16+
Лайт-версия сайта

Пламя. часть 5, глава 9 (фанфик)

Литература / Фантастика, фэнтези, киберпанк / Пламя. часть 5, глава 9 (фанфик)
Просмотр работы:
04 ноября ’2019   18:37
Просмотров: 1475

Фанфик по мультсериалу: "Мыши-рокеры с Марса"

Часть 5. "Форсаж - и вперёд!"

9. Прочь!

Ривер почти не слышала разговоров, которыми гудели, точно взбудораженный улей, холодные катакомбы. Даже слова Модо о том, что удалось разыскать маму Дану и Марту, прошли как-то вскользь, практически не задев чувствительных струнок в душе серебристой мышки. И не потому вовсе, что эти две женщины не были дороги ей. А из-за того, что больше всего на свете Ривер сейчас хотелось оказаться наедине с её Великаном. Посмотреть ему в глаза и понять, наконец: сон всё это или же нет.
«Уйдите все, умоляю, исчезните хоть на миг!» - так и вопила внутри неё давно забытая, загнанная в самые глубокие и тёмные уголки души Ривер-эгоистка, Ривер, неистово желающая чего-то для себя, только для себя, для своей любви… И разве многого она просила?
Но никто не хотел слышать её немых просьб и выполнять невысказанных требований. Один лишь Дед, видно, заметив её состояние: мелкую дрожь в антеннах и метание взгляда – начал что-то говорить мышам, ненавязчиво гнать их, кого вглубь пещер, кого, наоборот, на воздух. Но и его старания не увенчались успехом. Ни Праймер с Огоньком, ни Мрак, приковылявший на шум, ни два незнакомых паренька, назвавшихся побратимами Модо, не желали оставлять его.
Это пришлось сделать Ривер.
«Заткнись!» - мысленно приказала она своей внутренней «эгоистке» и поплелась в то место, где обычно спала вместе с мышатами.
Ривер будет терпеливо ждать. Ждать продолжения этого невероятного, дивного сна. Лишь бы не кончился только! Лучше умереть. Во сне. От счастья…
***
Кто-то гладил её по плечу, по волосам и антеннам, легонько тёрся лицом о её лицо и шею, наполняя всё нутро таким блаженством, которого мышка не испытывала ещё никогда и в которое никак не могла поверить.
- Пора вставать, Речка. Мы уезжаем…
Губы коснулись губ. Впору сойти с ума. Не может быть. Неужто взаправду всё, не приснилось?
«Нет, никуда не хочу ехать! Хочу, чтобы ЭТО продолжалось! Хочу, хочу, хочу!» - глупая «эгоистка» не могла ничего, кроме как ловить дрожащими губами, точно воздух, каждую ласку, будто та была последней в жизни.
- Неет, Великан, - протянула она, уже давясь нервным смехом и мёртвой хваткой вцепляясь в руки любимого, - пора ложиться.
- Рииив, нас ждут уже, - дорогой – дороже всего на свете! – голос охрип, от волнения, может быть, или от чего-то ещё, но был настойчив, даже несмотря на то, что лицо Ривер утонуло в больших ладонях мужчины, и она упивалась этим как никто, никогда и ничем.
«Тогда чего ж ты творишь со мной, дурачок?» - спросили её глаза, переполненные слезами и счастьем.
Она смеялась и плакала, она позволила поднять себя на руки и понести прочь из пещеры точно невесту. И прижиматься, и жмуриться, как ребёнок… И улыбаться. Глупо, недвусмысленно, беззастенчиво…
***
Маленькая девочка по имени Праймер время от времени поглядывала на свою тётю Ривер, подмигивала, хитро и ласково, как только она и умела. А серебристая мышка, ловя эти взгляды, в которых было и нечто совсем ещё детское, и одновременно уже совершенно взрослое, немного смущалась, но не обращала на это внимания, просто сидела на верном синем чоппере позади своего серого великана, прижималась к его могучей спине и ждала. Вернее, ничего она не ждала. Просто сидела, просто наслаждалась, просто мечтала.
Весь небогатый мышиный скарб давно уже был собран и уложен в кофры, всё оружие проверено, подготовлено и убрано в кобуры, а боеприпасы – в патронташи. Мыши из катакомб расселись по мотоциклам – каждый позади одного из Борцов за свободу, только Мрак, хмурясь от унизительного для себя положения, сидел пристёгнутым в мотоциклетной коляске Деда. Осталось пристроить лишь двух мышат: мальчишку-непоседу и тихую улыбчивую девочку.
- Юная леди! – к белокурой малышке, чуть склонившись, подошёл высокий, плечистый парень с лихим изгибом густой рыжей чёлки, с добрым взглядом, чуть лукавым и лёгким. – Почту за честь прокатить вас на дорогом коллекционном байке уникальной модели. Вы не против?
Тёмно-красные глаза сверкнули, а сильные, мускулистые руки в неожиданно манерном жесте указали Праймер на сиденье красивого чёрного мотоцикла, не столь потрёпанного, как у дяди Модо, но, казалось, столь же мощного и опасного. Тот преданно и терпеливо ждал своих седоков.
Праймер Флейм было десять лет. Её, несмотря ни на какие невзгоды, не покинуло ещё беззаботно-наивное детство, но притом в ней всё больше и больше просыпалась и раскрывалась с каждым днём невероятно красивая (даже под слоем ржавой пыли и бесформенных рваных одежд), милая, невинная и романтичная девушка.
Девушке этой польстило внимание рыжего юноши, очень симпатичного и… столь необычного для этого времени, этих мест и вообще – этой жизни. Он был воспитан так, как не воспитывали своих детей Флеймы и все те мыши, которых довелось Праймер видеть в катакомбах Лабиринта Ночи. Его слова и жесты, всё поведение приятно удивило, подкупило юную мечтательницу и заставило протянуть руку навстречу молодому франту.
Рыжий был прост и непрост одновременно. Он улыбнулся ещё шире, сопроводил свою «леди» к мотоциклу, помог на него взобраться, надеть шлем, более или менее подходивший девочке по размеру, и, сев спереди, бросил озорной взгляд на Модо. Тот, состроив недовольную, строгую мину, погрозил ему своим знаменитым пудовым кулаком.
- Барышня, ваш дядюшка желает вызвать меня на дуэль… - Парень откровенно потешался над серым великаном, беззлобно, правда, и Праймер это нисколечко не напрягло и не обидело. - Но сперва пусть догонит!
И, велев «барышне» держаться крепче, дал старт всему каравану. Ехал он аккуратно, плавно набирая скорость, и Праймер, видя перед собой только широкую спину в запылённом камуфляже, теснее прижалась к ней. Она любила ездить на мотоцикле (чего так не хватало в последнее не самое лёгкое время), она наслаждалась скоростью и ощущением свободы, которое та давала. Она думала о том, что скоро увидит новые места, обнимет бабушку и о том, что где-то там, за пыльным бесцветьем пустынь её ждёт самый сильный и самый смелый, самый умный и самый красивый на свете Мышонок. Наверное, большой совсем уже парень, такой же, как рыжий байкер, везущий её куда-то.
И очень надеялась, что ревновать её мышонок не станет. Ведь она любит его. Только его! И терпеливо и верно ждёт. Как все женщины из рода Флеймов…
***
- Эй, малой!
Огонёк встрепенулся от неожиданности, когда резкий окрик прервал его воодушевлённый внутренний диалог, довольно бессмысленный, надо сказать, так как мечты, одна невообразимее другой, так и наскакивали друг на друга, расталкивали, сминали, расшвыривали в разные стороны. Отчаянный Дед, Борцы за свободу, бои с плутариками – всё смешалось в его разуме, но как неизъяснимо, неописуемо приятен был этот мысленный полёт, эта эйфория, состоящая из мечтаний и самых смелых надежд!
- Ась? - так и сияя счастьем на неумытой, но довольной мордахе, обернулся он к тому мышу, что его окликнул.
- Двась! - белый парень, каких Римфайр до этого не встречал, заводил свой яркий, как луч заката, спортивный мотоцикл и азартно сверкал кроваво-красными глазами. - Твою сестру только что увёз в неизвестном направлении рыжий маньяк на «дорогом коллекционном байке», а тебе и горя нет! Можно ли это ему спустить, а?
- Никак нет! - отозвался мальчишка с огненной меткой «настоящих Флеймов» в волосах и стал озираться в поисках «похищенной» сестры и рыжего «маньяка», но тех уже и след простыл, только чуть запылился горизонт на западе.
- Ты ещё руку к пустой башке приложи, солдафон малолетний! - тон белого был насмешлив, но так и звал к действию, так и раздувал внутри шустрого и воинственного мышонка то самое пламя, которым так славился его старинный род, раздувал, как ветер – чёлку. - Садись уже. Чего ждёшь-то?
И байкер бросил мальчику шлем.
Огоньку в таких делах повторять дважды не требовалось: ловко вскочив на мотоцикл и вцепившись пальцами в крепкие плечи старшего парня, тот издал громкий устрашающий клич и приготовился к погоне.
- Врёшь, Твоя Светлость, не уйдёшь! - прокричал юноша вдогонку «коварному похитителю». - Все хорошенькие мышки должны быть моими! У меня редчайшая белая шерсть, я быстрее, смелее, симпатичней и вообще – во всём самый-самый!
Слова «самый-самый» Огонёк уже не расслышал, а лишь догадался о них по смыслу, потому что рёв мощного мотора заглушил все звуки. Даже собственных мыслей, казалось, из-за него не было слышно. И только кровь стучала в голове, и лишь вздохнуть иной раз не удавалось – от восторга!
***
- И это твои побратимы? – усмехнулась Ривер, надевая шлем. Ей бы в пору заволноваться о том, с кем пришлось отпустить мышат, но в голове и в сердце была лишь всеобъемлющая, всепоглощающая нега, да и от антенн старшего Флейма не исходило никакой тревоги. А своему Великану Серебристая Речка привыкла доверять. Как самой себе и даже больше.
А побратимы его – это, считай, то же самое, что и он. Одни мысли, одни чувства, одна дорога. Модо – хороший, и названные братья его, стало быть, тоже. Этого было вполне достаточно, чтобы вверить им горячо любимых мышат.
- А что, не похожи?
- Похожи!
Ривер вцепилась в одежду на животе Флейма и, пока тот нагонял своих бесшабашных товарищей, думала лишь о том, как бы скорее оказаться с ним наедине, в каком-нибудь тихом, укромном месте…

***
Их вскоре нагнали, но рыжий парень, которого звали странным именем Дроссель, соревнований, казалось, устраивать не собирался. А Праймер не знала даже, огорчает это её или радует. С одной стороны, более скоростная езда могла стать небезопасной, а с другой – белокурой мышке так хотелось вкусить запретного плода… Дядя Модо всю жизнь берёг её. От всего буквально. Так рьяно, что в тисках его заботы порой становилось ужасно тесно и душно. Это от любви, понятное дело, но ведь Праймер – она тоже Флейм, и ей так же, как и всем, хочется приключений.
Может, всё-таки попросить рыжего чуть прибавить скорости?
Праймер вздохнула.
Её галантный байкер был осторожен, и, наверное, это имело смысл. Ехать им было, вроде бы, ещё далековато – одним днём уж точно никак не обойтись. Однако всё то, что ожидало в конце пути, стоило некоторых мук ожидания. Кончилась чёрная полоса в жизни. От неё, от полосы неудач, горя и беспросветности, когда-то мнившейся вечной, уносил теперь маленькую мышку такой же чёрный, мощный и грозный боевой мотоцикл.
Прочь уносил. Прочь!




Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:


Оставлен: 08 ноября ’2019   20:09
Да! Время летит, и уже дети выросли. Интересно, не наступит ли Модо на те же грабли, что и отец его первой возлюбленной? Не буду торопить события, насладюсь процессом. Тем более, что я опять с интернетом.

Оставлен: 08 ноября ’2019   21:12
Лена, благодарю! Это очень хорошо, что всё в порядке с интернетом.

На те же грабли Модо вряд ли наступит, тем более, что финал преканона будет подразумевать нечто совсем иное. Но об этом, действительно, пока рановато. Хотя история и близится к завершению.
Надеюсь, что уже в эти выходные допишу следующую главу.



Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

128
ЗВЕЗДА ЛЮБВИ

Присоединяйтесь 




Наш рупор

 
ЗАЧЕМ. МУЗЫКА И ИСП. - ВИТАЛИЙ ГАЛУШКО. СТИХИ - ЕЛЕНА БЕЛОВА
ПРИГЛАШАЕМ ДРУЗЕЙ!

https://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/music/other/2166842.html?action=ratingList#ratingList


Присоединяйтесь 










© 2009 - 2020 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft