16+
Лайт-версия сайта

Озёрный берег. 4 часть книги

Литература / Романы / Озёрный берег. 4 часть книги
Просмотр работы:
15 октября ’2022   00:39
Просмотров: 544

Глава 13

Двухэтажный дом Мольного возвышался над одноэтажными домишками соседей. Дорожка, выложенная из камня, клумбы лилий, нарциссов, пионов и львиный зев. Яблони и шиповник, клён и голубика.
- Сдаётся мне, - заговорил Вадим Сергеевич, - деньги родителей уходили не на шторы.
- Судья дал разрешение на обыск? - Спросил Лев, ноги которого слегка подрагивали.
- Без особого энтузиазма, - ответил судмедэксперт. - Я даже слышу её раздражённый вздох, когда она берёт трубку.
- Тогда пусть приедет и сама свои будет разбираться, - злобно ответил старший лейтенант.
Вадим Сергеевич окинул Льва любопытном взглядом.
- Нервничайте? - Обратился он ко Льву.
- Надеюсь, мы не найдём там того, что надеемся найти, - ответил старший лейтенант, открывая калитку.
Обои светло-бежевого цвета, картины с изображением пейзажей в разные времена года, диванчики и кресла с одинаковым узором, пузатый телевизор в гостиной.
- У нас много работы, - раздосадовано проговорил Вадим Сергеевич, указав на набитую бумагами тумбочку.
- Вы идите на второй этаж, а я поработаю здесь, - сосредоточенно говорил Лев, натянув на руки перчатки.
На полках в тумбочках лежали открытки, чеки, документы на имущества, фотографии. В комодах - платки, шарфы, мелкие предметы быта, лекарства. Шкафы были забиты костюмами, халатами, брюками и рубашками.
Спальня Михаила Мольного наводилась на втором этаже. Вадим Сергеевич принялся разбирать комод, стоящий возле двуспальной кровати. Старые бухгалтерские учёты, документы на новые счетчики воды и газа, гарантийные счета, просроченные на десять лет.
- Сколько же здесь мусора, - разочарованно качал головой судмедэксперт.
В самом конце стопки листов лежал план дома. На плане первого этажа была изображена дополнительная комната, совмещённая с кладовой. Совсем маленькая комнатушка - не больше уборной.
Вадим Сергеевич спешно спустился с первого этажа и направился в сторону кладовой.
- Вадим Сергеевич, - позвал его Лев. - Взгляните!
Старший лейтенант протянул судмедэксперту фотографию в рамке, на которой были изображены Мольный, Виталий Константинович и Владимир Звякинцев.
- Что же тут необычного? - Поинтересовался Вадим Сергеевич. - На сколько я помню, эти трое ещё в школе дружили.
- На заднем плане машина Владимира, - указал Лев. - Её он купил уже после того, как был уволен из полиции.
- И что дальше? - Непонимающе смотрел на него Вадим Сергеевич.
- Паранойя Володи началась за полгода до увольнения. Он подозревал, что Вероника изменяла ему с Мольным. И Володя не виделся с директор всё это время. Да и сейчас он отзывается о Мише не лучшем образом.
- Я нашёл кое-что поинтереснее, - объявил судмедэксперт, показывая Льву план дома. - Взгляните на кладовую.
- Обычная кладовая, разделённая на две комнаты, - пожал плечами старший лейтенант. - Не думаю, что он мог там что-то спрятать.
- Нет, части комнаты на плане дома отделяют пунктирной линией, - пояснил Вадим Сергеевич. - А здесь - прямая. Это две разные комнаты. Стоит проверить.
Полицейские прошли в холодное помещение, вход в которую находился в кухне. Полки были забиты маринованными помидорами, компотами, алкоголем, молоком и мясом.
- Судя по плану, вход в комнату должен быть здесь, - произнёс судмедэксперт, осматривая настенную полку.
- Возможно, комната была только на первоначальных планах, - предположил Лев.
- Взгляните на пол, старший лейтенант. Даже на белом кафеле видны царапины.
Лев присел на корточки, присмотрелся к белоснежному кафелю. Несколько мелких, еле различимых царапин виднелись позади Вадима Сергеевича.
- Эти царапины могли появиться сами собой. Стоит уронить что-нибудь металлическое, и весь кафель приходится менять.
Вадим Сергеевич, не отвечая Льву, упёрся в настенные полки.
- Каждая из них прибита к стене, Вадим Сергеевич. Их не получится отодвинуть, как шкаф.
Судмедэксперт покраснел от напряжения. Он упёрся в полки предплечьями, а ногами упёрся в пол. Вадим Сергеевич закряхтел, всем весом навалился на стену, и полки поддались. Шкаф в виду полок с грохотом рухнул на пол, чуть не задев старшего лейтенанта.
- Я же говорил, - сказал судмедэксперт, переводя дыхание. - Уверен, если упереться в стену, она откроется.
Старший лейтенант удрученно покачал головой, несколько раз толкнул стену, но ничего не вышло.
- Значит, вход нужно искать в другом месте, - произнёс Вадим Сергеевич, пожав плечами.

***

- Виталий Константинович на месте? - Спросил Вабель у охранника.
- Рабочий день закончился, - ответил охранник. - Наверняка, он уже дома.
- Скажите, Виталий Константинович в последнее время просил предоставить ему записи камер видеонаблюдения.
- Никогда их не требовал, - покачал головой охранник.
- А что на счёт директора Мольного?
- Он просит только записи из своего кабинета после важный встреч. Говорит, боится что-то забыть из важного разговора.
- Он когда-нибудь возвращал записи обратно? - Продолжал спрашивать следователь.
- Зачем они нам? И так целые полки забиты этими кассетами.
- А Виталий Константинович знает, что Мольный забирал кассеты?
- Об этом лучше спрашивать его самого. Когда директор просит записи, я не спорю. Не хочется из-за такого пустяка потерять работу.
- Благодарю за помощь в расследование, - ответил Вабель после нескольких секунд раздумий и удалился.
Через полчаса ВАЗ 2107, принадлежавший Вабелю, подъехал к дому Валентины Степановны. Следователь постучался в дверь и всего через секунду ему открыли. В дверном проёме стоял Виталий Константинович, с навитым на плечи пальто.
- Товарищ следователь, - удивился он. - Что привело Вас к нам?
- Куда-то смотаетесь, Виталий Константинович, - подозрительно осматривая учителя Вабель.
- Валентина попросила забрать её, - беззаботно пояснил учитель. - После разговора с Александром она поехала к своим родственникам в Укатьево.
- Не близкий путь, - заметил следователь. - И поехала всего одним днём?
- У неё много дел. Она давно хотела устроить генеральную уборку дома. Ещё нужно сходить ко врачу, съездить по магазинам. И на всё это всего два дня выходных!
- Надеюсь, у неё будет время отпраздновать День города. Значит, если я заеду завтра, смогу поговорить с Валентиной лично?
- Я не могу постоянно за ней следить, чтобы сказать, когда она будет дома. В отличие от неё, мне придётся работать, - улыбнулся Виталий.
- На самом деле, я приехал поговорить с Вами, Виталий Константинович.
- Со мной? - Удивился учитель. - Чем же я мог заинтересовать следствие?
- На сколько мне известно, - начал следователь, - Вы ответственный по безопасности в школе. А значит, Вы имеете доступ ко всем видиозаписям?
Виталий покачал головой в знак согласия.
- Вы когда-нибудь просматривали видеозаписи из кабинета директора?
- Да, было несколько раз. Но там не было ничего не обычного: разговоры с учениками, они обычно договаривались о дополнительных занятиях. Ничего интересного.
- На записях была Даша?
- И Даша, и Настя, и Матвей, и ещё много учеников. Многие из них переехали, некоторые перешли в другие школы. Вроде, Светлана Решетчина, одна из школьных старост, тоже часто бывала в кабинете директора.
- Вы говорили Александру, что утром Мольный уехал на конференцию в другой город, если я не ошибаюсь? - Спросил следователь.
- Да, он сам заходил ко мне перед уроками. Сказал, в экстренном случае, звонить ему.
- Забавно. Видимо, некоторые учителя в вашей школе из-за большой занятости начали путать время.
- О чём Вы? - Поинтересовался Виталий.
- Когда мы со старший лейтенантом приехали в школу, некоторые учителя сказали, что видели директора перед пожарной тревогой, которая сработала после обеда.
Виталий непонимающе смотрел на следователя.
- Хорошо, что Вы всё разъяснили. И кстати, на Вашем месте, я бы ещё раз проверил пожарную сигнализацию. На сколько мне известно, новые датчики не должны срабатывать просто так.
- Конечно, - добродушно улыбнулся Виталий. - Я этим займусь.
- Доброго Вам вечера, - слегка поклонился Вабель, сел в машину и тронулся с места.
Виталий Константинович проводил машину следователя взглядом, наполненным опасливостью и презрением.

***

- Это бесполезно, - уставшим голосом говорила Виктория. - Мы ходим кругами! Эти затёсы ведут нас в лес, затем к дороге, затем снова в лес.
- Это не обычные затёсы, - отвечал Лергов, с любопытством разглядывая отметки на стволе дерева. - Я думал, что полукруги означают дорогу, которой нужно придерживаться. Но на самом деле это шифр: ни один из символов не повторяется дважды. Вы с Сашей видели что-то подобное?
- Мы обследовали северную и западную часть леса. Маньяк, если этот гигант действительно убийца, которого мы ищем, вряд ли бы вышел из леса на дорогу. Но там не было ничего подобного. Возможно, это дети вырезали на деревьях какие-то символы?
- Слишком хитро для детей, - пояснил младший лейтенант. - Нужно будет приехать сюда завтра и всё внимательно осмотреть.
- Предположим, эти затёсы действительно сделал тот гигант. Но зачем? Он искал другие выходы из леса, или оставлял артерииты для своих друзей?
- Неподалёку от Лупарево, - заговорил Виктор после недолгого молчания, - лет десять назад была небольшая деревушка. Тихое, запрятанное в лесах местечко, куда можно было бы съездить на охоту или на рыбалку на выходные.
- И? - Непонимающе обращалась к нему Виктория. - К чему эта история?
- Дед рассказывал мне разные слухи о той деревушке. Мол, приезжали туда туристы, а назад не возвращались. Однажды, послали туда следователя с напарником. Следователь вернулся, а вот напарник … его никто больше не видел. А этот следователь, словно сошёл с ума: рассказывал про людоедов, про подземный склеп, где местные собираются на шабаш и готовят людей!
- Хочешь сказать, у нас тут людоеды появились?
- На самом деле, когда следователь долбился продолжения этого дела, деревушка уже была пуста. Ни людоедов, ни подземного склепа - ничего! Просто пустая, разваливающаяся деревня.
За все эти рассказы и слухи о людоедках, следователя хотели признать невменяемым. Но его спасла одна важная деталь, крайне важная! Возле этой деревушки работал небольшой мясокомбинат …
- Мясокомбинат Климента? - Ошарашено спросила Виктория.
- Нет, конечно, нет, - отмахнулся рукой Лергов. - Он принадлежал одному мелкому бизнесмену, который тесно дружил с этой деревушкой. Приехали его допрашивать, надеялись, что она пояснит пропажу целой деревни.
Разумеется, ничего узнать не получилось. И когда следствие решили закрыть, его снова спас неожиданный поворот: в тот день рядом с мясокомбинатом бастовали люди. Оказывается, люди из соседних деревень начали находить в мясе волосы и ногти.
- О, Боже! - Сморщилась от омерзения Виктория.
- Выяснилось, что людоеды действительно существуют. Владелец мясокомбината, знакомый с полицией, закрывал дела о пропаже людей, а жители деревни в замер отдавали ему часть человеческого мяса. Они оставляли готовое мясо в лесу, в особых, укромных местах. Их можно было найти, только если знаешь ориентир. А этим ориентиром были похожие замысловатые затёсы на деревьях.
Безумие чистой воды! Я думал, что дед пугал меня этими рассказами, чтобы я не уходил гулять в леса. И однажды, в более осознанном возрасте, я решил проверить эту басню. Я нашёл развалины этой деревни, нашёл и затёсы.
После этой поездки я не мог есть мясо ещё года два.
- Значит, поэтому ты так не любишь Климента? - Усмехнувшись, спросила Виктория.
Младший лейтенант бросил на Викторию разочарованный взгляд.
- Прости, хотела разрядить обстановку после такого рассказа. Но, всё-таки, я бы не рассчитывала, что всё это дело рук людоедов. Такое безумие может произойти раз в тысячу лет!
- Может, у нас и нет никаких людоедов, но и эти затёсы на деревьях оказались здесь не случайно. Нужно во всём разобраться прежде, чем делать какие-то выводы. Дело может принять неожиданный, крайне печальный оборот.

***

- Девочки, на сегодня всё, - говорил вожатый Светлане и Алисе. - Завтра займёмся учетом мебели. Нужно будет заказать новую до закрытия лагеря.
- Какой ужас, - с небывалым огорчением и усталостью произнесла Светлана. - Три часа подсчётов консервов и корнишонов. Я- то надеялась, что мы будем вести допросы, следить за вожатыми, стоить догадки.
- У нас ещё есть такая возможность, - произнесла Алиса, кивнув головой в сторону худощавого, высокого парнишки, перетаскивающего мусор к контейнерам. - Я поговорю с ним, а ты попробуй расспросить Женю. Только, не веди допрос, как пару часов назад. Если она что-то знает, то не должна понять, что и мы хотим это узнать.
Светлана кивнула головой и пошла по направлению к главному корпусу лагеря. Алиса же подошла юноше, стоящего возле мусорного контейнера, и заговорила:
- Тебе нужна помощь?
- Чтобы выбросить мусор? - Озадаченно спросил юноша. - Как-нибудь справлюсь.
- Прости, - затараторила Алиса, когда юноша стал отходить, - мы тут первый день. Я слегка волнуюсь, хотела расспросить на счёт лагеря.
- Если умеешь общаться с детьми, больше знать нечего, - беззаботно ответил вожатый. - Работаем летом и зимой, отпуск в мае и ноябре. В остальное время приходится готовиться к смене времени года, пересчитывать консервы, делать заказы на новое оборудование и мебель.
- Я больше волнуюсь на счёт детей, - мягко перебила его Алиса. - Лагерь находится около леса и озера. Вдруг дети убегут ночью, чтобы погулять. Или потеряются во время похода!
- В походы мы ходим два раза за месяц: в начале смены и в конце. А на счёт того, что дети сбегут, волноваться тем более не стоит: почти весь лагерь огорожен забором, а на каждом углу весят камеры.
- И никто из посторонних здесь не появляться?
- С ума, что ли, могла?! - Удивлённо обратился к ней юноша. - Ты хоть представляешь, какой будет скандал, если кто-то посторонний появится в лагере? Разумеется, мы за этим тщательно следим. Утром и ночью устраиваем обход по территории лагеря, а двое охранников мониторят лагеря днями и ночами. Без ведома вожатых, здесь никто не появится.
- Даша ведь была вожатым, - проговорила Алиса в слух, словно озвучив свои мысли.
- Так вот, зачем ты здесь, - сказал юноша с раздражением в голосе. - Теперь всё понятно: сначала Женю доставали, теперь к другим вожатым полезли.
- Нет, нет! Мы просто хотели …
- Узнать, кто убил Дашу. Ведёте собственное расследование? И, разумеется, подумали, что маньяк скрывается в детском лагере? Если убийца не кретин, что вряд ли, раз его не могут поймать вот уже три года, детский лагерь последние место, где он мог бы появится. А вы можете уничтожить репутацию этого места, если распустите слухи: «Маньяк следит за детским лагерем! Всё это время он сковался здесь!».
- Мы ищем того, кто убил нашу подругу, - сурово проговорила Алиса.
- Ходят слухи, что Даша была наркоманкой, что связалась с бандой байкеров, что её дружок её же и убил! Это не думали расследовать? Или легче поверит в существование маньяка, который следит за детским лагерем, чем признать, что твоя подруга связалась с очень другой компанией?
- А ты веришь этим слухам? - С неким презрением в уловление спросила Алиса. - Вы тоже хорошо её знали. И вы можете поверить, что она была наркоманкой, дружившей с бандой байкеров?
- Хочешь вести расследование, тогда вот тебе показания: в последние месяцы Даша сошла с ума! Не появлялась в лагере, грубо говорила с вожатыми, не обращала никакого внимания на детей. А по ночам сбегала: сделала дырку в заборе и уходила в лес. Нам пришлось три раза заделывать этот забор!
Говорить о покойных плохо, поэтому никто в лагере об этом не вспоминает. Но мне надоело притворяться, что она была обычным подростком. Нет - она была странным человеком, который под конец своей жизни решил завязать отношение с преступниками. Вероятнее всего, за эту дружбу она и поплатилась!
Алиса опустила печальный взгляд.
- Если это всё, что ты хотела спросить, я пойду. Работы меньше не становиться, а вы ещё и время отнимаете!
Алиса тяжело вздохнула, но не стала понимать на вожатого глаза. Она покачала головой, в знак осознания информации, и пошла в сторону главного корпуса.
- Ничего нового! - Отозвалась Светлана, быстрым шагом приближавшаяся к Алисе. - «У нас всё хорошо, у нас всё прекрасно! Мы самые милые вожатые, ни о чём плохом мы не знаем!», - раздраженно цитировала Светлана слова главной вожатой. - Если они что-то и знают, то не расскажут.
- Рассказали, - ответила задумавшаяся Алиса. - Нам нужно будет найти дыру в заборе.
Светлана непонимающе смотрела на Алису, оглядывавшую забор вокруг лагеря.

***

Солнце скрылось за горизонтом. LADA Niva подъехала к трёхэтажному дому, стоящему посреди леса возле озера. Виталий припарковал машину возле входа и направился на задний двор.
- Наконец-то, - отозвался Климент, колющий дрова, - я думал, ты не приедешь.
- Я всегда был пунктуальным, - ответил Виталий, закуривая.
- Какие новости? Рассказывай! - Приказным тоном раздался Климент.
- Всё идёт по плану: Владимир в полицейском участке, а после показаний Вероники, отправится за решётку. Бабурина разыскивает весь город: ему, всё же, хватило смелости убить Мольного. Пацан подкинул в машину Михаила записки Владимира.
Учитывая убийство бармена Василия, связь Даши с наркотиками, а также то, что полиция скоро найдёт доказательства вины Мольного, уверенность следствия в преступном сговоре Владимира и Павла утвердятся.
- Владимира посадят, - говорил Климент, расколов полено, - никто не поверит словам алкоголика-садиста, подсадившего свою дочь на наркотики. А что на счёт мальчишки? Как только он поймёт, что ты его обманул, он расколется!
- Боюсь, такой нервный мальчик, как Павел Бабурин, не сможет смирится с убийством! Скорее всего, свершив свою месть, он решит отправиться к своей любимой Даше.
- А что на счёт твоего пасынка и его безумного дружка?
- Аркадию не удалось сбить полицию со следа, но мы разобрались с этой неурядицей. Осталось лишь увести любопытный детей подальше.
- Да уж, - усмехнулся Климент, - если подставить алкоголика стоит непосильных трупов, то группку подростов нас ни за что не одолеть!
- Боюсь, они слишком напористы, - продолжал Виталий.
- В таком случае, если они действительно представляет угрозу, избавься от них! Но без этого бреда с озером и записками! Хватит с них и трёх убийств.
Виталий с неприязнью взглянул на Климента.
- Аркадий и Бешенцев успешно справлялись сл всеми обязанностями, - пояснил Виталий. - Настя и Матвей сорвались, за что и поплатились. Но с этим двумя такого не случится …
- Я очень на это надеюсь, - произнёс разгневанный Климент. - Мне надоело искать новых подростов. И следи за этим Бешенцевым - он не вселяет в меня особый оптимизм.
И ещё: мы должны быть уверены, что теперь всё пойдёт по плану. Пока полиция бегает по лесу, а дети следят за захудалым баром, мы должны уничтожить все улики, которые могут привести к нам! Через несколько дней наши клиенты приедут за товаром, и об этом никто не должен узнать.
- Об этом никто не узнаёт, - пообещал Виталий. - Следователь и Лев разыскивают маньяка, а дети ищут не в том месте …
- За мной следили, - вновь перебил Климент Виталия. - Лергов - внучок того узколобого мэра с деменцией! Я видел, как он следил за мной. И за Олегом тоже, кстати. Не знаю как и почему, но оливин стала подозревать меня с самого начала. В добавок, они раскопали документы, доказывающие мою поддержку Олегу на почту нового мэра.
Если полиции удасться найти хоть какие-то доказательства, все мосты, которые мы так долго строили, будут сожжены навсегда!
- Я с этим разберусь, - вновь пообещал Виталий.
- Очень на это надеюсь, - поверил Климент, угрожающе приближавшийся с топором. - Знаешь, как говорил мой дядя: «Нива любит денежки!». А бывшие служивые их любят ещё больше. Оправдай мои ожидания, и тогда получишь всё, что я тебе обещал. Иначе - тебя ждёт судьба бармена.
Климент добродушно улыбнулся и хлопнул Виталия по плечу.
- Уезжай, пока тебя никто не увидел! Мне не нужны лишние слухи.

***

- А если это несущая стена? - Спрашивал Лев Вадима Сергеевича. - Просто признаёте, Вадим Сергеевич, здесь нет никакой потайной комнаты! Мы здесь сидим целый день и так ничего не нашли!
- К чему тогда дом фотографии? План дома и записки Владимира? Здесь точно что-то есть, и я выясню что! - Говорил судмедэксперт возбужденным голосом, приложив ухо к стене и стуча по ней кулаком.
Лев уселся к кресле и откинулся на спинку кресла. Затем, просидев несколько мгновений в раздумье, вскочил с места и вышел наружу.
Вадим Сергеевич тяжело выдохнул, почесал затолок и осмотрелся по сторонам. С полок смели все продукты, мебель перевернули, на стене карандашом были начерчены крестики и цифры.
- Отойдите, - отозвался из-за спины старший лейтенант, пришедший с кувалдой.
Судмедэксперт не успел сказать и слова, как мощный удар кувалды отрешился на стену.
- Ты это слышал? - Ошарашено смотрел на Льва Вадим Сергеевич. - За стеной что-то есть!
Лев, разочарованно покачав головой, продолжил бить кувалдой по стене. После нескольких сильных ударов кирпичи разлетелись в разные стороны.
- Проклятье! - С большим удивлением проговорил Вадим Сергеевич.
Судмедэксперт и старший лейтенант заглянули в глубь комнаты, которая сковалась за стеной. Небольшой стол, телевизор, видеомагнитофон и шкаф, забитый кассетами и папками.
- Забираю свои слова обратно, - проговорил Лев с неким страхом и удивлением в голосе.

***

Вабель, попрощавшись со всеми коллегами, вышел на улицу и остановился. Крупная луна озаряла ночное небо, тёплый ветер слегка трепал волосы. Свежий воздух наполнял лёгкие свободой и детским оптимизмом.
Следователь сделал несколько шагов вперёд, выйдя с территории полицейского участка.
- Вы тот следователь из Москы? - Обратился к следователю незнакомец.
Вабель слегка вздрогнул, огляделся по сторонам и увидел в тени дерева образ человека.
- Прошу прощения - не хотел Вас пугать. Просто, старый цирковой дурак не часто может поговорить с кем-то откровенно: все ожидают, что я буду вести себя, как на сцене.
- Вы приехали на завтрашнее представление? - Поинтересовался Вабель.
- Да, завтра день города. Будет большее шоу. Жаль лишь, что я этой ночью не смогу выспаться: снова будут видеть этих страшных людей.
Следователь непонимающе посмотрел на циркового клоуна.
- Я думал, только я использую этот метод, - добродушно отозвался следователь. - Скажу честно, когда я рассказал местный о методе осознанных снов, меня посчитали сумасшедшим!
- Вы их видели? - Ошарашено спросил у следователя клоун.
- Это помогает в расследование: тело спит, разум бодрствует! - Ответил Вабель, улыбаясь.
- Вы думали, - усмехнулся клоун, - что всё это обычные сны? Думали, что они помогают Вам думать во время сна? Они когда-то были живыми!
Вабель слегка наклонил голову, ожидая продолжения фразы.
- Думаете, что я пошучу? Нет - это не шутки! Я думал, что сошёл с ума - мне никто никогда не верил! Но вот - я вижу Вас, а Вы видели их!
- Как бы не были сладки сны, они, к сожалению, никогда не станут реальными, - с грустью в голосе ответил следователь.
- Но ведь всё происходит так, как они предсказывали, ведь так?! Возможно, Вы о чём-то думали, а они дали Вам правдивый ответ!
Вабель ничего не ответил.
- Понимаю, в такое сложно поверить. Ведь я всего лишь шут! Можете и дальше притворяться, что это сны. Но Вы их, всё-таки, слышите. Значит, Вы будите присолит к другим так же, как приходят они! Таков удел видящих.
- Я не верю в судьбу или в её избранников! К сожалению или к счастью, реальный мир сильно отличается от книги, где один человек способен изменить весь мир. Всё в нашем мире зависит от случая и людской воли.
- Почему один достигает вершины, а второй волочит жалкое существование? Почему один может оказаться в нужном месте в нужное время, а второму там лучше не появляться? Не философия и не слепая вера, товарищ следователь, - заговорил шут фанатичным голосом, - и не судьба, а случай привёл Вас в этот город. Убийство - ужасный случай, но всё же случай, подобные которому происходят во всех уголках нашего мира каждый день. Случай свёл Вас с этим делом и этими людьми. Но факт остаётся фактом - Вы видите их, и Вы понимаете их.
Я знал лишь двух людей, которые были похожи на нас. Один их видел, но не слышал, а потому решил, что просто сходит с ума.
- А второй стал приходить по ночам? - Предположил Вабель.
- Будьте бдительны, товарищ следователь. Вы единственный, кто может их слышать. А они единственные, кто могут Вам помочь. Что бы они не говорили - слушайте. Даже если начнёт происходить каждый день и каждую ночь!
- А что они говорили Вам? - Недоверчиво спросил следователь у клоуна.
- Что я должен прийти сюда, и ждать подлунного свистуна, - улыбнувшись, проговорил Шут. - Приходите на завтрашнее представление. Будьте уверены, Вы там будите нужны!
Напоследок, клоун небрежно поклонился перед следователем и пошёл дальше по дороге, слегка пошатываясь.
- А я всё думал, - заговорил Вабель сам с собой, - от кого веет перегаром!

Глава 14

Наступила ночь. Вожатые разъезжались по домам. Лагерь освещали фонари. Светлана и Алиса аккуратно обходили столбы света, то и дело оглядываясь в сторону сторожки.
- Лучше было дождаться рассвета, - шептала Светлана. - Сейчас мы ничего не увидим.
- Чем раньше мы поймём, что не так с этим лагерем, тем быстрее сможем найти убийцу, - ответила Алиса. - Если та девочка говорила правду, то с ней разговаривал тот же мужчина, что и с Дашей.
- Может, всё-таки расскажем об этом Аркаше и Феде? Идти вдвоём к гипотетическому маньяку - слишком отчаянный шаг!
- Их напугали несколько выстрелов! Когда они узнают о маньяке - упадёт в обморок, - раздражённо произнесла Алиса, осматривая забор.
- Возможно, их реакция была бы адекватной, - ответила Светлана, наблюдая за охранником лагеря, читающим книгу в сторожке.
Алиса медленно шла вдоль металлического забора, пока не наткнулась на поддон, который облокотили на несколько досок, скрывающих часть забора.
- Смотри! Тебе не кажется, что этого здесь быть не должно? Помоги мне отодвинуть доски.
Алиса и Светлана ухватили за поддон, аккуратно положили его на землю. Затем, тоже самое сделали с досками. Всякий раз, когда деревяшки касались земли, девушки кидали взгляды на сторожку, но охранник ничего не слышал.
За поддоном и досками находился металлический лист, отличающийся цветом от основного забора.
- Лист уже привинтили к балке, - разочарованно произнесла Светлана. - Нам не снять его без лишнего шума. Может, просто обойдём забор, и посмотрим с той стороны? - Предложила девушка.
- Я уже думала об этом. - Ответила Алиса. - На другую сторону не перейти - там всё заросло крапивой и шиповником.
- Тогда с чего ты взяла, что здесь нам удастся прости? - Спрашивала Светлана, повысив раздражённый голос.
- Тот парень сказал, что девочка убегала в лес через дырку в заборе, - ответила Алиса. - Не думаю, что ребёнок смог бы перебежать через колючие заросли.
- Но это было зимой! - Более раздражительным голосом заговорила Светлана ещё громче. - Может там тоже колючие заросли, или овраг, в которым мы переломаем ноги!
- Тогда, - слегка пожала плечами Алиса, - остаётся только это проверить.
Девушка схватила одну из досок и изо всех сил ударила ей по металлическому листу. Раздался грохот, разнёсшийся на десятки метров. Охранник встрепенулся, схватил фонарик и выбежал из сторожки.
- Что ты делаешь? - Ошеломлённо спрашивала Светлана.
Алиса продолжала бить по забору, оставляя на листе глубокие вмятины.
- Проклятье! - Воскликнула Светлана, увидев приближающегося охранника.
Светлана схватила толстую тоску, отошла на несколько шагов назад и, разбежавшись, выбрила металлический лист, словно тараном.
Алиса, бросив доску, согнувшись, чуть ли не выпрыгнула за забор.
- Давай, скорее! - Подзывала она Светлану.
В заборе зияла дыра с острыми концами.
- Если у меня будет столбняк, ты будешь оплачивать лечение, - проговорила староста, аккуратно пролезая в дыру.
Когда охранник нашёл дыру в заборе, девушке уже не было видно и слышно.
За забором лагеря находился лес, где и скрылись Светлана и Алиса.
- И что теперь? - Спросила Светлана, осматривая порез на ноге. - Искать следы или какие-то зарубки на деревьях.
- Я не знаю, - ответила Алиса.
- Тогда зачем мы здесь? Зачем мы всё это делали?!
- Думаю, мы поймём, если осмотримся, - ответила Алиса, осматриваясь по сторонам.
- Держи, - недовольно отозвалась Светлана, достав из поясной сумки фонарик и протянув его Алисе.
Алиса направляла столб света на землю и деревья в надежде что-то найти.
- Лагерь не далеко, - произнесла Светлана. - Не свети вверх: если нас найдут, то арестуют!
- Пойдём, - сказала Алиса, разочарованно вздохнув. - Может, найдём что-то по дороге.
- Тогда идти лучше здесь, - украла Светлана.
- С чего ты взяла? Здесь нет никакой тропы.
- Тропы нет, а ещё здесь нет никаких кустов, оврагов и пней. Думаю, маленькая девочка не стала бы перепрыгивать через кусты, а выбрала более удобную дорогу.
- Логично, - ответила Алиса, кивнув в знак согласия, и пошла вперёд по указанному маршруту.
Девушки шли на протяжение пятнадцати минут, освещая себе тропу и близлежащие деревья. Под ногами то и дело попадались камни, а ладони были исколоты иголками ёлок.
- Проклятье, - раздался голос Светланы в тишине. - Так и думала, что порежусь. Смотри: все штаны пропитались кровью!
- Это всего лишь маленький порез.
- Может и маленький, но он есть. А мы ходим по лесу, где кругом грязь! Вдруг действительно будет заражение?
- Не будет, если ты не будет валятся в грязи, - пояснила Алиса.
- А вдруг пока мы ходим порез станет больше? Сколько от сюда идти до города?
- Скоро выйдем на дрогу, не волнуйся, - сказала вдруг остановившаяся Алиса.
- С чего ты взяла? Мы понятие не имеем, где находимся!
- Вот, смотри! - произнесла Алиса, вперив взгляд в дерево.
Столб света указывал на ствол толстого дерева, на котором был вырезан таинственный символ: две стрелки, концы которых торчали из круга, указывали вверх.
- Что это? Не похоже на обычные засечки охотников.
- Я не знаю, но это уже что-то. Идём вперёд, может, найдём ещё что-то.

***

С раннего утра в городе началась подготовка к празднику. В центре города установили батуты, лавки с мороженым, сладкой ватой и попкорном, на деревья вешали ленточки. А на пустыре подняли громадных размеров цирковой купол. Туда-сюда расхаживали танцовщицы, гимнасты, клоуны и дрессировщики. Собачки, колечки, медведь и лев шли бок о бок с людьми.
- Напомни, когда охрана цирка стала важнее розыска маньяка-гиганта? - Спрашивал Александр к Виктории.
- Мы не знаем, кто это был, и действительно ли мы его видели, - ответила девушка, зевая.
- Повторяешь за следователем? - Усмехнулся Александр. - Бессмыслица, которая должна звучать, как философский трактат. Сновидения, говорящие мертвецы, видения - как по мне, крайне не профессионально!
- Но до сих пор все его предсказания сбывались. Вспомни игрушку на дне озера, хижину в лесу …
- А ты вспомни, - перебил её Александр, - о не сбывшихся: о Клименте, сговоре Павлов, Мольном и о других, больше похожих на безумные теории.
- Даже одно совпадение заставляет верить Вабелю, какими бы безумными они не казались. Кроме того, теперь мы знаем, что и наш город не так прост, как кажется: торговля наркотиками, убийства, подросток, бегающий по лесам, странные зарубки на деревьях!
Скажу честно, по началу я тоже очень скептически относилась к Вабелю: выскочка из Москы, который расследует дела через сны! Бред чистой воды! Но, теперь, я готова ему поверить.
- Вас послал следователь? - Выскочил перед ногами полиции клоун.
Александр и Виктория вздрогнули, когда бледное лицо с красным носом возникло перед ними.
- Кто Вы такой, гражданин? - Обратился к клоуну Александр.
- Я - клоун, работаю в цирке. Вчера ночью я встретил следователя на улице, и попросил его прийти на сегодняшний праздник.
- Вы следили за ним? - Подозрительно посмотрел на клоуна Александр.
- Вот о таких странностях я и говорю, - обратилась к коллеге Виктория.
- Он должен быть здесь, чтобы всё услышать, - продолжал клоун. - Иначе непоправимое произойдёт вновь.
- А вот и бессмысленный набор слов, - отозвался Александр. - Уже пособие можно писать.
- Он должен быть здесь, сегодня! Передайте ему, что они сказали мне об этом ночью. Он поймёт!
Виктория и Александр посмотрели друг на друга: в его глазах - скепсис, в её - насмешка. Однако, когда они вновь обратили взгляд на клоуна, тот пропал.
- Пьяница-клоун, говорящий невнятно - ничего не обычного! - Отозвался Александр.
- Тем более, когда они так внезапно исчезают! - Ответила Виктория с вытаращенными глазами.
- Наверняка пошёл искать, чем можно похмелиться. Какими бы убедительными не были твои доводы, я не поверю, что в этом есть хоть доля мистики!
- Разумеется! Ведь легче поверить в великана-маньяка, скрывающегося в лесу, и в подростков-наркоторговцев. На сколько прогнил наш мир, если мистика вызывает больше скепсиса, чем то, что происходит на самом деле!

***

- Лев, Вадим Сергеевич, доброе утро, - доброжелательно поздоровался с ними Вабель. - Полина, - наклонил он голову в сторону секретарши, - и так, что вам удалось вчера выяснить?
- Да, к сожалению или к счастью, - отозвался Вадим Сергеевич. - У нас появилось множество новых сведений, в которых нужно хорошенько разобраться.
- Всё так серьезно?
- Ты даже не представляешь, на сколько, - ответил Лев скорбным голосом. - Всё куда серьёзнее, чем мы предполагали.
- Как оказалось, угрозы Владимира не пустой звук, - произнёс Вадим Сергеевич, как бы заставлявший себя говорить.
Вабель опустил глаза вниз. Он несколько секунд простоял в молчание, не находя подходящих слов.
- Владимир уже знает? - Спросил, наконец, следователь.
- Ещё нет. Мы должны будет отпустить его сегодня вечером, если не представим обвинение. Мы не можем подтвердить, что Владимир связана с убийствами напрямую, но …
- Покажите, что вы нашли, - перебил Льва Вабель. - Если наша теория о Мольном и сговоре Владимира и Павла окажется правдой - понадобится весомые аргументы, чтобы связать всё воедино.
Вабель, Лев и Вадим Сергеевич зашли в кабинет старшего лейтенанта, заперли дверь и вставили видеокассету в магнитофон.
На ней были отчётливо видны Даша, вжатая в спинку кресла, и Михаил Мольный, пристрельно наблюдающий за девушкой.
- Ты знаешь, почему я тебе пригласил? - Спрашивал Мольный у зажатой девушки.
- Мама рассказывала мне, - говорила девочка робко, заикаясь.
- Не волнуйся! Я не сделаю тебе больно, - нежно говорил Мольный. - Ты ведь уже взрослая девушка? Это - развлечение для взрослых …
На этих словах Вадим Сергеевич остановил запись. Судмедэксперт бросил пульт на стол, закрыл лицо руками и бессильно наклонился.
- Мольный? - Апатичным голосом заговорил Вабель.
- Да, - гневно произнёс Лев. - И таких записей целая сотня! Даша, Настя, Матвей и множество других детей!
- Боже! - Ошарашено проговорил следователь. - И всё это время он хранил записи у себя? Виталий и охранники редко заглядывали в архив - они могли ничего не знать об этом …
- Плевать знали они или нет! - Вскричал Лев Александрович. - Это уже ничего не изменит! Всё это время маньяк был у нас пол носом! Учил наших детей, выбирал среди них новые жертвы!
Посмотри на неё, Вабель! Она вжалась перед ним в кресло. Она боится даже загнуть на него. И тоже самое с десятком других детей! Многие из переехали в другие города, а троих …
- Убили! - Закончил Вабель. - Настя, Матвей и Даша. Все, кроме них, просто уезжали из города, но они могли рассказать, что делал Мольный с детьми.
- Поэтому он их убил! Подтопку Володя отправлял ему письма с угрозами, подтопку Паша его убил! Теперь всё сходится.
Всё это время Вадим Сергеевич молча скрывал своё лицо, качая головой, отказываясь верить, что всё это могло происходить в их доме.
- Я поеду домой. Мне нужно отдых, - тяжело выговорил судмедэксперт и вышел из комнаты.
- На записи Даша сказала: «Мама мне говорила». Лев, неужели …
- Я не знаю! Я теперь ничего не знаю! Я надеялся, что мне послышалось, я не хотел в это верить, но теперь всё сходится. Почему Володя не хотел, чтобы Даша возвращалась к Вероники, почему она не выпускала дочь из дома. Почему Володя винил в смерти Даши только свою жену. Теперь всё сходится.
Лев упал на стул, прикрыли лицо рукой и замолчал, тяжело дыша.
- Я даже не могу представить, что ты сейчас чувствуешь, Лев. Но мы должны расспросить обо всём Веронику.
- Я знаю, знаю. Я сам привезу её и допрошу. Я хочу знать правду.
- Если тебе нужна помощь, я всегда готов тебя подержать, Лев. Любая помощь!
- Вабель, мы знакомы меньше недели, - с досадой в голосе заговорил Лев. - Я благодарен, что ты хочешь помочь, но сомневаюсь, что мы стали близкими друзьями! Я и сам справлюсь с этим.
Лев тяжело вздохнул, затем горько усмехнулся:
- Я знал её с начальной школы. Человека добрее, чем Вероника, я не встречал за всю жизнь. Она была единственной, кто поддержал меня при разводе родителей, она была единственной, кто приходил на мои Дни Рождения, она была единственной, кто мог поднять мне настроение, когда казалось, что в этом мире нет ничего светлого и прекрасного.
Когда она вышла за муж за Владимира, я словно умер - меня разрывало изнутри. Я пытался свыкнуться с этим, пытался делать вид, будто бы счастлив за них. Но на самом деле я хотел выйти за неё ещё с четырнадцати лет.
Мне было трудно это признать, но Володя был прав: когда мы его задержали, во мне проснулась надежда: вдруг она вспомнит, как нам было хорошо вместе, как мы смеялись и могли говорить друг с другом, не обращая внимания на время.
- Ты слишком рано отчаиваешься, Лев, - мягким голосом обратился к нему следователь. - Мы не знаем точно, что имела в виду Даша. Я не знаю Веронику так, как знаешь ты, но даже я уверен, что мать никогда не отдаст своего ребёнка такому гнилому человеку, как Мольный.
Слова Вабеля не успокаивали Льва.
- У меня нет никаких причин подозревать Веронику в такой подлой низости. Но, самое худшее в том, что я верю этой записи.
Я хочу верить, что Вероника не знала, хочу верить, что дети никому не рассказывали, какие чудовищные вещи с ними делал Мольный. Но из всех детей только Даша произнесла эту фразу: «мама мне рассказывала».
Вабель печально смотрел на старшего лейтенанта, которому не хватало сил поднять голову.
- Значит, ты не можешь поверить в мой детективный метод осознанных снов, но готов поверить, что любящая мать отдала своего единственного ребёнка маньяку?
- Ты действительно сравниваешь две этих ситуации? - Недоумевая, спросил Лев
- Мы вместе поедим к Веронике и допросим её. Чтобы ты впредь не сомневался в Веронике и моем методе расследования.

***

Тем временем Аркадий и Фёдор подъехали к дому Павла. Фёдор был решителен, лицо его выражало уверенность. Но Аркадий, вроде как, нервничал: осматривался по сторонам, дергался при громких звуках, а на лице его было беспокойство.
- От куда ты знаешь, где живёт Паша? - Обращался Аркадий к Фёдору.
- Мы с Дашей и Пашей часто ездили на олимпиады и конференции. Часто мы останавливались на ночевку у Паши - он живёт ближе всех к железной дороге.
- Значит, вы с ним друзья? - Удивился Аркадий, осматриваясь по сторонам. - Почему раньше не рассказывал.
- Я дружил с Дашей, а Пашу, скорее, терпел. С ним больше всего общалась она, хотя не могу сказать, что он был рад этому общению. Мне кажется, Паша всегда относился к Даше с какой-то пренебрежительностью.
- Ну чего орёте под окнами с раннего утра? - Кричала из окна Тамара Григорьевна. - Идите от сюда!
- Извините, Тамара Григорьевна, - извинился перед ней Фёдор. - Мы ищем Пашу. Он дома?
- Постоянно его дергаете, - говорила Тамара Григорьевна, отойдя от окна, хотя её голос был хорошо слышен. - Никак не могут отставить бедного мальчика в покое.
Аркадий и Фёдор выждали несколько секунд, после чего старушка вернулась к окну.
- Нет его. Занятия у него сейчас. Только не смейте ему мешать учиться! Пусть хоть он сможет построить нормальное будущее!
Фёдор поблагодарил Тамару Григорьевну, не обращая внимание на брюзжание, и отвёл Аркадия в сторону.
- Странно, правда? - Тише заговорил Фёдор. - Занятия в восемь часов утра, в выходной, в День города
- Почему странно? - Спросил Аркадий. - Какая разница, когда заниматься? Судя по твоим рассказам, он просто помешан на учёбе. Не удивлён, что он решил отзаниматься утром. Весь вечер будет свободен.
- Обычно по праздникам он уезжает ко своей второй бабушке, - пояснил Фёдор. - Всегда!
- Меня пугает, как много ты о нём знаешь.
- Отойдём подальше, будем ждать Пашу здесь, около его дома, - выговорил Фёдор, слегка подталкивая Аркадия.
- Снова мы сидим в засаде, - разочарованно сказал Аркадий. - По крайней мере, ждать придётся ни в лесу.
Ждать пришлось не долго - прошёл час с тех пор, как они подъехали. Юноши выжидали в машине, когда увидели идущего по дороге Павла.
Юноши выскочили из машины и подбежали к Павлу, перекрыв ему дорогу домой. Павел был в замешательстве: он дернулся на месте, оглядывая Фёдора удивлённым, а Аркадия недоверчивым взглядом.
- Федя, Аркаша, что вы здесь делаете? - Спрашивал Павел, пряча наплечную сумку за спиной.
- Может, ты и смог провести следствие, - угрожающе заговорил Фёдор, - но у нас нет никаких юрисдикций.
- В каком фильме услышал? - Саркастически встрял Аркадий.
- Паша, сейчас ты расскажешь нам всё о твоём дружке, другом Паше …
- Или побьете меня? - Гневно прервал Павел Фёдора. - Легко угрожать тому, кто меньше и слабее тебя. Ещё с младших классов.
- Поверь мне, Паша, если ты в сговоре с Бабуриным, с тобой обойдутся куда хуже, чем мы, - говорил Фёдор. - Поэтому, если ты хоть что-то знаешь, расскажи сейчас. Облегчим свою учесть.
- Я уже рассказал следствию всё, что знал. Больше ничего я не знаю.
- Не нравится мне твоё безразличие, - продолжал говорить Фёдор угрожающим тоном. - Дашу убили …
- Как и двух подростков до этого, - перебил его Павел.
- Твой друг - подозреваемый. Убит важный свидетель, детям продают наркотики …
- Что я могу с этим сделать? Что? Найти маньяка? Раскрыть всю сеть торговли наркотиками? Может, я могу вернуть убитых к жизни?
- Бабурин - самый важный свидетель! - Наконец, встрял в разговор Аркадий. - Если ты поможешь нам его найти, полиция может узнать, кто всё это время убивал подростков, сможет накрыть наркоторговлю. Если Бабурина поймают, всему придёт конец!
Павел замолчал, смотря на Аркадия глазами, полными недоверия и согласия.
- Паша говорил мне, - заговорил Бешенцев после нескольких мгновений молчания, - что часто сбегал из дома в небольшую хижину за городом. Нужно проехать несколько километров от бара «Ночная кобыла». Когда увидите небольшую тропу, сворачивающую в лес, езжайте прямо по ней.
Фёдор удовлетворенно качнул головой, отпустив Павла.
- Если ты наврал, тебя припишут к делу Бабурина уже не как свидетеля, а как его подельника!
Фёдор вернулся в машину, а Аркадий, ещё несколько мгновений смотревший на Бабурина, помог юноше встать.
Когда он вынулся в машину, научился диалог:
- Мы, вроде, хотели поговорить с ним по-хорошему, - сурово заговорил Аркадий. - Зачем ты унизил его, зачем угрожал?
- Чтобы он понял, что мы его подозреваем. Полиция уже подозревает Пашу в сговоре с Бабуриным. Если они правы, это было меньшее, чего он заслуживает!

***

- Лев, Лев! - Кричала забежавшая в полицейский участок толпа. - Где старший лейтенант? - Обратились четыре человека к Полине Вишневской.
- Лев Александрович на важном задание …
- Наши дети пропали! - Перебила её светловолосая женщина сорока лет.
- Расскажите, что случилось? - Напряглась Полина, взяв ручку в руку.
- Алиса и Света! Они ушли вчера вечером и так не вернулись!
- Вдруг с ними что-то случилось?
- Нужно организовать поиски, - встрял в разговор муж блондинки.
- Где были девочки в последний раз? - Громким голосом обратилась к ним Полина, пытаясь успокоить.
- Они поехали в лагерь устраиваться новыми вожатыми!
- Я отправлю на их поиски наших лучших оперативников, - ответила Полина, набирая номер.
- Мы требуем разъяснений! - Выкрикнул второй рассерженный мужчина. - В городе происходит чёрт-те что! Почему полиция с этим не разбирается?
- Сегодня же день города, - саркастично ответил второй мужчина. - Куда важнее следить за пьяными дебоширами, чем искать маньяка!
- Прошу Вас, - заговорила с Полиной женщина с тёмными волосами, - найдите девочек!

***

Лергов, не успев толком причесаться, первым делом направился в лагерь. Растрёпанный, находясь в лёгком неврозе, подбежал к охраннику лагеря с протянутыми фотографиями:
- Скажите, вчера Вы видели этих девушек? - Спросил полицейский.
- Да! Эти две девчонки вчера проникли в лагерь и проделали дырку в заборе. Я попытался из догонять, но они убежали в лес.
- Почему не обратились в полицию? - С недоумением спрашивал Лергов. - Позволили двум подросткам ночью разруливать по лесу! Сами ведь знаете, что происходит.
- Чтобы потом лишится работы из-за дур, которые решили побегать по лесу ночью? Нет уж, спасибо! Лучше спросить у родителей, почему они отпускают своих детей куда-то одних.
Лергов разочарованно покачал головой и подошёл ближе к той части забора, где собралась толпа вожатых.
- Послушайте, всё под контролем, - заговорила с полицейским старался вожатая Евгения.
- Девочки пробили дыру здесь? - Перебил её Лергов, осматривая забор. - Что Алиса и Света делали вчера в лагере?
- Они пришли заменить заболевших вожатых, - пояснила Евгения. - Спрашивали про детей, про работу лагеря …
- И про Дашу, - встрял в разговор юноша вожатый. - Вчера одна из них расспрашивала меня о Даше: с кем она общалась, как себя вела и так далее.
- А что на счёт забора?
- Они спрашивали про девочку, которая этой зимой сбежала из лагеря через эту дурку в заборе. Девочка говорила, что встречалась в лесу с другом.
- И об этом вы тоже не собирались рассказывать? - Удручённо обратился к ним полицейский.
- Это же классическая лагерная страшилка: чудовище, которое живёт в лесу, - заговорил другой вожатый. - Видимо, кто-то напугал девочку, а она решила проверить правдивость этой старой байки!
- Подобные инциденты происходили раньше?
- Забор поставили лет десять назад. С тех пор, только эта девочка сбежала из лагеря, но мы её догнали её и заделали дыру.
- Даша в детстве была в этом лагере? - Спросил Лергов после нескольких секунд молчания.
- Как и все дети из Лупарево, - пожала плечами Евгения.
- А она что-нибудь рассказывала про «друга» из леса?
Вожатые переглянулись между собой, но никто не ответил.
- Ясно, - выдохнул Лергов. - Спрячьте дыру, но не заделывайте её. И ещё: в следующий раз, когда ребёнок будет рассказывать про «друга» ищи леса, первым же делом рассказывайте об этом в полицию.
Лергов аккуратно перешагнул через заострённые края железного забора, осмотрелся и направился в лес.
Полицейский осмотрел землю, увидел следы, ведущие в глубь леса. Достав пистолет из кобуры, Лергов направился по следам девушек.

***

- Валя, где мой галстук? - Кричал Виталий Валентине, педантично поправляя костюм.
- Зачем тебе галстук? - Непонимающе спрашивала его женщина, нанося макияж перед зеркалом. - Мы же идём не на балл! Это обычный День города.
- Ты же знаешь, я всегда надеваю на такие мероприятия свой костюм, - продолжал Виталий, поправляя вещи на комоде.
- Всё это глупость! Какая разница - с галстуком или без?
- Тогда зачем ты красишься перед выходом? - Спросил её Виталий с раздражённой улыбкой на лице.
- Это совсем другое! Лучше помоги донести до машины конфетти.
- А зачем нам конфетти? Праздник ведь организует мэрия! - С нарастающим разрежением спрашивали Виталий.
- Но мы должны помочь Олегу Никитовичу. Представляешь, сколько денег тратит мэр на это конфетти.
Виталий злобно вздохнул, облокотившись на комод. Он размахнулся, чтобы смахнуть все вещи на пол, но сдержался:
- Конечно, милая! Раз ты хочешь помочь мэру с конфетти, значит, ему действительно нужно помочь.
Виталий вышел на улицу с коробкой, открыл багажник машины, поставил коробку и со злостью захлопнул багажник.
- Ты скоро, милая? - Обратился он к Валентине, зайдя домой.
- Вынеси мусор, - ответила она.
Глаз Виталия слегка дернулся, но, Виталий молча взял пакет с мусором и направился к входной двери. Дважды провернув ключ в замке, Виталий вышел с участка и заметил в почтовом ящике несколько конвертов. Счёт за газ, волу и письмо без отправителя.
Виталий немедленно вскрыл последнее письмо, где корявым подскоком было написано:
«Встретимся в лесном доме. Вечером, во время салюта. (П. Б.)».
Виталий немедля смял письмо, сунул его в карман, взглянул на часы - полдень.
Убедившись, что никто его не видит, Виталий подошёл к мусорному баку, поджег письмо Бабурина, которое вспыхнуло за мгновение, бросил тлеющую бумагу в бак и накрыл мусорным пакетом.

***

- Помнишь, как в детстве мама собирала нас на День города? - Обращался Роман к Вячеславу. - Помню, ты каждый раз злился, когда она заставлялся надевать тебя подштанники. Ты до сих пор их носишь?
- Вы же, вроде, хотели остановится в отеле, - ответил Вячеслав, не обратив внимание на насмешку брата.
- А это теперь только твой дом? Вроде, родители завещали его нам двоим.
- Оставь его, Рома, - встряла в разговор Евгения Антипова. - У славы сегодня полно работы.
- Ну да: я совсем забыл. Помню, постоянно полиция выволакивала пьяниц из кафе. У тебя будет тяжёлый день, Слава.
- Меня не будет на празднике, - ответил Слава. - Я должен кое-кого найти.
- В таком случае, не будем тебе мешать, - хлопнул Роман брата по плечу. - Удачи в поисках. Мы выпьем за твоё счастье, Слава.
Евгения посмотрела на Вячеслава взглядом, полного сожаления и раскаяния, но ничего не сказала вслух.
Дождавшись, пока молодожёны покинут дом, Антипов подошёл к настенному зеркалу, посмотрел на своё отражение и, не в силах сдержать злость, ударил по зеркалу.
Осколки градом посыпались на пол. С костяшек Вячеслава капала кровь.

***

Лергов дошло шёл по лесу, пока тропа не закончилась. Вокруг не было ни следа девушек. Полицейский осмотрел дорогу, кусты, деревья - ничего.
- Проклятье, - говорил он сам себе, протирая пот со лба.
Он пошёл дальше, обходя заросли и высокие кусты.
- Проклятье! - Более оптимистичным и ошарашенным голосом проговорил Лергов.
Он достал блокнот, внимательно стал пролистывать листы, пока не нашёл нужную страницу. Засечки на дереве в этом лесу совпадали с теми, что Лергов и Виктория нашли возле озера.
Выбрав себе направление, полицейский пошёл в глубь леса более уверенным и твёрдым шагом.

Глава 15

Алиса и Светлана, перепачкавшись в грязи, наконец, вышли из леса. Перед ними была поляна - примерно гектар. А за ней продолжался лес.
- Куда мы вышли? - Спрашивала Алиса, прикрывая глаза от солнца.
- Понятия не имею. Надеюсь, мы уже близко к городу. Представь, что с нами сделают родители: нас не было целую ночь!
- Меня больше беспокоит, что эти зарубки на деревьях пропали. Может, мы не туда свернули?
- Разумеется, - усмехнулась Светлана. - Я впервые вижу такие ориентиры, а ведь я проходила ориентирование по местности. Таких, как в этом лесу, я не видела ни в одном учебнике.
- Думаю, их придумал тот, кто приходил к Даше и той девочке. Специально, чтобы никто чужой его не нашёл.
- Алиса, нам лучше вернуться. Если это правда и где-то здесь ходил псих-лесник, нам лучше рассказать об этом.
Алиса долго молчала, осматривая местность, но, в конце концов, ответила:
- Согласна. Нужно вернуться и рассказать обо всём. Либо полиции, либо Феде и Аркаше.
- Разумеется полиции, - ошеломлённо произнесла Светлана. - Какой смысл рассказывать об этом парням? Что они сделают против этого психа?
- Тогда найдём дорогу и поймаем попутку. Учитывая, что сегодня День города, хлопушки и крики будут слышны за километр.

***

Машина Фёдора тряслась на каменистой дороге, лежащей посреди леса.
- Ты уверен, что мы приехали туда? - Спрашивал Аркадий, оглядываясь по сторонам.
- Поехал, как сказал Паша. Видимо, он всё-таки соврал.
- Но здесь действительно есть дорога. Так что, если машина не развалится, возможно, мы доедим.
- Эта машина - монстр, - выговорил Фёдор с улыбкой на лице, погладив руль. - Зимой только она меня и спасала. Так что не сомневайся в ней. А вот словам этого мелкого гада я не доверяю. Если бы он хотел помочь следствию, почему не рассказать всё с самого начала? Думаю, он и сам понимает, что после своих показаний отмечен карандашом у полиции.
- Паша - наивный маменькин сынок, - отозвался Аркадий с некой злостью в голосе. - Ты и так запугал его и унизил, уверен, не в первый раз. Оставь ты его уже в покое!
Машина неспешно ехала по дороге, вздрагивая, скрепя, но ехала. После каменки дроге стала более ровной.
- Останови здесь! - Вдруг подскочил Аркадий на месте. - Смотри.
Юноша указал пальцем на дом, стоящий посреди деревьев. Одноэтажный, старый, но ещё не развозившийся дом.
- Судя по виду, - подозрительно заговорил Фёдор, - домом пользуются часто. Но я не вижу дыма из трубы.
- Останемся в машине. Подождём, пока что-то не заметим.
- Останемся? - Удивился Фёдор. - Не ты ли каждый раз против засады? А теперь хочешь остаться и ждать здесь неизвестно сколько?
- Мы знаем, кого ищем! Знаем, где он находится. Если упустим Пашу снова, уже можем не найти. Излишняя осторожность не повредит.
- Как хочешь, - ответил Фёдор, заглушив машину. - Но предупреждаю сразу: если ты потом будешь жаловаться на то, что мы несколько часов просидели в машине …
- Успокойся уже, - раздражённо ответил Аркадий. - Хватит мне каждый день напоминать про этот лес.

***

Лев и Вабель, выйдя из машины, несколько мгновений смотрели на дом Вероники, не двигаясь с места. По внешнему виду старшего лейтенанта было видно, как сильно он нервничает: постоянно закусанная нижняя губа, руки спрятаны в карманы, ноги слегка дрожат. Следователь смотрел на коллегу глазами, полными сомнения и жалости.
- Ты готов? - Обратился Вабель ко Льву.
- Пошли, - коротко ответил старший лейтенант и решительно направился к двери.
Вероника была дома одна: сидела на диване, смотря пустыми глазами на стену, держа в руках бокал с вином.
- Вероника, - дрожащим голосом обратился к ней Лев, аккуратно приоткрыв дверь.
- Снова ты, Лев, - уставшим голосом произнесла она, опрокинув бокал. - Снова пришёл обвинять меня в смерти дочери? Может, теперь у тебя появились более весомые подозрения?
- Появились, - сурово ответил старший лейтенант. - Мы нашли записи камер видеонаблюдения из кабинета Мольного, которые он бережно хранил у себя дома.
Вероника едва заметно напряглась, сев вполоборота к полицейским.
- На них Даша, вжавшись в кресло, сидит перед Мольным, который уверяет девочку, что ничего плохого ей не сделает. А Даша ответила, что мама рассказывала ей об этом.
Мы нашли десятки похожих записей с разными детьми, многие из которых навсегда покинули город.
Полагаю, тебе не стоит рассказывать, что он делал с этими детьми?
Вероника, едва поднявшись на ноги, дрожа всем телом, прикрыв лицо рукой, стояла на одном месте, не произнося ни слова.
- Хорошо, что теперь ты не опускаешься до оскорбления и обвинений! - Вновь заговорил Лев. - Ответь, что ты рассказывала Даша о Мольном. А затем ответь: зачем ты отдала свою дочь в руки этого чудовища?
Вероника продолжала смотреть на Льва взглядом, полного боли, отчаяния и вины. Женщина пыталась удержатся на ногах, но бессильно опустилась на пол.
- Вероника, - продолжал говорить Лев, на лице которого появились слёзы, - ответь, что ты наделала? Говори!
Вероник закрыла лицо руками, громко простонала и зарыдала.
- Володя был прав? Ты сделала это, чтобы Дашу считали обычно ребёнком? - Голос старшего лейтенанта дрожал, полицейский был готов заплакать. - Ты знала о наклонностях Мольного? Ты попросила его принять Дашу в школу? Он закрывал глаза на её болезнь, исправлял документы, чтобы Даша стала лицом школы. А взамен …
Вой Вероники становился всё громче. Тело женщины содрогалось, она билась о стену, выдергала себя волосы, царапала себе лицо ногтями. Вероника, вжавшись в угол, напоминала сумасшедшую - вопящую, молящую о прощении, проклинающую сому себя. Но теперь к ней невозможно было испытывать жалость - лицо Льва было наполнено презрением и злостью.
- Моя Даша! За что? За что, моя Даша?! Дашенька! - Кричала женщина.
- Нужно вызвать скорую, - наконец, заговорил Вабель обеспокоенным голосом. - Она не в себе!
Но Лев продолжал стоять на месте, оглядывая Веронику и испытывая лишь отвращение.
- Это приказ, старший лейтенант, - сурово заговорил следователь, пытаясь успокоить Веронику.
Лев молча вышел на улицу. Глаза его были красными, но он больше не мог сдержать слёз.

***

Бар «Ночная кобыла» был забит людьми. Запах дешёвого спиртного и сигаретный дым заполнили помещение.
Игорь, протирая пивные кружки, не услышал, как незнакомец уселся за барную стойку. Бармен даже слегка испугался, когда обернулся и увидел фигуру, замотанную в капюшон и шарф.
- Чего Вам? - Спросил он брезгливо.
- Паша уже заходил к тебе? - Отозвался незнакомец.
- Бешенцев? - Поинтересовался Игорь, пытаясь разглядеть лицо.
- Каждому расскажи, кто я, дебил! - Гневно отозвался юноша. - Паша к тебе заходил?
- Всё прошло по плану, - отвечал Игорь, пренебрежительно поглядывая на подростка. - Больше я его здесь не видел.
- А те кретины, с которыми он ездил?
- Наверху, как обычно. Только смотри - не зли их! Если что, я не буду заступаться за тебя, языкастый гадёныш.
Павел Бешенцев поднялся вверх по лестнице на второй этаж. Несмотря на то, что здесь была всего дюжина человек, крики были громче, чем на первом этаже, а запах ещё более мерзкий.
- Пошёл вон, пацан! - Отозвался один из байкеров.
- Он прав: не стоит ходить к тем, кто тебя не приглашал, - отозвался рядом сидящий.
- Я хочу Вас нанять! - Деловым тоном произнёс Павел, сбросив капюшон с головы.
Несколько секунд продержалось гробовое молчание, а затем раздался оглушительный смех.
- Пацан, шёл бы ты сейчас отсюда! - Влился в разговор третий байкер. - После такой шутки ты можешь всё испортить.
- Заткнитесь, - вдруг раздался басистый голос, принадлежащий пухлому, усатому мужчине, сидящему в углу, - ты же пацан Климента?
Павел ответил молчаливым кивком головы.
Байкеры переглянулись, смешки замолкли.
- Что ему нужно? Снова перевести товар? - Спрашивал тот же усатый.
- Нужно кое-кого похитить, и, если будет нужно, устранить, - спокойным голосом продолжал Павел. - Все четверо будут находится сегодня вечером возле лесной хижины, в нескольких километрах от сюда.
- Кто они такие?
- Не важно. Главное, что они лезут в дела Климента.
- Почему бы тогда ему самому не приехать сюда? - Встрял в разговор один из байкеров. - Мы не просто мальчики на побегушках!
- Закрой рот! - Немедля заявил усатый гневным голосом. - Передай Клименту, - вновь обратился он к Павлу, - что мы всё сделаем. Но он взамен должен нам отдать долю твоего дружка Бабурина. А заодно и его самого. Слишком много палок в колёс он нам наставлял.
- На счёт Паши вам больше не нужно беспокоиться. Сегодня ночью он будет уже мёртв.
А что до тех, кого вы должны похитить - неважно, что именно с ними случится. Главное, чтобы их никто не нашёл.
- Сам знаешь, пацан, - самодовольно заговорил усатый, откинувшись на спинку диванчика, - мы профессионалы! Сделаем всё по высшему разряду.
- Если бы это было так, - сурово заговорил Павел, вплотную подойдя к усатому, - товар уже был на границе. Если полиция вдруг нагрянет на фабрику Климента, они найдут несколько партий наркотиков, заботливо расфасованных по мясным тушам! И тогда до конца жизни мы будем гнить в тюрьме.
Так что, будьте добры, сделайте, мать вашу, работу, - прокричал Павел гневным голосом. - Если у вас есть хоть чуть-чуть серого вещества в голове, вам придётся его напрячь. Подведёте Климента снова, уже ваши тела придётся прятать!

***

Лергов потерял следы Алисы и Светланы, однако теперь он выискивал причудливые зарубки на деревьях. Они были полностью идентичны тем, которые вчера видели полицейские в лесу возле озера. И что самое главное - их выцарапывали в одном направление, ведущему к самому озеру.
Полицейский был так увлечён поиском зарубок, что не заметил капкан, замаскированный в листве. Ловушка захлопнулась, а Лергов издал нечеловеческий крик, наполненный болью.
- Проклятье, - говорил Лергов, осматривая пораненную ногу.
Полицейский попытался разжать капкан, но зубцы лишь глубже проникли в плоть.
От безысходности полицейский достал телефон, однако в чаще леса не было связи. От злости и боли Виктор шнырнул телефон и обессиленный упал на землю.
- Помогите! - Закричал он, что было духа. - Спасите!
Крики эхом разносились по лесу. В ответ полицейский получил лишь карканье ворон и тихий треск ветвей деревьев.
Лергов стонал от боли, но сделать ничего не мог. Виктор остался лежать на земле, сдерживая боль и слёзы.

***

Алиса и Светла вышли из автобуса возле центральной улицы. Пассажиры смотрели на девушек удивлённо, даже с некой опаской.
- Ты уверена, что нам нужно сюда? - Спрашивала Алиса. - Может, лучше сразу поехать в полицейский участок?
- Каждый год полиция патрулирует улицы на Дань города, - пояснила Светлана. - В участке никого нет, но вот на главной улице точно всегда дежурят двое. Нужно лишь найти их и рассказать о том, что мы видели. Но сначала зайдём в аптеку: нужно продезинфицировать порез.
- У нас есть дела поважнее, - ответила Алиса, направляясь в сторону комков и смеха. - Пошли, нужно найти полицейских.
- Отлично! - Саркастично развела руками Светлана. - Пусть у меня начнётся гангрена. Пять минут сильно изменят ситуацию!
Толпы детей стояли возле ларьков с сахарной ватой и попкорном. Колонки, стоящие возле батутов, горок и качелей, издавали незатейливые детские мелодии, из-за чего музыка превращалась в неразборчивый гомон. Деревья были увешены ленточками, а дороги усыпаны конфетти.
- Как нам найти из здесь? - Спрашивала Алиса.
Сотни людей, десятки потоков, движущиеся в разные стороны.
- Может, они около циркового шатра? - Предположила Алиса. - Скоро должно начаться представление.
Девушки, аккуратно просачиваясь через толпы людей, медленно приближались к шатру. Перед цирком ещё не собралась очередь, а потому людей здесь было меньше всего. Но стоило Алисе и Светлане выйти из толпы, дорогу им перегородил клоун в громадной шляпе и с жёлтым париком, выскочивший словно из-под земли.
Алиса взвизгнула, но когда увидела встревоженное выражение лица клоуна, пришла в себя:
- Ненавижу клоунов! - Проговорила девушка, со страхом смотря на грим мужчины.
- Я тоже, - ответил клоун, - но я должен вам предупредить! Не ходите за Федей и Аркашей. Их спасут, а кто-то из вас может пострадать!
Девушки с опаской посмотрели на клоуна, сделав несколько шагов назад.
- Вы знаете наших друзей? - Недоверчиво спросила Светлана.
- Нет, но я знаю, что с ними случится что-то плохое, - говорил клоун, активно жестикулируя. - Следователь меня не послушал, и пропустил возможность остановить садиста! Но вы ещё можете спастись!
- Если ты и дальше будешь пристрастит к людям, - раздался вдруг голос из-за спины клоуна, - мы тебя арестуем. Тем более, если будешь приставать к детям.
Клоун обернулся и увидел за собой Александра и Викторию.
- Вы не передали следователю мои слова! - С легкой ноткой злости отозвался клоун. - Но не мешайте мне помочь им!
- Всё, с меня хватит, - выговорил Александр, доставая наручники. - Посидишь в вытрезвителе, перестанешь бредить …
Прежде чем Александр успел договорить, клоун сильно толкнул его и бросился в бегство.
- Сволочь. Стоять! Стой! - Кричал Александр, побежавший вслед за клоуном.
- Что он вам сказал, девочки? - Обратилась к ним Виктория.
Девушки переглянулись между собой, пока полицейская в ожидание смотрела на них.
- Он сказал, - начала Алиса, - что следователь его не послушал, и упустил возможность поймать садиста.
- И сказал, чтобы мы не искали наших друзей, иначе попадём в беду, - закончила Светлана.
- Не волнуйтесь, больше он к вам приставать не будет. А вы идите обе домой - вас ищут родители!
Виктория положила руки на плечи девушек и повела их в сторону, но Алиса остановила полицейскую со словами:
- У нас срочное дело! В лесу за детским лагерем мы нашли странные зарубки на деревьях! В этот лес однажды убежала девочка, которая рассказывала, что видела там высокого мужчину с мешком на голове.
Виктория непонимающе посмотрела на Алису. Она попыталась что-то сказать, но слова так и не сорвались с губ.
- Поверьте, - встряла в разговор Светлана. - Я тоже думала, что это какой-то бред, пока не увидела всё сама!
- Так, вот что, - наконец, заговорила Виктория, заикаясь, - вы идёте домой к родителям, а мы осмотрим этот лес.
- Это очень важно! - Повторяла Алиса. - Даша рассказывала, что тоже видела этого человека. Вдруг он и есть убийца!
- Давайте не будем кричать про убийц перед детьми! - Предложила Виктория. - После того, как появитесь дома, прейдёте в полицейский участок и дадите показания. А пока - никому об этом не говорите, ясно?
Алиса и Светлана кивнули с знак согласия, однако в глазах девушек было сомнение.
Виктория подтолкнула девушек к выходу, а сама направилась за Александром и клоуном.

***

- Как она себя чувствует? - Спрашивал Вабель у врача.
- Нервный стресс, - ответил медик. - Она ничего не говорит, всё лицо в парезах. Она билась головой о стену, пока мы не ввели успокоительное.
- Ей нужно в больницу?
- Однозначно! И ещё лучше привести психотерапевта. Правда, если он найдёт у неё какие-то отклонения, её показания н будут учитываться.
- Тогда везём её в полицейский участок на допрос, - встрял в разговор Лев. - Она даст показания и сядет в тюрьму. Она этого заслужила!
Вабель и врач смотрели на старшего лейтенанта с жалостью и ноткой беспокойства в глазах.
- Сколько будет действовать успокоительное? - Обращался следователь ко врачу.
- Около двух часов. Через час она начнёт засыпать. Хотя, учитывая, что они почти ничего не ест, может раньше потерять сознание.
- Тогда мы успеем её допросить, а затем отвезём в больницу, - заключил Вабель, пожав руку врачу.
Когда полицейские вновь зашли в дом, Вероника сидела на диване, склонив голову на бок. Глаза её были пусты, рот слегка приоткрыт.
- Я ужасная мать, - заговорила она гнусавым голосом, - и отвратительный человек. Я слышала, что люди говорят о моей муже - полицейском, пользующимся властью алкоголике; говорили, что сплю с Володей, Мольным, тобой и ещё десятком мужчин. А когда врачи выяснили, что моя дочь больна, я не хотела слышать, что эти лицемерные сволочи будут говорит о ней и моей дочери!
Когда Володя начал поднимать на нас руку, я решила от него уйти, чтобы люди перестали об этом говорить, но они стали говорить о моей дочери. Я знала - они никогда от неё не отстанут!
Я знала, какие отклонения были у Миши. Я знала, что смогу с ним договориться. Я надеялась, что Даша ничего не поймёт, подумает, что это просто игра. Я лгала ей, что это нормально!
Но на самом деле, мне было плевать, что люди говорили о Володе и Даше. Меня волновало лишь то, что они говорили обо мне. Всю свою жизнь я поддерживала их, помогала, а они считали меня проституткой, изменщицей и той, кто сделал своего ребёнка инвалидном.
Лицо Льва нервно содрогалось. Он сжимал кулаки, но ничего не говорил. Заметив это, Вабель перевёл разговор на себя:
- Вероника, как хорошо Вы знали Мольного?
- Мы познакомились с ним в средней школе, и до сих пор поддерживаем общение. Тем более после того, как я …
Вероника заморочила. На её глазах появились слёзы, но из-за препарата она лишь беззвучно заплакала.
- Тогда Вы сможете объяснить нам, что происходит на этой фотографии? - Спросил Следователь, протянув женщине фотографию из дома Мольного, где были изображены Владимир, Виталий и сам директор.
- Они долгое время дружили после школы, рассказывала Вероника, рассматривая фотографию. - Но когда Володя стал подозревать, что между Мольным и Дашей что-то есть, когда он понял, что к этому причастна я, он возненавидел Мишу.
- А что на счёт Виталия? Он продолжал дружбу с директором?
- Да, продолжает, - отвечала Вероника, и голос её становился слабее. - Почему «продолжал»? - Вдруг спросила женщина. - Его тоже? Это был Володя?
- Владимир сейчас в тюрьме, - ответил следователь. - Но Вы всё поняли верно - Михаила убили.
- Я готова дать показания, - заговорила Вероника. - Я во всём сознаюсь. Во всём!
- Тогда отвезём тебя в участок, - сурово проговорил Лев, накинув на голову фуражку.

***

Алиса и Светлана сидели на скамейках в небольшом сквере. Звуки праздника доносились до них блеклыми отголосками.
- Что они тебе сказали, - отравлялась Алиса к Светлане.
- Ну родители знают, что я хочу стать журналистом, поэтому не особо переливают, когда я куда-то уезжаю. Но не в этот раз: запретили вообще куда-то выходить из дома.
- Вот и мои также, - ответила Алиса.
- Наверное, было не лучшим решением убегать из дома ночью, когда вокруг наркотики и таинственные великаны с мешками на головах, - разочарованно покачала головой Светлана.
Девушки несколько мгновений молчали, печально смотря на влажную землю.
- И на праздник не сходишь, - сказала Светлана, после звуков хлопушки.
- Алиса, Алиса, - кричал мальчишеский голос из далека.
Девушки обратили внимание на юношу, бежавшего к ним по дороге. Это был Павел Бешенцев.
- Я вас искал по всему городу, - говорил Павел, пытаясь отдышаться.
- Паша? - Удивлённо смотрели на него девушки. - Что ты здесь делаешь?
- Аркаша и Федя приходили ко мне утром, они искали Пашу.
Девушки резко вскочили со скамейки.
- Что ты им сказал? Где они?
- Я ничего не сказал! Я не знаю, где Паша. Но я подслушал их разговор, они говорили о какой-то хижине в лесу?
- О какой хижине? - Встревожено спрашивала Алиса.
- Почему ты искал нас, а не полицейский? - Вдруг спросила Светлана, задумавшись.
- Не знаю, где эта хижина. Но они говорили что-то про «Ночную кобылу», - отвечал Павел испуганным голосом.
- Я знаю, где это место, - выговорила Алиса, обращаясь к Светлане. - Там приезжие снимают дома. Несколько домов в лесу по пути к бару.
- Алиса, можно тебя на пару слов, - взяла её под руку Светлана и отвела на несколько шагов. - Это же может быть ловушкой! - Шептала девушка, поглядывая на Бешенцева. - Подумай: Аркаша и Феде попадают в беду из-за парня, который разыскивает весь город, они в каком-то лесу за городом. Почему он искал нас, а не родителей мальчиков или не полицию?
- Света, ты с ума сошла? Какая ловушка? Даша дружила с Пашей, Федя его тоже знает, да и я много раз виделась с ним. Он обычный подросток, как и все мы. К тому же, он общался с Бабуриным и Дашей перед её смертью. Поэтому Аркаша и Федя поехали именно к нему, чтобы найти Бабурина. Успокойся: из-за всего, что произошло, ты сама не своя!
Светлана умоляющие смотрела на Алису, но девушка ее послушала подругу. Алиса поблагодарила Пашу и побежала прочь.
- Вот же дура, - злобно произнесла Алиса, побежав за Алисой.
- Будьте осторожней! - Кричал Башенцев им вдогонку. - Я позову помощь!
- А как же родители? - Спросила Светлана. - Они же убьют нам, если мы опять сбежим!
- Федя и Аркаша могут попасть в беду, - ответила Алиса. - Сейчас это важнее.

***

- Теперь мы можем представить официальные обвинения Володе, - говорил Лев, ведя под руку Веронику. - Надоело воротится с этой сумасшедшей семейкой!
Вероника буквально висела на руках старшего лейтенанта. Женщина ничего не говорила, практически не двигалась. Её лицо осыпали морщины, глаза покраснели от слёз, а изнеможённое тело словно превратилось безжизненный мешок костей и мяса. Смотреть на неё было невыносимо тошно.
- Не стоит так поспешно обрекать людей на тюремное заключение, - говорил Вабель наставническим тоном. - Ситуация с Мольным показала, что нам придётся перебрать показания каждого подозреваемого и свидетеля несколько раз.
- Мне надоело, товарищ следователь, - уставшим, гневным, апатичным голосом заговорил Лев, - делать вид, будто бы это какое-то особенное, экстравагантное дело! Все ваши сны, ведения, экзотические метолы расследования - на самом деле всё это время мы искали педофила и животное, продавшее своего ребёнка! Здесь нет ничего необычного. Когда мы найдём Павла, сможем составить полную картину.
Лев, не сказав больше не слова, отвёл Веронику в камеру.
- Это была Вероника Игоревна? - Ошеломлённо спрашивала Виктория. - Не уже ли, это правда?
Вабель, не отвечая на вопрос коллеги, обратился к ней официальным тоном:
- Разве Вы с Александром не должны дежурить в центре?
- Пришлось отвести буйного. Сейчас возвращаюсь обратно. Кстати, девочки нашлись, но Виктор пока не вернулся.
- Если не вернётся до конца вечера, нужно будет послать за ним людей, - выговорил Вабель печальным тоном.
Виктория несколько секунд смотрела на удаляющегося следователя, желая что-то сказать, но, в конце концов, молча вышла из полицейского участка.
Следователь шёл по коридору медленным шагом, смотря себе под ноги.
- Где Вы были? - Вдруг обратился к нему незнакомец, схватившийся за решётку.
Вабель обратил внимание на мужчину, которого пришёлся Виктория и сильно удивился. За металлическими прутьями сидел тот самый клоун, который поджидал возле полицейского участка вчера вечером.
- Вы должны были быть в центре! Девочки бы Вам всё рассказали, и чудовище, наконец, было бы поймано! Но Вы меня не послушали - теперь погибнет много людей!
- О каком чудовище Вы говорите? Что должны были рассказать девочки?
- Вы устали? - Усмехнулся клоун. - Они приходили к Вам трижды, а со мной они говорят каждый день, каждую минуту! Они кричат, но кроме меня их никто не слышит! Они требуют, чтобы я делал всё, что они скажут! А я всего лишь хочу, чтобы они замолчали. Они обещали, что уйдут, если я помогу Вам!
- Кто Вам угрожает?
- Дети и старики, женщины и мужчины! Некоторые из них ещё совсем чисты - они светятся синим, - заворожённо говорил клоун. - Они хотят, чтобы Вы прекратили эти убийства!
Вабель недоверчиво осматривал клоуна, еле стоящего на ногах, опирающегося на клетку, молящего о помощи.
- Вы мне до сих пор не верите? Спросите у того, кто видел убийства во снах. Он убедит Вас, как уже сделал однажды в прошлом. Но Вы должны торопиться. Иначе всё это было напрасно!
Клоун, шатаясь, отошёл от решётки и обессиленный упал на кушетку.
Следователь продолжал смотреть на изнеможенное тело мужчины. Глаза его, словно две стекляшки, без эмоций и чувств смотрели в одну точку.
- Алексей Геннадьевич, - вопрошающе обращалась к нему Полина Вишневская, - Вы в порядке?
Вабель перевёл взгляд на Полину, кивнул в знак согласия и пошёл в сторону кабинета старшего лейтенанта быстрым и уверенным шагом.
Лев сидел у себя за столом, уставившись в фотографию, которую быстрым движением убрал в ящик стола, когда зашёл Вабель.
- Лев, мне придётся отлучится на пару дней, - затараторил следователь. - Когда я вернусь, даю слово, мы закончим это дело. Но пока я не вернусь, задержи следствие: нужно снова допросить всех свидетелей, проверить все зацепки и места, где мы были! Если я окажусь прав, Вероника и Мольный всё это время лишь отвлекали наше внимание от действительно важное проблемы!
- И куда ты собираешься? - Спокойно спрашивал его старший лейтенант.
- В Тагангор. Там я смогу найти ответы на все вопросы.
- В Тагангор? - С легкой ноткой удивления переспросил Лев. - Между ним и Лупарево сотни километров. Кто там сможет помочь нам в следствие?
- Мой старый друг, - пояснил следователь. - Он настоящий гений! Даже Конан Дойл не смог бы раскрыть весь его потенциал!
- Конан Дойл, который писатель? - Безмятежно продолжал спрашивать Лев.
- Это просто метафора - я не сошёл с ума! Будь уверен, Лев - он поможет нам. Я вернусь через пару дней, и мы, наконец, сможем закрыть это проклятое дело. Лупарево снова задышит полной грудью!
- Конечно: задышит, - кивнул Лев в знак согласия.
Вабель добродушно улыбнулся старшему лейтенанту и быстрым шагом вышел из кабинета. Лев ещё несколько мгновений смотрел пустым взглядом на дверь, повторяя:
- Мы на финишной прямой. На финишной прямой!
Голос старшего лейтенанта был наполнен болью, скорбью, унынием, апатией и бессильной злостью. Старший лейтенант вновь достал фотографию из ящика стола. Несколько старых полароидных фотографий, аккуратно вложенных в рамку. Венцом фотоколлажа была фотография с выпускного вечера, где Лев в изящном костюме стоит рядом с Вероникой, одетой в белое легкое платье.
На лице старшего лейтенанта не было ни одной эмоции. Он вытащил фотографию из рамки, бросил в мусорное ведро, стоящую под столом, зажег спичку и бросил её вслед за старой, пожелтевшей по краям фотографии.
Бумага моментально вспыхнула, пламя объяло содержимое ведра. Как только огонь сожрал фотографию, старший лейтенант вылил целую бутылку воды, потушим языки пламени. Всё это время глаза Льва были холодными и жестокими.

Глава 16

Владимир сидел перед Львом, опустив голову и на затылке скрестив пальцы в замок. Звякинцева слегка трясло, на стол капали слёзы. По всей комнате разносились тихий плач и скорбные стоны.
- Я думал, что эта дура просто не была готова быть матерью, - жаловался Владимир. - Я пытался научить её быть матерью и женой, но её не интересовали мы с Дашей. Я надеялся, что она изменится, что перестанет обращать внимание на эти слухи. А она, эта тварь …
- Вова, ты ведь понимаешь, - заговорил старший лейтенант, - что теперь ты главный подозреваемый в деле об убийстве Мольного и Василия? Мы предъявим тебе обвинение, и тебя посадят вместе с подельников Пашей …
- Я этого не делал! - Злобно прокричал Владимир. - Я никого не убивал!
- Возможно, Бабурин убивал твоими руками. Как бы то не было, тебе не отвертеться. Но ты сможешь снизить свой срок, если будешь сотрудничать с нами. Расскажи, как всё было: про Веронику, Михаила, Дашу, Пашу, про то, как ты узнал о её зависимости - всё! И в том числе о письмах с угрозами.
Владимир несколько секунд молчал, уткнувшись бесчувственным взглядом в стол и размышляя. Наконец, он заговорил:
- Вероника стала часто пропадать из дома. Иногда она приходила домой только под утро. И однажды я решил за ней проследить. Она несколько раз встречалась с Мольным и я решил, что они любовники. Я хотел ворваться к ним, убить Мишу и … Но меня остановила Даша: девочке и так пришлось многое пережить. Она родилась недоношенной. Над ней издевались сверстники, а взрослые смотрели на неё, как на прокаженную. Ради неё я решил оставить семью, но мое презрение к Вероники росли с каждым днём. После этого я стал агрессивнее, менее сдержанным. И когда я стал поднимать на неё руку, Вероника подала на развод.
Я не хотел иметь ничего общего с Вероникой, я продолжал следить за дочерью. Я пытался её оберегать, но её мать настраивала мою дочь против меня. Она стала меня бояться и даже распускать слухи и моем алкоголизме и о том, что я продолжаю терроризировать Веронику.
Однажды, когда у нас была встреча, я нашёл в её вещах наркотики. Мне тогда словно голову снесло - не помню, что я говорил и что делал. Я пришёл в себя, когда вся квартира была вверх дном, руки в крови, а Даша сбежала.
Я знала, что в городе был только Одина падаль, которая могла продать наркотики детям …
- Василий, - кивнув, сказал Лев.
- Да, но он работал не один. Я следил за его баром днями и ночами, пока не увидел Бабурина, пересдававшего Василию несколько килограмм того же наркотика, что я нашёл у Даши. Я хотел прижать их, хотел напугать, чтобы они больше не смели даже смотреть на мою дочь, но меня отвлекла Вероника.
- Это произошло в день убийства Даша? - Спрашивал старший лейтенант с каменным лицом.
- Вероника позвонила ночью и сказала, что Даша сбежала.
- Одна? - Решил уточнить Лев.
- Да. Она сбежала посреди ночи. Вероника хотела, чтобы я её нашёл. Всю ночь я ездил по деревням, искал её в кабаках. Только под утро я вспомнил про то место, о котором она часто рассказывала - берег у озера. Даша мечтала, чтобы когда-нибудь мы все - Вероника, она и я собираемся там на пикнике и снова станем одной семьей.
Владимир замолчал, с печальной улыбкой на лице уставив скорбный и мрачный взгляд на собственные руки.
- Я изрезал себе все руки, пока бегал по этому проклятому лесу, - продолжал Владимир. - Я носился по всему городу целый день, пока вечером вы не сделали официальное заявление: «Дарья Громова была найдена мёртвой»!
С последними словами Владимир бросил взгляд, полного гнева и разочарования на Льва.
- Я-то думал, что ты посадил меня, чтобы, наконец, увести Веронику. А как всё обернулось? - Скорбно усмехнулся Владимир. - Моя жена, твоя любовница - маньячка, продавшая собственную дочь извращенцу!
- Значит, убийство Василия - месть? - Хладнокровно спрашивал его Лев.
- Я не убивал этого маргинала, - злобно проговорил Владимир.
- Камеры в тот день окончились сами собой, все полицейские были на похоронах Даши, а среди гражданских только ты знал, как можно отключить их и не попасть на запись. Если я всё правильно помню, тебя не было на похоронах, не было и на поминках.
- В тот день я не мог прийти на похороны дочери. Ты хоть представляешь какого это - видеть, как твоего ребёнка закапывают в землю? Ты можешь понять, какого это - знать, что ты мог помочь, но ничего не сделал?
В тот день я пошёл пить с местными алкашами. Можешь спросить у них - они крутятся возле гаражей.
- Может, ты поручил убийство Бабурину?
- Я не знаю этого мальчишку!
- А что на счёт писем угроз?
- Я их не посылал!
Лев тяжело вздохнул, прикрыв лицо рукой. Затем уставшим голосом заговорил:
- Мне надоело! Надоело разбиться кто врёт, а кто говорит правду. У меня достаточно оснований выдвинуть тебе обвинение. Учитывая твоё шаткое алиби, а также мотив, вряд ли твоё дело будут долго разбирать. Так что, если ты действительно не виновен, советую тебе заговорить сейчас же!
- Если ты выдвигаешь мне обвинение, я требую встречи с адвокатом, - ответил Владимир, с вызовом смотря на старшего лейтенанта.
Лев, ничего не ответив Владимиру, встал и напоследок выговорил:
- Если не говоришь ты, послушаем, что скажет Вероника.
Глаза Владимира в миг загорелись бардовым цветом гнева. Бывший полицейский хотел что-то выкрикнуть, но дверь захлопнулась. Он ударил ногой по ножке стола и откинулся на спинку стула, обратив глаза в потолок.
У двери стоял Вадим Сергеевич, с жалостью смотревший на Льва.
- Вадим Сергеевич, Вы уже вернулись?
- Федя пропал, - обеспокоено сказал судмедэксперт, остановив старшего лейтенанта. - Наташа сказала, что он ушёл рано утром, но на празднике его никто не видел.
- Вадим Сергеевич, Вы же знаете молодишь: наверняка где-то спрятались с пьют. Мы в своё время также развлекались.
- Пропал и Аркаша, и Света, и Алиса! Все они были близкими друзьями с Дашей. А в первый день мы поймали моего сына и Аркашу в детском лагере, когда они расспрашивали вожатых о пропаже Даши!
- Неужели Вы думаете, что они решили вести собственное расследование? - Уставшим голосом спросил Лев.
Вадим Сергеевич развёл руки, разочарованно вздохнув.
- У меня нет времени с этим разбираться. Кто из оперативников свободен?
- Саша и Вика патрулируют на улицах, Антипов выслеживает Бабурина, а Лергов понравился на поиски девочек с самого утра, но от него нет никаких вестей.
- Антипов идёт Бабурина? - Печально усмехнулся Лев. - Как будто бы он действительно его найдёт. Уже несколько дней бегает по деревням и лесам … , - старший лейтенант замолчал, обдувая слова Вадима Сергеевича. - Позвони Вике, скажи, что бы она нашла Лергова. И пусть оба отравляются на поиски подростков. Надеюсь, ваша догадка верна, Вадим Сергеевич, иначе мы вновь заставим оперативников гоняться за ветром в поле.
Лев быстрым шагом направился в свой кабинет, хлопнул дверью и затих.
Вадим Сергеевич, проводив коллегу печальным взглядом, подошёл к Полине Вишневской и заговорил:
- Полина, дорогая, можешь позвонить Вике и попросить её найти Витю. А после пусть найдут Федю и остальных подростков.
- Витя так и не вернулся? - Обеспокоено спросила секретарша. - Боже, что творится в нашем городе?!
- Давно он такой? - Указав на дверь кабинета Льва, поинтересовался судмедэксперт.
- После того, как они с Алексеем Геннадьевичем привезли Веронику.
- А где сейчас Вабель?
- Он сказал, что у него появились срочное дело. Он должен улететь в Тагангор.
- Какое дело может быть важнее серии убийств?! - Ошарашено обратился в пустоту Вадим Сергеевич.
Полицейский участок замолк. Недолгую тишину прервала Полина:
- Я ещё никогда не видела старшего лейтенанта таким злым и подавленным.
- Я тоже, - ответил Вадим Сергеевич, направившийся к кабинету.
На стук в дверь никто не ответил, потому судмедэксперт решил зайти самостоятельно.
- Лев, к тебе можно? - Говорил Вадим Сергеевич дружеским тоном.
- Я думал, Вы хотите найти Вику.
- Я попросил Полину заняться этим вопрос. Лучше расскажи мне, как ты?
- В полном порядке, - сухо ответил старший лейтенант, прикрываясь газетой.
- Я знаю этот тон - он означает, что всё совсем не в порядке. Расскажи мне - я знаю тебя с малых лет. Ты стал мне, как сын. А я не хочу видеть сына в таком состоянии!
- Спустя три года мы, наконец, смогли раскрыть дело озерного маньяка. Я хочу поскорее покончить с ним раз и навсегда, упрятав Володю и его жену в тюрьму. Я сосредоточен на деле.
- Не ври мне, Лев, - отцовским тоном отозвался Вадим Сергеевич. - С тех пор, как мы нашли эти проклятые записи, ты сам не свой.
- Если бы мы не нашли эти проклятые записи, преступники и дальше оставались бы на свободе.
- Всё дело в Веронике?
В ответ старший лейтенант промолчал.
- Уверен, Вабель уже пытался тебя разговорить …
- Да что вам всем от меня нужно? - Гневно вышвырнув газету на стол, спросил Лев. - Почему вы не можете оставить меня в покое? Не ваше дело, что я чувствую и почему!
Мне не нужна терапия, мне не нужно раскрывать свою душу, мне в принципе ничего не нужно. А Вам, Вадим Сергеевич, я советую приняться за работу. Мы так до сих пор ничего и не знаем об убитом рыбаке.
- Твой отец, - продолжал судмедэксперт, не обращая внимание на слова Льва, - был уверен, что ты женишься на Веронике. Он говорил, что она будет хорошей парой тебе. Но я с ним никогда не соглашался: Вероника никогда не была надёжной - взбалмошная бунтарка, которая всё время пыталась доказать, что она лучше остальных. А тебе, Лев, нужна та, которой будет плевать, на каком она месте. Главное - быть с тобой. Вероника всегда …
- Зачем ты это делаешь? - Умоляюще говорил старший лейтенант. - Остановись! Я не хочу говорить об этом и обсуждать эту … эту …
- Даже представить не могу, какого тебе сейчас. Для меня Наташа была, как для тебя Вероника: единственная девушка, которой не наплевать на тебя, которая всегда поддержит тебя и направит. Я с первого дня нашего знакомства знал, что однажды женюсь на Наташе. Мне невероятно повезло, что …
Вадим Сергеевич неожиданно оборвался, когда услышал тихий плач. Лев, склонив голову, прикрыв лицо рукой, слегка вздрагивал, всхлипывал.
- Я не хочу в это верить, - говорил старший лейтенант дрожащим голосом, - я надеялся, что она накинется на нас, что начнёт швырять в нас посуду и проклинать! Всё, что угодно, лишь бы она не подтвердила наши опасения! Но она ничего не отрицала, ничего! Она буквально выменяла свою дочь.
Скажите, Вадим Сергеевич, как бы Вы себя чувствовали, если бы та, о которой Вы думали каждый день, с мыслимы о которой просыпались каждое утро и засыпали каждую ночь, с которой мечтали построить семью была преступницей? Если бы Вы узнали, что та, которую Вы считали идеалом, единственная женщина, о которой Вы думали, была в сговоре с уродом, который сломал жизни десятков детей? Вы бы хотели об этом говорить? Хотели бы Вы жить с мыслью, что, не смотря на то, какие преступления она совершила, Вы всё равно любите её?
Вадим Сергеевич, с состраданием в глазах, покачал головой.
- Я не имею право говорить, что понимаю, какого тебе сейчас. Но, как ты сам сказал раньше, в скором времени мы покончим со всеми убийствами, выведем преступников на чистую воду. Но сейчас нам нужно держать себя в руках - не смотря на все трудности!
Твой отец был мудрым человеком. Когда у нас с Наташей, наконец, получилось завести ребёнка, я хотел уйти из полиции, чтобы не рисковать свой жизнью. Саша меня понимал, он и сам часто думал о том, чтобы заняться другим делом. Но он сказал мне фразу, после которой все мои сомнения отпали: «Не смотря на тот ужас, с которым нам приходится работать, не смотря на то, что мы каждый день рискуем не вернуться домой, мы - полицейские! Наша работа состоит в том, чтобы оберегать людей от хаоса этого мира. Порой, кажется, что этим может заняться кто-то другой, что мы можем предоставить это бремя кому-то другому. Но, когда я вспоминаю о сыне и жене, то понимаю, что должен оберегать их, как и сотни других жён и детей. Мы должны рисковать, чтобы это не пришлось делать другим»!
Лев, скрывая гордую улыбку за отца, ответил:
- Не припомню, чтобы отец так пафосно выражался.
- Ну, может, я слегка приукрасил его слова, но смысл понятен.
Вадим Сергеевич встал со стола, подошёл ближе ко Льву и хлопнул его по плечу:
- Твой отец погиб, спасая жизни людей. Если не забыл, он спас жизнь Вики, и вот, став совсем взрослой, она работает в том же полицейском участке, что и твой отец когда-то. Я остался на службе, - продолжал судмедэксперт, - чтобы защищать Федю, Наташу и тебя тоже. Теперь, твой черёд защищать молодое поколение!
Лев, неуверенно, встав из-за своего стала, с гордостью надел фуражку, поправил форму и выговорил:
- Пора приниматься за работу.

***

Виталий Константинович стоял поодаль от толпы, с пренебрежением смотря на толпу зевак, слоняющихся из стороны в сторону.
- Нужно поговорить, - раздался юношеский голос из-за спины.
Виталий посмотрел назад и увидел Бешенцева, выглядывающего из-за угла. Учитель осмотрелся, убедился, что на него никто не смотрит и зашёл за угол, отводя Павла подальше от улицы.
- Мы же договаривались, - начал Виталий, - никаких встреч в публичных местах.
- Мне плевать, как мы договаривались, - резко ответил Бешенцев. - Мы сейчас не в той ситуации, чтобы лишний раз осторожничать! Полиция зашла дальше, чем мы думали: Владимир и Вероника в тюрьме, они дадут показания против нас! А эта чертова команда «А» с Аркадием во главе выслеживает Пашу, они приходили и ко мне!
- Что ты им сказал? - С легким оттенком беспокойства спросил Виталий.
- Они пришли ко мне домой, угрожали! Пришлось рассказать про хижину в лесу.
- Дьявол! - Раздраженно заговорил Виталий, схватившись за голову. - Этот кретин как раз сегодня назначил там встречу. Если он там …
- За это можете не беспокоится. Я дал бывшим друзьям Бабурина наводку, где искать их дружка.
- Ты отравил подростков и байкеров в то место, где у меня с Пашей должна быть встреча? - С нарастающим гневом медленно проговорил Виталий. - В чём заключается твой план, не поделишься?
- Байкеры выкрадут Аркашу с его друзьями, отвлекут на какое-то время полицию, а мы тем временем закончим сделку, уберём все следы, а заодно подкинем ещё несколько доказательств против Владимира. После этого, какими бы правдивыми не были его аргументы, вину за убийства повесят на него! А в обмен на услуги, байкеры затребовали Пашу за то, что тот подставил их и сорвал им несколько сделок.
Мольный - всё это время был маньяком, которого разыскивали три года. Владимир с Пашей убили директора и бармена, которые навредили Даше. Останется лишь сделать из Игоря - нового бармена - последнего козла отпущения. Типо, с самого начала именно он был главным поставщиком наркотиков. Устраним его, подбросим доказательства!
- Слишком хорошо звучит, чтобы быть правдой, - задумчиво ответил Виталий. - Аркаша должен был отвести этих подростков подальше от наших дел, а в итоге оказался в гуще событий. Если они что-то узнают, что-то заподозрят, нам конец!
- Об этом я тоже позаботился, - самодовольной отозвался Бешенцев. - Если они что-то узнают или будут слишком агрессивно вести себя в плену, с ними разберутся раз и навсегда!
- Умный мальчик! - Саркастично раздался учитель. - Ты подумал о последствиях: три трупа подростков найдены в лесу! Сюда не следователя - целую армию направят! Восемь убийств за три года - даже мэр не сможет замять это дело!
- Девять трупов, - поправил его Павел. - Аркадий не справился со своей задачей. Он несколько раз подвёл нас и доказал, что мы в нём больше не нуждаемся. Кроме того, у Вас больше не будет нужны следить за ним. Все в плюсе!
- Как хладнокровно. Я-то думал вы с ним друзья.
- Это было вынужденное сотрудничество.
- Ты знаешь, почему мне пришлось убить Матвея? - Неожиданно спросил юношу Виталий.
- Он слишком много взял на себя, - цинично ответил Бешенцев.
- Как и ты сейчас! Девять убийств, косвенные доказательства вины, ты, который был близко знаком и Дашей, и с Бабуриным, и с Федей. И все они могут быть убиты. Следствие уже обратило внимание на твои путанные показания. Будь уверен, после такого они придут и к тебе.
Не совершай ошибки Матвея! Делай так, как тебе говорят, не импровизируй! - Тон учителя стал угрожающим. - Если ещё раз решишь сыграть партию Мориарти, придётся с тобой разобраться!
- Я всё просчитал. Ошибки быть не может. Если только …
- Если только я этим не займусь, - разочарованно прервал Виталий. - Если бы только этот жирдяй-мясник знал, как много я для него сделал, никогда бы не расплатился. Я разберусь с Пашей и подростками. Если твои байкеры провалятся, в чём я не сомневаюсь, отвечать будешь ты. И платить им, кстати, ты будешь из своей доли!
- Я могу снова встретится с ними дать новые указания. Они будут у хижины только на закате.
- Нет, сиди, лучше дома. Готовься к экзаменам. Вы втроём с Аркашей и Пашей уже испортили всё, что можно. Не вылезай, пока я тебя сам не вызову.
С этими словами Виталий посмешил покинуть переулок. Однако, выйдя на улицу, учитель увидел машину, с сидящим внутри Антиповым.
Полицейский смотрел на Виталия с неподдельным интересом. Вячеслав встретится глазами с Виталием, и учитель это понял. Поздно было делать вид, будто бы он не заметил полицейского. Виталий добродушно улыбнулся, помахал рукой Антипову и медленным шагом направился в сторону толпы.
Вячеслав, попавший под красный сигнал светофора, подозрительно осматривал Виталия. Он видел, что учитель разговаривал с кем-то в подворотне, видел эмоциональный разговор Виталия, но не увидел его собеседника.
Проехав пару метров, Антипов припарковал машину возле тротуара, заглянул в переулок, от куда вышел Виталий, но там уже никого не было.
Неожиданно кто-то постучал в стекло машины. Антипов обернулся и увидел улыбающегося Александра. Вячеслав опустил форточку и Александр начал диалог:
- Я думал, ты сегодня снова будешь икать Бубарина, - говорил молодой полицейский, поедай булочку. - Что ты делаешь здесь?
- Не знаю, - помотал головой Антипов. - Какое-то наитие сказала, что я должен поехать этой дорогой. А ты почему не на месте? Может, тебе платят за красивое лицо, а не за патрулирование?
- Главное, чтобы платят мне столько, сколько и тебе, а за что - не важно! - Язвительно ответил Александр. - Меня тоже посетило … наитие, - саркастично сказал молодой полицейский. - Кстати, кажется, я знаю, какое привело тебя сюда. Кажется, я видел Женю! Ты, вроде, с ней какое-то время жил. Брату дал в аренду?
Антипов побагровел, сжал руки на руле. Вены на лбу и шее взбухли.
- Тихо, тихо, - затараторил Александр. - Я пошутил.
- Лучше бы ты делом занялся, пацан смазливый, - гневно отозвался Антипов и тронулся с места.

***

Фёдор, сидевший за рулём машины, внимательно осматривался по сторонам, пока Аркадий в порыве скуки скучал пальцами по дверце машины.
- Поверит не могу, - раздраженно произнёс Аркадий, прервавший тишину, - мы опять это делам! Целый день сидим в засаде и ждём неизвестно чего. Надо было хоть книгу взять.
- Паша сказала, что Бабурин может появится здесь в любой момент, - отозвался Фёдор, оглядывавший дом за лесом.
- Может, он уже в доме, а мы ждём время зря теряем.
- Его там нет - я проверял.
- Проверял? - Удивлённо переспросил Аркадий. - Когда это ты выходил из машины?
- Когда ты уснул. Если ты не знал, мы сидим здесь уже часа три.
- У тебя здесь что-нибудь есть из еды? - Спросил Аркадий, заглянув на задние сиденья.
- Я и машиной-то пользуюсь пару раз в месяц, - пожал плечами Фёдор. - От куда здесь взяться еде?
- Ладно, мой телефон у тебя есть? Позвонишь, если что.
- Ты куда собрался? - Схватил Фёдор Аркадия за руку, когда тот отрыл дверь.
- В округе нет ни единого магазина! Может, в баре «Ночная кобыла» что-то удаться купить. До туда минут двадцать пути, я быстро вернусь.
- Ты забыл, что друзья Бабурина из мотоклуба там постоянно ошиваться? Вдруг они до сих пор поддерживают связь с ним? Скажут ему, он насторожится и опять придётся его искать!
- А если нам придётся сидеть здесь до самой ночи? - Озадачено спрашивал Аркадий. - Весь день ничего есть не будем?
- Если придётся.
- Сумасшедший, - разочарованно выдохнул Аркадий, печально смотря в окно.
- Я что-то заметил! - Тревожно проговорил Фёдор. - Там, в кустах.
Фёдор указал пальцам на кусты, в которых были видны пара силуэтов.
- Ты иди вперёд, а я обойду их с тыла, - проговорил Аркадий, и мигом покинул машину.
- Нужно проследить за ними, - гневным шёпотом заговорил Фёдор, пытаясь остановить Аркадия. - Дьявол!
Фёдор, присев, вышел из машины, и, не закрыв до конца дверь, быстрым гусиным шагом направился к кустам.
Аркадия не было видно, не было видно и тех, кто прячется в кустах. Адреналин вскочил, дыхание участилось, ноги задрожали. Чем ближе становились шаги, тем больше нервничал Фёдор. Наконец, когда незнакомцы из кустов были в пределах одного шага, Фёдор выскочил из кустов и наглядятся набросился на незнакомца сзади. В это же время Аркадий перегородился им дорогу спереди. В ту же секунду раздался пронзительный девчачий крик:
- Алиса? - Прозвучал ошарашенный голос Аркадия.
- Аркаша? - Ответила с тем же недоумением девушка.
- Проклятье! - С невыразимым облегчением выговорился Фёдор. - Девочки, это вы? Как же вы нас напугали!
- Что вы тут делаете? - Обеспокоено и с ноткой раздражённости в голосе спросил Аркадий.
- Мы приехали за вами! - С негодованием ответила Алиса. - Между прочим, могли бы сказать спасибо!
- Как вы узнали, что мы здесь? - Обратился к Светлане Фёдор.
- К нам прибежал Паша, сказал, что вы расспрашивали о Бабурине, и что вы сейчас в опасности!
- Паша? Бешенцев? - Уточнил Фёдор.
- Если бы у нас был третий знакомый Паша, я бы начала сходить с ума, - ответила Светлана. - Вы видели Бабурина?
- Пол дня здесь сидим - ничего! - Пожал плечами Фёдор.
- Сейчас это не главное! - Разразился Аркадий, лицо которого выражало гнев. - Почему вы снова взялись за это? Мы же, вроде как, договорились, что не будем …
- Это мне сейчас говорит парень, который пол дня просидел в засаде в лесу? - Перебила его Алиса. - Между прочим, пока вы сидели здесь, нас со Светой удалось найти кое-что важное. И нам нужна помощь, чтобы понять, что это.
Аркадий смотрел на Фёдора, чей вид не выпадал обеспокоенности.
- Федя, отвезём их обратно в город.
- Нет, мы никуда не поедим! - Настойчиво говорила Алиса. - Если только силком нас не потащите!
Алиса развернулась и уверенным шагом направилась к машине. Фёдор в ответ пожал плечами и пошёл вслед за девушкой.
- Я знала, что он сразу пойдёт за ней, - улыбнувшись, говорила Светлана.
- Света, пожалуйста, хоть ты не будь такой глупой, как Алиса, - умоляющие отвращался к ней Аркадий.
- Почему вам с Федей можно сидеть в засаде, а нас с Алисой нет? Я не одобряю сексизма!
Светлана, вслед за Алисой и Фёдором, направилась к машине. Аркадий, оставшийся один, от злости закусив нижнюю губу, встревоженным взглядом наблюдал за группой подростков. Его пальцы перебирали невидимый предмет, а голова была закинута слегка назад.
Алиса, Фёдор и Светлана сидели в машине, пока Аркадий расхаживал из стороны в сторону поодаль.
- Аркаша, сядь в машину, - ласково просила у него Светлана. - Мы же, вроде как, не хотим попасться.
Аркадий, без особого энтузиазма, послушался девушку и вернулся на своё место.
- Вот эти символы мы со Светой нашили в лесу.
Алиса протянула Фёдору и Аркадию небольшой листок бумаги, на котором были нарисованы некоторые причудливые символы из леса.
- Ты уверена, что правильно из перерисовала? - Недоверчиво спросил Фёдор. - Я ни разу не видел таких артериитов в лесу.
- Я ей сказала тоже самое, - на секунду встряла Светлана.
- Вот поэтому нам и нужно выяснить, что это такое. Зимой, посреди ночи, из лагеря в этот лес сбежала девочка, которая рассказывала о друге - молчаливом гиганте с мешком на голове! О таком же рассказывала мне Даша, когда мы были ещё детьми. И это ни какая-то лагерная страшилка - никто, кроме Даши и этой девочки не слышали о гиганте из леса.
- И как с ним связаны эти символы? - В недоумении спросил Аркадий.
- Это нам и нужно выяснить.
- Отлично! - Хлопнул в ладоши Аркадий. - Вы идите в библиотеку или в охотничий магазин и узнайте подробности!
Всё трое подняли на Аркадия разочарованный взгляд, ничего не ответив раздражённому юноше, смотрящему в окно.
- Почему мы так тебя нервируем, Аркаша? - Обратилась к нему Светлана.
- Да не вы меня раздражаете, а выше присутствие!
- А есть разница?
- Огромная! В прошлый раз, как вы помните, в нескольких метрах от нас летели пули!
- Очень мило, Аркаша, что ты беспокоишься о нас. Но и мы беспокоимся о вас с Федей! Мы не можем оставить вас разбираться со всем этим одним. Вместе начали, вместе и закончим.
Аркадий, не отрывая взгляда от окна, тяжело выдохнул.
- Мальчики, а есть что-нибудь поживать? - Обратилась к ним Алиса.

***

Лергов лежал на земле в полусознательном состоянии. Он не знал, сколько прошло времени - в глазах всё расплывалось. Штанина пропиталась кровью, а земля побагровела.
- Помогите, кто-нибудь! - Кричала Виктор из последних сил.
- Не кричите, он может услышать, - вдруг раздался голос из-за деревьев.
- Я уже брежу? - Страдальческим тоном спрашивал полицейский.
- Я тоже, приятель, я тоже, - отвечал приближающийся голос. - Не волнуйтесь, я знаю, как раздать капкан.
Пружины громко щёлкнула, в ноге вдруг раздалась невыносима боль.
- Кто Вы? - Спрашивал Лергов, пытаясь не терять сознание.
- Егор Захарович, - раздался крепкий мужской голос.
Мужчина приподнял полицейского и помог ему встать. От боли Виктор тяжело застонал.
- Вы отчим Павла Бабурина? - В недоумении спрашивал Лергов.
- Он самый!
- Как Вы здесь вообще оказались?
- У меня через сутки смена начинается. А когда смена, я не пью. А когда не пью, опять слышу разное.
- Только не говорите, что у Вас белая горячка! Этого я точно не перенесу!
- Нет, дружище, - усмехнулся Егор Захарович, - к сожалению, это не «белочка». Я уже по ворсам не один год хожу, каждый говорит, что я не псих. А голоса всё приходят и приходят. Один, вот, с раннего утра достаёт: говорил, что человек в беде, в капкан попал в лесу воле детского лагеря! Я бы внимание не обращал, а голос как будто бы орал! Я уж собрался выпить, чтобы замолк голос, но чёрт меня дёрнул поехать. А здесь - Вы! Теперь, хотя бы, знаю, что я не полный псих!
- А кто мог меня слушать? Кого Вы боитесь?
- Понятия не имею, - непринуждённо говорил Егор Захарович. - Но голос говорил, что мне с ним лучше не встречаться. В город он не выходит, а вот леса - это его территория. Он никого туда не впускает. Вроде как, даже какого-то рыбка убил, когда тот к его хижине близко подошёл. Ужас!
- Я не знаю, - слабым голосом говорил Лергов, - псих Вы, или ясновидящий. Главное, чтобы всё это сейчас не было предсмертным сном!
- Это не сон, поверьте. Иначе, голоса были бы тише! Сейчас я отвезу Вас в больницу. Надеюсь, никто врачи так и не пил в честь Дня города.
- Они не должны пить на работе, - продолжал говорит Лергов, кивая носом и теряя сознание.
- Как говориться, должны, но не обязаны!

***

Веронику привели в комнату для допроса. Она сидела, не издавая ни звука, не двигая не единым мускулом на лице.
- Ты справишься, Лев, - говорил старшему лейтенанту Вадим Сергеевич. - Главное, держать себя в руках и помнить о деле.
Лев глубоко вздохнул, поправил фуражку и вошёл в комнату.
- Лев, - полумёртвым голосом говорила Вероника, - рада тебя видеть. Наконец-то всё это закончится.
- Тебе придётся дать показания, Вероника. Ты это понимаешь?
- Да, - утвердительно произнесла женщина, убитая горем и виной.
- Экспертиза показала, что ты психически вменяемая женщина. Вадим Сергеевич также утверждает, что у тебя в крови не было найдено критической дозы алкоголя и наркотиков …
- Я всё это знаю, Лев. И беру полную ответственность за свои слова.
- В таком случае, приступим. Начинай с самого начала: о проблемах дочери, о сговоре с Мольным и о том, как вы двое сковали факт болезни Дарьи.
- Такое ощущение, как будто судьба не хотела, чтобы Даша появлялась на свет, - с душераздирающий печалью говорила Вероника. - Долгое время мы с Володей не могли завести ребёнка. А когда получилось, у меня начались серьёзные проблемы со здоровьем. Даша родилась недоношенной. Из-за осложнений, в мозг Даши не поступал кислород. У неё были серьёзные проблемы с головой и телом: до пяти лет она и идти самостоятельно не могла.
Из-за моей бурной молодости, из-за мужа полицейского, который не брезговал брать взятки и перегибать полку с нашими соседями, пользуясь властью, по всему городу пошли слухи, чем я занимаюсь в свободное время, и кем была в молодости. Как обхаживала всех коллег мужа и всех соседей, как принимать наркотики и всё в таком духе.
Сначала я не обращала внимания, но потом на меня начали смотреть косо, а разговорили с явным высокомерием. Даже мои подруги верили этим слухам.
Когда эти мрази начали говорить о Даше, снова распространять слухи, почему девочка родилась такой и что я с ней буду делать, когда все говорили, будто бы я издевалась над дочерью, я не выдержала. Я была готова пойти на всё, что угодно, лишь бы эти завистливые уроды замолчали.
Я знала - если моя дочь станет лучшей, они больше не посмеют что-то говорит про неё! Я была уверена, что она добьётся успехов. Но Даше … она очень плохо училась.
Тогда я вспомнила про Мишу. Мы продолжали поддерживать связь, я знала про его должность. А от Вовы много раз слышала про его … ужасные увлечения. Я была уверена, что это единственный способ устроить жизнь дочери и перекроить эти слухи!
Мне удалось договориться с Мишей, а Даше я объяснила, что все люди этим …
Вероника замолчала. Её губы дрожали - она не могла ничего произнести.
- Ты объяснила, что этим заниматься все взрослые люди? - Дрожащим голосом спрашивал Лев. На лице старшего лейтенанта выступили слёзы. - Ты сказала ей, что это нормально, ведь так?
- Я договорилась с Мишей, - продолжала Вероника, которая уже не могла сдержать слёз, - что он сделает из неё настоявшую отличницу. Что он даст ей рекомендации в зоологий ВУЗ. Он подменял бумаги, подкупал жюри, он … он …
- Выполнил свои обязательства, - закончил фразу Лев. - А Даша выполняла то, что сказала ей ты! Сколько ещё детей таким образом прошли через Мольного?
- Я не знаю! Я никогда не слышала, чтобы он …
- Несколько детей утверждали, что директор над ними издеваются. Ещё несколько семей - навсегда переехали из города. Среди всех записей с камер мы нашли тех, кто пострадал от рук этого маньяка.
Вероника закрыла лицо руками и беззвучно заплакала.
- Тебе понадобится гениальный адвокат, Вероника, - печально проговорил Лев, с презрением смотрений на женщину.
Не способный более выдержать её присутствия, Лев агрессивно закрыл папку с документами и вышел из камеры для допросов. На выходе его поджидал Вадим Сергеевич.
- Ты Прекрасно держался, Лев, - сказал судмедэксперт. - Однако, у нас появились проблемы.
Старший лейтенант вопросительно посмотрел на Вадима Сергеевича.
- Пришла экспертиза из больницы, которую мы запрашивали. У Вероники нарциссическое расстройство личности. Это считается серьёзные психическим заболеванием.
- Её показания могут отклонить? - С ужасам спросил Лев.
- Боюсь, что да, - печально отозвался Вадим Сергеевич. - И ещё одно: мне пришлось пересмотреть все записи, которые мы достали из дома Мольного. У Даши действительно была интимная связь с Мольным, но мы сильно ошибались на счёт Насти и Матвея - у Мольного не было с ними никаких связей.
- Тогда зачем он хранил записи с ними? Почему забрал из школы? Там есть что-то важное?
- И Настя и Матвей приносили Мольному личные письма Виталия Константиновича. Они были его посыльными.
- Посыльными? Это какой-то бред!
- Именно, но на записях они говорят именно это: «яличное письмо от Виталия Константиновича»! Здесь ошибки быль не может.
- В таком случае, придётся снова пересмотреть все записи. Наши выводы были преждевременны. Возможно, кто-то из учеников, покинувших город, также, как и Настя и Матвей, не имели интимной связи с Мольным.
- Главное не это, Лев. Мы считали, что Мольный убил подростков, чтобы они никому не рассказали о их встречах. Выходят, мотивы убийств Даши, Насти и Матвея - не сходятся. Их убил кто-то другой!






Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта





Наш рупор

 
ФЕВРАЛЬСКИЙ РОМАНС… ВСЕМ ПРИЯТНОГО ПРОСЛУШИВАНИЯ!!!
https://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/music/romans/2425781.html?author


Присоединяйтесь 





© 2009 - 2023 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  ВКонтакте Одноклассники Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft