16+
Лайт-версия сайта

Скажу ли я "люблю"

Литература / Повесть / Скажу ли я "люблю"
Просмотр работы:
07 мая ’2022   14:43
Просмотров: 499

Дорогие читатели, я думаю, что все, читая сказки своим детям, племянникам или внукам, замечали, что некоторые сюжеты похожи у сказок разных стран. Например, взять легендарную сказку «Красавица и Чудовище», пришедшую к нам из Европы, или её русский аналог Аксакова «Аленький цветочек».
Их объединяют одинаковая мораль и смысл: девушка должна полюбить суженного не за внешний привлекательный вид, а за его заботу, любовь, уважение.
Но это — всего лишь выдумка, сказки, а я поставлю вопрос так: а в реальной жизни девушка может полюбить совершенно невзрачного мужчину только за достоинства его души, понимание, любовь, заботу? Не каждая, я думаю, но я расскажу вам самую романтичную историю из всех, которые я только рассказывала, и посвящена она будет именно взаимоотношениям красавицы и,… ну, не чудовища, конечно, мы же не в сказке, но очень простого и не красивого мужчины.
… Маленькая, но дружная и воцерквлённая семья Зеленых жила тихой и счастливой жизнью. Отец семейства, седой сероглазый морщинистый Николай Кириллович, работал программистом у очень богатого человека, олигарха Афанасия Фёдоровича Алексеева. Супруга Николая Кирилловича, очень милая простая женщина с красивым ярким платком на голове и кругленьким личиком, украшением которого были красивые голубые очи, Фотиния, занималась хозяйством.
Главной радостью пожилых супругов была дочь: Вера, набожная целомудренная девушка двадцати двух лет. Родители не могли не гордиться своей дочерью: Вера была хороша собой: нежна, хрупка, не обделена красотой лазурных очей и длинных светлых локонов, имела утончённый вкус в одежде, эрудированна, добра, общительна и обладала талантом писателя. Ей особенно удавались удивительно проникновенные православные истории…
Но в любой дом может прийти беда, добралась она и до семьи Веры: отец с сильными болями в спине попал в травматологию, где на снимке рентгена выяснилось, что на позвоночнике у Николая Кирилловича образовались сразу три грыжи…
— Знаете, — подсказал выход врач — Три грыжи ещё нужно умудрится заработать, мы, конечно, можем вам сделать операцию, но что вы будете после этого ходить, я очень сомневаюсь. Гораздо безопаснее делать такую операцию в специализированной клинике в Израиле, я написал вам её данные, денег это будет стоить немало, но вы можете попросить кредит у начальства…
— Спасибо за совет, мы так и поступим… — ответил тихо Николай, а потом обратился к родным — Фотиния, Вера, проводите меня до кабинета Афанасия Фёдоровича, я думаю, он даст кредит…
Вся семья шла по улице от больницы до рабочего шикарного офиса по летним зеленеющим аллеям, весёлый тёплый ветерок трепал летнее воздушное персиковое платье с розами, которое так шло Вере…
Наконец, семья добралась до офиса и Николай с Фотинией вошли в кабинет, не закрыв до конца дверь, поэтому Вера всё видела и слышала…
Афанасий Фёдорович Алексеев сидел в шикарном кожаном кресле в дорогом синем костюме, а на столе у него лежал модный смартфон. Николай и Фотиния стали объяснять свою ситуацию, показывать выписки и справки в доказательство того, что они не солгали. Олигарх с надменным выражением лица слушал, периодически поднимая трубку смартфона и отвечая:
— Извините, но я не могу говорить сейчас, у меня важные гости, перезвоните позже, пожалуйста…
Николай и Фотиния закончили печальное повествование и с волнением спросили:
— Мы надеемся на ваше милосердие. Вы поможете нам?
Афанасий ухмыльнулся и ответил:
— Конечно, помогу, и без всякого кредита или займа, я оплачу все больничные счета совершенно безвозмездно, только с одним условием. Видите ли, вы приходили в этом году на мой юбилей с дочерью, Верой, там её увидел мой сын, Матвей, вы знаете его, и он полюбил вашу дочь. Пусть Вера выйдет за Матвея замуж, а я уже расстараюсь для дорогих родственников…
Вера, которая стояла за дверью, побледнела и тихо начала сползать вниз: она помнила Матвея, крупного парня двадцати восьми лет с неровными зубами, очками в черепашьей оправе, носом, похожим на маленькую картофелину и небольшими залысинами на лбу…
Веру не устраивало в этом предложении всё: и внешность жениха, и то, что он — олигарх и сын олигарха, и, скорее всего, очень избалован и себялюбив, но, главное, что она не любила Матвея, а девушке хотелось, конечно, выйти замуж по любви…
… В кабинете какое-то время было тихо, а потом раздались возмущения Николая:
— Это — шантаж, жестокосердие, наглость! Деньги портят людей, вы поступаете жестоко и подло, и ваш сын такой же богатенький нахал, как и вы! И Вера не пойдёт за него!
Афанасий встал с кресла, подошёл к окну и уже без надменности ответил:
— Знаете, может, про меня вы говорите правду: мой характер испортило такое количество денег и возможностей, но это — точно не о моём сыне Матвее. Дело в том, что его воспитывал не я, а мать, которая отошла ко Господу два года назад, а она была скромной дочерью священника. Матвей рос в атмосфере любви к Богу и ближним, нравственными устоями, религией и характером Матвей, как две капли воды, похож на мать. Он умеет любить, он смог бы сделать свою жену счастливой, только ему нужен шанс…
Николай с Фотинией переглянулись и с недоверием сказали:
— Свежо предание, да верится с трудом…
Афанасий нахмурился и грубо подметил:
— Я не люблю, когда унижают недоверием мою жену и Матвея, за такое я вашу семейку могу и по миру пустить!
Тут Вера собралась силами, заскочила в кабинет и изрекла:
— Афанасий Фёдорович, давайте обойдёмся без скандала, я выхожу замуж за Матвея с условием, что мы будем венчаться, а вы, как обещали, оплатите безвозмездно все медицинские счета моего отца…
Афанасий улыбнулся ( не сказать, что это была очень добрая улыбка, но и ухмылкой не назовёшь) и промолвил:
— Вера, такая мудрость и решительность и в жизни, и в твоих книгах? Я зауважал тебя, понимаю, почему Матвей так полюбил тебя. Позволь мне передать от Матвея тебе три подарка: это красивое обручальное кольцо, золотую цепочку с кулоном с лебедями, куда можно вставить небольшую фотографию и музыкальную шкатулку из драгоценных камней, в ней звучит музыка Чайковского из балета «Щелкунчик» и кружатся фигурки принца и Мэри. Свадьбу будем справлять в июле, я всё организую и дам тебе деньги на свадебный наряд, чтобы ты была самой красивой невестой…
Вера слушала будущего свёкра, а сама думала: « Откуда Матвей знает, что «Щелкунчик» — мой любимый балет?».
Девушка произнесла эту мысль тихо, но Афанасий услышал и добавил:
— Поверь, Матвей, полюбив тебя и желая тебя порадовать, многое уже о тебе узнал…
… Скоро семья Зеленых добралась до дома. Родители расцеловали и стали благодарить дочь, Вера скромно ответила:
— Матушка, батюшка, право, не стоит благодарить: я должна была помочь вам…
Фотиния стала собирать вещи мужа в поездку в Израиль, а Вера сидела со светлой печалью на лице и рассматривала подарки…
… Спустя месяц и ещё неделю состоялось само торжество: день свадьбы. Отец Веры уже находился в клинике в Израиле и готовился к операции, Фотиния же вертелась вокруг печальной дочери, поправляя то её шикарные пышные светлые локоны, то дорогостоящий наряд невесты. Одеяние Веры поражало: она стояла в роскошном белоснежном пышном платье с огромным количеством золотой вышивки, красивом венце, к которому крепилась фата длинной в несколько метров, а на груди её сиял кулон с лебедями…
… Вере не хотелось идти под венец с нелюбимым мужчиной, и даже роскошь убранства её мало утешала, но, увидев, что за ней прибыл лимузин, Вера повернулась к матери, присела и изрекла:
— Благослови, матушка…
Фотиния перекрестила дочь, и началась свадьба…
Сначала процессия отправилась в ЗАГС, потом в Исаакиевский собор венчать Веру и Матвея…
Во время венчания Матвей вдруг тихо спросил:
— Вера, милая, ты побледнела, может, ты сядешь? Дать тебе воды?
Вера удивилась такой внимательности Матвея, но спокойно ответила:
— Не беспокойся, Матвей, всё хорошо…
После венчания великолепная процессия прибыла в элитный ресторан, там Вера и Матвей разговорились, Матвей старался поухаживать за женой, проявлял заботу, и Вера ободрилась, подумав: « Матвей — очень приятный в общении человек, нисколько не себялюбивый и не заносчивый, возможно я привыкну к нему…».
Наконец, к часам одиннадцати все гости и тамада стали провожать молодожёнов в шикарный номер-люкс. Матвей нёс на руках Веру…
Вдруг со стороны его родни и друзей послышались сальные шутки:
— Матвей, давай, зажги в первую брачную ночь! Ты — парень-огонь!
— Матвей, не опозорься перед такой молоденькой красоткой!
Вере стало не по себе. Конечно, как современный человек, она знала примерно, что такое близость между мужем и женой, но девушка была невинна, вдобавок, подруги Веры наговорили всякой глупости о том, что для девственницы «первый раз» очень больно…
Проще говоря, Вера не на шутку испугалась и занервничала. Матвей посадил её на красивую кровать с балдахином и ласково сказал:
— Вера, милая моя принцесса, подожди немного, мне нужно сказать кое-что отцу о бизнесе…
Матвей ушёл, а Вера склонила голову под тяжестью неприятных мыслей и тихо заплакала…
Страшновато как-то было юной чистой девушке…
Тут зашёл Матвей, пригляделся, сел рядом с женой, стал вытирать её слезинки и ласково изрёк:
— Солнышко моё, голубка, ты чего плачешь? Я же тебя люблю, я не хочу, чтобы ты плакала и переживала, а на тебе лица нет. В чём дело? Скажи, я всё пойму…
Тут Матвей снял свои грубые очки, и Вера увидела, какие у него красивые ореховые глаза…
Вера всхлипывала и думала: «Как же сказать? Может, не говорить ничего? Нет, видно, что Матвей — добрый человек, быть может, он меня поймёт…».
— Знаешь, Матвей, я побаиваюсь: я — невинна, у меня это будет первый раз. Я боюсь, чувствую себя неготовой… — призналась Вера, побледнела ещё сильней и уткнулась лицом в ладошки…
Матвей нежно её обнял и заботливо ответил:
— Радость ты моя, разве можно так переживать? Если не готова, я уж не обижу тебя. Поверь, тот, кто любит, не обидит. Сама скажешь, когда захочешь. Ты переволновалась, давай я принесу тебе тёплого молока с мёдом, говорят, успокаивает, а ты пока переодевайся…
Вере стало так легче, будто бы камень упал с души, она слабо улыбнулась и промолвила:
— Благодарю за понимание…
Вера переоделась в уютную пижаму, Матвей принёс молока с мёдом, Вера медленно выпила этот тёплый напиток «заботы» и легла в объятия Матвея. Матвей задёрнул балдахин и тихо прошептал:
— Спи, моя родная, любимая, моя принцесса, мой Ангел…
Вера уснула с лёгким сердцем, и была уже совсем другого мнения о Матвее: она почувствовала его любовь…
...Утром Вера проснулась от того, что где-то рядом тихо играла музыкальная шкатулка. Девушка открыла лазурные очи, улыбнулась, увидев яркий свет солнца в окне, села и застыла с удивлённым выражением лица: рядом сидел Матвей, улыбался Вере и держал красивый поднос с горячим шоколадом, клубникой со сливками и букетом белых роз…
— Матвей, это… что? Зачем? Я… не избалована, могла бы и в кафе спуститься позавтракать… — мягко промолвила Вера.
Матвей рассмеялся по-доброму и ответил с глубокой нежностью в интонации и во взгляде ореховых очей:
— Доброе утро, мой Ангел, просто мне захотелось тебя побаловать, согласись, что клубника со сливками — очень вкусно, а получить букет цветов — приятно! Ты вчера так мило уснула в моих объятиях, что у меня на душе хорошо стало, что я тебя не отпугнул, я ведь люблю тебя. И, кстати, мне было приятно услышать, что я первый у своей супруги. Жаль только, что ты меня никогда не полюбишь…
После этих слов Матвей снова погрустнел и натянул громоздкие очки…
Вера задумчиво кушала так изящно поданный завтрак, а потом решилась начать разговор:
— Матвей, спасибо за всё и за понимание, что ты проявил вчера, и приятный сюрприз сегодня утром, я, поверь, рада, что вышла замуж за такого любящего мужчину, ценю тебя. Но почему ты считаешь, что я не смогу полюбить тебя? Ты — умный, образованный, приятный и тактичный, просто мы мало общались, чтобы понять это…
Матвей встал у окна и тихо ответил:
— Верочка, принцесса моя, конечно, это — не твои проблемы, но до тебя я встречался с тремя девушками, и каждый раз в конце выяснялось, что они были со мной только ради денег. А третья моя девушка, Дарья, даже стала встречаться с моим отцом только из-за того, что он сделал ей подарки дороже, чем я. Видно, это — мой крест из-за непривлекательной внешности «офисного планктона», «ботаника» и книгочея…
— Я тоже люблю читать, сама пишу православные художественные произведения на разный возраст, у меня более двадцати произведений, я никогда не думала, что можно стесняться любви к хорошей литературе. И, поверь, я — не такая, как твои бывшие подруги, я не оцениваю ни по богатству, ни по внешности. Точнее, я была такой же, как твои подруги, до вчерашнего вечера, но твоя любовь, забота всё изменили, протянули какую-то ниточку между нами... — изрекла Вера и обняла Матвея за плечи.
Матвей улыбнулся, снял очки, посмотрел на Веру проникновенным взглядом и, снова нацепив очки, весело сказал:
— Ну, что, радость моя, приведём себя в порядок и поедем в аэропорт? У нас планируется свадебное путешествие, сначала в Турцию, затем — в Верону, я постараюсь, чтобы оно тебе понравилось. И дай, пожалуйста, почитать твоё творчество, мне очень интересно…
Скоро Вера и Матвей были в аэропорту. Матвей то и дело украдкой любовался своей супругой, которая была особенно хороша в нежном платье с голубым лифом и белым воздушным подолом, а дополнял образ кулон с лебедями…
Пара сдала багаж, прошла регистрацию, села в самолёт…
— Вера, радость моя, будет красивый вид на море, хочешь сесть у иллюминатора? — спросил ласково Матвей.
Вера села в кресло…
И тут же с бледным личиком и посиневшими губами отодвинулась от иллюминатора.
— Ангел мой, по твоему чудесному личику вижу, что что-то не так. Скажи, вместе решим загвоздку… — весело и заботливо произнёс Матвей.
— Знаешь, Матвей, я, оказывается, боюсь летать на самолёте. Прости, что я такая трусишка… — призналась Вера.
Матвей опять засмеялся свойственным только ему добрым и лёгким смехом, взял хрупкие ручки Веры в свои руки и ответил:
— Поверь, все девушки немного трусишки и паникёрши, эта особенность женского пола, которая даже нравится многим мужчинам, например, мне. А в полёте нет никакой опасности, просто поверь мне: я по делам бизнеса летаю ну, два раза в месяц точно…
Матвей начал рассказывать забавные байки про полёты на самолёте, потом они заказали себе вкусный обед, затем стали читать тетради с рукописями Веры…
— Слушай, Ангелочек мой, да ты просто великий талант, пишешь, как настоящие классики литературы! А сколько любви ко Христу и к ближним в твоём творчестве! Обязательно займусь изданием твоих книг, когда вернёмся из свадебного путешествия, им нужна достойная огранка: красивый дизайн, профессионально выполненные иллюстрации, красочная обложка. Я думаю, получится книг шесть-семь. И обязательно продолжай писать, это потрясающе! — с искренним восторгом высказал свои мысли Матвей.
— Спасибо, милый, я буду очень благодарна, я не знаю, как отблагодарить тебя за всё… — смущённо произнесла счастливая Вера…
И тут объявили начало посадки. Всё шло благополучно, когда вдруг начало сильно трясти…
Вера зажмурила глаза и уткнулась в Матвея, он же прижал нежно жену и ласково сказал:
— Не бойся, думай о чём-нибудь хорошем, а я буду мысленно молиться...
Когда же самолёт наконец-то сел, Вера выдохнула и изрекла:
— Правда, Матвей, мы — муж и жена второй день, но я уже раз десять успела поблагодарить тебя, причём искренно, и сейчас благодарю…
Матвей рассмеялся, супруги вышли из самолёта и отправились в шикарную гостиницу. Переодевшись, они посетили пляж…
Вера сидела, облокотившись на Матвея, они наслаждались солнцем, шумом прибоя, криком чаек, беседовали о творчестве Веры, строили планы на жизнь…
— Матвей, милый, а у тебя есть какое-то увлечение, хобби, мечта, то, чем ты живёшь помимо бизнеса? — вдруг спросила Вера.
— Знаешь, радость моя, я много времени уделяю благотворительности и церковной жизни, а ещё раньше я занимался таким красивым видом спорта, как полёты на дельтаплане, я вижу людей, которые парят над морем, и мне хочется повторить… — задумчиво ответил Матвей.
— Так пошли! Мечты должны сбываться! Я полечу с тобой! — радостно воскликнула Вера.
— Ты, Ангелочек мой, полетишь со мной на дельтаплане? Ты же, вроде, трусишка… — со счастливым блеском в очах удивился Матвей.
— А рядом с тобой я ничего не боюсь, милый… — нежно ответила Вера…
Скоро они стояли на обрыве, прикреплённые к дельтаплану и слушали инструкцию, потом Матвей взял ручку Веры в свою руку и начался восхитительный полёт! Они летели над морем высоко, как чайки, любовались могучей волной моря, ощущали тёплый сильный поток воздуха, а потом аккуратно приземлились…

Вера и Матвей посмотрели друг на друга светозарными очами и воскликнули хором:
— Спасибо тебе, это было волшебно!
Так, в режиме пляжного отдыха, солнечных ванн и морских купаний, прошла неделя.
… Вера сидела вечером в номере и что-то печатала на компьютере. Матвей с нежной улыбкой приобнял жену за плечи и спросил:
— Радость моя, ты пишешь новое произведение? Расскажешь потом, о чём оно? Мне, если честно, очень интересно…
— Да, милый, я пишу трогательную повесть о девушке-христианке во времена «сталинских репрессий» и гонений на религию. Ещё отправила по электронной почте маме письмо с рассказом о нашем путешествии и вопросами о здоровье папы, но, матушка, к сожалению, не отвечает… — с милой грустной улыбкой протянула Вера.
— Ты переживаешь за отца? Понимаю, но поверь, солнце моё, что в той клинике Израиля, где его должны прооперировать, медицина на самом высоком уровне, ему обязательно помогут. Хочешь, отвлечёмся, съездим завтра в Стамбул, который был когда-то легендарным Царьградом? — предложил Матвей.
Почему-то эта идея привела Веру в восторг, и на следующее утро они были в Стамбуле. Они гуляли по шикарному Дворцу Топкапы, Археологическому музею, Софийскому храму и «Голубой мечети»…
Вечером влюблённые окончили осмотр достопримечательностей, и вышли на главную улицу, где всё сияло подсветкой современных витрин с золотыми украшениями, вечерними и бальными платьями, дорогими тканями, экзотическими фруктами…
У Веры разбегались глаза и дыхание сбивалось от восторга, Матвей и Вера зашли в бутик бальных платьев…
То платье, пепельно-розовое, вышитое жемчугом, с длинным шлейфом, который украшали бабочки, сразу понравилось Вере, она примерила его, а предприимчивый турок-продавец сразу же подобрал аксессуары: туфельки, белые атласные перчатки и небольшую диадему…
— Уверяю вас, вы лучше не найдёте, это же турецкое качество, известное по всему миру, мамой клянусь! — уверял продавец.
Вера посмотрела в зеркало на себя и спросила у Матвея:
— Тебе нравится, Матвей, милый? Мне идёт?
— Конечно, Ангелочек мой, принцесса моя, ты выглядишь просто королевой, императрицей! Давай я куплю это платье и аксессуары к нему! — радостно и восторженно ответил Матвей.
— Ой, — заволновалась Вера — наверное, это всё дорого стоит…
Матвей взглянул на ценники, подумал и ласково изрёк:
— Конечно, для простого человека цена «кусачая», но я на благотворительность в месяц трачу больше, чем стоит этот наряд. Я думаю, стоит купить!
Матвей рассчитался с хитрым турком, Вера взяла большой пакет с покупками…
Тут Матвей предложил:
— Радость моя, я знаю хороший ресторанчик с видом на море в Стамбуле, может, сходим? Ты бы продемонстрировала свой новый наряд, а я бы восхищался своей хрупкой сказочно красивой супругой…
— Отличная идея, милый, не знаю, правда, за что ты меня так балуешь… — мило смущаясь, ответила Вера.
Матвей и Вера переоделись для ресторана и пошли по улице, когда за ними привязалась стайка из четырёх пьяных молодых людей. Парни, подогретые алкоголем, подошли к супругам, взяли под локти Веру и несвязно сказали:
— Эй, красоточка, пошли, развлечёмся вместе…
Матвей сурово толкнул одного из нахалов и промолвил:
— Она с вами не пойдёт, ясно?!
— А ты-то кто такой, очкарик? — промямлил один из пьяных ребят.
— Муж её! Так что исчезайте с нашего горизонта, пока целы! — грозно ответил Матвей…
— Милый, не связывайся ты с ними, давай позовём полицию… — предложила испуганная Вера.
— Солнышко, зачем полиция? Я служил в армии, и мне не трудно покатать по земле четвёрку пьяниц! — воскликнул Матвей и толкнул самого бойкого из нетрезвой компании…
Парень покатился на землю с невнятными возгласами, его друзья подхватили незадачливого «героя» и поспешили уйти, а Вера и Матвей добрались до ресторана…
Они беседовали, любовались огнями на море, кушали запеченную грушу под турецким соусом, а потом заиграла музыка и Матвей предложил:
— Принцесса моя, может, потанцуем?
— С удовольствием! — ответила Вера, и супруги легко закружились в вальсе, и душа их пела, и головы кружились, хотя они не выпили ни капли алкогольных напитков, голова кружилась от любви…
Сделав несколько фотографий на память, супруги отправились в отель…
Потом была ещё неделя приятного отдыха у моря, Матвей и Вера распечатали и вставили в кулон Веры с лебедями фотографию из ресторана в Стамбуле…
Вдруг Вера радостно воскликнула:
— Матушка ответила! Она написала, что вчера отцу сделали операцию, всё прошло успешно, папа уже очнулся, ему предстоит только ещё небольшой курс реабилитации!
Матвей кисло улыбнулся и как-то с грустинкой ответил:
— Я… очень рад, голубка моя, очень рад…
Вера пригляделась к Матвею и спросила:
— Но что-то же тебя тревожит, мешает разделить со мной эту радость?
— Понимаешь, горлинушка родная, счастье слепо, но я должен как-то смириться с тем, что ты разведёшься со мной, когда твоему отцу станет лучше… — печально произнёс Матвей.
Вера обняла мужа и ласково ответила:
— Матвей, милый, родной, выброси ты эту мысль из головы, перестань страдать низкой самооценкой, не собираюсь я с тобой разводиться, потому что… люблю тебя!
Вера стояла, обнимая мужа, и думала: «Хм… даже самой интересно, правду я сказала или просто захотела поддержать Матвея. Странно, но мне кажется, что я была сейчас искренней и с собой, и с Матвеем, я действительно его люблю. Но когда я полюбить его успела, если мы целовались только пару-тройку раз?».
Матвей снял очки и посмотрел на Веру таким нежным и любящим взглядом, что Вера поспешила заверить:
— Я, правда, люблю тебя, лучше мужа я и представить не могла…
Матвей улыбнулся и с тихой радостью изрёк:
— Спасибо, лебёдушка моя, звёздочка ясная, твои слова для меня дороже всех моих богатств…
… На следующий день супруги на самолёте отправились в Верону, красивый итальянский город, прославившийся тем, что там происходило действие легендарной пьесы Шекспира «Ромео и Джульетта»…
Закинув вещи в шикарный гостиничный номер, Матвей и его очаровательная супруга в оранжевом платье и шляпке покушали в ресторанчике и оправились на экскурсии…
Балкон в доме Джульетты, сад Джусти, Порта Борсари — всё восхитило супружескую пару, в саду, где находился «балкон Джульетты» и статуя этой героини, Матвей даже встал на одно колено и стал читать красивые стихи о любви…
Вера стояла счастливая и с нежной улыбкой отвечала:
— Эх, Матвей, ты — настоящий романтик, в тебе погиб артист, но всё равно спасибо, очень приятно услышать такие слова…
Вечером Матвей и Вера стали наряжаться: они собирались в оперный театр на премьеру, Вера подумала и оделась точно так же, как в ресторане в Стамбуле, только ещё завила в парикмахерской свои длинные светлые локоны…
Когда Матвей и Вера заняли свои места в роскошной ложе, рядом села тоже богато одетая парочка, и дама с выбеленными волосами сказала спутнику:
— Дорогой, посмотри, какая рядом с нами сидит красивая девушка и какой у неё невзрачный спутник!
— Дорогая, не тактично произносить это вслух, но я с тобой согласен: я-то красивее! А бедная девушка, наверное, с ним из-за денег…
Вера услышала разговор и с волнением посмотрела на Матвея. Матвей же раскраснелся, отодвинулся подальше и робко шепнул:
— Вера, звёздочка моя, я отодвинусь подальше, будто бы мы не вместе, чтобы ты не стеснялась такого некрасивого мужа…
Вера задумалась, как же поступить, а потом подвинулась к Матвею, встала, отбросила очки и нежно изрекла:
— Матвей, родной, прекрати себя принижать, ты — лучший супруг в мире, у тебя много достоинств, которые и не снились этой избалованной и бестактной парочке! И выкинь очки, купим линзы, у тебя очень красивые глаза редкого орехового цвета!
После этих слов Вера нежно поцеловала Матвея…
Зал разразился аплодисментами, а Матвей со слезами счастья в очах восторженно прошептал:
— Ангел мой, звёздочка ясная, спасибо, ты не представляешь, как мне это было важно…
Всё представление Матвей и Вера сидели, взявшись за руки, а выбеленная блондинка шёпотом ругала спутника:
— Ты никогда так нежно и чувственно меня не целовал! Тебе бы только постель!
Спутник знойной блондинки попытался тщетно оправдаться:
— Я думал, что тебя всё устраивает, дорогая…
Вера и Матвей вышли в холл после представления и к ним подбежали с расспросами на английском языке:
— Вы сегодня — лучшая пара театра! Скажите, вы — жених и невеста? Или вы только сделали вашей чудесной спутнице предложение?
— Нет, мы — молодожёны, у нас медовый месяц и свадебное путешествие. И я очень люблю свою супругу, она — ангельски чудесный человек! — ответил на английском языке Матвей…
… Красивый автомобиль привёз Матвея и Веру в отель, они зашли в номер, умылись, переоделись в домашнюю одежду…
Матвей заметил, что Вера сильно побледнела, в руках есть лёгкая дрожь…
Матвей нежно обнял супругу и ласково, и заботливо спросил:
— Звёздочка моя ясная, Ангелочек, ты, почему такая бледная? Ты устала? Или тебя укачало по дороге?
Вера слегка съёжилась с видом котёнка, опущенного в воду, и ответила мужу:
— Нет, милый, я подумала, что мы — любящие муж и жена, семья, в будущем планируем детей, и я должна когда-то сказать, что я готова. Ну, ты, любимый, чуткий человек, понимаешь, в каком я смысле. Я решила, что сегодня подходящий момент, но мне всё равно… боязно…
Матвей заботливо взял ручки Веры в свои руки и почувствовал дрожь. Матвей задумался, что же сказать супруге и как себя повести, чтобы не отпугнуть самого дорогого ему человека…
— Солнышко моё, по тебе не скажешь, что ты готова, если пока не решишься, я могу ждать, сколько нужно, но, поверь мне, я — не страстный испанский мачо, я буду предельно деликатным и нежным, я тебя не обижу и не напугаю. Ты же мне веришь, доверяешь?..
Матвей поцеловал супругу и понял, что нашёл верные слова: Вера перестала дрожать, на бледном лице выступил румянец, вид котёнка, опущенного в воду, прошёл…
… Спустя минут десять счастливые супруги лежали в домашних пижамах, нежно обнявшись.
Матвей заботливо спросил супругу:
— Как ты себя чувствуешь, родная моя?
— Хорошо, только благодаря тебе, милый. Переволновалась немного, но ты был так тактичен и нежен…, в общем, спасибо…
Матвей встал, оделся, вышел из номера, а вскоре появился с букетом коралловых роз и «напитком заботы» — молоком с мёдом.
Вера выпила сладкий напиток, поставила цветы в вазу и с милой улыбкой промолвила:
— Спасибо, любимый, но ты всё таки меня балуешь, не знаю, чем я заслужила. Тебя кто так научил заботиться о жене?
— Моя мама учила меня, что мужчина должен быть опорой и поддержкой своей жены, а жена должна отвечать по мере возможностей тем же мужу. Такие отношения я наблюдал у родителей, хотя тебе покажется странным, что брак богача и дочери священника оказался счастливым… — с доброй улыбкой рассказал Матвей, Вера легла в объятия Матвея, «голубки» уснули…
Утром Вера решила написать электронное письмо матери, получилось такое послание: « Здравствуй, матушка. Мы с Матвеем уже в Вероне, через неделю вернёмся домой. Обязательно напиши, как здоровье батюшки. Как у меня дела? Просто отлично, за меня не беспокойся, мы с Матвеем отдыхали у моря, ездили в Стамбул, гуляли по Вероне, ходили в оперный театр (К этим словам Вера приложила много разных фотографий, и везде Вера и Матвей выглядели счастливыми). А ещё вчера я наконец-то стала женщиной!».
Скоро пришёл ответ от Фотинии: «Доченька!!! Ты изменила мужу?!! Ты в кого-то влюбилась?!! Это же грех прелюбодеяния! Срочно приезжай покаяться и развестись с Матвеем!».
Вера искренно посмеялась над версией мамы и ответила: «Матушка, для истерики нет повода, я была со своим законным мужем, причём не в церковный праздник и не постный день, так что всё прекрасно, никакого прелюбодеяния я не сделала… (письмо было дополнено парочкой смешных смайликов)».
Скоро пришло ещё одно письмо от Фотинии: «Ты была с Матвеем? Этим заносчивым ботаником? Ты же по расчёту вроде замуж выходила, что-то изменилось?».
Вера закатила лазурные очи, вздохнула и написала ответ матери: «Мама, прекрати его называть «ботаником» и «заносчивым», Матвей — замечательный человек! И изменилось многое, когда приеду, расскажу подробно (Тут Вера добавила опять несколько забавных смайликов)».
Днём супруги отправились на экскурсии по Вероне, и чувствовали себя счастливыми и окрылёнными, но, когда они шли по старинной площади от замка времён эпохи Возрождения, вдруг начался проливной дождь.
— Эх, я — турист-недоучка, даже зонта не догадался взять! Накинь, ласточка, мой пиджак на спину и побежали куда-то укрыться… — протянул Матвей, и скоро супруги сидели в маленьком уютном кафе…
… А вечером у Веры поднялась температура, появился кашель…
Матвей не на шутку волновался, изменился в лице, вызвал врача, долго с ним беседовал на английском языке…
Вера поняла лишь несколько фраз, сказанных Матвеем:
— Конечно, стоимость лекарств не имеет значения, мы выполним все ваши назначения. Вы считаете, что в номере ей будет комфортней, чем в больнице? Хорошо, я сделаю всё, что от меня зависит…
Как только ушёл врач, Матвей бегом помчался в аптеку, три дня Матвей ходил вокруг Веры, поил лекарствами, заботливо укрывал тёплым одеялом, старался мелочами ввиде букета цветов или вкусненького порадовать Веру…
На эти три дня Матвей совсем забыл о себе…
— Матвей, милый, отдохни, мне уже лучше, на тебе лица нет… — волновалась Вера, но муж с нежность отвечал:
— Голубка моя, ласточка, отдохну, когда ты выздоровеешь, не думай сейчас обо мне…
Но спустя три дня Вера чувствовала себя совершенно здоровой, и пара прекрасно провела оставшиеся дни свадебного путешествия и Вера помогла выбрать Матвею линзы…
— Радость моя, я не думал, что сменить очки на линзы будет так просто! — ликовал Матвей.
Вернувшись, домой, в Россию, Матвей привёл супругу в свой дом: небольшой, но очень красивый загородный дом со всеми удобствами, в том числе и подключением к интернету, лицо Матвея светилось, он привёл Веру в гостиную, в которой стояло семь ну, просто огромных запакованных сооружений.
— Что это, милый? — удивилась Вера.
— А ты распаковывай и смотри, это — сюрприз! — со светящимися очами ответил Матвей.
Вера стала распаковывать гигантские бумажные сооружения, и лицо её сияло неземным светом: это были изданы семь её книг, каждая тиражом в десять тысяч…
Вера листала по очереди шикарно красивые книги, то повесть «Борис и Глеб», то роман «С любовью о царской семье», то сборник детских православных рассказов «Песня Ангела», то художественный пересказ Библии «Библия для всех», то повесть «Святой адмирал», посвященная Ушакову…
Красивые, качественные, богато иллюстрированные, снабжённые всем необходимым для официальной продажи книг (номерами, библиографическим описанием и даже штрих кодом), эти книги поразили Веру.
— Благодарю тебя, любимый, это — лучший подарок для меня! — восторженно произнесла Вера.
— Не благодари, я же люблю тебя, голубка моя, мне нравится радовать тебя… — с нежной улыбкой ответил Матвей.
— Я тоже тебя люблю! — ответила Вера, и в этот раз у неё не возникло ни капли сомнения.
Тут раздался звонок, Матвей взял трубку смартфона, говорил долго, а потом протянул:
— Радость моя, меня тут по делам бизнеса в офис вызывают…
— Конечно, милый, езжай на работу, а я пойду, увижусь с матушкой, подарю ей по экземпляру книг…
Вера нарядилась в изящное розовое платье с бардовой каймой, добавила шляпу и украшения, изящные туфельки, взяла книги и отправилась на встречу к Фотинии…
Мать, увидев дочь такой красивой, не смогла скрыть удивления, а когда увидела в кулоне с лебедями фотографию Веры и Матвея, то совершенно растерялась, а Верочка подарила Фотинии книги, стала рассказывать о сюрпризе, который устроил Матвей…
Наконец, растерянная Фотиния решилась сказать:
— Доченька, отцу уже намного лучше, через две недели он вернётся домой, может, ты хочешь развестись с Матвеем?
Вера странно посмотрела на мать и ответила:
— Матушка, мне нужно многое рассказать тебе о Матвее и нашем свадебном путешествии, чтобы ты поняла, какой он потрясающий человек и любящий заботливый муж…
Вера начала повествование с вечера свадьбы и закончила сюрпризом, который устроил Матвей ей сегодня, подчёркивая постоянно его любовь, понимание и заботу о ней, доказывая его достоинства…
—… Если честно, когда я собиралась за него замуж, я не думала, что скажу это драгоценное слово «люблю», но я действительно полюбила Матвея за всё, что он для меня сделал, более нежного, любящего, заботливого, надёжного мужа я и представить не могу, я действительно счастлива в этом браке… — закончила рассказ Вера.
Фотиния внимательно посмотрела на дочь, а потом ответила:
— Что ж, я рада за тебя…
Вера стала известным православным писателем и получила награду от патриарха, Матвей продолжал быть таким же любящим мужем и известным предпринимателем, часто супруги ходили в церковь, а спустя пять лет супружеской жизни Вера родила Матвею доченьку, Настеньку, которая внешне очень походила на маму, Матвей был заботливым отцом. Так же Матвей и Вера досмотрели, как и её родителей, так и отца Матвея и прожили в браке пятьдесят лет…
Как оказалась, вполне возможна взаимная любовь между красавицей и простым на внешность мужчиной. Я бы посоветовала моим молодым читателям не судить о людях по внешности…






Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта





Наш рупор







© 2009 - 2022 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  FaceBook ВКонтакте Twitter Одноклассники Инстаграм Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft