16+
Лайт-версия сайта

Будто и не было меня никогда...

Литература / Фантастика, фэнтези, киберпанк / Будто и не было меня никогда...
Просмотр работы:
11 апреля ’2019   16:22
Просмотров: 580

Я лежал в кресле крохотной капсулы спасательной шлюпки и спокойно смотрел на иллюминатор, за которым пролетали куски лайнера «Полярис», взорвавшегося три часа назад... Не было ни страха, ни тревоги, я был безмятежно спокоен и даже несколько раз пытался сочинять стихи, которые, как всегда, мне было лень записывать.

- Где я нахожусь? - спросил я ровным спокойным голосом.

Бортовой компьютер тем же нейтральным тоном доложил:

- Сектор 42 Анцефалус, доминион Регуса 5.

- Это прекрасно, - сказал я. - Голубой гигант, он просто великолепен.

- И называй меня командор, - добавил я.

- К сведенью принято, командор, - ответил компьютер.

Я задумчиво помолчал, затем ровно проговорил:

- Далёких звёзд холодное мерцанье,
Их безучастен колкий взор,
Им страсть моя и пылкость ожиданья
Лишь лепет и никчёмный вздор...

Я протянул левую руку и коснулся рукояти управления. Спасательная шлюпка класса «Палладин» плавно развернулась так, чтобы я мог видеть грандиозный сияющий Регус, - одну из самых крупных звёзд сектора Анцефалус.

- Найди ближайшую планету, на которую можно совершить посадку, - сказал я.

Я не успел подумать о том, что пригодных планет может не оказаться, поскольку бортовой компьютер ответил тотчас:

- Забулон-117, планета земного типа, с достаточны для дыхания наличием кислорода в атмосфере.

Я прислушался к себе и ощутил лёгкую, но столь привычную волну разочарования... Да, я бы предпочёл умереть здесь, в космосе, чтобы вечно любоваться этими холодными недостижимыми светилами, которые я так страстно любил...

- Посадка, - сказал я и закрыл глаза.

* * *

Меня не интересовали дальнейшие пертурбации, я приказал компьютеру подключить к моей системе жизнеобеспечения усыпляющие препараты и вывести меня из летаргии только после посадки. Стиснув в руках томик своих стихов, посвящённых предмету моей страсти, я погрузился в тёмный сумрак нарколепсии, физически чувствуя, как по крови распространяется эта наркотическая тьма, ограждающая мой разум от явленного мира, призванного вечно коллапсировать, чтобы превратиться в гигантскую чёрную дыру и затем взорваться вновь и повторить цикл бытия в фатальной точности...

Подобным же образом происходило пробужденье: как будто отступала тьма. Следуя моему приказу. компьютер направил в мою кровь препараты, чтобы полностью очистить от наркотика, вызвавшего летаргию. От этих препаратов органы восприятия несколько обострились, поэтому я непроизвольно зажмурился при взгляде на иллюминатор: от пёстрого безумства джунглей резало взор.

- Выведи на экран карту местности, - сказал я.

Экран на пульте засветился и я увидел разметку площади примерно пятидесяти квадратных километров: то, что зафиксировал в деталях компьютер при посадке.

Я приказал скачать эти данные на мой портативный компьютер, взял бластер, батареи к нему, провиант и книжку моих стихов.

- Ты будешь скучать по мне? - спросил я.

- Как прикажете, командор.

Я вышел из шлюпки, с удовольствием наступив на крупного жука и насладившись его хрустом.

- Стелла, - сказал я, обращаясь к бортовому компьютеру, - когда я отойду на пятьдесят шагов, ты стартуешь и вернёшься на исходную точку крушения лайнера.

- Как прикажете, командор, - ответил компьютер.

- И уничтожишь все данные из своего бортового журнала.

- Как прикажете, командор.

- Ты забудешь обо мне, Стелла, но я буду помнить. Прощай.

- Прощайте, командор.

Я уходил и не оборачивался. Сердце моё в тоске защемило, когда шлюпка, издавая весьма пронзительный шум, стремительно рванула в небеса, чтобы витать там в полном одиночестве с пустой базой памяти. Как будто и не было меня. И в списках пассажиров лайнера «Полярис» я не значился...

* * *

С весьма мрачным видом я шёл неведомо куда, вперившись глазами в монитор портативного компьютера, фиксировавшего каждый мой шаг. Вскоре я оказался на берегу реки и, комфортно и несколько пафосно разлегшись, стал с немалой выразительностию декларировать свои стихи, отслеживая реакцию нескольких забавных существ, похожих на лемуров, которые робко взирали на меня. Когда я в шутку выстрелил одному из них из бластера в голову (её снесло, как не бывало), они и ухом не повели, лишь взглянули на товарища с лёгким удивленьем.

- Здесь воздух свеж и краски живы,
Здесь я нашёл себе приют,
На радость всем и всем на диво
Я шлю мой пламенный салют!..

Группа восторженных почитателей, то есть несколько лемуроподобных господ, взиравших на меня с восторгом (как мне казалось) и нескрываемым изумлением, робко приблизились, но всё ещё выдерживали почтительное расстояние.

Я посмотрел на портативный компьютер: согласно суточному режиму этой планеты, ночь должна была наступить через четыре часа. Моя первая ночь на этой планете...

* * *

Я включил портативную плазменную горелку на минимальный уровень и положил на неё груду хвороста. Он тотчас начал дымить.

Вечерело, я смотрел на блики на реке, переживая накатывающие волнами колоритные смеси чувств. Нега, волнение, щемящая сердце острая ностальгия: я определённо думал о Земле, - столь же страстно, как когда-то думал о других планетах...

Ароматы, исходящие от горящих ветвей, и сам костёр этот с идиотической безжалостностью окунали меня в детство. Не хватало лишь картофелин, чтобы закопать их в золу, и весёлых блестящих глаз девчонки, в которую был влюблён в детстве, да смех друга, который станет космодесантником и героически погибнет в одном из рейдов в возрасте двадцати лет...

Всё это накатывало на меня снова и снова, пока я не разрыдался, позволив себе это впервые за много лет, проведённых в холодном и высокомерном одиночестве среди чужих и неинтересных мне людей, лишь некоторые из которых имели роскошь поглумится над моим архаичным, как они это называли, «хобби» в виде стихотворчества. Теперь я был вдали от них, со своей Землёй в моём сердце, с Землёй, подарившей мне первую любовь и лучшего друга...

* * *

Не помню мига, когда я погрузился в сон, где имел фантастическую радость встречи со своей первой любовью и единственным другом, которые были столь же счастливы встрече со мною, но датчик мгновенно привёл меня в состояние бодрствования, прогнав электрический импульс по моим нервным волокнам и впрыскивая мощную дозу психотоника; на экране портативного монитора полыхало: «ТРЕВОГА! ТРЕВОГА! ТРЕВОГА!».

Выхватив бластер, я увидел в десяти шагах гигантскую тень свирепого чёрного хищника, напомнившего по первому виду носорога, вставшего на задние конечности, и бросился прочь, выпустив несколько лучшей бластера в сторону этого существа. Издав громогласный рык, хищник бросился за мной, но, добежав дл тлеющего костра, взорвался на импульсной мине, которую я ему оставил. Ярко-голубые молнии пронзили монстра, но он ещё пробежал некоторое время и затем лишь рухнул. продолжая рычать и порываясь возобновить погоню.

Датчик тем временем продолжал сигнализировать об опасности вокруг меня; на этот раз гигантская тень в небе оказалась в прицеле моего бластера и прервала свой полёт, с шумом спикировав в воду реки, где также скользили гигантские тени, проворно выбегающие на берег, чтобы поживиться лучшим поэтом Земли после Шекспира и Кроули. Первая ночь на этой планете оказалась незабываемой и яркой...

* * *

Рассвет я встретил в глубоком гроте, в который нырнул, спасаясь от прожорливых монстров, которые рвали теперь друг друга в клочья, там, снаружи; я же шёл в скальных лабиринтах, чтобы найти себе укромное место, где можно было бы отдохнуть. Из живности здесь попалась только ползучие гады и различные виды насекомых, хрустевших под моими ногами при каждом шаге.

Наконец, я оказался в просторном подземном помещении, стены которого фосфоресцировали от плесени, и присел возле потока струящейся воды. Как я и ожидал, вода была стерильно чиста. Здесь, среди гигантских сталактитов и сталагмитов, я мог отдохнуть и выспаться. Я лёг возле самого края ручья, чтобы слышать его журчанье, и погрузился в ясный и чистый сон некрещённого младенца...

Мне казалось, кто-то звал меня по имени. Как странно... Как странно слышать родные голоса здесь, на неизведанной планете, в глубоких холодных подземельях, где никто никогда меня не найдёт. Разве не об этом я мечтал всегда, с самого рожденья? Быть в чистом и прекрасном одиночестве, размышляя о вещах отвлечённых и бессмысленных, да просто сочиняя стихи.

Я открыл глаза и с некоторым удовлетворением осмотрел своё жилище. Да, здесь меня никто не потревожит. Никогда...
Свидетельство о публикации №332975 от 11 апреля 2019 года



Голосование:

Суммарный балл: 10
Проголосовало пользователей: 1

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Отзывы:


Оставлен: 24 апреля ’2019   15:37
Полностью здесь такое мало кто читает, но, думаю, что ваш рассказ очень увлекательный, подобный роману Планета обезьян.

Оставлен: 24 апреля ’2019   22:15
Да, практически то же самое. Социальная сатира с антирасистским подтекстом и космоцентристский аутсайд с полной неопределённостью будущности, - разница едва ли уловима.

Что здесь читают и что читают на раисси вообще - мне более чем безразлично. Это мягко говоря.


Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

О наболевшем

Присоединяйтесь 




Наш рупор

 
ТРИ ЖЕЛАНИЯ - Вика Старикова

ПРИГЛАШАЮ ВСЕХ ПОСЛУШАТЬ И ПОДДЕРЖАТЬ
МОЙ ПЕРВЫЙ ТАНЦЕВАЛЬНЫЙ РЕМИКС.
Приятного вам настроения!

https://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/music/pop/2050447.html?author


Присоединяйтесь 











© 2009 - 2019 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft