16+
Лайт-версия сайта

Под черным крылом Горюна. Часть 2. Главы 21-22

Литература / Романы / Под черным крылом Горюна. Часть 2. Главы 21-22
Просмотр работы:
16 октября ’2022   12:49
Просмотров: 532

21

Поминки были организованы в особняке Тропова, где собралась достаточно значительная толпа. Многие из тех, кто даже не соизволил придти в церковь или на кладбище, чтобы попрощаться с усопшим князем, теперь валом валили, чтобы выразить свое соболезнование новой хозяйке одной из богатейших усадеб в уезде. Заправлял траурными мероприятиями исправник Кнут на правах близкой дружбы с покойным князем. Марианна держалась прямо, принимая многочисленные соболезнования. Ей было трудно дышать. То ли от внезапно свалившегося горя, то ли от туго стягивающего полнеющую талию корсета. Назаров постоянно был рядом, готовый в любой момент оказать необходимую помощь графине. И в этом своем качестве не вызывал подозрений у окружающих. Он давал обессилевшей женщине нюхать валериановые капли, часто брал ее руку и щупал пульс. И никто, кроме самой Марианны, не замечал, что рука доктора немного дрожит, когда сжимает ее запястье.

Новицкий отыскал глазами Заваруйкина, с которым перекинулся парой фраз еще на кладбище. Павел Игнатьевич был явно, а не на показ, расстроен гибелью князя. Какие прекрасные вечера, бывало, они проводили вместе за преферансом, с жаром споря по политическим вопросам. Либерал и монархист: это вовсе не мешало им, чокнувшись звонким хрусталем, выпить по бокальчику изысканного французского вина. И на минуту почувствовать некоторое подобие единства. Сословного единства, того, что идет от традиции, но которое, как ржавчиной, разъедается несовместимостью политических воззрений.
—Павел Игнатьевич, — Новицкий подошел к Заваруйкину. — Мне есть, что вам показать. Право, хотелось бы, чтобы вы первым оценили значимость моей находки.

—Что-то важное, Дмитрий Федорович? Если нет, отложим наш разговор на более удобное время.
—Думаю, самое время. Посмотрите на эту бумагу. — Новицкий достал из кармана листок, переданный ему Варенькой. — Ее нашла одна знакомая мне девушка при довольно странных обстоятельствах. Опустим подробности, главное, бумага явно свидетельствует о том, как некая группа лиц готовилась к террору на территории нашего уезда. Видите букву «В» над названиями некоторых деревень? А теперь вспомните, в каких из них происходили события, связанные с действиями волкодлака. Это самый настоящий террор, только бомбой, способной взорвать терпение крестьян и подвигнуть их на выступление против властей, является самая настоящая химера. Теперь поняли, что убийство князя Тропова призвано послужить основной цели заговорщиков: вынудить власти к более решительным действиям и на этой почве разогреть и без того накаленные страсти.

—Пожалуй, вы правы, — Заваруйкин почесал затылок, стараясь переварить сказанное Новицким. — Видите полного человека с усами, того, что отдельно от всех сидит за столом?
Новицкий посмотрел в указанную Заваруйкиным сторону. За накрытым столом было немного народа. Основная масса, помянув, как того требует традиция, уже разъехалась по домам или, столпившись в кружки, живо обсуждала последние новости; среди них Новицкий увидел несколько знакомых лиц уездных деятелей, тех, с кем несколько ранее встречался в доме Заваруйкина. Поэтому заметить крупного господина с пышными усами, сидевшего особняком за большим столом, не составляло особого труда. Господин был явно поглощен содержимым своей тарелки, жевал торопливо, тут же запивал отправленную в рот еду белым вином.
—Это Хохлов, — продолжал Заваруйкин, — окружной следователь. Отдайте ему свою бумагу. Ему как раз поручено расследовать убийство князя.

Новицкий оставил Заваруйкина и подошел к столу. Хохлов, оторвав взгляд от тарелки, широким жестом пригласил Новицкого присоединиться к нему и помянуть князя. Не спрашивая согласия, налил в пустую рюмку водки.
—Надеюсь, — сказал Хохлов присевшему Новицкому, — вы составите мне компанию.
Он залпом допил из своего бокала. Новицкий последовал его примеру.
—Будь мать сыра земля князю пухом, спокойного ему лежания, — выдохнул Хохлов и устремил равнодушный взгляд на Новицкого. — Недавно в Петербурге был приглашен на обед к одному судейскому чиновнику. Фамилия его вам ничего не скажет, посему и озвучивать ее не стану. Так вот, должен заметить, что в провинции стол куда как щедрей, чем в столице. Столичный житель прижимист, даже если богат, копейку бережет, лишнего ни за что не даст, а здесь посмотрите, какое изобилие. Даже на поминках.
—Вы, кажется, окружной следователь? — спросил его Новицкий, чувствуя, как растет внутри раздражение на неуемное обжорство служителя Фемиды.
—Имею честь быть им, — ответил Хохлов и потянулся за балыком. — Хорош балычок. Попробуйте, не пожалеете. Чудо, а не балычок!
—Вы расследуете убийство князя Тропова?
Хохлов оторвался от еды, более внимательно, не так, как прежде, посмотрел на своего собеседника.
—Да, дело поручено мне. Собственно, почему вы спрашиваете?
—У меня есть для вас важное сообщение. Вот, посмотрите на эту бумагу.
И Новицкий протянул следователю план.
—Что ж, посмотрим.
Хохлов достал из кармана пиджака очки, надел их. Внимательно, в течение нескольких минут рассматривал план, шевелил губами. Наконец, сложил листок пополам. Задумался.
—Откуда у вас данная бумага? — спросил он у Новицкого.

Новицкий рассказал Хохлову все, что было ему известно об ограблении Половниковым Вареньки и обо всех последующих за этим событиях. Не преминул высказать подозрение о причастности революционеров ко всем преступлениям, что совершены под таинственной личиной волклдлака. Однако не упомянул о том, что лично ранее спас от полиции государственного преступника, дав согласие на его нахождение в собственном доме. Не упомянул и о растерзанном на дороге Берковиче. Ни разу не обмолвился о возможной вспышке ликантропии, о которой говорил Назаров. Он хладнокровно решил все валить на террористов.
—То, что социалисты готовят бунты мужиков в деревнях, нам известно давно. Спасибо за сообщение.
Хохлов неспешно положил листок в свой карман.

— Надеюсь, — сухо произнес Новицкий, — вами будет раскрыто преступление против князя. В противном случае местные обыватели вовсе разуверятся в возможностях правосудия. А это лишний повод для недовольства властями и выступления против государственных порядков.
—Молодой человек, — устало и немного инфантильно произнес Хохлов, поигрывая вилкой. — Перед нами стоит задача не из легких. Согласитесь, кем бы ни был в действительности волкодлак, он бестия хитрая, неуловимая. Кто прячется за химерой? Где его искать? Не знаете? И я не знаю. Арестный дом переполнен подозреваемыми. Толку никакого. Мелкая, ничего не знающая шантрапа.
—Все же все я надеюсь, что убийца князя будет пойман в самое ближайшее время.
Новицкий встал из-за стола. Хохлов посмотрел на него снизу вверх, вздохнул.
—Поверьте, я так же, как и вы, на это надеюсь. Возможно, в скором времени понадобятся показания той барышни, что передала вам бумагу. Версия о причастности Половникова к убийству князя достаточно интересна. Будем над ней работать. Вы же со своей стороны будьте любезны дать адрес барышни. Необходимо лично побеседовать с ней.
—Барышню зовут Полуянова Варвара Саввична. Она дочь купца Полуянова, того, что держит в городе рыбную торговлю.
—Знаю, — кивнул головой Хохлов. — Рыба у них всегда хорошая, свежая. Вот и архангельская навага нынче по холодку пошла. Славная навага, крупная. Люблю навагу, особливо с картошечкой и лучком.
И Хохлов, более не замечая Новицкого, потянулся за новым куском балыка.


Новицкий, плюнув на все приличия, ни с кем не прощаясь, покинул дом Тропова. На улице было уже темно (хотя всего-то шесть часов пополудни). Углы большого, ярко освещенного дома черным разломом выступали из сгустившегося зимнего мрака. Падал снег. Под порывами сильного ветра его кружило, гнало по земле поземкой. Новицкий посмотрел в потемневшее небо, подставил пылающее лицо под быстро тающие снежинки. Злость, досада, раздражение…. Целая гамма чувств беспокойными мошками роилась в его душе. Но он сдерживал эмоции, загонял вглубь, не давал выхода наружу. Сам себя понять не мог. Оттого и опустошал душу в бессильной и бесцельной ярости на весь окружающий мир. Яков подал сани к подъезду. Не смог не заметить: сколько времени что-то неладное творится с хозяином, нет ему покоя. Сразу видно – неспроста. Под тяжким гнетом душа, вот и мается. Покачал головой, надвинул шапку на самые глаза.
—Домой, ваше благородие? — спросил для порядка.
Но Новицкий, вопреки ожиданиям кучера, приказал Якову следовать в город. Мечтал о свидании с Василиной. Как магнитом к ней влекло, и более ни о чем не хотел думать.

22

У дома, где проживала Василина, он вышел из саней.
—Вот что, Яков, на сегодня ты мне не нужен. Завтра в девять часов утра жду тебя на этом самом месте.
—Ваше благородие! — округлил глаза Яков. — Вы уверены, что поступаете правильно? Бабы, они, змеюки, уж поверьте моему опыту, до добра не доведут. Только до греха. Что я скажу Гордею? Он ведь о вас как отец родной заботится, переживает. Говорит: молодой еще, ветер в голове. Как бы чего вновь не натворили.
—С каких это пор я должен отчитываться перед слугами в своих поступках? — возмутился Новицкий. — Езжай. Если Гордей спросит, где я, придумай что-нибудь.
—И все же хорошенько подумайте: может, домой?
—Я сказал: езжай! — прикрикнул Новицкий и стукнул Лорда по крупу ладонью.
—Но, — с силой тряхнул вожжами Яков.
Сани скрипнули полозьями и покатили прочь, оставляя Новицкого у распахнутой настежь калитки. Значит, Василина ждет его. Сладостно заныло под ложечкой. Затуманило сознание от радости предстоящего свидания. Новицкий вошел в калитку. Посмотрел на освещенные окна, завешанные полупрозрачными занавесями. Стряхнул снег с ног голяком, (1) брошенным у крыльца. И решительно вошел в темные сени.

Увиденное быстро отрезвило его затуманенную фривольными мыслями голову. Василина была не одна. В одной комнате рядом с нею находились Пишкин, Волгин и актер по имени Поль. Единственной особой женского пола в доме, кроме самой Василины, была ее молоденькая горничная. Но девица, выросшая в деревне под присмотром строгой матери, столь сильно смущалась мужского внимания, что предпочитала не выходить из кухни. Так что Василина в окружении назойливых кавалеров была одна, и этот факт неприятно поразил Новицкого.
—Ба, никак еще один гость, признайтесь, уважаемая Василина Гавриловна, сколько их у вас на сегодня припасено? — воскликнул Пишкин.
—Успокойтесь, — поднялась горделиво с дивана Василина, оправила узкое платье, все заметили, как высоко и часто вздымается ее грудь. — Этот гость особенный. Вина ему! Пущай выпьет за мое здоровье.
Поль подошел к столу, покрытому красной, цвета спелой калины шелковой скатертью, налил из бутылки вина и подал бокал Новицкому.
—Что ж, Василина свет Гавриловна, выпью за твое здоровье, коль скоро ты этого хочешь. Как говорят, будь здрава!
Новицкий в один присест выпил вино. Оглянулся по сторонам. Многозначительно ухмыльнулся.
—Налей еще, тост у меня, — попросил он Поля, протягивая тому бокал.
Поль налил Новицкому вина. Затем наполнил бокалы всем присутствующим, включая и хозяйку дома. Новицкий пристально посмотрел на Василину. Хороша. Заманчива. Спелая, сладкая. Близкая и далекая одновременно. Оттого и саднит незажившая рана в душе.
—Я хочу поднять бокал за верных и кротких жен.

Новицкий снова одним залпом выпил свое вино. Никто их присутствующих не последовал его примеру. Василина нервно передернула плечами. По лицу Пишкина прошла судорога. Остальные молчали.
—Что же вы не пьете? — воскликнул Новицкий. — Разве не Господь наш освятил узы брака, дав только одну женщину в жены мужчине? И разве не Господь при этом сказал: «Не прелюбодействуй». Вы не согласны со мной? Тогда я сожалею, что тост мой пришелся не к этому столу.
—Что вы имели в виду? Объяснитесь, господин Новицкий, — произнес Поль.
Его рука дрожала от негодования.
—В сущности, ничего такого не имел в виду. — Новицкий сделал простоватое лицо. — Просто я предложил выпить за верных жен. Или присутствующие здесь мужчины желали бы для себя обратного?
—Здесь нет женатых мужчин, — подал голос Пишкин. — Но если вы изволили оскорбительно отозваться о Василине Гавриловне, я вам этого не прощу.
—Господа, — Василина сделала примирительный жест рукой. — Успокойтесь. Я дольше вас знаю господина Новицкого и уверена, что он никого не хотел оскорбить. Господин Новицкий столь честен в своих словах и поступках, столь праведен, что, поверьте мне, существует только одна женщина, которой он беспредельно верен.
—Кто же та счастливица? — воскликнул Волгин.
—О, — продолжала Василина злорадно, — имя ее вам всем хорошо известно: Святая Дева. Ибо праведность господина Новицкого не заслуживает меньшего. Или я не права?
—Отмашка что надо! — воскликнул Волгин и переглянулся с Полем.
Новицкий вспыхнул. Понял, что дал маху, желая оскорбить Василину за разбитые надежды. Жизнь научила ее сопротивляться. И теперь она торжествовала над его унижением.
—Действительно, — сказал Новицкий примирительным тоном, — я никого не хотел обидеть. И если кто-либо принял мои слова за оскорбление, прошу покорно меня извинить.
—Полноте, господин Новицкий, — Волгин поставил нетронутый бокал на стол, — забудем об этом. Присоединяйтесь к нашей компании.
—И то правда, — Василина подошла к Новицкому, заглянула ему в глаза. — Ты, барин, впервой у меня в гостях. Плохая буду хозяйка, если от нечаянного слова обиду на гостя затаю. Кстати, господа, — она обернулась к присутствующим, — Верно, чай уже готов. Скажу Катерине, чтобы на стол накрывала.

Василина вышла, оставив мужчин наедине. Воцарилось гнетущее молчание. Без хозяйки говорить им было не о чем. Ведь не признаваться же своим соперникам, что так легко обманулся, поверив лукавому взгляду, заманчивой улыбке Василины. О, коварная ведьма с глазами цвета полевых васильков! Сколько надежд ты разбила! Новицкий подошел к окну, отдернул занавес и стал от нечего делать всматриваться в темноту. Волгин насвистывал несложную мелодию и разглядывал резную деревянную шкатулку на комоде. Пишкин и Поль, переглядываясь, пили вино. В то время когда мужчины, оставленные Василиной, нетерпеливо ждали хозяйку, к дому подъехал экипаж, и из него легко выпорхнула Варенька. Поправив сползшую с головы пуховую косынку, она резво вбежала на крыльцо. Позвонила в дверь. Никто не открыл. Она стала беспрерывно дергать звонок. Наконец, за дверью послышались шаги, и ей открыли.

—Я к Василине! — сказала Варенька открывшей дверь горничной. — Она не отдыхает еще? Письмо ей от мужа пришло. Вот радости будет! Катюша, отчего у тебя такое лицо? Что-то случилось?
—Не знаю, барышня, как и сказать, — замялась горничная, продолжая держать Вареньку на пороге дома. — В общем, не одни они.
—А кто у нее? — изумилась Варенька, не представляя себе, кого в такой час может принимать у себя ее сродственница.
—Барышня, вам лучше придти завтра, — не унималась Катерина, пытаясь спровадить Вареньку туда, откуда она приехала, то есть домой.
—У нее мужчина? — догадалась Варенька. — Нет, я не позволю! — Голос ее сорвался. — Григорий там, в глуши… один, а она….
Варенька решительно оттолкнула горничную и вошла в дом. Катерина, жалобно умоляя девушку уйти, поспешила следом. Новицкий, когда открылась дверь, продолжал стоять у окна. Увидев Вареньку, он похолодел. Ее он меньше всего хотел бы здесь встретить.

Варенька в свою очередь остолбенела, оказавшись внезапно в компании нескольких мужчин. Покачнулась, схватилась за дверной косяк, стала медленно переводить недоуменный взгляд с одного гостя на другого. Словно никогда их раньше не видела. Наконец, взгляд ее остановился на Новицком.
—Дмитрий Федорович, почему вы здесь в такой час? — пролепетала она, бледнея.
Новицкий растерялся.
—Варвара Саввична, это вовсе не то, о чем вы подумали. Я возвращался с похорон князя Тропова и по дороге заехал узнать, как поживает моя прежняя кухарка.
—Зачем вы обманываете меня? Я не видела у дома вашего экипажа. А вы, господин Пишкин, почему здесь? И где Василина?
—Василина Гавриловна вышла распорядиться насчет чаю, — как ни в чем не бывало произнес Пишкин. — Присоединяйтесь к нам, уважаемая Варвара Саввична. — Очень хорошо, что вы пришли. Ваше присутствие—украшение любого дома, в который только ступит очаровательная ножка столь нежной розы
—Что здесь происходит? — Варенька сняла косынку, ее бросило в жар. Лоб покрыла испарина. — Впрочем, все это уже не важно. Я пойду. Всего хорошего, господа.
Она вышла. Новицкий последовал за ней. На крыльце Варенька остановилась. Рыдания душили ее. Новицкий схватил девушку за рукав кроличьей шубы.
—Варвара Саввична, выслушайте меня, все вышло случайно.
Варенька подняла на него полные слез глаза.
—Отпустите меня, я думала, вы порядочный человек, но вы такой же, как и они. Слетелись, подобно мухам, на навоз, благо баба без мужнего присмотра. Неужели все мужчины одинаковы?
—Варвара Саввична, послушайте….
Варенька с силой дернула свою руку, освобождаясь от его цепких пальцев.
—Идите в дом, поди, вас уже заждались. Я слышала, некоторые мужчины развлекаются тем, что ставят на женщин, словно на беговых скакунов. Приз достается победителю. Надеюсь, удача будет на вашей стороне. Впредь прошу оставить меня в покое.
Новицкий не стал более удерживать ее. Понял, что бесполезно. Варенька сбежала с крыльца, и через пару минут Новицкий услышал шум отъезжающего экипажа. Он с яростью плюнул на снег, припорошивший крыльцо, и пошел в дом. Будь что будет! Мало ли чего могла нафантазировать себе взбалмошная девица? Как-нибудь все образуется.

Примечания

1. Голяк – пучок из прутьев, веник, лишенный листьев.









Голосование:

Суммарный балл: 0
Проголосовало пользователей: 0

Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Вас также могут заинтересовать работы:



Отзывы:



Нет отзывов

Оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи
Логин
Пароль

Регистрация
Забыли пароль?


Трибуна сайта

ОН НЕ ВЕРНУЛСЯ ИЗ БОЯ Приглашаю

Присоединяйтесь 




Наш рупор

 
ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! ПРИГЛАШАЮ НА ПРЕМЬЕРУ ПЕСНИ И КЛИПА "ШКАЛА ВЕЧНОСТИ" https://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/films/music_clip/2424240.html?author
ПРОШУ ПОДДЕРЖАТЬ РАБОТУ НА ЮТУБЕ


Присоединяйтесь 







© 2009 - 2023 www.neizvestniy-geniy.ru         Карта сайта

Яндекс.Метрика
Реклама на нашем сайте

Мы в соц. сетях —  ВКонтакте Одноклассники Livejournal

Разработка web-сайта — Веб-студия BondSoft