16+
Лайт-версия сайта

Наиболее характерные утопии нынешнего века

Литература / Мемуары, публицистика / Наиболее характерные утопии нынешнего века
Просмотр работы:
22 мая ’2021   00:32
Просмотров: 834

Аннотация

Как ни удивительно, но до сих пор все слои населения планеты питаются утопиями разного рода, от которых они не в силах отказаться, за редким исключением. Однако положение спасает то обстоятельство, что цивилизация развивается по объективным законам, и последствия действия этих законов человеческие ошибки и даже глупость отменить не способны, а могут только ускорять или замедлять развитие цивилизации, тем более что осмысление ошибок – основной путь развития человечества.

Ключевые слова: утопия, цивилизация, информация, сознание, самосознание, индивидуальное, коллективное, жизнь, космос, интеллект.

Содержание

1. Утопия глобализации.
2. Идея отказа от капитализма с сохранением власти правящих элит путем ликвидации частной собственности и конкуренции.
3. Идея об установлении справедливого народного государства путем уничтожения правящих элит.
4. Идея о симбиозе человеческого разума и «разума» искусственного интеллекта.
5. Идея о продлении жизни избранных персон.
6. Идея об уходе наиболее продвинутого человечества в космос.
7. Причины появления подобных утопий.

1. Утопия глобализации.

Обратимся сначала к столь популярной среди властных структур идее о продлении существования капитализма путем глобализации мирового устройства с передачей управления цивилизацией мировому правительству.
Подобная, в сущности, фантазия указывает на желание властных элит иметь столь приятное для них пребывание на вершине пирамиды власти без всяких конкурентов при полном единении нижней части пирамиды.
Однако, желать можно всё, что угодно, но управлять этой естественной формой развития человеческого сообщества, как, впрочем, и иными формами его развития на других этапах нет никакой возможности даже с использованием искусственного интеллекта.
Примером этого являются регулярные кризисы, появление которых никакое правительство устранить не способно.
Основными причинами отсутствия возможности управлять развитием всей цивилизации является сложность, разнородность структурных элементов цивилизации, непрерывная и самодеятельная смена ее лидеров, неспособность правящих элит, ограниченных своими эгоистичными догмами, своекорыстными интересами и соответствующей им недальновидностью, разобраться в сущности происходящих процессов, которые они могут только иногда замедлять или ускорять, но не более того.
Поэтому эта сверхсложная система функционирования цивилизации происходит на планете сама по себе, точнее, по законам функционирования любых сообществ живых существ, соображают они индивидуально и коллективно осознанно или нет, в течение отпущенного соответствующим поколениям конечного времени существования всей земной цивилизации [см., напр., 1, гл. 2,3,4].
Глобализация также невозможна и по причине того, что сама цивилизация представляет собой ряд локальных цивилизаций с неодинаковым уровнем развития – от первобытнообщинных сообществ (Новая Гвинея, австралийские аборигены, многие африканских и южноамериканских сообществ) до родоплеменных сообществ типа племен Афганистана, Пакистана, кочевников севера Африки, а также многочисленных сообществ феодального уклада, например, таких как: Таиланд, Бруней, Марокко, Иордания. Последними в этом ряду запоздавших являются сообщества, отставшие в развитии по разным причинам от лидеров сравнительно недалеко, и наиболее характерным примером такого рода локальных цивилизаций является Россия, отставшая в своем культурном и технологическом развитии от соседней Европы примерно на 300 лет.
Я полагаю, что в основании образа жизни и отношений людей, а значит и темпов их развития находится соотношение коллективистской и индивидуальной форм сознания.
Примитивные (архаичные) сообщества, существующие на грани выживания, вынуждены отдавать приоритет коллективистскому самосознанию, которое практически полностью подавляет индивидуальное, находясь вместе с тем в подчинении природному (низшему, или животному) сознанию, и отличаясь от животных только тем, что их действия зачастую могут быть осознанными, тогда как животные в стаях или индивидуально подчинены только инстинктам и рефлексам, что позволяет им полностью адаптироваться к окружающей среде. Но человеческие сообщества уже способны менять эту среду в соответствии с тем или иным целеполаганием для улучшения условий своего существования.
В подобных сообществах отсутствует частная собственность, а коммуникации между сообществами минимальны, что означает незначительность объема информационных потоков, охватывающих архаичные сообщества.
С появлением частной собственности образ жизни и отношений между людьми существенно меняются.
Права членов тех или иных сообществ по отношению к собственности вынужденно начинают регулироваться, развивается товарообмен, возникают центры торговли, в основном на пересечении торговых путей, со временем превращающиеся в города. Появляются различные зрелищные мероприятия, описания путешествий и быта различных народов, что означает возникновение зачатков культуры.
В связи с этим растет уровень индивидуального самосознания, но, так как условия жизни остаются для подавляющей массы населения тяжелыми, коллективистское самосознание продолжает доминировать, оставаясь, тем не менее, в подчинении природному сознанию, ориентированному на выживание.
Поэтому государства, появляющиеся, как правило, в виде объединения городов и местностей, прилегающих к ним, по своей структуре напоминают по своей структуре племя. Во главе стоит вождь, который может носить наименование кагана или эмира. Его окружают советники, и рядом находятся жрецы. Однако, в отличие от племени, в этих образованиях появляются суды, сословное деление членов сообщества, сборщики налогов, охранные и воинские подразделения.
С течением времени авторитарная структура государств не претерпевает серьезных изменений - вплоть до XIX нашей эры, но затем она замещается республиканским строем, более выгодным набравшей силу буржуазии, которая в этом случае могла легко контролировать и даже менять правительства в своих интересах.
Соотношение коллективистского и индивидуального самосознания так же не претерпевает серьёзных изменений до середины второго тысячелетия нашей эры, чему немало способствовали основные религиозные конфессии, всем силами боровшиеся за сохранение старинных устоев и стремящиеся запрещать любые нововведения.
Именно эта политика таких крупнейших конфессий как ислам, буддизм, католицизм, исключая возникшее в XVI веке нашей эры протестантство, оставила по сию пору многие страны на обочине истории, поскольку вывести на путь ускоренного культурного и технологического развития способна только личная инициатива, не стесненная рамками произвола государственных чиновников и прочих авторитетов, поддерживающих превалирование коллективистского сознания, включающего природное сознание и самосознание, над индивидуальным самосознанием.
Преодолеть доминирование коллективистского сознания над индивидуальным самосознанием удалось только в ряде стран Европы благодаря отделению от католицизма протестантов, благословивших свободный труд [2, 3], и переходу протестантских стран к интенсивному технологическому развитию, привлекающему всё более и более дополнительные информационные потоки, которые, в свою очередь, способствовали повышению уровня индивидуального самосознания почти всех граждан этих государств, и вместе с тем обогатили их как материально, так и духовно, вследствие чего остальные страны мира с заторможенным развитием частично превратились в колонии развитых стран, а остальные стали их сателлитами.
В результате, все страны ислама и буддизма, самыми крупными из которых являются Индия, Индонезия, Иран, Египет, Пакистан, Нигерия, страны центральной Азии, а также страны традиционного католицизма, большая часть которых находится в Латинской Америке, оказались на обочине технологического развития со всеми вытекающими последствиями, главным из которых стало сохранение индивидуального самосознания на низком уровне, что означает отсутствие инициативы, предприимчивости, низкий уровень образованности населения и отсутствие интереса к творческой деятельности, раз можно пользоваться плодами чужого труда в виде телефонов, автомобилей, самолетов и т. п.
Такова цена доминирования коллективистского сознания, поддерживаемая указанными конфессиями, которые к тому же стараются всеми силами ограничивать влияние информационных потоков на своих прихожан, что особенно характерно для стран ислама с их средневековыми запретами.
Вы скажете, а как же Япония и Китай, мало чем уступающие в настоящее время в производстве высококлассной продукции ведущим странам мира?
На самом деле Япония несколько раньше, а Китай сравнительно недавно попали в информационные потоки, исходящие от Европейских стран, и со всей азиатской тщательностью стали воровать и копировать технологические новинки Запада, наладив производство этих копий в значительном объеме и с приличным качеством, но несколько дешевле.
Что же касается новых технологических открытий и изобретений, то их в этих странах как не было, так и нет. Китайская культура и ее японские образцы так же не распространились по миру.
Объяснение этому феномену заключается в том, что коллективистское самосознание населения этих стран, поддерживаемое такими пассивными формами религии как буддизм и даосизм, не претерпело существенных изменений в своем доминировании над индивидуальным самосознанием. Каждый китаец или японец всегда послушен перед вышестоящим и старается, во избежание неприятностей, не проявлять инициативы, но проявлять старание во имя процветания своего клана или сообщества.
Иначе говоря, стремление к стабильности и порядку, к соблюдению традиций препятствует в рамках подобной локальной цивилизации креативной деятельности, состоящей в выявлении нового и неведомого, которое как раз и может нарушить заведенный и отлаженный порядок.
Поэтому, несмотря на бурные информационные потоки, захлестнувшие эти страны, индивидуальному самосознанию населения этих стран не удалось раскрепоститься, и Китаю или Японии не суждено рулить ни техническим, ни культурным прогрессом.
Россия, как Япония или Китай, почти всю свою историю существовала в рамках авторитарного государства, чью жители были холопами правителей. Естественно, проявление индивидуального самосознания в этой стране было подавлено, отсутствовала всякая частная инициатива, но под давлением западных соседей правителям России пришлось задуматься над преодолением ее технологического и культурного отставания.
Довольно неординарный царь Петр I провел некоторые реформы, перестроив органы управления, хозяйство и армию по европейскому образцу. В результате, с течением времени появилась образованная прослойка, каждый член которой обладал определенной свободой в своих действиях, и, стало быть, приобрел достаточно высокий уровень самосознания, тогда как индивидуальное самосознание представителей основной массы населения, подавленное коллективистским (общинным) самосознанием довольно низкого уровня, было практически незаметным, поскольку это крестьянское население находилось фактически в рабском состоянии.
Подобная двойственность самосознания населения наложила определенный отпечаток на всю последующую историю России, вызвав революцию 1917 года.
Совместить такого рода формы сознания различных по развитию сообществ, точнее, локальных цивилизаций, в единое целое невозможно, в отличие, например, от стран Европы, которые в основном попали в единый поток информационного развития, включая уклад и религию.
Конечно, все эти разнородные локальные цивилизации, отставшие в развитии, можно колонизировать или уничтожить, но имеет ли отношение подобный подход к глобализации как объединению равноправных, точнее, понимающих и уважающих друг друга сторон?
Так что и с этой стороны глобализация выглядит типичной утопией.
С другой стороны, С. Хантингтон [4] существенно преувеличил значение и мощь отсталых локальных цивилизаций, указав на возможность их реального противостояния Западу, выделив Китай и страны ислама.
Противостоять развитым западным странам в военном отношении способна только Россия, благодаря своим обширным ядерным арсеналам, но взаимное уничтожение противоборствующих сторон делает этот конфликт нереальным, тем более что Россия фактически стала полуколонией того же Запада.
Поэтому возможность конфликта локальных цивилизаций появляется лишь при существенном ослаблении Запада вместе со снятием по той или иной причине угрозы войны с применением ядерного оружия.

2. Идея отказа от капитализма с сохранением власти правящих элит путем ликвидации частной собственности и конкуренции.

Идея отказа от капитализма состоит в ликвидации частной собственности и конкуренции любым возможным способом, например, за счет повсеместного оцифровывания населения для распределения его по кастам, перехода на цифровую валюту для лишения народонаселения собственной воли в распоряжении средствами, и обретения власти немногих избранных над безликой толпой, желания которой предопределяются и исполняются искусственным интеллектом по приказам этих избранных.
Ошибочность и даже глупость подобного подхода наиболее рельефно проявляется в стремлении к отказу от частной собственности, которая вывела человечество из застоя архаичных времен в более-менее динамичное развитие в условиях конкуренции.
По-видимому, авторы этой идеи переоценили себя и недооценили Канта, который более 200 лет назад понял важность антагонизма, появившегося в социуме с возникновением частной собственности: ««Средство, которым природа пользуется для того, чтобы осуществить развитие всех задатков людей, - это антагонизм их в обществе, поскольку он в конце концов становится причиной законосообразного порядка… Без этих самих по себе непривлекательных свойств необщительности, порождающих сопротивление, на которое каждый неизбежно должен натолкнуться в своих корыстолюбивых притязаниях, все таланты в условиях жизни аркадских пастухов, то есть в условиях полного единодушия, умеренности и взаимной любви навсегда остались бы скрытыми в зародыше; люди, столь же кроткие, как овцы, которых они пасут, вряд ли сделали свое существование более достойным, чем существование домашних животных…» [5, с. 5].
Искусственное устранения конкуренции означает впадение сообщества в застой и постепенную деградацию, что неизбежно ведет к гибели данного сообщества и всех его сателлитов, следующих приказам хозяина, несмотря на все возможности, предоставляемые технологическим прогрессом, поскольку, например, перевод населения в виртуальный мир цифры означает разрыв этого населения с реальным миром, который просто исключает уже ненужную часть из себя.
Кроме того, власть имущие полагают, что благодаря переводу всех финансовых и большинства других операций в цифровой формат (цифровизация) падение спроса можно компенсировать заменой реальных потребностей населения на те, которые выгодны власть имущим.
Для достижения этой цели создается всемирная база данных, в которую должна войти вся доступная информация о каждом клиенте, включая даже болезни, которыми он страдает. Соответственно, эта информация позволяет вести непрерывный контроль за каждым человеком, навязывая ему как вкусы, так и товары, направляя каждого человека туда, куда желают власти, вследствие чего появляется возможность и собирать с него максимальную дань, и перманентно управлять всей его жизнью.
Подобная близорукая идея, рассчитанная на полное подчинение каждого человека соображениям властной элиты с помощью компьютерных сетей, направлена прежде всего на создание идеального потребителя путем лишения его собственной воли и желаний. Она быстро и неотвратимо приведет все слои общества, лишенное самодеятельности, а значит, и развития, к деградации и распаду в форме исчезновения основ цивилизации.
Абсурдность подобного подхода этих доминантов животных страстей и желаний при крайней слабости самосознания, которое не может заставить своих носителей вглядеться в перспективу и прекратить массовое отделение человека от духовных ценностей, а главное – от творчества, фактически отрицает смысл существования человечества в его стремлении к непрерывному осознанному обновлению, превращая его в подобие стаи обезьян.
При подобном развитии событий деградация населения произойдет довольно быстро, оставив от цивилизации, если исключить из нее отсталые народы, одни уже непонятные для уцелевших аборигенов приборы и механизмы.

3. Идея об установлении справедливого народного государства путем уничтожения правящих элит.

Эта идея, вдохновляющая массы трудящихся до сего времени, появилась сразу же после возникновения частной собственности, явно несправедливо распределявшейся.
Сохранившиеся китайские хроники свидетельствуют о целом ряде восстаний бесправного населения против мандаринов несколько тысяч лет назад. Некоторые из них завершились победой угнетенных. Однако эти победы вместо установления справедливости, как ее понимали обделенные ею, точнее, обделенные собственностью, приводили лишь к образованию новых династий в рамках того же антагонистичного строя, при котором массы бедняков всё так же работают на богатых и знатных.
Придать научный характер, в сущности, извечной мечте об уничтожении угнетателей и установлении своего рода рая на Земле попытался Карл Маркс в своем Манифесте [6] и последующих многочисленных трудах.
На этой образовавшейся основе, чарующей и вдобавок вроде бы научной, в России началf XX века была произведена последняя масштабная попытка установить истинно справедливое государство.
Крестьянские массы, воевавшие за чуждые им интересы, осознав данный факт после нескольких лет лишений и жертв Первой империалистической войны, повернули свои винтовки против власти, поменяв ее в итоге как бы на власть трудящихся в соответствии с учением Маркса, но, так же как в древнем Китае, вследствие низкого уровня коллективистского самосознания этой массы населения и еще более низкого уровня индивидуального самосознания, пришли постепенно к образованию подобия азиатской деспотии во главе с первыми секретарями коммунистической партии - своего рода альфа-самцами, сменяющими друг друга, и новой религии, в которой стремление к небесной благодати было заменено стремлением к земной благодати под наименованием коммунизм, где всем наконец наедятся досыта и будут жить - не тужить припеваючи без всякий забот и горестей.
Эта наивная вера вызвала небывалый жертвенный энтузиазм населения, приведший сначала к существенному технологическому и культурному прорыву, но, как и любая утопия, завершившийся довольно скоро полным идейным крахом в виде утраты веры в коммунизм и последующим разрушением искусственно созданной якобы всенародной социалистической державы с откатом от некоторого достигнутого модерна к средневековым методам правления и существования населения, разделенного снова на сословия, и повсеместной коррупции, поскольку за короткое время невозможен подъем низкого уровня коллективистского самосознания разнородного населения, еще недавно неграмотного или полуграмотного, с его архаичными понятиями об образе жизни, основанного более всего на природном сознании, и тем более невозможно формирование у большинства населения уровня индивидуального самосознания, достаточно высокого для того, чтобы стать превалирующим над коллективистским.
Этот сложный образовательный и воспитательный процесс, основанный на общем постепенном культурном и технологическом подъеме, как показало развитие европейский стран, ныне ведущих в мире, занимает не десятилетия, а столетия.
Поэтому население России в целом так и не преодолело барьер между индивидуальным самосознанием и коллективистским сознанием, которое включает в себя самосознание основной части сообщества и его природное сознание, в пользу индивидуального самосознания.
Свободные люди – персоны с высоким уровнем индивидуального самосознания – никогда не позволят управлять собой альфа-самцу - единоличному правителю, каким бы он ни был, а в России это происходило тысячу лет и происходит сейчас
Чем же объяснить подобное развитие событий, приводящее, как правило, после революций и переворотов к восстановлению антагонистического строя?
Оказывается, в условиях частнособственнических отношений этот строй является наиболее эффективным и даже единственно возможным, поскольку обеспечивает тот или иной темп развития, определенный порядок в государстве, страхуя его от хаоса и исчезновения, тогда как его отсутствие неизбежно приводит к стагнации и распаду государства и дальнейшему поглощению его другими государствами.
Идея разумного эгоизма Гоббса, подкрепленная в дальнейшем концепцией прагматизма Пирса, по существу, являются основой идеологии наиболее продвинутого антагонистического строя - капитализма.
Гоббс утверждает, что человек, как природное существо, - эгоистичен, стремясь прежде всего удовлетворять собственные потребности, однако, он же и разумен, то есть разумом он способен понять, что учитывать интересы других людей часто оказывается выгодным.
Для иллюстрации приведем небольшой отрывок из «Левиафана» Гоббса: «… естественные законы (как справедливость, беспристрастие, скромность, милосердие и (в общем) поведение по отношению к другим так, как мы желали бы, чтобы поступали по отношению к нам) сами по себе, без страха какой-нибудь силы, заставляющей их соблюдать, противоречат естественным страстям, влекущим нас к пристрастию, гордости, мести и т. п…” [7, с. 192].
Что же касается прагматизма, то он характеризуется его основоположником, Пирсом, так: «Поскольку истина есть не более и не менее чем характер какой-то пропозиции, состоящей в том, что убежденность в этой пропозиции, если таковая обоснована опытом и рефлексией, приведет нас к такому поведению, которое бы способствовало удовлетворению желаний, каковые эта убежденность будет определять. Говорить, что истина значит нечто большее, значит утверждать, что она вовсе не имеет значения… Из того, причиной чего, как вам представляется, способен стать предмет вашего понятия, учтите всё представимо практическое. Это будет все ваше понятие данного предмета» [8, с. 104, 168].
Разумный эгоизм и прагматизм, с одной стороны, раскрепощают производительные силы каждого индивида, делая его конкурентно свободным в рамках поддерживающего стремление каждого человека к улучшению жизненных условий государства. Тем самым темпы развития соответствующих сообществ становятся максимально возможными.
С другой стороны, неравенство способностей и условий при господстве неограниченной конкуренции индивидов, стремящихся к получению выгоды для себя, не может не привести к расслоению общества по обладанию имуществом или его эквивалентов, и отличие по размерам этого владения может достигать астрономических значений.
Естественное возникновение перманентной напряженности между «обиженными бедняками» и «зажравшимися богатеями» властная элита пытается сгладить ограблением менее развитых сообществ, средства от которого в значительной степени перебрасываются на дополнительное прокормление как обывателей, так и среднего класса во избежание социальных катаклизмов.
В капиталистическом обществе, формируется несколько основных страт. Большинство составляют обыватели, к которым относятся служащие разного рода, производящий и технический персонал фабрик, заводов и прочих корпораций, производящих продукцию, в том числе и в сфере агрокультуры, а также пенсионеры и домохозяйки.
Управляющей стратой является властная элита, которой противостоит неформальная оппозиция. Подпирает властную элиту бюрократический аппарат разного рода, а также ряж силовых органов и армия. Страта креативных персон, в сфере которых находится развитие науки, технологий и культуры так же подчинена властной элите.
Таким образом, кроме обывателей и властной элиты, представляющей собой главным образом организационно-управляющий контингент из высшего чиновничества и наиболее продвинутый бизнес, в каждом сообществе имеется прослойка людей умственного труда, интеллектуалов разного рода, а также -сравнительно немногочисленных представителей остального населения, сумевших так или иначе подняться в своем самосознании до того уровня, который диктует им отвращение к аморальному и корыстному поведению правящей элиты.
Эти люди питают надежду на переустройства общества в сторону гармонии, то есть равенства, братства и вместе с тем свободы, не понимая, что свобода всегда противостоит равенству, справедливости, разрушая любую стабильность. Но эта надежда на гармоничное мироустройство не может исчезнуть в их благостном сознании никогда: они, как истинные гуманисты, не способны поверить, что ужасы нашего мира не могут перейти в благоденствие каждого человека и всего человечества в конце концов.
Неформально оппозиционная часть интеллектуалов, к которым можно отнести разнообразных образованных выходцев из народа в том или ином поколении, - активных, честных, искренне желающих блага народу, то есть с доминантой высшего сознания, никогда не примыкали и не примкнут к лицемерной и корыстолюбивой управляющей элите государства. Совершить подобное им не позволит уже достигнутый уровень высшего сознания, ставящий материальные блага на последнее место в ряду ценностей жизни. Поэтому они всегда будут разоблачать нечистоплотных, лицемерных и вороватых власть имущих, бороться за права и гражданские свободы трудящихся, как можно более широко привлекая их к этой борьбе.
Тем самым их противостояние властной элите не дает обществу застыть, являясь отражением антагонизма низшего и высшего типов сознания в каждом человеке.
Борьба между ними при большей частью пассивном поведении остального населения происходит непрерывно с доминированием более энергичной и беспринципной управляющей элиты, провоцирующей ненависть к себе со стороны всех остальных, и тем самым образуя тот антагонизм, который не дает обществу остановиться в развитии.
Именно по этой причине, любой переворот или революция, свергающая или даже уничтожающая всю властную элиту, как это происходило, например, в Китае неоднократно, сравнительно быстро приводит к воспроизводству прежнего – антагонистического - порядка в обществе, то есть восстанавливает то условие, при котором только и возможно развитие общества.
В России, по прошествии семидесятилетних катаклизмов, произошло то же самое. Если же подобного восстановления не случается, то сообщество распадается, сливаясь с соседними государствами. Правда, места для России в ряду развитых капиталистических стран не оказалось, и она довольно быстро превратилась в полуколонию ведущих стран Запада, управляясь подкупленной ими компрадорской элитой.
Перекос в противостоянии властной элиты и неформалов-интеллектуалов ведет либо к застою в развитии сообщества, либо – к дезорганизации системы управления и наступлению хаоса с непредсказуемыми последствиями.
Тем самым движущей силой общественного развития, как и развития каждого человека, является скрытое взаимодействие двух форм сознания: низшего, или природно-животного, и высшего, или самосознания [9, часть 3, § 3].
Остальные, значительные по численности страты общества, кроме слоя креативных персон, обеспечивающих научный, технологический и культурный подъем, с политико-социальной точки зрения не представляют большого интереса, являясь, вследствие пониженного уровня самосознания и, следовательно - прагматичными устремлениями, более или менее близкими к обывателям. К этим конформистским или инертным слоям можно отнести силовиков, военных, мелких бизнесменов, рантье и различные криминальные элементы
Поэтому из-за низкого уровня самосознания и, как следствие, лишь прагматических устремлений они не способны самостоятельно повлиять на ход общественного развития, но эти слои под воздействием пропаганды, а также под влиянием изменившихся условий существования могут начать действовать, либо поддерживая правящий режим, который в целом удовлетворяет их довольно убогие жизненные потребности, либо присоединяясь к противникам режима, если он лишает их сытой и размеренной жизни.

4. Идея о симбиозе человеческого разума и «разума» искусственного интеллекта.

Обратимся теперь к очередной утопии - идее о создании гибрида человеческого организма и искусственного интеллекта для устроения якобы оптимального технократического общества.
Под искусственным интеллектом, по-видимому, следует понимать способность машинного (электронно-вычислительного, квантового или иного) мозга решать поставленные задачи, предоставлять запрашиваемую информацию и, используя датчики, управлять разнообразными устройствами путем моделирования ситуации в соответствии с поставленной целью.
Основными характеристиками этого мозга являются объем памяти и быстродействие по использованию введенных в него программ, превышающие те же характеристики человеческого мозга, и тем самым позволяющие эффективно замещать человека как в решении разнообразных задач, так и в управлении сложными процессами.
В частности, искусственный интеллект используется в математических доказательствах, анализе данных, при планировании, прогнозировании, переводе, систематизации знаний, обучении, распознавании, взаимодействии с внешней средой в соответствии с показаниями датчиков (манипулирование объектами, навигация, регулирование технологических процессов, диагностика заболеваний, обслуживание клиентов в финансах и торговле, охрана объектов, управление транспортом, вредные производства, развлечения и т. д).
Часть ученых полагает, что искусственный интеллект, как и человек, способен обладать творческими способностями, или креативностью. К ним, в частности, относятся Марк Ридл из Технологического института Джорджии (США) и глава объединения «Лондонские футуристы» Дэвид Вуд (Великобритания) [10].
Чтобы понять, способен ли искусственный интеллект выполнять креативные функции, отметим некоторые его особенности.
Искусственный интеллект способен лишь воспринимать поставленную ему цель, но не может сам ставить ее, и он не понимает смысла получаемых данных, которые после расшифровки превращаются в информацию для человека.
Искусственный интеллект не способен превратиться в сознательное существо любого уровня потому, что он распознает те или иные данные по матрицам, вложенным в него человеком для человека, а не для самого себя, не понимая причину постановки задачи и ее существо, но предлагая те или иные варианты решений в соответствии с имеющимися матрицами, не выходя за их пределы. Из отобранных искусственным интеллектом вариантов человек-потребитель может выбрать наиболее действенный по его мнению.
Искусственный интеллект не имеет самостоятельной жизни, за которую любому живому существу приходится бороться, и он не имеет возможности продолжить себя в потомстве.
Искусственный интеллект способен работать только при посредстве человека, но вместе с тем для него не требуется обязательная коммуникация с другими искусственными интеллектами. В этом отношении он является обычной вещью, не интересующейся ничем и не интересной никому, пока ее не подключат к источнику энергии и не введут соответствующие целям человека программы, тогда как ни одно живое существо не способно жить в изоляции, и «отключается» от жизни только после смерти, то есть – ухода из тела сознания.
Искусственный интеллект способен пользоваться только правилами формальной логики в рамках решения поставленной ему задачи, в частности, он может производить новую информацию, лишь комбинируя известную ему информацию, но не способен производить принципиально новую информацию иным способом. В частности, ему недоступен интуитивный подход и у него отсутствует воображение.
Сравнение человеческого интеллекта с машинным (искусственным) показывает, что основными характеристиками обоих типов интеллекта является быстродействие, объем оперативной памяти, использование формальной логики для создания моделей.
Главное отличие естественного интеллекта от искусственного состоит в несамостоятельности искусственного интеллекта, который работает на внешнего потребителя, и который, к тому же, может постоянно меняться, тогда как естественный интеллект работает на совершенно определенное живое существо: в данном случае - на конкретного человека.
Из-за полной несамостоятельности искусственного интеллекта по сравнению с естественным (природным), который не имеет жесткой программы действий, вытекает следующее отличие: искусственный интеллект обрабатывает только те сведения, которые передаются ему по желанию потребителя только в рамках программ, заложенных в него, и искусственный интеллект не способен уклониться от желания потребителя, тогда как природный интеллект обладает определенной автономностью в своих действиях, в частности, он способен решать задачи не только по стандартным программам, но и применяться к некоторым изменениям параметров среды, окружающей живое существо, а также оперировать разнообразными и во многом произвольными сигналами, попадающими в органы чувств и от них к нему.
Более того, искусственный интеллект не понимает смысла поступающих данных, обрабатывая их по вложенным в него матрицам. Он не понимает и цель этой обработки, предоставляя результат обработки информации потребителю в виде связанных определенным образом данных, например, сводки погоды или перевода текста на другой язык. Точно так же – механически - искусственный интеллект участвует в управлении подчиненными ему системами, например, контролируя движение конвейера или работу робота на Марсе.
То есть искусственный интеллект является быстродействующим и хорошо организованным болваном, поскольку не только не понимает смысла своих действий, но и не заинтересован в собственном существовании, раз он функция внешнего потребителя, и этот потребитель в любой момент может отключить робот или компьютер по своему желанию.
Именно по причине собственной бессмысленности в любой деятельности, но по виду - разумной работы (в его разум подавляющее большинство населения и даже многие ученые свято верят), запрограммированной на самом деле внешним потребителем для получения плодов его трудов, искусственный интеллект не способен быть креативным, в то время как естественный интеллект не имеет жесткой программы действий, оперируя разнообразными и во многом произвольными сигналами, попадающими в органы чувств и от них к нему, для решения задачи удержания собственного носителя (живое существо) в состоянии непосредственного потребления ощущений, в результате чего живое существо оказывается способным, как минимум, действовать по методу проб и ошибок в меняющейся обстановке. До креативности тут далеко, но всё же смысл в действиях естественного интеллекта имеется, поскольку он, как неотъемлемая часть индивидуального сознания, заинтересован в сохранении ощущений, которые дают жизнь всей системе любого организма, в том числе и ему.
Таким образом, работая на живое существо, и находясь во внутренней структуре потребителя, интеллект становится его органической и неотъемлемой частью – своего рода блоком обработки информации и блоком управления функциями организма в его взаимодействии с окружающей средой, самостоятельно соображая в рамках подобного функционирования, без чего живое существо обойтись не может [11].
Тем самым интеллект любого живого существа – от бактерии до человека – одинаков по принципу действия и запрограммированной функциональности.
Мало того, по функциональности, которая определяется соответствующими программами; отсутствием самостоятельности; зависимости от оперативной памяти интеллект живого существа аналогичен искусственному интеллекту.
И всё же, интеллект живого существа отличается от искусственного интеллекта.
Во-первых, тем, что он является неотъемлемой частью своего хозяина – сознания, без которой сознание не способно функционировать, поскольку интеллект живого существа не только отвечает за функционирование каждой клетки организма и всего организма как единой системы, но и по сигналам от единого сознания использует формообразующие способности, заложенные в его программу, для формирования собственного времени, то есть локальной текущей реальности.
Если по каким-то причинам интеллект организма перестает действовать, то сознание выпадает из текущего времени, что означает для данного живого существа смерть. Но, поскольку от сознания в каждом живом существе зависит всё – от проявления вневременной бесконечности в форме бытия, так как оно участвует в формировании времени, до организации жизни в этом бытии, - постольку ему приходится искать подходящий его уровню развития зародыш для роста и развития вновь. И всё повторяется сначала – от рождения до нового рождения. Впрочем, подробнее об этом рассказывается в работе «Почему невозможно распознать сущность сознания?» [12, раздел 6].
Во-вторых, естественный интеллект не имеет жестких программ действия, которые в результате мутаций генома меняются в соответствии с воздействием окружающей среды. Поэтому интеллект способен более или менее оперативно применяться к изменениям некоторых параметров среды, а также оперировать разнообразными и во многом произвольными сигналами, попадающими в органы чувств и от них к нему, для решения задачи удержания собственного носителя (живое существо) в состоянии непосредственного потребления ощущений.
В противоположность отношению естественного интеллекта и сознания человека, слитых воедино, отношение живого существа в виде человека и искусственного интеллекта таково, что человек жил и может жить вполне сносно и без искусственного интеллекта, который, безусловно, способен облегчать его существование, но вместе с тем это облегчение переводит как самого человека, так и практически все сообщества в новое состояние всего лишь пользователей информации, предоставляемой искусственным интеллектом, лишая их самодеятельности как в мышлении, так и оставляя без работы, в том числе и работы по добыванию информации и ее самостоятельному критическому анализу. Всё это довольно быстро приводит к деградации всю цивилизацию. [1, гл. 3, 4]
Конечно, уровень развития интеллекта для простейших и сложных по структуре организмов разнится, но принцип действия этого биологического компьютера, его функции, реализующиеся по программам, соответствующим устройству организма и наличию у него тех или иных органов чувств, остаются неизменными.
На другом уровне воздействия сознания на структурированный материал тела сознание в виде своей особой части организует внешнее взаимодействие организма с окружающей средой, как минимум, для выживания в ней в борьбе с конкурирующими особями, а также, при благоприятном стечении обстоятельств, придает организму стремлении к занятию в сообществе аналогичных организмов места, наиболее выгодного с точки зрения получения ощущений, желательно, наиболее приятных, вследствие всегдашней неудовлетворенности существа настоящим, вынуждающая искать лучшие условия.
На этом – открытом - уровне в основном проявляет себя при посредстве интеллекта эта особая часть каждого индивидуального сознания, которое можно назвать природным сознанием, присущим каждому живому существу. Природное сознание решает текущие проблемы существования в какой-то степени свободным (незапрограммированным) выбором в своей реакции на вызовы окружающей среды, который может быть ошибочным, но, в целом, именно он способствует развитию живых существа вместе с их сознанием. И помощником в этом процессе взаимодействия живого существа со средой для природного сознания является его интеллект, который предоставляет природному сознанию соответствующую информацию по его запросам, как текущую, так и из памяти.
В данном процессе взаимодействия с окружающей средой этой части сознания живого существа приходится решать разные типы задач, проявляя соответственно различные мыслительные способности, которые заключаются не только в быстроте принятия решений с использованием сохранившихся в памяти данных, подходящих к решению появившейся проблемы, но и в поиске новых - более благоприятных - условий для жизни, то есть соображать, как минимум, на низшем уровне креативности, проявляя любопытство, а также искажать информацию о себе (обман) для конкурентов и союзников, пытаясь создать максимально благоприятные условия для собственного существования в виде приятных ощущений.
Иначе говоря, этой составляющей индивидуального сознания каждого живого существа – природному сознанию - приходится реагировать на вызовы собственного окружения, то есть в той или иной форме соображать, как повысить вероятность выживания, выбрать наиболее предпочтительное время для размножения, занять выгодное положение в собственное нише существования и т. п. Подобный мыслительный аппарат на основе ощущений может распределяться, в частности, по разным нейронным цепям и решать по-своему появляющиеся проблемы существования.
Этим самым природное сознание стремится обеспечивать максимально возможное приспособление организма к окружающей среде при его открытом взаимодействии с ней.
Правда, природное сознание, практически. не выходит за рамки инстинктов и рефлексов, в результате чего живое существо оказывается способным в основном действовать по методу проб и ошибок в меняющейся обстановке, часто погибая, но передавая потомству свойства, необходимые для жизни в новых условиях.
Дополнительный уровень воздействия сознания на собственный организм, а также на процесс взаимодействия этого носителя сознания с другими существами, характерен из всех организмов только для человека, заключаясь в присущем ему самосознании, обеспечивающем уже использование окружающей среды в своих целях на основе понимания собственного взаимодействия с ней не только для приспособления к этой среде, но и для ее искусственного преобразования, которое постепенно дает всё больше свободного времени, предоставляя каждому человеку соответственно больше возможностей для общего развития, которое ранее тормозилось проблемой выживания.
Эту двойственность человеческого сознания довольно четко отметил А. Шопенгауэр в своем фрагменте «Об интеллекте без разума» [13, с. 78], по-видимому, понимая под термином «интеллект» именно все мыслительные способности организма, то есть, по сути, сознание: «… у животных есть простой интеллект, у нас же – двойной, именно – наряду с созерцательным еще и рефлективный, и операции обоих часто совершаются независимо друг от друга: мы созерцаем одно, а мыслим другое, хотя часто эти операции пересекаются друг с другом».
Действительно, в человеке проявляется как действие природного сознания, решающего с помощью интеллекта в основном проблемы выживания и наилучшего приспособления к собственному окружению, так и действие самосознания, решающего большей частью проблемы улучшения собственной жизни и состояния человеческих сообществ не только прагматически, но и преследуя в своих лучших представителях альтруистически-культурные цели, переводя собственное самосознание постепенно на более высокий уровень, то есть расширяя возможности существования до самых высоких его образцов. При этом, самосознание, так же как и природное сознание, использует интеллект в качестве поставщика информации для решения собственных проблем управления поведением человека.
Подобная разнонаправленность решаемых задач в одном и том же сознании человека не только предполагает непредсказуемость его действий, но и непрерывную борьбу этих составляющих сознания, решающих различные задачи, что означает появление в этой форме живых существ новой движущей силы развития сознания, существенно ускоряющей развитие сознания вместе с развитием человеческих сообществ [9, часть 3, § 3].

5. Идея о продлении жизни избранных персон.

Некоторые ученые, в частности, Ди Грей [14], считают, что можно разработать некие компенсационные механизмы, с помощью которых удастся устранить «внеклеточный мусор», «внутриклеточный мусор», гибель и атрофию клеток, мутации в ядре и митохондриях, старение клеток, поперечные связи между молекулами биополимеров, сделав человеческий организм практически бессмертным.
В дополнение к этим соображениям, следует добавить возможность заморозки в криогенных камерах тел богатых энтузиастов бессмертия, чтобы подождать торжество науки на этом фронте.
На столь соблазнительные посулы уже к настоящему времени клюнуло немало богатых клиентов.
Утопизм их воззрений в данном случае граничит с идиотизмом, но чего не сделаешь ради даже призрачной возможности продления удовольствий жизни миллионеров.
На самом деле продолжительность жизни любого организма имеет вполне естественные ограничения.
Прежде всего, отметим, что естественный, а для человека и искусственный отбор, происходящий во взаимодействии каждого организма с окружающей средой, способствуют совершенно определенному ограничению жизненного цикла любой отдельной особи в пользу продолжения рода этой особи, выводя тем самым из обращения те организмы, которые уже не сочетаются с изменившейся средой или наименее способны к адаптации. Эти организмы или погибают (поедаются, вытесняются) в конкурентной борьбе за пищу и наиболее благоприятные условия существования, или же у них происходит спад жизненных процессов, а произведшие потомство лососевые тут же погибают.
Иначе говоря, меняющаяся среда диктует необходимость последовательной смены организмов, производя тем самым отбор наиболее «живучих», что требует само по себе ограничения длительности жизни любого организма во благо выживания как его потомства, так и всего рода.
То же относится и к человеческому роду, только для него большее значение приобретает уже искусственный отбор в соответствии с меняющимися общественными потребностями.
В этом отношении, даже максимально близкая к идеальной компенсация тех или иных нарушений в функционировании организма не исключает воздействия окружающей среды на немногие нестареющие организмы, которые погибают как случайно, так и из-за неспособности конкурировать с более молодыми и, значит, более адаптированными к среде особями собственного рода, или они погибают от нарушения функционирования тех или иных органов, в частности, неблагоприятного изменения их размеров, не позволяя ему нормально питаться или дышать, а также при существенном изменении параметров окружающей среды, а также - от неизлечимых травм и врагов.
Однако для высших млекопитающих с развитым мозгом компенсационные механизмы, так или иначе восстанавливающие нормальное функционирование клеток организмов с примитивными управляющими центрами (практически безмозглыми), не оказываются эффективными из-за сложности как нейронов мозга, так и связей между ними. Малейшие сбои в функционировании нейронов, или их постепенное отмирание приводят к расстройству управления как отдельными органами, так всем организмом. А накопление ошибок в работе нейронов неизбежно случается со временем хотя бы в результате несовершенства удаления из них продуктов распада.
Для человека подобная неспособность конкурировать с более молодыми индивидами означает потерю возможности следовать устоявшимся привычкам в изменившейся среде, затруднения в приспособлении к новым формам работы, в общении с более молодыми людьми, которые имеют совершенно иные взгляды и интересы, в непонимании изменившихся отношений и связей между людьми, использующих другие технические средства, в том числе и для общения, и т. д.
То есть участие в общественной жизни и продуктивной деятельности, где, собственно, сосредоточены все важнейшие интересы любого человека, становится для него практически невозможным. Остается только «коптить небо», что совершенно не интересно, и смерть тут становится благом. И в этом отношении особенно глупо помещать человека в криостат, предполагая разморозить его в «высокотехнологичном будущем», или внедрять человека в виртуальную среду,
Другими словами, информация, которая накапливается с возрастом в ячейках памяти человека, постепенно формирует достаточно консервативный круг понятий и отношений – его еще именуют опытом и привычками.
Этот круг связан преимущественно с самосознанием человека и не имеет отношения к компенсационным механизмам, которые реально проявляются наиболее эффективно в «бессмертных» организмах, и которые, как считают некоторые ученые, в частности, Ди Грей [14], можно разработать.
К тому же, подобное «лечение» старения организма, то есть вмешательство в тонкую работу генома и внутриклеточных механизмов, а они отлаживались десятки и сотни миллионов лет естественным отбором в условиях определенной среды и для конкретного вида организмов, которых набралось к настоящему времени всего около полутора десятка из всего множества, в частности, некоторые виды акул, китов, черепах, моллюсков, медуз, а также омары, морские ежи, гидры, голотурии, вегетативная форма планарий (червей), для человека оказывается неэффективным вследствие значительного отрыва в развитии его мозга от управляющих центров всех остальных живых существ, которые у нестареющих организмов, как это видно из их перечня, довольно примитивны, поскольку предназначены для простейшего инстинктивно-рефлекторного функционирования в неизменных условиях.
Управляющий центр человека содержит 11-19 миллиардов нейронов коры человеческого мозга и 150 миллиардов всех нейронов человеческого организма, которые функционируют на принципе распространения и преобразования в течение всего времени жизни человека информации посредством появляющихся и исчезающих связей – своего рода импульсов обновления - между нейронами, которые не запрограммированы и не поддаются моделированию, и число которых за определенный интервал времени может быть во много раз больше, чем самих нейронов.
Накопление с возрастом неизбежных нарушений в работе клеток мозга (болезнь Альцгеймера и болезнь Пика), что, как правило, происходит после 65 лет и усиливается к 80 годам, приводит к гибели части нейронов и соответствующей потере отдельных синаптических связей (атрофия коры мозга и подкорковых образований), а это означает потерю памяти или развитие слабоумия в той или иной форме.
Компенсировать подобные нарушения в клетках коры головного мозга, в отличие от нарушений в работе клеток простейших организмов, практически невозможно вследствие слишком сложных механизмов совокупного функционирования нейронов, появившихся в течение более чем двухмиллионного периода развития мозга гоминидов.
Поэтому более-менее полноценная жизнь человека, за редкими исключениями, возможна только до девятого десятка лет.
Как бы то ни было, но и опыт, и привычки человека невозможно устранить или компенсировать никакими средствами.
Поэтому при существенном изменении обстановки или обстоятельств, требующем кардинального изменения поведения, человек в возрасте, тем более «долгожитель», под давлением «накопленных» догм начинает принимать ошибочные решения. Сначала он теряет креативность, а затем утрачивает и способность к формированию адекватной логики своих поступков, что в итоге приводит его к нарушению контактов с социумом и фактическому выпадению из него.
Поэтому попытки многократно продлить срок жизни человека сами по себе бессмысленны и их можно отнести только к спекуляциям на почве боязни человеком смерти для выкачивания на эти бесполезные действия из бюджета или богатых спонсоров немалых средств для мошенников.
Что касается определенности в ограниченности календарного жизненного цикла человека, то приходится волей-неволей констатировать, что человеческое тело эволюционно практически полностью унаследовано от приматов, срок жизни которых в благоприятных условиях мог достигать 60 лет, о чем можно судить по продолжительности жизни шимпанзе (50-60 лет).
Естественно, этот же календарный срок жизни тела перешел в наследство к гоминидам, но в течение нескольких миллионов лет с ростом и усложнением их мозга продолжительность жизни неандертальцев и кроманьонцев по сравнению с приматами в 1,5-2 раза снизилась, составив по известным статистическим данным около 30 лет, но к настоящему времени она выросла до 67 лет в среднем в основном благодаря прогрессу в сфере медицины, о чем более подробно изложено в статье «Почему время жизни таково, каково оно есть?» [15, часть 2, §5].

6. Идея об уходе наиболее продвинутого человечества в космос.

Любое пространственное перемещение представляет собой поиск пропитания и иных ресурсов для существования, а также может быть и стремлением к новым впечатлениям, знаниям, и основой для достижения этих целей являются новые контакты, а вслед за этим - отношения.
Поэтому при пространственных перемещениях человек ищет возможности для лучшей жизни и себе подобных прежде всего, а все омертвленное для него, в сущности, значения не имеет.
В свое время К. Э. Циолковский продекларировал, что земное человечество должно заселить космос.
По-видимому, он имел в виду достижение упомянутых выше целей.
Но, к настоящему времени выяснилось, что в этой системе, кроме Земли, не имеется обитаемых планет.
По-видимому, связано это обстоятельство с тем, что условия для зарождения и существования органической жизни на этих планетах отсутствуют, и заселить их в обозримое будущее не представляется возможным.
Правда, в принципе, можно посетить Марс, но он, подобно Луне, холоден и безжизненен, и если поинтересоваться у энтузиастов полета на эту планету, что они там собираются делать, то конструктивного ответа вы не дождетесь, кроме невнятных выражений об исследовательском зуде и демонстрации могущества человечества непонятно перед кем.
Тем не менее, утверждается, что конечной целью этих мероприятий является поиск ресурсов. Кроме того, их осуществление предполагает развитие новых технологий, экономическое оживление, получение новых знаний.
Однако, к настоящему времени не разработана защита от смертельного излучения в открытом космосе, но миллиарды долларов для пилотируемых полетов на Марс уже истрачены и продолжают тратиться.
Главной опасностью при межпланетных полетах является облучение людей высокоэнергетическими частицами, к которым относятся галактические и солнечные.
Галактические космические лучи представляют собой ядра водорода, гелия и прочих легких элементов с энергией в среднем 10 млрд. эВ. Для полного поглощения этих лучей потребовался бы свинцовый экран толщиной 15 метров. На Земле от этого излучения людей защищает ее магнитное поле, которое, кстати, на Марсе практически отсутствует (оно слабее земного магнитного поля в 800 раз), вследствие чего люди будут облучаться высокоэнергетическими частицами и на поверхности Марса.
При однократном полете на Марс человек получит дозу облучения 0,3 Зв (зиверт), причем летальная доза облучения составляет 3 Зв. Однако и 0,3 Зв достаточно для необратимого повреждения клеток мозга и последующего за этим слабоумия.
Кроме галактического излучения, в космосе возникают при хромосферных вспышках на Солнце потоки в основном протонов и ядер гелия с энергией порядка 199 МэВ. Плотность этих потоков может превышать плотность галактического излучения в тысячи раз и эти вспышки невозможно прогнозировать.
Попадание космонавтов в зону хромосферного излучения означает неминуемую смерть от лучевой болезни
Все эти смертельные риски для людей в течении довольно длительного перелета без соответствующей защиты в сопоставлении с целями экспедиций делают полет на Марс, как и вообще полеты на прочие безжизненные планеты Солнечной системы, совершенно неприемлемыми, по крайней мере, до разработки эффективной системы защиты экипажа от излучений и появления более скоростных средств перемещения в космосе.
К тому же, полеты человека к любым необитаемым мирам – бессмысленны, поскольку только изучение живого и общение с ним может представлять для человека истинный интерес, а живое из всех планет Солнечной системы представлено лишь на Земле.
Что же касается каких-то неизвестных пока науке данных о других планетах Солнечной системы, то они могут быть получены соответствующими автоматами и роботами, тем более что жизненного интереса эти данные не несут [16].
Несмотря на очевидную глупость перемещения людей в пустой и холодный космос, через который ни до одной из планет, аналогичных Земле, в обозримое время добраться не удастся, тем более что до сего времени никаких сигналов от неких инопланетян не поступало, идея освоения этого безжизненного пространства, являющегося всего лишь инфраструктурой для сравнительно редких заселенных планет (экзопланеты), разбросанных на немыслимых для пилотируемых полетов к ним в ближайшее время, вполне себе процветает в умах отнюдь не бездарных представителей интеллектуальной элиты [там же].
В современном обществе в основном писатели-фантасты и примыкающие к ним футурологи продвигают, как им кажется, очевидную идею о выделении из человечества неких сверхсуществ с иными интеллектуальными возможностями, другими жизненными устремлениями, правда, неизвестно какими, и удалением от «убогого» человечества в глубины космоса.
Аркадий и Борис Стругацкие в своем романе «Волны гасят ветер» [17] наименовали их люденами и охарактеризовали этот процесс превращения так:
«Любой Разум – технологический ли, или руссоистский, или даже героический – в процессе эволюции первого порядка проходит путь от состояния максимального разъединения (дикость, взаимная озлобленность, убогость эмоций, недоверие) к состоянию максимально возможного при сохранении индивидуального объединения (дружелюбие, высокая культура отношений, альтруизм, пренебрежение достижимым). Этот процесс управляется законами биологическими, биосоциальными и специфически социальными. Он хорошо изучен и представляет здесь для нас интерес лишь постольку, поскольку приводит к вопросу: а что дальше? Оставив в стороне романтические трели истории вертикального прогресса, мы обнаруживаем для Разума лишь две реальные, принципиально различающиеся возможности. Либо остановка, самоуспокоение, замыкание на себя, потеря интереса к физическому миру. Либо вступление на путь эволюции второго порядка, на путь эволюции планируемой и управляемой, на путь к Монокосму.
Синтез разумов неизбежен. Он дарует неисчислимое количество новых граней восприятия мира, а это ведет к неимоверному увеличению количества и, главное, качества доступной к поглощению информации, что, в свою очередь, приводит к уменьшению страданий до минимума и к увеличению радости до максимума. Понятие «дом» расширяется до масштабов Вселенной. Возникает новый метаболизм, и, как следствие его, жизнь и здоровье становятся практически вечными. Возраст индивида становится сравнимым с возрастом космических объектов при полном отсутствии накопления усталости. Индивид Монокосма не нуждается в творцах. Он сам себе и творец, и потребитель культуры. По капле воды он способен не только воссоздать образ океана, но и весь мир населяющих его существ, в том числе разумных. И всё это при беспрерывном, неутолимом сенсорном голоде.
Каждый новый индивид возникает как произведение синкретического искусства: его творят и физиологи, и генетики, и инженеры, и психологи, эстетики, педагоги и философы Монокосма. Процесс этот занимает, безусловно, несколько десятков земных лет и, конечно же, является увлекательнейшим и почетнейшим…
«СОЗИДАЙ, НЕ РАЗРУШАЯ!» - вот лозунг Монокосма.
Монокосм не может не считать свой путь развития и свой модус вивенди единственно верным…
Первое: вступление человечества на путь эволюции второго порядка означает практически превращение хомо сапиенса в Странника (сверхчеловека).
Второе: скорее всего, далеко не каждый хомо сапиенс пригоден для такого превращения.
… поиск, выделение и подготовка к приобщению созревших индивидов не могут не сопровождаться явлениями и событиями, доступными внимательному наблюдателю. Можно ожидать, например, возникновения массовых фобий, новых учений мессианского толка, появления людей с необычными способностями, необъяснимых исчезновений людей, внезапного, как бы по волшебству, появления у людей новых талантов и т.д.».
Действительно, известно, что наша цивилизации в своем развитии подойдет к точке сингулярности. Под этой точкой Джон фон Нейман имел в виду не астрофизическое понимание, а точку, за которой экстраполяция начинает давать бессмысленные результаты. На точку сингулярности, или предельную точку на оси времени, где сходятся сокращающиеся по закону прогрессии исторические циклы, в 1994 году обратил внимание историк И. М. Дьяконов [18].
Подтверждением того, что с приближением точки сингулярности грядет эпоха фундаментальных изменений в развитии цивилизации, является наступающий информационный коллапс.
Информационный коллапс определяется как состояние сетевого информационного пространства, угрожающее его стабильности и нормальному функционированию. Информационный коллапс характеризуется резким снижением пропускной способности каналов связи и возникает при ситуации, когда существующие технологии не в состоянии передать нарастающие объемы трафика.
Проявление начала информационного коллапса сказывается в постоянном увеличение скорости появления новой информации и накоплении этой информации в Интернете. Ознакомление с лавинообразным потоком информации становится все более затруднительным и еще более затруднительным становится вследствие этого ее адекватное использование, поскольку фактически единственным методом упорядочивания информации становится ее фильтрация, как правило, по сомнительным критериям. Это ведет к быстрой потере обществом перспективных ориентиров развития, замене истинных целей на корпоративные цели, к оглуплению подавляющего большинства пользователей Интернета.
Однако оптимистичные футурологи точку сингулярности истолковывают как переход в новое, улучшенное состояние. Она, по их мнению, означает гипотетический взрывоподобный рост скорости научно-технического прогресса, предположительно следующий из создания искусственного интеллекта и самовоспроизводящихся машин, интеграции человека с вычислительными машинами, либо значительного увеличения возможностей человеческого мозга за счёт биотехнологий.
Тут-то, как полагают футурологи-фантасты, и появляются людены, то есть сверхлюди, которые, в отличие от обычных людей, используют ситуацию информационного коллапса для собственного «подъема» и удаления от глупого и порочного человечества.
Тем не менее, точка сингулярности есть, как минимум, точка бифуркации, в которой из-за невозможности находиться в прежнем качестве цивилизация распадается или переходит в иное русло существования, которое можно охарактеризовать как равновесное.
Иначе говоря, можно все же найти отдушину, или временную лакуну для установления в определенной степени справедливого общества, но только при определенном ограничении свободы индивида, точнее, ее самоограничении в пользу коллектива, общества, или установления цивилизации без государств, несмотря на все внутренние противоречия, всегда раздирающие общество.
Для этого потребуется установить такое общество, при котором равнодействующая всех противоборствующих сил станет практически равной нулю.
Поскольку в развивающемся обществе это невозможно, постольку процесс развития должен быть приостановлен или же – выражен крайне слабо. Иначе говоря, цивилизация, общество должно временно потерять возможность развития.
В таком состоянии цивилизация может быть только равновесной.
Ее основные признаки состоят в следующем.
Во-первых, она должна находиться в экологическом равновесии с природой, то есть она должна вернуться в основном к присваивающей экономике с сохранением и добавлением некоторых ресурсосберегающих технологий.
Во-вторых, отказавшись от сложной государственной системы управления, цивилизация должна вернуться к простейшим формам общественных отношений в виде локальных самоуправляющихся ячеек различной направленности по видам деятельности, связанных между собой не только горизонтально, но и вертикально, в отличие от первобытных общин.
В-третьих, задачами цивилизации должно быть не развитие технологий и общественных отношений, а самообеспечение в отношении создания для каждого человека приемлемых жизненных условий и поддержание функционирования самоуправляющихся ячеек без появления крена в сторону их отхода от самоуправления. Для этого единственным «лекарством» является максимально частая ротация избираемого управляющего персонала.
В этом отношении отличие данной структуры от первобытных общин состоит в более высоком уровне сознания членов самоуправляющихся ячеек, накопленном за шесть тысячелетий предшествующего цивилизационного развития, и, в связи с этим, появлением возможности сознательного решения всеми членами ячеек возникающих проблем цивилизации в рамках простейших структур.
В-четвертых, свободное время каждого члена сообщества, которое может быть весьма значительным благодаря сохранению ряда производящих пищу и предметы быта технологий, должно быть посвящено его саморазвитию в той сфере, к которой он имеет склонности: искусству, ремеслам, борьбе с болезнями, процессу обучения соплеменников и т.д.
Таким образом, цивилизация как бы консервируется. Конечно, рано или поздно она разложится, но время ее существования и вполне спокойной жизни людей в ней может быть на порядки длительнее, чем время существования известной нам технологической цивилизации.
Тому, кто скажет, что процесс развития нельзя остановить, можно привести пример подобной приостановки в развитии человеческих сообществ, точнее, его крайнего замедления. Этим примером являются хорошо известные и изученные первобытные общины, существовавшие примерно в одном и том же состоянии несколько десятков тысяч лет, пока не пробудились от «спячки» примерно 10 тысяч лет назад, в результате чего, отчасти, сформировалась нынешняя цивилизация около 6 тысяч лет назад. Равновесные с природой сообщества существуют и сейчас в естественном виде, например, австралийские аборигены. Существуют они и в искусственном виде различных сект, например, духоборов. Близкие к ним общественно-производственные образования – кибуцы в Израиле - так же отделяют себя от общества и государства по образу жизни, близкому к равновесному.

7. Причины появления подобных утопий.

Причины появления упомянутых утопий находятся как в стремлении объять необъятное, так и в банальной корысти, а также в надежде обмануть время и попасть в вечность или устроить земной рай, что, конечно, приятно в ощущении хоть каких-то перспектив, но рассыпающихся при одной лишь мысли о неминуемой смерти каждого человека со всей его уникальной личностью.
Основная же причина возникновения столь «захватывающих» утопических идей, оказывающихся при ближайшем рассмотрении обычной глупостью, состоит в том, что в основу всех этих соображений заложена вроде бы правдоподобная гуманитарная идея: человек – венец вселенной, и поэтому человечество должно существовать вечно и управлять всем, точнее, этим венцом могут быть только лучшие представители человеческого рода, а не всё многомиллиардное население.
Из этой гуманитарной идеи автоматически следует соображение о том, что, с одной стороны, неплохо было бы собраться с силами и воскресить хотя бы самых великих покойников, а с другой стороны, постараться лекарственными и высокотехнологическими средствами продлевать жизнь лучших представителей человеческого рода на сотни и тысячи лет даже при условии их симбиоза с искусственным интеллектом.
Подобного рода гуманизм также требует изыскания любых средств для того, чтобы обеспечить вечное существование нынешней человеческой цивилизации, но только опять же в лице ее «лучших» представителей вплоть до последовательного переселения с Земли на иные планеты с распространением по всей Вселенной и дальнейшим управлением ею же.
Однако все эти «замечательные» соображения «лучшие» представители человеческого рода никак не соотносят со всеми остальными смертными, видимо, находя, что их не только слишком много, но они или просто не имеют должного образования, либо ум их недалек, либо они нищи, больны, порочны и т. д. По этой причине «счастьем» следует обеспечить только тех, кто сумел пробиться в элиту, то есть всплыть, как известное дерьмо, наверх при непротивлении менее проходимистых индивидов.
Естественно, эти «лучшие», а в сущности, полу-приматы, которые считают себя правителями мира, с трепетом относятся к подобным завиральным теориям, наивно полагая, что могут попасть в земной рай, прихватив туда необходимую обслугу. А эта обслуга, главным элементом которой являются весьма квалифицированные в отдельных сферах советники, на самом деле втихаря смеются над ними, собирая неплохой навар на их глупости, втирая им идеи о завтрашнем получении неисчерпаемой энергии за счет термоядерных установок, что в земных условиях не осуществимо, или о бессмысленных пилотируемых полетах в далекий космос, или получения верных средств для тысячелетней жизни сей момент, но момент всё длится и длится, а эти болваны всё ждут и надеются.
Такова истинная логика гуманизма, кажущегося на первый взгляд грандиозным созданием человеческого духа, который радеет о благе этого перла создания, но приходит в итоге к указанным выше соображениям, граничащим с геноцидом всего человеческого рода, включая и их самих, поскольку у них отсутствует понимание того, что без живого «материала» им не на ком будет паразитировать.
Для уточнения истинного смысла гуманизма имеет смысл процитировать отрывок из моей книги «Человек как голограмма» [19, гл. 8].
«Как и расовые теории, гуманизм, который, по определению, атеистичен, то есть ищет опору не в Боге, а в человеке, совершенно неадекватен, хотя на первый взгляд он весьма симпатичен, вследствие провозглашения им лозунга: определять смысл и формы собственной жизни должен сам человек, живущий в духе разума и использования своих способностей.
Как это происходит всегда, опора теоретиков гуманизма на собственно человека, на его возвышение сразу же заводит гуманизм в тупик.
Во-первых, подавляющее большинство людей, которые не хуже остальных, вынуждены жить в нечеловеческих условиях, часто - в голоде и холоде; им - на грани выживания - не до жизни в духе разума и использования своих способностей, которые еще надо определить, что весьма затруднительно при фактическом отсутствии системы образования и на грани выживания. То есть теория гуманизма элитарна и в этом отношении весьма отвлечена от рода человеческого в его большинстве.
Во-вторых, построение гуманного общества посредством этики, основанной на гуманитарных ценностях, в духе разума и свободного поиска потерпела полный крах: наиболее богатое общество в лице западных стран, обирая слаборазвитые страны, и имея высокий уровень жизни, тем не менее, находится в глубоком идейном и экономическом кризисе, и разлагается.
Человек в странах «золотого» миллиарда сведен к жалкому, эгоистичному существу в среде ложной демократии, он останавливается в своем развитии, «зацикливаясь» на потреблении электронно-информационных новинок цивилизации, пожирающих все его свободное время. Любые его протесты бессмысленны или жестоко пресекаются. Он становится равнодушным и неспособным к решительным действиям, податливым к лживой пропаганде ложных ценностей технократического общества, в основном потребительских.
С другой стороны, нищие в большинстве своем мусульмане, составляющие значительную часть населения Земли, оказались антигуманистами в своем стремлении к ветхим религиозным догмам, противоречащих как разуму, так и свободе отношений, поиску новых ценностей, развития. Сама же элита мусульманских стран, в сущности, пытается насильно заставить остальных людей принять эти средневековые воззрения, тянущие мир к единообразию, дикости и самовластию.
В-третьих, гуманизм не способен решить проблему выбора между интересами и нуждами собственно человека и группы людей.
Признавая самоценность человеческой личности, гуманизм ведет к эгоцентризму, разрушая всегда природно и темпорально ограниченную личность человека, не способного стать сверхчеловеком при всем стремлении к этому.
Признание же гуманизмом в качестве первостепенных тех или иных групповых интересов и ценностей означает прямой путь к тоталитаризму и сведению человека тем самым к ничто.
В-четвертых, гуманизм отрицает религиозные ценности, отталкивая большинство людей от себя, поскольку в глубине своей каждый человек чувствует свою слабость, ограниченность, смертность и не может обойтись без поддержки хотя бы и выдуманных внешних сил.
Таким образом, признание самоценности человека как перла создания без обращения к его основе – сознанию, оказывается и бессмысленным, и бесполезным.
Это подтверждает и практика: свобода, счастье, развитие, несмотря на все усилия гуманистов и ООН, остаются в стороне, а доминируют, по сути, лишь жажда наживы, сознание собственного превосходства, утилитаризм, то есть осуществляется перевод властными структурами ложных ценностей в ценности, определяющие жизнь. Тем самым образуется своего рода раковая опухоль, быстро разъедающая человека и его цивилизацию».
Любопытно, что среди этих идей, горделиво возносящих человека на самый высокий пьедестал, втуне остался всем известный факт, состоящий в конечности не только человеческой жизни, но всего прочего материального, вплоть до Вселенной. И с этим фактом не поспоришь, но его можно аккуратно обойти, заморочив голову обывателям различными завиральными представлениями или полуправдой, первое место среди которых занимает религия, а второе – наука, хотя, конечно, не всё так просто. Религия облегчает народам ужасную и краткую жизнь, а наука несет технологический прогресс, благодаря которому мы пользуемся смартфонами и теплыми жилищами. Но, оперируя только воспроизводящимися явлениями и логикой, наука ничего не может ни открыть, ни объяснить за их пределами.
Получается, что все упомянутые «плодотворные» идеи бесконечного прогресса человеческого рода зиждятся на абсолютно ложной основе, выбранной в лучшем случае бессознательно, а в худшем – с целью преследования сиюминутных корыстных интересов, используя надежды обывателей и болванов разного рода на лучшее будущее и мечты элиты о вечном блаженстве.
Однако, известно, что кроме конечного есть и бесконечное.
Но в бесконечном отсутствует время. Поэтому для него существует единственный вариант проявиться – через временное конечное.
Поскольку единственным существом, способным на осознанные действия, является человек, постольку, среди всех смертных созданий он действительно есть наивысшая форма, в которой бесконечное может не только временно реализовываться с наибольшим успехом, но и продлевать это время до бесконечности за счет постоянной дискретности собственного существования через человеческие жизни, которые раз за разом воспроизводятся.
Можно долго и, в сущности, бессмысленно спорить об этом бесконечном: что это – высший разум, бог, единое сознание, дух или что-то еще. Но и так предельно ясно, что друг без друга бесконечное и конечное существовать не способны. Поэтому для того, чтобы бесконечному хоть как-то реализоваться в процессе действия и развития, то есть проявиться во времени, оно должно, объединившись с конечным, но оставшись бесконечным, оказаться тем самым и тут, и там.
Именно этот альянс бесконечного и конечного случается в живых существах, которые потому и живые, в отличие от всего прочего, что предоставляют возможность одной из форм бесконечного –активного – через другую его форму - пассивное - временно, но вместе с тем и вечно – через дискретность существования (последовательно умирание, воскрешение, беспамятное для индивида, и жизнь до следующего умирания), контролировать каждого человека и вместе с тем не лишать его свободы воли, разрешая проблему и человеческой жизни, и проблему развития сознания через человека бесконечно.

Библиография

1. Низовцев Ю.М. Чудеса в решете, или увлекательная механика. 2016. [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.litres.ru
2. Сирота А. Закономерности в немецкой истории. Партнер (Дортмунд), №6 (105) maranat.de (2006)
3. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма. «Избранные произведения». Москва, издательство «Российская политическая энциклопедия». 2006.
4. С. Хантингтон. Столкновение цивилизаций. М. ООО «Издательство АСТ». 2003. ISBN 5-17-00723-0.
5. И. Кант. Сочинения в шести томах. Т. VI. М. 1963-1966.
6. К. Маркс. Манифест Коммунистической партии. Женева. 1882.
7. Гоббс Т. Левиафан. Соч. в 2 тт. 2 т. М. 1991, с. 192.
8. Пирс Ч. С. Начала прагматизма. Т. 1. СПбГУ. Алетейа. 2000. ISBN 5-89329-259-6.
9. Низовцев Ю.М. Всё не так !? а как ?! 2018. [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.litres.ru
10. Mark O. Riedl. The Lovelace 2.0 Test of Artificial Creativity and Intelligence». Association for the Advancement of Artificial Intelligence, 22. 10. 2014.
11. Низовцев Ю.М. Что в действительности представляет собой интеллект? Журнал «Топос». 02.04.2021. [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.topos.ru
12. Низовцев Ю.М. Ключ к непознаваемому (сборник). 2020. [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.litres.ru.
13. Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. Том 2. 1999 г. Минск. Издательство ООО «Попурри».
14 Обри ди Грей. Отменить старение. 2018 [Электронный ресурс]. Режим доступа: https: //studfiles.net/preview/1779703/
15. Низовцев Ю.М. Всё наоборот. Ответы на каверзные вопросы об интересном (сборник). 2018. [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.litres.ru
16. Полемика с представителем Российской академии наук (Повод: статья Низовцева Ю.М. «Блеф космических путешествий»). http://samlib.ru
17. Аркадий и Борис Стругацкие. Волны гасят ветер. «Мир полудня (сборник)». Москва, АСТ. 2016.
18. Дьяконов И.М. Пути истории. От древнейшего человека до наших дней. КомКнига. Москва. 2007г.
19. Низовцев Ю.М. Человек как голограмма. 2016. [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.litres.ru









Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

Мадонна Литта.

Присоединяйтесь 




Наш рупор

 
https://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/films/other/2299784.html?author

ПРЕМЬЕРА!
Пусть эта Музыка...

Наталья Первина - БРАВО!



Присоединяйтесь 







© 2009 - 2021 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft