16+
Лайт-версия сайта

Книга "Сладкие трупы"

Просмотр работы:
30 августа ’2022   18:41
Просмотров: 458
Добавлено в закладки: 2

Глава 1
-Бабуля, Потер опять куда пропал ... Мы играли с ним в саду, неподалеку от дома Мистера Гарисона , я отвернулась всего на секунду завязать мои шнурочки , оглянулась, а его уже нет!
- Ох..дети , Дарри , я сколько тебе раз говорила , приглядывать за братом -это не игра , а ответственность. И где нам его теперь искать? Если бы обо всем узнала твоя мама , она бы точно не одобрила... Хотя , какое ей дело до вас, если спустя 3 дней отдыха на Мальдивах,она ни разу не позвонила
- Прости , бабулечка ! Не сердись пожалуйста , я тебе помогу его найти.
- Дарри , впредь будь внимательнее, зайка

Время познакомиться с нашими героями ! Кто же такая Дарри , бабушка Джонс и маленький хитрец Поттер ?!
Дарри Смит,ей было 12 лет , она очень часто приезжала погостить у бабушки вместе со своим брато. Внешне ничем не отличалась от сверстников . Белые ,кудрявые волосики , как у овечки (одноклассники Дарри так ее и называли "милая овечка") . Дарри совсем не обижалась на такое прозвище , овечки вызывали у нее умиление и она считала себя таким же милым и солнечным ребенком . Не

Поттер Смит - гипер активный ребенок , ему было всего 6 лет, но несмотря на это он уже мастерски умел сбегать от сестры и был знаком с каждой бездомной собакой в этом квартале . Некоторые соседи так и прозвали его "Непослушный По".
Ещё у него были ярко рыжие , цветом разъедающего пламя кудрявые волосы .
У всех прохожих это вызывало умиление и поэтому их все и прозвали "Дети солнца"
Миссис Джонс или бабушка Джонс . Этой старушке был уже 6 десяток , но несмотря на это она знала вкус в моде и давала советы своим знакомым , с чем можно сочетать зелёную блузку и какая помада сейчас в моде. Не сказать , что Миссис Джонс могла свободна пройти 10000 шагов за день , но на велосипеде от дома до Эйфелевой башни и обратно она могла проехать за пол часа . Она радовалась как ребенок , когда узнавала , что доехала на велосипеде быстрее , чем это сделал автобус с туристами .

Глава 2
-Дарри , посмотри ещё в саду к миссис Уизли , вдруг Поттер заходил к ним попить чай !
Шел уже 2 час , но ни бабушка Джонс , ни Дарии ни смогли отыскать непослушного По .
- Бабушка , у миссис Уизли закрыта калитка ... Значит Поттер к ней не заходил

- Уизлиии , Уизлиии!! Ох , старая кашолка, ни черта не слышит . Наверное ушла к мистеру Моргану обсуждать рассаду для будущих георгин . Сколько раз я ей говорила , что георгины сейчас ни у кого не цветут ..наивная дурочка.
-Джонс , дорогая , что ты так кричишь ? Неподалеку показался силуэт мужчины в соломенно шляпе и пртертых башмаках,которые никак не подходили к его рубашке.
Это мистер Бин , старый знакомый бабушки Джонс. Опять пошел на ярмарку покупать свои любимые печенья с изюмом
- Бин , дорогой , здравствуй! Давно тебя не видела , как сам,как твоя мама? Уже поди не ходит?
- Дела у меня хорошо , маме недавно делали операцию на сердце, врачи сказали , что через неделю будут выписывать . Так что у тебя случилось ?
- Ну что у меня может случиться? Дочка привезла на все лето Дарри и Поттера . Сегодня они играли в саду и Поттер пропал
- Ох, непослушный малый. Слушай, посмотри у лавки Луни. Проезжая , я видел как трое мальчишек пробегали там. По всей вероятности Поттер тоже был там. Только поспеши, как бы он опять во что нибудь не угодил
- Спасибо Бин , хорошей дороги ! От этой фразы Джонс никак не становилось легче.Она хоть и сохраняла отчаянный оптимизм, но глубоко в душе понимала, По мог быть где угодно, а от такой жары и гробовой тишины в округе не исключено, беда была совсем рядом.

Уставшие Дарри и бабушка Джонс отправились на поиски. На их лицах не переставал стекать пот, он бы сравнился с Ниагарским водопадом,но они уже так устали,что не предавали тому большого значения, к тому же на данный момент это было уже ни так важно. К полудню жара была просто ужасающая. Людей нигде не было видно и Джонс с Дарии подумали на минуту, что все люди вымерли и начался апокалипсис.
Спустя час им все же удалось дойти до той самой лавки. Внимательно осмотрев окрестности, Джонс поняла, у лавки Луни никого не было , хотя на запах свежеиспечённых булочек сбегаются все прихожане,даже в такую погоду.Особенно все хвалили круассаны с медовой начинкой и фирменный медовик. Но не будем отвлекаться от сюжета и узнаем,что же происходило дальше.

***
- Поттееер , Потер , ты здесь ? Отзовись пожалуйста, это твоя бабушка Джонс. Никто не отклекался ... На ярмарке стояла гробовая тишина.Слышно было только тихий звон , которое издавало радио в соседней лавке . Все продавцы воскресной ярмарки « У ПАуля» работали уже из последних сил и высчитывали минуты до окончания смены. Все они понимали, что их смена сегодня не имела никакого смысла. Дохода не было с самого утра и вряд ли за сегодня они смогут что то получить, не считая выговора от начальства и многократных ожогов по всей коже, которые потом было очень трудно излечить.

- Бабушкаа, он тут , он тут!!
Встревоженная Джонс побежала на голос Дарри. По ее крику было понятно , что что то случилось. Пытаясь елозить своими маленькими и неуклюжим ножками,которые уже повидали многое на своем веку,бабушка пыталась как можно скорее найти Дарри и конечно же Потера,но сил не было. У Лавки была настолько ужасная тропинка,что даже стараясь ускориться , она не могла превратить медленный гусиный шаг в быструю ходьбу. Но Джонс была бойцом и старалась не терять надежд, только тихо иногда повторяя про себя «Только бы успеть его спасти»!

- Дарри, бабушка рядом . Только не плачь! Где Поттер , что случилось ? Он жив?! Умоляю, не молчи!
Дарри сидела в уголку и тихо плакала , она не понимала , что происходит, будет жить ли ее брат и почему его никто не заметил раньше . Она встревоженно показала на тропинку , что проходила около ларька. На ней лежал Поттер без сознания , около него плутали мухи и
с трепетом выжидали момента , когда наконец можно полакомиться свежей и молодой кровью с привкусом меда и клубничного варенья

Разглядев тело омертвевшего Поттера, Миссис Джонс была в ужасе ... Она не находила слов , чтобы описать подобное , уж тем более не могла контролировать свои действия и мысли .
Ей потребовался около часа ,а может и больше , чтобы наконец прийти в себя, в очередной раз оценить всю сущность происходящего и переосмыслить сие здравым предрасудком .
Для начала она хотела выяснить как такое могло произойти! В голове крутились всякие мысли,порой такие бредовые, что она сама была от них в изрядном недоумении. Самые адекватные и реальные из них можно было пересчитать по пальцам , а именно переехала машина , покусала собака, ядовитая змея или во все же последствия столь долгой прогулки в палящую жару + 37* t
Признаться откровенно, Поттер частенько гулял тут и ни о каких происшествиях не могло идти и речи. Да и по мнению бабушки Джонс это было вполне безопасное и людное место для повседневной прогулки.

Дарри вместе с бабушкой попробовали подойти поближе. Но каждый раз , делая шаг вперёд им хотелось сделать два назад , а потом ещё два и ещё четыре , дабы не видеть весь этот ужас и просто осознать , что это был всего лишь мимолётный , страшный сон . Спустя время они почувствовали запах меда ,который так гармонично сочетался с ароматом спелой вишни или клубники. Создавалось впечатление, что где то неподалеку повар испек непревзойденно вкусный торт на день рождения какому то счастливчику или же семейная пара на берегу ручья устроили пикник в честь годовщины свадьбы и решили прикупить целый рюкзачок сладостей в местной пекарне. Но в пекарне миссис Луни давно не пекли тортов, а людей поблизости не стоило ожидать опять же из за столь ужасно жаркой погоды. Тут на бабушку Джонс и столь юную Дарри накатила волна сомнений и непоняток. Каждый думал в мру своих возможностей и фантазий, но тем неменее никто не мог понять причину столь ароматного и неожиданного запаха , а самое главно был ли этот запах хоть как то связан со смертью Поттера.

Глава 3
В
ремя близилось к вечеру , мимо Джонс и Дарри проходили люди, много людей, но вместо того, чтобы хоть как то помочь или вызвать службу экстренного реагирования, они просто проходили и ужасались от увиденного. Когда солнце начало палить еще сильнее, у Поттера начали отекать глаза,губы и руки. Они словно испарялись и превращались в сладкий кисель из клубники, вищни и изящно пористого крема, который служит той самой начинкой, «изюминкой» если быть точнее в любом торте.
Время шло, в провинции наступил уже поздний вечер, а если быть точнее 19:30 . Аромат сочной клубники и меда, который стоял первоначально, начал превращаться в отвратительный запах протухшей выпечки, на который стали сбегаться местные крысы и мыши из соседних ларьков. Дарри и миссис Джонс были испуганы и «отуманены» одновременно. Они не понимали что им делать дальше. Бежать прочь, дабы не стать новыми жертвами и спасти свою жизнь или просить о помощи прохожих, пытаться самим найти более менее адекватное и правильное решение, которое хоть как то помогло им найти ключ к разгадке. Но Дарри была слишком мала для этого, а Джонс, хоть и мудра в силу своих лет, но даже тут ее целомудрие было бессильно. Поэтому они решили пойти домой и набраться сил, ведь завтрашний день был еще труднее и запутаннее, чем сегодняшний.

***
20 пропущенных от Мэригон. Джонс была не в силах додумывать причину столь поздних и неожиданных звонков и с болью в сердце и дрожащей от безпомощности рукой сразу же перезвонила …на автомате.
- Да, Мэригон, прости,забыла телефон дома,откровенно говоря Я не знаю как тебе объяснить, то что произо….
- Мамочка,дорогая, как я рада,что ты ответила. Послушай меня внимательно! Во многих кварталах Франции уже есть случаи смерти. В мире происходит что то ужасное. Люди умирают , при этом причину никто установить пока не может, но самое непонятное то,что они, точнее их тело пропитывается сладкой начинкой, внутренности отекают и труп больше напоминает сладкий торт или заварной эклер с ужасным запахом. Как у вас дела ? Прост ,что так долго не звонила

На другом конце трубки послышались слезы, Мэригон впервые слышит как плачет ее мама. Характеру и выдержки Джонс мог позавидовать любой и Мэригон всегда ставила в пример свою мать,которая по жизни была борцом и никогда не сдавалась.
И тут, она слышит как без остановки льются слезы ее самого родного человека. В такие моменты рушиться весь мир, а сердце сжимается, так тяжело, что не зная причину слез Джо, Мэригон сама начинает плакать, тихо, в кулачок, пытаясь всячески заглушить боль и слезы, но не получалось… Чувства тоски и угрызения совести, что в такой момент она не может быть рядом с мамой и Дарри и утешить их, да и просто поговорить, взяли над ней вверх.
Прошло 2 минуты. Все эти 2 минуты никто из них не задавался вопросом, почему по ту сторону провода тишина. Каждый думал о своем, пытаясь совладеть со своими чувствами и продолжить разговор.
- Мам, только не молчи. Если хочешь я приеду, первым же рейсом. Только не плачь, прошу тебя.
Тут Джонс наконец смогла немного успокоиться. Она понимала, самой справиться ей не под силам и самое время рассказать все Мэригон. Тяжело вздохнув и вытрев слезу с правой исхудалой чеки, хриплым и измученным голосом, она заговорила.
- Мэригон, Поттер умер. По всем симптомам, это тот самый вирус о котором ты рассказывала ранее. Мы нашли его недалеко от ларька. Прости меня, не уследила, не спасла…
Тут разговор неожиданно прервался. Никто точно не помнит, кто первый смог положить трубку, но ни у Мэригон, ни у Джонсон не было сил, а тем более слов его продолжать.

Глава 4
М
эригон рыдала всю ночь. Уже не от кого было скрывать слезы и самое угнетающее было то, что она никак до конца не могла понять, осознать , как из счастливой и любящей мамы 2 детишек превратилась в ту самую «осиротевшую» и «обольщенную» , которая только что потеряла частичку себя. Ночь для нее была очень не спокойной (она то и дело рыдала на балконе отеля и пересматривала старые фотографии Поттера, сделанные у бассейна накануне его первого юбилея.

На той фотографии все было идеально (о разводе не могло быть и речи, а за неделю они смогли купить новый шикарный и просторный дом в пригороде Парижа, где всем было хо-ро-шо) Последний раз такой подавленной она была после разводе с Робертом (отцом ее детей и жалким «кобелем» по совместительству»).
Близился рассвет, но Мэригон не становилось легче. Вид у нее был не из лучших (опухшие глаза, потекшая тушь, потрепанные волосы и съехавший с ее прекасной пышной груди 4 размера бюстгалтер от Guggi).Можно подумать,что у этой красотки была неплохая ночка в кругу накаченных и «сладких» парней, мартини и караоке под песни рок группы Imagine Draqons,Но ей было всяко не до этого.
Под утро, когда соседи уже пили бодрящий кофе, Мэригон решилась, надо ехать,немедленно! Взяв только паспорт, теплые вещи,деньги и успокоительное, она поехала в аэропорт, даже не узнав расписание рейсов.
- мисс Мэригон ближайший рейс в Париж будет только через 12 часов, в связи с массовой эпидемией многие рейсы отменены, читайте новости, дорогуша!
- Какого черта …Знаю я ваши новости, первая страница в новостной газете. Еще вчера была в курсе этого.Послушайте МЭМ, у меня в Париже умер ребенок именно от этого вируса и сейчас пожилая мама находятся одна в коттедже с моей дочерью. Мне очень срочно надо улететь . Есть ли какой нибудь экспресс рейс? Я доплачу, если это необходимо
- Не задерживайте очередь, ближайший рейс в 20:12. Вы будете покупать билет ?
- Да, давайте. Оплата картой.

****
Эти 12 часов шли для Мэригон, так медленно, что на свое удивление она начала замечать рост седых волос, которые так нелепо смотрелись на ее роскошной, недавно уложенной прическе. Да, да за это время она успела съездить домой и привести себя в порядок, а также выпить 3 чашки крепкого кофе, поскольку успокоительное уже давно не помогало и прочитать 4 «колонку» новостей из газеты «Парижский спутник», не узнав по прежнему об эпидемии что нового. Только на сенсорном табло мелькало и с каждым часом все умножалось количество столь роковых смертей.
До вылета оставался час и она на спеху успела написать короткое, но очень важное для нее сообщение «Мам, через час вылетаю, поцелуй от меня Дарри и Пот…», чуть не написала Поттера, но сразу же опомнилась.. «Буду очень скоро. Ждите». Слезы наворачивались сами по себе, но времени совсем не оставалось. Пора на регистрацию. Впереди очень долгий и невыносимо сложный полет!

Глава 5
В
коттедже Джонс напряжение не стихало. Старушка то и дело расхаживала по комнате, читала ленту новостей и иногда смотрела в окно, в надежде увидеть что то похожее на силуэт своей дочери.
Но в полном «смятении» находилась и юная Дарри. Ведь в силу своей «незрелости» она во все не понимала, что сейчас происходит и может ли она как то помочь бабушке. Ее существование незаметно для нее самой отбросили на второй план и даже толком не объяснили, что случилось с ее братом. Поэтому ей приходилось просто ждать и пристально наблюдать за происходящем, в надежде на то, что все плохое вскоре разрешиться.

Париж уже не станет прежним. Вместо ароматного запаха свежеиспеченных круассанов из местных булочных,теперь по всюду отвратительный запах меда и «подтекшей ягодной начинки». Казалось бы, что плохо в ягодах и сладком меде, все же любят полакомится сладкой выпечкой или наивкуснейшим тортом, особенно парижане. Да, вы правы, все было бы идеально хорошо, если бы не осознание того,что этот запах исходит из трупов, а «та самая ягодная начинка» и пышное тесто стали поглощать человека (трупа) и полностью стали «заменителями» привычному кожному покрову, костям и прочим внутренностям.
От такого запаха, да и зрелища в целом, местные жители не выдерживали. Многие из них теряли сознание в общественном месте (на улицах Парижа, на работе, дома и т.п) и умирали. Возможно их еще могли спасти, если бы вовремя среагировали прохожие или иные свидетели происходящего, но никто не пытался этого сделать. Все были просто до жути напуганы происходящем, что считали каждого человека, кому становилось плохо по каким либо причинам-больным этим непонятным и неизведанным вирусом.

****
Самолет Мэригон сел уже пол часа назад, но она никак не решалась выходить. Смотря на привычный ей аэропорт, она понимала, Париж для нее никогда не останется тем самым беззаботным островком любви и свободы, где она провела все детство. С тех времен все изменилось (люди, места, ценности) в том числе и она сама. В ее голове крутилось множество сомнений и страхов. Она не представляла, что сейчас страшнее всего, увидеть труп своего родного сына или успокаивать напуганную и растерянную мать, которая за жизнь пережила так много трудностей и потерь, что ставить памятник при жизни было бы всего лишь маленьким «поощрением».
Мэригон очень долго собиралась с силами, на ее теле то и дело проступал мимолетный, но в тоже время душераздирающий холодок. Сердце колотилось с бешенной, динамичной скоростью, а кровь по венам давно не поступала. Руки стали грубыми и холодными, а их цвет вместо красновато- румяного сменился на бледновато-белый с синими «проступами» ( едва заметными сосудами).
Так долго и бесконечно можно было строить догадки, описывать то , что чувствовала она в эти дни, но истинные и настоящие переживания, страхи, боль, размышления мы никогда не узнаем.
Мэригон все уже сумела собраться с силами и выйти из самолета. Выйдя из аэропорта она и тихо и тяжело произнесла: «Ну, здравствуй Париж, такой родной, но в тоже время до жути незнакомый». На улице стояла ужасная погода. Нескончаемый и холодный дождь, сильнейший ветер, который со временем начал перерастать в ураган- все это стало причиной массовых пробок от Лувра до проспекта Святого Пауля. Но к счастью такси приехало весьма быстро и за час с небольшим Мэригон успела добраться до дома. До ее любимого дома, где она любила проводить вечера, будучи ребенком, играя с соседскими ребятами, которые приезжали на летние каникулы. А мамины пирожки с черникой… Да за них любой ( ребенок и статный взрослый) готов был заплатить самым ценным. За такие моменты Мэригон готова была пожертвовать многим, ведь только со временем понимаешь, как глупы мы были и не ценили эту прекрасную и беззаботную пору, называемой детством. Взрослая жизнь куда сложнее и единообразнее, что порой все мы перестаем удивляться невозможному и во все перестаем верить в чудеса.

Глава 6
О
т таких мыслей Мэригон становилось все тяжелее и тоскливее на душе, но времени было не так много. Она собралась с силами, небрежно поправила часть плаща и решительно направилась к дому. С момента ее последнего приезда дом вовсе не изменился ( не считая посаженных яблонь и построенного не так давно небольшого и декоративного фонтана возле «обшарпанного» забора). Вид конечно у этого коттеджа явно оставлял желать лучшего. Сломанный замок, нескошенный газон, нерабочий фонарь и это еще далеко не все, что на первый только взгляд нуждалось в починке. А все потому, что давно не видал этот дом настоящей мужской руки. Хоть Джонс что то и старалась «обихаживать», но будем честны, это всего лишь малая часть, т.к возвраст старушки говорил сам за себя. Она больше любила проводить время в огороде, сажать яблоки с вишней и по вечерам разгадывать кроссворды, а в замках, молотках и прочих тонкостях мужской работы, она увы ничего не понимала.
Мэригон осторожно поднялась по лестнице и зашла в дом. В доме царила мертвая и совершенно непривычная тишина. Дарри и Джонс она заметила не сразу, они молча сидели на диване и рассматривали фотоальбом с детскими фотографиями. При долгожданной встрече все трое были не многословны. Спустя пару часов, все они задремали с тяжкой и «разъедающей» болью, которая разъедала не только душу, но и их бессильное и «истерзанное» тело.
Дождь понемногу стихал и Париж вновь озарился ярким и колоритным солнцестоянием. Но это никого не утешало, поскольку многие парижане не выходили из своих домов уже треть недели, ведь все они знали, страшный и неведомый вирус не щадит никого.Все старались ходить в одноразовых перчатках, а некоторые в специальных защитных костюмов. Горожане пребывали в предельном напряжении, указаний от администраций никаких не было, все как один разводили руками и грубо заявляли «Никто ничего не знает, сидите дома, запасайтесь едой и ждите следующий указаний». Сколько ждать и на что надеяться тоже никто не знал. Заразиться мог каждый, но вопрос, как и через что он передается тоже остается «на повестке дня» у каждого.
Ученые трудились день и ночь, некоторые даже трое суток без перерыва. Всего было задействовано 10 лабораторий и 11 министерств особого назначения. В течении недели был введен режим «красной зоны» в трех кварталах, а позже уже в пяти. Доставки еды и волонтеры работали круглосуточно. Во многих кварталах установили очистители воздуха, дабы хотя бы на дневное время убрать запах сладкой начинки и «сгнивших трупов». Тела людей наблюдались через каждый квартал, родственников старались находить в течение дня, дабы как можно скорее сообщить о столь трагичной утрате.


*****
Мэригон с Джонс наконец проснулись после долгого и неспокойного сна. На улице было по прежнему душно, лишь вдали, в районе следующего квартала показался маленький ветерок, который слегка теребил пышные и кудрявые ветви деревьев.
Мэригон вышла на террасу в надежде вдохнуть тот самый свежий и позабытый парижскую прохладу, которая как ни странно напоминала ей детство. Но к сожалению той прохладой и ветром «беззаботного и счастливого детства», она уже никогда не сможет глотнуть. Медленно усевшись на кушетку, она неожиданно увидела в дали до жути знакомый силуэт. Тут ее чуйка не подвела, мимо коттеджа немного заспанный и в привычку неуклюжий проходил мистер Николас ( с ним Мэригон была знакома чуть ли не с детства). Он заменил ей отца, когда тот траично умер от инсульта. Николас тогда работал на заводе и очень хорошо знал Джонс, они любезно дружили и после смерти Кристиана, он по старой дружбе помогал ей с детьми и приносил продукты. Сейчас этому «старичку» уже седьмой десяток, но ни Мэригон, ни Николас не забыли те времена, когда они беззаботно проводили в горах целые сутки, катались на велосипедах и воровали мандарины у миссис Уизли.
Непритворно улыбнувшись, Мэригон встала с кушетки и оживленно пыталась позвать Николаса. С начала он вовсе не услышал голос девушки, а потом не признал в ней «малышку» Мэри ( именно так он называл ее в далеком, светлом прошлом)… уж больно она изменилась за эти года.
- Мистер Николас, добрый вечер! Это я Мэригон. Очень рада вас видеть – уже не так громко изрекала она, пытаясь привлечь его внимание. Старик «спросонья» наконец опомнился и неуклюже повернув голову, пытаясь сказать что то внятное.
- Ой, «малышка Мэри», тут на его лице тоже стала появляться оживленная и искренняя улыбка. Очень, очень рад тебя видеть. Джонс не говорила, что ты вернешься так скоро. Он подошел поближе к калитке и по жестам Мэригон понял, что можно зайти внутрь. Можем как нибудь встретить за чашкой чая и непринужденно поговорить о жизни, о тебе. Заходи когда сможешь. Буду рад тебя видеть.
На глазах Мэригон неожиданно для нее самой выступили слезы, столь холодные и наполненные болью и сожалением. Они медленно стекали по ее нежной, но в то же время бледной коже. Мэригон не могла промолвить не слова,она будто бы задыхалась в своих слезах, словно совсем одна где то там тонула в океане, совсем не ожидая фееричного и отважного спасения . Николас стоял несуразно в с стороне, слегка «перескакивая» с одной ноги на другую и в тоже время стараясь не мешать Мэригон и дать ей время побыть наедине сл своими чувствами. Хоть он и не видел этих «смятенных» слез, по причинам своего возраста, но тем не менее все понял. Он обладал на редкость большим опытом в вопросе постижения и осмысления человеческих чувств. Многие философы и психологи нашего времени могли бы ему только позавидовать. И как ни странно такое умение люди приобретают не с чтением каких либо «замудренных» и философских книжонок, а с жизненным опытом, а если быть точнее, то с пережившим «веретеном» тех злободневных и жгучих проблем, ситуаций, которые именно помогают стать человеку более стойким и «заколенным» ко всем непривычным «казусам» нашей повседневной жизни». Наша жизнь подобна запутанному и неизведанному клубку, где клубок это наша жизнь в ее едином и неделимом многообразии, а нитки , это те жизненные ситуации, которые так или иначе неукоснительно преследуют нас. Именно поэтому наша жизнь это то, что мы проживаем, а то , что мы проживаем наполняет ее чем то новым и безумно неповторимым.

Николас все так же тихо и не подвижно стоять, боясь потревожить Мэригон. Но на удивление она сама прервала эту затянувшуюся тишину, набравшись смелости, но одновременно с дикой тоской и боязнью она наконец продолжила разговор, в надежде выговорить хоть что то внятное.
- Мистер Николас, прошу простить меня за…
Тут выдалась внезапная пауза и воспользовавшись ситуацией Николас решил не мучить бедную Мэри и взял на себя участь продолжать разговор самостоятельно
- Не нужно лишних слов Мэри, я рядом. Мне не успели поведать о твоем горе, но я готов тебя поддержать. Предлагаю зайти к вам на импровизированное чаепитие, где ты мне обо всем расскажешь. Николас осторожно вытер упавшую слезу с щеки Мэригон и они осторожно и не вольно стали подниматься по входной лестнице, где уже на пороге их ждала старушка Джонс

Глава 7
Р
азговор между ними никак не «клеился». Мэригон уже несколько минут перемешивала сахар в хрустальной кружке и то и дело направляла свой «тяжелый» взгляд то на окно, то на берестяную корзинку с фруктами , а Николас с Джонс смотрели друг на друга с непривычно тяжелым и серьезным взглядом. На ум так и напрашивается цитата из романа Дугласа Адамса « это было Долгое безумное чаепитие души», которое так и прошло в безмолвной тишине.
После чаепития Мэрион с Джонс все же нашли в себе силы рассказать все Николасу. В основном говорила Джонс, Мэригон только иногда дополняла различными новостями, которые успела одним глазком подсмотреть в газете. Весь вечер ее (Мэригон) мучил один и тот же вопрос, правильно ли она сделала, что пока не рассказала о смерти Поттера ее бывшему мужу. С одной стороны он очень редко интересовался их жизнью, лишь иногда переводил алименты, а с другой стороны он его биологический отец, который тоже по закону вправе быть в курсе таких новостей, только надо ли ему это…?
После столь долгой и нелегкой беседы они решили завтра ближе к полудню еще раз собраться все обсудить, а также изведать то самое место, где Джонс обнаружила Поттера.
За окном было по прежнему солнечно, «духота» стала медленно и незабвенно улетучиваться в воздухе, а на тополе, который красовался возле коттеджа, осторожно присел маленькие воробушки ( скорее всего прилетели насладиться тем самым незабываемым, лучистым закатом).
Время стремительно подходило к ужину и Николас скорее заторопился домой, зная что со своей неуклюжестью и медлительностью дома он будет примерно к восьми.
Но все, кому хотя бы раз удавалось гостить у семейства Смит знали, что уже после с пустыми руками вы точно не уйдете мистер Николас был не исключением. «Впопыхах» Джонс все же уговорила обождать хотя бы пару минут, чтобы та успела все уложить. В плетенную корзину Джонс положила ему две банки аппетино - хрустящих корнишонов и пять заварных эклеров ( тех самых , которые она когда то пекла ему в далекой, далекой молодости).
После столь продолжительных «проводов» Мэригон и Джонс сели на их любимый диван, покрытый теплым, бархатистым пледом и приступили к столь продолжительному, но непривычно теплому и искреннему разговору по душам. Было все, от теплых воспоминаний, до невероятно трудных и опечаленных раскаяний. Удивительно, но слов о Поттере и вирусе в целом не прозвучало. Джонс хоть и не на шутку тревожилось всем этим, но она была не на шутку мудра, проницательна и понимала, еще не время… Мэригон стоило отдохнуть, всем.. мыслями, телом, душой. И тут разговор с близким человеком единственно верное лекарство для возможности обрести необходимые силы пережить, осилить всю череду опроменчевых и столь ужасных событий.
Время близилось к полуночи. Мэригон еще пол часа назад тихонько и давольно мило уснула на коленях Джонс, а та дабы не мешать аккуратно прикрыла ее тем самым теплым пледом. Неожиданно Джонс вспомнила, что совсем давно упустила из виду малышку Дарри и тут же осторожно и нелепо поднялась по лестнице в ее комнату. К счастью все было хорошо. Дарри поужинала салатом с эклером (Джонс поняла это по крошкам на ее столе) и спокойно уснула в своей кроватке. Бабушка подошла поближе, чтобы поправить ее небрежно надетую пижаму. Проходя мимо она случайно заметила рисунок. Там были нарисованы все ( Мэригон,Роберт, бабушка, Дарри и Поттер) и на уголке листа выглядывала всего одна надпись «Поттер, всегда со мной»). На глазах старушки проскочили слезы и легкая улыбка одновременно. Она проворно на ходу натянула на себя шаль и тихо, положа руку на сердце добавила « С нами, дорогая».


*****
Близился рассвет. Мэригон встала раньше обычного и уже успела выпить чашечку горячего кофе с парным молом и заварными эклерами. Сидя на террасе уже 2 час и читая свежие новости, она пыталась заставить себя не тревожиться и собраться с мыслями, но что то ее постоянно сбивало с толку.
Погода на улице в столь ранний час была великолепная : веял свежий и порывистый ветер, животный мир только начал пробуждаться, ранние пташки благозвучно напевал новую, безумно неповторимую мелодию любви. Воздух стремительно наполнялся музыкой настолько, что будто вокруг не оставалось мета ни для чего другого. Каждая частичка воздуха звучала по своему, но в тоже время все они сливались в едино и прекрасно гармонировали между собой. Одна тональность свободно и легко трансформировалась в другую. Изумительно гладкие и выразительные переход ощущались простым поворотом головы.
Новые мотивы, новые нити мелодий, великолепно подобранные по созвучию и нотам сплетались между собой и образовывали гармоничную и сказочную нить. Мэригон вовсе забылась. Забыла о нагнетающих проблемах, о повседневных заботах и смерти сына. Она погрузилась в нечто утопический и сказочный мир. Медленно закрыв глаза и опустив голову на спинку потрепанного стула, Мэригон представила себя на дирижером оркестра, который то и дело пытался сделать напев более изящным и неповторимым. В ее руках была огромная власть, которая позволила людям почувствовать и услышать прекрасное. Она не смогла остановиться, с каждой минутой ее мимика приобретала все новый образ, а руки то и дело подергивались в такт мелодии. Но неожиданно ее эйфория оборвалась. Вдруг она почувствовала посторонние шаги и поняла, что Джонс тоже успела проснуться. Тяжело вздохнув она прервала сие концерт и не хотя пошла заваривать утренний чай для мамы. Вместо доброго утра они поприветствовали друг друга легкой, ненавящевой улыбкой и неторопливо сели завтракать. Мэригон хоть и была сыта, но для приличия не отказалась составить Джонс компанию и обсудить планы на сегодняшний день.
Покончив одни заботы, к ним нежданно пришла другая а именно с кем оставить Дарри, на время их ухода. Все жители были настолько напуганы, что не желали выходить из дома даже на сто метров, поэтому ничего не оставалось, как идти к соседке Кати и в очередной раз умолять войти в их непростое положение.С одной стороны им не хотелось отрывать Кати от ее забот ( ведь недавно начался сезон садоводов, а как многие знают, это ее маленькая и непохотливая слабость), но с другой стороны осознание того, что Дарри была столь юнна и проницательна, чтобы увидеть это кошмар еще раз не давал им покоя. Поэтому после столь долгих и тягостных размышлений они все таки твердо решили: надо идти!
Кати была младше Джонс лет на двадцать с небольшим лет, но ее здоровью можно было смело позавидовать. Несколько десятилетий все острые болезни обходят стороной, а к врачу она ходила последний раз за справкой для работы. Кати не верила в правдивость и опасность вирусов и как ни странно это помогало ей сохранять столь здоровый и закаленный иммунитет.
Джонс стала поторапливаться и резво допив на бегу чай, она собрала немного гостинцев для старой приятельницы и проворно поспешила к Кати, пока та не ушла в магазин за покупками к предстоящему уикенду. Изо всех сил Джонс старалась не сбавлять темп ее гусиной походки, но бессонная и тревожная ночь давали о себе знать. Ветер сбивал ее с ног, но в тоже время так кокетно и амбициозно трепал ее седые и непослушные кудри.
Вскоре Джонс все же добралась до домика Кати и вот удача… успела ее «уловить» прямо около забора с велосипедом и тремя списками для предстоящих покупок. Тяжело отдышавшись Джонс любезно поздоровалась с Кати. Та в свою очередь неодумевающим взглядом посмотрела на Джонс и не знала с чего бы начать их внезапный диалог: с причины ее столь внезапного появления или с неуклюжего и растерявшегося вида ее приятельницы.
-Доброе утро, Джонс, выглядишь не важно, что то случилось
Не ,спеша отдышавшись Джонс присела на близ стоящую лавочку и начала беседу, при этом одновременно поправляя свою прическу.
- Кати, дорогая, как я рада тебя видеть. Думала уже не успею перехватить тебя в последний момент. Мне очень нужна твоя помощь. Тут Джонс «в красках» последовательно и ходко начала пересказывать все события последний дней. Слова то и дело «переплетались» на языке, а речь теряла внятность и четкость. Вместе с тем мимика Кати менялась с каждой минутой, осознавая весь ужас ситуации она в какой то момент перестала воспринимать речь Джонс и ушла в себя. Ее лицо будто сконфузилось и приобрело бледно-белый окрас. Встревоженная Кати с самого детства привыкла воспринимать все события близко к сердцу, будь это смерть близкого человека ли посеянные ключи. По окончании разговора Джонс медленно подняла свои обеспокоенные глаза на Кати и всерьез обеспокоилась ее состоянием и уже на автомате стала доставать телефон, дабы вызвать экстренную скорую помощь. Но к счастью Кати вовремя пришла в себя и безо всяких упреков согласилась посидеть с малышкой Дарри, но после похода в магазин. На этом они и разошлись, а гостинцы она не приняла и сказала Джонс, чтобы та не маялась дурью и лучше оставила на прозапасы или отдала Дарри.
По приходу домой Джонс сообщило столь приятно изестие и вела быстренько собираться, т.к через 30 мин за ними должен зайти Николас. Во время столь поспешных и шумных сборов проснулась малышка Дарри. К счастью, с Кати он хорошо ладили и она была не впрочь побыть с ней пару часов. Мэригон не стала оповещать Дарри куда они идут, единственное она успела приготовить ей завтрак и пожелать хорошего дня.
- Слушайся мисс Кати, мой зайчик. Мы с бабушкой будем совсем скоро.
Выйдя из дома они сопроводили Кати, рассказав всех тонкостях их быта и воспитания Дарри и скорым шагом направились навстречу к Николасу, который ждал их уже у входа с букетом полевых ромашек.
Все трое не спеша направились направились в сторону ярмарки(где собственно и нашли тело По), то и дело отталкивая от себя непослушных пчел.
Погода стояла душная, Джонс то и дело была обеспокоена внезапным появлением грозы или без перебойным ливнем. Людей на улицах Парижа стало немного больше, но и те ходили с недоверчивым и презренным взглядом ко всему живому и постоянного опасались абсолютно всего. Горожане стали делиться на два лагеря: те, кто не выходил на улицу, потому что ужасающе боялся новой эпидемии и те, кому надоели громкоговорители, предупреждающие о правилах безопасности, также разного рода новости новости, слухи и они преднамеренно прятались дома ради скорого избавления от информационного мусора.
Дорога была не близкая, но Джонс старалась не отставать от Мэригон и Николаса, то и дело повторяя про себя, что с ней все в порядке. По пути они встретили много знакомых лиц, но многословить с ними не стали и ограничились только простым, дружеским поклоном. От лежащих повсюду трупов им становилось не по себе. То и дело кружилась голова и адски хотелось пить, но вода у Джонс закончилась еще на половине пути. Трупов было много, на первый взгляд нельзя было определить конкретного человека, но по силуэту в близи было все понятно. Страшнее и больнее всего было находить трупы детей, которые еще только готовились постичь первые азы столь суровой реальности и совсем недавно беззаботно бегали на необъятной поляне. Зрелище их шокировало с пронзительной и мимолетной скоростью. Порой Джонс прикрывала глаза своей легкой , летней панамкой, чтобы лишний раз не видеть этой устрашенной картины. Спустя еще пару мгновений они очутились около того самого места. Больше всего от увиденного побледнела Мэригон. Она хоть и строила догадки , что ей предстояло увидеть и к чему готовиться, но ее предположения оказались всего лишь невозримой пылью, по сравнению с тем, что она увидела. Зрелище было примерно такое: на лесной , живописно зеленой траве лежал труп его сына, облик лица было уже плохо видно, глаза и руки приобретали форму желе, которое вот, вот растечется в липкую массу., из синей, шелковой рубашки местами выпирало что то белое, скорее всего заварной крем, который служит ярким дополнением во всех тортах и эклерах. Мэригон хотела бежать вспять, ей хотелось просто верить, что это остаток праздничного торта, который выкинули по причине испорченности, а не тело ее сына. На ее лице медленно потекли слезы, она осторожно схватилась об руку своей мамы и тихо начала плакать, так пронзительно, что ее в ее слезах была видна вся боль, невыносимая утрата, беззащитность которую испытывали и возможно еще не раз испытают другие женщины, чьим детям суждено так рано попрощаться с жизнью. Около четверти часа Мэригон еще была «прикована» к Джонс и смотрела в пустоту.
Отстранившись от всего былого, ее взгляд будто разъедал, изводил все живое на ее пути, при этом ядко и метко уничтожал ее душу. Она была мертва, мертва как человек, который потерял пол под ногами и защиту над головой. Ее сердце остывало с каждой минутой, а тело безудержно буквально стонало, кричало, просило о помощи и иногда в порывах короткого ожидания наполняло ее грудь кислородом. Погрузившись в себя Мэригон не заметила как легонько по ее худощавым плечам дотрагивается рука Джонс. Мэригон медленно приподняла свои отяжелевшие веки и увидела там размытое очертание ее матери ,осторожно при этом убрав ее дрожащую руку. Джонс была обеспокоена состоянием Мэригон и настойчиво убеждала ее потихоньку возвратиться домой. Но Мэригон убедила мать, что с ней все хорошо. Джонс помогла ей подняться и они медленно стремились подойти к омертвленному трупу. Запах конечно стоял тошнотворный и омерзительный, но все трое понимали, что несмотря на все, это единственный шанс хоть как то проститься с Поттером. Мэригон подошла ближе всех, осторожно склонив над сыном бледно истощенную голову. В своих мыслях она повторяла всего лишь несколько непростых слов : Сынок, вернись к маме, пожалуйста. Они звучали как молитва, но каждый раз на слове «пожалуйста» у нее обрывалась речь, кислород в груди кончался,а слезы так и продолжали невольно капать на просохшую землю. После она неуклюже приподнялась и сделала обошла пару раз застывшее тело Поттера, дабы попрощаться с ним в последний раз. Но обйдя в очередной раз она увидела нечто странное и подозрительное. То, что вызвало недоумение не только у нее. Все трое затихли.

Глава 8
Джонс и Николас не спеша подобрались в Мэригон и как будто вкопанные уставились на белый конверт, который лежа совсем неподалеку. Конверт был запечатан очень плотно с необычной печатью, а его обложка была очень липкой на ощуп. У всех троих не возникало желания его открывать, т.к возможно его кто то случайно обронил или случайно выбросил. Спустя несколько мгновений Мэригон все же решила перевернуть конверт и хотя бы узнать от кого он и кому. Найдя неподалеку палку и осторожно перевернув конверт она была в недоумении. На обложке хоть и не четко, но достаточно узнаваемо виднелась надпись « Mrs Merigon Smit de Mstr N». Мэригон пыталась ущепнуть себя и уверить всех, что это был сон, но как бы она не пыталась, ее попытки одна за другой претерпевали крах. Вопросов было очень много, а ответов им никто не давал. Позже совместно было принято решение взять конверт домой и там же с ним разобраться. Хорош бы если это просто письмо от какого нибудь тайного знакомого или редактора, но строить догадки Мэригон не стала, ведь оно может быть от кого угодно и хотелось конечно верить, что содержание этого письма было не таким жутким как череда предшествующих событий, которые так внезапно легли на ее плечи.

На той поляне они просидели очень долго и к полудню опять поднялось палящее и противно жгучее солнце. Всю дорогу Мэригон посещали мысли только об этом письме. У нее было просто адское желание его поскорее открыть, но договоренность была превыше всего. Ее тело было настолько уставшее, что жгучие лучи солнце она вовсе не воспринимала. Неожиданно для стариков она обогнала Джонс и Николаса и стремительно направилась к дому. Дойдя до калитки коттеджа Мэригон сочла нужным подождать Джонс и попрощаться с мистером Николасом. Вправду сказать, он бы тоже хотел остаться с ними подольше и прочитать письмо, но очень торопился домой, дабы успеет к вечеру успеть прекрасные розы и не менее очаровательные георгины.
Тепло попрощавшись с Николасом они направились к дому. Лицо Джонс от жары приобретало алую окраску и уже чуть позднее по нему начали стекать капли пота, одна за другой, образовывая маленький и нисходящий ручеек. По приходу домой они почувствовали поток манящего и освежающего порыва воздуха. В комнате на удивление царил полумрак и гробовая тишина.Это немного смущало Мэригон, но к счастью в гостиной она увидела спящую Дарри и сидевшую рядом соседку Кати, которая не спеша читала газету и одновременно пыталась подсматривать за телевизором. По ящику показывали американскую комедию с участием Билла Геймса. Мэригон немного затянуло это зрелище и она невольно начала углубляться в содержание фильма, при этом слегка посмеиваясь от дурного коллабса.
Кати настолько погрузилась в себя, что сразу и не заметила неожиданный приход старушки Джонс и мисс Мэригон.
Спустя время она все же их увидела и чуть увиделась, осторожно поправляя при этом свою шаль.
- Ой, вы меня простите, совсем не услышала как вы пришли – осквернено прошептала Кати. Дарри настолько устала, что час назад пошла спать, а я приготовила вам рогаликов и сварила кисель.
- Кати, дорогая, не стоило, мы перед тобой и так в долгу – еле отдышавшись, пролепетала Джонс. Большое спасибо за Дарри. Если тебе куда то надо спешить, то не смею задерживать. Завтра или в четверг я к тебе обязательно зайду и расскажу подробности наших долгих похождений. Погода на улице очень пылкая, мы еле сумели дойти до дома, поэтому будь осторожна.
- Джонс дорогая, я всегда готова тебе помочь, ты же знаешь об этом. Все хорошо, если опять нужно будет посидеть с малышкой Дарри, только позови меня. А сейчас и правда, мне нужно бежать домой, скоро приедет курьер и привезет новые семена для рассады, а еще поспела на огороде поспела клубника, ее тоже нужно собрать. Джонс, с тобой не прощаемся, до встречи! Мэригон, дорогая, была очень рада тебя видеть. Надеюсь и с тобой повидаемся еще не раз. Обязательно приходите собирать клубнику – крикнула в ответ Кати, пытаясь на ходу натянуть свои тапочки.
Немного погодя они вдвоем тихо сели на терассе, дабы не разбудить Дарри и принялись открывать письмо, сделав глубокий тяжкий вдох и пристально затаив дыхание. Мэригон ужаснулась от качества бумаги, поскольку при открытии конверта был большой риск ее порвать. Бумагу будто специально подмочили, из за чего буквы были ее читаемы, а в правом углу текста был нарисован подозрительный старославянский символ . Можно было конечно подумать, что это роспись человека, но пока догадки строить было очень рано.
Мэригон долго не могла набраться отваги и прочитать это письмо, но ее любопытство стремительно взяло над ней верх, будто бы страснто овладев ее рукой, стремительно и настырно подталкивало ее к прочтению того судьбоносного письма.
Наконец момент настал, опустив глаза и сделав проницательный взгляд Мэригон начала читать первую строчку.
«Дорогая Мэригон,кого ты скорее всего не ждешь и не желаешь видеть, но прошу меня выслушать. Я понимаю, как тебе сложно будет начать читать это письмо. Признаться честно, когда я составлял его мне было тоже не по себе и ей богу, если бы мы бы могли, то выбрали кого то другого. Но сама понимаешь…
. Времени мало, поэтому перейду сразу к делу. С завтрашнего дня ты будешь удостоена специального звания, который поможет тебе в дальнейшем. Миссия предстоит очень большая и значительная для всех нас. Как ты уже знаешь, почти во всей стране вспыхнула эпидемия, но ты можешь это предотвратить( спасти живых и воскресить мертвых. Понимаю, звучит безумно, но если приложить все усилия, то все может получиться. Ты была избранна свыше и отказаться никак не получиться. Завтра приходи на то же самое место возле амбара и жди письмо с дальнейшими указаниями. Приходи одна,т.к миссия носит строго конфиденциальный характер и привлечение третьих лиц может грозить нам большим провалом. Время говорить не будем, сегодня ночью во сне тебе его скажет наш мудрый эльф. Запасись терпения сил, поскольку даже мы толком неможем предположить, сколько будет длиться это задание.. Буду вас с нетерпением ждать.
С глубоким почтением, твой на века мистер N

Мэригон закончила читать. Трудно было посчитать, сколько раз менялось ее лицо (от легкого шока до полного отчаяния) во время прочтения. Каждое слово,абзац, мысль давались ей так тяжело, что порой без длительной паузы было не обойтись. Комментарии тут были всяко излишне. Джонс и Мэригон не могли отойти от преждевременного шока и то и дело пытались найти адекватное обоснование произошедшему. На первый взгляд казалось, что письмо- есть нелепая случайность, а этот «чудак» и вовсе хотел пошутить над ними, но Мэригон все таки решила рискнуть , ведь что то все таки подсказывало ей, будто тихо и тепло шептало на ушко, что она сделает правильный выбор. Джонс подозрительно взглянула на нее с неодобрением и выскликнула:
-Мэригон, ты что нибудь понимаешь? и попыталась убедить, ведь она на минуточку идет на очень большие риски и кидает вызов неизвестности и смятению.
- Нет, откуда, но понимаешь, все же что то мне подсказывает, надо риснуть.Если это позволит спасти жизнь моего сына, то я готова пойти на все. Ее слова прозвучали так утвердительно и настойчиво,что старушка Джонс не стала настаивать, ведь с характером Мэригон это было бесполезно и лишь не спеша положив свою морщинистую и дрожащую руку, произнесла : Моя дорогая, моя Мэригон. Возвраст у меня и уже у тебя совсем не тот, чтобы вступать с тобой в дебаты, делай как знаешь. И главное помни, будь осторожна, не ведись на всякие глупые уловки и если вдруг что, я всегда готова тебя поддержать. За Дарри не беспокойся я как и полагается присмотрю за ней. Только милая моя, береги свою жизнь, ведь жизнь у нас всех всего лишь одна и дочь у меня тоже одна. Я не хочу потерять самое дорогое и ценное что у меня есть. На этом их разговор завершился.
Мэригон почувствовала легкое ущемление и ошибочность своего выбора. Душа ее снова как будто нарочно начала «тосковать», но она понимала, сейчас не время раскисать. Уверенно встав из за стола она пошла делать уборку и поливать сад, дабы отвлечься от тяготеющих решений и событий, ведь кто знает вернется ли она в свой родной дом еще раз.
Вечер в Париже выдался слегка прохладный. На улице дул сквозной ветер, но туч на удивление не было, лишь иногда только покачивались стволы молодых берез в саду и нежно щебетали соловьи. А на городском пастбище, недаеко от их квартала паслись молодые буренки и смачно похрустывали изумрудно-болотной травой.
Дарри проспала совсем немного после ухода Кати и выкрав со стола пару эклеров пошла играть в сад. В саду она любила купаться в бассейне и иногда (по четвергам) собирать клубнику. Узнав, что Дарри как обычно в бассейне, Мэригон поняла, что времени осталось совсем мало и возможно завтра они уже не увидятся и поэтому набравшись отваги, поспешила к ней. Разговор предстоял довольно серьезный и нелегкий для обоих..Мэригон сама еще толком не пришла в себя от бездны всех этих чертовских событий, а тут еще на нее взвалилось тяжкое бремя, рассказать все об этом дочери, да еще так, чтобы не ранить ее детское и совсем наивное сердечко. Подойдя ближе и поймав нужный момент она позвала к себе Дарри.. Однако та, боязливо и презренно посмотрев на нее неожиданно заплакала. Обстановка была настолько удручающей, что она не смогла сдержать своих чувств. Мэригон в ответ схватила полотенце, укутала ее и крепко, крепко прижала к себе.
- Дарри, дорогая(тихо прошептала она) , я понимаю насколько тебе сейчас тяжело. Честно говоря мне тоже с трудом удалось заставить себя начат этот разговор, да и в целом найти в себе силы не сдаваться в такой трудный момент ради тебя и бабушки, любимая. Поттер он на время нас покинул, но придет время и он сможет вернуться к нам. Главное немного суметь потерпеть нам всем… Сейчас в городе страшная эпидемия и никто не знает ее как она лечится. Врачи работают круглые сутки, чтобы спасти нас и главное всем нам верить, что это страшная история в итоге закончится хорошим концом. И возможно я им могу помочь.
Тут у Дарри проявился интерес и не став перебивать маму, она подняла голову и начала внимательно ее слушать.
Вчера, когда мы ходили с бабушкой и мистером Николасом на ту самую поляну, то заметили кое что необыкновенное, это было письмо. Как позже оказалось меня избрали свыше, чтобы помочь избавить мир от страшной эпидемии. И с завтрашнего дня они точно напишут, что мне надо будет делать. Я пока не знаю, разрешат ли они остаться с вами или заберут меня к себе, но я хочу, чтобы ты просто ….
Тут Дарри неожиданно вступила в монолог и не спеша произнесла:
- Кто ОНИ, мамочка?
- Ох, этого я к сожалению не знаю, крошка. Адресат не представился к сожалению. Я иду на очень большие риски, но если это хоть как то поможет воскресить Поттера, то я готова на все. Главное постарайся поверить, что все будет хорошо. И помни, я всегда тебя любила и буду любить несмотря ни на что. Твоя мама возможно будет героем, а ты будешь дочкой героини. Поэтому, солнышко, не вешай нос и будь всегда умницей.
Беседа с мамой прибавила Дарри сил и она не спеша поднялась, посмотрела ей в глаза и искренне улыбнулась, произнеся ей на ушко несколько слов: Я буду верить мама! Тут Мэригон впервые вздохнула с облегченным сердцем и в ответ поцеловала Дарри прямо в макушку. Посидев еще немного они вместе пошли на полдник, где их уже ждала слегка взволнованная Джонс с теплыми пирожками.
За быстрым полдником , который плавно перетек в ужин старушка Джонс не могла оторвать взгляд от ее девочек, она была неимоверно счастлива и спокойна. Впервые за долгое время в их семье царила необыкновенная и до жути неповторимая аура спокойствия и умиротворения. Сама природа будто подстраивалась под них и за окном неожиданно показались ослепительные лучи озаряющего солнца. Всем было спокойно. Всем было хорошо. И это было их маленькой верой во спасения. После ужина Дарри не спеша и проворно подошла к бабушке и тихо сказала ей на ушко: -Ба, моя мама супер герой! Джонс искренне усмехнулась, подняв при этом тяжелый взгляд на Мэригон и в ответ также тихо и спокойно произнесла : - Конечно, зайка! В этот момент юная малышка Дарри еще больше и искренне поверила в неимоверную силу и стойкость столь близкого и любимого человека.
Перед сном Дарри до поздна сидела с Мэригон и Джонс возле бассейна и беседовали, так непринужденно и по семейному, что ей не хотелось, чтобы такие беседы когда то закончились. Но ей пока рановато о таком думать и поэтому она воодушевленно и отрыто смотрела на них обоих и в мыслях постоянно также гордо и уверенно твердила «Моя мама самая лучшая! Моя мама супер героиня всего Парижа» Совсем увлекшись столь продолжительной беседой и любованием природой, Мэригон совсем не заметила, как у нее на коленях заснула Дарри, при чем так мило и совершенно по детски свернувшись калачиком. Мэригон лишь нагнулась поцеловать ее в румяную щечку и подала Джонс знак, что их посиделки пора бы заканчивать и всем пойти на, ведь завтра предстоял очень насыщенный и беспокойный во всех смыслах день.

Глава 9
Утром Мэригон встала позднее обычного и к тому моменту Джонс уже успела сготовить завтрак для троих и не спеша стала заниматься сбором вещей для Мэригон. К тому моменту даже Мэригон не знала понадобятся ли они вообще или нет и что вообще можно и нужно с собой взять, т.к в письме про это не было написано ни слова и доверяя мудрости и опыту матери, она не стала спорить и просто ненавязчиво ее поблагодарила.
- Мэригон, вставай ,дорогая, время подходит к 10, а тебе еще над успеть собраться. Кстати, мистер Николас тебя проводит до ярмарки, а дальше ты уже сама..
- Спасибо, мам, будет очень кстати, а когда примерно он за мной зайдет? Мне нужно успеть ровно к полудню! – усталым голосом произнесла Мэригон
- Да,да я помню, Николас будет ровно к половине, надеюсь за полчаса вы успеете дойти. А сейчас не растягивай время и иди умываться.
Хоть Мэригон и немного проспала, но зато она сумела хорошо выспаться и запастись силами для столь ответственного дела. Дарри уже тоже проснулась и быстрым и неуклюжим шагом спустилась на ароматный запах круассанов. Но честно признаться именно сейчас ей хотелось вкусить не столько изумительно-шоколадных круассанов, сколько побыть с мамой, а главное хоть как постараться ее поддержать и утешить. Завтрак прошел для них непривычно быстро и уже в назначенное время мистер Николас проворно вертелся около их калитки, то и дело отмахиваясь при этом от жалких пчел. Увидев Мэригон, он любезно поприветствовал ее и старушку Джонс. В этот момент он неожиданно затаил дыхание, почувствовав при этом что то непривычно замечательное и живое. Его взгляд тоже был в неком замешательстве и упрямо смотрел на столь красивую Мэригон и восхительную старушку Джонс. Этот взгляд был особенным и нет, он не напоминал взгляд возлюбленного кавалера на свою мадам. Он смотрел на них наивными и любящим взглядом, как смотрит любящий отец на своих дочерей. Ведь он как ни странно и становился им тем самым дорогим и близким человеком, который значил для них чуть больше, чем просто старый знакомый.
Его настойчивое любование неожиданно прервалось в тот момент, когда он внезапно почувствовал легкие постукивания по его плечу. Это была Мэригон. Она была обеспокоена состоянием Николаса и пыталась напомнить, что им уже пора поспешить, так как времени остается все меньше и меньше.
Успев дойти до бульвара за пятнадцать минут они тепло попрощались. Николас от чистого сердца пожелал ей удачи и второпях крепко обнял. Уже надо было спешить. Мэригон невольно подавала всевозможные знаки, что она может совсем не успеть. Николас уже было отпустил ее, но забыл кое что важное:
- Мэри, родная, постой- поспешно крикнул Николас ей вслед.
Но она не стала оборачиваться и лишь поспешно обронила:
- Мне пора! Скоро увидимся.
Он уже не мог догнать ее, а она тем временем отдалялась все дальше и дальше, будто плавно и безудержно летела по направлению холодного парижского ветра.
- А а а ..амулет! Я забыл подарить тебе амулет на удачу- невнятно и с ужасной досадой пробормотал Николас и медленно при этом направился к лавке с восточными травами.

******
Добралась она до пункта назначения достаточно быстро и как бы не было странно на душе у нее было непривычно хорошо и спокойно, видимо сама судьба ей шепчет, что у нее все непременно получиться.
В этот раз она не стала раньше времени подходить поближе к телу сына, которое до сих пор не убрали и сделав пару вдохов она начала пристально ждать и наблюдать за происходящем. Любопытство так и играло внутри нее и она отсчитывала буквально каждую минуту до того судьбоносного часа, при этом медленно повторяя про себя «Сыночек, это все ради тебя».
10,9,8….ее дыхание замело на мили секунды, а сердце то и дело постукивало так, что казалось будто совсем скоро оно не выдержит и выскочит наружу
7,6,5…. Она до конца не могла представить откуда и как к ней должно прийти письмо, но на всякий случай зажмурила глаза и схватилась дрожащими руками за тощие колени.
4,3,2….напряжение нарастало с каждой минутой и по ветру с сумашедшей скоростью доносились порывы безудержного страха и жуткой тревоги.
Один! Весь мир еред ее глазами будто остановился и через пару миль секунд как по волшебству появился конверт с письмом на том же мест, что и предыдущий, но немного отличавшийся в оформлении. Новый конверт был сделан из плотной фаясовой бумаги и бережно скреплен парой скрепок по бокам для надежности. В середине конверта красовалась яркая, самодельная печать ручной работы с рукодельной сцепленной веревочкой, которая так колоритно вписывалась в дизайн чудного конверта. На сей раз Мэригон смогла без проблем открыть конверт при этом не повредив верннюю часть письма. Перед самим прочтением она долго тянула интригу, то и дело вертя пустой конверт у себя в руках. Позже она увидела на горной тропе каравай путников, которые по всей видимости приехали к ним из юга Италии. Их было четверо ( три девушки восточной внешности и один старец, который гордо вел всю толпу, воображая себя главным вожаком) и больше всего Мэригон поразила их одежда.Она была не такая как у многих народов западной Европы. Рванный верх и небрежно обмотанный низ..все это наталкивало ее на мысль, будто эти странники, вовсе не из Италии, а родом из цыганской нации. У многих из них было худощавое телосложение и наверное поэтому часть одежды им была просто не по размеру. Чуть приглядевшись она разглядела в очертании маленькой девочки, плутавшей сзади с корзинкой черники, знакомые черты лица, напоминающие ей столь родное и знакомое лицо ее малышки Дарри. Та девочка то и дело утыкалась в землю измученным, но по истине искренним и детским вглядом. Малышка будто не переставала сохранять веру в счастливое будущее.
В этот момент Мэригон посетили теплые воспоминания о вчерашнем вечере и особой поддержке от ее Дарри. Сердце будто само призывало ее не торопиться и вернуться в родной дом, где ее так трепетно ждут самые близкие и любящие люди. Ее размышления внезапно прервал порыв теплого ветерка, который так и не наигрался с ее пышными кудряшками. Она посмотрела вверх, будто бы вспомнив о чем то важном и не прогадала. Непрочитанное письмо так и продолжала бережно храниться у нее в руках. Читать было уже не так страшно и волнительно, поэтому откинувшись на свежую траву она решила не тянуть и как можно скорее узнать все подробности.
Письмо было написано тем же расплывчатым и небрежным подчерком и вновь некто мистер N не раскрыл свои инициалы.
Ну что ж приступим:
…… «Дорогая Мэригон, надеюсь ты сделала правильный выбор и смогла найти в себе силы явиться сюда снова. Погода в Париже замечательная, но твоя красота не сравниться даже с ней. Ну не буду о великом, а сразу приступлю к делу. Я законный помощник нашего великого и всемогущего хозяина Леона. Мы существуем вне вашей цивилизации и строим свой мир на планет Эвадоро. Несомненно мы очень уважаем ваш народ и наш Леон несколько наведывался к вам в гости. Так вот, не сочтите зазлую шутку, но он очень любит сладости…просто жить без них не может. В вашей цивилизации увы таки больше не пекут, а у нас ( в нашем королевстве) с каждой неделей кончаются все запасы и именно поэтому он всячески пытается мстить вам, посылая разные вирусы и эпидемии. Дабы остановить весь этот ужас вы должны постараться нам помочь и на время стать личным кондитером великого и неповторимого короля Леона. Времени остается очень мало и с каждой доли секунды он убивает все больше и больше людей. О вас он не знает ничего, это я взялся найти ему личного повара и мои карты указали на вас. За старым дубом, который расположен чуть дальше горной тропы я оставил вам посылку. В ней необходимая одежда и кодовые слова для телепортации вас в наш мир. Наденьте сперва сие убранство и найдите красную пометку на земле. Этот символ – знак нашей вечности и величия. Искать придется очень долго. Дам вам маленькую подсказку: Дракула носит плащ и трость, он то вам и откроет тайну. Но нужно поторопиться! На поиск пометки даю вам четыре дня до рассвета. Уже после будет очень поздно.
Не прощаюсь. Ваш на веки мистер N
Мэригон замерла от страха. Сплошная неизвестность с этого момента стала ее все больше и больше ее настораживать. Она очень испугалась всей важности и ответственности, что так внезапно упала на ее хрупкие плечи. Одна глупая ошибка может обойтись ей ценою одной человеческой жизни…Об этом страшно, очень страшно и не выносимо сейчас размышлять. Да и какая к черту готовка, если готовить она совсем не умела. Особенно торты… В детстве Джонс ее учила печь только круассаны с шоколадной начинкой и признаться честно, они всегда терпели полный провал. ( bardel de merde, если выражаться наиболее утонченным французским матом).
Время начало свой обратный отсчет и испуганная до нельзя Мэригон стала как сумасшедшая бегать вокруг ярмарки, вблизи водоема, около дома, дабы хоть как то попробовать отыскать эту красную пометку. Естественно письмо и кодовые слова она бережно положила в рюкзачок, но по видимому совсем забыла, что сейчас легче найти того самого странника в пальто, чем начинать ошеломленно бегать по всему Парижу в поисках этого знака. Так, потратив целый день на поиски, она не смогла достичь желанного и с полной досадой и угрызением потопала домой.
Глава 10
Внезапное появление Мэригон в столь позний час слегка шокировало, но при этом приятно удивило Джонс. Вид конечно у нее был не самый безобразный, но признаться честно ботинки и часть волос слегка потрепались. Дома Мэригон рассказала Джонс и про письмо и про пометку и даже про новую работу в роли кондитера. Джонс не знала как она сможет помочь дочери и лишь в ответ произнесла следующее:
- Мэри, дорогая, если бы я знала как тебе помочь, то я бы давно уже это сделала. Всегда для тебя я хотела только хорошего, но сегодня я к сожалению бессильна. Попробуй довериться душе и прислушаться к сердцу, что почувствуешь, так и делай. Поверь, не ошибешься…
Затем последовала минутная пауза и в одночасье Мэригон успела крепко обхватить руками Джонс и откровенно произнести:
- Люблю вас! Береги Дарри. Совсем скоро мы все будем вместе. Я тебе обещаю.
В этот момент она почувствовала как что то неимоверно теплое и родное дотронулось до ее плеч. И нет, это была не Джонс. Так умел дотрагиваться только ее бывший муж, только вспомнила она это не сразу. «Да не, какая чепуха. Дух живых людей не может телепортироваться , а уж тем более дотрагиваться до других так, чтобы те почувствовали…» Мэригон на минуту закончила свои сугубо бредовые размышления и резко повернулась назад. Как она и могла предположить никакого духа позади не было. Сославшись на адскую усталость она уверила себя, что ей просто показалось и взяв под руку свою пожилую маму, она пошла укладывать спать.
Эта ночь превратилась для Мэригон в сущий кошмар. Окно то и дело распахивалось без причины, в ее голове постоянно возникали потусторонние голоса, а пытаясь закрыть хотя бы на минуту глаза и заснуть перед ней вздымался силуэт бывшего мужа- Роберта. Ей хотелась вскричать и бежать прочь из этого дома, из этого нестерпимого и невыносимого кошмара. Ее останавливала только спящая Джонс и дабы не разбудить ее и Дарри она только лишь иногда истошно вздрагивала всем телом и через каждые четверть часа спускалась попить холодной воды.
Она никак не могла сопоставить очередность всех событий, которые по всей видимости имели какую то вне цивилизационную связь. И про себя жалко и беспомощно кричала «Уйди, прошу, уйди, Роберто, между нами ничего не было и не может быть. Ты конченная тварь, который не постыдился и изменил мне с другой. Хоть ты и явился ко мне в виде призрака или ночного кошмара…называй как хочешь, но даже в таком виде ты вовсе мне противен» Ее крик становился все громче и громче и с каждой минутой ее тихий шепот превращался в хорошо слышимый вопль, который все же смог разбудить старушку Джонс. Та проснулась с неимоверным шоком и потоком пота, который как сквозной ручей лился по ее хрупкому и болезненному телу. С перепугу она предположила, что Мэри угрожает опасность и кто то преднамеренно забрался в дом, дабы лишить ее жизни.
Ошеломленная Джонс быстро выскочила из кровати, быстро напялила халат и небрежно надев очки на глаза, побежала к Мэри, которая п всей видимости так была перепугана ночными кошмарами, что не ложилась спать со вчерашнего вечера.
Тихо сидя в кровате ее все больше и больше бросало в адскую дрожь, по ее лицу медленно стекали еще теплые слезы, а дрожащая, истощенная рука в это время судорожно и легко прикрывала часть рта, будто уговаривая его не наговорить еще каких либо глупостей.
- Мэри, дорогая, что случилось – сонливым и обеспокоенным голосом пролепетала Джонс.
- Мам..аа , оо..н, он приходил ко мне, этто о просто невыносимо – задыхаясь от собственной слабости шепотом произнесла Мэригон. Джонс тогда поняла, что ее поддержка сейчас будет очень кстати. Она медленно прошла в комнату, дабы не разбудить Дарри и при этом сев на угол кровати, крепко приложила голову Мэригон к своей груди и ласково начала поглаживать ее за плечи и ломкую спину. В это время Джонс не знала, сразу ли ее спросить о столь внезапным и ужасных кошмаров или пока счесть это за ненадобностью и продолжать тихонько сидеть и создавать мнимую поддержку своим присутствием.
Присутствие Джонс в итоге помогло Мэригон заснуть уже под ранее утро и проснуться только к обеду. В полдень она резко проснулась и опомнилась, что пропустила очень много времени , хотя так и не нашла ту самую красную пометку. За быстрым обедом она успела кратко и лаконично рассказать Джонс весь кошмар прошедшей ночи. Та в ответ лишь только недовольным, но в тоже время плачевным взглядом посмотрела на дочь и небрежно буркнула в никуда, ведь ее слова смогла расслышать только она и сказала она примерно следующее: « Какой негодяй этот Роберто…а откровенно говоря он мне никогда не нравился. Вот помнишь я тебе говорила…». Опомнившись, что ее лепет так никто и не слушал, она молча подала на стол корзинку с хлебом и велела Дарри поторапливаться, чтобы хотя бы сегодня постараться успеть скупить на ярмарке свежие яблоки с виноградом.
Не доев часть порции Мэригон тоже начала поспешно собираться на повторные поиски. Погода в Париже стояла не такая и душная, а прогноз передавал отсутствие осадков, поэтому Мэри рассчитывала управиться сегодня до заката. По пути она все же решилась прочитать записку еще раз, дабы удостовериться в ошибочности своих действий.. За 3 дня было просто невозможно найти мужчину в красном плаще и тростью. Точнее найти то можно было, но затруднительнее всего найти того самого посланник, кто знает расположение того самого секретного знака. Опрашивать всех было не вариант… ее бы просто в скором времени сочли за сумасшедшую и отправили в местное отделение полиции. И теперь оставалось только на свой страх и риск довериться внутренним убеждениям и слегка пошатанной интуиции.
Дабы не спугнуть окружающих Мэригон решила устроить тихую и неторопливую прогулку, пытаясь одновременно с этим «приглядывать за окружающими». Однако через два часа на е счету числились три важных мисЪе в красных пальто, но к сожалению никто не подходил под заданные параметры.
У первого господина было кранное пальто, но не было трости,у второго было и пальто и трость, однако тот с грубым акцентом ей ответил, что ни о каком знаке он никогда не слышал и по всей видимости сочел ее за сумасшедшую туристку из Баварии. У третьего, как выяснилось позже, пальто и трость были совсем недавно выкуплены на аукционе и наш случайный господин не успел даже толком примерить новенькое убранство. Поиски невольно продолжались. На этот раз люди в красном пальто попадались ей намного реже. Подходя к прилавку с турецкими сувенирами, ее впечатлила одна «картина». Около прилавка стоял мужчина лет шестидесяти с элегантными бакенбардами и не менее восхитительной шубой. Как позже стало понятно, мисье родом из маленького французского городка, что находится на самом севере Франции. Пока он не спеша прохаживался по знатной ярмарки в поисках лечебных трав, один неизвестный нахал бесцеремонно стащил у него трость. Старик был просто в диком возмущении, а продавец смотрел на него невинным взглядом и пытался донести, что никаких нахалов и негодяев он тут не видел и к пропаже чертой трости он не имеет никакого отношения. И все же спустя долгих криков и возмущений мисье успокоился и тихо побуркивая, уселся на пенек рядок с соседней палаткой. Мэригон решила воспользоваться этим и помочь бедному пенсионеру.
-Мисье, вам помочь? – ненавязчиво вскрикнула Мэригон. Но ответа так и не последовало. Поэтому, постояв несколько минут, она все же приняла решение уйти и заняться своими хлопотами, но тут, старик решил прервать молчание и все же продолжить жаловаться на жизнь.
- Нет, ну вы только посмотрите на этих …невежд. А может я…а может они. Да я им устрою. Тут конечно трудно было определить, с кем все таки продолжил старик свой мнимый диалог, но Мэригон решила не бросать его и оказать, хоть мизерную и не столь значительную помощь.
- Простите, мисье, осторожно перебив его настойчивый монолог Мэригон.
-А, что простите? Да что вы, ступайте куда шли. Какое всем может быть до меня дело - недовольно буркнул тот самый старичок.
Опустив унылые и уставшие глаза в бездну опустошения и огорчения, Мэригон испытала некое уныние и сочуствие к тому горожанину и решилась оказать ему необходимую поддержку и помощь , ведь кто знает, может когда нибудь и этот странник сможет ей помочь и не откажет в помощи.
- Вы не правы, мисье, на свете есть еще добрые люди. Хоть я и очень спешу, но готова вам помочь в вашем несчастье. Если вы позволите я могу отыскать того негодяя, кто украл у вас трость, ну уж если не получиться, то поделюсь с вами парочкой франков и вы смоете купить себе новую трость.
Ощутив приятную заботу и поддержку доброй незнакомки, старик любезно поднял свои опустошенные веки, медленно и кропотливо убирая со лба игривые, чуть морозящие капельки пота, которые в точности олицетворяли его тяжелую и рутинную жизнь, а вернее невольное, угрюмое существование во враждебном мире и чуть повременив он непринужденно протянув морщинистую, дрожащую руку и при этом вежливо промолвил:
- Очень приятно познакомиться с вами. Вы первая леди с таким добрым и отзывчивым сердцем, что встречалась мне на протяжении всей моей тяжелой и продолжительной жизни. Меня зовут мисье Алан. Признаться честно вы очень хорошо выглядите, ваше убранство так утонченно и явственно подчеркивает ваше благородие, а ваш акцен… Барышня, вашему акценту мог бы позавидовать любой француз, живущий на севере Франции.
В эту минуту Мэригон стало отнюдь не ловко и она слегка покраснела. Впервые за столь долгое время ей кто то соизволил сделать комплименты и при этом это был совершенно незнакомый ей человек. Внутри все будто перевернулась, ей было и приятно и непривычно одновременно. К ней сразу же нахлынули те теплые воспоминания ее совместной жизни с Роберто, когда ей было чуть меньше 20 лет и такие комплименты были неотъемлемой частью каждого прожитого дня ее жизни. Жизни, в которой было прекрасно и легко абсолютно всем. Опомнившись о своем обязательстве и несколько встревожено взглянув на милого старика она быстро и ненавязчиво попыталась ему напомнить, что им пора бы и поспешить, напомнив при этом о важном деле, которое она должна завершить как можно скорее.
Алан неуклюже поднялся с ветхого пенька и с непривычно приятным жестом обратился к Мэригон «Эх, выы, молодежь, ваша жизнь столь прекрасна и продолжительна, а вы стараетесь все куда то спешить и усложнять. Уметь наслаждаться и ловить моменты это великое искусство. Искусство быть здесь и сейчас, осознавая при этом всю красоту и очарованность настоящего, живого и прекрасного…». Его слова звучали так мелодично и проникновенно, что напоминали своеобразно теплую и мелодичную колыбельную души. Было очень сложно счесть это за тягостные нравоучения и морали и поэтому Мэригон решила легко и искренне улыбнуться ему в ответ, показав при этом уважение и правильность его изречений. Дорога была не стол длинна, но Мэригон успела ненароком поведать старику о своих тяжелых и судьбоносных обстоятельствах. На лице Алана не промелькнуло ни малейшего удивления или боязливой опаски. Он будто бы преднамеренно знал все заранее или даже был причастен ко всему этому каламбуру. Мэригон сделала вид, будто бы ничего не заметила и молча ускорила шаг.
- Вы простите за мою любознательность, но я не могу этого не спросить – заинтересованно переспросил Алан
Мэригон в тот момент была так увлечена собственными переживаниями и размышлениями, что не сразу услышала вопрос Алана и с недоумением переспросила еще раз.
- Я правильно поняла, вы пытаетесь узнать, каким человеком был мой муж и почему я все же не могу забыть его спустя столь долгое время? – бойко и недоуменно спросила Мэригон
- Да, да вы все правильно поняли. Если исходить из вашего повествования, то тут всяко имеют место быть незабытые чувства, ну или глупое и омерзительное злопамятство в его сторону. И поэтому мне очень стало любопытно, что же скрывается в вашем случае.
Мэригон сделала глубокий вздох и поняла, что разговор в дальнейшем будет еще хуже и откровеннее. Она была совсем не готова, дабы рассказывать такие страсти отнюдь незнакомому человеку и признаться честно она также не готова признать в этом самой себе. Доверие к себе было потеряно еще в юной молодости и о каких таких сейчас откровенно-нескромных разговоров может идти речь с первым встречным странником.
- О, милая мадам. Как мне непривычно и грустно слушать такие истории. Я не принуждаю вас к столь откровенному раскаянию и ловлю вас на моменте, что будь бы я на вашей стороне, мне бы тоже было очень трудно и тяжко признаться не только незнакомцу или близкому человеку, но и перед самим собой. Как только вы сделаете это и вам будет намного легче. После беседы с вами я сразу почувствовал, что между вами и вашим избранцем сохранились чувства любви и привязанности друг другу. Ваша месть губит не его разум, а вашу душу. Не перестану восхищаться вашем очарованием и искренне хочу вам помочь справиться со всеми трудностями.
Мэри не надолго остановилась и недоверчиво посмотрела а него.
- Откровенно говоря, я очень удивлена вашим утонченным способностям так проникновенно и отчетливо понимать и изучать человеческую психологию. Как вы правильно сказали признаться себе я пока не могу, а уж вам тем более. Роберто, так звали моего мужа, он был и правда очень заботливым и состоятельным человеком. Я всегда восхищалась его натурой и потенциалом. Особенно он очень любил наших детей. Но согласитесь человеческая измена не сможет пойти на путь прощения и одобрения. Возможно мои рассуждения очень скупы и грубы, но простить такое я не могу себе позволить хотя бы сейчас. Так давайте же отвлечемся от моих жизненных болячек и перейдем к вашей украденной трости. Извините меня за мою бестактность, но порой ваши вопросы не очень подходящие для нынешней ситуации. Я обещала вам помочь, так пойдемте же !
- Да уж, нетерпелива вы однако. Придется раскрыть вам все карты именно сейчас. Как вы наверное знаете, все случайности в нашей жизни далеко не случайны. К сожалению всем известные сие слова, но очень часто мы таки эту мудрость и забываем. Так вот и я появился на вашем пути не просто так. Помните то письмо, что нашли вчерашним днем? К его созданию я конечно не имею никакого отношения, но я могу вам помочь стать немного ближе к вашей цели. Просто доверьтесь мне.
Мэригон недоверчиво подняла на него свой смущенный взгляд и совсем было захотела засмеяться и признать эту нелепость шуткой, но дабы не смущать растерянного старика, она сделала солидный взгляд и с ухмылкой спросила : « Как именно и что я для вас должна сделать, мистер Алан».
Алан немного растерялся и взял небольшую паузу, дабы сформулировать свой ответ и при это не показаться нелепым идиотом.
- О, нет, нет, то вы.. Ни о каких обязательствах с вашей стороны не может быть и речи. Пройдемте лучше в мою старую хижину и я вам все покажу. Речь пойдет о той самой красной пометки, которая поможет вам добраться до планеты иноземцев. И дабы не вводить вас в смятение я окажу вам свою любезность и совсем недолго побуду вашим сопроводителем.
После слов Алана, Мэригон до сих пор находилась в состоянии полного смущения и недоверия к случайному знакомому старику. Его скользкие вопросы и анормальные потрагивания ее плечей заставили ее усомниться в личности Алана. Но недолго думая она все же медленно и осторожно пошла за ним, надеясь, что он сможет привести ее к желанному. Да,да звучит странно и очень рискованно, но бегать за каждым встречным по такой жаре она уже устала и как такого выхода из этой запутанной ситуации она больше не находила. Да и выглядит он не так подозрительно, если судить с точки зрения психологического анализа. Он же сам рассказал и про пометку и про планету, значит он точно знает, что ей делать дальше.
- Дорогая Мэри, думаю нам стоит поторопиться, чтобы как можно скорее предотвратить столь массовую гибель невиновных людей – с уверенным энтузиастом крикнул вслед Алан
- Да, вы правы, мистер Алан, уже иду!

Глава 10
Погода в пригороде Парижа то и дело разочаровывала местных горожан. Яркое солнце и душный воздух с неимоверной скоростью сменялся хлестким дождем и живописной грозой и громом. Сегодня по прогнозу погоды обещали обильные осадки и высокую влажность воздуха после обеда.
Мэригон почувствовала падение мокрых капель у себя на шее и потрепанной рубашке и дабы не попасть под ливень она немедля подхватила за руку мистера Алана и немедля побежала к хижине. Через пару мгновений послышались первые грохоты. Тонкие стрелы молний немного погодя тут и там начали прорезать тяжелые, похожие на обвисшие животы тучи. Небольшой, ворчливый раскат грома выжал из неба еще несколько капель противного дождя. К этому моменту Мэригон и Алан успели забежать домой с перепуганными лицами и чертовским недоумением от всего происходящего.
Находясь в непривычно запуганном состоянии, Мэригон не сразу успела оценить внутреннее убранство помещения и только ишь бесцеремонно уселась на маленький и неухоженный диван, который располагался в правом углу террасы.
После кратчайшей передышки Мэри все же сочла необходимым пройтись по дому и посмотреть на столь роскошный, но в тоже время стародавний интерьер царских времен. Домик был достаточно не большой, всего на всего 230 квадратных метров и четыре небольших комнатки, не считая уборной и душевой. Как и было сказано раннее, интерьер был довольно старинным и обшарпанным, но мебель и посуда эпохи ренессанса создавали особую атмосферу величия и роскошности. В гостиной стояли большие комоды, где так восхитительно и интересно красовались чайные сервизы. Все они были расставлены на отдельные полочки и подписанные на английском языке кому они принадлежали раннее. На самой верхней полочке располагались сервизы, которые принадлежали Людовику 14 и королеве Елизавете Первой. На самой нижней сервизы были в качестве подарка от родных и друзей, а чуть ниже были те, что не представляли никакой ценности и были куплены на воскресных ярмарках. Пока Мэригон неторопливо рассматривала столь ценный и роскошный антиквариат в гостиной, Алан незаметно спустился с верхнего этажа и любезно предпочел прервать затянувшиеся тишину.
- Ой, вижу вас также привлекли чайный сервизы! Признаться честно вы далеко не первая, кто так пронзительно их рассматривает придя впервые в мой скромный дом.
- Да, они действительно шикарные и очень ценные для нашего времени! Вы наверное очень влиятельный человек, раз имеете столько раритетных вещей, ценностей в этом особняке- промолвила Мэригон, продолжив при этом пристально восхищаться происходящем.
-Да что вы…- насмехаясь продолжил Алан. Я никогда не держал в руках больше 1000 франков, да и работа не позволяет мне стать таким богатым и независимым. Все равно на что то будет и не хватать
- А как же…
- Этот особняк? Да бросьте, он достался мне по наследству от двоюродной тетушки, которая последние двадцать лет прожила в Вашингтоне. Она у меня любила жить в крупных городах и подстраиваться под их ритм жизни, дабы не сойти с ума от безделья. Но сами понимаете.. Америка страна такая уязвимая, что опасные болезни к ним приходят намного чаще, чем в Германию или Италию и к большому сожалению, выдержать такой наплыв всяких болячек не смогла и скончалась год назад от рака – с ущемлением произнес Алан и попытался сделать ненавязчивый жест, дабы сменить тему и невзначай пригласить Мэри попить чашечку травянистого чая.
- Думаю, находясь тут с вами я просто обязан показать вам мою редкую коллекцию картин от очень известного художника. Даже не сомневайтесь, вы будете в полном восторге от увиденного.
Слегка обняв Мэри за поясницу и бережно поправив кончики волос, он грациозно указал на такие же старые ступеньки лестницы и аккуратно повел ее наверх. Под их ногами начал издаваться слишком противный скрип. В этот момент Мэригон направила свой неуверенный и обольщенный взгляд на Алана, будто бы хотела точно удостовериться, что данные помехи никак не помешают добраться им до места назначения.
На чердаке, куда Алан привел Мэригон было достаточно пыльно и душно. Помещение представляло собой маленькую комнатушку с таким же крохотным окошком, через которое так изящно и живописно прокрадывались лучи солнечного света. На полу чердака небрежно валялись куски ватмана, а также старые полотна потертой атласной ткани. Увидев это безобразие Алан засмущался как ребенок и неожиданно покраснел. После, быстро сорвался с места и начал наводить не большой порядок, при этом многократно и нелепо извиняясь перед очаровательной мадам.
- Да что вы, не стоило, все в порядке, вам не о чем беспокоиться – в ответ на его извинения, озабоченно проговаривала Мэригон. В этот момент она тоже немного засмущалась и почувствовала себя слегка виноватой и обольщенной. Какой позор, поставила в такое неудобное положение малознакомого человека. И зачем я вообще обратила внимание на слегка небрежный вид этой комнатушки. Мэригон, признайся уже наконец, в загородном доме, что стоит на окраине Парижа и некогда принадлежит тебе, грязи и всякого хлама присутствует куда больше. Сделай доброжелательную мину наконец и соизволь наконец помочь человеку.
-Коль вы уж намеренно решили навести здесь порядок, то соизвольте вам помочь мистер Алан
- Ох, нес стоит милая леди, к тому же я уже почти закончил и через пару мгновений буду готов показать коллекцию моих картин. Закончив с уборкой, Алан будто просветлен и наполнился насыщенной и свежеиспеченной энергией, которая так стремительно и импульсивно наполняли его жила. Он явно находился в преддверии чего то неожиданного и приятного. Ему просто не терпелось показать столь шедевральную и изящную коллекцию его картин. В прошлом он был художником, а сейчас решил временно отдохнуть от повседневной творческой суеты и насладиться минутами прекрасного и умиротворенного.
- Ну что же мы медлим, я нахожусь в бешенном предвкушении, дабы показать вам наконец таки мою коллекцию. Поймите меня правильно, но эти шедевры для меня очень много значит. Это далеко не пустые полотна с хаотичными мазками, это моя прожитая жизнь, мои горькие страдания и переживания. Все они буквально прожили мою жизнь вместе со мной и в этом кроется их таинственная и главная изюминка. Я вас уверяю вам просто необходимо самой это увидеть и прочувствовать.
На этих словах Алан немного разнервничался. По его телу пробежали маленькие крупинки пота и едва преуспели пощекотать выразительный нос Алана, как он все же успел резво утереть нос и приготовился открывать огроменную материю, за которой собственно и пряталась его коллекция.
- Вы ничего не подумайте обо мне плохого, просто пыль на картины ложиться слишком быстро и я просто не успеваю проделывать влажную уборку так часто.
Лицо его померкло на несколько минут. Увидев до боли знакомые картины, он неожиданно заплакал. Немного погодя по его бледной щеке пробежали первые хрустальные слезинки и именно в этот момент на него, будто неимоверным и хлестким ураганом, нахлынули до жути теплые и искренние воспоминания. Его душа наполнялась чем то теплым, радостным и одновременно тяжелым и угнетающим. Алан осторожно взял одну из картин, которая находилась у самого края и так же бережно вручил ее Мэригон.
- Эту картину я посвятил ныне покойной жене Стэффи. Она умерла год назад от очень сложного заболевания и этот портрет я закончил как раз за две недели до ее смерти. До сих пор мне очень сложно в это поверить – с чувством большой потери и скорби произнес Алан
- Очень вас понимаю, мистер Алан. Совсем недавно я также потеряла маленького сына, находясь при этом совершенно в другой стране.
Мэригон неловко повернула картину поближе к себе и внимательно присмотрелась. Покойная Стэффи напоминала ей одну очень известную актрису девятнадцатого века. Ее элегантный прикид и выразительные глаза невероятно сочетались с интерьером гостиной и вечерним закатом. Хоть она и выглядила немного подавлено и бледновато, но она была прекрасно. Что-то было в ней такое простое и доброе, что отличало ее от массы омерзительных и лицемерных людишек.
- Алан, вы действительно великолепный художник, а ваша жена была непривычно красива и добра. Я это прочувствовала… Иногда мне кажется, что вы пишите не руками, а душой. Искренне прошу извинить за мою придирчивую любознательность, но если вас не так затруднит моя просьба, то не могла бы вы мне поподробнее рассказать о вашей покойной жене? Поверьте, мне стало очень интересно узнать о такой прекрасной и загадочной особе.
Тут Мэригон в очередной раз почувствовала себя крайне неловко, но теплое и неожиданное похлопывание руки Алана, помогло ей удостовериться, что ее маленькая просьба не поставила его в глупое и нелепое положение.
- Признаться честно вы меня немного смутили, но поверьте мне очень приятно такое слышать. Многие мои знакомые никогда не спрашивали о Стэффи и малейшие подробности о нашей счастливой жизни никак не воспринимали и после услышанного сразу забывали. Всех интересовали цены за мои картины и стоимость тех самых чайных сервизов, но поверьте мне, они бесценны. В каждой картине кроется история, да да, те самые истории, воспоминания, события которые со временем стали очень дороги и ценны мне. Что ж не буду многословить и предлагаю вам просмотреть остальные мои работы, а я пока постараюсь рассказать вам о моей первой и последней любви, моей избраннице – Стэффи.
- Было мне тогда лет двадцать с небольшим. В Париж я тогда приехал первый раз и совсем плохо ориентировался на местности, даже с карманным навигатором. Погода стояла по истине ужасная и мрачная. Гостиницы тогда располагались очень далеко и неудобно от главного аэропорта. Приехал я значит в гостиницу весь слизкий и мокрый (бррр). А Стэффи в тот момент работала на стойке регистрации. Еще на входе в гостиницу я заметил ее изумительно пышную прическу с легкой кудряшкой. Как принято сейчас говорить …любовь с первого взгляда? Да, у нас была именно она, такая же наивная и искренняя любовь. В гостинице я пробыл всего лишь недели две и за столь короткий миг, как мне казалось, мы так и не успели признаться друг другу в нашей искренней и первой любви.
Но на этом история как вы наверное догадались не завершилась . В день перед отъездом я был таким растерянным и забывчивым, что по нелепой случайности забыл конверт с документами. И я признаться невзначай, до сих пор утверждаю всем знакомым и близким друзьям, что именно тот самый конверт и стал символом нашей долгой и семейной жизни.










Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:


Оставлен: 03 сентября ’2022   11:17
     

Оставлен: 05 сентября ’2022   20:43
Жуть!!!


Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

105
ПРИГЛАШАЕМ НА ПРЕМЬЕРУ! С ДНЕМ МАТЕРИ!

Присоединяйтесь 




Наш рупор

 
Оставьте своё объявление, воспользовавшись услугой "Наш рупор"

Присоединяйтесь 







© 2009 - 2022 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  ВКонтакте Одноклассники Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft