котельникова Ольга Борисовна


Счастье земное
Книга шестнадцатая
Родовая память
Стихотворения
Публицистика
Фотоматериалы


Составитель книги А.А. Полторецкий
Редактор О.Б. Полторецкая-Котельникова.
Технический редактор: Н.Г. Ермакова
Верстка: А.А. Полторецкий


Дизайн книги:
Иллюстрации и фотографии о Великой Отечественной войне
взяты из Интернета, из военных музеев России, Смоленщины, Мордовии, Владикавказа, Воронежа, Саратовщины, Татарстана, Москвы



Фотографии по тематическим вечерам представлены центральными библиотеками, историками-соавторами и
учреждениями городов Смоленской области, Мордовии, Саратовщины,
Москвы, Волгограда и Татарстана.




Голосование:

Суммарный балл: 10
Проголосовало пользователей: 1

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:


Оставлен: 27 июля ’2018   11:41
Интересная информация!
А где можно ознакомиться с результатами Ваших трудов?
История - это наш базис и от нее далеко отрываться нельзя.
169


Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта





Наш рупор





Интересные подборки:

  • Стихи о любви
  • Стихи о детях
  • Стихи о маме
  • Стихи о слезах
  • Стихи о природе
  • Стихи о родине
  • Стихи о женщине
  • Стихи о жизни
  • Стихи о любимой
  • Стихи о мужчинах
  • Стихи о годах
  • Стихи о девушке
  • Стихи о войне
  • Стихи о дружбе
  • Стихи о русских
  • Стихи о даме
  • Стихи о матери
  • Стихи о душе
  • Стихи о муже
  • Стихи о возрасте
  • Стихи о смысле жизни
  • Стихи о красоте
  • Стихи о памяти
  • Стихи о музыке
  • Стихи о дочери
  • Стихи о рождении
  • Стихи о смерти
  • Стихи о зиме
  • Стихи о лете
  • Стихи об осени
  • Стихи о весне
  • Стихи о классе
  • Стихи о поэтах
  • Стихи о Пушкине
  • Стихи о школе
  • Стихи о космосе
  • Стихи о семье
  • Стихи о людях
  • Стихи о школьниках
  • Стихи о России
  • Стихи о родных
  • Стихи о театре
  • Стихи о Алтае
  • Стихи о Оренбурге
  • Стихи о Софии
  • Стихи о Серафиме
  • Стихи о Италии
  • Стихи о Пскове
  • Стихи о замках
  • Стихи о молоке
  • Стихи о мачехе
  • Стихи о Мордовии
  • Стихи о витаминах
  • Стихи о шарике
  • Стихи о воробушке
  • Стихи о Кронштадте
  • Стихи о справедливости
  • Стихи о смелых
  • Стихи о дельфинах
  • Стихи о существительном
  • Стихи о жаворонке
  • Стихи о следах
  • Стихи о казачке
  • Стихи о десантниках
  • Стихи о раскрасках
  • Стихи о бабках
  • Стихи о карандашах
  • Стихи о судьях
  • Стихи о васильках
  • Стихи о ежике
  • Стихи о горечи
  • Стихи о Арине







  • © 2009 - 2019 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

    Яндекс.Метрика
    Реклама на нашем сайте

    Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

    Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft