16+
Лайт-версия сайта

Эпическая Поэма Пудуна Чудо Развития Шанхая В Китае

Литература / Романы / Эпическая Поэма Пудуна Чудо Развития Шанхая В Китае
Просмотр работы:
29 ноября ’2023   19:05
Просмотров: 583
Добавлено в закладки: 1

ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
ЧУДО РАЗВИТИЯ ШАНХАЯ В КИТАЕ

ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
ЧУДО РАЗВИТИЯ ШАНХАЯ В КИТАЕ
Хэ Цзяньмин
Издательство Жэнь Вэнь
2022
Text copyright © He Jianming 2018
Through the agent of Elephant Press Co., Ltd.
УДК 821.58-1
ББК 84 (5 Кит)-5
Автор: Хэ Цзяньмин
Х-99
Эпическая Поэма Пудуна
Чудо Развития Шанхая В Китае
Б.:2022,-549 с.
ISBN 978-9967-9390-2-8
Можно воспринимать Пудун и Пуси как географические названия, районы блистательного Шанхая. Пудун находится на востоке реки Хуанпу, Пуси – на её противоположном берегу, западном. Однако, обладая таким поэтическим даром, каким наделён автор Хэ Цзяньмин, можно создать произведение, пронизанное особыми чувствами, раскрывающее личное отношение писателя к этим «главным героям». Олицетворить неживое, наделить его человеческими качествами, заставить читателя сопереживать – таким даром наделён не всякий, кто владеет писательским пером.
«Эпическая поэма о развитии Пудуна» - книга, в которой органично сплетены история и великолепный, неповторимый язык китайских народных преданий. Высоким художественным стилем описаны взлёты и падения, расцвет и угасание, надежды и разочарования в жизни особого для каждого китайца города – Шанхая.
Читатель знакомится с историей страны и проникается духом и величием поистине грандиозных её этапов.
УДК 821.58-1
ББК 84 (5 Кит)-5
ISBN 978-9967-9390-2-8
2022
Содержание
ПРЕДИСЛОВИЕ ОТТУДА ВОСХОДИТ СОЛНЦЕ, ОТКУДА В ПОЛНОМ ОБЛАЧЕНИИ ВОЗВРАЩАЕТСЯ «ПРИНЦЕССА»..................................................1
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК.........................................................20
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ................................................195
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ...................276
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ..............................................................................383
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА....................473

ПРЕДИСЛОВИЕ
ОТТУДА ВОСХОДИТ СОЛНЦЕ, ОТКУДА В ПОЛНОМ ОБЛАЧЕНИИ ВОЗВРАЩАЕТСЯ «ПРИНЦЕССА»
Если бросить взор подальше и повыше, то можно задуматься о том, сколько же в мире неизведанных истинных красот. Это заставляет меня немного восхищаться романтичными французами, у которых понимание и выражение любви очень прямы и точны.
17-ого мая 1997 года, бывший президент Франции Жак Рене Ширак впервые приехал в район Пудун в Шанхаяе и остановился в недавно построенном международном отеле Томсон. Пудун в то время как раз находился в процессе строительства, повсеместно проводились возведения высотных зданий. Президент Ширак был глубоко очарован и потрясен мощной жизнеспособностью и прекрасным пейзажем нового Пудуна. Он с большим энтузиазмом обратился к хозяевам Китая: «Я бы хотел выступить здесь с обращением к китайскому народу и людям со всего мира, поскольку это то место, где восходит солнце». В той речи он очень эмоционально сказал: «Великий канал – это история, Великая китайская стена – это история, Пудун – это также история».
2 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Правда, вне всякого сомнения, район Пудун должен стать выдающейся частью человеческой истории, историей полной энтузиазма, романтики и ярко выраженного «шанхайского колорита». Эта история в большей степени связана с рекой Хуанпу, которая стала такой сверкающей и величественной, пронзительной и красивой.
Жители Шанхая с удовольствием воспринимают реку Хуанпу в качестве своей «матери-реки», ведь без реки Хуанпу не было бы и их — шанхайцев. Однако большинство людей в Шанхае даже не подозревают, что река Хуанпу на самом деле является ещё и одной из самых колоритных и романтичных любовных рек в мире. Именно эта река любви позволила паре влюбленных, которые тосковали друг по другу тысячу лет и с нежностью смотрели друг на друга сто лет, наконец, прийти к согласию и редким образом слиться в объятиях классической поэмы любви, невиданной в истории развития человечества.
Этой влюблённой парой были район «Пудун» и район «Пуси». Это стало для меня важным открытием о новом Шанхае.
В действительности, это открытие, пожалуй, может быть новым и захватывающим для всех жителей Шанхая. На самом деле, каждый вечер вам нужно лишь пройтись по двум берегам набережной Вайтань, оглядеться вокруг, а затем погрузиться в раздумье, неужели вы не чувствуете себя будто находитесь на безгранично энергичной, ни с чем не сравнимой по величественности, необычайно красивой «свадьбе» с ослепительно золотыми стенами? И хозяевами этой нескончаемой свадьбы являются Пуси и Пудун,
ПРЕДИСЛОВИЕ 3
«жених» и «невеста», воссоединившиеся спустя столетия.
Существует такое явление как «горечь разлуки и радость свидания» между всеми существами на земле, чему люди не придают никакого значения, но не смотря на это, оно всё также сохраняет свою важность и ценность.
Как нам известно, в речи жителей Шанхая не существовало такого слова как «Пуси», потому что Пуси всегда был полным и незаменимым образом старого «Шанхая», представлявшего собой всю славную историю этого города, поэтому Пуси это и был «Шанхай», что и является вполне естественным. В связи с этим, никто не считал Пудун частью «Шанхая» и уж тем более никогда не связывал эту пустынную и неплодородную землю с Шанхаем — «Городом, в котором много иностранцев» и «Парижем Востока».
Однако Пудун не родился одинокой и несчастной. Около 6 000 лет назад он, как и Пуси, был «заготовкой» Шанхая, который время от времени то появлялся, то исчезал в море. В то время они были единым целым. Они с самого детства были влюблены друг в друга и общались посредством воды. Они совместными усилиями культивировали высокую нравственность, которой были наделены человечество и природа. Этот вид добродетели позже был подытожен нашим предком, господином Конфуцием: «Вода подобна добродетели благородного человека (прим. конфуцианское понятие). Её бескорыстная отдача подобна морали благородного человека; жизнь, которую она несёт собой, подобна его гуманности; её смиренный поток присваивает форму существу, подобен его чувству долга; ее беспрерывное течение по мелководью и необъятная глубина подобны мудрости благородного
4 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
человека; её бесстрашное устремление в бездну подобно его храбрости; она проникает в каждый уголок, подобно проницательности благородного человека; она в дурном славе и молчает, как широкая натура; Её поток мутный, но вода, которую впитывают люди, чистая — доброта благородного человека способна очистить от грязи всё на своём пути; Сколько бы поворотов не было у реки, в конечном итоге она впадает в море на востоке. Сколько бы поворотов не принимали события, они всегда развиваются так, как нужно» (См. «Беседы и суждения»). Это означает, что такие природные качества как любовь и справедливость, доброта и мужество, мудрость и понимание, терпимость и сила взращиваются в различных формах воды. Это соответствует истине о том, что «все гуманитарны науки — это гидрология, а вся человеческая природа — это вода».
Шанхаю и его жителям понадобилось более 6000 лет на создание слоев песка, ковку и совершенствование таких добродетелей, о которых говорил учитель Конфуций. И эта добродетель, непрерывно возвышаясь и совершенствуясь, уже впиталась и укоренилась в их костях.
На протяжении тысячелетий Пудун и Пуси, были как неразделимые и неразлучные песок и вода. Когда приходят волны, песок тонет, а вода вздымается; когда волны отступают, песок выступает и вода скрывается, и они, обмениваясь нежностями, бесконечно сближаются и в полной мере наслаждаются радостями и величием природы... Просторные пляжи Восточного моря являются их Райским садом; небо, наполненное чайками — талисманом их радости, плавающие розовые облака — словно любовное послание
ПРЕДИСЛОВИЕ 5
друг другу. Это то, что можно назвать безграничной гармонией.
Вплоть до периода «вечной радости» династии Мин прилегающая к нему «река Усун» (нынешняя река Сучжоу) была сильно засорена и разливалась в результате стихийных бедствий, по причине чего также нарушала покой «идеальных возлюбленных» Пудуна и Пуси. В то время министр налогов по имени Ся Юаньцзи организовал группу из 100 000 простых людей из четырех поселков, чтобы вырыть от озера Тайху до устья моря еще одну великую реку, которая позже была названа рекой «Хуанпу». Пудун и Пуси никогда не предполагали, что из-за этого им придётся слёзно попрощаться и несколько столетий жить на разных берегах.
Кто любит мальчика и не любит девушку? Неужели превосходство мужчины над женщиной (прим. мужчина — небо, женщина — земля) является традицией небесных законов? Убитая горем Пудун скорбно бесчисленное количество раз взывала Восточному морю. В то время отношения между Пудуном и Пуси находились в состоянии любви и ненависти. «Одного взгляда достаточно, чтобы море сердца, проносящееся ураганом по бесплодной земле, глубже познало пейзаж; одного долгого путешествия достаточно, чтобы измучить слабое сердце; каждый раз, когда смотрю на мелкие ряби на осенней воде, не могу сдержаться, чистые слёзы текут рекой...» (стихотворение Ван Гочжень)(Прим. Ван Гочжэнь (1956-2015) — известный современный китайский поэт. Цитата из его стихотворения «Лишь бы один раз полюбили друг друга»)
Когда естественная печаль и радость природы была
6 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
передана субъективными действиями человека, шанхайский Пуси и потерянный Пудун внезапно погрузились в мир различий и вековых обид.
Судьбы людей из разных слоев общества часто сводятся к раю или к аду. В действительности, природа также не является исключением. После того как Пуси прозвали именем «Шанхай», его раз и навсегда провозгласили «фаворитом». Он обладал всей славой, всем богатством, всей красотой, даже твердостью костей, горячей кровью, которые были присущи знатным аристократам. В нем также было всё, что полагается красивому мужчине. Он обладал всем, о чём можно было пожелать, включая почётные и исторические ослепительные наряды. Таким образом шанхайский Пуси из «деревенщины» и «рыбака», покрытого только грязью и песком, превратился в завидного и недосягаемого «восточного принца». В этом процессе, говоря о заслугах и вознаграждениях, естественно, нельзя недооценивать мудрость и трудолюбие моих предков из Сучжоу в поздний период династии Мин и ранний период династии Цин, а также более поздних шаосинских «Консультантов» и нинбоских «Корабельных бригад».
20 июня 1832 года, когда британское торговое судно «Лорд Амхерст» под флагом Великобритании вошло в пристань реки Хуанпу, Шанхай, богатый сын южного Китая, претерпел фундаментальные изменения. Он начал впитывать заморский стиль всего мира. Наиболее значимыми особенностями стали здания в стиле «Барокко» и «Готика», которые по сей день возвышаются на западном берегу Хуанпу, а также стиль «города, в котором много
ПРЕДИСЛОВИЕ 7
иностранцев». После этого, на протяжении нескольких десятилетий в конце ХIХ начала XX века, интеграция «городского искусства», «городского языка» и «городского духа» в таких всемирно известных портовых городах, как Марсель во Франции, Роттердам в Нидерландах, Лондон в Англии, Санкт-Петербург в России, Лиссабон в Португалии и Нью-Йорк в Соединенных Штатах повлияли и изменили многие гены «шанхайского» Пуси. Таким образом, за столетия, прошедшее с тех пор, «Шанхай» постепенно превратился в международного «Принца Востока», гордящегося западным берегом реки Хуанпу. Конечно, следует отметить, что в этот период в «шанхайском» Пуси также была группа коммунистов из России и китайских интеллектуалов, находящихся под влиянием «Октябрьской революции». Вот отличный план о том, как можно зажечь лампу света, освещающей весь Китай — этим людям действительно удалось достичь заветной мечты об «изменении старого Китая», в результате чего они сделали так, что грязный «город, в котором много иностранцев», начал проявлять свой ослепительный революционный блеск. Группа знаменосцев «Движения четвертого мая» (Прим. антиимпериалистическое, преимущественно антияпонское, движение в Китае в мае-июне 1919 года), таких как Лу Синь, Ба Цзинь и Ся Янь, и других деятелей новой культуры, находящиеся под влиянием «Движения четвертого мая», усердно трудились и вложили всю свою душу, чтобы посеять новый дух китайской нации на западном берегу реки Хуанпу, и даже те мрачные и узкие переулки веяли атмосферой гуманизма, которую невозможно было оставить без внимания. Однако в
8 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Пуси старого «Шанхая» люди помнят кровавые и пугающие фрагменты преступного мира Хуан Цзиньжун и Ду Юэшэн (Прим. китайские гангстеры, руководители «Зеленой банды» в Шанхае). Конечно, мы должны признать, что за такими жестокими личностями в равной степени скрываются и слабые свойства человеческой натуры. И это всё является неизбежным колоритом старой шанхайской эпохи, что позже было названо настоящим пейзажем шанхайского Пуси.
Однако, так или иначе, «шанхайский» Пуси с середины ХIХ века до середины XX века, в течение ста лет, лидировал в списке топ-100 городов Большого Китая, и ему не было равных в Азии и даже во всём мире. По сравнению с «шанхайским» Пуси, ставшего «принцем», «деревенский» Пудун всё меньше вызывал интерес даже среди самих «шанхайцев». Их можно было описать как «лёд и пламя».
Это бывший «принц» передумал? Или одинокая «принцесса» пришла в отчаяние? Однако мир вовсе так не считал, поэтому на шанхайской набережной появилась одна поговорка: лучше иметь кровать в Пуси, чем комнату в Пудуне.
Расцвет Пуси и упадок Пудуна резко контрастировали в прошлом столетии. Это причиняло боль не только шанхайцам, но и всему китайскому народу, который испытывал искренние чувства к Шанхаю.
Как потомок открывателя порта Шанхая, я никогда не встречался со своим прадедом, но знал «шанхайскую историю» моего прадеда из уст моего деда:Это был примерно 1860 год, время когда Шанхай начал превращаться из маленькой рыбацкой деревушки в мегаполис, а
ПРЕДИСЛОВИЕ 9
большие и малые пристани по обе стороны реки Пуцзян были плотно застроены. Мой прадед, также известный как «большой парень», был настолько силён, что мог бы одолеть нескольких противников, к тому же он зарабатывал на жизнь перепродажей деревьев, поэтому он стал частым посетителем «Пристани 16-го объединения магазинов» и «Пристани от имнени Хэ(何)» в Пудуне. С течением времени Пудун стал для него второй семьёй. Мой прадедушка часто говорил своей семье: «Хэ(和) и Хэ(何)» — члены одной семьи, в Пудуне всего лишь двести или триста известных человек! И я считаюсь одним из них». Однако из-за появления пароходной верфи, построенной шотландским бизнесменом в Пудуне, многие местные деревянные верфи по обе стороны реки Пуцзян один за другим обанкротились. Мой прадед также не стал исключением. С тех пор он лишился своего заработка в Пудуне, так ему ещё и пришлось испытать горечь разлуки от расставания с дочерью владельца верфи и вернуться в свой родной город Чаншу. Когда родился младший сын прадеда, он уже проживал свои последние дни. Прадедушка, который так и не смирился с потерей работы на шанхайской набережной и любимой, назвал своего младшего сына, моего дедушку, «Сюшэн» и поручил ему возродить его дело на шанхайской набережной.
Молодость моего дедушки пришлась на 1920-е и 1930-е годы прошлого столетия. В то время на шанхайской набережной давно уже доминировал Пуси. Как могло улучшиться положение Пудуна, который ухудшался день ото дня? Дедушка, который зарабатывал на жизнь перепродажей
10 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
деревьев и ремонтом кораблей, был силен и крепок, однако он не мог противостоять ветру упадка Пудуна, подобный июльскому отливу. Вскоре ему ничего не оставалось как собраться и вернуться в родной город, одной рукой выровнять курган предка, а другой встречать рождение моего отца. Дедушкин «шанхайский комплекс» исчез. Так же как у прадеда, у него в сердце не умирало желание возродить прежнее дело в Пудуне, поэтому он назвал своего старшего сына (то есть моего отца) «Хэнсин». Дедушка хотел осуществить мечту о «постоянном и непотопляемом большом деле в Пудуне» как взмахом топора расколоть дерево. Однако, со сменой династии, Шанхай превратился в новый мир. В Шанхае, где было создано народное правительство, на набережной рядом с улицей Нанкин был вывешен знак «Правительство». В «шанхайском» Пудуне и Пуси ничего не изменилось, кроме того, что увеличилось расстояние между большим городом и сельской местностью, между «шанхайцами» и «деревенскими».
Когда мой отец в качестве впервые приехал в Шанхай, это было в эпоху, когда город и сельская местность вместе проводили крупное событие: конец 1950-х годов большого скачка в металлургии. Отец, стоявший на набережной, испытывал бесконечное волнение глядя на разные как небо и земля улицы и поля по обе стороны реки Пуцзян, напевал одну и ту же песню и горел одним и тем же пламенем. Поэтому, вернувшись домой, он, с пожеланием лучшего будущего для Нового Китая, дал своему новорожденному сыну имя: Цзяньмин. И это моё имя.
Некоторые совпадения и легенды привлекательны вовсе
ПРЕДИСЛОВИЕ 11
не из-за них самих, а из-за того, что жизнь сама по себе полна совпадений и легенд. Следовательно, этот мир также дает нам еще больше места для тоски по нему.
Отцу мальчика по имени «Цзяньмин» не повезло в жизни. Он был чиновником не высокого ранга, которого сильно избили во время «культурной революции». Он носил шляпу «приверженцев капитализма» и стал крестьянином, обратившим лицо к земле, а спину к небу. Это если еще не брать в расчёт, что в то время массовый энтузиазм лозунга «сельскохозяйственного обучения у Дачжая» (Прим. Лозунг и хозяйственная кампания в КНР 60-х годов) был на подъеме, и сельские местности внедрили двухурожайный рис, и всегда было недостаточно удобрений, в связи с этим все виды сточных вод в Шанхае стали «сокровищем» сельских районов в провинциях Цзянсу и Чжэцзян. «Отплытие в Шанхай за удобрениями» в то время было почётной обязанностью в сельской местности вокруг Шанхая.
Однажды летом, когда настала очередь капиталистически настроенного отца принять это задание, у него в голове возникла идея взять своего сына, учившегося в начальной школе и у которого были летние каникулы, в Шанхай, чтобы весело провести время. 7-8 летний ребёнок был в восторге, ведь в то время радость от поездки в Шанхай, была такой же, какую сегодня китайцы испытывают от прогулки по Нью-Йорку и Парижу. Когда посредники переправляли маленькие деревянные лодки до самого Шанхая, маленький я был полностью очарован плотными высотными зданиями на берегу, потоком движений и оживленностью на широких улицах, а также стильными девушками в платьях и на
12 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
высоких каблуках. Единственное, что вызывало неприятные ощущения, это, то, что от реки Сучжоу исходил слишком неприятный запах, вода была черная, как смола, а контраст уровня воды был настолько большим, что могла бы поднять небольшое судно до уровня набережной и вдруг опустить до уровня иссохшего русла реки, лишая любой возможности маневрировать. Когда я был маленьким, я впервые пережил ужасающую сцену прилива и отлива, и неоднократно сдерживал слезы, не осмеливаясь подать звук. Но это не имело принципиального значения. На следующий день лодка, которая еще не была загружена «аммиачной водой», взяла курс к реке Хуанпу (моему отцу и другим было поручено загрузить аммиак на химическом заводе в пристани 16-го объединения магазинов, который на самом деле был просто водным отходом). В то время не было механического двигателя, и можно было только вручную грести, и один человек на носу лодки упорно продвигался к бамбуковому шесту, чтобы стабилизировать направление. В июле, во время приливов, течение Хуанпу очень быстрое и непрерывно издаёт свистящий звук. Лодка, которую отец и остальные гребли вперед, словно лист бамбука, развевающийся по ветру, плыла по широкой и бурной реке, совершенно не в силах помочь себе. Спрятавшись в каюте и высунув половину своей маленькой головы, я в этот момент забыл, что такое страх, открыв свои любопытные глаза, я смотрел на сплошную вереницу больших кораблей, и на высотные здания на одном берегу, которые, казалось, выстроились в ряд -позже мой отец сказал мне: «Это и есть Вайтань в Шанхае».
ПРЕДИСЛОВИЕ 13
После того, как лодка вошла в реку Хуанпу, она полностью потеряла управление. Как только мимо проплывали большие напыщенные корабли, лодка еще больше не могла удержаться на поднимающейся волне и ей оставалось только кататься на вершине волны. «Уходим под воду!» «Уходим под воду!» — Как только я услышал несколько криков моего отца и остальных лодочников, мои глаза внезапно накрыла огромная «стена воды», а затем я потерял сознание. Когда я пришёл в себя, я обнаружил, что мы с отцом вместе с остальными лежали на илистом берегу. Мой отец с покрасневшим телом укутал мое маленькое тело в выжатую одежду и время от времени спрашивал: «Ты наверное испугался?». Я не ответил и не покачал головой. Пара маленьких глаз, остолбенев, просто смотрела на реку Хуанпу, текущую на восток, и оживленную набережную на другой стороне. Не знаю сколько времени это заняло, и я, находясь в испуганном состоянии, спросил у отца: «Куда мы пришли?», он ответил: «в Пудун», и я снова спросил: «А почему здесь не «Шанхай», на что отец ответил так: «Пудун — это Пудун, а Шанхай — это Шанхай».
Это был первый раз, когда я познакомился с Пудуном, и у меня осталось сильное впечатление, что «Пудун» — это не «Шанхай». Позже я узнал, что сельскохозяйственные суда, которые заходили в реку Хуанпу, чтобы «загрузить удобрения», как мы это делали в своё время, каждый год приводили к многочисленным авариям, в которых корабли переворачивались и гибли люди, а илистые берега в Пудуне спасли жизни многих людей, включая мою. У-ху!
Во второй раз судьба свела меня с Пудуном почти 20 лет
14 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
спустя.
В то время я уже был молодым офицером в генштабе одного из подразделений НОАК в Пекине. В начале и середине 80-х годов прошлого века молодые офицеры, такие как мы, в обществе считались «аппетитными хлебцами», подобно сегодняшним «высоким, богатым и красивым» мужчинам, т.е. идеальным мужчинам, и были объектом преследования первоклассных городских девушек. Познакомившись через друга, я вошел в семью одной студентки университета в районе Цзинъань в центре Шанхая, эта была обычная интеллигентная семья с родителями и тремя сестрами. Именно в этой семье я впервые ощутил тяжёлую жизнь шанхайцев. Невозможно было выделить мужчинам и женщинам отдельное место для разговора о любви. Такому высокому и крупному военному вроде меня, чтобы встать и подвинуться также приходится уворачиваться. «Либо приходилось идти на набережную Вайтань, либо гулять по улице.» — в то время я слышал, что так говорили влюбленные молодые люди в Шанхае. Я от рождения не люблю гулять по улице. «Тогда пошли на набережную», — предположила подруга. Только придя на набережную, я узнал, что означало «любовь по-китайски» — в то время на Вайтане стояла противопаводковая стена высотой по грудь. Под лунным светом, на этой стене, защищающей от наводнений, выстроились самые разные мужчины и женщины, я был крайне поражен масштабом этого зрелища, что даже не мог поверить, в то, что они все были «возлюбленными», ведь очевидно, что это была герметичная «стена из людей»! Пройдя около 300-400 метров, моя подруга вдруг притяПРЕДИСЛОВИЕ
15
нула меня к себе, тяжело дыша, и сказала: «Нам сегодня повезло, есть места!». Ее слова тронули меня, но в то же время заставили почувствовать неловкость: я военный, одетый в военную форму, и я не мог бок о бок стоять с подругой, которую я только что встретил, не говоря уже о другой девушке за моей спиной — позади меня стояла еще одна пара, которые беседовали друг с другом. Несмотря на уговоры подруги, я покраснел и категорически отказался прислониться к «стене возлюбленной», как другие. Потому что это было крайне «рискованно» для меня как военного. «Что здесь такого! Все же так делают!» — продолжала объяснять подруга. Но я по-прежнему качал головой, и она рассердилась. Мы продолжили идти вдоль «Стены любви» в направлении «16-го» магазина искать лазейку, но так и не нашли. Окончательно потеряв надежду, она внезапно остановилась и спросила: «Что будем делать?» Я, будучи книжный червем, подняв голову окинул взором противоположный берег темной как смоль реки Хуанпу, и в полголоса сказал: «Давай переправимся туда, там никого нет!». Я не предполагал, что лицо подруги вдруг скривится, а затем, бросив тяжелую фразу: «Ты глупый? Это Пудун, а не Шанхай!» она отойдёт от меня.
Моя «шанхайская любовь» закончилась вот так быстро и трагически. Но в очередной раз это оставило сильное впечатление в моём сознании, что Пудун — это не «Шанхай».
«Кто же такой Пудун»? Возможно, сегодняшние шанхайцы давно уже нашли ответ на этот вопрос. И десятилетия спустя, когда я снова прогуливался по красочной
16 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
и сказочной набережной Вайтань, я по-настоящему узнал Пудун, с которой у моей семьи была неразрывная связь на протяжении многих поколений. Оказалось, что на самом деле она была «Принцессой Востока», которая в глазах народа уже долгое время находилась в упадке, но никогда не теряла свой шарм и блеск. А тот «Пуси», глядевший на неё с противоположного берега, ее возлюбленный с детства, ныне уже вырос до «Принца Востока», с которого весь мир не мог отвести глаз.
Разве нет? Вот смотрите: «принц» Пуси, он один сочетал в себе образы могущества, красоты, силы, выразительности, достоинства и роскоши. Он окружен рядами разбросанных и возвышающихся небоскребов. В сумерках, под красочным светом фонаря, он похож на юношу с выдающимся талантом и внешностью в золотых доспехах или на молодого вольного и раскованного монарха, с ног до головы излучающего атмосферу гордости, импозантности и красоты. К тому же, сегодняшний «Пуси» на востоке доходит до берега Фусин в районе Янпу и на западе до моста Сюпу в районе Цяньтане, и простирается на несколько десятков миль, демонстрируя свой авторитет в форме реки Пуцзян, образуя линию, соединяющую Восточное море и озеро Тайху на западе. Глядя на Пудун снова, современная «часть архитектурной симфонии», которая росла как грибы после дождя, все время исполняет прекрасные мелодии разных эпох. Мечтательная, непредсказуемая, яркая и красивая «Жемчужина Востока», подобно танцующей принцессе, постоянно демонстрирует людям свою нежность и очарование. Тот тонкий и мягкий, взмывающий в заоблачные дали «Шанхайский центр» под
ПРЕДИСЛОВИЕ 17
сверкающим блеском похож на тоненькую талию танцующей принцессы, со всеми видами стиля. Десятки роскошных строительных комплексов, таких как «Глобал Финанс», «Голден Трейд Билдинг», «Конференц-центр», «Шангри-Ла» (прим. международная гостиничная сеть) и «Аврора Тауэр» и т.д., благородны и восхитительны словно нежные и грациозные манеры принцессы. 100-метровые ленты с зеленым оттенком, протянутые вдоль реки, больше похожи на красивые и величественные костюмы, накинутые на талию принцессы.
Да, когда «принцесса» востока вернулась в полном облачении, «принц» востока с трепетом в сердце искренне поприветствовал её — Пудун и Пуси, влюбленные, озаряющие друг друга и неизменно наблюдающие друг за другом уже сто лет, теперь, наконец, смогли обняться, и посмотреть друг на друга наполненными любовью глазами. Каждое свечение фонарей, это возникшая между ними ласковая тишина, изливающая любовь. Также развитие Пудуна способствовало их грандиозной любви и свадьбе века, привлекшая внимание всего мира — и этой свадьбой стала «Ночь Всемирной выставки» 30 апреля 2010 года. Эта сцена всё ещё свежа в памяти шанхайцев, и воспоминания всего мира всё ещё свежи. Это можно было описать так: мир одет во всевозможные эмоции, в одно прекрасное утро заказали тысячелетнюю весну!
То есть с того дня, эта легендарная «свадьба» в восточном стиле превратилась в нескончаемую свадьбу века, каждый день погружая город Шанхай в великолепное, благородное и счастливое время.
18 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Это и есть легенда о любви. Причина, по которой она всегда такая душещипательная и неувядаемая на протяжении веков, заключается в том, что она вмещает в себя неисчерпаемую любовь и очарование. Причина, по которой бог любви вечнозеленый, заключается также в том, что он никогда не склонял голову, не покорялся и не увядал от ветра и инея (прим. горести жизни) прошлых лет, а также от невзгод льда и угля (прим. несовместимые начала). Как правило, классическая любовь всегда проходит через различные перипетии, а пылающая любовь часто сталкивается с ветром и инеем и трескучим морозом. Вот почему мы говорим, что счастье — это всегда долгая история.
После «открытия» Нового Шанхая той ночью, у меня в душе осталось неизгладимое чувство: чтение и понимание Большого Шанхая (Пудун, Пуси и река Хуанпу посередине) требует как глубокого понимания истории и действительности, так и философии и литературы — литература здесь не только романтика и воображение, но и гуманистическая мысль и социальная атмосфера, которая пронизывает каждое каменное дорожное полотно на Шанхайской набережной и каждый мелкий осадок, отложенный рекой Хуанпу.
На самом деле, чем писать об истории развития Пудуна, лучше сказать, что я пишу о возрождении Шанхая. Поскольку, если бы не было политики реформ и открытости Китая, без возвращения Пудуна, красивой и благородной наряженной «принцессы», Шанхай, «Принц Востока», действительно пал бы, и был бы подавлен и уничтожен потоком тенденций мирового развития.
ПРЕДИСЛОВИЕ 19
И это именно то, зачем мы должны выражать глубокое уважение всем тем, кто участвовал в развитии Пудуна.
Теперь мы едем в Пудун, чтобы увидеть, как вернувшаяся наряженной «Восточная принцесса», закалилась и возродилась, и стала именно тем местом, где восходит солнце.
ГЛАВА I
ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК
«Добряк» продвигается на восток
Шанхайцы всегда были настолько гордыми, что в глазах жителей других местностей выглядели даже немного надменными. И в этом нет ничего зазорного. У города имеется достаточный капитал для гордости и высокомерия в Китае. За короткую столетнюю историю он смог из маленького рыбацкого посёлка вырасти во всемирно известный город, который прозвали «Парижем Востока». Одного этого достаточно, чтобы всему Китаю и даже всей Азии гордиться такой финансовой столицей. Даже в прежние времена красочная набережная Вайтань и суета «города, в котором много иностранцев» (старый Шанхай) ничем не уступали нью-йоркскому Манхэттену, конечно, за исключением метро и небоскребов, которые появились в Шанхае не так давно и не были настолько высокими. Шанхай по стилю моды и степени открытости уже в начале ХХ века далеко превзошел Гонконг и приблизился к таким всемирно известГЛАВА
I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 21
ным городам, как Лондон и Сан-Франциско.
Ключевым моментом является то, что для Китая Шанхай всё ещё остаётся святой землей и колыбелью революции, взрастившей новый Китай, — здесь родилась Коммунистическая партия Китая.
После образования Нового Китая (прим. Китайская Народная Республика) высокомерие Шанхая уже не вызывало вопросов: он стал главной промышленной базой Китая и самым крупным и процветающим городом, а его вклад в страну можно выразить в следующей пропорции — финансы занимают шестую часть от всей страны. И этого достаточно.
Вот такой Шанхай крутой, такой надменный. Обычно тот, кто позволяет себе быть крутым и надменным, имеет капитал подобного уровня.
Однако посторонний человек, возможно, даже не сможет себе представить, что гордые шанхайцы когда-то, в первые десять лет проведения политики реформ и открытости, не только болезненно склоняли гордые головы, но довольно часто им приходилось унижаться перед немалым количеством «младших братьев».
«Это позор шанхайцев!», «Когда это Шанхай так унижался?» — спрашивал один старый руководитель. Однажды, во время Весеннего фестиваля в начале 80-х годов прошлого столетия, крупный шанхайский лидер отправился в г. Уси, чтобы принять участие в собрании награждения передовых волостных и поселковых предприятий «Деревня за 100 миллионов юаней» в южной части провинции Цзянсу. Из-за того, что в Шанхае не было собственной «Деревни за 100 миллионов юаней», шанхайского руководителя отпра22
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
вили «сидеть на холодной скамейке». Не имея права выйти на сцену для вручения лицензий победителям, он буквально кипел от гнева.
Шанхайцы издавна блюли приличие и заботились о своей репутации, и за почти 100-летнюю историю, прошедшую с момента открытия порта, не только «лицо» было блестящим, но и «внутренняя сторона» не могла быть лучше. Период, когда Шанхай начал терять своё «лицо» пришёлся на эпоху окончания «культурной революции».
Каким был 1977 год? Это был первый год после того, как Китай разгромил «Банду четырех», и это был период, когда Китай начал освобождаться от тяжелых оков «Культурной революции».
Ты понимаешь жизнь? Ты понимаешь,
Ты хочешь, чтобы она повторилась? Ты как раз блуждаешь на том же месте.
Присядь, не нужно всегда оглядываться назад, нужно двигаться вперед!
Поднимись и снова выпрями грудь, это и есть жизнь.
Жизненный путь, неужели есть только
Пот на лбу, тяготы на теле, утомительная суета и
Сердечные муки, но без любви и рассвета?
Воспряни духом и иди поприветствовать утреннюю зарю голубого неба,
Перстень света надежды постепенно вырос на горизонте.
Сделав уверенный шаг, определись с направлением,
Положись на мою поддержку
Стремительно продвигаясь вперед.
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 23
Это стихотворение было написано в 1977 году лауреатом Нобелевской премии по литературе, известным испанским поэтом Висенте Алейсандре-и-Мерло. Причина, по которой стихотворение господина Мерло «Будьте полны надежды» полюбилось группе китайской интеллигенции того времени, заключалась в том, что наша страна как раз выходила из периода страданий, и люди были в поисках своей собственной надежды.
А теперь и жители большого Шанхая также искали свою надежду.
Три года спустя Шанхай поприветствовал двух старых боевых товарищей, которые были «напарниками» в военные годы, вступивших на должность «секретаря» и «мэра». В то время секретаря Шанхайского горкома называли «первым секретарем», и этим человеком был Чэнь Годун; его «старым напарником» был Ван Даохань, который занимал пост мэра и «секретаря горкома партии». (Согласно расстановке, через год к ним присоединился «второй секретарь» по имени Ху Лицзяо, который также был передовым революционером и экономистом). «Шанхайская команда», состоящая из трёх передовых революционеров и экономистов Чэнь Годуна, Ху Лицзяо и Ван Даоханя, среди людей стала известна как шанхайская «тройка» после «культурной революции». Эта «тройка» руководила Шанхаем примерно с 1980 по 1985 г., этот период для Шанхая, серьезно пострадавшего от «культурной революции», считаются самыми трудными годами на ранних этапах реформы. По причине того, что «грязная дорога» и «вода в шанхайском хутуне» на набережной Вайтань плохо стекали, центральный орган власти возложил
24 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
такую ответственность на этих трёх очень авторитетных опытных политиков.
Среди этих трёх почтенных людей, тем, кто оставил самое глубокое впечатление в сердцах современных китайцев стал Ван Даохань. Этому градоначальнику Шанхая, посвятившему себя Новой 4-ой армии, на момент вступления на пост мэра Шанхая было 65 лет, Чэнь Годун был старше его на 4 года, а Ху Лицзяо — на 1 год. Сегодняшняя молодежь, возможно, не знает, что Ван Даохань и Чэнь Годун уже были высокопоставленными чиновниками уровня провинции и министерства, во время образования Нового Китая. Ван был министром промышленности Военно-политической комиссии Восточного Китая, а Чэнь был министром финансов. Говоря, что они «старые товарищи», как раз подразумевается тот период истории, но они уже были боевыми товарищами ещё со времён службы в одном подразделении Новой 4-ой армии в военные годы. Центральный комитет издавна придавал большое значение Шанхаю. После «Культурной революции», когда команда впервые была собрана, ЦК рассматривал возможность восстановления экономического статуса Шанхая и его влияния на всю страну, поэтому он отправил в Шанхай двух «старых товарищей», которые на раннем этапе образования нового Китая были помощниками первого мэра Шанхая Чэнь И. Чэнь Годун прибыл в Шанхай раньше Ван Даоханя.
Ван Даохань оставил самое глубокое впечатление в памяти людей двумя фактами: во-первых, в качестве «открывателя талантов» преемника на должность генерального секретаря ЦК КПК, председателя государства и председателя
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 25
Военной комиссии Цзян Цзэминя (прим. председатель КНР с 1993 по 2003 год); во-вторых, в 1991 году господин Ван вступил в должность председателя «Ассоциация по сотрудничеству между двумя берегами (сторонами) Тайваньского пролива», работающей на Тайване, к тому же за время своего пребывания на этой должности он провёл знаменитые «переговоры между Ван Даоханем и Гу Чжэньфу».
Но китайцы, оценивая людей, обычно любят смотреть на «внешность». Ван Даохань относится к тому типу интеллектуалов, которые в молодости были привлекательными и спокойными, и к тому же, даже с первого взгляда была видна его благовоспитанность. Когда он стал старше, его лицо излучало доброту, мягкость и чистоту, это был мудрый руководитель, который особенно нравился людям. А он сам себя называл «добряком». Это слово употреблено правильно, доброта: это и мудрость, и красота, и ясность. Сам господин Ван сказал: «Следование по-доброму (правильному) пути приведёт к свету. На протяжении всей своей долгой жизни я всегда требовал этого от себя и продолжал извлекать из этого пользу». Ван Даохань, окончивший несколько высших учебный заведений, пережил крещение военных лет. К счастью, в те кровопролитные годы он встретил начальника, который также был «добряком», и напрямую повлиял на стремление Ван Даоханя к добру. Этим начальником был Тань Чжэньлинь (прим. военный и политический деятель КПК, 1902–1983 гг.), которого Мао Цзэдун называл «Босс Тань». «С первой встречи, он привлёк моё внимание. Он, как будто, с ног до головы был переполнен энтузиазмом, энтузиазмом бесконечной преданности революционному делу
26 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
и полной уверенности в несомненной победе». Ван Даохань таким образом восхищался и рассказывал о «добром» начальнике: «Его добродетель подобна группе пылающих источников света, освещающих его жизнь до и после смерти».
На самом деле это также является автопортретом Ван Даоханя.
Когда я брал интервью и исследовал историю развития сегодняшнего Пудуна, я обнаружил, что жители Шанхая восхищались приверженностью Ван Даохана по развитию Пудуна в те годы и считали его одним из главных инициаторов.
«В годы, когда он стоял у власти, его глаза и душа всегда смотрели на восток...» — так мне сказал один старый житель Пудуна. Когда Ван Даохань находился на посту мэра, и «Шанхай» и муниципальное правительство находились в Пуси, посмотрев на восток, можно было увидеть Пудун.
В сезон золотой осени я снова ступил на землю Пудуна.
Как только восток был открыт, я сразу отправился в путь. Я уже и не вспомню, сколько раз за последние несколько лет я был на восточном берегу реки Хуанпу. Каждый раз, когда я проезжаю мимо набережной и перед окнами автомобиля проплывает пейзаж района Луцзяцзуй на противоположном берегу, у меня появляются ассоциации и размышления. Район Луцзяцзуй отделен от набережной в Шанхае только одной рекой, и должен был составной частью набережной, но разница перед глазами настолько очевидна. Сегодня я снова еду в Луцзяцзуй и собираюсь посетить районы Вайгаоцяо и Хуаму.
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 27
Ван Даохань написал одно известное рабочее эссе «Путешествие по Пудуну», которое я называю хорошим прозаическим произведением полным энтузиазма, особенно в отношении развития Пудуна.
Машина въехала в туннель через реку на улице Дапу. Из-за нагрузок в течении многих лет этот туннель выглядел немного старым. Если к концу года будет открыт ещё один туннель через реку на Восточной улице Яньань, то возможно, он сможет перевести дыхание. Однако, как только будет открыт туннель через реку на Восточной улице Яньань, развитие района Луцзяцзуй ускорится, и поток людей и транспортных средств в Пуси и Пудуне неизбежно увеличится, и тогда этот туннель также станет очень загруженным. По всей видимости, необходимо построить мост южной пристани и подготовить проект строительства дороги Нинго, пересекающей реку.
Эта статья была написана четыре года спустя, после отставки Ван Даоханя с поста мэра Шанхая. В это время он работал на посту советника муниципального правительства Шанхая и начальника Шанхайского управления развития экономической зоны Государственного совета. Развитие Пудуна, кажется, стало самым важным делом его жизни, не считая его работы с «Ассоциацией по сотрудничеству между двумя берегами (сторонами) Тайваньского пролива» по отношению к Тайваню.
«Сто лет восточной мечты, десять лет горькой тоски по возлюбленному» — эти слова довольно точно передали те смешанные эмоции, которые тогда бушевали в душе господина Ван во время шанхайского градостроительства.
28 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
В начале 1980 года, получив приказ от Центрального Комитета, Ван Даохань уехал в Шанхай с должности заместителя министра внешнеэкономических связей и начальника Государственного комитета по управлению импортом и экспортом. Однажды вечером Ван Даохань пришел в одиночку на набережную, долго стоял перед цементным ограждением, защищающий от наводнений, который все так же вызывал холодные ощущения. Пристально наблюдая за бегущими на восток бурлящими волнами реки Хуанпу и не очень оживленную Нанкинскую улицу позади него, поток мыслей в его голове долгое время не мог стихнуть. Так как он уже был знаком с Шанхаем, со средней школы до университета, он провел почти десять лет своей юности в этом «восточном Париже», и он давно уже познал многочисленные трудности этого города.
«Частная электротехническая промышленность в Восточном Китае сосредоточена в одном месте в Шанхае, и можно сказать, что она почти полностью отсутствует в других провинциях и городах. Ассоциация электротехнического промышленного оборудования в Шанхае насчитывает 335 заводов-участников с общей численностью работников в 10 000 человек, а на полностью частных заводах работает около 8000 человек. Восточно-Китайская государственная фабрика электротехнических приборов имеет всего восемь фабрик, трое из них находятся в Шанхае, четыре в Нанкине и одна в Шаньдуне. В рамках совместного управления предприятиями с участием государственного и частного капитала, имеется по одному заводу в Шанхае и Шаньдуне, на десяти заводах работают в общей сложности 3930 человек.
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 29
Из всех компаний управляемые иностранным капиталом (финансируемых США), две находятся в Шанхае и одна является китайско-иностранным акционерным обществом…»
Сегодня мы, кажется, не испытываем никаких особых чувств, когда слышим такие цифры, однако почти 70 лет назад, когда был образован Новый Китай, такая отрасль или электротехническая промышленность, которая представляла собой самый передовой образ жизни и технологии в то время, вызывала особую гордость шанхайцев. И 38-летний молодой «министр Ван», будучи «министром промышленности», отвечавший за работу в этой сфере, естественно, гордился больше, чем простые горожане.
Два года спустя этот министр, «красивый молодежь», одним приказом о переводе Центральным Комитетом был переведен в Пекин и вступил в должность заместителя министра Первого министерства машиностроения и исполнительного заместителя управляющего постоянного Комитета по внешнеэкономическим связям Центрального народного правительства. После этого он пробыл на севере почти 30 лет, и этот отрезок времени включает почти десятилетние жестокие преследования в период «культурной революции». 30 лет спустя, в 1980 году, когда «талантливый молодой студент» вернулся в Шанхай в качестве мэра, он уже был заметно постаревшим 65-летним мужчиной. Однако, шанхайцам, кажется, больше нравился такой «мэр Ван», и все про себя думали «наш мэр похож на профессора».
Профессор, мудрый человек, который учит людей знаниям. Это всецело соответствует духу, воспитанию, манерам и личности Ван Даоханя, которыми он был пере30
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
полнен сверху донизу — по словам самого Вана, он — «добряк».
Однако городское управление — это не трибуна для профессоров и не храм, где спокойно живут буддийские монахи. Особенно в Большом Шанхае, городе площадью всего 6340 км², но теснятся десятки миллионов человек. Люди должны здесь работать и жить, воспитывать будущие поколения, заботиться о родителях и проводить их в последний путь, и так далее.
После полных 37 лет в возрасте от 38 до 65 лет официальная должность Ван Даоханя была повышена только с «заместителя уровня провинции и министерства» до «уровня провинции и министерства», но за это время Шанхай, который он знал и горячо любил, претерпел колоссальные изменения. Хорошая сторона перемен была захватывающей, обнадеживающей и «неожиданной»; но была и другая сторона перемен, плохая, и эта плохая сторона также была «неожиданной» для Ван Даоханя, и даже более «поразительной и невыносимой», чем хорошая сторона!
На третий день после Национального праздника в 1980 году, т.е. 3 октября, жители Шанхая сжимали в руках выпуск «Цзефан жибао» (прим.шанхайская газета) того дня и читая ее «взрывались» в эмоциях:
«О боже мой! «Шен Цзюньпо» — это его настоящее имя или псевдоним? Он же сам себе смерти ищет!»
«Это слишком затягивает, я уже сколько лет не встречал такой хорошей статьи!»
«Ведь пришло время кому-то в Шанхае выйти и сказать правду!»
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 31
«На сей раз набережная Вайтань снова станет оживленной...»
Какая статья заставила шанхайцев так волноваться и нервничать? Я думаю, что в самом затруднительном положении в то время должны были быть руководители Шанхая, в том числе, конечно, и Ван Даохань, который в то время являлся исполняющим обязанности мэра и вторым секретарем, и спустя два-три месяца на сессии Всекитайского собрания народных представителей должен был быть избран настоящим мэром. Для мэра видеть статью в которой вот так «ругают» Шанхай (в глазах некоторых людей ругать Шанхай равносильно ругать городских руководителей), это должно быть похоже на перевернутую бутылку с уксусом, я не знаю, каково это на вкус. Проблема в том, что подобные статьи попадали в заголовки первых полос. Газета «Цзефан жибао» съела желчный пузырь леопарда? (прим. осмелел)
На сей раз, группа «литераторов» из редакции газеты, на самом деле, «съела желчный пузырь леопарда».
Для начала давайте посмотрим, какая статья всё-таки была опубликована в тот день на первой странице «Цзефан жибао».
Заголовок: О чем свидетельствуют десять первых и пять последних?
Рассмотрение тенденции развития Шанхая.
Имя и должность автора указаны не в начале, а в конце статьи, что довольно интересно: Институт экономических исследований Шанхайской Академии общественных наук — Шен Цзюньпо
Ниже приводится содержание статьи, опубликованной
32 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
редакцией газеты:
Недавно, в своем выступлении на Третьей сессии Пятого Всекитайского собрания народных представителей товарищ Хуа Гофэн затронул вопрос о составлении долгосрочных планов. Он сказал: «Составление долгосрочного плана является необходимой предпосылкой для развития социалистической плановой экономики. В последние месяцы в некоторых департаментах этого города проводился обзор истории, обобщение опыта и уроков, обсуждение тенденций развития Шанхая и составление долгосрочных планов на общую тему «Какой Шанхай строить».
Согласно моим данным, в Шанхае, в экономическом плане, по меньшей мере сосредоточены десятка «первых» по всей стране:
1. Стоимость валовой продукции промышленности составляет более одной восьмой от всех страны, и по объёму производства в ценностном выражении занимает первое место среди всех провинций и городов страны;
2. Общая стоимость экспортной продукции занимает более четверти страны, из которых продукция этого города составляет 60%, а по прибыли в иностранной валюте занимает первое место в стране;
3. Финансовые поступления составляют одну шестую от общего дохода страны, выплата государственных налогов и доходов составляет одну треть расходов по статьям центрального бюджета, а по сумме выплаченных налогов занимает первое место по стране;
4. Продуктивность труда всех работников промышленной отрасли в 1979 году составила 30 013 юаней, что
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 33
более чем в 1,5 раза превышает средний показатель по всем провинциям и городам страны, занимая первое место в стране;
5. В 1979 году прибыль, полученная промышленностью на каждые 100 юаней с основных средств, в среднем по городу составляла 63,73 юаня, что в четыре раза превышает средний показатель по всей стране, занимая первое место;
6. Скорость оборота промышленного капитала составляет 69,5 дней, что является первым показателем среди крупных городов страны;
7. Исходя из средней численности населения, годовой валовой национальный продукт на душу населения в 1979 году составлял 1 590 долларов США, что занимало первое место в стране по высокому уровню производства;
8. Эффективный коэффициент использования энергии. В 1979 году он составил 33%, что превышает средние показатели по всей стране (28%), занимая первое место в стране;
9. Объём транспортировки товаров. Повсеместная отправка товаров повседневного потребления торговым ведомством Шанхая, составляет 45% от объёма общегосударственного распределения, занимая первое место в стране;
10. Перевозка технических сил. После освобождения в Шанхае насчитывается более 300 заводов, которые переехали во внутренние районы Китая, к тому же по различным другим каналам был перевезен 1 миллион технического персонала и квалифицированных рабочих, заняв первое место в стране.
Все были наслышаны о шанхайской «десять первых»
34 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
по стране, что всегда звучало очень приятно и вызывало у людей чувство гордости. Однако, судя по содержанию статьи Шэнь Цзюньпо, это, похоже, первый случай для многочисленных граждан Шанхая и рядовых кадров, иными словами, это был первый случай, когда «лицо» и «душа» шанхайцев, которыми они гордились на протяжении десятилетий, разрывались в клочья!
В статье Шэнь Цзюньпо было перечислено пять крупных аспектов, по которым Шанхай по всей стране являлся «последними»:
1. В городских районах в среднем проживает 41 000 человек на км², а плотность городского населения является «самой высокой» в стране;
2. Плотность застройки достигает 56%. Исходя из средней численности населения, каждый человек владел всего 1,57 м² дорог и всего 0,47 м² зеленой зоны (размером с «Цзефан жибао»). По плотности застроек, тесноте заводов, узкости дорог и отсутствию озеленения – Шанхай являлся «самым» среди крупных городов нашей страны;
3. Исходя из средней численности населения Шанхая, жилая площадь каждого человека составляло 4,3 м² (включая лачуги, простые дома и чердаки), и насчитывалось более 918 000 семьей с нехваткой жилья менее 4 м² (включая бедные семьи, молодожёнов, малообеспеченные семьи и переведенных в Шанхай из других мест, в общем более 69 000 бездомных семей), что составляет около 50% от числа городских семей, а процент семей с нехваткой жилья настолько велика, что является «самым большим» среди крупных городов страны;
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 35
4. Среднее число смертей на 10 000 транспортных средств в Шанхае составляет 42,5 в год, а количество дорожно-транспортных происшествий является «самым большим» среди крупных городов страны;
5. Из-за серьезного загрязнения трёх видов промышленных отходов (прим. вредные газы, сточные воды, твёрдые отбросы) уровень заболеваемости раком в Шанхае является «самым высоким» среди всех городов страны.
Перечислив «десять первых в стране» и «пять последних в стране», Шен Цзюньпо снова проанализировал несколько конкретных проявлений этого «деформированного состояния» в Шанхае:
Производство первое, потребление второе. Шанхай — крупнейший промышленный и торговый город нашей страны, который придаёт большое значение производству и прилагает для этого все усилия, что имеет решающее значение для построения социалистизма по всей стране. В течение последних 30 лет Шанхай всегда лидировал в промышленном производстве и входил в число лучших; а в сфере градостроительства он был медным и всё время уступал другим, что привело к серьёзному дисбалансу в соотношении «костей» и «мяса» города. Это тот случай, который в прошлом был связан с однобоким пониманием о «превращении города-потребления в город-производства». В течении довольно длительного времени считалось, что нужно лишь взяться за производство, и тогда в независимости от цели потребления, город естественным образом может превратиться в производственный город, что приведёт к его модернизации. Это искажение взаимосвязи между
36 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
производством и потреблением — явно ошибочное представление. Одна из ошибок заключается в том, что легко отрицаются положительные эффекты потребления. Производство определяет потребление, и наоборот, потребление влияет на производство. «Потребление создает новые производственные нужды». Без потребления не будет и производства. Те точки зрения и методы, которые полагают, что накопление и производство являются положительными факторами, а потребление и жизнь — отрицательными факторами; и что осваивание производства является законом неба и принципом земли (т.е. естественным и незыблемым), а потребление — маловажным, — все это отражение левого мышления в экономике. Вторая ошибка заключается в произвольном расширении понятия потребления. Например, административные органы, которые развивают новые производительные силы, такие как образование, наука и техника, рассматриваются как «потребление», третичный сектор экономики, такие как сфера бизнес-услуг, которые отвечают за задачу социалистического обращения, также рассматриваются как «потребление». А что касается городского строительства, которое явно относится к сфере производства, такие как транспортные объекты, средства защиты окружающей среды, охрана труда и т.д., из-за того, что они требуют денежных затрат, они также классифицируются как «потребление». Такое постоянное ослабление «потребления» и строительство «чистого, без примеси» производственного города, непременно приведёт к перенаселению сегодняшних городов, нехватке жилья, к серьёзным загрязнениям трёх видов промышленных отходов, дорожГЛАВА
I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 37
ным пробкам и т.д., а жизнь людей погрязнет в долгах, что добавит многочисленные трудности в развитие производства. Это всё является результатом отступления от основных экономических законов социализма и принципа «производить для производства».
Акцент на потенциал, а пренебрежительно относятся к трансформации. Будучи старой промышленной базой, Шанхаю, в целях поддержки государственного строительства, вполне уместно полностью использовать свои потенциальные возможности. За последние 30 лет промышленное производство Шанхая увеличилось в 25 раз. В основном, оно сосредоточено в городском районе, на маленькой как «раковины моллюсков» территории в 141 км², и для выявления потенциальных возможностей, преимущественно полагается на более чем 95% устаревших предприятий, старых фабрик и старого оборудования. На протяжении долгого времени, многие устаревшие предприятия постоянно использовали «уставный капитал» простого воспроизводства для неоднократной реализации потребностей расширяющегося воспроизводства. Вследствие этого, ничего другого не оставалось, как ещё упорней выявлять потенциальные возможности. Развитие явлений и вещей имеет свой предел, при достижении которого оно пойдёт в обратную сторону. Что касается промышленного производства, повторное развитие производства дошло до дороги (придорожные склады, придорожные заводы); непрерывное расширение заводских построек привело к увеличению населения; оборудование использовалось в максимально возможной степени, и многие из них были «перегружены» и «больны»,
38 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
достигнув уровня тяжелой работы; участок был полностью раскопан и выкопаны детские ясли, кафетерий и уборная. «Это действительно въелось в кости», — реагировал народ. Подобное постоянное интенсивное использование без компенсации и бесконечные поиски скрытых возможностей может привести к тому, что эта старая база будет «перегружена» и «полностью истощена», а передовой город может превратиться в отсталый.
Акцент на скорость, а не на эффективность. За последние тридцать лет промышленность Шанхая развивалась со среднегодовым темпом роста 11,3%, превышающим национальный уровень. Для такой старой базы, как эта, с относительно большой базой и относительно небольшим количеством новых и расширяющихся предприятий, нелегко постоянно двигаться вперед с высокой скоростью. Однако простое стремление к скорости приводит к потере всеобъемлющего баланса, и в результате эффективность оказывается невысокой. Говоря о Шанхае с точки зрения предприятия и отрасли, то можно отметить, что темпы развития производства не низкая, эффект также неплохой. Тем не менее, если взглянуть на город в целом, то можно увидеть, что различные профессии и специальности работают скоординированно и развиваются всесторонне. Несмотря на увеличение объема производства и скорости, ситуация с энергоресурсами всё более напряжённая, трудности, связанные с нехваткой сырья, становятся все больше и больше, бремя города все тяжелее и тяжелее, общий экономический эффект, как и целый социальный эффект не очень положительный. Целью социалистического производства, в конечГЛАВА
I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 39
ном итоге, является улучшение жизни народа. За последние три десятилетия скорость разработки и производства была очень высокой, а темпы улучшения жизни людей были очень медленными. Разрыв между этой скоростью и эффектом, расхождение методов и целей являются одним из серьёзных уроков.
Акцент на накопление, а не на субсидии. Шанхай — это Шанхай всей страны, которому необходимо иметь целостный взгляд и обеспечивать страну ещё большими накоплениями. За последние тридцать лет Шанхай обеспечил накопление, эквивалентное 25-кратной остаточной стоимости основных средств всего города; за последние несколько лет почти что передавал государству по одному Шанхаю в год. Это большая честь для 10-миллионного населения Шанхая, и в последующем должно продолжаться развитие этого духа, вносящий большой вклад в развитие страны. Однако, из-за единой финансовой поддержки государства в прошлом, по принципу «полностью собрать и полностью израсходовать», чем прогрессивнее было производство и больше было накопление, тем зачастую государство меньше вкладывало инвестиции, и наблюдался дефицит субсидий. За последние три десятилетия государственные инвестиции в капитальное строительство в Шанхае составили около 7,38%, что является очень небольшой суммой, которая не могла покрыть производственные затраты. Из капитальных инвестиций вложения в непроизводственную сферу составили лишь 1,23%. Город все больше влезал в долги, а Шанхай устаревал. При реализации «политики восьми символов» (прим. 巩固gǒng gù — укрепление、深化shēn huà — углубление、提
40 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
高 tí gaō — улучшение、发展fā zhǎn – развитие) , для страны существует проблема корректировки пропорционального соотношения между накоплением и потреблением; в случае Шанхая также встает вопрос о корректировке соотношения между налоговыми взносами и субсидиями, а также о выделении определенного объема местных финансов для решения самых насущных потребностей Шанхая.
Вскоре после окончания «Культурной революции», когда идея «левых» все еще была глубоко укоренена в сознании людей, кто-то осмелился делать такие смелые самонадеянные комментарии относительно муниципальных дел. Что ещё это могло быть, если не «самому искать себе погибель». Многие люди аплодировали статье Шэнь Цзюньпо, и заодно также болели за «Цзефан жибао».
Господин Сюй Сюэмин, занимавший в то время пост директора отдела промышленности и транспорта, финансов и торговли газеты «Цзефан жибао», а позже ставший заместителем главного редактора вспоминал:
В то время, при планировании этой статьи, мы черпали вдохновение и стимул от недавно начатой «Большой дискуссии о критериях истины» в газете «Гуанмин жибао». В течение многих лет, находясь под влиянием и оковами «левого» идейного течения, будучи сотрудником партийной газеты, было трудно говорить правду. И великое освобождение мысли, которому способствовала большая дискуссия о критериях истины, начало снимать с наших голов заклятие «сжатого обруча» (прим. по роману «Путешествие на Запад», означает ограничение). Благодаря этой дискуссии мы пробудились. В особенности, с проведением Третьего
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 41
Пленума ЦК 11-го партийного созыва, наша партия возобновила свою идеологическую линию, основанную на реальных фактах и вдохновила нас на размышления о проблемах. В то время страна, только что вышедшая из Культурной революции, была разорена «Бандой четырех» и находилась на грани экономического краха. Необходимо было рассмотреть вопрос о том, в каком направлении все-таки двигаться Китаю. Это также придало нам смелости рассказать нашим читателям о том, какими сейчас являются Китай и Шанхай, и что нам следует делать.
Сюй Сюэмин сказал: «Тогда я работал в «Цзефан жибао». В то время я еще не был заместителем главного редактора, а был директором отдела промышленности и транспорта, финансов и торговли. В то время идея газеты заключалась в том, чтобы сосредоточиться на вопросах национальной экономики и благосостояния народа, представляющие общий интерес для людей, и уметь вовлечь читателей в дискуссии, которые нашли бы среди них отклик. Именно в это время, специальный корреспондент газеты Шэнь Цзюньпо прислал эту рукопись, от которой у всех загорелись глаза. После неоднократных обсуждений, единомышленники внутри издательства решили не оставлять статью для внутреннего использования и напрямую выпустить в свет. Потому что мы считаем, что десять достижений, упомянутых в статье Шэнь Цзюньпо, очень выдающиеся, как и перечисленные пять недостатков. Именно в них кроются фундаментальные проблемы Шанхая и разъяснение этого будет очень полезно для его развития. В то время мы также подумали: «Если пекинская газета «Гуанмин жибао» имеет смелость
42 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
обсуждать вопрос о критериях истины, то что плохого в том, что мы обсуждаем развитие и строительство Шанхая? После многочисленных доработок, статья была подготовлена к публикации. Я, в свою очередь, также написал довольно большое примечание редактора», — сказал Сюй Сюэмин.
Как правило, публикация заголовков на первой полосе, особенно таких статей, обязательно должна быть отправлена руководству на рассмотрение. Что касается газет органов городского совета, то их нужно отправлять на рассмотрение. Но результат обсуждения этого отчета на парткоме таков: не отправлять, а сразу выпустить. Причина в том, что «если отправить эту рукопись на одобрение руководству, то она может не получить разрешение на публикацию». Ван Вэй в то время был секретарем партийного комитета газеты, и его слова сыграли ключевую роль: «Раз уж все согласны опубликовать, то отправляйте на печать. Если, кому-то нужно будет нести ответственность, то я секретарь парткома, и я несу ответственность».
Статья вот таким образом увидела свет.
В тот день тиражи «Цзефан жибао» были распроданы в розницу. Газета поспешила напечатать больше экземпляров, но вскоре и они были распроданы. Когда пришло время печатать дальше, газета побоялась это сделать, так как позвонил человек с офиса руководства ЦК в Пекине, сказав, что статья «оказывает давление на центральное правительство и это неправильно». Однако со стороны шанхайского муниципалитета не было сделано никаких комментариев, что отчасти успокоило напряженное сердце «Цзефан жибао». Но через несколько дней ситуация внезапно изменилась.
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 43
Один из руководителей в Пекине позвонил в Шанхайский городской комитет и сказал: «Руководство прочитало эту статью, и в ней имеются серьезные ошибки ... Нельзя закрывать на это глаза!».
По всей видимости, Шанхай уже не был в состоянии это выносить.
На следующий день все члены парткома редакции газеты были вызваны на встречу с Шанхайским городским комитетом, чтобы сделать одно дело: провести самокритику, к тому же требовалось провести «серьезную самокритику».
Что касается этой статьи и этого вопроса, то можно сказать, что она была «реабилитирована» только после, того как Чжу Жунцзи, приступив к обязанностям мэра Шанхая, сказал: «Это очень хорошая статья. В ней нет ничего плохого, и это нельзя назвать оказанием давления на центральные органы власти». Это можно считать «снятие несправедливое обвинение». Об этом будет рассказано позже.
Вернемся к Ван Даохану, «добряку», который в возрасте 65 лет стал мэром крупнейшего города Китая. Можете ли вы представить себе выражение его лица, когда он зачитывал содержание подобной статьи? Шанхаец сказал мне, что он отнюдь не будет таким восприимчивым и сердитым, как «руководитель Госсовета» в Пекине. С чем же это связано? Друг шанхаец сказал мне: «Это из-за того, что мэр Ван лично находился в Шанхае, ему приходилось каждый день ощущать «пять последних», упомянутых в статье «ученого» Шэнь Цзюньпо, и реальный Шанхай на самом деле гораздо суровее и плачевнее, чем тот, который фигурирует в стати44
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
стике». «Каждое утро я вижу так много брикетных печей, разжигающих костры на дорогах, повсюду дым и туман; так много туалетов чистят на улице, что у меня сердце разрывается от мысли, что Шанхай действительно не имеет дополнительных средств для улучшения и развития условий жизни своих граждан ......», — сказал Ван Даохань. Возможно, это было самое беспомощное время в его жизни, но для сторонних наблюдателей, как мэр Шанхая, он должен был быть «самым богатым градоначальником» во всем Китае.
«Где уж там. Хоть у меня и глянцевая внешность, но моя «подкладка» (при. душа) настолько потрёпана, что ничем не лучше попрошайки!» — пожаловался однажды Ван Даохань на встрече с секретарями провинций Цзянсу и Чжэцзян.
Жители Шанхая также слышали, как «профессор-мэр» говорил об этом в газетах.
«Первой проблемой, с которой я столкнулся по прибытию в Шанхай, был вопрос о взаимосвязи между экономическими аспектами и муниципальным строительством. Что лучше — осваивать производство и поставить муниципальное управление на второе место, или лучше на муниципальном управлении учиться тому, как поддерживать, обеспечивать и защищать развитие производства?»
«В прошлом наша текстильная промышленность работала в три из четырех смен и каждый день, каждый год была загружена на 100 процентов. Но сейчас идёт недозагрузка из-за нехватки поставок хлопкового сырья, его разбирают в других местах!».
«Шанхайцы любят есть сезонные овощи. Какое-то время был дефицит в поставке овощей, поэтому мы в срочном
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 45
порядке нашли выход, выпрашивали у всех подряд, просили каждого о помощи, выклянчили, и договориться с соседними провинциями. С помощью третьих лиц овощи были доставлены со всех сторон, и по всей улице снова были сезонные овощи. Их было слишком много, чтобы есть, поэтому их отправили к реке Хуанпу. После этого близлежащие братские провинции перестали доставлять овощи, негодуя сказав: «Мало того, что мы по дешевым ценам продаем вам в Шанхай, так вы еще и очень бойкие на язык. С какой стати мы всё должны отдавать вам? Лучше уж продавать в Гуандун! Так намного лучше. Дождемся следующего сезона, когда цены на овощи в Шанхае снова резко возрастут».
«Ситуация с рекой Сучжоу хорошо известна всем товарищам, а из реки Хуанпу ежегодно в течение нескольких месяцев исходит не очень приятный запах. Мы потребляем воду из реки Хуанпу, а река Хуанпу — это наша канализация. Только унитазов в день более 800 000 ......».
«Каждый день в железнодорожный вокзал Шанхая прибывает около 51 000 человек, из которых 10 000— промышляют частной торговлей вразнос (прим. об одиночном разносчике). Вы можете запретить им этим заниматься? Не сможете! А если вы не можете запретить это, вы можете себе представить, какой хаос царит на нашем вокзале!”
«Мы говорим о талантах, мы бережём таланты. Однако некоторые интеллектуалы и по сей день живут на 6 м², что даже книги свои не могут открыть!»
Эти слова были сказаны Ван Даоханем на собрании по изучению городских финансов 11 октября 1980 года,
46 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
спустя неделю после публикации вышеупомянутой статьи, и очевидно, что взгляды «добряка» во многих аспектах сходятся со взглядами Шэнь Цзюньпо. Будучи мэром, Ван Даохань, естественно, гораздо более информирован и обеспокоен о своем городе, чем академик. Но есть еще несколько реальных статус-кво на нижнем уровне, о которых мэр не может быть осведомлён лучше, чем нижестоящие люди.
Что касается жилищных и финансовых проблем того времени, господин Ху Вэй, занимавший в то время пост начальника Бюро недвижимости района Хуанпу (который впоследствии сыграл важную роль в развитии Пудуна), когда я брал у него интервью рассказал мне о двух незабываемых случаях. Первый был о жилищной проблеме в Шанхае в то время. Он сказал, что его район Хуанпу — это место с самыми богатыми людьми в городе, где находятся Нанкинская улица и «город со множеством иностранцев». Вы даже не можете себе представить до какой степени простое население перенаселяет жилые помещения в самом состоятельном районе Шанхая. В то время еще осуществлялась политика распределения жилья в порядке льгот по соцобеспечению, и нуждающиеся семьи, которым можно было выделить комнату, чтобы встать в очередь, должны были в среднем на человека иметь площадь менее 2 м². И по моим сведениям, на тот момент в городе было 110 000 таких нуждающихся семей. В то время город был в состоянии покрыть строительство 1 000 000 м² социального жилья в год, на одно лишь решение проблем нуждающихся семей со средней площадью менее 2 м² на человека ушло бы десять лет! Учитывая возможности города в то время,
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 47
подсчитано, что для решения жилищных проблем всего города не хватило бы и ста лет! В то время мы также столкнулись с другой трудностью в Шанхае: почти два миллиона образованных молодых людей беспрерывной чередой возвращались домой, и они не только хотели обзавестись собственными домами, но и жениться и растить детей, так как возраст их уже был не маленьким! Это добавило еще большую проблему к и без того переполненной жилищной ситуации в городе! Ху Вэй сказал: «Я был в семье, где три поколения из семи человек жили на 11 м². Как спит семья? Хозяин продемонстрировал мне: была только одна двухъярусная кровать, на ней спали четыре человека, еще один спал на полу, другой — на столе, а последний — на доске, сверху ящика. Те, кто спали на верхней части кровати, не могли выпрямиться, чтобы одеться, поэтому над крышей делали «люк», и когда они вставали по пояс, то распахивали «люк» так, что выглядывала голова, и начинали медленно одеваться. В течение дня, если кто-то хотел воспользоваться туалетом, то ему нужно было пройтись немного по аллее до общественного туалета. Если кто-то захочет ночью сходить в туалет, то ему приходилось выносить унитаз за пределы дома, а если пойдёт дождь или что-то еще, то это вообще ужасно! Каждый раз, когда я вижу это, мне, как начальнику Бюро недвижимости, хочется плакать, я хочу построить больше домов для людей, но у меня нет средств для этого!»
Когда господин Ху Вэй сказал это, пожилой человек, известный как «Ли Юньлун (прим. смелый и первопроходческий генерал), сражавшийся за развитие Пудуна», со слезами на глазах сказал: «Почти все люди в Китае знают,
48 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
что Шанхай самый богатый, а в Шанхае самый богатый район это Хуанпу! Но не все знают, что когда я был заместителем начальника района по экономике и финансам в районе Хуанпу, а ещё раньше я также занимал должность начальника финансового отдела районного бюро недвижимости, и я как никто другой знаю, что деньги района в основном зависят от аренды этих домов, находящихся в государственной собственности, вы знаете, сколько это? В те дни арендная плата за жилье, находящееся в государственной собственности, составляла 2 цента за м²! Приезжие даже не могли себе такого представить. Например, Первый крупный универмаг вносил только 40 000 юаней в месяц, и деньги перечислялись на счёт бюро только в последний день месяца. Бедные люди из крупных универмагов стиснув зубы отдавали эти деньги, в отличие от любого торгового центра на Нанкинской улице, который сейчас ежегодно платит налоги в миллиардах или даже в десятках миллиардов юаней! Это и называется бедностью. Когда я был главой района, председатель районного комитета и несколько его заместителей жили в одном доме, ездить на работу можно было только вместе в старой машине, но тогда мы 24 часа в сутки находились в страхе. Вы спросите, почему? Боялись! Боялись, что когда будет жарко, где-нибудь вспыхнет огонь, и пожар будет смертельным! Эти переулки, по которым могут проходить только люди, эти похожие на паутину линии электропередач под открытым небом, эти маленькие чердаки и сараи, которые идут от дома к дому, как они могут противостоять огню! Я еще больше боюсь тайфунов и дождей. После тайфуна и дождя у меня, начальника управГЛАВА
I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 49
ления по недвижимости и начальника района, отвечающего за это направление, появляются как снежные хлопья несколько тысяч «заявок на экстренный ремонт»! Кого вы собираетесь спасать! В конце концов все ведь ждут! В то время, мы, сотрудники района Хуанпу, выглядевшие в глазах посторонних людей самыми благополучными, на самом деле мучились до смерти! Даже если от этих мучений десять раз прыгнуть в реку Хуанпу, никто не скажет, что вы хорошо поработали, потому что мы могли решить лишь малую часть трудностей, с которыми столкнулся простой народ…»
Даже самые доблестные полководцы испытывают беспомощность, застряв на песчаном пляже. Настолько безвыходным было положение Шанхая в 80-х и 90-х годах прошлого века.
Откуда мэр Ван Даохань и глава района Ху Вэй могли знать, что в то время приехавшие в Шанхай иногородцы, намного больше страдали от «трудностей» и «проступков», чем коренные жители Шанхая!
Примерно в 1980 году я служил в армии и уже имел право на ежегодный отпуск для поездки к родным. Однако, мне приходилось хлебать горя каждый раз, когда я ехал на поезде из провинции Хунань в Шанхай, а затем обратно домой! Теперь от Шанхая до моего родного города всего час езды по скоростной автомагистрали. В то время Шанхай мог создавать слишком много трудностей для приезжих, что я часто тратил по два дня на дорогу домой, если не мог сделать все как нужно! Звучит немного невероятно, но для меня это был настоящий опыт: требовалось почти полчаса, чтобы спуститься с вокзала и пробежать полкруга
50 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
до «северный междугородний автовокзал». На самом деле это было менее чем в километре отсюда, но в то время там было так много людей и царил такой хаос, что это невозможно описать. В любом случае, от трамваев до автобусов, от тележек до рикш, от людей, тянущих тележки, до людей, несущих людей на плечах, самые разные люди, машины и классы стекались в это место под названием «Новый Северный поток»! В те годы, когда мы, военнослужащие, возвращались домой навестить родственников, мы либо везли с собой дешевые и свежие «контрабандные товары» в небольших сумках с границы боевых действий на юге, либо отпиливали огромный и безумно тяжелую кухонную доску из пня в глухом лесу. Моё воинское подразделение дислоцировалось в западной части провинции Хунань, и многие наши боевые товарищи считали, что привезти такой пень из первобытного леса — это щедрый подарок для родных, а у некоторых это вызывало такую же гордость, как получение часов «шанхайской марки». Но менять станции на Северном вокзале Шанхая было для меня настоящей пыткой. Либо спина обливалась потом, либо я был неосмотрителен, и был кем-то обворован. В то время «спекулянты» на северном междугородном автовокзале Шанхая были повсюду, и они были своего рода людьми-носильщиками, широко известными как «быки». Некоторые из них имели дурные намерения и часто, по принципу «попутно увести овцу», крали вещи приезжих, что в то время наносило большой ущерб обществу. Но для меня самая большая проблема, с которой я столкнулся, были вовсе не «быки», а невыносимое транспортное движение. Однажды я с большим трудом
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 51
добрался с железнодорожного вокзала до междугороднего автовокзала, а затем еще и за билетами пришлось стоять в длинной очереди. Если прийти в 9-10 часов, то были доступны билеты только на после обеда. Однако во второй половине дня было сказано, что автобус, который должен был выехать до нас, сломался, поэтому наш рейс пришлось отменить. Проездной билет на тот день не мог быть продлен на послезавтра, поэтому оставалось только сдать билет обратно. После целого дня метаний я не осмеливался выйти из зловонного зала ожидания площадью в 50 м². К тому времени, когда я, обойдя всё вокруг, наконец нашел гостиницу, где можно было остановиться, мою усталость можно было сравнить с опустошением людей, сражавшихся во вьетнамской войне. На следующий день я продолжил стоять в очереди за билетом, и когда я дожидался своего автобуса во второй половине дня, кассир, продававшая билеты, сказала, что у моего багажа перевес. Вес как раз приходился на тот пень от большого дерева. «Вы либо выбрасываете его, либо дожидаетесь завтрашнего дня, чтобы посмотреть, будут ли машины посвободнее!», — девушка, обслуживавшая нас, не считалась такой уж плохой, и на шанхайском диалекте сказала: «Пень такой тяжелый, какая польза от него, лучше выбросьте». Как я мог согласиться? Этот пень был срублен для меня моим товарищем прямо перед его отправкой на поле боя во Вьетнаме, откуда он так и не смог вернуться. Такая драгоценная вещь, я скорее погибну, но сберегу его. После почти часа такого безвыходного положения мне разрешили сесть в автобус только после того, как другой парень из Тайцана, который нес на плече множество разных
52 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
сумок, вышел. Но, фортуна была не на нашей стороне, как только автобус свернул со станции, перед ним была сбита ручная велорикша. После порции ругательств и задержки почти на час, мы только под вечер выехали из Шанхая. В тот момент я снова вспомнил ужасную сцену, когда лодка, на которую меня взял с собой мой отец, опрокинулась в реке Хуанпу более десяти лет назад. Я не смог удержаться и оглянулся на дымные и грязные улицы Большого Шанхая под заходящим солнцем, и сказал в душе одну фразу: грязный, да еще и подлый Шанхай, надоедливый к тому же и безжалостный Шанхай, я больше никогда не хочу приближаться к тебе!
Но был ли другой выход? Нет. В подразделение можно было попасть только поездом из Шанхая, дорога домой из подразделения также непременно проходило через тот «северный междугородний автовокзал» в Шанхае.
Люди из Сучжоу, вроде меня, и такие военные, как я, не боявшиеся смерти на поле боя, испытывали некоторую неприязнь, опасение и даже немного отвращение к Шанхаю восьмидесятых и девяностых годов прошлого века.
Скорбный и Великий Шанхай! В то время мэр Ван Даохань, возможно, совсем не знал о таких любовно-ненавистных чувствах приезжих по отношению к Шанхаю, а возможно знал гораздо больше, чем я! Именно поэтому у него был проект «Новый Шанхай», который не давал ему есть и спать по ночам...
«Городское планирование, строительство и управление также является важной составляющей экономического регулирования города. На текущий момент нам необхоГЛАВА
I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 53
димо отрегулировать инвестиционное направления в капитальное строительство, приступить к решению некоторых заметных проблем в городском строительстве Шанхая и скоординировать пропорциональное соотношение между производством и жизненным укладом. В ближайшее время основной упор будет делаться на жилищное строительство, и при этом изо всех сил будет оказываться хорошая поддержка муниципальным и общественным объектам и охране окружающей среды». На седьмом съезде народных представителей Шанхая, состоявшемся 10 апреля 1981 года, Ван Даохань, отбросив слово «исполняющий обязанности», впервые сказал это в качестве мэра в «Докладе о работе правительства».
Существуют всевозможные способы ведения дел, и пока люди озабочены конкретными вещами, управленцы, разумеется, должны стоять на более высокой ступени, чтобы сосредоточить внимание и ручаться за направленность задач. «Сейчас городская администрация изучает вопрос о подготовке пятилетнего плана экономического и социального развития Шанхая». Вскоре после этого мэр Ван Даохань обратился к общественности с очень важной информацией.
Это послание чрезмерно важно! Оно означало, что Шанхай получил возможность привнести изменения в свой образ, и значит, это имело отношения ко всем нам, жителям Шанхая! Кроме того, последствия той статьи Шэнь Цзюньпо в «Цзефан жибао» все еще аукались, Шанхай в то время сверху донизу уделял пристальное внимание будущему Шанхаю и это могло вызывать у всех особый интерес. Муниципальное правительство под руководством Чэнь Годуна, Ху
54 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Лицзяо и Ван Даоханя приложило ряд усилий в этой области: направило более 400 кадровых работников в различные места для того, чтобы «научится перенимать опыт» и проводить «конференции по осведомительной работе». Можно легко понять, для чего нужно «научиться перенимать опыт», но зачем еще нужно добывать «сведения»? Ван Даохань сказал: «Если я начну детально разъяснять, то, скорее всего, даже одной большой статьи не хватит, чтобы я смог до конца изложить всю суть, тем более, я-ученик начальной школы. Проще говоря, это похоже на то, как врач принимает пациента. Во-первых, он выявляет симптомы заболевания, во-вторых, ставит диагноз и в-третьих, назначает лечение. Речь идет о том, чтобы разглядеть симптомы, затем определить суть проблемы, и, наконец, обсудить лечение. Если мы хотим изменить мир и природу, мы также должны быть подобны врачам, которые могут выявить симптомы, дать правильную оценку и добросовестно разобрать выписанный ими рецепт. Болезнь урбанизации Шанхая слишком серьезна и затянулась надолго, поэтому, подобно врачам, мы должны выписать ему «рецепт», и при чем хороший «рецепт», вот почему мы отправили сотни сотрудников в места, где дела идут лучше, чем у нас, чтобы перенять их опыт, и при этом вести свою собственную «разведывательную» работу.
Ван Даохань — лидер достойный «профессорского» образца, а будучи мэром, он также повсеместно демонстрировал стиль профессора. Именно благодаря инициативе и влиянию таких дальновидных руководителей как он и Чэнь Годун, в течении нескольких лет в начале 1980-х годов в
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 55
Шанхае раунд за раундом состоялись крупные дискуссии на тему «Куда идет Шанхай», которая пробудила энтузиазм и воодушевление, мудрость и размышление среди городских кадров и масс, особенно интеллигенции, и постепенно сформировали более концентрированный «взгляд на восток» — идею и концепцию развития Пудуна.
«Это должно было быть связано с влиянием нескольких аспектов, таких как проводимая в то время общенациональная дискуссия о критерии истины и разное давление собственного развития Шанхая». Ша Линь, который в том же году первым переправился через реку Хуанпу и возглавил офис развития нового района Пудун, сказал в интервью со мной: «В этом вопросе, активное мнение интеллегенции сильно совпадало с тщательным размышлением городского руководства».
Интеллигенция всегда идеологически активна. Они всегда так чувствительны к собственной среде обитания, кроме этого они с особым энтузиазмом относятся к социальному развитию.
Здесь нельзя не упомянуть человека по имени Чэнь Куньлун, занимавший в то время должность инженера в отделе городского планирования.
В очередное воскресенье ранней весной 1980 года, сын Чэнь Куньлуна после того как радостно накачал два велосипеда, обратился к отцу: «Папа, почему бы нам сегодня утром не устроить весеннюю вылазку, давай переправимся через реку к Пудуну и там покатаемся?»
«Да, я определенно не смогу вернуться к полудню, так что, пусть мама принесет еще больше еды!» — сказал Чэнь
56 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Куньлун своему сыну, разбирая упаковочный пакет.
«Хорошо!»
Вышли из дома. На пароме переправились через реку. С велосипедом на спине сошли с парома, а затем спустились по необустроенной дороге к извилистым тропинкам маленьких улочек и полей ...... Это был Пудун тех времен. Чэнь Куньлун сбился со счета, сколько раз он и его сын побывали в Пудуне. Он «выехал на природу» специально, для того чтобы написать статью — в глазах его сына Пудун, в отличии от многолюдного Пуси, являлся обширным полем, а в глазах Чэнь Куньлуна Пудун будет оживлённым городом, заполненным небоскрёбами и «Новый Шанхаем». Ради этого он уже довёл до неисправности несколько велосипедных колес! Именно благодаря такой отдаче, его знаменитая статья «Первый голос гражданского населения в развитии Пудуна» была опубликована в 10-м номере ежемесячного журнала «Социальные науки» Шанхайской академии общественных наук в 1980 году под названием «На пути к широкому развитию района Пудун». В статье говорится:
«Если ли методы, при помощи которых можно коренным образом изменить «хаотичное, тесное и грязное» состояние Шанхая? На мой взгляд, наиболее целесообразным будет развитие обширной территории Пудуна, так как он обладает целым рядом благоприятных условий».
«Пудун имеет очень хорошее местоположение. Он через реку выходит к нынешнему городскому району, на востоке имеет выход к Восточно-Китайскому морю и окружен рекой Хуанпу. Здесь много земли, мало заводов и низкий уровень загрязнения. Кроме этого, он также на севере примыкает к
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 57
промышленной зоне Баошаньской сталелитейной компании, а на юге к Цзиньшань, Миньхан и Уцзин. В устье реки Усун есть тройное разветвление порта, порт Байлун на востоке и порт Лучао на юге. Внутренние реки и открытый океан — всё очень удобно».
По указанной причине, Чэнь Куньлун махал руками, призывая «превратить район Пудун в новый город Шанхай!».
Статья Шэнь Цзюньпо в газете «Цзефан жибао» и эта статья Чэнь Куньлуна были опубликованы в октябре того же года. Обе статьи имеют разные точки зрения, но имеют одинаковый эффект. Если первая статья стала «отрезвляющим препаратом» для всего Шанхая, то вторая выписала пару замечательных рецептов для его развития.
Шанхай с его эмансипированным мышлением в этот момент был местом, где по всему городу наблюдалось разнообразие мнений и небывалая активность по вопросу «куда же идёт Шанхай». Согласно некоторым подсчетам, за три-пять лет, прошедших с этого момента, было опубликовано не менее десяти весомых статей, рекомендаций и мнений о развитии Пудуна, касающихся «Взгляда на Восток». В действительности, некоторые люди уже пристально следили за позицией муниципальных «начальников», в частности, Ван Даоханя, который в своем «Отчете о работе правительства» на Всекитайском собрании народных представителей 30 марта 1982 года подвел итог достижениям «в строительстве муниципальных объектов». Из пяти упомянутых им крупных проектов два были связаны с Пудуном: первым было строительство второго тоннеля через реку Хуанпу; а вторым — строительство Пудунской
58 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
станции обработки водопроводной системы.
Публичное обсуждение шло одновременно с молчаливым размещением. Это было прелюдией к развитию Пудуна в начале 1980-х годов, и пусть даже она все еще пребывала на уровне «моросящего дождя» (прим. несущественный), её значение по-прежнему поразительно.
Шанхай в те дни был городом борьбы и беспокойства, которые, естественно, сопровождались стремлением к надежде и мечте. В это время, возможно, самой обсуждаемой темой была вокруг того, по какому пути шёл Шанхай. Ван Даохань, будучи мэром, проявил наибольшую энергию в вопросе «Развития Пудуна», поскольку он тогда председательствовал в «Генеральном плане Шанхая», который был одновременно и важным документом, о котором нужно было отчитаться перед центральным правительством, и, что более важно, документом, который повлияет на будущее Шанхая как мегаполиса мирового масштаба. Что означает будущее? Для человека, будущее может означать годы его жизни, и сможет ли он в течение своей ограниченной жизни найти своё поприще и реализовать свои амбиции; что касается будущего города, оно определяет, будет ли город продолжать успешно развиваться или придет в упадок и в конечном итоге исчезнет.
Будущее возможно нельзя выбирать, но будущее можно, в определённой степени, устроить.
Будущее — это ключевая тема. У человечества было слишком много неудач и искажений при его планировании и оценивании.
Ниже приводится беседа о «будущем», который был
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 59
записан 60 лет назад британским журналистом BBC, бравшим интервью у Рассела (прим. Бертран Рассел), одного из самых известных философов своего времени.
Вопрос: Лорд Рассел, что вы думаете о надеждах и опасениях относительно будущего человечества?
Ответ: Этот вопрос крайне сложный. Есть всевозможные варианты будущего, как мрачные, так и обнадеживающие, а я придерживаюсь мрачного варианта.
В: Считаете ли вы, что человеческая система управления идеальна?
О: Сочетание систем управления и науки может помочь человечеству быстро прогрессировать и достичь небывалых успехов, но только часть этого сочетания хороша, а большая часть, как мне кажется, далека от идеала.
В: Почему Вы так считаете?
О: Начиная с детского сада, то, что человек думает, на что надеется, чего боится, определяется авторитетом образования. Самым существенным результатом подобного образования является то, что его учат рассматривать совсем нерациональное, даже отрешившегося от демократии и свободы правительство, в качестве лучшего.
В: Как вам удавалось оставаться настойчивым и сильным, и при этом мыслить независимо?
О: Нет, я вовсе так не считаю. Я тот, кто вырос в системе традиционного общества, в мире где больше случайностей, чем в мире будущего, о котором я размышлял. В том мире больше лазеек и исключений, и не все люди укладываются в одну четкую парадигму.
В: Считаете ли вы, что в будущем наука так пленит чело60
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
веческий разум, что даже заблокирует их личную жизнь?
О: Да, я думаю, что это вполне возможно, с целью войны или мирового господства определенными амбициозными людьми, они могут делать такие вещи.
В: Возможно ли, что будущие общества приведут к всеобщему застою, в котором больше не будет производиться ничего нового?
О: Да, я думаю, что существует реальная опасность возникновения общества, которое во многом останется неизменным от поколения к поколению и станет продолжением пассивного византийского стиля, и что в итоге все люди станут однородными, утратят свою креативность и волю к жизни и превратятся в «ходячих мертвецов».
«Будущее строится на уровне современных суждений и представлений людей, особенно эрудиций и способности предвидения у лиц, принимающих решения». В более поздней речи Рассел специально добавил эту фразу, чтобы подчеркнуть взаимосвязь между «будущим» и «сегодняшним днём», а также связь с теми, кто принимает решения.
Философ упомянул «Византию» и ее «византийское» пассивное общество. Так называемые «Византия» и «византийское» общество на самом деле являются той «эпохой древней Римской империи», которую все часто упоминают. Эта империя, которая стала самой влиятельной в европейской истории, просуществовала более 1000 лет, с момента его основания в 300 году нашей эры до 1453 года.
Те, кто восхищаются таким длительным неизменным режимом и обществом, считают, что дата — 29 мая 1453 года, своего рода, огнём и мечом прошлась по культуре,
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 61
оставившая после себя блестящее наследие в области науки и искусства. Она освободила все европейские народы от варварства и передала другим народам самую лучшую культуру. Её сила и мудрость в течении нескольких веков защищали христианский мир. Константинополь на протяжении 11 веков оставался центром западного цивилизованного мира.
Те, кто с этим не согласен, считают, что именно чрезмерная вера «византийских» императоров в «стабильность» своего режима привела к исчезновению несравненно могущественной империи и уничтожению некогда славной культуры.
Величие господина Рассела заключается в том, что он увидел суть «византийского» общества, то есть его «будущее», которому характерно «полная идентичность из поколения в поколение», где «люди становятся похожими друг на друга» и теряют свою «креативность и жизненную силу», и «огромная опасность», спровоцированная «повсеместным застоем», в конечном итоге приведёт к трагическому исходу необратимого полного вымирания.
Я уверен, что Ван Даохань безусловно знал об этих словах Рассела, потому что на вышеупомянутой встрече по «разведывательной работе» он специально упомянул в своей речи то время, когда он несколько лет назад работал в Пекине. «Вышестоящие руководители дали мне задание написать две книги под названием «Модернизация промышленности за рубежом» и «Сельскохозяйственная модернизация за рубежом»». А для того, чтобы написать эти две книги, невозможно было не включить в них точку зрения западных
62 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
философов той эпохи, представленные Расселом. Понимание Расселом «будущего» в приведённом выше абзаце — еще один важный момент, который всем странам будет сложно игнорировать при толковании «модернизации».
Говоря о «будущем» и затрагивая Рассела, Ван Даохань и его коллеги, принимающие решения о «будущем» большого Шанхая, должны были в этот исторический момент сделать чрезвычайно важный выбор: следует ли по примеру Мо Ди держаться установленных образцов (прим. действовать по шаблону) и подчиняться приказам «свыше», или смело придать тонущему Шанхаю немного больше «креативности и жизненной силы». Шанхай в то время действительно серьёзно оседал, и водная поверхность реки Хуанпу в первые дни освобождения была по сути параллельна Нанкинской улице. «Сейчас противопаводковое ограждение на нашей набережной Вайтань имеет высоту два метра, но оно все равно не может остановить наводнение. Каждый раз, когда приходит тайфун, я обливаюсь холодным потом...», — мэр Ван Даохань много раз говорил об этом со время собрания.
На самом деле в вопросе «Куда идет Шанхай» не просто так было выбрано «Развитие Пудуна», к тому же шли довольно бурные споры по поводу существующих разногласиях, как в народе, так и среди академиков, а также между руководителями различных решающих слоёв. Объективно говоря, у каждого из этих различных взглядов есть своё активное значение, и они имеют позитивную и негативную ссылку для последующего формирования «Взгляда на восток». В совокупности эти мнения и подходы сводятся к четырём вариантам, которые научное сообщество называет:
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 63
«расширение на запад», «отправка на север», «отправка на юг» и «наступление на восток».
Расширение на запад: расширение в направлении аэропорта Хунцяо. Такой план обычно называется развитием по типу «большой раскатанной лепешки». Это модель, используемая во многих городах, которая более бесхлопотна, но где нет инноваций и творчества;
Отправка на север: Имеется ввиду развитие в северном направлении в районе аэропорта Цзянвань и Баошаньской сталелитейной компании, а также формирование единой структуры с Баошаньской сталелитейной компанией.
Отправка на юг: расширение в сторону Уцзин, Миньхан и Цзиньшань, соседствующих с провинциями Цзянсу и Чжэцзян, вплоть до залива Ханчжоувань. Известный экономист Юй Гуанъюань весьма одобрил этот план, и его взгляды впоследствии повлияли на руководителей Госсовета того времени, и в какой-то момент план «отправки на юг» оказал серьёзное давление на Шанхай.
План «Наступление на восток» в Пудун не обошёлся без споров. В то время Организация Объединенных Наций также направила команду из иностранных экспертов для сотрудничества с Шанхаем в проведении исследований по «Проекту развития градостроительства Шанхая». После некоторых наблюдений они пришли к выводу, что, двигаясь по направлению на восток можно дойти до конца шанхайского побережья, и надежды мало. Единственным наилучшим вариантом было расширение вдоль двух экономически процветающих линий Шанхай — Нанкин и Шанхай — Ханчжоу. Следует упомянуть, что более популярной
64 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
моделью городского развития в то время был «город-спутник», поэтому помимо варианта «Наступления на восток», были в фаворитах варианты «Отправки на север» и «на юг». В подобной социальной среде — конечно, есть и существенная проблема. В то время национальная мощь, муниципальная мощь и научно-технический потенциал всё ещё находились на первоначальном этапе. Проще говоря: «Наступление на восток» к Пуцзяну, сколько можно было проложить подземных туннелей через реку? По словам Ван Даоханя: туннели могут пропускать только автомобили, но не пешеходов или велосипедистов, и не являются основополагающими для транспортного движения. Построить мост? Идея строительства моста через реку Хуанпу предлагалась уже давно, но в итоге её раз за разом отвергали. Почему? Поскольку река Хуанпу по-прежнему является оживленной рекой для прохода 10 000 тонных гигантских кораблей, если мы захотим построить “Большой нанкинский мост через реку Янцзы”, то путь для 10 000 тонных кораблей будет заблокирован. Низкий уровень строительства мостов также стал уязвимым местом «семи дюймов», который на длительный срок приостановил идею о «продвижении на восток» в Пудун.
При штурме города не бояться отпора, при читении книг не пасовать перед трудностями.
В науке есть препятствия, нужно лишь быть готовым дальше взбираться.
Сегодняшняя молодежь не знакома с этим стихотворением, но в 1970-х и 1980-х годах почти все интеллигенции могли наизусть прочитать это стихотворение маршала Е
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 65
Цзяньина «Преодолеть трудность». Те годы после окончания «Культурной революции», проведения Национальной научной конференции и появления «гипотезы Гольдбаха» написанная Сюй Чи, мы само собой называем «весной науки». Раз уж человек готов преодолеть любое препятствие, то почему нельзя построить мост через реку Хуанпу?
Шанхайцев это не устраивало. Это ещё не устраивали шанхайские специалисты в области науки и техники. И, естественно, шанхайским политикам это тоже не нравилось. Среди многочисленных недовольных людей мэр Ван Даохань считался самым недовольным по этому делу.
Что делать? Восток, юг, запад и север ...... В каком именно направлении развиваться Шанхаю? По словам сотрудников городской администрации, работавших прежде рядом с Ван Даоханем, в те дни Ван Даохань часто стоял в одиночестве перед «картой Шанхая» в течение пары десятков минут ...... он всё время о чём-то думал, немного подумав снова смотрел на карту, осмотрев карту снова задумывался. Поразмыслив некоторое время, он время от времени брал одну книгу со стола. Этой книгой был фундаментальный труд господина Сунь Ятсена — «План строительства государства».
«Более тридцати лет я занимался государственными делами, вся моя жизнь была посвящена этому делу, искренность моя осталась неизменной, сотни препятствий не могли заставить меня свернуть с пути. Ни могущество Маньчжурской династии, ни выпавшие на мою долю страдания и лишения не могли заставить меня склонить голову и сдаться. Не боясь трудностей, я смело продвигался
66 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
навстречу к своим целям. И чем больше я терпел поражений, тем больше вдохновлялся, с большей настойчивостью и энергией, бросив все силы для этого, смог создать современную тенденцию. Лишь благодаря воле народа и поддержке людей высоких идеалов и морали я смог искоренить деспотизм и основать республику. За этим могла бы последовать реализация «Трех народных принципов» и «Конституции пяти властей», которых придерживалась революционная партия, а также различных моделей строительства, изложенных в «Революционной стратегии», и тогда мы смогли бы вознести Китай на место богатства и могущества, а народ — на место мира и благополучия ......» Этот отрывок является началом предисловия к книге «План строительства государства». Ван Даохань еще несколько десятилетий назад знал эти строки на память. В то время он еще учился в университете Цзяотун и восхищался Сунь Ятсеном и его «Планом строительства государства». Вот почему он часто ходил по выходным в дом-музей Сунь Ятсена на улице Морли, 29 (ныне улица Сяншань, 7), чтобы в этой маленькой тихой мансарде ощутить энтузиазм великого учителя, лежащего на спине и лихорадочно пишущего блестящую главу «Плана строительства государства» — «Промышленный план».
«В то время, как новое поколение интеллектуальной молодежи в Китае и как студенты, изучающие науку и технику с идеалом спасения страны через промышленность, мы, можно сказать, были в восторге от грандиозного плана господина Суня по превращению Шанхая в «Великий восточный порт» с мировым влиянием!» В прошлом студент университета Цзяотун, в мгновения ока промчались
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 67
несколько десятилетий, и вот, Ван Даохань уже стал мэром Шанхая, но он до сих пор мог процитировать отрывок о «Великом восточном порте» из «Плана строительства государства», который он ещё в те годы знал наизусть:
«Хоть Шанхай сейчас уже стал крупнейшим торговым портом в Китае, если он долгое время останется неизменным, то в будущем он не сможет соответствовать нуждам и требованиям мирового торгового порта».
«В моем плане получение прибыли является первостепенным принципом, поэтому все планы должны строго соблюдаться. В связи с этим, необходимо уделить особое внимание созданию городского жилого центра в Пудуне и строительству совершенно обновлённого пляжа в Хуанпу вдоль левого берега реки Синкай, для увеличения стоимости новых земель, которые появятся в Шанхае благодаря этому плану».
Да, в начале века господин Сунь не только предложил сделать Шанхай «Великим восточным портом», но и имел видение развития и строительства Пудуна, разве это не исторический наказ, оставленный нашему поколению лидерами и отцами китайской нации?
У Ван Даоханя и раньше было такое понимание и такое волнение, а всё потому, что его отец, Ван Юйсян, был ветераном Объединенного союза (прим. китайская революционная организация, созданная Сунь Ятсеном в 1905 году в Японии, в 1912 году преобразована в партию Гоминьдан) и близким соратником, плечом к плечу сражавшимся с Сунь Ятсеном. Будучи студентом, Ван Даохань под влиянием своего отца уже мог наизусть рассказать эти грандиозные
68 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
наброски господина Суня. В то время, хотя и был энтузиазм, но в основном это были пустые мечты. Теперь, когда он стал мэром Шанхая, смысл «Плана строительства государства» уже был совсем другим!
Предшественники уже вели «Наступление на восток» в Пудун, ошибки быть не должно! Ван Даохань к этому времени, по сути, в душе уже имел относительно устойчивые убеждения, но будучи мэром, он должен был быть осторожным в своих высказываниях и поступках, и зрелым в своих стратегических и политических решениях.
В августе 1983 года по палящему Шанхаю проскользнул редкий свежий ветерок. В тот день Ван Даохань был особенно счастлив, потому что во время доклада о ходе строительства города генеральному секретарю ЦК КПК Ху Яобану, приехавшему в Шанхай для инспекции, он упомянул идею развития Пудуна и идею создания «Великого восточного порта», описанную господином Сунь Ятсеном в «Плане строительства государства». На что Ху Яобан воодушевлённо сказал: Шанхай должен в полной мере реализовать роль порта и центрального города, выполнять функции экономической, научно-технической и культурной базы, и стать новатором в создании «Политики четырёх модернизаций» (прим. сокращенное обозначение политики модернизации КНР в четырех областях: сельском хозяйстве, промышленности, обороне и науке). Более того, во время этой встречи Ху Яобан также дал Ван Даоханю важное задание: центральное правительство готовится к созданию нескольких региональных экономических зон в соответствии с национальным экономическим развитием. Экономическая зона дельты
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 69
реки Янцзы во главе с Шанхаем является важным полюсом. Предлагается создать Управление по развитию Шанхайской экономической зоны, а Ван в качестве начальника этого учреждения должен был возглавить его реализацию.
Это стратегическое решение Центрального комитета очень гениальное и весьма кстати! На развитие Шанхая и по сей день влияют внутренние территории и свободное пространство, и если удастся создать такую экономическую зону, то Шанхай и вся дельта реки Янцзы окажут такое влияние, которое невозможно будет игнорировать. Ван Даохань восторженно высказывался перед генеральным секретарем.
18 августа состоялась «Конференция по планированию Шанхайской экономической зоны», и первое предложение речи Ван Даоханя гласило: «Создание экономической зоны в нашей стране — это решение обладающее стратегическим значением, которое является не только реформой, необходимой для ускорения реализации стратегических целей, поставленных XII съездом партии, но и важным исследованием на пути к модернизации социализма по китайскому стилю».
Ван Даохань далее отметил: «Учитывая положение, которое Шанхай занимает в строительстве социализма в нашей стране, а также его существующий фундамент, нацелившись на дальнейшее оживление экономики, нам срочно требуется активно изучать новые пути, которые позволят нам максимально использовать достоинства и минимизировать недостатки, в полной мере использовать наши преимущества и способствовать скоординированному
70 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
экономическому и социальному развитию». «В последующее время необходимо направить все усилия на развитие внешней экономики и торговли, укрепление внутренних экономических и технологических союзов, преобразование устаревших предприятий и старых городов, развитие новых сфер экономики, науки и техники и строительства, а также стремиться к созданию нового положения в модернизации социализма в Шанхае».
Один старый товарищ, который присутствовал на этой конференции, вспоминал: во время обсуждения, когда мы спросили у руководителей города их мнение о «развитии Пудуна», Ван Даохань сказал с широкой улыбкой на лице: Я сторонник этого, если у вас есть хорошие мнения и предложения, не стесняйтесь их высказывать»! «Его такой подход для нас, сторонников фракции «Наступления на Восток», был крайне вдохновительным!»
В августе и сентябре 1984 года «шанхайский вопрос» достиг горячей точки. Сначала на заседании руководящей группы Центрального комитета по финансам и экономике был заслушан доклад о Шанхае, после чего в Шанхай на полмесяца была направлена исследовательская группа Госсовета во главе с членом Государственного совета и руководителем государственного планового комитета Сун Пином и экономистом Ма Хуном для реорганизации и возрождения Шанхая. Сотрудники исследовательской группы во главе с Сун Пином и Ма Хуном очень добросовестно и детально изучили 19 комитетов, управлений и бюро Шанхая и сформировали 6 специальных тем.
Муниципалитет Шанхая также не растерялся. В это же
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 71
время Ван Даохань пригласил группу известных экспертов и ученых в стране и за рубежом, в том числе около 100 экспертов и ученых из города, для проведения симпозиума на тему «Стратегическая операция по экономическому развитию Шанхая» в отеле «Хэншань».
«Эта «встреча небожителей» (прим. конференции, созванные опытными и мудрыми людьми для решения серьезных проблем) прошла на высшем уровне! Говоря о высоком уровне организации этого мероприятия: на нем присутствовали руководящие лица государства, как Сун Пин, руководителей всех департаментов города было еще больше, причем мэр Ван от начала до конца присутствовал на всех мероприятиях. Когда речь заходит о «встрече небожителей», этим подразумевается, что встреча проходит в неформальной обстановке, где не обращают внимания на различие в ранге и не гонятся за помпезностью, и рассаживаются без соблюдения каких-либо формальностей. Если кто-то хотел выступить, он мог прервать выступления других, вплоть до того, что можно было даже прервать речь руководства. Очень демократично и крайне оживлённо!» — несколько человек, присутствовавших на той встрече, рассказали мне об этом.
Известный в научном сообществе Шанхая как «Хэншаньская конференция», этот симпозиум оказал важное влияние на будущую структуру развития Шанхая в идеологическом и теоретическом отношении. В конце года «Тезис доклада о стратегии экономического развития Шанхая», подготовленный мэром Ван Даоханем, был представлен Государственному совету. В этом докладе был фрагмент, в котором гово72
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
рилось: «Необходимо создать условия для развития Пудуна и планирования строительства нового городского района. В дальнейшем все новые промышленные предприятия должны быть размещены в новом районе, а часть устаревших предприятий в старом городском районе должна быть постепенно перемещена в новый район для технической реконструкции». В то же время были даны соответствующие комментарии по поводу строительства тунелей и мостов в проектах пересечения рек, имеющих особое значение для развития нового района Пудун.
8 февраля следующего года Государственный совет одобрил и утвердил этот доклад из Шанхая, фактически согласившись с идеей муниципалитета о будущем развитии и застройке Пудуна.
Вскоре после выхода одобрительного документа Госсовета, Чэнь Годун нашёл Ван Даоханя и вздыхая от тяжёлых переживаний, промолвил: «Старый напарник, годы никого не щадят, мы с тобой находимся у власти всего несколько месяцев. То дело, касающееся Пудуна, кажется, боюсь я не выдержу. Ты на несколько лет моложе меня, и на тебя вся надежда. Но всё равно нужно спешить! Наш туннель уже перекинут через реку, как ты думаешь, возможно ли возвести мост? Есть ли у нас для этого возможности и способности?»
Услышав эти слова от Чэня, Ван Даохань был очень тронут, он подошел и крепко сжал руку своего старого соратника, посмотрев на постаревшее лицо своего закадычного друга, которому было более семидесяти лет, искренне сказал: «Вы, секретарь, не беспокойтесь, я обязательно
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 73
найду способ построить мост через реку, и когда настанет время, приглашу вас, товарища Сяопина и товарища Чэнь Юня, чтобы всем вместе перебраться через реку и осмотреть те родные земли в Пудуне ...»
«Хорошо, хорошо ...... Это дело я вверяю в твои руки. К тому времени, мы уже выйдем на пенсию, но нам все равно придется оставаться в городе в качестве «правительственных советников», это было установлено товарищем Сяопином!» «По-моему, кто сможет остаться в качестве советника – так это ты!». После того, как Чэнь Годун ушел медленным шагом, сумятица в мыслях Ван Даоханя не могли сразу затихнуть. Он подумал о своем возрасте — 68 лет; он также вспомнил слова, которые Дэн Сяопин говорил ему, Чэнь Годуну и Ху Лицзяо во время своего приезда в Шанхай и о переданных им делах:
В чём дело? – Сдаём смену.
Вы все стареете! Нужно подготовить группу молодых людей, которые придут вам на смену.
Ещё в июле 1979 года Дэн Сяопин приехал в Шанхай, чтобы обсудить вопрос о преемниках. В то время в Шанхайском городском комитете было 19 членов постоянного комитета, и Дэн Сяопин сказал Пэн Чуну, который тогда был «главным руководителем» Шанхая: «Людей слишком много, да и возраст слишком старый! Можем ли мы сократить количество членов Постоянного комитета до семи?» Пэн Чун ответил с некоторым недоумением: «Семь-это слишком мало». На что Дэн Сяопин сказал: «Тогда, давайте, до девяти!» После чего Дэн Сяопин всерьёз сказал руководителям Шанхая строгие, но душевные слова: умение разгля74
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
деть и отобрать таланты, и взрастить их – является одним из главных признаков зрелости лидера.
Эти слова Дэн Сяопина оказали огромное влияние на будущее политики и общества не только в Шанхае, но и в Китае в целом.
В 1982 году Шанхайский муниципальный комитет и организационный отдел, в соответствии с указаниями Дэн Сяопина, быстро отобрали молодых кадров по всему городу, из которых 18 были выбраны в качестве преемников в административное бюро, и именно в это время У Банго и Хуан Цзюй были рекомендованы в список преемников муниципального комитета партии. Позже, в 1983 году, когда в городском партийном комитете произошли перестановки, семь молодых людей вошли в новый постоянный комитет, и именно на этом созыве У Банго и Хуан Цзюй стали новыми лицами шанхайского руководства. Хуан Цзюй позже, тяжело вздыхая, вспоминал этот период из прошлого: «В то время товарищ Банго был на 31 год моложе секретаря Чэнь Годуна, а секретарь Годун был на 28 лет старше меня, так что их можно назвать нашими отцами. Эти руководители-ветераны, которые никогда раньше не видели нас, путём всесторонней проверки, помогли нам продвинуться по службе, и на практике нас всему научили.
Дэн Сяопин положительно оценил это смелое продвижение молодых кадров в Шанхае, сказав при этом Чэнь Годуну, Ху Лицзяо и Ван Даохану, что им придется передать бразды правления через два-три года, что было сказано почти в повелительном тоне. Все три старых товарища, прибывшие из полей сражений, бескомпромиссно подчинялись прикаГЛАВА
I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 75
зам верховного главнокомандующего, и на месте выразили готовность следовать указаниям Сяопина, и когда настанет время они с радостью уйдут со своих постов и твердо поддержат молодых товарищей, которые придут им на смену.
«После передачи дел вы можете стать советником в Шанхае, и работе не будет конца», — сказал Дэн Сяопин своим любимым военачальникам.
Чэнь Годун подмигнул рядом стоящему Ван Даохану, имея в виду: «Ваше здоровье, дружище, приемлемо, так что, будьте добры, возьмите это дело «советника» на себя!»
Ван Даохань прекрасно понимал, что означает этот взгляд его старого товарища, и молча улыбнулся.
Это дело было во время празднования китайского Нового года в 1983 году.
1984 год, Ван Даохань помимо повседневной работы, едва успевал перевести дух от «Планирования будущего Шанхая» и «Шанхайской экономической зоны», в основе которых лежало слово «Пудун».
Самое главное, что теперь было на уме у Ван Даоханя, это вовсе не вопрос о том, стоит ли «развивать Пудун», а конкретный и практический вопрос о том, как перейти реку! Кто будет строить сверхвысокий мост? Имеются ли у Шанхая и страны такие деньги, чтобы выполнить такую миссию? Если да, то, конечно, это было бы лучше всего. Однако, будучи мэром, Ван Даохань лучше других знал, что у Шанхая не было таких денег, чтобы выделить на строительство большого моста, а государственная казна была ещё беднее, чем шанхайская, иначе государству не пришлось
76 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
бы ежегодно «выкачивать» из Шанхая столько денег. Народ, как и наполненные энтузиазмом интеллектуалы, не были в курсе этого, но мэр Ван Даохань был хорошо осведомлён.
«В то время, как только заговорили о деньгах, мы заметили, что лицо мэра Вана, который всегда щурился в улыбке, просто окаменело!» — сказал кто-то из городского совета.
Без денег ничего не получится. Однако революционеры и лидеры не могут быть недальновидными из-за нехватки денег, «развитие Пудуна» касается будущего Шанхая и его перспектив. Вещи, о которых стоит задуматься в долгосрочной перспективе, все ещё должны быть спланированы и хорошенько обдуманы.
Это особенное лето. Этим особенным летом почти семидесятилетний Ван Даохань совершил редкое путешествие на дальнее расстояние — место назначения: Соединенные Штаты Америки.
Он отправился с визитом в США в качестве члена правительственной делегации Китая. В то время китайские правительственные делегации часто посещали Соединенные Штаты и развитые европейские страны, и они приезжали туда на несколько недель или месяцев. Задачи, которые Дэн Сяопин ставил перед этими делегациями, заключались в следующем: учиться, набраться опыта, и вернуться, а также завести друзей, завести ещё больше хороших друзей.
Согласно договоренности, основное место работы Ван Даоханя находилось в Сан-Франциско. «Здесь много этнических китайцев, поэтому можно завести больше друзей». Когда каждый из членов делегации выбирал себе место для «прохождения обучения и получения опыта», Ван Даохань
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 77
без колебаний выбрал Сан-Франциско.
Юридическая фирма Kaye Scholer LLP, расположенная в Сан-Франциско, является известной местной иностранной юридической фирмой, со штаб-квартирой базирующейся в Нью-Йорке. Это одно из учреждений, который Ван Даохань намеревался «навестить». Чего он никак не ожидал, так это то, что, переступив через порог этой известной американской юридической фирмы, он встретит китайского студента по имени Чжоу Ханьминь, который обратится к нему как «мэр Ван».
«Из какого учебного заведения в Шанхае вы приехали?» В то время заграницей было не так много китайских студентов по обмену. Ван Даохань был очень рад на чужбине встретить своего земляка и расспросить молодого студента.
Молодой человек ответил: «Из Шанхайского института внешней торговли. Я — магистрант профессора Цю Шаохэна».
«О, господин Цю, я очень хорошо его знаю, очень выдающийся профессор». Ван Даохань пришел в еще больший восторг, когда услышал это. «Он один из немногих авторитетных людей в нашей стране, кто разбирается в международном праве. Господин Цю сейчас к тому же является депутатом Всекитайского собрания народных представителей и членом редакции Основного закона Гонконга. Обычно он очень занят, и тебе нелегко быть его магистром, хорошенько учись на примере господина Цю, особенно праву международной торговли, после снятия ограничения с Шанхая вырос спрос на специалистов в сфере международного права».
«Я понимаю это, господин мэр. Более того, я стал
78 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
первым студентом магистратуры, которого взял профессор Цю, и мой студенческий билет имеет номер 001 – это большая честь и ответственность, о которых я никогда не забывал. Сейчас по наставлению моего научного руководителя господина Цю, я прохожу стажировку в США, чтобы в будущем вернуться на родину и служить Шанхаю и своей стране!» — Чжоу Ханьмин неоднократно кивал головой, заверяя об этом Ван Даоханя.
«Ну, теперь мы считаемся друзьями, если в будущем тебе что-то понадобится, можешь прийти ко мне» — ласково сказал Ван Даохань, держа молодого человека за руку.
Чжоу Ханьмин был приятно удивлён, и он ещё больше был поражён тем, что в этот день он также получил два важных сообщения от «мэра Вана»: первое, это то, что Пудун будет развиваться, а второе, что Шанхай станет местом проведения Всемирной выставки. «Я обязательно буду чаще отчитываться перед вами и обращаться к вам за советом!» — в тот момент Чжоу Ханьмин почувствовал, что в его жизни появился еще один такой же очаровательный и доброжелательный «профессор», как господин Цю. Он был крайне вдохновлён этим. Это же сам мэр! Но он был таким приземленным, таким любезным! Когда позже Чжоу Ханьмин рассказал своим родным и друзьям о своих впечатлениях от встречи с Ван Даоханем, все они были рады за него. Естественно, самым радостным для него было то, что не смотря на возраст, смог стать другом такого авторитетного ветерана революции. В течение следующих десяти лет Чжоу Ханьмин, будучи обычным молодым студентом, получил благосклонность и наставления Ван Даоханя,
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 79
которые можно описать как «изменившие жизнь» (слова Чжоу Ханьмина). Несколько лет спустя Чжоу стал проректором Шанхайского института внешней торговли, заместителем главы администрации нового района Пудун, заместителем начальника управления по координации шанхайской Всемирной выставки, членом Постоянного комитета НПКСК (прим.Всекитайский комитет Народного политического консультативного совета Китая)и заместителем председателя Центрального комитета АДНС (прим. ассоциация демократического национального строительства), одним из ключевых авторов и практиков по внешнеторговому праву в процессе развития Пудуна, а теперь и известным в Китае специалистом по юриспруденции. Это уже часть истории, которая будет рассказана позже. Кстати, ещё один факт: Американская юридическая фирма Kaye Scholer LLP теперь также открыла специализированное учреждение в Шанхае.
Был ещё один важный «старый друг», с которым нужно было встретиться.
В этот день Ван Даохань встал очень рано. Было очевидно, что «старый друг», который в ближайшем будущем прибудет с визитом, определённо кто-то из тяжелой весовой категории. Сопровождавшие его помощники в какой-то степени угадали. Но к их удивлению, Ван неожиданно достал что-то и выразительно прочитал вслух одно стихотворение.
Быть или не быть — вот в чем вопрос. Что же, всё-таки, благороднее? Человек либо в глубине души хранит раны от стрел судьбы своих близких, либо достаёт меч и сражается с бескрайней чашей невзгод! И одним ударом
80 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
решает все проблемы!
Возможно, здесь и кроется сложность. Ибо, освободившись от этой суматохи и путаницы жизни, какой сон ворвется в этот мертвый сон? Это не может не заставить людей колебаться. Именно это соображение заставляет это страдание тянуться так долго. Ибо кто еще выдержит удары этого мира, насмешки! Буйство угнетателя, высокомерный задира. Истина презирается, закон страны нарушается. Издевательства бюрократов, проклятия клоунов за их тяжелую работу. Если бы одним штыком, то этот долг греха можно было бы стереть навсегда! Кто готов взять на себя бремя пожизненного страдания и пота?
«Это на грани! Старый мэр сегодня в таком приподнятом настроении, что неожиданно процитировал шекспировского Гамлета!» Как раз, когда помощники шёпотом обсуждали необычное поведение «старого мэра», они вдруг увидели, как в приёмную будто ветер ворвался хорошо одетый этнический китаец, в галстуке и, услышав отрывки чтения Ван Даоханя вслух, не только замер на месте, но и подхватил разговор, декламируя за ним.
Если бы только не страх перед неизвестностью другого берега после смерти, путник никогда бы не увидел обратного пути. Поэтому все мысли смешались, предпочитая терпеть очередные страдания, не осмеливаясь бежать в неизвестность. Таким образом, глубокое размышление, вопреки ожиданиям, превратила всех нас в трусов. Естественный божий свет решительности был затянут тусклым туманом. Могучее дело утратило блеск своих действий ради первоначального маршрута, от которого оно не решалось
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 81
отклониться.
К этому времени Ван Дохань обернулся и увидел, как его «старый друг» медленными и спокойными шагами направляется к нему. Поэтому он широко раскрыл объятья, продолжив читать вслух: Станет легче?
«Старый друг» так же протянул обе руки и даже немного пританцовывал: прекрасная Офелия, в твоих молитвах, о фея, да вспомнятся мои грехи.
«Ха-ха…» Встреча Ван Даоханя со своим «старым другом» была завершена столь театральной декламацией.
«Пожалуйста, присаживайтесь, господин Линь!»
«Господин Ван, пожалуйста, присаживайтесь!»
«Господин Линь старше меня на три года, поэтому, как брату, будет правильней, если вы сядете первым».
«Хахаха, говорят, что у мэра Вана прекрасные манеры ученого и знания профессора, и это правда!»
«Господин Линь слишком меня перехвалил!» Ван Дохань помог своему «старому другу» присесть, а затем лично налил ему чаю.
«Я не смею. Господин Ван — мэр номер один в Китае, как Тунг-Йен может осмелиться так льстить!» Человек, называющий себя «Тунг-Йен», — это Тунг-Йен Линь, всемирно известный эксперт по мостам.
Эксперт по мостам, с которым Ван Даохань должен был встретиться, Тунг-Йен Линь, — это имя, которое читателям достаточно ввести в поисковик на своих мобильных телефонах, чтобы найти длинный список выдающихся достижений этого человека:
В 1974 году Международная ассоциация совместного
82 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
предварительного напряжения наградила его высшими наградами общества «медалью Фюссенерта» и «премией Форнасина».
Национальная академия наук США и Объединенный комитет по жилищным исследованиям академии инженерии и наук наградили его «Премией за успешный вклад в четверть века».
12 марта 1986 года он был награжден лично президентом Рейганом Национальной медалью науки, высшей наградой в области науки и техники в США. Американское правительство также высоко оценило Тунг-Йен Линьа как «инженера, учителя и писателя» — обратите внимание: его назвали «писателем».
В 1987 году он получил высшую награду Американского общества инженеров-консультантов — премию «За заслуги» (он-единственный американец китайского происхождения, получивший эту награду) — за выдающиеся достижения в области строительства, в которой его назвали «пионером в инженерном деле» и «провидцем, педагогом, исследователем, чьи творческие и элегантные инженерные проекты принесли пользу всему человечеству». С 1952 года вышеуказанная премия ежегодно присуждается только одному человеку, и среди лауреатов премии есть два президента США — Гувер и Эйзенхауэр. Тунг-Йен Линьь — первый китайский лауреат этой премии за последние 34 года. Он добился большой чести для китайского народа в международной научно-технической сфере.
В 1994 году он получил награду «Выдающийся член студенческой корпорации» от общеуниверситетского комиГЛАВА
I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 83
тета по улучшению образования в университете Беркли, штат Калифорния. Ежегодно эта награда присуждается только одному студенту из более чем 300 000.
Наряду с этим, он также получил «премию Эжена Фрейсине» от Международной ассоциации предварительного напряжения, «премию Альберта Какот» от единственной французской строительной ассоциации за пределами Европы, высшую награду для инженеров-консультантов в США и первую премию OPAL (Американская премия инженеров и конструкторов) и прочие награды.
Тунг-Йен Линь также является иностранным членом Китайской академии наук и первым китайцем, избранным в Американскую инженерную академию. Среди первых четырех выдающихся наград, учрежденных Американским обществом гражданского строительства, он стал первым лауреатом премии в категории «Дизайн».
В знак признания его особых достижений в области архитектурного проектирования Американское научное общество гражданского строительства переименовало свою «Премию предварительного напряжения» в «Премию Тунг-Йен Линь». Это была первая научная награда, названная в честь китайца.
Калифорнийский университет удостоил его звания «Пожизненного почетного профессора» и наивысшей награды — «Премии Беркли», а также учредил «Мемориальный музей имени Тунг-Йена Линь».
Самый авторитетный журнал в строительной отрасли США «Записи инженерной хроники» выбрал 125 человек, которые внесли наибольший вклад в строительство за
84 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
последние 125 лет. Тунг-Йен Линь был выбран наряду с четырьмя другими этническими китайцами, включая архитектора Бэй Юймина, эксперта по мостам Дэн Вэнь Чжуна и «мистера по борьбе с загрязнением окружающей среды» Линь Цзоди. Тунг-Йен Линь также получил четыре почетные докторские степени в США, Китае и Гонконге, и был назначен почетным профессором в Юго-Западном транспортном университете в городе Чэнду, Университете Тунцзи в Шанхае и Университете Цинхуа в Пекине.
«В проектах Тунг-Йена Линь есть смелость и креативность, несравнимые с обычными людьми, и он убежден, что комбинирование реалистичных условий и красоты механики в сочетании с авангардным пониманием структуры позволяет ему создавать дизайны, которые никогда не видели раньше. Именно благодаря такому почти идеальному пониманию предварительно напряженных бетонных конструкций, Тунг-Йен Линь изменил историю строительства, позволив высоким, изящным, большепролетным конструкциям легко противостоять нагрузкам, землетрясениям и ураганам». «Тунг-Йен Линьь всегда старался путём своих усилий в области технологий и проектирования конструкций вывести человеческое общество в ещё более широкие сферы, и его энтузиазм вдохновляет инженеров всего мира на творческую инициативу». –Эта оценка, которую дала ему мировая общественность.
Тунг-Йен Линь, выдающийся специалист по мостостроению! Только в США он лично спроектировал и построил на основе своих теорий тысячу мостов, соединив их между собой на протяжении более 70 км!
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 85
Чудо света. Выдающаяся мировая личность.
Ван Даохань снова поднялся, поклонился, пожал руку гостю и искренне сказал: «Встреча с господином Лином — одна из самых важных задач моей поездки в Америку. Я так счастлив видеть вас сегодня!»
«Что Вы, что Вы», — Тунг-Йен Линь поспешно встал и неоднократно повторял: «Мэр Ван авторитетен подобно горе Тайшань (прим. провинция Шаньдун, одна из пяти священных гор даосизма), с которым я давно хотел познакомиться. Мне повезло встретиться с вами сегодня в Сан-Франциско! Однако, чего я не ожидал, так это того, что мэр Ван так хорошо знаком и любит переводы моего брата!».
Ван Даохань улыбнулся и, пригласив Тунг-Йена Линь сесть, сказал: «Господин, вы не знаете, что я также являюсь поклонником вашего брата, господина Линь Тунцзи, который является известным профессором нашего Фуданьского университета и национальным достоянием, а его перевод шекспировского «Гамлета» — это не только классическое произведение, любимое всеми китайскими читателями, но и одно из моих любимых!»
«Это правда?», — услышав это, Тунг-Йен Линь обрадовался еще больше.
«Да». Ван Даохань энергично кивая сказал: «Жаль, что у меня сорван голос; если бы вы, господин, могли услышать, как наш великий шанхайский актер, господин Сунь Даолинь, читает вышеприведенный отрывок из перевода «Гамлета» вашего брата, то это было бы настоящим удовольствием!»
«Хорошо — в следующий раз, когда я буду в Шанхае, я
86 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
непременно встречусь с этим господином Сунь Даолинем». Тунг-Йен Линь ликовал.
Теперь вернёмся к основной теме.
Ван Даохань: «На этот раз я здесь, во-первых, чтобы навестить Вас, а во-вторых, чтобы от имени муниципалитета Шанхая пригласить вас посетить Шанхай, чтобы помочь нам рассмотреть варианты, как построить мост на реке Хуанпу»
Не успел Ван Даоханя договорить, как Тунг-Йен Линь взволнованно вскочил с места и сказал: «Мэр Ван! Чтобы вы знали, я давно думал о строительстве моста на реке Хуанпу! Вы знаете, когда вы впервые приехали в Шанхай пять лет назад, я начертил «Проект моста через реку Хуанпу» и отправил вашему правительству...»
«Я слышал об этом, я слышал об этом! Я даже видел ваши чертежи». Ван Даохань многократно кивнул и сказал: «Сегодня я просто хочу сказать вам, что мы собираемся принять решение о развитии Пудуна, и мы ждем, что вы часть своей энергии и свой пылающий взгляд направите на Восток — это ваша родина и в будущем надежда всего мира!»
«Благодарю, мэр Ван! Большое спасибо за счастливую весть», — Тунг-Йен Линь снова встал, на этот раз он взял инициативу в свои руки, крепко пожал руку Ван Даоханя и сказал: «За свою жизнь я спроектировал бесчисленное количество мостов для Соединенных Штатов и других стран мира, но в моем сердце всегда было желание в память о моём брате построить мост через реку Хуанпу в Шанхае».
«Обещаю, вам, господин: Ваше желание обязательно
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 87
сбудется!»
«Правда?» На глаза Тунг-Йена Линь навернулись слезы. Он взял Ван Даоханя за руку и нетерпеливо спросил: «Так, когда же я смогу приступить к делу?»
Ван Даохань мягко похлопал ладонью по тыльной стороне руки своего собеседника и пригласил его сесть. Однако он перешел на более спокойный тон и сказал: «Сейчас в Китае существуют разные мнения по поводу развития Пудуна, то есть мы сами в Шанхае столкнулись с трудностями, как вы знаете, в основном это связано с тем, что у нас нет денег в кармане».
«Это не проблема! Посмотрите», -Тунг-Йен Линь немедленно ответил и подал Ван Даохану идею, считав пальцем в доску: «Просто выделите участок земли в Пудуне для строительства моста и ремонт дороги, и как только мост и дорога будут отстроены, цена на близлежащие земли вырастет. Как только цена вырастит, земли можно будет сдать в аренду или продать, таким образом, разрабатывая и сдавая в аренду, государство и правительство, не потратив ни копейки смогут модернизировать Пудун, и тогда весь Шанхай можно будет расширить в геометрической прогрессии!»
Ван Даохань горестно вздохнув, сказал: «Слушать вашу речь, это лучше, чем десять лет учёбы!»
Снова заразившись энтузиазмом, Тунг-Йен Линь взволнованно сказал: «Если потребуется, то я готов стать пионером в развитии Пудуна! Я хочу помочь своей стране сделать большое состояние и принести пользу жителям Шанхая!»
«Народ Шанхая и родина не забудут вашу глубокую привязанность и крепкую дружбу!», — растроганный Ван
88 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Даохань снова пожал руку Тунг-Йена Линь обеими руками и попросил: «Я хотел бы спросить вас кое — о чём, господин, возможно ли это?»
Тунг-Йен Линь в недоумении: «Не стесняйтесь, задавайте!»
В этот момент Ван Даохань в присущей ему «улыбающейся манере» осторожно приблизился к Тунг-Йен Линьу и прошептал ему что-то на ухо.
«Конечно можно! Это вообще не проблема!» Тунг-Йен Линь сказал: «Даже если бы ты не сказал, я бы всё равно так сделал!»
«Это прекрасно! Как хорошо!» Ван Дао Хань еще больше наполнился радостью.
«Ай, мэр Ван, разве вы не мэр? Можно же просто написать письмо и отправить его вам, да?» — Тунг-Йен Линь внезапно сказал.
Ван Даохань отмахнулся и с лёгкой улыбкой сказал: «Я теперь «бывший мэр Шанхая», а новый мэр — Цзян Цзэминь».
«Ооо», — призадумался Тунг-Йен Линь.
Год спустя, в 1986 году, Цзян Цзэминь, занимавший в то время пост мэра Шанхая, получил «письмо из десяти тысяч слов» из Сан-Франциско, США, отправленное от имени Тунг-Йена Линь. Это длинное письмо, озаглавленное «Развитие Пудуна — строительство современного Шанхая», оказало огромное влияние на новое поколение шанхайских лидеров и все шанхайское академическое сообщество, а имя Тунг-Йена Линь стало ассоциироваться с последующей «историей развития Пудуна».
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 89
«На восток! Продолжайте идти на восток». Это еще один ранний весенний день в шанхайском Пудуне. Старая «Сантана» еле ехала по грязной полевой дороге.
Это еще одна из поездок по Пудуну старого мэра Ван Даоханя. Он записал это следующим образом:
Во второй половине дня машина с невероятной скоростью помчалась в сторону Вайгаоцяо (прим. зона свободной торговли на северо-востоке округа Пудуна). Когда мы подъехали к реке, колеса закрутились по грязи и подняли облако пыли. Стоя на берегу реки, я смотрел на устье реки Янцзы, и мои мысли внезапно прояснились. Это территория, которая ждет своего развития. Утверждается, что уже научно доказано, что эта территория подходит для глубоководного порта с причалами для судов грузоподъемностью более ста тысяч тонн. Строительство порта на этом месте позволит не только снизить пропускную нагрузку на береговую линию реки Хуанпу, но и повысит экономическую эффективность от перевозок.
«Потенциал для развития здесь огромен».
«Ага! Один китайский эмигрант хочет приехать сюда, чтобы инвестировать в торговый порт, отдельные поставки химических удобрений и бороться за валютный баланс. Он надееся, что городское управление и департамент портового бизнеса рассмотрят этот вопрос», — сказал Мэн.
Чжу Жунцзи (прим. председатель Госсовета КНР в 1998―2003 гг.) в последствии дал такую оценку Ван Даоханю, сказав, что он был самым активным энтузиастом в развитии Пудуна и что жители Шанхая называли своего старого мэра передовиком развития Пудуна. «Мэн», упомянутый в статье
90 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
старого мэра «Путешествие в Пудун», был Мэн Цзяньчжу, занимавший тогда пост секретаря парткома уезда Чуаньша в Шанхае, который позже стал известным нам членом государственного совета и секретарем политико-правовой комиссии ЦК КПК.
«Добряка» уже нет с нами (Ван Даохань ушёл из жизни 24 декабря 2005 года в Шанхае в возрасте 90 лет). Однако его позиция и ориентация «Взгляда на восток» всегда вдохновляли и побуждали его преемников продолжать смотреть на восток, потому что пейзаж восточной стороны Пудуна уникален и настолько красив, что заставляет людские сердца трепетать от восторга.
Тем летом Цзян Цзэминь приехал
Промелькнули два десятилетия,
Сколько же радостей и невзгод породили новые дни,
Два берега реки Хуанпу претерпели большие изменения,
И с каждым днем товарищи продвигались ещё дальше.
Автором этого стихотворения, является Цзян Цзэминь (председатель КНР с 1993 по 2003 год). Он сочинил его в 2009 году, во время своего присутствия на совместном праздновании Нового года в Шанхае. В то время атмосфера была очень дружеской и теплой. На трибуне Цзян Цзэминь с юмором и причитаниями вспоминал о своей учебе, жизни и работе в Шанхае, а его прекрасные слова вызывали весёлый
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 91
смех. Слева от него в это время сидел Юй Чжэньшэн, секретарь горкома партии, а справа — мэр Хань Чжэн.
Стоит отметить, что стихотворение Цзян Цзэминя содержит два концептуальных слова: «два десятилетия» и «породили новые дни», а также «два берега реки реки Хуанпу претерпели большие изменения». Если произвести приблизительный подсчет, то прошло ровно 20 лет с тех пор, как развитие Пудуна было впервые предложено такими дальновидными деятелями, как Ван Даохань, до 2009 года, когда были заложены основы финансового района Пудуна Луцзяцзуй, гармонирующие с зелёной набережной Вайтан лес небоскрёбов и грандиозные современные здания, гордо стоящие на восточном берегу реки Хуанпу. Стихотворение Цзян Цзэминя, старого руководителя Шанхая и десятилетнего Генерального секретаря ЦК Коммунистической партии Китая и Председателя страны с населением 1,3 миллиарда человек, это не только восхваление и восхищение строительством Шанхая, но и фактически полное утверждение и поэтическое изображение многообещающих достижений этапа развития Пудуна.
Промелькнули два десятилетия, два берега реки Хуанпу претерпели большие изменения, породили новые дни, что, возможно, вызывает у Цзян Цзэминя более глубокие и особые эмоции, чем у кого-либо другого.
Цзян Цзэминь слишком хорошо знает город Шанхай и имеет слишком большой опыт жизни и работы в нем. Справедливо будет сказать, что ни один город не может превзойти его привязанность к Шанхаю. Будучи потомком Цзян Шанцина, героя, павшего в революционной борьбе,
92 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Цзян Цзэминь с детства имел революционные идеалы. После Войны Сопротивления против Японии Цзян Цзэминь, изначально учившийся в Нанкине, перевелся в Шанхайский транспортный университет по специальности «машиностроения и электроники». Цзян Цзэминь, обладавший широким кругом интересов, уже в студенческие годы проявлял свои неординарные способности, за что однокурсники часто называли его «доктор Цзян». Цзян Цзэминь, вступивший в партию в 1946 году, до освобождения Шанхая уже имел несколько лет опыта подпольной работы, где он неоднократно участвовал в студенческих движениях и продемонстрировал исключительные организаторские способности. После включения в работу он занимался техническими и управленческими делами на заводе. Шанхайская фабрика Имин и марка мороженого и леденцов «Гуанмин» — это «воспоминания детства» для шанхайцев, даже для моего поколения. В течение десятилетий с первых дней освобождения до 1980-х годов «Гуанмин» был освежающим дополнением к знойному лету для нескольких поколений в восточном Китае. В то время мы не знали, какое отношение «Гуанмин» имеет к Цзян Цзэминю, который позже стал лидером нашего поколения.
Судьба многих людей всегда связана с определенным стечением обстоятельств. Когда Шанхай только освободился, Цзян Цзэминь проявил свой превосходный талант в управлении предприятием, и так случилось, что Ван Даохань, занимавший тогда пост главы министерства промышленности Восточно-Китайского военно-административного комитета, был боевым товарищем героя Цзян
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 93
Шанцина. В разное время «Старый Цзян» (Цзян Шанцин) и «Молодой Цзян» (Цзян Цзэминь) становились «соратниками» Ван Даоханя при разных обстоятельствах, а позже, после того как Ван Даохань уехал в Пекин, чтобы стать заместителем министра Первого министерства машиностроения, Цзян Цзэминь стал начальником электротехнического отдела Второго проектного филиала Первого министерства машиностроения в Шанхае. Его исследования также неоднократно показывали высокие результаты, в особенности, его успешно завершённый проект с чешскими экспертами по электрическим турбогенераторам мощностью до 2,5 киловатт, который был высоко оценен заместителем министра Ван Даоханем и министром Хуан Цзином. Хуан Цзин с удовольствием для Цзян Цзэминя и чешских экспертов специально устроил банкет в популярном ресторане пекинской утки «Цюаньцзюйдэ» в Пекине.
В 1954 году Цзян Цзэминь впервые покинул Шанхай и был переведен на Первый автомобильный завод в Чанчуне. Позже он был направлен на стажировку на автомобильный завод имени Сталина в Москве. Вскоре после возвращения в Китай Цзян Цзэминь стал директором энергического филиала первого чанчуньского автомобильного завода.
В 1962 году Цзян Цзэминь приехал в Шанхай во второй раз. Через четыре года он снова покинул Шанхай, на этот раз на 19 лет. Когда этот управленческий кадр, который также является «шанхайцем», знаток поэзии и струнных инструментов, снова ступил на землю Шанхая, он стал мэром крупнейшего города Китая, и с ним был Жуй Синвэнь, которого центральное правительство назначило секретарем Шанхай94
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
ского горкома.
Летом 1985 года Цзян Цзэминь прибыл в Шанхай.
В июле на четвертой сессии Восьмого народного собрания Шанхая он был избран на пост мэра Шанхая, сменив своего наставника и старого лидера Ван Даоханя. Эта передача власти не могла быть более приятной для Ван Даоханя и, естественно, для Цзян Цзэминя, само собой разумеется. В тот момент такие старые руководители как Ван Даохань и Чэнь Годун были приглашены в качестве советников Шанхайского муниципального народного правительства недавно назначенным мэром Цзяном. Это отдельная тема для разговора, но роль этих правительственных советников, нанятых по совету Дэн Сяопина, в развитии и строительстве Пудуна смело можно назвать неизмеримой. За 20 лет, прошедших с момента его ухода с поста мэра в 1985 году до смерти в 2005 году, Ван Даохань, как уже упоминалось ранее, внес два особых вклада: первый — это его вклад в создание «Ассоциации по сотрудничеству между двумя берегами (сторонами) Тайваньского пролива», которая оказывала влияние как внутри страны, так и за рубежом и способствовала развитию отношений между материковым Китаем и Тайванем, и второй — его неустанный вклад в продвижение развития Пудуна. Приверженность и дальновидность последующих лидеров, включая Цзян Цзэминя, в развитии Пудуна была в большей или меньшей степени связана с большой приверженностью и энтузиазмом «советника Вана».
До назначения на должность мэра Шанхая Цзян Цзэмин был министром электронной промышленности. От миниГЛАВА
I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 95
стра до мэра, в звании нет никаких изменений, однако роли абсолютно разные. Более того, в соответствии с ситуацией в стране в то время, когда 59-летний Цзян Цзэминь стоял на сцене, принимая аплодисменты народных делегатов в Шанхае, он выглядел очень естественно и спокойно, и не было никаких предзнаменований о роли «будущего лидера страны», кроме простодушной улыбки, через которую он как-бы охотно приносил присягу стать покорным слугой народа. Это, вероятно, как-то связано с его осведомлённостью и знанием этого города, а возможно, с тем, что он слышал, как о многих «болезнях урбанизации Шанхая» рассказывали и описывали в частном порядке старый мэр и другие руководители.
Этим летом он здесь. Лето в Шанхае — не лучший сезон: не тайфуны, так дожди, а после ветра и дождей приходит душная жара, становится так жарко, что огонь поднимается в переулках, огонь катится по улицам и огонь разгорается в сердцах людей. Такое ощущение, что всё время горишь.
По-видимому, Бог также «продемонстрирует свою силу» над новоиспечённым мэром. Летом 1985 года, сразу после завершения собрания горожан по рекомендации «мэра Цзяна», 1 августа сильный тайфун пронесся по территории примерно в 100 километрах к западу от Шанхая, вызвав очень сильные проливные дожди в Шанхае.
«Иди, иди на улицу Шуанъян и посмотри». Цзян Цзэминь чем больше слушал, тем больше хмурил брови, затем он махнул рукой и тут же поднялся с места.
На месте наводнения по улице Шуанъян, Цзян Цзэминь в резиновых сапогах и дождевике, уже не мог передвигаться
96 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
по улице из-за огромного будто безбрежный океан скопления воды, преградивший путь ему и сотрудникам штаба по борьбе с наводнениями. Когда Цзян Цзэминь отступил в жилой район, его взгляд упал на дом с наклеенной на двери символом «двойное счастье» (прим. вешают в доме молодожёнов), он подошел к этому дому, и когда он увидел, что вся новая мебель внутри полностью в воде, Цзян Цзэминь с сочувствием издал звук «ай-яй».
«Разрешите мне от имени всего города выразить вам наше сочувствие! Нам всем очень жаль!» Цзян Цзэминь взял молодоженов за руки, непрерывно качал головой и сетовал, и выражение его лица передавало чувство бесконечной грусти.
Еще не оправились от разрушений и мыслей, оставленных шестым мощным тайфуном в августе и принесенными им проливными дождями, как одиннадцатый ещё более сильный тайфун снова обрушился на Шанхай, при этом максимальная сила ветра в близи эпицентра тайфуна достигала 12 баллов, а в самых дождливых районах Шанхая за два часа выпало 120-160 мм осадков, в некоторых местах до 250 мм. Это действительно редкость в истории Шанхая. Даже Цзян Цзэминь со смехом сквозь слёзы сказал: «Это потому, что в моем имени слишком много «воды», в иероглифе «江Цзян» есть вода, в иероглифе «泽Цзэ» также есть вода, кажется, я всю воду с собой прихватил!»
В его первое лето на посту мэра «вода» в Шанхае произвела вот такое глубокое впечатление на Цзян Цзэминя. Может показаться, что вода не имеет большого отношения к развитию Пудуна, но на самом деле она была еще одним
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 97
толчком, стимулирующей волю и решимость лидеров и жителей города «Взглядить на восток».
Цзян Цзэминь, которого иностранная пресса позже окрестила «водным мэром Китая», действительно связал свою судьбу с «водой». Летом 1986 года — 11 июля — Шанхай пережил торнадо, подобного которому не было в истории.
По рассказам очевидцев, в тот день около двух часов дня погода в пригородах Нанхуэй и Чуанша (нынешний новый район Пудун) резко изменилась, внезапно небо потемнело, ударили гром и молнии, и с неба полился дождь как из ведра. Струя торнадо шириной более 40 метров подхватила ливень и пронеслась над районом с силой, намного превышающей силу тайфуна 12-й категории, стёрла с лица земли всё на своём пути, эта трагическая картина до сих пор бросает людей в дрожь. «Бетонная плита весом в несколько сотен фунтов была поднята, как лист бумаги, на расстояние в несколько сотен метров! Тонкая соломинка смогла с ветром пройти сквозь стеклянное окно. Оборвавшаяся высоковольтная линия вспыхнула огненным шаром, напугав людей до смерти!» Вот как люди описывали это. Более того: 20-тонный грузовик, предназначенный для строительства в Нанхуэй, был поднят торнадо в воздух, а затем он рухнул в близлежащую реку, разбив вдребезги 40-тонный корабль из армированного цемента.
Этот супермощный торнадо унес жизни 579 человек и разрушил бесчисленное количество домов. На следующий день Цзян Цзэминь прибыл на место происшествия и увидел собственными глазами трагическую картину, оставшейся после катастрофы. Уперев руки в бока, с серьёзным выраже98
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
нием лица он долгое время безмолвно стоял.
«Товарищи, бедствия беспощадны, а люди сострадательны. Мы пережили эту катастрофу, но огромная солидарность в оказании помощи еще раз подтвердила добрую традицию нашей социалистической страны «когда одно место пострадает от бедствий, то к нему придет помощь из разных уголков страны»; с другой стороны, это еще раз напомнило нам о важности и неотложности строительства собственных домов!» Так сказал Цзян Цзэминь на совещании по подведению итогов катастрофы 11 июля.
Ущерб от воды — это не все, что сдерживало городское развитие Шанхая. Как говорится, вода и огонь не совместимы, однако в отсталом и застойном Шанхае 1980-х годов вода и огонь, казалось, были как братья-близнецы, поочерёдно испытывали и хлестали Шанхай, этот новый и немного опасный первый крупнейший город Востока.
Ещё не успели расчистить руины, оставленные торнадо 11 июля 1986 года, как ранним утром 18 сентября здание второго Шанхайского управления легкой промышленности в центре города загорелось из-за короткого замыкания в электропроводке, и в одно мгновение все здание сгорело дотла. Глядя на обгоревший бетонный каркас, Цзян Цзэминь снова воскликнул: действительно «вода всё глубже, огонь всё жарче» (прим. невыносимые страдания, критическое положение, ад кромешный)!
Что не так с Шанхаем? Как будет выглядеть Шанхай завтра? Неужели так будет продолжаться всю нашу жизнь? Шанхайцы в мучительных сетованиях анализировали корень проблемы и искали выходы.
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 99
В октябре шесть депутатов городского собрания народных представителей написали совместное письмо мэру Цзян Цзэминю с просьбой о встрече для обмена мнениями о работе города и самого мэра. Среди этих шести депутатов в основном были представители интеллигенции, включая преподавателей университетов, научных экспертов и представителей городского населения. В письме говорится, что, будучи депутатами городского собрания народных представителей, они редко имеют возможность встретиться и обменяться мнениями с мэром, за исключением посещения ежегодного съезда, где они могут услышать отчет мэра «о работе правительства», поэтому они написали совместное письмо с просьбой о встрече. Такая ситуация была и остается редкой, и это, похоже, оказывает давление на руководство. Чувства депутатов городского собрания народных представителей, написавшие письмо, на самом деле были очень противоречивы и только после долгих размышлений они предприняли действия. Не раздумывая, Цзян Цзэминь быстро попросил сотрудников городской администрации уведомить шестерых депутатов городского собрания народных представителей и пригласить их в городскую администрацию для обсуждения и обмена мнениями.
Обсуждения прошли без лишней учтивости, говорили всё на чистоту. Депутаты городского собрания народных представителей задали следующие вопросы: что сделал мэр с момента вступления в должность? Почему темпы муниципального строительства в Шанхае относительно медленные? Каковы перспективы развития Шанхая? И так далее. Цзян Цзэминь дал правдивые ответы на каждый из этих
100 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
вопросов. Депутаты городского собрания народных представителей остались довольными ответом мэра Цзяна. Спустя несколько дней на заголовках первой и второй страниц газеты «Цзефан жибао» появилось сообщение «Шесть депутатов городского собрания народных представителей написали письмо мэру Цзян Цзэмину с просьбой о встрече», в котором говорилось, что «мэр Цзян без каких-либо ограничений обсудил с шестью депутатами проделанную работу с момента своего вступления на должность, ситуацию и перспективы муниципального строительства, и проблемы, с которыми столкнулся, а также он выслушал мнения и предложения депутатов».
Данный случай многое говорит о стиле работы и стремлениях Цзян Цзэминя. Это дело, конечно, как и множество других живых примеров, заставили Цзян Цзэминя, мэра «приехавшего тем летом», при управлении крупнейшим городом Китая ежеминутно задаваться вопросом «где же всё-таки выход?». Вместе в «поисками выхода» ему также приходилось заниматься проблемой «продовольственной корзины» почти 10 миллионов человек, вопросом о загрязнении зловонной реки Сучжоу, расширением нового северного междугородного автовокзала, который уже пресытился иногородним, и так далее, и не одно из этих дел нельзя было откладывать. Промедление на один день мог вызвать еще большее негодование среди горожан. В действительности, выполнение каждого из этих дел также вызывает возмущение и даже протест отдельной группы людей, к примеру, снос и переселение жителей. Цзян Цзэминь застал период противоречий и время, когда переплетались материальные
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 101
условия жизни народа, быт народа и общественное мнение.
Глава города должен держать под контролем повседневные человеческие потребности простого народа. Но главный вопрос для Шанхая — определить направление развития. «Развитие Шанхая заставляет меня все больше и больше ощущать необходимость смотреть на восток, и что будущее за Пудуном.» — Это еще одно искреннее и доброе напоминание, «прошептанное на ухо» «советником» и моим наставником Ван Даоханем.
Цзян Цзэминь многозначительно и часто кивал головой.
В этот день Цзян Цзэминь только что вернулся в свой офис с места сноса нового северного междугородного автовокзала, и рабочее время уже закончилось. Проект по сносу и переселению одного из проектов «трех лиц», которым он лично руководил, был крупным и сложным: 264 завода и 7 300 домовладений, затронувших более 30 000 человек и 240 000 кв.метров зданий. Это беспрецедентный случай в истории Шанхая, он включает в себя старый железнодорожный вокзал, который когда-то вызывал у меня чувство раздражения, и его реконструкция достигла точки невозврата. Как только Цзян Цзэминь приступил к своим обязанностям в Шанхае, у него на уме был этот главный вопрос, который он образно назвал «три лица» Шанхая: «море, земля и воздух», а два других — расширение аэропорта Хунцяо и борьба с загрязнением рек Сучжоу и Хуанпу. Эти три места — лица и репутация Шанхая. Если даже эти три места не будут приведены в порядок, то у Шанхая действительно не останется никакой репутации!» И каждый из вышеперечисленных проектов будет занимать все мысли мэра.
102 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
«Мэр, это письмо, которое мы только что получили. Оно адресовано вам от этнического китайца, проживающего в Соединенных Штатах». После торопливого ужина секретарь принес стопку документов, среди которых было толстое письмо, которые он поставил перед Цзян Цзэминем.
«Кем это было написано? Оно такое толстое!» Цзян Цзэминь пробормотал про себя, открывая и взвешивая на руке письмо.
«Тунг-Йен Линь…» глаза довольно утомленного Цзян Цзэминя вдруг засияли, он выпрямился и серьезно посмотрел на длинное письмо прибывшее из издалека.
В вышеизложенном контексте мы уже давали информацию о Тунг-Йене Линь, и Цзян Цзэминь слышал много легенд о брате знаменитого преподавателя Фуданьского университета Линь Тунцзи от своего «советника» Ван Даоханя. К примеру, что изначально в имени Тунг-Йена Линь был иероглиф «棪» а не «炎», и что он в возрасте 14 лет, заняв первое место на экзамене, был принят на факультет гражданского строительства Таншаньского колледжа Университета Цзяотун, в то время самого престижного учебного заведения по инженерному делу в Китае. Юным гением восхищались ректор Мао Ишэн и профессор Сунь Баоци, которые считали его достойным учеником. Господин Мао Ишэн предложил ему изменить иероглиф «棪» в своем имени на «炎», который «легко произносится и имеет смысл, а также символизирует, что он является потомком первых китайских императоров Яня и Хуана».
«В 1979 году, когда страна только открывалась, он приехал в Шанхай под предлогом навестить своего брата,
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 103
и стоя на набережной реки Хуанпу, он сказал, что был так взволнован и эмоционален, и тогда у него возникла мысль о возобновлении строительства моста Хуанпу. Потому что несколько десятилетий назад, в 1946 году, Мао Ишэн и другие дальновидные деятели предложили построить мост Хуанпу, и они также привели много аргументов, и Линь был одним из них. Давнишняя мечта в прошлом не была исполнена. У эксперта по мостам мирового уровня с сильным духом патриотизма господина Лина всегда было это желание помочь нам построить мост через реку Хуанпу ...» Ван Даохань однажды таким образом представил Тунг-Йена Линь Цзян Цзэмину и рассказал другую историю: Когда Тунг-Йен Линь, который в то время прибыл в Шанхай, рассказал о своей идее брату, профессору Линь Тунцзи, он его получил одобрение, и сказал ему, что страна под руководством Дэн Сяопина осуществила политику реформ и открытости, и что мы в Шанхае также должны развиваться как никогда раньше. Тунг-Йен Линь был этим очень взволнован. Как только он сошел с самолета в Соединенных Штатах, то сразу же отправился в свою компанию и созвал совещание со своими подчиненными. В первой же своей фразе он сказал: «У Родины есть миссия!» Позже он собственноручно спроектировал и начертил «План моста через реку Хуанпу».
«Великий проектировщик должен быть выдающимся художником и футуристом». Тунг-Йен Линь является одним из таких мастеров проектирования мостов. Его страсть часто заключалась в точном предвидении будущего этого мира.
Теперь, когда Цзян Цзэминь читает его письмо, он
104 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
глубоко тронут и вовлечен.
Шанхай — это родина промышленных и коммерческих талантов, а также центр, где сходятся железные и автомобильные дороги, реки и порты, что делает его центром промышленного, торгового и культурного обмена. Жаль, что территория настолько ограничена, что не может реализовать свою функцию и потенциал. К счастью, на противоположном берегу реки Хуанпу в Пудуне есть весьма благоприятный участок земли, где есть еще что осваивать. Из-за расстояния между реками наши соседи стали как бы отдельными мирами. Вот почему для создания современного Шанхая мы должны соединить его с центром Шанхая.
Да, построить большой Шанхай — это мечта миллионов шанхайцев! Когда Цзян Цзэминь прочитал это, в его душе появились противоречивые чувства, и он не мог не почувствовать горечь и утомление от этой годичной «карьеры мэра», которая была вызвана реальной трудностью «занятий додзё (медитации) в раковине улитки» (прим. «пытаться сделать большие дела в минимальном пространстве», метафора для выполнения невообразимо сложных вещей).
Дело не в том, что в Шанхае нет пространства, просто нам нужно открыть глаза, чтобы увидеть.
Пудун занимает необъятную территорию, 350 квадратных километров земли, достаточную для строительства современного Шанхая. Тунг-Йен Линь, который находился за морями-океанами, по всей видимости, разглядел безвыходное положение, в котором находились его соотечественнии и с точки зрения мировой городской экономики неутомимо объяснил: Посмотрите на Гонконг и Сингапур, как
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 105
получилось, что они смогли преуспеть и пойти на подъем на такой маленькой территории? В первую очередь, они рассматривали его как центр развития Дальнего Востока, центр, производительность которого во многом основывалась на сочетании банковского дела, легкой промышленности, менеджмента, технологий, торгового финансирования, импорта и экспорта. Благодаря этому центру люди со всего мира инвестируют в этот район. Кроме того, до него легко добраться, жить в нем и и чувствовать себя как дома, поэтому люди оседают и занимаются бизнесом, способствуя процветанию этого региона.
Слова наставника очень верны, и приведённые им примеры, тоже очень точны! Цзян Цзэминь вздохнул, прочитав это «письмо из десяти тысяч слов» Тунг-Йена Линь, от которого исходило теплотой и любовью к родине.
Вскоре после этого Цзян Цзэминь вспомил один особенно неописуемый случай, отраженный в Шанхайском брифинге: однажды Шанхай посетила делегация австралийского правительства, которая прибыла в Шанхайский билдинг в 10 часов вечера.
В то время Шанхайский билдинг была единственной гостиницей высшего класса, которой было разрешено принимать иностранных гостей. К удивлению иностранных гостей, за исключением главы их делегации и его супруги, которых разместили в номере люкс, остальная группа была размещена в одном номере по два человека. «Как так можно?» Австралийские гости сочли это немыслимым. Китайский принимающий гостей, напротив, спросил их несколько удивлённо: «А что в этом странного? Это
106 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
нормально! К тому же, вам всем были предоставлены стандартные номера, а в них всего по две кровати. Поскольку это стандартный двухместный номер, разве он не подходит для проживания двух человек?» Австралийская сторона была возмущена этой ситуацией и некоторое время тараторила, не в силах сдержаться. В итоге сотрудник посольства Австралии в Китае, сопровождавший делегацию, обратился к главе муниципального правительства Шанхая, который поспешил на переговоры с представителями Шанхайской башни и попросил их мобилизовать китайских гостей, чтобы они освободили свои номера. Но это было после 12 часов ночи, и отель оказался в затруднительном положении: нельзя же вытаскивать постояльца из-под одеяла! Городские власти были вынуждены объясняться и извиняться перед делегацией австралийского правительства, которая приехала осмотреть городскую инфраструктуру Шанхая, и как только люди сошли с самолета они столкнулись с «восточным позором», которого они не ожидали. В то время правительство Австралии все еще было относительно дружественно настроено к китайской стороне, или было искренне заинтересовано в ведении бизнеса с шанхайской стороной в долгосрочной перспективе, и не только поняло неловкий инцидент, но и пошло настолько далеко, что согласилось на месте предоставить 1,7 миллиона австралийских долларов в качестве бесплатной поддержки Шанхаю во время диалога с шанхайской правительственной стороной на следующий день, поддерживая, среди прочего, проекты по улучшению транспорта, жилья и исследовательские темы по регулированию реки Сучжоу.
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 107
Нет авторитета! Это так позорно! Это не единственное, о чем всегда качал головой и сокрушался мэр города Цзян Цзэминь. Это, в свою очередь, значительно усилило и ускорило его поддержку и действия по развитию Пудуна.
4 июля 1986 года, в разгар очередного жаркого летнего дня, Цзян Цзэминь подписал документ, имеющий историческое значение в истории развития Пудуна, номер документа: Шанхайская резиденция (1986) № 64. Название документа: «Запрос указаний Шанхайского народного правительства по проекту строительства моста через реку Хуанпу». Издание такого официального документа означало, что развитие Пудуна вступило в фазу действия, и могло рассматриваться как официальная прелюдия к развитию Пудуна. Этим мостом, ведущий из Пуси в живописный Пудун, стал именно мост Наньпу, который мы видим сегодня.
Возможно, это было намеренное решение владельцев, что во время моего первого визита в Пудун я остановился в первом отеле, расположенном ниже по мосту Нанпу со стороны Пудуна — в отеле Шератон. Когда вы открываете шторы своего номера на 23-м этаже, перед вашим взором предстаёт панорамный вид на мост Нанпу: мост, который был официально открыт для движения 1 декабря 1991 года, является первым двухъярусным вантовым мостом с перекрывающимися балками, спроектированным и построенным самим китайским народом, с изысканной и красивой формой, подобно гигантскому дракону, парящим над рекой Хуанпу. Расположенный на реке Хуанпу, где до сих пор слышен шум волн, он также является символом вековой мечты шанхайцев «пересечь реку Хуанпу одним шагом» и
108 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
одно из самых запоминающихся событий в истории развития Пудуна. Два слова «Мост Наньпу», начертанные самим Дэн Сяопином, сияют золотом и придают мосту ощущение современности и возвышенности.
«В то время не было опыта или информации о строительстве мостов, можно сказать, что «для проектирования не было полного стандарта и для строительства не было полного образца, отсутствовала технология переработки», и было огромным давление от техники, материалов, оборудования, и управления. Чжу Чжихао, общенациональный отличник труда и инженер высшей категории, был одним из «Выдающихся деятелей Шанхая того времени», который участвовал в строительстве мостов Наньпу, Янпу, Сюпу и ряда других проектов по развитию Пудуна. Он являлся главным распорядителем отдела строительства моста Наньпу, и по его словам, вскоре после того, как муниципалитет одобрил предложение, мэр Цзян Цзэминь провел ряд соответствующих совещаний для изучения и обсуждения плана реализации, и в городе также была создана специальная руководящая группуа по строительству моста, которую возглавил заместитель мэра Ни Тяньцзэн. Ни Тяньцзэн несколько раз повел Чжу Чжихао и других людей вдоль обоих берегов реки Хуанпу и, наконец, выбрал место для расположения моста в средней точке реки Хуанпу к югу от пристани Дунцзя в Пуси и к востоку от Южной пристани Пудун, потому что это был также самый узкий участок реки Хуанпу, идущий на юг от набережной Вайтань, с щириной водного пути 350 метров. На основе полученного согласия экспертов Цзян Цзэминь, находящийся в материальных
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 109
затруднениях, и руководители горкома партии и правительства приняли окончательное решение по поводу расположения моста. С учетом противопаводковых и навигационных факторов окончательный пролет главного моста составляет 423 метра. «Мост должен гарантировать прохождение 50000-тонных огромных судов, при этом необходимо учитывать высоту воды во время прилива, габарит по высоте моста по меньшей мере должен достигать 46 метров, плюс 2 метра для безопасности, фактический габарит по высоте моста Наньпу составил 48 метров. Длина проезжей части моста составила 8 629 метров, из которых длина основного моста — 846 метров, а длина подходного моста Пуси — 3 814 метров. Мост имеет сложный изгиб в форме спирали, верхняя и нижняя кольцевые развилки соединяют Южную дорогу Чжуншань и улицу Лу Цзябин. Длина подъездного моста Пудун составляет 3 969 метров, и соединяет Южную дорогу Пудун и улицу Янгао двумя сложными изогнутыми овалами. Поднявшийся в небо мост Наньпу в то время установил множество национальных рекордов: самая тяжелая стальная балка весила 83 тонны, а самый длинный стальной трос — 227 метров. При строительстве моста было использовано 140 000 комплектов высокопрочных болтов, каждый штифт диаметром 30 мм. Такие болты никогда не производились на отечественных заводах, их можно было импортировать только из Японии. После того, как Шанхайская фабрика болтов Pioneer узнала об этом, они настояли на том, чтобы попробовать, и их попытка оказалась успешной! А японская продукция, напротив, не прошла проверку по стандартам». Чжу Чжихао, который в то время руководил
110 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
проектом моста, с полным знанием дела, представил серию технологических прорывов в строительстве.
Это были не единственные технические проблемы при строительстве моста Наньпу. В то время шанхайцы хотели построить мост ведущий в Пудун, чтобы исполнить свою вековую мечту, и возникшие проблемы наложились друг на друга.
Во-первых, финансирование. Весь бюджет составил 825 миллионов юаней, причем предварительные расходы взял на себя муниципалитет, а стоимость проекта, в виде исключения, согласилось покрыть государство за счет иностранных кредитов.
«Для получения иностранных кредитов сначала должна быть проведена техническая экспертиза, а коммерческие переговоры могут быть проведены только после прохождения проверки. Некоторые банки не имеют высоких процентных ставок по кредитам, но они могут потребовать генеральный подряд — требуют права на закупки и проектирование и т.д. Таким образом, расходы на проектирование невероятны, что намного превысит стоимость проектирования по нашим собственным предварительным подсчётам, аж на 50-60 миллионов юаней! В итоге мы решили взять кредит у Азиатского банка развития, у них относительно низкая процентная ставка, но их условие — обратить внимание на сроки строительства моста, что снова поставило нас в затруднительное положение ......», — сказал Чжу Чжихао.
Сколько времени вам потребуется для завершения строительства моста? Спросили они.
Три года.
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 111
Не может быть!
Почему?
«Ведь на аналогичный, но более мощный и технически совершенный канадский мост Алекса Фрейзера (Аннасис) ушло семь или восемь лет! Вы уступаете им в технологии и силе!» Так сказал официальное лицо из Азиатского банка развития.
«Мы рассмотрели этот мост, считаем, что с технической точки зрения у него тоже много недочётов. Что касается времени строительства моста, мы уверены, потому что мы социалистическая страна и у народа есть большой потенциал для работы», — ответил Чжу Чжихао.
Это технологии и наука, а не пашня.
Конечно, мы знаем, что это техническая и научная работа, поэтому мы относимся к ней более серьезно и с полной отдачей.
Пролет моста Анасис близок к вашему, но глубина забивки сваи 80 метров, а почему же вы забиваете только 52 метра? Это сработает?
Общая окружающая среда и климат в Шанхае отличаются от климата реки Фрейзер Британской Колумбии, где расположен Аннасис. Помимо чистой нагрузки, погодных и других климатических условий, фундаментальные сваи нашего моста, забитые на глубине 52 м, полностью соответствуют требованиям по несущей способности моста .......
Нет-нет! Мы скептически относимся к вашим выводам.
Переговоры зашли в тупик. В то время Китай каждый раз как выходил заграницу, особенно в развитые страны, то всегда казалось, что он хуже остальных.
112 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
«По счастливому совпадению, один из иностранцев, участвовавших в этих переговорах, был техническим директором моста Аннасис, и я показал ему некоторые технические данные вместе с фотографиями технических проблем, обнаруженных в их мосту Аннасис. Эксперт очень удивился, в тот же вечер провел расчеты и перепроверил всё, и в результате, поскольку его заключение подтвердило нашу правоту, на следующий день переговоры прошли успешно!», сказал Чжу Чжихао.
Сумма предоставленного кредита, полученная в результате тяжелых переговоров изначальна была ограничена, к тоже же были ограничены по времени, процентной ставкой и различными условиями. Как правильно использовать этот ограниченный международный кредит, стал новой задачей для Шанхая.
Строительство такого широкого вантового моста в оживленном городе потребовало создания огромной зоны на берегах для подхода и прикрепленных мостов на обоих концах. По первым приблизительным подсчетам, только площадь сноса и расходы составят 700-800 миллионов! Как такое может быть? Мост еще не построен, но деньги уже потрачены. Что ещё можно поделать!
В итоге проектной организации снова пришлось «занятий додзё (медитации) в раковине улитки» — проект спирального подхода на западном конце моста Наньпу теперь является наиболее экономически эффективным, так как занимает меньше всего места. Хотя на сегодняшний день мост Наньпу грандиозно возвышается по обеим сторонам реки Пуцзян, спиральный подход на западном конце
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 113
моста становится очень ужасающей «проклятой дорогой» для автомобилистов каждый раз, когда идет дождь и дорога покрывается льдом. Говорят, что когда Чжу Жунцзи был мэром Шанхая, он неоднократно говорил об этом участке моста, но в те времена экономических трудностей, Шанхай исчерпал себя, чтобы воплотить в жизнь мечту о «пересечении реки одним шагом».
Трудно представить себе в каком затруднительном положении находился Большой Шанхай в то время. «С одной стороны моста находился центр города Пуси, и это уже было благословением, что часть земли можно было освободить для подмостного укрепления. Но со стороны Пудуна тоже нелегко!» Чжу Чжихао сказал: «В то время на восточной стороне реки было три района, а именно район Наньши, район Янпу и район Хуанпу, а южная пристань, где распологался мост, также являлся местом пересечения Пудуна и Пуси. Здесь находились более 6000 домов жителей трущоб, которых необходимо было переселить, и более 200 предприятий. При строительстве такого моста помимо наземного переноса, пять комплектных трубопроводов (водопровод, канализация, газ, силовые кабели и кабели связи) были перенесены на расстояние более 50 км. Кроме того, на стороне Пудуна находилась большая площадь пахотных земель, и реквизиция фермерской земли также являлась головной болью ...... Чего мы, люди, конкретно отвечающие за строительство, не ожидали, так это того, что жители и фермеры, задействованные по обе стороны реки, с такой готовностью и даже практически безоговорочно сотрудничали по выполнению всей работы по переселению и сносу!»
114 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
«К примеру, была одна фабрика по производству лапши, и когда их мобилизовали для переезда, мы не смогли уложиться в плату за переезд Директор завода сказал мне: «Старина Чжу, пока ты строишь мост, ничего больше не надо говорить, только два слова: немедленно переезжаем!» Нас очень тронул энтузиазм и поддержка объектов на примыкающей территории и рядовых граждан, и мы смогли увидеть под другим углом реальное желание людей по обе стороны реки развивать Пудун»-воскликнул Чжу Чжихао.
Построить мост мирового класса при крайне ограниченных средствах — само по себе противоречивая и сложная задача. Расходы на переезд, которые удалось сэкономить, в итоге обошлись в 398 миллионов юаней, но составили почти половину всей инжиниринговых затрат. Как перегрызть оставшиеся «твердые кости» мостостроительства? Чжу Чжихао сказал: «Что касается технологии и исполнительных работ, мы не пренебрегали и не экономили на материалах, а наоборот, каждое звено и каждый научно-исследовательский проект были выполнены с максимальной тщательностью, усердием и самоотдачей всеми отделами и подразделениями, работающими вместе как одна команда. Поэтому на мой взгляд, мост Нанпу был построен совместными усилиями всех нас в Шанхае, с упорным трудом и мудростью, и это имеет мало общего с деньгами!»
Такого моста, построенного сердцем, душой и мудростью, пожалуй, еще не бывало в истории мирового мостостроения. Мост Наньпу, построенный шанхайцами в трудные и смутные времена, является одним из таких мостов, который принес пользу людям по обе стороны реки
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 115
Хуанпу — имя Цзян Цзэминя и его помыслы по такому случаю были вписаны в историю этого моста, пожалуй, это «Божья воля». О способностях и силе духа, воле и уверенности руководителя обычно судят по его выдающемуся таланту и самообладанию перед лицом трудностей и сильного давления. Именно этим руководствовался Дэн Сяопин когда выбрал Цзян Цзэминя в качестве лидера нового поколения Китая во время национального кризиса.
По поводу моста Нанпу хотелось бы немного добавить: Мост, который в то время был «первым в Китае» и «вторым в мире», строился в условиях очень большой нехватки финансовых средств и технологий, но шанхайские инженерно-технические работники, а также десятки тысяч рабочих на стройке полагаясь на собственный пот и знания, не только с высшим качеством впервые осуществили «100-летнюю мечту о переправе через реку Хуанпу», но и превзошли 16 крупных научно-исследовательских проектов и закончили строительные работы на целых 45 дней раньше срока. За это время сколько было историй и боевых песен? Такова история главнокомандующего Чжу Чжихао: кто бы мог поверить, что он был неизлечимо болен, когда взял на себя такую большую ответственность, как главнокомандующий строительством моста?
Как можно было отдать такой великий проект, мост, который определит развитие и судьбу всего Шанхая, в руки неизлечимо больного главнокомандующего?
Но тем не менее все так совпало. «Первая свая была забита 15 декабря и официально началось строительство моста. Но в апреле следующего года я попал в больницу
116 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
с проблемой в желудке, и врачи не позволили мне уйти, пришлось делать операцию. Когда операция была завершена, выяснилось, что рак желудка уже распространился. Моя семья и мое подразделение были в панике, но я наоборот был в замешательстве, потому что сначала никто не осмелился сказать мне, что у меня был рак желудка и он уже распространился. Только когда я проходил химиотерапию, я случайно заметил надпись «от рака» на бутылочке с лекарствами, висевшей там, и в этот момент я подумал о крайне важном деле: «А что будет с мостом? Сколько еще моё тело сможет выдержать? Лучше всего, выберу один из важнее: мост важнее!». Чжу Чжихао стряхнул руку доктора, пошел домой и сказал своей супруге: «С этого момента ты каждый день будешь варить мне лекарства китайской медицины». И так продолжалось в течение двух лет. Эти два года были самым напряженным временем для строительства моста Наньпу; в эти два года руководитель Чжу Чжихао, помимо процедур химиотерапии, для которых ему приходилось ехать в больницу, каждый день носил с собой на стройку термос с китайскими лекарствами, приготовленными его супругой. «В некоторые дни я часто чувствую большую тяжесть в ногах и слабость в теле, но моё душевное состояние было в порядке, ведь с работой на стройке не могло быть иначе!» Судьба Чжу Чжихао была действительно сильной, что позже он пришел в больницу на вторичное обследование, и врач снова и снова просматривал результаты анализов и, наконец, сказал ему: нет необходимости возвращаться в будущем, вы вполне здоровы!
«Именно мост Наньпу вдохнул в меня новую жизнь!»
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 117
В день, когда мост пустили в эксплуатацию, Чжу Чжихао так смеялся, что у него на глазах выступили слезы и он, не поднимаясь, долго стоял на коленях на земле у реки.
«Господин Чжу, господин Чжу, быстрее, посмотрите, кто здесь!» Вдруг кто-то подошел и позвал его. Чжу Чжихао встал и посмотрел вверх: это был товарищ Дэн Сяопин, который прибыл на мост!
«Господин Чжу, подойдите и представьтесь начальству», — сказал городское руководство.
Тогда Чжу Чжихао поспешно подошел к Дэн Сяопину и сказал: Вы сейчас стоите на мосту, в 60 метрах от воды...
Дэн Сяопин: Этот мост — первый в мире?
Чжу Чжихао: Этот — нет. Но другой мост, который мы скоро построим в Пудуне, будет первым в мире.
Дэн Сяопин улыбнулся, и его взгляд обратился к Пудуну.
Цзян Цзэминь в то время не присутствовал в этих исторических кадрах. Однако мы знаем, что волны истории под мостом Наньпу уже давно являются отражением четырёхлетнего захватывающего и драматического опыта Цзян Цзэминя, который приехал в Шанхай летом 1985 года в качестве мэра, а затем, став секретарём горкома партии, покинул Шанхай летом 1989 года. Шанхайцы говорили мне, что четыре года, когда Цзян Цзэминь был в Шанхае, были самыми непогодными годами, которые город пережил в конце прошлого века.
Каждый день в Шанхае в те годы, казалось, можно было услышать ревущий и затихающий шум волн реки Хуанпу .......
Люди отчётливо помнят, что в 1987 году, на следующий
118 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
год после того, как Цзян Цзэминь издал документ о строительстве моста через реку Хуанпу, в Шанхае произошли два важных события: первое — 310 000 человек заболели гепатитом А в результате употребления в пищу неочищенных шерстяных моллюсков, и Шанхай в то время находился под угрозой превращения в «город-эпидемию». Другим инцидентом стала трагическая давка, в которой погибли десятки людей на паромном терминале Луцзяцзуй рано утром 10 декабря того же года. Эти два инцидента не оставили равнодушными жителей Шанхая и поставили мэра города, Цзян Цзэдуна, в центр вихря общественного недовольства. Первый инцидент стал серьезным вызовом для санитарно-гигиенических условий и быта города, а трагедия с паромной давкой почти за ночь пробудила всех шанхайцев от кошмара и заставила их понять, что с одним делом медлить больше нельзя, и это —
Дорога, ведущая в Пудун, должна быть открыта как можно раньше!
Шанхай больше не может быть в таком застое!
В тот год такие оглушительные крики народа и такой оглушительный рев реки Хуанпу были часто у Цзян Цзэминя на слуху.
Этот крик и рев были для политического деятеля не только испытанием судьбы, но также и испытанием способностей управленца мегаполиса. Цзян Цзэминь в критический момент истории продемонстрировал необыкновенные качества и твердость народного мэра и главы Коммунистической партии, особенно в те годы, когда, несмотря на все давление, он упорно преодолевал трудности и вел жителей
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 119
города по пути «одновременного развития и реформирования», делая все возможное для содействия развитию Пудуна.
Многие шанхайцы, естественно, помнят, что несколько дней до свирепого распространения гепатита А, и кровопролитной давки на реке Хуанпу, по шанхайской набережной прокатилась внезапная волна студенческих движений: написанные большими и маленькимми иероглифами (рукописная стенгазета в Китае, используемая для пропаганды, выражения протеста), громкоговорители и флажки... везде на улицах и переулках, внутри и за пределами университетского городка, это нездоровая атмосфера. Только что начавшееся городское строительство в Шанхае и назревающее развитие Пудуна столкнулись с напряжённой обстановкой, когда вот-вот должна была разразиться буря.
«Я иду! Я собираюсь рассказать своим одногрупникам...» В студенческом движении была сцена, которую жители Шанхая никогда не забудут, когда в переполненной и хаотичной аудитории Шанхайского университета Цзяотун Цзян Цзэминь, прочитав Геттисбергское обращение Линкольна на беглом английском языке, очень эмоционально сказал: «Студенты, эта речь, произнесенная господином Линкольном много лет назад, когда Соединенные Штаты пытались раскрепостить крестьян. Под руководством партии мы десятилетиями вели кровопролитные бои за демократию и свободу для обширных народных масс. Какая эпоха уже наступила сегодня? А?!»
В аудитории воцарилась тишина.
«Сейчас шанхайские рабочие отдают все свои силы, чтобы поскорее прорубить туннель через реку Хуанпу, улуч120
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
шить качество воды, используемой в Шанхае, улучшить движение транспорта, построить газовый завод в Пудуне, уже несколько строителей погибли на месте выполнения работ. Именно благодаря усердному труду большинства строителей для вас была создана хорошая учебная среда. Как я надеюсь, что в будущем вы станете опорой нашей Родины!»
Опять восцарила тишина. После тишины внезапно раздался гром аплодисментов, после чего студенты вернулись в аудитории, и на шанхайской набережной восстановился мир.
В тот день Цзян Цзэминь вернулся в свой офис с помощью секретаря и штатных сотрудников — средь бела дня микроавтобус, в котором он ехал, направлялся на беседу со студентами, когда столкнулся со встречным мусоровозом на перекрестке Цзянси Чжун на улице Фучжоу, и за долю секунды при попытке экстренного торможения, он получил травмы лба и поясницы. Вернувшись в свой офис, он сделал небольшой перерыв и снова начал читать документы, многие из которых были связаны с развитием Пудуна.
В последующие дни шанхайцы, выступавшие за «взгляд на восток», с радостью обнаружили, что высказывания и действия горкома и муниципалитета по развитию Пудуна не только не прекратились, но и стали еще более громкими и беспрерывными.
После этого мы снова увидели еще одну группу из 3 поколениий: пожилых, средних лет и молодых людей, спешащих в аудиторию «Общества «3-го сентября» (прим.организация прогрессивной интеллигенции в составе единого
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 121
фронта в КНР)» на улице Северная Шэньси, 186, чтобы принять участие в заседании по рассмотрению «Стратегии строительства нового района Пудун», неся свои сумки и документы. «Развитие нового района Пудун должно идти впереди развития старого города, через развитие нового центра города можно привести к строительству старого центра города. Развитие Пудуна должно иметь ведущую идеологию, национальную концепцию и предпринимательский дух, только тогда развитие Пудуна будет иметь смысл».
И вот мы видим, что ранее незанятый ряд жестяных комнат на нижних этажах здания муниципалитета по адресу Восточный Чжуншань 12 с тех пор кипит активной жизнью, в нем собралось удивительное количество видных деятелей из всех слоев общества Шанхая и даже экспертов мирового уровня, таких как Тунг-Йен Линь. «Это не очень большое место, но то, что мы делаем, очень большое; это немного «подпольно», но будущее, несомненно, «оправдает» нас!» Кто-то романтично подшучивал. С мудростью и энтузиазмом эксперты «Объединенной консультативной и исследовательской группы по развитию Пудуна», которую одобрил сам Цзян Цзэминь, превратили этот ряд ранее неиспользуемых и безлюдных жестяных домов в пылающее пламя!
И вот мы видим, как группа молодых и энергичных восходящих звёзд политики с портфелями и в западной одежде выходит из внутреннего двора муниципалитета, и с счастливым видом летят в Гонконг. Лидером ознакомительной поездки в Гонконг явно является Ся Кэцян, заместитель генерального секретаря Шанхайского муниципального правительства, а на данный момент он «член правления
122 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Шанхайской ассоциации городской экономики». Что еще более интересно, «советник» делегации, Цзэн Цинхун, член постоянного комитета горкома и в то же время заведующий организационным отделом, также был в составе делегации в качестве «советника Шанхайской ассоциации по исследованию стратегии экономического развития». Таким образом, исследовательская делегация, состоящая из 11 высокопоставленных шанхайских чиновников и специалистов высокой квалификации, посетила Гонконг, каждый из которых фигурировал во всех сферах жизни Гонконга как «председатель союза» и «член правления». В чем же секрет? Позже кто-то спросил Ся Кэцяна, и он раскрыл этот «секрет»: В то время мы изучали и исследовали три задачи: строительство порта, расширение промышленности и аренда земли. С первыми двумя задачами не было никаких проблем, но вопрос земельной аренды очень чувствительный, потому что в нашей стране, с момента основания Нового Китая, земля всегда принадлежала государству. Несмотря на то, что вся страна вступила в эпоху реформ и открытости в 1980-х годах, центральное правительство в то время не делала никаких заявлений по поводу капитализации земли, и город отправил нас в ознакомительную поездку в Гонконг, чтобы накопить некоторые знания и опыт в области аренды земли в ходе городского развития Шанхая и развития Пудуна, что в то время было чрезвычайно деликатным вопросом. В то время Гонконг еще не был возвращен Китаю, и если бы мы занимались подобными вещами в статусе правительственных чиновников, то существовал риск вызвать ненужные сложности и помехи. Позже выяснилось, что когда мы приеГЛАВА
I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 123
хали в Гонконг, никто не спросил нас, почему мы должны были скрывать свою настоящую личность.
Ван Аньдэ, участник ознакомительной поездки, а впоследствии первый генеральный директор девелоперской компании финансового района Пудун, сказал мне, что эта двухнедельная ознакомительная поездка в Гонконг была исторической с точки зрения того значения, которое она имела для будущего начала строительства старого центра Шанхая и развития Пудуна.
Только позже я понял, что под «историческим значением» Ван Аньдэ имел в виду опыт «аренды земли», который он перенял в Гонконге и который впоследствии стал чуть ли не ключевым «фокусом» в развитии Пудуна, потому что Шанхай в то время был в такой «ужасающей нищете», что без денег, как для преобразования старого города, так и для развития Пудуна, все было пустым разговором. Аренда земли дала возможность Шанхаю, который был в «ужасающей нищете», загребать деньги лопатой.
Приобретайте активы за рубежом и изучайте передовой опыт управления городским хозяйством на территории своей страны. Ван Аньдэ также рассказал мне, что в той поездке он и группа шанхайских чиновников и экспертов установили тесные отношения со многими своими соотечественниками в Гонконге, включая Лян Чжэньина, который впоследствии стал губернатором Специального административного района Гонконг, а сейчас является заместителем председателя Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая.
«Я часто говорю так: рано или поздно наступит тот день,
124 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
когда жизнь человека приходит к концу, и когда настанет это время, человек должен оглянуться на свою жизнь и вспомнить, что он сделал для общества? Что касается меня это две вещи: одна — возвращение Гонконга, другая — реформа землепользования и жилищной системы на материковом Китае». Это были слова Лян Чжэньина, занимавшему к этому времени должность губернатора САР Гонконг, которые он сказал Ван Аньдэ во время повторного визита в 2014 году. Большинство китайцев, включая жителей Шанхая, не знают, что господин Лян бескорыстно помогал в вопросах землепользования и жилищных систем при строительстве Шанхая и многих городов на материковом Китае. В то время Лян Чжэньин и другие из собственного кармана покрывали расходы на перелёты туда и обратно на материк и даже на гостиницы, в которых они останавливались на материке. «Когда он помогал нам составить международную тендерную спецификацию, он не только учил нас лично, но даже закончил английскую версию в одиночку, работая по ночам, и с самого начала все было на добровольных началах, он был с нами до конца. Какое истинно патриотическое сердце!» Ван Аньдэ никогда не забудет настоящую дружбу, которую он завязал с Лян Чжэньинем и другими соотечественниками из Гонконга.
«Мы раньше всех в Шанхае начали этот путь аренды земли, но нас фактически вытеснили». Ху Вэй, который впоследствии стал первым главой районной администрации нового района Пудун, рассказал, что в 1986 и 1987 годах, когда он был заместителем главы районной администрации района Хуанпу, то занимался реконструкцией старых
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 125
домов вдоль туннеля для пересечения реки по улице Яньань. «В то время аренда земли еще не была введена в действие, и использовался избитый путь, когда правительство выделило всё состояние семьи и снесло старые дома и хибары простого народа на участке земли в полквадратного километра на улице Цзиньлин, а затем построило два 24-этажных жилых здания площадью 60-80 м² каждое, в общей сложности было построено 660 единиц. Откуда было знать, что наш район приложивший немало усилий для постройки этих двух зданий, в конечном итоге во время распределения жилья, столкнётся с нерешаемой арифметической задачей: 660 вновь построенных домов нужно было разделить между 880 семьями, чьи дома были снесены. Позже мы доложили об этой ситуации в город, и руководители города тяжело вздыхая сказали: «Если мы будем следовать этому методу, ремонт старых домов в Шанхае не будет завершен и через сто лет. Подумайте, если жилищные проблемы людей не смогут решиться за сто лет, сможет ли этот Шанхай оставаться местом для проживания людей?» Ху Вэй крайне тяжело переживал по этому поводу и добавил: в некотором смысле, аренда земли указала на реальные пути и дала надежду отчаявшемуся Шанхаю.
Аренда земли, говоря простым языком, означает, что право пользования землей может быть передано за определенную плату, так что земля, которая изначально была «мертвой», может быть оживлена, после чего последует наплыв денег. Однако процесс превращения земли из «мертвой» в «живую» был для Китая трудным ледокольным путешествием до политики открытости и сразу после неё.
126 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Хотя сегодня кажется, что широкая распространенность аренды городской земли также принесла еще один вид «болезни» в социальное развитие — немного похоже на то, как мы страдали от «диабета» богатых из-за чрезмерного «ожирения». Но так или иначе следует признать одно: нет сомнений в том, что земельная аренда дала огромный и незаменимый толчок китайской политике реформ и открытости, и особенно процессу урбанизации.
В 1980-х годах по всей стране Шанхай был лидером по аренде городских земель. Решение и постановление по этому вопросу было принято, когда у власти в Шанхае находился Цзян Цзэминь.
В большом коммерческом районе Хунцяо есть высотка под названием «Солнечная площадь», которая сейчас по сравнению с соседними заоблачными и ослепительными новыми жилыми массивами выглядит низкой и устаревшей. Однако шанхайцы знают, что именно благодаря этой «Солнечная площадь» у них сегодня есть красивый и комфортный новый дом и новый район Пудун, появившийся на пустом месте.
Ты, Солнечная площадь, как восходящий свет зари, пусть застойный и устаревающий Шанхай покроется золотом и серебром, чтобы мы могли начать жить жизнью мёда и поэзии.
В свое время люди хвалили это ныне ничем не примечательное здание за то, что оно стало первой «арендованной землей» в Шанхае и даже в Китае. 8 августа 1988 года, в тот момент, когда прозвучал удар молотком по «совершённой сделке», это также означало, что Шанхай действительно
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 127
протрубил в первую трубу преобразования старого города и развития Пудуна, и это значение уже давно записано в истории шанхайских реформ и открытости.
Этот земельный участок, известный как «№ 26» в зоне технико-экономического развития Хунцяо, был первым участком в Шанхае,на которую были переданы права землепользования посредством международных торгов, площадью 1,29 га, под гостиницы, многоквартирные жилые дома и административные здания со сроком аренды на 50 лет, и в итоге был выигран китайским эмигрантом господином Сунь Чжунли из Японии за 28,05 млн. долларов США. В то время это было ближе к мифу, что такой невыразительный участок земли в очень среднем месте расположения можно было продать с молотка за такую высокую цену, что даже шанхайцы, видевшие большие деньги, были немного ошарашены. Оказывается, «мертвая» земля может стоит таких денег! Когда Цзян Цзэминь узнал такой результат, он даже не удержался и подошел к заместителю мэра, ответственному за земельный аукцион, и спросил его, каким образом земля была продана по такой босласловной цене.
Послушайте, что говорит продавец «сумасшедший Сунь»: Я-этнический китаец, проживающий в Японии, застройщик недвижимости с инвестициями в Японии, Гонконге, Сингапуре и США. Мой отец был портным, он в 1923 году из Нинбо уехал в Шанхай, а затем эмигрировал в Японию. В то время наша родина переживала большие трудности. Я родился в 1934 году, и в детстве отец часто говорил мне: «Сынок, когда ты вырастешь, тебе обязательно нужно сделать на родине одно дело. В одно мгновение пролетели
128 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
несколько десятилетий, и я искал, что я могу сделать для своей родины. Поэтому, когда появились новости о предоставлении в Шанхае земли в аренду, я подумал: «О! Разве это не то, что я могу сделать для своей родины? Все было улажено, к тому же, во время борьбы цен, я сознательно предложил больше денег. Позже некоторые люди говорили, что я не в своём уме, а некоторые даже называли меня «сумасшедшим», но во время земельного аукциона я верил, что Шанхай ждёт большое развитие, а нашу страну ждёт ещё большее развитие.
Господин Сунь Чжунли построил на этой земле торговый центр Солнечная площадь и впоследствии сколотил большое состояние. По его собственным словам, причина по которой он «заработал больше всего денег», в том что он раньше всех остальных увидел развитие Шанхая и всей страны, «настолько быстрое, что даже я не мог в это поверить!». Господин Сун в последствии заработал еще больше денег в старой части Шанхая и в новом районе Пудун.
Однако именно жители Шанхая, жители Пудуна и все мы, китайцы, действительно сильно разбогатели и заработали большие деньги на этих исторических «торгах» за аренду земли.
Летом 1988 года Цзян Цзэминь, который уже был членом Политбюро ЦК КПК и секретарем Шанхайского горкома, лично одобрил и посетил «Международный семинар по развитию нового района Пудун», который имел историческое значение для развития Пудуна. В конференции приняли участие более 140 важных персон со всего мира. Эта встреча по «развитию Пудуна» уже не была «местной музыкальной
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 129
драмой», исполняемой под собственный аккомпанемент шанхайцами, а симфонией времени на международной сцене!
Развитие Пудуна позволит Шанхаю быстрее стать крупнейшим экономическим и торговым центром на западном побережье Тихого океана и финансовым центром Востока. Это дело мы должны выполнить должным образом! Ликующие и взволнованные слова Цзян Цзэминя были переданы по эфиру на весь мир.
Летом 1985 года с миссией строительства и возрождения Большого Шанхая Цзян Цзэминь приехал из Пекина на реку Хуанпу, и вот уже четыре года прошли как по щелчку пальцев! Непредсказуемым и впечатляющим, полным событий летом 1989 года Цзян Цзэминь снова «отправился на север» из Шанхая, положив начало новой эпохе для себя и Китая.
Таким образом, по обеим сторонам реки Хуанпу возник более непредсказуемый, захватывающий, величественный и грандиозный поток.
Чжу Жунцзи: Вставайте, люди, которые не хотят утопления Шанхая!
За всю историю правления Коммунистической партии Китая, пожалуй, ни один провинциальный кадровый работник уровня министерства не выполнял свои служебные
130 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
обязанности таким образом: выехав из столицы, утром прибыв на место назначения, после обеда он сам мчался в финансовое управление, и с начальником лицом к лицу «просматривал» финансовые счета, и чем больше он их просматривал, тем бледнее становилось его лицо.
Невозможно было не сердиться, потому что финансовые поступления от крупнейшего китайского города с населением более 12 миллионов человек с каждым годом не росли, а падали: 18,1 миллиарда юаней в 1985 году, на 500 миллионов юаней меньше в 1986 году и в 1987 году более чем на 11 миллионов юаней меньше, чем в 1986 году.
«Похоже, что в этом году оно снова снизится» — сказал начальник финансового управления.
«На сколько, по вашим оценкам, оно снизится?” спросил прибывший человек.
«…не больше 15 миллиардов юаней».
Лицо этого недавно прибывшего человека вдруг стало каменным, и он несколько минут сидел на своем табурете, не вставая. На календаре стояла дата: 6 февраля 1988 года.
Мы знаем, что этот человек приехал в Шанхай и работал там недолго, но оставил исключительно глубокий след в Шанхае, особенно во многих местах в Пудуне, и когда сегодня люди говорят об определенной дороге, определенном здании или определенном проекте, они упоминают его, и это Чжу Жунцзи.
Я прочитал статью в газете «Хуашэн» от 23 июля 2001 года, в которой было написано об «индивидуальном» стиле Чжу Жунцзи при строительстве дороги под названием «Южная улица Пудун».
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 131
В начале 1988 года Южная улица в Пудуне уже год находилась на строительстве, но половина разбитой улицы не была перекрыта, и автобусам приходилось ездить по второй половине. Эта ситуация оставалась без внимания в течение года. Люди говорили, что дорога «в солнечный день покрылась пылью , а в дождливый день покрылась водой и грязью». Чжу Жунцзи в то время только приехал в Шанхай и не был в курсе всех подробностей. Однажды, посетив Пудун с проверкой, он узнал о плохом состоянии дороги и сразу же объявил о совещании в своём офисе в 10 утра.
Чжу Жунцзи только недавно вступил на свою должность, многие люди еще не слишком хорошо его знали, и несколько начальников управления, по своей старой привычке, пришли с опозданием.
После 10 часов вошел один из начальников управления и уже собирался сесть, когда Чжу Жунцзи сразу же сказал: «Подойдите сюда, не садитесь. Выйдите на сцену и объясните нам всем, из-за чего вы опоздали. Начальник управления объяснил, что он только что примчался из другого совещания. На что Чжу Жунцзи сказал: «Вы заняты, вы так же заняты, как и я? Вы опоздали на две минуты, сколько же минут для стольких из нас вместе взятых?». Другие опоздавшие не осмелились войти внутрь, увидев, что ситуация не очень хорошая.
Этот инцидент позже вылился в такую маленькую историю: секретарь мэрии сообщил руководителю шанхайского правительства о совещании в 10:30, и тот руководитель неторопливо ответил: «Тогда я пойду в 10:15». Чуть позже он задал дополнительный вопрос: «Кто сегодня ведёт
132 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
собрание?». Ответ был: «Чжу Жунцзи». Тогда руководитель тут же сменив тон сказал: «Тогда я пойду в 10 часов!».
В прошлом на многих совещаниях обычно тратилось много усилий на «отчетную работу», и после них не в скором времени переходили к действиям. На этой встрече, посвящённой теме «Южной улицы в Пудун» Чжу Жунцзи подошел и спросил начальника электроэнергетического управления: «Когда вы сможете закопать столбы электропередач?». (Для того, чтобы построить дорогу надо сначало закопать столбы). Начальник электроэнергетического управления ответил: «Ключевая проблема в том, что древесина для электрических столбов все еще находится в Цзянси, а фарфоровые изоляторы на столбах продаются только в Цзиндэчжэне. Цзиндэчжэнь теперь ведёт контроль над нами, и мы не можем их купить».
Чжу Жунцзи сразу же обсудил это с Хуан Цзю, который отвечал за производство, а затем решил использовать 10 Сантан (прим. автомобильная марка) для обмена на дерево и фарфоровые изоляторы. А Сантана в то время также была в дефиците. Тогда Чжу Жунцзи снова спросил: «Если я вам решу проблему с древесиной и фарфоровым изолятором, когда вы сможете закопать?». Начальник электроэнергетического управления ручаясь ответил: «Если эти проблемы будут решены, я выполню задание в срок».
«Мне нужно конкретное время, не давайте мне пустые обещания».
«К концу года»
«Не пойдёт! Месяцем раньше». Чуть позже он продолжил: «Товарищ начальник управления, я думаю, вам лучше
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 133
проявить немного решительности и просто преподнести подарок к Национальному дню (прим. 1 октября)».
Начальник электроэнергетического управления согласился, и тогда Чжу Жунцзи сказал последнее слово: «Договорились! Когда придёт время, я устрою приёмочную проверку, и если всё пройдёт гладко, то воздам вам должное!»
Задания выполнялись одно за другим, и наконец дело дошло до строительного управления, и Чжу Жунцзи был особенно зол на них: «Вы, строительное управление, просто копаете дороги, разрываете Пудун, как застёжку-молнию, вы разорвали мой Пудун на части, и я слышал, что вы также хотите раскопать мою Хуайхайскую улицу». Он хотел без лишних слов пустить в эксплуатацию в Национальный день, на что строительное управление заявило, что это будет «пробный запуск».
«Какой ещё пробный запуск? Мне не нужны эти воображаемые вещи, мне нужна реальная вещь. Вы не заканчиваете работу здесь, и идете копать в другом месте. Вы здесь получаете премию за празднование и там премию за начало работы. Если вы успеете до Национального дня сдать в эксплуатацию, то ваша зарплата повысится на две ступени. Но если вы чувствуете, что не справитесь, то можете подать в отставку прямо сейчас».
Одно собрание заставило начальников каждого управления больше не осмеливаться относиться к происходящему легкомысленно, и они один за другим отправляли своих самых лучших специалистов на ночные работы.
Чжу Жунцзи вернулся в Шанхай со встречи в Пекине, вышел из аэропорта Хунцяо и прямиком направился на
134 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Южную улицу в Пудуне.
Южная улица в Пудуне была окончательно завершена 27 сентября 1989 года.
Сколько в Пудуне улиц, подобных «Южной улице» и намного шире ее?
Жители Пудуна сообщили мне: по крайней мере, несколько десятков.
Если строительство одной дороги потребовало такие усилия мэра, а затем и секретаря горкома Чжу Жунцзи, то сколько же всего зданий есть в Пудуне?
«Не считая тех маленьких зданий ниже двадцати этажей — их сотни!» — жители Пудуна снова сообщили мне.
Помимо больших дорог и зданий в Пудуне, здесь проживает более миллиона человек, тысячи внедрённых проектов и сотни корпораций из списка «Рейтинг самых крупных компаний в мире», так сколько же всего хотел сказать мэр (а затем и секретарь) Чжу Жунцзи? Было бы странно, если его лицо не было суровым, не всегда было бледным, не было разъярённым. Конечно, было много случаев, когда он широко улыбался.
Более экспрессивные люди богаты на чувства и открыто показывают свою природу. Лидер с выразительными чертами лица обычно не изменяет своё направление и не двигается на ощупь, и обладает как решительностью, так и харизмой.
Чжу Жунцзи — один из тех людей, полных экспрессии и индивидуальности, которые сделали его жизнь яркой и озарили город и страну одновременно. В то время как вся страна узнала его после того, как он стал премьер-миниГЛАВА
I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 135
стром, шанхайцы же были впечатлены и узнали его, когда он был мэром.
Все в Шанхае знают, что Чжу Жунцзи был назначен центральным правительством в конце 1987 года, а его официальный приезд в Шанхай состоялся в феврале следующего года. Поначалу должность, на которую он был назначен ЦК была «заместитель секретаря горкома». Всем было ясно, что его реальная должность в Шанхае — мэр, а поскольку мэр должен быть утвержден на сессии Всекитайского собрания народных представителей, и он обычно в течении нескольких месяцев занимает должность «исполняющего обязанности», чего не было у Чжу Жунцзи, когда он только прибыл в Шанхай. Так совпало, что в это время проходило Всекитайское собрание народных представителей и Народный политический консультативный совет Китая, ВСНП и НПКСК, и Чжу Жунцзи сопровождал шанхайскую делегацию в Пекин. На пресс-конференции сессии ВСНП один из репортеров задал вопрос Чжу Жунцзи: «Говорят, что вы будете вице-мэром Шанхая, это достоверная информация?» Не раздумывая, Чжу Жунцзи ответил: «Я должен поправить вас: Госсовет направил меня в Шанхай работать мэром, а не заместителем мэра». Это заявление вызвало шквал бурной дискуссии в китайских и зарубежных СМИ, поскольку ни один китайский чиновник еще не мог выразить свою внутреннюю правду так откровенно и уверенно, как Чжу Жунцзи.
Через месяц Чжу Жунцзи, как и ожидалось, был избран мэром Шанхая, а перед его избранием состоялась процедура, известная как «речь кандидата». Это было первое
136 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
официальное выступление Чжу Жунцзи перед всем населением Шанхая, и его «предвыборная речь» произвела глубокое впечатление на людей.
Сначала, он по своей инициативе попросил «время», сказав, что ему есть много что сказать, и надеется, что сотрудники сессии не ограничат его по времени. Затем – «из-за невысказанных мною слов, могу не преодолеть решающий рубеж», и «будет лучше, если я возьму на себя инициативу, чтобы «объясниться».
Под гром аплодисментов он начал «объясняться».
Родился в городе Чанша в октябре 1928 года, неожиданно поступил в Университет Цинхуа в Шанхае. В 1948 году вступил в подполье, а затем в партию. После окончания университета сначала работал в отделе промышленного планирования Северо-восточного народного правительства, а затем в Государственной комиссии по планированию при Центральном народном правительстве, где занимал должность секретаря руководителя. В 1957 году, во время движения «свободы в высказываниях» против правых, кто-то сказал ему: «Вы — секретарь руководителя, если не вы выразите несогласие с партийной организацией, то кто сможет?» «Я выступал в бюро в течение трех минут, но не был осторожен в своих словах. До октября все считали, что мое мнение было хорошо изложено, но после октября они сказали, что оно должно быть пересмотрено, и в январе 1958 года меня причислили к «правым»», я был снят с должности заместителя руководства, был административно понижен на два ранга и исключен из партии. Во время Культурной революции меня отправили на госхоз на пять лет, в
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 137
течение которых «я делал абсолютно всё, сажал пшеницу, рис и хлопок, пас крупный рогатый скот, овец и свиней, был кашеваром». Только после окончания Культурной революции был реабилитирован.
Такие невзгоды отнюдь не повлияли на революционную волю и веру служить партии и стране. «Я сирота, мои родители умерли совсем молодыми, я никогда не видел своего отца, а тем более братьев и сестер. Я пришел в партию в 1947 году и чувствую, что партия — это моя мать, и я всем сердцем принимаю партию как свою мать. Поэтому я не стесняюсь говорить о чем угодно, если я считаю, что это полезно для партии, я буду говорить об этом, даже если со мной поступят неправильно, для меня это не будет иметь никакого значения».
«Я думаю, что в качестве мэра Шанхая я не лучший кандидат, у меня много недостатков. Во-первых, у меня есть опыт только в руководящих органах власти, но нет опыта в низовой работе; во-вторых, у меня есть опыт работы только в центральном правительстве, а не на местом; в-третьих, у меня очень нетерпеливый характер и мне не достаёт выдержки руководителя».
«Если меня изберут мэром, я твердо намерен сделать следующее городское правительство таким, которое будет чистым и высокоэффективным, и искренне служить народу». Мы должны начать с мелочей, например, решительно положить конец практике устраивать застолья за государственный счет и получения подарков. «Начиная с меня, начиная с муниципальтета, мы, сотрудники муниципальтета, должны спуститься в низы, на фабрики, и сделать всё возможное
138 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
чтобы ввести практику «одно блюдо — один суп». Конечно, можно поставить более одного блюда, но не стоит переусердствовать, так или иначе не стоит налегать на морские деликатесы или креветки, только яйца, мясо и салаты. Раздавать пакеты на совещании не является мелочью, я на встрече в Пекине раздал один пакет, вернувшись в город на съезде городского собрания народных представителей также раздал пакет, на заседании муниципального совета снова раздал пакет. На самом деле от этих пакетов не было пользы. «Отныне нам, городскому правительству на любом совещании строго запрещено раздавать пакеты!»
Я в прошлом уже говорил, что Шанхай настолько большой город с населением более 12 миллионов человек, что полагаться на одного мэра, нескольких вице-мэров не очень хорошо, поэтому я надеюсь, что главы 12 районов города должным образом станут вашими местными «мэрами», и возьмут на себя ответственность. Только в таком случае у Шанхая появится надежда.
Где же надежда Шанхая?
«Пудун — это надежда на будущее Шанхая, там должен быть построен «новый Шанхай», чтобы ослабить давление на «старый Шанхай»», «Это строительство – грандиозный проект», и мы должны «сделать всё как следует, сперва испытаем горечь, а потом познаем сладость!»
Выступление Чжу Жунцзи в тот день на «предвыборной кампании» покорило жителей Шанхая своим индивидуальным стилем и мудростью, особенно когда он закончил речь словами «надежда Шанхая», сказав мощным и высоким голосом, что «надежда будущего Шанхая» лежит в Пудуне,
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 139
вызвало слёзы на глазах многих присутствующих.
Это была одна из тех редких речей, которые больше похожи на барабаны войны, которые воодушевляли и побуждали людей отважно идти вперёд.
В шанхайском диалекте слова «Жунцзи» и «Петух» являются омофонами, и таким образом «Жунцзи» пришел, чтобы подбодрить жителей Шанхая, которые тонули в унынии, «спеть песню петуха»! Естественно, нашлись те, кто отнеслись с подозрением: петух не может снести яйцо. В любом случае, жителям Шанхая понравились манера и исключительный характер нового мэра, словно освежающий и приятный прохладный ветерок подул в душное время года.
Услышав по телевизору «инаугурационную речь» Чжу Жунцзи, ученик средней школы написал «большому мэру»: «Я был очарован юмором вашей речи по телевидению. Если бы я был представителем горожан, я бы проголосовал за вас хотя бы только из-за этого. Жители Шанхая избрали вас мэром не только для того, чтобы наслаждаться вашими вдохновляющими речами, но, что более важно, люди услышали в вашей речи убежденность в том, что у вас хватит выдержки, чтобы хорошо управлять Шанхаем. Я предлагаю вам регулярно встречаться с жителями Шанхая через экран, и чтобы позаботиться о нас-школьниках, я предлагаю проводить такие встречи вечером каждой субботы. Наконец, есть еще один момент моего личного мнения: после каждой вашей фразы всегда следуют три хм, хм, хм. Возможно, это ваше излюбленное словечко, и ее трудно изменить. Но я думаю, что лучше всего преодолеть это».
Прямодушный Чжу Жунцзи прочитал письмо школьника
140 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
со счастливой улыбкой на лице. Это был один из немногих случаев, когда он улыбнулся за несколько месяцев после своего прибытия в Шанхай, поскольку реальность города действительно не позволяла ему — девятому мэру Шанхая, улыбаться.
До того, как центральное правительство направило Чжу Жунцзи в Шанхай, на реке Хуанпу произошло несколько последовательных инцидентов, которые потрясли центральное правительство и всю страну: давка на пароме, повлекшая за собой большие потери, пандемия гепатита. Не говоря уже о том, что жизнь людей в полуразрушенном шанхайском районе остается тесной, унылой, грязной, безжизненной и даже нищенской. Когда речь заходит о «нищете», несомненно, шанхайцы не соглашаются с этим. На самом деле шанхайцы были очень бедны в то время, и по сравнению с соседними «младшими братьями» Сучжоу, Чанчжоу, Уси, Вэньчжоу и Шаосин в провинции Чжэцзян, условия жизни шанхайцев были просто плачевными.
Это факт. Например, в моем родном городе Сучжоу с конца 1970-х до конца 1980-х годов повсеместно расцветали местные компании и коллективные предприятия, и на каждом шагу были «семьи с доходом десять тысяч юаней в месяц и более» и «деревни на сто миллионов юаней». Позже это были «телефонная деревня», «телевизионная деревня», «деревня вилл» , как деревня Хуаси под управлением У Жэньбао и Компания Bosideng под управлением Гао Дэкана (прим. отечественный производитель пуховиков) и другие группы крестьянских предпринимателей, по сегодняшним словам, «давно выгнали шанхайцев с нескольких
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 141
улиц». Жители Куньшаня рассказали мне, что шанхайцы любили есть китайских мохнаторуких крабов с озера Янчэн, которые в то время были еще относительно дешевыми. Житель Куньшаня сказал работнику шанхайской фабрики: «Если вы будете приходить на мою фабрику каждое воскресенье и поработаете один день, я гарантирую вам кроме достойной оплаты в добавок ещё 20 китайских мохнаторуких крабов». Шанхайский работник, который отправлялся в сельскую местность работать «воскресным инженером», был безумно счастлив, потому что он уходил на четыре дня в месяц и приносил обратно 20 китайских мохнаторуких крабов, что было равным трехкратной зарплате на его собственной фабрике в Шанхае — 20 китайских мохнаторуких крабов продавались в Шанхае за солидные 2 000 юаней. В те времена в Шанхае такой работник считался богатым человеком.
Это была только поверхность. Настоящим кризисом для шанхайцев стало то, что через некоторое время часы «Шанхайские часы», велосипеды «Вечность» и швейные машины марки «Flying Pigeon», а также мороженое «Гуанмин» и даже ириски «Белый зайчик» и др. постепенно стали неликвидными товарами. Что произошло? Именно в это время шанхайцы начали нервничать.
Худшее было еще впереди: изначально модницы и красивые парни со всех округов настолько загорелись шанхайской одеждой в «иностранном стиле», что даже они издалека приезжали для прогулки по Нанкинской улице. Однако сейчас Нанкинская улица уже не такая оживленная, и людей под огнями «Ночного Шанхая» стало меньше. Их заменили
142 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
«иностранные одежды» из Гонконга, Шэньчжэня и Гуанчжоу, а также дешевая, и при этом небезобразная одежда всех сортов и видов с оптовых рынков в Чаншу и Чанчжоу, «расклешенные брюки» и товары повседневного спроса из Иу.
Шанхай? Вещи в Шанхае старомодные, некрасивые да ещё и безумно дорогие, так что не покупайте там!
Шанхайские товары не продавались, никому не нужны были шанхайские товары — с таким позором шанхайцы не сталкивались с момента открытия порта.
Именно в это время Чжу Жунцзи занял пост мэра Шанхая. Вскоре после этого среди жителей Шанхая распространилась статья под названием «Великий Шанхай, в состоянии ли ты всё еще носить Китай на спине?» Я уверен, что мэр Чжу Жунцзи, должно быть, прочитал ее, или он должен был испытать больше эмоций, чем обычные граждане, прочитав ее, потому что статья сказала то, что он хотел сказать, но не мог, а с другой стороны, она заставила его, как мэра Шанхая, сидеть как на иголках.
В Китае есть такое место: если разделить землю страны на 10 000 участков, то оно занимает только 6 из них, но на него приходится 1/13 промышленного производства страны и 1/10 финансовых поступлений всей страны. Здесь производится каждый пятый велосипед в городских и сельских районах страны, здесь производятся каждые пятые отечественные часы.
На небольшом клочке земли было создано и накоплено огромное богатство. Этим местом и является Шанхай.
Значение пути из Гуанчжоу в Шанхай, конечно, не только
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 143
географическое, поскольку оно охватывает восемь широт и более 1200 километров пространства, но, что более важно, это путешествие из системы Жемчужной реки в систему реки Янцзы. Когда наши ботинки, все еще испачканные грязью и цветами Юга, ступили на землю Шанхая, мы были поражены, вздыхали и размышляли об огромных различиях в экономике, культуре и восприятии между двумя водосборными бассейнами.
В начале статьи было вытряхнуто то, что шанхайцы больше всего не хотели сравнивать с Гуандуном, что было похоже на втирание соли на рану. Острые слова подобны острому ножу, не оставив камня на камне, проехались по репутации шанхайского народа:
Десять лет назад Шанхай был бесспорным локомотивом всей китайской экономики, в которой доминировала его крупная и разнообразная промышленность. В то время шанхайская продукция, несомненно, была первым выбором людей, и конкурентов практически не было. Люди старше 30 могут рассказать вам о них все: велосипедах марки Феникса и Вечности, наручных часах Шанхайских часов, швейных машинах марки Бабочки, туалетном мыле Мелисса, радиоприемниках Красной лампы, сигаретах под названием Чжунхуа, ручках марки Героя. В те времена носить дорожную сумку с надписью «Шанхай» было так же модно, как сегодня носить дорожную сумку с надписью «Гонконг». Лимузин «Шанхай», к которому сегодня уже относятся пренебрежительно, был символом власти более 10 лет назад, когда им могли пользоваться только управляющие кадры.
144 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Раньше фраза «мы-шанхайцы» звучала так звонко, но сейчас шанхайцев игнорируют везде, куда бы они ни пошли. Как могут шанхайцы выносить этот кисловатый «конфуз»!
Они плакали в тишине. Они вздыхали от боли: мой Шанхай превратился в город вредных ног.
В последние годы жители Гуанчжоу полюбили «гулять по ночным улицам». В 9 вечера рестораны, трактиры, ночные рынки достигают час пика, они наполняются неоновыми огнями и людьми, и работают до 11 вечера. Однако в восемь вечера, когда мы шли по Нанкинской улице, одной из самых оживленных районов Шанхая, магазины уже закрывали свои двери и выключали свет, оставив лишь несколько унылых уличных фонарей, освещавших немногочисленных пешеходов, спешащих домой. Конечно, несколько отелей и развлекательных заведений все еще были освещены, но знаменитого никогда не спящего «Ночного Шанхая» уже не было. В результате чрезмерного внимания к «превращению потребительского города в промышленный», третичный сектор экономики (сфера услуг) Шанхая сократился, достигнув дна в 1972 году, когда на него приходилось всего 17,3% валового национального продукта, в то время как доля вторичного сектора экономики (промышленное производство) выросла до более 70%. После политики реформ и открытости, пройдя перестройку промышленности, пропорции в производственной структуре стали гармонизироваться, и в 1987 году три основных соотношения составляли: 4,3% для первичного сектора, 66,9% для вторичного сектора и 28,8% для третичного сектора. Однако это лишь уровень стран с низким уровнем дохода. На третичный сектор в развитых
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 145
странах приходится 61% ВНП, что выше, чем в совокупности первичного и вторичного секторов, и является важным показателем уровня модернизации. Доля третичного сектора в Гуанчжоу в 1989 году достигла 46,5%, впервые превысив 45% доли вторичного сектора. Спад третичного сектора экономики в некоторой степени привело к нехватке жилья в Шанхае, дефициту гидроэлектричества, малому количеству магазинов на уровне коммерческой недвижимости жилого дома, перебоям транспортных перевозок, а также неспособности угнаться за культурно-просветительским и медицинским обслуживанием.
Когда мы проплывали по реке Сучжоу, то каждый прикрывал нос. Один наш шанхайский коллега горестно сказал: «Мы чувствуем этот запах каждый день, и уже нет никакой разницы между не пахнущим и зловонным периодами реки Сучжоу». От прежней чистой реки Хуанпу теперь 160 дней в году исходит неприятный запах. Качество питьевой воды для жителей упало до уровня 5 (общепринятая питьевая вода — уровень 2), а бактерии кишечной палочки превышают норму в 10 раз. От этой цифры волосы встают дыбом и ассоциируется с ураганом гепатита А, охвативший Шанхай в 1988 году.
Когда-то жители Гуанчжоу были в полном недоумении от феномена в Гонконге «больше банков, чем рисовых магазинов», но менее чем через 10 лет этот феномен появился и в самом Гуанчжоу. Гуляя по улицам Гуанчжоу, не нужно специально их искать, почти через каждые сто метров есть по одному банку. Центральный банк, местные банки, большие банки, маленькие банки, головные офисы и филиалы —
146 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
активный финансовый рынок и бурно развивающаяся фондовая биржа сколотили огромные капиталы для развития Гуандуна.
Однако как насчет банков в Шанхае? Великолепные здания «Всемирной выставки архитектуры» теперь имеют новые вывески, иностранные банки были вытеснены из Шанхая, национальный финансовый центр был перенесен в Пекин, и в условиях, когда государство осуществляет единый финансовый сбор и поддержку, оборотные средства на финансовом рынке Шанхая значительно иссякла. В промышленном развитии города отсутствовало необходимое кровообращение, и даже при наличии огромных фиксированных активов было бы трудно повысить производительность труда и экономическую эффективность.
Дома «шикумэнь» (прим. архитектурный стиль жилых домов в Шанхае, распространённый в 19 веке), выстроившиеся на Пенлайской улице, представляли собой тип домов, в которых обычно жили шанхайцы, также известные как «галерея» (над улицей между зданиями) — небольшие здания, которые раньше принадлежали зажиточным семьям, но после освобождения (прим. исторический период после провозглашения КНР в 1949 году) правительство выкупило их у хозяев за несколько десятков таэлей золота и распределило между десятком семей. Кирпично-деревянная конструкция со скрепучим деревянным полом говорит о более чем полувековой истории. Подъезд крутой и узкий, темный и мрачный, с одним резким поворотом, следующим за другим. За одним поворотом находится одно домохозяйство. Вам приходится идти боком, но вы все равно спотыкаГЛАВА
I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 147
етесь и ударяетесь. Раскаленная печь из угольного брикета — унитаз с плохой, не плотно закрывающейся крышкой — и резкий, не поддающийся определению запах — одна печь из угольного брикета и один туалет на одно хозяйство — говорят о бедственном положении хозяев. Согласно статистике, во всем Большом Шанхае все еще есть миллион туалетов и миллион печей с угольным брикетом, и повседневные человеческие потребности нескольких миллионов людей удовлетворяются на этом клочке земли. О, старый Шанхай! Нищета Шанхая! Я хотел сразу пойти на веранду на крыше, чтобы подышать воздухом, но был разочарован тем, что она была закрыта. Веранда с площадью в 3 квадратных метра была переоборудована под жилье и в которой поселился крупный молодой человек двадцати-тридцати лет, который еще не был женат и говорит, что найти дом сложнее, чем жену, и что он не знает, есть ли надежда в его жизни. Как ни странно, сидя в этом помещении площадью 3 квадратных метра, вы не думаете о том, чтобы спешить прочь, безупречные атласные шторы лениво развеваются, гитары висят на стенах, фрески, книги и журналы, разложенные на кровати, кофе, низкокалорийный заменитель молока, стеклянные бокалы...... — все так изысканно и так колоритно, что вспоминается поговорка про «занятий додзё (медитации) в раковине улитки»
В жизни нет большей скорби, большей грусти, большего негатива, чем самоуничижение, самоирония и утопления. Однако, в конце концов, «щанхайцы» — это «щанхайцы», а Шанхай — это Шанхай. Когда они ясно осознали, что приближаются великие волны того времени и вот-вот
148 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
накроют их, на них быстро снизошло прозрение, и они снова воодушевились, поднялись с земли, вытерли насухо свои слезы, заново подняли паруса и пошли вперед в разрез волнам.
Стоя у реки Хуанпу, мы пристально смотрели на карту Китая на стене — на этой территории площадью 9,6 миллиона квадратных километров из моря на восток вытекают три великие реки: Янцзы, Хуанхэ и Жемчужная река. Каждая из этих рек — это спящий дракон, который, проснувшись, может заставит взлететь большую территорию. Теперь, когда Гуандун в устье Жемчужной реки взялся за дело, Шанхай в устье Янцзы и Шаньдун в устье реки Хуанхэ перешли к активным действиям. На Шанхай, как на лидера крупнейшей реки, возложена большая ответственность. Сможет ли он восстановить свое былое величие, вернуть свой мировой статус первого города на Дальнем Востоке и вновь стать локомотивом китайской экономики — успех или неудача зависит от одного действия!
А!
Хуанхэ находится в ожидании;
Жемчужная река находится в ожидании;
Реки Хэйлунцзян и Ляохэ также находятся в ожидании.
Будьте любезны, Великий Шанхай!
Я не знаю, кому принадлежат эти строки . Но я считаю, что это должен быть человек, который глубоко любит Шанхай, и каждый его вопрос — это выражение его любви к Шанхаю, «Парижу Востока», который не должен стареть. После прочтения этого не заставит ли реку Хуанпу скулить? Не лишит ли это шанхайцев сна?
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 149
«Вставайте, люди, которые не хотят утопления Шанхая!» Мэр Чжу Жунцзи наконец издал печальный рев. Этот рёв разбудил всех шанхайцев и этот усталый, трудолюбивый и слегка самодовольный и растерянный город.
«Развитие района Пудун и строительство современного Шанхая — это, несомненно, беспрецедентная возможность, которая приходит раз в несколько столетий или даже тысячелетий. Поскольку у нас есть такой кусок обетованной земли прямо рядом с центром Шанхая, не взирая на имеющийся ряд проблем, благодаря мудрому руководству и стараниям общественности, результат обязательно будет успешным!» Это была речь господина Тунг-Йена Линь на международной конференции, имеющей историческое значение для развития Пудуна, которая состоялась в Шанхае после Первомайского фестиваля в 1988 году. Международная конференция посвящённая теме «Развития Пудуна», в которой приняли участие более 140 китайских и зарубежных экспертов, стала колоссальным событием, имеющим исключительное значение. Будучи недавно избранным мэром, Чжу Жунцзи сидел рядом с секретарем горкома Цзян Цзэминем и особенно внимательно слушал «дальновидные предложения» каждого эксперта касательно развития Пудуна — он назвал эти заслуживающие уважения мнения и строительство ценным активом в руководстве развитием Пудуна.
«Я очень оптимистично настроен на развитие Пудуна». На этой встрече Тунг-Йен Линь, который является главой группы иностранных экспертов, нанятых Шанхаем для развития Пудуна, выступил с длинной, полной энтузиазма и хорошо аргументированной речью. Почти каждое его слово
150 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
вливалось в уши Чжу Жунцзи: «Конечно, это не легкий шаг для нас — за двадцать лет построить современный финансовый и научно-технический центр, по площади равный центру Шанхая. Сингапур, Гонконг и некогда Шанхай были построены всего 20 или 30 лет назад и должны использовать современные человеческие, материальные и финансовые ресурсы и избегать старых консервативных взглядов и бюрократических привычек. Мы также знаем, что вся отсталая среда в стране является большой помехой, однако это также одна из самых больших возможностей, потому что чем ниже исходная точка, тем быстрее прогресс, мы можем начать дело с самого низа и при этом достичь блестящего будущего, Пудун ещё не освоен, поэтому его легко развивать. И еще одно: решимость Китая очень важна, и, глядя на обстановку, и правительство, и народ настроены решительно. С такой решимостью вы и представить себе не можете, чего может достигнуть Китай!».
Когда господин Тунг-Йен Линь в своей речи дошёл до этого момента, его наполненный надеждой взгляд встретился со взглядом нового мэра Чжу Жунцзи.
Чжу Жунцзи душевно улыбнулся, а затем возглавил бурные аплодисменты в адрес господина Тунг-Йена Линь.
Теперь настало время выступить старому мэру Ван Даохану — Чжу Жунцзи был отделен от него Цзян Цзэминем, и присутствующие заметили, что во время его выступления глаза Чжу Жунцзи были прикованы к столу перед его грудью, как будто там лежал черновик выступления Вана о развитии Пудуна. На самом деле все знали, что это новый мэр очень внимательно слушает речь «предыдущего предыГЛАВА
I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 151
дущего» мэра, больше всего боясь пропустить хоть одно слово.
«...... Во время моей работы мэром Шанхая я достойна правительства, поскольку Шанхай ежегодно вносил в национальную казну одну шестую часть доходов государства; однако мне было жаль «простых людей». Каждое утро я вижу столько брикетных печей, разжигающих костры на улице, дым и гарь повсюду; столько туалетов, которые чистят на улице. У меня сердце разрывается от мысли, что у Шанхая просто нет дополнительных средств для улучшения и развития жизни своих горожан. Теперь, когда я вышел на пенсию, у меня есть время подумать и изучить развитие Шанхая. Такого рода развитие не может быть в малых масштабах, а должно быть большой идеей, большой по сумме вложений сил или средств и большой хваткой!»
Слова Ван Даоханя глубоко задели и взволновали сердце Чжу Жунцзи, и он не мог не почувствовать укол эмоций в своем сердце: все предыдущие мэры Шанхая были людьми наполненные героической решимостью и вложившие в это дело всю душу!
«Если взглянуть на мир, вспомнить прошлое и подумать о будущем, то только Пудун имеет наилучшие возможности для развития. В мире международная экономика сейчас стабильно развивается, свободный капитал ищет выход, отменивший запреты Китай предоставил огромный рынок, а географическое расположение Пудуна, с Тихим океаном на востоке и дельтой реки Янцзы сзади, является самым оживлённым районом китайской экономики. Мы должны воспользоваться такой хорошей возможностью,
152 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
чтобы сделать что-то практическое для жителей Шанхая ......», — сказал Ван Даохань. Дойдя до этого момента, он сделал небольшую паузу, его глаза ни с кем не обменялись взглядом, но почти все присутствующие ясно поняли, что он обращается к рядом сидящим Цзян Цзэминю и Чжу Жунцзи.
Цзян Цзэминь зааплодировал. Вслед за ним зааплодировал и Чжу Жунцзи, и все присутствующие были тронуты искренними словами Ван Даоханя, и также рукоплескали ему.
Международная конференция по развитию Пудуна стала первым случаем, когда Чжу Жунцзи услышал непосредственно от представителей всех слоев общества в Китае и за рубежом концентрированные «высокие мнения» по вопросам Пудуна, что, по его собственным словам, стало «необычайным везением» и «громом в ушах (прим. о громкой славе, большой известности)».
После этой встречи слова «развивать Пудун» были выжжены как железо в сознании Чжу Жунцзи. И то, как развивать Пудун, похоже, было тем, что он часто прикидывал в уме и размышлял. Сейчас, дойдя до этих строк, есть ещё один момент, о котором я не решаюсь написать.
Я слышал от некоторых шанхайских товарищей, что, когда Чжу Жунцзи только приехал в Шанхай, у него было другое мнение относительно «развития Пудуна», в основном в том, как позиционировать «развитие Пудуна», то есть «что в него нужно вкладывать», и по этому вопросу у него были некоторые разногласия с Ван Даоханем и другими людьми из исследовательской группы. На самом деле такие разногласия вполне в пределах нормы. Будучи мэром, новичком
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 153
в Шанхае и мэром Шанхая в то время, окруженного многочисленными трудностями, Чжу Жунцзи действительно имел некоторые разногласия с идеей «развития Пудуна», потому что в то время ему нужно было решить два дела первостепенной важности: Первое заключалось в том, чтобы как можно скорее остановить экономический спад Шанхая и освободить промышленные предприятия в старом районе, поэтому он выступал за индустриально-промышленные урегулирования в «развитии Пудуна». На самом деле, любой может это понять: будучи мэром, он должен обеспечить «10,8 млрд. юаней» ежегодных финансовых отчислений центральному правительству, иначе как он может объясниться перед Пекином? Второе, «развитие Пудуна» — это вовсе не пустые слова, для этого нужны деньги, и не просто мелкие деньги. Откуда взяться деньгам? Он, мэр Чжу Жунцзи, не только имел пустые карманы в то время, но и задолжал обществу более 12 миллионов, и список долгов мог быть даже длиннее, чем набережная Вайтань. Из-за этого в течение трех месяцев после вступления на должность, у него появилось «больше седых волос, чем когда-либо»!
«В таких условиях быть мэром Большого Шанхая действительно не легко. Легко говорить об идеалах, будущем и перспективах. Но что касается мера, то он не может откладывать ни одно дело, открывающий дверь каждый день! За любое отлагательство народ будет ругаться матом, и их ругательства обязательно будут резать слух, и первым кто получит порцию брани будет новоизбранный мэр Чжу Жунцзи!» , — так сказал мне старый товарищ из муниципалитета Шанхая.
154 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Этот старый товарищ любил вести дневник, он перелистнул свой дневник на ту дату, когда он однажды записал, что 23 мая 1988 года, в первый месяц после того, как Чжу Жунцзи стал мэром, Чжан Цзиньфу, глава руководящей финансово-экономической группы Госсовета, приехал в Шанхай, чтобы заслушать доклад об изучении развития Пудуна, и Чжу Жунцзи в тот день также присутствовал. Как только чей-то доклад закончился, Чжу Жунцзи сразу же встал и подошел к Чжан Цзиньфу, сказав: «Товарищ Цзиньфу, вы должны пойти на некоторые уступки, мы очень непоследовательны в руководящей идеологии развития Пудуна ......». После таких слов новоизбранного мэра, нетрудно себе представить результат всего отчётного собрания.
Однако, как говорил сам Чжу Жунцзи, он был открытым и честным человеком, который говорил все, что у него на уме. Под постоянным влиянием Цзян Цзэминя, Ван Даоханя и человек, придерживающийся взглядов на развитие в восточном направлении, его понимание и мнение по поводу развития Пудуна быстро изменились.
Самым главным пунктом является то, что те шокирующие реалии, препятствующие развитию Шанхая, дали ему, как мэру, более глубокое и прямое осознание того, что Пудун является главной надеждой на пути развития Шанхая!
Эти слова Чжу Жунцзи в дальнейшем постоянно повторял, что демонстрировало его сильные и честные побуждения. У мэра было такое желание, и тяга была сильнее, чем у кого бы то ни было.
Однажды Чжу Жунцзи встретил Цзин Шупина, старого
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 155
шанхайца», и они поговорили о Пудуне. Цзин Шупин, который впоследствии стал заместителем председателя Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая и председателем Всекитайской ассоциация промышленников и торговцев, был известным лидером в торгово-промышленных кругах на Шанхайской набережной.
Чтобы развивать Пудун, мы должны заимствовать «внешние мозги» в дополнение к своим ......
Внешние мозги?
Правильно, мы пригласим самых ярких и способных экспертов по всему миру по таким делам, чтобы они помогли нам собраться с мыслями.
Да, понятно, понятно. Пожалуйста, ещё немного глубже и поподробнее.
К примеру, вы можете от имени мэра организовать международную консалтинговую конференцию для предпринимателей со всего мира и каждый год по ключевым вопросам, с которыми мы сталкиваемся в Шанхае, приглашать экспертов, чтобы они помогали проводить «мозговой штурм».
Товарищ Цзин, это отличная идея! Я сделаю это немедленно.
Чжу Жунцзи прислушался к предложению Цзин Шупина и сразу же обсудил этот вопрос с несколькими заместителями мэра на открытом собрании, после чего принял окончательное решение.
Механизм, инициированный Чжу Жунцзи на «Международном консультационном совещании предпринимателей
156 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
от имени мэра Шанхая», должен быть вписан в историю реформ и открытости Шанхая, потому что этот механизм «привлечения мозгов» сыграл роль в будущем развитии Шанхая, в особенности Пудуна, которую невозможно заменить другими формами. Мэры Шанхая, приходившие на смену Чжу Жунцзи, продолжали традицию «мэра Чжу», от начала и до конца поддерживали эту международную консультативную встречу, к тому же привносили новшества и прорывы. Например, после того как Хуан Цзюй занял пост мэра, он перенес конференцию в Нью-Йорк, что стало единственным международным консультационным совещанием «от имени мэров Шанхая», проведенной за рубежом. На той конференции Хуан Цзюй чётко заявил миру: «Достижение долгосрочных целей Шанхая потребует длительных и неустанных усилий жителей Шанхая, а также взаимодополнения и обмена капиталом, технологиями, талантами и информацией со всего мира. Открытый Шанхай с небывалым энтузиазмом приветствует дальнейшее расширение сотрудничества с остальным миром». В конференции, которую газета «Нью-Йорк таймс» назвала «встречей, на которой Шанхай приезжает в Нью-Йорк», приняли участие и оказали приличное влияние посол Китая в ООН Ли Чжаосин, председатель Американско-китайского комитета по торговле, бывший президент Всемирного банка, бывший председатель Федерального резервного банка США, председатель Национального комитета американско-китайских отношений и др. Хуан Цзю и другие шанхайские руководители представили текущую ситуацию и меры по решению проблем, волнующих иностранных инвесторов, таких как
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 157
соотношение цен валютного курса юаня, эффективность и качество обслуживания банков, нехватка трудовых ресурсов предприятий, высокие цены на сырье, социальная стабильность, автомобильные пробки, образование детей иностранцев в Шанхае и создание иностранных торговых палат, что проложило дорогу для последующего привлечения иностранных инвестиций в Шанхае. Конференция также принесла важный результат: по ее итогам порт Шанхая и порт Нью-Йорка-Нью-Джерси были официально объеденены в порты-побратимы.
В то время Чжу Жунцзи установил правило: консультационные встречи должны были проводиться в последнее воскресенье октября или первое воскресенье ноября каждого года и были недолгими, в основном всего один день. Но содержание требовало точности: перед встречей муниципалитет выдвигал один-два пункта повестки дня, которые срочно необходимо решить в ходе развития Шанхая, и заранее передавало их участвующим экспертам. Масштаб и специфика конференции были таковы, что количество участников обычно составляло около 500 человек (40% китайцев и 60% иностранцев), а мэр Шанхая и его заместитель должны были присутствовать и выступить с основным докладом. В то время Чжу Жунцзи также специально пригласил в качестве председателя конференции Мориса Гринберга, занимавшего в то время пост председателя правления «Американской международной группы» (прим. страховая и финансовая корпорация США).
9 октября следующего года, после вдохновения и руководства Цзин Шу Пина, в отеле «Западный пригород» состо158
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
ялась первая «Международная консультативная конференция предпринимателей», организованный мэром Шанхая. 18 всемирно известных предпринимателей из 10 стран, включая США, Великобританию, Японию, Францию, Канаду, Германию и Италию, были приглашены для участия и выступления с речами. На этой встрече Чжу Жунцзи сообщил, что план развития и открытия Пудуна был одобрен руководством Китая и что он на 100 процентов готов внимательно выслушать мнения международных экспертов. Хотя встреча была короткой, международные олигархи искренне рекомендовали Чжу Жунцзи и городу Шанхай: для ускорения развития Пудуна и скорого урегулирования производственной структуры необходима мощная поддержка со стороны финансового сектора и Шанхаю необходимо продолжать планомерно открывать свой финансовый сектор. Некоторые просто предложили Чжу Жунцзи провести международный семинар по вопросам развития финансового сектора Шанхая и Пудуна.
Еще одна хорошая идея! На этот раз Чжу Жунцзи действительно рассмеялся.
Вскоре он принял это предложение и поручил муниципалитету поторопиться с подготовкой. Месяц спустя, 15 октября, в Шанхае состоялся Шанхайский международный семинар по финансам.
«На сей раз Шанхай действительно поднимется из грязи!»
«Да, Шанхай испокон веков умеет заниматься бизнесом, и в подсчётах их мозги лучше, чем у евреев!».
«Я слышал, что Шанхай приютили десятки тысяч евреев
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 159
во время Второй мировой войны! Неудивительно, что шанхайцы такие умные!»
«Необязательно. Их Чжу Жунцзи — китаец, который родился и вырос здесь. Он никогда не учился в Гарварде, но все же является великим экономистом!»
Международный финансовый семинар прошёл оживленно, зарубежные друзья катались на пароме по реке Хуанпу, любуясь ночной набережной, они воодушевлённо рассуждали о ближайшем будущем Шанхая.
С помощью финансовых рычагов мы можем использовать нашу мотивацию для строительства Шанхая и Пудуна. Завтрашний Шанхай и Пудун в будущем должны стать финансовым центром Китая и распространить своё влияние на всю Азию и мир. Вот что сказал Чжу Жунцзи в своей приветственной речи.
Концепция «ближайшего будущего» — это и есть завтрашний день! В это время Чжу Жунцзи, который был секретарем горкома и мэром, на городском постоянном комитете откровенно издал новый указ: Шанхай должен исследовать фондовую биржу и стремиться к тому, чтобы «завтра» — то есть в это время следующего года — пробить гонг фондовой биржи для меня! Он сказал об этом 2 декабря 1989 года. На этой встрече Чжу Жунцзи для выполнения служебного поручения остановился на кандидатурах Ли Сянжуя (директора Банка коммуникаций), Хэ Хаошэна (директора Шанхайского бюро реформ) и Гун Хаочэна (управляющего Шанхайским филиалом Центрального банка Китая). Они втроём сформировали «Подготовительную группу по Шанхайской фондовой бирже», широко извест160
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
ную как «Группа из трёх человек».
«Когда это было? Это было время, когда велись большие споры о том, как называть «капитализм» или «социализм». В это время Чжу Жунцзи предложил создать в Шанхае фондовую биржу. В то время мы с Ли Сянжуем в душе чувствовали себя неуверенно. Мэр Чжу Жунцзи тогда сказал мне и Ли Сянжую: «Товарищи Ли и Гун, не бойтесь, если что-то пойдет не так, мы с Лю Хунжу будем стоять на передовой». Лю Хунжу — заместитель управляющего Народного банка, отвечающий за финансовую реформу. Чтобы увеличить эффективность и перестать «мешать клейстер» (прим. запутаться в делах), Чжу Жунцзи также установил для нас одно правило: осуществлять систему индивидуальной отчетности. То есть, он должен был взять на себя непосредственное руководство и возложить ответственность на каждого из нас». Вот как вспоминает Гун Хаочэн, один из трейдеров «Шанхайской фондовой биржи» до и после её создания, который в то время был главой шанхайского филиала Центрального банка Китая.
«Без смелости и напористости Чжу Жунцзи в проведении реформы в те времена, как бы Пудун и Пуси могли быть такими величественными сегодня! Как могли бы проводить финансовые операции в сумме почти в 30 триллионов долларов в год?» Стоя сегодня на крыше башни «Шанхайской фондовой биржи» на Южной улице в новом районе Пудуна и озирая оживленную картину по обе стороны Пудуна и Пуси, Гун Хаочэн не мог не вздохнуть с облегчением!
В некотором смысле настоящее Пудуна и Шанхая связаны с неприклонностью Чжу Жунцзи в создании
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 161
«Шанхайской фондовой биржи». Без его решимости и усилий сделать Шанхай «международным финансовым центром», как определяли предыдущие руководители Шанхая, в лице Ван Даоханя и Цзян Цзэминя, Пудун и Шанхай не были бы такими красивыми и оживлёнными, как сегодня. «Поскольку финансы — это колесо экономического развития, только при вращении этого колеса, можно добиться ускорения развития Шанхая и Пудуна», — сказал Гун Хаочэн.
«Руководители — тоже люди, и существует процесс познания всего нового. Как только они переломят ход своего мышления и понимания, динамика и направление их решений определенно будут разительно отличаться!» Ху Вэй, который первым начал заниматься «арендой земли» в центре города, также имеет глубокое представление и поведал мне об одном событии:
Вскоре после сдачи в аренду Солнечной площади в Хунцяо, район Хуанпу, в котором он сам находился, также запустил проект по аренде земли в центре города, который также оказался довольно успешным. Но некоторым людям это не нравилось, считая, что это «капиталистическое» и «ничем не отличается от концессионной территории в прошлом». «Вывеска была пугающе большой, что жалоба дошла до Центрального правительства. Позже в Шанхай был направлен секретарь Центрального секретариата для расследования и решения этой проблемы. Этот глава Центрального комитета также был старым руководителем Шанхайского муниципального комитета до Культурной революции. Приехав в Шанхай, он взял «письмо с жалобой»
162 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
и прочитал суровую лекцию нескольким руководителям города, мол, чем вы занимаетесь? Вы что хотите снова сдать народную власть, за которую мы боролись своей кровью и жизнями? Руководители города не знали, как справиться с ситуацией, поэтому они позвонили мне и попросили меня, главу небольшого района, который специально занимался этим проектом, отчитаться перед главой центрального правительства. Когда я услышал это, я тоже был под сильным давлением. Но в душе я был спокоен, потому что то, чем мы занимаемся народ поддерживает и приветствует, к тому же очень успешно. Но, в конце концов, этот человек руководитель ЦК, и он здесь, чтобы расследовать и разбираться с нами. Для того чтобы успешно отчитаться перед руководством, я в тот же вечер попросил городской телеканал подготовить хронику теленовостей о моих предыдущих посещениях домов людей, испытывающих жилищные трудности. После встречи с руководителем я предложил ему посмотреть телефильм, который оказался очень эффективным. После просмотра начальник воскликнул: «Я не могу поверить, что жители Шанхая десятилетиями испытывали такие трудности! Я также несу долю ответственности за то, что эти трудности не были решены! Затем он тут же вслед за этим серьезно спросил меня: «Можете ли вы гарантировать, что ваши сотрудники не проворачивали никаких тайных махинаций в ходе распределения новых домов? Без приоритета и без дополнительного выделения квартиры для себя? Я осмелился доложить начальнику: «Господин начальник, вы можете быть абсолютно уверены в этом, если найдется хоть один наш кадр, который воспользовался всем процессом, я
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 163
смею гарантировать ответственность своей партийностью! Когда начальник услышал это, он беспрерывно говорил «хорошо, хорошо». Говорят, что, когда он встретился с городскими руководителями, он сказал: «Почему вы не рассказали мне о ситуации раньше!».
«Для чего-то такого большого события, как развитие Пудуна, даже для таких человек, придерживающийся взглядов на развитие в восточном направлении, как Ван Даохань, на самом деле существует постепенный процесс осознания. Гениальность руководителей заключается в том, что, одобрив и приняв правильные мнения, они быстро формируют свою собственную мудрость и выносят решения, делая их более научными и возвышенными, следовательно, более влиятельными, чем кто-либо другой, в продвижении хода истории», — сказал Ху Вэй.
В вопросе развития Пудуна такие руководители, как Чжу Жунцзи, поступали также.
«Будь то минное поле или глубочайшая бездна, я смело пойду вперед, без колебаний буду следовать зову долга и работать не покладая рук вплоть до последнего вздоха!». Именно эти звучные слова Чжу Жунцзи произнес слово в слово перед всем миром, когда спустя несколько лет он стал премьер-министром Китайской Народной Республики. Способность, отвага и индивидуальность, которые он продемонстрировал в Шанхае, что «только путём реформ можно развеять горе» стали моментом совершенства в его самом полном проявлении.
Но это уже совсем другая история.
По сегодняшний день в памяти шахайцев одним из
164 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
самых впечатляющих эпизодов с Чжу Жунцзи, «мэра с железной рукой» и «секретаря с суровым лицом» Шанхая, является речь, которую он произнес 26 октября 1989 года на специальном совещании по изучению развития Пудуна на тему «Развитие Пудуна — надежда Шанхая».
«...... имеет самые лучшие и привилегированные условия для развития Пудуна, и все расходы в основном идут на его инфраструктуру и работу по строительству переправы через реку. Кроме того, эти затраты гораздо меньше, чем при движении на восток или запад, а также на юг или север, и при этом отлично используется бизнес, который изначально находился в старом районе города». «В долгосрочной перспективе Шанхай должен выйти лицом к Тихому океану, приобщаться к мировому сообществу, стать современным городом, крупнейшим экономическим и торговым центром на тихоокеанском побережье, а также, конечно, развивать Пудун».
Шанхайцы четко знают, шанхайцы понимают, после непреклонной и решительной речи Чжу Жунцзи, раз и навсегда была поставлена точка в многолетних спорах о том, в каком направлении стоит идти Шанхаю и является ли целесообразным развитие Пудуна. Люди с «теоретическим взглядом» также раскрыли главный «секрет»: вслед за словами «Развитие Пудуна» добавилось понятие «Открытие Пудуна». Слова «развивать» и «открывать» означают гораздо больше!
Разве могут жители Шанхая не поприветствовать эти захватывающие перемены? Да, вскоре после этого Центральный комитет Коммунистической партии Китая официально
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 165
утвердил «№ 100» доклад «О запросе касающийся развития и открытия Пудуна», представленный Шанхайским городским комитетом и городским правительством под председательством Чжу Жунцзи. Официальный письменный ответ Центрального правительства содержит одну фразу с героическим духом, с каким можно сдвинуть горы и повернуть реки вспять, и подобно миллиону солнечных лучей осветить все еще девственную землю Пудуна находящейся в процессе индустриализации и модернизации:
Развитие и открытие Пудуна — это серьёзный замысел, направленный на углубление и дальнейшее осуществление открытости внешнему миру.
«100» — благоприятное и успешное число. В тот момент, когда Чжу Жунцзи и жители Шанхая узнали о духе документа под номером «100» центрального правительства, они встали перед национальным флагом и государственным гербом и в унисон запели международный пролетарский гимн «Интернационализм непременно осуществится»:
«Вставайте, люди, которые не хотят быть рабами!»
«Вставайте, люди, которые не хотят утопления Шанхая».
Шанхай уже больше не утонет!
Шанхай уже надежда Китая!
Шанхай вновь обрел свое величие — величие, которое началось с подъема Пудуна.
Когда Чжу Жунцзи пересек реку Хуанпу и ступил на этот участок земли в Пудуне, тот блестящий путь под его ногами только начинался…
166 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Решающее слово: «Козырь» в руках Дэн Сяопина
Является ли развитие и открытие Пудуна делом Шанхая? Да.
Является ли развитие и открытие Пудуна только шанхайским делом? Нет. Определенно нет. Это должно быть делом всего Китая. Это важное событие для Китая.
Если считать от «Основополагающей стратегии» отца нации, господина Сунь Ятсена, то на развитие и открытие Пудуна ушло не менее ста лет. За это время, сколько проницательных людей посвятили этому свою страсть и энергию, и сколько усилий и тяжелой работы было потрачено в пустую. Все это также показывает, что «развитие Пудуна» отнюдь не было результатом однодневной работы. Он связан с судьбой Шанхая, а также с судьбой китайской нации.
Если рассматривать процесс только с точки зрения Шанхая, то можно увидеть, что развитие Пудуна действительно было очень непростым.
Когда ветер реформ и открытости пронёсся по чудесной земле, быстрый рост и влияние специальной зоны Шэньчжэнь, Шанхая в период руководства Чэнь Годун, Ван Даоханя, а затем Цзян Цзэминь, до Чжу Жунцзи, который позже вступил на пост, нескольких лидеров до и после, от «народной» инициативы, до одобрения правительством, решения местных органов власти и, наконец, одобрения
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 167
центрального правительства, процесс «аргументации» и «вырабатывания стратегии» охватывал более десяти лет. Уже более десяти лет все «пудунские» дела все еще витают на берегу реки Хуанпу в Пуси, а ноги шанхайцев так и не дошли до района Пудун. Напротив, за последние десять лет или около того в Шанхае несколько раз менялось руководство. Стоит отметить, что, начиная с Жуй Синвэня, Цзян Цзэминя, Чжу Жунцзи, и заканчивая У Банго и Хуан Цзю, пять секретарей горкома один за другим «отправлялись на север», чтобы работать на Центральный Комитет. Среди них переход Цзян Цзэминя в центральное правительство был самым бросающимся в глаза и самым примечательным. Однако всем было ясно, что он отправился «на север» и после того как вступил на должность высшего руководителя Коммунистической партии Китая и председателя государства, одновременно занимал должность председателя Центрального военного совета. Но в то время условия были очень неблагоприятными для развития Пудуна, и даже существовала опасность, что он «утонет». Это произошло потому, что развитие и открытие Пудуна, которое в основном основывалось на внешних связях и внедрении международного капитала, только что было «успокоено» единым пониманием и волей шанхайцев, которые как раз боролись за то, чтобы «Взглядить на восток», когда подобно неудержимому цунами глобально прокатились антикоммунистические волны, копающие могилу для социалистического режима и со всех сторон атаковали социалистический Китай, начавшийся с разрушения Берлинской стены в Восточной Европе и заканчивая полным распадом «старшего брата», Совет168
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
ского Союза. В то время в Китае уже не стоял вопрос о том, следует ли открывать и развивать Шанхай или Пудун, а остро стоял вопрос о том, должен ли сохраниться весь социалистический Китай, вся система власти под руководством Коммунистической партии. Некоторые из тех, кто вернулся в Шанхай с пекинского уличного шествия, услышав, что некоторые люди все еще заняты подготовкой отчета о «развитии Пудуна» для Пекина, даже насмехались: «Вы действительно «глупые», шанхайцы? Трудно сказать, куда отправлять ваш отчет в Пекин после того, как вы его допишете!»
Это нисколько не было шуткой. В конце 1988 года и весной и летом 1989 года ситуация в Китае уже находилась на таком критическом этапе. В Шанхае в это время уже бушевали «студенческие движения», добавим к этому все противоречия в обществе и подстрекателей, и тогда уже вполне логично, что Шанхай снова погрузился в смятение и замешательство.
«Какой ещё Пудун? Может быть, мы проснемся утром, а вывеска муниципалитета будет плавать в реке Хуанпу!» Некоторые даже кричали об этом.
«Не объективно говорить, что мы совсем не волнуемся. Но это правда, что лидеры, начиная с Цзян Цзэминя, Чжу Жунцзи и Ван Даоханя и заканчивая теми из нас, кто организовывал и управлял определёнными делами, в основном никогда не колебались в продвижении развития Пудуна». Из воспоминаний Ли Цзяньэн, занимавшего в то время должность руководителя по проектированию одной из шести специализированной исследовательской
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 169
группы по развитию Пудуна: «В то время как студенты и рядовые граждане выходили на улицы для демонстраций и учиняли беспорядки, наша группа никогда не прерывала свою исследовательскую работу по развитию Пудуна из-за этого. Под руководством секретаря горкома Цзян Цзэминя и мэра муниципалитета Чжу Жунцзи, а также под руководством бывшего мэра Ван Даоханя все шло как обычно: учебные поездки на юг, в Японию, США и Канаду. Я помню, как в аэропорту в Таиланде мы были потрясены, увидев, какой красивый аэропорт в маленькой стране, к тому же яснее ясного назывался «Международным аэропортом»! А наш? Аэропорт Хунцяо был маленьким и разбитым, но это все равно являлся аэропортом большого Шанхая! Чёрт знает насколько мы отстали от них! Когда мы ели в заведении одного тайского бизнесмена, мы остолбенели, когда увидели, что один стол вмещает 36 человек. Как у людей в мире могут быть такие большие столы? На что владелец сказал: «Это же стиль! Мы ведь ведём бизнес и знаем в этом толк!»
«В какое бы место я не пошёл, я либо удивлялся современности людей, либо сталкивался с неожиданными потрясениями». В Соединенных Штатах мы встретили человека, который вел бизнес в Хунцяо, и у него был один тайванец в подчинении. Ребёнок этого тайванца говорил на «гоюй» (прим. китайский язык, стандартизированный в период правления Гоминьдана, в отличие от путунхуа, официального языка в КНР) и выглядел как китаец. Он сидел с нами в машине и отрицал, что является китайцем. В то время мы испытывали сильный стыд. В чем причина? Это было
170 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
связано с отставанием страны, только и всего. А отставшие не только терпят побои, но и не могут поднять голову при посторонних».
«Это было действительно сильное влияние, которое побудило нас, как группу, определенно думать о том, чтобы добиться успеха в Шанхае, в развитии Пудуна и сделать страну сильной! А потому, никакое время, никакое влияние не сможет перетянуть нашу уверенность и волю к развитию Пудуна». Ли Цзяньэн рассказал мне, что в самое трудное время, весной и летом 1989 года, движение на Шанхайской набережной было также постоянно и полностью парализовано. «Сначала мы несколько человек вместе сели в машину, и отправились на работу в Академию общественных наук, и на полпути нас блокировало шествие, люди били по стеклам нашей машины, требую от нас объяснений, почему мы вышли на улицу для демонстрации. Тогда нам пришлось идти на работу пешком. В то время я и другие специалисты жили далеко от дома, но я не видел никого, кто из-за транспортного коллапса не смог бы выполнить работу, связанную с изучением развития Пудуна. Давление определённо было, но оно не могло сравниться, тем что испытывали руководство в лице Цзян Цзэминя и Чжу Жунцзи, вот им пришлось нелегко! С одной стороны, им приходилось справляться со сложностями студенческих волнений и так далее, а с другой стороны, они также следили и не ослабляли усилий по развитию Пудуна. Я помню, как в мае, когда студенческие волнения становились всё более и более серьёзными, однажды Чжу Жунцзи созвал нас на совещание в автобусе маршрута № 5, чтобы рассказать о том, что он только что
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 171
узнал от Ли Жуйхуаня из Тяньцзиня. Он сказал, что товарищ Ли Жуйхуань занимался строительством кольцевой дороги в Тяньцзине и выполненные им для граждан «одевание и ношение шляп» для зданий и городских дорог получили большую популярность среди людей. Чжу Жунцзи прямо сказал: «Если хотим развивать наш Шанхай, то мы без промедления должны построить два моста ведущих в Пудун, так простые люди увидят надежду, только надежда может спасти Шанхай!»
Ввиду этого, работа Ли Цзяньэна и его «Группы по изучению развития Пудуна» не останавливается; продолжается забивка свай «моста Наньпу», которая уже началась; также продолжается выбор места и проектирование второго моста ведущего в Пудун «Янпу». Но необходимо признать, что развитие Пудуна во второй половине 1989 и 1990 годов, после тех «политических волнений», было похоже на корабль в месте слияния Сучжоу и реки Хуанпу, не знающий, как маневрировать.
«Несмотря на то, что мы по-прежнему оставались уверенными и энергичными, реальность нашей работы часто вызывала у нас сильное смущение и конфуз». Сотрудник, отвечавший в то время за иностранные инвестиции, сказал следующее: прошло уже больше года с момента объявления о развитии Пудуна, а ситуация с привлечением иностранных инвестиций все еще была очень далека от идеала. Офис развития хотел провести «дружескую встречу для иностранных инвесторов» во время празднования китайского Нового года с целью «потепления отношений». В то время мы перебрали список предприятий с иностранным
172 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
капиталом, включая совместные предприятия, индивидуальные предприятия и предприятия с гонконгским финансированием, которые уже работали в Пудуне, и, наконец, выбрали десяток наиболее известных и разослали им приглашения. Однако большинство владельцев иностранных компаний придумывали множество отговорок, а некоторые из них попросту уклонились от ответа. В день встречи пришли только шесть руководителей иностранных компаний, и один из них, японский руководитель, опоздал более чем на полчаса. Руководители Офиса развития чувствовали себя очень неловко, и встреча была не «тёплой», а скорее выглядела безжизненной.
Не было необходимости скрывать серьезность ситуации. В 1989-1990 годах западный мир во главе с США ввел «всесторонние санкции» против Китая, включая запрет на иностранные инвестиции в Китай, который до сих пор не отменен. С одной стороны, они выжидали удобного момента, с другой — следили за китайским «посмешищем», либо, все еще недоумевали. На данном этапе развития Пудуна, хотя работы было еще очень много, и свайные молоты все еще гремели на уже начавшихся стройках, они определенно казались слабыми. На стройке редко можно было увидеть курносого иностранца в костюме. В этот момент кто-то заговорил: «Что нам делать? Я говорю, давайте придерживаться основных линий, руководящих принципов и политики в том виде, в котором они были сформулированы изначально, и непреклонно продолжать нашу работу!».
Это был голос, который прозвучал звонко по всей чудесГЛАВА
I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 173
ной земле и вызвал дрожь у тех, кто на другом конце света ожидал падения китайского коммунистического режима.
Это был голос Дэн Сяопина. Он продолжил: «Теперь, когда в мире беспокоятся, что мы закроемся, мы должны сделать несколько вещей, чтобы показать, что наша политика реформ и открытости останется неизменной, и что мы будем продолжать реформы и открытость».
«Необходимо проявить политику реформы и открытости и быть более открытыми, чем в прошлом».
«Необходимо вынести знамя дальнейшей открытости!»
Время переносится на китайский Новый год 1990 года. Отель «Западный пригород» в Шанхае. За полмесяца до фестиваля сотрудники снова шептались наедине: глава Пекина снова приезжает сюда на весенний фестиваль! За волнением последовала напряжённая и суматошная подготовка. Поскольку это необычный китайский Новый год, первый после крайне неспокойного времени в Пекине и стране, безопасность руководителя, разумеется, являлся вопросом, которому отель придавал особое значение.
Но в этот китайский Новый год жители Шанхая воспользовались визитом «главнокомандующего» и с нетерпением ждали мощной политической поддержки, то есть хотели, чтобы центральное правительство поставило развитие Пудуна на повестку дня.
До этого года, в 1988 и 1989 годах, Дэн Сяопин два года подряд отмечал праздник Весны в Шанхае. 1990 год был третьим по счёту, однако, по сравнению с двумя предыдущими годами, шанхайцы на этот раз хотели, чтобы он сделал перерыв, тем более что за два месяца до этого в Пекине Дэн
174 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Сяопин официально объявил о своей отставке.
Тем не менее, такая возможность выпадает очень редко, разве можно не попросить представить свой доклад. Такая возможность больше не представится! Чжу Жунцзи и другие руководители горкома и муниципалитета обсудили этот вопрос. Но когда было подходящее время, чтобы представить товарищу Дэн Сяопину свой доклад и запросить у него указаний?
И такая возможность представилась: председатель Ян Шанкунь, чтобы проконтролировать работу, приехал в Шанхай через два дня после Дэн Сяопина. Чжу Жунцзи, естественно, должен был сначала доложить Ян Шанкуну о ситуации в Шанхае. Но это не касалось такого важного вопроса, как развитие Пудуна.
«Товарищ Хуан Цзюй, оповестите Постоянный комитет и нескольких старых руководителей, что сегодня после ужина состоится оперативное совещание» — сказал Чжу Жунцзи Хуан Цзюйу.
«Хорошо»
Хуан Цзю попросил сотрудников канцелярии оперативно оповестить соответствующих руководителей. Вечернее совещание было посвящено одному: обсуждению того, каким образом доложить Дэн Сяопину и Ян Шанкуню о развитии Пудуна. В итоге было единогласно рекомендовано, чтобы Чэнь Годун, старый секретарь городского партийного комитета, сначала доложил Яну Куньшаню, чтобы заручиться поддержкой председателя Яна, а затем поддержкой Дэн Сяопина.
Так была определена «стратегия». Чэнь Годун, самый
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 175
старый секретарь, был знаком с главнокомандующими Ян и Дэн до и после освобождения, поэтому ему было наиболее уместно обратиться за инструкциями и отчетами.
«Ничего не скажешь! Ради Пудуна и Шанхая, я с двумя старыми руководителями обсужу», — сказал Чэнь Гуодун.
Когда Чэнь Гуодун приехал в отель, он увидел на входе надпись Отеля «Западный пригород» и вспомнил, что он сделал, когда впервые приехал в Шанхай в 1980 году, а именно преобразовал изначально называвшийся «414» хостел горкома в гостевой дом, открытый для публики. Это идея была предложена Дэн Сяопином.
Летом 1979 года Дэн Сяопин спустился из горы Хуаншань в провинции Аньхой и приехав в Шанхай он остановился в здании № 1 тогдашнего горкома в гостевом доме «414». «414» был условным названием для гостевого дома горкома где проводились приемы руководителей ЦК и важных гостей. Дэн Сяопин останавливался здесь на 10 дней летом того же года. Каждое утро рано встававший Дэн Сяопин любил прогуливаться по саду. Запах утра, пение птиц, аромат распустившихся цветов — все это очень нравилось Дэн Сяопину. Но пока он любовался пейзажами, он постоянно о чем-то размышлял.
Вы имеете ввиду...?
«Я считаю, что мы должны открыться для внешнего мира, позволить иностранцам приезжать и жить здесь, собирать иностранную валюту и поддерживать строительство четырех модернизаций», — сказал Дэн Сяопин.
Это было большим событием для того времени! В «гостевом доме», предназначенном для лидеров страны, должны
176 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
были жить иностранцы, а целью было заработать «иностранную валюту». Начальник административно-хозяйственного отдела медленно доложил об этом главе Шанхайского муниципалитета. Не дожидаясь реакции шанхайских лидеров, Дэн Сяопин на встрече с некоторыми шанхайскими лидерами, которые пришли в «414», чтобы отчитаться сказал: «Я прожил в «414» десять дней и каждый день говорил о делах. Такая большая вилла с садом, если сдать её для проживания иностранцам, то можно получить выручку в иностранной валюте!» Повернув голову, он предупредил: «Я даю вам полгода на подготовку. Через полгода «414» откроется внешнему миру!
Дэн Сяопин был человеком слова, и он должен был проверить результаты реализации. Шесть месяцев спустя, когда Чэнь Годун прибыл в Шанхай в качестве первого секретаря горкома, он, естественно, знал все обстоятельства преобразования «414» в нынешнее Отели «Западный пригород». И будучи его преемником, он был ответственен за выполнения требования Дэн Сяопина.
Подумав об этом, Чэнь невольно вздохнул: товарищ Сяопин всегда был особенно озабочен реформами и открытостью, он даже принимал близко к сердцу такие вопросы, как гостевой дом, не говоря уже о таком важном событии, как развитие Шанхая и Пудуна. Таким образом, будучи «ветераном» в отставке уже пять лет, Чэнь уверенно вошел в здание, где остановился председатель Ян Шанкунь.
Результат оказался даже лучше, чем ожидалось. Выслушав все размышления Чэня, его подготовку и содействие развитию Пудуна, Ян Куньшань сказал: Это очень хорошо.
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 177
После возвращения я скажу об этом товарищу Сяопину.
Вскоре после этого Ян Шанкунь прибыл к Дэн Сяопину. Как товарищи по оружию и руководители высшего звена, успокоившие «политические волнения в Пекине», эти два человека были полностью согласны в вопросе развития Пудуна, и Дэн Сяопин выразился предельно ясно: к фразе «развитие Пудуна» должно быть добавлено слово «открытие».
Ван Даохань, ставший свидетелем комментариев Дэн Сяопина по поводу развития Пудуна в 1990 году, вспоминает следующее:
В те годы, начиная примерно с 1984 года, каждый раз, когда товарищ Сяопин приезжал в Шанхай, у нас была возможность задать ему вопрос «в каком направлении движется Шанхай». В то время Чэнь Годун, Ху Лицзяо из Шанхайского муниципального комитета, Хань Чжэи и я из Шанхайского муниципалитета постоянно изучали вопрос «в каком направлении движется Шанхай»? В 1983 и 1984 годах мы начали предлагать идею развития Пудуна, и рассматривали это с точки зрения всего Пудуна в Шанхае. В итоге весной 1990 года, когда товарищ Сяопин приехал в Шанхай, мы представили это мнение товарищу Сяопину. Товарищ Сяопин одобрил эту идею, и сказал, что это давно назрело. В то время у него была одна поговорка, он сказал: «Досадно, что опоздали на пять лет».
Существует много интерпретаций комментария Дэн Сяопина о том, что развитие и открытие Пудуна «опоздало на пять лет»: одна из них говорит, что Дэн Сяопин сам «пересмотрел» ситуацию и что когда он «нарисовал круг»
178 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
для маленькой рыбацкой деревни Шэньчжэнь на юге, он должен был также «нарисовать большой круг» для Пудуна на востоке Шанхая и создать «специальную зону» в Шанхае, и тогда реформа, открытие и экономическое развитие Китая могли быть намного лучше, чем было изначально. Это кажется разумным. Однако шанхайцы полагают, что Шанхай от отличии от Шэньчжэня, играет ведущую роль в экономике Китая и является «предмостным укреплением», где находится шестая часть его финансов, и что «эксперимент со специальной зоной» не может просто так втянуть крупнейший город Китая такой величины в бурю «испытания». Поэтому, хотя в «пятилетнем опоздании» товарища Сяопина ощущается раскаяние, однако речь идет скорее о более свежем понимании и трезвой корректировке опыта «перехода через реку, нащупывая камни». (прим. идти вперёд методом проб и ошибок). Именно это свежее понимание и трезвая корректировка заставили его еще больше убедиться в том, что только реформы, только политика реформ и открытости — это реальный путь развития для Китая. Если реформы будут более интенсивными, экономика Китая будет развиваться быстрее, а уровень жизни людей улучшится, западному миру будет сложнее пошатнуть социалистический и коммунистический режим Китая. Это вторая «версия» того, как большинство людей понимают слова Дэн Сяопина об «опоздании на пять лет».
Опоздание вовсе не существенно, у Шанхая хорошая основа и у вас много талантов. Дельта реки Янцзы имеет хорошие природные условия и легкий транспортный доступ. Эти преимущества должны быть задействованы для развиГЛАВА
I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 179
тия региональной экономики, что приведет к развитию всей страны. Дэн Сяопин всегда возлагал большие надежды на Шанхай.
Праздник весны прошел в мгновение ока, и 13 февраля Дэн Сяопин нужно было вернуться в столицу. Для поездки из отеля на железнодорожную станцию потребовалась машина. Чжу Жунцзи, Хуан Цзюй, Ван Липин и другие руководители города проводили его. Ван Липин, заместитель секретаря горкома, вспоминал: В машине Дэн Сяопин и Чжуо Линь (супруга Сяопина) сидели в первом ряду, а Мао Мао (дочь Дэн) и Чжу Жунцзи — во втором. По дороге Дэн Сяопин повернулся к Чжу Жунцзи и очень серьезно сказал: «Вы выдвинули идею развивать Пудун, и я поддерживаю это».
Чжу Жунцзи был безумно рад этому и поклоном двумя руками выразил благодарность Дэн Сяопину.
Проводив до поезда, прощаясь, Дэн Сяопин крепко сжимая руку Чжу Жунцзи и еще раз повторил: «Вы развивайте Пудун, я одобряю!».
Что касается разговора между Дэн Сяопином и Чжу Жунцзи в поезде, то сам Чжу Жунцзи подробно рассказал об этом в книге «Записи шанхайских выступлений Чжу Жунцзи».
Когда я провожал товарища Сяопина, мы были очень воодушевлены его несколькими словами сказанные в машине. Он сказал: «Я всегда выступал за усиление храбрости. На протяжении последних 10 лет, я выступаю за необходимость открыться и быть более смелым, и в этом нет ничего не страшного, ничего особенного. Поэтому я поддер180
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
живаю вашу идею развития Пудуна». В другом предложении сказал: «Вы слишком поздно начали». Тут же добавилась следующая фраза: «Сейчас это быстрее сделать, шанхайцы обладают светлым умом». Он таже добавил: «Это определенно будет быстрее, чем в Гуандуне».
Товарищ Сяопин также сказал: «Вы можете еще рассказать об этом товарищу Цзян Цзэмину». Я сказал товарищу Сяопином: «Товарищ Цзэминь уехал из Шанхая в Пекин! Нам неудобно часто к нему обращаться.
Говорят, что Дэн Сяопин тогда пообещал: «В таком случае я ему расскажу!»
По словам людей, знакомых с Дэн Сяопином и его семьей, Дэн Сяопин никогда не был многословным, но каждое произнесённое им слово имело большой вес. Всего за несколько дней он несколько раз сказал «я одобряю» развитие Пудуна, что показывает, насколько он в душе ценит и отчётливо видит это дело.
Чжу Жунцзи и шанхайцы прочно закрепили в душе волю и решимость Дэн Сяопина «развивать Пудун».
Вернувшись в Пекин, Дэн Сяопин неоднократно подчеркивал «развитие Пудуна» перед главными руководителями центрального правительства того времени. 17 февраля 1990 года, спустя три дня после возвращения Дэн Сяопина в Пекин, он вместе с руководителями Центрального Комитета в Доме народных собраний (прим. здание китайского парламента) приняли членов комиссии по разработке Основного закона Гонконга. В зале Фуцзянь перед встречей товарищ Цзян Цзэминь и Ли Пэн (прим. премьер Госсовета КНР 1988—1998) ждали прибытия Дэн Сяопина. Чжан Баочжун,
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 181
секретарь охраны Дэн Сяопина, вспоминал ситуацию того времени:
После того, как товарищ Сяопин вошел в зал Фуцзянь, он, первым делом сказал, что нужно вплотную взяться за развития Шанхая и Пудуна. В первой партии при рассмотрении вопроса о развитии приморских городов он сказал, что Шанхай не был включен, что было большим упущением с моей стороны. Почему? Он сказал, что основной причиной рассмотрения приморских городов в то время был фон Гонконга. Принимая во внимание, что прибрежные города имеют такой опыт, считается, что развитие прибрежных районов может стимулировать развитие дельты Жемчужной реки. Шанхай, по его словам, является городом с промышленной базой, научно-технической базой, наукой и технологиями, научно-техническими кадрами, а этап шанхайских рабочих является ведущим. Если удастся развить Шанхай, то можно не только стимулировать развитие дельты реки Янцзы, но и материковой части Китая. Он сказал, что нам не следует терять ни минуты в развитии Пудуна. К тому же с интересом сказал, что товарищ Цзян Цзэминь тоже здесь, но товарищу Цзян Цзэмину нелегко об этом говорить поэтому я сказал это вместо него. Товарищ Цзян Цзэминь рассмеялся и сказал: «Нам нужно как следует взяться за это дело и вплотную взяться за развитие».
Взаимодействие между верхом и низом была завершена, и 26 февраля Шанхай официально представил на рассмотрение в Центральный комитет «Запрос на развитие Пудуна». Казалось бы, на этом все благополучно закончилось, но
182 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Дэн Сяопин, по-прежнему боясь откладывания и задержек, 3 марта пригласил к себе домой генсека Цзян Цзэминя и премьер-министра Ли Пэна для долгой беседы о внутренней и международной ситуации того времени, и разговор зашел о развитии и открытии Пудуна.
Ли Пэн вот так вспоминал этот разговор: Он сказал, что Шанхай имеет свои уникальные преимущества, обладает преимуществами промышленного центра, технологии и особенно превосходство в области высококвалифицированных работников, и если мы хорошо воспользуемся ими, то это станет кратчайшим путём к развитию Китая. Я особенно запомнил его слова, что это кратчайший путь, кратчайший путь к развитию китайской экономики. Он также тактично сказал: «Сейчас, кажется, жалеем, что когда мы создавали четыре специальные экономические зоны в Шэньчжэне и Чжухае, то не включили Шанхай и опоздали на десять лет, и ответственность за это лежит на мне». Он был очень скромным. Мы были глубоко растроганы тронуты его словами. Позже, выйдя от товарища Сяопина, товарищ Цзэминь он обсудил со мной, во-первых, что должны приложить все усилия в этом деле, а кроме этого, принять во внимание ситуацию того времени, то есть, когда многие города по всей стране просили о создании специальных зон, но если их будет слишком много, то они больше не будут специальными. Тогда мы договорились, что Пудун будет называться не специальной зоной, а Новым районом Пудун. Я считаю, что 3 марта 1990 года состоялся решающий разговор в развитии Пудуна».
Воспоминания Ли Пэна — это точный рассказ о решаюГЛАВА
I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 183
щем стратегическом и политическом решении Дэн Сяопина по развитию Пудуна. В то время, когда внутренняя и международная политическая ситуация все еще была крайне неблагоприятной для нашей страны, Дэн Сяопин в своих беседах с Цзян Цзэминем и Ли Пэном сделал особый акцент на том, как разрешить неблагоприятную для нашей страны ситуацию, сказав: «То что мы взялись за Шанхай, например, это даже большая мера. Шанхай — это наш козырь, и поднятие Шанхая — это кратчайший путь». Позже точка фокусировки снова был сделан на конкретном «козыре» — «развитии и открытости Пудуна».
Дэн Сяопин с его превосходной политической дальновидностью коренным образом изменил существующее положение и сказал решающее слово, вытащив козырь «развития и открытости Пудуна», что моментально потрясло мир, что позволило Китаю быстро выбраться из трудностей внутри страны и за рубежом и вернуться на путь большого развития.
Американская газета «Лос-Анджелес таймс» опубликовала статью, в котором говорится.
Западный дипломат в Шанхае, не пожелавший называть себя, сказал, что, по его мнению, Пудун имеет большое значение, поскольку впервые за всю историю центральное правительство намерено в своей стране ввести крупную оффшорную инвестиционную зону в городе, который имеет статус промышленного центра.
Этот дипломат добавил, что он не согласен с недавним высказыванием о том, что развитие Пудуна — это просто набор пустых слов, чтобы представить миру образ рефор184
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
матора. Он сказал: «Я не думаю, что это было придумано для того, чтобы успокоить иностранцев или убедить их в том, что Китай серьезно настроен продолжать открываться внешнему миру». (См. «Лос-Анджелес таймс» от 11 сентября 1990 г.)
Под влиянием Дэн Сяопина центральный комитет немедленно «ускорил» свои решения и действия по развитию и открытию Пудуна.
28 марта Яо Илинь, в то время занимавший должность члена Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК и заместитель премьера Госсовета, получил от Цзян Цзэминя и Ли Пэна поручение возглавить руководителей конторы по делам особых экономических зон госсовета, Государственной комиссии по планированию, Министерства финансов, Центрального банка Китая, Министерства экономики и торговли, Министерства торговли и Банка Китая прибыть в Шанхай для проведения специальных исследований и аргументаций.
На самом деле, за два дня до того, как Яо Илинь во главе своей делегации прибыл в Шанхай — 26 февраля — другой член Постоянного комитета Центрального политбюро, Цяо Ши, также находился в Шанхае. После того, как Чжу Жунцзи доложил Цяо Ши и упонянул о «развитии Пудуна» и пересказал ему слова Дэн Сяопина, сказанные во время Праздника весны в том году, и то что вернувшись в Пекин 17 февраля он встретился с Цзян Цзэминем и Ли Пэном в Доме народных собраний, чтобы поговорить о развитии Пудуна, после чего Ли Пэн попросил Хэ Чуньлиня, заместителя генерального секретаря Госсовета и заведующего конторы по делам
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 185
особых экономических зон госсовета, связаться по телефону с Чжу Жунцзи. Хэ Чуньлинь спросил Чжу Жунцзи: «Есть ли у вас что-нибудь? Чжу Жунцзи на мгновение потерял дар речи и спросил: «Что есть?» Хэ Чуньлинь рассмеялся и сказал: Доклад! Если вы хотите, чтобы ЦК одобрил развитие Пудуна, должно быть что-то подобное, верно? Чжу Жунцзи сразу же отреагировал и тут же сказал: Наш доклад обсуждается уже два или три месяца, но всегда не слишком довольны. Чжу Жунцзи сказал: «Если вы торопитесь, я буду работать сверхурочно сегодня вечером, чтобы отправить его вам».
«Он был изменен в ту ночь и отправлен на следующий день». Об этом упоминается в «Записях шанхайских выступлений Чжу Жунцзи». В день, когда Чжу Жунцзи встретился с Цяо Ши, он сказал ему со всей искренностью: «Теперь мы надеемся укрепить силу решимости Центрального комитета одобрить этот наш доклад. Мы обещаем отдавать все свои силы и энергию, чтобы внести свой вклад в общую ситуацию, чтобы Шанхай действительно мог внести свой должный вклад в национальную шахматную партию (прим. действовать согласованно в интересах всей страны). У нас есть такая решимость». И Чжу Жунцзи сказал необычайно серьезным тоном: хотя я и стар, наша группа относительно молода по возрасту, находится на стадии непрерывного роста и полна энергии. Я верю, что с помощью наших старых товарищей мы все еще сможем это дело выполнить должным образом». Его искренняя заинтересованность в развитии Пудуна и его преданность своей стране очевидны.
Проводив Цяо Ши, мы приветствовали Яо Илиня и десятки других «крупных» чиновников «аргументаций», Чжу
186 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Жунцзи, Хуан Цзю и других руководителей Шанхая и соответствующих ведомств, так сказать, «полный состав операции». Яо Илин и его группа были чрезвычайно серьезны в своих исследованиях и аргументации, рассматривая все аспекты, левые и правые, передние и задние, прошлое и будущее, внутренние и внешние факторы, всё обследовали и изучили вдоль и поперёк. Шанхайская сторона доложила, что только Чжу Жунцзи лично трижды появлялся, и каждый раз «экзаменовался» перед центральным правительством. Конечный итог таков: развитие и открытие Пудуна в Шанхае, как сказал Дэн Сяопин, вполне возможно, вполне необходимо, возможность не должна быть упущена!
Почему Дэн Сяопина называют главный архитектор курса реформ и открытости? Если вы посмотрите на открытие Пудуна, вы поймете истинное значение термина «главный архитектор».
После решающего слова Дэн Сяопина в шанхайском отеле «Западный пригород» действия Пекина ускорились с громовой скоростью, в то время как Шанхай ждал подходящего момента официально объявить о «развитии и открытии Пудуна». Когда? У шанхайского муниципалитета был составлен график: премьер-министр Ли Пэн должен был прибыть в Шанхай с инспекцией с 14 по 18 апреля. Чжу Жунцзи и другие мгновенно отреагировали и спросили Центральный комитет: можем ли мы попросить премьер-министра Ли Пэна объявить об этом, пока он находится в Шанхае?
В Пекине дали согласие.
Что приводит нас к следующему быстрому ритму: с 28
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 187
марта по 8 апреля прибыли в Шанхай Яо Илин и его группа по исследованию и аргументации.
9-го числа Яо Илин и его команда впопыхах вернулись в столицу и быстро отчитались перед премьером Ли Пэном.
На следующий день, 10-го числа, Госсовет провел исполнительное собрание, чтобы изучить и обсудить доклад на специальную тему, сделанный Яо Илином, и изучить каждый из нескольких вопросов по развитию и открытию Пудуна.
12-го числа Цзян Цзэминь возглавил заседание Политбюро и в принципе согласился с представленным Государственным советом планом развития и открытия Пудуна.
14-го числа Ли Пэн начал свою поездку по Шанхаю. В последний день, 18 числа, он присутствовал на праздновании 5-й годовщины основания Shanghai Volkswagen Automotive Co Ltd (прим. совместное предприятие Volkswagen Group и Shanghai Automotive Industry Corporation в Китае), где торжественно объявил всему миру:
Центральный комитет Коммунистической партии Китая и Государственный совет пришли к соглашению о том, что Шанхай должен ускорить развитие района Пудун и реализовать политику зон технико-экономического развития и отдельных специальных экономических зон в Пудуне.
Ли Пэн особо подчеркнул, что для нас это важный этап углубления реформ и расширения открытости. Это крупное событие, имеющее стратегическое значение как для Шанхая, так и для всей страны.
Мир содрогнулся, когда была раскрыта «козыри».
«Китайские реформы и открытость не отступили».
188 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
«Гигантский дракон Востока, запертый на песчаном островке, поднимется вновь».
«Коммунистический режим под управлением Дэн Сяопина не понёс потерь и по-прежнему надёжно контролирует самую густонаселенную страну мира».
Моментально, Шанхай и Пудун превратился во всемирную тему разговора.
Однако подъем страны и процветание родных краёв никогда не могут быть достигнуты одним лозунгом или распоряжением. Развитие и открытие Пудуна пережило такую же сложную и изменчивую непогоду и даже несколько страшных вал и яростных волн (прим. опасные потрясения).
Шанхайцы знают Ли Цзяньэна только как «старого плановика», но мало кто знает, что Ли Цзяньэн — потомок Красной Армии. Окончив Университет Тунцзи в возрасте 21 года, он отправился в Дацинское нефтяное месторождение и проработал на нефтяном фронте более десяти лет, можно сказать, совершал походы и на юге, и на севере страны. В 1975 году по случайной возможности вернулся в Шанхай, после чего был переведен в Бюро городского планирования. Он проделал путь от мелкого проектировщика до крупного специалиста. «Развитие Пудуна также стало важнейшей частью в планировании моей жизни». Ли Цзяньэн сказал: «Самым запоминающимся моментом была возможность лично доложить товарищу Дэн Сяопину о первой плановой модели Пудуна».
Это был китайский Новый год в 1991 году. Ли Цзяньэн сказал: «На самом деле, после объявления о «развитии и открытии Пудуна» в апреле 1990 года, международная полиГЛАВА
I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 189
тическая обстановка в то время все еще была очень неблагоприятной для нас», — говорит Ли Цзяньэн. Внутри страны все ещё велись бурные споры по поводу терминов «капитал» и «общество». Таким образом, это оказало прямое влияние на развитие и открытие Пудуна. Сможем ли мы переломить ситуацию, для этого нам в Шанхае и Пудуне потребуется твердая поддержка и утверждение со стороны центральных органов власти, в особенности товарища Сяопина».
Это было также время, когда Дэн Сяопин проводил свой четвертый подряд китайский Новый год в Шанхае.
«Накануне Нового года нам сообщили, что мы должны быстро подготовить модель планирования развития Пудуна, чтобы отчитаться перед товарищем Сяопином во время китайского Нового года» — сказал Ли Цзяньэн.
28 января 1991 года Дэн Сяопин прибыл в Шанхай специальным поездом из Пекина и снова остановился в отели «Западный пригород».
«В то время мы получили задание от горкома, и директор Ян Чанцзи сразу же разделил обязанности: товарищ Хуан Цифань отвечал за подготовку политики и материалов; я отвечал за описание масштабов чертежа и т.д. В то время все модели были изготовлены нами из пенопласта, и они были размещены в офисе развития на проспекте Пудун, 141, чтобы инвесторы и другие гости повседневно могли их осмотреть. Однако также требуется весь чертеж планирования развития Пудуна, который должен был быть в виде увеличенной фотографии». Ли Цзяньэн сказал: «Сейчас смешно об этом вспоминать, но тогда, в 1991 году как оказалось, в Шанхае не было ни одного другого места, где можно
190 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
было бы увеличить фотографии, кроме фотостудии Ван Кай на Нанкинской улице».
Нам ничего другого не оставалось как обратиться за помощью в фотостудию Ван Кай. Но для этого требовалось присутствие руководителей района, так как эта фотостудия является государственным объектом и принадлежит району Хуанпу». Ли Цзяньэн сказал: «В канун Нового года я и Ян Чанцзи побежали домой к руководителям района Хуанпу, но они в это время справлялись о здоровье старым заслуженного работника, мы прождали два часа, и в конце концов были не в силах больше ждать и позвонили по телефону. Как только они услышали об этом то сразу поддержали меня. На следующий день я отправился в фотостудию Ван Кай с фотографиями в руках».
«А разве сегодня не первый день нового года?». Я посчитал и сказал.
«Да» — сказал Ли Цзяньэн. «В фотостудии оказали нам содействие. Они работали сверхурочно в первый и второй день нового года, чтобы помочь увеличить и подготовить нужные нам фотографии. В те дни я «носился во все стороны». Потому что, с одной стороны, я должен был находиться в постоянном контакте с Ван Липином, генеральным секретарем горкома, и следовать различной инспекции и распоряжениям сверху, а с другой стороны, я должен был руководить несколькими людьми, чтобы перевезти модели с Пудуна в отель «Новый Цзиньцзян»».
«Разве товарищ Сяопин не остановился в отеле «Западный пригород»?»
«Но нам сообщили сверху, что представление доклаГЛАВА
I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 191
дов запланировано в отеле «Новый Цзиньцзян» — сказал Ли Цзяньэн. «Те из нас, кто занимается подготовительной работой, сначала поместили модели и прочее в определенное место в отеле. Вечером третьего дня город официально уведомил, о том что утром четвертого дня мы должны отчитаться перед товарищем Сяопином».
«Я прибыл в «Новый Цзиньцзян» рано утром на четвертый день». У Ли Цзяньэна были особые воспоминания об этом дне: «В тот день было так солнечно!». Особым тоном сказал крупный проектировщик Шанхайской набережной, который был не очень силён в модифицикации речи.
Солнечный день ранней весны в Шанхае приветствовал главного архитектора политики реформ и открытости Дэн Сяопина, который на шанхайской набережной вновь запустил скользящий по лицу весенний ветерок.
В этот день отель «Новый Цзиньцзян» был особенно красив и праздничен. По прибытии Дэн Сяопин и его партия в сопровождении Чжу Жунцзи и других поднялись на лифте с первого этажа прямо на смотровую площадку на верхнем этаже, а затем поднялись на лифте на один этаж выше во вращающийся ресторан на 41-м этаже. Ресторан в то время был самым большим вращающимся рестораном на Дальнем Востоке, его высота составляла 9 метров, а диаметр — 40 метров, в нем было 424 места. Это идеальное место, где можно собраться на банкет, дегустировать чай и насладиться захватывающим видом на облака, звезды и город Шэньчэн (прим. другое название Шанхая). Это место заставляет человеческие сердца предаваться мечтам.
«Мы наблюдали за тем, как товарищ Сяопин с бодрым
192 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
и воодушевленным видом быстрыми шагами спускался по лестнице. Сзади него шли Ян Шанкунь и члены его семьи, и сопровождающие лица». Ли Цзяньэн сказал: «Сяо Пин сидел лицом к стеклянному фасаду вращающегося ресторана, а перед ним стоял большой круглый стол с моделью Пудуна, которую мы подготовили, и две большие фотографии, карта Шанхая и карта Пудуна, которые я увеличил, когда ходил в фотостудию Ван Кай. Презентацию товарищу Сяопину сделали сидевшие рядом с ним товарищи Чжу Жунцзи и Ни Тяньцзэн».
Ли Цзяньэн, который беседовал со мной почти три часа, вдруг резко сменил свой шанхайский «путунхуа» и вдруг заговорил с выученным сычуаньским акцентом Сяопина: «В тот день я услышал, как товарищ Сяопин сказал: «Я несу ответственность за позднее развитие Пудуна, и я должен его пересмотреть. Если бы это было сделано чуть раньше».
Кто бы мог подумать, что Ли Цзяньэн, интеллигентный человек, в 77-летнем возрасте сможет так точно выучить, и это заставило меня хохотать до упаду. «Выступление Сяопина было таким впечатляющим и вдохновляющим!» — пояснил он.
В этот день во вращающемся ресторане отеля «Новый Цзиньцзян» Дэн Сяопин, слушая доклад и пристальный осматривая два берега реки Пуцзян, по-прежнему командуя могучим войском и сражаясь на поле боя за освобождение Китая, еще раз вложив всю душу промолвил: «Четыре особые экономические зоны были определены в том году, в основном из географических соображений. Шэньчжэнь граничил с Гонконгом, Чжухай был рядом с Макао, Шаньтоу — потому
ГЛАВА I ЗАНАВЕС ИСТОРИИ ПОДНЯЛСЯ ТАК 193
что в странах Юго-Восточной Азии было много людей из Чаочжоу, а Сямэнь — потому что много людей из южной части провинции Фуцзянь занимались торговлей в зарубежных странах, однако при этом упустили из виду преимущества Шанхая в плане высококвалифицированных кадров. Шанхайцы — умные люди с хорошими качествами, и если бы тогда было установлено, что в Шанхае также будет особая экономическая зона, то сейчас не было бы такой ситуации. Среди четырнадцати открытых приморских городов есть и Шанхай, но это приведение к одному шаблону. Было бы лучше, если бы Пудун, на подобии специальной экономической зоны Шэньчжэнь, начали развивать несколько лет назад. Развитие Пудуна окажет большое влияние не только на Пудун, но и на развитие Шанхая и использование Шанхая в качестве базы для развития бассейна реки Янцзы и дельты реки Янцзы.
В этот день были также произнесены «золотые слова», которые, как космический луч, раз и навсегда озарили землю Пудуна — «крепко ухватитесь за развитие Пудуна, не дрогните, пока оно не будет завершено».
Это и был Дэн Сяопин. Воля и стремление, идеалы и стратегии, ожидания и надежды на «развитие и открытие Пудуна», которые лелеял в сердце народный лидер и главный архитектор китайской политики реформы и открытости.
Когда его взор снова устремился к Пудуну, в этом невозмутимом взгляде, казалось, появилось еще несколько далеких эмоций. Было ли это напоминанием о незнакомом месте на противоположной стороне набережной, который он проглядел, когда покинул порт Хуанпу на французском
194 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
круизном лайнере Andre Lebom 11 сентября 1920 года, 70 лет назад? Возможно. Возможно, он снова услышал боевую песню марша в поисках истины.
О, впереди показался свет маяка,
Освещающий ей путь
Изначально в этой непроглядной тьме океана зла
Там, где есть опасность
Начинается свет ......
Путь развития и открытия Пудуна под руководством великого кормчего начался с неудержимой силой и рассекал все волны.
ГЛАВА II
ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ
Следует повернуть стрелки часов на апрель 1990 года, когда временно исполняющий обязанности премьера Госсовета Ли Пэн объявил о решении «развивать Пудун».
На правом берегу Янцзы в апреле повсюду росли зеленые ивы и цветы, весна была в полном ходу. В апреле этого года после одного весеннего дождя Шанхай как будто полностью сменил свое одеяние, стал особенно чистым, оживленным и охваченным радостным волнением. 19 числа, проводив Ли Пэна, Кан Шиэна, Пэн Чуна, Цзоу Цзяхуа, Гу Му, Хань Гуана и других руководителей ЦК, Чжу Жунцзи тут же созвал собрание постоянных членов горкома и муниципалитета.
Атмосферу собрания можно назвать на редкость волнительной и строгой. Чжу Жунцзи с присущим ему смелым и решительным стилем работы наставлял: «Развитие и открытие Пудуна — сейчас является не просто словами, решение ЦК уже объявлено, и весь мир следит за нами. Что же нам делать? Стоять дальше здесь в Пуси с поднятыми руками и выкрикивать лозунги уже нельзя, нужно пересечь реку и сказать всему миру, что нам снова нужно совершить большое дело!
196 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Для того, чтобы совершить большое дело должны быть средства и люди! Людей мы распределим сами. Откуда взять деньги? Опустошать свои карманы в целом не получится, поэтому нужно отыскивать иностранные инвестиции. Хочешь отыскать иностранные средства, нужно иметь привлекательность! Какую привлекательность? Льготная политика! За эти два дела благодарим товарища Хуан Цзюй и его несколько дней усилий. Перед 1 мая нам нужно от имени городского муниципалитета открыть Пудунскую пресс-конференцию, чтобы весь мир узнал, что наш Шанхай будет делать большое дело в соответствии с духом ЦК и чтобы друзья со всего мира приезжали и помогали! После 1 мая мы пересечем реку и будем звать, трубить в рог о развитии Пудуна!»
Чжу Жунцзи просто такой человек — определив однажды направление и цель, его долг не позволяет ему оглядываться назад и он будет двигаться до конца! Как он говорил преподавателям и студентам Фуданьского университета два года назад, приехав работать в Шанхай «я искренне поклялся оживить Шанхай». В это путешествие по развитию Пудуна он также отправился с горячим и искренним сердцем.
30 апреля 1990 года Народное правительство Шанхая созвало первую пресс-конференцию по развитию Пудуна. Чжу Жунцзи лично объявил иностранным журналистам: об учреждении руководящей группы по развитию Пудуна в городе Шанхае, которую возглавит заместитель секретаря горкома и заместитель мэра товарищ Хуан Цзюй, а заместители мэра Гу Чуаньсюнь и Ни Тяньцзен станут его заместиГЛАВА
II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 197
телями, в состав войдет канцелярия по развитию Пудуна и исследовательский институт по планированию и проектированию развития Пудуна. Вместе с этим он попросил Хуан Цзюя объявить о согласии Госсовета на применение муниципалитетом Шанхая 10 пунктов и мер по льготной политике в Пудуне.
«10 пунктов по льготной политике» для развития Пудуна, объявленные Хуан Цзюем, в основном включали:
1.Для внутрирайонных производственных предприятий «трех видов финансирования» все полученные налоговые вычеты считаются по 15% ставке; для действующих предприятий больше 10 лет, начиная с прибыльного года, два года освобождение от налогов, три года сокращение налогов вполовину;
2.Импортируемые средства, такие как техническое оборудование, автомобили, стройматериалы, необходимые для строительства в районе развития Пудуна, освобождаются от таможенных пошлин и единого торгово-промышленного налога. Импортируемое внутрирайонными предприятиями «трех видов финансирования» оборудование, сырьевые и вспомогательные материалы, транспортировочные средства, канцелярские товары для личного пользования и иностранные предметы домашнего обихода, транспортные средства освобождаются от таможенных пошлин и единого торгово-промышленного налога. Все, что соответствует утвержденной государством экспортной продукции, освобождается от таможенных пошлин и единого торгово-промышленного налога.
3.Производственные проекты, финансируемые
198 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
иностранными предпринимателями, должны быть ориентированы на экспорт продукции; некоторые импортно-замещающие товары могут реализовываться на внутреннем рынке после утверждения с компетентным ведомством и уплаты таможенных пошлин и единого торгово-промышленного налога.
4. Иностранным предпринимателям на территории района разрешено инвестировать в строительство энергетических и транспортных объектов, таких как аэропорты, порты, железные дороги, автомагистрали и электростанции. Начиная с прибыльного года, на первые пять лет они будут освобождены от подоходного налога, а в следующие пять лет он будет сокращен вполовину.
5.Иностранным предпринимателям на территории района разрешается развивать третичные сферы. В сфере финансов, розничной торговли товарами и других отраслей, деятельность которых запрещена или ограничена действующими правилами, после получения разрешения они могут быть введены в экспериментальном порядке в новом районе Пудун.
6.Иностранным предпринимателям разрешено в Шанхае, включая новый район Пудун, учреждать дополнительные иностранные банки. Для этого необходимо сначала открыть финансовую компанию, затем в соответствии с реальными потребностями развития Пудуна разрешено некоторым иностранным банкам открыть свои филиалы. Вместе с этим следует понизить ставку подоходного налога иностранного банка, а также применить дифференцированный тариф для разных операций. Чтобы обеспечить
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 199
обычную работу иностранных банков, в Шанхае немедленно будет издан соответствующий указ.
7.На территории бондовой зоны района Пудун иностранным торговым организациям разрешено заниматься транзитной торговлей, а также выступать агентами для предприятий с иностранным капиталом по операциям, связанным с импортом сырья и запчастей, используемых для своего производства, и экспортом готовой продукции. Основному руководящему штату на территории зоны свободной торговли могут быть выданы паспорта многократного въезда и выезда, чтобы обеспечить удобство при въезде и выезде.
8.Для китайских предприятий на территории района, включая предприятия из других регионов внутри страны будет реализовываться курс дифференцированного подхода в соответствии с производственной политикой нового района Пудун. Предприятия, которые соответствуют производственной политике, благоприятствуют развитию и открытию Пудуна, могут быть также рассмотрены для освобождения или сокращения подоходного налога.
9. В районе реализуется политика передачи прав землепользования с компенсацией на срок от 50 до 70 лет, иностранные предприниматели могут подряжать земельные участки по частям.
10. Для ускорения развития района Пудун и обеспечить необходимую инфраструктуру для развития и инвестирования, новые финансовые поступления в район Пудун будут использованы для дальнейшего развития нового района.
Льготная политика, вкратце называемая «10 правил
200 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Пудуна», вскоре после трансляции вечером того дня и публикации в газетах на следующий день разнеслась по всему Шанхаю, Китаю и всему миру.
«Пудун действительно будет развиваться!»
«Это будет лучше, чем специальная зона в Шеньчжене…»
«Правда? Еще лучше, чем в Шеньчжене?»
«Конечно. ЦК утвердил условия!»
«Как хорошо! Завтра же поеду за реку! Нет, сегодня же вечером поеду…»
Говорят, что 1 мая в этом году в пристани 16-го объединения магазинов Вайтаня людей на пароме было в два раза больше, чем обычно.
Говорят, 1 мая было трудно достать билеты на самолет из Гонконга в Шанхайский Хунцяо. Кто-то узнавал у Лян Чжэньина, «старого шанхайца», почему так. Лян посмеялся и только сказал: «Пудун будет измениться!»
Номер «141», день первый– 3 мая
Все шанхайцы знают, что 3 мая 1990 года — это день открытия порта нового Пудуна или «день его рождения». Потому что в этот день Чжу Жунцзи, Хуан Цзюй и другие руководители лично пересекли реку Хуанпу и перед двухэтажным маленьким зданием установили две таблички:
Канцелярия Народного Правительства г. Шанхая по развитию Пудуна
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 201
Шанхайский проектно-исследовательский институт планирования развития Пудуна
Все жители Пудуна знают, что «Пудунский проспект, 141» — это адрес канцелярии Народного Правительства г. Шанхая по развитию Пудуна (далее — «Канцелярия по развитию Пудуна»). Этот «номер 141» сейчас является «Музейным массивом по развитию Пудуна». А в те бурные и горячие годы строительства Пудуна, он всегда был «передовым центром командования» развитием Пудуна. Это маленькое двухэтажное здание — очень простенькое, внутреннее убранство еще проще, однако именно это место, как пылающий факел, освещающий новый великий исторический путь Шанхая, который в свое время согрел и вдохновил столько шанхайцев на ожидания о новом подъеме Шанхая, очередное возрождение «Восточного Парижа» и обращения взглядов надежды всего мира на реку Хуанпу!
Да, хоть простой «Пудунский проспект, 141» не может сравниться по красоте и возвышенностью с «иностранными строениями» Вайтаня, а также небоскребами финансового района Луцзяцзуй, но никто не может отрицать достаточный авторитет «номера 141». Рассуждая о важности и отличиях любых зданий на набережной Шанхая, «номер 141» относится к философии и высокому мастерству, остальные могут быть максимум считаться «грамотными» и «ремесленниками».
«141» — очень просто, обыденно, даже не счастливое число, не содержит особых символов богатства. Но жители Шанхая сказали мне, что это подразумевает предпринимательский дух, дух предприимчивости и практический
202 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
дух жителей Шанхая в осуществлении политики реформ и открытости центрального правительства. «Раз есть раз, два есть два» — вот так шанахйцы делают дела!
Вот так, оказывается.
«Раз есть раз, два есть два». В тот год прошло всего 28 лет с тех пор, как Мао Цзэдун руководил Коммунистической партией Китая, изгнал империализм, сверг трех главных врагов старого Китая, образовал Новый Китай. Разве не опирался он на реальном подходе «раз есть раз, два есть два», сочетании марксизма с конкретными практиками китайской революции»?
«Раз есть раз, два есть два». 40 лет назад главный проектировщик Дэн Сяопин руководил политикой реформ и открытости, шел по пути общества средней зажиточности. Разве он тоже не опирался на методы социализма с китайской спецификой «раз есть раз, два есть два», сочетании марксизма с практикой китайской революции»?
Раз есть раз, два есть два, как мы, шанхайцы, говорим, это просто делать дело, четко и размеренно, не сбиваясь с пути.
«Развитие и открытие Пудуна следует «правилам», идеям и направлениям, установленным Дэн Сяопином, и превращает его в финансовый и торгово-экономический центр с мировым влиянием, а также лидера развития экономики в дельте реки Янцзы...» — так шанхайский товарищ мне это представил.
Не успели глазом моргнуть, как будто только вчера случилось, маленькое здание под «номером 141» никак не изменилось, оно по-прежнему той формы, по-прежнему
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 203
двухэтажное, по-прежнему стоит на « Пудунском проспекте», но оно давно хранит в себе другой прекрасный фантастический мир.
Но я заметил, многие люди, стоя перед зданием «номер 141», с глубокими чувствами глядят на него, рассматривают снизу доверху и даже слегка гладят его…
Я чувствую, что «номер 141» в душах «пудунцев» — этих создателей «восточных чудес» и «китайских чудес» — уже закрепил свое идеальное святое место и является факелом, которым разгорается вместе с их жизнями.
Не знаю почему, но когда я стоял тогда перед двухэтажным маленьким зданием на «Пудунском проспекте, 141», смотрел на громадное изображение Дэн Сяопина и его высказывание рядом — «Нужно крепко взяться за развитие Пудуна, без колебаний, вплоть до полной реализации» — невольно вспомнил месте 1 съезда КПК на улице Хуанпи, 374, по ту сторону реки Хуанпу (бывшая Французская концессия, Ванчжи, Нью-Дели, 106). Это здание в стиле шикумэнь (шикумэнь — архитектурный стиль жилых домов в Шанхае, распространённый в 19 веке — прим.пер.), которое потом изменит следующие 100 лет истории Китая и даже будет влиять на весь мир в 20 и 21 веках, тоже двухэтажное… Возможно, шанхайцы сами никогда не думали, может, эти два здания из абсолютно разных эпох, стоящих по обе стороны реки Хуанпу и имеющих «двухэтажность» и «номер 1…», в потустороннем мире как-то непременно связаны? Есть ли у этого глубокое значение, что люди из КПК всегда имели такие моральные качества, как искренность, практичность и реалистичность, когда раз есть раз,
204 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
а два есть два, таким образом спасали и создавали государство?
Одно можно сказать наверняка: двухэтажное здание на Ванчжи лу, 106 в районе Пуси, сейчас стало красной святыней и является местом ежедневного паломничества и поклонения приверженцев коммунизма со всего мира. Я также верю, что по мере того, как политика реформ и открытости непрерывно ведет Китай к прекрасному будущему и великая страна становится все более процветающей, двухэтажное здание на «Пудунском проспекте, 141», несомненно, станет центральным символом на пути Китая к процветанию и мировой арене, а также навсегда будет частью нового золотого Вайтаня...
«Обязательно будет так, потому что они являются исходной точкой создания чудес руками членов КПК в разные периоды», — первый ответственный за канцелярию развития Пудуна Ша Линь тоже так утверждает.
«Время, как вспышка. Возможно, 100 лет для реки Хуанпу — это усилия одного мгновения, но мы, люди, вероятно считаем, что оно очень долгое. С момента образования Китайской коммунистической партии и до нынешних дней тоже прошло почти 100 лет, однако спустя несколько десятилетий мы до сих пор не разобрались с некоторыми событиями 1 съезда. Развитию Пудуна на сегодня 28 лет, для нас как участников и свидетелей это почти, как мгновение. А что будет через 100 лет?» — этот цветущий и бодрый в те года «мистер Пудун» (в годы развития Пудуна многие иностранцы не могли выговорить имена китайских чиновников, поэтому звали Ша Линя и других «мистер Пудун»),
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 205
60 лет назад талантливый выпускник Пекинского университета, а сегодня 82-летний, вздыхая, задает мне этот вопрос. На самом деле я знаю, что больше обращается к себе и беспощадно утекающему времени.
«Глядя на Пудун сегодня, несомненно важно сколько налогов было оплачено государству, сколько зданий было построено, однако возможно еще более важно было четко и понятно зафиксировать каждый момент тяжелых лет развития Пудуна». Ша Линь искренне и растроганно говорит: «Мы в то время ни о чем не думали, всей душой переживали за слова Дэн Сяопина «Нужно крепко взяться за развитие Пудуна, без колебаний, вплоть до полной реализации», пораньше превратить Пудун в лучшее место на земле. В любое время, с любой нагрузкой никогда не колебались и не изменяли этому изначальному стремлению, поэтому мы видим сегодняшний Пудун…»
Потом «старейшина развития Пудуна» принял пост заместителя мэра Шанхая и заместителя руководителя городского собрания народных представителей. В тот день, услышав, что мне нужно взять интервью у него, я в одиночку, взяв огромную сумку с материалами, отправился из дома в место расположения союза писателей г. Шанхая. Положив перед собой монументальный альбом «Ша Линь: пережитое открытие Пудуна миру», я был глубоко тронут и увлечен. Он на обложке альбома и он на сотнях фотографий внутри преисполнили меня искренним и глубоким уважением к «старейшине развития Пудуна».
«Товарищ Ша Линь использовал свой опыт, все увиденное, услышанное, обдуманное и осознанное, чтобы живо
206 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
воссоздать для нас процесс развития и открытия шанхайского Пудуна, кратко описав историю политики реформ и открытия, бушующую в 90-е годы прошлого века. Если закрыть книгу и подумать, то можно еще больше осознать, что решение ЦК КПК о реализации стратегии развития и открытия Пудуна является ключевым шагом для непреклонного следования по пути социализма с китайской спецификой и ускорения политики реформ и открытости. Сегодняшнее развитое положение Китая, сегодняшние исторические перемены в Шанхае в полной мере доказывают, что политика реформ и открытости является ключевым методом в развитии социализма с китайской спецификой». Этот альбом был составлен и опубликован самим старым Ша Линем. В открытом введении написано «предисловие» от члена Постоянного комитета Политбюро ЦК и бывшего секретаря Шанхая Хан Чжэна.
Как и со многими другими заслуженными людьми в «развитии Пудуна», я не был знаком и не слышал о господине Ша. Но в самом начале альбома я прочитал описание «своего близкого друга» от всем нам знакомого бывшего зампредседателя Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая и декана Китайской академии инженерных наук Сюй Куанди:
Товарищ Ша Линь — мой ровесник, имеет очень похожий со мной опыт. Мы оба в середине 50-х приехали в Пекин учиться, оба остались потом работать при университете. Потом мы были переведены в Шанхай в связи с тем, что муж и жена разошлись, и мы продолжили преподавать в университете (он в Фуданьском, а я в Шанхайском полиГЛАВА
II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 207
техническом), но до начала 90-х оба друг друга не знали. В то время он был сначала переведен на должность заместителя главы горкома по науке и технике, потом заместители управляющего офиса развития Пудуна. А я в 90-х был руководителем управления по делам высшего образования, отсюда начал получать контакты на разного рода собраниях и после них. Однако говоря о настоящем сближении, знакомстве друг с другом, то это все же произошло в период со 2 по 27 апреля 1991 года, когда мы с утра до вечера проводили вместе в поездке по шести городам Европы, будучи в группе, которую возглавил мэр Чжу Жунцзи. Основной целью визита шанхайской делегации было заявить странам Западной Европы, что, несмотря на политические потрясения 1989 года, Китай по-прежнему будет придерживаться курса политики реформ и открытости, особенно открытости шанхайского Пудуна. Более того, ключевым моментом переговоров и связей в этот визит, нисколько не преувеличивая, являлось «говорить на каждой встрече, каждый должен говорить». Когда дело доходит до темы развития Пудуна, товарищ Жунцзи обычно начинает с основной сути и юмора, затем товарищ Ша Линь произносит воодушевляющую речь о плане развития Пудуна и политике, а товарищ Жунцзи очень внимательно слушает и то и дела наблюдает за реакцией аудитории. Помню, как впервые в Ассоциации работодателей Франции (равнозначно «Торговой палате Франции») товарищ Ша Линь в своей речи упомянул «бондовую зону» Вайгаоцяо, в зрительном зале аудитория начала перешептываться, не понимая значения слова «бондовая». Мэр Чжу (когда наконец прибыли с визитом в последнюю
208 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
страну — Германию — в Китае объявили о назначении товарища Чжу Жунцзи на должность заместителя премьера Госсовета), взяв микрофон, на английском громко сказал, что это «зона свободной торговли», в зрительном зале аплодировали. После встречи, вернувшись в отель, во время обеда он снова уведомил всех: «Китайское название «специальная зона Вайгаоцяо» не нужно менять, оно одобрено ЦК, но вовне устно можно распространять или продвигать название «зона свободной торговли», так будет людям понятнее. Вспоминая те три недели, конечно, самым занятым был товарищ Чжу Жунцзи, после него Ша Линь. Все из-за горячей темы Пудуна, будь то презентация или банкетный разговор, вокруг него всегда были иностранные предприниматели и друзья из СМИ. Я же, начальник управления по делам высшего образования, наоборот, был относительно беззаботным, тогда начал заниматься непрофессиональной фото и видео съемкой делегации. Во время визита государственные лидеры иногда встречались с товарищем Жунцзи и послом в небольшой группе. Тогда у членов нашей делегации мог быть перерыв в 2-3 часа, и мы вдвоем, пользуясь случаем, гуляли по улицам, осматривали зарубежные пейзажи, ходили и разговаривали, еще остались совместные фотографии из Мюнхена, Амстердама, Гамбурга и других городов. Таким образом, двое людей познакомились, узнали друг друга и стали близкими друзьями, у которых нет друг от друга секретов.
Это описание выше от Сюй Куанди, на самом деле, отображает картину того, как в процессе развития Пудуна стимулировали смело продвигаться вперед и вдохновляли
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 209
умы.
«Во второй половине дня 30 апреля того года, когда я встречал зарубежных гостей в отели «Новый Цзиньцзян», ко мне вдруг поспешно подошел менеджер, сказал, что позвонили из горкома и попросили меня в 13:30 прибыть в офис к занимавшему тогда должность заместителя секретаря горкома и заместителя мэра по общим делам Хуан Цзюю. Я взглянул на часы — уже больше часа! Что за срочное дело? — Ша постоянно говорит, — в то время я еще считался полным жизни и энергии, освободился и побежал в горком. Не останавливаясь, я добрался до офиса товарища Хуан Цзюя почти в два часа. Как вошел в комнату, товарищ Хуан Цзюй тут же сказал, что товарищ Чжу Жунцзи попросил его передать, что решено отправить меня развивать Пудун! Тогда услыхав это, я тут почувствовал, что это очень внезапно, даже не думал о таком. И мгновенно снова подумал, что сам я являюсь экспертом, которого одним из первых отправили в США учиться целых 3 года после реализации политики реформ и открытости. В 1986 году после того, как Цзян Цзэминь стал мэром Шанхая, когда меня назначили заместителем руководителя шанхайского комитета по науке и технике, спустя недолгое время снова отправили в США учиться почти на два года. Эти два обучения оказали огромное влияние на мою жизнь, особенно последний раз, когда как высшие должностные лица, отправленные страной, мы могли отправиться почти на любое крупное предприятие, крупную компанию США, чтобы учиться, практиковаться и осматривать. Тогда со всей страны было отправлено 30 человек. В 1989 году, вернувшись в Китай перед Днем обра210
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
зования КНР, премьер-министр Ли Пэн лично меня встретил и первым вопросом его было: «Все ли приехали?» Видно, какую большую надежду страна возлагает на нас, отправляя учиться. Подумав об этом, у меня пропали все сомнения. Вдруг все тело загорелось энтузиазмом, и возникло ощущение желания попробовать выйти на поле боя. В то время Хуан Цзюй должен был вскоре участвовать в пресс-конференции по развитию Пудуна. Он сказал, что я изначально должен был принимать участие, встал и позвал меня следовать за ним. В это время я вдруг кое о чем подумал и спросил его: «Я ничего не знаю о Пудуне, у вас есть под рукой соответствующие материалы?» Не говоря ни слова, Хуан Цзюй взял стопку материалов со своего стола, сказал: «Ты пока возьми!» В конце добавил: «Завтра иди к Ни Тяньцзэну, обсудите с ним церемонию открытия после 1 мая.
«Все это утверждено организацией, всего это заняло не более 20 минут, и судьба моей второй половины жизни вот так вытолкнута на «поле боя развития Пудуна»… Это было так внезапно, хорошее дело так быстро пришло, что привело в эйфорию, всю ночь не мог сомкнуть глаз». Вспоминая события того года, на его лице появляется гордая улыбка.
Ночью 30 апреля на самом деле был еще один человек, который не мог спать. Этот человек совершенно «случайно» был вытолкнут на поле боя «развития Пудуна». Его имя Ян Чанцзи. Ему тогда было 58 лет, его должность была: первый заместитель Генсекретаря и руководитель аппарата Народного правительства провинции Хэнань. В период, когда Чжу Жунцзи вступил в должность заместителя премьер-министра и премьер-министра, Ян Чанцзи одно время внешние
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 211
круги звали «старым напарником» Чжу Жунцзи, он занимал посты замдиректора производственного офиса Госсовета, замдиректора торгово-экономического офиса и заместителя управляющего комитета Госкомитета по экономике и торговле, главный руководитель Китайского объединения «Чайна Юником».
«30 апреля 1990 года я поехал в командировку в Шанхай, в доме у Чжу Жунцзи просидел около 4 часов, обсуждая открытие и развитие Пудуна, потом давний руководитель Шанхая второй секретарь провинциального комитета КПК Хэнаня товарищ Ху Лицзяо твердо порекомендовал, чтобы я перевелся с должности первый заместитель Генсекретаря Народного правительства провинции Хэнань в Шанхай и занялся развитием Пудуна. 15 мая я прибыл в канцелярию по развитию Пудуна» — так Ян Чанцзи вспоминает процесс своего прибытия в Пудун.
30 апреля 1990 года — это день, когда Шанхай от имени Народного правительства опубликовал новость о развитии Пудуна. Пресс-конференция состоялась во второй половине дня. Утром Чжу Жунцзи, который ежедневно был занят многочисленными важными делами, должен был решать партийные и государственные вопросы. Поэтому у него только вечером было время вести «4-часовые» беседы дома с Ян Цанцзи. Тема обсуждений: развитие и открытие Пудуна. Судя по времени и содержанию разговора, именно в этот день Чжу Жунцзи договорился с Ян Чанцзи: «Тебе нужно вернуться в Шанхай и помочь мне развивать Пудун!» Ян Чанцзи непременно согласился. Иначе как бы Ху Лицзяо твердо ни рекомендовал, не было бы смысла. «В то время
212 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
я думал больше всего о том, что мне уже 58 лет, до 60 лет остается всего более 700 дней» — Ян Чанцзи так говорит о «активных мыслях» того времени.
Это также соответствовало тому, почему Хуан Цзюй, когда приходил к Ша Линю для разговоров определял его как «директора канцелярии по развитию Пудуна», но не давал официального приказа о назначении. Оказывается, в это время появился Ян Чанцзи.
На самом деле Ян Чанцзи тоже шанхаец, просто он по работе жил в Хэнане, ничуть не плох для должности «директора канцелярии по развитию Пудуна». К тому же, до ему до пенсии осталось около 700 дней, что тут мучиться?
Вот такая удивительная судьба. За одну ночь «развитие Пудуна» изменило много жизней. Когда Ян Чанцзи не спал после того, как вернулся от Чжу Жунцзи, еще один «шанхаец» Ша Линь еще больше мучился от бессонницы. Тогда он не знал, что есть такой человек, как «Ян Чанцзи» и это дело. Он знал только, что утром Хуан Цзюй уже от имени организации скажет ему немедленно явиться в Пудун, чтобы начать открытие канцелярии по развитию. Секретарь горкома и мэр города Чжу Жунцзи еще на послеобеденной пресс-конференции публично объявил его должность как «директор канцелярии по развитию».
«В тот день я правда был очень взволнован! Не мог спать всю ночь», — сказал мне 82-летний пожилой господин Ша Линь. В год окончания Пекинского университета он остался работать в университете на должности секретаря ячейки партии при факультете полупроводников. В 1964 году участвовал в движении «Четырёх чисток» (прим. (1963-
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 213
1966 г.), общенациональное движение чисток в политике, экономике, организации и идеологии). В 1974 году вернулся в Шанхай, работал преподавателем на факультете физики в Фуданьском университете, занимался масштабными интегральными схемами. «То есть потом развитое в разработку микрочипов». Ша Линь говорит: «Я потому был очень взволнован известием о том, что мне нужно ехать в Пудун, что в то время Шанхай под влиянием плановой экономики становился все более под давлением. Такие регионы, как Гуандун, Чжэцзян быстро поднялись, наш Шанхай отставал. Он не только не был на передовой политики реформ и открытия, а был настоящим задним двором. Поэтому, когда я услышал, что буду участвовать в развитии Пудуна, еще и в первом отряде первопроходцев, разве я мог не волноваться? Я настолько переживал, что проснулся среди ночи, чтобы написать «клятву»…
«1 мая около 3 часов ночи, я правда не мог уснуть, в последнем блокноте написал 4 слова: «вклад, освоение, честность, реализм».
Ниже записал свои впечатления:
— задача многосложная, ответственность огромная, сколько может быть схваток в жизни, посвятить ей эту жизнь — оправданно.
— страдания, предпринимательство, борьба, Пудун требует от каждого упорного труда, всеобщего вклада, готовым к прокладыванию дорог и поднятию целины.
— политика реформ и открытости в Пудуне — это великое стратегическое решение товарища Дэн Сяопина, которое обязательно нужно выполнить! Развитие Пудуна
214 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
— особенность Шанхая, новая модель. Широкие рамки, утверждена большая политика, нужно осваиваться в инновациях, творить.
— новое дело нужно делать по-новому, нужно ускоренно двигаться вперед, быть последовательным, иметь дисциплину, средства должны быть современными, организация должна быть спокойной.
— нужно основываться на фактах, проект большой, временной охват большой, нужно воевать, координируя действия, стремиться к получению поддержки, формировать объединенные силы.
На второй день — то есть 1 мая, Ша Линь прибыл к заместителю мэра Ни Тяньцзэн, который сказал ему: «Твоя первоочередная задача сейчас — 3 мая позаботиться о церемонии открытия, укомплектовании и официальном начале работы первой партии сотрудников в офисе развития. Конкретные задачи свяжите с заместителем секретаря муниципалитета Ся Кэцян.
Ша Линь повернул голову в поисках Ся Кэцяна. Заместитель генерального секретаря Ся Кэцян — известный и способный человек в муниципалитете, какое бы дело ни возникло он всегда все выполняет до конца. «Старина Ша, уже для тебя дом нашли, за несколько дней люди сделают там простой ремонт. Это здание 141 — новый адрес, обычным людям найти его нелегко. Завтра возьми несколько человек и на входе в туннель на улице Яньань в Пуси и выходе из туннеля в Пудуне, на дороге в видном месте, повесьте несколько указателей, чтобы если люди приедут к вам, просто так слонялись в поисках места…»
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 215
«Хорошо. Это работа по моим обязанностям!» — подумал Ша Линь, человек действительно достоин быть генеральным секретарем муниципалитета, что бы ни было — все тщательно обдумывает. Сейчас «руководитель офиса развития», пусть теперь весь Шанхай, весь Китай и весь мир узнает наш «офис развитие в Пудуне». Я главное ответственное лицо.
2 числа Ша Линь взял несколько ребят, которые понесли на плечах несколько наскоро изготовленные указатели, где на зеленом фоне белыми иероглифами на китайском написано «Офис развития шанхайского Пудуна» и «Исследовательский институт по планированию и проектированию развития Пудуна». Пришли к выходу туннеля на улице Яньань в Пуцзяне и прочно установили эти знаки на цементных столбах от 500 до 700 метров от «Пудунского проспекта, 141». Эти вывески большие и бросаются в глаза. Когда мы еще только забивали гвозди, вокруг собралось много людей, которые с энтузиазмом обсуждали «развитие Пудуна», как будто завтра уже свершится радостное событие. Впоследствии эти знаки еще висели там много лет! Они в свое время вдохновили много воодушевленной молодежи и иностранных предпринимателей посвятить себя и свои инвестиции страстному делу развития Пудуна», — говорит Ша Линь.
«И когда я впервые увидел маленькое здание «Номер 141», я был необычайно взволнован и очень переживал. Потому что хоть я и не мог представить, что будущие 10 лет благодаря этому зданию Пудун станет местом, к которому будут прикованы взгляды всего мира, но внутри у меня было сильное предчувствие, что это маленькое здание будет очень
216 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
тесно связано с моей дальнейшей судьбой…» — говорит Ша Линь. Тогда он еще не знал ничего, за несколько дней до прихода в это здание, другая партия людей ради этого маленького здания хлопотала и день, и ночь.
Конечно, первым человеком обязательно был Ся Кэцян.
После того, как премьер-министр Ли Пэн 18 апреля объявил о решении ЦК «развивать и открывать Пудун», 21 апреля в Шанхае был созван третий пленум 9-ого созыва Всекитайского собрания народных представителей, на котором Чжу Жунцзи в своем «Докладе о работе правительства» перед всеми присутствующими и кадровыми работниками официально протрубил в боевой рог о развитии Пудуна, призвал весь город к действию и оказанию поддержки Пудуну в развитии. Затем он поручил Ни Тяньцзэну «сразу после 1 мая составить церемонию открытия», до конца месяца назвать место офиса и отобрать членов группы для офиса развития.
Конкретная задача по выбору площадки упала на Ся Кэцян. 25 апреля он привел несколько человек из бюро по делам муниципалитета в Пудун. Заранее там ждавший начальник района Хуанпу Ху Вэй совместно с ним начал поиск адреса.
«В то время в Пудуне было не так много приличных мест. Мы заранее выбрали несколько мест, но не из-за неудобства транспортировки, а из-за того, что они не соответствовали требованиям для независимой работы офиса, товарищ Кэцян посчитал, что это не идеально», — сказал Ху Вэй, который руководил в то время подбором локации. «Затем машина подъехала к старому Пудунскому проспекту,
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 217
я указал на маленькое здание районного дома культуры и сказал Кэцяну: посмотри, это здание подойдет? Он взглянул на него и сразу же сказал водителю «остановись». После этого мы все вышли из машины и пошли осматривать его. Кэцян мельком осмотрел верхний и нижний этажи, все комнаты, и неожиданно сказал, что думает, это место подходит! Однако, получится или нет, ждите меня в течение трех дней, я должен доложить мэру, и он решит! Позже было сказано, что товарищ Жунцзи одобрил это место, еще и на пресс-конференции 30 числа объявил всем адрес «Офиса развития Пудуна» на Пудунском проспекте, 141».
«В то время, каким бы важным ни было дело, оно могло быть решено просто словом, одним кивком! Затем нужно делать все хорошо, по-честному. В этом действительно есть немного схожесть с войной», — Ху Вэй необычайно скучает по тем первым дням начала «развития Пудуна». Потом я встречался еще с группой «старых пудунцев», все они чувствовали то же самое.
«Утром 27 апреля генеральный секретарь Ся Кэцян и сотрудник администрации горкома, муниципалитета и начальник района Ху Вэй пришли к нам в дом культуры и созвали экстренное собрание, на котором официально объявили, что посредством исследования руководством горкома и мэрии, принято решение разместить офис развития Пудуна прим мэрии города в нашем маленьком здании дома культуры Пудуна, а также потребовали освободить его в течение трех дней», — рассказывает тогдашний руководитель дома культура района Хуанпу. В то время многие комнаты в маленьком здании были заполнены разным
218 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
реквизитом, некоторые из них были кабинетами наших сотрудников, еще были выходные в честь 1 мая. В течение трех дней все полностью освободить — для нашего маленького учреждения это действительно тяжелая битва. Во второй половине того дня весь персонал дома культуры был созван на собрание, и когда начальник района сказал, что это ради развития Пудуна, все сразу же обрадовались и воодушевились, сказали, что это их честь и обязанность внести свой вклад в развитие и открытие Пудуна. В следующие два дня весь дом культуры снизу доверху, все сотрудники задвигались, чтобы заранее освободить здание и прибраться. На следующий день руководители районов пришли пришли посочувствовать нам, а все были очень взволнованы и радостны».
В следующие три дня муниципалитет и районная администрация совместно посвятили себя простому ремонту. Ху Вэй, руководивший происходящим, с улыбкой назвал себя «временным руководителем подрядчика», возглавив команду инженеров, чтобы перекрасить небольшое здание сверху и снизу, внутри и снаружи. 2 мая, когда вечерняя заря упала на реку, Ху Вэй коснулся своего пыльного лица и, улыбаясь, сказал всем присутствующим: «Не нужно недооценивать ваш труд в эти несколько дней. Кто знает, возможно ваши дела будут записаны в исторические книги о Шанхае! Это он верно сказал, потому что во многих последующих изданиях книг «История развития Пудуна» есть история про маленькое здание «Номер 141».
Нужно дополнить еще одной маленькой деталью:
В полночь 2 мая на входе маленького здания шаталось
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 219
несколько теней, которые то и дело замахивались молотком и били по дверной раме, разбивая ее и издавая эхом звуки «дан-дан-дан». «Кто? Что делаете?» — настороженно спросил временный охранник, стоявший на посту у маленького здания. «Мы из муниципалитета. Выходи скорее помочь нам!» — говорил запыхавшийся голос, поднимая молоток. «Что вы там делаете?» — при свете фонарика временный охранник увидел обливающегося потом человека с молотком, держащего две большие таблички и не зная, что произошло. «Сами посмотрите — это две самые важные вещи, которые должны быть, когда рассветет!» «О, это же таблички офиса развития и института по планированию!» «Да, всю ночь делали. Боялись задержаться и поспешили с того берега сюда… давай вместе ставить их!» «Хорошо!» Тогда несколько человек в суматохе прибили обе таблички на входе, затем аккуратно накрыли их красным шелком, ожидая волнительную церемонию, когда откроют вывески. В тот момент, когда несколько человек благополучно закончили свою работу, первый луч утренней зари с востока уже опустился на крышу небольшого здания «Номер 141»... Когда на следующий день рассвело, все знали, что вывеска была установлена посреди ночи Чэнь Синлаем и другими из управления делами мэрии.
«Пип-пип! Пип!» — наверное еще даже часа не прошло, как у входа к дому «Номер 141» раздался гудок.
Рабочие бросились спрашивать, что случилось. В этот момент было видно только, как из кабины грузовой машины, наполненной мебелью, вышел мужчина средних лет. Он одновременно и представился, и поприветствовал
220 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
других людей в машине, сказал, что привез офисные столы и стулья.
«Мы из мебельной фабрики Гаочао. Три дня назад наш шеф Тао Синькан приезжал сюда, он услышал, что офис развития Пудуна временно нашел место, никаких рабочих условий нет. Поэтому он осмотрел все комнаты в маленьком здании, вернулся и отправил эти столы и стулья. Директор Тао сказал, что развитие Пудуна является нашим, народным, делом тоже. Отправив мебель, мы тоже, считайте, выразили свое намерение!»
«Это…»
«Что это? Мы все шанхайцы! В делах шанхайцев все помогают — легко все делается!» Работники мебельной фабрики Гаочао не просто привезли машину мебели и разгрузили ее, так еще тщательно расставили все в соответствии с потребностями разных комнат и конференц-залов.
«Ха, поразительно! Маленькое старое здание в мгновение ока приобрело новый вид!» Только пробило 8 часов утра Ша Линь, Ли Цзянэн и другие сотрудники офиса развития один за другим вошли в здание «Номер 141». Они посмотрели внутри и снаружи — каждый был безмерно восхищен. Особенно, когда услышали, что вся новая мебель в комнатах была прислана добровольно простыми людьми, все еще больше воодушевились.
«Давайте, все садитесь, познакомимся друг с другом!» — Ша Линь поманил руками, чтобы все пришедшие в первый день сотрудники «офиса развития» сели во временном конференц-зале.
«1, 2, 3… 13 человек!» После того, как Ли Цзянэн подсчиГЛАВА
II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 221
тал количество людей, с интересом сказал Ша Линю: «В нашей группе ни больше ни меньше — как раз одна группа».
«Не недооценивайте 13 человек, в тот год на 1 съезде на улице Ванчжи тоже было 13 человек, которые потом изменили весь мир!»
«Мы же ничего не требуем, кроме как ради будущего Пудуна и Шанхая просим стать коровой, поднимающей целину, стать камешком, прокладывающим дорогу!» — именно такую фразу сказал Ша Линь в своей «тематической» речи. Эта фраза представляла потаенные в душе слова первого поколения первооткрывателей Пудуна. Через час журналисты из СМИ вскоре разнесли его слова, донеся их даже по ту сторону океана до Нью-Йорка, Франции и Великобритании на западном полушарии...
Примерно в 3 часа дня перед входом в маленькое здание на Пудунском проспекте, 141 появилась невиданная ранее оживленная обстановка. Изначально очень спокойная улица уже была со всех сторон заполнена и окружена плотным кольцом горожанам и местных пудунских крестьян. Будь то старик или ребенок, мужчина или женщина — у всех на лицах выражались любопытство и волнение. Все они ждут исторического момента: «Теперь я объявляю Шанхайский офис развития Пудуна и Шанхайский исследовательский институт по планированию и проектированию развития Пудуна официально открытыми!» — объявил Хуан Цзюй от лица горкома и мэрии без петард и фейерверков, только под барабанную дробь и смех.
«Далее просим секретаря горкома и мэра товарища Чжу Жунцзи открыть вывескау», — сказал ведущий Ся Кэцян.
222 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Всегда строгий Чжу Жунцзи в этот момент расплылся в улыбке и раскрыл «таинственную вуаль» двух вывесок на входе. И вдруг все присутствующие издали гром аплодисментов и радостные возгласы:
«Пудун будет развиваться!»
«Мы будем хорошо жить!»
Народ обсуждает, иностранные СМИ обсуждают, весь мир обсуждает… а «Номер 141» в этот момент стал почти что центром этих «обсуждений».
Простая и краткая церемония. Чжу Жунцзи, собиравшийся покинуть мероприятие, увидев людей, стоящих перед входом в здание «Номер 141» и делающих памятные фотографии, вдруг обернулся и сказал рядом стоящим: «Я хочу увидеть директора этого дома культуры». «Где директор дома культуры? Мэр Чжу хочет его видеть!» — кто-то в толпе внезапно прокричал. Директор дома культуры района Хуанпу взволнованно стоял уже перед Чжу Жунцзи.
«Хорошо-хорошо, благодарим ваш дом культуры! В развитие Пудуна вы внесли уже первый вклад!» Чжу Жунцзи еще раз улыбнулся во весь рот и пожал руку директору дома культуры и привычным жестом поднял большой палец. После этого возбужденно сказал присутствующим кадрам и людям: «Дом культуры проявил дух бескорыстия — в первый день освободил здание для администрации, на третий день сделал отделку; офис развития Пудуна за три дня отрядил сотрудников, которые сегодня уже прибыли на работу. Это и есть «пудунская скорость», «пудунский стиль» и «пудунский дух». В последующем развитии и открытии Пудуна нужно также опираться на этот дух, стиль и скорость!
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 223
«Бум!» — в этот раз аплодисменты, можно сказать, достигли небес, сотрясая оба берега Пуцзяна.
Первый свет «Жемчужины»
Нет никаких сомнений в том, что именно сверкающая «Жемчужина Востока» (прим.пер. — телебашня в Шанхае) впервые позволила шанхайцам увидеть сияние Пудуна. Это жемчужина, с которой, как говорят шанхайцы, «малые и большие жемчужинки падают в яшмовую чашу» обладает особыми удивительными красками. Если вы сегодня стоите на набережной в Пуси и смотрите на Пудун, особенно ночью, первым бросающимся в глаза пейзажем по-прежнему остается «Восточная жемчужина», потому что она необычайно высокая, исключительно яркая и особенно красивая среди моря других зданий в Пудуне, как «модель» среди группы красавиц, с ее внешностью, красками и настроением, она точно слишком выделяется из толпы. 468-метровое здание до 1990-х годов было не только самым высоким зданием в Шанхае, но и чудом Пудуна, которое стало всемирно известным и было занесено в список «самых высоких в мире», занимая всегда важное место среди всемирно известных телевизионных башен.
Телебашня «Жемчужина Востока» не является продуктом развития и открытия Пудуна, но ее строительство и «взросление» как раз пришлись на первые несколько лет развития
224 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
и открытия Пудуна, теперь она является первой «красавицей» Пудуна.
«Визитная карточка» «Жемчужина Востока» имеет большое значение как показательного культурного ориентира, который люди могут «увидеть». Рядовые шанхайцы, особенно молодое поколение, и иногородние люди в прошлом веке смогли пересечь реку Хуанпу и прибыть в Пудун по большей части как раз в результате их влечения к «жемчужине». Вспомните, тогда вы все были такими.
В то время, когда Пудун не был таким ослепительным и красивым, как сегодня, появление «Жемчужины Востока» постепенно сделало Пудун несколько популярным. За этот исторический вклад следует безоговорочно отдать должное «жемчужине», а также выразить высочайшее почтение.
«Жемчужина» далась нелегко, что также, с другой стороны, дает нам понять о трудностях в начале развития Пудуна.
Строительство «Жемчужины востока началось 30 июля 1991 года. Предшествующие этому 20 дней подряд шел дождь. Все ждали этого дня, когда небо прояснится и в Пудуне наступит редка прохладная погода.
На церемонии закладки первого камня организатор спроектировал уникальный «краеугольный камень»: красный многогранный гранит был покрыт красной шелковой тканью. Этот камень состоял из трехгранной пирамиды, каждая сторона из которой была по 90 см., на верхушке был установлен металлический шар, на каждой из граней есть гравировка, которая означала «каждый, кто участвует в закладке фундамента, могут отчетливо видеть это велиГЛАВА
II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 225
чественное строение, которое скоро будет строиться». Под звуки гонгов, барабанов и петард Гун Сюэпин, тогдашний руководитель Шанхайского городского бюро радио и телевидения, взволнованно сказал: «Жемчужина Востока» с момента, когда она была предложена, до момента начала работ, пережила уже 8 лет. Эти 8 лет «войны сопротивления» сконцентрировали усилия стольких людей, мы дорожим трудным путем и радостью в сердце, что сегодня наконец ступили на эту землю в Пудуне...»
Все же нужно еще поблагодарить Дэн Сяопина. На Празднике Весны в 1991 году, когда перед ним были проект плана и модель нового Пудуна, а Хаун Цзюй представлял ему телебашню «Жемчужина Востока» и говорил ему, что она станет первым высоким зданием Пудуна, Дэн Сяопин улыбнулся и удовлетворенно кивнул головой.
В начале 1990-х годов прошлого века, когда я впервые приехал в Торонто, Канада, меня глубоко привлекла и потрясла 553-метровая «самая высокая телебашня в мире». Вместе с этим втайне воображал: когда в Китае будет такая же высокая телебашня?
На самом деле, в это время Пудун уже начал строительство башни «Жемчужина Востока»…
Когда я впервые посетил Канаду (кстати, я также был неделю в США), я почувствовал, что западные развитые страны более модернизированные, чем мы. Тогда еще не думал, что через несколько лет усилий наш Пудун не просто догнал, но и превзошел западный мир, которому мы когда-то завидовали. Это великие годы, которые мы видели своими глазами и лично пережили.
226 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Мечта о «Жемчужине» в Пудуне уже долгая. После того, как появились радио и телевидение, шанхайцы тоже начали мечтать.
Самого раннего звали Цзоу Фаньян, пудунец. История подарила этому уроженцу Пудуна особую возможность — 25 мая 1949 года Цзоу Фаньян последовал за войсками генерала Чен И в свой родной город Шанхай. В этот день утром Цзоу Фаньян сидел машине, встречая восходящее солнце на востоке, и написал сообщение для СМИ, который потряс мир и обрадовал весь китайский народ: «Сегодня ночью Народно-освободительная армия Китая вторглась на территорию города Шанхая. Шанхай освобожден». Короткое сообщение в 23 иероглифа, но они звучат громче артиллерийских снарядов при штурме города, распространяясь быстро по оба берега реки Хуанпу… Местом, откуда транслировалась новость, была сегодняшняя западная улица Яньань №129, которая тогда называлась улица Даси, №7 — адрес радиостанции Гоминьдан в Шанхае. Под руководством подпольной партии Цзоу Фаньян ворвался первым и прочитал 23-символьную «важную новость», которую он написал. С тех пор уроженец Пудуна глубоко осознал «силу транслируемости» и «силу влияния». В то время, чтобы реализовать эти две силы необходимо было возводить вышку линии передач повыше, чем выше, тем лучше. Однако страна не такая сильная, и эти столбы стояли не высоко. Когда мы были маленькими и слушали музыку, радио, всегда был звук нечеткий, с помехами, все из-за того, что поставленный столб был недостаточно высок.
Когда страна бедная, даже «столбы» высоко не ставятся.
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 227
Жалкие дни мы тоже видели, вкусили их — кроме горечи в них, только унижение. Если страна такая, то Шанхай не исключение.
Щелчок пальцами! Однажды спустя более 30 лет, снова Цзоу Фаньян, только теперь этот пудунец уже из «молодой Цзоу» превратился в «старины Цзоу». Он только вернулся из Канады, сидит в небольшой комнате, раздает коллегам привезенные сигареты «555» и восторженно говорит:
«Телебашня Торонто — самая высокая! 553 метра! Когда на самолете спускаешься, можешь ее увидеть. Это что за стиль?! — старый Цзоу сделал паузу, затем снова повысил голос на 3 децибела. — Суть в том, что они ни устроили вращающийся ресторан в центре такой высокой башни, который может вместить более 300 человек. То есть большой ресторан, который крутится на 360 градусов, роскошный ресторан высокого уровня! Во время еды там, ты и пьешь кофе, и наблюдаешь пейзажи Торонто. Вот это точно, как во сне…»
«Старина Цзоу, а тот ресторан дорогой? Ты там ел?» — с любопытством спрашивают коллеги.
«Я? Разве могу себе позволить? Но я не зря сходил, насладился местом, которое еще круче вращающегося ресторана — космической палубой!» — старый Цзоу уже был немного опьянен.
«Что значит «космическая палуба»?
«Не слышал поди о таком! — еще самодовольнее сказал старый Цзоу, — так называемая «космическая палуба» — это когда ты висишь за обе ноги в воздухе на высоте нескольких сотен метров…»
228 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
«О, боже! Это разве не страшно? — воскликнули коллеги и снова спросили, — это людей бросают с башни? Или как это висеть в воздухе?»
«Дурак что ли? Обычно говорю вы тупой, вы еще не согласны!» — разжигал любопытство старый Цзоу.
«Говори быстрее! Мы слушаем!»
«Это место на высоте 446 метров, там сделали этаж с развлечениями для туристов, этот этаж со всех сторон сделан из стекла, под ногами, куда ни ступишь — везде стекло, разве это не похоже, что в космосе висишь»» — ярко описал старый Цзоу.
«Ой-ой, я бы не решилась пойти в такое место!» — тут же поднялся женский возглас страха.
Мужчины сказали: «Экстрим! Я бы пошел!»
Также были мужчины, которые усиленно качали головой: «Я боюсь высоты, не пошел бы…»
«Все это не имеет значения! — старый Цзоу внезапно встал, взял со стола пачку сигарет «555» и с горячим воодушевлением сказал — чем наш Шанхай хуже Торонто? Нам нужно построить телебашню 555 метров, чтобы она была выше их самых высоких 553 метров в мире…»
«Да, — старина Цзоу была напорист, — мы построим 555!» Люди тут же сильно воодушевились.
С того момента старина Цзоу нарекли почетным званием «555». Его мечта о телебашне высотой «555» также стала мечтой сотрудников радио и телевидения Шанхая.
«Фантазия!» эта башня «555». Некоторые люди высмеивали его в течение долгого периода времени, как человека, у которого «с психикой возникли проблемы». Но
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 229
такие дальновидные люди, как Цзоу Фаньян, считали, что это стоит того, чтобы об этом мечтать. Мэр Ван Даохань стал решительным сторонником этой «фантазии». Под его руководством Цзоу Фаньян написал письмо муниципалитету Шанхая и министру радио и телевидения, в котором изложил идею строительства Шанхайской телебашни. Неожиданно это дело получило одобрение министерства радио и телевидения, позже горкому Шанхая и мэрии было отправлено письмо, в котором говорилось:
«Шанхай — крупнейший город Китая. Он занимает ведущее положение в экономике, культуре, науке и технологиях в стране и за рубежом. Он имеет хорошую промышленную и экономическую основу и сыграл важную роль в строительстве четырех модернизаций в стране. Однако шанхайское радио и телевидение уже давно находятся в отсталом состоянии, что не соответствует статусу Шанхая и статусу построения четырех модернизаций. В последние годы в некоторых провинциях и городах быстро развивалось радио и телевидение, а Шанхай отставал. Мы должны принять решение, ускорить темпы, с научным подходом провести планирование и поднять уровень Шанхайского радио и телевидения. Также необходимо учитывать новое положение, в котором создается зона экономического сотрудничества с центром в Шанхае, чтобы обсуживать культурное и экономическое развитие в дельте реки Янцзы. Радио и телевидение Шанхая должны быть лучше и современнее, это отправная точка для рассмотрения проблемы».
Сущность этих указаний очень четкая: поддерживает Шанхай в строительстве телебашни!
230 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Тогда, после получения «мнения государства», Шанхай тут же начал отбирать место. Сначала некоторые предлагали на Народной площади, но вскоре отменили по причине: не хорошо, если такая высокая башня будет построена рядом с муниципалитетом. Еще некоторые предлагали на западной улице Нанкин, парке Цзинань, где сливаются реки Хуанпу и Сучжоу, там, где раньше было Генконсульство Великобритании. Рядом с местом, где будет башня, обязательно должен быть рядом зеленый массив, а в этих локациях везде нет места, чтобы выделить под соответствующую площадь для озеленения.
«Пудун! Идем прямо в Пудун! Что там есть, так это пространство, к тому же покрытие сигнала будет намного дальше…» — первым, кто предложил этот проект по-прежнему был Цзоу Фаньян. «На самом деле, у меня с самого начала было желание построить башню в Пудуне, но я боялся, что люди скажут, что это потому, что я сам из Пудуна, поэтому я держал это в себе и не осмеливался говорить», — сказал позже Цзоу Фаньян.
Находящийся в муках выбора места Гун Сюэпин, услыхав предложение Цзоу Фаньяна, тут же обрадовался: «Я думаю, подходит!»
После этого Гун Сюэпин на встрече с мэром Ван Даоханем тихонько доложил мысль о том, что «хотелось бы пойти в Пудун». Мэр Ван посмеялся, сказал: «Идите, только посмотрите, какие там участки.
Превосходно! Получив приказ, Гун Сюэпин на следующий день возглавил группу людей, переправился на пароме через реку Хуанпу и ступил на обочины и тропинки ЛуцзяГЛАВА
II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 231
цзуй. «Эх, если на этом месте, правда, строить башню, то это будет сложно!» — огорчился в душе Гун Сюэпин, глядя на мелкие заводы и жилые дома на широкой пустоши.
Среди жителей Шанхая в то время только Ван Даохань и другие высокопоставленные руководители думали о концепции «Развития Пудуна», и большинство жителей Шанхая не осмеливались смотреть на перспективы «грандиозного плана». Гун Сюэпин не исключение. В этот раз он внимательно исследовал Пудун только ради строительства башни, он был еще очень далек от идеи «развития Пудуна». Однако его непреднамеренное вмешательство стало первой, особенно красивой и звонкой, нотой в истории «развития Пудуна». Затем и «Жемчужина Востока» на землях Пудуна начала играть свою уникальную мелодию и играть свою исключительную роль.
«Жемчужина» действительно досталась с трудом, только при выборе места уже столкнулись с неожиданными вопросами: во-первых, геологическое строение Пудуна, можно ли здесь построить башню около 450 метров? После напряженных исследований и экспериментов в помещении группа из 12 геолого-разведователей представила отчет, который очень обрадовал Гун Сюэпина и управление радио, кино и телевидения — качество почвы в Пудуне может полностью выдержать спроектированную башню.
Однако следующие вопросы были немного сложнее: подходящее место для строительства в Лучзяцзуй, которое присмотрели Гун Сюэпин и другие, оказывается уже заранее заняло другое ведомство, более того, «противостоящим» ведомством — Шанхайское портовое управление уже более
232 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
8 лет выбрало эту землю для строительства здания навигационного центра, утверждение проекта уже полностью завершено, только ждут начала строительства… «С этим проблем будет больше!» — Гун Сюэпин какое-то время хмурился, потому что навигационный центр портового управления — это «жизненная артерия» для реки Хуанпу, важнейший из важных проектов. К тому же портовое управление подчиняется не Шанхаю, а государственному министерству транспорта. Как быть? Доложили об этом в муниципалитет.
«Просим экспертов еще раз обосновать», — указало руководство. Тогда после этого было еще одно важное заседание в отеле «Седьмое небо».
Многие вещи очень интересные. Эта башня «жемчужина» снизу доверху на самом деле тоже пробила предел «седьмого неба» и достигла возрождения.
Сможет ли одно локальное решение изменить утвержденный государством проект — здесь нужны борьба и согласованность. Что думают эксперты? Окончательные мнения экспертов сравнительно одинаковые: с точки зрения географического «фэн-шуй», каждый участок земли в районе Луцзяцзуй является лучшим. Навигационная башня и навигационный центр портового управления действительно являются «жизненной артерией реки Хуанпу в Шанхае». Люди готовились к строительству 8 лет, можно понять их трудности. Как говорится: «Капитаном стать легко, но ехать через Луцзяцзуй трудно». Если не будет навигационного центра в Луцзяцзуй, то придется трудно. Поэтому у нас нет поводов, чтобы выгонять оттуда навигационный центр. Тем
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 233
не менее, телебашня является знаковым зданием Шанхая, и, естественно, занимает более выгодное положение. Это нормально, что два важных здания присмотрели один и тот же участок земли. Наше мнение: в сравнении телебашня имеет более знаковое значение, здание навигационного центра будет по высоте обычным зданием, можно перенести вперед по «голове черной черепахи» Луцзяцзуй, так будет ближе к реке Хуанпу..
«Превосходно!» — тихо отозвался похвалой руководитель мэрии. В душе подумал: «Эксперты есть эксперты, которые умеют сочетать разумность и благоразумие».
Хорошо, тогда мы дальше выступим с переговорами и просьбами к портовому управлению и министерству транспорта страны. «Конечно, чтобы другие люди дорогу, нужно принести несколько «серебряных», верно?» — так сказал заместитель мэра Ни Тяньцзэн, придя на заседание.
Что касается Шанхая, то Министерство связи в Пекине с готовностью согласилось: навигационный центр был перенесен вперед, а первоначальное место было уступлено шанхайской телебашне.
Место есть, теперь какую строить башню — стало еще одним большим вопросом.
Этот процесс сложный и увлекательный, потому что шанхайцы хотели построить беспрецедентную «высокую башню», которая достигла бы передового мирового уровня, и эта башня должна была быть комплексом, способным привлечь туристов и обладающим художественностью и зрелищностью. Назначение соединяется в одном, а сложность множится в несколько раз.
234 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Кроме высоты, красота стала еще одним элементом. Что называется красотой? Какая должна быть красота? В этом суть и сложность проектирования.
В дизайне с обязательной задачей, объединенным с форматом тендера, приняли участие несколько известных важных архитектурно-проектных организаций Шанхая. В конце были отобраны несколько проектов для сравнения. Самое интересное то, что заседание, на котором проходило утверждение проектного плана, тоже было в отеле «Седьмое небо». Среди 12 отобранных проектов, такие проекты, как «Восточная радуга», «Звездный свет Хуанпу», «Белая магнолия» и другие были по-настоящему изысканны. Тем не менее, вместе с ними был также отобран два проекта с одным и тем же названием «Жемчужины Востока», которые заставили людей увидеть что-то новое.
Так как хотелось построить телебашню мирового класса, единственную в своем роде в Китае, Шанхай и Министерство радио и телевидения страны придавали большое значение, обсуждение проектов одного за другим заняло более двух лет. Летом августа 1989 года природный и «политический» климат Пекина были немного душными, в Шанхае было намного прохладнее, поэтому эксперты снова собрались, чтобы сделать «последний выбор». В результате были выбраны два проекта: один «Белая магнолия», а второй «Жемчужина Востока». Эксперты считали, первый проект очень выдающийся, красивый, со стройным и высоким корпусом, на крыше которого был бутон еле раскрывающейся магнолии, выделяя изящество целого образа — прекрасный и торжественный, к тому же магнолия является
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 235
цветком города Шанхая. Этот проект был одобрен большинством людей. Второй проект, «Жемчужина Востока», имел уникальный дизайн, подвижную форму, наполнен чувством стиля и современности, обладает зрелищностью и художественностью, сложность в том, что при реализации будут очень высокие технические требования и приличная себестоимость. «Самое важное, что она опирается на конструкцию из трех наклонных опор, а сможет ли она выдержать вес всей башни, тайфун и другие внешние силы — это трудность, которую технические способности современного Китая не могут преодолеть», — такое заключение дали эксперты по проекту «Жемчужины Востока».
Через месяц после заседания обсуждения Гун Сюепин лично созвал экспертов и снова выслушал мнения по 12 проектам. На открытии заседания он озвучил свою точку зрения: башня, которую мы хотим построить — это «произведение», которое через 100 лет не должно устареть и не должно вызывать сожалений. Его слова очень растрогали экспертов. Что значит произведение, которое не устареет и о котором не будет сожалений через 100 лет? Значит, должна быть передовая мысль, должно быть совершенство на основе нынешней технологии и эстетики.
В сравнении только «Жемчужина Востока» обладала этими качествами. Описания экспертов тоже очень поэтичны: в этом богатом на задумку проекте объединены вперемешку 8 больших и маленьких шаров, эта идея проистекает из основной мысли стихотворения Бо Цзюйи «Специалист по лютне» — «малые и большие жемчужинки падают в яшмовую чашу». Самая огромная сфера сверкает
236 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
в ночи и привлекает взоры, справа и слева мосты Наньпу и Янпу, которые должны вот-вот построиться, искусно образовывают прекрасную картину, где «два дракона играют с жемчужиной», сливаясь и выражая чрезвычайную красоту Шанхая.
Хорошо, мне нужно еще доложить все ваши мнения руководству города. Гун Сюэпин радостно свернул проект «Жемчужина Востока» и заключение с проверкой и оценкой, подписанное экспертами, преисполненный радости покинул место собрания и побежал в муниципалитет.
Здесь мы должны отдать должное г-ну Лин Бэнли, архитектору проекта «Жемчужина Востока», потому что он был создателем оригинальной идеи этого проекта. Затем дизайн проекта доработала группа архитектурно-проектного института Восточного Китая во главе с главным инженером Цзян Хуаньчэном. Имя Цзян Хуаньчэна наполнено поэзией, его «Жемчужина Востока, как его имя, обладает радостную поэтичность. «Довольно много усилий приложен9а для поиска прорыва в конструкции телебашни, чтобы в ней были яркие характерные черты, чтобы она выделялась и была незабываемой», — подытожил он. Основная башня длиной 468 метров в высоту, поддерживается тремя колоннами диаметром семь метров, установленных под наклоном. С точки зрения инженерной механики материалов это гарантирует достаточное сопротивление тайфуну 12 уровня и землетрясению в 9 баллов и останется непоколебимым и величественным.
«Я все-таки считаю, что «Жемчужина Востока» лучше!» — выразил свое мнения секретарь Цзян Цзэминь на расшиГЛАВА
II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 237
ренном заседании горкома.
Чжу Жунцзи внимательно рассматривал несколько моделей, в конце концов кивнул головой: «Согласен с мнением товарища Цзян Цзэмина».
Радушные аплодисменты! С этого момента «Жемчужина Востока» стала «звездной жемчужиной», которую жители Шанхая ждут и смотрят на нее с надеждой…
Где?
В Пудуне — жители Шанхая начали шевелить ногами, двинулись на Восток, чтобы посмотреть на свет той самой «Жемчужины Востока», который горит в Пудуне.
Восход солнца начинается на Востоке, свет зари возносится до небес.
30 июля 1991 года, начиная с первой выкопанной лопаты земли — с этого момента над первыми строительными работами открылась завеса истории строительства телебашни, в симфонии развития Пудуна первая нота прозвучала звонким высоким голосом: 3 стальных цилиндра диаметром 7 м. установлены под наклоном, образуя угол 60 градусов с землей, они поддерживают 3 большие колонны диаметром 9 м., общими усилиями поддерживаются 8 шаров диаметром, 50, 45, 16, 12 м. Корпус башни должен соответствовать требованиям чрезвычайной устойчивости, чтобы «при 7 баллах не шевельнулся», «при 8 баллов не треснет», «при 9 баллах не рухнет». «Жемчужина Востока» как начала забивать сваи, так в строительном мире Шанхая появилось бесчисленное количество сложных вопросов.
Превосходно! Если так продолжится раскопка для «Жемчужины», то здание приобретет еще большую проч238
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
ность... Многие инвесторы, которые только что вошли в Пудун и готовятся к строительству здания, ступают на еще не прогретую «грязную» землю и открыто радуются.
На самом деле, при обсуждении проектов разгорались ожесточенные споры: несмотря на то, что дизайн «Жемчужины Востока» новый и уникальный, инженерная сложность действительно редкая и беспрецедентная. Согласно проекту, общая площадь застройки всей телебашни составляет почти 100 тысяч квадратных метров, и ее планируется возводить в две очереди. В первую будет построен корпус башни, 57 тысяч кв.м., занимая первое место в мире по сравнению с аналогичными зданиями того времени. Корпус башни состоит из основания башни, нижнего шара, среднего шара в центре с кольцевой галереей, верхнего шара, космической капсулы и мачты передающей антенны. У основания башни 4 этажа — 2 над землей и 2 под землей. Диаметр нижнего шара 50 м., высота от 68 м. до 118 м., в будущем будет использоваться для развлечений и осмотра достопримечательностей. Пять маленьких шаров в середине башни распределены по цепочке, общей площадью 4000 кв. м., в будущем будут использоваться для высотных отелей и других общих целей. Диаметр верхнего шара 45 метров, высота от 250 до 295 метров, на нем расположены вращающийся зал и телеаппаратура. Самый высокий шар имеет диаметр 16 метров, это место, где разместится космическая капсула, высота ее от 334 до 350 м. Сверху еще находится 110-метровая мачта передающей антенны, которая в то время занимала первое место в мире, могла передавать 9 телевизионных программ и 10 программ FM-радиовещания,
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 239
что могло покрыть весь Шанхай и соседние провинции и города в радиусе 80 км. Вторая очередь строительства занимает 40 тысяч кв.м. и в основном включает 7 шаров снизу вокруг башни, которые будут использоваться как места отдыха и развлечений.
Строительство башни взяла на себя Первая строительная компания Шанхая. Яо Цзяньпин был генеральным директором в то время. «Ха, директор Яо молодец, большие и малые жемчужины упали все ему в карман!» — люди говорили, что Первая строительная компания практически в то же самое время была в процессе двух больших строительных проектов, связанных с развитием Пудуна: моста Янпу и «Жемчужины Востока».
«У тебя получится!» — когда Яо Цзяньпин беспокоился, что будет есть в одиночестве «яйцо с двойным желтком» и переживал о трудности выполнения, главный проектировщик «Жемчужины Востока» дружески побеседовал с ним и дал «успокоительное лекарство».
Работаем! В период начала работ в площадке Первой строительной компании каждый день кто-то включал Пекинскую оперу «Гавань»:
Смотрю на причал, хороший вид:
Машины выстроены рядами по берегу реки,
Большой подъемный кран — сильно!
Многотонную сталь
Он легко поднимает,
Большой скачок облик причала меняет,
От этого вида слезы глаза наполняют и душа расцветает…
240 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
«Хорошо, чем громче ты поешь, тем лучше! — в это время Яо Цзиньпин хвалил держащего в руках радио рабочего, затем раскрывал рот и начинал петь под пекинскую оперу — Большой подъемный кран — сильно! Ты скорее давай хватай! Жемчужину Востока поднимай! Ха-ха-ха!»
В это время грубый и безудержный трудовой смех рабочих разносился по пустынной земле Пудуна.
Чжу Жунцзи приехал.
Ли Жуйхуань приехал.
Вань Ли приехал.
Потом и Цзян Цзэминь приехал.
За два месяца после начала строительства на строительную площадку Яо Цзяньпина приезжало четыре партийных и государственных руководителя. Видно, сколько людей с нетерпением ждут «драгоценную» «Жемчужину Востока»!
Как поднять башню — это любопытный вопрос для людей, а также трудная задача, которую нужнее всего решить строительным рабочим. Сейчас мы можем раскрыть некоторые «основные секреты» «Жемчужины Востока»: основание башни состоит из 425 сверхтолстых железобетонных свай длиной 35 метров, вставленных в грунт на глубину от 12 до 18 м., формируя огромный «поддон». То есть эти 425 железобетонных свай, вкопанные на глубину от 12 до 18 м. в землю, должны каждая нести в среднем 250 тонн. Так люди смогут сверху «насаживать» один за другим «большие» и «малые» жемчужины, чтобы мы могли сегодня восхищаться, наслаждаться и передавать теле — и радиопередачи. Однако в реальном строительстве это в сто раз сложнее, чем просто описать словами! Среди всего этого самой большой трудГЛАВА
II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 241
ностью, с которой столкнулись Яо Цзяньпин и его команда, были строительные работы и технология, при которых нужно прочно залить три диагональных железобетонных цилиндра диаметром 7 метров, длиной 100 метров и под углом наклона 60 градусов. Поначалу многие эксперты высказывались против проекта «Жемчужина Востока», основываясь как раз на сложности этой технологии. Это не простые кабинетные рассуждения. По этой причине через 8-9 месяцев после начала строительства Гун Сюэпин был раскритикован и лично возглавил соответствующих строителей-техников в Европу, чтобы посетить и осмотреть примеры строительства телебашен в соответствующих странах. Как раз во время учебы и осмотра из Шанхая был получен звонок с плохой новостью: при заливке трех цилиндров один из них был залит всего на несколько метров, в результате чего произошло зависание бетона, и цилиндр деформировался. Говорят, услышав эту новость, лоб Гун Сюэпина внезапно «стал влажным от пота». Как вспоминает один из экспертов: «Это была дезинформация. Потому что «зависание бетона» изначально в строительном мире считается «невыполнимой задачей». При заливке бетон в жидком состоянии, цилиндр сам твердый, требуется много бетона. Проблемой является то, как преодолеть силу земного притяжения, чтобы железобетонный цилиндр под наклоном в процессе заливки не провисал вниз.
Е Кэмин — главный инженер этого строительного проекта. Вне зависимости с какой точки зрения смотреть — технологии или реальных строительных работ — три железобетонных цилиндра под наклоном является самой
242 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
сложной технологией всего проекта «Жемчужины Востока», которую нужно решить в первую очередь. В теории это одно дело, а на месте и в реальности это может быть совершенно другое дело. Не испытав лично, не увидев существенных изменений, невозможно дать окончательное заключение, осуществимо оно или нет.
За эти несколько дней в Европе Е Кэмин испытывал непреодолимое психологическое бремя! После приезда в Париж у него с Гун Сюэпином и другими коллегами был запланирован визит с осмотром Эйфелевой башни. Позже У Цзимин и другие авторы писали статьи, описывающие вдохновение Е Кэмина на месте в тот день:
В тот день «Е Кэмин беспокойно и произвольно смотрел вдаль на огромную башню, плотно составленную из стальных листов, когда на него нашло вдохновение, и он выдвинул идею: если перед заливкой цемента использовать высокопрочную стальную стержневую арматуру, связать ее внутри в единый цилиндр, то это будет каркасом для цилиндра под наклоном и будет играть роль опоры и фиксатора формы, в конце каждый подвес опалубки на этой стальной конструкции предварительно выгнуть в форму цилиндра. Внутренний слой опалубки из дерева, внешний состоит из стали, укладка бетона происходит в трубчатую конструкцию, сформированную из двух слоев плит. После высыхания бетона поочередно снять два слоя опалубки, вместе с этим можно гарантировать, что у цилиндра под наклоном будет гладкая поверхность…»
Это смелый и талантливый замысел мастера! Додумавшись до этого, Е Кэмина, наоборот, несколько дней ходил с
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 243
хмурым лицом. Он засмеялся и сказал Гун Сюэпину: «У нас есть выход!»
Гун Сюэпин наконец вздохнул с облегчением, спросил: «Ты имеешь в виду, что можно возвращаться?»
«Можно», — Е Кэмин очень уверенно кивнул головой.
«Поехали, вернемся в Шанхай и построим нашу «Жемчужину!» — Гун Сюэпин радостно закричал во все горло членам делегации.
Преодолев один трудный момент, дальше нужно было решить, как «поместить» одну за другой «жемчужины» в пространстве. Что касается процесса рождения каждой «жемчужины», как красавица, «являются человеком с опытом». Здесь выберем историю рождения из них только одной «жемчужины»:
«Маленький шар на самом верху — как умный архитектор смог его «повесить» наверху башни?» Описания с места событий У Цзиминя и других авторов наполнено художественностью: «Во-первых, центр шара находится на высоте 272,5 метра, в стране нет ни одного крана, который смог бы поднять на такую высоту. Во-вторых, он не самый большой по объему, но вес его стальной конструкции достигает 815 тонн, что тяжелее, чем нижний шар. В ветреную и дождливую погоду поднять эту громадину на такую высоту — трудность здесь предельно ясна. Согласно предварительному плану У Чиньчжи повесить верхний шар на высоте уже прошло подходящее время. У Чиньчжи пришлось искать другой выход. Наконец он решил рискнуть, и этот опасный метод заключался вот в чем: сначала на стальную кольцевую балку цементного цилиндра башни установить 6-тонный
244 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
кран с одной стрелой, затем демонтировать 12 стальных балок весом 10 тонн каждая, по отдельности поднять их на высоту около 300 метров, на высоте соединить в одну крепкую стальную балку из 12, затем прочно закрепить эти балки к стальному кольцу высокопрочными болтами диаметром от 20 до 30 см…
Последний строительный проект успешно закончен! Это прямо потрясающее художественное представление инженерных работ.
Большой подъемный кран — сильно!
Многотонную сталь
Он легко поднимает,
Большой скачок облик причала меняет,
От этого вида слезы глаза наполняют и душа расцветает…
Когда 8 больших и маленьких жемчужин были «нанизаны» на прямую центра башни и аккуратно расставлены по порядку в воздухе, Яо Цзяньпин во главе рабочих со строительной площадки снова громко запел свою песню, очень напоминающую Пекинскую оперу.
20 сентября 1994 года первый свет «Жемчужины Востока» удался с первого раза! Той глубокой ночью как раз был праздник середины осени. При ярком свете луны жители Шанхая непоколебимо стояли в центральной полосе Луцзяцзуй в Пудуне, ожидая «жемчужину», ее блестящий выход. «Почти все горожане вышли из своих домов, они пришли на Вайтань, ко входам в лунтаны (прим.пер. — жилой район старого Шанхая, шанхайский хутун), стояли на улицах, и все смотрели в сторону Пудуна… Та жемчужина
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 245
так прекрасна, так ярка, как известно, мы пришли в такой восторг, как будто встречали новый век», — это описание одной пожилой женщины, живущей в лунтане.
Да, яркость «Жемчужины Востока» осветила блестящий путь прохождения вперед по зову долга в самом начале развития и открытия Пудуна. Этот яркий свет заставляет все возможные и реальные трудности и препятствия испытывать страх и малодушие, потому что мудрость Шанхая и шанхайского народа в непобедимости, их воля и уверенность излучают сияние, как и «жемчужина»…
На этом рассказ о «Жемчужине» можно было бы закончить, но в день интервью с Пудуном я обнаружил очень интересную вещь: в сегодняшнем Луцзяцзуе, оказывается, все имена улиц и путей имеют названия многих местностей в провинции Шаньдун. Например, улица Тайань (прим.пер. — город в провинции Шаньдуне), улица Лаошань (прим.пер. — гора в провинции Шаньдун), улица Вэйфан (прим.пер. — городской округ в провинции Шаньдун) и т. д. Однако среди этих рыцарей Шаньдуна есть одна улица, непохожая на других, сейччас очень известная она — Восточная улица.
«Восточная улица» возникла благодаря появлению «Жемчужине Востока», — так сказали мне местные жители. После подробного расспроса оказалось, что из-за блестящего появления «Жемчужины Востока», был создан телеканал Шанхайский Восток, а также посредством рыночных операций быстро стал первой публичной компанией на линии фронта культурной индустрии. Результаты росли с каждым днем, и канал стал самым влиятельным знаменем в культурном мире Шанхая в век коммуникаций. Название
246 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
улицы, где изначально находился канал было улица Вэньдэн. На шанхайском диалекте «вэньдэн» созвучно с «фэньдунь» (прим.пер. — могильная насыпь). Тогда соответствующие структуры «Жемчужины Востока» предложили подумать административному комитету о «переименовании».
«Жемчужина Востока» уже сияет в Пудуне, и уже можно дать это право на переименовании!» — члены группы административного комитета Пудуна — все новаторы, поэтому быстро приняли решение по этому делу.
Теперь на востоке Пудуна отныне есть громкая по имени «Восточная улица».
Когда я изучал старые материалы, в 4-м издании «Еженедельника нового района Пудуна» от 19 ноября 1998 года я обнаружил, что один житель Пудуна по имени «Лу Ченхун» опубликовал короткую статью под названием «На Востоке есть улица», очень чувственная:
Золотой осенью 1984 года, когда мне было десять лет, я переехал с семьей из шумной и многолюдной южной части города в Пудун. Вскоре после зимних каникул я и несколько моих новых партнеров, с которыми только что познакомился, участвовали в писательской группе Дома молодежи. Однажды по дороге домой мы хотели найти кратчайший путь от улицы Чжан Ян обратно в новую деревню Мэйюань. Тогда мы побрели по новой магистрали, которая была в процессе строительства. В то время 40-метровая дорога была оврагом, где были камни свалены в кучу, как раз после дождя повсюду был безбрежный океан воды. В оглушительном шуме бульдозеров и грузовиков я, кажется, прочувствовал особенность трудного развития Пудуна.
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 247
Это как раз и была сегодняшняя повсеместно знаменитая Восточная улица. На типовой схеме она поднимается от переправы Чанчжань реки Хуанпу, соединяется с тоннелем улицы Далянь, проходит через вторую ветку подземного и наземного метро, через мост Наньпу прямиком в канал Байлянь.
В тот год Восточная улица была объединена с Домом молодежи и нашим детством — радостью от прослушивания бесед детских писателей Лу Бина и Шэн Е, волнением от прослушивания подробного описания передовика труда Ян Хуайюаня о огромных переменах, необыкновенностью весенней поездки на Шанхайский восточный судостроительный завод. Все это превратилось в слабые следы прогулок и вереницы веселых нот на Восточной улице. Когда мы в последний раз веселились в Доме молодежи, Восточная улица уже стала ровной и широкой улицей, деревья дают свою тень.
Давно большую часть свободного времени от школы я проводил в Пудунской библиотеке на северном конце Восточной улицы, построенной на пожертвования господина Чэнь Чжаньмэем, а во времена университета с сокурсниками искал вдоль Восточной улицы исторические следы школы Люлицяоту. По сей день у меня перед глазами может всплывает старая сцена бурно растущие волны рисовых полей на обочине Восточной улицы.
Весной 1990 года первый троллейбус въехал на территорию Пудуна и на Восточную улицу. Ночью, когда я увидел длинные косы троллейбуса, рисующие в ночном небе две серебряные линии, я не мог сдержать душевное очарование
248 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
этим трогательным ночным пейзажем. Восточная улица не замедлила скорость из-за привязанности людей. В 1993 году торговая Восточная улица впервые показала свое очарование: заросли растянувшихся на несколько ли здания в европейском и американском стиле усеяли густые леса многочисленных высотных домов, заменивших прежние зеленые луга и тропинки между ними, дым из труб жилых домов…
В 1996 году была проложена, отремонтирована и обновлена Восточная улица в направлении север-юг. Церемония открытия первого туристического фестиваля проводилась на площади №96 обочины дороги. Той ночью, после просмотра репетиции церемонии открытия, несмотря на моросящий осенний дождь, я бродил по Восточной улице. Высоко висящие красные фонари украшали ночную сцену, а стеклянные стены высоких зданий на обочине дороги отражали чарующие огни. Глядя на величественный вид «Жемчужины Востока» вдалеке, я вдруг подумал: «В то время Восточная улица сопровождала меня в мои незабываемые детские годы. На Восточной улице я своими глаза видел постепенное развитие Пудуна и уже сам смешался с блестящей картиной восточного Шанхая.
В приведенном выше тексте мы можем ясно почувствовать настоящие переживания пудунцев глубоких исторических изменений, вызванных развитием и открытием Пудуна от «Жемчужины Востока» до Восточной улицы.
Это и есть Пудун. Это и есть годы, когда начала сиять «Жемчужина Востока».
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 249
Если придет «краб», отважишься съесть?
Люди говорят про смелых первопроходцев и пионеров, что они «осмелились съесть краба». В истории развития Пудуна есть много систем и механизмов, которые являются новаторскими и инновационными в реальном рабочем процессе, поэтому «пудунский опыт» может стать образцом и примером политики реформ и открытости Китая, привлекая взоры и обучая мировую общественность.
В Цзиньцяо, Пудун, есть университет, малоизвестный большинству жителей Китая, но имеющий большое влияние в мире — Китайско-европейский институт международного бизнеса. Однажды в конце апреля 2018 года, когда я впервые зашел на территорию института по приглашению старого директора института Чжу Сяомина, я невольно восхитился в сердце: это должно быть самый красивый университет в Китае! Да, го основные здания созданы руками мирового архитектора г-на Бэй Луминга и другими его командами. Учебный корпус был построен в полном соответствии со стандартами всемирно известных университетов. То, что удивляет — это кабинеты с цифровым управлением. «У нас уровень модернизации такой же, как у самого передового в мире Массачусетского технологического института в США, а некоторые даже еще сильнее», — сказал декан Чжу Сяомин.
Китайско-европейский институт международного
250 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
бизнеса сам по себе является новшеством в истории строительства нового района Пудун. Среди сотен зон развития и специальных зон в Китае, первым среди них стал Пудун, который независимо учредил университет. Китайско-европейский институт международного бизнеса — это международное высшее учебное заведение, основанное совместно Китаем и Европейским союзом, которое обращено к миру и ведущим деятелям делового сообщества. Классические кейсы и актуальные проблемы мировой истории бизнеса и экономики являются ключевыми направлениями ее исследований и основным содержанием ее преподавания. Опыт развития Пудун занимает значительную долю в учебном плане этой школы. Опыт развития Пудуна имеет сильное показательное значение в мире, также опыт развития Пудуна является одним из самых классических мировых кейсов.
В более чем 10 ли (прим.пер. — кит. мера длины, равная 0,5 км) от Китайско-европейского института международного бизнеса есть другое Пудунское кадровое училище с сильной «китайской спецификой». Это место, которое открыла сама Коммунистическая партия Китая, чтобы готовить и обучать высоких кадровых работников. Оно ставится в ряд с двумя святынями револици — Яньань и Цзинганшань — и напрямую подчиняются Организационному отделу ЦК КПК, являются тремя кадровыми училищами высокого уровня, кроме Центральной партийной школы. Пудун не является святым местом революции, но ЦК именно здесь создало кадровое училище, которое не уступает по важности Яньаню и Цзинганшань. Основная цель и назначение того,
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 251
что ЦК открыли это училище, очень четкие: Пудун является одной из передовых позиций политики реформ и открытости и важной точкой на пути подъема и процветания Китая. Успешный опыт развития Пудуна в некотором смысле тоже привел к рождению кадрового училища. Это также ясно свидетельствует о высоком уровне признания опыта Пудуна высшим руководством Коммунистической партии Китая. На самом деле, мир тоже в целом считает так считает, что политика реформ и открытости Китая является великим событием в истории современной мировой цивилизации, а Пудун — его выдающаяся глава.
Что особенно интересует людей, так это «яркие подробности»: как первопроходцы и лидеры Пудуна будучи пионерами дела смело «ворвались на сушу» на берегу Восточно-Китайского моря и «съели краба»?
У ворвавшихся на сушу было две судьбы: или броситься в море и плыть по вздымающимся волнам, или завязнуть на отмели и быть проглоченным морской водой…
У тех, кто ел краба, тоже было две судьбы: чем больше одни могли съесть, тем больше появлялся аппетит, у других, кто не мог есть, были полные рты ран — ужасное зрелище.
Я родом из Чаншу, провинция Цзянсу, «Шацзябан — мой дом». Каждый год, когда наступает осень, свежие и красивые мохнаторукие крабы озера Янчэн становятся «любимчиками» шанхайцев, уровень поедания крабов ими также заслуживает похвалы, даже может воздвигнут в степень. Люди часто подшучивают над уровнем поедания крабов шанхайцами, говорят, что некоторые из них едут на поезде из Шанхая в Пекин, и могут есть краба всю дорогу до
252 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Пекина, а панцирь краба может после еды восстановиться обратно в полноценного краба.
Весь процесс развития Пудуна, особенно на ранней стадии, беспрецедентен с точки зрения системы и возникающих вопросов. ЦК дало этому свой статус: хоть и не является специальной зоной, но пользуется всеми политиками специальной зоны. Товарищ из Шанхая сказал мне: «Не специальная зона, но по сравнен со специальной еще специальнее». Что это значит? То есть та политика открытия и льгот, которую приняли в специальных экономических зонах Шэньчженя, Чжухая, Сямэня, Шаньтоу и др. применяется и в Пудуне, хоть он и не называется специальной экономической зоной. Во-вторых, некоторых политик, которых нет в специальной экономической зоне в Шэньчжене, делают Пудун еще более «специальной зоной», то есть степень открытия еще выше. Например, как и в случае с банком — обычно невозможно иметь два филиала и две штаб-квартиры в одной провинции или в одном городе, но разрешается их учреждать в Пудуне и т. д. В качестве другого примера Пудун вначале не создавал государственные партийные и административные организации, а руководящий аппарат назывался «Административный комитет нового района», была применена группа предпринимательского управления, поэтому их сотрудники были отточены, аппарат упрощен, работа эффективна, себестоимость низкая. Это все классические примеры «смелости есть крабов».
На самом деле, учебников о политике реформ и открытости Китая, которые могли бы войти в анналы истории,
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 253
всегда мало, а большая часть представленных миру пейзажей и чудес Пудуна так и не попала в поле зрения людей. Но я думаю, что именно благодаря новаторской и образцовой роли этих неприметных «песчинок» и «камешок, прокладывающий дорогу», сегодня появились имеющие символический смысл краски и мелодия Пудуна, которые зачастую восхищают людей.
Однажды во время интервью, проходили мимо «Shanghai No.1 Yaohan Co., Ltd.». С любопытством спросил коллегу: «Это название какое-то странное, что-то китайское и некитайское, иностранное и не иностранное».
А это «первый магазин Пудуна», который быстро стал популярным! Коллега сказал, что это Шанхайское, а точнее Пудунское, совместное китайское-иностранное предприятие. Оно было открыто известным первым универмагом Шанхая и Японским Яохан №1 и названо в честь сочетания оригинальных названий магазинов двух сторон.
Вот так, оказывается. Возможно, большинство китайцев не знакомы с Японским Яохан №1, однако, когда речь заходит о фильме «Шин», все люди старше 30 знают. Прообраз «Шина». Фактически это Вада Кадзу, мать Кадзуо Вада, основателя Яохан № 1 в Японии.
Новый владелец первого огромного универмага в Японии, основанного домохозяйкой, в первые дни развития Пудуна приехал в Шанхай, посетил первый универмаг Шанхая, который также является крупнейшим универмагом Китая. В тот день Кадзуо Вада услышал, что «на том берегу» Пудун протрубил в рог о развитии и открытости, и увлекшись, захотел «пересечь реку», чтобы посмотреть. Богатый
254 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
и дальновидный бизнесмен Кадзуо Вада, хоть он и увидел Пудун еще запущенным клочком земли с грязными дорогами, на второй день он отправил запрос на обсуждение сотрудничества с «лидерами» бизнес сообщества.
Адрес — отели «Новый Цзиньцзян». Тема — совместное строительство предприятия розничного бизнеса. Переговоры заняли всего два с половиной часа. Новый молниеносный стиль работы шанхайцев заставил японского гостя по-новому на все взглянуть — на третий день уже было подписано соглашение о намерении о сотрудничестве.
На следующий день гонконгские и другие иностранные СМИ один за другим начали сообщать. Сейчас такого рода дела практически не новые, но тогда эта форма китайско-иностранных совместных коммерческих предприятий была уникальна для Китая, который еще не вступил в ВТО.
Государственная система никогда не одобряла. Соответствующая государственная политика еще не определена.
«Краб» правда пришел!
Съешь или нет? Осмелишься съесть?
Разработчики Пудуна столкнулись с еще одним испытанием — на пробивание высокой стены государственной политики.
Сейчас, глядя на на Яохан №1, он кажется неприглядным среди множества процветающих коммерческих зданий в Пудуне, однако в первые несколько лет развития и открытости Пудуна его влияние и популярность были невиданными. Помню день открытия, было по-настоящему «море людей», говорят, что каждый десятый шанхаец пошел в торговый центр. В тот день 1,07 млн. человек посетило этот торгоГЛАВА
II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 255
вый центр, даже мы, «старые шанхайцы» никогда не видели такого ажиотажа!. Так сказал коллега.
Спустя более 20 лет «Яохан №1» можно смело назвать «неваляшкой» бизнес мира, он сам является Пудунским чудом. Друзья оттуда гордо рассказывают, что за последние несколько лет из-за быстрого развития «электронных магазинов», даже многие всемирно известные предприятия в Шанхае постепенно ушли или сократились, а Пудунский «Яохан №1» по-прежнему гордо и независимо стоит на берегу реки Хуанпу, что на самом деле очень нелегко.
«Возможно, в самом начале он уже заготовил свой навык «есть крабов», — шутят пудунцы.
После слышал как несколько давних руководителей Шанхая представляли, что только сейчас понимают, как сложно было тогда «Яохану №1» получить свое «свидетельство о рождении».
«Соглашение о намерении о сотрудничестве подписали, но это же дело, которым наши пудунцы занимаются сами по себе. В стране вообще нет политики, в которой бы четко говорилось, что можно заниматься такими китайскими и иностранными бизнес-инвестиционными проектами, поэтому такие дела рассматривались шестью отделами Госсовета, после чего еще нужно получить одобрение от канцелярии премьера Госсовета. Если нет прецедента, мы звонить в Пекин и консультируемся, на что они отвечают: возможно ли разработать для вас специальную политику? Даже если возможно, знаете, сколько времени потребуется? Появилась политика Госсовета, знаете, сколько еще нужно соответствующих дополнительных нормативных актов
256 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
выпустить? Знаете, сколько нужно времени нужно, чтобы разработать один нормативный акт? В итоге это звучит как событие в отдаленном будущем или совсем невозможное дело. Что делать? Ждать пока все политики и правовые акты будут разработаны и снова переговорить с иностранным бизнесменом? Потом подписать договор? Потом планировать? Потом макет? Потом сбор средств? Потом рыть котлован и возводить стены? Скажи, в каком году и каком месяце один торговый центр построится?» — этот давний шанхайский руководитель сразу задал несколько вопросов, что я представил: если объединить все эти знаки вопроса, то один бизнес-центр примерно займет 10 лет и еще не факт, что начнет строиться! Тогда тысячи нынешних зданий на Пудуне должны были строиться от 100-200 лет до 1000… В таком случае смог бы Пудун стать сегодняшним Пудуном? Эта сцена заставила меня перенестись в бесконечные фавелы, которые я увидел в столице Бразилии, когда приехал туда впервые… Такая ситуация была бы катастрофой, если бы она когда-либо случилась. Однако жители Шанхая и Пудуна в Китае не допустили появления такой трагедии и даже не дали ей возможности высунуть нос.
«Мы организовали лоббистскую группу во главе с заместителем мэра, которая отправилась в Пекин, ходила от отдела к отделу, от кабинета к кабинету, докладывала, разговаривала; потом редактировала и просила доложить, снова разрабатывала проект мер и все же снова ходила с докладом от одних ответственных руководителей министерств и ведомств к другим. Пройдя этот слой, закончив с этим уровнем, важные руководители горкома, муниципалитета
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 257
ходили с докладами и запросами к руководителям ЦК и даже вплоть до премьер-министра и его заместителя… В итоге ждали окончательного одобрения Госсовета», — рассказывает давний шанхайский руководитель.
Такие трудности и повороты, это не бюрократизм и казенщина, только ограниченные политикой и временем. Это тоже является «трудностями времени», с которыми столкнулись и которые пережили развитие и открытие Пудуна. Это не совсем проблема собственной системы нашей страны, а эпохи, когда «правила международной игры» еще не пришли, чтобы китайцы могли по ним «играть». Тем не менее, течение развития и открытости Пудуна было стремительным и неудержимым. Такие «международные правила игры» также необходимо было заранее применять в практике развития и открытия Пудуна.
То, что сегодня могут понять даже ученики средней школы, в Китае более 20 или 30 лет назад, возможно, было тяжким преступлением, которое привело бы ко всевозможным невообразимым бедствиям.
Видя это, когда вы осознаете и понимаете прошлые события, которые пережили первопроходцы Пудуна и жители Шанхая в этом историческом процессе, можете ли вы тоже почувствовать как драгоценны и возвышенны их смелость реформирования и духовная мудрость в то время?
Первый одобренный документ с «государственной пометкой» на бланке «Китайская Народная Республика» наконец вышел! Процесс этого прорыва и люди, которые им руководили, от премьера Госсовета до генерального директора «Шанхай 100», подписавшего и составившего согла258
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
шение о сотрудничестве — между ними сколько людей, сколько учреждений, сколько печатей? «Наверняка не меньше ста!» — говорит давний шанхайский руководитель.
Наличие одного ратификационного документа — это «первый шаг Великого похода».
Последующий приход иностранных бизнесменов и вложение китайского капитала повлечет за собой сотни «мелких проблем», таких как банковские поставки, процентные ставки, гарантии, обменные курсы, управление иностранной валютой и т. д. Не стоит недооценивать эти размером с кунжут мелочи, иногда это сложнее, чем ходить по министерствам в Пекине.
Пороги приходится обходить один за другим.
Однако, когда дело доходит до основных прав и интересов китайско-иностранных совместных предприятий, этот момент действительно заставляет жителей Пудуна и даже всего Шанхая немного «душевно тревожиться»: потому что это ключевая суть борьбы интересов с «капитализмом» — кто решает, кто больше получает на этой новой земле в китайском Пудуне. Это уже не простое дело о сотрудничестве объединенных капиталов, а принципиальный вопрос о том, сможет ли «социализм» победить «капитализм»! Большой принцип относительно того, не могут ли с трудом заработанные деньги «трудящихся» Китая быть съедены «капитализмом»!
Ты умираешь, а я живу. Железный закон революции.
В особенности объединенное открытие магазинов с японскими капиталистами, разные сложные политические, экономические и национальные факторы нарушили настрой
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 259
пудунских первопроходцев, обладающих суперспособностями работы.
В соответствии с результатами переговоров, в структуре акционерного капитала нового совместного предприятия «Яохан №1» на универмаг №1 г. Шанхая пришлось 45%, на японский Яохан — 19%, на гонконгский Яохан — 36%, а в состав правления директоров вошли 5 человек японской стороны и 4 человека с китайской стороны. Вторым и третьим акционерами, на самом деле, являются корпорация Яохан №1 Кадзуо Вада, такое распределение прав и власть в совете директоров четко говорит о том, что «последнее слово остается за японцами» — «правила игры» в международном бизнесе так и определяются, также является основным принципом сотрудничества самих китайцев с китайцами. Нынешний вопрос заключается вот в чем: как максимизировать права китайской стороны в таких рамках акционерных прав. Мудрость стала ключом в этом моменте.
В конце концов пудунцы сделали так: при разработке устава новой компании китайская сторона настояла и в конце концов добилась одобрения двумя третями членов правления по важным вопросам, то есть, помимо иностранного директора, что можно было только реализовать при наличии поднятой руки, как минимум, одного китайского члена правления. Эти правила таковы: фактически японские 55% акций и китайские 45% акций имеют одинаковую силу в решении важных вопросов.
Это необыкновенная победа мудрости! Те «социалисты, которые сомневались и обвиняли первооткрывателей Пудуна в подписании соглашений о совместном финансиро260
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
вании, услышав об этом, больше никогда не подавали голос.
В тот день, когда в Пудуне открылось первое китайско-иностранное совместное предприятие Яохан, на Пудуне была сенсация! В Шанхае была сенсация! Компании всего мира тоже обратили взгляды на Пудун… 1,07 млн. посетителей торгового центра, пришедших за покупками — только китайский Пудун мог поставить такой сильный бизнес-рекорд.
«Даже я был потрясен! Универмаги всего мира не могли иметь таких рекордов!» — Вада Кадзуо растроган до слез.
Император Японии потом короновал Вада Кадзуо знак благодарности его достижений в сотрудничестве с Пудуном.
Универмаг Яохан №1 в Шанхае, непоколебимо стоявший на запущенном участке земли в деревне Яньцзяцяо бывшего района Хуанпу, состоял из 99,9 метровой высокой башни и 10-этажной пристройки общей площадью постройки 140 тыс. кв.м. — размером почти как Дом народных собраний в Пекине. Его коммерческая площадь достигает 108,7 тыс. кв.м. Торговый центримеет 100 метров по фасаду и 6 этажей в высоту, белое с величественными изогнутыми стенами, 12 искусными арочными воротами, в которых выгравированы любимые китайцами 12 знаков гороскопа, выполненные со вкусом. В тот год, когда этот торговый центр, объединивший в себе восточную культуру и мировую современную моду, приоткрыл свою прекрасную вуаль в Пудуне, потрясены были не только жители Пудуна и Шанхая, но и все китайцы, даже японцы, гонконгцы, европейцы… Несмотря на то, что впоследствии торговая империя «Яохан» Вада Кадзуо обанкротилась во время «экономического кризиса
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 261
97 года», однако большой торговый флаг «Яохан №1» в шанхайском Пудуне в Китае всегда высоко развевалось на улице Чжанъян, 501. Даже в сегодняшнем процветающем и изысканном новом Пудуне он по-прежнему гордо стоит перед нами, как старшая красавица, сохраняя свой стиль и внушая уважение.
По сравнению с Кадзуо Вада, японская Итотю, основанная в 1858 году, имеет в несколько раз более высокую квалификацию и влияние в мировом бизнес-сообществе, чем «Яохан № 1». Находясь на 6 месте среди 500 крупнейших компаний мира, еще в 1972 году, во время установления дипломатических отношений между Китаем и Японией, стало первым японским коммерческим предприятием, определенное Китаем, как дружественное. Как мог такой крупный бизнесмен из соседней страны не знать о развитии и открытии Шанхайского Пудуна, от которого отделяет только одно море?
На начальном этапе развития Пудуна, несомненно, больше внимания уделялось тому, что иностранные бизнесмены приезжали, открывали фабрики и инвестировали. Поскольку Китай еще не входил в «ВТО» (Всемирную торговую организацию), в то время он не был открыт для иностранных компаний из бизнеса и других сфер. Однако, с другой стороны, горячее «развитие и открытие Пудуна», как огненный шар, обжигало Итотю из соседнего государства.
«Посмотрите, мэр Шанхая Чжу сказал, что у них уже есть «зона свободной торговли» в Пудуне. Поскольку это «зона свободной торговли», она должна быть открыта для всего мира. Мы, Итотю, являемся дружественной торговой компа262
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
нией в хороших отношениях между Японией и Китаем, и должны получить такую честь в первую очередь!» — сказал президент компании Итотю директору по Восточно-азиатскому региону, держа в руках французскую газету «Ле Монд».
В газете сообщалось, что мэр Шанхая Чжу Жунцзи, который все еще находится за границей, но уже назначенный Всекитайским собранием народных представителей заместителем премьер-министра Госсовета, отвечая на вопрос журналиста во Франции о том, «что значит Пудунская бондовая зона», этот прямой и откровенный заместитель премьер-министра повернул голову и сказал: «Это зона свободной торговли!»
Создание «Зоны свободной торговли» в новом районе Пудун, стало в то время «тяжёлой артиллерией» с мировыми влиянием. Итотю, один из шести крупнейших мировых бизнес-гигантов, не мог остаться равнодушным и безразличным, не говоря уже о его необычных отношениях с Китаем!
«Нужно быстро действовать!»
«Да!» — тогда базирующееся в Китае учреждение Итотю подготовило необычайно формальное проектное предложение по созданию «Шанхайской торговой компании Итотю» в Пудуне.
«Ой! Это иностранные бизнесмены хотят вести бизнес в нашей стране! Мы еще не вступили в ВТО, кто сможет одобрить это открытие?» Сотрудники канцелярии по развитию Пудуна как получили предложение от Итотю, сразу доложили ответственным лицам офиса развития.
«Это кажется немного сложным, но то, что мы делаем
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 263
в Пудуне — это «особенного в особенном», особому делу особый подход, восточные дела делаем по-восточному. Немедленно направлено в муниципалитет...» Ответственное лицо канцелярии собрал файл и лично поехал в муниципалитет в Пуси.
В то время занимавший пост заместителя мэра по делам внешней торговли Хуан Цзюй посмотрел предложение Итотю и издал громкий возглас согласия! Тогда и пришло это «восточные дела делаются по-восточному», после отправки на согласование другим нескольким мэрам и заместителям мэра на рассмотрение, сразу был составлен доклад Народного правительства города Шанхая в государственное Министерство внешней экономики и торговли. В то время полномочия рассмотрения и утверждения таких дел были у Министерства внешней торговли.
После «доложения» какое-то время, как будто кануло в воду все. Из Шанхая позвонили в Пекин с вопросами. Пекин ответил, что у них тоже нет полномочий утверждать такие дела, необходимо получить одобрение собрания постоянных членов Госсовета.
Мамочки! Шанхай постоянно жалуется, как бы это не отложило решение на еще более дальний срок!
Успех зависит от стараний человека, всегда есть выход. После того, как Хуан Цзюй узнал об этом, он потихоньку доверил «секрет» генеральному директору офиса развития Вайгаоцяо в Пудуне Жуань Яньхуа: помощник замминистра внешней экономики и торговли Юй Сяосун, который отвечает за согласование этого дела, сейчас находится в отпуске дома в Ханчжоу, не мешало бы напрямую к нему отпра264
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
виться и оговорить…
Превосходно! Жуань Яньхуа, которому некуда было деваться, как услышал, от волнения чуть не начал танцевать. В тот же вечер он отправился увидеться с Юй Сяосун. Жуан Яньхуа «вылил» перед ним международную правила «бондовой зоны»: «Например, товар должен самостоятельно ввозиться и вывозиться, нельзя же без торговой компании, которая будет ответственна за операции, так ведь? Без такой торговой компании как будут товары в специальной зоне перемещаться? Кроме того, как внешнего и внутреннего можно считать Гонконг, если внутри страны, то необходимо соблюдать китайское законодательство, если внешний, то нужно оперировать согласно международной практике зон свободной торговли. Таким образом разве не лучшее решение существующих правоотношений с нашей страной!
Ваш ход мыслей очень новаторский! Я доложу в министерство, посмотрим, сможем ли мы до вступления в ВТО испытать сначала все в Пудуне», — сказал довольно заинтересованный Юй Сяосун.
Есть надежда! Жуань Яньхуа не мог сдержать внутреннего волнения. Потому что многие открытия и новый опыт в Китае начинают свое зарождение именно на «испытательных площадках».
Есть ли еще надежда? Спустя более двух месяцев Итотю отправили представителя в Шанхай узнать о деле у Жуань Яньхуа и остальных. «В тот момент нам правда было неловко, думали, что уже все безнадежно!» — говорит Жуань Яньхуа. «Но именно тогда, когда мы потеряли уже надежду, в муниципалитет позвонили и сказали, что наверху все
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 265
одобрено, скорее забирайте документы! Не знаю, насколько были рады в Итотю, когда мы им об этом сообщили!»
Итотю на самом деле были рады вдвойне, потому что будучи торговой компанией со стопроцентным иностранным капиталом получили документ «№1» — одобрение китайского правительства, одобрение на регистрацию и открытие «Шанхайской торговой компании Итотю» в Пудунской бондовой зоне, в Вайгацяо.
При изучении истории компании «Итотю» я обнаружил, что «документ №1» включен в раздел развития в Китае. Я также знаю, что Итотю в Пудуне после 2007 года ежегодно платит правительству Китая более 100 миллионов юаней в виде налогов и инвестирует в более 200 проектов в Китае.
Конечно, «документ №1» является историческим для развития Итотю в Китае и во всем мире, а его роль и значение в переходе «бондовой зоны» в Пудунском Вайгаоцяо до полноценной первой в Китае «зоны свободной торговли» являются вообще неизмеримыми.
Да, 20 лет назад Шанхай и Пудун при установке «бондовой зоны» в Вайгаоцяо местные и иностранцы, казалось, знают только английское название, однако здесь спрятан умный «намек». Это как раз одно из ярких действий, как «осмелиться съесть краба», к тому же этот «краб» пожирнее и побольше мохнаторукого краба с озера Янчэн!
Лю Сяолун из «старого Вайгаоцяо», который вместе с «зоной свободной торговли» в Пудуне вырос в «большого дракона» (сейчас он является президентом одной инвестиционной компании), говоря об их «смелом духе» при «поедании крабов», использовал очень точную фразу: «Наш
266 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Вайгаоцяо умело использовал соответствующую политику, испытал рынок за более чем 10 лет до вступления в ВТО и исследовал правильный путь внешней открытости и быстрого развития нашей экономической силы».
«Можно сказать, что без смелости и сосредоточенности в «поедании крабов», вы никогда не сможете попробовать вкус этого мира и постоянный богатый урожай от ускоренного развития зоны свободной торговли Вайгаоцяо…» — Лю Сяолун, говоря об этих делах прошлого, уже не мог усидеть, и непрерывно двигал ногами, и чертил руками. Рассказывает — в 1991 году Вайгаоцяо имел статус «бондовой товарной биржи», утвержденной государством. С тех пор иностранная компания Итотю напрямую зарегистрировала свою торговую компанию в нашей «бондовой зоне», сразу же начали регистрироваться и другие крупные торговые компании из разных стран мира. Если есть торговая компания, значит есть логистика, поэтому в Вайгаойяо пришла еще одна группа всемирно известных логистических компаний. Как только пришли крупные логистические компании, нам сразу понадобились склады, причалы и порты! Таким образом, строительство порта Вайгаоцяо за несколько лет стало «портом №1 в Китае». В то время порт Яншань еще не был построен, пусть даже потом пропускная способность порта Яншань превысила пропускную способность порта Вайгаоцяо, развитие и рост логистической отрасли в Вайгаоцяо, очевидно, оказали поддержку сегодняшнему порту Яншань.
Слова Лю Сяолуна я не перепроверял, но кадровые работники в Шанхае говорили мне, что Юй Чжэншэн,
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 267
который официально сменил Си Цзиньпина на посту секретаря горкома Шанхая в 2008 году, впервые приехав в Вайгаоцяо, охнул: «Такое маленькое место, даже приличного завода не видать, а ежегодно приносит миллиарды юаней налоговых отчислений — вот это чудо!»
«Эксперимент с зоной свободной торговли в Шанхае вовсе не является в обычном смысле борьбой за льготную политику для зоны, также не является прорывом в поиске партнеров и привлечении инвестиций. Это стратегическая мера, которая подчиняется новому порядку управления глобальной экономикой, добровольно стыкуется с международными правилами и по своей инициативе создает новые дивиденды для Китая», — так в свое время оценивал руководитель Исследовательского центра по вопросам развития муниципалитета Шанхая и научно-исследовательский специалист зоны свободной торговли г-н Сяо Линь «зону свободной торговли» в Вайгаоцяо, Пудун.
На самом деле уже тогда тема развития Пудуна была официально доложена в проекте «доклада» ЦК как «бондовая зона» (в то время в официальных документах еще не осмеливались упоминать понятие «зона свободной торговли»). Старый мэр Ван Даохань и его преемник мэр Цзян Цзэминь несколько раз вскользь незначительно говорили о «зоне свободной торговли» в Сингапуре и «секрете зарабатывания денег» Гонконга. Позже Цзян Цзэминь также вскользь говорил о «зоне свободной торговли» своему преемнику Чжу Жунцзн. Самому Чжу Жунцзи не пришлось говорить. Его Дэн Сяопин назвал одним из немногих руководящих кадров высокого уровня в партии, кто «разбирается в экономике».
268 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
После посещения «зон свободной торговли» в Сингапуре, Гонконге, особенно США, Франции и других странах, он в душе уже сильно проникся к этим зонам.
Например, Гонкон и Сингапур такие маленькие, а к удивлению имеют штаб-квартиры 3-4 тысяч авторитетных компаний мира; Дубай в ОАЭ тоже — такой маленький кусочек земли возле аэропорта, а имеет более 1600 мировых предприятий, которые делают там бизнес! Скажи, почему мы не можем научиться у них? Много раз задавали этот вопрос кадровые работники, сопровождавшие Чжу Жунцзи в поездках.
«Так что на самом деле мы давно уже знакомы с этим крабом — зоной свободной торговли. Потом в проекте развития и открытия Пудуна тоже появилось содержание об учреждении «бондовой зоны» в Вайгаоцяо», — сказал Чэнь Бинхуэй, который позже занимал пост директора офиса по иностранным делам нового района Пудун. Но на ранней стадии развития и открытия Пудуна даже «пециальная зона» была уже очень передовым явлением. «Весной 1991 года, перед нашей совместной поездкой в несколько европейских городов с Чжу Жунцзи в поезде в Пекин он специально меня позвал к себе и сказал, что понятие «специальная зона» будет непонятна иностранцам, ее обязательно нужно переводить как «зона свободной торговли». Он еще раз особо подчеркнул: «На всех внутренних документах должно использоваться «специальная зона». Видимо, это и есть политическая мудрость товарища Чжу Жунцзи».
Политическая мудрость Чжу Жунцзи и лидеров Шанхайского горкома партии дала людям, развивающим Вайгаоцяо
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 269
в Пудуне смелость и методы для того, чтобы «съесть краба», а также предоставила безграничное пространство для воображения о таком большом и жирном крабе, как «зона свободной торговли».
«Хотя наша бондовой зоны занимала всего 0,4 кв.км., а потом чуть более 10 кв.км., но она, как единственный солнечный канал, соединяющий с огромным внутренним рынком Китая, привлекла всех бизнесменов мира. Они научились методу, который использовал Итотю — сначала инвестировали и зарегистрировали компанию у нас, затем доставили в порт Вайгаоцяо товары из разных уголков земли, которых у нас нет, а потом на огражденной проволокой территории специальной зоны непрекращающимся потоком продавали их оптом на громадном внутреннем рынке Китая». Лю Сяолун, рисуя жестами, рассказывает мне: «Не прошло много времени, как у нас уже зарегистрировалось там несколько тысяч иностранных компаний, десятки тысяч! Все они занимались торговлей, в этих компаниях достаточно только иметь 1-2 человек, чтобы их многомиллионный бизнес быстро обрел популярность. Если бы вы тогда приехали к нам в это время, вы бы почувствовали массу невероятного. Например, компания с крупным доходом, а офис очень простой: одна комната 9 кв.м., один стол, один телефон-факс — вот и вся компания! У той компании даже крыши не было, потому что мы им предоставили выставочный зал типа склада. Все начинающие торговые компании работали там. Между собой они были разделены на маленькие комнатки перегородками, поэтому сверху не нужно было закрывать. Но это никак не влияло на размер бизнеса:
270 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
они по-прежнему приходили в свой «храм» в 9 кв.м. и вели многомиллионные бизнесы».
«Атмосфера там была сумасшедшей!». Лю Сяолун снова взволнованно заговорил: «Как входишь в операционное здание, весь день можно слышать непрерывный звук «тук-тук-тук» — это сотни кассовых машин, работающих день и ночь, 24 часа в сутки выпуская чеки, как будто не успевает, бизнес был настолько хорош! Китайский рынок с населением в 1,3 миллиарда человек слишком силен! Китайский рынок с населением в 1,3 миллиарда человек слишком силен!» — у Лю Сяолуна руки пляшут, а ноги притоптывают.
Если только представить, то тоже можно почувствовать, какая это была величественная картина! Если у вас есть время сходить посмотреть, пусть даже не увидите, чтобы ели «крабов» с таким смаком, как это делают пудунцы, но, как минимум, можно услышать его свежий аромат.
«Позже…» Позже Вайгаоцяо стал синонимом «Шанхая» и «Пудуна» в международном деловом сообществе. Там бизнес не только масштабировался, но туда еще и «толпами» переезжали иностранные предприниматели.
«В те дни мое сердце так волновалось каждый день, что казалось, оно вот-вот выпрыгнет...» Позже Лю Сяолун тоже стал «феодалом» развивающей компании в Вайгаоцяо. «В то время я только узнал, что значит «транснациональная корпорация». Например, сначала с нами придет разговаривать Hewlett-Packard, скажет, что хочет перенести свой офис из Сингапура в наш Вайгаоцяо, нужен завод на такое-то количество товара и надеются, что мы кроме завода предоставим трудовые ресурсы. Я как услышал о масштабе,
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 271
правда, сердце чуть не выскочило! Просто беру дело в свои руки и гарантирую, что проблем точно не возникнет! Так что я отложил все свои дела и побежал распределять задачи, несколько месяцев днем и ночью строили завод для Hewlett-Packard, а потом искали рабочую силу. Когда мы построили завод по их требованиям, мы обнаружили, что Hewlett-Packard не только переехали сюда, но и перенесла более 20 вспомогательных заводов, связанных с ней... Скажи, было бы странно не радоваться!»
«Это только первый шаг, — живо и образно говорит Лю Сяолун, — внушительные это люди, из Hewlett-Packard! Они этим вспомогательным заводам сказали, что дают им три года поработать «прилипалами», после чего должны стать независимыми в Китае и быть жизнеспособными. Поэтому утвержденные услуги обязательно должны быть диверсифицированы!»
Как и следовало ожидать, не прошло трех лет, все эти вспомогательные предприятия, которые пришли вместе с Hewlett-Packard постепенно все стали открывать заводы, создав сеть производства Hewlett-Packard на территории Китая. Таким образом, весь их бизнес в Китае не только прочно укоренился, но бы быстро распространился во все уголки…» — Лю Сяолун, широко раскрыв глаза, спросил меня: «Что думаешь, сильные они или нет?»
«На самом деле сильные!» — постоянно отзываюсь похвалой, не понимающий я, что значит «транснациональная компания» и глобализация.
«Затем приехали другие из четверки знаменитостей: Phillips, Intel, IBM, все, как и Hewlett-Packard пришли в наш
272 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Вайгаоцяо со своими группами разработчиков и производителей… Это было действительно оживленно! Это оживление было не только из-за звука «та-та-та», который издавали кассовые аппараты днем и ночью, но еще и из-за того, что счетные машинки китайских банков тоже пришли и безостановочно издавали «та-та-та»…» — у Лю Сяолуна снова руки с ногами заплясали.
«Только подумай, так много международных компаний пришло в Вайгаоцяо, ежедневный входящий и исходящий объем средств разве не похож на прилив реки Хуанпу! … Чтобы делать бизнес в нашей стране, нужно рассчитываться в юанях. Столько международных компаний со всего мира пришли в Китай, что их иностранные банки тоже, конечно, приехали в Китай. Таким образом, наши финансовые учреждения в Пудунском Луцзяцзуй разрешили им открыть филиалы и рассчитываться в юанях. Возможно, ты знаешь, чтобы иностранные банки могли открыть свои филиалы, сначала им нужно заплатить Народному банку 30 млн. долларов США в качестве депозита, связанного с риском… А здесь нет, наша маленькая «Зона свободной торговли» Вайгаоцяо нечаянно снова стала «прудом для денег!»
Да, раскрыв классическое произведение, посвященное «зоне свободной торговли», я нашел одно выражение: «Установление зоны свободной торговли на самом деле создало для развития региона и страны «пруд для денег!».
Неудивительно, что люди, подобные Лю Сяолуну из Шанхая и Пудуна, как начнут говорить зоне свободной торговли в Вайгаоцяо, всегда захлебываются от восторга. Оказывается, вот в чем заключалась загадка.
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 273
Мы сейчас все узнали, что первым, кто съел «краба», является «зона свободной торговли» в Вайгаоцяо, Пудуне. С июня 1991 она получила государственное подтверждение статуса «маленького канала», а спустя 22 года исследований и практики, 29 сентября 2013 года получила официальную золотую табличку от государства, став первой испытательной зоной свободной торговли в Китае (Шанхае). В последующие несколько лет ЦК поочередно утвердил открытие испытательных зон свободной торговли в Гуандуне, Тяньцзине, Фуцзяне. В праздник Весны в 2018 году, когда Си Цзиньпин участвовал в Боаоском азиатском форуме на Хайнане, объявил о создании хайнаньской «зоны свободной торговли» и хайнаньском свободном порте. Это дало опыту «есть крабов» первооткрывателей Пудуна «возможность новой эпохи», которая распространилась повсюду.
Однако, насколько я знаю, в процессе развития и открытия Пудуна, эти примеры «поедания крабов», как возглавлявшие более 10 лет процесс создания «зоны свободной торговли» в Вайгаоцяо и Яохан №1 на улице Чжан Ян, наблюдались повсеместно. Или можно сделать такое сравнение: Пудун от рисовых полей и грязевого порта до сегодняшнего живописного нового горизонта, каждый кирпич, которым выложены здания, каждая пядь земли, на которой проложены паутины дорог, каждый слиток золота, накопленный крупными и мелкими банками — все это пропитано храбростью и потом, мудростью и духом «едоков крабов», да еще и множеством недопониманий и обид…
Это также доказало, почему золотая вывеска «Зоны свободной торговли» так привлекает взгляды людей —
274 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Это выражение уважения этим безумным парням, они независимые, дерзкие, они провоцируют споры, не соответствуют, выделяются из толпы своим взглядом на вещи, не любят придерживаться правил и не хотят мириться с тем, что есть. Ты можешь их восхвалять, принимать на работу, противостоять им, подвергать их сомнению, хвалить или порочить, но только невозможно смотреть на них с презрением. Потому что они меняют вещи. Они двигают человечество вперед к развитию. В чужих глазах, возможно, они безумцы, но в наших глазах они таланты. Только потому, что есть такие безумцы, которые считают, что могут изменить мир, мир действительно изменяется.
Так сказал Стив Джобс. Однако жители Шанхая и Пудуна никогда не были безумцами, даже когда они видели «зону свободной торговли», которая вкуснее, чем мохнаторукие крабы озера Янчэн. Они всего лишь слишком углубленно и искусно внедрили вещь, которая была изобретена капиталистическими странами, то есть модель глобализации рыночной экономики и все. Хотя у «зоны свободной торговли» есть разные недостатки, но степень открытости и экономической выгоды, которые она приносит региону и стране, неизмеримы. Те, кто развивал Пудун, на своей любимой социалистической земле, опираясь на законы и правовые акты своей страны, следуя особенностям рыночной экономики, создали «зону свободной торговли» в китайском стиле, что открыло для нас новый мир, который принес пользу стране и народу. Этот дух «поедания крабов» очень ценный: хотя первоначальная «позиция» была не совершенной, но полученный «вкус» и чувствительность безукоризненны и имеют
ГЛАВА II ВОЙТИ В ЦУЦЗЯН И ПРОТРУБИТЬ В РОГ 275
глубокий смысл.
Действия по «поеданию крабов» в развитии Пудуна только начались, дальнейшие усилия заставят вас еще больше изумляться и впечатляться.
ГЛАВА III
СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ
В истории политики реформ и открытости Китая есть особенно важный момент — до и после выступления Дэн Сяопина во время инспекционной поездки на юг в 1992 году. Если принять Третий пленум ЦК 11-созыва в 1978 году за призыв к оружию великой эпохи китайской политики реформ и открытости, то речь Дэн Сяопина во время инспекционной поездки в 1992 году была подобна барабанам войны бьющиеся сигнал атаки. С тех пор развитие Китая можно охарактеризовать как стремительное.
То же самое относится и к Пудуну в Шанхае. Если решение Центрального правительства о «развитии и открытии» Пудуна в 1990 году было сигналом атаки, то в 1992-году, двумя годами позже после «выступления во время инспекторской поездки» все 90-е и даже первые несколько лет нового века стали «золотыми годами» в истории развития Пудуна. Это то, что я бы назвал «великой эпохой страсти и романтики в Пудуне», так как «Дух Пудуна», который является основой для многих «Скоростей» и «Чудес Пудуна», был
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 277
создан и сформирован в этот период.
Прогресс и великие достижения человечества были созданы страстью и романтикой человечества. Одна страна, одна нация, одна эпоха, без страсти и романтики борьбы и творчества людей на историческом этапе человечество не смогло бы пройти путь от обезьян до современной цифровой и разумной цивилизации.
Многие уважаемые шанхайские руководители неоднократно доставали фотографию и показывали ее мне: «Однажды в начале нового века товарищ Цзян Цзэминь (прим. переводчика — председатель КНР с 1993 по 2003 год) вернулся в Шанхай и сел на зеленой площадке в центре финансовой улицы Луцзяцзуй (прим. переводчика — финансовая торговая зона в городе Шанхай, КНР) с группой бывших коллег и управляющими тогда зонами развития Шанхая и Пудун. Цзян Цзэминь указал на Вайтань (прим. переводчика — набережная и район в Шанхае) через дорогу и сказал: «Через реку от нас был «Шанхайский Вайтань», на строительство которого у имперских властей ушло сто лет, сегодня мы потратили всего десяток лет на строительство нового, более красивого и процветающего Шанхая, и это великолепная народная поэзия, творящая историю».
Безусловно, раньше на международном уровне утверждали, что коммунисты в лице Маркса были достаточно способны «разгромить» старый мир, но они не смогли построить новый более урбанизированный мир. Такое же предвзятое отношение к китайским коммунистам укоренилось и в з ападном мире. Возвышение Шэньчжэня, после политики реформ и открытия, начало сотрясать западный
278 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
мир с таким взглядом, в то время как возвышение Пудуна почти привело западный мир с таким же взглядом к краху и капитуляции!
История и реальность еще раз доказали, что коммунисты, особенно китайские, могут «разгромить» весь старый мир и построить свою собственную страну и нацию лучше, чем любая капиталистическая страна, а также построить лучшие, более красивые и современные города. Практически мгновенно на грязевых полях и берегах рек вырос прекрасный Пудун. Это чудо, которое китайские коммунисты в очередной раз доказали на практике борьбы!
Такое чудо непоколебимо. Ведь создание такого чуда само по себе полно страсти и романтики, а человеческая страсть и романтика зачастую более вечны, чем гранитная скала и железобетон — это и есть поэзия и легенда.
Безусловно, через тысячу лет, будь то старый Шанхай или новый Пудун, красивые на первый взгляд здания, башни и широкие дороги во многом изменятся, но единственное, что останется неизменным — это легенда о страсти и романтике зарождения Пудуна.
Выдающиеся люди тоже полны страсти
Обычно многие считали Дэн Сяопина малословным и суровым лидером. Хотя он и говорил мало, но слова, произнесенные один раз, часто сотрясали горы. На самом деле Дэн
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 279
Сяопин был страстным человеком, и его страсть часто выражалась в глубокой любви к своей стране и своему народу. .Я обнаружил, что из всех китайских городов, которые посетил Дэн Сяопин, Шанхай был единственным, к которому он испытывал самую глубокую привязанность. Уже одно это свидетельствует о его привязанности к Шанхаю.
В 1994 году Сяопин в последний раз встретил китайский Новый год в Шанхае, когда ему было 90 лет. Три года спустя, в феврале, он скончался. В свой последний Праздник весны, когда смог «погулять», он был в Шанхае, слушал, как руководители города представляли новый Шанхай и развитие Пудуна. Три слова, сказанные с таким чувством и любовью: «Дорогие шанхайцы, знаете и понимаете ли вы?
Он сказал: «Вы проделали очень хорошую работу в Шанхае!»
Он сказал: «Вы должны уцепиться за хвост ХХ го века, это последний шанс!»
Он сказал: «Шанхай и Пудун должны год за годом меняться, после три года должны сильно меняться!»
Эти слова от политика, от 90-летнего старика, разве не достаточно страстны и романтичны? Я встречал много замечательных поэтов, которые в расцвете сил всегда горели энтузиазмом и страстью и говорили так красноречиво, что хотели в любой момент поджечь весь мир. Но в более зрелом возрасте, они обычно не могли даже произнести полное предложение, не говоря уже о «красноречии» или «стихах». Дэн Сяопин, однако, никогда не писал стихов, но когда он познакомился с Шанхаем и Пудуном, не мог удержаться от впечатлений, его сердце забилось в такт.
280 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Я слышал, как господин Чжу Чжихао, главный строитель мостов Наньпу и Янпу, говорил о третьем «чувстве Дэн Сяопина на мосту».
Первый раз — 18 февраля 1991 года. В то время западная часть моста Наньпу была только что построена, а строительство Пудунского моста только начиналось. Когда Дэн Сяопин прибыл на мост, он долго стоял в Пуси (прим. переводчика — исторический центр Шанхая) и с глубоким чувством смотрел в сторону Пудуна. Сотрудники на месте попросили его написать название моста, он с радостью согласился. Затем он спросил серьезно: «Это самый большой мост в мире?» Когда услышал отрицательный ответ, он замолчал.
Второй раз — также на мосту Наньпу, 7 февраля 1992 года. В то время строительство моста Наньпу было завершено, и после того, как машина, в которой ехал Дэн Сяопин, остановилась на главном мосту, он сошел на него. Чжу Чжихао находился рядом с Дэн Сяопином и сопровождал его к центру моста. Их приветствовали слова «Мост Наньпу», которые были начертаны Дэн Сяопином высоко над головой. Чжу Чжихао рассказал ему, что каждый иероглиф выше был размером в 14 квадратных метров! Дэн Сяопин рассмеялся. Чжу Чжихао добавил, что мост, на котором они стоят, находится на высоте 58 метров над поверхностью реки Хуанпу. Дэн Сяопин приостановился, взглянул на реку, а затем снова улыбнулся.
«Является ли этот мост первым в мире?» Вдруг Дэн Сяопин снова спросил.
Услышав «не является», шаги Дэн Сяопина быстро
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 281
замерли, и он несколько мгновений ласково смотрел в сторону Пудуна, а затем замолчал.
Третий раз — 13 декабря 1993 года, когда Дэн Сяопин снова поднялся на мост. На этот раз это был мост Янпу. Было очень ветрено, моросил дождь, а температура была всего 0 градусов. В этом году Дэн Сяопину исполнилось 89 лет.
Руководители хотели позволить Чжу Чжихао докладывать Дэн Сяопину в машине, но товарищ Сяопин отказался от этого предложения и настоял на том, чтобы выйти и пройти несколько десятков метров по мосту под дождем.
Чжу Чжихао снова был с ним, указал на иероглифы «Мост Янпу» над его головой и сказал: «Иероглифы, которые вы начертали, имеют площадь 14 квадратных метров каждый».
Дэн Сяопин поднял взгляд, все еще улыбаясь.
Чжу Чжихао: «Сейчас вы стоите на высоте 62 метра над рекой. Мост Янпу выше, чем мост Наньпу, и на 42% больше по масштабу».
Дэн Сяопин сразу же спросил: «Это первый в мире мост?»
Чжу Чжихао ответил: «Это первый в мире мост!»
Дэн Сяопин немедленно пожал руку Чжу Чжихао, «Он крепко сжал ее и сказал очень взволнованно: «Мы должны поблагодарить инженерно-технических работников, принимавших участие в строительстве моста». Это победа шанхайскога рабочего этапа!» Чжу Чжихао запомнил эти слова.
В этот день Дэн Сяопин был действительно «очень взволнован», и когда шел к мосту, он был настолько воодушевлен, что напевал на ходу: «Радостный взгляд на сегодняшнюю
282 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
дорогу стоит десятилетнего чтения».
«Папа, ты никогда не занимаешся поэзией, почему ты так взволнован сегодня?» Удивленно спросила рядом с ним его дочь Дэн Нань.
Неожиданно Дэн Сяопин обернулся к У Банго (прим. переводчика — инженер-электрик и политический деятель КНР) и другим сопровождавшим его товарищам из Шанхая и сказал: «Эти слова исходят из моего сердца».
Кто может сказать, что в свои девяносто с лишним лет он не был полон страсти и романтики и так поэтичен? Мы должны знать, что страсть и романтика литератора отражается в словах и языке, а страсть и романтика политика — это такая ошеломляющая, переворачивающая ход времени, победная песня на поле боя...
Призрак бродит по Европе — призрак коммунизма. Все силы старой Европы объединились для священной травли этого призрака: папа и царь, Меттерних и Гизо, французские радикалы и немецкие полицейские. Какую оппозиционную партию враги у власти не называют Коммунистической партией? И какая оппозиционная партия не возьмет на себя ответственность за коммунизм, чтобы отомстить более прогрессивным оппозиционным партиям и своим собственным реакционным врагам?
Из этого факта можно сделать два вывода: коммунизм был признан как сила всеми державами в Европе.
Настало время коммунистам открыто заявить миру о своих взглядах, целях, намерениях и взять собственный манифест партии для опровержения мифов о призраке коммунизма.
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 283
В первую очередь он производит собственных могильщиков. Гибель буржуазии и победа пролетариата одинаково неизбежны.
— Это страстные слова Маркса и Энгельса в «манифесте Коммунистической партии».
«Наша задача трудна, мы встретим много лишних и вредных элементов, но работа уже началась, и если мы тоже будем ошибаться, не следует забывать, что каждая ошибка поучительна. Капитализм — это международная сила, и поэтому он может быть полностью уничтожен только в случае победы не одной, а всех стран. Война против Чехословацкого легиона — это война против капиталистов во всем мире. Все рабочие идут на эту борьбу; рабочие Петрограда и Москвы вступили в армию, и в то же время идея борьбы за победу социализма проникала в армию. Пролетарские массы дали гарантию, что Советская Республика сможет разгромить чехословацкую армию и поддержать ее до начала мировой социалистической революции ...».
— Это часть одной из бесчисленных речей Ленина, произнесенных без протокола. Каждое выступление Ленина было увлекательнее и интереснее выступления артиста. Русская революция началась, в некотором смысле, с его речей, поскольку выступления Ленина сами по себе были своего рода революционной мобилизацией страстей.
— О страсти и романтике Мао Цзэдуна мы, китайцы, знаем лучше всех, что его стихи могут «дотянуться до луны в небе» и «до черепахи в море», а с его словами «Новый Китай подобен величественному восходящему солнцу» 40 миллионов угнетенных китайцев возвысились на Востоке...
284 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Язык личности Дэн Сяопина сильно отличался от языка вышеупомянутых лидеров, однако их великий ум соответствовал их страсти к миру, а идеалы и стремления к будущему были также полны романтических чувств и страстей.
Прокатившись по скоростным железным дорогам Японии, увидев промышленные комплексы Сингапура и став свидетелем волны информационной революции на западном побережье Тихого океана, Дэн Сяопин вернулся на свою отсталую родину со страстными поэтическими словами, указывающего нам направление: развитие — основная цель!
Фраза «развитие — основная цель» более страстна, непосредственна и романтична, чем сотня песен или тысяча стихов. Она говорит более чем миллиарду людей: Если мы хотим жить такой же поэтичной и живописной жизнью, как богатые люди в западных странах, мы должны полагаться на тяжелую работу несколько поколений, а также на твердую веру и настойчивость, придерживаться слова «развитие» и непоколебимо двигаться вперед!
Жители Шанхая и Пудуна лучше всех знают и понимают страсть и романтику Дэн Сяопина.
Первая акция родилась в Шанхае, и он поддержал ее.
Первый земельный грант появился в Шанхае, и он оценил его по достоинству.
Первый иностранный банк открылся в Шанхае, и он был более чем доволен.
Первая зона свободной торговли была создана в Шанхае, и он был очень рад и отзывался с похвалой...
Сразу после холодной зимы 1992 года Дэн Сяопин
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 285
отправился из Пекина на юг, чтобы начать свое знаменитую 40-дневную «инспекционную поездку на юг». В этот период он произнес ряд речей, вошедших в историю партии как «Речи южной поездки». Многие люди думают, что Дэн Сяопин провел большую часть времени во время своей «Южной поездки» в Шэньчжэне и Чжухае в Гуандуне, но на самом деле дольше всего он пробыл в Шанхае. С момента прибытия в Шанхай 31 января до отъезда 20 февраля прошел целый 21 день. Во время своего пребывания в Шанхае Дэн Сяопин в возрасте 88 лет почти без перерыва наблюдал за происходящим и выступал с важными речами о политической, экономической и международной ситуации того времени, в том числе о развитии Шанхая и Пудуна.
Секретарь Шанхайского горкома в то время У Банго, вспоминал следующее:
Я помню, что поезд прибыл в Шанхай 31 января в 7.15 утра. По словам товарища Дэн Жуна, учитывая обычные привычки товарища Сяопина, он должен был сойти с поезда в 8.30 утра, но он боялся, что мы будем ждать под поездом, поэтому он встал рано утром, позавтракал в поезде и сошел, как только поезд остановился.
В свои 88 лет, рулевой великой нации и эпохи, не был ли он настолько «нетерпелив», что его грудь вздымалась и горела от эмоций?
В этом году товарищ Сяопин провел много мероприятий в Шанхае: 2 февраля он принял участие в собрании старых и новых руководителей города по случаю китайского Нового года и поздравил с Новым годом жителей Шанхая и всей страны; 7 февраля проинспектировал строитель286
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
ные площадки мостов Наньпу и Янпу; 8 февраля осмотрел ночной Шанхай и совершил лодочную экскурсию по реке Хуанпу; 10 февраля проинспектировал компанию «Бэйлин», производящую интегральные схемы; 12 февраля — зону развития Миньхан и деревню Цичжун; 17 февраля он ознакомился с планом развития Пудуна; 18 февраля посетил Первый Шанхайский универмаг. Из этих нескольких событий в Шанхае можно реально почувствовать как мыслит этот старик по некоторым основным вопросам, которые долгое время сковывали умы людей.
Из воспоминаний У Банго ясно видно, что Дэн Сяопин был особенно озабочен развитием Шанхая и Пудуна во время своей «Инспекционной поездки на юг».
Так что вскоре после «Инспекционной поездки на Юг» мы услышали из прессы новые марксистские теории и идеи Дэн Сяопина с китайской спецификой, сияющие светом истины, которые поэтически взбудоражили развивающийся Шанхай, Пудун и весь Китай.
Главное — твердо держаться за «одну центральную задачу и двух основополагающих момента». Нет выхода без социализма, без реформ и открытости, без экономического развития и улучшения жизни людей. Основная линия должна прослужить сто лет и не должна пошатнуться. Только если вы будете придерживаться этой линии, народ будет доверять вам и поддерживать вас. Любой, кто захочет изменить линию и политику после третьего пленума КПК, потерпит поражение, и народ не согласится.
Политика реформ и открытости должна быть более смелой, нужно смело идти на эксперименты, а не быть похоГЛАВА
III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 287
жими на женщину с маленькими ножками. Если вы видите правду — пробуйте и пробивайтесь уверенно. Важный опыт Шэньчжэня заключается в том, чтобы осмелиться прорваться вперед. Без духа смелости и «риска», без энергии и силы мы не сможем пойти по хорошей и новой дороге, и не сможем сделать новую карьеру!
Кто осмелится сказать, что не рискуя и не будучи уверенным на 100% все будет сделано без ошибок? Не хорошо думать с самого начала, что вы правы на 100%. Я никогда так не думал. Каждый год руководство должно анализировать накопленный опыт, придерживаться того, что правильно, быстро менять то, что неправильно, и решать новые проблемы по мере их возникновения. Боюсь, пройдет еще 30 лет, прежде чем мы получим более зрелую и устоявшуюся во всех аспектах систему. Руководящие принципы и политика в рамках такой системы будут более четкими. Сейчас опыт построения социализма китайского образца становится богаче с каждым днем. Опыт накоплен большой, и, судя по материалам в прессе в каждой провинции, у всех свои особенности. Хорошо быть креативным.
Политика реформ и открытости не сделала ни шагу вперед и не решилась на прорыв, но, в конце концов, она побоялась, что будет больше капиталистических вещей, и мы пойдем по капиталистической дороге. Ключевым является вопрос в том, как это называется: «капитал» или «общество». Критерием оценки должно быть главным образом то, способствует ли оно развитию производительных сил социалистического общества, укреплению всеобъемлющей национальной мощи социалистической страны, или же повыше288
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
нию уровня жизни народа.
Не бойтесь создавать больше предприятий с «тремя капиталами». И мы не боимся пока у нас ясная голова.
Не вступать в полемику — это мое открытие. Причина, по которой вы не спорите, заключается в том, чтобы выиграть время. Если вы будете спорить, все усложнится и вы потеряете все свое время и ничего не сможете сделать.
«Правый» может похоронить социализм, как и «левый». Китаю следует опасаться «Правый», но главным образом для того, чтобы предупредить «левый».
Шанхай, например, сейчас имеет все возможности для того, чтобы двигаться быстрее. Шанхай обладает очевидными преимуществами в плане талантов, технологий и управления, а также широким радиусом действия. Оглядываясь назад, могу сказать, что одной из моих больших ошибок было то, что я не добавил Шанхай к четырем специальным экономическим зонам. В противном случае дельта реки Янцзы, весь бассейн реки Янцзы и даже вся страна сейчас находились бы в другом положении с точки зрения политики реформ и открытости.
Людям важна практика. Когда они увидят, что социализм и политика реформ и открытости по-прежнему хороши, наша деятельность будет длиться вечно!
Капитализм развивался веками, как долго мы строили социализм Не говоря уже о том, что мы сами задержались на 20 лет. Было бы здорово если потребовалось сотни лет с момента основания страны, чтобы превратить нашу страну в развитую страну среднего уровня! С этого момента и до середины следующего века это будет очень важный период,
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 289
и мы должны много работать. На наших плечах лежит тяжелое бремя и большая ответственность!
В годы после весны 1992 года, когда Дэн Сяопин покинул Шанхай, город, особенно Пудун, был омыт весенним бризом, светило солнце, везде было оживленно, скорость развития была представлена, и сцена труда до сих пор была незабываема для самих шанхайцев...
«В те годы у нас одновременно велось более 3 000 строительных объектов! Более 3 000 объектов — от одной мысли об этом можно прийти в восторг!»
«В то время мы потребляли 100 000 тонн строительных материалов каждый день и ночь на наших строительных площадках. 100 000 тонн каждый день! 365 100 000 тонн в год, если все это навалить в кучу, была бы она выше Эвереста?»
«Ваша городская птица в Шанхае должна называться журавлем, потому что журавль издает такой же звук. В вашем шанхайском Пудуне больше всего журавлей в мире...» И вот, люди из всех слоев общества, включая Генерального секретаря ООН, изображали и описывали Пудун того времени и года с разных точек зрения...
Таким образом, в это время в обществе появились модные словечки, как «Шэньчжэнь в 80-х» и «Пудун в 90-х».
С этого времени началась настоящая эра Пудуна.
И именно тогда был представлен настоящий Пудун с его великим строительством, великим развитием и великой красотой.
290 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Горячие слезы «Пудун Чжао»
В начале он был известен как «господин Пудун», затем просто как «Пудун Чжао». Эти два титула очень ему подходят, поскольку среди первопроходцев в Шанхае и Пудуне, которых я знаю и понимаю, нет никого, кто продвигал Пудун так много как он на своей национальной и международной аренах!
Чжао Цичжэн был уникален и не имел себе равных. Так как он являлся первым «высшим руководителем» в Новом районе Пудун — директором административного комитета и секретарем парткома, правда, на этой важной должности он пробыл недолго — шесть лет, с 1992 по 1998 год. Но затем он отправился в Пекин в качестве директора Пресс-канцелярии Госсовета КНР, став «устами нации» (прим. переводчика — человек, который говорит от лица страны) на семь лет. Позже, в течение пяти лет, он занимал должность заведующего Комитета по международным делам ВК НПКСК. За эти 18 лет работы Чжао Цичжэн стал директором Информационного бюро Госсовета и Комитета по международным делам ВК НПКСК, за исключением первых шести лет, когда он возглавлял партийные и административные органы в Пудуне. В позиции «уст», будь то его прежний титул «Пудун Чжао» или его собственная сознательная или бессознательная тенденция «поднимать» тему «Пудун», в любом случае
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 291
Чжао Цичжэн проделал хорошую работу по «рекламе» и написанию статей о Пудуне. «Он сделал достаточно, чтобы весь мир узнал, что он — китайский «Пудун Чжао».
Я должен добавить, однако, что за почти семь или восемь лет, прошедших с тех пор, как он оставил свою важную работу, господин Цичжэн стал настоящим «Пудун Чжао» — он проводил почти каждый день в своем доме в Шанхае, крича о «вчерашнем» и «сегодняшнем Пудуне», продвигая его во всех направлениях, систематизируя файлы, собирая материалы и встречаясь с китайскими и иностранными СМИ и посетителями, такими как я. Его книги «Чудо Пудуна», «Логика Пудуна» и т.д., которые уже разошлись по всему миру, до сих пор пересматриваются, дополняются и переиздаются.
Но в любом случае, в конце концов, я обнаружил, что «Пудун Чжао» действительно больше всего говорил о Пудуне в течение шести лет, когда он был «главным руководителем» нового района Пудун ...
Сколько раз Чжао Цичжэн продвигал и выступал от имени Пудуна за эти шесть лет? Никто, кажется, не назвал цифру, даже он сам покачал головой и сказал: каждый день! Иногда он принимал по десять-восемь делегаций или экскурсий в день, поэтому ему приходилось выступать по десять-восемь раз!
И сколько же? Он рассмеялся: астрономические цифры!
Чжао Цичжэн был человеком всегда полным страсти, лидером, ученым и деятелем, которого не часто можно встретить среди старших кадров нашей партии как эмоционального, и особенно умеющего хорошо выступать.
292 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Он с хаханьками рассказывал мне, что изучал ядерную физику и работал инженером.
Это была «международная шутка» из его «молодости»: Такой ораторский гений должен был хотя бы дать знать товарищу Владимиру Ильичу Ульянову, что у великого Ленина есть китайский большевистский оратор-преемник.
Страстные и романтичные всегда вселяют позитивный оптимизм.
Вообще говоря, люди с опытом работы в области науки и техники, как правило, очень сильны в практических способностях и относительно слабо владеют языком и письмом, но в случае Чжао Цичжэна, все было наоборот, его способность «говорить» и писать заставила бы понервничать среднего гуманитарного человека, так как его ораторские и писательские способности были превосходны. Проблема не в том, что Чжао Цичжэн обладал двумя навыками, которых нет у обычных людей, а в том, что он был физиком и с юных лет очень усердно собирал данные, литературу и все знания, которые его интересуют. В сочетании с научным семейным наследием и строгим воспитанием родителей, которые были профессорами университета, что-то в его генах просто казалось, что он на голову выше других. И это только один аспект Чжао Цичжэна. В прошлом люди мало что знали о «Пудун Чжао», но с тех пор, как он стал «устами нации», его образ быстро стал известен на национальном и международном уровне: пара больших, почти невинных глаз, пухлое лицо и, прежде всего, улыбка. Именно поэтому его воспринимали как «первого пресс-атташе китайского правительства», который отличался приветливостью и прямотой, и
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 293
чья карьера «агента государственной прессы» была успешной.
Среди нескольких высокопоставленных руководителей, которых я знал и с которыми контактировал во время строительства Пудуна в Шанхае, трое личностей всегда мелькали в моей памяти.
Первый, Чжу Жунцзи, который был одним из великих политических деятелей и руководителей мегаполиса, непобедимым, с твердым и героическим духом.
Второй — Ван Даохань, который уже был описан как чрезвычайно мудрый, гибкий и дальновидный политик и ученый.
Третьим — Чжао Цичжэн. В дополнение к сильным сторонам, уже упомянутым выше, это редкость, когда местный администратор региональной экономики продвигается на должность директора Пресс-канцелярии Госсовета КНР. Это, вероятно, напрямую связано со способностью Чжао Цичжэна думать и учиться, его международной перспективой и философской мудростью, а также его исключительными коммуникативными навыками и находчивостью.
Существует немало «история Чжао» на эту тему. Вот несколько из них, которых вы можете изучить и насладиться ими.
«История» 1:
«Во время терактов 11 сентября Чжао Цичжэн проводил Берлинскую Азиатско-Тихоокеанскую неделю в Германии.
На пресс-конференции немецкий журналист первым задал Чжао Цичжэну вопрос: Соединенные Штаты были
294 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
атакованы террористами, погибло много невинных людей, и многие страны мира выразили свое сочувствие Соединенным Штатам, но почему китайская молодежь злорадствует в Интернете?
Это был деликатный и провокационный вопрос. В этот момент мировые СМИ следили за выражением лица Чжао Цичжэна и его ответом.
Чжао кивнули ответил четко и ясно: когда я работал в Шанхае, построил башню Цзинь Мао, почти такую же высокую, как Всемирный торговый центр в Нью-Йорке. У башни Цзинь Мао были хорошие отношения со Всемирным торговым центром в плане дизайна и управления, а теперь она потеряла хорошую сестру. Что касается вашего комментария о реакции некоторых молодых людей в Китае, я думаю, что в Китае большое население, и не более одного человека из тысячи выражают подобные чувства в Интернете. Они явно связали это с бомбардировкой китайского посольства в Югославии и авиакатастрофой самолета США-Китай, так что с их стороны это был просто сиюминутный всплеск эмоций, а не философское мышление, в то время как вы, немцы, — народ с философской традицией ...
Весь зал смеялся.
«История» 2:
20 октября 2002 года Чжао Цичжэн и другие нанесли ответный визит Американскому Еврейскому Конгрессу. В то время между Китаем и США было много разногласий из-за ряда проблем. Коммуникация стала неотложной задачей между Китаем и США. Портативный компьютер, подготовленный китайской стороной в тот день, просто не мог соедиГЛАВА
III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 295
ниться с проектором американской стороны.
Сцена была немного неловкой. Чжао Цичжэн произнес импровизированную речь.
Выйдя на сцену, он снова слегка улыбнулся, а затем сказал: «Ваши инженеры так усердно работали, чтобы наши портативные компьютеры соединиться с вашим проектором. Это новая проблема, вызванная высокими технологиями. Машины не хотят общаться друг с другом, но мы можем общаться (раздались аплодисменты).
Сегодня в это ограниченное время я хотел бы сосредоточиться на традиционной дружбе между двумя древними народами и двумя древними цивилизациями — китайской и еврейской.
За время работы на посту вице-мэра Шанхая и руководителя нового района Пудун я пережил несколько незабываемых событий, которые помогли мне осознать, насколько сильна и важна наша глубокая дружба. Прежде всего, я хотел бы упомянуть моего друга, покойного господина Шауля Айзенберга (прим. переводчика — 1921-1997 гг. — еврейский бизнесмен и магнат-миллиардер). Во время Второй мировой войны он бежал из Европы, находившейся под властью нацистов, и укрылся в Шанхае, где после войны изо всех сил старался стать успешным предпринимателем. Его инвестиции в стекольный завод Pilkington в Шанхае увенчались большим успехом. Он всегда был привержен развитию экономического и торгового сотрудничества с Китаем, особенно с Шанхаем. Однажды он сказал журналиста: я хочу инвестировать в Шанхай, потому что он спас меня и многих других евреев во время Второй мировой войны, и я испыты296
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
ваю чувство благодарности к Шанхаю. Всего за несколько дней до его смерти от сердечного приступа я разговаривал с ним в Шанхае, и он подписал соглашение с городом о создании центра торговли бриллиантами в Пудуне. Теперь его желание исполнилось, и Алмазная биржа Пудуна официально открылась.
Кроме того, я хотел бы упомянуть Президента Австрии господина Томаса Клестиля. Когда он посетил Шанхай в октябре 1995 года, я сопровождал его во время специального визита в колонию европейских еврейских беженцев в Хункоу. Он сказал: Австрия сожалеет, что евреи укрылись в далеком Шанхае, но именно вы спасли их, поэтому я сегодня здесь, чтобы выразить свою сердечную благодарность. Когда говорил это, он проливал горячие слезы, а с неба вдруг хлынул дождь. Он пожимал руки окружавшим его китайцам, и это было так трогательно, что я тоже не удержался и расплакался ...
(Снова раздались аплодисменты)
«История» 3:
В ноябре 1993 года Чжао Цичжэн прибыл с визитом в Англию. Однажды в зале заседаний пять членов комитета по иностранным делам имперского парламента уселись вокруг Чжао Цичжэна и спросили его, «высшего руководителя» нового района Пудун, резким тоном: теперь, когда вы создали новый район Пудун, собираетесь ли вы заменить Гонконг?
В то время, до передачи Гонконга оставалось еще три-четыре года, и Китай и Великобритания очень напряженно относились к статусу и направлению Гонконга в будущем.
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 297
Подтекст того, что британские парламентарии обратились к данной теме, заключался в том, что если Китай имел в виду именно это, то оно повлияет на нормальные отношения между Китаем и Англией и своевременную передачу Гонконга, и если эти рассуждения верны, то последствия и ответственность должны лежать на китайской стороне.
Чжао сидел в кресле. Он окинул собеседника спокойным, но дружелюбным взглядом, кивнул в сторону другого со своей обычной улыбкой, а затем поднял глаза к потолку над гостиной, сказал: Здесь должна быть не одна лампа, а много ламп. То же самое и в Китае — ему нужно несколько международных экономических центральных городов...
Говорят, что Чжао Цичжэн позже объяснил более подробно: Гонконг и Пудун расположены в разных местах, время и уровень развития не совпадают, даже если Пудун развивается позже, он все равно сильно отличается от Гонконга по целям и роли в сфере услуг. Мир настолько велик, что даже если в нем будет несколько Гонконгов, они все равно смогут существовать и развиваться здоровым и процветающим образом.
Британские парламентарии убежденно кивали головами.
Мудрость «истории» Чжао Цичжэна можно было бы собрать в «канон», но даже из этих нескольких вы можете более или менее понять, почему он стал директором Пресс-канцелярии Госсовета КНР. На самом деле, есть более важный момент, о котором многие из вас могут не знать, и это связано с его опытом и статусом «Пудун Чжао» до этого.
У самого Чжао Цичжэна есть свое объяснение его роли
298 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
на посту директора Пресс-канцелярии Госсовета КНР: объяснить миру Китай четким и понятным языком. Первое определение и глагол, используемые в данном контексте, очень проработаны и изучены. Например, «язык, который можно понять», требует, прежде всего, понимания культуры и истории другой страны, ее повседневных привычек, включая этническую принадлежность. Задача «первого национального пресс-атташе» — «пропагандировать» свою страну, но Чжао использовал слово «объяснять», и в этом есть много различий и нюансов: пропагандировать — это часто несколько силовое воздействие и внушение другим; а объяснять — это, наоборот, способ общения с миром, который наполнен высоким уровнем восточной конфуцианской культуры, а также равенством (жестом), общением (взаимностью) и искусством логического (на философском уровне) взаимодействия в международных делах. Неудивительно, что господин Ли Чжаосин, один из ведущих дипломатов Китая, выразился о Чжао Цичжэне:
Строго говоря или нет, это примерно одно и то же: «пресс-атташе» — это не «человек», а механизм для распространения информации и изложения позиций. В то же время, пресс-атташе страны должен быть более развитым гражданином, другом, приемлемым для большинства сограждан и иностранцев. На мой взгляд, товарищ Цичжэн — идеальное сочетание обоих этих качеств.
Будучи директором Пресс-канцелярии Госсовета КНР, он в течение многих лет регулярно получал разрешение выступать от имени правительства и организовывать пресс-конференции. Некоторые СМИ называют его «пресс-атташе
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 299
номер один в Китае» и «начальником отдела по связям с общественностью». В то же время он является обычным и выдающимся гражданином Китая. Он был таким практичным и живым в своем изложении политики партии и строительных достижений страны. Когда он нападал на плохие вещи, подрывающие дело справедливости и искажающие совесть человечества, он был таким решительным и рассудительным. Он был скромным и покладистым, трудолюбивым и обучаемым.
Впервые я встретил его в офисе директора Административного комитета нового района Пудун более десяти лет назад. Меня тронула его страсть к реформам и открытости, а также его преданность своей работе. Мы много раз встречались в Китае, и его преданность своей стране и любовь к делу мирного развития в мире достойны восхищения.
К этому моменту все уже знают, что за человек Чжао Цичжэн. На самом деле, даже близко нет!
В своих интервью с жителями Пудуна и Пудуна я обнаружил, что этот некогда гламурный «уст нации» может предложить много не столь гламурного.
В то время, когда он впервые стал директором Административного комитета нового района Пудун, помимо руководства строительством и управления Пудуном как большой строительной площадкой, он также выполнял важную задачу по рекламе и продвижению Пудуна для привлечения бизнеса! Поэтому у Чжао Цичжэна было очень много зарубежных визитов, график каждого из них был настолько тесным, что иногда у него даже не было возможности перевести дух. Товарищи из нового района Пудун позже выра300
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
зились: «Не будьте «лидером», потому что «лидер» будет измотан, от первого раза до последнего, когда вы выходите из машины, чтобы поприветствовать людей, ведь каждый шаг невозможен без «лидера». Чжао Цичжэн каждый раз возглавлял делегацию, поэтому в первые несколько раз он не выдержал и спросил Чэнь Бинхуэя, «управляющего иностранными делами»: «До этого также утомительно было руководителям Шанхая выходить на улицу?»
Да. Чэнь Бинхуэй ответил ему: «Товарищ Цзэминь, товарищ Хуан Цзю (прим. переводчика — 1938-2007 гг. — китайский политик) и Ван Даохань — у всех было также. Ван Даохань был стар, и у него была привычка делать перерыв на обед в полдень, но когда он отправлялся в зарубежные поездки, он часто устраивал несколько или даже дюжину встреч и переговоров в день, поэтому невозможно было выйти утром, а затем вернуться в отель в полдень, чтобы «вздремнуть». «Когда он видел такое место, как кофейня, он делал вид, что заходит и выпивает, но на самом деле он заходил туда, чтобы откинуться на спинку дивана и немного «вздремнуть» ...
Не думайте, что господин Ван был очень стар. Бывало, он протирал глаза, сипло поднимаясь, но во время встреч или выступлений, он был так же ярок и красноречив, как всегда. Товарищ Цзэминь такой же», — закончил Чэнь Бинхуэй.
Чжао Цичжэн был очень поражен и тронут услышавшим, и сказал очень торжественно: «Я буду делать то же самое в будущем».
Позже он действительно сделал то же самое и сделал это
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 301
еще лучше. Он встречался с иностранными гостями и высокопоставленными лицами десятками и десятками в день. Он и его коллеги «прикрывали веки», чтобы передохнуть, будь то в иностранных кафе или на открытой площадке сидя на кресле или же на табуретке» За шесть лет работы в Пудуне я развлекал более 3 000 японских знатных гостей! В те дни встречи с иностранными бизнесменами и развлечения инвесторов были важной частью развития и открытия Пудуна. Особенно в первые дни, если слышали, что пришел иностранец, сразу же радовались и хотели, чтобы он немедленно инвестировал в Пудун! Внешняя и внутренняя политическая обстановка во время развития Пудуна также была очень динамичным и сложным периодом, и при малейших признаках проблем Пудун становился мишенью для всех видов грязной воды. Как только в СМИ появлялось искажение нашей речи о Пудуне, мы не медля ни минуты, должны были вскочить с постели, чтобы своевременно и эффективно вернуться и дать отпор. А иначе развитию и открытию Пудуна будет нанесен большой ущерб!». Когда он говорил об этих вещах во время интервью, в его чистых глазах всегда блестели слезы.
«Чужие не знают, но те, кто нас окружают, все видят». И я вскоре узнал, о «чем» говорил Чэнь Бинхуэй, когда спросил — ведь в те дни Соединенные Штаты нанесли удар по китайской компании ZTE (прим. переводчика — «Чжунсин», китайская телекоммуникационная компания), и в обществе было много сплетен. Наиболее часто задаваемым вопросом был: «Почему Китай не обращает внимания на «чипы»? Является ли «китайское сердце», о котором
302 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
говорят уже несколько десятилетий, настоящим «сердцем» или ложным?» Эти вопросы прозвучали громко и четко. И я знаю, что в те дни соответствующие департаменты государства отправили много крупных чиновников в Шанхай и другие города для исследования «чипов»...
«Тогда — это было, наверное, где-то в 1995 или 1996 году». Чэнь Бинхуэй вспоминал: «Тогда мы потратили много усилий, чтобы привезти в Пудун тайваньского соотечественника, работавшего в американской компании по производству чипов, и быстро организовали собственную линию по производству чипов. После рассмотрения долгосрочной стратегии страны и промышленное развитие Пудуна, была подана заявка в соответствующие государственные ведомства на строительство еще нескольких линий по производству чипов. В это время в Пудуне оказался руководитель из Пекина, Цичжэн решил, что это хорошая возможность, и принялся горячо лоббировать, но руководитель в ответ спросил: «Что вам нужно, Чжао Цичжэн? Достаточно иметь одну линию по производству чипов! Сколько вы хотите построить? Есть ли в этом какая-то польза для вас? Это потому, что вы взяли взятку у тайваньского бизнесмена?»
«В тот день он был так обижен, что проливал слезы на наших глазах ...», — рассказывал Чэнь Бинхуэй, на сей раз критика и обида овладели его. Было время, когда на развитие Пудуна повлияли «азиатский финансовый кризис» и «атипичная пневмония», и когда наступил кратковременный спад, люди упрекали Цичжэн в некомпетентном руководстве. А во время процветания, люди говорили, что «руководящие кадры в Пудуне богатые», на том основании,
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 303
что они каждый день были в сговоре с иностранными «крупными капиталистами».
Слова господина Чэнь Бинхуэя также напомнили мне о важном опыте строительства Пудуна, о котором Чжао Цичжэн неоднократно говорил мне во время интервью, а именно, что с самого начала целостность и развитие были поставлены на одну ступень. Он сказал: «Мы можем с гордостью сказать, что за все время развития и открытости Пудуна, кроме нескольких низовых кадров, в отношении которых проводились расследования, почти никто из кадров на уровне руководства, особенно 800 храбрецов, не был «взят» дисциплинарным комитетом и прокурорами, что является отличным показателем!»
«Развитие и открытие Пудуна — это именно результат работы группы идеалистичных, амбициозных, качественных и сентиментальных кадров, таких как Чжао Цичжэн, благодаря которым новый район Пудун сегодня относительно совершенен». Чэнь Бинхуэй, несомненно, «старый шанхаец», который в 17 лет был одним из 200 или около того «скаутов», отправленных его страной учиться по всему миру. Затем наступила «культурная революция», и он был досрочно отозван. Он был переведен обратно в Шанхай только в 1978 году, работал в отделе иностранных дел правительства и является человеком, повидавшим мир. Он рассказал мне о другом случае: примерно летом 1993 года он вместе с Чжао Цичжэном отправился проверять работы в деревне Сяохэбан в поселке Танцяо, район Пудун. «Он зашел туда и увидел, что люди там живут в местах, заваленных мусором, а крысы в канаве маленькой реки жирные,
304 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
как ласки, и бегают вокруг ... Выйдя из деревни, Цичжэн, который больше не мог этого выносить, сказал мне, проливая слезы: «Мы не можем больше позволить людям жить в таких условиях! В любом случае мы должны найти способ дать им хорошую жизнь!»
«Он человек, который слишком легко поддается эмоциям».
То же самое Чэнь Бинхуэй сказал о Чжао Цичжэне. Люди, которых называют «легкоранимыми», обычно склонны совершать что-то «необычное» в определенное время и в определенных вопросах. На самом деле это предрассудок. Если вы спросите меня, человек, который легко возбудим — всегда горяч, кровь его полна страсти, а человек, который страстен, лучше всего умеет использовать свою мудрость и ум, энергию и талант. Маркс и Энгельс написали «Коммунистический манифест» после сильной страсти отвращения к упаднической природе капитализма и тоски по коммунизму, что привело к такому замечательному свечению классических идей, чтобы направить все человечество к лучшему будущему. Страсть Ленина и Сталина привели к их успеху в установлении новой системы в самой большой стране мира — социалистическое государство. Страсть Мао Цзэдуна была доведена до предела, что позволило ему стать лидером китайских коммунистов в строительстве новой системы, нового государства в чрезвычайно отсталой, полуколониальной, полуфеодальной стране.
Как уже упоминалось ранее, политика реформы и открытости страны, созданная Дэн Сяопином, на самом деле была революцией и строительством со страстью, редко встречаюГЛАВА
III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 305
щейся у людей.
История развития и открытия Пудуна — это битва, полная великой страсти. Это было бы невозможно, если бы не страсть первого поколения, которое работало с преданностью, мужеством и самоотдачей. Так мне говорили многие люди в Шанхае.
Чжао Цичжэн, несомненно, один из этих тысяч увлеченных людей, причем очень важный «один».
Я не спрашивал самого Чжао Цичжэна о причинах такой смены должности — от члена Постоянного комитета, заведующего орготдела, до члена Постоянного комитета, вице-мэра, и до члена Постоянного комитета, директора административного комитета нового района Пудун и секретаря партийного комитета. Однако я почувствовал одно: после речи Дэн Сяопина в «Инспекционной поездке на Юг» в Шанхае, и Пудуне, в частности, он столкнулся с поистине эпическим периодом развития, временем, когда Пудун должен был быть более открытым миру, быть на более высоком уровне, чтобы управлять этим участком земли, который Дэн Сяопин считал «козырем Китая».
Он был назначен первым «главным управляющим» нового района Пудун, естественно, после того, как «уверенно сделал первый шаг».
Товарищи.
Сегодня одновременно были созданы Шанхайский рабочий комитет КПК и административный комитет нового района Пудун, что знаменует собой новую страницу в развитии и открытии Пудуна.
Оглядываясь назад, можно сказать, что развитие Пудуна
306 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
было давним желанием нескольких поколений, но оно так и не было воплощено в жизнь. Только после реализации созданной товарищем Дэн Сяопином теории построения социализма с китайской спецификой развитие и открытость Пудуна стали реальностью, и на этой земле начали происходить большие исторические изменения.
В докладе XIV го съезда КПК говорится, что развитие и открытие Пудуна в Шанхае должно быть принято в качестве ведущей точки для дальнейшего открытия городов вдоль реки Янцзы, чтобы как можно скорее превратить Шанхай в один из международных экономических, финансовых и торговых центров и совершить новый скачок в экономике дельты реки Янцзы и всего бассейна. Недавно завершившийся Шестой съезд Шанхайского КПК вновь нарисовал жирными чернилами славное будущее нового района Пудун и руководящие принципы развития Пудуна.
С тех пор как Центральное правительство объявило о развитии Пудуна, оно достигло замечательных результатов как в стране, так и за рубежом.
С сегодняшнего дня все наши товарищи в двух комитетах официально взяли на себя бремя истории. Мы посвятим себя этому великому проекту, охватывающему все столетия, с новым отношением и новым стилем. Мы создадим стройный и эффективный рабочий орган, будем работать как единая группа, принимать предложения со всех сторон и следовать хорошим советам; мы будем осторожными и смелыми, не только в реформах и инновациях, но и в принятии ответственности. Мы будем активными и предприимчивыми, всегда сохраняя бодрость и смелость. Мы возьмем
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 307
за основу развитие социалистической рыночной экономики с китайской спецификой и будем играть ведущую роль в создании социалистической рыночной деятельности и норм честной конкуренции в новом районе Пудун, будем играть ведущую роль в достижении полной конвергенции с международным рынком, в формировании операционного механизма для добродетельного экономического цикла и новой модели системы управления «малое правительство — большое общество», чтобы соответствовать статусу: «новый район, новые дела, новый офис». Мы уверены в успехе нашей работы по следующим причинам: правильная политика Центрального КПК и Госсовета, правильное руководство муниципального горкома, а также горячая поддержка жителей страны и города.
Давайте вместе попотеем и создадим светлое будущее на этом горячем клочке земли, полном надежд.
Это была «инаугурационная речь» Чжао Цичжэна 1 января 1993 года на открытии рабочего комитета КПК и Административного комитета нового района Пудун. Я процитировал его полностью, потому что считаю, что он в какой-то степени отражает «стиль Пудуна» того времени, простой и реальный, без излишней риторики, отражение духа и команды нового района Пудун во главе с Чжао Цичжэном. Это не только их «стиль» и «мировоззрение», но и дух и «козыря Китая» всего развития и открытости Пудуна после инспекционной поездки на Юг Дэн Сяопина, и важное послание миру о том, что на этой многообещающей земле Пудун будет запущен «манифест» великого процесса развития, который никогда не видели раньше и редко будут
308 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
видеть после.
Именно в этот день мы начали отмечать: до того, как стать главой Шанхая и «высшим должностным лицом» нового района Пудун, Чжао Цичжэн был физиком, занимавшимся материей: ее структурой, законами движения и взаимодействиями. Теперь, в качестве высшего должностного лица новой экономической зоны Пудун, он имеет дело с людьми, с реальностью мира, состоящего из людей со сложным и активным мышлением, людей с явными и несколько скрытыми мотивами — например, деловых людей, которые не говорят прямо, что они здесь, чтобы воспользоваться вами и заработать много денег. Существует также социальная среда, где люди взаимодействуют друг с другом, а старые механизмы, старые системы и традиционное мышление, как сеть, которую невозможно обойти, даже если захочешь, ждут группу людей под руководством Чжао Цичжэна, чтобы разобраться, распутать, прорваться сквозь тернии и волны, для достижения гармонии и процветания и победы вместе, и в конечном итоге цели подъема и процветания Пудуна.
На самом деле, инсайдеры Шанхая и Пудуна знали, что перед Новым 1993 годом Чжао Цичжэн уже два или три месяца стоял у руля развития и открытия Пудуна, потому что под весенним ветерком «Речи об инспекционной поездке на юг» Дэн Сяопина стратегическое мышление Шанхая о развитии и открытии Пудуна было поднято на более высокий уровень. По словам Чжао Цичжэна, настало время «встать перед глобусом», чтобы думать и планировать развитие Пудуна. Именно в это время началась подготовительная
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 309
работа по созданию нового района с задачей доработать проект застройки в духе речи «инспекционной поездки на юг».
Цель и направление этого амбициозного «проекта» заключалась в том, что Шанхай, благодаря своей связи между востоком и западом и развитию Пудуна, должен быстро стать «головой дракона» в продвижении дельты реки Янцзы и Китая в целом к модернизации. Таким образом, логически реализуется роль Шанхая как наиболее динамичного и мощного излучателя света в «Азиатском экономическом коридоре». Это логичный шаг к тому, чтобы сделать Шанхай самым динамичным и сияющим светом в «азиатском экономическом коридоре». Как «жемчужина» на «голове дракона» и «фитиль» на «лампе», Пудун станет мировым финансовым центром. Конечно, есть еще один центр, о котором он тогда не сказал, но я знаю, что этот центр давно был у него на уме, и это мировой культурный центр. Ли Цян, нынешний секретарь Шанхайского горкома партии, предложил всесторонне развивать «Культуру правого берега Янцзы», «Красную (прим. переводчика — революционная) культуры» «Шанхайскую культуры». Фактически, эти три концепции «культуры», по сути, сводятся к самой передовой культуре в мире с характеристиками Шанхая и Пудуна.
В великом процессе развития и открытия Пудуна шанхайцы всегда втайне думали, что будущий Шанхай будет не в стиле Нью-Йорка или Токио, а станет новым мегаполисом, превосходящим эти города по уровню экономического процветания и в то же время ни в чем не уступающим
310 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Парижу и Лондону по уровню культуры!
Это мечта, о которой мечтал Чжао Цичжэн, и это великая миссия, которую он, как «глава Пудуна», должен был возглавить «800 храбрецов (прим. переводчика — полк, который в Шанхае в 1937 г. оказывал сопротивление японцам после отхода китайской армии)», чтобы воплотить в реальность. Такая миссия требует и страсти, и романтики, но, конечно, она должна быть конкретной и реальной. И как величайшее мировое достижение на рубеже веков (по словам бывшего премьер-министра Японии Гоики Хосокавы).
Если развитие Пудуна слишком конкретно и реально, то это, конечно, не самое совершенное развитие и строительство; в то же время, если оно слишком страстно и романтично, то оно не самое научное и рациональное развитие и строительство. Только когда страсть и романтика укладываются в самые прочные и тщательные бетонные и реалистичные рамки, мы можем по-настоящему реализовать наши страстные и романтические мечты. Каждая дорога и каждое здание в конкретном и реальном должны быть построены на основе страстных и романтических идей и мечтаний, чтобы быть вечным и прекрасным материальным существованием. Именно так развивался мир, и именно это отличает мыслящих людей от других видов, существующих в этой глобальной деревне.
Чжао Цичжэн известен как «Чжао Пудун» (или «господин Пудун» в начале) из-за высокой частоты его выступлений и высокого уровня юмора, остроумия, таланта, адаптивности и непринужденного обаяния, которые он демонстрирует в
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 311
своих выступлениях с тех пор, как возглавил администрацию Пудуна. С обаянием этого человека трудно сравниться.
«Развитие и открытие Пудуна было событием, которое возникло из ниоткуда. Оно возродилось не в нужное, скорее, в определенное время, как специальная инициатива Дэн Сяопина, главного архитектора китайских реформ и открытости. С самого начала Пудун столкнулся с беспрецедентным внешним и внутренним сопротивлением, и сделать его известным всему миру и вывести на мировую арену было первой задачей на ранних этапах его развития и открытия. В такой момент и с такой сложной задачей партия и город Шанхай приняли мудрое решение выбрать такого человека, как Чжао Цичжэн, в качестве главного исполнителя «оркестра» для великого развития и строительства Пудуна». Это то, что мне говорили старшее поколение шанхайских лидеров, которые еще живы.
Он сказал, что в поэтической истории развития Пудуна Дэн Сяопин был композитором, Цзян Цзэминь и другие центральные лидеры были дирижерами, а он и мностальные — игроками в «большом оркестре»
Обычный игрок в оркестре очень сильно отличается от главного игрока. У главного игрока была роль «души» и «лидера». Так было в течение первых шести лет существования Пудуна.
Поскольку он был «главным», он должен был отдавать всего себя, все свое внимание и отдаваться своей роли, и поскольку он «играл», должен был стать артистичным. Благодаря целеустремленности главного исполнителя «Пудун Чжао» и чувству ответственности, он и его коллеги
312 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
начали чудесное строительство Пудуна с великим сражением и высокой скоростью...
В то время грозовые тучи над Пудуном все еще были переменчивы, ударяли молнии и гремел гром. Все стороны нового района пылали страстью, свайные машины, экскаваторы и бетономешалки возились и ревели всю ночь напролет. На востоке, западе, севере, юге и центральной части Пудуна было более 3 000 строительных площадок, все они гонялись друг за другом и кипели людьми. Если считать по 100 человек на участок, то почти 300 000 человек напряженно работали днем и ночью... Какая впечатляющая симфония в Пудуне!
Каждый день перед рассветом «Пудун Чжао» рано приезжал в здание «141», чтобы начать готовить набросок своей речи для первой встречи и материалы для первого приема гостей. «Почему вы здесь раньше меня?» — спрашивал он часто.
«Они не были дома со вчерашнего вечера, опять всю ночь работали сверхурочно». Ху Вэй, который также находился рядом, всегда объяснял ему в этот момент. Из глаз «главного исполнителя» скатились несколько сверкающих кристаллов. А позже он вложил эту эмоцию в свои страстные речи и доклады и интегрировал ее в одну горячую стройку за другой....
Кто-то однажды сказал мне, что если я буду писать о Чжао Цичжэне, то это должна быть отдельная книга. Позже я узнал, что это правда, поскольку о Пудуне написано несколько толстых книг до и после его работы там, а его беседы, разговоры и заметки с китайскими и иностранными
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 313
СМИ, с иностранными высокопоставленными лицами и со всеми слоями общества могли бы стать отдельными и увлекательными главами. Сюй Куанди (прим. переводчика — 1937-г, политический деятель КНР, бывший мэр Шанхая), который был в одной команде с Чжао Цичжэном в муниципальном правительстве Шанхая, описывает это так: «Всякий раз, когда товарищ Чжао Цичжэн говорил о Пудуне, он был полон страсти, как будто знал все, и говорил, что предлагает всем «подумать о развитии Пудуна, стоя на стороне земного шара»«. «Помимо прочной основы в математике и естественных науках, он обладает обширными знаниями в области международной политики, макроэкономики, культуры и искусства». «Обладая широким кругозором и активным умом, он с радостью отвечал на острые и даже сложные вопросы иностранных гостей и представителей СМИ во время приема, тем самым создавая блестящую встречу умов, которая служила для устранения сомнений и продвижения Китая».
Очевидно, что слава «Пудун Чжао» вызывает всеобщее восхищение и обожание. Но это не так, история поэзии в Пудуне не принадлежит только «Пудун Чжао», мне пришлось сделать выбор. Кроме того, после того, как я прочитал и взял у него интервью о его замечательном прошлом, я четко ориентировался в страстном, энергичном «Пудун Чжао», который сводился к трем основным вещам: управление небом, управление землей и управление людьми. Конечно, есть еще много других аспектов.
Что такое «небо»? Это ветрено, пасмурно, часто мрачно, громы и молнии, но также естественно солнечно и жарко.
314 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
От начала развития Пудуна до ежедневного направления ветра и погоды, Чжао Цичжэн, директор комитета по управлению, который является главным должностным лицом Пудуна, должен был быть всегда в курсе ситуации и готовым на нее отреагировать. Вот чему научили его крестьяне «старый Чуаньшаец» (большая часть нового района Пудун находится на территории бывшего уезда Чуаньша): если питаться чем небо пошлет (прим. переводчика — зависеть от естественных обстоятельств) — не будешь голодать, а если «небо» не благоприятствует развитию Пудуна, то упадешь в грязь. Посмотрите на величие китайских братьев-крестьян, чей опыт, накопленный их предками, мог бы использоваться политиками в течение нескольких жизней!
«Небо» во время развития Пудуна с самого начала было облачным. В то время, когда западный мир вводил тотальные санкции против Китая из-за «фиаско на площади Тяньаньмэнь», козырь Дэн Сяопина «развитие Пудуна» сам по себе должен был поднять туман и открыть солнце. Но в то время антикитайский хор, возглавляемый Соединенными Штатами, был в самом разгаре с такими путаными заявлениями, как «Пудун невозможен», «Вайтань превратится в мертвый пляж» и «открытие Китая будет ужесточено» и т.д., это было страшнее, чем черное облако над зданием!
Что делать? Другие «поют», мы «говорим» — Именно тогда зародилась изначальная причина и способность «объяснить Китай миру».
Из уст воронов вылетает карканье и нецензурные звуки.
Чжао Цичжэн понимал, что, помимо праведности его «речи» и «революционных истин», важнее обладать искусГЛАВА
III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 315
ством «говорить». Только когда человек умеет хорошо «говорить», он будет эффективным.
Однажды китайской стороне удалось «дождаться», когда господин Эсби, первый секретарь кабинета министров администрации Клинтона, посетит Китай и приедет в Шанхай. В соответствии с официальным протоколом, Чжао Цичжэн устроил банкет для своего гостя в отеле «старый Цзиньцзян» в Шанхае.
В середине стола Чжао спросил Эсби: Господин секретарь, вы знаете что-нибудь о отеле «старый Цзиньцзян»?
Эсби в недоумении покачал головой.
«Именно здесь ваш президент Никсон, госсекретарь Киссинджер и наш премьер Чжоу Эньлай (прим.перводчика — 1898―1976 гг.; китайский политический деятель) опубликовали китайско-американское совместное коммюнике», — сказал Чжао.
Эсби посмотрел вверх и по сторонам, и издал: «Вау».
Трапеза была окончена. Чжао провел гостей в небольшую аудиторию в отеле. Первая дверь была наполовину закрыта, и Чжао спросил Эсби: «Как вы думаете, дверь открыта слишком широко или слишком мало?»
Эсби снова недоумевал: «Что вы имеете в виду?»
Чжао сказал: «Возможно ли, что когда вы уходили, мы открыли дверь пошире, чтобы показать, что вы что-то сделали».
Эсби снова растерялся и прямо-таки затряс головой: «И что же сделал?»
Чжао сказал: «Ваше превосходительство — министр сельского хозяйства США, если вы посетите Китай без
316 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
результатов, как вы сможете вернуться и объяснить? Поэтому я предлагаю вам создать кооперативный сельскохозяйственный опытный район или сельскохозяйственную фабрику в Пудуне ...
Эсби вдруг просветлел и обрадовался: «Это очень заманчивая и конкретная идея! Отлично! И он сказал: «Я могу послать американского эксперта по сельскому хозяйству, чтобы он приехал и подробно с вами поговорил».
Чжао Цичжэн улыбнулся, затем протянул руку: «Договорились!»
«Хорошо, договорились!»
Лучше всего работает на пороге дома. Вот как лед ломается.
Но это только один из способов. Часто это требует большей стойкости, мужества и умения делать то, что Мао Цзэдун называл «проникнуть в логово тигра».
Он ушел. В Лос-Анджелес, в штаб-квартиру самой влиятельной в мире компании Дисней.
Чжао попросил встречи с президентом, Господином Фрэнком Вельсом.
В чем дело?
Хотел преподать «урок».
Урок для нашего президента, очень смело. Кто этот господин?
Я являюсь генеральным директором Пудуна, Шанхай, Китай.
Сотрудник Диснея был озадачен: «Генеральный директор Пудуна, Шанхай, я слышал о нем, но, кажется, он не входит в список Fortune Global 500!
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 317
Чжао улыбнулся и не объяснился.
Вскоре после этого сообщили: президент Вельс согласился встретиться. Продолжительность 30 минут.
Хорошо. На сей раз Чжао широко улыбнулся, показывая все свои зубы.
Появился Вельс. И так же снисходительно, как слава и власть Диснея, он спросил: «Вы хотите и мне дать «урок»?
Чжао добродушно кивнул: «Да. Поскольку ваша компания еще не выбрала местоположение в Китае, крупнейшем в мире рынке, я думаю, что в интересах вашей компании дать вам этот «урок».
«Интересно». Вельс был заинтригован.
«Включите компьютер,» сказал Чжао своему помощнику. Потом он начал воспроизводить старый и великий Китай, красивый и колоритный Шанхай и оживленный Пудун, который развивается по чертежу.
Прошло тридцать минут. Вельс и Чжао Цичжэн по-прежнему разговаривали с большим интересом.
58 минут! Помощнику президента пришлось выйти вперед и прервать его: «Ваше превосходительство, следующая встреча ожидает, прохождение здесь займет две минуты».
Вельс извиняющее встал, крепко пожал руку Чжао и сказал: «Этот ваш урок был так важен! Дисней хочет войти в Китай, и лучшее место для этого — Шанхай.
В течение недели. Передовая группа Дисней прибыла в Шанхай и начала свою экспедицию в Пудуне.
К сожалению, несколько месяцев спустя мистер Вельс погиб в авиакатастрофе. Строительство Диснея в Пудуне
318 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
откладывалось снова и снова, пока не было возобновлено более десяти лет спустя, и визит Чжао Цичжэна в город стал революционным событием.
Позже американские «большие шишки» выступили в поддержку Пудуна.
Господин Киссинджер (прим. переводчика — Генри Киссинджер (1923-), американский ученый и политик, государственный секретарь США в 1973-1977 гг.) сказал: «Я настаиваю на том, что развитие и открытие Пудуна в Китае — это реальность, а не просто лозунг!
Президент Буш-старший с некоторым сожалением сказал: «Если бы я был моложе, я бы вложил деньги в Пудун».
С приходом американского инвестора небо по большей части очистилось. Но «облачные ливни» до сих пор вызывают беспокойство.
Австралия славится на весь мир своей шерстью, и большая часть китайской шерсти импортируется оттуда и находится в Шанхае. Когда Чжао прибыл в Австралию, австралийская шерстяная промышленность, которая уже два с половиной года отставала от мирового экономического спада, отчаянно ждала, когда китайцы придут к ней на порог и «доставят деньги».
Министры встретили Чжао вежливо, даже тот, кто обвинял Китай в «проблемах с правами человека», подошел с улыбкой и рукопожатием.
Чжао все понимал, и он вернул ту же ухмылку, но с некоторым оживлением.
Позже он встретился с министром науки и технологий.
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 319
Чжао сказал: «Мы будем рады видеть больше вашей шерсти на китайском рынке. Но для этого лучше иметь рынок сбыта в Китае, иначе австралийская шерсть не будет «кричать».
Министр науки и техники никогда не думал, что их шерсть может или не может «кричать», поэтому он с любопытством спросил: «Может ли шерсть «кричать», когда она попадает к вам?
Джо кивнул: — Да.
Министр задался вопросом: «Почему?»
Чжао сказал: «Поскольку ваша австралийская шерсть известна всем в Австралии, это не новость, ее не рекламируют в газетах или по телевидению, поэтому она не «кричит». Но когда австралийская шерсть приходит к нам в Шанхай, если мы создадим рынок австралийской шерсти или таможенный склад, шерсть будет «кричать». Наши новостные СМИ сказали бы: «Вот австралийская шерсть!» «Лучшая шерсть в мире прибыла в Шанхай!» Разве эта шерсть не «кричит»?
«Хахахахаха ... Замечательно! Это фантастика». — воскликнул министр.
Вскоре после этого Австралия перевела свое бюро внешнеторговой шерсти из Гонконга в Шанхай и создала рынок Пудун ...
Так появилось солнце.
Однако, даже когда солнце светит, может также внезапно пролиться «дождь». Установка «зонтика» — важный способ защитить себя от намокания.
Однажды Чжао Цичжэн получил письмо от китайского студента в США, в котором была вложена копия Бостон320
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
ской воскресной газеты со статьей под названием «Должен ли мир бояться Китая». В статье приводились цитаты из недавно опубликованной Чжао статьи об экономике Азии и Китая и развитии Пудуна, а также «прогноз» современного развития Китая: «Все это предвещает, что в следующем столетии Китай станет сверхдержавой, которая никогда не будет знакома или дружелюбна большинству американцев». Статья сопровождалась огромной карикатурой, на которой изображена пара больших палочек для еды, держащих в качестве лакомства несколько американских звезд и полос.
Это типично для продвижения «теории китайской угрозы»!
Как это может быть оправдано? Чжао Цичжэн сразу же составил собственное опровержение на статью и, обращаясь к читателям, аргументированно опроверг каждую из предыдущих статей: он не согласен с моралью статьи и карикатуры, потому что она не соответствует действительности. Дело в том, что с 1840-х годов до середины этого века Китай был съеден как блюдо империализма. Публикация такой статьи не только отрицательно скажется на отношениях между двумя народами, но и повредит миру во всем мире. Поэтому надеемся, что газета будет прилагать позитивные усилия для отношений между США и Китаем, а не наоборот.
Бостонская воскресная газета получила письмо от Чжао и опубликовала его полностью под заголовком «Китайцы говорят, что они не согласны с принципом сильный пожирает слабого». Статья получила ошеломляющий отклик за рубежом.
Вскоре после этого на заседании Всекитайского собраГЛАВА
III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 321
ния народных представителей президент Цзян Цзэминь также дал важные указания по поводу набирающей популярность на Западе «теории китайской угрозы»: «Это большая проблема, некоторые люди в западном мире не хотят, чтобы мы в Китае были сильными, поэтому мы не должны относиться к этому легкомысленно».
Хотя мы были счастливы видеть, как новый мир поднимается на краю рисовых полей и грязевых доков, «теория угрозы» была подобна темному облаку, внезапно появившемуся в ясном пространстве. Призванием Пудун Чжао было быстро и оперативно разгонять тучи и в то же время ставить зонт для защиты от надвигающегося ливня. Он всегда ставит во главу угла высшие интересы страны и развитие Шанхая и Пудуна, твердо и решительно держит страну.
Когда дождь стихает и солнце освещает Шанхай и Пудун, этот «Пудун Чжао» стоит на восточном берегу реки Хуанпу, глядя на море на востоке, и произносит строки лауреата Нобелевской премии поэта Виславы Шимборской –
Наш трофей — познание мира
Он настолько велик, что его можно охватить двумя руками.
Настолько силен, что его можно изобразить с улыбкой на лице.
Настолько странный, словно эхо древней истины в молитве ...
«Нелегко управлять небом, но еще труднее управлять землей.
До развития Пудуна никто не считал его чем-то ценным, но с того дня, как он стал развиваться, он становился все
322 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
более ценным, до такой степени, что за каждый дюйм земли меняли золото (сегодня в Луцзяцзуй за сто миллионов юаней не купишь и полгектара земли), в то время как до 1990 года, и даже в последующие годы, для того, чтобы люди инвестировали, в Шанхае существовала внутренняя политика, согласно которой с иностранных организаций взималась только «плата за стоимость земли» для развития в Пудуне, что означало, что они, по сути, получали «землю бесплатно».
Другой факт заключается в том, что большинство зон развития в Китае, которые смогли «взлететь», начинали с продажи земли.
Нереально не продать землю для развития и открытия Пудуна, но способ ее продажи — это слишком сложная задача! Особенно в первые дни, все зоны развития, почти без исключения, «распродавались» и дешево продавали землю, в основном, одним и тем же способом. Именно этот менталитет китайских и иностранных бизнесменов сделал «захват земли» главной «особенностью» экономического развития Китая на сегодняшний день, с почти одинаковыми положительными и отрицательными последствиями.
Вопрос о том, повторит ли Пудун тот же шаблон и старые пути других, станет испытанием для решения человека, стоящего у руля, Чжао Цичжэна.
«Ху Вэй, я прошу тебя об одном». Сказал Чжао Цичжэн однажды, вскоре после вступления в должность директора Административного комитета нового района, своему партнеру Ху Вэю, заместителю директора Административного комитета нового района, который сидел напротив
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 323
него: «За годы работы руководителем Шанхайского горкома я никогда ничего не просил ни у одного художника, на этот раз ты должен оказать мне услугу ...».
Ху Вэй был немного удивлен: «Что за услуга?».
Чжао Цичжэн прищурив глаза, лукаво продолжил: «Попроси своего старика прислать мне каллиграфию».
Ху Вэй улыбнулся: «Ты знаешь, что это нелегко! И что же написать?»
«Четыре слова: цените землю, как золото». Чжао Цичжэн добавил серьезным взглядом: «Я хочу повесить его в этом офисе, чтобы я и люди, которые приходят просить у меня землю, могли видеть его с первого взгляда.».
Ху Вэй был тронут и ответил: «Вернись и попроси отца написать!»
Отец Ху Вэя, Ху Вэньсуй, был великим современным каллиграфом и редшественником в литературном мире.. Когда он услышал от сына, что это их «лидер», «директор Чжао» из нового района Пудун, попросил написать слова «цените землю, как золото», он воскликнул: Есть еще лидеры, которые так ценят землю! Хороший человек, хороший руководитель — вот благословение Пудуна! Сказав это, он с удовольствием взмахнул кистью.
С тех пор, на стене офиса «Пудун Чжао», высоко висит «цените землю, как золото» — четыре больших метеорологических, толстых и красивых слов, как зеркало для себя и для бизнесменов и клиентов, которые каждый день приходят поговорить о «земле».
«Если вы можете дать нам больше земли, мы готовы перенести самый современный «индустриальный парк»
324 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
в Пудуне». Высокопоставленный чиновник из Сингапура приехал сюда для изучения.
«Сколько земли вы хотите?» — спросил Чжао.
«Ну ... должно быть несколько десятков квадратных километров!» произнес посетитель.
«Не могли бы вы сказать более конкретно?»
«Не менее 30 или 40 квадратных километров!». Это большая цифра! В конце они добавили очень заманчивое предложение: «Если этот проект будет реализован, Пудун не займет много времени, чтобы стать тем, чего вы ожидаете...»
«Пудун Чжао» некоторое время смотрел прямо на другую сторону, а затем сказал: «Ваши инвестиционные планы действительно амбициозны, но посмотрите, четыре слова здесь говорят мне: это место не подходит для ваших амбициозных планов».
«Очень жаль». Сингапурский гость ушел.
«Действительно жаль». Когда гость ушел, «Пудун Чжао» вздохнул первый раз подавленно, но второй раз облегченно.
Пришел еще один гость, на этот раз из известной отечественной компании, и было четко сказано: инвестиции в размере более миллиарда долларов.
На ранних стадиях развития, когда «искали инвесторов без оглядки на ситуацию», инвестиции в размере более 100 миллионов юаней были суммой, от которой у жителей Пудуна загорались глаза! «Директор Чжао» — так его называли в Китае, и, естественно, он был рад такому исключению.
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 325
«Расскажите, расскажите побыстрее, что за проект?»
«Он предназначен для производства кинескопа».
«Кинескоп? Загрязненный продукт?» Глаза директора Чжао настороженно расширились.
«В наше время у нас есть все технологии, чтобы максимально уменьшить загрязнение земли. Не беспокойтесь, мы также являемся государственным инвестиционным проектом, одобренным сверху.»
Директор Чжао все еще качал головой. Он качал ее смеясь до тех пор, пока другая сторона в гневе не засучила рукава: «Я никогда не видел, чтобы так не хотели, когда предлагают большой торт на пороге!»
Позже кто-то спросил Чжао Цичжэна: «В чем логика выбрасывать большой торт, когда по всей стране есть зоны развития, а Пудун — лишь одна из бесчисленных?»
В начале и середине девяностых годов Пудун еще не был «красавицей», поэтому неудивительно, что в соседних регионах к нему относились как к обычному «гадкому утенку».
Чжао Цичжэн все еще улыбался и не ответил положительно. Но внутри себя он четко и ясно сказал кадровикам: «Это наша «логика Пудуна». Поскольку земельные ресурсы не являются возобновляемыми, следует в полной мере использовать потенциал земельных ресурсов, чтобы действительно реализовать их надлежащую ценность. Причина, по которой мы «цените землю, как золото», заключается в том, что ускорение развития Пудуна не должно быть дешевой арендой или аукционом земельных ресурсов и не должно происходить за счет потери государственных земельных активов».
326 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Финский архитектор Сааринен предложил «теорию органической децентрализации» для смягчения недостатков чрезмерной концентрации городов. Он привел пример роста деревьев, когда из ствола дерева вырастают крупные ветви, инстинктивно оставляя место для роста более мелких веток и сучьев в будущем. Сааринен утверждал, что между городскими и биологическими системами существует межсистемное сходство и что следует также обратить внимание на разреженность, подчеркивая необходимость оставить место для развития.
Акцент на планировании, чтобы оставить пространство для маневра, соответствует эпистемологическим законам понимания. Наше понимание будущего всегда весьма ограничено в отношении постоянно меняющегося строительного бизнеса, будущее развитие науки и техники трудно предсказать, и архитекторам ХХ века трудно проектировать проекты ХХI века, поскольку мы еще не можем представить, какие новые материалы и технологии появятся в то время. Поэтому Пудун должен контролировать первоначальный объем застройки, контролировать последовательность и ритм развития, планировать будущую пространственную планировку, защиту окружающей среды и функциональные параметры с учетом перспективы развития, оставлять достаточно места для развития при проектировании, резервировать некоторые «незастроенные» пространства для будущего развития и позволять им постоянно совершенствоваться на практике.
Такова была логика развития земель «Пудун Чжао». Позже его теория была описана в гонконгских и других СМИ
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 327
как очень перспективная, оставляющая за собой логику «зон развития для детей и внуков». Это, в сочетании с сопутствующими мерами, которые он ввел позже, такими как запрет на строительство «садовых фабрик», поощрение оптимального использования земли, укрепление централизованного и единого управления землей, строгие процедуры предварительной квалификации для проектных участков и улучшение государственных сделок с землей, не только позволило в корне избавиться от хаоса в застройке Пудуна, более того, благодаря эффективному контролю за продажей и покупкой земли на начальном этапе. Чем позже разработка, тем дороже она становится, тем выше становится цена, принося существенную прибыль как государству, так и инвесторам, задействованным на ранних стадиях.
Философия «логики» «Пудун Чжао» в земельных вопросах была применена в совершенстве, особенно в финансовом районе Луцзяцзуй, где он утвердил и оставил несколько зеленых зон, которые стали «звездами Пудуна». Зеленые насаждения, которые он отстаивал и оставил после себя в финансовом районе Луцзяцзуй, в частности, сейчас являются «звездами Пудуна», наравне со стоимостью окружающих роскошных зданий мирового класса. Это «классическая логика», которую он больше всего любил — у нас есть отдельная статья об этом позже, поэтому здесь мы не будем углубляться в нее.
Но для тех научных и разумных видов землепользования, которые выгодны инвесторам, логика «Пудун Чжао» заключается в том, чтобы активно поощрять и не проявлять пощады.
328 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Японский Шарп (прим. переводчика — Sharp, японская торговая марка) была одной из первых иностранных компаний, обосновавшихся в зоне импортной обработки Цзиньцяо в Пудуне. Когда открылась фабрика площадью 10 000 квадратных метров, менеджеры зоны развития Цзиньцяо, подчиненной «Пудун Чжао», напомнили Шарпу, что они должны учитывать долгосрочное развитие предприятия и стремиться получить больше земли сейчас. Но вице-президент компании Шарп так не считал. И когда производственная линия Шарп была запущена в производство, оказалось, что первоначальное здание фабрики слишком мало, и пришлось арендовать второй участок рядом с первоначальной фабрикой для строительства новой, на этот раз площадью 100 000 квадратных метров. На этот раз «Пудун Чжао» и руководство вместе посоветовали Шарпу, сказав, что скоро вам будет не хватать земли, нужно стремиться «взять» землю сейчас, пока еще есть место в зоне застройки. Но представители Шарпа не поверили, и говорили, что достаточно и 100 000 квадратных метров для фабрики! Однако в следующие два-три года объем производства Шарп резко возрос, и первоначальное здание фабрики не могло удовлетворить потребности, поэтому пришлось арендовать еще 300 000 квадратных метров в другом месте.
«Чжао, мы не должны были ослушаться твоих добрых слов!» Позже, когда представители Шарпа встретились с Чжао Цичжэном, они так сожалели, что их кишки готовы были разорваться.
«Пудун Чжао» рассмеялся и сказал: «На самом деле, мы очень «удерживаем» использование земли, однако для
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 329
быстрорастущих предприятий с неограниченными перспективами необходимо очень щедрое «разграничение».
Это снова его «Пудунская логика»...
В нашем планировании мы подчеркиваем целостность и интеграцию, требуя, чтобы дизайн структуры земли был подчинен дизайну промышленной структуры и дизайну городских функций, с особым акцентом на контроль промышленного землепользования. На основе существующей структуры городских земель Пудун провел перепланировку в соответствии с демографическими, экономическими, социальными и технологическими потребностями развития и унаследованными характеристиками города, количественно оценив сочетание экономических, социальных и экологических аспектов различных земельных участков в городе, используя теорию и методы системной инженерии для оптимизации распределения земли, составив контрольную карту цен на землю и пропорции различных земельных участков в макромасштабе города. Строительство новых заводов, жилых домов, школ, больниц и коммерческих служб требует рациональной планировки, которая не только экономически эффективна, но и благоприятна для жизни людей и общей реструктуризации городского землепользования. Те проекты, которые занимают много земли и имеют низкую плотность застройки, размещаются на окраинах города; коммерческие, финансовые определения и услуги занимают выгодные места, чтобы в полной мере использовать преимущества агрегации.
Он хорошо распорядился землей, и хотя земля в Пудуне в наши дни становится все дороже и дороже, вы все равно
330 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
почувствуете, что здесь бесконечное количество прекрасного пространства, где можно успокоиться и вдохнуть свежесть — это современный мегаполис, который ищут современные люди.
Когда небо и земля управляются, приходит время управлять людьми. Люди — самый сложный и трудно управляемый «вид». Но сам «Пудун Чжао» сказал, что больше всего его тронули и запомнились «люди Пудуна», с которыми он провел шесть лет, работая бок о бок.
«Они действительно самые прекрасные люди эпохи переходного века!». Когда он говорил это, его глаза снова наполнились тлеющими горячими слезами.
Чтобы работать эффективно и оптимизировать управление, «Пудун Чжао» сказал своим коллегам в Административном комитете нового района, как только он вступил в должность, что они должны работать в соответствии с требованиями горкома «восточные дела делаются по-восточному» и работать в воинственным образом. Ху Вэй, заместитель директора по административным вопросам, сказал, что когда Чжао Цичжэн и его товарищи взяли на себя работу в новом районе Пудун, это также стало началом основной работы по развитию и открытию Пудуна. Все «800 храбрецов» были переведены на новые должности в течение нескольких дней, а их рабочие отношения и даже заработная плата остались у их первоначальных работодателей. «Но в новом районе должен быть новый механизм управления. Однажды Цичжэн сказал мне и Хуан Цифаню (прим. переводчика — китайский политический деятель): «Вы двое должны обсудить и разработать план всей операГЛАВА
III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 331
ции. Поэтому нам двоим, Хуан Цифаню и мне, потребовалось полдня, чтобы доработать предложение по структуре и штатному расписанию Административного комитета нового района». Когда я брал интервью у Ху Вэя, он сетовал: «Такая скорость и эффективность в наше время кажется немыслимой, но именно так мы работали в первые дни развития и открытия Пудуна!»
В то время в новом районе Пудун была стройная и упорядоченная партийная структура, в партийном комитете было всего три отдела: генеральный офис, организационный отдел и комиссия по проверке дисциплины. Генеральный офис отвечал за политику партии, пропаганду и работу единого фронта, а трудовые ресурсы и кадры находились в ведении Организационного отдела. В стране всего семь административных департаментов: Бюро планирования и земельных ресурсов, Бюро финансов и налогообложения, Бюро экономики и торговли, Бюро социального развития, Бюро городского строительства, Бюро сельского развития и Управление промышленности и торговли. Согласно разрешению, представленному Шанхаем центральному правительству, новый район Пудун был создан в соответствии со спецификациями субпровинциального уровня, но фактическая операционная структура составляет менее одной пятой от среднего количества офисов других районов и уездов Шанхая, а штат сотрудников лишь две трети от штата других районов и уездов.
«После того, как утром мы с Хуан Цифанем подготовили предложение, в полдень мы доложили его Цичжэну, он утвердил. Вечером оно было утверждено партийным коми332
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
тетом. На следующий день об этом сообщили в город. Такая скорость и стиль работы напрямую связаны с товарищем Цичжэном, который обладает большой мудростью и готов отпустить дела, оставляя многое на откуп товарищам, а сам устанавливает широкие принципы. Нам все еще не хватает рабочей атмосферы и стиля Административного комитета нового района». — Сказал Ху Вэй с чувством.
«Хорошо, когда есть война. Когда идет война, нет больше глупостей, остается только одно: сражаться и побеждать!» Ху Вэй сказал, что именно с таким настроем Чжао Цичжэн и его команда в новом районе возглавили «800 храбрецов», чтобы открыть Пудун для большого строительства.
«На таком поле боя, как это, он, Чжао Цичжэн, был лидером, который бросился на фронт, чтобы взять холм». сказал Ван Аньдэ, который был первым генеральным менеджером компании по развитию Луцзяцзуй (прим. переводчика — финансовая торговая зона в городе Шанхай, КНР).
Но война жестока, и битва за покорение холма не всегда бывает такой смелой и осознанной.
Однажды на церемонии открытия здания с иностранными инвестициями «Пудун Чжао» стоял на свайном фундаменте стройки и хриплым голосом кричал пожилым пудунцам, которые все еще ждали и наблюдали: «Как жаль, что скоростной поезд уже проезжает мимо нас, а здесь еще есть те, кто не готов или просто не хочет садиться! Мы все должны взойти на борт скоростного экспресса развития и открытия Пудуна, иначе мы окажем услугу людям и Пудуну как горячему клочку земли!
Сколько раз, сколько раз на таких строительных площадГЛАВА
III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 333
ках голос «Пудун Чжао» был хриплым, а глаза полны горячих слез.
Он говорил: «Развитие и открытие Пудуна, люди являются первым развитием и открытием, и оставив человеческий фактор и роль, Пудун не может взлететь и стать известным.
Люди, помимо участия в великом развитии и открытости, также нуждаются в строгом и жестком серьезном управлении. Это еще более сложная задача для «Пудун Чжао», чем строительство ста зданий. Однажды иностранные СМИ с угрозой заявили, что, день, когда будут построены здания Пудуна, — это день падения Коммунистической партии.
«Мы не допустим этого!» Сказал «Пудун Чжао» голосом, который никогда не бывает глухим, и глазами, которые горят огнем. «Мы должны и обязаны показать всему миру, что в славный день развития Пудуна все еще будут чистые и честные пудунские кадры!»
Поэтому он с самого начала подчеркнул, что развитие и строительство должны идти рука об руку с трудолюбием и добросовестностью, чтобы кадры могли выработать хорошие привычки трудолюбия и добросовестности; он подчеркивал и отстаивал, что добросовестность является важной инвестиционной средой, и что тот, кто подрывает эту инвестиционную среду, будет грешником в истории развития и открытия Пудуна. Он также установил «три линии высокого давления» для себя и своих сотрудников: ведущим сотрудникам не разрешается напрямую вести переговоры о ценах на землю; им не разрешается вмешиваться в торги по проектам; и не разрешается приветствовать людей
334 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
по личным вопросам, таким как переселение. Он также попросил своих сотрудников в Пудуне выпустить брошюры для населения со словами: «Нет необходимости приглашать гостей или дарить подарки, когда вы работаете в Пудуне».
«Прошло более десяти лет, и теперь я могу с гордостью сказать, что ни один из «800 храбрецов» не пал духом и управляли достойно! Это важная гарантия того, что развитие Пудуна будет таким же блестящим, как сегодня!». «Пудун Чжао» сказал это с большой уверенностью.
В современном Китае, возможно, нелегко сделать то, что сделали сотрудники Пудуна. Однако, я бы сказал, что в истории развития Пудуна невозможно иметь генерала-победителя, как и в мировой военной истории — даже у такого гениального военного стратега, как Мао Цзэдун, были тяжелые времена. Чжао Цичжэн, как первый «верховный губернатор» Пудуна, имел свою долю разочарований и насмешек. Мне рассказывали, что когда строилась дорога Янгао, страстный и романтичный Чжао Цичжэн вернулся из Германии и других европейских стран и был так впечатлен, что должен был сделать ее «золотой дорогой», которая не отставала бы в течение 30 или 50 лет, поэтому он спроектировал ее шириной 100 метров с 8 полосами движения, что в то время казалось превосходной дорогой. Когда в конце 1992 года дорога была открыта, он поехал туда, чтобы посмотреть, сколько машин будет проезжать по превосходной дороге, за которую он выступал.
Позже все-таки пошел. Он вытаращил глаза от увиденного: удивительно, но на таком просторном проспекте было не так много машин. Человек, который сопровождал Чжао
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 335
Цичжэна в то время, видел, что его глаза были полны беспокойства, а рот бормотал: и когда мы сможем увидеть движение?
На новой дороге цветы, установленные по обеим сторонам, также были ограблены и «травмированы» повсюду, на них неприятно было смотреть.
Мы все в глубине души знаем: если через несколько лет на этом проспекте протяженностью в несколько десятков километров по-прежнему не будет движения, жители всего Пудуна и Шанхая будут ежедневно проклинать «людей, которые выступили за такую широкую дорогу», за «нервный срыв», за «бессмысленную растрату с трудом заработанных денег народа» и за «разорение земли». «Безрассудный транжира народных денег, заработанных тяжким трудом» и «великий грешник, погубивший землю». История весьма интересна однако.
Через несколько лет, когда Чжао Цичжэн снова ступил на дорогу Чжангао, он счастливо улыбнулся, потому что к тому времени дорога была полностью забита транспортом!
Несколько лет назад, когда Чжао Цичжэн вернулся на эту дорогу, он был немного встревожен — но с улыбкой: прошло всего несколько лет, а дорога снова сузилась!
Увы, воображение человека не сравнится со стремительным развитием ситуации! Он вздохнул и с облегченным сердцем отправился домой к племяннику.
Многие «старые застройщики» Пудуна, особенно инвесторы, говорили мне, что весь процесс открытия Пудуна, помимо правильного направления и подхода, китайского и иностранного оптимизма, единства духа, есть еще одна
336 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
вещь, которая обычно не фиксируется, но может сыграть очень важную роль, и это «человеческий контакт».
Развитие и открытие Пудуна не обошлось без человеческого участия. Именно это делает шанхайцев более проницательными и вдумчивыми, чем жители других городов.
«Причина, по которой люди называют его «Пудун Чжао», заключается в том, что он сам является гуманным человеком». Для старшего кадра такая оценка от народа намного лучше, чем десять золотых и серебряных кубков!
Причина, по которой люди всегда видят искрящиеся кристаллы в больших и чистых глазах Чжао Цичжэна, в том, что он испытывает особую привязанность к земле Пудун и людям, связанным с ее развитием.
Японский бизнес-гигант «Яохан №1» был вынужден объявить о банкротстве в одночасье во время упомянутого выше азиатского финансового кризиса 1997 года. Владелец компании, Казуо Вада, был японским бизнесменом, который внес свой вклад в развитие Пудуна, особенно потому, что он первым приехал в Пудун, когда другие не испытывали оптимизма по поводу будущего города, и стал соучредителем торгового центра «Яохан №1 в Шанхае», который до сих пор продолжает существовать. Как правило, на обанкротившегося и неудачливого бизнесмена никто не смотрит и не уважает, но «Пудун Чжао» с особым уважением относился к Кадзуо Вада. Несколько лет спустя он был рад услышать, что в возрасте 77 лет Кадзуо Вада вернулся с новым успехом. Когда он узнал, что Кадзуо Вада написал новую книгу под названием «Новое путешествие в возрасте 77 лет», он рекомендовал ее издательству Фудань в Шанхае для публикации
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 337
на китайском языке и был рад получить приглашение написать предисловие под названием «Мудрость и мужество». Отрывок ниже:
Всякий раз, когда я прохожу мимо Яохань в Пудуне, Шанхай, или слышу слово «Яохан», я, естественно, думаю о моем старом друге господине Кадзуо Вада.
В 1991 году я был вице-мэром Шанхая и во второй половине 1992 года отправился в Пудун для подготовки к созданию нового района Пудун, а 1 января 1993 года был создан Административный комитет нового района Пудун, директором которого я также являлся. Это был период, когда господин Кадзуо Вада инвестировал в строительство Яохана №1 в Шанхае в Пудуне, и день открытия в декабре 1995 года стал мировым рекордом: 1,07 миллиона клиентов за один день. Как он мог справиться? Я встречался с ним несколько раз в Пекине и Осаке после моего перевода в Пекин в 1998 году, и из нескольких подробных обсуждений я также понял, что он твердо справляется с этой серьезной проблемой. Читатели этой книги, несомненно, согласятся с моим суждением.
Мир часто судит по их успехам и неудачам, но что такое успех? Что такое неудача? Люди не согласны с критериями. Если критерием является только денежный успех или неудача, то Кадзуо Вада проиграл; если в качестве эталона используется всесторонний вклад в общество, то не проиграл, так как он становился все более и более смелым, и оставался честолюбивым. Иногда люди настолько хороши в оценке «того или иного», что упускают из виду тот факт, что «одно также является другим» — Кадзуо Вада был человеком, у которого была воля бороться, терпеть неудачи и
338 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
бороться снова.
Когда я посетил его в Осаке в мае 2002 года, в аэропорту я почувствовал его энергию. На обеде я услышал, как он рассказывал о недавно созданной Международной школе бизнеса, цель которой — поделиться богатым опытом трех взлетов и трех падений с молодыми начинающими бизнесменами. Как я говорил студентам Фуданьского университета в Шанхае, знания можно приобрести быстрее, чем кто-то либо, благодаря лишь упорному труду, но обретение мудрости требует богатого опыта и разочарований. Лучший способ для молодых людей накопить мудрость, превосходящую их годы, — это больше общаться со старшими, которые, конечно же, впитывают новые знания и страсть молодых людей в процессе обмена. Деньги измеряются, мудрость бесценна, а упорство бесконечно, и в этом смысле господин Кадзуо Вада по-прежнему богатый человек.
Китайцы всегда восхищались людьми с трудолюбивым духом, так почему бы не посмотреть на два культурных события, связанных с матерью господина Вада, произошедших в апреле этого года: 5 апреля известный китайский телеканал «Хунань» ретранслировал 100-серийный японский телесериал «Син» с рейтингом 5,79%; в том же месяце Тяньцзиньское народное издательство опубликовало китайскую версию романа «Син», написанного Шугако Хасида, который был продан в количестве 150 000 экземпляров за один месяц. Я также точно знаю, что Хунань и Тяньцзинь не обсуждали это, это было полное совпадение. По этим двум историям господин Вада, должно быть, верил, что он не потерпел неудачу — по крайней мере, в своем любимом
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 339
Китае.
Мать господина Вада, «Син», которую китайские солдаты подняли на Великую стену, когда ей было 84 года, сказала ему «любить Китай», и он продолжает использовать эти слова в качестве мотивации для своей приверженности китайско-японской дружбе. Публикация этой книги, несомненно, является еще одним вкладом во всестороннее понимание китайскими читателями японского народа. Многие японские предприниматели преуспели в инвестировании в Пудун, а двое или трое потерпели неудачу по разным причинам, включая финансовые потрясения в Азиатско-Тихоокеанском регионе в 1997 году, и они, как я думаю, наверняка борются, как и господин Вада!
Когда Чжао Цичжэн писал эту статью, он уже восемь лет не был в Пудуне и занимал ключевую должность в центральном правительстве в Пекине, но его привязанность к старому другу, потерпевшему неудачу в прошлом, была очевидна. Пока писал эту статью, друг из Публикация Новый Мир выпустила новое издание книги «Заявить о Китае всему миру», написанной Чжао Цичжэном, и, перелистывая ее, я наткнулся на небольшое эссе в память о друге, которого он завел в Сан-Франциско во время работы в Пудуне, не мог не прочитать эту «Гавайский венок» за один раз
Господин Ден Лоу, американский друг моего и многих шанхайцев, скоропостижно скончался 2-го числа от инфаркта миокарда. Его дед переехал в США из провинции Гуандун в Китае, и он был американцем китайского происхождения, родившимся в США. У него также было китайское имя — Лю Гуймин. Он любит Китай, и когда он говорил о
340 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Китае, он не мог сдержать своих слез. Впервые я встретил его в аэропорту Сан-Франциско в 1991 году, когда он и его двоюродный брат надели на каждую нашу делегацию огромный гавайский венок. Позже я узнал, что она была очень ценной, так как семья потратила целый вечер и специально сплела ее для нас, используя большое количество цветов. Через несколько дней венки превратились в засушенные цветы, но они все еще восхитительно пахли. Члены нашей делегации отвезли его обратно в Шанхай.
С 1980 года он является председателем Комитета города дружбы Сан-Франциско — Шанхай, и он всегда делал все возможное, чтобы помочь любой делегации из Шанхая в США. Он оказывал огромную помощь всем делегациям из Шанхая в США, как в плане энергии, так и денег. У него был тяжелый диабет, ноги его сильно опухали, что он не мог влезть в обычную обувь, но он должен был вести делегацию, несмотря на то, что был слишком болен. Когда ему посоветовали отдохнуть, он говорил: «Я счастлив быть с вами».
В октябре прошлого года он подвозил нас на старой машине, которая сломалась посреди моста Бэй Бридж, и благодаря помощи полиции ее отбуксировали на ремонтную станцию. Он не мог позволить себе купить новую машину, так как был юристом по специальности и имел небольшое состояние, но китайская традиция бережливости была унаследована им. Он также был очень щедр к своим друзьям. В прошлом году, когда он приехал в Шанхай, он сказал, что купил новый автомобиль для эксклюзивного использования его друзьями из Шанхая, когда они будут посещать Сан-Франциско. Он отдал много своего времени,
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 341
чтобы помочь нам организовать ряд успешных семинаров по развитию Пудуна.
В феврале этого года он приехал в Пудун с двумя американскими друзьями и сказал, что хочет попробовать поставлять овощи и закладку Сунь Цяо в США Ранее он слышал, как мы говорили, что внутренних продаж овощей в зоне современного сельскохозяйственного развития Сунь Цяо недостаточно для покрытия затрат, и он это запомнил.
Однажды он прислал мне фотографию танца дракона, когда ему было 45 лет. Он сказал, что это был его последний танец дракона. В то время одна пожилая американка сказала, что старик хорошо танцует! Он был так расстроен, услышав замечание, что он «старик», что перестал танцевать.
Я пытался найти возможность сфотографироваться, танцующую с драконом, и сказать ему, что мы не стареем в одном и том же возрасте и что мы всегда молоды, пока сохраняем страсть в наших сердцах. Я только что получил от него письмо, в котором он благодарит меня за лекарство, что я дал ему от диабета, и говорит знает, что меня перевели из Шанхая в Пекин, и собирается навестить меня до лета. Но сегодня утром я был опечален известием о его смерти. Я подумал о гавайском венке, которое он мне подарил. Я представил, как плету ему большой красно-белый, тоже гавайскмй, венок с мыслями моего сердца и переправляю его через Тихий океан к его могиле.
Эта статья была написана 28 апреля 1998 года и впервые опубликована в газете «Вечерняя газета Синьминь». Я верю, что каждый, кто прочтет эту статью, будет доведен до слез
342 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
искренним рассказом автора, и впечатлен той привязанностью, которую американец китайского происхождения, описанный автором, испытывает к строительству Пудуна и к своей семье на родине.
Возможно, в «Пудун Чжао» гораздо больше людей и вещей подобного рода.
Человек, который может хорошо управлять небом, землей и людьми, и который очень гуманен, «Пудун Чжао» жил не напрасно, и будет жить еще лучше.
Посмотрите, в еще один яркий солнечный день, «Пудун Чжао» снова пришел на свою знакомую и новую землю Пудун, глядя на яркие и энергичные здания, дороги, зеленые насаждения, мужчин и женщин, спешащих мимо, и детей, поющих и машущих цветами, он счастливо улыбался, а его уста от волнения не могли процитировать стихотворение, написанное им более двадцати лет назад:
Здравствуй, Пудун
Красивый китайский мальчик.
Рожденный на береги реки Янцзы,
Вздыхает бриз Тихого океана
Здравствуй, Пудун
Растущий мальчик.
Сочетая мудрость древности и современности
Отправляется в путешествие в ХХI век.
Ты смотришь на мир с энтузиазмом
Люди во всем мире любят тебя...
В этот момент глаза нашего «Пудун Чжао» наполнились слезами. В тот год, когда Дэн Сяопин принял решение «открытие и развития Пудуна», Чжао Цичжэну шел 50-й год
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 343
жизни. Сейчас Пудун развивается и открывается уже 28 лет, а наш «Пудун Чжао» уже не молод, ему уже почти «восемьдесят» лет. И он смотрит на сегодняшний Пудун без сожалений и недовольств.
«Если бы я был на тридцать лет моложе, я бы наверстал все вчерашние сожаления ...»
Слезы мудрецов всегда пропитаны силой и высотой, которой люди никогда не познают.
На самом деле, в истории развития Пудуна есть много подобных «Пудун Чжао»: «Пудун Ли», «Пудун Ван», «Пудун Чжан»... Они так же, как и Чжао Цичжэн, должны быть уважаемы современниками и запомнены историей.
«Полномочный представитель» в бурное время
Теперь пришло время господину Ху Вэю сделать свое официальное «появление»!
Этот «старый Хуанпу», который находится в этом районе с тех пор, как начал работать, и до сих пор после старости каждый день спит и думает о реке Хуанпу, работает в новом районе Пудун с конца 1992 года, когда был «назначен» вместе с Чжао Цичжэном и другими. Более десяти лет он был заместителем директора Административного комитета и первым мэром нового района Пудун. В те дни, когда я был в Пудуне, будь то финансовый район Луцзяцзуй с его высокими зданиями, или порт Яншань с его длинными свист344
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
ками, жилые районные зоны высоких технологий Цзиньцяо или иностранные офисы Вайгаоцяо, в девяти случаях из десяти, когда вы говорите о «Пудуне тех времен», вспоминается человек, который помог им сделать то или иное, и это «Директор Ху», «Районный менеджер Ху» ...
Как и сегодняшние «Шанхайский центр», «Башня Цзинь Мао», «Всемирный финансовый центр» и другие знаковые здания, выдающиеся кадры и лидеры Пудуна, внесшие вклад в народ и историю, в глазах людей, жителей и иностранцев, они являются памятником, который никогда не исчезнет в Пудуне.
Ху Вэй — один из таких памятников, и он заслуживает этого!
Как сын Ху Вэньсуя, мастера каллиграфии своего поколения, Ху Вэй говорит, что семейное учение его отца всегда влияло на наш рост и жизнь. Другой мастер китаеведения, господин Вэнь Хуайша, прокомментировал отца Ху Вэя, сказав, что каллиграфия и личность Ху Вэньсуя «искренние», а самое главное «солидарные и великодушные». Во время встречи с господином Ху Вэй, я ясно ощутил наследие этих личностных качеств его отца.
Ху Вэй, проработавший в районе Хуанпу большого Шанхая, в «городе Шанхай, в котором много иностранцев» и в Новом районе Пудун от 20 до 30 лет и выполнявший важные руководящие обязанности, а также люди, которые сражались и работали вместе с ним на этой земле, с десяток из них, стали чиновниками на уровне депутатов и министров, и прославили мир, а некоторые попали в тюрьму... Но Ху Вэй не нарушил свои ценности из-за постоянного продвиГЛАВА
III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 345
жения своих коллег и не потерял направление движения под влиянием различных соблазнов. Он шел своим собственным путем с общей «солидностью» и «великодушием» своего отца, без потерь и падений, без высокомерия и нетерпения, преданный горячей земле по обе стороны реки Хуанпу, и в конце концов стал стал Пудуном, который «не хочет расставаться с любовью Пудуна» ...
Перед лицом такого прекрасного Пудуна сегодня есть много людей, которые «не желают расставаться с любовью Пудуна». Однако эти «нежелания» не такие сильные, как у Ху Вэй и Чжао Цичжэн. «С того дня, когда товарищ Хуан Цзю говорил со мной, что нужно работать в новом районе Пудун, надеясь, что он, Ху Вэй, пустит корни на этом клочке земли, я никогда не думал, что мне придется покинуть этот клочок земли в своей жизни. С того момента, как я занял свой пост в Административном комитете нового района Пудун, и до того, как стал первым губернатором Пудуна, прошло целое десятилетие. В течение этих десяти лет я работал над развитием Пудуна, ездил в командировки и за границу, чтобы работать над открытием Пудуна; позже перешел на работу в городском собрании народных представителей, но все еще не мог отпустить Пудун. Мне все еще приходится каждый день слушать шум волн реки Хуанпу, видеть построенные здания, дороги, открытые для движения, и здания, которые еще строятся ... И полон привязанности ко всему и всем здесь, я будто наблюдаю, как мои собственные дети растут день за днем, и не могу отпустить их!».
Это «нежелание» Ху Вэя было очень трогательным. В своем первом интервью я заметил, что после ухода с поста
346 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
руководителя у него остался небольшой офис недалеко от моста Наньпу, который он использовал для написания статей о «прошлом Пудуна» и для приема гостей со всего мира, приехавших посетить Пудун и перенять его опыт. Из единственного окна этой комнаты можно посмотреть далеко на самые процветающие здания Луцзяцзуй и лежащую напротив реку Хуанпу ...
«Я могу сказать, что каждый проект там, я участвовал в его планировании и процессе строительства, так что при одном взгляде туда, можно ощутить теплоту в сердце; иногда можно почувствовать сожаление. Это сожаление в основном вызвано эмоциями — в то время, если бы я не торопился, моя работа была более детальной, а мое видение было более возвышенным, может быть, Пудун был бы красивее, чем сейчас ...» Ху Вэй словно разговаривал сам с собой. «Строительство города — это фактически то же самое, что и искусство кино, которое, возможно, всегда будет искусством сожаления. Но, несмотря на это, хорошее искусство, будучи «публично исполненным», всегда дает мощный и заразительный эффект, как в случае с нашим Пудуном. Он ежедневно привлекает бесчисленное количество жителей самого Шанхая и людей, приезжающих со всей страны и мира, фактически он привлекает и нас, бывших предпринимателей, всегда заставляет наши сердца биться, а нашу кровь кипеть, от также может заставить нас немного поразмыслить...».
Ху Вэй не мог быть не охвачен чувством. Таких людей, как он, которые всю свою жизнь провели с рекой Хуанпу и почти тридцать лет возглавляли новые районы Хуанпу
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 347
и Пудун, не так много даже в Шанхае. Будучи «сердцем» Шанхая, район Хуанпу и нынешний новый район Пудун всегда были самыми чувствительными местами в Шанхае, и малейший «ветерок» всегда вызывал огромные последствия, даже во всем мире. Именно из-за этого огромного «чувствительного эффекта» некоторые люди, недолго пробывшие здесь чиновниками, возможно, сели на «вертолет» и улетели очень высоко; другие, возможно, не смогли ухватить себя и утонули...
Ху Вэй, более тридцати лет с «Рекой Хуанпу», не улетели очень высоко, и не утонули, но уверенно прошел большую часть своей блестящей и спокойной жизни. Помимо собственных слов, его учил отец, великий каллиграф, но еще больше — его неизменные личностные качества говорить правду, выполнять практическую работу, быть непритязательным и неуступчивым.
Я обнаружил, что жители Пудуна сегодня, особенно китайские и иностранные бизнесмены, которые выросли и процветают на этой земле, особенно привязаны к «директору Ху» «начальнику района Ху». Лидерам нелегко добиться этого.
«Это потому, что я «боролся» с ними в течение длительного времени и столкнулся с большинством вещей». Объясняет Ху Вэй.
Я заметил, что Ху Вэй не использует слово «взаимодействие», а скорее слово «бороться рука об руку». Это означает — есть дружба, но также есть «борьба» или спор.
«Я четко помню, что товарищ Чжу Жунцзи много раз говорил нам, сотрудникам этого уровня Административного
348 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
комитета, что развитие Пудуна столкнется со всеми видами трудностей и проблем, и что вам придется надеть свои стальные шлемы и идти вперед. Собственно, с тех пор мы этим и занимаемся». Ху Вэй сказал: «Я понимаю, что имел в виду Жунцзи: ношение стального шлема — это защита собственной безопасности и другого человека. Развитие и открытие Пудуна — это вопрос как для нас в Шанхае, так и для инвесторов. Беспроигрышное сотрудничество между двумя сторонами — это процесс и цель их взаимодействия».
«Кажется, можно использовать другую фразу: процесс развития и открытия Пудуна — это, в некотором смысле, процесс игры, взаимных уступок и беспроигрышной ситуации различных интересов и прав, и этот процесс — процесс обмена руками. Это самый успешный опыт развития и открытия Пудуна, и, говоря языком Цичжэна, это самая романтическая часть успешного опыта Пудуна». Этим я повторил слова господина Ху Вэя.
«Да, именно так». Ху Вэй засмеялся, кивнув головой: «Если хочешь, можешь рассказывать «истории» об этом три дня и ночи».
«Продолжайте, вся страна любит это слушать!». И вот, на улицах и переулках Пудуна, в павильонах на берегу реки, мы говорили о незабываемых «романсах» Ху Вэя...
Повернувшись и посмотрев вверх на сверкающие здания «АВРОРА» и Сити банк на широкой зеленой полосе вдоль берега реки, Ху Вэй сказал: «Изначально горизонт зданий в этом районе был не таким высоким, но позже это произошло потому, что Сити банк предложил перенести свою «азиатскую штаб-квартиру» в Пудун. Это было «страстное
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 349
предложение», для того чтобы окружающие здания «росли» вместе...»
В свое время инвестор предыдущего здания Сити банк испытывал нехватку средств. Когда здание сменило хозяина, глава китайской штаб-квартиры Сити банка спросил, как было бы здорово, если бы это красивое здание на берегу реки могло «вырасти» немного выше!
Ху Вэй сказал: «Линия горизонта уже спланирована, поэтому изменить план будет сложно».
«Если бы это было так, наш «Азиатский центр» не обязательно был бы перенесен в Пудун» — сказал Сити банк.
«Мэр Куанди, что вы думаете об этом?» Ху Вэй немедленно обратился за советом к мэру Сюй Куанди.
Мэр задумался на мгновение и посмотрел на Ху Вэя: «А что вы думаете?»
Ху Вэй: «Если они смогут перенести свой «Азиатский центр» в Пудун, то следует рассмотреть возможность «20-метрового расширения» их здания».
«Так что это сделка!» Мэр Сюй Куанди, хорошо разбирающийся в экономике, сразу же принял решение.
Ху Вэй поспешил сообщить об этом сотрудникам «Китайского центра» в Сити банк. Они пообещали: «Через несколько дней приедет председатель нашего головного офиса и окончательно договорится с вашим мэром о переезде «штаб-квартиры в Азии» в Пудун».
Ху Вэй: «Я с нетерпением жду этого».
Проходит несколько дней. Председатель правления Сити банк прилетел в Шанхай, но рейс, на который он сел, оказался на несколько часов позже, чем планировалось
350 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
изначально. Поэтому председатель и его партия сошли с самолета и отправились в мэрию, где в назначенное время их уже ждали мэр Сюй Куанди, Ху Вэй и другие.
Все было предопределено заранее. После того как председатель Сити банка занял свое место, мэр Сюй Куанди с нетерпением ждал предложения о переносе «азиатской штаб-квартиры» банка в Пудун, поскольку ему, как мэру, придется сказать «да», чтобы поднять линию горизонта здания.
Но председатель банка просто заговорил, но не о переезде Азиатского центра.
Ху Вэй: «Мы торопились». Тогда мэр Куанди не смог больше сдерживаться и сказал: «Мы договорились о том, чтобы сделать ваше здание немного выше, чтобы вы могли показать Центр Азии в Пудуне в лучшем свете».
«Что?» Председатель выглядел растерянным.
На этом встреча закончилась. Ху Вэй и атташе Сити банк, сопровождавший председателя, были облиты потом ...
Ху Вэй спросил сотрудников «Китайского центра» Сити банк: «Что случилось?»
Он извинился: «Извините, мы не успели доложить об этом председателю, потому что самолет опоздал». Мы уже доложили председателю, и он дал полное согласие на перенос нашего Азиатского центра в Пудун.
«Мэр, председатель совета директоров полностью согласился перенести «Азиатский центр» Сити банк в Пудун.»
«Ну, это хорошо!» Сказал мэр.
«Ситибанк» получил «разумное» повышение, «АВРОРА», «Супербренд торговый центр» «Шангри-Ла» и другие послеГЛАВА
III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 351
довали этому примеру.
Однако все еще оставались люди, которые пользовались ситуацией. Однажды президент многонациональной компании воспользовался возможностью встретиться с мэром и предложил увеличить высоту здания.
Услышав это у Ху Вэй вскипела кровь, он оттащил президента назад и сурово сказал: «Вы не можете так капризно относиться к тому, о чем договорились. Как председатель совета директоров многонациональной компании, вы не можете отказаться от своего слова!»
Начальник тотчас покраснел: «Простите, простите. Обещаю больше не упоминать об этом!»
На местном уровне в Пудуне Ху Вэй является «директором» и «губернатором района» нового района, главой администрации. За пределами страны он был единственным представителем «Пудунских дел» в Шанхае. Именно здесь мы глубже прочувствуем боль, страдания и романтику развития и открытия Пудуна...
Где-то в 2001 году. Штаб-квартира компании Дисней, Лос-Анджелес, США.
Из Шанхая прибыла делегация китайских деловых переговоров во главе с Ху Вэем.
«Вы хотите поговорить с нами?» Администратор Диснея высокомерно посмотрел на Ху Вэя и группу китайцев за его спиной и добавил без эмоции: «Вы знаете, когда Франция говорит с нами, это один из их вице-премьеров, губернатор и министр; в Гонконге это главный исполнительный директор, Дональд Цанг, который приходит поговорить. ...Господин Ху, а вы?»
352 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
«Я — Ху Вэй, полномочный представитель Китайской Народной Республики в Шанхае». Ответил он бесстрастным и строгим тоном.
Диснейская сторона смотрела на китайского «полномочного представителя» с сомнением и удивлением, несколько неуверенно: «Для ведения переговоров с нами требуются специалисты в различных областях Господин Ху, есть ли у вас специалисты в этой области в Китае?».
«Да».
«Все переговоры с нами в Дисней требуют равного количества экспертов. Нам нужно 50 соответствующих переговорщиков, вы готовы?»
«Да, я готов. Я пригласил 50 лучших юристов и экспертов в Китае». Ху Вэй помахал рукой своей свите, ожидавшей его у дверей, и большая китайская команда переговорщиков появилась перед Дисней ...
Хорошо!
Диснейская сторона улыбнулась: «Пожалуйста, проходите!»
Однако вхождение в двери Дисней не означает, что все «возможно», это означает, что везде «невозможно». Как крупнейший в мире гигант культуры и развлечений, компания Дисней печально известна своей властностью, и почти 99% людей, которые пытаются заключить сделку, в конечном итоге получают отказ.
Каковы будут результаты для Китая, Шанхая и Пудуна?
Нельзя не восхищаться господством мировых гигантов индустрии развлечений: все элементы развлечений оригинальны, глобальны и невоспроизводимы.
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 353
На начальном этапе переговоров необходимо было понять, почему продукция Дисней стоит так дорого.
Только ради искусственно созданной развлекательной лошади сотрудники другой стороны сказали Ху Вэю, китайскому «полномочному представителю»: «Вы можете предположить, сколько стоит эта лошадь?»
Ху Вэй посмотрел по сторонам и подумал: «Должно быть, это необычная цена». Затем он стиснул зубы и поставил цифру на «вершине»: «100 000 долларов США!»
Шея диснеевца тряслась как погремушка, он сказал: «Нет! Нет! Миллион, это миллион долларов!»
«Он сделан из золота? Так ли это ценно?» Ху Вэй счел это невероятным.
«Это наша интеллектуальная собственность, которая имеет ценность!» Представители Дисней с гордостью заявили: «Вы в Китае недостаточно уважаете интеллектуальную собственность, а ценность всей нашей продукции Дисней заключается именно в интеллектуальной собственности». Видя искренность сотрудничества китайской стороны, возможно, оно также было в основном в области прав интеллектуальной собственности ...
Ху Вэй торжественно сказал: «Искренность, с которой мы в Шанхай-Пудуне будем сотрудничать с вашей компанией, включает в себя высокое уважение к правам интеллектуальной собственности».
«Мы надеемся на успешное сотрудничество!»
«Наше сотрудничество будет успешным!»
Руки американских диснеевцев и шанхайцев из Пудуна были пожаты.
354 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Однако последовавшие за этим официальные переговоры были гораздо сложнее и труднее, чем рукопожатие.
«Сколько раундов переговоров было с Дисней?». Удивительно, но никто не смог ответить на мой вопрос, объяснив это тем, что переговоры с ними заняли более десяти лет туда и обратно. «Не говоря уже о том, что в первый раз, когда я водил группу в Лос-Анджелес один, целых две недели мы не выходили из маленького здания отеля, который организовала другая сторона». Ху Вэй сказал, что новый факсимильный аппарат, на удивление, был израсходован!
«Представьте себе, сколько информации мы использовали во время переговоров! Все это было передано между Лос-Анджелесом и Шанхаем на этом факсе!». От одного из помощников Ху Вэя я узнал, что команда переговорщиков в составе 50 человек начинала работу в 9 утра каждый день и работала до позднего вечера, даже ночью.
Иностранные переговорщики удивлялись, почему эти усталые «китайцы» каждый вечер возвращались в отель, но не в свои номера, а чтобы пройтись по улице в шортах (в середине лета).
«Ну, что происходит?» Даже мне было любопытно.
Ху Вэй улыбнулся: «Переговоры — это искусство. Мы находимся на чужой территории и не можем не быть подслушанными, пока обсуждаем что-то! Поэтому, когда у нас была своя встреча, мы решили провести ее на более безопасной главной дороге ...».
Вот и все!
«Что вы имеете в виду под переговорами? Это ничем не отличается от ведения войны!» Ху Вэй, «полномочный предГЛАВА
III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 355
ставитель», с глубоким чувством сказал: «В переговорах с Дисней одно только письмо о коммерческих переговорах, в котором речь идет о правах интеллектуальной собственности, выше головы человека! В каждом переговорном соглашении есть как личные интересы, так и достоинство страны, поэтому нужно быть начеку каждую минуту».
Я знал, что для таких переговоров Ху Вэй отбирал лучших юристов и экспертов в Шанхае и в Китае; чтобы сделать команду «пригодной к работе» в чужой стране, он, «полномочный представитель», должен был быть командиром на поле переговоров, а также «министром логистики», когда он вернется к себе домой.
«Переговоры — это физические и психологические битвы, и вы должны быть уверены, что у наших экспертов хватит душевных и физических сил, чтобы выдержать каждый раунд». Ху Вэй вспоминает свою поездку в Лос-Анджелес с нежной улыбкой. «Однажды ночью наши переговоры продолжались до трех или четырех часов утра, и когда я увидел, что члены моей команды устали, я попросил кого-нибудь купить в Чайнатауне еду для шведского стола, и мы все съели. Кто знает, если бы в тот самый момент американские переговорщики бросились к нам и без проблем выхватили еду у наших людей, сцена была бы очень забавной ... В конце я посмотрел на них и, вот так штука, наши люди рухнули на стол и заснули! Вы только посмотрите на американцев в костюмах, просто смешно: все валялись на полу, а их было 50 человек, не меньше ...».
«Это сцена переговоров. На самом деле, это только начало переговоров ...», — сказал Ху Вэй.
356 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Однажды Ху Вэй и его люди только что вернулись в маленький отель из переговорной комнаты Дисней. К нему нервно подбежал подчиненный из того же полка и доложил: «Это нехорошо, директор Ху ...»
«Не паникуйте, что случилось?» спросил Ху Вэй.
«Люди из Юниверсал Студио» прибыли, сидят в кафе напротив нашего отеля».
«Ну, пришли так пришли!» Но на самом деле, Ху Вэй был поражен: его вторая миссия заключалась в переговорах с «Юниверсал Студио». Договоренность была «секретной» в том смысле, что Дисней и Юниверсал не знали, что ведут переговоры с китайской делегацией. Теперь внезапное появление переговорщиков Юниверсал означает, что они полностью осведомлены о переговорах Ху Вэя с Дисней, что несколько смущает китайскую делегацию Ху Вэя.
Дело дошло до этого. Ху Вэй, «полномочный представитель», знал, что избежать этого невозможно, поэтому он направился прямо к «иностранцам» Юниверсал Студио.
«Это действительно было похоже на спектакль. Что-то действительно было не так, потому что там сидел с нами не кто иной, как мистер Гленн, главный переговорщик Юниверсал Студио». Ху Вэй рассказал, что этот человек — международный президент Юниверсал Студио, президент Гильдии режиссеров Америки, юрист, еврей и чрезвычайно опытный международный переговорщик. В тот день он и его заместитель сидели там, притворяясь расслабленными, и как только они увидели меня, они сказали с улыбкой на лице: «Мы знаем, что вы здесь живете, и мы знаем, что у вас в эти дни переговоры с Дисней, помимо переговоров
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 357
с нами!» Эти слова означают: «Мы знаем все о маленьких хитростях, с которыми вы, китайцы, играете». Немного поболтав, Гленн и остальные ушли. Мой помощник поспешил напомнить мне, что сделка с Юниверсал Студио, запланированная на вторую половину дня, не состоится. Я сказал, что мы еще посмотрим».
Хотя Ху Вэй, «полномочный представитель», сказал это своему помощнику, на самом деле он тоже был в ярости. Гленн был известен как «старый лис» на арене переговоров. Он все продумал?
И действительно. Во второй половине дня кто-то из Юниверсал сообщил китайской делегации, что подписание, запланированное на этот день, отменено и что китайской стороне не нужно возвращаться.
«Пойди и посмотри, чего они на самом деле хотят?». Ху Вэй приказал своему помощнику самому отправиться к ним, чтобы выяснить правду.
В результате помощник вернулся и сообщил: Юниверчал Пикчерс заявили, что никому не нужно идти, если китайская сторона все таки придет, то пусть «полпред» Ху Вэй придет один.
«Судя по всему, они не дадут доброго лица, так что вам не стоит идти, директор Ху!». Роптали коллеги.
«Почему бы не пойти?» Ху Вэй сверкнул глазами: «Вперед! Они попросили меня придти, не так ли?».
«Лучше не ходить». Коллеги беспокоились о своем руководителе.
«Я должен пойти». Ху Вэй настаивал. «Они бросили нам вызов, и если я не пойду, это будет означать, что мы
358 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
признали свое поражение». «Когда мы, китайцы, проигрывали? Мы никогда не проигрывали им! Пойду!»
Ху Вэй ушел. Он не взял с собой никого, кроме переводчика, и твердой и звучной походкой направился прямо к Юниверсал Студио.
«Пришли!»
«Пришли».
Штаб-квартира Юниверсал Студио. Главный переговорщик Гленн и полномочный представитель Китая Ху Вэй поприветствовали друг друга ничего не выражающим тоном. Однако Гленн наклонил голову в одну сторону, а затем десятки сотрудников Юниверсал уселись перед Ху Вэем в «грохот» ..., который имел вид титанической горы.
С другой стороны, Ху Вэй, китайский полномочный представитель, и переводчик выглядели одинокими.
Переговоры нет, начинается битва за достоинство между нациями...
Гленн окинул взглядом свой мощный лагерь, затем перевел взгляд на Ху Вэя, и в одно мгновение, словно войдя в актерскую роль, президент Американской гильдии киноактеров обрушил на Ху Вэя удар с силой горы.
«Ты, я потерял к тебе уважение! Я всегда считала тебя человеком, который заслуживает моего уважения, но теперь это не так! Ты и китайский народ не заслуживаете доверия!»
«Вы ...»
«Ты ...»
Какой «гениальный» режиссер. Как бык, бьющийся о стену, не зная боли, Гленн почти час ругал Ху Вэя, китайского полномочного представителя, на глазах у своих людей.
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 359
Глядя на Ху Вэя с улыбкой на лице, хриплый и усталый Гленн вдруг сделал паузу в замешательстве и спросил: «Господин Ху Вэй, о чем вы думаете сейчас? Как вы объясните нам это?
Спокойный Ху Вэй, все еще глядя на другого человека с улыбкой на лице, неторопливо спросил: «Господин Гленн, вы закончили речь, которую произнесли сегодня перед своими людьми?»
Гленн кивнул: «Да».
Ху Вэй: «Хорошо, тогда. Можете ли вы попросить своих сотрудников покинуть помещение?»
Гленн на мгновение замешкался и снова кивнул: «Да».
Так один за другим сотрудники Юниверсал Студио покинули сцену. Теперь остались только четыре человека: Гленн и его переводчик. Ху Вэй и его переводчик.
Ху Вэй: «Уважаемый господин Гленн, могу ли я сейчас говорить?»
Гленн, который все еще немного запыхался, не знал, что хочет сказать Ху Вэй, поэтому он кивнул: «Пожалуйста».
Ху Вэй: «Господин Гленн, я обнаружил, что переоценил вас! Слишком много! Вы — международный директор и мастер переговоров, но сегодня я обнаружил, что ошибался на ваш счет, вы просто узколобый обыватель».
Гленн: «...?»
Ху Вэй: «Не так ли? Я проделал весь путь из Китая в США, но для чего? Для обсуждения бизнеса и сотрудничества с вами! Чтобы рассказать о том, как защитить законные интересы инвестиций вашей компании в Пудуне, Китай, чтобы вы могли заработать деньги и заработать много денег».
360 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Гленн: «Но почему вы ведете переговоры с Диснеем? Между нами существует соглашение о конфиденциальности ...»
Ху Вэй: «Да, одна из целей нашей поездки в США — поговорить с вами о сотрудничестве, и между нами заключено соглашение о конфиденциальности. Однако я хотел бы спросить уважаемого господина Гленна, вы известный переговорщик. Мой вопрос заключается в следующем: я являюсь полномочным представителем Шанхая, Китай, и как глава администрации нового района Пудун в Шанхае, мы находимся в процессе привлечения бизнеса со всего мира, для сотен и тысяч партнеров по всему миру. У нас у всех есть проекты сотрудничества друг с другом. Могу ли я спросить: помимо того, что я говорю с вами, Юниверсал Студио, о проектах сотрудничества, не могу ли я поговорить с другими великими компаниями мира? Разве мы не можем поговорить с компанией Дисней, которая так же замечательна, как и вы? В чем грех таких переговоров? Если это грех, то не будет ли грехом и для Диснея, если я приду к вам сегодня? Тем не менее, Дисней не считает меня виновным в переговорах с вами, и они знают, что мы будем говорить с другими компаниями в Лос-Анджелесе, потому что открытие Пудуна привлечет множество компаний со всего мира, включая США, а не только одну или две американские компании ...
Гленн слушал его и смотрел прямо, но его лицо раскраснелось.
Ху Вэй: Что вы имели в виду, говоря о своей бесстрастной речи? Мистер Гленн, вы ошибаетесь! Очень неправильно! Какая у вас есть причина обвинять меня необосноГЛАВА
III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 361
ванно? Обвинять нашу страну? Обвинять нашу политику реформ и открытости Пудуна?
Гленн наконец склонил голову: — Простите, я был неправ. Я прошу у вас прощения.
Ху Вэй: Нет. Вы думаете, что ваше «Простите» может положить конец вашим оскорблениям в мой адрес? Ваши слова только что оскорбили не только меня, но и мою страну. Вы так оскорбили меня и мою страну перед вашими собственными подчиненными, и теперь вы просите меня «Простить»?
Совершенно опустошенный, господин Гленн спросил китайского полномочного представителя с удрученным выражением лица: «Что вы хотите, чтобы я сделал?
Ху Вэй презрительно сказал: «Дорогой мистер Гленн, вы всемирно известный переговорщик, если я буду говорить вам, что делать, разве это не подорвет вашу репутацию, мистер Гленн? Нужно ли вам, чтобы я учил вас мудрости?»
Гленн, казалось, вернулся в свое нормальное состояние, сделал паузу и сказал: «Понятно, господин Ху. Спасибо, что указали на это. Я искренне сожалею о сегодняшнем дне и буду извиняться перед вами и вашей страной по-нашему».
Рано утром следующего дня Юниверсал привез соглашение, которое они собирались подписать с китайской стороной. Ху Вэй взглянул на него и тут же сказал: «Хорошо!»
Ведь в тексте соглашения о сотрудничестве на сумму 700 млн. долларов господин Гленн от имени США уступил китайской стороне 1 млн. долларов в знак извинения перед Ху Вэем и Китаем вчера. Естественно, это было облегчением для Ху Вэя, китайского полномочного представителя.
362 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Переговоры с Юниверсал Студио продолжились. Господин Гленн и Ху Вэй, полномочный представитель Китая, стали друзьями. Часто во время переговоров Гленн вставал со своего места и шел к Ху Вэю, чтобы выпить чаю. Когда китайский представитель, естественно, передвинул свою чашку чая к Гленну, он тут же напустил на себя строгий вид: «Я только наливаю воду для главы вашей делегации!»
Аудитория разразилась хохотом.
Всякий раз, когда он возвращался на переговоры, он всегда проявлял повышенную любезность к Ху Вэю, китайскому полномочному представителю, а в самый разгар переговоров он внезапно падал на колени перед Ху Вэем, произнося слова вроде «Простите». Он опустился на колени три раза подряд.
Для Ху Вэя это было слишком: «Господин Гленн, вы тронули меня, преклонив колени передо мной и моими соотечественниками. У нас есть китайская поговорка, что золото находится на коленях человека (прим. переводчика — Мужчины не должны легко вставать на колени). Вы встали на колени в знак уважения ко мне. Однако я видел, что вы являетесь президентом Гильдии режиссеров Америки, и в вашем преклонении присутствовал элемент актерской игры. Но даже несмотря на это, я все равно искренне благодарен вам за то, что вы преклонили колени».
Гленн так смутился, услышав это, что ему пришлось протянуть руки и крепко обнять Ху Вэя: «Мой друг, мой настоящий друг!»
Противники за столом переговоров, которые впоследствии стали действительно хорошими друзьями. Господин
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 363
Гленн не только получил задание провести переговоры по проекту с китайской стороной от имени Юниверсал Студио, но и сделал Ху Вэя другом на всю жизнь. Когда его сын пошел в школу, он пригласил Ху Вэя к себе домой и попросил его быть его рекомендателем для обучения сына.
Эта дружба и честь заставили Ху Вэя по-настоящему оценить вкус и значение выражения «без драки не узнаешь друг друга».
Встреча с Гленом была лишь одним из сотни «больших событий» в переговорах Ху Вэя.
На днях, проходя мимо Шанхайского нового международного выставочного центра в Пудуне, я наткнулся на еще одну историю об этом «полномочном представителе».
Шанхайский новый международный выставочный центр на улице Лун Ян 2345, Пудун, является крупным проектом международной выставочной индустрии в Пудуне, первый камень в основание которого был заложен 4 ноября 1999 года. В настоящее время центр имеет 17 выставочных залов без колонн с крытой на 20 кв.м и открытой выставочной площадью на 100 000 кв.м. Это мега-выставочный центр, о котором раньше не очень хорошо отзывались. Но с момента открытия он из года в год ведет оживленную деятельность, позволяя трем немецким компаниям, участвующим в совместном предприятии с китайской стороной, зарабатывать большие деньги.
«Это один из самых успешных примеров инвестиций наших немецких компаний в Китае». Сказал тогдашний канцлер Германии, господин Герхард Шредер.
Однако даже в Шанхае мало кто знает, что Ху Вэй,
364 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
китайский «полномочный представитель» по этому проекту, неоднократно подвергался оскорблениям со стороны иностранцев и что он прилагал все усилия, чтобы вернуть достоинство своей страны.
Давайте расскажем историю с самого начала...
Во время инвестиционного бума в Пудуне в начале 1990-х годов, обширная территория, где сейчас пересекаются «Проспект века» и «Парк века» в Луцзяцзуй, была запланирована как «будущий конференц-центр» . Индустрия MICE (прим. переводчика — Meetings, Incentives, Conferences, Exhibitions, «Майс») — это новая отрасль, возникшая в результате экономической глобализации. Пудуну необходимы такие проекты в мировых переговорах. Поэтому в процессе продвижения инвестиций на переговоры была приглашена самая успешная в мире немецкая компания, связанная с выставочной индустрией.
Вот оно! Немецкий MICE-инвестор вскоре выбрал участок сельскохозяйственных угодий к северу от бывшей деревни Нонгоу в городе Хуа Му, который позже был включен в границы планирования Пудуна. Однако прогресс в инвестиционных переговорах затянулся.
«Ху Вэй, тебе лучше сделать это самому». В критический момент шанхайские лидеры вновь возложили бремя на Ху Вэя.
Это были сложные переговоры, поскольку инвестиционная компания другой стороны была не одна. Вместо этого консорциум из трех немецких и одной британской компаний совместно с китайской компанией по развитию Луцзяцзуй в Пудуне инвестировал в строительство проекта.
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 365
В то время это было первое совместное китайско-иностранное предприятие и работа международного выставочного центра в Китае. Три немецкие компании были тремя международными выставочными гигантами из Мюнхена, Ганновера и Дюссельдорфа. Из-за неуверенности в перспективах выставочной индустрии в Китае в то время, три немецких выставочных гиганта привлекли к подписанию соглашения о сотрудничестве с китайской стороной известную британскую судоходную компанию «P&O». Причина отсутствия прогресса в предварительных переговорах заключалась в том, что эти немецкие и британские компании считали, что не так много «нефти», и лишь неохотно согласились на сделку из-за дружеских отношений между их правительствами и Китаем, и, естественно, не были очень мотивированы.
После появления «полномочного представителя» Ху Вэя, он по очереди представил немецким компаниям перспективы развития Пудуна и Китая для «индустрии MICE», чтобы побудить их доверие к инвестиционному проекту. Ху Вэй сказал: «Вы все являетесь всемирно известными выставочными компаниями, имеющими опыт в разработке и развитии выставочной индустрии. Но когда вы инвестировали в наш пудунский «Международный выставочный центр», вы считали только мертвые счета, и чем больше вы считали таких мертвых счетов, тем хуже становилось. Что подразумевается под «живыми счетами», так это реформа, развитие и открытость Пудуна и Китая и его будущее. Какова численность населения Китая? Что это за рынок — китайский рынок? Он больше, чем вся ваша Европа! Это крупнейший
366 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
в мире потребительский рынок и самая большая развивающаяся страна. Разве можно ошибиться, инвестируя в индустрию MICE в таком месте? Если вы этого не видите, если вы просто вычисляете счета перед собой, если вы просто анализируете и наблюдаете за китайским рынком с вашим немецким рынком и снижающимся европейским статус-кво, то это абсолютно мертвый и плохой счет!
Вы не должны думать, что инвестирование в проект Пудун — это поддержка нас в строительстве Китая. Неправильно, это наш огромный рынок в Китае, который предлагает вам возможность заработать деньги, большие деньги! Если вы упустите эту возможность, потом будет поздно об этом жалеть! Хорошо аргументированный «грандиозный план» Китая заставил потечь слюнки боссов нескольких немецких выставочных гигантов ...
«Хорошо, давайте подпишем! Мы согласны ускорить наши инвестиции». Неоднократно откликнулись немецкие выставочные гиганты.
«Подождите, господин Ху, вас хочет видеть наш начальник отдела экономики. Он является председателем Наблюдательного совета нашей компании».
Чуть позже перед Ху Вэем появился уважаемый начальник отдела экономики и сел напротив него.
Из вежливости Ху Вэй собирался поприветствовать его, но вдруг, начальник отдела экономики впал в ярость и хлопнул ладонью по столу с «лязгом», который достиг нескольких комнат ...
«Вы, китайцы, слишком хороши! Как вы смеете пренебрегать нами, немцами? Что делает вас такими превосходГЛАВА
III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 367
ными? Разве наша Германия уступает вашему Китаю? Кем вы себя возомнили? Ха!» Министр экономики, который почему-то разозлился, исказил лицо и закричал на Ху Вэя, как будто хотел повалить того на землю, прежде чем тот остановится.
Это была совершенно неожиданная сцена. Ху Вэй был на мгновение ошеломлен своим противником. Когда у него появилась минута на осмысление, он сделал паузу и сказал своему переводчику: «Сначала пойдите закройте дверь. Затем возвращайтесь и переведите ему мои слова слово в слово, без пропусков!».
Дверь была заперта. Теперь остались только министр экономики, Ху Вэй и их переводчики.
Ху Вэй подтянулся и выпрямил грудь. Внезапно он вскинул правую ладонь и с силой ударил ею по столу, в три раза превышающей силу удара, нанесенного ранее министром.
«Ты, как ты смеешь! Вы, немцы, и сейчас хотите издеваться над людьми?».
«Кем ты себя возомнил? Ты думаешь, что ты большой босс? Начальник отдела экономики? Но ты не должен забывать, что стоящий перед тобой китаец является полномочным представителем китайского правительства первого уровня! Это ваш контрагент по переговорам с несколькими компаниями!».
«Ты похож на начальника отдела экономики? Когда приходят гости из твоей страны, ты хотя бы проявляешь им минимум вежливости? Но ты, как ты смеешь обращаться с гостем с таким лицом!»
368 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
«Хлоп...» Еще одна ладонь с огромной силой обрушилась вниз.
«Хлоп!» Дверь была распахнута. Немецкий и китайский персонал, не зная о происходящей внутри «чрезвычайной ситуации», ворвался в дверь и нервно посмотрел на начальника отдела и китайского полномочного представителя.
Ху Вэй поднял правую руку: «Ничего. Все вы, убирайтесь».
Те, кто вошли, не знали как уйти.
Внутри Ху Вэй и начальник отдела экономики начали «теоретизировать» взад и вперед в течение целого часа.
«В конце, когда двери открылись, мы оба вышли рука об руку». Ху Вэй вспоминает немецкие переговоры и сгибается от смеха. «Вот как проходят переговоры: вы спорите и говорите, говорите и спорите, а потом, наконец, заключаете мир».
Было трудно договориться с несколькими немецкими компаниями. Ху Вэй и его команда думали, что могут отправиться домой и отдохнуть, но на обратном пути в Китай что-то вдруг пошло не так: британская компания, работающая с тремя гигантами немецкой выставочной индустрии, предложила выйти из проекта Пудунский «Международный выставочный центр».
«Это убивает меня!» Ху Вэй вскрикнул от отвращения.
«Это не наша проблема». Немецкая компания воспользовалась случаем, чтобы сказать еще кое-что: «Мы приложили большие усилия, но мы все еще ничего не можем сделать».
Ху Вэй, полномочный представитель, задумался на мгновение и сказал: «Хорошо, я пойду и поговорю с британской
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 369
компанией».
Таким образом, команда переговорщиков была перенаправлена в штаб-квартиру «P&O» в Великобритании. Вскоре они встретились с председателем головного офиса.
В конце концов, он был британским джентльменом, и председатель компании держался очень достойно, а затем он почтительно сказал Ху Вэю: «У нас в «P&O» дела в Китае идут очень хорошо, особенно в Шанхае, благодаря вам и Шанхаю. Что касается инвестиций в Международный выставочный центр в Пудуне, то мы являемся небольшим акционером и имеем очень небольшую долю в проекте. Поскольку основной бизнес нашей компании не относится к выставочной индустрии, совет директоров принял решение отказаться от инвестиций в логистику. Одним словом, существует сотня «логических» причин для выхода из инвестиционного проекта в Пудуне.
Ху Вэй слушал терпеливо.
Другая сторона продолжала говорить скромно.
Настала очередь Ху Вэя говорить: «Хотя я понимаю ваше решение, вы также должны учитывать, что наши переговоры с несколькими немецкими компаниями заняли некоторое время. Если бы вы внезапно отказались, это означало бы, что наши переговоры с немецкими компаниями придется начать с нуля, поэтому я прошу председателя пересмотреть ваше решение....»
Председатель компании P&O пожал плечами с беспомощным видом: «Это решение совета директоров, я ничего не могу с этим поделать».
Ху Вэй подавил огонь в своем сердце и снова спросил
370 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
другую сторону: «Вы действительно не собираетесь подписывать это соглашение?»
Председатель покачал головой: «Я не могу подписать его».
Ху Вэй: «Тогда я хотел бы спросить председателя, хочет ли ваша компания по-прежнему вести бизнес с Китаем, в Шанхае?»
Председатель нервно сказал: «Конечно, конечно хочет. Наш бизнес в вашем Шанхае очень успешен...»
Ху Вэй строго сказал: «Но вы должны знать, что если ваша компания сегодня откажется от участия в выставочно-конгрессном проекте в Пудуне, то P&O в Шанхае серьезно пострадает».
Председатель встревожился: «Вы ... не должны этого делать.»
Ху Вэй: «Почему нет? Господин председатель должен четко сказать: ваша компания находится в Китае, в Шанхае. насколько помогло для вашего бизнеса наше правительство и все стороны? Сейчас соглашение о сотрудничестве, которое мы заключили с немецкой компанией, поставило нас в сложное положение из-за выхода одного из ваших мелких акционеров. Почему вы не можете оказать нам услугу в этом вопросе? Мои слова ни в коем случае не являются угрожающими. Я просто хочу обратиться к вам с искренней просьбой: мы много помогали вам, когда вы вели бизнес в Китае, в Шанхае. Теперь, когда мы столкнулись с какими-то трудностями, просто хотели бы попросить вас об одолжении. Если председатель и ваша компания не могут помочь нам в этом вопросе, то какие у нас основания помоГЛАВА
III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 371
гать вашей компании в Китае, в Шанхае?»
Разговор был окончен. Председатель британской компании «P&O» нервничал, но он все равно отказался подписать соглашение.
Переговоры зашли в тупик.
«В то время я чувствовал, что зашел слишком далеко. Но уже нельзя возвратить сказанные слова в комнате для переговоров». Ху Вэй вспомнил об этом инциденте.
«Если председатель не даст мне сегодня удовлетворительного ответа, я немедленно покину ваш офис и больше не появлюсь. Тогда и в будущем вашей компании не стоит появляться в Шанхае...» Закончив свое самое сильное предложение, Ху Вэй встал, схватил свой чемодан и медленно направился к главной двери своего офиса.
Это длилось несколько десятков секунд, но я действительно испытывал чувство отчаяния, так как я поставил все на то, сможет ли его председатель передумать под влиянием моих слов... В то время, когда я шел к двери, я тихо считал в уме свои шаги «раз, два, три...» ..., я ждал, когда председатель попросит остановиться, но он этого не сделал. К счастью, офис был очень большой, и к двери вел длинный коридор». Ху Вэй сказал: «В тот момент, когда я уже чувствовал полное отчаяние, наконец, председатель крикнул сзади меня: «Постойте!»
Нелегко быть «полномочным представителем»! Он представляет нашу страну и город, а также достоинство самого человека.
Это именно «полномочный представитель». В первую очередь, это не репрезентация индивида, но в то же время
372 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
это презентация его образа. Представляя свой личный образ, он также представляет образ страны и города.
Во время развития и открытия Пудуна, сколько раз Ху Вэй вел подобные переговоры с иностранцами и иностранными государствами? Если вы сможете сосчитать, сколько зданий и дорог сегодня в Пудуне, вы поймете, насколько сложными и трудными были тогда и остаются сейчас переговоры!
«Давайте просто скажем, что было неизвестное количество поездок туда и обратно в Соединенные Штаты для переговоров с Диснеем. Я помню один случай, когда переговоры уже были согласованы, но за месяц до отъезда у директора Ху возникли проблемы со здоровьем, и он был госпитализирован. Однако, поскольку время переговоров было оговорено заранее, а они находились на экстренной стадии, в итоге директор Ху Вэй настоял на поездке в США, несмотря на болезнь, и участвовал во всем переговорном процессе. Он был полномочным представителем, который должен присутствовать в самых важных переговорах и всегда принимать решения. Мы часто видели, что после переговоров, когда он возвращался в отель, падал без сознания…он был измотан! Это как обмен своей жизни на льготы и проекты для Пудуна и всей страны. Таких вещей бесчисленное множество». Сказал секретарь, который сопровождал Ху Вэя на многих зарубежных переговорах.
«Посмотрите на эту фотографию. Это очень монументально ...». Секретарь показал мне фотографию, на которой Ху Вэй расписывался на месте переговоров. Люди, стоявшие рядом с ним, смотрели на часы. «Эту фотографию мы
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 373
назвали «Воспоминания в четыре часа». В тот раз мы вели переговоры с другой стороной до четырех утра, и «полномочный представитель» Ху как раз в этот момент официально подписывал контракт с другой стороной, поэтому мы попросили кого-то придумать романтическое резюме на месте: «Воспоминания в четыре часа...»
В процессе развития и открытия Пудуна существует тысяча или десять тысяч подобных проектов и переговоров о сотрудничестве, и Ху Вэй — не единственный такой «полномочный представитель». Ван Даохань и Чжао Цичжэн таже были «полномочными представителями», Хуан Цзюй, даже Цзян Цзэминь и Чжу Жунцзи были «полномочными представителями» ... Я знаю, что все эти «полномочные представители» в Шанхае и Пудуне одинаковы, их принимали с высокими стандартами в зарубежных странах, они также терпели всевозможные оскорбления и агрессию, не говоря уже об усталости и тяжелой работе, проживании в маленьком отеле, невозможности сойти с самолета, поесть посреди ночи, или отсутствии ночлега и т. д.. Когда у них не было еды и жилья, они были как обычные «китайские туристы»; но на арене переговоров, энергично и достойно представляли свою страну и город, борясь за каждый интерес и достоинство ...
Именно так поступают наши «полномочные представители» — они никогда не падают на пике бури и всегда твердо стоят перед своими противниками до победы.
Изучая истории одного «полномочного представителя» за другим, я постепенно пришел к другой, более интригующей ассоциации с этими китайскими «полномочными
374 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
представителями», которые выезжают за границу для переговоров с иностранцами и иностранными учреждениями: на самом деле они по-прежнему являются «полномочными представителями» в своих странах и городах, но в другом качестве, им нужно действовать в интересах страны и народа, быть «полномочными представителями» в интересах народа для развития и счастья. И такой «полномочный представитель» на самом деле сложнее и труднее, чем «полномочный представитель», который ведет переговоры с иностранцами и иностранными государствами ...
В тот день я проходил через «Супербренд торговый центр» в финансовом районе Луцзяцзуй, и меня привлек этот великолепный и величественный комплекс зданий.
«Оказывается, именно здесь находится «Верфь Лисинь». Чтобы развивать Пудун, рабочие этой вековой верфи пошли на жертвы. В тот момент, когда они покинули верфь, рабочие выдвинули лозунг, который до сих пор незабываемым по сей день...» Стоя на зеленой и цветущей земле у реки Хуанпу, Ху Вэй смотрел на «Супербренд торговый центр», словно возвращаясь в годы «Великого разрушения» в Пудуне...
«Тайская корпорация «Чарэн Покпханд Груп» приедет инвестировать!». Эта новость была абсолютно захватывающей для Пудуна, который в то время находился на ранней стадии развития. Корпорация чатаи была известной азиатской компанией, и ее владелец, Се Гомин, был неравнодушен к Пудуну, выделив 300 миллионов долларов США на строительство сотен тысяч квадратных метров первоклассных зданий. Место, которое он искал, находилось в лучшем
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 375
месте, где расположена «Верфь Лисинь». Здесь, на стороне берега от набережной, завод будет хорошо работать. Рабочие хоть и нуждаются в паромном переходе, но проезжают на одном переходе. «Чарэн Покпханд Груп» пришел, новую площадку устроили далеко, рабочие не могли понять и не хотели переезжать, поэтому они обратились с петицией в Городскую федерацию профсоюзов и муниципальные власти.
«Коллективная петиция» была очень серьезным событием в то время, когда «стабильность была превыше всего». Однако причины и эмоции рабочих нельзя урегулировать и убедить простыми словами. Тогда как поступить? Некоторые говорят, что развитие и открытие Пудуна — это общая ситуация, и кто разрушит и воспрепятствует этому, тот разрушит общую ситуацию, и могут быть приняты принудительные меры. Это кажется веской причиной, но это большая топорная работа. Ху Вэй, который отвечал за конкретную задачу по сносу, считал, что ее нельзя выполнить просто силой, и что разумные требования и интересы рабочих должны быть полностью учтены. Он попросил заместителя мэра Чжао Цичжэна, руководителя городского транспортного управления и директора городского морского бюро прийти вместе на верфь и к рабочим, поговорить с ними снова и снова, но не слишком утруждая себя, и терпеливо вести идеологическую работу, используя разум и эмоции, чтобы заставить рабочих понять долгосрочное значение развития Пудуна и интересы всех жителей Шанхая и их связь. Требования рабочих и завода проанализировав, решались один за другим.
376 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
«В те дни несколько человек из нас почти каждый день мокли на заводе, пока, наконец, рабочие не приняли решение. Когда мы покидали завод, рабочие вдруг выкрикнули лозунг: «Улыбаясь и прощаясь со вчерашним днем, завтра мы пойдем на новое место с высоко поднятой головой». Этот лозунг до сих пор выжжен в моем сердце, и каждый раз, когда я думаю о нем, на глазах у меня наворачиваются слезы ...», — эмоционально сказал Ху Вэй.
В Цзиньцяо, Пудун, китайский автомобильный «гигант» — современная фабричная зона шанхайской General Motors, которая в настоящее время имеет три автомобильных завода и электростанцию, более 60 000 сотрудников, годовую производственную мощность более 3 миллионов автомобилей класса люкс, и является настоящим автомобильным «гигантом» мирового класса и «босс» китайских автомобильных заводов совместных предприятий.
«Но 22 года назад, до лета 1996 года, это все еще было сельское рисовое поле и деревни!» Ху Вэй указал на стоящий перед ним современный завод и сказал: «В том году товарищ Хуан Цзю лично вел переговоры с американской компанией General Motors (GM) о крупном проекте стоимостью 1,52 миллиарда долларов США — сотрудничестве в строительстве автомобильного завода. Первая фаза потребовала использования одного квадратного километра земли. После завершения проекта на участок приехал представитель американского завода GM, чтобы осмотреть землю. В тот день я взял его с собой, чтобы он постоял на небольшом здании неподалеку и посмотрел вперед на их будущий завод. Старик посмотрел на рисовые поля и деревни, разбросанГЛАВА
III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 377
ные среди полей хребта, и заключил со мной пари: если вы сможете закончить переселение в скором времени, мы сможем быстрее начать строительство. Поэтому я спросил его: «Сколько времени вы имеете в виду под «скоро»? Он сказал, что шесть месяцев. Я сказал, что мне потребуется три месяца, чтобы завершить переезд. Американец широко раскрыл глаза и повторял «Нет, Нет», он думал, что это невозможно. И мы договорились так: я закончу переезд за три месяца, а вы начнете строить завод после того, как мы закончим переезд. Ему было невероятно приятно заключить со мной это пари».
«И что случилось потом?»
«Потом, когда прошло три месяца, я попросил американца приехать и посмотреть землю. Когда он взглянул, то был просто ошарашен: мы не только завершили переселение, но и выровняли землю в полном соответствии с их требованиями для строительства завода, осталось только дождаться начала строительства. Представитель американской General Motors был там и сказал: «В Китае возможно любое чудо. Ваша оперативность дала нам уверенность в том, что мы инвестируем в Пудун. Новый завод GM, который позже был построен здесь, также сотворил чудо: строительство началось 10 января 1997 года, а первый Бьюик (прим. переводчика — автомобильная марка) сошел с конвейера в декабре 1998 года. Такая скорость стала «первой» в истории строительства заводов GM по всему миру.
Ху Вэй сказал: «Предпосылкой создания такого «первого в мире» является самопожертвование и преданность жителей Пудуна, а также сотрудников и персонала,
378 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
участвующих в переезде. «Мы, как сотрудники, конкретно отвечающие за переселение и снос, иногда чувствуем, что наша работа очень беспощадна, и жалеем людей, но что мы можем сделать? Когда мы чувствуем, что больше не можем выполнять свою работу, люди, которые приходят помочь нам решить наши проблемы, — это те самые люди, на которых мы работаем. Вот почему я говорил своим людям: «Что бы вы ни делали, думайте в интересах народа, и вы сможете преодолеть любые трудности и решить любые проблемы».
В новом современном коммерческом районе далеко от Луцзяцзуй я обнаружил несколько старых жилых домов, встроенных в группу новых высотных зданий, которые очень мешали и были несовместимы с окружающей средой, поэтому я спросил: «Почему эти старые дома не перенесли?»
Ху Вэй сожалел об этом: «Должно быть, остались какие-то проблемы».
Почему?
Пудун растет очень быстро и он достаточно крупный. Неизбежно, что есть какие-то маргинальные области, где нет единых и упорядоченных действий, поэтому возникают некоторые ситуации. Ху Вэй сказал, что сейчас Пудун как золото, стоимость переезда огромна, а переезд семьи без нескольких миллионов просто не обсуждается. Это создало определенные тупики и закоулки...
«Но в самых благополучных местах, таких как Луцзяцзуй, я не видел такой ситуации!» Я с любопытством спросил: «Разве вы не сталкивались с такими тупиками и закоулками в то время?».
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 379
«Сталкивался. И гораздо больше, но мы были безжалостны в начале, мы решили все ветхие старые дома в закоулках, и из-за этого я был почти вынужден «отправиться в Ляншань» (прим. Переводчика — нет пути назад) …» — сказал Ху Вэй с улыбкой: «Это еще одна замечательная история».
«Давайте послушаем».
«Это было в этом сезоне в 2001 году. У нас уже было районное правительство в Пудуне, и я был губернатором района». Он сказал: «Однажды в 11 часов вечера был тайфун и шел сильный дождь. На улице Туншань, в старом жилом районе на проспекте Пудун, дома были затоплены. Так как вокруг района были построены высотные здания, было сложнее отводить воду из старого жилого района. Когда я пришел выразить соболезнования, вода все еще была мне по колено. Увидев простой народ, я сказал: «Вы хорошо потрудились!» Огромная толпа людей упала на колени в воду, и сказала мне: «Губернатор, мы хотим переехать, мы действительно не хотим больше оставаться здесь! Вы видите, как люди могут жить здесь? Умоляем вас!» Я был очень тронут, огорчен и смущен в то время...
После развития Пудуна действительно появилось много людей, которые хотели переехать и полагались на переселение, чтобы улучшить свои жилищные условия и уровень жизни. Однако переезд тоже требовал затрат. В то время у правительства не было столько денег, а инвесторы, пришедшие в Пудун, были больше озабочены собственными интересами. Таким образом, некоторые края новых комплексов, те районы, которые не были перенесены, становятся
380 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
маленькими прыщиками в современном городе, огромным контрастом с окружающей средой и местом экологической грязи и беспорядка. Но по прошествии года стоимость перемещения такого места становилась очень высокой, и правительству трудно было что-либо сделать. Столкнувшись с таким количеством людей, стоящих на коленях в воде в этот день, я был действительно ошеломлен. Они сказали: «Мы не можем позволить себе переезд, если районный начальник не согласится нас перевезти. Что же нам делать?» Увидев жадно смотрящие глаза людей и их коленопреклоненные позы в воде, я забеспокоился и сказал: «Сначала встаньте, вы обязательно переедете! Вставайте все!» Люди с шумом поднялись из воды и подошли ко мне, чтобы спросить, говоря, что слова вашего начальника района не могут быть неправдой. Я им ответил: «Конечно правда!» Так что люди были еще более счастливы. Но как только я сел в машину, чтобы вернуться в округ, мои коллеги начали кричать: «Начальник, как вы можете так просто согласиться на их переселение?»
Где нам взять бюджет и финансирование для переезда? Кто-то даже советовал мне «по ушам», сказав: «Переезд — это вопрос перемещения пчелиного гнезда, вы сейчас похлопываете себя по груди, что вы будете делать, если этого не случится? Более того, хорошие дела должны быть предоставлены другим. Потому что не прошло и года, как районное правительство изменило свой срок. Мои коллеги были искренни в своих словах и заботились обо мне. Выслушав их, я, поблагодарил их, а потом сказал: «Вы должны больше думать о людях и о народе. Если эти старые дома не
ГЛАВА III СТРАСТЬ И РОМАНТИКА НА ПИКЕ ПОПУЛЯРНОСТИ 381
будут переселены в ходе развития Пудуна, не говоря уже о стоимости их переселения, будет ли это новый, современный, мирового класса Пудун, который мы хотим? Сможем ли мы сидеть и пить кофе в высотном здании, наблюдая за людьми, живущими в ветхих домах и старых лачугах рядом с нами? Нет! Если мы не можем, давайте начнем сейчас и займемся народным делом, пока не поздно! Мы не можем оставить эти проблемы будущим поколениям! Кроме того, переезд сейчас обойдется гораздо дешевле, чем потом. Если при этом возникнут какие-либо риски или последствия, я возьму на себя политическую ответственность. Позже, на встрече по поводу переезда, я ясно выразил свою точку зрения. После принятия решения я сказал заместителю главы района и начальнику строительного бюро: «Я беру на себя большую ответственность, и если это не будет сделано должным образом, я, глава района, первым уйду в отставку; если же вы не будете выполнять свою работу должным образом, я первым сниму вас с должности». Таким образом, мы начали расселять все ветхие дома во всем районе Луцзяцзуй. В результате было опрошено более 20 000 домохозяйств. В то время мы начали работу на основе субсидии в размере 180 000 юаней на семью, и с начала 2002 года мы завершили переселение всех этих жителей к концу года. Когда был произведен окончательный расчет, товарищи из районной управы сказали мне: «Не скупитесь, начальник района, дайте полную сумму каждому хозяйству. После изучения вопроса людям выдали в общей сложности по 200 000 юаней на семью. Сейчас я думаю, что эта инициатива действительно была полезна для народа и страны, люди
382 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
переселились с пользой, улучшили свои условия жизни и быта, а правительство потратило меньше денег! Если бы этих жителей переселяли сегодня, то без нескольких миллионов юаней на семью это было бы невозможно! Ху Вэй, возглавляющий финансовый отдел, провел блестящую игру: он не только принес пользу десяткам тысяч людей, но и сэкономил правительству астрономическую сумму денег на финансовых расходах.
Да, такие «финансовые счета» могут так точно и аккуратно вести только те, кто искренне заботится об интересах страны и народа.
Что ж, Пудун, ты должен радоваться, что за те десятилетия, что ты там находишься, было так много «полномочных представителей», таких как Ху Вэй, которые взяли на себя задачу развития и открытия города! Они представляли высокие национальные интересы. Это особенно яркий свет в процессе развития и открытия Пудуна.
История будет помнить их вечно!
ГЛАВА IV
КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ
Стремление к красоте — это фундаментальное поведенческое и духовное стремление человека в процессе его собственного развития. Красота города часто отражается в его архитектурной форме. Архитектура — один из самых великолепных видов искусства, а также самый зрелищный, самый сложный и самый дорогостоящий из всех видов искусства.
Во всей известной истории мы видим, что человеческая цивилизация неразрывно связана с архитектурой. Сегодня, когда мы бродим по старым городам Древнего Рима, прогуливаемся у пирамид Египта или взбираемся на огромную Великую Китайскую стену, мы всегда испытываем глубокий трепет от ее древнего созерцания. Именно архитектура делает течение времени более осязаемым; именно архитектура воплощает в жизнь красоту, которую человек хотел воплотить на протяжении тысячелетий, вплоть до кирпичей и черепицы в пределах нашей досягаемости. Кусок стекла, цветная скульптура или даже материал — это уже не природный продукт, а скорее выражение красоты, которую человечество стремилось выразить через них. Однако в
384 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
своей самой естественной форме она существует в экологической реальности, в которой мы живем, и вечно, без слов, говорит о превратностях истории, а также о борьбе, любви и подвижном духе самого человека.
Именно это мы часто имеем в виду, когда говорим, что красота может создать мир, а мир создает красоту. Теперь давайте поговорим о специфической красоте города и красоте, которую несет нам новый район Пудун.
На самом деле, городская красота принимает множество форм и является очень сложной дисциплиной. В традиционных китайских городах стены и дворцы, внутренние дворы и карнизы составляют эстетику города. Это эстетическая форма традиционной китайской архитектуры, которая не стремится к высоте, а только к изысканности и величию. Древняя архитектура городов мира, напротив, представлена в виде авторитетных храмов и пагод, которые обрамляют эстетику города. В это величие включено почитание и благоговение человека перед богами. Египетские пирамиды и древнегреческие храмы являются типичным примером этого. После римской эпохи скульптура и форма портиков и крыш стали показателями красоты города. После современной индустриальной эпохи города стремились быть большими и высокими, как высший пилотаж. К концу прошлого века и в современном мире, хотя высота уже не является единственной меткой для образа города, она по-прежнему влияет и усиливает образ города своим беспрецедентным «доминированием», когда трехмерное сознание города «связано информацией», и должна стать направлением конкуренции для современных городских ориентиров.
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 385
Пудун не мог остаться незатронутым этим. Но дизайнеры Пудуна с самого начала понимали, что им никогда не удастся завоевать или получить красоту за счет «высоты». Однако у них также было сильное желание: необходима определенная высота; высокая, но стильная, высокая, но современная, высокая, но с элементами традиционной культуры, чтобы быть по-настоящему красивой в соответствии с китайскими и шанхайскими условиями. По словам Ли Цяня, нынешнего секретаря горкома, шанхайская культура должна стать сплавом «красной», «цзяннаньской» и «шанхайской культур». Красная культура не обязательно сводится к концепции и содержанию «коммунистической партии», но включает в себя культуру прогресса и инноваций; культура правого берега Янцзы естественным образом является частью традиционной ДНК Шанхая; а Шанхайская культура является важным аспектом интеграции Шанхая в мир.
Сегодня, когда мы стоим на Вайтане в Пуси (прим. переводчика — Вайтань — набережная и район в Шанхае, Пуси — исторический центр Шанхая) и смотрим на Пудун, в груди сразу же разгорается волнующее чувство, хочется написать стихотворение или спеть песню. Красота зданий в Пудуне поднимает настроение. Благодаря строителям Пудуна мы и будущие поколения смогут вечно наслаждаться такой прекрасной архитектурой и тем удовольствием, которое она приносит.
Пудун сегодня — это настоящая сокровищница вкусов, с одной из лучших точек входа — архитектурой — для демонстрации его самых красивых черт и духа в наилучшем виде. Это один из особых успехов Пудуна. Хотя Пудун занимает
386 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
огромную территорию, архитектуры Луцзяцзуй достаточно, чтобы задержать человеческий взгляд, и этого достаточно!
Особенно когда мы стоим спиной к Вайтаню, известному как «Универсальная архитектурная ярмарка», и смотрим на Пудун, который находится всего в одной реке от нас, нас охватывает благоговейный трепет: посмотрите, как прекрасен Пудун! Высокая и низкая, ступенчатая архитектура похожа на длинную поэму без знаков препинания, скорее на большую симфоническую партитуру, она то торжественна, то динамична, то легка, то плывет, то кружит голову, то шепчет ... Иными словами, в ней можно найти все, что угодно в плане динамики и застывшей красоты! ...
Столкнувшись с красотой зданий в Пудуне, вы вдруг почувствуете высоту людей и их ничтожность. Высокие, потому что великолепные, атмосферные, красивые и неподвластные времени здания перед вами созданы людьми. А ничтожные потому, что наши человеческие тела и жизни так малы и мимолетны перед лицом небоскребов, возвышающихся над нами. И, наконец, причиной столь великой архитектуры и вечной красоты все же является величие нашего вида. Как сказал архитектор Людвиг Мис Вандер Роэ: «Высшая форма архитектуры — это приход человеческого духа».
На самом деле, строители нового города Пудун не создали такую красоту в одночасье, а столкнулись с трудным и сложным процессом: помимо строительства финансового, торгового центров, а позже зоны свободной и современной торговли, был еще и «центр», который давно назревал в их сознании, а именно сам город «центр красоты».
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 387
Если город не красив, со всеми своими «центрами», он рано или поздно устареет. Поэтому красота является самым сложным мерилом для городских строителей. Если город слишком большой, некоторые скажут, что он похож на «большой пирог»; если слишком маленький, некоторые скажут, что он «маленький и ничтожный» и что это «занятий додзё (медитации) в раковине улитки»; если здания слишком короткие, их обязательно будут бранить. Лица, принимающие решения, должны быть «не в своем уме», чтобы не строить высокие здания при таком дефиците земли в Шанхае. «Постоянный подъем не всегда обходится без презрения, и я боюсь, что будут презирать еще больше»... Нелегко понять разницу между высоким и низким, большим и маленьким, особенно в эпоху развития и строительства, когда денег и времени не хватает. Может ли Пудоун располагать этим временем и деньгами, ожидая того, кто захочет доработать красоту города? Вряд ли!
Трудно обойтись без нескольких ориентиров городской красоты! Пудун ничем не отличается, и у него гораздо больше требований, чем у старого города Шанхая.
Единственные ориентиры старого Шанхая — это многовековые здания в экзотическом стиле на Вайтани, 23-этажный «Шанхайский центр» у моста Вайбайду, и башня с часами в пристани 16-го объединения магазинов. Это те ориентиры, которые формировали и поддерживали Шанхай на протяжении последних ста лет. По прошествии более чем столетней истории, объективно говоря, все эти знаковые здания старого Шанхая сегодня далеко не актуальны. Легко заметить, что, например, в одном из поселков Гуан388
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
дуна европейская башня с часами уже на несколько десятков метров выше, чем на Вайтани в Шанхае. В некоторых районах застройки нескольких средних городов вы также найдете более величественные европейские здания, чем так называемая архитектурная экспозиция Вайтаня. И если бы не известное чувство истории, невозможно было сказать, насколько они хуже! Все это бросило вызов архитекторам Пудуна, не говоря уже о том, что когда в маленьком здании «141» прозвучал боевой клич «развития и открытости», у кого могло хватить времени, сознания, воли и концентрации, чтобы думать о создании и красоте высоких зданий и ориентиров, когда приобретение земли, снос, инвестиции, привлечение, рытье фундамента, строительство дорог и так далее — все было на волоске, как будто кто-то стоял позади с кнутом?
Конечно, был кто. Чжу Жунцзи (прим. переводчика — род. в 1928 г., председатель Госсовета КНР в 1998―2003 гг.) думал. Этот «Проспект века» был настолько близок его сердцу, что когда он вернулся в Шанхай и ступил на Пудун через несколько лет после отъезда из Шанхая в Пекин, он спросил: «Где мой проспект?»
И, конечно, еще был кто. Чжао Цичжэн думал. Он даже потратил много времени после отъезда из Шанхая на изображение «золотой славы» Пудуна: развитие Пудуна, как исторический шедевр, со страницами великолепных глав, написанных кровью и потом китайских и иностранных строителей; развитие Пудуна, как картина времени, написанная всеми сыновьями и дочерьми Китая, опирающаяся на сущность мира и изображающая славную перспективу
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 389
построения умеренно процветающего общества; развитие Пудуна подобно симфонии через века ...
Естественно, еще больше людей задаются вопросом, как должен выглядеть «наш Пудун». — Дети думали об этом, крестьяне думали об этом, мужчины и женщины думали об этом, все шанхайцы думали об этом, и даже все китайцы помогали думать об этом.
«Наш Пудун должен быть продолжением старого Шанхая, но более красивым и модным; наш Пудун должен быть более «стильным», чем любой другой космополитический город в мире. «Наш Пудун» должен быть тем Пудуном, который мы так любим и которым так гордимся... Сейчас Пудун почти достроен. Теперь когда вы увидите его, будет ли он «тем», которого вы себе представляли?
С этой целью я опросил многих людей на Бунде, в том числе крестьян, детей, мужчин и женщин. Некоторые из них шанхайские крестьяне, а некоторые посторонние и иностранцы. Они указывают на Пудун на другом берегу реки и смотрят на них, которые растут как грибы после дождя. На красочные здания, которые возвышаются, особенно башня Цзинь Мао, пронзающая небо, мечеобразная мировая финансовая и «Шанхайский центр» с тонкой талией, танцующей, как красивая женщина. И у них всегда будет взволнованное выражение лица, и скажут мне: «Это даже красивее, чем я себе представлял! Это действительно красиво, это наш новый Шанхай! Пудун нашего воображения!»
Их слова говорят о надеждах и чаяниях всех сердец — и я чувствую то же самое.
390 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Красота города часто обусловлена наличием улиц, домов, особых зданий. Кроме того, часто люди представляют себе и помнят город именно по культовому зданию и человеку с большим влиянием. Букингемский дворец сделал Лондон незаменимым старинным городом мира; Эйфелева башня является синонимом Парижа; Эмпайр-стейт-билдинг всегда был символом Нью-Йорка; Башни Петронас прославили Куала-Лумпур; Бурдж Дубай высотой 818 метров с первого взгляда дал миру понять, что Дубай — это «мегаполис, построенный из золота». Мегаполис в пустыне. И, конечно, есть такие города, как Санкт-Петербург, известный благодаря Пушкину.
Теперь, с нашим эпическим пером, мы будем праздновать красоту Пудуна, которая уже предстала перед миром как три «гиганта» и один «дом»! ...
Подойдите к ним поближе...
«Цинь Мао» полон золотым сиянием
Находитесь ли вы на Вайтани в Пуси или стоите далеко от самого Пудуна, достаточно посмотреть на высокие здания Луцзяцзуй, чтобы ясно увидеть высотное здание в форме башни — «Башню Цзинь Мао».
При высоте 420,5 метров башня Цзинь Мао была самым высоким зданием в Пудуне, когда ее строительство было завершено в 1999 году, и самым высоким зданием в Шанхае
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 391
и Китае в то время, и даже в 2015 году она по-прежнему занимает 3-е место в Шанхае и 20-е место в мире по высоте. Его площадь составляет почти 300 000 квадратных метров, что эквивалентно общей площади всех зданий «Всемирной выставки» на набережной в Шанхае. 88 этажей над уровнем земли — это первоначально «разрешенная» высота для проектировщиков, цифра, которая дает представление о культурных ценностях китайцев.
«88», «фа-фа» (прим. переводчика — означает удача и благополучие). Это первое супервысокое здание в Пудуне. Обязательно должно быть «удачным», ведь в нем воплощены надежды и ожидания многих шанхайцев, да и всего Китая, в отношении Пудуна того времени.
Некоторые люди до сих пор помнят сцену из истории: в конце февраля 1992 года, когда развитие Пудуна находилось на начальной стадии. Однажды Ли Ланьцин (прим. переводчика — политический деятель КНР), в то время член Политбюро ЦК КПК и министр внешней торговли и экономического сотрудничества, возглавив группу руководителей импортно-экспортной компании непосредственно дочернего предприятия, прибыл в пустынную и грязную местность, чтобы осмотреть ее и поддержать развитие и открытие Пудуна в ответ на выступления Дэн Сяопина на «инспекционной поездке на юг». Министерство внешней торговли и экономического сотрудничества было одним из самых богатых министерств в Китае в то время, так как оно вело бизнес с иностранцами, и большая часть денег, заработанных государством извне, поступала в министерство Ли Ланьцина.
392 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Данное министерство и Шанхай решили построить в Пудуне «Первое по высоте здание в Китае».
«Как назовете здание?»
«Для Министерства внешней торговли и экономического сотрудничества ... Как насчет «Цзинь Мао»?»
Ли Ланьцин улыбнулся, услышав, как «гений» рядом с ним сказал: «Хорошее название!»
««Цзинь Мао» — это хорошо, звучит как Министерство экономики и торговли, и имеет значение удачи и процветания». Руководители Шанхая также хлопали в ладоши и аплодировали.
«Какой высоты он должен быть?» В то время лица, принимавшие решения, не имели точного представления о высоте. «Поскольку все желают ему удачи и благополучия, почему бы не построить его 88-этажным?» Ли Ланьцин задал тон.
Хорошо, пусть будет 88 этажей! Все согласились с предложением Ли Ланьцина.
В том же месяце Министерство внешней торговли и экономического сотрудничества и муниципалитет Шанхая достигли соглашения: муниципалитет Шанхая предоставил лучший земельный участок с точки зрения окружающей среды, ландшафта, дорожного движения и геологии и по выгодной цене, и организовал свою импортно-экспортную корпорацию для финансирования строительства самого высокого и символического здания в Китае — Здание меж века в Луцзяцзуй, Пудун.
Эра «небоскребов» наступает в Шанхае! Она действительно приближается! Это исторический момент в развитии
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 393
и открытии Пудуна. Шанхайцы были очень взволнованы, несколько ошеломлены — даже сегодня они по-прежнему испытывают особую привязанность к Ли Ланьцину и Министерству внешней торговли и экономического сотрудничества после этого события.
Раньше говорили, что в Шанхае много высоких зданий, но самое высокое здание, которое осталось в моей памяти и большинства старых шанхайцев — это здание у моста Вайбайду, первоначально называвшееся «Бродвей Билдинг», которое в 1951 году было переименовано в «Шанхайский билдинг». Помню, когда в детстве отец впервые взял меня с собой в Шанхай, мне пришлось посмотреть вверх, чтобы увидеть его вершину, и трижды сосчитать, что высота «22 этажа». Позже я узнал, что его высота составляла 78,33 метра. По оценкам, в новом Шанхае сегодня насчитывается 100 зданий, которые выше этого.
Однако, если бы в Шанхае не было вчерашнего «Шанхай Билдинг», возможно, сегодня не было бы жажды «небоскребов»! «Небоскреб» должен стать физической и ментальной достопримечательностью Большого Шанхая.
Кто-то рассказал мне историю, произошедшую в Шанхайском билдинге: 16 августа 1971 года глава Шанхая пригласил Ян Чжэньнина (прим. переводчика — 1922 г.р., китайский и американский физик) на ужин в Шанхай Билдинг, который впервые посетил Китай и собирался покинуть страну, чтобы вернуться в США. Во время трапезы Ян получил письмо от своего одноклассника и близкого друга Дэн Цзясяня (прим. переводчика — китайский физик-ядерщик, «отец ядерной программы Китая), в котором он
394 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
ответил на вопрос, который всегда его волновал. В своем письме Дэн сообщил ему, что «никто из иностранцев не был вовлечен в китайский проект по созданию атомного оружия, за исключением очень небольшой помощи от Советского Союза, которая была получена еще до конца 1959 года». Ян, который в это время сидел за обеденным столом, был настолько потрясен, прочитав письмо одноклассника, что «на мгновение в глазах наполнились горячие слезы, и ему пришлось встать и пойти в умывальную комнату, чтобы придти в себя». Об этом Ян написал в своей более поздней статье-воспоминании. С момента основания Нового Китая Шанхайскому зданию было поручено принимать иностранных высокопоставленных гостей. Первый американский президент Ричард Никсон останавливался здесь во время своего визита в Китай. Тот, кто выбирал место для Шанхай Билдинг в те времена, должно быть, специально искал лучшее место по фэн-шую, чтобы построить первое здание в Шанхае. Здание расположено недалеко от отеля «Мир», рядом с мостом Вайбайду, отелем «Пуцзян» и резиденцией старого Генерального консульства Великобритании в Шанхае. Здание также расположено на Вайтани, рядом со старой Бродвейской дорогой, отсюда и старое название Broadway Mansions.
Сегодня Шанхайский билдинг выглядит как вполне обычное здание, полностью погруженное в горы и леса шанхайских высотных зданий. Но он также был известен как «здание №1 в Шанхае» в течение 70 или 80 лет, и был микрокосмом Шанхая ХХ века.
В 1888 году (14-й год правления Гуансюя в династии Цин
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 395
(прим. переводика — собственное имя Цзайтянь, (14.08.1871 — 14.11.1908)) Британская коммерческая компания недвижимости увидела, что иностранные компании, такие как «Sassoon» и «Hartung», строят высотные здания в Шанхае, чтобы получить высокую прибыль. В начале 1930-х годов Британская коммерческая компания недвижимости начала строительство здания «Бродвей» на западном берегу реки Хуанпу, к северу от моста Вайбайду, на месте депо Шанхайской трамвайно-троллейбусного треста, принадлежавшее британцам. Здание было спроектировано Брайтом Фрейзером, известным британским архитектором того времени, а его конструкция приняла форму современного небоскреба, приняв двухслойную каркасную конструкцию из алюминия и стали, причем все стальные каркасы были изготовлены британским сталеплавильным заводом. Стоимость строительства и требования к выбору материалов были настолько высоки, что в то время это стало предметом обсуждения в Шанхае. Поскольку земля была мягкой, так как расположено на берегу реки Сучжоу, а требования к забивке свай были особенно высоки, строительство здания заняло четыре года и было открыто для бизнеса в 1934 году, при этом общая сумма инвестиций составила 5 миллионов серебряных монет. Его высота, огромная площадь в 24 596 квадратных метров и упрощенный декоративный стиль, созданный под влиянием западной модернистской архитектурной мысли, сделали его одним из самых известных зданий на набережной с момента его создания.
До и после «Второй мировой войны» это было место, куда приходили и уходили лидеры вооруженных сил США и
396 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
японских захватчиков. «После победы в антияпонской войне в 1945 году гоминьдановское (прим. переводчика — «Национальная партия»; китайская политическая партия, основана в 1894 году) правительство заняло Бродвей-билдинг, и Чан Кайши (прим. переводчика — китайский военный и политический деятель, 1887-1975) специально предложил разместить в построенном им здании шанхайский гостевой дом «Общество вдохновения». Задание было основано в день Нового года в 1921 году по предложению самого Чан Кайши и по своему характеру была похожа на Военную академию Вампу (прим. переводчика — создана Сунь Ятсен в сотрудничестве с коммунистами в мае 1924 близ Гуанчжоу). Целью Чан Кайши при создании этой организации было поддержание революционного духа Военной академии Вампу, подстегивание друг друга и оживление армии. Для этого Чан Кайши также определил цели Общества, которые заключались в том, чтобы «приносить пользу другим и себе, и совершить революцию». По иронии судьбы, вместо того, чтобы стать «вдохновением», на которое рассчитывал Чан, Общество в итоге стало местом коррупции для гоминьдановского правительства в Шанхае. Помимо заботы о семейных делах Цзян и Сун, это было также место, где часто развлекались поддерживающие Цзяна американские правительственные сановники. В мае 1949 года, когда две армии вели последнее сражение в Шанхае, 7374 гоминьдановских войск воспользовались рельефом местности Бродвей Билдинг и построили вокруг него бункеры. Здание стало последним командным центром гоминьдановских военных и правительства в Шанхае, пока войска Народно-освободительной армии
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 397
(НОАК) не оттеснили здание с южного берега реки Сучжоу, а шанхайское правительство Гоминьдана, видя, что ситуация исчерпана, бежало из Бродвей-билдинг в полдень 25 мая 1949 года. После основания Нового Китая здание Бродвея перешло в собственность Шанхайского муниципального народного правительства и было официально переименовано в Шанхайский билдинг, что подчеркивало особый и важный статус здания в Шанхае в то время.
От «Шанхайский билдинг» до «Башни Цзинь Мао» — 60 лет (первая была построена в 1934 году, вторая — в 1994 году).
От 22 до 88 этажей — это высота столетия.
Город без здания не может быть метрополией международного влияния. В конце ХХ века, после более чем столетней истории, «Большой Шанхай» уже не был «Большим» в истинном смысле этого слова: здания были не такими высокими, как в Гонконге, а город был старше Тайбэя, не говоря уже о том, чтобы сравниться с другими городами мирового класса, такими как Нью-Йорк и Токио.
У жителей Шанхая, которые были очень озабочены «репутацией», некоторое время не имели этой репутации.
«Новый Шанхай должен иметь свое собственное здание. Новое здание должно быть построено в Пудуне». Это было желание всех шанхайцев и ожидание тех, кто любит Шанхай — и развитие и открытие Пудуна, таким образом, приобрело дополнительную ответственность.
Сколько стоит построить 88-этажную башню? Официально никто не подсчитывал. Ли Ланьцин стиснул зубы и сказал на берегу реки Хуанпу: «Достаньте все деньги,
398 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
которые Министерство внешней торговли и экономического сотрудничества хранит в банках по всей стране, чтобы построить это здание!»
Он болел за строительство Пудуна! Он болел за китайцев!
Есть ли у Китая технология для строительства 88-этажной башни? Выдержат ли пляжи Пудуна, расположенные через реку от набережной Вайтань, давление 88-этажной башни из «стали, цемента и бетона»?
Никто не знал. Поэтому был вызван старый президент Университета Тунцзи Ли Гохао, магистр механики и конструкции, дважды академик Китайской академии наук и Инженерной академии. «Если академик Ли скажет хорошо — все пойдет хорошо, а если покачает головой — это будет трудно осуществить!». Такие слухи ходили в Шанхае в то время.
Современные молодые люди могут не знать, кто такой «Ли Гохао», но вы должны знать, кто построил «Нанкинский мост через реку Янцзы», «Чжэцзянский мост через реку Цяньтан», «Шаньтоуский мост через залив» и «Хумэньский мост через реку Чжуцзян» и другие известные мосты Китая, потому что на них выгравировано одно и то же имя: Ли Гуохао.
Этот мастер мостостроения из Мэйсяня, провинция Гуандун, всю жизнь писал легенду о новых мостах Китая. Мир также признает выдающиеся достижения Ли Гуохао. Уже в 1981 году Ли Гохао был избран одним из десяти самых известных в мире экспертов в области инженерного строительства, войдя в число мастеров мирового класса в своей
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 399
области.
Сын крестьянской семьи из скромного рода в 16 лет в одиночку приехал в Шанхай, чтобы стать студентом Национального университета Тунцзи. После окончания университета Ли получил возможность участвовать в строительстве моста через реку Цяньтан в Ханчжоу и с тех пор начал жить «мостом». Начиная со строительства моста через реку Янцзы в Ухане в 1952 году, моста через реку Янцзы в Нанкине, и до Баошаньской сталелитейной компании и других крупных национальных строительных проектов, Ли Гохао никогда не отсутствовал.
Можно ли построить 88-этажную башню на «грязевом пароме» в Пудуне? В центре внимания — «Ли Лао», которому уже за восемьдесят. Итак, мы видим «Ли Лао» с его командой преподавателей и студентов Тунцзи, идущих через реку Хуанпу, по дорожкам и хребтам Луцзяцзуй. Временами они приседали, чтобы взять горсть земли, временами они втыкали железные бури в самое сердце земли ... Наконец, «Ли Лао» посмотрел на небо и негромко сказал: здесь без проблем можно построить 88-этажное здание!
Эксперт по геологии согласился с Ли Гохао: хотя место строительства находится очень близко к реке в Луцзяцзуй, здесь очень твердая ровная земля, и река Хуанпу не изменила геологию за сотни лет, что доказывает, что геологические условия под зданием хорошие, и если сваи фундамента здания будут забиты глубже, то проблем не будет.
Наконец, мастер Ли дал несколько рекомендаций с точки зрения механики высоких зданий: необходимо учитывать, что здание должно выдерживать тайфуны силой 12 баллов и
400 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
землетрясения силой 7 баллов и выше, а отношение высоты к ширине здания не должно быть больше 7. Например, если планируется построить здание высотой 420 м, диаметр шасси не должен быть меньше 60 м. Все его важные предложения были впоследствии включены в проект.
Теперь оставалось только решить, какое здание построить. Какое здание спроектировать каким человеком.
Кто его разработал? Сами китайцы — это, конечно, самое «патриотичное» выражение из всех. Но, похоже, что для небоскреба высотой в 88 этажей даже сами шанхайцы сомневаются, сможет ли его спроектировать китайский дизайнер, который никогда раньше не проектировал такие высокие здания. ...
Не утруждайтесь если сомневаетесь. В вековом проекте не должно быть даже малейшей халатности. Руководители нового района Пудун, муниципалитета Шанхая и Министерства внешней торговли и экономического сотрудничества были очень единодушны и очень открыты: всемирный тендер для лучших международных архитекторов! И, конечно же, не без сотрудничества с собственной китайской командой.
Это был первый международный тендер на строительство небоскреба после открытия Пудуна, и он привлек к себе большое внимание, так как в будущем бесчисленные «небоскребы» будут «следовать примеру».
«В феврале 1993 года мы подготовили глобальный тендер. В техническом задании было указано, что основными функциями здания будут офис, гостиница, туризм и розничная торговля. Затем оценочная комиссия экспертов
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 401
провела голосование, и лучшее предложение было представлено главе Министерства внешней торговли и экономического сотрудничества для принятия решения». Гэ Цзинь, который был направлен Шанхайской внешнеторговой корпорацией и в то время был первым заместителем директора подготовительного отдела владельца «башни Цзинь Мао», вспоминал: «Встреча по тендеру, проведенная в гранд-отеле «Ланшэн», привлекла более 10 всемирно известных проектных компаний, таких как SOM в США, и Nikken Sekkei в Японии и др…»
На самом деле, еще до этого люди из подготовительной группы здания уже начали проводить презентации для известных дизайнерских фирм в соответствующих странах. Главный дизайнер американской компании SOM, которая впоследствии выиграла тендер, записал процесс: «24 марта 1993 года китайский менеджер Чжан Гуаньлинь, господин Чжу и господин Жуань приехали в офис нашей фирмы в Чикаго. Цель их визита заключалась в том, чтобы представить нам конкурсное предложение и выяснить, какие у нас есть вопросы. Они также попросили нас (и всех остальных участников) предоставить трех возможных кандидатов. Первый вопрос, который я задал, — почему они хотят построить 88-этажное здание, почему не два здания, скажем, 50-этажный офисный блок и 30-этажная гостиница вместо многофункционального здания? В конце концов, это сэкономило бы много денег и было бы быстрее построено. Причиной строительства 88-этажного здания, ответили они, было то, что в год, когда господин Дэн Сяопин одобрил развитие Пудуна, ему исполнилось 88 лет, и он заявил, что
402 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
хочет сделать Пудун новым финансовым центром Китая. Число «88», которое также схоже со звучанием слова «фа-фа», символизирует богатство и удачу, поэтому число 8 очень важно для китайцев как символ удачи и процветания. Позже в тот же день мы вместе пошли на обед в ресторан «Голубая луна» в Чайнатауне. После этого были розданы печенья с предсказаниями, и господин Чжан был в восторге, когда открыл их и обнаружил, что его счастливые числа — 8, 16, 24, 32 и 40. Он показал их всем нам, а затем быстро положил в карман. Я оглянулся и увидел, что нас было 8 человек, и это было 24 марта — 3 x 8 = 24, что было просто фантастически! Именно тогда я решил, что буду проектировать и строить этот китайский небоскреб вокруг цифры «8». Архитектор христианского происхождения считает, что это тоже божественная судьба.
Затем настал черед конкурсного процесса. Гэ Цзинь вспоминал: «В мае поступили предложения по дизайну от всех компаний, и сразу же было проведено совещание по экспертной оценке. Произошла драматическая сцена: две трети из 15 экспертов проголосовали за предложение SOM, и можно сказать, что предложение SOM имело абсолютное преимущество.»
«Удивительно, но среди этих экспертов были все мастера-архитекторы, которых мы пригласили со всего мира, в том числе господин Кишо Курокава, президент Японской ассоциации архитекторов. Господин Кишо Курокава, который известен как один из трех мастеров японской архитектуры наряду с Син Исодзаки и Тадао Андо, был абсолютным авторитетом в экспертном жюри из десяти человек, но
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 403
после ознакомления с предложением он четко сказал: «Я не одобряю японское предложение» и поднял руки в пользу американского предложения SOМ». Он также сказал, что только предложение SOM может быть размещено в Китае, так как в любом другом месте оно будет неуместно. Как японский эксперт, да еще и с японским конкурсным предложением, отношение и мнение Кишо Курокавы было почти окончательным! Мы, как наблюдатели на стройке, были шокированы и поражены тем, что сказал японский архитектор, и в то же время мы были в восхищении от мастерства господина Кишо Курокавы». Господин Жуань Чжэньцзи, который был техническим руководителем китайской стороны башни Цзинь Мао, добавил мне эту деталь о сцене оценки в то время.
«Это предложение было доложено таким лидерам, как У Банго (прим. переводчика — председатель Постоянного комитета ВСНП КНР с 2003 г.), Хуан Цзю и Сюй Ди, которые согласились с ним. Но окончательное решение должно было принять Государственное министерство внешней торговли и экономического сотрудничества. К этому времени У И (прим. переводчика — министр Государственного министерства внешней торговли и экономического сотрудничества с 1997 до 1998 г.) стала министром, и говорят, что когда он получил предложение SOM, он попросил всех заместителей министров высказаться, и в итоге было достигнуто полное согласие: предложение SOM победило одним махом!».
Схема SOM была разработана Адрианом Смитом, а китайская сторона направила Шанхайская корпорация по проектированию современной архитектуры для сотрудни404
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
чества в разработке дизайна. Благодаря новаторским дизайнерским идеям дизайнер умело сочетает последние мировые архитектурные тенденции с традиционными китайскими архитектурными стилями.
Господин Адриан Смит вспоминал впоследствии: «Проектирование первого в Китае сверхвысотного здания означало ряд серьезных задач. Наше предложение должно было пройти тщательную проверку и строгие процедуры утверждения в Китае, но, что еще важнее, здание должно было пройти проверку на соответствие общественным ценностям и традиционной эстетике, последняя из которых была особенно важна для определения того, будет ли здание вызывать восхищение и почитание у будущих поколений на китайской земле. Поэтому для успеха дизайна очень важно, чтобы он включал в себя китайские элементы и соответствовал мировым тенденциям. Когда я принял этот вызов, в моей голове промелькнула одна из цифр «8» и одна из прекрасных древних пагод Китая, которые впоследствии стали основой моего дизайна...»
Верный великому дизайнеру, Адриан Смит перед этим побывал в Китае и Сиане и увидел типичную древнекитайскую пагоду — Большую пагоду Дикого Гуся, которая поразила его своим силуэтом и многослойностью. «Это великая архитектура восточной красоты!». Так Адриан Смит когда-то восхищался архитектурой древних пагод Китая, а теперь он захотел вложить эту красоту в душу своих творений. В процессе создания проекта он несколько раз отправлял своих помощников по всему Китаю, чтобы собрать формы различных известных древних пагод, прежде чем окончаГЛАВА
IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 405
тельно сформировать свою собственную идею: концепция башни Цзинь Мао — это современный небоскреб, который станет центром района Пудун и будет приветствовать всех посетителей со всего мира. Символически он сразу напоминает древние и величественные пагоды Китая. Поэтому здание должно быть двухосно симметричным во всех направлениях. В то же время он должен ритмично двигаться по мере увеличения высоты, нарастая слоями и усиливая ощущение высоты сооружения за счет вынужденной перспективы. Древняя пагода, предшественница рукотворного небоскреба, легла в основу монументальной башни. Новый дизайн призван не повторить пагоду, а подражать ее форме — простому прямоугольному стеклянному зданию в международном стиле 1950-х годов, напоминающему башни Сан-Джиминьяно в Италии.
«Замечательно! Это прекрасно! Еще одно из твоих великих произведений скоро появится на свет!» Коллеги были в восторге, когда впервые увидели эскизный проект Адриана Смит для «Китайской башни».
«Теперь нам нужно использовать число «8», чтобы сделать фигуру этого прекрасного восточного мужчины еще более величественной и смелой!» Адриан Смит присоединился к восторгу, только чтобы увидеть, как он пишет ручкой на бумаге большую букву: «8»!
«8», я знаю, это благоприятное китайское число!»
«8» также означает заработать большое состояние».
Коллеги, побывавшие в Китае, пытались объяснить, что они понимают под словом «8». Адриан Смит рассмеялся и сказал: «Знаете ли вы, что существует традиционный китай406
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
ский фестиваль, названный в честь цифры «8»?»
«О, я знаю, это праздник китайской армии — фестиваль 1 августа»
Нет, это «Праздник середины осени» 15 августа по лунному календарю, праздник в ночь, когда луна самая полная, красивая легенда о прекрасной Чан Э (прим. переводчика — Чан Э улетает на Луну, произведение китайской мифологии) и красивом молодом человеке У Ган...».
«О — китайские Ромео и Джульетта!»
«Ах, чтобы новый огонь погасил старый; чтобы большая беда уменьшила малую ...».
Коллеги с восторгом слушали китайские истории о том, как Чан Э бежал на Луну, У Ган рубил дерево, а Нефритовый заяц украл лекарство. Великие поэмы Шекспира были прочитаны со страстью.
«Дамы и господа, позвольте вашим поэтическим чувствам переплавиться в наши проекты!» Адриан Смит расстелил большой лист бумаги и несколькими размашистыми движениями нарисовал огромную форму китайской башни и сказал: «Теперь наша Китайская башня — давайте временно назовем ее так. Наш дизайн должен учитывать восточные философские элементы «8». Следует обратить внимание: все основание здания должно быть восьмиугольным, преимущество которого заключается в невероятной прочности точек опоры. Когда я впервые посетил Пекин, я обратил внимание на памятник в центре площади Тяньаньмэнь, который имеет прочное и красивое основание, с механической красотой, характерной для восточных зданий в форме пагоды. Ступенчатый склон вокруг памятника еще
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 407
лучше передал ощущение величия и силы, и применение этого дизайна к нашему китайскому зданию вполне применимо. Что скажете?»
«Блестяще!» Коллеги восхитились проницательностью мастера.
Поскольку «8» — счастливое и благоприятное число для китайцев, оно должно стать важной концепцией и в нашем дизайне». Адриан Смит, словно божество, держащее факел судьбы, одной рукой размахивал кистью, а другой «танцевал» в воздухе: видите ли, как только нам сообщили о важности «8», она стала «8». В проект было включено число 8: основание и общая форма должны были иметь восьмиугольное ядро; его должны поддерживать вверх восемь колонн; его вершина должна быть восьмиугольной... ...красота которого будет от начала до конца. По мере возвышения здания, оно должно постепенно уменьшаться, поэтому мы можем использовать «8» в качестве значения приращения, а результатом будет то, что значение отступа в здании должно быть сделано числом «8». Например, исходное дно можно уменьшить один раз на удвоенное количество этажей (2 × 8 = 16); затем каждая зона отступа должна сокращаться количеством этажей на 1/8 базы. В гостиничной части уменьшится до одного этажа, чтобы дать гостю возможность лучше почувствовать вид изнутри. В верхней части последние восемь этажей уменьшаются на 1/8 (8,7,6,5,4,3,2,1), чтобы завершить окончательное сокращение. ... Таким образом, окончательная комбинация этажей совершенно замечательного китайского здания-башни составляет ровно 88!
Когда Адриан Смит положил свой проект Китайской
408 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
башни на чертежную доску, его коллеги не могли больше сдерживать свой восторг и закричали в унисон: «Адриан — Китай!» «Китай — Адриан!»
В тот день шампанское и цветы были разлиты по всему полу.
Через несколько дней Адриан Смит и весь проектный офис SOM были взволнованы, когда увидели оценку шанхайского жюри, потому что помимо того, что их предложение выиграло тендер, он и его коллеги были ошеломлены оценкой, которую дали китайские эксперты. Давайте послушаем, что сказал о предложении SOM Ге Цзинь, который также присутствовал на заседании жюри.
Это прекрасная схема, которая выделяется на фоне остальных. Конструкция башни Цзинь Мао в плане представляет собой двухосно симметричный квадрат, а фасад состоит из 13 внутренних сегментированных секций башни, расположенных снизу вверх, углами внутрь. Вид с диагонали плоского квадрата представляет собой два лучших вида. Здание маленькое в верхней части и большое в нижней, расширяющееся от секции к секции и напоминающее величественную башню. Если посмотреть вокруг, здание напоминает башню и памятник, его форма постоянно меняется, а мотив постоянно повторяется. Движение слоев вверх придает ей очарование древней китайской пагоды, но высокотехнологичные материалы позволяют ей превращаться из золотой в серебряную, из голубой в серую при смене дня и ночи, в пасмурной и солнечной погоде, и с разных точек обзора. Возможно, именно благодаря этому качеству мы никогда не чувствуем себя угнетенными, когда
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 409
приближаемся к нему. Цзинь Мао массивный, но не большой, тем самым отражая понимание дизайнером классической китайской архитектуры; мы видим мост девяти зигзагов, летящий через Средний двор; мы видим круглую арку типом правого берега Янцзы, проходящую из глубины заднего двора до Среднего двора парадного зала; видим решетчатые окна северных жилищ, украшенных сводами с фасадов простолюдинов; мы видим бронзовые настенные украшения драконов, фениксов и тигров, интерпретирующие эволюцию китайских иероглифов на протяжении тысячелетий. Традиционные китайские культурные символы, выраженные в башне Цзинь Мао, полны характера, отражают друг друга и объединяют жемчужины. Это «самая высокая и самая красивая китайская пагода, когда-либо построенная человеком».
На самом деле, то, что господин Гэ Цзинь назвал «Цзинь Мао», можно увидеть на месте и сегодня. И, как утверждается, он в несколько раз лучше того, что было на чертежах SOM в то время. Я знаю, что у китайских и иностранных конструкторов ушло девять месяцев только на доработку планов. Но это уже другая история.
Вскоре после того, как схема получила высокую оценку шанхайских властей, Адриан Смит заперся в своей проектной комнате и в одиночестве обдумывал предложения по улучшению плана Пудун, которые прислал ему китайский владелец компании: гармонизация здания с фундаментом, форма входной двери, цвет фасадных материалов, пожарная безопасность верхних этажей и прочее. Специфические и критические вопросы пожарной безопасности и безопасности на верхних этажах. Адриан Смит знал, что востоковеды
410 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
очень щепетильны в деталях и чувствах, что чувства могут решить все!
Да, что такое «чувство»? В голове Адриана Смит пронеслись восточные гиганты Конфуций и Лао-цзы ... «Форма и духа», «Одухотверенный, но безформенный — говорит о письмах, книгах», «Имеет форму, но не имеет души означает бессодержательный, показной». «Когда имеет форму, рождается душа...»
Вот оно! В голове Адриана Смит внезапно промелькнула мысль о том годе, когда он прошел через ров моста Золотой воды перед башнями Тяньаньмэнь и был бесконечно поражен замечательной дизайнерской задумкой китайских предков: «Ров, который я видел, разделял здания от башен так естественно и искусно, что для людей стало естественным войти в древний город-дворец с каменного моста. Китайские архитекторы любят использовать воду или реки, чтобы тонко связать и разделить два совершенно разных объекта. Это мастерский дизайн».
И вот Адриан Смит снова решился: в основании башенного блока он нарисовал рисунок, который ни на чего не похож: как открытую книгу, как летящую в море яхту и как гигантскую скульптуру...
«Хорошо, это выглядит как открытая книга. Мы, китайцы, любим читать, это хороший дизайн!» В итоге китайская сторона осталась очень довольна всеми проектами главного здания и пристройки, поскольку понимание Адриана Смит о «Форма и духа» идеально совпало с философией «Духа» в традиционной китайской культуре, и все остались довольны.
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 411
«Восемь входных фойе башни Цзинь Мао по-прежнему самые красивые и внушительные из всех небоскребов в Пудуне». Много кто говорят мне об этом сейчас.
В тот день я отправился на башню «Цзинь Мао» один, чтобы осмотреть его, и когда я переступил порог «Лунных ворот» с двойным остеклением, меня охватило поэтическое чувство, которое было одновременно знакомым и навевающим — очевидно, с первого взгляда видна тонкость и мастерство дизайнера. При беглом взгляде видна изобретательность дизайнера: быстрый переход от внешнего мира с интенсивным движением к новому, спокойному и неземному миру ...
Во всем здании восемь таких «лунных ворот», каждые из которых внешне идентичны, но едва уловимо отличаются друг от друга, однако их объединяет ощущение тепла. Послушайте, что говорит Адриан Смит: «Каждые из Лунных ворот имеют двойное остекление, что усиливает определенное ощущение входа и добавляет визуальное ощущение таинственного прохода. Когда человек проходит через эту зону и входит в здание, возникает совершенно новое ощущение перехода из одного мира в другой».
На самом деле, китайцам не хватало суждений о таком огромном небоскребе, потому что мы его не видели, и нам можно было простить большое невежество. Говорят, что в то время кто-то сделал замечание по поводу цвета всех материалов на фасаде: «золотой и превосходный Цзинь Мао», который также имеет форму башни и символизирует наше первое здание в Пудуне, должен иметь золотой фасад.
«Нет, мы должны уважать дизайнера!» Именно Чжао
412 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Цичжэн опровергнул это «слепое предложение».
Цвет Цзинь Мао стал идеальным: голубой, когда небо синее, серебряный, когда идет дождь, и золотой, когда светит солнце, «такой красивый, что хочется плакать» -сказали мне шанхайцы.
Один только этот цвет оправдывает все ожидания, которые возлагали на здание Цзинь Мао такие лидеры, как Ли Ланьцин, У Банго, Хуан Цзюй и У И.
Впервые я увидел Цзинь Мао вблизи с самой высокой точки Шанхайского центра, который еще выше, чем он сам.
Было около четырех часов дня, вечернее солнце освещало Цзинь Мао, и красота его золотого тела была такова, что даже сам Цзинь Мао не знал, насколько он великолепен, блестящ и внушителен, силен и тверд. Гора из триллионов золотых кирпичей, китайская пагода, которая торжествует небеса, потому что поднимается великая нация!
О, красота «Цзинь Мао», красота силы и света.
Красота «Цзинь Мао» — это красота, которая будоражит сердце и обжигает кровь.
И если вы спросите меня о красоте «Цзинь Мао» — так это красота, которая пронзает небо и все остальное, которая бросает вызов тому, кто выше, а те, кто ниже, почитают ее!
Я знаю, что красота этой непревзойденной «самой высокой и красивой пагоды в Китае» была подкреплена технологией. Многие из его «продуманных» особенностей были первыми в истории китайской и современной мировой архитектуры. И это само по себе является красотой, которую следует назвать магией современных технологий.
Будучи дилетантом, я, как и многие обычные люди,
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 413
испытывал чувство страха и беспокойства при виде горной башнеобразной громадины — небоскреба из стали и бетона высотой 420 метров: прочна ли она? Надежна ли она? Безопасно ли? И так далее. Что касается дизайнеров, то они уже учли все эти опасения и тревоги, а также многие другие вещи, о которых люди не знают. Например, пожаротушение на высотных зданиях и землетрясения магнитудой 7 или 8 баллов. Тем не менее, у меня осталось еще много «наивных» вопросов, чтобы задать господину Жуану Чжэньцзи. Он проработал в Цзинь Мао 18 лет, в основном отвечая за проектирование здания. Информация и знания, которые я получил от него, беспрецедентны.
Хэ (автор): «Качается ли 420-метровое здание, когда дует ветер?»
Жуань Чжэньцзи: «Да. Когда дует ветер, верхний этаж раскачивается на 1,6 метра».
В ужасе: «1,6 метра? Ах, это страшно!»
Жуань улыбнулся: «Нет. В целом не чувствуется. Колебания измеряются только на компьютере. Конечно, если вы будете внимательны, то сможете почувствовать его...»
Автор: «Не покосится ли оно или свалится в один прекрасный день?»
Жуань: «Нет, этого не будет. Все наши высотные здания имеют проектный срок службы 100 лет и более, и теоретически это означает, что такое здание будет безопасным в течение следующих 100 лет.
«На что же вы опираетесь, утверждая что удержит такую огромную конструкцию от разрушения?»
«Помимо прочного фундамента, все здание держится на
414 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
трех больших обручах. Эти три больших обруча находятся между 24-м и 26-м этажами, 51-м и 53-м этажами и 85-м и 88-м этажами, то есть каждый большой обруч высотой 8 метров закреплен между тремя этажами, и его механическое воздействие поддерживает устойчивость всего здания. Кроме того, благодаря структурным принципам он обладает определенной упругостью сжатия и гибкостью, что позволяет зданию сохранять стабильное раскачивание и не демонстрировать изменения массы под воздействием погодных изменений и ветра ...»
«Это невероятно. Еще раз прошу: чем основание здания прочно закреплено на земле?»
«640 стальных труб (каждая толщиной 914 мм), установленных на глубине 81 м в землю, соединены вместе и образуют огромную «базу» размером 64 м на 64 м. Здание установлено на железобетонном котловане высотой 4 метра ...»
Автор: «Боже мой, сколько стали и цемента нужно для такого огромного котлована, высотой 4 метра и площадью 64 на 64 метра?»
Жуань: «Это была астрономическая цифра. Я помню, когда мы заливали этот огромный котлован, мы мобилизовали все важные цементомешалки в Шанхае, потому что весь процесс заливки цемента должен был происходить непрерывно, и мы боролись 64 часа, чтобы закончить ...»
«64 часа непрерывной заливки, сотни миксеров и других механизмов, ревущих вместе, это впечатляюще!»
«Да. Можно сказать, что земля задрожала. Мы также должны были постоянно брать пробы, чтобы убедиться в
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 415
отсутствии следов в железобетоне «низкокачественных» ям для обеспечения абсолютной безопасности».
Автор воскликнул: «Какая несокрушимая основа! А как насчет верхней части здания? Это та, которую мы видим сейчас, с центральным столбом посередине и 8 огромными колоннами, поддерживающими все здание?»
Жуань: «Туннель времени», по которому сейчас едут посетители, — это главная колонна здания, толщина стен которой составляет один метр и называется «ствол ядра». Рядом с ним находятся восемь гигантских столбов, каждый диаметром 5 метров и толщиной 1,5 метра, которые образуют единое целое. Позвоночник «ядра» и восемь «золотых сталей» рядом с ним образуют растягивающуюся систему огромной прочности, которая является ключом к «Цзинь Мао», стоящему на восточном берегу реки Хуанпу. Это ключ к тому, что башня стоит на восточном берегу реки Хуанпу.
Ну, наконец-то мое сердце успокоилось.
Теперь я могу полностью расслабиться и наслаждаться, входя в золотой «Цзинь Мао», ощущая «временной тоннель» от земли до неба, читая классические китайские и иностранные стихи в каждой комнате для гостей, чувствуя, как 130 лифтов в здании развеваются на ветру, и видя живописный вид на два берега реки. И можно подняться на 142-метровую высоту «Атриума в небе» и полюбоваться живописными видами реки ...
И это еще не все, что связано с «Цзинь Мао».
Хэ Цао, который выглядит очень молодо, на самом деле на год старше меня, управляет «Цзинь Мао» уже более десяти лет. Однажды, когда Ли Ланьцин приехал в Цзинь
416 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Мао, где бизнес процветал, его похвалили за «мудрые» решения, и он сказал: «Я не несу ответственности за Цзинь Мао сегодня, это потому что он сказал: «Это не моя вина, что Цзинь Мао стал таким, какой он есть сегодня, это потому, что они хорошо им управляли.»
«Возраст не имеет значения для того, кто хорошо ведет бизнес!». Я воскликнул, когда узнал реальный возраст Хэ Цао.
«Надо поблагодарить «Цзинь Мао»!» Сказал господин Хэ Цао: «Цзинь Мао» — самое высокое здание в Пудуне, и его завершение действительно является образцовым. Во-первых, его завершение показало всему миру перспективы развития и открытия Пудуна, продемонстрировав решимость и волю нашей страны; во-вторых, он придал уверенности тем небоскребам, которые стоят за ним. «Один японский инвестор однажды послал десятки сотрудников постоять у входа в наш вестибюль в день открытия, считая один за другим наш людский поток, а затем вернулся назад, чтобы изучить, как, когда и что будет построено в их здании. Есть бесчисленные примеры таких демонстраций». Добавил Хэ Цао.
«У Китая не было предыдущего опыта борьбы с терроризмом в высоких зданиях. После постройки «Цзинь Мао» мы пережили несколько практических сражений в плане борьбы с терроризмом и имеем собственный набор навыков борьбы с терроризмом».
«В прошлом у Китая не было «зданий», может ли здание напрямую генерировать экономические выгоды? Цзинь Мао» положил начало прецеденту строительства здания,
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 417
которое само по себе может принести владельцу миллиард долларов».
«В Китае раньше редко встречалась «обратная экономика», когда здание приносит большую выгоду, или когда дела идут плохо. Это произошло вскоре после открытия «Цзинь Мао». Мы не знали, что воспользовались возможностью прорекламировать самую современную систему воздухообмена в здании, используя цифры, чтобы сказать обществу, что у нас самая безопасная циркуляция воздуха, и в результате здание было переполнено до такой степени, что комнат было трудно найти!».
«Самое главное, что я хочу вам сказать, это то, что «Цзинь Мао» теперь не просто концепция здания, мы теперь группа типа «Отель Цзинь Мао», успешно зарегистрированная в Гонконге в 2014 году, Пудун У «Цзинь мао» теперь 8 «братьев и сестер» по всей стране, которые пишут золотые стихи своими собственными уникальными способами ...».
Что ж, «Цзинь Мао», ты действительно заставил Пудун гордиться собой и Китаем!
«Величие Мори, бессмертие мертвого
Причина, по которой я использовал эту фразу в качестве заголовка, заключается в том, что в тот день я провел несколько часов в здании Всемирного финансового центра, слушая, как господин Йе, управляющий зданием, рассказал
418 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
множество историй о «Мори» и «втором по высоте здании в Пудуне», которое построил «Мори», и стало источником больших эмоций и печали.
«Всемирный финансовый центр», строительство которого было завершено в 2008 году, имеет высоту 492 метра и 101 этаж, превосходя по высоте башню Цзинь Мао. До того, как был построен Шанхайский центр, он также был первым зданием в Китае, которое несколько лет стояло отдельно на берегу Пудуна. Отличие этого здания от других в том, что оно было построено с привлечением иностранных инвестиций из Японии. Его владельцем является господин Мори. Мори, полное имя которого Минору Мори, родился в 1934 году в Киото, Япония. Мори был «молодым литератором», который мечтал стать писателем, когда учился в университете. Во время учебы в престижном Токийском университете он заболел. Выздоравливая дома, он продолжал стремиться стать романистом, и с этой целью потихоньку собирал материал для своей жизни. К сожалению, «я никогда не писал ничего, что меня удовлетворяло», поэтому «я проводил дни в скуке», — вспоминал позже Мори. Поэтому отец Мори начал вместе с сыном заниматься недвижимостью, в очень небольших масштабах, и Мори, который не мог написать хороший роман, занялся риэлторским бизнесом. Его «литературные фантазии» обернулись огромным успехом в его карьере риэлтора, и Мори впоследствии стал, так сказать, «нобелевским лауреатом» японской индустрии недвижимости. Этот один из самых значимых деятелей японской недвижимости, всегда верил в развитие Пудуна и оставил Китаю и миру здание, которое можно назвать великим, Шанхайский
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 419
всемирный финансовый центр, не менее замечательную «Башню HSBC» и другие здания. К сожалению, он навсегда попрощался с миром 8 марта 2012 года ...
Однако это не единственное, что делает Мори великим. Помимо того, что он оставил наследие великой архитектуры, которое будет жить в Пудуне, он также привнес особенно футуристическую концепцию в строительство новых городов в Китае и во всем мире — вертикальный город-сад, или «Хиллс».
Величие Мори объясняется тем, что когда он инвестировал в это великое здание в Пудуне, он пережил несколько азиатских и мировых финансовых кризисов, а когда его покинули самые важные американские партнеры, он предпочел остаться в Пудуне, заявив, что одного только «здания Мори», которое он построил в Японии, хватит, чтобы прокормить его детей в течение нескольких поколений, и что он здесь вовсе не ради денег! Он приехал в Пудун не для того, чтобы построить здание, он приехал как идеалист-градостроитель, чтобы завершить еще один «вертикальный город-сад» в своей жизни. При жизни Мори прославил свое здание «Шанхайского всемирного финансового центра», сказав: «В 2008 году, когда строительство «Шанхайского всемирного финансового центра» было завершено, люди говорили, что «шанхайский дракон», летящий в небо, наконец-то был окончательно достроен. В Китае дракон считается «благоприятным» и «удачливым». Для меня дракон — это символ идеалов, стремлений и мечты. Именно эта фраза всегда вдохновляла меня бросать вызов барьерам традиций и критике, обретать решимость и мужество дракона и идти
420 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
прямо к золотым сияющим облакам ...»
Философия Мори в области недвижимости на протяжении всей его жизни, его действия по строительству башни в Пудуне, а позже его предложение построить «кольцевой коридор» в центре нескольких «гигантских» зданий в финансовом районе Луцзяцзуй, среди прочих вкладов, привели к тому, что этот почитаемый японский застройщик и урбанист в конечном итоге стал «драконом». «Дракон», восходящий на облаках небесных ...
Если бы Мори тогда не последовал за своим отцом в сферу недвижимости, он мог бы стать моим сверстником и занять свое место в мире литературы. Но я по-прежнему считаю, что он стал гораздо более великим писателем, чем романист, и что величественная мощь Всемирного финансового центра в Пудуне, в Шанхае, вес его «башни Мори» на родине и его концепция «вертикального города-сада» достаточны, чтобы сделать его великим писателем. Концепция «вертикального города-сада» стоит трех Нобелевских премий по литературе!
К этому моменту читатель, возможно, уже понял, почему я использовал «Величие «Мори» и бессмертие мертвого» в качестве названия этой главы.
Не все японцы так отвратительны и ненавистны, как захватчики, убивавшие моих соотечественников. Большинство японцев также добры и дружелюбны, а их ум и способности намного превосходят ум и способности среднего народа, включая большинство из нас в Китае. У этой нации есть чему поучиться.
Мори — одна из выдающихся фигур среди них. Он,
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 421
конечно, не идеальный человек, и именно он однажды получил саркастическую пощечину от Ху Вэя, когда тот умолял шанхайских руководителей построить здание еще выше. На самом деле, с точки зрения Мори как бизнесмена и стоимости строительства, не было ничего плохого в том, чтобы попросить построить здание повыше, но Ху Вэя разозлило то, что 500 метров — это стандартная высота небоскреба в Пудуне, утвержденная и решенная Шанхайским муниципалитетом в то время. Ху Вэй разозлился, ведь именно об этом Мори и Ху Вэй договорились заранее: дать зданию Мори максимально возможную высоту менее 500 метров — и 492 метра следует считать «пределом»!
Позже, после критики Ху Вэя, Мори быстро извинился и больше никогда не поднимал вопрос о степени изменений. Это также свидетельствует о его скромном джентльменском поведении.
Те, кто встречался с ним, говорят, что он джентльмен, как ученый: человек с хорошими манерами, человек слова, авторитета и духа.
Пожалуй, если бы не разработка и открытие Пудуна, у нас не было бы возможности узнать такого прекрасного и благородного японца, как Мори. В один из дней в начале 1992 года продвижение инвестиций Пудуна было чрезвычайно оживленным. В выставочном зале для привлечения инвестиций в офисе Луцзяцзуй бесконечным потоком входили и выходили группы отечественных и иностранных бизнесменов. Как «номер один» в Зоне развития Луцзяцзуй, Ван Аньдэ, как обычно, помимо специальной команды приема, всегда тихо «смешивался» с толпой, слушая тех,
422 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
кто имеет разные мнения о развитии и открытии Пудуна. Как «шпион», затаившийся в толпе, он наблюдал за каждым посетителем, который высказывал свое мнение и особенно стремился вложиться. Как только находил «хорошую сделку», он тут же с улыбкой вел их в свой офис. Затем он приносил им чай и воду, и знакомил их в другими. «Бизнес — это беспроигрышная ситуация. Если не получится, то можно остаться друзьями!» Ван Аньдэ является экспертом в области политических исследований, может перечислить ряд политики по развитию и открытости Пудун. Все о чем беспокоились иностранные инвесторы Пудуна была политика Китая. Поэтому Ван Аньдэ всегда все объяснял другой стороне, и как только он брался за дело, в восьми случаях из десяти можно было договориться о «бизнесе».
На этот раз появление Мори было случайным, но так получилось, что Ван Аньдэ «выловил» его из толпы. Это была «большая рыба». Ван Аньдэ никогда раньше не встречался с Мори, а Мори никогда не инвестировал в проекты в Китае. Поэтому они не были знакомы друг с другом. К тому же японские бизнесмены, как правило, очень непритязательны, даже супербогачи, состояние которых превышает миллиард долларов, одеваются как обычные люди, в отличие от некоторых наших китайских магнатов, у которых не так много денег, а в запястья и зубы вставлено золото.
«Господин заинтересован в инвестициях в Пудун?». В тот день японская команда приехала в зону развития Луцзяцзуй, и когда команда уже покинула «модель плана финансового района Луцзяцзуй», остался только один пожилой человек, который не решался уйти, долго стоял перед моделью в
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 423
глубокой задумчивости. Тогда Ван Аньдэ подошел к нему и осторожно спросил.
«Ну, ну. Дайте мне посмотреть...» Старец любезно кивнул Ван Аньдэу и продолжил свои глубокие размышления и наблюдения, не спрашивая и не уходя, и не рассказывая о своей личности.
Ван Аньдэ также являлся ученым генеральным менеджером, увидев его, он очень разумно отошел в сторону. Но образ этого японского старейшины уже запечатлелся в сознании Ван Аньдэа — в годы развития и открытия Пудуна для привлечения инвестиций все сотрудники, такие как Ван Аньдэ, обладали такими навыками: зрение и память были как у разведчика, и могли быстро идентифицировать и словить все виды «большой» и «мелкой рыбы».
«Господин, если вы высокого мнения о развитии нашего Пудуна, может быть, вы захотите перекинуться парой слов?!» Ван Аньдэ уже мог видеть, что в этом японском старце есть что-то необычное, поэтому он сделал шаг и стал допытываться.
Лицо японского старейшины слегка дрогнуло, и он сказал: «Ваше развитие Пудуна напоминает мне о том, что говорил мне мой отец в 1960-х годах, когда в Японии было время великого развития, и мой отец сказал мне, что мы должны воспользоваться этой возможностью».
«Тогда вы, господин, должны воспользоваться возможностью великого развития Пудуна сейчас!» Поспешил Ван Аньдэ.
Старец покачал головой и не ответил на слова Адриан Вана. В таком случае, дайте ему немного времени и
424 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
позвольте ему обрести уверенность в развитии Пудуна! Когда Ван Аньдэ брал интервью, он вспомнил, что подумал об этом, когда они с Мори впервые встретились. «Мы не можем заставлять людей, особенно с инвестициями, которые могут решить только тогда, когда появится уверенность. Что мы должны сделать — это дать инвесторам уверенность, а для этого нужно хорошо работать с инфраструктурой и услугами. Это одинаково для всех инвесторов». Заявил Ван Аньдэ.
На самом деле, Ван Аньдэ не знал, что почтенный господин Мори столкнулся с моделью планирования Пудуна в данный момент, и он был взволнован и сердце его щемило, потому что думал о том, почему его отец в молодости бросил свою карьеру в качестве президента университета и ушел в недвижимость. ««В послевоенной Японии для скорейшего возрождения города в стране разрешалось специальное разрешение на строительство домов без разрешения местных жителей, чтобы как можно быстрее возродить город. Поэтому местные владельцы часто возвращались из отдаленных разрозненных районов или зон военных действий и обнаруживали, что принадлежавшая им земля захвачена. У моего отца был такой же опыт, и был возмущен этим. Поэтому он стал уделять особое внимание земельной собственности и стал строже управлять землей и зданиями ... Мои первые шаги в работе начались с размышлений о том, как максимально использовать те немногие объекты, которыми владела семья Мори» — вспоминал Мори позже.
Развитие недвижимости в Японии полностью отличается от Китая. Отец Мори был землевладельцем с несколькими
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 425
участками земли, и развитие недвижимости в Японии было вытеснено. Не развиваться означало для него потенциально больше не быть собой. Это сильно отличается от Китая, где земля находится в государственной собственности. Только поняв это, он пришел к пониманию идеи «совместного строительства города», которой впоследствии придерживался Мори.
В начале освоения земли своей семьи вместе с отцом, Мори, как и его отец, был ученым застройщиком, который заботился о своем имидже, предпочитая зарабатывать мало или вообще не зарабатывать, но был очень озабочен своей «репутацией». Отца Мори, иногда необоснованно резкого, даже называли «тираном-землевладельцем» — хулиганом-землевладельцем, отличным от китайских хулиганов-землевладельцев, которые эксплуатировали бедняков. Отец Мори был строгим управляющим в процессе развития недвижимости, поэтому его также называли «задиристым домовладельцем» по отношению к мелким домовладельцам, которые не подчинялись дисциплине.
И Мори, и его отец были академическими бизнесменами, которые ради своей репутации начали с самого маленького здания и обозначили буквой «Н», первой буквой его японского имени, а затем пронумеровали все здания буквой «Н». «После нескольких десятилетий «H» стала первой частной собственностью в Токио. Очень важно, что когда Мори стал независимым и основал свой собственный бизнес, он настаивал и отстаивал идею «совместного строительства» — мобилизуя и призывая соседних «домовладельцев»: «Давайте вместе построим здесь современные здания
426 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
и сдадим их в аренду предприятиям!». Позже он развился и призвал все сообщества, правительства и инвесторов: «Давайте вместе строить здесь современные здания и делать наш город еще лучше!»
Идеи Мори имели огромный успех в Токио и других городах Японии, а его репутация росла, и он стал застройщиком номер один в Токио. В частности, разработка проектов «ARK Hills» и «Роппонги (прим. переводчика — клубный квартал в Токио) Hills» после 1980-х годов прочно утвердила его в качестве «хозяина» токийской сцены недвижимости. Самым выдающимся достижением Мори стала концепция «вертикального города-сада», которую он привнес в японское общество и в урбанизацию всего мира. Этот вклад сделал его мастером мирового класса в области развития городской недвижимости. Я слышал, как Ху Вэй, Ван Аньдэ и другие специально упоминали, что Мори при жизни продвигал примеры концепции «здание лес» в финансовом районе Пудун, например, в коридоре Воздушного кольца.
«Вертикальный город-сад» Мори интерпретирует так: — это городская форма, которая используется при перепланировке региональных городских центров, подходящих для многофункционального развития, где ряд городских функций, таких как занятость, жилье, развлечения, бизнес, образование, досуг, культура и коммуникации, накладываются вертикально, представляя людям сверхвысотный интенсивный город в пределах пешкой доступности. Целью является преобразование ранее раздельной городской структуры рабочих мест и жилья в объединенный город рабочих мест и жилья, что позволит достичь «умножения городского
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 427
пространства», «свободного времени», «выбора» и «безопасности». «Подход, который необходимо использовать, заключается в том, чтобы в первую очередь представить город как место, где люди могут жить и работать вместе. Такой метод принят для того, сначала описать общий дизайн и планирование обширной территории, а затем интегрировать разделенную землю, чтобы повысить вероятность пропускной способности, не допуская при этом чрезмерной плотности застройки и стремясь сохранить минимальное соотношение площадей. В результате земля и искусственные основания должны будут использоваться для озеленения и времени, открытого для публики, что приведет к созданию пышного зеленого сверхвысотного города, который полностью отличается от небоскребов Манхэттена.
«Шанхайский всемирный финансовый центр» Мори строился 14 лет, в течение которых формировалось его здание и окружающие здания, в процессе чего в него сознательно и бессознательно, активно и пассивно вливалась концепция «вертикального города-сада». Таким образом, помимо создания еще одного ультрароскошного города с вертикальным садом в форме буквы «H» на китайской земле за пределами Японии, он также привнес ценный о пыт и идеи в строительство нового города Пудун. Вот почему я называю его великим и бессмертным, но об этом похже. Давайте сначала рассмотрим, как Мори приехал в Пудун — шаг за шагом.
На другой год, в 1993 году, Ван Аньдэ ждал в том же месте этого вновь появившегося японского старца. На этот раз он представился как президент компании Мори Билдинг.
428 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
С помощью этого названия люди Адриана Ванга сразу же получили информацию о «Мори» и «Мори Билдинг».
«Большая рыба!» Когда Ван Аньдэ ознакомился с информацией о Мори, он был в восторге: «Этот человек — самый влиятельный застройщик недвижимости в Японии! Он советник по вопросам недвижимости нескольких премьер-министров Японии, кавалер шведского, британского и итальянского королевских орденов, большая «крупная рыба»«.
«Господин, вы заинтересованы в инвестировании в Пудун?» Ван Аньдэ вежливо пригласил господина Мори в свой кабинет. В этот раз Мори также привел с собой американского друга, которого в китайском переводе представили как «Чжаохуа Стэн». «О боже, еще одна большая шишка в мире недвижимости!» Ван Аньдэ попросил своего помощника поискать информацию, и тот выяснил, что Чжаоху Стэн был крупнейшим частным застройщиком недвижимости в Нью-Йорке!
«Мы оба заинтересованы в совместном предложении строительства японо-американского глобального финансового здания в Пудуне с предполагаемым объемом инвестиций около 1,2 миллиарда долларов США ...», — ответил Мори Адриану Ванг. «Руководители зоны развития Пудун были настолько воодушевлены, что немедленно отправили его в Шанхайский комитет партии и главным руководителям нового района Пудун через «Важная ситуация Луцзяцзуя» (внутренняя специальная рассылка). Мэр, Чжао Цичжэн, Ху Вэй и другие вскоре приняли Мори и Чжаохуа Стэна, поприветствовав их инвестиции в Пудун. В этом процессе Чжао
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 429
Цичжэн был сильнее других.
Господин Чжао Цичжэн, в то время был вице-мэром Шанхая, возглавлял агентство по развитию Пудуна и отдел иностранных дел шанхайского правительства. Если бы я не встретил его, даже с таким впечатляющим генеральным планом, план переезда в Пудун, вероятно, был бы сомнительным!» Мори продолжил: «Каким бы впечатляющим ни был план города, в конечном итоге его должен реализовать надежный человек. Без лидера, который полностью предан этому делу и не сдается, пока цель не будет достигнута, следующий план не будут реализован».
Слова Мори достойны серьезной и глубокой оценки китайских чиновников в разгар урбанизации Китая.
Но его инвестиции в Китай не прошли гладко, начиная с ухода его американского друга — Чжаохуа Стэн был одновременно затронут санкциями правительства США против Китая и сам не был впечатлен китайским Пудуном, его уход сильно ударил по Мори.
На этом проблемы не закончились, Moри не был уверен в том, что инвестиции в Пудун — и, в основном, в Китай — будут осуществлены. На это было две причины: во-первых, у Мори еще не было прецедента или опыта иностранных инвестиций, а во-вторых, японская экономика пережила серьезный спад в 1993 году. Ввиду этих двух факторов большинство людей в компании выступали против зарубежных инвестиционных проектов Moри, особенно в Китае. Те японские друзья-финансисты, которые помогали Мори, и на этот раз объединились против него.
«Несмотря на противодействие стольких людей, одной
430 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
ногой нажимал на тормоз, а с другой — на газ до упора, но наконец, решил войти в Шанхай!». Мори, который был уверен и полон решимости инвестировать в Пудун и Китай, никогда не предполагал: «То, что произошло дальше, было тем, чего я никогда не ожидал». — вспоминал он потом с большой болью.
Какой была следующая боль для Мори? Следует сказать, что для среднего инвестора это может оказаться губительным: азиатский финансовый кризис 1997 года — в этот кризис пало много азиатских компаний, даже крупных глобальных компаний, и несколько азиатских «маленьких драконов» не встали на ноги до сих пор. Например, Таиланд является одним из них, не говоря уже о простом бизнесе. Во-вторых, теракты 11 сентября 2001 года, ставшие глобальной катастрофой, были столь же разрушительны для городской индустрии небоскребов, и почти все в мире боялись небоскребов. Офисное здание Чжаохуа Стэна, вышедшего из проекта сотрудничества Мори, было одним из зданий, разрушенных террористами. Хотя ранний выход Чжаохуа Стэна из китайского проекта Мори был «дальновидным», он все же не избежал неудач. Но единственное, чего не ожидал господин Стэн, так это своего просчета в Пудуне, Китай. Более десяти лет спустя, снова стоя перед зданием «Всемирного финансового центра» Мори, он полностью пожалел об этом и спросил Чжао Цичжэна, может ли он дать ему еще немного земли, потому что, увидев, что бизнес его старого друга процветает, а его карманы полны золота, он тогда пожалел о своем «недальновидном шаге». Однако тяготы, которые Мори испытал в процессе достижения успеха, не по
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 431
силам обычным людям. Многие люди, не разбирающиеся в сфере недвижимости, или бедные, обычно имеют всевозможные предрассудки относительно пути создания богатства, думая, что богатые всегда будут богатыми, что они легко могут стать миллиардерами, и что, разбогатев, они будут сидеть на горе. На самом деле, довольно много борцов погибло на полпути, и даже такой выдающийся успешный человек, как Ли Ка-Шин, был по пути полон шрамов.
Инвестиционное путешествие Мори в Шанхай-Пудун» заслуживает «истории крови и слез» — но, конечно, оно также привело к появлению его блестящей классической буквы «H» — Шанхайский всемирный финансовый центр возвысился на глазах у всего мира.
Успех всегда сопровождается «болезненными» горячими слезами и тяжелой работой. Это было особенно верно в Пудуне, где за первым началом строительства его «Китай Н» в 1997 году последовал азиатский финансовый кризис 1997 года, который прокатился по Азии, причем Япония и другие азиатские регионы приняли на себя основную тяжесть финансовых потрясений, которые были сильнее 12-бального тайфуна. Хотя Китай не пострадал в такой степени, как другие азиатские страны, но это был сокрушительный удар для большой развивающейся страны, которая росла большими темпами, и повсеместно нуждалась в деньгах и иностранной помощи. Друзья из Пудуна рассказали мне, что за это время многие большие журавли в Пудуне превратились в «мертвых птиц» — они остановились в воздухе и перестали кружиться. Куски зданий пустовали, и никто не решался купить дом. «Ху Вэй, вы должны устоять, и не
432 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
давать Пудуну тоже стать мертвым городом!». Секретарь горкома, а затем вице-премьер Госсовета У Банго много раз бывал в Пудуне до и после того, как поступил на работу в центральное правительство. Однажды он специально попросил Ху Вэя сопровождать его на прогулке по Пудуну. На прощание он предупредил своих дееспособных офицеров.
Пудун и Китай все еще находятся под таким давлением. Можно себе представить, какое давление испытал Мори в эпицентре бури.
«Каждый раз, когда возникал кризис, господин Чжао Цичжэн связывался со мной, чтобы обменяться идеями и обсудить варианты продолжения проекта». Мори сказал: «На мой взгляд, каждое затруднительное положение делало связь между нами крепче».
Мори был тронут тем, что в самый трудный для него момент, когда даже его инсайдеры настойчиво призывали его уйти с рынка недвижимости Пудуна в Китае, он получил по почте очень ценный подарок из Пудуна, , в свой офис в Японии — 1,2-метровую квадратную «Планировочную модель Пудуна», вырезанную из ценной желтой древесины.
Это было бесценно! Мори с волнением погладил накрытый стеклянным колпаком «Пудун», и теплая волна омыла его: «Пудун, мой «Китай — Н» должен быть построен!
Мори снова приехал в Шанхай и остановился в отеле Garden в Пуси. В этот день он пригласил на завтрак своего старого друга Чжао Цичжэна, вице-мэра и директора Комитета по управлению новым районом Пудун. Естественно, темой их разговора по-прежнему было здание в Пудуне. В то время внешнее конструкторское бюро предложило
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 433
«достроить пешеходную аллею для осмотра ориентиров и обозрения в середине круга наверху здания». «Превосходно!» Чжао Цичжэн радостно захлопал в ладоши, потому что до этого был огромный спор о политическом риске по поводу проекта здания Мори «Китай Н» — вершина здания представлял собой огромное круглое здание, «Это не солнечный флаг Японии?» «Что они хотят этим сказать?» После провала Второй мировой войны они все еще хотят поднять флаг солнца высоко над нашей землей в Китае? Политическая расправа была настолько масштабной, что заставила Чжао Цичжэна и других очень нервничать. Что делать? Хуан Джу предложил: «Почему бы нам не поговорить с Мори и не попросить изменить дизайн: поставить «небесный мост» в центре, чтобы он больше не выглядел как «солнце»?» Чжао Цичжэн рассказал Мори о предложении. «Это не «солнечный флаг», дизайн придумали американцы!» «Я знаю. Но наша национальная ситуация требует особого внимания со стороны господина Мори». Успокоившись, Мори согласился. Теперь, когда он узнал, что дизайнеры Мори изменили идею «небесного моста», Чжао Цичжэн был в восторге. Поэтому он и Мори договорились: «Когда этот променад будет завершен, каждый из нас приведет своих детей с обоих концов в центр коридора, чтобы пожать друг другу руки ...» Эта романтическая идея Чжао Цичжэна взволновала Мори на полдня. На самом деле, все еще были сильные возражения против дизайна «небесной дорожки», говоря, что дизайн «солнечного флага» не изменилось. Окончательным решением стала трапециевидная полость, которую мы сейчас видим на вершине здания Шанхайского всемирного финан434
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
сового центра, которая, опять же, была смоделирована как вписывающаяся в здание, как «открывалка» — кнопка для открывания пива. Бывают случаи, когда «народная благодарность» действительно беспомощна, как в случае с зданием Центрального телевидения в Пекине, которую в шутку называют «большими штанами». Но эта «народная» насмешка в некотором смысле является напоминанием мастерам дизайна о том, что красота в искусстве должна быть незамысловатой, иначе она постыдна.
Течение времени неумолимо. Вскоре после встречи Чжао Цичжэн переехал в Пекин, чтобы стать директором Пресс-канцелярии Госсовета КНР, в то время как здание Мори все еще вращалось на «чертежной доске» Пудуна ... Азиатский финансовый кризис 1998 года поставил Мори в беспрецедентное положение: до этого американские друзья отказались от сотрудничества, до этого японские банки ужесточили кредитование, а трехлетний период безналоговых кредитов для китайских банков истек, что стало еще более обидным!
«Стоп! Все работы прекращаются!» В тот день Мори с болью приказал сайту сделать полный перерыв. Генеральный директор Управления по развитию Луцзяцзуй Ван Аньдэ проходил мимо участка Мори и спросил его, почему работы были остановлены всего через несколько дней после церемонии открытия.
Мори сказал с грустным лицом: «Если не остановимся — умрем, но если приостановим, может быть найдется способ выжить.
Ван Аньдэ похлопал Мори по плечу: «Я понимаю трудГЛАВА
IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 435
ности старого друга. Не волнуйся, мы обязательно найдем способ помочь тебе.
Глаза Мори были полны слез: «Спасибо, спасибо!»
Ван Аньдэ немедленно отправился в офис Нового района, чтобы найти Ху Вэя и сообщить о ситуации Мори. Ху сказал: «Мори нелегко инвестировать в Пудун, его проект имеет огромное влияние, мы должны сделать все возможное, чтобы помочь и поддержать его».
В 1998 году вся экономическая ситуация в Китае напоминала катание на американских горках, и Чжу Жунцзи (прим. перводчика — род. в 1928 г., председатель Госсовета КНР в 1998―2003 гг.), возглавлявший в центральном правительстве работу по национальной экономике, услышал, что кто-то из Пудуна, говорил о проекте Мори, и поручил ему принять проекты Мори и Диснея и найти способ помочь и поддержать их.
После слов Чжу Жунцзи, проектный кредит Пудуна и другая политическая поддержка Мори также были реализованы соответствующим образом. Это заставило Мори вздохнуть с облегчением.
Однажды он обратился к Ху Вэю и Адриану Ванг с предложением, что первоначальный проект в 94 этажа и 460 метров слишком низок, и что хочет еще выше. После запросов и переговоров правительство Шанхая одобрило строительство «Китай Н» высотой 492 метра и 101 этажа. Как упоминалось выше, Мори хотел подать прошение о дальнейшем повышении в присутствии ключевых шанхайских лидеров, но был остановлен Ху Вэем и больше никогда не упоминался.
436 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
«Мори был идеалистом и дальновидным человеком, который часто говорил своим подчиненным, что развитие компании должно быть подобно развитию страны, и что они всегда должны заботиться об окружающих территориях. Нужно смотреть на мир глазами червя, на всю картину глазами птицы, и на вещи глазами рыбы, потому что глаза рыбы могут видеть в трех измерениях и под широким углом». Сказал господин Йе, который в настоящее время является генеральным директором Шанхайского глобального финансового здания компании Мори. В 1994 году, когда был официально подписан проект «Китай Н» компании Мори, в том же году в Мори приехал господин Йе, китайский студент, обучающийся в Японии. На его специальность в области городского планирования повлияла идея Мори «строить город вместе», с благоустройством в более современном понимании. идеи Мори «строить города вместе». «Проект Мори в Пудуне занял 14 лет с момента создания до официального открытия, и, помимо двух финансовых кризисов, еще одной причиной было то, что он уделил особое внимание строительству и развитию окружающей среды. Это наиболее характерный аспект деятельности компании Мори в сфере недвижимости» — Сказал господин Йе.
Понятия «симбиоз», «совместное процветание» и «взаимовыгода» — все это уникальные понятия в мышлении Мори в области недвижимости и современного градостроительства. Господин Йе считал, что эти концепции имеют особое значение для строительства нового современного города, такого как Пудун.
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 437
В случае с Ван Аньдэ эта приверженность идеям Мори была подтверждена, когда Мори впервые встал рядом с только что начавшей строиться «Башней Цзинь Мао», указав на застроенные трущобы, переполненные жителями, он сказал: «Я хочу эту землю, если вы сможете переселить жильцов». Он был в восторге, когда мы вскоре завершили переселение почти 3 000 семей в течение нескольких месяцев. В 1994 году земля была выровнена, но он так и не начал строительство, и мы спросили его, почему. Мори сказал: «Я хочу узнать, будет ли построен ваш «Проспект века» или нет. Мы ответили, что обязательно построим его. Позже был запущен проект «Проспект века», Мори увидел его и начал регистрировать свою компанию в Пудуне. Но после того, как компания была зарегистрирована, строительство все равно затягивалось, мы снова спросили его, почему? Он сказал: «Слышал, что вы собираетесь построить рядом с этим участком «центральную зеленую зону», есть ли такая зеленая зона?» Мы ответили: «Было запланировано, должно быть. Он будет готов, когда Гонконг вернется в состав Китая в 1997 году». Мори был вне себя от радости и сказал, что начнет строительство в 1997 году. Позже он действительно начал. ... «Мори — очень особенный человек, он работает, придает большое значение окружающей среде, в отличие от других владельцев, которые заботятся только о строительстве собственных домов. На самом деле это очень практичная и эзотерическая дисциплина, а именно: если вы хотите развиваться и хорошо развиваться, то окружающая среда должна оказывать на вас большое влияние».
Концепция Мори «строить город вместе» сейчас практи438
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
куется и применяется в Китае, и это приносит успех.
Финансовый кризис 1997 года заставил многих ведущих мировых застройщиков отступить и потерять позиции. Мори взял временный перерыв, а затем поднялся на ноги при поддержке китайской стороны. В том году, когда было завершено строительство подземного свайного фундамента и возводился основной первый этаж, репортер журнала Fortune приехал в Пудун, чтобы взять интервью у Мори, и по его просьбе сделал интересную фотографию: Мори в каске сидит на вращающемся стуле с моделью здания Всемирного финансового центра в руках, за ним стоит дюжина китайских рабочих... О чем думает Мори в этот момент?
Любой успешный предприниматель, столкнувшийся с чем-то новым и сложным, обязательно столкнется с непредвиденными препятствиями. Особенно если нет прецедентов, то препятствий будет еще больше. Преодоление этих препятствий требует много энергии, которая в этом случае пропорциональна высоте амбиций и размеру мечты. Мечты, вызовы, инновации, производительность, кредиты ... всегда будут необходимы для роста бизнеса в любую эпоху. Чтобы здание было построено, нужно, чтобы каждый краеугольный камень был прочным; чтобы человек преуспел, он должен выдержать все испытания. Упорно, постоянно, до конца!
Я нашел эти слова самого Мори выше в его позже опубликованной книге.
В то время как «Китай Н» продолжал наращивать обороты, противостоя буре азиатского финансового кризиса, события 11 сентября 2001 года ворвались, как еще более сильный ледяной шторм, и Мори и его «Китай H»
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 439
снова оказались под ударом». К тому времени в Пудуне было построено несколько высотных зданий, таких как «Башня Цзинь Мао», но еще больше «больших птиц» (кран) погибло там, «склонив свои умирающие головы, ожидая приговора судьбы». -Так в то время иностранная пресса изображала застраивающийся Пудун.
И снова «Китай H» Мори пришлось остановить работу.
Боль была кровавой, это была кровь, капающая из сердца. В то время многим казалось, что инвестиции Мори в Китай потерпели полное фиаско. В Токио даже нашлись люди, готовые играть по нему траурную музыку — конкуренты в сфере недвижимости.
Реальность так жестока. Когда вы добиваетесь успеха, большинство людей аплодируют вам и дарят цветы; когда вам не везет, насмешек от других не будет меньше. «11 сентября» — серьезная террористическая атака на США; а для мировой экономики это было смертельным извещением для всей «высотной экономики». Мори строит 101-этажный небоскреб в Пудуне, а за ним сотни других инвесторов строят небоскребы в Пудуне, так какова вероятность смерти? Не говоря уже о том, что Мори — японская компания.
Ты умрешь, а я воскресну.
Ты исчезнешь, я расцвету ...
Отечественные конкуренты тайком поют от радости. Что с Мори сейчас?
Мори в настоящее время не вернулся на родину. Он не проронил ни слезинки. Он просто сидел в одиночестве и молчании на вершине разрушенной стены — на вершине
440 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
«Китай Н», которая составляет менее трети высоты. Он смотрел на восток, где Пудун был еще незастроенным районом, вплоть до Восточно-Китайского моря. ... был разросшимся и виднелся вдали. Мори прищурив глаза, продолжал смотреть вперед, как будто хотел увидеть свою страну, свой дом; как будто он видел его, своего отца и здание «Н» в Токио ... Он начал ощущать всплеск эмоций.
……
Если бы я мог нарисовать метафору для того настроения, в котором я находился, то это было бы похоже на то, как если бы я стоял на вершине горы.
Вершина горы — это место, которое отделяет прошлое от будущего. Стоя на вершине горы, пейзаж меняется. Вдали видны вершины, которых еще предстоит достичь, а перед вами предстают жизни людей. Вершины, которых мне еще предстояло достичь, звали меня к себе, словно новые цели, а раскинувшийся передо мной городской пейзаж напоминал о том, что у меня все еще есть важная задача «взращивать город».
Я сильно чувствовал, что, увы, впереди еще много работы, тяжелым бременем лежащей на моих плечах!
Но что же это все? Временные трудности?
...
Только когда все это будет достигнута, только те, кто вместе с нами преодолел эту трудность, смогут понять истинный смысл этого прекрасного момента!
В 2011 году, перед смертью Мори, в своей книге, опубликованной китайским издательством «Пресс-служба пяти континентов», он описал это состояние души.
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 441
Когда Мори снова открыл глаза, он увидел новый горизонт. ... Пудун продолжал двигаться вперед без остановки, город менялся день ото дня, после три года должны сильно меняться! Это действительно так. Мори был поражен тем, что никогда не видел и не слышал об этой «шанхайской скорости» ни в Японии, ни где-либо еще в мире. Он был в восторге от этого сюрприза, в восторге от того, что сделал правильный выбор.
Он трижды склонил голову и дал торжественное обещание: он построит здесь самое красивое здание «Н» в своей жизни!
«Китай Н» снова заработал. Это второй раз, когда он начал работу. Такие вещи невероятны для многих людей, особенно в традиционной китайской культуре. Здание «перезапускали» снова и снова. Некоторые люди даже смеялись, когда они услышали об этом, и пришли к выводу, что здание не достигнет вершины, а если и достигнет, то дела пойдут плохо, потому что хороший «фэн-шуй» то и дело сдувается!
Это правда?
Да. По крайней мере, многие люди в это верят.
В 2003 году, в критический момент, когда здание Мори «Китай H» поднималось с ежедневной скоростью, внезапная и исключительная эпидемия атипичной пневмонии поразила Китай, причем Пекин пострадал больше всех, а Шанхай, как крупный город, вызывал у его жителей ощутимый страх. Кто осмелится жить в небоскребе, когда даже жители города спасаются бегством?
Нет худшей тенденции, чем национальный психологиче442
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
ский кризис!
Мори снова пришлось остановить работу «Китай Н».
Неудивительно, что на этот раз он не умер! Мало кто в Японии верил, что Мори сможет вернуться домой из Китая живым. Однако через несколько месяцев Мори не только вернулся в свой дом в Японии живым, но и с расслабленным выражением лица сообщил своим друзьям, что его «Китай H» почти закончен и что они могут остаться в его новом здании во время Олимпийских игр в Пекине.
Мори действительно преуспел, чудесным образом! 28 августа, на четвертый день после успешного проведения Олимпийских игр 2008 года в Пекине, было официально завершено строительство «Китай H» — здания Шанхайского всемирного финансового центра.
30 августа компания Мори провела торжественную церемонию разрезания ленточки в смотровом вестибюле здания. В мероприятии приняли участие более 500 журналистов со всего мира, и в этот момент «Китай H» Мори — «первое здание» в Пудуне и Китае в то время — стало центром внимания во всем мире!
В этот день на лице Мори была улыбка, но не самоуверенная и высокомерная, а как всегда — улыбка скромного человека. Его жена была единственной, кто знал, почему он всегда был таким, только она знала, через какие страдания и лишения прошел Мори, и только она провела с ним множество бессонных ночей. Разум и тело Мори исчерпали свою энергию для «вертикального города-сада» и «общего видения города будущего», к которым он стремился всю свою жизнь. ... Он даже не мог уснуть ночами и успокоиться,
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 443
пока не примет чрезмерное количество лекарств.
В этот день, однако, Мори все еще был в приподнятом настроении, особенно когда он появился на сцене экскурсионного зала со своим внуком и внучкой, детьми и женой Чжао Цичжэна, он прослезился от волнения — это соглашение, которое он заключил с «Пудун Чжао» более десяти лет назад, теперь оно успешно реализовано, разве он не может быть взволнован?.
«Когда мы пожали друг другу руки, нахлынули разные чувства!» — рассказал позже Мори.
«Пудун Чжао также эмоциональный человек, и на церемонии разрезания ленточки он описал дух Мори старой китайской поговоркой «десять лет точат меч» и высоко отозвался о его концепции «вертикального города-сада».
Естественно, в этот день Мори был особенно взволнован и выразил свою благодарность на церемонии, сказав: «Завершение строительства и открытие здания Шанхайского всемирного финансового центра стало результатом поддержки и помощи китайского правительства и всех секторов экономики Шанхая и Пудуна. Строительство здания было трудным процессом, но оно является дальнейшим проявлением духа здания «Н». История «H» Билдинг — это история вызова невозможному, и в этом причина нашего существования. Для меня, как японского инвестора в недвижимость, большая честь участвовать и играть роль в «Чуде Пудуна»!»
С 2008 года до марта 2016 года (дата завершения строительства 632-метровой башни Шанхайского центра) Всемирный финансовый центр Мори был самым высоким
444 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
зданием в Шанхае, а его архитектурный дизайн вошел в число мировых классических небоскребов, завоевав две мировые архитектурные премии в первый и второй годы строительства.
В тот же день я вошел в здание и был лично проведен по нему господином Йе, который удивлял меня на каждом шагу: роскошные, просторные вестибюли первого и второго этажей — все они туристические, и все, кто проходит мимо, могут приятно провести время внутри, в отличие от других отелей, где один или два этажа всегда используются для приема, регистрации или различных кафе и прочих, тут было использовано как часть экскурсии по району, и как самостоятельный вид на сам небоскреб. «Располагая стойку регистрации в верхней части отеля и отдавая самую важную часть здания — нижние один или два этажа — для доступа широкой публики, мы отражаем часть идеи Мори о вертикальном городе-саде, где здание предназначено для всех жителей, а не только для жильцов» — объяснил Йе.
При входе в функциональные помещения внутри, я заметил, что между всеми комнатами была автоматическая стеклянная дверь, разделяющая пространство и окружающую среду между внутренней и внешней зонами. Это небольшое устройство, которое создает ощущение тепла и привлекательности. Что касается основной части здания, офисных и гостиничных этажей, то она еще более запоминающаяся, как будто это огромный магнит, который притягивает взгляд и эмоции ... «Мори позиционировал здание как «магнит» мирового класса, с магнитной гравитацией, способностью создавать магнитные токи, магнитное
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 445
влияние и руководство для дальнейшего пути. Рожденная здесь магнитная сила, подобно компасу, ведет мир по пути к лучшему будущему. Это было пожеланием Мори при его жизни и одним из самых важных наследий, которые он оставил на китайской земле» — сказал господин Йе.
«С момента открытия здания мы следовали такому принципу, чтобы эксплуатировать и управлять этим «вертикальным городом-садом» как городом, не только уделяя внимание постоянным резидентам более чем 300 компаний из списка Fortune 500, но и принимая во внимание каждого обычного туриста или прохожешл, который входит и выходит, и а также на взаимную гармонию и соблагополучие между самим небоскребом, окружающими другими зданиями. Стоит отметить, что «Коридор века», самая процветающая часть финансового района Луцзяцзуй, называется «Коридор века», который представляет собой ленту совместного процветания, соединяющую несколько небоскребов и деловых районов. Раньше наши небоскребы не были соединены друг с другом, где можно прогуляться, а только строили проезжие части, что было неудобно при постоянном потоке машин. Однако эти здания были построены в разное время, и имеют разные функции. Когда здания были построены, обнаружилась проблема: они были похожи на корабли в море, которые могли только смотреть друг на друга на расстоянии, но не могли ходить друг вокруг друга. Что нужно было делать, и кто должен был решить эту проблему? Мори придумал это первым, и его идея «строить город вместе» была воплощена в жизнь. Он передал свои идеи в новый район, и руководители Пудуна быстро
446 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
приняли их на вооружение, и в 2013 году проект «Коридор века» был завершен. Вы можете почувствовать преимущества и удобство, которые он приносит ...».
Когда я впервые увидел самый оживленный финансовый район Пудуна ночью, и прогуливался по «Коридор века» ..., я действительно почувствовал себя как на «дороге в рай»: это было так красиво! Это так красиво, что теряешь дар речи. Небоскребы окружены огнями, и когда вы смотрите вверх, различные формы зданий освещаются разными огнями, которые перетекают так, что кажется здания танцуют вместе с ними. Они изначально не были связаны друг с другом, но из-за связи «Коридора века» они соединили множество небоскребов с разными позами вокруг себя, словно ленточки, в «супергигантскую» исполнительскую команду, которая вволю показывала свою волшебную красоту под ночь. Эта захватывающая мелодия дарит каждому зрителю волшебное ощущение сладости, счастья, опьянения и еще большей тоски по будущему...
В этот самый момент, с уважением и преданностью, я серьезно повернулся, выпрямился, и трижды поклонился монументальному зданию Всемирного финансового центра — дань уважения основателю этого здания, дружественному другу китайского народа, создателю красоты города и будущего. Это была дань уважения господину Мори, основателю здания, дружелюбному другу китайского народа и выдающемуся творцу красоты города и его будущего.
Он скончался за шесть месяцев до того, как был построен «Коридор века».
Давайте вспомним его во имя Шанхая и земли Пудун:
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 447
японца, господина Минору Мори.
Народная любовь к «Юйюй»
Он не сравнится с возвышающимся «Шанхайским центром», и даже по сравнению с «Башней Цзинь Мао» и «Всемирным финансовым центром» он все равно намного ниже и меньше. В Пудуне, в джунглях из тысяч высотных зданий, он настолько обычен, насколько это вообще возможно. Однако его репутация и его место в истории развития и открытия Пудуна незаменимы и влиятельны.
Это «Юйюй» — десятиэтажное здание на восточном берегу моста Наньпу, хотя сейчас рядом с ним стоят еще три красивых «брата» (Шератон Юйюй и международный отель Юйюй Плаза). Но в современном Пудуне он все еще не сравнится с «первым». Причина, по которой жители Пудуна и даже пожилые шанхайцы не могут забыть «Юйюй», заключается в том, что он представлял «коренных жителей» Пудуна в первые годы его развития и в течение многих лет после этого. Все они были крестьянами до развития Пудуна, и даже их «верховный чиновник», секретарь коммуны (позже секретарь поселкового парткома), уже почти 30 лет с беспрецедентным вниманием смотрит на свою собственную землю. Их захлестнула приливная волна «развития» и «открытости», «уступая» шаг за шагом те немногие участки земли, которые у них остались, и высотные здания, в
448 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
которых никогда не жили их предки. В мгновение ока они видят, как рисовые поля перед их домами превращаются в поля для гольфа, тропинки, по которым они ходят каждый год, превращаются в подвесные мосты и дороги, по которым целыми днями ездят машины, а все поля лаи «вырастают» в «бетон», уходящий в облака. Бетонные «бамбуковые побеги» (так жители деревни в шутку называли небоскребы) тянутся к облакам ...
Никто не может сравниться с этими людьми, никто не может сравниться с воздействием и влиянием развития и открытия Пудуна на землю, когда-то известную как «Яньцяо», и никто не может сильнее, чем они, ощутить сложные чувства боли и радости, мечты и реальности, будущего и настоящего, посреди исчезновения и существования.
Никто.
Поскольку его нет, мне кажется, что единственный «Юйюй», который все еще остается на земле Пудуна и который даже отдаленно заметен сегодня, — это тот же памятник мученикам, который я видел на Цзинганшань (прим. переводчика — горы, расположенные на границе провинций Цзянси и Хунань, известны как «колыбель китайской революции»), и революционная база Жуйцзинь (прим. переводчика — основанный в VII веке город, ныне — городской уезд в составе городского округа Ганьчжоу провинции Цзянси), где сотни тысяч людей погибли за китайскую революцию, и памятник народным героям в центре площади Тяньаньмэнь. Благодаря существованию «Юйюй» я видел жертвы и вклад сотен тысяч коренных жителей Пудуна в исторический процесс великого развития и великого открыГЛАВА
IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 449
тия. Такого рода жертвы не меньше, чем 500 000 матерей, отправивших своих детей в ряды Красной Армии на территории старой революционной базы, так как люди и фермеры в Пудуне отказались от земли, оставленной их предками, от дома для своих внуков, а также от первоначального образа жизни и привычек, которых у них больше нет...
«Почему у меня часто на глаза наворачиваются горячие слезы, ведь я так люблю эту землю?». Это строки Ай Цина (прим. переводчика — 1910—1996, китайский поэт). Когда я приехал в Пудун в первый день, я увидел красивые и великолепные здания и улицы финансового района Луцзяцзуй через Вайтань, а также зелень и «Проспект века». Остановившись вечером в отеле Шератон «Юйюй», я не мог не пройтись по двадцатидвухэтажному высотному зданию до старого отеля «Юйюй» на перекрестке в одиночестве при свете ночи. «Я знал, что не могу отдать дань уважения всем миллионам коренных жителей Пудуна до его застройки, но я хотел отдать дань уважения старому зданию «Юйюй», чтобы выразить чувства китайца, принесшего жертвы тем, кто на этой земле утонул в бескрайних толпах и многоэтажках. Ради реформы и открытости Китая, чтобы позволить большинству людей жить счастливой жизнью и сделать нашу великую нацию и страну несравненно сильными, многие люди пошли на жертвы. Без своих домов их жизнь стала даже хуже, чем раньше. Однако по сравнению с теми, кто разбогател на волне развития и открытости, и могут позволить своим внукам жить роскошной и счастливой жизнью, бедные и неблагополучные семьи по-прежнему превышают...
450 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Они заслуживают нашего уважения, и их всегда будут помнить за их доброту.
Я останавливался в «Юйюй» на несколько собеседований. В те дни я всегда молча смотрел на «Юйюй», когда уходил рано и возвращался поздно каждый день. В результате в моем сознании он постепенно превратился в монумент, сформированный бывшими фермерами, такими как крестьяне, выращивавшие свиней, уток и кур, и работниками производственной команды, и был выше, чем «Шанхайский центр», «Башня Цзинь Мао», «Всемирный финансовый центр» и более высокие памятники ...
Да. Они являются монументальным памятником в развитии и открытии Пудуна, памятником, которого нельзя упускать из виду и история никогда не должна его забыть.
Меня всегда охватывает чувство: Гу Цзяньпин из Шанхайского центра, господин Йе из Всемирного финансового центра, Хэ Цао из башни Цзинь Мао, а также Ван Аньдэ, Чжу Сяомин, Ли Цзямин и т.д. Эти пудунские «большие шишки» и чиновники, а также Ху Вэй, Чжао Цичжэн и еще более крупные чиновники, и многие иностранцы и экспатрианты, которые прижились в Пудуне сегодня, при опросе все они без исключения говорили о «Юйюй» с чувством благоговения и уважения. Почему? Это потому, что они благодарны исконным отцам Пудуна, которые отдали свои дома и землю новому Пудуну.
Впервые кто-то объяснил мне происхождение слова «Юйюй», потому что муж первой женщины-управляющей отеля в то время был «культурным» человеком из поселка Яньцяо, и он нашел слово «юйюй» в «Аналектах Конфуция»
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 451
и подумал, что в Пудуне, «сельской местности» через реку от Шанхая, тоже может быть десятиэтажное здание (здание высотой 48 метров, которое было построено в 1982 году и строительство которого заняло восемь лет, прежде чем оно было официально открыто в 1990 году). Это не только слава поселка Яньцяо, но и самое высокое здание во всем Пудуне, поэтому владелец здания, крестьянин, решил, что крестьяне тоже должны жить свободно и непринужденно, как жители Шанхая на другом берегу реки.
При написании этой книги я намеренно обратился к «Мэн-цзы» и нашел отрывок, из которого господин Конфуций говорит: «Бог сотворил людей. И пусть тот, кто познал раньше, просветит того, кто познаёт позже, и тот, кто предчувствовал, просветит того, того почувствует позже. Я тоже провидец народа; я пробужу народ этим путем». Как будто я сам толкнул их в канаву, если кто-то из мужчин и женщин этого мира не удостоился благословения Яо или Шуня (прим. переводчика — легендарные первые императоры Китая). Так И Ин (прим. переводчика — государственный деятель династии шан) добровольно возложил на свои плечи бремя мира. Лю Сяхуэй (прим. переводчика — VII в. до н. э., государственный деятель, дафу княжества Лу) не стыдится служить плохим кунам и не увольняется из-за маленького чиновника. Располагаясь при императорском дворе, он видит хороших людей, никогда не скрывал этого, но должен поступать по своим принципам. Когда удалился от мира, он не роптал, и не грустил, будучи бедным. С крестьянами с радостью не терпел отъезда».
В год, когда был открыт «Отель Юйюй», центральное
452 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
правительство объявило о решении открыть Пудун. В это время большинство людей приехали с парома Пуси и других средств в городок Яньцяо, который являлся авангардом развития Пудуна. Государственные учреждения, предприятия, и иностранные бизнесмены, словом все приглянулись «Юйюй». В то время, кроме «Юйюй», в Пудуне не было другой десятиэтажной высотки. Привлечение иностранных капиталов и бизнесменов было самым важным и фундаментальным событием в начале развития и открытости Пудуна, и сознательные шанхайцы, которые обращают внимание на «внешность», смущенно смотрели на землю Пудуна, в которой почти ничего нет, и были вынуждены обратить свое внимание на «лучший» «Юйюй». На самом деле, это было неряшливое небольшое здание, и несколько сотрудников отдела развития и открытия Пудуна, которые привыкли сидеть в муниципальных правительственных учреждениях, смотрели на «Первое здание Пудуна» и беспомощно гримасничали.
Где бы я еще был, если не в «Юйюй»? Нельзя работать и вести бизнес в свинарнике! Таким образом, до создания Административного комитета нового района Пудун, «Юйюй» был престижным в течение долгого времени. Например, три крупные девелоперские компании, Луцзяцзуй, Цзиньцяо и Вайгаоцяо (прим. переводчика — зона свободной торговли на северо-востоке округа Пудун, Шанхай, КНР), все из которых теперь «крутые» до небес, сняли номера в отеле «Юйюй», и даже банки и несколько японских компаний тоже поселились в «Юйюй». В результате, некоторое время ходили слухи, что небольшой двор «141»
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 453
на северо-востоке был штаб-квартирой развития Пудуна, а отель «Юйюй» на северо-западе — «передовым командным пунктом» развития Пудуна. Также говорили, если кто хочет добиться чего-то в Пудуне, можно обойтись без двора «141», но никогда нельзя обойтись без «Юйюй».
«Юйюй» — это отель, которым управляют фермеры в городе Яньцзяцяо. Сюда стекаются городское правительство, зона развития и постоянный поток китайских и иностранных торговцев со всего мира. И как фермерам в Яньцзяцяо не гордиться собой? Таким образом, толкование слова «Юйюй» также изменилось в этот момент: крестьяне, возделывавшие «поля», наконец-то поменялись лицом к земле и спиной к небу....
«Особенно с того дня, когда на нашей земле был построен первый мост Наньпу из Пуси в Пудун, все были действительно привлечены и взволнованы горячей волной развития Пудуна. С одной стороны, надеемся, что после развития Пудуна мы в одночасье станем «шанхайцами», с другой стороны, есть страх потерять землю.
С другой стороны, он чувствовал панику из-за потери своей земли. Пожилой человек из Яньцяо, проработавший в отеле «Юйюй» более двадцати лет, рассказал мне, что его первоначальный дом находился в районе под нынешними опорами моста Наньпу, и когда мост был построен, его вместе с семьей из более чем 100 семей переселили в близлежащую Счастливую деревню. «В то время власти говорили, что наших крестьян, потерявших землю, город устроит для работы на поселковых предприятиях. Мы думали, что у нас есть железная чаша для риса и мы сможем жить хорошей
454 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
жизнью. На самом деле, не только этой чаши, но даже та грязная чаша для риса, что была в прошлом, уже утеряна...»
«Почему?» спросил я.
«К 1992 году вся наша земля была экспроприирована государством, это означало, что, помимо нашего статуса крестьян, все наши земли, усадьбы или частные участки больше не принадлежали Нам! Наши надежды на развитие Пудуна постепенно рушились».
«Разве развитие Пудуна не является прекрасной возможностью? Как получилось, что вместо этого мы разочарованы?».
«Да, сначала никто не ожидал, что это произойдет». Жители деревни говорили: «Поскольку развитие Пудуна на самом деле имеет временной лаг, он не так процветал с самого начала и приносил бесконечные выгоды всем. Например, в начале развития крестьяне, потерявшие свои земли, столкнулись с большим давлением, поскольку, во-первых, не было возможности найти работу, а местные предприятия были практически уничтожены с того времени. После того, как мы были переселены в лучшие условия Счастливой деревни и деревни Венера, население увеличилось настолько, что некоторые из первоначальных предприятий, управляемых деревней, были закрыты и остановлены. Они не могли расширить свое развитие, поэтому ходили слухи, что Счастливая деревня больше не была счастлива, а деревня Венера не видела ни луны ни звезд. Люди испугались и спонтанно сформировали группы для подачи петиций в правительство и офис развития».
«В некотором смысле успех развития Пудуна зависит от
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 455
поддержки жителей Яньцяо!». С тяжелым сердцем сказал однажды Ху Вэй, директор Административного комитета нового района, встретив Шань Цзямина, секретаря поселкового парткома Яньцяо, который пришел убедить просящих крестьян во дворе «141».
«Слова Ху Вэя вызвали глубокий отклик в моем сердце и не давали покоя несколько дней. ...» Сегодня, более 20 лет спустя, под руководством Ху Вэя, когда я встретил Шань Цзямина, председателя «Группы Юйюй» и бывшего секретаря поселкового парткома Яньцяо, два старых товарища, которые сражались бок о бок на передовой линии развития Университета Пудун, крепко держались за руки.
«В те годы мы вдвоем, как командиры полевой и местной армии, сражающиеся на передовой, неизбежно три-пять дней работали вместе, иногда даже несколько дней и ночей были неразлучны ...», — сказал Ху Вэй.
Мне было любопытно узнать, почему.
«Переселение, снос, захват земли, он пришел, чтобы прогнать фермеров, я должен был помочь ему убедить фермеров отступить ...», — сказал Шань Цзямин с улыбкой, — «Если он не мог их прогнать, я выступал вперед, чтобы убедить их; если я не мог убедить их уйти, он использовал свою политику. Мы пели в унисон, и часто слышали петушиный крик посреди ночи и каждый день вставали на рассвете».
«В то время никому не было легко. Я отвечал за этот участок работы в Административном комитете нового района, а он, Цзямин, был секретарем поселкового парткома, и мы оба были первыми ответственными лицами.
456 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Город попросил нас развивать Пудун «год за годом меняться, после три года должны сильно меняться», и это была гонка на дно. Поэтому мы попросили Шань Цзямина и его команду подчиниться общей ситуации и позаботиться обо всех семьях. Иногда, чтобы достучаться до фермера, они ругались и уставали, и снова улыбались и уговаривали. Вести идеологическую работу с сельчанами, проводя несколько дней и ночей перед полями, кроватями и плитами — это называется задыхаться, прижавшись к земле!» Ху Вэй эмоционально сказал: «Поэтому, на мой взгляд, он и его здание «Юйюй» определенно не уступают нескольким небоскребам и являются памятником особого вклада в развитие и открытие Пудуна.»
Я много слышал о «Юйюй» и Шань Цзямине до того, как отправился в Пудун, чтобы взять у них интервью. Как говорится, «история не должна быть забыта». За последние 30 лет развития и открытия Пудуна вклад миллионов коренных жителей, в основном из бывшего уезда Чуаньша, в новый Пудун является памятником, который стоит на этой земле. Среди них Шань Цзямин и «Юйюй», несомненно, являются выдающимися представителями.
Любой, кто хоть немного знаком с историей Пудуна, знает об этом. В то время уезд Чуаньша был известен на всю страну как продовольственная и овощная база Шанхая, и по сравнению с сельскими районами страны это был богатый и крупный сельскохозяйственный уезд. Поселок Яньцяо (позже переименованный в село), расположенный через реку от Вайтань, был «звездным поселком» в Чуаньша. Это потому, что, помимо того, что Яньцяо является самым
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 457
близким к Шанхаю сельским поселением, здесь также был местный фермер, который специализировался по овощам, и который в 1950-х годах культивировал капусту цветную «Номер 511». На этой основе была изобретена технология беспочвенной посадки и выращивания овощей в теплице, изобретена дуговая бескрышная теплица и т.д. Эти технологии были хорошо известными «передовыми технологиями» в сельском хозяйстве Китая до «культурной революции». Этот сельскохозяйственный эксперт Яньцяо — не кто иной, как отец Шань Цзямина.
«Мой отец никогда в жизни не покидал поселок Яньцяо в Пудуне, так как особенно любил эту землю и своих родных, он с ранних лет учил меня любить свой родной город, землю и своих родных» Вспоминат Шань Цзямин прошлое своего отца с большим чувством.
Шань Цзямин также был работником национального образца. После окончания средней школы он работал передовиком производства, старостой деревни, затем старостой поселка и секретарем поселкового парткома. «Мечта превратить Пудун в «город» сбылась в 1990 году, когда центральное правительство издало указ, и в одночасье ему и его односельчанам было велено стать «горожанами»! Поскольку они должны были стать «горожанами», земля, которую они обрабатывали, поле, в котором они выращивали овощей, свиньи и утки, которых они разводили, и административное название «город Яньцяо» также должны были быть «отобраны» и упразднены ...
«Так не пойдет! Мы лучше не будем иметь городской прописки, чем переедем из нашего старого дома!» Сначала,
458 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
когда дело дошло до переезда, жители деревни отнеслись к этому неохотно. Они привыкли жить в одноэтажных домах и маленьких двориках и слушать прилив реки Хуанпу, поэтому не хотели жить в высоком «решетчатом доме» (здании).
Вам легко говорить, но «Яньцяо» нельзя разрушить, он достался нам от наших предков и история запечатлела его имя на земле Пудуна. Кадры и большое количество местной интеллигенции также поднялись, чтобы выступить.
Они собрались перед Шань Цзямином, секретарем поселкового парткома, и попросили его выступить, сказав: «Вы обычно говорите, что хотите в своей жизни быть человеком, похожим на своего отца, отдать свое сердце «трем сельским районам» и связать свою жизнь с жителями деревни. На этот раз город Яньцяо исчез, наши доми исчезли, но мы все еще люди Яньцяо, мы не можем жить без хребта!» Когда жители деревни сказали это, по их лицам текли слезы. Многие плакали так сильно, что не могли стоять прямо. Они сидели на корточках на земле и долго плакали., сцена была душераздирающей.
Слезы Шань Цзямина полились вслед за ними. «Народ, что я за человек, Шань Цзямин? Ничего страшного, если вы мне не верите, но вы должны поверить, каким человеком был мой отец! Много раз он был передовиком и образцовым рабочим. Когда город снова и снова призывал его поехать в Пуси, чтобы поесть имперскую еду, стать горожанином и кадровым работником, он не поехал, не хотел покидать эту землю, где родился и вырос. Я, Шань Цзямин, с детства находился под влиянием своего отца и был воспитан партией, и я знаю, что мне делать. Я просто хочу сказать всем вам
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 459
одну вещь: развитие и открытие Пудуна — это необходимость времени, страны и развития Шанхая, и никто из нас не должен сомневаться в этом. Шань Цзямин также говорил четко: «Независимо от того, насколько развит Пудун, и сохранится ли наш Яньцяо в будущем, пока есть хотя бы один житель деревни, который по-прежнему будет с достоинством помнить, что он родом из Яньцяо, я, Шань Цзямин, буду сопровождать его до конца жизни!»
«Хорошо! Мы продолжаем следить за секретарем Шань! Слушаем секретаря Шаня!» После последнего кадрового и массового собрания города многие крестьяне и жители города Яньцяо рыдали и тянули руки и одежду Шань Цзямина, секретаря поселкового парткома, потому что в этот день административные названия города Яньцяо перестанут существовать.
«Не волнуйтесь, ребята, каким бы ни было будущее Пудуна, я всегда с вами, пока у меня есть чем перекусить, я не уморю голодом все семьи!». Шань Цзямин дал это торжественное обещание жителям деревни со слезами на глазах.
По этой причине он согласился на переселение первой партии из более чем 200 переселенных фермеров, когда строился мост Наньпу.
Для этого он лично взял на себя инициативу отдать и измерить землю, которая была сразу же выделена, когда расширялись и строились такие дороги, как транспортная развязка Лун Ян, улицы Янгао, Лун Ян, Дунфан и Пуцзянь ...
Для этого он отправил более 100 своих подчиненных сотрудников и гражданских служащих в другое новообразованное село, и как бывший секретарь поселкового парт460
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
кома, он стал секретарем «без села» ...
Кроме того, городские власти решили перенести благотворительную лечебницу и детский медицинский центр на сторону Яньцяо, поэтому он сразу принял еще 2564 рабочих для переселения.
Было еще множество других вещей, которые требовали его вмешательства. Хотя в то время государственное управление Яньцяо уже не существовало, Шань Цзямин сказал, что он будет заботиться обо всех делах Яньцяо и его жителей до тех пор, пока он будет там.
«Это целых 28 лет долгой пахоты, а за спиной ... еще бесчисленное множество лет». Ван Геюй, «новый пудонец», бывший секретарь поселкового парткома, а ныне член команды группы «Юйюй», сказал следующее: «Что такое «тянуть плуг»? Это значит быть лошадью и коровой! За последние 30 лет господин Шань прошел путь от секретаря городской партии и государственного служащего до владельца бизнеса, слывет большим боссом группы «Юйюй», а некоторые даже называют его «бизнесменом с красной макушкой (прим. переводчика — красные шарики на шапках у чинов I и II класса, дин. Цин)», но на самом деле он настоящий старый бык, тянущий плуг. Другие не знают, а я знаю! Из-за обещания, которое он дал тогда, он взял на себя всех людей и вещи, оставленные Яньцяо в прошлом, практически неся их в одиночку. Это был самый настоящий работяга, тянущий плуг! Генерал Шань был действительно слугой и опорой народа».
В Яньцяо довольно много людей, которые потеряли землю, дома, работу и даже родственников и т. д. Это
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 461
потому, что развитие Пудуна — это не то, что можно сделать за одну ночь. а пять или десять лет строительства и перипетий... Для нового города это недолго, но для семьи и простолюдина это период лишений, и кто бы ни столкнулся с ним, может быть не в силах сдвинуться с места.
«Интересы народа Яньцяо нельзя умалять, откладывать или ухудшать, и они не могут думать только о будущем, не глядя в настоящее. Шань Цзямин дает не только торжественные обещания, но и более того, проявляет осторожность и обдуманность в своих действиях.
После потери земли и дома его больше всего беспокоили три вещи: во-первых, он должен был дать жителям деревни хороший дом, поэтому он построил первую «новую деревню Юйюй» в Пудуне при поддержке Административного комитета нового района. Во-вторых, перегруппировать первоначальные коллективные активы Яньцяо и создал «Акционерное общество Юйюй» (которое позже было преобразовано в группу). В-третьих, сделать так, чтобы сельские жители раз и навсегда стали акционерами в процессе создания акционерных обществ и преобразования акционерного капитала.
«Эти три вещи были связаны с интересами и сердцами каждого из жителей, и они не хотели отказываться от «любви Яньцяо». Думаю, что это была моя ответственность и миссия как члена партии и кадров, подготовленных партией, и именно я, секретарь парткома компании «Юйюй», у которого нет «города Яньцяо», должен был выполнить их обязанности». Шань Цзямин сказал, что фермеры, потерявшие свои земли, были гораздо больше озабочены своими новыми домами, чем тем, являются ли
462 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
они «горожанами». После постройки новых домов люди сначала не хотели переезжать, новые «решетчатые дома» красивые, в них есть «смывные туалеты», кухни и так далее, но жители деревни не были уверены в себе, считая: не издеваются ли над нами? Размеры комнат слишком малы!
«Затем мы пригласили людей посмотреть на новую усадьбу, и они были в восторге от результатов! Знаете, почему? Потому что помимо фермеров из Яньцяо, которые переехали, сюда также переехало много других жителей из района Шанхая. Когда директор Ху Вэй утверждал новую общину, они приняли во внимание культурную и бытовую интеграцию между коренными жителями Пудуна и горожанами, поэтому один дом был выделен для коренных жителей Яньцяо, а другой — для новых жителей из Пуси. Когда наши жильцы пошли в дома горожан, посмотрели и расспросили их, они были довольны и сказали, что дома, которые им выделили, не такие большие, как наши. На этот раз люди Яньцяо, которые были фермерами на протяжении многих поколений, чувствовали себя очень достойно, поэтому все с радостью переехали». Шань Цзямин говорит, что эти переселенные семьи сейчас зарабатывают целое состояние! «В то время людям приходилось платить только 1800 юаней за квадратный метр стоимости дома, но сейчас эти дома могут быть проданы за десятки тысяч юаней! Когда мы разделили дома по семьям, некоторые из них имели по два или три апартамента сразу, теперь эти крестьяне из Яньцяо живут в одном апартаменте, а другой сдают в аренду, или продают, ведь это большая прибыль!»
«Иметь дом, в котором можно жить, было самым необГЛАВА
IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 463
ходимым. В то время, когда Яньцяо был удален из города, у коллектива Яньцяо было два варианта: либо разделить его, либо перегруппироваться в новую форму экономики. Я выбрал последнее». Шань Цзямин признает: «Если поселок будет удален, как и другие города Пудуна, люди и имущество коллектива будут разделены, то сегодня вы уже не сможете найти старый Яньцяо, старых людей Пудуна, потому что они будут смыты и разделены по разным местам и углам развития и открытия Пудуна, и полностью потеряют всю оригинальную культуру Пудуна, и даже прервут кровную линию этого участка земли». ... Более того, нельзя не учитывать, что в процессе развития и урбанизации Пудуна бывшие коренные жители могут оказаться не в состоянии адаптироваться к жизни, трудоустройству и образованию своих детей и потомков в том числе. Если они теряют организацию, на которую привыкли полагаться, помощь и заботу родственников, судьбы и психика этих людей могут очень серьезно пошатнуться и иметь невообразимые последствия. И когда эта ситуация разгорится, она, в свою очередь, может помешать и повлиять на большое развитие Пудуна, так что это несколько возможных проблем, которые я просто не могу оставить без внимания своих сородичей».
Если поселиться в отеле «Юйюй», есть возможность встретить Шань Цзямина много раз. Каждый раз, когда он признавался в своих истинных чувствах, это было трогательно, как будто слышать стук сердца близкого к народу и для народа старого партийца ...
Да, есть такая поговорка: отсеивать лучшее в борьбе — единственный способ показать истинную сущность героя.
464 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Когда прокатилась такая приливная волна, как развитие и открытие Пудуна, у каждого в ней было много вариантов, например, как у Шань Цзямина, когда город Яньцяо был упразднен, он мог выбрать остаться чиновником в партийных и государственных органах, или даже пересечь реку Хуанпу в один шаг, чтобы получить официальную должность в одном из муниципальных бюро, или продолжать работать государственным служащим в Административном комитете нового района, что для него было лишь вопросом слов. В этом случае его могли бы повысить в должности, или он бы уже счастливо жил в старости. Вместо этого он снял с себя все «официальные обязанности» и стал простолюдином вместе со своими односельчанами.
Что подтолкнуло его к этому благородному выбору? Была ли это приманка денег? Нет. В этом случае у него была бы возможность несколько раз «сделать это в соответствии с политикой», и он мог бы полностью отнести большую часть акций «Юйюй» на свое имя, воспользовавшись требованиями политики реструктуризации. Шань Цзямин этого не сделал. Вместо этого пусть он распределил большинство акций среди жителей первоначального города Яньцяо. Многие люди не понимают этого значения. Шань Цзямин сказал мне: Открытие Пудуна — это, конечно, великая вещь для большинства людей, но есть немало из них, обездоленные, бывшие коренные жители, которые в одночасье стали горожанами, у них могут возникнуть всевозможные проблемы, и они могут оказаться на дне или даже быть поглощены приливом развития. Именно из-за этого соображения я не хочу расставаться с ними, опасаясь, что они
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 465
будут страдать и отставать, потому что не смогут поспевать за темпами развития. Поэтому я возложил на себя ответственность, которая никогда не будет снята, даже если город будет выведен. Сохранив часть коллективного имущества в городе в то время, была создана коллективная компания «Юйюй», в которой первоначальные жители деревни были назначены акционерами, а сам — «председателем» компании. Мы сделали коллективное хозяйство больше и сильнее. Однако оно использовалось для «сопровождения» будущего старых жителей Яньцяо, чтобы позволить им иметь хорошую жизнь и убедиться, чтобы они не были устранены временем.
«С этого момента «Юйюй» также заменило слово «Тянь» (прим. переводчика — переводится как «поле», «земля»), мы, фермеры, следуем за великим развитием Пудуна, чтобы жить хорошей жизнью навсегда в новой интерпретации. Когда старый мэр Ван Даохань пришел в «Юйюй», он был особенно признателен за это». — сказал Шань Цзямин.
Время летит. Спустя почти 30 лет Яньцяо в Пудуне, который тогда был местом сельскохозяйственных угодий и фермерских домов, сегодня является таким же процветающим и современным, как и любое другое место в мире. И в эту эпоху перемен во главе прилива и отлива истории Шань Цзямин возглавил «Юйюй» под именем тысяч «акционеров» — своих старых знакомых из Яньцяо, никто из них не потерял работу из-за того, что не смог угнаться за тенденцией развития города. Напротив, ряд людей оседлали волну развития Пудуна и стали «миллиардерами», предприимчивыми первопроходцами и новичками эпохи Пудуна.
466 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Более простые люди были обеспокоены тем, смогут ли они по-прежнему иметь достойную работу, смогут ли они позволить себе посещать врача, будет ли у их детей лучший дом, когда они вырастут, будет ли у них пенсия и так далее.
«Группа Юйюй», председателем которой является лично господин Шань, существует для того, чтобы защищать интересы старых жителей Яньцяо. За это, как видите, ему уже за семьдесят, а он все еще работает каждый день, до темна, без выходных, день и ночь!». Ван Геюй, студент иностранного университета, который только что приступил за работу, а теперь уже почти 30 лет следует за Шань Цзямином в мире бизнеса, тоже поседел. Он был весьма впечатлен, сказав: «В первые несколько лет в Пудуне не было приличных отелей, а наш отель «Юйюй» работал хорошо. Тогда появилось много высотных зданий, и наше старое здание «Юйюй» устарело, поэтому господин Шань искал совместное предприятие для строительства нового здания «Юйюй». Позже были построены рестораны «Шератон Юйюй», «Содружество Юйюй», «Международная Плаза Юйюй», три брата создали лучшую гостиничную индустрию. Но с быстрым ростом гостиничной индустрии в Пудуне конкуренция становилась все более жесткой, и мы, «по большому счету», были в ней только «младшим братом». В этот момент господин Шань задумался о развитии недвижимости и строительстве офисных зданий, пытаясь таким образом найти выход из положения. Но отрасль слишком глубока, а объем используемых средств слишком велик. Некоторые земельные ресурсы, которые мы накопили в начале деятельности нашей компании, часто были заняты более важными объектами национальГЛАВА
IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 467
ной инфраструктуры в рамках развития Пудуна. Мы могли использовать эту возможность, чтобы сделать «состояние» для компании, но господин Шан сказал, что земля изначально принадлежала государству, и теперь государство хочет вернуть ее обратно, поэтому мы не могли спустить ее на тормозах. Он делал это не раз и не два. Например, в случае с Пудунским кадетским колледжем земля также была экспроприирована государством, и он отдал ее, не сказав ни слова. Застройщик, которому нужна была эта земля, сказал господину Шану: «Ты дурак, продай ее мне и получишь на несколько сотен миллионов больше! Господин Шань рассмеялся и сказал: «Вы называете меня «бизнесменом с красной макушкой», поэтому я не могу заработать деньги для своей собственной партии».
«Он такой, какой есть» — сказал вице-президент Ван Геюй.
18 мая 1996 года было создано акционерное общество «Юйюй», и первоначальный поселок Яньцяо был объединен с более чем 2 000 малых и крупных предприятий, оставшихся после него. Согласно политике, 30 процентов акций нового акционерного общества должны были остаться в коллективной собственности города, а остальные акции принадлежать нескольким «учредителям» во главе с Шань Цзямином.
Ху Вэй, возглавлявший в то время Административный комитет нового района, вспоминает, что 30 процентов было выделено для коллективного хозяйства в качестве гарантии будущего фермеров, которые будут переселены в этот район. «В то время мы называли его «спасательным кругом» для
468 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
коренных жителей — если они попадали в беду, они полагались на него». Сказал Ху Вэй.
«Но я так не думаю», — сказал Шань Цзямин: «30% могут быть разумными с политической точки зрения. Но я думаю, что мои тысячи людей Яньцяо столкнутся с трудностями в будущем. Это может быть трудно для чтобы решить всевозможные трудности и проблемы с некоторыми акциями. Поэтому я взял на себя инициативу в отказе от акций. Последние пять учредителей владели только 9% акций, а 60,5% акций были отданы сельским жителям».
Общий акционерный капитал в то время составлял 100 миллионов юаней, а более 6000 акционерного капитала поместили тысячи старых людей Яньцяо на «большой пароход». В дальнейшем, при постоянном развитии и росте компании «Юйюй», отцы и односельчане будут ежегодно получать дивиденды, пособия, медицинское пенсионное страхование и прочее.
«Компания принадлежит всем, и всеобщий энтузиазм, участие и забота также возросли. Они больше не являются обузой для правительства и общества, и больше не похожи на речную траву без корней, которую гоняют из стороны в сторону волны великого развития, и, наконец, бесследно исчезают. Напротив, те, кто из Яньцяо, по-прежнему работают в одном подразделении, играют и живут вместе. Что касается тех, кто может выйти, мы отправили их по разным каналам, или они заняли важные руководящие должности в своих собственных компаниях; кроме того, мы создали индустриальный парк, чтобы у способных людей было место на данной платформе. Для тех, кто может выполнять только
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 469
общехозяйственную работу, мы устроили их официантами в отель «Юйюй»; есть также значительное число людей, которые занимаются фермерством, так как они могут заниматься только земледелием и овощеводством. Поэтому мы отправились в соседний Сунцяо, чтобы «завести ферму», построить пластиковые сараи и продолжить выращивание овощей. Это привлекло еще одну группу людей к трудоустройству. Каждый день мы организовали автобус, чтобы отвезти этих людей в Сунцяо для работы на овощной ферме. Люди с радостью говорили, что они никогда не видели фермера, который едет на работу в автобусе, чтобы выращивать овощи, только мы в Яньцяо можем это делать. Сегодня «посадочная база Сунцяо» уже давно выделена девелоперской компании под управлением нашей группы «Юйюй» ...», — Шань Цзямин подчеркнуто сказал мне, что «Юйюй» сделал много таких вещей. «Все они получают две зарплаты: долю в акционерном обществе и зарплату за участие в трудовой деятельности» — добавил он.
Во время нескольких интервью я обнаружил, что когда пришло время поесть, Шань Цзямин попросил официанта принести мне рабочий обед и сказал: «Приятного аппетита», а сам встал и ушел. Сначала я подумал, что это странно, и спросил Ван Геюй, вице-президента, что происходит. Ван сказал: «Господин Шань всегда был таким: пока нет особых обстоятельств, он обычно идет домой поесть, а утром помогает жене купить овощи на рынке, пока та присматривает за племянником дома».
«Это невероятно! Он управляет трех — четырех — и пятизвездочными отелями, но ничего тут не ест!» —
470 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
удивился я.
Он так не думал. Ван Гэюй сказал: «Господин Шань часто говорил нам, что он родился секретарем поселкового парткома. Хоть теперь его называют председателем компании и секретарем партийного комитета компании, просто имена разные. Но в глазах старых людей Яньцяо мы по-прежнему остаемся кадрами поселкового управления и поселкового парткома Яньцяо. Раньше мы не могли просто есть общественную еду, но теперь мы можем есть ее как угодно? Когда простой народ смотрит в глаза! Кроме того, нашим кадрам полезно видеть, как работают простые люди, время от времени напоминая нам, что Пудун изменился, но истинная природа и сущность наших членов партии и кадров «Юйюй» не могут быть изменены. Чтобы это не изменилось, президент Шань по-прежнему поддерживает рабочий дух и стиль бывшего секретаря поселкового парткома, и мы также находимся под его влиянием. Таким образом, сегодня «Юйюй» имеет коллективный актив в размере более 10 миллиардов юаней, и тысячи людей Яньцяо живут стабильной и счастливой жизнью, как и другие жители Пудуна...»
Всякий раз, когда я стою перед окном и смотрю на высокие здания, возвышающийся мост Нанпу и шумное движение, меня переполняют гордость и эмоции, когда я смотрю на современный город, который меняется день ото дня. «Двадцать лет назад здесь еще были участки зеленых сельскохозяйственных угодий. Вскоре после объявления о развитии Пудун я пошел работать в деревню из бригады, принял эстафету от старого секретаря Сяо Дэюаня и повел жителей Яньцяо присоединиться к потоку развития. Я
ГЛАВА IV КРАСОТА ОРИЕНТИРОВ 471
помню, что гостиница Юйюй была самым высоким зданием в Пудуне, здесь располагались все крупные девелоперские компании, участвовавшие в строительстве Пудуна, и процветающий предпринимательский энтузиазм глубоко заразил нас. Другими словами, с тех пор развитие Пудуна и народа Яньцяо были тесно связаны, и мы также оставили свою собственную главу в долгой истории развития Пудуна...» Этот отрывок был написан Шань Цзямином по приглашению «Пудун Times», когда Пудун развивался 20 лет. В то время «Юйюй» пять лет подряд входила в сотню лучших компаний группы в Шанхае. К концу 2009 года группа накопила доход от продаж в размере более 16,2 млрд юаней и передала 1,4 млрд юаней в государственный налог. Фермеры, инвестировавшие в акции в этом году, могут получать доход в размере 15,5% каждый год. Компания группы «Юйюй» также предоставила обществу более 4600 рабочих мест, приняла на работу более 2500 рабочих и пенсионеров, занятых экспроприацией земли, и устроила более 2000 рабочих, не занимающихся экспроприацией земли......
Прошло почти 10 лет. Шань Цзямин передал для «Юйюй» более ослепительный «отчетный лист», и общие активы группы и доходы жителей Яньцяо удвоились. «Самое утешительное: тысячи семьей Яньцяо не распались и не были затоплены приливом времени, они живут счастливо и безопасно в своих исконно принадлежащих им землях Пудуна. Если у них возникнут трудности или проблемы, они смогут найти «гору поддержки» ...».
Шань Цзямин, Шань Цзямин, ты — опора народа Яньцяо! Ваша народная любовь «Юйюй» — это вся основа и
472 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
источник силы этой горы. Вы — духовный памятник и небоскреб веры, воздвигнутый коммунистом на земле Пудуна!
В день отъезда из Пудуна я оглянулся на старое десятиэтажное здание «Юйюй» и вдруг почувствовал, что оно является воплощением Шань Цзямина, и поэтому «Юйюй» на моих глазах становился все выше и выше. «Он даже превзошел башню Цзинь Мао, Всемирный финансовый центр и Шанхайский центр, самое высокое здание в Китае высотой 632 метра...». ...ну, разве нет? Служи людям, работай для них, и всегда будет самым высоким зданием в великом развитии и открытии Пудуна!
Глава V
НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА
В любой истории есть этап, а в любом произведении — конец. То же самое относится и к истории развития и открытия Пудуна, который, спустя 28 лет, кажется, имеет чувство «выполненной миссии», когда мы видим его сегодня. Поскольку он был построен на сельскохозяйственных землях и грязном перекрестке, он может соперничать с любым современным городом в мире. Однако восхождение города к славе и бессмертию не характеризуется краткосрочными подъемами и временными спадами на 10-20 лет, хотя, это подобно британскому урбанисту Питеру. Господин Холл предложил концепцию «Золотой век города» — периода времени, в течение которого крупные города переживают стремительный подъем в своем развитии.
Он утверждал, что некоторые важные и известные города имеют период от 10 до 20 лет быстрого роста в своем развитии, который он назвал «золотым веком» города. Согласно этой теории, Пудун, похоже, завершил свой «золотой век».
На самом деле это не так, как я выяснил в ходе своего исследования: Пудун — включая Шанхай — это китай474
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
ский город, чей подъем к власти обычно связан с эпохой, в которой он находится, то есть с периодом процветания, за которым следует кульминация в развитии и подъеме города. Китай — это древняя цивилизация с историей в 5 000 лет, со сложными и повторяющимися периодами подъема и падения, особенно в последние два столетия, с циклами возрождения и развития, которые привели к нирване для таких городов, как Шанхай. Например, первоначальный «Великий Шанхай» фактически, он прошел путь от вынужденного «открытия порта» города под влиянием внешних сил, до «самосознания» внутренних сил в 1920-х и 1930-х годах и «золотого периода» с «помощью» внешних сил. Эти два цикла продолжались в течение 50-60 лет, что привело к первой фазе процветания, представленной набережной Вайтань, и его вхождению в число мировых метрополий.
Второй период расцвета Шанхая, несомненно, должен был стать «золотым периодом» развития, который последовал за реформой и открытием города в 1980-х и 1990-х годах до сегодняшнего дня — и продолжает корректироваться и расширяться (в него следует включить район Пудун). Я думаю, что второй цикл быстрого развития и подъема Великого Шанхая продлится еще как минимум 20-30 лет, до второго «столетия» нашей страны (около 2049 года), когда наш «Великий Шанхай» станет действительно одним из двух лучших в мире современных мегаполисов!
Гордость Шанхая и настоящий «Великий Шанхай» на самом деле еще «впереди» и «далеко» в будущем Пудуна сегодня... Не так ли? Когда я согласился официально писать о Пудуне, я сначала прогулялся по новому Пудуну, и шокиГлава
V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 475
рующее впечатление осталось у меня навсегда. И в то же время я наблюдал: включая самый процветающий финансовый район Луцзяцзуй, здесь все еще есть бесчисленные строительные площадки и строящиеся здания, и в Пудун Цзиньцяо и Вайгаоцяо, за колючей проволокой все еще остается огромное количество свободного пространства, особенно в районе порта, ведущего к обширной береговой линии. Эти участки запланированных и незапланированных территорий вызывают у меня особый восторг и волнение, потому что эти «Белые пространства» — это места, где наши внуки смогут применить свою мудрость и способности, это настоящий «Великий Шанхай», как и наша страна, с неудержимой тенденцией и величием, идущая прямо к передовой и вершине мира!
Это тот «далекий» Шанхай, который я увидел, когда проезжал сегодняшний Пудун.
Поэзия вдали, а Шанхай только начал отплывать...
Так и есть. Если мы говорим, что в 1980-х и 1990-х годах строительство и развитие Пудуна, ради которого шанхайцы много работали и делали все возможное, заключалось в том, чтобы не остаться позади, расширить свое жизненное пространство и догнать тенденцию развития своего собственного страны и мира, то сегодняшнее развитие Пудуна, включая крупномасштабное развитие и открытие Пудуна, таких как Хунцяо, таких как Новый район Линган и т. д., и призыв центрального правительства во главе с Си Цзиньпином, ожидает, когда Шанхай станет «лидером» дельты реки Янцзы. Все это делается для того, чтобы китайский суперавианосец «Великий Шанхай», самый большой,
476 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
конкурентоспособный и способный идти далеко вперед, отправился в центр мировой арены, чтобы продемонстрировать свой стиль, выполнить свою миссию и собрать самые драгоценные духовные и материальные богатства человечества.
Сами шанхайцы так не говорили. Но в сердцах шанхайцев я уже почувствовал и увидел музыкальное произведение, которое исполняется в центре мировой арены, и великолепные разноцветные облака…
Секретарь горкома Ли Цян предложил усилить «три культуры» Шанхая, а именно: красную, культуру правого берега Янцзы, и морскую, если вы думаете, что это только культурная стратегия и индустрия, то это слишком недальновидно!
Да, если вы посмотрите на карту Шанхая, вы увидите реку Сучжоу, протянувшуюся на сотни миль, реку Хуанпу, Янцзы и Восточно-Китайское море ... Врожденный доступ города к реке и морю и его уникальное географическое положение позволили городу расти и процветать вместе с водой. Из маленькой рыбацкой деревушки город превратился в уникальный дух восточного города, восприимчивого ко всем рекам, стремящегося к совершенству, открытого, мудрого и скромного.
Русский коммунист приехал в Шанхай столетие назад, около 1920 года, и основал секретариат Восточноазиатского бюро Коммунистического Интернационала. Этот русский коммунист по имени Выдовский лично был председателем правления и принес идеологию Маркса-Энгельса «Коммунистический манифест» (прим. переводчика — 1848 г.,
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 477
работа Карла Маркса и Фридриха Энгельс). Именно этой водой молодое поколение китайских интеллектуалов, таких как Мао Цзэдун, воспользовалось ночным светом реки Хуанпу, чтобы войти в дом шикумэнь (прим. переводчика — архитектурный стиль, характерный для жилых районов Шанхая, сформированный на основе сочетания элементов китайской и западной архитектуры в 60-х годах XIX века) на Южной улице 374 с пристани 16-го объединения магазинов и основать Китайскую коммунистическую партию! Это шанхайская вода, сконденсировавшая в красную воду — это кровь китайской нации к свету. Именно эта красная вода — кровь нации — позволила страдающему китайскому народу освободиться от гнета «Трех великих гор» и создать свою Народную Республику, что и делает нас сегодня 1,3 миллиарда человек.
Вода Шанхая, естественно, имеет свой источник и свои «корни». Этот источник и корень берет свое начало из ручья Западный Тяоси (прим. переводчика — река, впадающая в озеро Тай-ху, КНР) меж высоких гор и хребтов на севере провинции Чжэцзян, которым богаты «старые заброшенные дома» и «задние дворы» Шанхая. Из чистых прудов и изумрудных озер вокруг озера Тайху (прим. переводчика — озеро в провинции Цзянсу, КНР) на юге провинции Цзянсу, которое затем впадает в реки Хуанпу и Сучжоу, а затем «бурлящая», «журчащая», «шумящая», «шипящая» вода войдет в тысячи домовладений. Эта вода чистая и приятная, имеет даже немного рыбный запах озерной травы, это настоящая вода правого берега Янцзы, несет в себе дух предков, таких как Тайбо (прим. переводчика — легендарный основатель
478 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
царства У, 12 в. до н. э.) и Яньцзы, а также мир и спокойствие, питаемые зелеными холмами и долинами, реками и прудами, мягкость и богатство традиционной культуры Сучжоу и Чжэцзяна. Вода Цзяннань — это такой «аромат», который только Цзяннаньцы любят носить с собой вечно. Этот «аромат» просачивается в каждый переулок, проникает в каждую печь и даже колышется в танце женских чонсамов (прим. переводчика — ципао, маньчжурское женское платье обычного во времена династии Цин) ...
Вода в Шанхае, конечно, имеет еще одну характеристику, а именно погружение и слияние «океанской воды», которая катится и прибывает с дальней стороны моря с приливами и отливами. Такая вода немного «соленая», грубая и очень мощная. Она отличается по темпераменту от воды правого берега Янцзы — энергичная, резкая, смелая, и очень романтичная. После того, как она вошла в Шанхай, добавил своего рода высокомерие и смелость в стиль Шанхая, немного крови шанхайским мужчинам и даже позволило шанхайским женщинам расхаживать по дорогам в платьях с флагами и «бикини». Это так называемая «шанхайская культура».
В мире мало городов, которые могут сравниться с Шанхаем. У Афин есть история и превратности, но у них нет мягкой культуры правого берега Янцзы Шанхая; у Лондона есть благородная кровь и морской колорит, но у него нет красного гена Шанхая; у Парижа тоже есть красный ген, но мода этого города слишком романтична, в отличие от романтической моды Шанхая, которая всегда сохраняет мягкость и тонкость «шаосинской оперы». Что касается
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 479
Нью-Йорка, то его нельзя сравнивать с тремя культурами Шанхая, в нем есть только грандиозность и динамика, но не хватает сдержанности и гармонии ...
Величие и бессмертие города должно быть отшлифовано тысячелетиями. Город будущего будет нуждаться в мудрости и дальновидности, красочности и богатстве, широте и глубине мультикультурного общества, которое сплавилось, запятналось, расцвело и наполнилось энергией благодаря общим усилиям множества культур. Сила, способность и желание Шанхая быть сильнейшим в мире будут зависеть от совместных усилий, как говорил Ли Цян, «богатой Красной, Морской и Цзяннаньской культур».
В настоящее время это направление становится все более четким. За 28 лет, прошедших с момента развития и открытия Пудуна, шанхайцы также становятся все более уверенными в себе: сначала они «стояли у глобуса и думали о развитии Пудуна», а теперь они берут глобус в руки и проектируют будущее своего города. Эти изменения, произошедшие в процессе быстрого и поступательного развития, возможно, не осознаются самими шанхайцами, но их действия и мышление делают это — расположение всего сегодня очень похоже на то, как наша страна строит один авианосец за другим, потому что зовут нас издалека ...
Потому что поэзия вдалеке.
Именно в этот момент я посвящаю слова, которые всегда хотел сказать, но не клал на уста: на самом деле, все люди прошлого, включая самих шанхайцев, знают и понимают слово «Шанхай» неверно, или, по крайней мере, упускают некоторые наиболее важные и существенные вещи.
480 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Что такое «Шанхай»? Что именно означает «Шанхай»?
С некоторым основанием утверждают, что Шанхай получил свое название из двух источников: один — из «Стремление Хунчжи (прим. переводчика — 1488–1505 гг., девиз правления минского императора Чжу Ютана) Шанхай», в котором говорится, что «это место живет на море в океане». Кажется, трудно объяснить, что значит «жить на море в океане». Во-вторых, на южном берегу реки Усун (река Сучжоу) есть два притока, один из которых — берег Шанхай, а другой — Сяхай. Во времена династий Сун (прим. переводчика — X―XIII вв.) и Юань на берегу Шанхай был основан «Шанхайский поселок», а во времена династии Юань там был создан Шанхайский уезд, который и стал нынешним городом Шанхай.
С точки зрения истории и географии между этими двумя названиями, кажется, нет никакого спора. Однако, рассматривая коннотацию географического названия, нельзя не учитывать истинное значение семантики места. Слово «Шанхай», если раскрыть его значение на шанхайском диалекте, покажет, что оно подразумевает еще один слой великой закономерности, великой амбиции и возвышенности, которые давно были понятны нашим предкам ... Видите ли, слово «Шанхай» состоит из слов «Шан» и «Хай». Слово «Хай» (прим. переводчика — 海, переводится как «море»), конечно же, относится к морю. Значение слова «Шан» (прим. переводчика — 上, направление «вверх») гораздо более многозначно. В целом, оно интерпретируется как направление, например, многие китайские географические названия часто называются в честь юго-востока и северо-запада,
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 481
такие как Шаньдун, Шаньси, Хэнань и Хэбэй (прим. переводчика — Дун — восток, Си — запад, Нань — Юг, Бэй — север), а многие другие — в честь «Шан» и «Ся» (прим. переводчика — Шан — вверх, Ся — вниз), например, «Шанжао» (прим. переводчика — городской округ в провинции Цзянси, КНР) и «Сягуань» (прим. переводчика — китайский топоним). Но имеет ли «Шан» в слове «Шанхай» эти два значения? Нет.
Предками шанхайцев были в основном выходцы из Сучжоу по культуре У, и изначально этот регион находился под юрисдикцией префектуры Сучжоу, но не прошло и полутора-двух веков, как он отделился. Несмотря на то, что с тех пор здесь поселилось большое количество людей из других мест, таких как Чжэцзян, значение некоторых диалектов осталось неизменным. Например, во фразах «готовить еду», «ходить в магазин», «садиться на судно» — в диалекте имеют слово «Шан» (прим. переводчика — в переводе означает «вверх, над»). Такими глаголами и действиями слова «Шан» изобилует родной язык моего родного города. Разве слово «Шанхай» не является глаголом, который заставляет моих предков искать «поэзию», когда они видят море?
Море здесь, давайте отправимся на море!
Море впереди, поедем на море и увидим свет!
В море есть рыба и другие сокровища, давайте отправимся на море и поймаем их, чтобы насытить наш голод!
О, таков был контекст и семантика моих предков, поколение за поколением. Они стояли лицом к морю, к востоку, к земле моря, где постепенно появляется песок, и на протяжении ста лет и тысячи миль они кричали «поедем в Шанхай» (прим. переводчика — в диалекте означало «идти на море»),
482 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
и так название «Шанхай» стал «историей» и определенным «географическим названием»!
Это, разве, не возможность?
Это чистое и подлинное наследие моего языка по культуре У!
На самом деле, это специфическая форма и значение в нашем языке по культуре У...
«Шанхай», по сути, это отношение наших предков к морю, отношение к тому, чтобы оседлать волны и смело идти вперед; это стремление, потребность, желание и идеал лучшего и будущего для наших предков, обращенных к лазурному и безбрежному морю ...
О, «Шанхай», ты подобно «восточной принцессе» Пудун, которая после сотен лет сна воссоединилась с «принцем» Пуси, и сегодня, на волне развития и открытия Пудуна, вновь появилась в своем истинном и давнем значении — идти в даль в будущее!
Вот что я понимаю под «Шанхаем». На самом деле, это настоящий «Шанхай»! Хотите верьте, хотите нет. Хотя историки не объясняют это таким образом, многие мировые истории и события являются результатом накопления и конденсации человеческих факторов. Образование любого древнего географического названия — это не результат выдумок тех же «интеллектуалов», а скорее обычное название, сформированное людьми, долгое время жившими на этой земле в процессе своего повседневного существования.
Не является ли название Шанхай привычным именем, контекстом, который наши предки использовали в своей жизни и социальной практике в древние времена?
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 483
Таково истинное значение названия «Шанхай» — конечно, против такого вывода можно привести сотню аргументов. Однако я считаю, что название «Шанхай» неразрывно связано с контекстом и семантикой местных жителей. Значение слова «Шанхай», каким я его знаю, заключается в том, что только когда Пудун развит и открыт, когда Шанхай стал таким, какой он есть сегодня, когда нам нужно вернуться к морю и двигаться к центру мировой арены, мы по-настоящему понимаем, что название «Шанхай» было дано нам нашими предками.
Шанхай» — начало и подготовка жеста силы для всего народа Китая!
Это дух и цель развития и открытия Пудуна!
Это последний «козырь Китая», который Дэн Сяопин бросил миру при жизни!
Для этого люди по обе стороны реки Хуанпу сегодня не жалеют усилий, чтобы построить «великий авианосец» Пудун, готовый выйти в море и издалека воспевать поэзию новой эры.
Они провели большую подготовительную работу, многие главы которой заслуживают быть в записях «Истории Пудуна».
Великий авианосец состоит из корпуса одного корабля, по одной панели за раз. Мы уже говорили, что «Пудун» — это «авианосец», построенный шанхайцами, чтобы занять центральное место на мировой арене; непотопляемый авианосец, которому не нужно уплывать, а всегда продвигаться в море ...
«Шанхай» — имеет ту же семантику, что и шанхайцы,
484 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
говорящие «в пути» — направляясь к дальнему берегу моря!
Свет и цвет ЭКСПО
В 1878 году, 140 лет назад, в бывшем районе Цинпу провинции Цзянсу (ныне район Цинпу в Шанхае) родился талантливый человек по имени Лу Шиы. Подростком он изучал медицину, а в возрасте 25 лет отправился в Шанхай, чтобы зарабатывать на жизнь в качестве врача. Занимаясь медициной, он писал романы, особенно роман «Мужи капли крови», который стал настолько популярным, что ходили слухи, что уход из жизни и смерть императора Юнчжэна (прим. переводчика — 1723—1735 гг. правления) были связаны с членами «Мужьями каплей крови». Самые известные романы Лу — «Новый Шанхай» и «Новый Китай». Первая книга была включена последующими поколениями в список «десяти великих классических китайских романов осуждения», а вторая была написана 100 лет назад, во время падения династии Цин в 1910 году, и автор особенно положительно относился к «Новому Китаю», даже предсказал в стиле фантастического романа, что Шанхай примет «Всемирную выставку» (ЭКСПО). «Всемирная выставка», для которой было построено большое количество переходов через реки, подземных железных дорог и мостов через реку Хуану, и «Новый шанхайский этап», во время которого был разработан Пудун и построен «Национальный банк Китая».
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 485
был перенесен в Пудун..., являясь настоящим «проектом Пудуна через 100 лет».
Воображение и мировоззрение Лу Шиы как романтического романиста показывает, что желание понять мир и выйти на глобальный уровень уже присутствовало в Шанхае столетия назад.
«Мир такой большой, я хочу поехать и увидеть его». Во время пребывания в Пудуне, часто слышал эти слова из уст простых пудунцев. Это меня удивило, потому что даже в Пекине я не часто слышу, чтобы обычные люди говорили такое. Очевидно, что Шанхай более открыт, чем любое другое место. Еще одна вещь, которую я услышал, разговаривая с «иностранцами» в Шанхае: «Шанхай такой красивый, я хочу остаться на несколько дней!».
О, как приятно было бы «Нам» в Шанхае услышать эти слова!
Сегодня говорят, что миллионы иностранцев ежегодно «хотят остаться в Шанхае на несколько дней». В кофейне в тени реки перед «Супербренд торговый центр» в Луцзяцзуй я спросил нескольких молодых иностранцев, когда они впервые почувствовали, что Шанхай прекрасен и что они хотели бы «остаться еще на несколько дней». Они сказали мне, почти не задумываясь, что Шанхай был прекрасен, когда в нем проходила «Всемирная выставка», «Церемония открытия транслировалась в прямом эфире во многих странах мира, и мы были так потрясены и поражены сценой! Поэтому мы объединились. Когда мы приехали в Шанхай, Пудун показался нам самой модной и оживленной частью города, поэтому у нас возникла идея остаться здесь еще на
486 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
несколько дней». Несколько русских девушек бросились мне рассказывать.
Когда я позже посетил могилу Чэнь Ифэй (прим. переводчика — китайский художник и кинорежиссёр), я встретил группу японских туристов, которые сказали мне, что Шанхай действительно стал красивее Токио после ЭКСПО. «Мы начали планировать остаться в здании Мори только на одну ночь, но мы были так очарованы ночным видом Пудуна, что до сих пор не хотим уезжать после трех дней ...» «Здание Мори», о котором они говорили, — это Всемирный финансовый центр, построенный японцем Минору Мори.
Честно говоря, как «наполовину шанхаец», единственный раз, когда я действительно считал Шанхай «красивым», это когда я смотрел прямую трансляцию церемонии открытия ЭКСПО и в ночь его проведения.
Накануне «Первомайского» праздника труда в 2010 году на обоих берегах реки Хуанпу состоялась церемония открытия Шанхайской всемирной выставки под девизом «Лучший город, лучшая жизнь». Церемония открытия ЭКСПО с ее четырьмя подтемами — процветание городской экономики, инновации в городской экономике, переосмысление городского сообщества и взаимодействие между городом и сельской местностью — была, на мой взгляд, «20-летним празднованием» «развития и открытости Пудуна». Это связано с тем, что прошло ровно 20 лет с тех пор, как Дэн Сяопин разыграл козырную карту «развития Пудуна» в Шанхае в 1990 и 2010 годах. Организаторы церемонии открытия использовали четыре вышеупомянутые «подтемы», чтобы показать основные этапы развития и открытия Пудуна за
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 487
последние 20 лет. Лучшая среда обитания, лучшее качество жизни — мечта человечества в новом веке. Это отражение концепции, ориентированной на человека, истинное отражение надежд и чаяний человечества в отношении будущего городского развития. Это также наиболее примечательный аспект Пудуна за 20 лет его развития и открытости.
В предисловии к этой книге я описал ночь Шанхайской выставки как «вековую свадьбу» между «принцем» Пуси и «принцессой» Пудун после столетнего воссоединения. Причина этого в том, что «влюбленные» Пуси и Пудун, которых разделяли столетия и которые находились в разных мирах с точки зрения богатства и бедности, наконец-то стали одним целым.
Кто мог бы простить свадьбу «влюбленных тысячелетия» Пуси и Пудуна, общую славу Великого Шанхая, если бы она не имела такой же эффектной церемонии, как ЭКСПО?
2010 год (дата, предсказанная Лу Шиы сто лет назад) не мог быть более подходящим для шанхайцев, чтобы отпраздновать воссоединение Пуси и Пудуна в форме «Всемирной выставки»!
Самым впечатляющим событием Шанхайской выставки для всего мира стала живописная «Ночь весенней реки и луны», созданная более чем 100 000 фейерверками и электроакустикой в ночь открытия, и 184 дня зрелищных представлений в павильонах, которые последовали за этим, и 72 миллиона восторженных посетителей — самое большое количество посетителей за всю историю выставки. Иностранная пресса разных стран сказала о Шанхайской выставке: «Еще один великолепный поворот событий
488 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
для Китая на глазах у всего мира». Каким бы ни был этот термин, он показался мне грандиозным праздником и успешной демонстрацией развития и открытости Пудуна.
Некоторые шанхайцы, возможно, знают, но, думаю, многие еще нет, что развитие и открытие Пудуна было задумано и предложено относительно рано старым мэром Ван Даоханем и группой других знающих людей и лидеров. Причина, по которой Ван Даохань испытал такое сильное желание, заключалась в том, что, помимо собственного развития Шанхая, друг предложил ему, когда он посетил Японию в начале 1980-х годов, что мог бы провести «Всемирную выставку», чтобы способствовать большому развитию Шанхая.
Япония принимала Всемирную выставку в Осаке в 1970 году. Впервые за время своего существования Всемирная выставка проводилась в азиатской стране. Посещаемость ЭКСПО в Осаке составила 64,21 миллиона человек, что является самым высоким показателем в истории всех предыдущих до Шанхайской выставки. Выставка в Осаке проводилась в то время, когда Япония переживала бурный экономический рост, и в 1964 году, после успешного проведения Олимпийских игр в Токио, выставка в Осаке стала важным событием, символизирующим превращение Японии во вторую по величине экономическую державу в мире. Осакская выставка была организована всей страной, а почетным президентом Осакской выставки стал наследный принц Акихито (ныне император). Премьер-министр был почетным президентом. Осака-ЭКСПО проходила на территории площадью 350 гектаров далеко на холмах
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 489
города Суйта в Осаке. За 183 дня с 14 марта по 13 сентября 1970 года сайт посетили 6 421 870 человек, что значительно превысило целевой показатель в 30 миллионов посетителей. Число детей, разлученных со своими родителями, или родителей, потерявших своих детей, за все время проведения выставки в Осаке составило 220 643 человека, что еще раз говорит о масштабах события. Продажи билетов на Осака-ЭКСПО составили около 35 миллиардов иен, а оборот ресторанов и магазинов в парке около 40,5 миллиардов иен, что делает его легко прибыльной.
Неизгладимое впечатление, которое оставил визит Вана в Осаку, — это то, что развитие города оставалось сильным и устойчивым и после ЭКСПО, особенно в третичном секторе, где туризм, по словам самих японцев, приносил пользу Осаке на протяжении ста лет. Как городской стратег, планировавший развитие Шанхая, Ван Даохань трижды посещал Японию в период с 1983 по 1987 год, и эффект «Всемирной выставки» в Осаке заставил его сердце трепетать. Он предложил стратегию «развития Пудуна и участия в конкурсе на проведение Всемирной выставки». Это привело к резкому развитию Шанхая в течение следующих двух-трех десятилетий, что и является тем новым Шанхаем, который мы видим сегодня.
«В его груди шахматная партия, а в руках — цифры». Вот что сказал о Ван Даохане один высокопоставленный американский журналист. После возвращения из своего первого визита в Японию Ван Даохань организовал группу экспертов для изучения и обсуждения возможности проведения Шанхаем Всемирной выставки, а в апреле 1985 года Отделу
490 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
прогнозирования развития Муниципальной научной комиссии, консультативному органу Шанхая, который он создал под своим руководством, было поручено провести специальное исследование возможности участия Шанхая в конкурсе на проведение Всемирной выставки, по результатам которого вскоре был подготовлен специальный доклад. Это было первое относительно систематизированное, перспективное предложение по проведению Всемирной выставки в Шанхае.
Началась работа по подготовке официальной заявки Шанхая на проведение ЭКСПО.
Позже, по инициативе Ван Даоханя и нескольких других руководителей Шанхая, включая последующих мэров Цзян Цзэминя (прим. переводчика — председатель КНР с 1993 по 2003 год) и Чжу Жунцзи (прим. переводчика — род. в 1928 г., председатель Госсовета КНР в 1998―2003 гг.), Китай в 1999 году с одобрения Госсовета принял решение сделать официальную заявку на проведение Всемирной выставки 2010, где правительство Китая выступил в качестве главного органа, а Шанхай — в качестве принимающего города. Ван Даохань предусмотрительно сказал, что ЭКСПО станет катализатором экономического развития не только Шанхая, но и региона дельты реки Янцзы и даже всей страны, и ключевым моментом является использование возможностей, предоставляемых Всемирной выставкой. Некоторые люди пытались сравнить ЭКСПО с Кантонской ярмаркой, но удивительное замечание Ван Даоханя было отвергнуто: «Кантонская ярмарка — тактическая, результат которой дейтсвует на один год; ЭКСПО — стратегическая, результат
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 491
которой дейтсвует на пятьдесят лет».
Процесс подготовки заявки Шанхая на проведение ЭКСПО занял три года, с 1999 по 3 декабря 2002 года, когда 132-я Генеральная ассамблея Международного выставочного бюро в Монте-Карло, Монако, проголосовала за проведение ЭКСПО-2010 в Шанхае, Китай. На самом деле, если заглянуть в прошлое, китайскому народу, а точнее жителям Шанхая, понадобилось более ста лет, чтобы окончательно реализовать это желание: с 1851 года, когда первые китайцы посетили Всемирную выставку в Лондоне, до ста лет назад, когда был придуман роман господина Лу Шиы. Исполнение этого желания было тесно связано с развитием Пудуна. Как говорилось в 830-страничном отчете, предоставленном в то время Шанхаем Международному выставочному бюро от имени правительства Китая, в Пудуне появился новый Шанхай, который с распростертыми объятиями примет гостей со всего мира. Международное выставочное бюро так отозвалось о заявке Шанхая: рабочий план, отличное качество и достойное проведение великой выставки.
Сейчас жители Пудуна особенно хорошо помнят «подготовку заявки». Некоторые жители Пудуна рассказали мне два своих «воспоминания».
Первый — Юань Мин, ведущий восточного телеканала в здании «Жемчужина Востока», который выступил от имени 13 миллионов жителей Шанхая, включая жителей Пудуна, на 129-й Генеральной ассамблее Международного бюро выставок в Париже в июне 2001 года. В этот день Юань Мин, одетая в красное, была необычайно красива и величественна. Она вышла на форум собрания членов
492 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
«Экспобюро» и уверенно и страстно сказала: «Я работаю ведущим на Шанхайском восточном телевидении, и, как все обычные граждане, я живу и работаю в этом прекрасном городе каждый день. Мы все любим открытость, интеграцию и уникальное очарование этого города, и мы все очень гордимся тем, что мы шанхайцы. Возможно, многие из присутствующих здесь сегодня делегатов еще не были в Шанхае, но я уверена, что вы слышали название Шанхай, Китай, и уверена, что как только у вас появится возможность познакомиться с ней поближе, вы полюбите ее так же сильно, как и я ... Новый Шанхай будущего, несомненно, наградит мир бесчисленными яркими событиями». Речь Юань Мина была встречена нескончаемыми аплодисментами зала. Точно так же Юань Мин получила аплодисменты от старых жителей Пудуна.
«Мы все ее знаем. Она говорила от нашего имени», — радостно заявляли пудунские крестьяне. Юань Мин повезло, что ее сын родился в 2010 году, в год проведения выставки. «У моего сына есть ген «ЭКСПО» — красавчик!» — очень гордится собой сейчас Юань Мин.
Второй раз родной город Пудун был впечатляем, конечно же, в день официального голосования за проведение ЭКСПО — вечером 3 декабря 2002 года.
«В тот день в Монако официальное голосование за ЭКСПО началось в 4 утра по шанхайскому времени! Но никто из нас в Пудуне не спал, взрослые и дети, мужчины и женщины, все ждали этого момента. Как только мы услышали, что голосование прошло за Шанхай, мы все сошли с ума от радости. ...» «Во второй половине дня 25 апреля 2018
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 493
года я побывала в том месте, где сейчас находится «Дом ЭКСПО» в Пудуне, и встретилась с некоторыми из старых жильцов», — сказала тетушка Чэнь Чжифан, которая в то время занимала пост председателя женщин квартала.
Во время предыдущего визита в Пудун Лу Минчжи, которая сейчас является президентом Федерации женщин нового района Пудун, рассказала об изменениях, которые ЭКСПО принесла в развитие Пудуна и жизнь людей. Эта способная женщина также рассказала мне о своей дружбе с жителями Пудуна, которые сейчас переехали в свои «дома ЭКСПО», несколько раз подавив слезы.
«Я тот, кто жил и умер ради ЭКСПО...» — это цитата Лу Минчжи, которая до сих пор преследует меня.
Лу Минчжи — первый человек, который смог связать событие в развитии и открытии Пудуна со своей жизнью и судьбой. Поэтому ее слова всегда находили отклик в моем сердце. До того, как стать президентом Федерации женщин нового района Пудун в 2017 году, она была заместителем директора выставочного Бюро Административного комитета Китайской (Шанхайской) пилотной зоны свободной торговли и заместителем секретаря партийной группы, а также исполнительным заместителем директора Комитета по развитию и управлению зоной выставки нового района Пудун. До этого она 17 лет работала на улице нового квартала Шанган, место, известное как «трущобы Шанхая».
«Без развития Пудуна, без успешной заявки на проведение Всемирной выставки, возможно, я была бы замучена на этом клочке земли», — слова Лу Минчжи всегда были немного экстремальны. Но когда я слушал ее рассказ, я был
494 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
полностью тронут и понял: развитие Пудуна и успешное проведение Всемирной выставки вывело десятки тысяч людей на земле, где работала Лу Минчжи, из адских страданий и лишений ...
«Естественно, что вы, чужаки, не можете представить, что в Шанхае все еще есть места, которые настолько бедны, даже такие люди, как я, которые с детства жили и работали в Пудуне, не могут поверить, что сотни тысяч людей живут такой жалкой, убогой жизнью вокруг Шанхайского третьего металлургического завода, который отделен от оживленных районов Хуанпу и Луван!» — сказала Лу Минчжи: «Я работала на улице Шанган в 2000 году, и в то время было проведено сравнение среднего уровня жизни жителей улиц и жителей Луцзяцзуй, и уровень жизни до и после был лишь одной девятнадцатой от последнего. Вы можете представить себе разницу с этой фигурой. Но когда вы на самом деле идете в дома людей на улице, где я работала, вы еще больше будете впечатляны. Я никогда не забуду это чувство. ... Несколько поколений и дюжина людей жили в хижине, сделанной из металлолома, собранного на сталелитейном заводе, первый этаж был достаточно небрежным, чтобы в него могли войти люди, на второй этаж можно было войти только с помощью лука, а на верхний — только просверлив отверстие. Каждый год, когда мне приходилось сопровождать лидеров для посещения нуждающихся семей, я даже не могла пройти вперед в дома людей, нужно было двигаться боком. Что это за место? Это были трущобы!» Лу Минчжи ступила на землю в мае 2000 года, работая учителем в Шанхайской нефтехимической компании «Гаоцяо»,
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 495
крупнейшем государственном предприятии в Пудуне, где работали ее родители. В 1995 году, во время первого открытого набора государственных служащих в Новом районе Пудун, Лу Минчжи, страдавшая аллергией на газ на старом заводе, прошла тест и стала кадровым работником н ового района Пудун, пополнив ряды армии развития и став выдающейся «женщиной-героем».
С мая 2000 года, когда она приняла назначение организации работать на улице Шанган, она была директором улицы, секретарем, а затем заместителем директора и заместителем секретаря комитета управления Бюро ЭКСПО, целых 17 лет. В возрасте 38 лет, когда она уехала, и 55 лет, когда ушла, это были едва ли не самые важные годы работы и прекрасной жизни для женщины. Неудивительно, что Лу Минчжи неоднократно говорила в интервью, что не может расстаться с землей и людьми, с которыми глубоко сроднилась за 17 лет ...
«Теперь я не решаюсь возвращаться в «Дом ЭКСПО», потому что жители не отпускают меня, когда я там. ...», — говорит Лу Минчжи, — «но чем больше я туда езжу, тем ярче и счастливее себя чувствую, и тем больше я не могу оттуда уйти. ...».
Я представлял, как Лу Минчжи в сумерках в одиночестве ведет свою машину, медленно шествуя по широкому бульвару перед и за великолепным «Китайским павильоном» на берегу Пудуна, который сейчас настолько красив, что хочется плакать, а затем поворачивает к «Дому ЭКСПО», где горят огни, считая окна. Она роптала, плакала ... очаровательно улыбалась, неудержимо рыдала и в конце концов
496 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
вынуждена была съехать на обочину, и открыв дверь, глубоко дышала, пока звезды на небе снова и снова не напомнили ей, что завтра предстоит много работы. Только после этого она вернулась в машину.
В этот момент Лу Минчжи снова залилась слезами ...
Человек, который испытывает чувства к народу, должен быть хорошим человеком. Человек, который не отказывается от народа, должен быть хорошим коммунистом. Я считаю, что Лу Минчжи — именно такой человек.
Однажды мы собирались поехать на землю, где она проработала 17 лет, чтобы встретиться со своими крестьянами, но это желание не исполнилось, потому что Лу Минчжи оказалась занята в тот день, когда мы должны были поехать. Однако это не помешало мне послушать ее «пудунские истории» с жителями Шанган.
Когда я встретился с крестьянами дома ЭКСПО, я понял, что они, как и Лу Минчжи, очень скучают по своему «директору» и «секретарю» Лу. «Она помогла нам переехать из того грязного и гнилого места в новый, красивый и приятный дом, который у нас есть сейчас». «Когда она только пришла, она была молодой и красивой, доброй и способной, и не боялась никаких трудностей». «Был один переселенец, который натворил бед, стоя на крыше шаткого трехэтажного сарая, угрожая поджечь дом, если правительство не выполнит его условия, и она, женщина-товарищ, забралась наверх и пошла оттаскивать этого человека….. Она делала такие вещи и могла днями и ночами говорить об этих поступках». Несколько теток и дядей восхваляли Лу Минчжи как цветок.
«Она — прекрасный цветок в сознании наших жителей
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 497
в Новой деревне Шанган!» — говорили жители. В то время я подумал, что должен включить это в свою книгу, чтобы однажды Лу Минчжи сама смогла увидеть.
На самом деле, когда я брал интервью у нее, люди, которых она «хвалила» из своих уст, были не она сама, а длинный список людей, которых я знал и не знал, таких как глава округа Ху Вэй, который отправился в США с нагрудным веслом для переговоров с Юниверсал Студио, заместитель главы районной администрации Цзан Синьмин, который отвечал за перенос района улицы нового квартала Шанган и двух других улиц, начальник района Чжан Сюэбин и секретарь райкома Ду Цзяхао.
Как сказала Лу Минчжи, место бывшего третьего шанхайского сталелитейного завода на набережной Пудун и его окрестностях действительно было одним из самых грязных и неприятных мест в Шанхае, которые могли остаться с самыми тяжелыми условиями жизни для людей.
«В течение десятилетий существовали полуоткрытые выгребные ямы. Череда незаконных соломенных хижин, люди не решались смотреть телевизор, потому что было слишком много беспорядочно натянутых проводов, и они боялись, что если они загорятся, ни одна семья не выживет ...».
«В прошлом люди полагались на третий шанганский завод в плане еды, питья и продуктов, а потом все большее внимание уделялось растущему числу и хаосу людей, которые приезжали сюда, включая старых жителей деревни, которые были похожи на Чжоуцзяду, и старых рыбаков, гребущие на маленьких лодках, членов семей сталелитей498
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
ных заводов, мелких бизнесменов, незаметно въехавшие в разное время и не имеющие по месту жительства, и старых «образованных молодежей» (прим. Переводчика — название определенного исторического периода для молодых людей, добровольно уехавших из городов в сельские и мелиоративные полки для работы в сельском хозяйстве или в строительстве и охране приграничных районов, начиная с 1960-х годов и до конца 1970-х годов), вернувшиеся в город из Юньнани, Синьцзяна и других мест ... они живут здесь и у них есть дети и внуки» — говорят крестьяне.
Люди, которые здесь живут, в основном относятся к низшему классу. «Чем беднее, тем больше хотят выйти на улицу, но поскольку бедны, они не могут посещать хорошие школы и выйти на улицу без знаний. Из поколения в поколение это место становится настоящей «Сибирью» Пудуна...», — рассказали мне крестьяне, добавив, что Цяньтан, где они жили, был самым уголком на юго-западе Пудуна, без транспорта и смешанного населения. Постепенно это место стало куском «псориаза», который никто не мог контролировать, разжевывать, и было даже немного беспомощным.
«В начале развития Пудуна у людей был мозговой штурм, но когда они поехали посмотреть, их отпугнули. Зачем? Непонятно! Они решили, что даже если действительно хотели развивать эту территорию, никто не смог бы позволить себе ее перенести: затраты были слишком велики!» — рассказывает Лу Минчжи.
«День, который действительно разбудил землю, был 28 июня 2003 года. Это был день, когда мост Лу Пу был официально открыт для движения, приблизив закрытый и отстаГлава
V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 499
лый Цяньтань к оживленному району Лувань!» — сказала Лу Минчжи эмоционально: «Мост Лу Пу был в то время первым в мире полностью сварным стальным арочным мостом длиной чуть более 4 000 метров, включая мост подхода. Это был первый в мире мост, сочетающий в себе три разных типа мостов — вантовый, арочный и подвесной мосты, — и он имел красивую форму, похожую на радугу. Раньше, чтобы добраться до площади Лувань «Синьтяньди» (прим. переводчика — пешеходный торгово-развлекательный район Шанхая), нам из нового квартала Шанган приходилось добираться на пароме, а поездка на пароме занимала час или два. Если бы мы ехали туда на машине, также заняло бы час или два. С открытием моста вы сможете оказаться в самом центре города всего за 10 минут! Это изменение действительно оживило ранее бездействующий участок берега! Главное, что все, включая нас, кадровых работников, ожили благодаря успеху развития Пудуна и ЭКСПО!» В разговоре с Лу Минчжи, которую жители Пудуна называют «Принцессой выставки», всегда чувствуется, что ее сердце постоянно трепещет.
Когда сердца людей живы, жива и земля.
Когда земля горячая, эпох меняется, город становится красивее, а люди становятся счастливее и прекраснее.
Переселение — одна из самых трудных и сложных задач в городском строительстве. Район, где Лу Минчжи работала 17 лет, новый квартал Шанган, изначально предназначался для строительства «Юниверсал Студио», и в девяностых годах прошлого века Административный комитет нового района Пудун вступил в переговоры и достиг соглашения с
500 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
компанией Юниверсал Студио в США. Эта волна энтузиазма вызвала сильное волнение среди людей в прибрежной зоне. Единственный способ изменить свою участь — это чтобы кто-то развивал их. Однако позже проект был отменен из-за атипичной пневмонии и по другим причинам. Только 3 декабря 2002 года, когда Шанхай выиграл конкурс на проведение Всемирной выставки, эта горячая точка была по-настоящему интегрирована в новую тенденцию развития Пудуна ...
«Однажды в 2005 году нам, жителям, сообщили сверху, что переезд начнется 30 апреля и что мы должны прийти в комитет микрорайона, чтобы подписать контракт. В то утро я встал в 5 часов, чтобы пойти в районный комитет, а когда официально было 8 часов, за мной уже стояли десятки людей, все они были членами партии и передовыми людьми». Человек, который сказал это, был бывшим жителем Тунцзыцзин с улицы Шанган, которому сейчас 81 год, по имени Тан Минсян. Увидев меня, господин Тан поспешил опередить других, чтобы рассказать свою «историю ЭКСПО»: «Моя семья из девяти членов и трех поколений живут в четырехкомнатном доме. Новый дом настолько просторный и красивый, что я и мечтать не мог о таком. После того как я переехал в новый дом, я обратился в комитет микрорайона, сказав, что хочу быть благодарным правительству, и попросить дать мне какое-то занятие. В то время мне было 68 лет, и я уже несколько лет был на пенсии, но чувствовал, что правительство так много заботится о нас, и мы не можем быть неблагодарными, поэтому я работал волонтером в общине в течение 13 лет, до 75 лет». Господин
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 501
Тан гордится, что о его поступке написал газетный репортер и сфотографировал его: «Эта большая фотография висит в окне кухни, и люди в общине знают меня как «Старина Тан» ...».
Господин Тан Минсян действительно должен гордиться тем, что за ним всегда стоят 17 или 18 таких же старых членов партии, как он, которые уже более десяти лет добровольно занимаются благоустройством города в ответ на доброту партии и правительства.
Ся Наньчжэнь, еще один восьмидесятилетний секретарь генерального отделения партии старого комитета микрорайона. Она говорит, что является жителем старой Южной деревни, где ее семья живет уже несколько поколений. Ее соседи — семь поколений «Чжоу Цзяду» и 11 членов семьи.
«В нашей Южной деревне проживает более 2 000 семей, в общей сложности более 5 000 человек, и когда они узнали о переселении, все были вне себя от радости, зная, что для них наступает лучший день, который не пережили их предки. Все хотели, чтобы правительство дало им больше домов, но существовала политика переселения, поэтому кадровым работникам было трудно выполнять свою работу. В то время иностранные журналисты постоянно приходили и провоцировали нас, поэтому мы встали и сказали им: «Мы сами займемся своими делами, нам не нужно, чтобы о них беспокоились другие». С тех пор мы хорошо выполняли свою работу. В день открытия ЭКСПО я был приглашен на церемонию как представитель жителей и посмотрел программу с национальными лидерами — честь, которой удостоилась вся моя семья и весь комитет микрорайона!». Самым счаст502
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
ливым событием для тетушки Ся было то, что ее семье дали четыре апартамента.
«В прошлом три поколения людей не смогли бы купить такую квартиру. Благодаря отличному развитию Пудуна и ЭКСПО!». Ся вытерла слезы, когда говорила это.
В тот день, когда она встретила меня со своим партнером Ван Юняном, пожилой «образованной молодежью» (прим. Переводчика — название определенного исторического периода для молодых людей, добровольно уехавших из городов в сельские и мелиоративные полки для работы в сельском хозяйстве или в строительстве и охране приграничных районов, начиная с 1960-х годов и до конца 1970-х годов), который отправился в Синьцзян в 1965 году, чтобы поддержать границу, она сказала. «Мы не думали, что сможем вернуться в Шанхай с нашими детьми в этой жизни. До ЭКСПО мы не думали, что я смогу жить в хорошем доме, как настоящий шанхаец! Это действительно похоже на сон ...», — сказала тетя Су Юэсянь.
В 1985 году, проработав 20 лет в Синьцзяне, она вместе с мужем и детьми вернулась в комитет микрорайона Наньцунь на берегу Пудуна. С тех пор она живет с родителями, сестрами и братьями своего мужа, а всего в самодельной «лачуге» площадью 40 квадратных метров на двух этажах проживает 11 человек. «Нам троим пришлось пристроить маленький домик площадью четыре или пять квадратных метров над первоначальным старым сараем, из трех досок соорудить кровать, мы могли входить туда только вниз головой, и жили мы так 21 год ... те дни были душераздирающими, не похожими на человеческую жизнь, но вот
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 503
так мы появились на свет. И не только наша семья была такой, почти девять из десяти домов были такими. Днем нам приходилось включать свет, было темно! В жаркие дни мы не могли спать в хижине, поэтому приходилось лежать на улице на прохладном коврике. Когда шел дождь, сестры и братья ссорились друг с другом. В те годы мне приходилось глотать слезы». Вытирая слезы, Чжи Юэсянь указала на своего мужа Ван Юньяна, который сидел напротив меня, и сказала: «В то время мы с ним проходили мимо квартала под названием «Сад Юнтай» и говорили: «Если бы я могла жить в таком красивом месте всю свою жизнь, я была бы счастлива до смерти». Но перед началом строительства Всемирной выставки в 2005 году правительство пришло, чтобы мобилизовать нас. Они сказали, что если решим переехать первыми, то сможем жить в саду Юнтай.
Я даже не обсуждал это со своим партнером, поэтому подписался на то, чтобы стать одним из первых жильцов, которых переселят. В результате мне действительно дали новый дом площадью 138 квадратных метров в саду Юнтай, и это был новый дом. Автор, вы знаете, прошло уже более 10 лет с тех пор, как я переехала в сад Юнтай, и как только я ложусь в постель, я так счастлива, что мне хочется улыбаться. Я сказала своему мужу, что не могла даже мечтать о том, что делала раньше, но теперь моя жизнь — это сбывшаяся мечта. Мы должны внести свой вклад в общество, в новый Шанхай, в новый Пудун. Поэтому мы занимаемся волонтерской деятельностью в обществе с тех пор, как переехали в новый дом, и чем больше мы работаем, тем лучше мы чувствуем себя в будущем».
504 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
«То же самое чувство! То же самое чувство!» Жена Ван Юньяна явно не так хороша, как может выразить тетушка Лао Юэсянь. Но когда речь заходит о переменах в доме, есть что сказать: «Семья моего брата получила квартиру из двух комнат и зала; семья моей старшей сестры из трех человек также получила такую квартиру, две сестры получили по квартире, и наша семья, всего четыре квартиры. Теперь каждый день у меня как Новый год ... ЭКСПО состоялся, пусть солнце светит в наш дом!»
Ван Юньян, который был таким неуклюжим, и сделал такое замечание, что его спутница, тетя Лао Юэсянь, и члены комитета микрорайона громко рассмеялись. Глядя на счастливых жильцов бывшей деревни Шанган, которые были так счастливы из-за развития Пудуна и Всемирной выставки, я почувствовал, что мое сердце наполнилось медом, и, естественно, я начал понимать, почему у Лу Минчжи были такие долгие и дружеские отношения с этими крестьянами. Ленин однажды сказал, что народ всегда был нашим ближайшим родственником, и он является хранилищем всех наших чувств как коммунистов.
Мне всегда казалось, что во всем сверкающем мире Пудуна чувства простых людей всегда самые красочные, потому что в их свете всегда есть тепло, не так ли?
По сути, для проведения новой беспрецедентной «Всемирной выставки» с китайской спецификой переселение жителей так же, как строительство моста Лупу, который является лишь первым звеном. Настоящее мастерство заключается в том, чтобы строить те площадки, которые одним взмахом освежают павильоны. Ведь Всемирная
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 505
выставка, ЭКСПО, название которой прагматично, — она должна придумывать уникальные, неповторимые и потрясающие места проведения, за которыми следуют все предметы стран-участниц и подразделений — и, конечно, культурное содержание, этнические элементы и национальные особенности необходимы. Для Шанхая, принимающей стороны и организатора, приоритетом является строительство самых красивых и качественных площадок и предоставление наилучших услуг.
Шанхай обязался перед Международным выставочным бюро выделить для проведения ЭКСПО общую площадь в 5,28 квадратных километров по обе стороны реки Хуанпу, из которых Пудун занимает 3,93 квадратных километра. На такой большой территории за короткое время будет построен «Универсальный город-музей» (как называют его эксперты), а значительная часть зданий будет сохранена навсегда и может стать новом ориентиром ЭКСПО и города.
«Десятки миллиардов долларов инвестиций и миллионы квадратных футов площади, которые должны быть построены за три года, кажется невероятно, но именно так мы создали Шанхайскую выставку, которую оценит весь мир» — сказал мне лидер Шанхая с гордостью.
«Задание на строительство было выдано в 2007 году и предусматривало, что строительство объектов и ввод в эксплуатацию и приемка ЭСКПО-павильонов должны быть завершены к концу 2009 года, что на самом деле составляет менее двух лет, а реальный период строительства многих объектов начался только с начала 2009 года ...». Дин Хао, исполнительный заместитель генерального директора
506 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Шанхайской инженерной команды Всемирной выставки, сказал, что его перевели с должности заместителя директора городской комиссии по строительству и транспорту, чтобы он возглавил строительные работы на всей территории Всемирной выставки. «В тот момент, когда задача была снята, я был немного ошеломлен. В прошлом я выполнял много проектов, но большинство из них были единичными, даже если многие из технологий были первоклассными на международной арене, а строительство было сложным, это все равно был единичный проект. Но ЭКСПО — это другое, это концепция города, весь проект включает в себя такие инженерные категории, как дорожные тоннели, подземные пути, а также пирсы, парки, даже станции откачки дождевой воды, канализационные насосные станции, мосты и дороги и прочее, плюс постоянные здания и временные площадки, китайские и иностранные, у всех разные требования, можно сказать, что это громоздко!». Дин Хао сказал: «Было представлено «четыре павильонов на одной оси» легкой постоянной конструкции, который включает в себя «Китайский павильон», «Основной павильон», «ЭКСПО-центр» и «Культурный центр ЭКСПО», и ЭКСПО-вал длиной в несколько километров. Одни только эти 5 зданий имеют площадь более 1 миллиона квадратных метров, что равно объему 6 Больших домов народных собраний, и в каком-то смысле требования намного выше, чем у единственного здания ВСНП! Включая выставочную деревню и зону передового городского опыта, объем выходит за рамки воображения. Первое, что я почувствовал, когда приступил к работе, — это то, что будет трудно завершить ее в указанные сроки.
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 507
Но требования Шанхая были таковы: время было мертвым, работа должна была быть завершена досрочно, и не было никакой двусмысленности в отношении требований или качества. Последнее предложение гласит: если работа не будет выполнена должным образом и возникнут проблемы с качеством, спрашивать будут с тебя, Дин Хао!»
Дин Хао горько улыбнулся и сказал: «Ничего не могу поделать!»
Более тысячи проектов, десятки тысяч строителей, максимум — более 100 000 строителей на объекте. Если считать других монтажников, волонтеров и т.д., то их не менее 200 000 или около того. «Но стоит прогуляться по местным стройкам, и вы с удивлением обнаружите, что на улице не так много людей... все в основном работают в помещениях!» -сказал Дин Хао.
Поскольку речь идет о строительстве, я попросил «Цзянь» (прим. переводчика — произносится так же, как слово «строительство») рассказать о том, как они создавали эти «невозможные» и прекрасные здания ЭКСПО.
Первым «Цзянь» был Юань Цзяньго, который, судя по его имени, приехал «помогать» в строительстве национального проекта.
Юань Цзяньго рассмеялся и сказал: «Нет, я изучал нефть, но всю свою жизнь я работал на национальных строительных проектах, поэтому меня следует считать «помощником»! Он является заместителем управляющего первого филиала Шанхайской строительной компании №2. Проект строительства «ЭКСПО» — «основной павильон» площадью 142 662 квадратных метра.
508 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
«Когда мы прибыли на место, мы поняли, что нам дали всего 22 месяца на выполнение работ. Одним из них был глубокий котлован площадью почти 60 000 квадратных метров. Как правило, такой большой котлован, который необходимо вырыть глубиной 10 метров, занимает 12 месяцев только для ограждающих конструкций. Как можно было завершить весь проект за 22 месяца? Мы должны были использовать все наши мозги, придумать все способы и упорно работать!» — сказал Юань Цзяньго. Под строительство отвели большую площадь, одновременно было проведено 29 блоков, движения за пределами площадки не было, но мы были в полном разгаре. «29 строительных бригад, сравнивая, учась, догоняя и помогая друг другу, работали мобильно, 24 часа в сутки. Было ясно, какая команда отстает, а какой класс работает впереди, и чем яснее они это видели, тем больше они боролись за то, чтобы быть впереди!». Юань Цзяньго сказал: «Каждый раз, когда руководители приезжали на место, они спрашивали меня: «Цзяньго, ты можешь завершить этот проект? Я указал на большой котлован, раскатанный позади меня, и сказал: «Я не смогу найти никого другого, кто сможет его достроить, если эти люди не смогут это сделать! Руководители похлопали Юань Цзяньго по плечу и сказали: «С вашими словами мы чувствуем себя в безопасности».
Все было не так просто. Выкопав такой большой котлован, во время строительства в любой момент появлялась «сигнализация»: либо обвал, либо затронуты подземные линии, а слишком большое количество людей и машин, вызовет затруднение доступа и другие проблемы. «Один
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 509
день задержки в рытье означал задержку на три-пять дней в завершении проекта и выставки. Поэтому за 22 месяца всего проекта я ни на полшага не отошел от стройки, как и рабочие и кадры, участвовавшие в строительстве, только в сарай, где мы жили, ходили туда раза четыре-пять...» Юань Цзяньго является оптимистичным человеком, и по его словам, только в конце августа 2008 года, когда он дал указание рабочим начать подъем первой стальной конструкции на вершину вырытого большого котлована, он осмелился сказать руководителям, посещавшим ход реализации проекта, что «смог выполнить задание».
28 сентября 2009 года «основной павильон», построенный строителями под руководством Юаня, был завершен. Он стоял перед павильоном, ставшим мечтой в мягком зеленом свете, и улыбался с открытым ртом, а когда улыбнулся, то обнаружил, что по его щекам текут горячие слезы...
Второй «Цзянь» — Чэнь Цзяньцю, старый товарищ, «ветеран архитектуры» родился в 1944 году. Перед тем как принять проект ЭКСПО, он только что закончил работу над проектом Национального Большого театра в Пекине. «Я ждал еще год до выхода на пенсию, но руководитель сказал: «Ты должен работать над другим проектом. Поэтому я пришел на площадку ЭКСПО и говорю тебе, что у тебя есть опыт, сделай постоянный проект, назови его Культурный центр ЭКСПО». Утонченный Чэнь Цюцзянь выглядил как профессор, совсем не похожий на человека, который всю жизнь сражался на стройках.
Культурный центр ЭКСПО, который теперь выглядит как летающая тарелка сверху и морская раковина снизу,
510 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
стал одной из новых архитектурных ориентиров Шанхая, наряду с Китайским павильоном, и привлекает внимание посетителей. Но когда Чэнь Цзяньцю впервые прибыл на место, проект еще даже не оформился. Сначала нам сказали, что это будет «центр исполнительских искусств», но позже было сказано, что в этом центре будет проходить церемония открытия ЭКСПО, поэтому «центр исполнительских искусств» превратился в более сложный и требовательный «Культурный центр ЭКСПО». «Помимо всемирно известной церемонии открытия ЭКСПО, каждый день 184-дневного выставочного периода в центре запланировано два представления, а шесть кинотеатров работают круглосуточно и все бесплатно. Здесь также есть рестораны, музыкальные клубы, театры и многое другое.
30 декабря 2007 года состоялось официальное открытие Культурного центра ЭКСПО.
«Но на самом деле, кроме свай и строительства платформы, после церемонии открытия ничего нельзя передвинуть, потому что дизайн площадки еще не спустился, в конце концов, не решено, какой будет церемония открытия, сколько людей могут поместиться, сколько времени потребуется и т.д.». Поэтому мы можем только ждать...», — сказал Чэнь Цзяньцю. Самая сложная часть проекта ЭКСПО — это время, но для проекта культурного центра есть дополнительный слой, чтобы превратить романтические дизайнерские рисунки в реальные объекты. Культурный центр в форме «летающей тарелки» очень красив, а эффект, созданный с помощью трехмерной технологии, настолько прекрасен, что невозможно найти никаких изъянов. Но нам в строительГлава
V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 511
ной отрасли приходится превращать трехмерные чертежи в соответствующие им объекты, что в несколько раз сложнее, чем в общем строительстве.
«Сначала я беспокоился, что не смогу закончить последний проект до выхода на пенсию. Вместо этого все очень поддержали меня и сказали: «Я помогу тебе закончить!». И это меня очень воодушевило». Чэнь Цзяньцю — «ветеран» на строительном фронте.
Когда ветеран на работе, он может позаботиться обо всех трех. Как и ожидалось, строительная команда под его руководством, в чрезвычайно короткий период времени, работала хорошо, быстро и качественно, особенно в процессе строительства здания в форме «летающей тарелки», преодолевая многочисленные трудности. «Трехмерный чертеж» пера дизайнера, и живой «Культурный центр Шанхайской всемирной выставки», который теперь любят все, был перенесен на реку Хуанпу.
«Это место было Чжоуцзяду, самое грязное место в Шанхае, но теперь, когда «летающая тарелка» построена, она стоит рядом с четко определенным «Китайским павильоном», образуя округлое сочетание традиционных и современных объектов и пейзажей, что делает его вторым по красоте местом на реке Хуанпу после Вайтаня!». Вот что говорят жители Шанхая о проекте Чэнь Цзяньцю.
Незабываемая церемония открытия Всемирной выставки в Шанхае прошла в «Летающей тарелке». Председатель КНР Ху Цзиньтао (прим. переводчика — председатель КНР с 2003 по 2013 год), 29 иностранных президентов и глав государств и более 8000 VIP-персон присутствовали на цере512
ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
монии открытия и наслаждались пением, танцами и фейерверком. Пока люди восхищались красотой блюдца и наслаждались величием церемонии открытия, Чэнь Цзяньцю и другой руководитель проекта ЭКСПО тихо работали на заднем плане.
«Не было никаких проблем со всей церемонией открытия. Только в отделе мероприятий мне сказали, почему нет эскалатора под музыкальной сценой, и я ответил, что его нет в планах, но если вы считаете, что он нужен, то можем сразу же построить». Чэнь Цзяньцю — «ветеран архитектуры», и даже самые великие здания кажутся ему «еще одним» из бесчисленных проектов, которые он осуществил за свою жизнь.
(Я думал, что после проекта «ЭКСПО» смогу уйти на пенсию навсегда. Но потом руководитель нашел Чэнь Цзяньцю: руководитель проекта Восточного спортивного центра заболел, поэтому ты должен взять его на себя. Чэнь Цзяньцю улыбнулся и сказал: «Ладно». Восточный спортивный центр на пересечении «Проспект века» и «Парк века» также является достопримечательностью Пудуна).
Еще один «Цзянь», и снова «Цзяньпин», только фамилия другая, чем у Гу Цзяньпина из здания «Шанхайского центра», его зовут «Яо Цзяньпин». «Яо Цзяньпин — руководитель проекта Китайского павильона и заместитель директора инженерного командного офиса Шанхайского бюро Всемирной выставки. До этого он был руководителем Шанхайской инженерно-строительной компании №1 и заместителем директора Шанхайского строительного бюро, известным экспертом по строительству Шанхайской набеГлава
V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 513
режной. Он отвечал за строительство отеля Garden, шанхайского торгового центра, башни Цзинь Мао и других известных строительных проектов.
Несомненно, Китайский павильон является самой важной частью проекта Шанхайской выставки, поскольку он представляет собой национальный образ, олицетворяющий Китай, и будет постоянным зданием. Однако Яо Цзяньпин, ветеран строительства из Шанхая, взялся за работу на объекте ЭКСПО в то время, когда в Пекине все еще завершались Олимпийские игры, а усилия по ликвидации последствий землетрясения в Сычуани «5.12» (12-мая) находились на критическом этапе. «Было очень трудно найти рабочих, не говоря уже о том, что на ЭКСПО одновременно строилось более 1000 объектов, и конкуренция за рабочих была достаточно острой. Более того, невозможно было изменить установленную нами дату завершения работ. Что делать? В то время, как только я вступил в бой, я предложил провести «100-дневный лимит». Через 100 дней стальная конструкция национального павильона и местного павильона должна быть покрыта двойной крышей—— «Китайский павильон», который все видят снаружи, на самом деле включает в себя местный павильон, который намного больше, чем национальный павильон выше...», — сказал великий генерал Яо Цзяньпин.
«Господин Яо, вы удивительный! Даже чертежей того, какой павильон строить, еще нет, а вы уже пришли к «100-дневному лимиту»? Если не справимся, крыша будет закрыта, но она будет снесена в реку Хуанпу!» — сказали благонамеренные коллеги.
514 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Яо Цзяньпин улыбнулся и сказал всем: «Этот проект должен быть завершен в срок и качественно после того, как вы объявите лозунг, но даже если вы не объявите лозунг, он все равно должен быть завершен в срок и качественно. Вызывая лозунг «100 -дневный лимит», мы в первую очередь доказываем, что у нас есть решимость и уверенность хорошо завершить проект, разве я, человек из «Шанхайской инженерно-строительной компании», занимался этим 40 лет, на этот раз стану яйцом всмятку?».
«К чему ты клонишь? Давайте объявим «100-дневный лимит»!». Яо Цзяньпин обрадовал старых рабочих и подчиненных, и все они были готовы взяться за дело, заявив, что сделают так, чтобы «первый выстрел» ЭКСПО прозвучал по обе стороны реки Хуанпу.
Яо Цзяньпин улыбнулся и от всего сердца похвалил свою команду за «первоклассную игру».
Конечно, менеджеры проекта также обратились с просьбой, сказав, что пока вы решаете вопросы, что и как, мы гарантируем достижение «100-дневного лимита».
«Естественно». Яо Цзяньпин пообещал, похлопав его по спине.
«Тогда люди говорили, что я немного сумасшедший! Сначала я отрицал это, говоря, что во время собраний я был немного горячее и громче, но я никогда не ругался и не оскорблял никого. Но однажды репортер Шанхайского телевидения последовал за мной и снял совещание по координации производства на объекте. Неужели я был таким злым? Ребята смеялись и толкали меня, говоря, что это было одно из самых мягких телевизионных выступлений, в которых я
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 515
когда-либо участвовал. Эти их слова заставили меня рассмеяться...», — насмехался сам Яо Цзяньпин, говоря, что проект ЭКСПО действительно заставил людей измениться. «То, как это делалось раньше, энергия, необходимая для осуществления даже самых удивительных проектов, не будет работать на ЭКСПО. Проект ЭКСПО — это заклинание крайнего времени, крайних требований, крайнего качества, крайнего духа и крайнего инновационного тела».
«Все находится в состоянии потока, все находится в состоянии постоянного улучшения и совершенствования, и это самое главное». Так сказал Яо Цзяньпин, когда подводил итоги всего проекта строительства Китайского павильона.
Больше всего люди в строительстве боятся, что в середине работы произойдут изменения, изменения за изменениями.
«Например, для местных павильонов в начале было сказано, что каждая провинция и город будут иметь только 300 квадратных метров выставочной площади, но позже было сказано, что это слишком мало и каждая провинция и город должны предоставить 600 квадратных метров. Затем мы удвоили объем работы. Но это только удвоение цифры с точки зрения площади, удвоение реального строительства намного больше». Яо Цзяньпин сказал. «Но у вас нет цены, потому что «Китайский павильон» — это имидж и репутация страны».
«Наша сильная строительная команда в Китае никогда не боится того, насколько велик или труден проект, но боится того, что иногда вас просят завершить что-то классическое. Строительство «Китайского павильона» отвечало, по
516 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
меньшей мере, десяткам технических требований, которые требовали от нас хорошего исполнения в соответствии с целями классической архитектуры. Давайте поговорим о «Красном Китае», с которым мы все теперь знакомы!» Как только Яо Цзяньпин сказал это, на ум пришел красный основной цвет «Китайского павильона»...
Не думайте, что «китайский красный» уже был произведен, и нам просто нужно было купить его и покрасить, это был один из бесчисленных китайских элементов, на который у нас и экспертов ушло целых 10 месяцев». Если бы Яо Цзяньпин не сказал этого, я уверен, что широкая общественность не узнала бы правду.
Неужели «китайский красный» — это так сложно? Неспециалист может подумать, что это не проблема.
«Это действительно проблема». Яо Цзяньпин рассказал нам, что павильон Китая на ЭКСПО является павильоном, одобренным государством. «Но схема была предложена дизайнером, и все, что они дали, это основной цвет павильона — красный, а на всех строительных чертежах были только красные полосы, только логическая связь геометрического положения здания, а не цветовая связь. Проектировщики передали нашей команде только «цветные рисунки» на компьютере, а не реальные строительные чертежи. Так какой же красный цвет следует использовать? Для этого мы потратили целых 10 месяцев на работу с экспертами ... Это был вопрос, над которым никто не задумывался, и он был полон обучения».
Невероятно. Но действительно, после того как он это сделал, Яо Цзяньпин сам сказал: «Я многому научился».
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 517
Какой красный цвет лучше всего подходит? Когда действительно дошло до дела, все они обнаружили, что их знания и понимание цвета «красный» были слишком скудными: одних только «красных» существует дюжина различных видов.
Сначала Хэ Цзиньтан, инженерный институт, ответственный за проектирование Китайского павильона, принес пачку сигарет под названием Чжунхуа шанхайского производства. Он сказал Яо Цзяньпину: «Я не разбираюсь в курении, но я слышал, как вы говорили, что красный цвет на коробке сигарета под названием Чжунхуа лучше, чем красный цвет на коробке портсигар «Багровый пион». Яо Цзяньпин знал, что красный цвет на сигаретной коробке с пионом был «ярко-красный». Однако Дун Хао Линь, председатель группы компаний, владеющих сигаретной маркой «Чжунхуа», однажды сказал Яо Цзяньпину, что цвет красного на коробках марки «Китай» изучался экспертами более 20 лет, прежде чем был определен, потому что многие люди говорили, что сигареты под названием Чжунхуа не могут быть сделаны в виде красной хлопковой куртки, которую носят деревенские девушки, поэтому красный цвет на коробках китайских сигарет, которые мы видим сейчас, немного темнее и выглядит очень достойно.
Но теперь красный цвет «Китайского павильона» может быть таким же, как красный цвет на коробке сигарета под названием Чжунхуа? Даже сам академик Хэ Цзиньтан быстро покачал головой: «Нет, если это будет нарисовано на финансовом материале, который мы установим, и при другом солнечном свете, красный цвет будет еще более
518 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
уродливым, чем красная хлопковая куртка, которую носили деревенские девушки в прошлом!»
Академик топал ногами и говорил «нет», «нет», что очень позабавило Яо Цзяньпина и его команду. В конце концов, академики не всесильны, Хэ Цзиньтан — большой специалист по архитектурному дизайну, но только специалисты по исследованию цвета являются экспертами в том, как классифицировать научные знания о цвете и его составе.
Затем привлекли экспертов, разбирающихся в цвете. Узнав, что президент Центральной академии изящных искусств Пань Гункай собирается помочь с выставкой на Шанхайской всемирной выставке, Яо Цзяньпин подготовил дюжину образцов так называемого «китайского красного», которые были представлены на тендер различными подразделениями, и ждал решения президента Пань.
Это прекрасный «красный»! Элегантный Пань Гункай смотрел на «красные» панели, как почетный караул, а затем, после минутного молчания, сказал: «Эти «китайские красные» не называются «китайскими красными». Боже мой!
Боже мой! Когда Яо Цзяньпин услышал это, он чуть не упал: Я работал над ними несколько месяцев! Время! Время! Яо Цзяньпину пришлось проглотить горечь и слезы, но он должен был надеть улыбку и спросить совета у президента Пана: как вы думаете, а где тогда «китайский красный»?
«В запретном городе». Там красный цвет должен быть таким «китайским красным», который вы хотите ...».
Когда Яо Цзяньпин услышал это, его ноги снова застыли,
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 519
как железный столб, он крепко пожал руку Пань Гункаю, повторяя «спасибо» снова и снова.
Именно в это время кто-то сообщил Яо Цзяньмину, что вице-президент Китайской академии изящных искусств в Ханчжоу по имени «Сун Цзяньмин» является экспертом в области архитектурных цветов.
Яо Цзяньпин, занимавшийся «строительным» бизнесом, был так взволнован встречей с Сун Цзяньмином, занимавшимся «строительными красками», что готов был подпрыгнуть: «Пожалуйста, поторопитесь! Пожалуйста, поторопитесь!»
Вице-президент Сун Цзяньмин был здесь. Яо Цзяньпин и его команда пригласили его на завод Миньхан, где они уже закончили изготовление форм в цвете «китайский красный», которые были слишком большими и маленькими для массового производства.
Все, чего они ждали, — это приказа обрезать их.
Сун Цзяньмин внимательно огляделся вокруг и не стал ничего утверждать на месте, а только часто кивал головой, что заставило Яо Цзяньпина и остальных насторожиться еще больше. Академик Хэ Цзиньтан тоже присутствовал, и по его лицу трудно было прочитать результат.
«Позвольте мне для начала рассказать вам о моем понимании красного цвета Китайского павильона!» — заговорил Сун Цзяньмин, не обращая внимания на выражения Яо Цзяньпина и Хэ Цзиньтана. Он начал подробно рассказывать о своем понимании «китайского красного» цвета «Китайского павильона», и говорил со своей профессиональной точки зрения о том, что за «китайский красный» ...
520 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Сун Цзяньпин сказал: «Я очень ценю красный цвет, использованный дизайнерами при строительстве «Китайского павильона». Выбор академиками и вами фактуры вельвета был, безусловно, правильным, иначе он бы не удержался. Однако использовать один красный цвет для такой большой поверхности здания, такой монолитной конструкции, тоже не получилось бы!
Иисус Христос! О чем он говорит? Еще одно «нет» ... Это, это, это не убьет меня? На этот раз сердце Яо Цзяньпина было готово «разбиться» вместо того, чтобы его ноги подкосили!
«Китайский павильон, который вы сейчас строите, большой сверху и маленький снизу, плоский сверху и наклонный снизу. Подумайте, на такой наклонной поверхности и на разных высотах, даже если солнечный свет имеет одинаковый цвет, он будет казаться совершенно разным...» — Сун Цзяньмин сказал это, намеренно фиксируя свой взгляд на лицах Яо Цзяньпина и академика Хэ Цзиньтана, как бы ища их опровержения его взглядов.
«Да — хорошо сказано! Хорошо сказано! Продолжайте говорить», — академик Хэ Цзиньтан многократно кивнул головой, едва не вставая.
«А вы — каково мнение Яо?» — взгляд Сун Цзяньмина теперь был прикован исключительно к Яо Цзяньпину.
«Правильно! Директор, продолжайте!» Яо Цзяньпин был так счастлив в этот раз, что его сердце разорвалось от радости! Он был очень рад. Он был счастлив, потому что нашел настоящего эксперта!
«Да, красный цвет Запретного города очень характерен
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 521
для «китайского красного». Однако я должен сказать вам: красный цвет Запретного города — это не красный, даже некоторые «красные» не красные, это цвет, который обманывает глаза каждого!» Слова Сун Цзяньмина потрясли всех присутствующих, включая Яо Цзяньпина: Так вот оно что!
«Да, это мой вывод». Лекция Сун Цзяньмина стала такой же бурной и зрелищной, как великая река ...
Тогда я защитил кандидатскую диссертацию о красном цвете Запретного города. Затем Сун включил компьютер, и на электронном экране замелькали всевозможные «красные цвета Запретного города», но затем он перешел к рассказу о серии теоретических и практических «красных цветов»: цвета Запретного города на самом деле научно и тщательно подобраны с использованием различных красных цветов для достижения того, что чувствуют наши глаза. Цвет Запретного города на самом деле является результатом научного и тщательного смешивания различных оттенков красного для достижения «красного», который ощущают наши глаза. Теперь давайте раскроем секрет его «красного цвета» — видите ли, красный цвет его стен на самом деле глубокий фиолетовый, или «красный цвет свиной печени», как говорят в Шанхае. Цвет колонн внутри Запретного города — красный лак; красный цвет на воротах отличается от других мест, потому что ворота оснащены золотыми стальными гвоздями, которые отражают красный цвет на воротах с другим торжественным и величественным эффектом, представляя королевский стиль ...
Посмотрите еще раз на красный цвет под карнизом Запретного города. Красный цвет здесь самый яркий,
522 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
потому что он находится под карнизом и всегда получает меньше всего света, а также бесконечно меняется в течение дня и года, поэтому красный цвет здесь должен быть более ярким, чем везде! И так далее.
Это секрет «китайского красного» в Запретном городе!
«Не успел голос Сун Цзяньмина утихнуть, как Яо Цзяньпин захлопал в ладоши!
«Все верно! Настоящий «китайский красный» был найден!»
Сердце Яо Цзяньпина полностью успокоилось! В ночь, когда Сун Цзяньмин пришел говорить, он впервые за несколько месяцев хорошо выспался. Яо Цзяньпин был рад, что встретил еще одного «Цзяня» в самое тяжелое и трудное время. На самом деле, он вспомнил еще одного «Цзяня» — это был я, Хэ Цзяньмин.
Именно благодаря наличию этого слова «строить» можно рассказать так много «китайских историй», которые Яо Цзяньпин и его команда создали во время Шанхайской выставки!
Однако в глубине души мне по-прежнему жаль 100 000 выдающихся китайских строителей, участвовавших в строительстве ЭКСПО, таких как Яо Цзяньпин, потому что есть еще много историй, все из которых невозможно рассказать по таким причинам, как объем этой книги.
Но есть еще один момент, который необходимо добавить о Китайском павильоне.
Любой, кто бывал в Китайском павильоне, будет впечатлен очень «китайской» аркой и формой древних письмен чжуань по углам павильона. Именно эти уникальные дизайГлава
V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 523
нерские идеи и красивая презентация объектов, а также общие формы «короны», «треножника», «амбар» и «китайский красный» цвет делают Китайский павильон великолепным и величественным.
Проект арка и формы древних письмен чжуань «Китайского павильона» были разработаны Южно-Китайским технологическим университетом и Университетом Цинхуа соответственно. Но даже несмотря на это, столь классическое произведение было практически отвергнуто.
«Спасибо председателю Си Цзиньпину!». Яо Цзяньпин рассказал нам другую историю.
Ранее дизайн был выбран в результате нескольких раундов оценки экспертами. Вице-премьер Госсовета, который в то время отвечал за ЭКСПО, попросил высказать свои замечания на встрече, и многие люди сказали, что им не нравится форма Китайского павильона, что он «слишком большой сверху и слишком маленький снизу» и так далее. Было отмечено сильное стремление подавить это предложение.
Что делать?
……
В это время секретарем горкома в Шанхае был Си Цзиньпин. Ему задали вопрос, и он должен был высказать свое мнение.
«Позже товарищ Си Цзиньпин сказал три вещи: «Во-первых, эти предложения, которые были выдвинуты, прошли процедуры, и эксперты оценили их в несколько раундов, и эти два предложения также получили самые высокие оценки; во-вторых, на Шанхайской выставке должно быть
524 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
культовое здание; в-третьих, это культовое здание должно иметь китайские элементы». Яо Цзяньпин сказал: «Основываясь на двух последних пунктах товарища Си Цзиньпина, организаторы выставки приняли решение о «Китайском павильоне», который вы можете видеть сейчас!
Послушайте, один павильон оставляет после себя столько замечательных историй. На всей территории Шанхайской выставки насчитывается более 1000 павильонов, сколько прекрасных историй они оставили после себя?
...
Мы пришли из Шанхая, чтобы увидеть мир.
Мы, ты, вы, — в ЛУЧШИЙ ГОРОД
Чтобы сделать жизнь счастливее.
Мы, ты, вы, — в ЛУЧШУЮ ЖИЗНЬ
Здесь каждая из наших мечт осуществится
Если мы будем работать вместе и сотрудничать.
Вместе мы сможем добиться большего.
Вместе мы сила.
Мы сделаем землю зеленой.
Мы сделаем реки чистыми.
О, шаг за шагом, ради будущего!
В тот день, на обратном пути с ЭКСПО, водитель повез меня по территории ЭКСПО в Пудуне, чтобы я смог увидеть зеленую площадку ЭКСПО, которая когда-то кипела, и которая прекрасна и сегодня. На обратном пути водитель сделал специальный круг на месте проведения «ЭКСПО» в Пудуне, чтобы дать мне возможность взглянуть на зеленый парк «ЭКСПО», который когда-то был шумным и остается красивым сегодня, и я не мог не услышать тематическую
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 525
песню «Ala nong: Better City Better Life», исполненную певцом Энди Лао и Чжан Ляньин на церемонии открытия «ЭКСПО» 30 апреля 2010 года. Чувство ритмичной радости охватило меня.
Да, ЭКСПО — это мечта жителей Шанхая и мечта всего китайского народа. Именно в Пудуне эта мечта воплотилась в реальность. Свет и краски, оставленные ЭКСПО, сделают землю Пудуна еще более прекрасной и вечной ...
Восток полон парусов: Шанхай!
Великие времена всегда являются революционными. И великие города никогда не повторяют других. Шанхай уже делает все то, чего не делал ни один другой город. Например, на строительство аэропорта Пудун ушло несколько лет, и даже немцев удивил рельсовый поезд с магнитной опорой из города в аэропорт. Парижскому аэропорту потребовалось 20 лет, чтобы реализовать «большой порт» в воздухе, а Пудуну потребовалось всего пять лет, чтобы реализовать это.
Есть еще одна вещь, которая ошеломила все приморские города мира: Шанхай построил глубоководный терминал, который теперь является «первым в мире»: это порт Яншань.
То, что казалось немыслимым для старых капиталистических стран, Китай сделал с минимальными усилиями и вообще без усилий, к тому же сделал это в совершенстве.
526 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
Порт Яншань является тому примером.
Корейцы крайне впечатлительны: когда группа шанхайцев посетила их порт в Пусане, гордые корейцы четко сказали шанхайцем, что их порт в Корее — это «центральный порт Тихоокеанского региона в 21 веке» и что все порты Китая будут «задними доками» порта в Пусане. «Они имели в виду, что порт Пусан охватывает всю Восточную Азию и что китайские порты — только обслуживают их. Откуда им было знать, что китайский народ примет его слова близко к сердцу и, вернувшись в Китай, погрузится в одно: добиться своей цели, построить порт больше, чем Пусан, и менее чем за десять лет, порт Пусан остался далеко позади!
То же самое чувствовали и в Кобе в Японии: в «Декларации о восстановлении после землетрясения», которую они опубликовали в том же году, было предложено построить «Азиатский авианосец» для морских перевозок. Пока они все еще планировали и рисовали чертежи, шанхайский порт Яншань, «суперавианосец», был построен.
оТеперь корейцам и японцам оставалось только тайно проливать слезы перед китайским портом Яншань. Однако слезы не могут спасти страну. Страна сильна силой и духом.
Гуимо, чьи предки из того же города, что и мои, его имя вызывает у меня ощущение, что он — потомок Яньцзы (прим. переводчика — Янь Янь (506 — 443 гг. до н.э.), мыслитель периода Чуньцю), а все его клетки, пропитаны чернилами. Но Гуимо — воин, который всю жизнь сражался с морем. Будучи начальником строительной площадки порта Яншань и председателем корпорации Туншань (государственного инвестиционного подразделения порта Яншань)
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 527
Гуимо испытал на себе «причины и последствия» строительства порта Яншань.
Шанхай — город, который начинался как «пристань», но до «Культурной революции» он даже не знал, что такое «контейнер». Затем в Шанхай прибыло японское грузовое судно «Дунхай» с 200 контейнерами на борту. Когда он прибыл на шанхайскую пристань, китайцы не имели ни малейшего представления о том, как передвигать квадратные «большие железные ящики». Японцы смеялись, запуская разводной мост на корабле, и легко перенесли 200 контейнеров на берег. Позже они погрузили товары, которые должны были быть перевезены с Шанхайского берега в «большие железные ящики», и затем легко подняли их на «Дунхай», после чего высокомерно сказали «До свидания!», причинив боль сердцам шанхайцев, в том числе и Гуимо.
Также был уязвлен Цзян Цзэминь, тогдашний мэр Шанхая.
Это был дождливый день 1986 года. Гуимо отчетливо помнил, что когда он только вернулся на площадку пристпни Чанхуабан, мэр города, Цзян Цзэминь, также прибыл на площадку пристани, и спрашивал Гуимо о ходе реализации проекта и платежах Всемирного банка, а затем поручил ему проследить, чтобы первые контейнерные терминалы в Шанхае были построены должным образом. «Или Шанхай не будет большой пристанью!» Слова Цзян Цзэминя долго звучали в ушах Гуимо и других шанхайских стивидоров вместе со звуком дождя.
Если в современном портовом городе нет контейнерного терминала, это превратится в шутку, точно так же
528 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
как в городе нет дороги. Однако до 1970-х годов в Китае действительно не было порта, который мог бы перевозить контейнеры. В настоящее время западные развитые страны и порты в основном стали популярными с использованием контейнеров в качестве основного вида перевозок. Неудивительно, что Чжу Жунцзи, начав разработку Пудуна, побежал на контейнерный порт Вайгаоцяо и приказал руководителям администрации порта: «Я даю вам 28 месяцев на завершение первой фазы проекта Вайгаоцяо. Если вы не сможете завершить его к тому времени, вы понесете наказание!»
Развитие порта Вайгаоцяо является одним из ярких моментов развития Пудуна, где когда-то был приморский «мостик», менее чем через «28 месяцев», современный контейнерный порт стоит на дальнем востоке Пудуна, так что шанхайцы были очень взволнованы, потому что десятки тысяч иностранных кораблей стояли на стоянке. Люди на шанхайской пристани используют все свои собственные инструменты для подъема контейнеров, и они никогда не увидят сцену японского корабля «Восточное море», прибывающего в Шанхай со своим собственным краном…
Однако у шанхайцев есть и более дальняя цель. Порт Вайгаоцяо — это всего лишь «первое стихотворение» уходящего вдаль «Авианосца Пудун». Хотя оно тоже очень красивое, но не последнее и не самое красивое стихотворение.
Они снова тронулись в путь. Хуан Цзюй (прим. переводчика — 1938-2007, китайский политик), главный лидер Шанхая, лично возглавил группу людей в шлюпке, ища как разведчики, идеальные «глубоководные» острова, в море недалеко от Шанхая, чтобы подготовиться к строительству
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 529
более крупной платформы «авианосца».
Ветер был очень сильным. Шлюпка дрейфовала, как бамбуковый лист на волнах, а Хуан Цзюй левой рукой прикрывал рот полотенцем, а правой призывал всех следить за равновесием, чтобы не вырвало еще больше. «Так было в те времена, и мы постоянно находились в море в поисках идеального объекта для глубоководного порта». Чиновник, сопровождавший Хуан Цзюй и других в морской экспедиции, сказал мне: «Поскольку в пределах Шанхая не было подходящих побережья, я мог только отправиться к водам Чжоушаня (прим. переводчика — городской округ в провинции Чжэцзян КНР) немного дальше, чтобы провести расследование. Шлюпка шла часами, а наша группа плевалась водой. На обратном пути, проходя через большие и малые океанские пейзажи, я обнаружил, что в направлении север-юг существует естественный барьер. Море было спокойным. Хуан Цзюй сказал: «Иди туда и посмотри». Позже мы сошли на берег, и как только жители острова услышали, что это главные руководители из Шанхая, которые хотят построить большую пристань в соседнем районе, они с воодушевлением заговорили с Хуан Цзюй о том, насколько хорошим пристанищем является их место, а также об исторических легендах и реальных историях, которые сделали Хуан Цзюй и других счастливыми. Хуан Цзюй хлопнула в ладоши: «Я вернусь и доложу товарищу Чжу Жунцзи, предложу построить здесь наш глубоководный порт!»
Таким образом, было определено местоположение глубоководного порта Яншань. Затем последовали утомительные и необходимые этапы демонстрации и исследований на
530 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
месте. Результаты различных исследований и изысканий показали нам, что остров Малый Яншань разделён морем от острова Большой Яншань, в 30 километрах к северо-западу от побережья Наньхуэй в Шанхае, и всего в 104 километрах от международных судоходных путей из устья реки Янцзы, что делает его ближайшей к Шанхаю естественной гаванью с глубиной воды более 15 метров. Если он будет встроен в глубоководный порт и соединен с транспортной сетью Шанхая морским мостом, то экономическая выгода порта может стать наиболее обширной. Если его соединить с веткой реки Янцзы и прибрежной веткой, то Шанхайский порт, несомненно, станет первоклассным портом в Азии или даже в мире. Он будет полностью оборудован, чтобы стать главным портом захода на двух основных маршрутах Азия — Северная Америка и Азия — Европа. И в это время, «суперавианосец» Шанхая действительно может уплыть!
В конце 2000 года президент Цзян Цзэминь дал важные указания порту Яншань, надеясь ускорить строительство порта. В феврале 2002 года Государственный совет официально одобрил строительство первой очереди Яншаньского глубоководного порта. Шанхай немедленно создал инвестиционную компанию Туншань для глубоководного порта Яншань, а также согласовал свои действия с провинцией Чжэцзян и соответствующими сторонами. Следует отметить, что в это время Си Цзиньпин занимал должность провинциального партийного секретаря провинции Чжэцзян и оказывал полную поддержку строительству порта Яншань. Жители Яншаня, провинция Чжэцзян, внесли ценный вклад в этот шанхайский «авианосец», и их дух бесценен.
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 531
Жители острова Сяояншань, в частности, жили здесь за счет моря на протяжении многих поколений. Более 3000 могил захоронены на холмах и скалистых обнажениях, где бьются морские ветры и волны. Позже более 4 000 рыбаков с острова переехали, чтобы освободить место для глубоководной пристани. Позже более 4000 рыбаков, живших на острове, переехали с него, освободив ценную землю для строительства глубоководной пристани.
Весной 2018 года в сопровождении Вань Данина, бывшего мэра района Наньхуэй, а затем заместителя мэра нового района Пудун, я отправился в порт Яншань, «крупнейший в мире порт», для интервью. Старый «начальник района», который говорил с особой скромностью, был президентом шанхайской корпорации Туншэнь, ответственным за строительство порта Яншань в течение достаточно долгого времени, и большая часть порта Яншань и нынешнего Шанхайского района Линган являются бывшим участком Наньхуэй. Отец Ван Данина, уроженец города Баоин провинции Цзянсу, был первым секретарем уездного партийного комитета Наньхуэй.
«Наньхуэй был расформирован из провинции Цзянсу только в 1958 году. В то время мой отец был секретарем уездного партийного комитета Наньхуэй. Я провел большую часть своей жизни, работая на земле в Наньхуэй, и связан кровными узами», — сказал Вань Данин.
«Однако Наньхуэй потрясающий! Когда я был ребенком, я знал, что Наньхуэй очень хорош в сельском хозяйстве». Мои детские воспоминания привили мне привязанность к старому «Наньхуэй».
532 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
«Да, когда мой отец был секретарем уездного партийного комитета, газета «Жэньминь жибао» (прим. переводчика — официальное печатное издание ЦК КПК) однажды опубликовала главу под названием «Сельское хозяйство должно учиться у Наньхуэй» ...» Неудивительно, что Вань Данин был так горд. В тот день я сидел в машине Вань Данина. Он указал на морское шоссе, протянувшееся на десятки миль—мост длиной более 30 километров, ведущий в порт Яншань, сказал мне воодушевленно: «На самом деле, нынешним Наньхуэй действительно есть чем гордиться».
О, морской бриз пронесся по окну машины, обдувал лицо и кожу, проник в сознание, и я ощутил иной комфорт. Цапли, летящие вблизи, преследовали нас всю дорогу, как будто с особым восторгом приветствуя каждого гостя острова, а под их крыльями, в море у моста, стаи рыб также мчались наперегонкис нашим автомобилем ... Это было очаровательное зрелище. Еще более величественны бесчисленные, высокие, современные, цивилизованные ветряные трамваи, поворачивающие по обе стороны моста, стоящие, как солдаты чести, наблюдая за всеми приближающимися и удаляющимися на пешеходе и летающими объектами, а также на движения моря. Великолепие такого рода совместного строительства природы и человека делает людей особенно расслабленными и счастливыми».
Этот морской мост является одним из трех ключевых проектов всего порта Яншань. Без него порт Яншань не может существовать. С ним он называется шанхайским портом Яншань». Вань Данин сказал, что из-за продления этого морского моста к морю, Яншань, остров Чжэцзян
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 533
на море, стал сегодня местом, которое делят между собой Шанхай и Чжэцзян.
Проезжая на машине по морю, можно непосредственно ощутить, что такое «Великий Китай».
Мост длиной около 32 километров, пересекающий море, на самом деле такой же тонкий, как линия в бескрайнем море. Хотя его ширина составляет десятки метров, он мал, как волосок перед морем. Глядя вперед через окно машины, мост, который вы видите — это всего лишь тонкая серебряная линия между морем и небом. Однако трудности, которые наши строители заплатили за этот «Мост Дунхай» стоимостью 10,5 миллиардов юаней (официальное название моста) невообразимы.
«Это строительство в море, и на время строительства вся конструкция моста не простирается от берега метр за метром до моря, а выполняется секциями одновременно и, наконец, соединяется вместе, что способствует сокращению времени строительства» сказал Вань Данин. «В связи с этим возникает вопрос: какие исходные данные преобладают для 32-километрового моста, проходящего в море? Глубина моря так далеко, что это не то же самое, как проводить съемку на земле с помощью штатива, а затем, потянув за леску, вы можете наметить прямую линию строительства моста! Я не могу сделать это в море, что делать? Вы не можете измерить это с помощью лодки. Лодка движется и неустойчива на волнах. Измеренная линия определенно не будет работать …
«Что я могу с этим поделать?» Этот вопрос заставил меня внезапно почувствовать, что построить мост в море
534 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
действительно сложно!
«Все зависит от современной технологии GPS-позиционирования».
«О, я понимаю».
«Поэтому в то время у нас была поговорка: мосты строятся на земле, а все усилия — в небе. Это означает, что мы строим мосты и возводим пирсы на острове. Многие технологии дополняются с помощью спутниковых технологий дистанционного зондирования, таких как GPS. Можно сказать, технологическое содержание моста также создало много «мировых новинок»». Было слышно, что Ван Данин, один из командиров строительства моста, был полон гордости.
«Трудностей в процессе строительства моста столько же, сколько звезд на небе», — говорили рабочие.... «Потому что в начале строительства тысячи людей не могли вернуться на берег в течение нескольких месяцев работы на море. Люди, которые не занимаются этой работой, не могут представить себе какого жить на одиноком понтонном пирсе всего в нескольких метрах в течение нескольких месяцев ... Чжоу Яцзюнь, ты сказал, что ты самый квалифицированный». После получасовой поездки мы прибыли в передовое командование Туншэнь на острове. Вань Данин встретил смуглого молодого человека, который приветствовал нас у двери и представил его: «Теперь он руководитель портового проекта».
«Совсем молодой!» Командующий портовым фронтом Чжоу Яджун, оказался моложе, чем я ожидал.
«Нет — мне уже почти пятьдесят! Я прожил на острове
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 535
один более десяти лет!» — сказал Чжоу Яджун несколько уклончиво.
«Тогда расскажите мне, как вам удалось построить этот мост в этом океане». Мне было особенно интересно узнать, что не успел сказать Ван Данин.
«На это уйдут дни и ночи! Сколько дней вы можете оставаться на острове, великий писатель?» Чжоу Яджун поставил меня на пятки.
«Всего несколько часов», — признался я.
«Тогда выберите наиболее общий вариант». Чжоу Яджун — человек с инженерным образованием, который очень хорошо умеет фокусироваться к делу. Он родом из Чанчжоу, можно считать еще один земляк из Цзянсу. Я окончил университет в 1984 году», — сказал он. «Я начал работать одновременно с первой фазой строительства порта в Шанхае. Но в 1990-х годах, когда я услышал, что на море будет построен мост длиной более 30 километров, большинство людей качали головами. В прошлом наша работа в порту была не более чем вопросом больших и малых проектов, и никаких трудностей не было. Но работа в море — это совсем другое дело. Большая груда стальных труб, которую могли окружить несколько человек, ушла на глубину 60 метров на дно моря. Когда они поднялись на следующий день, то обнаружили, что груда исчезла! Подумай об этом. В чем дело? В чем причина? Тут много грязи и неровная почва! Когда дует ветер, вы можете видеть накатывающие волны; когда ветра нет, море под ним все равно неспокойное. Мы работали на маленьких лодках, и уже было очень трудно вбивать сваи из стальных труб, мы не могли вбить
536 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
больше нескольких в день, они были либо сломаны, либо кривые. Хотя расположение свай определялось со спутника, забивали их люди, а учитывая морской бриз, сотрясающий лодки, и сложные геологические условия внизу, забивание двух свай в день требовало больших усилий. При таких темпах сколько времени потребуется на строительство моста длиной 32 км? В то время даже главнокомандующий Хань Чжэн был в отчаянии. Что мы могли сделать? У нас не было технологий и оборудования, чтобы забивать сваи в море! Потом, когда мы поспрашивали, мы услышали, что в Японии есть такое оборудование, и японцы сказали, что могут забивать около 17 стержней в день. Эта скорость как раз соответствовала времени и скорости строительства, которые нам были необходимы для возведения моста. Но они сказали, что если нам нужны их технологии и оборудование, мы должны предоставить им работу. Естественно, мы не согласились. Если бы мы позволили им, они бы не дали нам оборудование и технологии для забивки свай. Мы были вынуждены придумать свой собственный способ, и, к нашему удивлению, именно двое наших молодых людей впоследствии преодолели проблему забивки свай из стальных труб в море и смогли забивать десятки стальных труб в день!». «Я не ожидал что, как только Чжоу Яцзюнь заговорил, он был полон» историй: «Когда мы погружались в море, случилось так, что американские военные нанесли удар по Ираку. Все говорили в шутку: дядя Сэм воюет в Персидском заливе, и чем больше мы воюем, тем больше нас ругают; мы громоздимся в море, и чем больше мы сражаемся, тем величественнее становимся...»
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 537
«32 километра сцен морских сражений — весьма впечатляющее зрелище. Особенно по вечерам и ночью, когда зажигаются огни, это выглядит как огненный дракон, парящий на море, это действительно захватывающе!» — вмешался Вань Данин.
«Руководитель сказал, что в то время это была захватывающая сцена, на самом деле у нас сердце колотилось каждый день, когда мы работали в море!». Чжоу Яцзюнь и Вань Данин — знакомые «старой пристани» около 20 лет, говорили менее официально. Чжоу Яцзюнь напомнил, что строительство в море вдали от сухопутного берега полностью отличается от строительства на земле, и как только дуют волны и тайфуны, не говоря уже о людях, даже цементные сваи из стальных труб часто взрываются и скребут. Вначале некоторые из нас, более робкие, посмотрев под ноги, ослабевали. Многих, еще не привыкших к такой среде, сильно тошнило. Но это не главное. Самым невыносимым было ощущение изоляции, угнетения и незащищенности, которое невозможно представить, не испытав его на собственном опыте, когда десятки или сотни людей месяцами были заключены в маленькие сампаны или самодельные хижины площадью в несколько десятков квадратных метров! Достаточно сложно находиться в море в течении нескольких месяцев, когда тебя обдувает соленый морской воздух. На самом деле, наше строительство порта Яншань и строительство этого морского моста ничем не отличаются от войны. За исключением того, что мы не умерли, мы испытывали всю горечь...»
Внезапно голос Чжоу Яджуна, похожего на железного
538 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
человека, стал хриплым. Я ясно видел, что его глаза увлажнились.
«Сделайте передышку». Вань Данин похлопал Чжоу Яджуна по плечу, подхватив разговор: «Во время строительства моста было много незабываемых сцен, например, его скорость. Почему вы так говорите? Поскольку наше строительство осуществляется несколько дюжиной строительных бригад, каждая строительная бригада отвечает за строительство палубы на участке морской зоны и, наконец собраны вместе. Хотя этот мост строится уже три года, его длина составляет 32 километра, таким образом, он прямо на глазах «вырастает» из моря так быстро, крепко и прочно! Разве это не так?!»
«Да, да, мэр Хань Чжэн сказал то же самое. Он сказал, что если он не придет через три-пять дней, то мост «вырастет» намного выше!». Чжоу Яджун вернулся к себе и добавил: «На самом деле, трудно построить мост, а еще труднее построить пристань на изолированном острове. Потому что главный причал порта Яншань построен на острове Малый Яншань. Но оказалось, что площадь суши здесь очень мала, даже если использовать всю ее, ее хватит только на одну десятую часть проектной площади порта, а это значит, что нам придется заполнить десять участков Малого Яншаня в море, чтобы выполнить требования проекта порта. Это также беспрецедентный случай в истории строительства портов в мире. Позже, после того как наш порт был построен, несколько иностранных экспертов по гаваням посетили его и вздохнули с восхищением. Один американский эксперт сказал, что в США на строГлава
V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 539
ительство глубоководного причала обычно уходит один год. Вы построили более 30 глубоководных причалов за 10 лет на изолированном острове, что просто невероятно. На самом деле, мы уже более 10 лет делаем невероятные вещи в Яншане, сверху донизу. Я помню, как однажды ночью летом 2003 году, вскоре после нашего прибытия на остров, на пляже раздался внезапный громкий взрыв, и оказалось, что это рухнул мост, ведущий к пирсу для рабочих лодок. Мы подошли близко, чтобы увидеть, и наши сердца стучали сильно от увиденного. Вы думаете: все шесть железобетонных свай моста, которые могут быть окружены несколькими людьми, сломаны, а настил моста рушится более чем на 20 метров за раз... Вот насколько были сильны морской бриз и волны!»
Я не могу представить. «Пойдемте, пригласим писателя Хо на место пирса!» В это время господин Йе Цин, который в настоящее время является членом корпорации Туншэнь, пришел, чтобы пригласить нас.
Сегодня, находясь в 32 километрах от суши, Малый Яншань уже не казался «изолированным островом», радужный «мост Восточно-Китайского моря» соединял его с Великим Шанхаем и новым Пудуном. Однако, стоя на холме и оборачиваясь, чтобы посмотреть на старую Наньхуэй, а теперь и на новую деревню Линган, все еще чувствую себя немного далеким. Мост настолько был гладким и ровным, что сегодня остров и Луцзяцзуй, расположенный в сотне миль от него, был передним и задним двором Пудуна.
Если обернуться и посмотреть направо, можно было увидеть уже построенные первую, вторую и третью очереди
540 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
порта, а также строящуюся четвертую очередь полностью автоматизированного причала с цифровым управлением...
О, какой широкий и великолепный причал! Я не мог не вскрикнуть: ведь передо мной была бесконечная современная набережная. С одной стороны набережной было море, раскинувшееся на фоне голубого неба, а там, где море встречалось с берегом, стояли большие краны, расположенные аккуратно, как великаны. Под этими красными кранами стоял на якоре океанский лайнер, ожидая погрузки и разгрузки; а на другой стороне пирса было такое же широкое и безграничное поле контейнерных грузов, где эти разноцветные контейнеры, словно тысячи лошадей, ожидающих погрузки и отправления, стояли в аккуратном и величественном строю, необычайно внушительными...
«Странно, почему я не вижу ни одного человека на всем пирсе?». Это вызвало у меня любопытство и удивление.
Йе Цзюнь рассмеялся: «Вот почему он называется полностью автоматизированным, а некоторые люди называют наш порт Яншань «дьявольским терминалом». Это означает, что для управления всем терминалом и грузовым двором практически никто не нужен, все зависит от автоматизации. Например, контейнеры доставляются на верфь с помощью беспилотных AGV, и мостовые краны на берегу также передаются от предыдущих операторов терминала в комнату мониторинга и заполняются на компьютере, поэтому на порту никого не видно. Он может осуществлять упорядоченное управление и интеллектуальную передачу процессов погрузки и разгрузки контейнеров, горизонтальной транспортировки и складирования грузов на терминале. Его
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 541
эффективность намного превышает традиционных ручных бортовых терминалов при значительно меньших затратах...»
В этот момент в моей голове промелькнули слова и сцены из фильма «Гавань», и я спросил: «Например?»
«Например, интеллектуальная погрузка и разгрузка может достигать 40 контейнеров в час. Самой лучшей ручной технике в мире требуется около трех часов, чтобы загрузить и разгрузить 40 контейнеров».
Наш порт Яншань — самый современный и самый большой порт в мире!
Семь лет подряд он занимал первое место в мире по пропускной способности портов. Если сложить общую пропускную способность других портов Шанхая, то годовая пропускная способность Шанхайского порта составит внушительные 40 миллионов ящиков. Что это за концепция? Это эквивалентно всей портовой мощности Соединенных Штатов и одной десятой портовой мощности всех портов мира!
Десятилетний скачок — это высота, которую развитые страны строили за 50 лет. США и Япония как представители международного контейнерного портового строительства относятся к 1960-м годам, а их история создания морских портов намного дальше, прошло почти сто лет. Китайское портовое судоходство представлено Шанхаем, который раньше сильно отставал от других, но теперь, спустя всего десять лет, порт Яншуй стал портом номер один в мире. Естественно, мы не знаем, что думают корейцы, японцы и американцы, а также старые голландцы, которые раньше утверждали, что они «номер один в мире». И когда я смотрю
542 ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭМА ПУДУНА
на порт Яншань, который поглотил горы и охватил восточное побережье Тихого океана, я, естественно, думаю о человеке, китайце, которым был Сунь Чжуншань (прим. переводчика — используемое в иммиграции имя Сунь Ятсена...)
Идея строительства «Великого восточного порта» была впервые предложена Сунь Чжуншанем. Помимо руководства Синьхайской революцией, которая свергла феодальную империю, он также разработал грандиозный план подъема китайской нации более 100 лет назад — его «Стратегия основания нации» была подобна лучу света, который осветил темное будущее Китая. На протяжении ста лет жители Шанхая воспринимают стремление Сунь Чжуншаня построить «Великий восточный порт» как цель и направление развития города. В настоящее время великая тенденция развития Пудуна привела к тому, что желание Сунь Чжуншана, «Отец Отечества», сбылось.
Как великолепно!
«Пойдем, посмотрим на море!». Не знаю, кто крикнул, но наша группа направилась к Малому Яншаню и морю. Там стоял валун с выгравированными на нем большими красными иероглифами: безграничное счастья размером с Восточно-Китайское море.
Земля обширна и далека от неба. Волны наслаиваются друг на друга, и благословение находится в Восточном море. Когда сильный и освежающий морской бриз обдувал наши лица, все мы словно стояли на носу огромного корабля и непроизвольно покачивали телами.
Разве это не «Шанхай»? Разве это не лучшее, ближайшее и самое подходящее место для поездки на море?
Глава V НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «АВИАНОСЕЦ», СТИХИ ИЗДАЛЕКА 543
В тот момент мое сердце вырывалось из груди! Потому что только здесь вы сможете понять и оценить истинный смысл выражения «Шанхай» и сильное желание броситься в море...
«На море»! Мы едем на море! Страна идет к морю! На пути к главной цели этого мирового этапа мы находимся на море!
В этот момент я услышал, как вся земля и небо звучат одним и тем же голосом. Я почувствовал, что земля Пудуна под моими ногами, вместе со всем Шанхаем Пуси дрожит, подпрыгиваит и поднимает свои паруса, как супер гигантский корабль, который запустил машину, дал свисток., и начал медленно отходить от берега и плыть к далекому морю...
Мы на море!
Как будто я снова услышал этот дорогой, великий голос, который с тоской отдавался эхом по морю и небу ...
Эхо ...
(Конец)
Впервые составлен в июне 2018 года






Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:


Оставлен: 29 ноября ’2023   21:26
     

Оставлен: 30 ноября ’2023   10:28
Очень интересно!

Оставлен: 30 ноября ’2023   10:39

Оставлен: 30 ноября ’2023   10:49
А продолжение будет?


Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

19
Разумный обитатель планеты Кеплер 431

Присоединяйтесь 




Наш рупор

 
Дарим вам песню, мужчины,
в праздничный этот день!

https://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/films/music_clip/2530602.html?author


Присоединяйтесь 





© 2009 - 2024 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  ВКонтакте Одноклассники Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft