16+
Лайт-версия сайта

Неправдоподобный детектив

Литература / Детективы / Неправдоподобный детектив
Просмотр работы:
10 мая ’2021   14:50
Просмотров: 437

Граф Оладушкин, уютно развалившись на старом золотом троне, с тоской взирал на предмет своей ещё вчерашней гордости, надежд и долгих ожиданий. За окнами замка осень хозяйничала вовсю, ещё вчера такая долгожданная, а сегодня такая ненужная и раздражающая. Ещё эти люди в деревне шумели так сильно, радуясь какому-то странному для графа обстоятельству, празднику Осенины, посвящённому сбору урожая.
- Ыыыы-аа! – невнятно прорычал граф, приходя в ярость и швыряя кубок, что был у него в руке. – За что?! За что-о-о?!!
Услышав жуткий вой владельца замка на холме, люди в деревне на минуту застыли, чуть испуганно переглядываясь. Повторения не было и люди, сделав музыку погромче, продолжили веселиться.
- Что случилось, Ричард Емельянович? – сквозь стену просочился замковый призрак. Ни один призрак в мире не был настолько неуклюжим, как этот. Пока он сражался с гобеленом за право обладать всем своим одеянием, граф Оладушкин в двух, не самых приличных, словах объяснил суть проблемы.
- То есть, как обворовали? – застыл призрак, бросив своё занятие.
- Вот так! – граф указал рукой на великолепную мраморную вазу, стоящую посреди зала, в которой сиротливо дрожал томатный куст, любовно привязанный к серебряному витому жезлу атласной лентой такого же цвета, какими были плоды на этом кусту. Были… ещё вчера. Граф опять невнятно застонал. – Я не понимаю, как это вообще могло случиться! Я граф, вампир в седьмом поколении по материнской линии и в сто восемнадцатом по отцовской, обладаю отличным зрением, тонким нюхом и чутким слухом, служу грозой окрестных земель и легендой далеко за её пределами.
- Да-да-да, я помню, - призрак вернулся к борьбе с гобеленом.
- А меня обокрали! – «взрыднул» граф. – И где?! В моём собственном доме!!! Ещё Марусей….
- А что с ним? – опять отвлёкся призрак.
- Похоже, убит, - граф махнул рукой куда-то в сторону. В тени вазы, на полу, распластавшись лицом в низ, лежал мужчина в джинсах и шёлковой рубашке. На его лысой голове был отчётливо виден тёмно-фиолетовый синяк от удара, по очертаниям страшно похожим на отпечаток трости самого графа, с которой он никогда не ходил и держал рядом с троном, на всякий случай. А случаи бывали частенько, Марусей всё ещё бегал быстро, а графу было лень напрягаться, чтобы гоняться за слугой. Трость летала в след наглому слуге, всегда попадая в цель, но в этот раз, граф был не при делах.
- Убит?! – нахмурился призрак, с силой дёргая край своего одеяния. – Да, отцепись же ты!!!
- И это дополнительный повод для печали. Я берёг Марусея, как мог. Ещё несколько лет и он стал бы отличным дополнением к семейному обеду. Как хорошее вино… пятидесятилетней выдержки.
- Скорее, как коньяк, - процедил призрак, всё же вырвавшись из «лап» гобелена и, пролетев сквозь графа, затормозил у окна. – Сейчас посмотрим, что там с вашим «винцом».
- Будь так любезен, Змундяша, - всхлипнул граф. – Это так… удручающе.
Призрак склонился над распростёртым на полу слугой, будто накрывая его покрывалом. Граф прикрыл глаза рукой, чтобы больше не видеть, ни осиротевшего куста, ни убитого слуги. Он столько лет шёл к тому, чтобы вырастить идеальный томатный куст… столько проб и ошибок… столько неудач и вот, спустя долгих девятьсот лет, ему повезло и у него взошло крепкое, здоровое растение, что не погибало сразу, при одном только прикосновении вампира (а все знают, что оно губительно для всего живого), а тут… такая неудача. Поражение! Это позор! Теперь ни одна порядочная семья не ступит на порог замка графа, не говоря уже о том, что ни одна уважающая себя вамп не станет делить бессмертие с таким неудачником. Всё прахом… всё… всё… всё…. Это было бы не так ужасно, если бы не поветрие среди вампиров «нового» поколения. Они переходили на вегетарианский образ жизни, избегая убийств и беря у людей кровь исключительно в целях поддержания жизни, то есть в небольших дозах и исключительно на добровольной основе. Конечно, это было крахом всех обычаев и устоев, но… времена меняются и лю… вампиры тоже.
- Жив ваш Марусей, - заверил Змундо хозяина замка. – По голове ему досталось, конечно, знатно, но он был пьян настолько, что его этот удар отправил только в глубокий сон. Так что, как только он проспится, можно будет провести расследование.
- Какое ужасное слово! – расстроено махнул рукой граф. – Попахивает полицейским произволом.
- Откуда вам знать про полицейский произвол, - фыркнул Змундо. – Вы ж не смотрите телевизор… или я чего-то не знаю.
- Вновь играет рваными цепями, - граф сделал вид, что внимательно прислушивается. Этот приём всегда срабатывает и, хотя Змундо лет больше, чем самому замку, он всегда реагирует одинаково.
- Я убью этого мерзавца! – рявкнул призрак и рванул куда-то вверх, чуть не разбив хрустальную люстру, потому что умудрился зацепиться своим одеянием и за неё тоже. Однако это призрака не остановило. Рванув одеяние, он исчез, оставляя на люстре тающий клочок. Никто уже не помнит ни того «мерзавца», ни того, что там произошло, ни того, кто там играет этими рваными цепями. Да и цепей-то давным-давно уж никаких нет. Даже призрачных.

Прошло почти четыре часа с той злополучной минуты, как граф обнаружил пропажу. Марусей чуть застонал и повернулся на бок. Его речь, сопровождающая каждое движение, поражала количеством великолепных оборотов «ненормативной лексики». Граф невольно заслушался, от удовольствия чуть прикрыв глаза. Эта была его маленькая «грязная» тайна. Воспитанный в лучших традициях, сам он себе такого позволить не мог.
Змундо материализовался почти сразу же, как только Марусей закончил изливать своё возмущение и недовольство. Сложив руки на груди, призрак терпеливо дожидался, когда слуга графа, наконец-то, окончательно придёт в себя и его можно будет допросить в лучших традициях детективных сериалов, идущих по всем телевизионным каналам. Марусей, как и Змундо, оказался любителем подобных зрелищ и эти двое частенько «зависали» (кое-кто даже в буквальном смысле) у телевизора, что стоял в одной из многочисленных комнат замка. Граф надменно фыркал, что это занятие для плебеев, хотя и сам был не прочь «приобщиться к прекрасному». В его комнате, защищённой от любого вмешательства и посещений, был свой домашний кинотеатр и безумное количество пачек с чипсами.
-Чего уставился?! – рыкнул Марусей призраку, осторожно ощупывая голову. – Что я такого сделал?! – этот вопрос был уже задан графу. – Оскорбил вашу матушку?!
- Поверь, мой друг, это не я, - заверил слугу граф. – Пребывая в радостном предвкушении сегодня утром, я обнаружил тебя в плачевном состоянии трупа у осиротевшего… я не могу этого произнести….
Граф закрыл лицо руками, предаваясь печали, скорби и унынию. Змундо чуть увеличился в размерах, потеряв при этом немного в плотности, но это мелочи. Марусей, не обращая внимания на нависшую над ним угрозу, пытался подняться на ноги, цепляясь за мраморную вазу с последним разочарованием графа.
- Не изволите отзавтракать? – пошатываясь поинтересовался он у своего господина. Раз остался жив, значит, никто не отменял обязанностей. Граф не допускал отступления от правил и то, что он сейчас в несколько «растрёпанных чувствах», неисполнение работы грозило довольно неприятным наказанием.
- Не сегодня, - всхлипнул граф. – Столько лет трудов и всё напрасно, а к завтрашнему вечеру приглашены гости… среди которых будет графиня Малуша Ахундовна, - граф мечтательно закатил глаза и добавил с придыханием, - Жиробасова.
- Надеюсь, дама столь же впечатляюща, сколь и её имя? – чуть отвлёкся от созерцания слуги Змундо.
- Она великолепна.
- Ну, раз великолепна, - «вздохнул» призрак и рявкнул на пытающегося уйти Марусея: - Стоять!!!
От неожиданности слуга упал на колени и быстро отполз в дальний угол зала, а граф начал икать. Змундо навис над несчастным Марусеем, «пронзая» своим гневным взглядом. Тишина была абсолютной, если не считать икание графа и песни, доносившиеся с улицы.
- Признавайся смерд, ты сожрал графские помидоры?!
- Окстись, батюшка, какие помидоры?! – чуть не взвыл Марусей. – Меня самого чуть не убили! Можно сказать, я жизнью поклался на охране хозяйского имущества!
- Нужно говорить «положил жизнь», - поучительно наставил слугу граф.
- Кто-то может и положил, а меня того и я поклался… не добровольно, хочу заметить! И вообще, ты не по правилам допрос ведёшь. Для начала стол организовать надо, там… лампу, адвоката….
- Нет времени, - граф поднялся со своего трона.
- Это у кого его нет?! – невольно удивился Марусей. – Это у вас-то?!
- Что ты здесь делал вчера вечером?
- Так это… ну там… свечи погасить, да окошки прикрыть.
- Ты не мог сюда идти с несколькими целями, - авторитетно заявил Змундо. – Количество употреблённого тобой говорит о том, что идти ты мог только с одной целью.
- С какой?! – заинтересовался Марусей.
- Найти закусь! – Змундо обличающее ткнул в слугу несуществующим пальцем.
- У меня всё нормально было с закусью, - довольно эмоционально возразил слуга. – И колбаска, и огурчики с помидор… чиками. Это не то, что вы подумали, граф!!! Овощи с огорода моей сестрицы из деревни. Ну, вы ж её знаете!!! Ну, знаете же?!
- Знаю, - кивнул граф, подходя ближе. – И верю тебе. Ты же пострадал.
- Именно.
- Однако… ты же с кем-то употреблял горячительное? Ты же не совсем пропащий пропойца, - скорее спросил, чем заметил граф.
- Ну да, - обрадовался Марусей. – Так… с зятьком со своим и пил… употреблял, то есть.
- Проявлял ли интерес твой родственник к тому, что находится за закрытыми дверями?
- Он замков не видел что ли?! – обиделся Марусей. – Культурно посидели, обсудили положение дел в стране. Он, знаете ли, очень переживает за происходящее. Уходя, даже вопрос такой задал, сокровенный. «Что же будет с родиной и с нами, Марусеюшка?!» - спрашивает, а я даже и ответить чего не нашёлся. Переживает он очень.
- А когда твой родственник покинул замок, чем ты занялся?
- Так… вот и решил там… окошечки прикрыть, да свечечки позадувать.
- Нестыковочка! – ехидно заметил Змундо. – Свечей у нас тут и нет давно. Лет триста как, наверное.
- Всего сто пятьдесят, - возразил граф.
- Всяко разно, это дольше, чем живёт этот супостат!
- Резонное замечание, - согласился граф и посмотрел на слугу: - Парируй!
- Чего?! – не понял Марусей. – Я ж не хирург, что его там… парировать.
- Приводи свои доводы, аргументы, оправдания.
- А…. Ну, так, про свечки образно было. Вы же знаете, что такое образно?! Ну, знаете же?!
- Знаем, - поморщился Змундо и всплеснул руками. – Нет, ну это просто немыслимо! Так расследование никто не проводит. С таким подходом, всё это превращается в фарс.
- Согласен, - граф прохаживался по залу, старательно обходя вазу со злополучным кустом. – И что ты предлагаешь?
- Начнём сначала. Наступил вечер и все разошлись по своим делам. Я был на верху башни, беседовал об изменении анатомического строения ворон за последнее тысячелетие. Где были вы, граф?
- Был в кабинете, просматривал счета и… стыдно сказать… занимался сочинительством стихов для прекрасной Малуши Ахундовны.
- Угу, - удовлетворённо кивнул Змундо и уставился на Марусея, всеми силами несуществующей души стараясь сделать того виноватым. –А где был ты, пёс приблудный?
- Чего сразу приблудный-то?! Меня графушка сами наняли. Ну, наняли же?!
- Нанял, - согласился граф.
- Так где ты был?!
- Так я ж говорил уже. С зятьком своим употреблял, рассуждая о судьбах народа и страны. Он принёс овощей да мяска всякого для стола графского и меня разнесчастного!
- Разговаривать нормально можешь, не прикидываясь малоумным? Тьфу ты, напасть! Сам так заговорил. Дело серьёзное, Марусей. Не обнаружатся вор да пропажа, сам пойдёшь на угощение. Весь, - злорадно закончил Змундо. Он, конечно, парень добрый, но очень любит появление новых призраков в замке, а такого не было уже…. Да вообще такого больше не было. Не гадили графья там, где жили.
- Настолько серьёзно? – уточнил слуга.
- Серьёзней некуда, - вздохнул граф, облизывая клыки. Марусей нервно сглотнул, и, поняв, что уже, действительно, дело серьёзней некуда, перестал кривляться и изображать дурочка.
- Я, конечно, вчера нажрался, как свинота, но точно помню, что помидоры не трогал. Куст так и стоял здесь такой, красивый, с плодами. Я даже шторы закрывать не закончил, как меня по голове оприходовали. Ричард Емельянович, но вы-то легко можете узнать, кто да что делал в вашем замке!
- Оказалось, не могу. С утра насморк у меня.
- Ох, ты ж…. Ну, а там…. У вас же ещё зрение острое и всё такое.
- Точно, - обрадовался Змундо. – Я пылюки сейчас наколдую.
- Хорошо, - граф размял плечи, хрустнул костяшками пальцев. – Давайте попробуем.
Змундо куда-то исчез и вернулся буквально через секунду, надутый, как мыльный пузырь. Он поднялся под самый потолок и начал потихоньку выдувать из себя странный мерцающий туман, который расплывался по залу. Марусей застыл в углу, а граф почесал нос и произнёс одно только слово:
- Начали!
Туман зашевелился и стали проступать очертания людей и вещей, что находились не на месте или временно побывали в этом зале. Вот Змундо удаляется в башню, после продутой начисто партии в шахматы, ежевечернее устраиваемой ими с графом. Вот граф, кидает трость в Марусея за то, что он был несколько нерасторопен, подавая вечерний чай. Вот граф покидает зал и какое-то время всё тихо и спокойно, но… в какой-то момент, на подоконник вскарабкивается чья-то фигура… даже не разобрать, парень это или девушка… фигура обходит вазу с цветком, обрывает плоды и наскоро запихивает их в свою сумку. Тут распахивается дверь и в комнату, плавной походкой мёртвого енота, вплывает Марусей. Пока он задёргивал шторы на одном из окон, воришка подкрался к нему сзади и огрел по голове тростью графа, а когда слуга упал замертво, вор хотел выскочить уж было в окно, но не тут то было. В окне появился неясный призрак, сотрясающий такими же призрачными цепями. Воришка рванул в угол залы и в мгновение ока взобрался по витой колонне на самый верх, где и укрылся на одной из балок, поддерживающих массивные стены и потолок старинного замка. Зал воришка не покидал.
Когда иллюзия рассеялась, все трое посмотрели туда, где, по их мнению, должен был находиться вор. Он там и был, заворожено разглядывая происходящее внизу. Вором оказался парнишка лет пятнадцати, смазливый и не очень крепкий с виду.
- Спускайтесь, молодой человек, - потребовал граф надменно, - и объяснитесь.
- А кровь мою того… пить не будете? – уточнил парень.
- Дорогой вы мой наглец, - фыркнул граф, - для того, что бы опустошить ваши вены, мне совсем не нужно, чтобы вы спускались. Я могу и сам подняться, но, поверьте, мне не хотелось бы срываться сейчас. Это крайне неудобно и не дальновидно. Я могу потерять друзей, семью, репутацию, наконец. Так что… давайте… поторапливайтесь. Тем более, я чувствую, что вам давно уже хочется это сделать и по более приземлённым причинам.
- Всё равно не….
- Юноша, побойтесь… в кого вы там верите?
- В науку и высший разум.
- Вот, побойтесь своего высшего разума, с чего бы я стал долго разговаривать с едой?! Я вампир в седьмом поколении по матери и….
- В сто восемнадцатом по отцу, я слышал, - закончил парнишка, совсем не вежливо перебив графа. Осторожно спустившись, паренёк присматривался к троице, которая не вызывала у него доверия.
- Верните мне то, что украли и можете быть свободны.
- Не могу.
- Почему?
- Я их съел.
- О нет! – застонал граф, добредая до трона и устало опускаясь на него.
- Я должен был с голоду сдохнуть что ли?!
- Марусей, проводите молодого человека туда, куда ему надо. Потом возвращайтесь оба, будем решать, как наказывать этого невежду. Змундо, будь добр, проследи, чтобы мальчик не сбежал.
- Будет сделано, - заверил графа призрак и просочился сквозь дверь, следом за слугой и воришкой.

- Прошу садиться, - граф движением руки предложил воришке сесть на низенький табурет, стоящий у трона. – Готов выслушать ваши предложения по поводу вашего наказания. У нас большой выбор пыточных орудий, могу также предложить варианты свариться заживо в воде, в масле, в смоле. Могу предложить стать угощением на завтрашнем званом ужине, но это было бы несколько не уместно. Соберутся идейные вегетарианцы и люди, ратующие за безалкогольный образ жизни.
- И это всё из-за парочки паршивых помидор?! – возмутился паренёк.
- Что значит «паршивых»?! – взвился граф. – Как вы смете так отзываться о плодах моих трудов?! Кто вам дал такое право?!
- Природа, - огрызнулся «осуждённый». – Помидоры у вас просто го… отвратительные!
- Позвольте!
- У моей бабули в огороде вот то помидоры так помидоры, а у вас чахлые и невкусные.
- Она выращивает помидоры? – заинтересовался граф.
- Так вся деревня выращивает. Ваш этот… Марик….
- Марусей.
- Ага, он, тоже говорил, что его зятёк огурчики-помидорчики принёс. И даю голову на отсечение, что они куда вкуснее вашей безвкусицы!
- Голову, говоришь, даёшь, - потёр руками Змундо, откровенно радуясь тому, что воришка сам нарывается на казнь.
- Это я образно, - проворчал паренёк.
- Вы, как я вижу, прекрасно разбираетесь в агрономии, молодой человек, - заинтересовался граф. – Марусей, будь любезен, нам чаю с бутербродами. Вы же не против бутербродов? Как, кстати, вы сказали, вас зовут?
- Ничего я не говорил, - огрызнулся парнишка. – Мать глупее имени найти не смогла. Сувором назвала.
- Сувор достойное имя. А вот занятие вы себе выбрали крайне недостойное. Готов выслушать ваши оправдания.
- А чего тут слушать. Поспорили вчера с Ванькой, кто из нас храбрее тот с Ладкой и встречаться будет. Я к вам и того… залез… думал, чем доказать, что тут был и не воровать ничего. Смотрю помидоры эти ваши. Попробовал, гадость нереальная. Я их и собрал, чтоб мне точно поверили, что я тут был. Таких в мире не сыскать.
- О, молодой человек крайне романтично настроен, - чуть не всплакнул от умиления граф, вспомнив о своей ненаглядной графине Жиробасовой. – Однако, вы совершили преступление и должны быть наказаны. Этого требует моя фамильная честь.
- А… то есть «простите, был не прав» не сработает?
- Нет. Вы поставили под удар мою репутацию в глазах мирового сообщества вампиров и оборотней, а так же подорвали кредит доверия у одной милейшей дамы, с коей я намеревался провести остаток вечности.
- Ничего я ещё не подорвал, - возмутился Сувор. – Ладно, скосячил….
- Что, простите?!
- Ну… был не прав… совершил глупость, так понятнее?
- Более чем.
- Могу предложить выход из положения. Я домой метнусь, у бабули помидор наберу, а вы скажете, что это с вашего куста, а?!
- Это же обман!
- Ну, так никто ж не видел ваших помидор, так что и обмана практически никакого. А наказать меня можно и не убивая, я так думаю.
- У вас есть предложения?
- Угу. Возьмите меня на работу, я вам буду знаете какие овощи выращивать?!
- Какие?
- Ого-го и вкусные!
- А у вас получится? – с сомнение разглядывал граф новоиспечённого работника. – Я на выращивание одного куста потратил не одну сотню лет.
- Да что тут выращивать? Семечко закинул, а там только поли, да поливай вовремя. Ну ещё когда -никогда удобрения подкидывай.
- Что подкидывать?!
- Удобрения, го… ну… это… то, что корова выделяет.
- Навоз? – подсказал вернувшийся с бутербродами и чаем Марусей.
- Ага, точно.
- Так просто?! – граф пребывал в состоянии некоего шока, ведь в его умнейших книгах нигде не было сказано ни про полив, ни про удобрения. – Это было так просто!
- Ну, тут тоже надо с осторожностью, - Сувор запихнул в рот бутерброд целиком. - Мофно и пейепойфыть, тохта хана.
- Мне нужно посоветоваться с друзьями, - граф поманил рукой Марусея и Змундо в уголок, чтобы пошептаться. – Что думаете?
- Пускай работает, - прошептал Марусей, косясь на Сувора, поглощающего бутерброды без остановки. И куда только в этого тщедушного столько влезает? – Малуша Ахундовна цветочки ещё любит. Будет ей радость. Работой загрузим по самое не хочу, не взрадуется.
- Змундушка?!
- Марусей дело говорит.
- Всё же сомнительно мне, не слишком ли мягкое наказание за преступление. Ему ведь ещё и платить за работу придётся.
- Не обеднеете, - хором ответили призрак со слугой. В их мятущихся душах уже нашлось местечко для этого наглого пацана. Конечно, это было не то преступление и не то наказание, но почувствовать себя чуть-чуть детективом получилось у всех.

***

Вечер удался на славу. Гости были в восторге от изобилия царившего на столе. Граф Оладушкин был на седьмом небе от счастья, направо и налево рассказывая о том, сколько труда он положил на выращивание томатного куста, который сейчас занимал почётное место в центре стола. Если бы растение могло думать и удивляться, оно было бы в шоке от того, сколько плодов оно может приносить.
Графиня Жиробасова была польщена столь радушным и щедрым приёмом и нежным басом высказывала своё удовольствие новоиспечённому жениху, который был ниже монументальной подруги на две головы, но это не мешало ему вздыхать с вожделением и страстью.
Пока граф с гостями наслаждались плодами трудов деревенской женщины, запивая это свежей кровью из ближайшего пункта забора крови, остальные постоянные обитатели замка, теперь включая и Сувора, собрались у телевизора для просмотра очередной серии нового детективного сериала «Слёзы маньяка», поедая чипсы, которыми на радостях с ними поделился граф предыдущим вечером. Они громко обсуждали методы расследования и дознания и сходились в одном, детективы нынче становятся всё неправдоподобнее.




Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:


Оставлен: 10 мая ’2021   23:24
Занятно получилось...Прочла с удовольствием!

Оставлен: 11 мая ’2021   01:16
Спасибо!



Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

Весенний дождь

Присоединяйтесь 




Наш рупор

 
АК НАДО. МУЗЫКА ЕЛЕНЫ КУЗНЕЦОВОЙ. ИСП АРМЕН АКОПОВ. СТИХИ ЕЛЕНЫ БЕЛОВОЙ

https://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/music/other/2274735.html?author


Присоединяйтесь 







© 2009 - 2021 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft